Бурьяк Александр Владимирович: другие произведения.

Технология карьеры. Особые случаи карьеры

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:




Технология карьеры

18. Особые случаи карьеры.

18.1. Как стать знаменитым киноактером.

Особенности профессии артиста (киноактера, певца и пр.): зависимость от многих людей, нестабильность заработка, дурное окружение, бытовая неустроенность, психические перегрузки. Актеру вовсе не обязательно быть красивым. Гораздо важнее иметь запоминающуюся внешность. Сплошные красавцы надоедают зрителям. Слишком правильное лицо не задерживается в памяти, путается с другими. Легкое неотталкивающее своеобразие -- самое то, что надо. Излишнюю правильность внешности можно компенсировать необычной прической. Мужчинам для этой цели годятся также усы, борода, бакенбарды. Запоминающийся своеобразный, хорошо поставленный голос актера может несколько компенсировать ординарность внешности. Человек со смешным или даже неприятным лицом может найти в кино свое место. Любое уродство может не только не стать препятствием, но даже способствовать продвижению на экран -- правда, только на одну-две роли, в которых это уродство обыгрывается. Что относится к лицу, относится и к фигуре. Находятся роли для слишком толстых и для слишком худых, для карликов и для гигантов, для мускулистых и для тощих. Но наибольший спрос, конечно, на хорошо сложенные тела и на симпатичные запоминающиеся лица. Типаж -- броские особенности внешности, голоса, манер, ассо- циирующиеся с некоторым типом героя. Человеку, обладающему ярким типажем, нетрудно попасть в кино на второстепенные роли -- если окажется в нужном месте в нужное время. Некоторые актеры снимаются много, но всякий раз настолько загримированные, что об их участии в фильме зрители узнают только из титров. Их любят режиссеры, но "звездами" они не станут. Если актеру не нужно много и выразительно говорить или как-то особенно двигаться (а зачастую это так), то особой сложности его работа обычно не представляет. Что и как делать, объяснит режиссер, а каскадер выполнит трюки. Даже озвучить роль может кто-нибудь другой. Главное -- естественно держаться перед камерой. Таким образом, маленький шанс стать "кинозвездой" есть у многих, а внешность и актерские способности не имеют при этом решающего значения. Скорее, нужны общее развитие, напористость и умение ладить с людьми, а главное -- везение. Или "связи". * * * Амплуа -- тип роли, в котором артист привык выступать. Амплуа экономит усилия режиссеру и артисту: увидев знакомую физиономию на экране, зритель уже знает, что следует от героя ожидать, и не надо изощряться, чтобы это выразить. Амплуа определяется в основном типажем. Возможные мужские амплуа: простой парень, негодяй, уголовник, начальник, интеллектуал, любовник, сотрудник спецслужбы, ковбой, суетливый старик и пр. Возможные женские амплуа: секс-бомба, деловая женщина, мать, бабушка, "синий чулок" и пр. Некоторые актеры жизнь снимаются в одном и том же амплуа и становятся "звездами". Другие не имеют никакого амплуа и тоже становятся "звездами". Иногда смена амплуа дополнительно привлекает зрителей. В принципе можно под любое амплуа создать яркий фильм с соот- ветствующей главной ролью. Некоторые актеры, отчаявшись увидеть сценарий с подходящей для себя ролью, сами становятся сценарис- тами. Если актер пребывает все время в одном и том же амплуа, то он, скорее всего, не играет какого-либо характера, а демонстрирует свой собственный (или одну из его сторон). Это упрощает его работу, но позволяет сомневаться в наличии у него больших актерских способностей. Какая-то французская "кинозвезда" сказала: лучше плохо сыграть в хорошем фильме, чем хорошо в плохом. Насколько хорошим может получиться фильм, актер прогнозирует, изучая его сценарий и прошлые работы его режиссера, а также принимая во внимание бюджет фильма, личность продьюсера, предполагаемый состав актеров. Разборчивость актера делает его индикатором хороших фильмов: если этот актер значится в списке исполнителей, то зрители предполагают, что фильм, по крайней мере, неплохой -- хотя, возможно, не благодаря его участию. Это позволяет экономить на рекламе и повышает актерский гонорар. * * * Чтобы стать киноактером, актерское образование желательно, но не обязательно. Если в наличии актерские навыки и подходящая внешность, бывает достаточно простого знакомства с режиссером, а к этому располагает прежде всего работа на киностудии. В массовую сцену или в эпизод могут допустить хотя бы из вежливости. Чтобы попасть в число тех, на кого режиссеры обращают внимание при выборе исполнителей для своих фильмов, и удержаться там, надо проявлять много активности вне съемочной площадки. Актеру важно быть общительным и напористым -- иначе нужные роли будут доста- ваться другим. Монтень ("Опыты", кн. I, гл. XXXIX): "Честолюбие не совместимо с уединением. Слава и покой не могут ужиться под одной крышей." Кому-то удалось пробиться на заметные роли в кино через каска- дерство, кому-то -- через написание сценариев или музыки к филь- мам, кому-то -- через спонсорство, кому-то -- через особые отно- шения с режиссером. Некоторые актеры становятся "звездами" лишь в зрелом возрасте -- потому что, старея, приобретают востребованный типаж или потому что, наконец, просто начинает везти.

18.2. Как стать знаменитым спортсменом.

Победу приносит не техника: ее приносит ненависть. Фильм "Удар головой" (Франция). Вообще говоря, спорт абсурден, а для карьеры лучше выбирать род деятельности, который полезен для общества. Все разговоры о защите спортсменами чести страны, о пропагандировании ими физических упражнений и т. д. -- это пустая болтовня. Современный спорт неприятен тем, что предполагает мелочную оптимизацию движений, режима тренировок, питания, а также употребление разных стимулирующих препаратов с сомнительными последствиями для здоровья. Спортсмен -- своеобразный актер, спорт -- разновидность шоу-бизнеса. За счет одних лишь "мускульных" достижений сделать карьеру в спорте затруднительно. Надо еще нравиться зрителям. Это полезно, во-первых, тем, что зрители, "болея" за любимца, угнетающе действуют на его соперников. Во-вторых, тем, что поступает больше предложений по участию в рекламе. Занятия спортом вредят здоровью. Некоторые виды спорта (бокс и др.) вредны особенно. Многие спортсмены становятся инвалидами -- вследствие перенапряжений и травм. В отношении травм наиболее рискованы, помимо бокса, также горные лыжи, хоккей и гимнастика. Если имеются явные задатки для достижения значительного физичес- кого превосходства над окружающими и нет сил удержаться от соблазна, то лучше выбрать вид спорта, который дает какие-то полезные для жизни навыки, -- например, борьбу или плавание. Пока есть успех, надо копить деньги и знакомства и высматривать себе будущее занятие. У многих спортсменов случается душевный кризис, когда они вдруг теряют возможность выступать и остаются без всеобщего внимания, без денег, без работы. Отставной, но еще здоровый спортсмен имеет шанс устроиться тренером, телохранителем, полицейским, пожарным и т. д.

18.3. Карьера в вооруженных силах.

Per aspera ad astra. Через тернии -- к звездам. У Питирима Сорокина читаем ("Социальная стратификация и мобильность"): "Из 92 римских императоров 36 достигли этого высокого общественного положения, начав с низших социальных слоев, продвигаясь по социальной лестнице именно благодаря службе в армии." Регламентированность и несвобода в вооруженных силах сущест- венно затрудняют карьеру тех, кто двигается без поддержки чиновных родственников. Надо различать два типа армейской карьеры: 1. Карьеру "строевого" офицера во время боевых действий. Он пинками поднимает солдат в атаку, расстреливает малодушных, пытает пленных, сжигает дома мирных жителей и очищает пулеметами дороги от беженцев -- в общем, выполняет за всех ту грязную работу, которая необходима для победы. 2. Карьеру в прочих обстоятельствах. Она делается по обычным правилам. Когда начинается война, и все штабные планы рушатся, тогда начальство начинает искать спасительную соломинку. Ему уже не до устройства своих детей -- самим бы усидеть. Вот тут-то и начинают искать способных офицеров, чтобы выправить ситуацию. Именно поэтому безродные армейские карьеристы так любят войну. Положение "гладко было на бумаге, да забыли про овраги" сплошь и рядом случается также и на учениях, хотя там, конечно, не такой накал, как на войне. Поэтому учения тоже способствуют продвижению толковых офицеров, но в меньшей степени. Самые мощные восходящие потоки -- в столице. В незабвенной Советской Армии говорили: лучше быть майором в Москве, чем полковником в Заполярье. Само собой разумеется, что если папа -- генерал авиации, то незачем идти в подводный флот. Если у подполковника в штабе округа есть дочка на выданье, то надо хотя бы поинтересоваться, как она выглядит. Такие очевидные вещи мы рассматривать не будем. Для карьеры в вооруженных силах надо правильно выбрать специ- альность -- такую, которая подходит для всех начальственных должностей, образующих ступеньки к желаемому креслу. Например, пилот бомбардировщика имеет гораздо больший шанс стать маршалом авиации, чем его штурман. Чтобы служба протекала спокойно, без ночных авралов, надо выбрать в качестве поприща финансовую часть, тыловое обеспечение или работу с секретной литературой. По этим "линиям" тоже имеются генеральские должности. Если хотите сохранить возможность маневра, держитесь подальше от секретных разработок и шифровального дела. При наличии склонности к интеллектуальным занятиям надо искать место в военном исследовательском институте, военном училище или при штабе. Великим полководцем вы там не станете, но до генеральского звания дослужиться в принципе можете. Перед тем, как попасть на интеллигентскую должность, надо хотя бы пару лет помаяться строевым офицером, иначе ваши представления о службе будут несколько упрощенными, а пренебрежительное отношение к вам со стороны офицеров, проходящих службу нормальным образом, -- более чувствительным. Вообще говоря, любители поразмышлять удерживаются в вооруженных силах с большим трудом. В. Суворов ("Последняя республика", гл. 18.3): "Слишком любопытных у нас в академиях и училищах именуют Кутузовыми, Бонапартами, Македонскими, и редко кто из них доходит до выпуска ..." По-видимому, не столько их выпроваживают, сколько они уходят сами -- не выдержав "атмосферы". Там же (гл. 18.6) о совете полковника-фронтовика: "Думать он мне не рекомендовал. А если и думать, так виду не подавать, что думаешь. Так спокойнее. До больших звезд, говорил он мне с грустью, дослужиться можно, если никто в тебе, вьюнош, сапиенса не заподозрит." * * * Военной карьере иногда бывает полезно полувоенное подспорье: к примеру, станьте изобретателем в области военной техники, или на- пишите книжку по истории некоторого вида оружия, или организуйте какое-нибудь офицерское общество, которое понравится командованию или лидерам оппозиции, предполагающей вот-вот взять власть.

18.4. Как стать революционером.

Если в стране складывается "революционная ситуация", то для карьериста появляется большой соблазн пробиться за несколько месяцев в национальные лидеры. Революционеры призывают к переустройству общества противозакон- ными методами. Некоторые из них переходят от слов к действиям, некоторым для самоутверждения хватает их громких заявлений. Ре- волюции обычно осуществляются посредством значительного насилия, но в принципе могут обходиться и без него. Для многих революцио- неров предлагаемые ими преобразования -- лишь повод пополнить собой социальную "верхушку". Ни в благополучной, ни в бедствующей стране революционная деятельность не имеет широкой поддержки -- потому что люди в основной своей массе трусливы, недоверчивы, не склонны к самопо- жертвованию, плохо воспринимают новые идеи. Возмутители спокойст- вия составляют всего несколько процентов населения. Это главным образом те, кто вследствие психических отклонений не может ужить- ся с обществом; кто в силу обстоятельств оказался в наихудших условиях; кто слишком сильно хочет богатства, власти, славы. В бедной стране к революционному экстремизму подталкивают в основ- ном отчаяние и жажда мести, в богатой -- скука, извращенность, зависть. Чтобы довести страну до революции, требуются какие-ни- будь массовые бедствия, значительная деградация социальной "верхушки", чрезвычайные усилия агитаторов, заграничная помощь. * * * Считается, что склонность к революционным методам решения общественных проблем часто связана с некоторыми психическими нарушениями, поэтому если вы хотите иметь репутацию нормального человека, надо к теме революции подходить с большой осторожнос- тью. Правда, с среди психически ненормальных личностей есть столько знаменитых и обожаемых, что быть немного не в себе -- значит проделать если не половину, то треть пути к величию. Возможные мотивы деятельности революционера: защита справедливости, сострадание; радость созидания нового миропорядка; самозащита; мщение; обогащение; завоевание себе выгодного места в обществе; удовлетворение своей потребности в разрушении, насилии, властвовании. Часто люди принимают за чувство справедливости свою зависть.

18.4.1. Конспирация.

В обществе без политических свобод власть может действовать настолько глупо и возмутительно, что даже очень осторожные, обеспеченные и защищенные люди начинают с нею борьбу. Если вы окажетесь в их числе, вам пригодятся правила конспирации, используемые революционными партиями, преступными группами и спецслужбами. Вот некоторые из этих правил: 1) не носить темных очков, не поднимать воротника плаща и также в иных отношениях не выделяться; 2) в "революционной среде" использовать неброские псевдонимы вместо имен; 3) в разговорах с соратниками применять условные выражения, к примеру, не "организовать забастовку", а "расшевелить коллектив", не "избить того-то до полусмерти", а "подробно объяснить тому-то его неправоту" и т. д.; это уменьшает эффективность подслушивания и облегчает отпирательства на следствии; 4) во всякую операцию посвящать только тех людей, которые для нее нужны; 5) не хранить при себе компрометирующих бумаг и вещей; 6) предельно ограничивать знакомства внутри организации; 7) реже встречаться друг с другом; 8) при переписке использовать адреса нейтральных лиц; писать шифром, который выглядит как обычный текст; 9) иметь условные знаки (на окне и т. п.) на случай провала (засады, слежки и пр.); 10) отделять руководителей от непосредственных исполнителей несколькими передаточными звеньями; 11) для всякого секретного действия иметь наготове какое-нибудь прикрытие; 12) компрометирующие вещи передавать через "почтовые ящики" (тайники), местонахождение которых сообщать только после их заполнения; 13) не давать своей организации названия, не принимать ее устава, не вести списка ее членов; 14) маскироваться под легальные организации. Осторожность должна быть скрытной. Специалисты по наружному наблюдению выявляют революционеров по их попыткам стать неузнава- емыми или обнаружить слежку. Приведенные правила конспирации представляют собой лишь основу. Более-менее полное описание приемов в этой области составит довольно толстую книгу. Те, кто будет вас выявлять и отлавливать, такую книгу читали. Для некоторых людей антигосударственная деятельность -- сред- ство самоутверждения, ублажения психопатических наклонностей. Подобные люди имеют обыкновение похваляться своей значитель- ностью, особенно перед женщинами. Избегайте общения с такого рода личностями, а также давите психопатического червячка в себе самом. Пусть ваша любовница считает вас мелким человеком, неудач- ником и смеется над вами. Зато ей нечего будет рассказать офицеру госбезопасности, который ее подослал.

18.4.2. Провокации.

Тайный политический сыск слабо контролируется органами юсти- ции даже в очень правовом государстве, поэтому может позволять себе эпизодические беззакония, включая провокации. Чтобы офицеру-оперативнику спецслужбы сделать карьеру, ему нужны крупные разоблачения преступных организаций. Когда в поле его зрения нет опасных групп, а есть только группки рисующихся друг перед другом фразеров, появляется соблазн с помощью провока- торов подтолкнуть этих людей к более решительным действиям или хотя бы к составлению каких-нибудь предосудительных документов. Поэтому в политике следует особенно опасаться активистов: они могут быть обыкновенными подстрекателями, выполняющими задания спецслужб -- если не отечественных, то заграничных. Не следует надеяться на то, что малая причастность к запрещен- ной деятельности позволит легко отделаться: мнение легко можно представить как намерение, коллекцию самиздата -- как перевалоч- ную базу подрывной литературы, компанию друзей -- как группу заговорщиков, складной ножик -- как холодное оружие. Признаки провокатора: 1. Склонение товарищей к организационному оформлению общей деятельности: определению названия группы, конкретизации целей, принятию устава и т. д. 2. Расположенность к документированию деятельности: к составлению списков и протоколов, к истребованию письменных заявлений, отчетов и т. д. 3. Несдержанность в речи: склонность произносить оскорбления и угрозы в адрес политических противников. 4. Радикализм: склонность призывать к крайним мерам.

18.4.3. Предательство.

Большинство революционных активистов -- не очень разборчивые искатели личных благ, и для них выбор стороны в конфликте это вопрос выгоды. По этой причине предательство в революционной среде -- дело обычное. Чем менее благоприятна перспектива револю- ционного движения, тем больше людей его предает. Таким образом, для честного человека его путь в революции -- это путь смертника, ежедневно ожидающего удара ножом в спину. Каждого своего товарища по борьбе необходимо подозревать в том, что он работает на спецслужбу -- если не отечественную, то ино- странную. А если не а спецслужбу, то на какую-нибудь тайную организацию, которая пробует управлять событиями в вашей стране. А если не работает, то может начать работать, или сказать лишнее на допросе, или допустить утечку информации. Такая бдительность должна быть жестким правилом, привычным мимоходным делом. Дейст- вия любого человека из вашего окружения должны анализироваться вами с этой позиции при появлении в них малейшей "шероховатости". Это не мешает относиться к соратникам с искренней симпатией и заботой. Чтобы уменьшить вероятность ударов в спину, надо не только избегать опасных положений, окружать себя немногими убежденными борцами, избавляться от людей хищного склада, но также принимать меры к тому, чтобы в массе сообщников сохранялась вера в скорый успех. Кроме того, надо почаще произносить речи о чести, вернос- ти, жертвенности, величии духа, радости борьбы и т. п. Это удер- живает колеблющихся от совершения ими нежелательных действий. Поскольку многие склонны в той или иной степени к мистицизму, можно также формировать себе репутацию человека, способного ЧУВСТВОВАТЬ измену, видеть людей НАСКВОЗЬ. Наконец, полезно изредка, в случаях бесспорного и особо гнусного предательства, устраивать показательные расправы.

18.4.4. Угроза расправы.

Чтобы наказать вас соответственно закону, властям потребуется не законное основание, а лишь более-менее убедительный повод, причем даже не какой-нибудь эпизод вашей революционной деятель- ности, а, к примеру, неуплата налогов, злоупотребление служебным положением или что-то в этом роде. Закон местами допускае широкое толкование, и оно будет делаться не в вашу пользу. Чтобы охладить революционный пыл и затруднить подрывную деятельность, могут для начала конфисковать ваше имущество (в уплату особо крупного штрафа) или изъять и не возвратить бумаги, содержащие ваши бес- ценые мысли. Если вы не образумитесь, вам могут устроить крупную провокацию или подбросить серьезную улику. Или же с вами распра- вятся тайно -- не затрудняя себя созданием видимости соблюдения закона. В лучшем случае вам нанесут тяжкие телесные повреждения неустановленные личности, в худшем -- вас просто убьют. Если вам повезет, и вы всего лишь окажетесь в тюрьме, то было бы хорошо, чтобы какая-нибудь мощная партия или крупная иностранная держава посчитала выгодным использовать вас как повод для препирательства с властями. Тогда, может быть, вас досрочно освободят из заключе- ния, или на кого-нибудь обменяют, или, по крайней мере, не будут сильно избивать. Поэтому прежде чем "окунуться в революцию", надо сделать следующее: исключить из своей жизни всё, что может быть использовано как повод для уголовного преследования; или же сразу перейти на нелегальное положение; переписать большую часть своего имущества на посторонних людей; возможно, оформить фиктивный развод; надежно спрятать резервные копии своих бумаг и компьютерных файлов; обеспечить свою постоянную готовность к бегству: всегда иметь при себе минимальный набор необходимых вещей, держать дома и на работе расширенный набор; быть всегда готовым к нападению. Чтобы выжить в роли революционера (скажем так: сохранить себя для революции), надо обеспечивать революционному движению массо- вость, по возможности воздерживаться от радикальных заявлений и действий, заводить надежных товарищей, избегать первых ролей. Если кто-то слишком рвется в бой, надо давать ему возможность отличиться -- может быть, даже в роли формального лидера (но следует заботиться о том, чтобы он рисковал прежде всего сам и вместе с себе подобными "горячими головами", а не подбивал на особо опасные дела наивных и совестливых, и чтобы к тому же он не вырос в Наполеона Бонапарта, который потом сядет вам на шею). При этом надо вдобавок опасаться того, что вас самого примут за паникера, оппортуниста, агента правительства и на этом основании убъют ваши же слишком требовательные товарищи. Вообще, революция -- дело сложное, хлопотное, слабоконтролируемое, легко вырождаю- щееся в совсем не то, что надо, поэтому лучше попробовать обойтись как-нибудь без нее. По крайней мере, надо всемерно препятствовать ее вульгаризации и ожесточению.

18.5. Как стать автором великого учения.

Ни одно великое учение не было плодом коллективного труда. Трудился всегда кто-то один -- но иногда он имел помощников и почти всегда опирался на великих предшественников. Один великий обращался к другим великим поверх голов массы толкова- телей, продолжателей, преподавателей, имитаторов. Никакой исследовательский институт и никакая академия не отличились как целое. В лучшем случае они давали прибежище талантливому индивидуалисту, но чаще его грызли. Как правило, великие учения не создавались хорошо устро- ившимися уважаемыми людьми. Только сильно страдающий человек будет лезть вон из кожи, чтобы заполучить в руки что-то значительное и хотя бы утвердиться в собственных глазах. * * * В отношении многих сложных общественных проблем четкие эффек- тивные теории невозможны. Одни интеллектуалы прямо заявляют об этом, но все же пробуют такие теории создать. Другие отвечают на потребность расплывчатыми размышлизмами и наукообразной демагогией, зажигают массы и делают историю. Анализ сочинений Маркса, Ленина, Сталина, Гитлера дает примерно следующий состав компонентов: расплывчатые необоснованные обобщения: 30% демагогия: 30% корректные наблюдения и обобщения: 10% четкие правила, планы, проекты: 30% Производство расплывчатых теорий и наукообразной демагогии требует особого склада ума, и люди с научным мышлением к этому мало способны. Расплывчатости и демагогию производить легче, чем корректные тексты, поэтому философы и демагоги как авторы оказываются плодо- витее тех, кто стремится к четкой обоснованности. Некоторые философы поражают масштабом своей мысли. Они обсуж- дают цивилизации, культуры, религии, философские системы, стили, эпохи, расы, нации, этносы и т. д.: приписывают им какие-то ха- рактеристики, сравнивают их между собой -- почти без обоснований, без указания источников своей осведомленности, как будто приот- крывают самую верхушку своих интеллектуальных построений или получают все в готовом виде от какого-нибудь высшего разума через откровение или что-то там еще. Получается, эти гениальные авторы работают как бы широкими мазками, стремясь очертить картину в целом, избегая четкости и законченности и оставляя прорисовку деталей менее одаренным собратьям. В таком стиле написан, к примеру, "Закат Европы" Освальда Шпенглера. В некоторых случаях рядом с книжкой, состряпанной таким образом, можно положить сходную по стилю книжку, представляющую совсем иной взгляд на те же вещи, но с той же широтой, смелостью, зажигательностью. Все правдоподобно, и все многообещающе масштабно, и эрудиция такая, что располагает к благоговению перед автором и его трудом, и надо сделать большое насилие над собой, чтобы признать, что все это заумная чушь, плод некритичного рассудка, умеющего генерировать гипотезы, но не склонного делать различие между ними и более обоснованными представлениями и не приспособленного к практике.

18.6. Как стать пророком.

Человек, стремящийся быть на первых ролях, имеет возможность, среди прочего, стать духовным лидером в каком-нибудь существующем религиозном движении, или даже основать новую секту в этом движении, или вовсе отличиться созданием новой религии. Выгоднее не изобретать чего-то очень нового, а модифицировать существующие, хорошо себя зарекомендовавшие религии -- путем нового прочтения старых священных книг, путем добавления новых откровений. Новизна в ортодоксии имеет, как правило, вспомогательное значение: она служит для оправдания новых форм религиозной организации, новых методов вербовки и "промывания мозгов". Надо заметить, что много проще перевербовать уже верующего человека, чем сделать верующим атеиста. Перетаскивая верующего в новую религию, вербовщик не предлагает ему не что-то "совсем новое", а наоборот, "то же самое", но -- "очищенное от заблуждений", "дополненное новыми откровениями". Религиозный лидер может быть ... преемником учения, идущего от бога; транслятором бога (пророком); апостолом пророка, получившим от него благодать и тайное знание; носителем части бога; воплощением бога, одним из богов, полубогом, сыном божьим. Пророк -- тот, кому бог открывает свою волю. Изначальный смысл слова "пророк" -- "прорицатель", "предсказатель будущего". Пророк узнает волю бога через откровения. Помимо откровений, возможны и другие каналы общения бога с людьми: предзнаменования; появления бога перед людьми; сверхъестественные посланцы бога (ангелы и пр.); вещественные послания бога. Пророк -- не обязательно обманщик. В состоянии возбуждения, вдохновения у человека появляются необычные и иногда очень эффектные идеи: возникают как бы ниоткуда, без явной связи с пережитым и с прошлыми размышлениями. А если естественная причина этих идей не обнаруживается, то почему она не может быть сверхъестественной? Видения и мысли пророка бывают боговдохновеннные и небоговдох- новенные. Верящий в свою избранность пророк относит к боговдохно- венным только те из них, которые... пришли, когда он был в состоянии душевного подъема; содержат ответ на обращенный к Богу запрос; являются алогичными, не имеют обоснования. Чтобы впечатлять окружающих, пророк должен ... избегать сближения с другими людьми; говорить только правду; обличать "сильных мира сего"; не заниматься мелочами; не стремиться к "земным благам"; не бояться преследований и поношений; бескорыстно помогать хорошим людям; вступаться за несправедливо обиженных; прощать; проповедовать; держаться величественно; стремиться к известности. Если человек не держит себя величественно и не стремится к известности, а в остальном ведет себя как пророк, то он либо становится знаменитым помимо своей воли (благодаря усилиям практичных людей, которые находят в этом интерес, или благодаря случаю), либо ... прозябает, слывет хорошим человеком, дурачком, ненормальным; умирает от недостатка жизненных средств; гибнет от рук преступников. Есть пророки и лжепророки. Лжепророки -- это либо обманщики, либо те, кто ошибочно оценивает свои идеи и видения как боговдо- хновенные. Пророчествование неумного, некультурного человека обычно пред- ставляет собой жалкое зрелище, но, случается, убеждает и очень культурных людей: "блаженны нищие духом", бог любит дураков, а значит, может выбирать и их в качестве своих вестников. К тому же всё, что выглядит глупым, можно трактовать и как непонятное, а непонятность может быть и от неявной сложности, а эта сложность -- от божественной мудрости. Возможные специализации пророка: предсказатель; целитель; судья; обличитель; миротворец; военный вождь; основатель государства; глава государства; священнослужитель; основатель церкви, религии; учитель, проповедник, неформальный религиозный лидер; писатель, художник, музыкант, поэт и пр.; богослов, переводчик и толкователь древних текстов. Возможные причины неудач пророка: наличие конкурирующих пророков; невосприимчивость людей к проповедуемому пророком учению -- из-за его непонятности, неубедительности, невыгодности, некачественного оформления, а также из-за достаточности имеющихся верований; невпечатляющее обличье пророка; недоверие людей к личности пророка. Существенная часть речей всякого пророка -- страшные картины будущего, которое ждет людей, если они не последуют его призывам. Конечно, пророк не в состоянии предсказывать точно -- с датами и фамилиями -- и от него этого не ждут, а всякое неточное пред- сказание можно перетолковать, если в дальнейшем окажется, что оно не сбылось. Ставший на путь пророчествования отвергает расхожие мнения, противопоставляет себя большинству, "взвинчивается", поэтому часто впадает в состояние вдохновения и творит незаурядные вещи -- значительно превосходящие делаемое другими людьми и вполне достойные объяснения божественным влиянием. От пророчествования обычно удерживает страх. Пророки страдают от бедности и издевательств. Большинство их остается безвестными, кое-кто становится после смерти знаменит, единицы достигают успеха при жизни. Пророк раздражает и власть имущих, и простых граждан своими обличениями: мешает им выглядеть благопристойно в собственных глазах и в глазах окружающих. Некоторые люди имеют "видения", но не становятся пророками: боятся, или у них не получается, или им даже не приходит такое в голову. Праведник -- тот, кто живет и страдает, как пророк, но не имеет "откровений" -- или не имеет достаточно энергии и дерзости, чтобы считать свои "откровения" чем-то значительным, "руководством к действию". Если человек, не получавший "откровений", решает стать добросо- вестным пророком и начинает жить, как пророк, то через некоторое время у него появляются озарения, которые можно объяснить и божьим влиянием. Стремящийся пророчествовать экзальтирует себя, настраивает свое мышление на масштабность -- и вскоре действительно начинает творить на сверхчеловеческом уровне. По-видимому, чаще бывает так, что сначала человек решает стать пророком, а потом получает "откровения" от бога, но не наоборот. * * * Древние евреи верили в существование пророков. Поэтому чтобы стать среди них пророком, не надо было доказывать, что Бог открывает свою волю людям через некоторых избранных, а надо было лишь доказать, что он избрал именно тебя. Если же в народе нет готовности услышать пророка, придется для реформаторства и карьеры искать некую другую роль. Самое трудное для пророка -- приобрести первых почитателей. Некоторым пророкам очень везло в начале пути: у них объявлялись глашатаи, которые брали на себя пропагандистскую работу, демон- стративно почитали их и твердили окружающим об их богоизбран- ности. К примеру, у Магомета это были Варака (двоюродный брат жены, книжник) и Зеид (усыновленный пророком раб). Возвеличить другого легче, чем себя самого: массы верят охотнее. Поэтому энергичному человеку может быть проще сделать знаменитым пророком не себя, а кого-то другого -- и возвыситься вслед за ним в качестве "первого апостола". Пророку удобно представить себя не уникумом, а очередной фигурой в некотором ряду. Согласно Магомету, религии со временем искажаются, и Бог посылает подвижников-пророков для восстановления чистоты веры. Такими подвижниками были Ной, Авраам, Моисей, Христос. Следующим Магомет назвал себя. Пророку очень важно иметь благообразную внешность, звучное имя, приличную родню, не слишком запятнанную биографию. Всякий недостаток можно оправдать, но если приходится оправдывать очень многое, ситуация представляется безнадежной. Избранник Бога должен иметь какую-то особенность, которую можно истолковывать как "божью отметину". К примеру, Магомет был рыжий и страдал эпилепсией. * * * Христос стал проповедовать в 30 лет, Лютер -- в 33, Магомет -- в 40.

18.7. Как предсказывать так, чтобы сбывалось.

Звезды склоняют, но не обязывают. Платон. Людей очень интересует будущее. Они ждут убедительных предвидений от своих лучших представителей. Этим представителям приходится напрягать мозги. Вот некоторые советы: 1. Предсказывайте то, что всегда сбывается. Например: "Великое царство разрушится." Любое великое царство лет за 500..1000 разрушится обязательно. 2. Предсказывайте то, что случается если не часто, то хотя бы неизбежно. Рано или поздно оно обязательно случится. 3. Предсказывайте то, что можно истолковать по-разному. Например: "Будет большое потрясение, а потом все успокоится". 4. Предсказывайте то, неосуществление чего будет только радовать. В оправдание ошибки радуйтесь вместе со всеми. 5. Предсказывайте противоположные события: перед одной аудиторией говорите "будет", перед другой -- "не будет". Нужный эпизод впоследствии раздуете. 6. Предсказывайте условно: "Если не перевесят такие-то силы, случится то-то". Потом всегда можно оправдаться тем, что "силы" все-таки "перевесили". 7. Предсказывайте что-нибудь сногосшибательное, отнесенное в будущее года на три. Устройте большой шум, привлекайте внимание к своей личности. Воспользуйтесь славой сполна. К тому времени, когда предсказанию придет пора сбываться, и вам, и другим оно будет уже почти безразлично: иные перспективы замаячат на горизонте, другие псевдопредсказатели будут возбуждать народ. 8. Предсказывайте то, что можно найти в любое время, если внимательно поискать: "Случится нечто необычное." 9. Предсказывайте псевдоконкретно. К примеру: "Появятся три новых лидера." Когда появится целая толпа новых лидеров, первых трех из них можно будет объявить "теми самыми". 10.Предсказывайте с вариантами. У таких прогнозов снижается информативность, зато сбываемость повышается. Карл Поппер ("Открытое общество и его враги" / "Введение"): "Всегда лестно считать себя принадлежащим к ограниченному кругу посвященных и наделенных необычной способностью предсказывать ход истории. Кроме того, распространено мнение, что интеллектуальные вожди обязаны обладать способностями к предсказанию и что отсутствие этих способностей грозит отлучением от касты. Вместе с тем, опасность того, что их разоблачат как шарлатанов, очень невелика -- всегда можно сказать, что никому не возбраняется делать менее исчерпывающие предсказания и что границы между последними и пророчествами жестко не определены." Предсказывать надо ярко, шумно, категорично -- и всегда по серьезной причине, потому что дело это опасное для репутации, и зря рисковать не следует. Предсказателю больше славы приносят не те прогнозы, которые правдоподобнее, а те, которые необычнее или желательнее. Монтень об авторах пророческих книг ("Опыты", кн. I, гл. XI): "Главное условие успеха таких гадателей -- это темный язык, двусмысленность и причудливость пророческих словес, в которые авторы этих книг не вложили определенного смысла с тем, чтобы потомство находило здесь все, чего бы ни пожелало." Как бы ни повернулись события, всегда найдутся люди, которые этот поворот предсказывали. Вызвано это главным образом тем, что огромное количество разнообразных предсказаний делается каждый день. Бывают пропагандистские прогнозы: запугивающие "своих"; запугивающие "чужих"; воодушевляющие "своих"; притупляющие бдительность "чужих". Таким прогнозам сбываться не обязательно. Предсказание некоторого действия, ставшее известным человеку, который это действие предположительно совершит, перестает быть предсказанием и становится советом или провокацией. Предсказания, делаемые известными и авторитетными людьми, -- мощный элемент пропаганды, инструмент политики. К примеру, Солженицын А. И. ставит себе в заслугу, что предсказал развал СССР в 1990-м году. Между тем, своим "пророчеством" он поместил себя в ряд людей, которые в этом развале наиболее повинны, поскольку, ознакомившись с мнением Солженицына, народ стал менее энергично бороться за сохранение страны: если такой великий авторитет считает, что крах неминуем, какой им смысл тратить свои скромные силы на борьбу с неизбежным? Несбывшиеся предсказания оправдываются следующим образом: "Я не учел того-то." "Такой-то оказался еще глупее, чем я думал." "Надо же! Иногда случаются и невероятные вещи." "Ну и слава Богу!" "Еще посмотрим." * * * Различаются предсказания публичные и предсказания частные, по индивидуальным заказам. В последние лучше всегда примешивать что-то такое, что удерживало бы получившего их человека от их широкого оглашения. Это минимизирует потери, которые несет авторитет предсказателя в случае ошибок. В принципе ничего сверхсложного в предсказывании судьбы нет -- если ставить это дело на профессиональную основу. Для успеха требуется следующее: 1. Изучать психологию человеческих типов, психиатрию. 2. Быть "в гуще жизни": знать, чем забиты головы большинства сограждан, чем заполнено их время, что выражает та или иная особенность поведения, внешности, речи. 3. Обеспечить себе антураж, внушающий клиентам благоговейное отношение к каждому слову предсказания, какое бы оно ни было. 4. Составить коллекцию типовых элементов предсказаний, типовых эффектных фраз. 5. Подробно знакомиться с субъектом, в отношении которого делается предсказание, а также с ситуацией вокруг него. 6. Взвинчивать себя (ритуалом и пр.) до состояния вдохновения -- когда начинает работать интуиция и всё получается гладко и само собой. 7. Избегать конкретных деталей, которые можно вскоре проверить, или оговаривать при этих деталях маловероятные либо трудновыполнимые условия. Подпускать двусмысленности.

18.8. Как стать представителем общественности.

Чтобы стать представителем общественности, не обязательно создавать многотысячную организацию. Бывает достаточно и десяти человек -- плюс мощная технология "public relations". Набира- ется какой-нибудь комитет, для него открывается банковский счет, выклянчивается офис и бесплатная реклама. Протягивается рука для сбора добровольных пожертвований. Выбирается покровитель -- какой-нибудь политик, пребывающий у власти и желающий сформиро- вать себе нужную репутацию к выборам. Его выдвигают в почетные председатели. "Общественностью" быть выгодно: легче открываются двери раз- личных кабинетов, перепадают приглашения на торжества и банкеты, и можно даже оказаться в составе какой-нибудь правительственной делегации. После того, как нарастут связи, наверняка удастся сменить сомнительную роль "общественника" на кресло начальника управления в каком-нибудь министерстве. Предметом заботы общественника могут стать: дети, престарелые, ветераны, больные, слабоумные, инвалиды, бывшие заключенные, жертвы такой-то катастрофы, такие-то животные, умирающие национальные традиции и пр. В качестве спонсоров могут привлекаться ... министерства; местные власти; легальные учреждения иностранных правительств; иностранные спецслужбы, действующие через подставные организации; ООН; церкви; профсоюзы; предприятия, ведущие интенсивную рекламную кампанию. Чтобы стать "международной общественностью", можно организовать ... общество такой-то дружбы; общество такой-то культуры; землячество; международное общество памяти такого-то деятеля; общество содействия ООН; международный такой-то комитет. Условия успеха: угадать "общественную потребность"; опередить других; быть как можно заметнее.

18.9. Как стать исключительно порядочным человеком.

На всякой национальной политической сцене разыгрываются, среди прочих, три-пять ролей "исключительно порядочных людей", по-старинному -- праведников. Праведник -- тот, кто в своем поведении приблизился к широко признанному моральному идеалу, особенно в части самоотверженнос- ти. Если он не слишком докучает своими обличениями, то окружающие ценят его за то, что к нему всегда можно обратиться за помощью, а власть имущие -- за то, что знаками уважения к нему они могут поправлять свою репутацию. А. Зиновьев ("Коммунизм как реальность"/"Личность и функция"): "Подобно тому, как в достаточно больших и устойчивых группах непременно несколько человек (чаще -- один) выталкивается на роль добровольных шутов, так в социальных группах ... один или нес- колько (чаще -- один) индивидов выталкиваются на роль порядочного человека. Какие индивиды выталкиваются на эту роль? Разумеется, наиболее удобные и подходящие ... Порядочный человек совершает все те поступки, которые совершают прочие, но совершает их так, что на фоне этих прочих он выглядит воплощением доброты, чуткос- ти, смелости, принципиальности и прочих абстрактных добродетелей. Самим фактом своего существования он как бы говорит людям: можно быть добродетельным и при этом не страдать, а даже вознаграж- даться! Своим участием в разных организациях и свершениях он как бы облагораживает последние, маскирует их подлинную суть." Знаменитого праведника всегда поддержат материально, а если заболеет -- бесплатно вылечат. Всякому религиозному или полити- ческому движению выгодно прикрываться каким-нибудь блаженным. Такой праведник номинально находится в числе лидеров этого движения, но фактически движением управляют другие люди. Праведность -- это проявление чрезмерной совести, или стремле- ния выделиться, или интеллектуальной неразвитости. Для некоторых людей праведность -- способ оправдать свою неудачливость в борьбе за жизненные блага и последний шанс подняться над окружающими. Если человек вжился в роль праведника до того, как обеспечил себе удобное место под солнцем (хорошее жилище, верный источник доходов и пр.), то он уже вряд ли его получит, так как в обществе спрос на знаменитых праведников незначителен. Помимо того, что в очереди ко всякому источнику благ этот человек будет стоять последним, ему еще придется много тратиться на помощь "ближним", поскольку всякий праведник, у которого есть что взять, обрастает паразитами. Поэтому незнаменитый праведник, как правило, бедст- вует -- если только не испытывает невероятного везения. Знамени- тый же праведник раздает не свое, а чужое и вообще творит добро по преимуществу чужими руками. Праведник не может избежать конфликтов с нарушителями правил. Если он противник насилия, то конфликт выражается в том, что сначала праведник кого-то обличает, а потом расплачивается за свои обличения. У правил обычно имеются исключения. Искусство жить состоит в способности распознавать обстоятельства, в которых уместно нарушать установленный порядок. Праведник же склонен соблюдать правила даже тогда, когда следование им оказывается явным абсурдом. Если случается значительная коллизия правил, у него происходит душевный кризис или даже катастрофа. Можно сказать, праведность -- это бегство от сложностей жизни. Справедливость -- не то же, что праведность. В случае попрания законных интересов каким-нибудь негодяем и невозможности устранить конфликт мирным путем справедливый человек сражается, праведник же всегда уступает, надеясь пронять негодяя примером своей покладистости. Но пронять можно только не совсем испорченного человека, а законченный негодяй, добившись уступки, только входит во вкус. Такая праведность выглядит как трусость, а иногда трусость и есть. От праведности нет толку, если на нее не обращают внимания. Праведность совместима с известностью, с духовным лидерством, но не с богатством и властью. Не может стать известным человек, который избегает высовываться. Скромность известного праведника проявляется не в том, что он не лезет в первый ряд, а только в том, что он не похваляется своими достижениями и отказывается от материальных благ. Чтобы стать знаменитым своей праведностью, надо сначала привлечь к себе внимание чем-то другим -- к примеру, шумным обличением чужих пороков. Чтобы выбиться в фигуры, знаменитые своей порядочностью, надо придерживаться следующих правил: выглядеть бессребником; мелькать, водиться со всеми; выступать с громкими морализаторскими заявлениями; в личном общении быть мягким, доброжелательным ко всем; не задевать никого из сильных; в основном уклоняться от помощи конкретным людям, разве что ее можно оказать зрелищно, дешево и бесконфликтно; время от времени выступать с какой-нибудь расплывчатой шумной инициативой, которая никого не задевает, к которой каждый может примазаться, и которую можно долго обсуждать. В тощем человеке признают праведника скорее, чем в толстом. Кроме того, желательны "горящие глаза" и хорошо поставленный голос. Если вы успели совершить много грехов, это не помешает вам попасть в праведники. Более того, если вы построите само- рекламу на покаянии, то выиграете тем значительнее, чем тяжелее были ваши прежние проступки. Но демонстрируемое вами самоотре- чение в этом случае должно быть особенно глубоким. * * * Для людей, выделяющихся своей порядочностью, даже создаются особые должности, чтобы государство могло ее поэксплуатировать: "уполномоченный президента по правам человека"; "член президентской комиссии по помилованиям"; и т. д.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список