Бурьяк Александр Владимирович: другие произведения.

Империя евреев

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

империя евреев

Александр Бурьяк

Империя евреев

(Наброски)

Обновлено: 04.06.2016 bouriac@yahoo.com


Оглавление.

1. Предисловие. 2. Введение. 3. Феномен еврейства. 4. Структура империи. 5. Мифы о евреях. 6. Еврейский менталитет. 7. Неприятие евреев. 8. Борьба с еврейством. 9. Юдофилия. 10. Еврейское понимание антисемитизма. 11. Борьба с юдофобией. 12. Почему евреи не хотят жить в Израиле. .......................... 23. Заключение. 24. Литература. ....24.1. Юдаистика. ....24.2. История евреев. ....24.3. Евреи в истории разных стран. ....24.4. Еврейские судьбы. ....24.5. Еврейская литература. ....24.6. Евреи в России. ....24.7. Евреи в русских революциях. ....24.8. Сионизм. ....24.9. Евреи в Израиле. ....24.10. Масонство. ....24.11. Юдофобия. ....24.12. Еврейские языки. ....24.13. Прочее. Приложение 1: Самоосмысление евреев.

1. Предисловие.

Писателям, которые пишут заведомо разрешенные вещи, я хочу плевать в лицо. Осип Мандельштам. "Четвертая проза". Здравствуйте, дорогой Антисемит! Вы заглянули сюда, наверное, для того, чтобы подышать любимым воздухом ненависти к "пархатым"? Так ведь не получится, родной. Здравствуйте, и Вы, дорогой Еврей! Читаете этот текст, чтобы подпитаться "кровными" обидами? Не очень-то надейтесь, брат мой во человечестве. Я здесь всего лишь разбираю достоинства и недостатки популяр- ного представления о злобном еврее, имея целью задеть побольше благонамеренных дураков и таким образом удовлетворить свою неимоверную потребность в проявлении агрессивности, а может быть, даже прославиться. Мне вообще нравится копать под популярные мифы, особенно такие обросшие наукообразной и пафосной литературой, как юдофобский. В ответ верещат профессоришки, заходятся в праведном гневе квасные патриоты и пейсатые борцы за права человека. Кто-то демонстратив- но воротит шнобель, кто-то, наоборот, тянется ручищами к моей довольной физиономии... О, я обожаю ненавидеть -- и в случае обострения этой потребнос- ти способен броситься с кулаками и обвинениями на первого попав- шегося несчастного! -- но в периоды душевного покоя и просветле- ния мне больше нравится размышлять: а за что я его так?! * * * Кстати, очень похоже на то, что тема всемирной империи евреев вот-вот утратит свою привлекательность и актуальность, поскольку будет вытеснена темой всемирной китайской империи, всемирного халифата, а то и вовсе темой глобальной катастрофы. Поэтому данная книга -- можно сказать, попытка вскочить в последний вагон уходящего поезда. Не исключено даже, что в близком будущем многие нынешние антисемиты будут с тоской вспоминать подробности своего бытия в эпоху "засилия евреев".

2. Введение.

Нет у вас родины, нет вам изгнания! М. Ю. Лермонтов Для каждого народа есть предел. Когда придет их предел, то они не замедлят на час и не ускорят. Коран (10:50) "Ой, вы знаете, евреи хотят захватить весь мир! Уже почти захватили!" Согласен, что указанная тенденция имеет место. Но не понимаю, в чём её возмутительность? Чем евреи хуже греков времён Александра Македонского, монголов времён Чингисхана, французов времён Наполеона, англичан времён королевы Виктории, немцев времён Гитлера? Боритесь с этой империей на здоровье, но не надо представлять дело так, будто евреи собираются устроить человечес- тву какую-то ОСОБУЮ подлость. Вдобавок, помимо евреев, у нас есть ещё как минимум китайцы и исламисты, так что евреи захватывают далеко не весь мир. Империя -- это средство защиты от соседних народов: не все из них ведут себя мирно и правильно и стремятся строить равноправные взаимовыгодные отношения. Это также средство эксплуатации других народов (отчасти вместо эксплуатации собственного). Альтернатива строительству империи как средства защиты -- это уничтожение или изгнание соседних народов. Но изгнание плохо тем, что изгнанные способны объединиться с другими народами (может быть, даже в рам- ках другой империи!) и напасть. Значит -- уничтожение. Также мож- но создавать вместо империи федерацию, но для этого надо быть очень умными и вообще образцовыми, а с этим всегда сложности. Ещё один способ обезопасить себя от соседних народов -- перемешаться с ними так, чтобы получилось одно пёстрое целое, но это означает утрату собственной культуры и соседних культур тоже. Если другим народам создавать империи можно, то почему евреям нельзя? Да, она получается несколько своеобразная, так ведь каж- дый строит, как может. Понятно, что в еврейской империи неевреям живётся в среднем несколько хуже, чем евреям, -- и это неправиль- но -- но то же самое наблюдается почти в любой империи: имперский этнос старается в первую очередь для себя. Евреи жестоки? Но какой имперский этнос не бывает иногда жесток? Обычно вещи лучше постигаются в сравнении. Если попробовать поточнее вычислить относительное количества жертв притеснения в разных империях, вполне может оказаться, что евреи -- "не самые" (а если и "самые", то не намного оторвались от других).
еврейская колонизация
Еврейский колонизатор в Палестине.
Открытка 1910 г., напечатанная в Варшаве.
Из книги Bernhard Purin "Die Welt der juedischen Postkarten".
Что еврей всюду лезет в торговцы, банкиры и литераторы, это почему-то плохо, а что германец раннего Средневековья всюду в Европе лез в военные и государственные деятели, это почему-то уже нейтрально, а с немецкой точки зрения даже и хорошо. А что турок в сегодняшней Европе всюду лезет в рабочие и мелкие торговцы (и при этом интенсивно размножается), чтобы завтра или послезавтра полезть в депутаты парламентов, это хоть и плохо, но не так плохо как в случае с евреем. На самом деле каждый лезет туда, куда име- ет шанс пролезть. А тот, кого при этом стесняют, верещит. Антисе- митизм -- это большей частью не рациональный подход к отношениям с еврейством, а верещание жертв чужого "пролезания". У некоторых хватает способностей только на то, чтобы верещать. Особая злобность и вредность еврея -- это традиционная иллюзия. Еврей вряд ли намного более злобен и вреден, чем разные другие имперцы. Он всего лишь злобен и вреден по-своему. Антисемит судит о злобности евреев по тем евреям, с которыми воюет, а также по еврейским экстремистам, отсюда и возникает представление о еврейском страшилище. Талмудические гадости в отношении "гоев" -- это средневековая писанина обитателей гетто, реакция на тогдашние правовые ограни- чения, на обвинения в отравительстве и пр. Надо же было евреям чем-то себя утешать. Не следует принимать эксцессы за суть. Еврей -- в основном такой, каким ты его делаешь своим к нему отношени- ем. "По Талмуду" живёт не больше евреев, чем русских -- по "Новому завету". Как русским не нравится, когда их называют нацией рабов, так евреям не нравится, когда их называют нацией кровососов. По тем же причинам. Да, евреи не любят заниматься физическим трудом. Но некоторые другие народы не любят или не в состоянии заниматься трудом умст- венным. Есть народы, которые охотно идут воевать, а есть такие, которые не имеют к войне никакой расположенности и в бою ведут себя соответственно. Есть народы, которые охотно едят термитов, и есть народы, которые испытывают к этому отвращение. И так далее. Вообще, надо терпеть непохожесть других на тебя, иначе другие не будут терпеть непохожесть тебя на них. Впрочем, антисемитизм имеет право на существование -- в такой же степени, в какой имеет право на существование антирусизм, ан- тиамериканизм и пр., -- и в такой же степени, наверное, представ- ляет собой смесь правды и правдоподобного вымысла. Ставить анти- семитизм как-то особо по сравнению с антирусизмом, антиамерика- низмом и пр. -- значит отклоняться от истины. Почти каждый народ (а может, и каждый!) заслуживает за что- нибудь ненависти от соседних народов, но в основном за одно и то же: за пренебрежение интересами людей другой крови. Может быть, некоторым евреям ХОЧЕТСЯ БЫТЬ ОСОБЕННЫМИ в этом отношении, но их особенность вряд ли более особенности русских, поляков и др. Специфика еврейской империи состоит в том, что евреи не тиранят несколько "порабощённых" исключительно ими народов, а отщипывают от очень многих по чуть-чуть, причём главным образом от народов цивилизованных: состоятельных, у которых есть что отщипывать. В этом причина особой развитости антисемитских взглядов по сравне- нию с антирусскими, антиамериканскими, антикитайскими и пр. Русскому безразлична взаимная неприязнь французов и немцев, ирландцев и британцев и т. п. Но неприязнь тех же самых народов к евреям ему уже близка и понятна, потому что с евреями он посто- янно контактирует сам. Аналогично французу, англичанину, ирландцу странна неприязнь, которую испытывают прибалты, поляки, каваказцы и др. к такому удивительно доброжелательному народу, как русские. Ещё одна причина мощности антисемитизма -- просто в том, что так повелось: в культуре сложился устойчивый комплекс воззрений, и разрушить его -- задача очень трудная, потому что многим выгодно и приятно укреплять и наращивать этот комплекс. Вера евреев в свою исключительность вряд ли первична по отно- шению к антисемитизму: скорее, она является хотя бы отчасти его порождением. Схема такая: если у всех зуб на евреев, то и у евреев зуб на всех. Русскому человеку еврей ЧУЖД -- своими традициями, своим строем мышления, нередко даже своим видом. Русскому человеку представля- ется чудовищно абсурдной и, как маца, пресной ортодоксальная еврейская "жизнь вокруг Талмуда" с её неимоверными предписаниями и запретами. Но ведь совершенно аналогично ему чужда и чья-то "жизнь вокруг Корана", а также жизнь чукч, папуасов и вообще любого другого народа. Даже очень близкие по культуре и генотипу народы бывают непонятны некоторыми своими привязанностями, к примеру, великороссов удивляет прежняя традиция малороссов оставлять на бритой голове клок длинных волос и делать штанины "шириной с Чёрное море". Даже малороссийская речь воспринимается великороссом как извращение ("Храматыка э выскусьтво правылно чытаты и пысаты"; "скильки" вместо "сколько" и т. п.), и ему надо убеждать себя, что она ничем не хуже его собственной, только ДРУГАЯ. Чуждость еврея воспринимается как нечто огромное, пугающее, отвратительное лишь при условии, что ни на кого другого не будешь смотреть, а именно это юдофобам и свойственно. Причина большой неприязни юдофобов к еврейскому не в свойствах этого еврейского, а в том, что у юдофобов потребность враждовать удовлетворяется почти исключительно евреями. Я вовсе не отрицаю того, что евреев есть за что ненавидеть. И я вовсе не против того, чтобы существовал антисемитизм, а также антирусизм, антиамериканизм и т. п., -- если они корректны и помогают евреям, русским, американцам и пр. лучше понять себя и других и, возможно, даже где-то исправиться -- и/или благожела- тельно и неназойливо помочь исправиться другим. Чувство розни и различные идеологии розни будут существовать, пока существуют этносы, нации, страны, значительно различающиеся между собой. А существование значительно различающихся между собой этносов, наций, стран выгодно им всем и человечеству в целом, потому что

В МНОГООБРАЗИИ - СИЛА.

Таким образом, задача состоит лишь в том, чтобы рационализиро- вать рознь: загнать её в здравые рамки и удерживать там. Надо учиться смотреть на мир глазами других людей, ценить своих врагов, сдерживаться, терпеть, отвечать на добро добром, на зло -- сначала предложением помириться. Если ненавидишь не постоянно, а с перерывами, то ненависть свежее чувствуется. Есть радость вражды и радость примирения. Радость нанесения первого удара и радость раскаяния в этом. Бывает, что испытывают взаимную неприязнь и люди одинаковые -- за то, что оказались волею случая в разных командах. Если людям это свойственно по инстинкту, значит, когда-то это было полезно. Скорее всего, это хотя бы иногда полезно и сейчас (при некоторых ограничениях, конечно). Я -- ЮДОФОБ: в той степени, в какой я не сумел договориться со здравомыслящими евреями о совместном существовании на этой плане- те. Но я по тем же причинам германофоб, американофоб и т. д. -- и вообще в некотором смысле мизантроп. Поскольку СО ВСЕМИ евреями я не смогу договориться в принципе, я неизбежно буду в некотором смысле юдофобом всегда, но обдуманно и минимально, а не из-за того, что моя здравая потребность в ненависти и агрессии нашла себе удобный выход во вражде именно с евреями, а не с какой-либо другой социальной группой. С не вполне обрусевшим местным евреем мы в чём-то заметно различны (тем более -- с евреем американским или израильским), но это при разумном подходе является взаимно полезным и потому нуждается в защите -- как с еврейской стороны, так и с русской. Если принять во внимание необходимость противостоять чрезмерно размножающимся китайцам, то мы с евреями оказываемся уже в союзниках. А солидаризоваться ли с американцами против китайцев или, наоборот, с китайцами -- против американцев, я не знаю. Полусотрудничество-полувражда -- это нормально. На каждой стороне есть люди здравомыслящие и люди, мягко говоря, не подходящие для решения сложных проблем межэтнических отношений. Людей второго типа, к сожалению, большинство. Подлинный юдофоб (не мне чета) ненавидит евреев бурно и непри- миримо. Своё мировоззрение он выстроил вокруг "еврейского вопро- са". Он нашёл первопричину своих неприятностей, нащупал врагов человечества и по мере сил гадит им везде, где только можно, и страстно мечтает об "окончательном решении". Заодно он ненавидит всех, кто не разделяет его могучего влечения к евреям. В лучшем случае он в них РАЗОЧАРОВЫВАЕТСЯ. Моё же чувство к евреям лёгкое и переменчивое: сегодня такое, завтра этакое -- в зависимости от обстоятельств. Хотя моя потребность ненавидеть очень велика, меня раздражает такое множество всяких субъектов, что на каждого (или на каждый?) приходится совсем по чуть-чуть, и я ничего не могу с этим поделать. Так что извините, мои хорошие: я сам по себе, я не с вами. Я сторонник Империи россов. Я считаю, что она очень нужна чело- вечеству. Если выстроить её надлежащим образом, то для Империи евреев попросту не останется места: не потому, что русские захва- тят весь мир, а потому что станет повсеместно популярной русская имперская идея самодисциплины и равновесных отношений с окружаю- щей средой -- противопоставленная еврейской имперской идее потакания человеческим слабостям и наращивания производства соответствующих вещей в ущерб биосфере. РУССКИЕ ПОБЕДЯТ -- на благо всем, включая евреев. Признаюсь также в следующем. Мне НРАВИТСЯ еврейская манера выделять, нахваливать, продвигать по преимуществу своих. Мне НРАВИТСЯ еврейская агрессивность, когда дело касается защиты этнических интересов. Мне НРАВИТСЯ еврейская организация военного дела в Израиле и на оккупированных арабских территориях. Ну, почти нравится. И я хочу, чтобы русские всё это заимствовали, пока ещё можно (то есть пока ещё живы), даже если для этого придётся преодолеть свою великодержавную брезгливость и умерить широту своей русской души. Русским враждовать с евреями (и другими народами) можно и даже нужно. Но необходимо следить за тем, чтобы ради удовольствия от ненависти не причинялся ущерб делу. Степень розни должна соот- ветствовать объективной потребности в розни. Для кого это слишком сложно, тому лучше заткнуться, затаиться и не мутить воды, потому что и без него проблем на этой планете с избытком. * * * Я писал "Империю евреев" в уверенности, что вряд ли смогу скоро ее опубликовать. Поскольку я люблю доставать поглубже, то в моих исследованиях проблем России и человечества обойти еврейскую тему было никак не возможно. Я взялся за нее, четко осознавая наиболее вероятные последствия этого для меня лично. Разные фрагменты этой книги создавались в разном настроении. Если случалось пообщаться с порядочным евреем, меня мучила совесть за мою местами резкую писанину, и я смягчал формулировки. Если сталкивался с деструктивной деятельностью индивидов с еврей- скими фамилиями, меня снова охватывала воинственность. Постепенно моя позиция в отношении евреев конкретизировалась следующим образом. Я сражаюсь против деструктивной части еврей- ства, а не против евреев как таковых. Я даже не имею ничего против еврейского национализма -- пока он не переходит границ, которые, по моему мнению, должны соблюдаться не только евреями, но и любым другим народом в равной степени. Я -- скорее защитник евреев от еврейского национального экстремизма, принесшего много неприятностей и евреям, и народам, с которыми они сосуществовали. Мой интерес к еврейской культуре не есть брезгливое любопыт- ство, проявляемое к врагу. Будучи человеком довольно чувствитель- ным, я, случалось, едва сдерживал грусть при чтении некоторых страниц, к примеру, у Вендрова и Шенфельда. Еврейская заноза таки торчит в моем русском сердце. Я прочел больше еврейских писателей, чем иной еврей в состо- янии назвать. Более того, я читал с удовольствием -- причем испытывал его не на тех местах, где евреев кто-нибудь мучил, а на других. Я даже пробовал учить иврит и идиш -- как пробовал учить грузинский, литовский и пр. Хуже того, мне случалось выдавать себя за еврея -- когда я проникал в ленинградскую и московскую синагоги с целью удовлетворения любопытства. Мне доводилось работать рука об руку с евреями, и я, привыкнув к ним, вполне с ними уживался. В детстве я с несколькими евреями и вовсе дружил. А в году примерно 1989-м я даже всерьез рассматривал возможность эмиграции в Израиль: меня тогда настолько достали бытовые проблемы и лживая болтовня вождей, что я был готов сбежать хоть в Южную Африку. Иными словами, я сам местами почти еврей -- даже больше еврей, чем некоторые исконные евреи, пренебрегающие культурой предков. Меня так устойчиво тянуло к еврейской теме, что трудно было не заподозрить, что это неспроста. Это должно было закончиться чем-то существенным, и, по-видимому, данная книга -- именно тот результат, к которому меня так долго вела то ли судьба, то ли цепь случайностей, а может, и капля еврейской крови, хотя вряд ли. Я вполне понимаю презрение еврейского интеллигента к тупой, ленивой, спившейся массе русского народа. Я также догадываюсь, что ненависть современного русского человека к еврею есть в значительной степени ненависть пролетария к интеллигенту вообще. Но я учитываю и известную вину евреев в нелучшем состоянии русских людей (хотя что есть вина?!). Я за многое не люблю, а иногда и вовсе ненавижу собственный народ, но мне никуда от него не деться, потому что в среде всякого другого народа я буду чужим, неполноценным. Кроме того, другие народы если и лучше его, то не намного: в чем-то лучше, но в чем-то, на мой взгляд, гораздо хуже, чем он. Меня тошнит от моих соплеменников из-за их пресмыкательства перед иностранцами, из-за их неспособности аккуратно и красиво устраивать свой быт, из-за их небрежного отношения к собственному культурному наследию, из-за их пьяных физиономий и дряблых телес, из-за их непробиваемой глупости и трусливой стадности, из-за того, что они голосуют на выборах за лживых, вороватых, ограни- ченных вождей. Это нация вырожденцев, и иногда мне кажется, что оздоровить ее уже никогда не удастся, что ее удел -- подыхать, и чем скорее она освободит от себя землю, тем лучше для человечес- тва. Вину за плачевное состояние моего народа я не собираюсь валить целиком на евреев, немцев, англичан, американцев и кого-то там еще. Вина других народов в этом, конечно, есть, но если бы мы сами не были такими дураками, путаниками, бездарностями и трусами, вполне бы могли от всех отбиваться с гораздо меньшими потерями. Я боюсь еврея, который держит свою еврейскость, как знамя. Я презираю еврея, который скрывает свою еврейскость. Я уважаю еврея, который стремится сохранить лучшее из наследия своих еврейских предков и старается наладить хорошие отношения с представителями других этносов. Я отношусь нейтрально к еврею, который забывает о своих "еврейских корнях", ассимилируется с народом, среди которого живет. Я хочу, чтобы еврей себя вел так, чтобы я мог относиться к нему, как отношусь к татарину, французу, немцу, турку, поляку и пр. Мы, русские, воевали со многими и со многими помирились. Мы должны хорошо помнить о том, что было, но не класть старые обиды в основу сегодняшних отношений. Всякий или почти всякий народ отличился какими-нибудь крайне неблаговидными поступками -- один больше, другой меньше. Отно- шение к нему должно определяться не этими поступками, а тем, как он их воспринимает сегодня. Евреи -- это проблема, с которой мы будем жить. Мы для евреев аналогично в некотором смысле проблема, и им с нею жить тоже. А еще у нас с ними есть общие проблемы и общие интересы, причем такие в связи с которыми нет смысла дробиться на этносы. Никакое "окончательное" решение по отношению к евреям не приемлемо. Ника- кие дискриминационные меры тоже радикально не решат еврейской проблемы, а только вызовут большой галдёж и всякие политические демарши. Впрочем, людям приходится жить с огромным множеством неразрешимых проблем, так что одной больше или одной меньше -- это не важно. В еврейской среде было и есть довольно сильное идеологическое течение, в котором считается, что евреям следует относиться к другим народам как к врагам. Далеко не все евреи разделяют такой подход, но его существование -- одна из причин ненависти к евреям вообще. Что первичнее -- ненависть к евреям или враждебное отношение евреев к другим народам? Поскольку специфические отношения евреев со своим окружением сложились очень давно, я считаю, что точный ответ на указанный вопрос получить невозможно. За несколько тысяч лет евреи и их враги обменялись таким огромным количеством ударов, что не удастся определить, с чьей стороны было больше подлости и жестокости. Кроме того, указанный вопрос интересен, но не акту- ален, поскольку у современных поколений есть шанс замять старую вражду и построить отношения на новой основе. "Живи и давай жить другим." Мы дадим жить евреям, если они дадут жить нам. Хотя корень мирового зла не в евреях, рациональная умеренная юдофобия в целом полезна, поскольку чрезмерно рванувшееся вперед еврейство должно быть сдерживаемо -- ради его же блага. В сдержи- вании нуждаются все, хотя и в разной степени и по разным поводам. Существует множество антиеврейских книг, большинство которых местами отличается некорректностью, поскольку авторы стремились скорее зажечь читателей, чем разобраться в обстоятельствах. Отсюда противоречия и натяжки, портящие впечатление от этих книг, а то и вызывающие потерю доверия. От риторической, эмоциональной юдофобии происходит лишь замутнение слабых мозгов и отвлечение национальных сил от борьбы с первопричинами проблем. Назначение данной книги -- воспрепятствовать такому отвлечению: загнать "еврейский вопрос" в рамки здоровой дальновидной рациональности и там оставить. Да, среди национально-озабоченных евреев популярна идея того, что они должны властвовать над народами, но это имеет место лишь потому, что приятно звучит, и у большинства евреев ни в какие поползновения глобального характера не выливается. Вообще, всякая идеология, чтобы быть привлекательной и побуждающей к действию, должна предлагать сверхцель: если стремиться к большому, будет достигнуто хотя бы малое, а если стремиться к малому, скорее всего, не будет достигнуто ничего, поэтому и еврейская национальная идеология, чтобы хоть немного сплочать евреев, должна поднимать их на захватывающую дух высоту. Да, среди национально-озабоченных евреев обычным делом является презрение к тем народам, среди которых они живут, но это презре- ние является средством эмоциональной компенсации тех неудобств и ограничений, которые евреи испытывают вследствие своей националь- ности. Их презрение -- обман чувств, способ утешить себя. Всякий народ в той или иной степени противостоит другим народам в борьбе за жизнь. Противостоят и евреи. Специфика их идеологии противостояния порождена спецификой их положения среди других народов: 1) у евреев нет своей национальной территории (Израиль не может вместить всех евреев); 2) евреи -- традиционные "козлы отпущения": тема их виновности хорошо разработана десятками талантливых писателей. Евреи имеют естественное право защищаться от неевреев. Но и неевреи имеют естественное право защищаться от евреев -- особенно если евреи переходят в наступление. Есть идея мирного сосуществования государств (а значит, и наций), и есть испытанные средства достижения и поддержания мира. Но эти средства не применимы в отношениях с евреями, потому что евреи смешаны с нациями, с которыми полуявно враждуют. Для примирения с ними нужны особые средства. Разумеется, натиск на евреев можно ослаблять лишь при условии соответствующего ослабления встречного натиска со стороны евреев, в противном случае будет иметь место не затухание конфликта, а неявный захват евреями привилегированных позиций в обществе. Когда одно государство берёт верх над другим в явной войне, оно накладывает на проигравшую сторону контрибуцию, забирает себе часть его территории и т. д. Когда евреи берут верх в своей неявной войне (экономической, пропагандистской и агентурной) с включающей их нацией, они становятся "властителями дум", круп- нейшими богачами, высшими чиновниками. Чтобы ослабить избыточную иррациональную вражду по отношению к евреям и при этом обеспечить удовлетворение нормальной человечес- кой потребности в конфликтах, можно распределить роль виновных между несколькими, наиболее "достойными" социальными группами. Такой подход усложняет массовую идеологию, значит, требуется предварительно повысить интеллектуальный уровень населения, чтобы оно было способно такую идеолгию воспринять. Также можно направлять часть агрессивности вовне (против внешнего врага) или тратить её на игровые конфликты. * * * Страшным словом "сионизм" изначально называлась героическая попытка еврейских подвижников избавить народы от слишком тесного соприкосновения с евреями: перестать делать то, в чём евреев больше всего обвиняют. Можно сказать, это была попытка евреев перестать быть имперской нацией. Если бы не конфликт с арабами, не пожелавшими "подвинуться" в Палестине, Израиль стал бы уже, наверное, тихим благословенным государством, вроде Швейцарии. И если бы он вдобавок оказался не слишком малым по территории, в него переселилось бы значительно больше евреев, чем это имеет место сейчас. Чем чёрт не шутит -- возможно, удалось бы решить почти полностью "еврейский вопрос". Вместо того, чтобы десяти- летиями просто так кормить миллион палестинцев, лучше бы "мировое сообщество" за те же деньги выкупало у них землю для Израиля.
еврейская колония
Еврейский охранник в колонии Кинерет.
Открытка 1910 г., напечатанная в Варшаве.
Из книги Bernhard Purin "Die Welt der juedischen Postkarten".
То, что евреи способны уживаться друг с другом в собственном государстве и общаться с прочими народами главным образом в форме взаимовыгодной международной торговли, они уже доказали практи- чески. Конечно, богатому еврейству нет интереса изымать свой капитал из экономик различных стран, но с отъездом большинства евреев в Эрец Исраэль оно лишилось бы непосредственной поддержки "на местах", и его было бы легче оттеснять с ведущих ролей тем, кто стремится занять их место. Каждому народу хочется иметь врага, и арабы обрели его в лице Израиля. Враг -- это возможность оправдывать свои неудачи; это повод для переживания упоительного чувства праведного гнева; это прибыли от военных приготовлений; это тема для публицистики и т. п. Если нет врага, его надо срочно искать. Удачно подобран- ный враг -- огромной мощности фактор, способствующий националь- ному развитию. Кошмарная империя Чингисхана получила в современной культуре своего страстного, талантливого, плодовитого апологета -- Льва Николаевича Гумилёва -- и теперь смотрится, можно сказать, даже симпатично. Кошмарная империя Сталина получила не менее страст- ного, талантливого, плодовитого апологета -- Владимира Богдано- вича Резуна -- и нынешние поколения начали местами замечать её чарующее величие. Кошмарная империя евреев когда-нибудь, возмож- но, тоже получит своего могучего идеализатора -- и он заставит всех увидеть её в другом свете. ............................................................... ............................................................... Если с русской точки зрения евреи -- вздорные и т. п., а с еврейской они нормальные, значит, дело всего лишь в различии русской и еврейской точек зрения на нормальность. Если бы эти (и другие) точки зрения русских и евреев не различались, то евреи и русские представляли бы собой один народ. Да, есть евреи, которые тоже считают евреев вздорными и т. п., но это всего лишь евреи с русским складом ума. И аналогично ведь есть русские, которые не считают евреев вздорными и т. п., но это всего лишь русские с еврейским складом ума. * * * Правильно ли говорить о существовании еврейской цивилизации? Не правильно, потому что еврейство не самодостаточно. Еврейство включает в себя несколько генетически и культурно различающихся групп, сложившихся в теле разных цивилизаций (ашкенази -- в европейской, сефарды -- в арабской, фалаши -- в среде народов чёрной Африки), но эти группы обеспечивают себя и развиваются только во взаимодействии с неевреями. Выражение "еврейская циви- лизация" можно принимать только как риторическое преувеличение. Почти таким же преувеличением является "империя евреев". В еврейской культуре могут различаться три слоя: 1. Еврейское для евреев. Создаётся на еврейских языках. Редко попадает в поле зрения неевреев. 2. Еврейское для всех. Создаётся на языках других народов. Фактически привлекает внимание преимущественно евреев. 3. Создаваемое для всех евреями как нееврейское. Зачастую имеет какие-то еврейские особенности. ............................................................... ...............................................................

3. Феномен еврейства.

Евреи -- коренное население Европы: они живут здесь много дольше, чем, к примеру, калмыки. Иное дело, что живут они не только в Европе. Европейские евреи -- далеко не единственный европейский этнос, не имеющий в Европе своей государственности. Её не имеют также баски, валлийцы, шотландцы и др. Что же касает- ся рассеяния, иначе говоря, манеры проникать повсюду, то сегодня имеют свои диаспоры в разных частях планеты не только евреи, но и все другие более-менее крупные народы. То есть ОСОБЕННОГО в евреях не так уж много, если специально на нём не сосредоточи- ваться. Евреи сегодня -- это по преимуществу европейско-североамерикан- ский этнос с ближневосточным прошлым. Антропологически евреи неоднородны: большинство из них принадлежит южноевропейскому типу, но нередка среди них и вполне "арийская", и "восточная" внешность. В культурном отношении евреи -- по преимуществу запа- доиды, то есть носители цивилизации Запада. Как правило, они -- горожане с высшим образованием, работающие в финансовой сфере, СМИ, науке, искусстве, адвокатуре, политике. Из-за слабости "сельских корней" и "рабочей прослойки" и малого интереса к инженерным специальностям (кроме компьютерных) еврейская среда несколько больше подвержена абсурдизации представлений, чем общество в среднем. Являясь в настоящее время наиболее цивилизо- ванным народом, евреи в наибольшей степени страдают от порочных особенностей западной цивилизации. У юдофобов есть стремление принизить еврейскую историю: высмо- треть и посмаковать в ней что-нибудь неприглядное, свидетельст- вующее о том, что евреи уже издавна были ущербнее других. (При этом не обращается внимание на то, что 1) различные версии несим- патичной истории евреев являются взаимоисключающими, 2) об исто- рии народов, которым принадлежат сами юдофобы, можно тоже многое рассказать очень пренебрежительным образом.) К примеру, юдофоб Г. Бостунич в книге "Масонство и Русская революция", гл. XII) приводит мнение анонимного "Антипартийного профессора" (статья "Интеллигентные рабы", газ. "В Москву" от 4 сент. 1919 г.): "Между словами 'еврей' и 'жид' различие то же, что между слова- ми 'славянин' и 'русский'. Конечно, все русские в то же время славяне, как и все жиды в то же время евреи. Но как странно и нелепо было бы требовать, чтобы никто не смел называть нас русскими, а все называли бы нас славянами, так нелепо требовать, чтобы никто не смел называть жидов жидами, а именовали бы их евреями." "Название 'еврей' происходит от имени 'Евер', одного из послепотопных патриархов, родоначальников еврейского народа, а название 'жид' происходит от имени 'Иуда', как звался 4-й сын патриарха Иакова. 'Еврей' старше 'жида' на 9 поколений (Евер, Серух, Нагав, Нахор, Фарра, Авраам, Исаак, Иаков, Иуда), как 'славянин' старше 'русского'." "Ни в Европе, ни в России евреев СОВСЕМ НЕТ или очень мало, и не известно, кто к ним принадлежит [я думаю, что к ним принадле- жат караимы -- И. Б.]: собственно евреи населявшие царство Изра- ильское, разрушенное ассириянами, расселились и исчезли неизвест- но куда; по Европе же и России распространились наследники царства иудейского, потомки Иуды, т. е. жиды." Потомками кого являются русские, сказать определённо ещё труд- нее: по крови они (мы, вы) -- помесь славян, угрофиннов, тюрок, балтов, готов, скифов и тех же евреев... эээ... жидов, а по названию происходят предположительно от скандинавского племени русов. Да и вообще, "русский" -- это имя прилагательное, так что названия как бы и вовсе нет. С. Н. Булгаков, раздираемый противоречием между христианским долгом и естественным человеческим желанием кого-то погрызть, в своей работе "Расизм и христианство" пишет о феномене еврейства следующее: "Политическая и историческая судьба Израиля обрекает его на паразитизм, который есть обратная сторона агасферизма, трагедия беспочвенности при наличии полноты жизненных сил. Израиль теперь является для всех чужим, но вместе и для всех своим, или, точнее, все для него могут стать своими. Он агасферически применяется к чужому народу, его национальному государству и культуре, к ним органически не принадлежа. Уже тем самым он обречен на второ- сортность, при наличии органического притязания на первенство и руководящее значение, принадлежащее избранному народу. Плод этого агасферизма есть ассимиляция того, что неассимилируемо, нераство- римо, она есть тем самым печальный рок еврейства. Оно не только паразитирует на чужом историческом теле за неимением собственно- го, но оно и привязывается к нему жизненно, его любит по-своему, хочет с ним органически соединиться, в то же время оставаясь ему чуждым, нося в себе это неодолимое двойство и раздвоение. Это ассимилирование проявляется во всем -- увы -- кроме веры (что бывает, конечно, до сих пор еще ограниченными и редкими исключе- ниями, хотя в них-то именно и заключается все разрешение "еврейс- кого вопроса"). Ассимиляция проявляется во всем, в смешанных браках и смешении крови, при ее нерастворимости, смешанной культуре, в государственной жизни (начиная с ветхозаветного Иосифа в качестве первого министра фараона египетского и до наших дней), в экономической жизни, в прессе, литературе, искусстве. При этом сила и мера этого влияния совершенно непропорциональна коли-чественной доле еврейства в составе населения, к чему присоединяется еще и его подвижность." "Ассимиляция дает новый источник исторической энергии еврейст- ва, однако вместе с ее трагическим искажением и отравленностью. Однако это не есть человеческое произволение или даже грех, но судьба или суд Божий, который притом имеет силу на обе стороны: на Израиля и не-Израиля. На последний же, в меру его христианст- ва, возлагается долг "христианского отношения" к еврейству, не- престанной борьбы внутренней и внешней с антисемитизмом, в кото- рый входят, как слагаемые, самоутверждение, зависть, ревность, самосохранение. Он, во всяком случае, представляет собою духовное искушение, в борьбе с которым требуется непрестанное противоборс- тво и жертвенность. Христиане духовно также ответственны за еврейство своим к нему отношением, которым они его привлекают или же отталкивают, -- и не только от плохих или мнимых христиан, но и от самого христианства. Конечно, это не может служить оправда- нием для неприятия его со стороны Израиля, который, как старший брат, не должен соблазняться младшими, но по человеческой немощи может ими задерживаться на своем духовном пути." "Что же касается самого Израиля, то он становится жертвой этого ложного своего положения в жизни, самоопустошения, с одной сторо- ны, и самоутверждения, с другой. Первое сопровождается преувели- ченным развитием тех свойств, которые ему природно свойственны (еще по Ветхому Завету): материализма, чувственности, властолю- бия. Второе же связано с роковой псевдонимностью всего его исторического существования. Последняя же выражается в том, что, будучи чуждым, ассимилируясь, он выдает себя или же искренно себя считает принадлежащим к той народности и культуре, которые составляют его историческую среду. Эта ассимиляция в отдельных случаях -- а их может быть очень много -- приводит к подлинному самоподмену, к двойству личного и национального самосознания. Но эта именно возможность является особенно важной и многообещающей для грядущего всеобщего спасения как самого Израиля, так, через его помощь и духовное посредство, -- всего человечества." Евреененавистники попрекают евреев и стремлением (некоторых) ассимилироваться хотя бы внешне, и нежеланием (некоторых) ассими- лироваться хотя бы внешне. Даже если еврей ассимилируется и внеш- не, и внутренне, для зрелого евреененавистника он всё равно оста- ётся с еврейской печатью на лбу. И даже если такой ассимилирован- ный еврей начинает исповедовать антисемитизм, он тем не менее оказывается не вполне "своим" и довольно подозрительным. И поло- вина, и четверть, и одна восьмая еврейской крови в человеке всег- да трактуется евреененавистником "в пользу" еврейства. Причина этого -- не в личных качествах еврея, а в потребности ненавидеть, в нежелании оставлять привычный объект ненависти и в неспособнос- ти к здравой саморефлексии. * * * В расовом и культурном отношениях еврейство постепенно размыва- ется -- даже несмотря на существование собственного еврейского государства Израиль. Это -- следствие всеобщего перемешивания, из-за которого страдают в культурно-расовом отношении в первую очередь малые и рассеянные народы. Евреи -- народ не малый, а средний, но очень расеянный. Так что представленное здесь -- это попытки зафиксировать уходящую натуру -- на некоторой стадии её ухода. Лучше было бы, конечно же, этот уход прекратить: вообще остановить превращение человечества в однородную черняво-смуглую англоговорящую массу. * * * У большинства эмансипированных евреев, живущих в "рассеянии", стратегия выживания состоит в том, чтобы поменьше выделяться на фоне вмещающих этносов. К примеру, российские евреи, желающие не слишком выделяться, но всё же не отрываться от корней, дают своим детям еврейские имена библейского происхождения, распространённые и среди русских: Илья, Иосиф, Матвей, Семён, Савелий, Михаил и т. д. Забавно, что не шибко культурные русские люди, не разбираясь в подоплёке и не всегда отличая евреев от истинно русских челове- ков, ПОДРАЖАЮТ своим еврейским согражданам и начали ТОЖЕ давать своим детям еврейские имена библейского происхождения (Илья, Матвей) несколько повышедшие из употребления за время существова- ния атеистической Советской власти. * * * Если верить знатокам собак и кошек, у каждой породы этих живот- ных -- свой особенный характер. Почему не считать по аналогии, что свой особенный характер имеется и у каждой породы человеков, пусть и не у всех её представителей проявляющийся в одинаковой степени? Конечно, с человеческими характерами разбираться слож- нее, чем с характерами животных. Наверное, следует даже пробовать выделять ВАРИАНТЫ этнического характера и/или то, как он изменя- ется его под влиянием условий существования. Вдобавок характер -- это одно, а проявления его -- это немного другое. А ещё не тож- дественны правдоподобное описание и адекватное отражение: прав- доподобно можно давать "экспертную оценку", а для адекватного отражения надо применять сложные статистические исследования. Если подойти с учётом всего сказанного к этническому характеру евреев, то можно уверенно утверждать, что он наверняка есть, но что его никто толком не знает. На любой экспертный как бы "нега- тив" о еврейском характере можно отыскать опровеграющие его примеры, на любой как бы "позитив" -- тоже. Здесь уточнение "как бы" присутствует потому, что надо ведь ещё доказывать, что та или иная черта сказывается во вред (или наоборот на пользу) народу и/или его соседям. То есть, быть КОРРЕКТНЫМ ЮДОФОБОМ чрезвычайно трудно: увязнешь в сомнениях и сложностях. Поэтому юдофобы, как правило, думанием себя особо не утруждают, а только повторяют сказанное до них. Если с учётом сказанного хотя бы очень приблизительно описывать не "среднеарифметический" и не наиболее часто встречающийся ев- рейский характер, а, скажем так, набор черт, нередко сильно про- являющихся у евреев, то это, наверное, уважение к культуре, само- ирония, абсурдизированность, предприимчивость, креативность, творческая вторичность, настойчивость (настырность), гибкость (приспособленчество), трудолюбие, слабость "чувства меры", особо внимательное и тёплое отношение к деньгам, обидчивость, злопа- мятность, благодарность, страх перед чужим национализмом и авто- ритаризмом, лиричность, семейственность, наклонность поддерживать "своих", конфликтность, скрытность, половые эксцессы. Для равновесия представим аналогичный набор для русских. Это, наверное, неуважение к культуре (к "книжности"), вульгарность, плебейство одних и заносчивость других, грязноругательство, на- клонность к патриотическому экстазу, манипулируемость и настроен- ность манипулировать, пренебрежение к истине, если она неприятна, способность к самопожертвованию (нередко бестолковому) и длитель- ной работе на большую общую цель, способность обходиться малым, размашистость в креативе, небрежное отношение к своему же "чело- веческому материалу", пиетет к западноевропейскому, американскому и японскому, сочетающийся с презрением ко всему прочему, малая способность к компромиссам, неумение смотреть на мир глазами других народов. Живя рядом и смешиваясь, евреи и русские частью портили, частью улучшали или дополняли друг друга. Кто кого больше портил -- во- прос сложный, а главное -- не актуальный. Нужна мощная привлека- тельная глобальная конструктивная программа, которая пошла бы на пользу всем ныне живущим человекам, насколько это возможно, и надо расходовать интеллектуальный ресурс в первую очередь на её выработку и реализацию, а не на выяснение, какой этнос вреднее для себя и других. * * * Архаичное в еврейской культуре: - определение этнической принадлежности по матери, а не по отцу; - жёсткое отношение к иноверцам, инородцам; - обрезание; - многочисленные табу; - алфавит, в ктором отсутствуют буквы для обозначения гласных звуков.

4. Структура империи.

Самый сложный вопрос из рассматриваемых в данной книге: как же устроена неявная империя евреев? Из "Большой советской энциклопедии" 1932 г.: "Духовный национализм исходит из принципа, что все рассеянные части еврейского народа составляют единую духовную или культурно- историческую нацию и (...) должны во всех странах отстаивать одновременно и своё гражданское равноправие, и свои национальные права -- автономию общины, школы и языка. Духовный национализм полагает, что судьба евреев зависит не от одного центра, а от множества центров с гегемонией наиболее крупных или национально- самобытных." У Адольфа Гитлера: "Еврейское государство никогда не было территориально ограни- чено; оно всегда было универсально с точки зрения территории, но очень ограничено с точки зрения собственного расового состава. Вот почему народ этот всегда и составлял государство в государ- стве. Одним из гениальнейших трюков, изобретенных евреями, явля- ется то, что они сумели контрабандно выдать свое государство за 'религию' и этим обеспечили себе терпимое отношение со стороны арийцев, которым религиозная веротерпимость всегда была особенно свойственна. На деле религия Моисея есть не что иное, как учение о сохранении еврейской расы. Вот почему она и охватывает все необходимые для этого отрасли знания, в том числе социологию, политику и экономику." ( "Майн кампф", ч. 1, гл. 4) Заметим только, что в стремлении людей сохранить свою расу ничего принципиально порочного нет, но сохранение расы (во всяком случае, внешнего расового типа) -- как раз то, что евреям не очень удалось. И, кстати, немецкий национал-социализм тоже ориентировал на сохранение расы.

Организация еврейской среды.

В любом городе, в котором живут евреи, они как правило, поддер- живают более или менее тесные связи друг с другом. Совокупность этих связей объединяет евреев города в общину с одним или нес- колькими центрами притяжения: формальными или неформальными, сильными или слабыми. Нередко объединительным центром является синагога, даже если большинство евреев туда не ходит. Далеко не всякий еврей воспринимает себя как члена общины, но всякий хотя бы через посредство одного-двух человек соприкасается с неё национально-активным ядром. Так сказать, сердце еврейской общины составляют несколько энер- гичных талантливых личностей. Национально-озабоченных, конечно. От степени их здравомыслия зависит поведение общины в целом. И соответственно отношение к ней посторонних. В любом учреждении и на любом сколько-нибудь крупном предприя- тии работает хотя бы один еврей, и через него лидеры общины могут узнавать, если потребуется, о положении дел там. Существенная для евреев информация, попав к одному члену общины, вскоре расходится по всем заинтересованным остальным. Если еврей оказался в каком-либо учреждении или на каком-либо предприятии с привлекательными условиями труда (и тем более если занял там высокую должность), количество евреев там вскоре увеличивается, потому что отказывать в помощи "своим" -- это аморально. Если еврей проталкивает какой-то проект или "добивается правды" от государства, он в любом учреждении имеет возможность обратить- ся за помощью к "своим". Если какой-либо еврей отличился в творчестве, то хотя бы поло- вина еврейской общины не преминёт что-то сделать при случае для его репутации. Вокруг центра еврейской общины кипит национальная жизнь, о которой подавляющее большинство посторонних даже не догадывается: если община велика, то наверняка издаётся еврейская газета, рабо- тают еврейские детские сады и еврейские воскресные школы, произ- водится кошерная пища и продаётся в некоторых магазинах (какая и где -- знают только интересующиеся этим евреи), приезжают и устраивают представления еврейские артисты, открываются еврейские сайты в интернете, создаются различные еврейские организации (от благотворительных до военизированных) и, возможно, даже действует еврейское высшее учебное заведение -- ешив-тора. Скрытность -- условие эффективности всего этого. Интересующиеся евреи знают, какие школы, институты, газеты, те- леканалы, рестораны и пр. являются более еврейскими, чем другие, и отдают им предпочтение. Чем больше они национально-ориентирова- ны, тем больше осведомлены о "еврейских местах" и тем сильнее к ним тяготеют. Всё это -- нормальное поведение меньшинства, желаю- щего сохранить свои особенности и выжать максимум из групповой солидарности. Евреи не уникальны: все сплочённые национальные меньшинства действуют в такой же манере, только обычно попроще, чем евреи. Различия между еврейской диаспорой и такими диаспора- ми, как армянская, итальянская, арабская, китайская, японская и др., -- не принципиальные, а только количественные и качественные. Некоторые национально-озабоченные представители большинства воспринимают такую скрытую сплочённость как заговор, и это и в самом деле есть неявный перманентный заговор против большинства, но заговор в рамках дозволенного. В терминах данной книги этот заговор трактуется как веками отлаженный стабильный режим деятельности неявной всемирной империи евреев.

Верхушка империи.

Данные из одного антисемитского пособия (они переписываются из книжки в книжку без надлежащих ссылок, поэтому затруднительно добраться до первоисточника): "Высшие степени золотой иудейской пирамиды -- это следующие наследственные кланы: Ротшильд, Варбург, Оппенгейм, Штери, Коэн, Гольшмидт, Монтефьоре, Бляйхроде, Валленберг, Сассун, Гейне, Мендель, Морган, Крупп, Форд, Рокфеллер, Дюпон, Меллон, Флип." "Следующий уровень: Заксы, Тейнеры, Барухи, Фишеры, Абрахамы, Балуштейны, Дрейфусы, Гейдельбахи, Дойчи, Вейнеры, Лимены, Уорберги, Кальманы, Гугенхаймы, Моргентоу, Гиттенвизоры, Лебы, Мейеры, Лазары, Мордохи, Гольдманы, Зелигманы, Вайнберги, Розенвальды, Куны, Страусы, Пейнелы, Бойеры, Броазеры, Кауфманы, Блюментали, Сульцбергеры, Каны, Сумги, Скиффы, Шиффсы, Лазарусы, Гарриманы, Мортимеры." "Имеется 4 штаб-квартиры: - Основной командный пункт: Швейцария; - Запасные командные пункты: - США (Солт-Лейк-Сити) - Испания - Швеция." Можно обратить внимание, что большинство приведенных фамилий -- еврейские. Правда, утверждать, что эти люди ПРАВЯТ МИРОМ, -- очень большое преувеличение. Они всего лишь в значительной части мира имеют значительное влияние. Точнее, они имеют потенциал такого влияния и чуть-чуть им пользуются, а пользоваться в боль- шей степени вряд ли смогут, потому что людям трудно приходить к общим мнениям по сколько-нибудь сложным вопросам и силы тратятся по большей части на споры и междоусобную борьбу. Было неправильно даже утверждать, что указанные семейства ВЛАДЕЮТ значительной частью совокупной, так сказать, собственнос- ти человечества. Во-первых, трудно определить, что является, а что не является собственностью человечества. Во-вторых, цена собственности -- показатель в той или иной степени условный. В-третьих само понятие собственности является очень расплывчатым, если эта собственность -- вне сферы непосредственной досягаемости для номинального владельца. Даже на не очень крупном предприятии далеко не всё находится во власти директора или "верхушки" управленческой пирамиды, и какой- нибудь слесарь в своём закутке может установить собственный поря- док и использовать для личных целей чужую частную собственность. В общем, есть такое место -- глобальная "верхушка", и её зани- мают в основном еврейские семейства, что для неевреев, конечно, обидно и даёт повод говорить о тайном всемирном еврейском прави- тельстве, планирующем избавить планету от лишнего населения. На самом же деле пирамида власти в глобальной империи евреев очень рыхлая и может восприниматься в качестве пирамиды власти лишь при большом энтузиазме и большой степени абстракции. Еврейская верху- шка и рада бы выстроить более чёткую и более эффективно функцио- нирующую пирамиду, но при современном состоянии умов, обществ, технологий управления это невозможно.

5. Мифы о евреях.

Юдофобы говорят: Израиль -- неполноценное государство, потому что не может существовать без значительной денежной поддержки (американской) извне. Но то же обстоятельство -- американскую помощь -- можно представить и иначе: израильтяне используют её, потому что есть возможность её получать. Если бы не было возмож- ности её получать, они были бы вынуждены к этому приспособиться: от чего-то отказались бы, что-то стали бы делать более рациональ- ным образом. Без поддержки со стороны США не сможет существовать только НЫНЕШНИЙ Израиль -- настроившийся на эту поддержку. Далее, Израиль -- страна западной культуры, бастион Запада на Ближнем Востоке. Поэтому, поддерживая Израиль, Соединённые Штаты поддерживают не евреев, а Запад, в том числе себя. * * * Среди обвинений евреям не последнее место занимает уличение их в наклонности заниматься торговлей и банковской деятельностью, т.е. посредничеством, и избегать сферы "производительного труда". В этом якобы проявляется их паразитизм. Получается, что другие этносы как будто не сторонятся "грязной работы", а евреи сторонятся. На самом же деле торговля и банковская деятельность не более посреднические и "непроизводительные", чем, к примеру, транспортировка грузов или почтовая связь. И вполне возможно, что у евреев "непосредническая" деятельность получается много хуже, чем посредническая, и только поэтому они её избегают. Ну, не получается -- и всё! Если бы они могли ею обеспечить себе такие же или даже лучшие результаты, какие обеспечивают посреднической, то, наверное, меньше занимались бы посредничеством. * * * Ещё одно обвинение евреям -- их слабый патриотизм и нежелание воевать. При этом игнорируется то обстоятельство, что в европейс- ких войнах евреи, как правило, оказывались по обе стороны фрон- тов, а убивать соплеменников без значительного основания -- это противоестественно. Далее, при нагнетании патриотического психоза обычно заодно нагнетается и психоз этнического превосходства и этнической неприязни, а евреев соответствуюшая пропаганда в лучшем случае не воодушевляет (потому что апеллирует не к ним), в худшем и вовсе задевает. Еврейская ненастроенность воевать была хотя бы отчасти не следствием пренебрежения общими интересами и склонности прятаться за чужие спины, а следствием неприятия войны, выглядевшей для них абсурдной. Когда война для евреев значима, они воюют не хуже, а то и лучше других. * * * О том, что евреи особо умные. Евреи в среднем образованнее и культурнее неевреев, потому что являются городскими жителями в наибольшей степени, чем какой-либо другой этнос, и вдобавок живут преимущественно в столицах. Но евреи не умнее других. Хуже того, средний интеллектуальный уровень еврейского интеллигента оказывается ниже среднего интеллектуального уровня нееврейского интеллигента, но это обусловлено всего лишь распространённостью высшего образования среди евреев, то есть тем, что евреи даже своим дуракам обеспечивают диплом. Далее, из-за того, что евреи тяготеют к областям деятельности, в которых работа осуществляется преимущественно с символами, а не с реальными вещами, еврейская субкультура более подвержена абсурдизации, чем культура "вмеща- ющей" нации в среднем. Еврейский ум более абсурдизирован, а зна- чит, менее эффективен на практике. Он нередко бывает блестящ, но его блеск в основном относится к области фикций. Евреи сильны больше не индивидуальным умом, а коллективным. Это говорит о более высокой организованности их этноса (чему способс- твовало длительное отсутствие у евреев собственного государства; соль в том, что государственный аппарат обычно не столько органи- зует этнос, сколько препятствует его самоорганизации, поскольку такая самоорганизация опасна для власть имущих). Впрочем, сила еврейского коллективного ума, во-первых, не универсальна, во-вто- рых не вполне достаточна для решения насущных проблем выживания евреев. В XX веке коллективный еврейский ум не помог избежать массового уничтожения евреев немецкими национал-социалистами. Этот же коллективный еврейский ум не в состоянии обеспечить высо- кую степень защищённости современному государству Израиль. Другими словами, и коллективный еврейский ум не могучее, чем у многих других народов. Но в целом и явно не слабее. Больший успех еврея в делах, предполагающих конфликт интересов, по сравнению с неевреем -- в одной и той же нееврейской среде -- нередко обусловливается, скажем так, эффектом левой руки. Чтобы объяснить этот эффект, воспользуемся аналогией с фехтованием. Большинство фехтовальщиков -- правши. Правша привыкает биться с правшами. Если правша сталкивается с левшой, то испытывает неу- добство, и оно нередко оказывается решающим. Левша же изначально приспосабливается к тому, что большинство его противников -- правши. В особенно выигрышном положении левша оказывается, когда обнаруживает свою нетипичность внезапно во время боя. Похожим об- разом еврей в нееврейской среде привыкает иметь дело с неевреями, а для неевреев он сам -- что-то нестандартное, поэтому еврей для нееврея в такой среде менее предсказуем, чем нееврей для еврея, особенно если еврей в качестве такового даже не воспринимается. Еврею легче просчитывать ходы оппонента и в итоге поворачивать дело в свою пользу. * * * О влиянии еврейской культуры на европейскую. Многие евреи считают, что оно очень значительное. К примеру, Эрих Фромм в книге "Здоровое общество" утверждает даже следующее: "Европейская цивилизация сложилась на базе двух культур: иудейской и гречес- кой". Такое мнение складывается у евреев из-за того, что, набира- ясь знаний, они при возможности выбора из нескольких источников склонны отдавать предпочтение еврейским и "проеврейским", даже если те хуже качеством. А если постоянно сосредоточивать своё внимание на элементах еврейского происхождения в европейской культуре, то действительно не останется сил замечать элементы италийского, германского, кельтского, славянского, фракийского, иллирийского и т. п. корня. Чтобы быть корректными, надо рассмотреть, как минимум, четыре "потока" еврейского влияния на европейскую культуру: 1) через раннее христианство, 2) средневековый, 3) современный "внутрен- ний", 4) современный израильский -- а также, наверное, взвесить его положительные и отрицательные стороны. Далее, влияние еврейс- кой культуры на европейскую -- это одно, а деятельность евреев в европейской культуре -- это другое. Оставив собственную культуру и перебравшись в европейскую, евреи действительно сделали что-то заметное и зачастую даже хорошее, правда, уже как европейцы, а не как евреи, хотя во многом сделанном ими наблюдается не всегда положительное влияние еврейского менталитета, в своё время обусловленного еврейской культурой, но уже не имеющего ТЕКУЩЕЙ связи с нею, потому что большинство нынешних европейских евреев давно уже вне еврейской культуры. Они -- европейцы (это относится даже к израильтянам), хотя зачастую и специфические. В лучшем случае они -- в еврейском подотделе европейской культуры (есть там такой подотдел, в небольшой степени наследующий старую еврейскую культуру). Влияние этого подотдела на европейскую культуру в целом отнюдь не решающее. Зато решающим является влияние чисто европейской культуры на её еврейский подотдел. Если определять, кто кем больше пользуется в культуре, то заве- домо окажется, что евреи больше пользуются потомками италийцев, германцев, галлов, славян и пр., а не наоборот. Это обусловлено в основном соотношением численности тех и других, так что ничего принижающего в этом нет. * * * Если я перестану цитировать при случае Библию, меня, возможно, выставят юдофобом и/или невеждой, а если буду цитировать её при случае и дальше, возможно, станут спрашивать, как я могу при этом отрицать наличие иудейской основы у современной европейской циви- лизации? А ведь как знать: может быть, мы имеем дело не с иудейс- кой основой, а с иудейской заразой -- неубийственной, вполне терпимой, вроде герпеса. Никто ведь плюсов и минусов её не взве- шивал. Такая зараза время от времени заявляет о себе у многих, но жить мешает не сильно. Так, говорите, Библию вы нам дали? И соответственно несколько веков мракобесия и массовых кровопусканий по религиозным поводам? А ещё уничтожение "языческих" культур? А инквизиция -- тоже на вашей совести? А средневековые притеснения евреев? Или всё это -- следствия того, что европейцы неправильно восприняли ваш Ветхий и Новый Завет? Но если они восприняли неправильно, тогда каков же ваш вклад в европейскую культуру? Между прочим, Библия оттеснила на задний план множество великих книг, спровоцировала их забвение или даже уничтожение. А пресловутые Десять Заповедей -- это по сути благонамеренный примитивный абсурд, столетиями тормозивший европейскую мысль. Примеси иудейского в европейской культуре я отрицать не могу, поскольку для меня эта примесь очевидна. Значение же её, с моей точки зрения, является очень спорным (как и многое другое в этом мире). Миф об иудео-христианской основе европейской цивилизации -- это еврейское домашнее украшение, которое лучше не показывать "гоям", потому что могут и засмеять. Этот миф не только простоват и не стыкуется с некоторыми фактами, но ещё и задевает моё нацио- нальное чувство. И кстати, Сократ мне симпатичнее, чем Христос. * * * О еврейской морали. Вот отрывок из "Аггады" ("Авот ре-рабби Натан"): "Рабби Шимон бен Элазар ехал по берегу после долгой учёбы, и мысли его были высокомерны, потому что он много учился Торе. Попался ему навстречу уродливый человек, и сказал ему рабби Шимон: 'Как ты уродлив'. Отвечал тот: 'Что делать? Пойди-ка ты к Мастеру, который создал меня, и скажи Ему, как уродлив сделанный Им сосуд'. Тут понял Рааби Шимон, что согрешил, поклонился уроду, попросил прощения. Но получил прощения лишь после того, как за него попросили другие люди." (Талм. Вав., Гиттин) Получается, если бы Бог, по мнению еврея, не был причастен к телесному недостатку случайно встреченного человека, вполне допу- стимо было бы травмировать психику этого несчастного ради того, чтобы полнее насладиться собственным превосходством. Будь на месте бедного урода нееврей, не страдающий религиозным заскоком, он ответил бы, возможно, так: "Да, я уродлив, зато ты -- глуп и неосторожен, и ещё не известно, что хуже. Я по крайней мере знаю о своём недостатке, а ты пребываешь в счастливом неведении по поводу себя, из-за чего однажды нарвёшься на большие неприятнос- ти, а может, уже нарвался, потому что я хочу сейчас сделать тебя поболее уродом, чем я сам." Якобы обогатившая европейский менталитет иудейская религиозная мораль ограничена и ущербна в такой же степени, в какой ограниче- на и ущербна иудейская религиозная модель мира. Если рациональная модель развиваема, приспособляема к новым условиям и предполагает здоровое и творческое мышление, то религиозная уродует мыслитель- ный процесс и обрекает людей на неоптимальное поведение. Если иудеи со своим религиозным заскоком выжили в течение последних 2000 лет, то, возможно, больше благодаря вмещавшим их народам и благодаря своим переселениям из страны в страну. Оставайся они на одном месте в пределах своего государства, их бы истребили из-за их иррациональной негибкой политики, основывающейся на религиоз- ных заскоках. Сегодняшний Израиль выживает по двум причинам: 1) потому что является СВЕТСКИМ государством, 2) потому что нужен другим (США и т. д.). О том, насколько христианство, перенявшее иудейские религиозные заскоки, тормозило европейскую мысль, можно судить путём сравне- ния текстов греческих и римских философов с текстами средневеко- вых "учёных". Вообще, религия не способствует развитию критичес- кой и творческой мысли, особенно религия устоявшаяся, обросшая текстами, так что евреи, подсунувшиеся к европейцам со своим комплексом религиозных предрассудков, оказали потомкам ариев очень дурную услугу. Христианство -- это не основа европейской культуры, а скорее её привычная умственная болезнь, с которой приходится считаться. Так что евреям, с точки зрения безопаснос- ти, было бы лучше не примазываться к христианству, а отмазываться от него: мы, мол, вам своих религиозных книг не навязывали -- и по сути даже не предлагали. * * * О бесправном положении евреев в Европе до середины 19 века. Еврейство представляло собой как бы отдельное экстерриториальное государство, и в пределах своих общин евреи пользовались такими правами, какие они сами для себя устанавливали. А для "вмещающих" наций евреи были как бы иностранцами и в среднем вряд ли имели меньше прав, чем другие иностранцы. Так что решение национального собрания Франции от 28 сентября 1791 г. положило начало не освобождению европейских евреев, а устранению их обособленности, можно даже сказать, уничтожению еврейского экстерриториального государства (а точнее, оно означало смену формы присутствия еврейской империи в Западной Европе). * * * О гонениях евреев. Якобы евреи много страдали от незаслуженных притеснений. На самом деле то, что у евреев имело вид гонений, у других народов имело вид вражеских нашествий, и если приравнять нашествия к гонениям, то евреи вряд ли окажутся самыми гонимыми. Таковыми в Европе, скорее всего, являются поляки, украницы или австрийские немцы. В зоне боевых действий в случае нашествия на "вмещающий" евреев народ евреи вряд ли страдали больше основного населения, потому что имели хорошо налаженную собственную развед- ку, жили в укреплённых городах и были мобильны. А активное участие евреев в боевых действиях в Европе до 19 в. было очень незначительным: еврей в армии -- это было редкостью, вызывавшей удивление. О том, как евреи страдали иногда от вражеских нашествий, рас- сказывается, к примеру, в книге С. М. Дубнова "Краткая история евреев" в разделе о захвате Испании арабами в 711 г.: "Евреи встретили арабов как освободителей и оказывали им помощь в борьбе с вестготами. Завоевав какой-нибудь город, арабские вожди поручали охрану его евреям, как надёжным союзникам, и шли с войском дальше. Столица Испании, Толедо, была сдана арабскому полководцу Тарику евреями, которые отворили завоевателю ворота города, в то время как католическое население искало спасения в церквях; охрана столицы также поручена была евреям. Таким обра- зом, евреи сделались хозяевами тех городов, откуда их раньше бес- человечно изгоняли." (Наверное, их изгоняли из городов всё-таки не очень бесчеловечно, если ко времени арабского вторжения евреи в этих городах оставались ещё в достаточном количестве, чтобы существенно помогать арабам. Кстати, в таком "предательском" поведении ничего особенного, еврейского нет: так ведёт себя почти всякое непривилегированное меньшинство, а иногда и большинство, в ситуации, когда государство, на которое у него есть значитель- ные обиды, оказывается перед угрозой разрушения.) О том же есть у Дениса Давыдова в "Дневнике партизанских дейст- вий 1812 года": "...город Гродна ближе всех больших литовских городов граничил с Варшавским герцогством и потому более всех заключал в себе про- тивников нашему оружию: связи родства и дружбы, способность в сношениях с обывателями левого берега Немана и с Варшавою, с сим горнилом козней, вражды и ненависти к России, -- все увлекало польских жителей сего города на все нам вредное. Напротив того, все вообще евреи, обитавшие в Польше, были к нам столь преданы, что, при всей алчности к наживе и корыстолюбию, они во все время отказывались от лазутчества противу нас и всегда и всюду давали нам неоднократные и важнейшие известия о неприятеле." "Надо было наказать первых и погладить последних." "Девятого числа я вступил в город со всею партиею моею. У въез- да оного ожидал меня весь кагал еврейский. Желая изъявить евреям благодарность мою за приверженность их к русским, я выслушал речь главного из них без улыбки, сказал ему несколько благосклонных слов и, увлеченный веселым расположением духа, не мог отказать себе в удовольствии, чтобы не сыграть фарсу на манер милого бала- гура и друга моего Кульнева: Я ВЪЕХАЛ В ГРОДНУ ПОД ЖИДОВСКИМ БАЛДАХИНОМ." Эфраим Севела о том, как происходило присоединение Литвы к СССР в 1940 г.: "Советы наводили свои порядки в Литве один только год, потом пришли немцы. Но за этот единственный год судьба евреев была предопределена. (...) Литовцы терпеть не могли советских оккупантов и за то, что они русские, и за то, что коммунисты. На кого могла опереться новая власть? На местных евреев. (...) Литовцев и евреев было в местечке примерно поровну. Синагога и костёл стояли друг против друга с незапамятных времен и довольно мирно уживались. (...) Коммунисты в тот год стали чистить Литву от так называемого социально опасного элемента и отправлять этот элемент в холодную Сибирь. Ксендза Петкявичуса отправлял в Сибирь милиционер Кац. Он вёз старого священнослужителя на ломовой подводе через всё местечко на станцию, и литовцы, плача, смотрели из окон на ксендза и Каца. (...) Немцам даже рук пачкать не пришлось. Как только местечко было оккупировано германскими войсками, местные жители тут же вырезали всех евреев." ("Моня Цацкес -- знаменосец", стр. 51) Таким образом, евреи выглядят гонимыми лишь при условии, что внимание сосредоточено на тех этапах их конфликтов, на которых евреи получали удары, а не наносили их. Конечно, репутация гонимых имеет некоторые преимущества, но в целом она вряд ли симпатична людям, настроенным быть если не лучшими, то хотя бы не худшими, чем другие. Один мой приятель, не то чтобы большой антисемит, высказал даже такое предположение: если бы немцы не истребляли евреев, то на оккупированных немцами территориях евреи наверняка были бы первыми среди коллаборационистов. Это правдоподобно, потому что даже в устроенных нацистами гетто хватало желающих пойти и в "юденраты", и в еврейскую полицию. В оправдание можно сказать только то, что другие на месте евреев если бы и отличились в лучшую сторону, то вряд ли намного. Фактов, располагающих к такому утверждению, -- огромная масса. Но если предположение о наклонности к коллабора- ционизму высказано с лёгкой ехидцей именно по поводу евреев, оно бьёт только по ним. Пока не задумаешься. Но большинству задумы- ваться некогда. На этом и основывается 90% юдофобии. * * * О дегенеративности евреев. Эту пикантную тему в ряде своих книг развивал в оскорбительном ключе писатель Григорий Климов. В обос- нование своей идеи он указывал на то, что евреи чаще страдают раком, психическими нарушениями, половыми отклонениями, а также чаще бывают рыжими, чем представители других этносов. Между тем, повышенная встречаемость некоторых заболеваний может быть всего лишь расовой особенностью, а не признаком худшего качества генофонда. Вообще, этносы различаются предрасположенностью к тем или иным заболеваниям. К рядовым расовым особенностям можно отнести и относительно большое количество рыжих среди евреев, если оно действительно имеет место (утверждение о том, что евреи чаще, к примеру, шведов бывают рыжими, основывается всего лишь на личных наблюдениях Григория Климова и выглядит правдоподобным только потому, что каждый человек в состоянии припомнить какого-нибудь рыжего еврея). Далее, нет доказательства, что рыжий цвет волос -- дегенеративный признак. Психические проблемы рыжих могут быть хотя бы отчасти объяснены их психическим дискомфортом из-за того, что рыжие, как и евреи, попали в особенные. Не "Бог шельму метит", а есть традиция выдвижения некоторых людей на роль "шельм". Дегенерация (не евреев, а всего человечества) -- тема очень важная, но спокойно разрабатывать её в общих интересах оказыва- ется невозможно, поскольку довольно многих она очень сильно заде- вает или очень сильно привлекает возможностью эффектно пошуметь. А когда со всех сторон только крик и стремление сделать оппоненту побольнее, продвижение к истине становится крайне затруднительным и довольно опасным. * * * О еврейской деструктивности. Евреи как меньшинство обычно доби- ваются толерантного отношения не единственно к евреям, но и ко многим другим меньшинствам (не только этническим). Они так делают не только из заблуждений, или по излишней доброте, или -- в неко- торых случаях -- по причине собственной принадлежности к той или иной разновидности ущербных, но также для того, чтобы не раскры- вать лишний раз своего еврейства; чтобы заполучить себе другие меньшинства в союзники; чтобы выглядеть справедливыми, а не корыстными; чтобы успешнее протаскивать под носом у антисемитов идею толерантизации. Из-за этого (нормального!) стремления евреев защитить и обустроить себя образуется слишком большая брешь в системе защиты общества от нежелательных отклонений, и через эту брешь пролезают те, кто по большому счёту вредны и для евреев как этноса: гомосексуалисты, абсурдизаторы, религиозные экстремисты, пропагандисты расового смешения и пр. Повышенная дегенеративность среди евреев (если она и в самом деле значительно больше среднеевропейской) -- наверняка в основ- ном следствие дольшего пребывания еврейского этноса в состоянии цивилизованности, а не следствие особенностей еврейского образа жизни в рамках цивилизации. Но антисемиты (зачастую люди более ущербные, чем европейская масса в среднем, хотя их предки вышли из состояния благодатного варварства, возможно, на 1-1,5 тыс. лет после евреев), обличая еврейских дегенератов, обвиняют в их существовании не цивилизацию, а еврейство. Евреи же вместо того, чтобы отвергать своих дегенератов на общих основаниях или представлять их как жертвы цивилизации, обычно защищают их как евреи евреев, игнорируют их дегенеративность, а их творческий продукт, если таковой имеется, позиционируют как разновидность нормы, чем открывают дорогу не только еврейскому дегенератству, но дегенератству вообще. Если говорить об особенностях еврейского образа жизни, распола- гающих к дегенерации, то это, возможно, в первую очередь отсутст- вие в иудаизме запрета на брак между двоюродным братом и двоюрод- ной сестрой. В исламе такой запрет тоже отсутствует. А, скажем, в католичестве и православии он существует -- в дополнение к тем запретам на близкородственный брак, какие существуют в иудаизме. * * * О кровавом навете. Христиане регулярно застреливают, режут, душат, давят автомобилями, жгут и топят друг друга даже в отсутс- твие войн -- и считается, что это в порядке вещей, -- а если бед- ные евреи один раз в год на Пасху употребят одного христианского младенца в благих религиозно-питательных целях, из-за этого почему-то поднимается неимоверный шум. * * * Евреям приписывают, среди прочего, гнусную привычку отвечать на вопрос вопросом, а не ответом. Это -- яркий пример придирки к ним ни за что, на пустом месте. На самом деле, во-первых, ничего гнусного в такой манере нет, особенно если первоначальный вопрос дурацкий или задаётся с намерением унизить, а во-вторых, такая манера отвечать вряд ли отличает евреев от других, потому что статистики на этот счёт не имеется. Человек -- не автомат, кото- рый в исправном состоянии должен непременно давать на "выходе" ответ, когда на "вход" поступает вопрос. Отвечать "ответом", а не вопросом, не обязуют ни традиция, ни закон, если только вы не под следствием и не перед судом. Каждый отвечает как хочет или не отвечает вообще. Как спросите, так и ответят. Учитесь толково спрашивать или довольствуйтесь вопросами, которые получаете в ответ. Если евреи и в самом деле имеют наклонность отвечать на вопросы вопросами, это вполне объяснимо их культурными отличиями от "вмещающих" народов: когда представитель "вмещающего" народа спрашивает о чём-то еврея, еврей зачастую НЕ ВПОЛНЕ ПОНИМАЕТ, чего от него хотят, но стремится быть вежливым и поэтому оказывается просто ВЫНУЖДЕН задать встречный вопрос. Жидоед обычно задаёт еврею публично вопросы не лишь бы как, а с подковыркой: чтобы еврей своими ответами сам обнажил гнусную суть еврейства. Соответственно еврей пытается уйти от вопросов, кото- рые представляют ситуацию вокруг евреев лишь односторонне, без важных деталей, и пробует, в свою очередь, вывести на чистую воду жидоеда -- встречными вопросами. И жидоед возмущается на самом деле не тем, что еврей не хочет отвечать на жидоедские вопросы, а тем, что еврей не хочет обгаживать сам себя по указке его, жидоеда. * * * Если говорить о том, какие полезные или вредные вещи привнёс тот или иной европейский этнос в цивилизацию Европы, то евреи отличились не в последнюю очередь поддержкой толерантности ко всяким меньшинствам. Интерес евреев в этом деле заключался в том, что в число меньшинств, нуждавшихся в защите от преследова- ния, входили и они сами. Они якобы старались великодушно за всех. Снисходительность к чужому своеобразию -- это в принципе не плохо, но сложность в том, что меньшинство меньшинству рознь, и некоторые меньшинства отнюдь не заслуживают толерантности, но в пробитую евреями дыру пролезли и они. * * * Исследование того, что наговорили по поводу евреев и антисеми- тизма всякие известные интеллектуалы, для понимания указанных феноменов мало что даёт, потому что большинство интеллектуальных авторитетов стремилось только отметиться при этих темах, а не внести в их рассмотрение что-то новое. Отметиться с той или иной стороны бывает выгодно для карьеры, а пробовать внести что-то новое и существенное -- наоборот, бывает невыгодно, потому что корректный подход к рассматриваемым предметам слишком сложен для массовых умов и может вызвать охлаждение к тебе со стороны еврейской или антисемитской партии. Вдобавок многим признанным интеллектуалам, высказывавшимся по еврейскому вопросу, этот вопрос был, возможно, просто не по зубам. Собственно, массовое признание -- это обычно следствие того, что выражаешься не слишком сложно и не противоречишь расхожим настроениям. * * * О несостоявшемся дальневосточном Израиле. Вопреки распространённому среди многих антисемитов, да и евре- ев, мнению, создание Еврейской автономной области (ЕАО) на Даль- нем Востоке в 1934 году вовсе не было формой тонкого издевательс- тва мудрого Сталина над коварными евреями и способом убрать их подальше: 1. Эта область по площади почти в два раза больше Израиля. 2. Природные ресурсы этой области -- богатейшие: и биосферные, и ископаемые. 3. Природные красоты там (горы, леса, водоёмы) -- на весьма высоком уровне. 4. Климат -- умеренный, пусть и с холодной зимой. Можно выращи- вать даже кукурузу. 5. Расположение области было выбрано так, как было выбрано, по- тому, что местное коренное население (тунгусы) там было очень малочисленное -- не соответствовавшее хозяйственным возможнос- тям региона. Колонизация этих мест не могла вызвать значитель- ного напряжения межэтнических отношений, как она вызвала в Палестине. Вдобавок, конечно, требовалось тамошнее усиление позиций и укрепление границы, то есть, Сталин доверял евреям важный участок. 6. Посадка евреев на землю, исход их из перенаселённых местечек и обращение к занятию сельским хозяйством -- это была не больше- вистская идея, а еврейская националистическая, с солидным дореволюционным стажем. 7. Выделять евреям для автономии Крым, как многим из них хоте- лось, -- это было слишком. По двум причинам: 1) в Крыму уже имелось довольно многочисленное, можно сказать, коренное население: крымские татары, армяне, греки и др.; 2) Крым был очень лакомым куском, и отдача его евреям, мягко говоря, не встретила бы понимания. 8. Вариант кучного поселения евреев на Дальнем Востоке -- не хуже всерьёз рассматривавшегося в своё время варианта кучного посе- ления их в Уганде. 9. Бороться с дальневосточным холодом -- не труднее, а легче, чем с ближневосточной жарой и дефицитом пресной воды. 10. Идея колонизации, то есть кучного поселения на новых, чужих землях была вовсе не отвратна мышлению образованных людей начала XX века. 11. Местоположение области -- у чёрта на куличках только по отно- шению к Европе, но не по отношению к Японии, Южной Корее, Китаю, Юго-Восточной Азии. Правда, эти места стали доступными и привлекательными для бизнеса и туризма в основном к концу XX века, а в 1930-х здесь кое-где шла война. Ну, кто ж знал... 12. Имела место поддержка проекта, в том числе поддержка матери- альная, со стороны американских сионистских организаций, а они поддерживать лишь бы что стали бы вряд ли. Статус автономной области был ниже статуса автономной республи- ки, но такое как бы принижение евреев вполне объяснимо тем, что они не накопились на выделенной территории в большом количестве. Эта причина -- достаточная, так что особое отношение Сталина к евреям могло быть и ни при чём. Единственный действительно крупный недостаток ЕАО -- удалён- ность от моря. Советские евреи массово не поддержали проекта Еврейской авто- номной области: за всё время её существования её еврейское насе- ление не превысило 20 000 (16% обитателей территории). Местечко- вые евреи предпочли осваивать советские столицы и прочие крупные города -- в силу заурядного человеческого стремления устраиваться получше. В ПРИНЦИПЕ, при вложении большого количества интеллектуальных сил, было возможно превратить ЕАО в одно из удобнейших для прожи- вания мест на земле. Во всяком случае, более привлекательное, чем теперешний Израиль. Но сложность была в том, что в условиях СССР творить и хозяйствовать удавалось, как ни рвись, в лучшем случае на уровне чуть выше среднего, а этого для тех мест не достаточно: при чутьвышесреднем управлении по-советски рассматриваемые места значительно уступали по качеству жизни крупным городам на западе СССР, а попрекать людей тем, что они не хотят мучиться за просто так, -- это не справедливо. ............................................................... ...............................................................

6. Еврейский менталитет.

Почему на основе одних лишь высказываний культурного человека вдруг начинаешь склоняться к мнению, что имеешь дело с евреем? Во-первых, конечно, обращаешь внимание на частое и почтительное упоминание еврейских авторов. Во-вторых, на отсутствие положи- тельного интереса (или хотя бы снисходительного) к национализму "вмещающего" этноса. В-третьих, замечаешь в суждениях некоторый формализм и/или некоторую трескучесть. Как правило, у еврея нет установки на поиск трудных истин (ну, на приближение к ним): если какие-то идеи воздействуют на умы, значит, эти идеи эффективные, подходящие, "верные", и еврей берёт их на вооружение (особенно если это идеи еврейских авторов) и не проявляет желания рыть глубже. Кажется, это называется позитивизмом. Еврей силён в области формальных умопостроений и риторики (поэтому из еврейской среды вышло много математиков, физиков- теоретиков и революционеров-демагогов), но не в области создания самодостаточных социальных систем. Еврейский менталитет не наст- роен на тщательный разбор неформальных сложностей и осторожность в выводах. Сталкиваясь со сложностями, требующими интуиции и взвешенности, еврей обращается к не к здравому смыслу, а к формализмам, риторике и авторитетам и подавляет оппонентов блеском своего специфического ума. Причина этого, возможно, отчасти в том, что, потеряв в I веке н. э. своё государство, еврей почти 2000 лет был комплиментарен: он обитал в чужих социальных системах, ответственность за сущес- твование которых несли в конечном счёте другие, а еврей выступал в роли управляющего, советника, банкира, премьер-министра (при государе или президенте) и т. д. , то есть "двигателя", новатора, а не охранителя, консерватора. Он рисковал больше чужим, а не своим. Если социальной системе приходил конец, еврей в крайнем случае перебирался в другую, оставляя аборигенам возможность расхлёбывать ситуацию самим. * * * Личная выгодность какого-либо занятия или необходимость его для личного выживания является в глазах еврея существенно оправдываю- щим это занятие обстоятельством. В глазах нееврея -- зачастую тоже, но у евреев это всё-таки более выраженно. "Это может прино- сить мне деньги, но и вредить другим людям, так что я заниматься этим не буду" -- вот образчик нееврейского рассуждения. "Это вредит другим людям, зато приносит мне деньги" -- вот образчик еврейского. Таким подходом обусловливается еврейская живучесть, приспособляемость, предприимчивость. И им же объясняются всякие абсурдные с нееврейской точки зрения случаи сотрудничества евреев с противниками еврейства. * * * Если русским свойственно преклонение перед Западом, то евреям -- преклонение перед соплеменниками. Когда русский еврей прекло- няется перед Западом, он на самом деле преклоняется перед каким- нибудь западным евреем. Русский человек, если надо сослаться на кого-то поавторитетнее, выбирает какого-нибудь немца, американца и т. п.; русский еврей, если надо сослаться кого-то поавторитет- нее, выбирает какого-нибудь немецкого, американского и т. п. еврея. * * * Из-за склонности евреев энергично поддерживать своих еврейские авторы, наверное, в среднем оказываются слабее нееврейских: если, к примеру, русскую бездарь, пробующую писать, оттеснят те же ев- реи, то еврейскую русскоязычную бездарь они как-нибудь пристроят хотя бы из чувства солидарности. Доказывать фактами эту гипотезу очень затруднительно, поскольку требуется и мера бездарности, и мера поддержки, а вдобавок надо проанализировать большое количес- тво нетенденциозно подобранных случаев. Даже если, к примеру, исследовать ссылки в научной и наукообразной литературе, то и в этом случае более высокая доля ссылок у еврейских авторов на других еврейских авторов может ведь быть объяснена тем, что это, наоборот, неевреи избегают ссылаться на евреев, даже когда ссылки уместны. Если вместо точного исследования вынужденно ограничиться "экспертными оценками", то вот она, моя (см. начало абзаца). Выражение "еврейская книжка" я услышал от своего научного руко- водителя в начале 1980-х, когда доступной антисемитской литерату- ры не было, и люди держались в основном устной традицией и личны- ми наблюдениями. Замечание было высказано по поводу одного опуса по системологии, который я приобрёл и радостно показал "шефу". Вчитавшись в этот опус, я понял, ЧТО мой тогдашний "шеф" имел в виду. Еврейская книжка -- это что-то с размашистым трескучим на- званием, поверхностным наукообразным изложением вокруг да около, неопределённостью в части новизны и возможности использовать и, конечно же, обильными ссылками на еврейских авторов. Разумеется, далеко не всякая книга еврейского автора является "еврейской книжкой" в указанном смысле, и "русские книжки" (религиозные, патриотические, псевдоисторические) бывают ещё отвратительнее "еврейских", но по-своему. * * * Евреи -- это народ, который, похоже, ЛЮБИТ нарываться на непри- ятности. Психологические характеристики отдельных людей в значи- тельной степени применимы и к этносам: как есть мазохисты среди отдельных личностей, так есть мазохиствующие этносы, по крайней мере один. Если еврея не преследуют, он испытывает психический дискомфорт. Как чукче плохо без снега, так еврею -- без "антисе- митизма". Тот и другой в этом не виноваты: так жизнь сложилась. Чукчи генетически приспособлены к холодному климату, а евреи, наверное, к тому, чтобы быть гонимыми. Когда в Израиле евреям не хватает конфликтов с арабами, евреи гоняют друг друга. В любом этносе люди гоняют своих, когда нет возможности гонять чужих. Но если неевреи гоняют друг друга ради удовольствия быть гоняющими, то евреи -- в основном ради того, чтобы быть гонимыми. ............................................................... ...............................................................

7. Неприятие евреев.

Правильнее говорить о неприятии евреев (неприязни, ненависти к ним), а не о "юдофобии" и "антисемитизме", потому что слова "юдофобия" и "антисемитизм" по смыслу своих корней не вполне точно отражают феномен недружественного отношения к евреям: фобия -- это страх, а семиты -- группа этносов, среди которых евреи -- в меньшинстве. Евреи -- не просто по преимуществу горожане: они -- как прави- ло, обитатели столиц и крупнейших городов. К примеру, в Веймарс- кой республике 1/3 немецких евреев проживала в Берлине. А в Авст- рии того же времени ситуация была ещё характернее: из 300 тысяч австрийских евреев 200 тысяч обитали в Вене. Накапливаясь в столице в огромном количестве, полуассимилиро- вавшиеся евреи неизбежно и существенно вмешиваются в чужую нацио- нальную жизнь в самом её центре и при этом вольно или невольно, но вполне естественно преследуют, в первую очередь, собственные, еврейские цели или хотя бы проявляют специфический еврейский мен- талитет. Иными словами, мешают основному народу государства быть самим собой и устраивать свои дела так, как он хочет. Между тем, вряд ли отыщется хотя бы несколько народов, которым такое положе- ние дел нравится. С еврейскими портными, инженерами, офицерами, даже торговцами вмещающему народу больших специфических проблем обычно нет. Боль- шие специфические проблемы бывают место с некоторыми гуманитари- ями -- "властителями дум". Поскольку евреи -- народ очень образо- ванный, то и гуманитариев в его среде много, и эти гуманитарии не в состоянии самореализоваться исключительно в еврейской среде, в рамках еврейских тем. Ещё они могут заниматься 1) общечеловечес- кими вопросами; 2) вопросами многнационального государства, в котором живут, 3) вопросами "титульного" народа. В вариантах 1 и 2 они мешают единственно как конкуренты -- если выступают как евреи или "общечеловеки", а не выдают себя за тех, кем не являют- ся. Варианты 2 и 3 разделяемы с трудом, из-за чего получается, что евреи вмешиваются в дела другого народа, выдавая себя за часть его: думают за него, навязывают ему взгляды, которые, воз- можно, больше на пользу не ему, а еврейству. Интеллектуальное обслуживание евреями других народов НЕ МОЖЕТ осуществляться без учёта еврейских интересов, если эти интересы каким-то образом затрагиваются. Это НОРМАЛЬНО -- и не вызвано какими-то особыми национальными свойствами евреев. Поэтому должно рассматриваться в качестве нормального и стремление представителей титульного этноса обходиться собственными силами в некоторых занятиях, как бы ни были блистательны в них евреи или кто-то ещё. Посторонние должны в таких ситуациях либо тактично уходить в сторону, либо высказывать свои мнения в качестве посторонних, а не "своих". * * * Кого у нас (ну, у русских) называют еврейчиком? Это тщедушный мужчинка с явно семитской внешностью и плохо скрытой национальной озабоченностью. Дурные черты еврейского национального характера, выковывавшегося в черте осёдлости, выражены в нём особенно замет- но: склочность, бесцеремонность с теми, с кем не надо поддержи- вать хорошие отношения, двуличность, приспособленчество, абсур- дизм, акцентуированность, склонность выгадывать даже на мелочах. Ну, может, не всё сразу. Для равновесия опишем типичного нехоро- шего русачка: ленивый, нелюбопытный, пьющий, вороватый, скверно- словящий, неприязненный к иначе думающим, охотно признающий над собой власть какого-нибудь демагогствующего дурака, настроенный решать всякие политические проблемы силой, обиженный на все соседние народы за то, что они не любят русских, не хотят входить в российскую империю и русеть.

8. Борьба с еврейством.

Наличие напряжений в конструкции -- это зачастую условие её ус- тойчивости, а гармонию в мире ищут (и находят) лишь оторвавшиеся от жизни философы. В Китае в 1960-х провели массовую кампанию по уничтожению воробьёв. Считалось, что таким образом сохранят много риса. Когда воробьи почти исчезли, оказалось наоборот: размножились всякие селскохозяйственные вредители, которых до той поры воробьи сдерживали. Аналогичная ситуация может иметь место и в отношении евреев: если антисемиты каким-то образом реализуют свою мечту об избавлении мира от "пархатых", как бы потом не оказалось ещё хуже. Кстати, когда я в возрасте 8 лет навестил своих сельских родст- венников и пообщался с двоюродным братом, то выяснил, что в бело- русской глубинке, на моей исторической родине, воробьёв называли "жидами" (не иначе, это результат смешанного влияния маоистов и гитлеровцев). Я самолично, вооружённый рогаткой, принял участие в детской карательной экспедиции против этих самых "жидов", о чём сегодня глубоко раскаиваюсь. Биосфера -- это система, которая более-менее устойчива и сохра- няется лишь потому, что в ней различные взаимно противостоящие сущности удерживают одна другую в границах, в которых только и возможно их существование. Если какая-то из них вдруг окажется без своих противовесов, ей будет хорошо лишь в самом начале, а потом она уничтожит ресурсную базу своего существования, а если не повезёт, то и значительную часть биосферы. Кстати, именно этим сейчас занимается человечество как целое. В пределах человечества евреи не просто кому-то мешают, а, скорее, кого-то благотворно сдерживают. И кто-то в ответ благотворно сдерживает их. Возможно, сдерживает плохо, и надо немного больше -- для общего блага евреев, неевреев, антиевреев и пр. Таким образом получается, что и евреи -- не мировое зло, и антисемитизм -- вещь в некоторых отношениях полезная (для евреев в том числе). * * * О еврейских погромах. Разбираясь в причинах, всегда ищут заин- тересованных -- тех, кто натравливал, -- и не всегда находят. А дело в том, что эмоциональная основа погромов -- нормальная чело- веческая потребность в ненависти. Каждый нормальный индивид (по крайней мере, мужчина) ненавидит какую-нибудь категорию людей и мечтает разделаться с нею. Такова человеческая природа, и бороть- ся с нею значит идти против естества. Еврейский погром -- это для многих блестящая возможность осуществить свои кровожадные мечты: разрядить накопленную неприязнь к людям и где-то даже получить моральное удовлетворение. Кто ненавидит частных предпринимателей, тот бьёт евреев-лавочников; кто не выносит очкастых интеллиген- тов, тот бьёт очкастых интеллигентных евреев; кто испытывает неприязнь к толстым, тот выбирает себе евреев пообъёмистее; кто "заводится" от волосатых -- тот сосредоточивается на особо зарос- ших евреях и т. д. Кто ненавидит патологических антисемитов или, наоборот, "жидовствующих", тот бьёт евреев за то, что они дают поводы для существования этих разновидностей людей. Удобнее всего при погромах, конечно, просто антисемитам: они ненавидят ВСЕХ евреев без разбора и способны удовлетворяться насильственными действиями против любого встречного с характерными признаками. Евреи и "жидовствующие", в свою очередь, посредством погрома тоже получают объект для физиологически необходимой ненависти -- погромщиков -- и по прошествии погромов, как правило, делают всё, чтобы сохранить поводы для новых погромов. Средством против по- громов является любой социальный конфликт (хотя бы игровой), способный оттянуть на себя агрессивность. И наоборот, раздувание антисемитских настроений позволяет умерить количество и прыть энтузиастов любого другого конфликта в обществе. Если после по- грома 1946 года в Кельце Европа уже не знает инцидентов такого рода, то не потому, что она "подросла", наконец, в отношении нравственности, а потому что 1) общество стало более сытым, 2) евреи стали держаться менее компактно, 3) расцвёл спорт, 4) появились многочисленные "цветные" иммигранты, оттягивающие от евреев часть неприязни. * * * Махровый антисемитизм -- это ошибка, или болезнь мышления, или позёрство, или нечестный способ зарабатывания на жизнь. Лёгкая степень антисемитизма, без исторических экскурсов на две и более тысячи лет, -- это нормальная реакция на конкурирующий этнос. Ущербность махрового антисемитизма состоит в том, что в нём типовая задача удерживания некоторого народа в рамках, полезных для него самого, раздувается до великой миссии спасения человече- ства. Это идёт от непонимания значимости взаимного сдерживания в обществе и от наивной веры в возможность бесконфликтного сосуществания народов. Антисемит почти всё зло выводит -- с большей или меньшей натяж- кой -- из одного первоисточника: еврейства. А поскольку натяжка является делом тонким и не всегда очевидным даже для тех, кто её делает, у антисемита выходит стройная законченная картина мира, в которой почти всё нехорошее связано по преимуществу с евреями. Картина получается яркая, убедительная, без тёмных пятен, поэтому антисемит не чувствует необходимости сомневаться в ней и искать что-то вне её и совершенно не интересуется мнениями по еврейскому вопросу, не совпадающими с его собственным (носители этих мнений автоматически заносятся им в категории замаскированных евреев и "полужидков", "шабес-гоев" или просто несведущих дураков). Убедительности картины способствует то, что она фигурирует как ТАЙНОЕ ЗНАНИЕ, открывающееся только немногим: тем, кто сумел вырваться из пут псевдознания, навязываемого всем евреями, полуевреями и их подголосками. Наверняка евреи за последние двести лет слишком перетянули на себя одеяло, но возвращать одеяло на место надо, исходя из созна- ния значимости сохранения границ для любого народа, а не исходя из представления об особой порочности евреев. Когда в очередной раз сталкиваешься с подлостью дураков и "припыленных" из числа евреев, то, разумеется, в голове начинает бушевать мысль, что антисемиты, наверное, всё-таки правы, и с этой "пархатнёй" надо поскорее и посуровее разобраться, не утруж- дая себя рассмотрением деталей. Но когда чувства слегка остывают, и включается соображение, начинаешь снова сознавать, что всех людей, которые тебе мешают, ты так или иначе не передушишь, поэтому нет смысла делать для евреев исключение или начинать обязательно с них. Люди мешают один другому по большей части не потому, что ущербны, а потому что их располагают к дурному пове- дению ущербные социальные условия. Если ты начнёшь принимать "окончательные решения" против тех, кто тебе сильно досаждает, ты всего лишь включишься в эту всеобщую душиловку в качестве рядового участника (и в результате она только приобретёт более широкий размах), а ведь надо хотя бы попробовать стать лучше: подняться на следующую ступеньку развития, чтобы наслаждаться собственным превосходством. Враждовать можно очень по-разному. Одни переполняются нена- вистью и не слышат того, что им говорят о предмете их кровавых вожделений, а озабочены лишь тем, чтобы нанести противнику удар побольнее. Другие стремятся понять природу своего конфликта, себя, своего противника. Зачастую первые побеждают, но лишь до той поры, пока в среде обитания хватает ресурсов для той иррацио- нальной жизни, какую они ведут. К неассимилированному еврею надо относиться всего лишь как к представителю другого народа и ДРУГОГО ГОСУДАРСТВА, то есть как к человеку, с которым можно иметь общие интересы и общие дела толь- ко до некоторого предела, а именно пока не затрагиваются интересы национальные и государственные. Иначе говоря, надо относиться к нему совершенно так же, как вы относились бы, например, к англи- чанину или немцу, живущему и работающему рядом с вами, но духовно не порывающему с родиной и никогда не забывающему, что вы для него -- по большому счёту чужой. В том, что еврей от вас дистан- цируется, нет ничего особенного, нездравого или преступного. И нет ничего особенного и пр. даже в том, что он, возможно, созна- тельно занимается подрывной работой против вашей нации и государ- ства: да, он одного с вами гражданства, но это гражданство он получил автоматически, а не по выбору, и не знает лёгкого способа сменить его на то, какое хочет, а стать лицом без гражданства попросту не рискует -- во избжание дополнительных трудностей. Вы для него -- такая же проблема, как он для вас. Ненавидьте его, размежёвывайтесь с ним, боритесь против него, выживайте его, если он того заслуживает, но не надо при этом подниматься до обобщений вроде того, что евреи ВСЕГДА И ВЕЗДЕ в основном подрывали устои и паразитировали на теле других наций. На самом деле отношения ев- реев с другими народами в разное время и в разных местах склады вались очень по-разному, и если бы всегда была только вражда, евреев бы сегодня уже не было. Чтобы более адекватно оценить "разрушительную" сущность еврейства, можно для примера рассмотреть некоторые претензии малороссов к своим братьям по крови, "во Христе" и в антисемитизме -- великороссам: 1686 г. - Ликвидация автономии украинской церкви, насильствен- ное присоединение Киевской метрополии к Московскому патриархату и установление тотального контроля над украинским просвещением со стороны Москвы. 1689 г. - Запрет Киево-Печёрской лавре печатать какие-либо книги без разрешения московского патриарха. 1690 г. - Анафема Московского собора на "киевские новые книги". 1708 г. - Разрушение гетманской столицы Батурина по указу Петра I. Погибли все 6000 его населения, включая женщин и детей. 1709 г. - Указ Петра I об учреждении цензуры при издании украинских книг в Москве. Запрет на использование украинского языка в церковной службе. 1720 г. - Указ Петра I о запрете печатания каких-либо новых книг в Киево-Печерской и Черниговской типографиях. Старые книги приказано исправить, "дабы... особливого наречия в оных не было". 1721 г. - Уничтожение Черниговской типографии по приказанию Петра I. 1729 г. - Указ Петра II, обязующий переписать с украинского на русский все государственные документы. 1755, 1766, 1769, 1775, 1786 гг. - Запреты Священного синода на издание украинских книг. 1764 г. - Наказ Екатерины II князю Вяземскому усилить "русифи- кацию" Украины, Беларуси, Прибалтики и Финляндии. 1764 г. - Указ Екатерины II о ликвидации на Украине гетманского правления. 1769 г. - Указ Священного синода об изъятии у населения украин- ских букварей и украинских церковных книг. 1775 г. - Манифест Екатерины II "Об уничтожении Запорожской Сечи и причислении оной к Малороссийской губернии". Закрытие украинских школ при полковых козацких канцеляриях. 1783 г. - Указ Екатерины II о закрепощении селян на Украине и в Беларуси. 1784 г. - "Русификация" начального образования на Украине. Указ Киевского митрополита С. Мславского: священники в украинских церквях обязаны служить "голосом, свойственным российскому наречию". 1786 г. - "Русификация" церковнославянских текстов. Указ об обязательности "чистого российского языка" в Кииевской академии. 1817 г. - Закрытие Киево-Могилянской академии, одного из важ- нейших славянских культурных центров своего времени. 1831 г. - Ликвидация Магдебургского права на территории Украины и Беларуси. 1847 г. - Разгром "Товариства св. Кирила i Мефодiя" в Киеве, арест и ссылка его членов. Арест и бессрочная ссылка в солдаты Тараса Шевченко. Резолюция Николая I: "под наисуровейший надзор с запретом писать и рисовать" (ссылка продлилась до 1857 г.). 1862 г. - Закрытие украинских воскресных и бесплатных школ для взрослых. 1863 г. - Циркуляр министра внутренних дел России П. Валуева о запрете печатания книг на украинском языке в Россий- ской Империи. 1869, 1886 гг. - Указы царской администрации про доплаты "в десяти Юго-Западных губерниях лицам русского проис- хождения, исключая, однако, местных уроженцев", за успехи в "русификации" Украины. 1876 г. - Тайный указ Александра II о запрете ввоза из-за границы в Империю каких-либо брошюр и книг на украин- ском языке. Запрет украинского театра и печати укра- инских песен под нотами. 1888 г. - Указ Александра III по запрете украинского языка в официальных учреждениях и крещения детей украинскими именами. 1908 г. - Указ сената Российской Империи о вреде культурной и просветительской деятельности в Украине, "могущей вызвать последствия, угрожающие спокойствию и без- опасности". 1910 г. - Циркуляр Столыпина о запрете создания "инородческих товариществ, в том числе украинских и еврейских, независимо от преследуемых ими целей". Из книги Ивана Дзюбы "Iнтернацiоналiзм чи русифiкацiя?"): "Я мушу вам сказати, що розвiдка 1652 року архiдиякона Павла Алеппського про письменнiсть на Українi говорить, що майже всi домашнi, i не тiльки чоловiчий персонал, але й жiнки i дочки, вмiють читати. Переписи 1740 року i 1748 року говорять, що в семи полках Гетьманщини -- Полтавської i Чернiговської губернiй на 1904 села припадало 866 шкiл з викладанням українською мовою. Одна школа припадала на 746 душ. В 1804 р. видано було указ про заборону вчитися українською мовою. Результати нацiонального гнету позначаються далi. Перепис 1897 р. показав, що найбiльш малописьменнiй народ у Росiї -- українцi. Вони на найнижчому ступенi. Це було в 1897 р. i тодi виходило на 100 душ населення 13 письменних." * * * Политика может проводиться с разной степенью точности выявления обстоятельств и использования средств. К примеру, можно осуществ- лять "ковровую" бомбардировку, а можно целиться отдельными бомба- ми в конкретные объекты. Чем меньше точность, тем меньше затраты на выработку решений, но тем больше сопутствующие потери. Стре- миться же следует к тому, чтобы выгода от "накрытия" целей как можно больше превышала сумму того и другого. Сопутствующие потери неизбежны, и их минимизация не является главным критерием выбора варианта действий. В применении к евреям это означает, что как ни старайся, а некоторое количество евреев будет страдать от "здравого антисемитизма" несправедливо. Это также означает, что неприятие всех евреев без разбора -- это всего лишь наименее точный вариант бомбардировки, позволяющий экономить на анализе обстоятельств и, возможно, обеспечивающий в конечном счёте наи- лучший результат. Можно делать и так: давить на всех евреев без разбора, чтобы они сами разбирались со своими "плохими" -- через какие-нибудь "комитеты по оздоровлению еврейства". Но это вряд ли будет эффективно даже при условии оказания еврейству серьёзной методической помощи, потому что евреи, как и "гои", существенно иррациональны и скорее пойдут на поводу у еврейских демагогов, чем сосредоточатся на самоанализе и самосовершенствовании. Далее, этот вариант разрешения "еврейского вопроса" абсурден уже потому, что желающим подправить еврейство со стороны надо было бы сначала опробовать свои методики подправления на собственном народе, а если бы эти методики оказались и в самом деле хороши, то собст- венный народ мог бы настолько подправиться, что никакие евреи ему уже не были бы страшны, более того, наверняка многие евреи добро- вольно стали бы брать с этого народа пример или даже начали бы в этот народ записываться. Но человеческая природа такова, что люди много охотнее обвиняют в своих неприятностях других, чем обнару- живают причину этих неприятностей в своих собственных недостатках и решаются что-то в себе исправить. * * * В. Кранц "Земля обетованная -- Израиль. Справочник-путеводитель" (Киев, 1993), стр. 7: "В мире мало таких гуманных или конструктивных законов, как Израильский Закон о Возвращении. Согласно этому закону, любой человек, рождённый еврейской матерью или обращённый в иудаизм любым раввином, имеет право на въезд в Израиль и немедленное получение израильского гражданства. Можно согласиться - это необычный закон, но ведь и евреи тоже не такой уж обычный народ!" "Всякий, кто женат или замужем за евреем, а также дети и внуки таких браков имеют те же права въезда и гражданства." Иными словами, всякий еврей -- это фактический гражданин Израи- ля, в лучшем случае -- лицо с двойным гражданством. К необычному народу и отношение, наверное, должно быть необычное: можно, к примеру, запретить евреям и всем другим лицам, имеющим право на израильское гражданство, занимать должности в государственном аппарате на том основании, что гражданство у них фактически двой- ное. Или же можно тоже стать необычными: принять и разрекламиро- вать закон, по которому любой русский имеет право на въезд и возвращение в Россию, то есть фактически является лицом с двойным гражданством. Правда, не ясно, как быть с русскими на 1/2 и 1/4, а также с разноцветными членами их семей. * * * О разнице между войной с евреями и войной с немцами. В том, что два соприкасающихся народа во взаимных отношениях иногда доходят до войны друг с другом, нет ничего необычного (как, впрочем, и ничего хорошего). Но если это война с внешним противником, то через десяток-другой лет после заключения мира вражда более-менее остывает и бывшие враги нередко даже оказываются в роли союзников против кого-то третьего, как это неоднократно имело место, к при- меру, в отношениях между Россией и Германией (Пруссией). А вот в отношениях с внутренним противником, который в роли внутреннего оказался к тому же против своей воли, вражда почему-то никогда не затихает полностью, хотя вроде бы именно с ним следует налаживать отношения в первую очередь. Причина, наверное, в том, что госу- дарства сталкиваются как целое, даже вопреки личным отношениям своих граждан, а конфликты народов внутри государств, наоборот, вырастают из нескладывающихся личных отношений. Поэтому двум государствам помириться легче, чем двум народам внутри одного государства. * * * О том, почему некоторые недалёкие и морально уродливые лица еврейской национальности любят возбуждать в людях антисемитские настроения. Причины следующие: 1. Потребность конфликтовать. Это потребность нормальная, но некоторые удовлетворяют её нелучшим образом. 2. Потребность переживать чувство групповой солидарности. Оно переживается тем острее, чем большим опасностям подвергается группа и чем она сплочённее. 3. Потребность отыскивать внешние причины своих жизненных неудач. Объяснять неудачи собственными недостатками -- это неприятно, поэтому более привлекает объяснение их враждебностью среды. 4. Потребность оправдывать свою бесцеремонность по отношению к окружающим: если они -- враги, то можно пренебрегать их интересами. 5. Возможность зарабатывать на жизнь защитой "еврейских интересов" (или хотя бы самоутверждаться через это в еврейской среде). Чем больше у евреев врагов и проблем, тем выше заработок. Антисемитские настроения существуют не только потому, что их возбуждают, но также по следующим причинам: 1. Потребность конфликтовать. 2. Потребность переживать чувство групповой солидарности. 3. Потребность отыскивать внешние причины своих жизненных неудач. 4. Возможность самоутверждаться через борьбу со злом, якобы воплощённым в евреях. Возможность зарабтывать "патриотизмом" на жизнь. Антисемиты и еврейские борцы с антисемитизмом взаимообусловлены и помогают друг другу идеями, настроениями, поводами для ненавис- ти. Те и другие отличаются в лучшем случае узостью мышления, в худшем -- настроенностью лгать и жертвовать общественными интересами ради собственного мнимого благополучия. Бороться надо против тех и других, но -- одновременно и с равным успехом на обоих фронтах, иначе нарушится равновесие. * * * Человек ведёт себя лучше или хуже в зависимости от условий, в которые его помещают. Помещай еврея в надлежащие условия -- и будешь иметь в нём такого человека, какого хочешь, или хотя бы такого, какой ты сам. Есть два оптимума концентрации евреев в обществе (цифры приблизительные): не более 0.3% и не менее 95%. В первом случае евреи не в состоянии образовать влиятельную группу, во втором -- чувствовать угрозу своему положению. В обоих случаях они ведут себя, как обычные граждане, то есть среднеплохо. При большом упрощении можно говорить о шести возможных этнопси- хологических состояниях еврея (на самом деле -- представителя ЛЮБОГО этноса): 1) состояние значительного рассеяния: меньше 0.1% населения, этническая община невозможна, каждый -- сам по себе; скрывать национальность нет необходимости; этнически смешанные семьи создаются легко; представители этнической примеси охотно выступают на стороне вмещающей нации; 2) состояние тончайшего слоя: 0.1-1% населения, есть возможность собираться вместе, но враждебного отношения со стороны вмещаю- щей нации ещё нет (инородцев воспринимают как диковинку или нюанс); складывается установка на создание этнически однородных семей; 3) состояние тонкого слоя: 2-5% населения; в любой части страны и на любом предприятии уже можно встретить "своих"; в некоторых областях деятельности получается их заметная концентрация, вызывающая беспокойство активистов вмещающей нации; националь- ное по возможности скрывается (хочется выглядеть "как все"); представители этнической примеси неохотно выступают на стороне вмещающей нации; интеллектуалы поддерживают толерантность и рациональность; 4) состояние значительного присутствия: 10-15% населения, в некоторых частях страны и в некоторых областях деятельности -- большинство; резко враждебное отношение со стороны активистов вмещающей нации; развивается и организуется собственный национализм; этнически смешанные семьи создаются с трудом; 5) состояние второй нации в стране: 25-40% населения; можно сражаться с "вмещаюшими" на равных, имея преимущество лучшей организованности или меньшей стеснённости моралью; собственный национализм процветает, национальное выпячивается, этнически смешанные семьи почти не образуются; интеллектуалы апеллируют к эмоциям и побуждают единокровную человеческую массу к конфликту; 6) состояние большинства в собственном национальном государстве; отношение к этническим меньшинствам -- аналогичное тому, как относятся к рассматриваемому этносу, когда он в меньшинстве. Поскольку доля примешанного этноса в разных частях страны обычно различная, то различным является и этнопсихологическое состояние у постоянных обитателей этих частей страны. Попадание их в местность с другой концентрацией этноса, которому они при- надлежат, может делать неадекватными их поведенческие установки. Положение границ между этнопсихологическими состояниями этноса зависит от степени различности примешанного этноса и вмещающего этноса. Если примешано несколько этносов, реакция вмещающего этноса на любой из них зависит от их совокупной концентрации. Этнос малоконфликтно или бесконфликтно ассимилируется другим этносом (полностью растворяется в нём), если примешивание идёт небольшими порциями, так что концентрация неассимилированных ино- родцев во всякий момент составляет не более 2-5% населения. Если примешать сразу 10-15%, будет конфликт. Интенсивность примешива- ния зависит от характера границы, где этносы соприксаются. Если ни один из двух соприкасающихся этносов не является лидирующим, то каждый из них ассимилирует выходцев из другого, в результате чего оба этноса медленно сближаются в генетическом, языковом и культурном аспектах. * * * Всякие ироничные воспоминания видных российских евреев о том, как их выделяли и притесняли в советские времена, как правило, грешат односторонностью и поверхностностью. Да, выделяли, да, притесняли, но причина была в чрезмерно успешном перетягивании евреями одеяла на себя. Не было бы чрезмерности -- не было бы и выделения-притеснения. Попробовали бы жалобщики представить себе, как выглядели бы в этническом аспекте верхние слои советского общества, если бы евреев не тормозили. Плохо в СССР было то, что евреев притесняли неофициально и выборочно, а надо было -- по закону и на общих основаниях: из необходимости пропорционального представительства разных этносов. Кстати, ограничение для евреев в случае строгой пропорциональности было бы в некоторых областях деятельности много более значительным, чем то, какое получалось при неофициальном подходе.

9. Юдофилия.

Во второй половине XIX века литературно оформлялся не только антисемитизм: довольно значительную часть европейских интеллекту- алов и просто культурных людей душило (и требовало печатного выхода) чувство вины перед евреями -- вечно гонимыми жертвами кровавых наветов и узниками гетто. Приблизительно так же в настоящее время значительную часть европейских интеллектуалов и просто культурных людей душит чувство вины перед разноцветными обитателями бывших европейских колоний и ещё "палестинцами". Есть две разновидности юдофилии: юдофилия как средство заработ- ка и юдофилия как влечение. Юдофилия как влечение обычно так же иррациональна и абсурдна, как иррационально и абсурдно противопо- ложное влечение -- юдофобия. Причина юдофилии-влечения -- в благонамеренности, не подкреплённой большим умом. Тем, у кого случается избыток добрых чувств, нужны объекты, по отношению к которым можно было бы эти чувства проявлять. Евреи как гонимые -- один из подобных объектов. Кто-то борется, к примеру, за создание приютов для бродячих собак и кошек, кто-то -- за "объективное" отношение к евреям и вообще за братство народов. Таким образом, у евреев в обществе не только роль виновных, но также роль страда- ющих и жалеемых. Между тем, публичное выражение сочувствия к евреям привлекает лишний раз к ним внимание тех, у кого есть потребность в объектах для ненависти, и таким образом означает в конечном счёте оказание евреям "медвежьей услуги". Аргументация в защиту "фильских" позиций, как правило, эмоцио- нальная и поверхностная, а отношение к оппонентам -- агрессивное. Агрессивность по отношению к оппонентам делает возможным получе- ние удовольствия не только от делания "добрых дел", но также от борьбы с "врагами", то есть удовольствие получается двойное. Стремление оценивать человека по его личным качествам, высказы- ваниям и поступкам, а не по его национальности, похвально лишь постольку, поскольку является следствием великодушия. Но в прин- ципе оно неправильно. Когда человек чувствует себя частью нацио- нальной группы, он мыслит и действует не совсем так, как когда он выступает сам по себе. Количество переходит в качество. Поэтому еврейство -- это нечто большее, чем совокупность евреев. Причём МНОГО большее. Еврей в отдельности и еврей как часть еврейской общины -- это два разных еврея. Первый может быть очень хорошим человеком (с точки зрения "вмещающего" народа), но когда он при некоторых обстоятельствах начинает чувствовать себя частью еврейской толпы, в нём просыпается такое, о чём сам он прежде мог не подозревать. Это верно не только в отношении евреев, но также в отношении представителей любого более-менее сплочённого народа. Как человек бывает не в состоянии ужиться с другим человеком, так народ бывает не в состоянии ужиться с другим народом. Пребы- вание рядом означает для них страдание и столкновения. Бывает, что уживавшиеся между собой до некоторой поры люди или народы перестают уживаться, потому что со временем изменяются или потому что обстоятельства перестают располагать к уживчивости. И чем дольше длятся трения, тем труднее их погасить. Самое лучшее в такой ситуации -- это разойтись, пока конфликт не обострился. Склонять человека или народ к более толерантному отношению озна- чает требовать, чтобы он отказался от части себя: от каких-то своих качеств. От некоторых качеств, может быть, и следует отка- зываться, но убедить в необходимости этого крайне трудно, особен- но если другая сторона конфликта не хочет, в свою очередь, от чего-то отказываться тоже. Поэтому попрекать немцев "холокостом" -- это несправедливо: немцы всего лишь оказались сильнее в обострившемся конфликте с евреями. Окажись сильнее евреи, они устроили бы "холокост" немцам, как не раз устраивали другим народам, если верить Библии. В настоящее время народы, как пра- вило, не устраивают друг другу при случае "холокоста" не потому что стали выше этого, а, во-первых, потому что этому препятству- ют другие народы; во-вторых, потому что внутри самих потенци- альных "холокостеров" нет необходимого единодушия и одни группы борются с другими за жизненные блага, используя, среди прочего, гуманистические предлоги; и, в-третьих, потому что борьба обычно идёт за излишки благ, а не за выживание. Каждый современный народ -- возможный устроитель "холокоста" кому-нибудь: эта способность никуда не ушла, а только опустилась вглубь. ............................................................... ...............................................................

10. Еврейское понимание антисемитизма.

Типичное в еврейской среде видение антисемитизма представлено, к примеру, в повести Эфраима Севелы "Продай свою мать": "Мы от рождения несем на себе крест еврейства, взваленный на наши плечи не нами. И страдаем и платим дорогую цену за принад- лежность к народу, который мы не избирали, а получили в наследс- тво от своих предков, вместе с тысячелетней давности счетами, которые человечество не устает предъявлять каждому поколению евреев. Многие из нас несут на себе еврейство как горб, от которого не избавит даже нож хирурга. Ну какие же мы евреи? В Бога не верим. Еврейских традиций не соблюдаем. Языка своего не знаем. Мы -- евреи только лишь потому, что мир нас так называет, и хоть регулярно, из века в век бьет и режет нас, все же убивает не всех, по-хозяйски оставляет немножко на развод, чтобы следующие поколения имели на ком душу отвести, когда начнут чесаться руки и душа взалкает крови. Мы -- бездомный народ, рассеянный по всей планете, среди чужих племен и рас, и те то и дело толкают нас, изгоняют, и мы с котом- кой пускаемся в путь искать пристанища там, куда, сжалившись, пустят. На время. Какими бы сроками это время ни исчислялось -- десятилетиями или веками, всегда наступает час, когда хозяева предлагают нам, засидевшимся гостям, убираться подобру-поздорову. И если мы, не дай Бог, замешкаемся, начинает обильно течь кровь. Наша, еврейская. И мы не уходим, а убегаем. Оставив на ставшей нам снова чужой земле незахороненными своих детей и родителей." В общем, с распространённой еврейской точки зрения, евреи -- это дежурные виноватые, гоняемые с места на место просто потому, что так повелось. Если короля играет его свита, то еврея -- его антисемитское окружение, тогда как сам еврей лишь пытается понять: за что его так?!

11. Борьба с юдофобией.

Антисемиским авторам-дешёвкам соответствуют на еврейской сторо- не авторы-дешёвки-обличители-антисемитизма. Поскольку те и другие иррациональны, их обоюдные пререкания бесконечны. С обеих сторон на первом месте выступает потребность пережить некоторые чувства, а не потребность добраться до истины. Эмоциональному еврейскому активисту представляется, что чело- век, сдержанно-критично высказывающийся по поводу еврейства, -- это плохо замаскировавшийся махровый жидоед, который опасается неприятностей от бдительной еврейской общественности и всяких там правозащитников. На самом деле этот активист не очень далёк от истины: потенциальный махровый жидоед сидит в каждом культурном человеке, непредвзято подходящем к еврейской теме. Иное дело, что здравомыслящие люди более-менее справляются со своими неадекват- ными влечениями, прущими из подсознания, и стараются относиться ко всяким таким социальным феноменам взвешенно. Самый верный способ борьбы с юдофобией -- это, будучи евреем, быть приличным человеком: толерантным, успешно борющимся с собст- венными слабостями, не стремящимся доминировать и т. д. Да, это трудно -- догадываюсь. * * * В кинематографе позднего СССР боролись с вульгарным антисеми- тизмом не призывами, а более изящно: евреи не выделялись в нём как люди на особом положении, а существовали на общих основаниях -- "как все". То есть, попадались герои с еврейскими фамилиями и еврейскими физиономиями, но слово "еврей" не употреблялось. На- верное, единственный фильм, в котором случилось отступление от этого правила, -- "А зори здесь тихие". Когда в детективном фильме Сергея Говорухина в число подозрева- емых попал герой с фамилией Файт, я сказал: "Ну уж точно не он: в советском фильме еврей преступником быть не может." Так и вышло. В самом деле, попробуем припомнить кинокартину, в котором явный еврей оказался бы главным отрицательным персонажем. Американские или, скажем, французские фильмы того же времени в этом аспекте много прямолинейнее: вот еврей, отнесись к нему положительно. ................................................................. .................................................................

12. Почему евреи не хотят жить в Израиле.

Антисемитский вариант ответа известен: потому что в Израиле... 1) мало гоев, чтобы на них паразитировать; 2) евреи-мазохисты, привыкшие быть гонимыми, испытывают дискомфорт из-за недостаточности антисемитизма; 3) нет возможности объяснять антисемитизмом личные неудачи; 3) мало социальных ролей, которые евреи привыкли занимать в галуте. Еврейское объяснение того же. Частично можно взять его у Эфра- има Севелы ("Продай свою мать"): 1) "Израиль мне показался одним большим гетто. Я оказался неготовым к встрече лицом к лицу с таким скоплением евреев. Во мне еще слишком свежа память о каунасском гетто, где мы были скучены на крохотном пятачке и должны были в этой тесноте дожидаться, когда нас прикончат." 2) "А днем меня донимала непривычная жара и пыльное дыхание близких пустынь. Поначалу я терпел, ожидая, что это пройдет. Я привыкну, вживусь. Мои нервы натянулись до предела. Я - европеец, как ни крути. Литва - это Европа, хоть и Восточная. Не одно поколение моих предков выросло в этом холодном и влаж- ном, почти северном краю, и это наложило свой отпечаток на наш характер и на весь наш организм. Я плохо переношу жару и еще хуже - сухой зной. Я задыхаюсь. Мне трудно дышать." 3) "И еще одно обстоятельство, возможно, самое серьезное, побудившее меня бежать из этой страны. В Израиле строят социализм. С маниакальным упрямством, в ущерб экономике и здравому смыслу. Да еще и не на свои, а на чужие деньги. На подачки еврейских капиталистов со всего мира." Ещё возможные причины: 4) нежелание стать жертвами нападения арабов, нежелание служить в армии, нежелание воевать; 5) случайно задержались, зацепились, прижились в другом месте, а что-то менять без острой необходимости нет смысла; 6) если везде так или иначе плохо (в разных формах, но почти в одинаковой степени), то почему хотя бы не выбрать для своих мучений страну себе по вкусу? 7) где-то временно оказались более благоприятные условия для жизни -- евреев или всех; 8) обычно представляется, что "лучше там, где нас нет" (антисе- митский вариант: "где ВАС нет"), а когда обнаруживаешь свою очередную ошибку, что-то менять бывает поздновато или лень.

23. Заключение.

Империя евреев, можно сказать, на глазах умирает. И на глазах умирает её отражение в нееврейском массовом сознании -- антисеми- тизм. Их где-то даже и жаль, особенно антисемитизм: теряет акту- альность огромный пласт литературы, зачастую довольно качествен- ной и очень захватывающей. Пласт, накапливавшийся в течение двух тысяч лет. Пласт, в который внесли свой вклад такие выдающиеся люди, как Вильям Шекспир, Александр Пушкин, Эрнест Ренан, Николай Гоголь, Виталий Шульгин и др. Жалость к антисемитизму, к Империи евреев, да и к евреям тоже, возникает в первую очередь потому, что уходят они не сами по себе, а вместе со всей Старой Европой -- Европой белой расы. Европой, верившей в науку и технику и во- обще в прогресс. Европой, у которой были ресурсы и была перспек- тива -- туманная, но манящая. Европой, которой человечество обя- зано и своими основными достижениями, и своими основными пробле- мами. Европой, которая по сути уничтожает сама себя. Да-да, нам предстоит грустное расставание с антисемитизмом, евреями, Белой Европой, эпохой избытка ресурсов и процветающих дураков, которые верят в науку, технику и "прогресс". Нельзя сказать, что всё это исключительно ценные вещи, но на смену им идёт ТАКОЕ, что лучше уж было бы мучиться с ними дальше.

24. Литература.

24.1. Юдаистика.

"Агада: Сказания, притчи, изречения Талмуда и Мидрашей", М., "Раритет", 1993. Арбель Н. "Книга семисвечья". Донин Х. "Быть евреем", Ростов-на-Дону, "Феникс", 1999. "Еврейская энциклопедия", СПб. Полушкин Й. "Еврейский мир. Важнейшие сведения о еврейском народе, его истории и религии." "Die Juedische Welt: Offenbarung, Prophetie und Geschichte", Orbis Verlag, 1980. Purin B. "Die Welt der juedischen Postkarten", Verlag "Christian Brandstaetter", 2001.

24.2. История евреев.

Артамонов М. И. "История хазар", М., 1962. Дубнов С. М. "Краткая история евреев". Иосиф Флавий "Иудейская война". Иосиф Флавий "Иудейские древности". Коковцев П. К. "Еврейско-хазарская переписка в X в.", Л., 1932. Пилкингтон С. М. "Иудаизм", М., 1998. Плетнева С. А. "Хазары", М., Наука, 1986. Тюменев А. И. "Евреи в древности и в средние века", Петроград, 1922.

24.3. Евреи в истории разных стран.

Ренан Э. "Антихрист".

24.4. Еврейские судьбы.

Вендров З. "Рассказы о былом", М., "Сов. писатель", 1957. Меир Г. "Моя жизнь: Автобиография". Мелихов А. "Исповедь еврея", СПБ, "Новый Геликон", 1994. Оппоков В. "Лев Задов: смерть от бескорыстия (повесть о махновце-чекисте)", СПБ, 1994. Шенфельд И. "Раввин с горы Кальвария", Смоленск, 1994.

24.5. Еврейская литература.

Беленький М. С. "Средневековая еврейская литература"// "Краткая литературная энциклопедия", М., 1964, т. 2. Бернфельд С. "Талмуд. Его сущность, значение и история", СПБ, 1901. Карпелес "История еврейской литературы", СПБ, 1890. Переферкович Н. "Талмуд, его история и содержание", СПБ, 1897. Ременик Г. А. "Еврейская литература"//"Литературный энциклопедический словарь", М., 2987. "Шолом Алейхем -- писатель и человек", М., "Сов. писатель", 1984.

24.6. Евреи в России.

Абрамович А. "В решающей войне. Участие и роль евреев СССР в войне против нацизма". Анищенко Е. К. "Черта оседлости (белорусская синагога в царствование Екатерины II)", Мн., 1998. "Белостокский погромъ", М., "Русское Свободное Издательство", 1906. Гессен Ю. "История еврейского народа в России" Гладкий Б. "Жиды". Даль В. "Записки о ритуальных убийствах". Дикий А. "Евреи в России и в СССР", Нью-Йорк, 1967. Дикий А. "Русско-еврейский диалог", М., 1995. "Евреи в южной России", Киев, 1901. Жириновский В. В. "Политическая классика", М., 1996. "Запад, Россия и еврейство", 1931. Кара-Мурза С. Г. "Евреи, диссиденты и еврокоммунизм". Корчагин В. "Русский вопрос". Куммер Р. "Распутин -- орудие евреев". Кураев А., диакон, "Как делают антисемитом". Луначарский А. В. "Об антисемитизме", Л., 1929. Мельский А. "У истоков великой ненависти". "Перестройка и еврейский вопрос". М., 1989. Пинчуков Б. И. "Хазары". Рапопорт Я. Л. "На рубеже двух эпох. Дело врачей 1953 года", М., "Книга", 1988. "Российская еврейская энциклопедия". "Россия и евреи", 1924. "Россия: Энциклопедический словарь", Брокгауз и Ефрон, СПБ, 1898. Рывкина Р. "Евреи в постсоветской России -- кто они?" М., 1993. Селянинов А. "Евреи в России", М., 1995. Шафаревич И. "Русофобия".

24.7. Евреи в русских революциях.

Аврех А. Я. "Масоны и революция", М., Политиздат, 1990. Бостунич Г. "Масонство и Русская революция", М., "Витязь", 1995. Аронсон Г. "Россия накануне революции: Исторические этюды. Монархисты, либералы, масоны, социалисты.", Нью-Йорк, 1962. Белый А. "Между двух революций", Л., 1934. Гессен И. В. "В двух веках. Жизненный отчет", Берлин, 1937. Дякин В. С. "Русская буржуазия и царизм в годы первой мировой войны, 1914-1917", Л., 1967. Касвинов М. "Двадцать три ступени вниз", М., 1973. Катков Г. "Россия в 1917 г. Февральская революция" Курлов П. Г. "Гибель императорской России", М., "Современник", 1992. Мельгунов С. П. "На путях к дворцовому перевороту: заговоры перед революцией 1917 года", Париж, 1931. Милюков П. Н. "История второй русской революции", Киев, 1919. Милюков П. Н. "Воспоминания (1859-1917)", Нью-Йорк, 1955. Минц И. И. "Метаморфозы масонской легенды". Набоков В. Д. "Временное правительство" / " Архив русской революции", Берлин& 1922. Т. 1. Соловьев О. Ф. "Обреченный альянс", М., 1986. Страцев В. И. "Революция и власть", М., 1978. Старцев В. И. "Внутренняя политика Временного правительства", Л., 1980. Черменский Е. Д. "IV Государственная дума и свержение царизма в России", М., 1976. Шульгин В. В. "Дни", Белград, 1925. Щеголев П. Е. "Охранники и авантюристы", М., 1930. Яковлев Н. Н. "1 августа 1914", М., 1974. Kerensky A. "Russia and Histotry's Turning рoint", N.Y., 1965.

24.8. Сионизм.

Емельянов В. Н. "Десионизация". Жаботинский В. Е. "Избранное", СПб, 1992. Романенко А. З. "О классовой сущности сионизма".

24.9. Евреи в Израиле.

Алестин Ф. "Палестина в петле сионизма. Преступники. Жертвы. Свидетели. Судьи." М., "Юрид. лит", 1988. "Белая книга, Новые факты, свидетельства, документы", М., "Юридич. лит.", 1985. Гвати Х. "Киббуц: так мы живем", СПБ, "Роспринт", 1992. "Государство Израиль: Справочник". Никитина Г. С. "Государство Израиль", М., "Наука", 1968.

24.10. Масонство.

Дичев Т. "Зловещий заговор". Климов А. "Сионисты и масоны в Японии". Кузмич А. "Заговор мирвого правительства". Селянинов А. "Тайная сила масонства". Толь С. Д. "Масонское действо. Исторический очерк о заговоре декабристов", СПБ, 1914. Философов А. Д. "Разоблачение великой тайны франкмасонства", М., 1909. Шабельская Е. "Сатанисты XX века".

24.11. Юдофобия.

Бажанов Б. "Воспоминания бывшего секретаря Сталина", "Инфодизайн",1990. Вагнер Р. "Евреи в музыке". Гитлер А. "Майн кампф". Лозинский С. Г. "Социальные корни антисемитизма в средние века и в новое время", М., 1929. Ломброзо Ч. "Антисемитизм и современная наука". Нилус С. "Близ есть при дверех", Сергиев Посад, типография Св.-Тр. Сергиевой Лавры, 1917. Нилус С. "Великое в малом и антихрист как близкая политическая возможность", СПб, 1905. Солоневич И. Л. "Народная монархия". Ушкуйник В. "Памятка русскому человеку": парадоксы истории", Нью-Йорк, "Политическое воспитание", 1982. Форд Г. "Международное еврейство". Хейем Л. Н. "Мировой заговор". Шульгин В. В. "Что нам в них не нравится". "Prosta odрowiedz рrostego chrzescianina wiernego jednak na niewierne рismo zydowskie niedawno tu w Wilnie drukowane to jest: na list Rabina Lisbonskiego do Rabina Brzeskiego." Wilno: Drukarnia missjonarzow рrzy Kosciele S.Kazimierza, 1817.

24.12. Еврейские языки.

Айхенвальд А. Ю. "Современный иврит", М., "Наука", 1990. Блюм Ш., Рабин Х. "Современный иврит. Самоучитель. Начальный курс", Иерусалим, 1982. Сандлер С. "Самоучитель языка идиш", М., "Русский язык", 1989.

24.13. Прочее.

Губерман И. "Иерусалимские гарики". Губерман И. "Гарики на каждый день", Мн., 1999. Спиноза Б. "Богословско-политический трактат".

Приложение 1: Самоосмысление евреев.

Антисемиты собирают и бережно хранят критические высказывания евреев о евреях, считая это важными аргументами в пользу своих умопостроений. На самом же деле этим высказываниям почти что грош цена, потому что мазохисты среди евреев встречаются вряд ли реже, чем среди представителей других этносов. Далее, способность критического самовосприятия -- это скорее плюс, чем минус (кстати, этого плюса обычно очень не хватает юдофобски настроенным рус- ским). К тому же критические оценки еврейства из уст известных еврейских деятелей -- это зачастую скорее риторический способ привлечь к себе внимание, чем позиция. Поскольку всякий многопи- шущий и многовыступающий человек оставляет после себя большое количество взаимно противоречивых заявлений, сделанных в разном настроении и по разным поводам, то делать на их основе какие-то серьёзные выводы -- подход не серьёзный, особенно если вырывать цитаты из контекста. * * * Борух Спиноза: "В настоящее время у иудеев нет ровно ничего, что они могли бы приписать себе как преимущество перед всеми нациями. Что же каса- ется того, что они, будучи рассеяны и не составляя государства, в продолжение стольких лет сохранялись, то это нисколько не удиви- тельно после того, как они настолько обособились от всех наций, что возбудили к себе ненависть всех, и притом не только внешними обрядами, противоположными обрядам других наций, но и признаком обрезания, который они добросовестно соблюдают. А что их очень сохраняет ненависть наций, это подтвердил теперь опыт." ("Богословско-политический трактат", гл. II) Способность к самокритике -- очень хорошее качество человека, но чтобы не найти у соплеменников ни одного преимущества перед другими нациями, надо всего лишь не хотеть его найти. А если захочешь, то непременно найдёшь. Наверное, сначала иудеи всё-таки обособлялись, далее это возбуждало ненависть окружающих, и только потом эта ненависть способствовала обособлению иудеев. Так что сохранение иудеями своих этнических особенностей -- это, как ни крути, результат их собственных усилий: то самое преимущество, которого Спиноза не смог разглядеть. * * * СОЛОМОН ЛУРЬЕ: "Я принадлежу к той группе ученых, которые, исходя хотя бы из одного того, что везде, где только появляются евреи, всыхивает и антисемитизм, делают вывод, что антисемитизм возник не вследствие каких-либо временных или случайных причин, а вследствие тех или иных свойств, постоянно соприсущих еврейскому народу." * * * ТЕОДОР ГЕРЦЛЬ (1860-1904), создатель Всемирной сионистской организации. Из книги 'Еврейское государство': "Из того факта, что враги евреев принадлежали к самым разнооб- разным племенам, что они жили в странах, весьма друг от друга отдаленных, что они подчинялись различным законам и управлялись противоположными принципами, что они не имели ни одинаковых нравов, ни одинаковых обычаев, что они были движимы отличными друг от друга психологиями, не позволявшими ни одинаково судить обо всём, -- вытекает заключение, что общие причины антисемитизма всегда коренились в самом Израиле, а не у тех, которые с ним боролись." * * * БЕРНАР ЛАЗАР (1865-1903), еврейский публицист и общественный деятель. Из книги "L'Antisemitisme" (Т.1, стр. 42): "Иудейство -- это элемент антисоциальный по преимуществу... Не у народов, принявших в свою среду евреев, нужно искать причину еврейских страданий, а у самих евреев. Вот объяснение вопроса, откуда появляется вечная ненависть к евреям." * * * Игорь Губерман: Везде, где слышен хруст рублей и тонко звякает копейка, невдалеке сидит еврей или по крайности еврейка. Евреи, чужую культуру впитав и творческим занявшись действом, вливают в ее плодоносный состав растворы с отравным еврейством. Сомненья мне душу изранили и печень до почек проели: как чудно жилось бы в Израиле, когда б не жара и евреи. Еврейство -- очень странный организм, питающийся духом ядовитым, еврею даже антисемитизм, нужнее, чем еврей -- антисемитам. Когда идет пора крушения структур, в любое время всюду при развязках у смертного одра империй и культур стоят евреи в траурных повязках. Нельзя не заметить, что в ходе истории, ведущей народы вразброд, евреи свое государство -- построили, а русское -- наоборот. * * * ЖАБОТИНСКИЙ В. Е. ("Избранное", СПб, 1992): "Только евреев превратили в какое-то запретное табу, на которое даже безобидной критики нельзя больше навести, и от этого обычая теряют больше всего именно евреи, потому что в конце концов создается такое впечатление, что и само имя 'еврей' есть непе- чатное слово, которое надо реже произносить..." "Подымать народную ниву может только свой ... Когда евреи массами кинулись творить русскую политику, мы предсказали им, что ничего доброго отсюда не выйдет ни для русской политики, ни для еврейства, и жизнь доказала нашу правоту." * * * СТЕФАН ЦВЕЙГ ("Вчерашний мир", гл. "Мир надёжности"): "... понятие 'приличной семьи', которое нам, мальчишкам, каза- лось фарсом нуворишей, выражает одну из специфических и сокровен- нейших черт еврейства. Считается, что стремление разбогатеть и есть главное и характерное в жизни еврея. Ничего нет более ложно- го. Стать богатым означает для него лишь промежуточную ступень, средство для истинной цели, а отнюдь не конечную цель. Подлинная воля еврея, его имманентный идеал -- взлет в духовные выси, в более высокую культурную сферу. Уже в восточном ортодоксальном еврействе, где слабости, как и достоинства всей нации, проступают ярче, это высшее проявление воли к духовному через чисто матери- альное находит свое наглядное выражение: благочестивый человек, талмудист почитается в общине в тысячу раз больше, чем состоя- тельный; даже первый богач охотнее выдаст свою дочь за нищего книжника, чем за торговца. Это благоговение перед духовным у евреев свойственно буквально всем сословиям; самый бедный уличный торговец, который тащит свой скарб сквозь ветер и непогоду, попытается выучить хотя бы одного сына, идя на тяжелейшие жертвы, и это считается почетом для всей семьи, что в их роду есть свой ученый: профессор, музыкант -- словно он своим положением делает их всех аристократами. Какое-то внутреннее чувство в еврее стремится его предостеречь от морально сомнительного, не внушающего доверия, мелкого и бездуховного, что присуще любому торгу, любому откровенному делячеству, и подняться в более чистую, бескорыстную сферу духовного, словно он хотел бы -- выражаясь по-вагнеровски -- освободить себя и всю свою нацию от проклятия денег. Именно поэтому почти всегда стремление к богатству в еврействе исчерпывается двумя -- максимум тремя поколениями одного рода, и именно самые сильные династии подтверждают это своими сыновьями, не желающими вступать во владение банками, фабриками отцов, готовенькими и тепленькими местами. Это не случайность, что один из лордов Ротшильдов стал орнитологом, один из Варбургов -- историком искусства, один из Кассиреров -- философом, один из Сассунов -- поэтом; все они подчинились тому же интуитивному стремлению освободиться от всего, что делало еврейство узким, от этого голого меркантилизма, а быть может, в этом выражается даже сокровенная мечта вырваться этим прыжком из чисто еврейского в духовное, в общечеловеческое. 'Приличная' семья, следовательно, предполагает больше, чем просто общественное положение, которое она себе приписывает этим понятием; имеется в виду еврейство, которое освободилось или начинает освобождаться от всех недостатков, слабостей и уязвимых мест, навязанных ему гетто, путем приобщения к другой культуре, и по возможности -- к культуре универсальной. То, что этот уход в духовное, из-за исключительного предпочтения интеллектуальных профессий, позднее также стал роковым для еврейства -- как в свое время ограничение сугубо материальным, -- относится, пожалуй, к вечным парадоксам еврейской судьбы." * * * ЭФРАИМ СЕВЕЛА (повесть "Зуб мудрости"): "Евреи, рассеянные по всему миру, по всем странам, -- это отличное удобрение, помогающее процветанию этих стран. Евреи же, собранные вместе, превращаются в обычное говно."
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Панченко "Вода: Наперегонки со смертью."(Постапокалипсис) М.Олав "Охота на инфанту "(Боевое фэнтези) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) О.Иконникова "Принцесса на одну ночь"(Любовное фэнтези) А.Робский "Блогер неудачник: Адаптация "(Боевое фэнтези) М.Боталова "Императорская академия 2. Путь хаоса"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список