Бурьяк Александр Владимирович: другие произведения.

Андрей Кураев как борец с антисемитизмом

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

Александр Бурьяк

Андрей Кураев как борец с антисемитизмом

bouriac@yahoo.com
Андрей Кураев
Андрей Кураев
Товарищ, винтовку держи, не трусь! Пальнём-ка пулей в Святую Русь! Александр Блок. "Двенадцать". Диакон Андрей Кураев -- могучий православный умище. Этакий цер- ковный интеллигент в очках, придираться к которому -- сплошное удовольствие. Передовой священнослужитель с мобильником, ноутбу- ком и собственным сайтом в интернете. Правда, образ мыслителя несколько портится благосклонностью со стороны церковного началь- ства: от каждого признанного и хорошо пристроившегося в нашем грешном мире философа хоть чем-то разит. Но, может, это Русская православная церковь пристроилась к Кураеву, а не он к ней... Как у всякого верующего человека, у Кураева, на скептический взгляд, некоторый непорядок с целеполаганием, из-за чего получа- ется мастерская стрельба по ветряным мельницам. * * * Попробуем вчитаться в книгу Кураева "Как делают антисемитом". Автор доказывает в ней, что евреи -- народ, мягко говоря, специ- фический -- хотя бы потому, что бурно празднует Пурим -- день памяти резни, которую он устроил 2,5 тыс. лет назад в Персии. Кураев пишет: "События Пурима напоминают, как именно надлежит поступать с врагами. В том-то и состоит чудовищность этого 'весёлого праздни- ка': из поколения в поколение он воспроизводит модель обращения с теми, кого евреи однажды сочтут своим врагом. Истории нет, прогресса нет. Роста духовного сознания и нравственности нет. Ветхозаветная кровожадность не преобразилась. И т. д." Этого кровавого эпизода иудейской истории не минует, кажется, ни один многопишущий антисемит. Не миную и я. В отношении евреев в связи с той резнёй высказываются или подразумеваются следующие, скажем так, упрёки: 1) евреи не захотели вернуться в Израиль, когда персы разрешили им это сделать (предпочитают паразитировать на других народах); 2) евреи хорошо устроились в государстве персов (повадились сосать персидскую кровь); 3) евреи нанесли упреждающий удар (напали на безоружных); 4) евреи сохранили память о своей блестящей победе (не стыдятся устроенного ими побоища и намекают всем на возможность его повторения). Почему эти обстоятельства характеризуют евреев как особо злоб- ный, хищный, жестокий народ, мне не понятно. Про поднятие на шты- ки персидских младенцев на манер того, как это делали с польскими детишками подчинённые Александра Суворова в 1794 г. в предместье Варшавы, не сказано в ветхозаветской "Книге Есфири" ни слова. У русских усмиритель Белоруссии и Польши Суворов -- почти святой, а евреям праздновать их Пурим -- нехорошо. Когда русские не хотят с 1991-го года возвращаться в Россию из Прибалтики, это воспринимается почему-то нормально, а когда евреи не хотят возвращаться из Персии или России в Израиль, это воспри- нимается почему-то как признак их чрезвычайной порочности. Далее, поразившие воображение Кураева 75 000 жертв устроенной евреями резни -- это наверняка с приписками. Если Христос умуд- рился пятью хлебами и тремя рыбами накормить пять тысяч человек, да так, что даже осталось 12 коробов объедков (Матф. 14:21), то почему не поверить, что горстка иудейских заговорщиков за нес- колько дней перебила и перевешала 75 000 человек? Русские ведь тоже умильно вспоминают великую победу на Чудском озере, где погибло, по мнению некоторых исследователей, лишь несколько десятков немецких рыцарей. И почему-то никто из антисемитов не обращает внимания в "Книге Есфири" на следующее: "...и умертвили из неприятелей своих семь- десят пять тысяч человек, А НА ГРАБЁЖ НЕ ПРОСТЁРЛИ РУКИ СВОЕЙ". А в самом деле, что эта неудобная фраза значит? Что же касается празднования Пурима, то ведь, к примеру, и Французы празднуют собственную затяжную резню -- Великую Фран- цузскую революцию. Особенность резни, устроенной евреями, лишь в том, что их резня была удачнее. Пурим -- это праздник Великой Еврейской революции. Но, конечно, можно считать, что к Великой Французской революции евреи тоже приложили свою страшную руку, а потом навязали французам 14-е июля, как навязали русским 23-е февраля и 8-е марта. От них же всего можно ожидать! И что бы делали с евреями сторонники персидского деятеля Амана, если бы евреи их не опередили? Наверное, то же самое, что евреи сделали с ними. Так было принято. Поэтому иудеи празднуют СПАСЕНИЕ СВОИХ, а не убийство чужих. Народ вывернулся из-под ножей великим чудом и до сих пор рад. Да, иудеи не так празднуют свой Пурим, как мы -- свой День Победы, но ведь на то же они и ДРУГИЕ! Кураев: "Я не антисемит. И до сих пор не отрекаюсь от своей статьи 'Антисемитизм -- это грех'." В отличие от Кураева, я таки эпизодически страдаю от приступов антисемитизма (правда, в такой же степени, в какой мучаюсь анти- американизмом, китайцефобией и пр.). И не считаю это грехом. Поэтому я против того, чтобы авторы, вроде Кураева, выковывали еврейский Widerstand на мою голову, радуясь любому поводу блеснуть своей начитанностью в еврейской истории. У меня неприязнь ко всякому, кто не такой, как я, но только при условии, что этот всякий -- рядом (а не где-нибудь в Африке). А ещё любопытство (если есть к чему его проявлять). Иногда быва- ет больше любопытства, иногда -- неприязни. Я считаю такое отно- шение к представителям других этносов правильным, и надо не подавлять и не особо скрывать его, а лишь удерживать в рамках нормальности, обеспечивающих положительный эффект. Кураев подталкивает своего русского читателя к следующей мысли: евреи непрочь сделать с нами то же, что сделали 2,5 тыс. лет назад с Аманом, потому что до сих пор бурно празднуют Пурим. Это занятие Кураева я считаю вредным -- не потому, что оно воз- буждает межэтническую рознь (я ЗА умеренную рознь, поскольку она способствует сохранению этнического и культурного многообразия), а потому что оно абсурдизирует мышление, разрушает рациональ- ность. Я не против "освещения" еврейской истории критично настроенными к ней неевреями (если она более позорная, чем история других народов, то наверняка лишь потому, что более длинная и подробнее описанная): я всего лишь против того, чтобы для обоснования со- временной линии поведения использовались "исторические аргументы" 2,5-тысячелетней давности. Пропорциональное представительство всех этносов в престижных областях деятельности, запрет "двойного гражданства", запрет использования "исторических аргументов" против русских и кого бы то ни было я считаю достаточными мерами для того, чтобы сдерживать чрезмерную активность некоторых этносов и достигать согласования здравых этнических интересов. Кстати, я не понимаю, как можно быть одновременно 1) умником, 2) честным человеком, 3) священнослужителем. Любые два из этих качеств вполне сочетаются, но чтобы все три сразу... Это сказано не из стремления задеть: я в самом деле далеко не всё понимаю в нашем мире. Кураев: "Недоверчивость является одной из христианских добродетелей. Верить без проверки можно только Матери-Церкви. А в остальном христианин должен быть недоверчив." Разве не смешно? И что за субъект такой -- Мать-Церковь? Лютер, к примеру, не захотел верить и Церкви -- а только Библии. Я же не хочу за просто так верить и Библии. Почему я не прав? Потому что Христос воскрес? Потому что про это Мария Магдалина рассказала? Кураев: "Жажда опошлить, опоганить всё то, что высоко, характерна для нынешнего мещанства." Для некоторых высоким являются 23-е Февраля и 1-е Мая, которые Кураев охаивает. Ещё для некоторых -- Пурим. Но эти некоторые -- не такие, как Кураев, поэтому они уроды, а их высокое -- на самом деле ничто. * * * Моя гипотеза: евреи выглядят самыми большими страшилищами в истории главным образом потому, что дольше других существуют и соответственно накопили неблаговидные деяния. И давление на них их собственной истории много сильнее, чем у какого-либо другого народа. Другие народы рядом с ними -- почти как новенькие, вдобавок усвоившие в готовом виде выстроенную в качестве антитезы "дикости" христианскую культуру, тогда как евреи продолжают свою культуру с очень даже варварских времён. Правда, можно заметить, что Пятикнижье -- это варварский слой в христианстве, а Талмуд -- цивилизационный слой в иудаизме, который в части отношения к "акумам" не гуманнее слоя варварского, но на это тоже найдётся что возразить, а в целом всё же выходит, что иудейские верования архаичнее христианских, а потому и жёстче. Вместо того, чтобы помогать евреям подальше отойти от прежних норм межэтнических отношений, "борцы с антисемитизмом" напоминают им о том, какие кошмарные старые подвалы есть в их древней куль- туре. Я уверен, что большинство нерелигиозных евреев постигает еврейские националистические мифы по очень качественным юдофобс- ким книжкам с картинками и очень убедительно подобранными цитата- ми из самых разных, но очень авторитетных авторов. Кураев: "У христиан принято символически, аллегорически толковать войны Ветхого Завета и события вавилонского пленения." Не понял, что такое "аллегорическое толкование"? События имели место или же это притчи? Кураев: "...единственное военное событие, происшедшее 23 февраля 1918 года , -- это решение ЦИК Совнаркома о принятии условий 'Брест- ского мира'. Это -- день капитуляции России в Первой Мировой войне (...) Трудно найти более позорный день в военной истории России (в том числе -- советской России). И то, что сегодня этот день называют 'днем защитника Отечества' -- еще одна издевка. Не день это защитника Отечества а, в лучшем случае, 'день Красной Армии'. А защищала ли эта красная армия Отечество -- это, мягко говоря, сложный вопрос. И то, что день защитника Отечества празднуется сегодня не в день Куликовской битвы, не в день Бородина, не в день рождения Жукова или день св. Александра Невского, а в день капитуляции -- это еще один признак атрофии нормального национального чувства в русском народе." Не понятно, почему православным можно аллегорически толковать войны Ветхого Завета, а большевикам нельзя аллегорически толко- вать события 23 февраля 1918 г.; почему Кутузову можно пускать Наполеона в Москву, а большевикам нельзя подписывать "Брестский мир". Чужие сложности всегда представляются чёрт знает чем. Кстати, про Георгия Жукова и Александра Невского некоторые тоже понаписали всяких правдоподобных разоблачений. Кураев: иудеи и иудаизм сохранились лишь благодаря христианс- тву и исламу. "Иудейская диаспора в течение столетий жила почему-то лишь в христианском и мусульманском мирах. Почему евреи не шли от 'христианского гнёта' под покровительство 'веротерпимо- го' язычества? Гипотеза не убедительная. Можно указать пример тех же "оккупи- рованных" иудеями зороастрийцев-персов. Евреи расселялись везде, где они не слишком выделялись своими расовыми особенностями и где была цивилизация (а значит, развитые товарно-денежные отношения). Правда, цивилизация нередко приходила вместе с христианством, но тут уже между распространением христианства и евреев другая, опосредствованная связь. Если евреи не проникли в большом коли- честве в Индию (частично мусульманскую!), то, скорее всего, лишь потому, что там имелись собственные "евреи": джайниты и пр. Кураев: "...традиция празднования Пурима привела к установлению женского праздника 8 марта. К женскому революционному дню были приурочены беспорядки якобы голодавших жительниц Петрограда 23 февраля 1917 года. Падение Российской империи совпало (или его 'совпали') с разгромом империи Персидской. С Пурима 1917 года в России запахло погромом -- погромом русской культуры... Так что советское поздравление с 8 Марта (равно как и с 23 февраля) -- это еще и поздравление с 'избавлением' от 'царизма'. Православным же людям поздравлять друг друга с таким праздничком -- это уже не смирение, а садомазохизм." Надо заметить, 23 Февраля и 8 Марта -- праздники, востребован- ные русским народом. Их отмечают не потому, что кто-то навязыва- ет. Значит, в них есть психологическая потребность. Они давно переосмыслены и символизируют совсем не то, для чего их когда-то предназначали. Сегодня они никак не ассоциируются с большевизмом и иудаизмом и не льют воду на мельницу еврейских экстремистов. Но если гипотезу Андрея Кураева рекламировать, то уж начнут лить. Не праздновать 23-е февраля 8-е марта на том основании, что эти праздники были придуманы евреями по поводу чёрт знает чего? Но тогда, если быть последовательным, надо и от некоторых православ- ных праздников отказаться: к примеру, от Пасхи. Может быть, она по поводу ещё более древней резни. А лучше отказаться от право- славия вообще и вернуться к язычеству. Или попробовать вовсе без религии. Разрушать для этого храмы не обязательно. У Кураева: "...а были ли какие-то смыслы уже связаны, сассоциированы с 1 мая и были ли они религиозными? И мы заметим, как уже здесь начинается игра теней. Оказывается, по католическому календарю, 1 мая -- это день воспоминания Нагорной проповеди Спасителя. Так не является ли наложение Дня пролетарской борьбы на 1 мая созна- тельным вызовом Евангелию? Не есть ли 1 мая в сознании революци- онеров некая альтернатива Нагорной проповеди? Вместо любви -- призыв к классовой ненависти. Вместо единения в духе -- солидар- ность в борьбе за зарплату. Демонстрация 1 мая не есть ли анти- теза крестному ходу? Ясного ответа здесь, конечно, нет." Ясного ответа нет, а тень брошена. С православными "особыми днями" та сложность, что их очень много, поэтому, вводя новый праздник, обязательно кого-то заденешь: если не Его, то какого- нибудь великомученика. А помимо православного календаря ведь ещё и католический имеется! И это кураевское "вместо единения в духе -- солидарность в борьбе за зарплату" есть мелкое злопыхатель- ство: в СССР 1-го Мая за зарплату как раз не боролись, а на Западе православие мало распространено. У Кураева: "Так что будь еврейские журналисты чуть посдержаннее и поос- мотрительнее -- может, и не пришлось бы говорить о новой волне антисемитизма в России." Вроде, верно, но только на первый взгляд. Кураев, конечно же, хорошо понимает разницу между понятиями "еврей", "иудей", "сионист", "еврейский экстремист", но, тем не менее, он для краткости зачастую пишет "еврей", "еврейский", не думая о том, что такая краткость является для некоторых евреев настораживающей и заставляет лишний раз думать о том, что жизнь -- это всё-таки почти сплошная душиловка и если не они нас, то мы -- их. Кураева, наверное, тоже задевало бы, если бы кто-то при случае вместо "русский экстремист", "русский дурак", "православный" писал просто "русский". Я, кстати, обратил внимание, что выражение "русский нацист" воспринимается мною немного не так, как выраже- ние "еврейский нацист": первое где-то даже греет, а второе звучит отталкивающе. А для еврея, даже здравомыслящего, наверняка наобо- рот, и ничего ни с ним, ни со мной не поделать, но надо всего лишь понимать, что дело в инстинктах, а они не всегда подсказыва- ют правильно. Короче, чтобы не разжигать взаимной иррациональной вражды, следует разборчиво пользоваться словами "русский", "еврей". В приведенном выше примере лучше было бы написать не "еврейские журналисты", а, к примеру, "некоторые поверхностно соображающие журналисты еврейской национальности": вдруг отыщется среди евреев кто-то, соображающий неповерхностно и не желающий нести коллективную ответственность за чужие глупости? Из той же оперы: "Почему, спрашивается, (...) татарского историка можно назвать татарским, а вот еврейского историка или еврейского журналиста назвать еврейским нельзя?" Да можно же вполне -- если тот сам считает себя еврейским, а не российским и не татарским. Если же он считает себя российским, то можно лишь попрекать его тем, что у него, похоже, местами получается не российское, а еврейское, и предлагать определиться с позицией. * * * О святом. Кураев: "Какое право люди, лишённые вообще чувства святыни (СВЯТЫНЯ -- это ЧТО? это ГДЕ? это КОГДА?), берутся судить о том, ЧТО испыты- вают люди, у которых чувство святыни не атрофировано?" Какое право, люди, имеющие "чувство святыни", берутся судить о том, что испытывают люди, задумывающиеся о природе и социальной функции "чувства святыни", когда видят, как "чувство святыни" используется для разрушения мыслительной способности общества и для натравливания возбуждённой толпы на упрямых одиночек, ищущих никому, кроме них, не нужную истину? О толерантности. Кураев: "Христианин, конечно, должен быть готов в любом неприятном происшествии увидеть свою вину, свои грех. Но является ли грехом возмущение, которое рождается при слышании кощунств? Кто более виноват в этом случае -- кощунник или же христианин, в чьем присутствии это кощунство было произнесено, и который, может, даже слишком вспыльчиво вступился за поруганную святыню?" То, что для одних святыня, для других -- быть может, угроза их собственным ценностям, пусть и не святым, но значимым. Разница между людьми со "святым" и людьми без "святого", но с ценностями, может состоять в том, что вторые способны, а иногда даже настрое- ны обсуждать и изменять свою позицию, свои ценности, а первые вообще не способны на такое и поэтому торопятся воздать за "пору- ганную святыню". Когда нет возможности безнаказанно оскорбить, ударить, убить, они только бурчат, но при первой возможности бросаются совершать подвиг. Они бесконечно уверены в своей правоте и своём нравственном превосходстве. Ты для них мразь, с которой они обязаны покончить. Объясниться и договориться с ними невозможно: можно только сдерживать их силой или превентивно уничтожать, пока они не уничтожили тебя. Святыни! Ну нехорошо ведь это -- так трепетно относиться к некоторым собственным представлениям. Даже если их разделяют мил- лионы людей, из этого ещё не следует, что данные представления -- истинные. А уважать чужие предрассудки -- это зачем? Правильнее будет считаться с их наличием, бояться их, терпеть, держать по их поводу язык за зубами, признавать право каждого на ошибки. Но уважать -- нет! Уж лучше тащите меня на костёр, несчастные! Только чтоб быстро и не очень больно! "Чувство святыни" -- очень опасный перекос психики, заставляю- щий людей относиться к тем, кто не разделяет их предрассудков, не как к дуракам или просто ошибающимся (возможно, временно), а как к мерзости, которая не достойна пребывать на этой земле. До совсем недавнего времени я вовсе не сознавал, с какой чудо- вищной опасностью я соседствую. Оказывается, есть целый пласт людей с "чувством святыни". Он распадается на группки в зависи- мости от того, каким святыням отдаётся предпочтение, но любая из этих группок под настроение способна уничтожить всякого, кто не разделяет её бурного чувства. На костре, быть может, не сожгут, но забить до смерти могут запросто. В лучшем случае оплевать с головы до ног так, что вряд ли отмоешься. Те же исламские террористы-смертники -- это наверняка не люди расчёта, пришедшие к трудному выводу, что иными, нерадикальными средствами они не смогут защитить свой народ. Я сделал вывод: не надо радоваться даже тогда, когда люди с "чувством святыни" ногами месят твоих врагов. Потому что ты тоже не такой, как эти люди с "чувством святыни", и ты для них -- возможный следующий, кого они будут месить. Разве могут быть сомнения и компромиссы, когда речь идёт о защите святынь?! Даже если ты спрячешь своё мнение поглубже и примажешься к какой- нибудь группе защитников святынь, это убережёт тебя только от этой группы, но не от какой-нибудь другой. Кураев: "У каждого национального менталитета своё бельмо. Со стороны оно бывает заметнее." Очень верно. Поэтому Кураев занимается в своей книге еврейским бельмом, не замечая русского. На пытающихся разглядеть русское бельмо он неявно натравливает обладателей "чувства святыни". Позиция Кураева: еврей, не грызи нас, русских, тогда мы не будем грызть тебя; а ещё помни, что ты по природе моральный урод (празднуешь Пурим и т. д.), тогда как мы -- лишь с мелкими слабостями. Между тем, лучше было бы так: еврей, ты -- с большими недостат- ками, и мы, русские, -- тоже; давай постараемся быть мудрее и думать больше о наших общих интересах, в частности, о том, как избежать Конца Света в ближайшем будущем. А олигархов давай потрошить вместе, не делая скидки на их этническое происхождение. Но сначала давай их, конечно, внимательно выслушаем -- на всякий случай. Рассматриваемая книга Кураева, к сожалению, способствует росту числа слишком пламенных "борцов со злом". Вместе они гробят Россию, потому что сегодня для спасения страны важнее не фанатизм со связкой гранат за поясом, а здравое хладнокровное соображение, иначе повзрывают не то, что надо. * * * Есть в книге Кураева и хорошее. К примеру, следующее: "Я стараюсь быть благодарным людям, которые указывают мне на мои неудачные и ошибочные шаги и высказывания. Я тоже. * * * Я думаю, что диакон Андрей Кураев -- не философ, а философопо- добный публицист, пасущий националистически настроенных русских образованцев в интересах РПЦ. Для философа он недостаточно свобо- ден в суждениях, слишком воздействует на эмоции и слишком многими почитаем. Наверное, философ может быть и религиозным человеком, но уж тогда еретиком. Конечно, мышление надо где-то и ограничивать, чтобы защититься от его нарушений (болезней), но ограничивать не там, где ограни- чивает религия: она сама основывается на дефекте мышления -- на догматической вере вместо осторожного допущения. * * * В издании книги Кураева, которым я пользовался, между текстами "Можно ли не праздновать 8 марта" и "Об антихамизме, или Как де- лают антисемитами" поместили подборку низкопробных антисемитских листовок и статеек, характеризующих уровень мышления некоторых борцов за Россию. Среди прочего, текст некого Николая Донского, перепечатанный из газеты "Завтра" (Љ51, декабрь 2003 г.) и назы- вающийся "Так какой же фашизм хуже -- русский или еврейский?". Автор -- русский, проживающий почему-то в Израиле и пробующий качать там права. Из статьи: "Мы, русские, живя в Израиле, видим и иудаизм, и сионизм 'изнутри', и все прелести обоих -- светской и религиозной -- идеологий, испытали сполна на своей 'гойской', т.е. нееврейской, шкуре." "...являясь национальным меньшинством в Израиле, мы не планиру- ем будущее этого государства. Десятки тысяч русских не поучают еврейское правительство, как ему обустраивать Израиль. А когда мы пытаемся заявлять о своих правах нацменьшинства, говорят прямым текстом: 'Чемодан. Бен-Гурион. Россия'... 'русизм гарим бэ-рус- сия, бэ-исраэль гарим рак егудим' -- русские живут в России, в Израиле живут только евреи. Почему мы, подвергаясь оскорблениям и унижениям на национальной почве, не говорим о каком-то 'вели- коиудейском шовинизме' и 'антиславянизме' в Израиле? И т. д." Ну убрались некоторые евреи из России в свой Израиль, так и радуйся этому, патриот! Нет же, он прётся следом за ними в их Землю Обетованную и оттуда кричит, что они его там притесняют. Наверное, этот мазохист без евреев уже НЕ МОЖЕТ. Между тем, ведь Израиль и в самом деле строился евреями для евреев. Они живут там, как им хочется, а пролезших туда неевреев лишь терпят. Но ведь терпят же, если он имеет возможность оттуда верещать! В отличие же от Израиля, Россия -- страна многонациональная, а не страна великороссов. Если кому-то это совсем уж не нравится, дайте отделиться Казани, Сибири, Северному Кавказу и пр.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"