Бурьяк Александр Владимирович: другие произведения.

Александр Зиновьев как путиноидский концептуальный пуп

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

Александр Бурьяк

Александр Зиновьев как путиноидский концептуальный пуп

bouriac@yahoo.com
Александр Зиновьев
Александр Зиновьев
Я бы не трогал Александра Зиновьева (некоторые его книжки, по- моему, повлияли на меня существенно положительно в своё время -- на среднем этапе моего интеллектуального развития), но пропутинс- кие горе-имперцы что-то стали встраивать этого писателя в свои идеологические конструкции, а это не могло не побеспокоить мой чутко дремлющий скепсис. Забавно, что пока Зиновьев был жив и по- ка у кремляди не начались новые тёрки с Западом, в официозе писа- нина Зиновьева оставалась невостребованной, а тут вдруг НА тебе. Даже некий "Зиновьевский клуб" сварганили. И даже "Биографический институт Александра Зиновьева". * * * Итак, Александр Александрович Зиновьев (1922-2006). Поехали. * * * Папа титана -- маляр Александр Яковлевич Зиновьев -- возможно, еврей. Это не преступление, разумеется, а лишь нюанс, который надо учитывать, иначе некоторые вещи в жизненном пути сабджекта окажутся менее понятными. Скажем, революционистость Александра Александровича. В антисемитских высказываниях Зиновьев замечен не был -- и вообще к еврейской теме он на людях интереса не прояв- лял, похоже, -- но это с еврейством только коррелирует, а не доказывает наличия оного. Вполне возможно, что Зиновьев не впуты- вался в "еврейский вопрос" единственно из карьеристских соображе- ний: такое тоже бывает. Имя "Зиновий" -- отнюдь не еврейского, а очень даже греческого происхождения: означает "рождённый Зевсом" (или всё-таки ОТ Зевса?!). Надо думать, развитию мании величия фамилия "Зиновьев" скорее способствует, чем препятствует. Особенно в сочетании с именем "Александр". * * * Зиновьев ("Завтра", 1993, ? 2): "Для меня, например, до сих пор нет ничего ненавистнее собст- венности, хотя и живу на Западе." Про подозрительность выражений типа "ничего нет ненавистнее" у как бы философов я уже говорил при разборе записок некого Канет- ти. К примеру, у меня НЕТУ мерки для точного определения силы своих ненавистей с целью последующего выявления среди них самой- самой, а у Зиновьева, надо думать такая мерка есть, только он жмётся: молчит о её устройстве, чтоб я её тоже не применил. Википедия: "С 16 лет был убеждённым антисталинистом, участвовал в неболь- шой студенческой террористической группе, целью которой было убийство Сталина. Группу так и не разоблачили, однако о его вы- ступлениях, критикующих советский режим, в частности, коллекти- визацию, донесли, за что он был подвергнут психиатрической экс- пертизе и в конечном итоге исключён из комсомола и из МИФЛИ." Возможно, это так и было, но выглядит анахронично: режимкрити- керы стали рассматриваться как предполагаемые психически больные только при Хрущёве, а при Сталине их просто отправляли в лагерь, да и то лишь если не требовалось разоблачить заговор к очередной годовщине Октябрьской революции, а план по ликвидациям уже был выполнен. Можно предположить, что следователи НКВД, вообще-то привычные к обделывающимся от страха, увидели в поведении Зиновь- ева ТАКОЕ, что решили, что у него и в самом деле далеко не все дома. Действительно, чтобы в 1939 г. болтать о Советской власти лишнее, тем более мечтать коллективно вслух о покушении на Сталина, надо быть каким-то шибко особенным: больным на голову, гениотом, просто олигофреном или хотя бы только что вышедшим из леса. (Мне возразили: "В психушки помещали и при Сталине. Рекомендую ознакомиться судьбой Револьта Ивановича Пименова. Он написал обширные мемуары, весьма откровенные." ПСИХОВ помещали в психушку и при Сталине. Я этого не отрицаю. Иногда ошибались, наверное. Иногда по ходатайству или из жалости отправляли лечиться тех, кого в общем-то надо было в лагерь или к стеночке. Основной поток был в лагерь, потому что рабочая сила на лесоповале и т. п. требовалась. Если антисоветчика отправили при Сталине в психушку, этот антисоветчик наверняка был реальный псих. Можно быть психом и при этом успешно заниматься математи- кой и пр. И интересные мемуары вдобавок писать. И, кстати, Зиновьев при Сталине таки не попал ни в психушку, ни в лагерь.) * * * Из доклада Андропова в ЦК в 1978 году: "Имеющиеся в Комитете госбезопасности материалы свидетельствуют о том, что вся деятельность ЗИНОВЬЕВА является противоправной и есть юридические основания для привлечении его к уголовной ответ- ственности. Однако эту меру пресечения антисоветской деятельности ЗИНОВЬЕВА, по нашему мнению, в настоящее время применять нецеле- сообразно по той причине, что, по заявлению ряда лиц, близко знающих ЗИНОВЬЕВА, он ранее лечился от алкоголизма, психически неуравновешен, страдает манией величия. Эти обстоятельства могли бы (в случае привлечения ЗИНОВЬЕВА к уголовной ответственности) послужить причиной для признания его судом психически больным с направлением на принудительное лечение. С учетом развязанной на Западе кампании вокруг психиатрии в СССР эта мера пресечения представляется нецелесообразной." * * * О мании величия (мания самоуничижения, кстати, тоже встречает- ся -- и лечится -- а насчёт мании "золотой середины" психиатри- ческие источники пока что помалкивают -- и, по-моему, напрасно). Как ни крути, люди существенно различаются... - задатками; - развившимися способностями; - творческими и т. п. достижениями; - социальным статусом; - степенью соответствия между личными качествами и творчески- ми и т. п. достижениями, с одной стороны, и социальным статусом, с другой. Нельзя ведь сказать, что общество стремится развить задатки каждого до как можно больших общественно-полезных способностей, предоставить каждому возможности для наибольшего использования этих способностей, а позже как можно адекватнее воздать каждому за заслуги. На самом деле люди в основном стремятся получше устроиться самим и устроить своих потомков -- независимо от своих и потомочьих способностей -- и попутно при случае нагадить конкурентам. Если они кому-то помогают в карьере, то чаще исходя из расчёта на непосредственные личные выгоды, а не ради общего блага. Как им ни внушай, что так поступать -- неправильно, нестратегично, инстинкты всё равно возьмут своё. Поэтому сплошь и рядом оказывается, что кто-то недооценён и недоиспользован, а кто-то взялся за то, чего не потянет, или получил незаслуженное. Наверное, следует различать три варианта мании величия: 1) при очень высоком социальном статусе в обществе; 2) при невысоком социальном статусе, но при реально больших способностях и/или заслугах; 3) при невысоком социальном статусе и завышенной самооценке. Презрение к "низшим" и ревность к чужой славе характерны для всех трёх вариантов. Для 1-го и 2-го характерно самолюбование, для 2-го и 3-го -- раздражение на окружающих, на общество. Ука- занные эмоции -- НОРМАЛЬНЫЕ компоненты психической дятельности, а нездоровое в связи с ними возникает там, где заканчиваются самокритичность и любопытство в отношении чужой критики драго- ценного себя. Вполне наслаждаться своей манией величия могут только маньяки 1-го типа, а для остальных она -- скорее средство получения передышек между окунаниями в дерьмо социальных отношений. Всякий способный человек не без амбиций балансирует на грани мании величия: если он успешен, то может дать слабину по 1-му варианту, а если не успешен, то по 2-му. О 2-м варианте. Чем враждебнее обстановка, в которой пребывает амбициозный индивид, тем больше вероятность его срыва в бред собственного превосходства. Мания величия для такого человека оказывается перебором в психической защите от недружественности и обусловленных ею неудач. То есть, мания величия -- это что-то вроде психической мозоли. Если какого-то способного человека довели до мании величия, надо в разбираться в первую очередь не с этим человеком, а с его окружением: возможно, ненормально оно, а не он. Если окружение перестанет травмировать индивида в связи с его стремлением к самореализации, его мания пройдёт. Умные люди болезненно реагируют не на то, что им что-то не до- сталось, потому что досталось лучшим, чем они, или хотя бы не худшим, а на то, что вперёд вырываются заведомо более слабые, зато скучковавшиеся с другими слабыми, которых много, тогда как сильные в меньшинстве и вдобавок слишком увлекаются креативом и т. п. вместо того, чтобы снюхиваться и интриговать. Таким образом, наличие у Александра Зиновьева мании величия говорит только о повышенной уязвимости его психики (а она повы- шенно уязвима у большинства креативных людей) и о том, что он пребывал в преимущественно недружественной среде. Кстати, на появление признаков мании величия недружественная среда реагирует ещё большей недружественностью, чем только усу- губляет манию величия у творческого страдальца. Издёрганный окру- жающими маньяк, чтобы снимать психическое напряжение, вынужден прибегать к употреблению алкоголя... Зиновьев -- интеллектуал не самого высокого уровня, но он на- верняка был выше большинства успешно писавших и публиковавшихся, не говоря уже о руководящих товарищах и основной массе трудящих- ся. Отсюда его трения, его мания, его пьянство, его антисоветс- кость, его эмиграция, его ресталинизация. * * * Википедия: "Зиновьев -- один из основателей Московского логического кружка (с 1952 года; туда также входили Б. А. Грушин, М. К. Мамардашвили и Г. П. Щедровицкий)." Последние два -- те ещё путальщики образованческой общственнос- ти. "В 1953 году вступил в КПСС." Ой. Но, наверное, это было очень логично перед защитой канди- датской диссертации. "В 1954 году защитил кандидатскую диссертацию 'Восхождение от абстрактного к конкретному (на материале "Капитала" К. Маркса)'" Сомневаюсь, что идеологически нейтральная тема была в то время совершенно непроходной. Потом, те, кого в СССР тошнило от марк- систской демагогии, не шли в "философы". Значит, не тошнило. И я весьма сомневаюсь в научной ценности диссертации с приведенным выше названием. "Как пишет О. Зиновьева, в 1968 году Зиновьев был снят с долж- ности заведующего кафедрой логики в МГУ после истории с Юрием Гастевым и Виктором Финном, которые были связаны с диссидентами, а затем и лишён профессуры. Постепенно у него начались проблемы с публикацией научных работ, и он стал писать публицистические произведения и пересылать их на Запад. Статьи публиковались в Польше и Чехословакии." Обратим здесь внимание на год проявления зиновьевского свободо- мыслия: 1968. Именно к этому году некоторые особо хитрозадые в странах "социалистического лагеря" осознали, что есть возможность выбивать в весьма заметные фигуры посредством диссидентства и не попадать при этом в лагерь тюремного типа -- и ломанули стеной на новую стезю. (Правда, я верю, что, к примеру, Андрей Сахаров ломанул туда как гениальный дурачок, а не по расчёту больноватого мозга.) "А. А. Зиновьев был трижды женат." Пусть комментирует это наш штатный эксперт по прибабахнутым Григорий Климов. "Картины Зиновьева выполнены в экспрессионистской и сюрреалис- тической манере..." Вырисовывается интеллектуально гиперактивный дегенерат с манией величия и большим стремлением высунуться. Его диссидентство, ско- рее всего, было вызвано появившимися затруднениями в академичес- кой карьере, а те, в свою очередь, -- возможно, нехорошими момен- тами в поведении на людях. Зиновьев об СССР (1986, предисловие к "Иди на голгофу"): "...я должен, к моему великому сожалению, признать, что моя бывшая родина не заслуживает никакого морального уважения, что она превратилась в воплощение подлости и пошлости коммунистической тенденции эволюции человечества. В моей дальнейшей литературной и научной деятельности я намерен сделать все зависящее от меня, чтобы изображать советское общество без всякого снисхождения к неким трудным обстоятельствам его истории. Эти обстоятельства давно исчерпали себя. И привычка этой страны ко всеобъемлющей и всепроникающей подлости стала ее подлинной натурой." По-моему, тут он, как минимум... 1) мешает в одну кучу народ и социальную верхушку; 2) использует неудачные выражения ("бывшая родина", "моральное уважение"), говорящие о поверхностности; 3) намекает на то, что по части мерзости советское общество много хуже других обществ, что весьма спорно; 4) эмоционалит, как будто ему что-то только что прищемили; 5) проявляет нефилософскую категоричность ("не заслуживает никакого..."); 6) производит впечатление борзописца, выполняющего пропагандистс- кий заказ, а не философа, ищущего истину. Защитником советского коммунизма после 1991 года Зиновьев стал, думаю, не столько по здравым честным соображениям, сколько из стремления оригинальничать, противоречить и разоблачать. Потом, к концу 1980-х ему, по-видимому, начало представляться, что и на Западе не уделяется достаточного внимания его интеллектуальным мегадостижениям. По мнению Зиновьева, советское обшество было разрушено извне, а само по себе оно бы выжило. Да, конечно, извне: очень неблагопри- ятный для Советского Союза пример массовой возможности иметь больше нужных вещей, больше жилплощади, больше разнообразнной еды, больше всяких свобод, включая свободу таскаться по миру, сформировался исключительно вне границ рабоче-крестьянского государства. Запад обеспечил в первую очередь привлекательную альтернативу. Его прочие подрывные поползновения были в сравне- нии с этим почти ничто. К концу 1980-х десоветизации хотели в значительной части и "низы", и "верхи": "верхи" -- потому что мечтали жить, как западный привилегированный слой, а не как советский. * * * Ещё демагогема от Зиновьева (см. интервью, взятое у него неким Боровиком): пусть СССР был менее эффективен, чем Запад, в эконо- мическом отношении, зато был эффективнее Запада в отношении СОЦИАЛЬНОМ. И что же это за такая социальная эффективность? Мне приходит в голову только следующие опережающие успехи советского строя: - в СССР основательнее осуществлялось подавление инакомыслия и массовых протестов; - в СССР была лучше система среднего образования (потому что насчёт высшего уже можно спорить); - в СССР была доступнее система элементарной медицинской помощи (но не сложной); - в СССР -- как и на животноводческой ферме -- было затруднитель- но голодать и бомжевать: кусочек хлеба и место в общежитии или на нарах находились для всех. Чтобы говорить о социальной эффективности, надо для начала разобраться в том, а что же обществу нужно. Далее, если бы СССР был маленьким государством с нехваткой природных ресурсов, тогда бы можно было, не вторгаясь в детали, допускать, что он был очень эффективным в "социальном" отношении, но вот не выдержал неравной борьбы с внешним врагом (бодаться с которым не было острой необ- ходимости!). А ведь в действительности СССР имел самую большую в мире территорию и огромную кучу населения на ней, но вот что-то его зиновьевская "социальная эффективность" не бросалась этому населению в глаза, потому что: - был (и остался как тяжёлое наследие!) значительный дефицит доступного качественного жилья; - разнообразие еды для основной массы трудящихся оставляло желать много лучшего; - гарантированность минимума потребления на уровне не намного вы- ше скотского при практической невозможности что-то существенно прибавить себе через честный труд нейтрализовывала хозяйствен- ную инициативу масс; - сложился довольно замкнутый привилегированный слой, который и сам толком рулить не мог, и другим не давал попробовать, а проникновение в этот слой "снизу", хоть и было довольно возмож- ным, но предварялось такой мировоззренческой кастрацией, кото- рая обесценивала "свежую кровь"; - власти реально и существенно боялись вооружать собственный народ -- хотя бы в целях повышения обороноспособности страны, как это делается, к примеру, в Израиле: надо думать, имело место мнение, что массы начнут отстреливать своих "слуг" и/или сами себя -- по глупости; страх перед оружием в руках трудящих- ся доходил до того, что в некоторых военных частях часовым не выдавали патронов; - власти реально и существенно боялись выпускать народ за границу (трудящиеся могли прозреть и разбежаться, в лучшем случае просто тратили бы дефицитную валюту), а народу туда таки хотелось очень; - подавление сложной свободной мысли вело к тому, что страна как целое была не способна ни решать свои проблемы, ни хотя бы адекватно их осознавать. Скажем, создали Институт системных исследований -- советский ответ на "ихнюю" Rand Corporation -- чтоб было кому суперпроблемы разгребать, но в него набились битком сынки типа Джермена Гвишиани и Егорки Гайдара, и работа там повелась соответственно. В ранней молодости я по наивности ткнулся в эту кормушку один раз со всякими своими тезисами, чтоб в аспирантуру пролезть, так со мной там даже разговаривать не стали. * * * Противоречия в разновременных высказываниях индивида сами по себе -- не грех, а скорее норма, неизбежность. Они отыщутся у любого. Соль в том, ЧТО это за противоречия. Сначала "метания" Зиновьева мне были симпатичны: человек ИЩЕТ, старается разви- ваться, способен менять свои мнения под влиянием фактов, а не чтобы подстроиться. Теперь я считаю, что он скорее всего лишь "протестный электорат". Ему нравилось быть против. Правда, я как- то тоже очень люблю возражать. Причины, думаю, три: во-первых, возражение -- это худо-бедно конфликт, а у нормального человека есть естественная потребность в упражнении своей агрессивности, во-вторых, по мере накопления жизненного опыта развивается убеждённость, что некоторые типы мнений у некоторых категорий трудящихся почти наверняка оказываются ошибочными, в-третьих, если всё время возражаешь и возражаешь, то развиваются соответст- вующие навыки и складывается соответствующая привычка, так что включение возражательного режима -- это впадение в обжитую удобную мировосприятельную колею. * * * Некоторые считают, что критические "философские" и "социологи- ческие" книжки Зиновьева писаны больше из тщеславия и ради денег (наловчился клепать околонаучные идеологические тексты и сбывать их "протестантам"), а не потому, что были неукротимые спасетель- ские порывы в отношении России и человечества. Надо сказать, элемент тщеславия и надежда на заработок присутствуют в наборе мотивов почти у любого творческого человека, но есть различия между людьми в весомости тех или иных побудителей. Но разбираться с мотивами всегда сложно. Рискнём предположить, что мотивация "нелогического "творчества у Зиновьева была приблизительно такая: тщеславие: 30% заработок: 20% разряжение агрессивности: 30% наслаждение творческим процессом: 10% спасательский зуд: 10% * * * Ещё у меня сложилось впечатление, что Зиновьев -- немножко шизоид (не путать с шизофреником): слишком уж он серьёзный в трудах своих и со слишком серьёзным отношением к себе и своим текстам. * * * В русскоязычных патриотических источниках квалифицируют Алек- сандра Зиновьева как "одного из крупнейших отечественных мыслите- лей ХХ века", но сначала надо определиться, кого считать "крупным мыслителем". Автором нескольких популярных книг (не совсем бестолковых) по актуальным вопросам Зиновьев был, это да. А вот мыслителем... Если человек много думает на общие темы, надуманное записывает, а то и публикует, то он ещё не мыслитель. Мыслителя надо отлич- ать от беллетриста, журналиста, пропагандиста, интеллектуального позёра, графомана и т. п. У мыслителя должны быть 1) новизна высокого уровня сложности, 2) научная корректность, то есть акку- ратность в таких вещах, как степень уверенности в утверждаемом и различение теории и гипотезы. При каждом своём заявлении указы- вать степень своей уверенности в нём -- дело хлопотное, но при ключевых заявлениях это очень кстати. К примеру, рассмотрим у Зиновьева следующее ( "Постсоветизм"): "Сталин был адекватен историческим условиям до известного предела. Он сыграл свою историческую роль лучше, чем кто бы то ни было, ЛУЧШЕ СЫГРАТЬ ЕЕ БЫЛО НЕВОЗМОЖНО. Закончилось это победой в войне и затем ситуацией в первые послевоенные годы." Из этого следует, что 1) массовые репрессии и вымаривание людей в лагерях были либо более-менее правильно организованными процес- сами либо социальной "стихией", которую даже Сталин не смог взять под контроль; 2) кошмар 1941-го года, предопределённый решениями Сталина, был результатом управленческих ошибок, которые почти не- избежны, а не обусловился проводимой Сталиным политикой в целом. Лично мне эти следствия представляются абсурдными. Поэтому получается, что Александр Зиновьев -- скорее не мысли- тель, а оригинальничающий интеллектуальный позёр с хорошей науч- ной базой и очень неплохим уровнем общей культуры, сформированным в ужжжасных советских условиях. Если выражаться точнее, то "формула Зиновьева" выглядит где-то так: интеллектуальное позёрство: 35% литературная месть: 15% пропаганда: 10% пророчествование: 10% мыслительство: 20% графомания: 10% Разумеется, эта формула приблизительная: усреднённая -- и толь- ко для тех текстов, какие я у него читал. Интеллектуальное позёрство -- это когда индивид старается де- лать -- в ущерб истине -- такие заявления, какие привлекут к нему больше благожелательного внимания и выставят его более значитель- ным автором. Пророчествование -- это когда индивид интуичит и потом некри- тично относится к тому, что наинтуичивается, -- на том основании, что ему открывается свыше или что его могучее подсознание якобы заслуживает особого доверия. Остальное, вроде, понятно без определений. * * * Я думаю, что в ре-советизации Зиновьева основную роль сыграло то, что к концу 1980-х он успел НАЖРАТЬСЯ Западом под завязку -- в отличие от подавляющего большинства "гомосоветикусов" -- буду- щих самозабвенных разрушителей собственной империи, видевших этот Запад только в кино и сильно подозревавших, что действительность ещё лучше. Впрочем, для людей передастическо-потреблядско-вырож- денческого склада оно так и было -- и есть. * * * Зиновьев как беллетрист. Вольфганг Козак о "Зияющих высотах": "В абстрактно обрисованных, совершенно схематичных персонажах порой легко узнаются фигуры современников, послуживших прообраза- ми. Сквозного действия нет. Многочисленные непристойности в тексте действуют отталкивающе." Лично я до непристойностей там не дочитался, потому что стало скучно гораздо раньше. О значимости логических изысканий Зиновьева. В "Логику науки" (1972) я в своё время заглядывал. Научным работникам нелогическо- го профиля я её порекомендовать не могу: методологически она их никак не усилит. Но и не разрушит естественных мыслительных навы- ков, если в неё не вчитываться. Там какие-то манипуляции с мате- матическими формулами, должные якобы моделировать процесс работы научной мысли, но на самом деле являющие самостоятельную "жизнь" формальной системы, как-то связанной с реальностью только в своих истоках. В логике Зиновьев был великий специалист, вот только несколько опоздал родиться, и самое нужное и сильное там наворочали до него. Революции он в этой научной области не сделал, а лишь насовершал интеллектуальных подвигов в каких-то понятных только специалистам частностях сомнителной практической значимости. В изучении устройства научного знания более весомы, чем Зиновь- ев, более удобоваримы для неспециалистов -- и даже достойны хоть каким-то краем попасть в базовый набор представлений любого обла- дателя так называемого высшего образования -- следующие исследо- ватели: Карл Раймунд Поппер (1902-1994), Томас Сэмюэл Кун (1922-1996), Имре Лакатос (1922-1974), Пол Карл Фейерабенд (1924-1994). Можно обратить внимание, что все эти исследователи, кроме Поп- пера, -- ровесники Зиновьева, так что к их достижениям он отно- сился, надо полагать, особенно ревниво, а их превосходство над собой, следует думать, списывал на неблагоприятность социальных условий, в каких приходилось работать, и отсюда формирование его острой неприязни к Советской власти в 1960-х (это я интуичу, но -- самокритично). Советская власть таки мешала работать головой даже в области теории науки (надо ведь было марксистскую диалек- тику всюду впихивать), так что Зиновьева, как говорится, можно понять и простить. * * * О социологических умопостроениях Зиновьева. Он просёк, какими дожны быть апломбные профессорские книжки на общие темы, чтобы пользоваться популярностью у образованцев, любящих заморачиваться на темы, которые им не по интеллектуальным зубам: выстраиваешь оригинальную модельку, более-менее натягиваемую на реальность, и далее эрудированно трындишь о ней страницах на трёхстах, не свя- зывая себя обязательством хоть что-то обосновать (не доказать, ладно: полностью надёжные доказательства -- только в математике) корректным научным образом, а главное -- сделать существенные практические выводы. "Социологические" труды Зиновлева имеют не научный, а философс- ко-идеологически-пропагандистский характер. Называть Зиновьева социологом -- это неправильно: он -- "социальный философ". Из комментариев к первому наброску этой статьи (18.05.2016): "Ну, он скорее моралист и памфлетист, бичеватель советских нравов, да и там всё довольно поверхностно. Читать его всерьёз можно было только в определённый момент - когда люди накопили много злобы и желчи от невозможности влиять на происходящее или хотя бы выражать свои чувства. Как только стало возможно обсуждать советскую или какую-либо другую действительность открыто и серьезно, Зиновьев быстро сошел на нет. Хотя некоторые его выпады, особенно в адрес интеллигенции, не утратили актуальности и сейчас, но это из области нравов." * * * По состоянию на 16.06.2016 в немецкой и английской википедиях информация о Зиновьеве -- скромненькая, в польской, итальянской, испанской википедиях минимальная. В эстонской, японской и шведс- кой она ещё меньше, во французской, чешской, болгарской её нет вообще. Я это понимаю так, что нигде, кроме России, культурно значимым явлением Зиновьев не стал: не потому, что он -- запатри- отствовавший русский (Солженицын -- как бы тоже русский и тоже запатриотствовал после падения СССР), а потому что прозу писал занудливую, "философию" -- недостаточно мутную, а "логику" -- слишком специальную. Кстати, к Солженицыну Зиновьев, наверное, больше всего славу и ревновал. Думаю, и в как бы сталинистах Зиновьев под конец оказался частично из стремления что-то сделать в пику Солженицыну. По уровню новизны и значимости натворённого в области идей Александр Зиновьев стоит как минимум на ступень ниже таких фигур, как Исаак Ньютон, Готфрид Вильгельм Лейбниц, Чарлз Дарвин, Нико- лай Лобачевский, Дмитрий Менделеев: Зиновьев не причастен ни к порождению новой мыслительной парадигмы, ни к основанию новой научной области, ни хотя бы к решению важной научно-практической проблемы. Кстати, по состоянию на 16.06.2016 в русскоязычной википедии, в которой уже чего только нет, начисто отсутствовала статья "логика науки": может быть, потому, что спецы по логике науки брезгуют википедией, а может, и потому что логика науки очень мало кому интересна и ещё менее кому полезна. А жаль: толковое представление об устройстве научного знания многим не помешало бы. * * * Главное о Зиновьеве: вне своей логики он не конструктивен. Об- читавшись Зиновьева, можно прийти к выводу, что куда ни кинь -- всюду клин: западнизм существенно дефективен, а социализм так и вовсе чёрт знает что. Вот, скажем, Иван Солоневич, тоже грызун советского социализма, -- тенденциозен и жлобаст, но у него хотя бы есть развёрнутое практическое предложение (пусть и негодное): "народная монархия". А у Зиновьева -- НИЧЕГО. Написал он, правда, книгу "Идеология партии будущего" (2003), но в ней только рассуж- дения о том, какой эта новая идеология должна быть. Кстати, моде- ралистический подход в его требования аккурат вписывается. И вдобавок моя книга "Модерализм: идеология новой цивилизации" лежит в сети с 2001 года примерно. То есть, "предтеча" немножко опоздал со своими рекомендациями. Совсем чуть-чуть. * * * Данная статья про Александра Зиновьева написалась как-то быстро и легко, хотя замысел отнюдь не вынашивался годами (разве что где-то в совсем уж подсознании). Надеюсь, это обусловлено только хорошим -- к примеру, моим восхождением на следующую ступень умственного развития: на предыдущей ступени Зиновьев был почти совсем OK, на теперешней он уже слишком позёристый, пропагандю- чистый и неконструктивистый. * * * Из обсуждения (18.07.2016): "Ещё один пример типичного криптоеврея: недавно умерший Алек- сандр Алексндрович Зиновьев. Обратите внимание как его усиленно всегда впаривала еврейская пресса. Кем она его только не называ- ла: и выдающимся логиком и, знаменитым писателем, публицистом, общественным дейятелем, и русские дураки как всегда уши развеши- вали. Но когда он 30 лет назад написал пасквиль на СССР под ха- рактерным названием "Зияющие высоты" - это для него была наша родина, то тогда он рекламировался на Голосе Америке как еврейс- кий диссидент, борец за право выезда. Надо полагать сейчас у нас в России с подачи таких, как Зиновьев, осталось только зияние - без высот. Его судьба типичная евтушенко-рабиновическая судьба криптоеврея - матёрого врага России, маскировавшегося всегда экспертом по проблемам России, как его всегда и пропихивала еврейская пресса. Ещё пареньком он уже ухитрился при Сталине сесть за политику. Он уже тогда лютой ненавистью ненавидел Сталина, вырвашего верховную власть из рук евреев. В университете основал кружок, где под видом логики собирались подисидентство- вать, выпить и выразить свои симпатии молодому Израилю, Зиновьев вместе с тремя другими евреями (с 1952 г.; в Кружок также входили Б. А. Грушин, М. К. Мамардашвили (с понтом грузинский философ, такой же как нынешний президент иСаакашвилли) и Г. П. Щедровицкий). Зиновьева еврейская пресса представляет выходцем как из крестьянской семьи (своих они не сдают) от отца Александра Яковлевича, забывая сказать, что семья то его многодетная была еврейской. И из МГУ его уволили потому что он отказался уволить двух евреев. В Москве рядом с метро Таганская-кольцевая есть еврейский книжный магазин под названием типа "Эмигрантская книга" - там этого Зиновьева навалом: там его книги с фотографиями в разных позах с друзьями - все его друзья - махровейшие сионисты -- начиная с Вейля из "Свободной Европы" и вся эта международная сионистско-еврейская помойка: Буковские и т. д. и т. п. Все эти фотографии типа: мы все стоим обнявшись в Израиле у горы Синай, затем в Москве с театральными режиссёрами типа Фоменко, затем в Мюнхене, то есть этот с понтом, сын костромского крестьянина. представитель типично среднеевропейской интеллектульной богемы самого пархатейшего пошиба. В этом и есть причина всегдашней, как говорят евреи, ангажированности Сан Саныча. Хорошо что на земле есть смерть и даже избраннейшие евреи умирают. Смерть - великий уравнитель. А книг ему еврейские его друзья напечатали - навалом - рассуждизмы Зиновьева о судьба России. И так всё хитро плетёт, как другой еврей - Александр Исаакович Солженицин. Нет чтобы прямо и без обиняков, как еврей Лев Аннинский, написать честную еврейскую книгу под названием "Какая Россия (мне, ж-ду) нужна." As is and no comment. Есть, значит, вот и такое специфическое мнение. Я его здесь только фиксирую. * * * "Конструктив у Зиновьева (в сухом остатке) вижу один: он -- сторонник социального государства, которое вникает в трудности простого человека и заботится о нём. А напускной радикализм ("Сталин-Сталин-суперсталин") прикрывает вторичность и безобидность этого конструктива. И -- да, похоже, в СССР Зиновьев таким не был. А Запад доста- точно требователен к непростым (талантливым) людям вроде Зиновь- ева, и умеет выжимать из них много... Тут и повод подумать, что советская уравниловка не так плоха: профессор остаётся почти нищим, но зато сохраняет и льготы, положенные нищему, в виде заботы о нём 'богоугодных заведений'." Конструктив нужен НОВЫЙ. Иначе это не конструктив, а перепев, пусть и своими словами. Помощь людям от государства должна быть ограниченной, а то люди портятся. Если бы Зиновьев разобрался с оптимумом форм и размеров этой помощи и потом нам поведал, я бы сказал: таки да, конструк- тив есть, причём важный.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список