Бушев Олег Валерьевич: другие произведения.

Адское варево

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Повесть написана в соавторстве с Кукк Романом Эдгаровичем. Рождалась в муках на протяжении 3 лет. Зато, по моему, удалась. За нее два года назад получил приз на городском конкурсе, посвященном "уже не помню чему", заняв 3-ье место напополам с... глав-врачом нашего городского психдиспансера...

  Адское Варево.
  
   О вино, ты как роза струишь аромат,
   Путь укажешь уму - и воротишь назад.
   Все нутро человека вино обнажает,
   Манит раем и бросит несчастного в ад.
   Омар Хайям.
  
   Однажды летом в январе
   Слона увидел я в ведре.
   Слон закурил, пустив дымок,
   И мне сказал: "Не пей, сынок!"
   Игорь Губерман.
  
  Не пей, Иванушка, козленочком станешь!
  Русские народные сказки.
  
  
  
   Олег почувствовал головокружение в тот самый момент, когда проглотил набранную в рот водку. Одновременно с этим он почувствовал и то, что если он выпьет еще хоть капельку белокристальной, то головокружением дело не ограничится - он просто потеряет сознание. С трудом поставив опустевшую рюмку на стол, он сказал:
   - Пожалуй, с меня достаточно уже выпитого.
   Пятеро человек, сидящие за столом вместе с Олегом никак не отреагировали на его слова. Им и самим выпитого было больше, чем достаточно, и они, по большей части, совершенно отключились от окружающего мира. Сергей задумчиво смотрел на пустую поллитру. Изредка из недр его бездонного живота вырывалось рыгание. Тогда он тихо бормотал "пр-р-р-ростите" и кривил рот в отвратительно пьяной ухмылке. Максим и Андрей (хозяин квартиры) попеременно друг с другом пытались извлечь из надбитой гитары хоть какую-нибудь мелодию, кроме уже приевшегося "Кузнечика". Ничего у них не получалось. Роман и Олеся были слишком заняты друг другом, поэтому тоже не обратили никакого внимания на встающего из-за стола Олега.
   - Пойду-ка я подышу воздухом на балконе, - сказал Олег, но с таким же успехом он мог и смолчать. Прокуренная комната вдруг стала для него камерой пыток. Он добавил, - один только глоток свежего воздуха, и я вновь буду с вами, ребята.
   Пошатываясь, и пытаясь скрыть (прежде всего - от самого себя) тот факт, что он был пьян, как говориться, в драбадан, Олег отправился на балкон. Путешествие было длинным и тяжелым, так сказать, гомерическим. На каждом шагу возникали Сцилла и Харибда в образе табуретки, на которую можно напороться; или рыжего нахального котенка, которого никто прежде в квартире Андрея не замечал и который норовил совершить самоубийство под тапочками Олега. А еще на него накатывались страшные приступы тошноты...
   Как Одиссей вернулся на Итаку, в объятия Пенелопы и Телемаха, так и Олег ступил на балкон в холодные объятия терпкого, отвратительного на вкус ноябрьского воздуха, встретившего его на балконе, как только дверь была открыта. С первой проникшей в легкие "дозой" кислорода Олег почувствовал себя лучше. Вскоре он осмелел до того, что бы дышать полной грудью, делая о-очень глубокие вдохи и мучительные выдохи.
   Кислород немного прочистил сознание, но Олегу вдруг опять стало тошно. На этот раз не по физиологическим, а по чисто фрейдистским причинам. Он вдруг осознал, до какой степени напился, и ему, как это не банально, стало стыдно. Ну, в общем, классическое "чтобысказаламоямама".
   И самое страшное было то, что преодолев слабость, Олег опять захотел выпить. Навязчивое желание пить до самой смерти преследовало его, как охотник преследует в лесу удирающего зайца.
   Олег закурил, облокотившись на перила балкона. Внизу слышались последние звуки засыпающего города. Ночной воздух оживляюще действовал на заспиртованный мозг. Дверь за его спиной заскрипела и на балкон под аккомпонент "Кузнечика" вырвалась невнятная песня о вечных ценностях студенческой жизни:
   - Посмотрю я на зачетку и промолвлю "Все пропало...",
   Но Петровна нас снабжает самопалом, самопалом...
   Алкоголем по невзгодам сообща мы враз ударим,
   И, какую хочешь кашу, мы с чертями вместе сварим!
   Из комнаты, шатаясь, вышел Рома. В зубах он держал ментоловую сигарету, от которой Олега потянуло вниз, на тротуар без парашюта. Он ментоловые сигареты на дух не переносил. А вот Ромка такие сигареты, может быть, и не любил, но курил с удовольствием, во всяком случае, с видимым удовольствием.
   - Сидим, пьем... - начал Олег.
   - Ага, - согласился Рома. - Вроде бы, все цивилизованно начали, "за встречу", "за дружбу", "за погоду", "за Олесю и ее прелести", а потом пошло-поехало - "за Родину", "за Сталина", "за Троцкого", "за дядю Ваню из четвертого подъезда". Мне кажется, мы уже до того пьяные, что скоро будем ногами брыкать над столом.
   Ромку охватило лирическое настроение, как это можно было судить по его пьяным словам и посеревшим глазам. Олег молча кивнул, он не хотел ничего произносить вслух, было лень.
   - Я вот, что хочу попросить, - сказал Ромка, доверительно прикоснувшись своим лбом ко лбу Олега, как это делают все пьяные, когда говорят другу что-то очень важное. - Ты не говори никому, что Олеся - моя троюродная племянница, ладно? Мы тут сказали, что она моя девушка.
   Олег поморщился. Он не до конца понял слова друга.
   - Я не думаю, что ты мне соврал...
   - Так ты понял, чего я хочу, - спросил Ромка, которому не терпелось вернуться назад, к Олесе.
   - Вроде бы, да, понял. Пока вы здесь, она не твоя племянница, а ты не ее дядя.
   - И даже не наоборот! Договорились?
   Ромка кивнул и развернулся, что бы уйти. Олег ухмыльнулся и спросил его вдогонку:
   - А вообще, чисто гипотетический вопрос: на троюродных племянницах жениться можно?
   Рома повернулся, и его захмелевшее лицо приняло выражение ревностного блюстителя нравственности.
   - Хам, - коротко ответил он и вышел.
   - Принеси мне пива, - попросил Олег, но после того, как прождал пару минут, он понял, что пива ему никто не принесет. С обидой он решил пойти и разобраться. Злостно погасив окурок, он буркнул:
   - Плохо, - и уже сделал один шаг в комнату, когда заметил, что в углу балкона что-то живое и это живое шевелится. Олег уже пятнадцать минут не мог полноценно использовать бинокулярное зрение, потому что картинки, которые давали правый и левый глаза имели между собой слишком большие противоречия и по фазе, и по яркости, и по смыслу. Но он знал, что если закрыть один глаз, то другим вполне сносно можно обозревать окрестности другим. Закрыв левый и прищурив правый глаз, Олег после нескольких неудачных попыток разглядел существо, которое шевелилось рядышком. Это был банальный зеленый чертик, который, хитро ощерив зубы, смотрел не Олега взглядом Джоконды.
   - Ну и пьянь же я такая, - пробормотал Олег, протирая глаза.
   - Что, выпил много, - спросил чертик, продолжая скалить зубы.
   - Прилично, к тому же, по полной программе - уже черти мерещатся.
   - Что верно, то верно, - сказал чертик, и Олег вдруг с ужасом обнаружил, что его собеседник до боли похож на руководителя некого учебного заведения, студентами которого являлись все без исключения люди, заливающие в этот вечер за воротник паленую водку в квартире Андрея. - И как я понимаю, тебе еще выпить хочется.
   Воистину, зелеными устами говорила истина. Алкоголь в крови Олега был уже порядком разбавлен химически чистым кислородом, и Олег не был уверен, что это ему нравится.
   - Хочу... - ответил Олег, и при этом из его рта хлынула слюна.
   - Мой тебе совет, Олежка, - сказал черт. - Не пей ты эту сорокоградусную гадость, что у вас на столе. Водка - это детский напиток. Даже паленая. Настоящие мужчины пьют "Адское Варево".
   Олегу очень понравилось название. Судя по всему, это было бы покрепче девяностодевяти-процентного спирта.
   - А где его можно достать, - спросил Олег, истекая слюной. - Там где мы обычно водку берем? У Петровны?
   - Да не пей ты эту левую водку - это дешевка, - сердито сказал чертик и сильнее позеленел от негодования. - А "Варево" можно достать только через спецраспространителей. Я как раз один из таких.
   Черт куда-то обернулся и достал бутылку, в каких обычно продается всемирно известное вино "Анапа". На ней была яркая этикетка, но затуманенные глаза Олега были не в состоянии разобрать даже цвет этой этикетки, несмотря уже на буквы, которые на ней кто-то нарисовал.
   - "Адское варево" высшего качества, - констатировал черт. - Двухтысячелетней выдержки.
   - Давай, - рявкнул Олег с безумными глазами, протягивая руку за бутылкой.
   Однако хитрый чертик еще больше ощерился и спрятал бутылку за спиной.
   - Э, нет, - ответил он. - Так дела не делаются. Мы, знаешь ли, не благотворительная организация.
   Внезапные подозрения пустили корни в сознание Олега.
   - И что за это я должен дать? - спросил он. - Душу?
   Черт в ответ рассмеялся.
   - Ну, ты шутник, - сказал он. - Расскажу эту шутку ТАМ у себя ребятам, они со смеху разорвутся. Вот такие люди как ты и делают анекдоты, - черт восхищенно посмотрел на Олега, который так и не понял, в чем же юмор. - Нет, дружище, душа мне твоя не нужна. Своей много. Мы за товары вообще-то наличные берем.
   - Деньги? Шестнадцать рублей бутылка?- тупо спросил Олег.
   Черт согнулся пополам в приступе смеха.
   - Бутылку не разбей, - предостерегающе крикнул ему Олег.
   - Нет, ну мы тебе ТАМ памятник поставим! - сказал сквозь слезы нечистый. - Больше всего на свете анекдоты любим. Ну скажи ты, куда мне деньги девать? Зачем они мне? Нет, видишь ли, у нас там такой бизнес. Натуральный бартер.
   Олег почесал в затылке. Он любил загадки, но совершенно не мог их разгадывать.
   - Давай, давай, погоняй блох, - предложил чертик. - У тебя еще одна попытка на отгадку.
   - Сахар? Фасоль? Помидоры? Или попросить друга, прислать вам из армии снаряды ПВО? Он там служит и достанет по дешевке.
   На этот раз приступ смеха был таким сильным, что бутылка выскочила из рук чертика и упала на доски, которыми был выложен пол балкона. Олег непроизвольно вскрикнул. Черт подобрал бутылку, которая к счастью не разбилась.
   - Ты мне адрес оставь, - сказал он. - Мы к тебе ОТТУДА съемочную группу с телевиденья пришлем. Будешь гостем передачи "Внутри смеха". А нужна мне твоя кровь. Мы ТАМ, понимаешь ли, тоже любим выпить, причем в этом плане мы настоящие гурманы. А твоя кровь так проспиртована, что гастрономический экстаз нам гарантирован.
   - Много крови, - спросил Олег, который ненавидел боль.
   - Немного, всего 100 грамм. Зато потом бутылочка твоя.
   - Я согласен.
   Процедура извлечения крови была на редкость цивилизована. Черт распечатал пакетик с одноразовым шприцом, перехватил руку Олегу резиновым жгутиком, помазал намеченное место спиртом, от запаха которого у Олега потекли слюнки, и профессионально провел операцию.
   Попрощавшись, он уже наполовину растворился в воздухе, так что Олег видел сквозь него мешок с картошкой, как тут Олег окликнул его:
   - Слушай, а этот начальник некого ВУЗа, он не твой родственник.
   - Сводный брат, - сказал черт и исчез окончательно.
  
   Когда Олег вернулся в комнату, он увидел, что ничего там не изменилось. Разве что Рома и Олеся целовались чересчур уж не по-родственному. Взасос.
   На Олега опять никто не обратил внимания. Стояла причудливо удушливая атмосфера поклонения греческому богу Бахусу в ее последней стадии. Точнее, в предпоследней - последняя стадия наступит на утро.
   - Выпьем-ка новый напиток?! - весело спросил Олег, поглаживая заветную бутылку.
   Никто его не услышал, и Олег вынужден был перейти с языка русского на язык алконавтский - со звоном поставил бутылку "Варева" на стол. Теперь внимание обратили на него все.
   - Откуда это, - спросил Максим, смешно нахмурив брови.
   - От верблюда, - ответил Олег, поглаживая локтевой сгиб, из которого была извлечена соответствующая валюта.
   - "Адское Варево", - прочитала на этикетке Олеся, с жутким треском оторвавшая свои губы от губ своего троюродного дяди. - "Настояно водами реки Сфинкс, нет, тут написано, Стикс, на костях молодого тираннозавра. ВНИМАНИЕ, не употреблять внутрь. Смертельно опасно".
   - Мне такое нравится, - горячо сказал Андрей.
   - Смотрите, на дне бутылки - червячок, - меланхолично подал голос Сергей, которому было явно нехорошо.
   - Он такой большой и страшный. Красный с черными полосками, - сказала Олеся, увлеченно разглядывая червячка, и позабывшая даже о Роме.
   - Не полоски, а кольца, - поправил ее Рома, которому хотелось быстрее распить этот напиток, что бы незамедленно утащить племянницу в соседнюю комнату.
   Бутылку откупорили, и в комнате почувствовался острый аромат смерти. Червячок на донышке беспокойно зашевелился.
   - Он живой! - взвизгнула Олеся.
   - Не может быть, - ответил ей Олег. - Дай я посмотрю.
   Он трясущимися руками взял бутылку и поднес к глазам. Червяк и вправду был живой. При этих манипуляциях Олег неловко наклонил бутылку, и несколько капель напитка, цветом похожего на простую водку, а запахом - на жидкость для бальзамирования трупов, пролились на скатерть. Повалил дым. Скатерть была в мгновение прожжена насквозь, и напиток частично въелся в крышку стола, оставив черное пятно гари.
   - Ух, здорово! - сказал Андрей. Сергей в ответ пожал плечами, он был уже в полной прострации.
   - Разливай, - крикнули в один голос все, кто был в комнате, за исключением, конечно, Сергея, которому было все равно.
   - А с червячком что делать, - спросила Олеся, у которой явно была ксенофилия.
   - Сожрать? - предложил Максим.
   Вдруг Сергей крякнул и, зажав рот, бросился в туалет.
   - Нет, я думаю, есть его не надо, - серьезно ответил Олег, глядя вслед убежавшему Сергею.
   - Выбросить? - спросил Андрей.
   - Нет, - сказала Олеся. - Давайте его в аквариум пустим.
   - А кормить его чем, - спросил Рома. Его явно не устраивало то, что Олеся гораздо больше внимания уделяла ползучему гаду, чем ему.
   - Здесь нет аквариума, - развел руками Андрей. - Я в этом уверен, потому что это моя квартира.
   - Тогда в баночку, - решила не отступать Олеся.
   - Подождите, а зачем этот червяк вообще нужен в бутылке, - вмешался Максим.
   Нависло молчание. Наконец Олег сказал:
   - Вообще-то, я читал, что в Мексике в каждую бутылку текилы кладут червячка.
   - Зачем?
   - Для яда, наверное.
   - Так это текила? - спросил Максим. - Воняет она, однако...
   - Это не текила, это "Адское Варево", - обиделся Олег, который заплатил за бутылку кровавую цену.
   - Разливаем? - сказал Ромка.
   - Да что ты все, "разливаем, разливаем", - захныкал Максим. - По спокойному посидеть не можем.
   - Назревает конфликт, - констатировал Олег.
   - Выйдем, - предложил Рома, забыв даже об Олеси.
   Олесю эта ситуация рассмешила, и она звонко засмеялась, откинув голову назад. Внезапно она потеряла равновесие, и упала с табуретки на пол. Смех ее резко оборвался, зато четыре мужские глотки приняли у нее эстафету.
   Сердито поднявшись с пола, Олеся отошла от стола и плюхнулась в кресло, стоящее у стенки.
   - Сергей где, - забеспокоился вдруг Олег.
   - В туалете. Физиологией занимается.
   - Пить первую будем без него?
   - Я пить больше не буду, - сказал Сергей, входя в комнату. Рукой он вытирал свои губы, морща при этом нос.
   - Ну и дурак, - зло бросила ему из своего кресла Олеся.
   Сергей выглядел очень побитым. Он, шатаясь и вихляясь, прошел в другой конец комнаты, и опустил свое тучное тело в другое кресло. Закрыв глаза и приоткрыв рот, он задремал.
   - Серега, ты меня слышишь, - спросил Олег. Ответа не было. Дикая мысль вдруг пришла ему в голову. Такая мысль, которая не пришла бы в голову ни одному трезвому человеку в мире.
   - Он больше не будет пить, - хитро сказал Олег друзьям, наливая три пальца "Варева" в рюмочку.
   Остальные без труда догадались, что именно он хочет сделать.
   Олег, конечно, смутно догадывался, что он делает подлость, вливая в храпящую глотку Сергея порцию смердящего "Варева" и зажимая ему нос, но это лишь добавляло ему приятных ощущений. Когда Олег напивался, он становился достаточно вредным, что бы испытывать от любой подлости радость. Да и что такое - сама подлость? Однажды Олег серьезно разрассуждался на эту тему перед друзьями, вертя в руках недопитую бутылку пива. "Подлость, говорил он, это то, что делает человеческие поступки непредсказуемо опасными, это то, что потенциально является смертельным для нравственных запретов, да и для самой человечности в целом". Ничего нового Олег своей речью не открыл, он лишь одел определения подлости в одежды, принятые в философии. По этой причине собутыльники хмуро его, выслушав, не сговариваясь, прорычали "С поля!".
   Но если идея Олега облачить само определение подлости в красивые одежды не нашло поддержки в массах, то сама подлость, практически продемонстрированная им перед аудиторией, произвела эффект разорвавшейся бомбы. Пьяные студенты смеялись, падали со стульев, и опрокидывали недопитые бутылки на многострадальную скатерть. Даже сердитая Олеся не отстала от хохота, и даже заглушила многих своим смехом.
   Как в лучших комедиях эпохи немого кино, Сергей брызнул во все стороны напитком. Его толстое тело подпрыгнуло на кресле, а когда приземлилось, точнее прикреслилось, кресло под ним проломилось, и развалилось. Изо рта Сергей вырвалась струйка пламени и обожгла руку Олега, которую он не успел отдернуть.
   - Что это было? - хрипло спросил Сергей.
   - "Варево", - ответила ему сквозь смех Олеся. - Тебе, никак, понравилось.
   - Здорово! - рецензировал напиток Сергей. - Я его еще выпью!
   - Я тоже! - брызжа слюной, крикнул Максим.
   - И я! - в один голос закричали остальные, даже Олеся.
   - Садимся, - скомандовал Андрей. На правах хозяина он частенько брал на свою душу грех верховодства в застольях. Его в таких начинаниях попросту игнорировали.
   Юные алкоголики уселись за стол. Рома и Олеся, поругавшись, видимо, "до следующего тоста", сели в разных концах стола. Андрей оставил в покое гитару, и "Кузнечик" стих. Максим похотливо потирал свои маленькие детские ладошки, пуская слюни в свою тарелку. Сергей, который был чудесным образом преображен "Варевом" из похмельного в свирепого, сел на табуретку рядом с Олегом. Надо ли мне говорить, беспристрастному автору, что подобное превращение ничуть не озадачила пьющий народ? Надо ли мне говорить, что пьющий народ мало чем может быть озадачен? Червячок беспокойно шевелился на дне бутылки, пока ее содержимое разливали по хрустальным рюмочкам.
   - За новое пойло! - провозгласили они тост и опрокинули рюмки в свои глотки.
   В первое мгновение ничего не произошло. Зато в мгновение второе все юные россияне, опрокинувшие адский напиток себе в желудок, выдохнули из своих легких пар, а кто и не пар, а чистое пламя.
   - У-у-у-ух... - раздалось над столом.
   - У-у-у-у-у-у-у-у-у-х, - ответило эхо из бутылки "Адского Варева".
   Показалось, что даже скромный красно-черный, как футболка клуба "Милан" червячок тихо ухнул из бутылки.
   Воцарилась тишина. Шесть желудков замерли, принюхиваясь к напитку. А, принюхавшись, забили в набат. От радости.
   Первой рассмеялась по-женски чувственная Олеся, и игриво шлепнула, почему-то оказавшейся у нее в руках мокрой тряпкой, по пылающему носу Ромы. Рассмеялись все. Даже Рома, которому тряпка оставила пунцовый след на лице. Кто-то, Олег заметил, что по голосу, вроде бы Андрей, продекламировал наскоро сочиненные стихи. Несколько нескладные, зато жизненно достоверные. Вот такие:
   - В "Адском Вареве" воплотилось
   Все, чем прекрасна Земля,
   Все, что нам когда либо снилось!
   Выпьем по новой, друзья!
   - Бля, - в рифму последней строчке сказал Олег, который не совсем по праву, считал себя лучшим молодым поэтом России.
   - Тля, - поддержал его Рома, который делал иногда судорожные попытки подняться в поэзии на уровень Олега.
   - Что "тля", - закричала Олеся. - Это я - тля?
   - Нет, - успокоил ее Рома. - Ты не тля, ты рыбонька.
   Олеся согласно кивнула.
   Андрей закричал:
   - Еще по одной?
   Ответом ему было, какое то сдавленное мычание, символизирующее высшую степень поддержки.
   "Варево" разлили по рюмкам. Это дело было исполнено с таким воодушевлением Андреем, что на скатерти появилось еще несколько дырочек. Самое странное, что чувствовал Олег, это то, что все его опьянение, куда то улетучилось. Появилась прозрачность, необычайная легкость, веселое игривое состояние, такое, которое может быть вызвано только первым в жизни слюнявым поцелуем. Исчезли все проблемы, исчезла тошнота и колики в желудке, без остатка пропала та первая стадия похмелья, которая мучила его лишь пять минут назад.
   Рядом с Олегом, на стульчике сидел, весело вращая пухлыми руками Сергей, и что-то напевал веселое из "Чайфа". Его цветущий вид никак не сопоставлялся со студентом, который в разгар застолья бежал в туалет, судорожно закрывая руками рот, и мыча проклятия. Кто-то на другом конце стола ехидно заметил:
   - Сережа уже хвостом виляет, как собачка, которой бросили вкусный череп тираннозавра.
   - Почему тираннозавра? - спросил Сергей, набивая рот закуской.
   - "Варево настояно на костях тираннозавра!
   - А-а-а-а, - протянул Сергей, и принялся поглощать пищу в удвоенном темпе.
   Внезапно Олег почувствовал, что Сергей и вправду виляет хвостом, как собачка, которой бросили, пусть и не череп тираннозавра, но хотя бы аппетитную берцовую косточку барашка. Во всяком случае, хвост, определенно принадлежащий Сергею, начал бить его по спине.
   - Сергей, - рявкнул он. - Подбери свою конечность!
   Сергей непонимающе уставился на Олега, но после нескольких минут телепатии, до него, наконец, дошел смысл сказанных ему слов, и он зажал свой хвост, выбивающийся из его трико, между стулом и бедром. Хвост заканчивался, к слову, занятной кисточкой, да такой пушистой, что любой художник за эту кисточку запродал бы душу.
   - Так лучше? - спросил он с набитым ртом.
   - Определенно, - согласился Олег, наблюдая, как лицо Сергея начинает обрастать рыжеватой шерстью, а из коротко стриженых волос начинают пробиваться трогательные козлиные рожки.
   Веселого было мало, но пьяному все смешно.
   - Ну и скотина же ты, Сергей! - засмеялся Олег.
   - Олежка, ты сам не лучше, - раздался справа голос Максима. Что-то было странное в этом голосе. Надтреснутый какой-то.
   Медленно Олег повернул голову и увидел гнома, сидящего на стуле, на котором минуту назад восседал Максим.
   - Я говорю тебе, Олег, - доверительно склонился к нему гном, - не стоит называть Сережку скотиной. Иначе тебя самого можно много кем обозвать. Очень много кем!
   Гном, странное дело, говорил голосом Максима. И вообще, был до боли на Максима похожий. Только определенно он не был тем Максимом, которого Олег привык видеть перед собой. И без того невыдающийся рост Максима, какие то 157сантиметров, был сейчас, как баскетбольный рост для этого гнома. Теперь он у него был где-то под метр с небольшим. Нос, однако, по законам сохранения массы, открытым еще Ньютоном (а может, и не Ньютоном, не в Ньютоне дело), стал значительно длиннее. Теперь нос, точнее носище тянул сантиметров на тридцать (за вычетом налогов). Глаза его также поприбавили в диаметре и стали мутно зелеными. Такой цвет бывает у лица человека, находящегося на борту корабля, и страдающего неудержимым приступом пресловутой "морской болезни".
   Лицо гнома, еще достаточно гладкое, что бы быть рекламой крему "Oil of your lay", заимело, однако любопытную тенденцию. На нем стали одна за другой пролегать глубокие борозбы морщин.
   - Максим, сколько тебе лет, - спросил Олег.
   - Двадцать два! - гордо ответил он.
   - Однако, плохо ты сохранился, дружище. Очень плохо.
   - Смех в зале, - прокомментировал эту реплику Рома, который уже порядком оброс бородавками. Если бы не светлые, стриженые ежиком волосы, узнать в этом монстре цветущего когда-то гитариста и выдающегося алкоголика было бы очень сложно.
   - Что происходит? - спросил Олег. - Мне кажется, мы выбились из графика обычной пьянки.
   - Я не знаю, что происходит, - ответил Андрей, зачарованно наблюдая, как из его носа растет красно-белый мухомор, - но мне это не нравится.
   - Ну конечно, - подал голос толстый сатир, который когда-то был Сергеем. - Кому же понравится, если его друзья вдруг начнут превращаться черт знает в кого.
   - Ты хочешь сказать, что и я в кого-то превращаюсь, - удивился гном, который раньше был Максимом.
   - Ага, - сказал сатир, запихивая в рот кусок бутерброда с кабачковой икрой. - Ты в пигмея превратился.
   - Не в пигмея, а в гнома, - внес поправку Рома. - Пигмеи - они дикари.
   - Что мне делать с этим мухомором, - захныкал Андрей.
   - Ампутируй, - посоветовал Максим-гном, взмахнув почерневшими, и отросшими на дюйм ногтями.
   - Олеся где? - спохватился Рома.
   - Я здесь, - послышался голос из-под стола. - У меня проблемы.
   - У нас у всех проблемы! - закричал Олег. - У всех!
   - Ужас! Что мне делать с этим мухомором?!
   - Ребята, а я в кого превратился?
   - Олеся! Ты где?
   - Никогда бы не подумал, что из моей морды будут расти мухоморы. Никогда!
   - Рома! Я здесь, под столом. Спаси меня!
   - А меня кто спасет?!
   - Господи! Что у меня с лицом?! Мне же завтра на свидание!
   - Ребята, не психуйте!
   - Мухомор! Ну надо же!
   - Что это вообще за фокусы? Морды кому бить?!
   - Спокойно!!!
   Все затихли и посмотрели на Сергея, который встал над столом, как мохнатый мамонт, жующий доисторический клевер.
   - Спокойно, - повторил он. - Давайте еще по рюмочке.
   Рома взорвался:
   - Слушай, ТЫ! У меня тут глобальные проблемы - у меня вся морда лица чешется, Олеся потерялась, а ты про выпивку.
   - Я под столом!
   - А у меня на лице мухомор!
   - А я? В кого я превратился?!
   - Ну не хотите пить - я сам выпью...
   - Олеся где!!!
   - Я ПОД СТОЛОМ!!!
   Это был диалог, состоящий целиком из монологов, в результате которого родился форменный мегалог. Каждый говорил, визжал и хрюкал о своем, и других слушать не желал.
   Единственный, кто оставался абсолютно спокойным - это Сергей. Он вообще, всегда по жизни был спокойный. Не псих.
   Этот, так сказать, базар, продолжался долго. Он бы продлился еще дольше, если бы в комнате вдруг не запахло рыбой, а из-под стола показался рыбий хвост.
   - Олеся где?.. - механически переспросил Рома.
   Андрей прекратил попытки прикоснуться к мухомору и психанул:
   - Что мне делать с этой рыбой? Она что, живая?.. Извините, аквариума нет.
   - Это я, - сказал рыбий хвост голосом Олеси. Ну, конечно, не сам рыбий хвост это произнес, а русалка, которой этот хвост принадлежал.
   - Плохо, - задумчиво сказал Олег, наюлбдая, как в Рому летит пустая бутылка из под пива, пущенная русалкой. - Очень плохо.
   - Это ты виноват, - захныкала Олеся. - Где мои ноги?
   - А я тут при чем? - возмутился скорый на психозы Рома.
   - А рыбонькой меня кто обозвал?
   - Я тебя никем не обзывал!
   - Что мне делать? Как мне домой идти?
   - А мне что с мухомором делать? - заорал Андрей. - Кто вообще виноват?
   Сергей дожевал содержимое рта, сглотнул образовавшуюся массу, хрюкнул и взял слово:
   - Испокону веков человека волновали только два вопроса, достаточно принципиальных, ровно как и неразрешимых. Это вопросы "Что делать?" и "Кто виноват?". Еще Сократ...
   - С ПОЛЯ! - закричал Рома, и в Сергея полетела тарелка с недоеденным блюдом из кожи курицы.
   - Сократ нашелся... - пробубнил Андрей, и снова загнул про мухомор.
   Два новорожденных прыща на лице Романа не выдержали того колоссального напряжения, которому подвергся их носитель, и с ужасным треском лопнули, обдав присутствующих зеленоватой слизью. Невнятно проорав нечто о роли меланхоликов в революции, Роман одним прыжком оказался рядом с Андреем. Одно движение скрюченными пальцами - и проблема Андрея перестала быть проблемой. Он удивленно взирал на кончик носа, где еще несколько секунд назад рос мухомор, ныне зажатый в пожелтевшей лапе Ромы, и тихо икал.
   - У кого еще проблемы, - зловещим голосом спросил экзекутор.
   Народ скромно отвел от него глаза и принялся флегматично разглядывать потолок.
   - У меня проблемы, - подал голос Сергей. - Не мог бы ты, Ромашка, передать мне еще одну порцию этой замечательной куриной кожицы?
   - Плиз... - ответил Рома, и в Сергея полетело две кастрюли, три салатница, одна ложка, обломок стула и тринадцать вилок.
   На полу под столом тихо плакала Олеся. Максим задумчиво смотрел на свои ногти, которым позавидовал бы любой Кощей. Андрей обреченно наблюдал процесс произрастания из носа нового мухомора. Олег мучительно пытался сообразить, почему это от него пахнет потом, если он только сутки назад помылся, причем помылся с мылом. Сергей увлеченно поглощал похожим на чемодан ртом, все до чего этим чемоданом мог дотянуться.
   Рома, чтобы успокоится, принял позу лотоса, и стал медленно вполголоса считать до тысячи. На счете "четыре" он заявил:
   - Вроде бы успокоились...
   - Ромочка, - позвала его Олеся. - Мои ноги...
   - И мой мухомор... - брякнул Андрей и тут же зажал себе рот.
   - Мы должны разобраться, что же случилось с нами, - подал голос Максим. - С нами происходит нечто неотрадоксальное, согласитесь... Вот взять, к примеру, нашу творческую интеллигенцию - Олега. Он и раньше был волосатым, бриться не любил, ходил в шортах, нагло демонстрируя свои до ужаса волосатые ноги... Но сейчас, как это вы может наблюдать воотчую, он превратился, по-моему, в питекантропа - оброс до неприличности, пожелтел, почернел. Готов даже поспорить, что у него и блошки завелись.
   Олег резко отдернул руку, которой чесал в затылке. С известной долей обиды он сказал:
   - Ты слишком заумно говоришь.
   - Конечно, я говорю слишком заумно для питекантропа, - согласился Максим. - Но коль скоро я затронул тему нетривиальности развития сюжета данного застолья, то будет ли мне позволено высказать свою точку зрения на счет причины нетривиальности? По моему, разгадка лежит на поверхности.
   Ресницы аудитории так энергично захлопали, что гнома-Максима обдало ураганом.
   - Все дело в том, что на столе у нас, помимо привычной для нас левой водки (16 рублей бутылка у Петровны) стоит некий сосуд, наполненный совершенно неизвестным нам доселе напитком.
   Все глаза устремились на стол, где на дне бутылки "Варева" польщено шевелился красно-черный червяк. Затем глаза обратились на Олега. Рома снова перенапрягся, и на его лице лопнуло еще несколько прыщей.
   - Объяснения, - потребовал он.
   - Ну... - помялся тот, и почесал под отросшей на локоть бородой. - Это меня нечистый сподвинул.
   Рома опять разнервничался:
   - Во всем виним потусторонние силы. Да?!
   - Почему же нельзя просто пить? - спросил Сергей, старательно что-то пережевывая. - И есть...
   - Давайте попробуем решить данную проблему философски, - предложил Максим, поигрывая все удлиняющимися коготками. - Пока мы не хлебнули этого нового концентрата, все было хорошо. А как хлебнули - так и начались поразительные превращения. Вопрос - что делать?
   - Морды бить, - Рома был лаконичен, и уже сжал свои молотообразные кулачки, как вдруг Максим его остановил довольно решительной фразой:
   - Нет, mon petit. Нет, mon Amie. Так проблемы не решаются. Ведь еще великий Ницше говаривал: Whoever fight monsters should see to it that in process he not become a monster . Следовательно, мы не станем уподобливаться африканской птице - страусу, которая с высоты своего полета не видит всех преимуществ дипломатии над милитаризмом.
   - Нич-ч-чего не понимаю, - голосом ведущего следствие колобка сказала Олеся.
   - What is inconceivable about the universe is that it is at all conceivable . Эйнштейн, - ответил Максим на полном серьезе. - Но, тем не менее, мы назло великому физику можем, по меньшей мере, попытаться разобраться в данной ситуации. Прежде всего, нам необходимо связаться с заводом изготовителем данного напитка, и подать запрос на разъяснение.
  - Короче, оратор не русскоязычный, - Рома не желал успокаиваться. - Я тебя сейчас в wotercloset"е закрою, и будешь там философствовать! А кому не понравится... - Рома угрожающе посмотрел на открывшего рот Андрея, - ...а кому не понравится, я его туда же засуну!
  Андрей закрыл рот и обиженно отвернулся. В комнате повисла гнетущая тишина. Максим смотрел на туалет, пытаясь представить финскую сантехнику в роли аудитории, и судя по его физиономии, сея перспектива его не прельщала.
  Рома изобразил на лице подобие человеколюбия и повернулся к Олегу, который очень напоминал того типа, которого Рома видел в музее на картинке с надписью "Homo Sapiens":
  - Олежка,- начал он сладким голосом, - скажи мне, пожалуйста, где ты взял сей изумительный напиток?
  "Человек Разумный" вытащил палец изо рта и посмотрел на Рому.
  - На балконе...
  - Ты же сказал, что мы всё выпили на той неделе?- Рома сощурил глаза и повернулся к Андрею,- а у тебя там оказывается запас!
  Андрей отвлекся от созерцания мухомора на носу и усердно замотал головой:
  -Выпили, выпили... - затараторил он, отодвигаясь от Ромы. Ещё раз хирургически избавляется от растительности на носу он не хотел,- мы же с тобой вместе бутылки сдавали, помнишь?
  - И то, правда... - Рома успокоился и на секунду задумался. - Много бутылок было. Аж видеоплеер потом купили, - он снова повернулся к Олегу:
  А где именно на балконе?
  - А мне её чёртик дал, вот! - Олег счастливо улыбнулся и снова засунул палец в рот.
  Рома втянул носом воздух и начал краснеть. Запахло бурей. Совершенно протрезвевший Андрей отодвинулся в сторону и прикрыл рукой Олесю, а Максим быстро отодвинул в сторону посуду и пустые бутылки.
  - Нет, ты, наверное, издеваешься,- он повернулся к гному, следя за его манипуляциями. - Я что похож на идиота, а? Не он точно меня идиотом считает!
  - Он шутит, шутит, - Максим подскочил, закрывая Олега, своим телом, что, с данным тщедушием его тела выглядело очень нелепо. - Ну Олежка скажи пожалуйста, где ты взял бутылочку?
  - У чёртика...
  Рома ухнул и опустил кулак на стол, в результате чего всё недоеденное совершило под потолком сальто-мортале.
  Сергей потихонечку смылся на кухню.
  - Сейчас будут убивать,- констатировал Андрей и закрыл глаза. Рома двинулся на Олега:
  - Значит чёртик... зелёненький... с рожками...
  Максим тяжело вздохнул и с криком обречённого, бросился грудью на баррикады, в лице возвышавшегося над столом Ромы. Гремя посудой и мебелью, они повалились на пол, скрывшись под столом, откуда сразу же раздался визг придавленной телами Олеси. Андрей судорожно пытавшийся вытащить Олесю, замахал руками, пытаясь привлечь внимание Олега:
   - Зови Серёгу, а то этот буйвол всех покалечит... НЕТ!!! Только не гитару!!!
   Но было поздно, произведение искусства, пережившая все тягости студенческих вечеринок, со стоном опустилась на голову Ромы обдав всех щепками. Возня под столом прекратилась, и наверх вылез Максим с грифом в руках:
  - Вот... сильный... Чем его только мама в детстве кормила? - гном тяжело дышал и раскачивал гриф-дубинку. - Извини Андрей, но она сама под руку подвернулась...
   Андрей, почти рыдавший над останками гитары, полностью ушёл в себя и не обращал ни на что внимания. Олеся гладила его по голове и нервно била хвостом по полу. Раздалось сопение и, потирая голову, поднялся с пола Рома:
  - Это что было? - он явно успокоился и пытался собраться с мыслями.- Вот шарахнуло, у меня аж в глазах потемнело...
  - Что, что... Гитара моя была, вот что!- Андрей психанул и отвернулся в сторону, баюкая на руках обломки, - моя маленькая, миленькая гитарочка...
  Слегка разрядил обстановку голос Сергея:
  - Эй люди! Идите сюда, - раздался с кухни его голос. - Похоже, что все проблемы которые вас изводят - это не проблемы. Вот тут проблема, которая трогает за живое даже такого закостенелого Обломова, как я...
  - Сейчас вернусь... - Рома встал и направился на кухню. От туда послышались звуки его речи. - Ну и какого (слово вырезано цензурой) ты орёшь, нельзя ли (слово вырезано цензурой) потише... О, господи боже мой! Мне ПЛОХО!
  - Ромочка, что случилось?- Олеся выглянула из под стола и посмотрела по сторонам, - мальчики, что там?
   Вместо ответа в комнату вошёл Сергей, и присосался к минералке. Следом зашёл Рома с глубоко задумавшимся лицом и серьёзно посмотрел на Андрея:
  - А ты знаешь, что у тебя за окном лес?
  - В-в к-каком смысле? - Андрей выпустил Олесю и захлопал глазами, - не п-понял?
  - В прямом. Лес как лес, джунгли у тебя там!- заорал Сергей и посмотрел на Рому, - Неужели мы наконец-то допились до белой горячки?
  - Мы не "того"! Мы нормальные... или почти нормальные, - он посмотрел на увядший мухомор на носу Андрея, затем перевёл взгляд на Олега. - Чёртик говоришь, на балконе...
  - Ну да, - Олег начал нервно чесаться, - маленький такой, на нашего декана похож. Родственник говорит...
  Чей родственник, - Сергей повернулся к Олегу. - Твой что ли?
  - Да нет, декана...
  - А ну-ка, пойдём, посмотрим на этого родственника,- Рома поискал глазами по столу и взял пустую бутылку из под водки. - У меня тут пара вопросов к нему образовалась.
  Сергей с Андреем переглянулись и, вооружившись вилками, пошли за Ромой. Оставшаяся троица проводила их взглядом. Медленно приблизившись к двери балкона, Рома потянул за ручку, и в комнату ворвались звуки характерные для фильмов "а-ля Амазонка": птичьи трели, шелест листьев и шум животного мира. В добавок к этому все почувствовали запах влажного леса:
  - Ну ни (вырезано цензурой) себе картиночка! - после минутной паузы произнёс Рома.
  - Ага... - в один голос промычали остальные.
   Прямо за дверью балкона находилась небольшая поляна, густо поросшая папоротником. А вокруг стояли деревья, тесно перевитые лианами и плющом. Причём деревья были настолько высокими, что образовывали купол, накрывавший поляну со всех сторон. Судя по всему, стоял полдень, что тоже было странно, и этот купол кое-где прорезали лучи неродного для россиян солнца.
  - Ой, красота то какая!- захлопала в ладоши, выглядывающая из под стола Олеся.
   Пять пар глаз уставились на неё с плохо скрываемой злобой и она тут же успокоилась:
  - Фи какие вы скучные...
  - А как вы нам прикажете веселиться?! - начал расходиться Рома. - Один зарос как горилла, другой - типичный рыжий гном, я про таких у Перумова читал. А у этого вообще поганки на морде растут. И ты... В общем ты тоже не красавица.
  Ответом ему было молчаливое согласие:
  - Поэтому нам надо действовать, - продолжил он, дав всем минуту на размышление. - Девушки остаются дома, а мужики на разведку. Вопросы есть? Вопросов нет!
  - А что мне делать?- спросила Олеся и жалобно посмотрела на Рому.
  - Ждать нас. Если что вызывать ОМОН и брать приступом некое учебное заведение, и пробивать деканат на наличие ненормальных родственников. Поняла?
  - Да, но...
  - Значит, все вопросы сняты с обсуждения! - оборвал её Рома, - ну а вы что рты пооткрывали! Сбирайтесь господа рыцари!
  "Господа рыцари" закрыли рты и начали глядеть по сторонам в поисках "оружия". Первым очнулся Максим и поднял гриф от гитары. Олег как истинный интеллигент был пацифистом до кончиков волос, коих у него прибавилось огромное множество, поэтому он спокойно проигнорировал все сборы. Андрей и Сергей взяли по ножке от сломанных во время братской драки стульев, и, вместе с Максимом получилось трио с дубинками.
  - С вас хоть картины пиши, - оглядев их критическим взглядом, заметил Рома.- Ну, прямо "Три богатыря" Васенцова. Вы ещё по кастрюле на голову наденьте...
  Сам он выбрал самый большой кухонный нож и засунул его за пояс, потом достал сигарету и закурил:
  - Значит так, сперва планерка! Хватаем все, что движется, а потом будем вопросы задавать. - Он затянулся и, поцеловав Олесю, направился к балкону.
  - Может быть, это с собой прихватим? - поинтересовался Максим, показывая на бутылку с Варевом, - пригодиться, когда доказывать будем...
  - Нет! Вещь-док пусть останется на месте преступления, - произнёс Рома и бросил бутылку Олесе. - Охраняй!
  Они открыли дверь и вывалились на поляну.
  -Дверь бы подпереть чем-нибудь, а то закроется - потом не найдём, - произнес Андрей и затащил в проём кресло. - Вот так-то надёжней.
  - В жизни ничего нелепей не видел, - пробормотал Максим.
  По средине поляны, абсолютно не вписываясь ни в какие рамки, стояла открытая дверь. В ней виднелась комната и выглядывавшая из-за косяка Олеся. А за дверью, как и везде вокруг, росли деревья. Прямо от порога начиналась тропинка, идущая через полянку и уходящая в лес. На тропинке стояли остальные и глазели по сторонам.
  - Пошли, что ли, - произнёс Рома и двинулся к лесу, остальные затопали следом. - На дорожку не сидим. Мы же не на год-другой отлучаемся.
  В конце поляны они опять остановились, так как посреди тропинки торчала табличка, больше всего подходящая к Русским народным сказкам.
  На большом листе фанеры корявым почерком были выведены какие-то надписи.
  - А это что еще за шутки, - поинтересовался Олег, но его спутники были заняты чтением, что бы обратить на него внимание.
  На Фанере красовалось аккуратное:
  
  NO SMOKING!!!
  
  
  ( При этом Рома демонстративно затянулся и выпустил дым в табличку.)
  
  
  Прямо пойдёшь ни хрена не найдёшь,
  Коня потеряешь и сам пропадешь.
  ( чартерные рейсы в Бермудский Треугольник)
  
  ***
  
  Налево пойдешь - в кожно-венерологический
  диспансер попадешь.
  
  ***
  
  Направо пойдёшь в АОЗТ "Адское варево и Со"
  Попадёшь.
  ( оптовые и розничные поставки готовой продукции)
  
  И в самом низу было мелко нацарапано:
  
  Выгуливать церберов и ходить по газонам
  Запрещенно!!!!!
  
  - Странные дела творят твои дети, Земля,- процитировал кого-то Рома, закончив чтение. - У меня от этого бреда скоро крыша поедет.
  - А у меня глаз дёргается, - пожаловался Олег и достал сигарету. - Я больной человек... У меня нервы больные...
  - Нет, нервы у Ромы больные, - вмешался Максим, - он у нас с пулей в голове родился...
  - Так, Макс, я не понял, - Рома угрожающе повернулся к нему. - Это ты на что намекаешь...
  - Кончайте ссоры, тут гитар нету! Голова уже гудит от вас, - Сергей влез между ними, - что дальше делать будем?
  - А что тут думать - наливай да пей...
  - Остряк, - прокомментировал Рома. - Я вообще закодируюсь, когда вернусь...
  - Ага, ты кому-нибудь другому расскажи, - вмешался Олег, - ты и трезвость понятия несовместимые! Я скорей курить брошу...
  - Значит я алкаш, по-твоему, - обиделся Рома. - А кто бутылку принёс, кто выпить предложил? Я?
  - А не надо было соглашаться!
  - А нечего наливать было!
  - Ну, вы ещё подеритесь,- влез Максим,- горячие армавирские парни...
  - А пусть он ко мне не цепляется! - в один голос ответили оба и замолчали.
  - Если вы закончили, то я обрисую дальнейшие действия, - сказал Андрей и вопросительно посмотрел на остальных. Затем, не услышав возражений, продолжил:
  - Куда идти, тут и дураку ясно. Пойдём по указателю, то бишь направо. И быстрей, а то мне эта растительность на лице уже надоела.- И он почесал нос.
  Затем, выставив перед собой свое оружие - ножку от стула, двинулся в лес. Остальная процессия молча двинулась следом. Так, не разговаривая, они протопали около часа, а лес всё не кончался. Дорожка, словно просека, разделяла заросли на две части. Причём она была настолько узкой, что шедшие цепляли плечами ветки и кусты. Рома, идущий позади всех с каменным лицом, методично махал ножом, срубая наиболее длинные растения. Потом это занятие ему надоело, и он закурил сигарету, чем сразу же вызвал бурю возмущения со стороны Олега:
  - Как ты эту гадость ментоловую курить можешь, уши вянут!- и он сплюнул на землю.
  - Не нравится, не нюхай, - Злобно ответил Рома.
  - Нет, все люди как люди, курят нормальные сигареты, а он?- не желал успокаиваться Олег.
  - Это ты "Арбат" нормальными называешь?- парировал тот.
  - Относительно нормальные сигареты... Зато экономлю. Есть такое соотношение, "качество-цена" называется.
  - А я не экономлю? Кто из вас ментоловые курит? Ни кто! У вас стреляют, а у меня нет! Кто в выигрыше?
  - Что в лоб, что по лбу! Тебя танком не прошибёшь...
  - Ладно, ладно,- успокоил его Рома и, затянувшись, ловко кинул окурок в кусты.
  Происшедшего дальше не ожидал ни кто. В кустах раздалось гневное шипение, и окурок вылетел обратно, попав Максиму в ухо, что вызвало "панику в рядах противника".
  - А (вырезано цензурой), убью (вырезано цензурой), который это сделал, - заорал Максим, и начал крутить головой по сторонам, ища обидчика.
  - ... Читать, что ли не умеют, - донеслось из леса, - написано же было "не курить!", а они нарушают...
  Ответом были две ножки от стульев, выпущенные Сергеем и Андреем в кусты, а затем Рома с криком "бан-зай!" прыгнул в заросли. Следом бросились и остальные, и тут же застыли, открыв рты. На поляне, не заметной с тропинки, сидело зеленое маленькое существо. Оно затравлено смотрело на пришельцев маленькими красненькими глазками и тёрло ладошкой шишку на голове с большими ушами и очень маленькими рожками. Над ним, как ястреб над добычей, нависал Рома с ножом в руках.
  - Гляди - чёрт! - С детским восторгом воскликнул Олег и направил на него волосатый указательный палец, - самый настоящий! Я же говорил вам...
  - Не чёрт, а бес, - прошипело зеленое существо и отодвинулось от Максима, недоверчиво тыкающего в него своим грифом от гитары. - Чего растыкался, гном-переросток...
  - На что ты обзываешься, - обиделся Макс.
  - А вы чего палками по голове кидаетесь,- чертёнок покосился на ножки от стула валявшиеся рядом.
  - Защитный рефлекс, - вмешался Олег, - вот чего. Это значит, что надо бить по всему, что тебе кажется странным.
  - А это что за чудище мохнатое, с такой кровожадной жизненной философией? - повернулся к нему чёрт.
  - Сейчас я тебе промеж рогов заеду, узнаешь, - Олег двинулся к нему, но Рома его остановил:
  - Ты кто такой и зачем в кустах сидишь? Народ пугаешь.
  - А с какой стати я должен тебе отвечать? - чертик вопросительно поднял голову.
  - Послушай, родной, по-моему, вопросы здесь задаём мы, - Максим поднял гриф и направил его на бесёнка. - Или у тебя другое мнение? Мы можем с минимальным для тебя удовольствием тебя переубедить...
  - Ладно, ладно... Спросить уже нельзя... Ходят тут всякие...
  - Ну! Долго ждать? - Рома начал злится.
  - Я - курьер. Бегаю туда-сюда, узнаю, договариваюсь... - начал чертик, но Рома его перебил:
  - О чём договариваешься?
  - О поставках нашего фирменного напитка, "Адское Варево" в разные районы... Эй ты чего? - он отодвинулся от Ромы, который резко к нему придвинулся и очень нервно задышал.
  - Слушай так ты то нам и нужен! Правда, ребята?
  - Это вы о чём? - с подозрением спросил чертик и покосился на гриф от гитары, - у меня ничего нет!
  - Ты не понял. Короче видишь наши внешности,- и он дал чертику время посмотреть на всех. Олег аж вокруг себя повернулся, - вот, а раньше мы были нормальные, пока эту вашу гадость не испробовали.
  - И совсем это не гадость, просто людям такое пить нельзя, - пояснил чертик, - вообще-то вам запрещено поставлять наш напиток. А вы на кого-то неответственного нарвались.
  - Слушай умник, - вмешался Макс, - и где нам искать этого неответственного искать?
  - Этого я не знаю, но могу проводить на наш завод к главному - он должен вам помочь. - И он вопросительным взглядом обвел всех.
  - А ты нас не обманешь случайно? Только мы отвернемся, а ты бежать...
  - Зачем бежать? - искренне удивился чертик,- нам ведь по пути.
  - Ладно, забудь. Пошли, показывай куда.
  Чертик поднялся и юркнул в кусты, остальные полезли за ним, выбираясь на тропинку. К всеобщему удивлению тот действительно не собирался убегать, а наоборот ждал пока выйдет последний и, лишь после этого затопал по тропинке.
  - Слышь, нечисть, а где мы находимся? - Рома, наконец, задал мучивший его вопрос. - Что-то я таких мест под Армавиром не знаю.
  - Под каким ещё Армавиром?- удивился тот,- мы в Аду или как вы там его называете.
  - Как в АДУ??? - Вся процессия замерла как вкопанная и уставилась на чёртика.
  - Эй, вы чего опять?- чёртик испуганно отодвинулся,- вы точно какие-то ненормальные, дёргаетесь через каждое слово.
  - А ты нормальный, думать надо что говоришь,- огрызнулся Сергей.- По всем законам физики и физиологии мы не можем находиться в потустороннем мире. Так как материальная оболочка не способна перемещаться во времени и пространстве. А мы вполне материальные существа и не способны в таком виде выходить в астрал, а уж тем более путешествовать между мирами. Вот если бы...
  - Послушай, философ недобитый, - Рома повернулся к Сергею.- Не надо испытывать судьбу.
  - Подумаешь... - Сергей обиженно отвернулся.
  - Так вот,- продолжил чёртик,- вы в аду, вернее в его преддверии. Сама преисподняя находиться дальше.
  - Что-то я никогда не слышал, что в аду деревья растут и птички поют. Товарищ Данте мне по секрету совсем другие вещи рассказывал.
  - Так времена-то сейчас какие? - вздохнул чёртик. - Прогресс, надо понимать. Вот и живём в ногу со временем. Раньше-то спокойно было, каждый занимался своим делом. А потом пришёл один, походил, посмотрел и говорит: что-то у вас перерасход топлива идёт, зря понимаешь, жжем, да и территория большая слишком - земля то дорогая нынче. Мы его в пекло было бросать, а он позвонил куда-то, народу набежало, и всем нашим по шее надавали.
  Чёртик замолчал, ожидая сожаления, но все молча слушали его рассказ, и по их лицам было ясно, что никто его жалеть не будет. Вздохнув, он продолжил:
  - Ну мы у него спрашиваем, что надо-то? А он говорит: половину территории в моё пользование, а то энергоресурсы перекрою. Ну и дали, а что делать? Зажили дальше спокойно, но беда-то одна не ходит, приходит другой и тоже начинает землю требовать - и ему дали. А потом пошло-поехало... Короче почти всё забрали. Вот лес посадили одни, им, видите ли, наш пейзаж клиентов отпугивает. Да что там, половина наших к ним на работу свалили, условия говорят лучше и зарплата в валюте.
  - Ну а вы что ушами хлопаете, - влез Максим, - надо тоже продвигаться как-то.
  - Вот мы и продвинулись. Один из нас побегал, посмотрел где, что, как, и зачем. В результате открыли компанию "Адское Варево", наладили процесс производства фирменного напитка и каналы реализации. Вроде бы пока живём спокойно, вы первые кто жаловаться пришел.
  - Нет, мы бы промолчали, - съязвил Рома. - подумаешь мелочи какие... Олегу, например, через пару месяцев диплом защищать, а у него не понятно с какой стороны лицо находится.
  - Пить меньше надо,- нравоучительно произнёс чёртик,- а то напьетесь всякой гадости, а потом на приключения тянет.
  - Ещё один учитель нашёлся, - пробурчал Олег и повернулся к Роме, - дай сигарету.
  - Ты же ментоловые не куришь.
  - С вами и колоться начнёшь, - Олег взял сигарету и, затянувшись выпустил вверх пару колец.
  - А можно попросить не курить, - начал чёртик, но его тут же грубо прервали:
  - Нельзя!!!
  Какое-то время все шли молча, коптя никотином пять дыхательных аппаратов. Чёртик стойко держался, лишь изредка что-то бормотал себе под нос. Тем временем пейзаж постепенно менялся, деревья начали редеть, и в воздухе запахло горелым. Да и температура вокруг заметно поднялась. Всё указывало на то, что приближалась преисподняя, с её адским пламенем. Внезапно Максим до этого о чём-то напряженно раздумывающий повернулся к чёртику:
  - Слышь, рогатый, а нас твои партнеры в костёр не кинут вместо разговоров?
  - Да нет, не должны как будто, - пропустив мимо "рогатого" ответил тот. - Вы вроде бы не того, да и нервные какие-то, ещё по шее накостыляете...
  - Это мы можем, - улыбнулся Максим и подмигнул остальным, все кроме Олега ответили ему такими же улыбками, - а если ещё с похмелья, то вообще - труба ваше дело.
  Проводник нервно сглотнул.
  - Да ладно, не бойся. Всё путем пройдет, разберёмся и по домам.- Успокоил его Сергей, - это они так, шутят.
  Так не спеша, они и вышли на окраину леса, причём лес кончился так внезапно, что все в недоумении остановились, озираясь по сторонам. Пейзаж ни как не вписывался в установленные правила природы. Тропический лес резко переходит в каменное плато. Ни тебе степи, ни кустов и подлеска, даже сама граница была словно проведена по линейке. Тропинка плавно расширялась и, в конце концов, переходила в вполне сносную дорогу. В самом же начале каменной пустыни торчала точно такая же, как и на поляне, с которой друзья начали свой путь, табличка. Только надпись на ней была написана аккуратней:
  
   АОЗТ "Адское Варево"
   (прямо - 2 км.)
  
   И чуть пониже:
  
   WELCOM TO HELL!!!
  
  - А то я не вижу, где мы находимся, - прокомментировал Максим. - Раем это место никак не назовёшь.
  - А вдруг не знаешь,- ответил чёртик.
  - Может быть, дальше пойдём, - вмешался Андрей. - А то у меня какое-то навязчивое желание побыстрей отсюда свалить.
  - Не у тебя одного, - Олег косился по сторонам и явно чувствовал себя не очень уютно.
  - А может у нас коллективные галлюцинации? - выдвинул идею Андрей.
  - Ну, спасибо, успокоил, - влез Рома, - из тебя психолог как из меня руководитель правительственной антиалкогольной программы.
  - Я извиняюсь, но вы куда-то спешили, - напомнил чёртик, - или будете продолжать дебаты?
  - Ну да, точно, - переключился Рома. - Пойдём быстрей. Что-то у меня правый кулак чешется...
  И вся процессия двинулась вслед за чертиком. Медленно они продвигались вперед, причем никто не проронил не звука. Пейзаж вокруг упрямо оставался прежним, а дорога уходила в горизонт всё такой же ровной полосой, как и в начале. Наконец Рома не выдержал и нарушил тишину:
  - Ну и долго нам ещё плестись. У меня терпение не каменное.
  - Что правда, то правда - я тоже устал,- поддержал его Максим и закурив остановился. - Пить охота.
  - Насчет пить - ни чем не могу помочь, мы вообще не пьем, так что пить нечего. А насчет того, долго или нет, то мы уже пришли, обернитесь.
  И не успел никто повернуться, как воздух наполнили звуки: грохот, треск звяканье и шипение. Причём до этого тишину нарушали лишь звук их шагов и дыхания.
  Пятёрка резко обернулась и замерла с открытыми ртами. Прямо перед ними находились большие железные ворота, с маленькой калиточкой в углу. В обе стороны от ворот тянулся кирпичный забор метра в три высотой. За забором возвышалось довольно большое здание, очень смахивающее на спиртзавод. Над плоской крышей возвышались несколько труб, из которых валил белый дым. И над этим всем витал грохот, шум , треск, звон, запах серы и ... спирта.
  - Господи, какие фокусы! - изумленно выдохнул Максим.
  - Девид Копперфильд так не умеет, - поддержал его Андрей.
  - Согласен,- проговорил Сергей.
  - Сногсшибательное зрелище, - согласился с ними Олег.
  - Спирт!!!!!- почти заорал Рома,- много спирта!
  Он сглотнул избыточную слюну, молча пошел к калитке, и застучал в неприметное издали окошко. Эффект вышел нулевой, то ли вблизи ни кого не было, то ли было слишком шумно - калитка не открылась. Раздвинув ряды соратников, Андрей подошел к калитке и со всей дури грохнул своей импровизированной дубинкой по железу. А следом за ним Максим приложился грифом. Как по волшебству окошко открылось и в дырку выглянула такая же, как и у их проводника рогатая морда:
  - Кому там жить надоело?- начал тот, но удивленно уставился на пришедших. - Вы кто такие и что тут делаете?
  - Они со мной, - влез проводник, прежде чем кто-то успел открыть рот. - К Главному, по важному делу.
  - Он занят, приходите дня через два, - не думая, ответил охранник,- может он вас примет.
  И он попытался захлопнуть окошко, но его опередил Максим, всунувший в проём гриф:
  - Слышь ты, чудо с рогами, открывай добром, а то мы её вместе с забором выломаем и тебе рога обломаем.
  - Лучше открой, - попросил проводник у охранника. - А то и в правду выломают. Они очень нервные.
  - Вот, вот,- подтвердил Максим. - Хочешь в этом убедиться?
  Убеждаться охранник не захотел и быстро открыл дверь. Затем отодвинулся в сторону и пропустил пришедших внутрь. За забором находился небольшой дворик, сплошь заставленный ящиками и канистрами. А дальше располагалось большое здание, возле которого суетились рабочие. Через производственные окна здания постоянно сновали черти, одни с коробками, другие с канистрами, а третьи просто бегали туда сюда. Вслед за своим проводником компания проследовала в цех. Их появление вызвало настоящий переполох - все бросали работу и удивлённо провожали их взглядами. Войдя вовнутрь, они поднялись по лестнице и оказались в приемной обставленной вполне по-человечески:
  - Неплохо пристроились, - заметил Максим, усаживаясь в кожаное кресло. - А ещё говорят в аду плохо... Да тут рай настоящий.
  Остальные последовали его примеру и уселись в кожаный диван. Рома обошёл всю комнату и не найдя ничего интересного уселся в другое кресло и положил ноги на маленький столик. Затем достал сигареты, закурил и бросил их на стол:
  - Закурим, ребята! Приехали.- Он затянулся и удобнее устроился в кресле. Затем повернулся к чертику, мнущемуся на входе.- Ну ты что стоишь? Располагайся на отдых.
  - Сначала надо спросить разрешения у Главного, а потом уже что-то делать, - объяснил тот, косясь на дверь в конце приёмной.
  - Ну, так пойди и спроси у него, - не выдержал Андрей,- да объясни ему нашу проблему.
  Чёртик немного помялся и несмело затопал к двери. Судорожно сглотнув, он постучался и вошёл в дверь. Оставшаяся в комнате компания некоторое время молча курила и глазела по сторонам. Первым нарушил молчание Максим, наблюдавший за попытками Олега найти пепельницу:
  - Стряхивай на пол, уберут потом.
  - А если он нам не поможет? - повернулся Сергей к Роме.- Что делать будем?
  - По шее надаём, а потом разнесём эту хибару по кирпичам.
  - По шее надавать мы всегда успеем, - заметил Максим, - а вот грамотно разобраться с проблемой без физического вмешательства это удел не каждого.
  - Слушай Максим! - Андрей с недовольным лицом повернулся к нему. - Я тебе однажды говорил, что трезвым ты абсолютно не переносим в большом количестве. Голова потом болеть начинает.
  - Зато ты хоть трезвый хоть пьяный...
  - Кончайте разговоры, - не выдержал Рома и снова закурил. - Уши пухнут от ваших разборок.
  В этот момент открылась дверь, и в приемную вошёл их чертик, а следом за ним сам Главный.
  - Борис Валеджо, где ты... - охнул Андрей. - Такая натура даром пропадает...
  И вправду, портрет этого Главного сделал бы честь знаменитому иллюстратору. Не в пример скромным маленьким зеленым чертикам, их начальство было куда колоритнее. Главный, казалось, целиком состоит из рогов, клыков, шипов и прочих атрибутов, для которых и название то не сразу подберешь.
  - Ростом с Уилта Чемберлена, весом со слоновье стадо, - проронил Олег.
  - А рогов то сколько?! - охнул Максим. - Он что, целый гарем шалав содержит?
  - Кто такой Уилт Чемберлен? - не понял Сергей.
  - А кто такие вы? - прорычал Главный.
  - Я кажется догадался, кто он такой, - поднял палец в верх озаренный идеей Андрей. - Может быть, вы помните - мы как-то ходили на ночь на компьютеры в клуб. И поиграли там в "Diablo"...
  - Точно он!!! - обрадовался Максим. - Я еще, помнится, одной левой его "сделал".
  - Левой чем? - не понял Главный.
  - Кнопкой мышки!!!
  - Господин Diablo, - обратился к Главному Рома, вскочив с кресла, и достав из-за пояса нож. - У нас есть к вам несколько вопросов. Предпочитаете ответить на них на месте, или же нам вас скрутить и тащить на "подвал"?
  Главный стушевался.
  - Товарищи... - начал было он обращение.
  - Тамбовский волк тебе товарищ! - обиделся на него Максим.
  - Господа... - сделал еще одну попытку Главный.
  - Тут господ нет, за бутылкой все равны, как в бане!
  - Джентльмены...
  - (Вырезано цензурой), - доказал последнее обращение неверным Рома.
  - Мужики... - отчаялся хозяин.
  - Вот на мужиков мы согласны. Если конечно, нам тут нальют...
  - Мужики! - облегченно промолвил Главный. - Давайте по-хорошему...
  Рома задумчиво тронул свой самый крупный прыщ на лбу; Олег разгреб шерсть на лице, что бы она не закрывала обзор; Андрей сказал что-то неразборчивое о мухоморах и о своем к мухоморам отношении; Максим от имени всей компании заявил:
  - У нас имеется ряд вопросов и ряд требований! Это все нуждаются в удовлетворении.
  Маленький зеленый чертик, послуживший ребятам проводником, доселе никак себя в присутствии начальства не проявлявший, подал голос:
  - Хозяин, - жалобно заблеял он, прижавшись к Главному в поисках защиты. - Не надо их раздражать, дайте им все, что попросят. Я их уже давно знаю - они обладают неадекватной реакцией на отказы. Обидчивы, заносчивы, несдержанны, драчливы... Вы слишком ценный кадр для всех нас, что бы Вас потерять...
  - Ваш курьер совершенно прав! - подтвердил Рома. - Мы обидчивы, заносчивы, несдержанны, драчливы... И еще, у нас начинается алкогольное голодание, а в таком состоянии мы способны НА ВСЕ! Даже на поголовный вырез всего рогатого скота, и крупного, и мелкого, в радиусе тридцати километров.
  Главный "скота" пропустил мимо ушей.
  - Как мне вкратце объяснили, ваши претензии основаны на факте несанкционированной поставке вам одного экземпляра нашей продукции, что привело к вашему преображению, внешнему и, частично, внутреннему.
  Максим воскликнул:
  - Вот именно! Ваши источники информации работают со швейцарской точностью. Мы настаиваем на: а) нашем немедленном превращении обратно в нормальных людей, какими мы являлись еще несколько часов назад; б) предоставлении нам для избиения всех прямо, или косвенно виновных в наших приключениях лиц; в) внесении нас в платежную ведомость АОЗТ "Адское варево", как лиц производивших дегустацию продукции, и выплате нам заработной платы в установленном законом порядке; г) оплаты нам неустойки по поводу производственной травмы, а под таковой (раз уж мы не просто пили, а дегустировали продукцию) стоит понимать наши непонятные превращения; д) популярном объяснении причин и следствий наших приключений; е) возвращении нас в людской мир из этой преисподней, немедленно после выполнения предыдущих пунктов, и с максимальным для нас комфортом; ж) возможности выйти на балкон, и не попасть в, так называемое, преддверие ада.
  Рома в восхищении посмотрел на Максима.
  - Теперь я знаю, - сказал он, - кто будет меня защищать на суде, когда я, наконец, прирежу кого-нибудь по пьяному делу!
  - Позвольте вам объяснить причины, которые привели вас сюда, - взял слово хозяин. - Я понимаю, что вам пришлось туго, и искренне, как мне позволяет моя дьявольская натура, вам сочувствую...
  - Он нам еще и сочувствует, - обиделся Андрей, а Главный продолжал:
  - Как вы понимаете, некоторые наши торговые представители временами толкают товар налево... Это очень прискорбно для меня, и, как оказалось, доставило вам неприятности. С этим уже ничего не поделаешь, но исправить ситуацию - в моих силах.
  - Не только исправить ситуацию, но и дать нам "на лапу", а не то - по судам затаскаем и морду набьем!
  Главного слегка передернуло. Похоже, он наконец поверил в слова своего подчиненного о психическом нездоровии своих посетителей. Он заломил руки и продолжил свою речь:
  - Ну, разумеется, вы не останетесь без вознаграждения за дегустацию напитка... И с неустойкой за, так сказать, производственную травму, проволочек не будет... А насчет принесшего вам неприятности левака - не беспокойтесь. Он уже арестован и сослан по этапу на четырнадцать тысяч лет в места не столь отдаленные.
  - Плохо, - расстроился Рома. - Я уже настроился на мордобой, а тут такой... облом...
  Он уронил свое прыщавое лицо в густые заросли на плече Олега и зарыдал.
  - И все-таки, - поинтересовался Сергей, - почему мы так сильно изменились под действием вашего напитка?
  - А потому что вы люди, и ваш метаболизм чересчур нестабилен. "Адское варево" послужило катализатором для изменения функций ваших эндокринных желез, к счастью для вас - изменений обратимых.
  - Подождите! - попросил Олег. - Не так быстро! Метаболизм... катализатор... эндокринные железяки... Это что, латынь?
  - А балкон? - спросил Андрей. - Почему у меня балконная дверь выходит в это ваше, так называемое преддверие.
  - А потому что продавший вам нашу продукцию левак, на месте залив за воротник вырученную валюту - проспиртованную кровь - так развеселился, что даже позабыл закрыть за собой портал в ад, по которому вы сюда и попали.
  - Это не мы попали, - поднял заплаканное лицо Рома. - Это вы попали, мои дорогие! Раз уж непосредственного виновника я не увижу, то набью морду его начальству! За раба отвечает господин!
  Вытащив нож он двинулся на Главного, скривив рот в кровожадной полубезумной усмешке. Главный ошарашено вытаращил на него глаза и отступил на шаг. Маленький зеленый проводник побледнел (приобрел цвет мутной аквариумной воды) и упал в обморок.
  - Нет! - в ужасе закричал Главный. - Не надо! У меня семья!..
  Неизвестно, что бы случилось с генеральным директором АОЗТ "Адское варево", если бы на сцене действия не появился новый персонаж. Где-то на полпути между озверевшим Ромой и его парализованной от страха рогатой жертвой из ничего возникла фигура во всем белом, с белыми же в полный рост крыльями за спиной. Фигура распростерла свою ладонь к Роме в останавливающем жесте и заговорила:
  - Властью данной мне Создателем этого мира, я прибыл сюда, дабы остановить творящееся здесь безобразие!
  Произнеся это, фигура скрестила руки на груди и гордо подняла вверх подбородок.
  - Он прибыл, - изрек Максим, - что бы остановить творящееся здесь безобразие, и... Я наверное ослышался! Он, должно быть, добавил что-то еще, что проясняло бы его намерения, а я этого не услышал...
  - Конкуре-е-ент!.. - жалобно потянул к фигуре руки Главный. - Спаси-и-и... Магарыч поставлю...
  - Ты откуда взялся? - резко спросил Рома, сжав рукоятку ножа в побелевших пальцах. - Не ври, что от верблюда. По глазам вижу - это не так!
  - Умоляю, - стонал Главный. - Утихомирь его, конкурент! Пятьдесят процентов от прибыли отстегивать буду!
  Сергей на выдержал:
  - Да налейте Роме чего-нибудь! У него просто алкогольное голодание средней тяжести! Посадите его в сторонке с бутылкой пива, он посидит, и успокоится!
  Фигура вопросительно посмотрела на Сергея.
  - Рогатый... - задумчиво произнесла она. - Но не здешней разновидности.
  Затем фигура фыркнула, сотворила из воздуха бутылочку "Балтики" и протянула Роме. Рома весь задрожал, выронил нож и, вымучено улыбнувшись, взял презент.
  - Инцидент исчерпан, - произнес он сладким голосом, и сорвал крышку бутылки зубами.
  - Конкурент! - переведя дух, заявил Главный. - Я надеюсь, ты не принял всерьез мои слова относительно пятидесяти процентов прибыли?.. В случае чего мой адвокат всегда может заявить, что я выдвинул такое предложение, находясь в невменяемом состоянии, по причине посягательства на мое здоровье со стороны того жуткого типа, который сейчас хлещет халявное пиво и бормочет слова нежности и благодарности по отношению к херувимам.
  Маленький зеленый черт очнулся, увидел фигуру с крыльями, и упал в обморок вторично.
  - Мне все здесь недоело! - подал голос Андрей. - Я вдруг понял, что мухоморы у меня растут не только из носа... Я вношу предложение закругляться, отправляться по домам и ложиться спать! Предварительно конечно, заручившись гарантиями восстановления нормального функционирования наших эндокринных желез...
  - И выплату нам гонорара за дегустацию, и неустойку за травму! - добавил Максим.
  - Властью данной мне... - начала было фигура, но все ее грубо оборвали:
  - С ПОЛЯ! Просим без демагогии.
  Фигура психанула:
  - А черт с вами, - и начала выделывать своими руками замысловатые движения.
  - Нет, чертей мы с собой не берем, - решительно отмахнулся Максим, и вдруг очутившись со своими товарищами в квартире Андрея, из которой все начали свое путешествие, закончил: - С меня на сегодня чертей хватит.
  Олеся, сидящая на диване, и нервно кусающая ногти, закричала, увидев прибывших друзей:
  - Ребята! УРА!!! Вы вернулись!
  - А у тебя, как я посмотрю, вместо рыбьего хвоста снова человеческие ноги, - заметил Рома, убедившись, что дареную херувимом бутылку "Балтики" он высосал до дна.
  Олеся взвизгнула, посмотрела на ноги, покраснела, и одернула юбку.
  - А у меня мухоморы исчезли! - обрадовался Андрей.
  - А у меня - морщины, и заумные нерусские цитаты! - поддержал его Максим.
  - А у меня - рога и копыта! - продолжил Сергей.
  - А у меня волосы! - закричал Олег, затем уточнил: - Ну, не все, конечно волосы, а только лишние.
  - А у меня пиво в этой бутылке кончилось... - загрустил Рома. - На у прыщи, само собой, прошли. Если больше выпить нечего, то я иду на боковую.
  
  * * *
  
   Первым реальным звуком ворвавшимся на утро в кошмары Ромы, была до боли знакомая мелодия " The Unforgiven II ".
   - Андрюха уже проснулся, - завистливо буркнул он.
   Перевернувшись на другой бок Рома попытался заснуть, но внезапно почувствовал такой приступ "сушняка", что моментально забыл про сон. Вскочив с кровати он постоял несколько минут, подождав пока пол в комнате примет горизонтальное положение. Тут он заметил лежащую на его кровати Олесю, и попытался вспомнить хоть что то из событий прошлой ночи, но кроме отказа мозга "по всем системам" ничего не добился.
   - Нет, надо бросать пить, - подвел итог своим размышлениям Рома, и, придерживаясь за стену, побрёл на звуки музыки.
   Кое-как добравшись до кухни он припал к крану. "Класная вода в этом веке в Армавире", - подумал он, выпил несколько литров нектара жизни.
   - Вот-вот, - услышал Рома у себя за спиной, охрипший голос. - У меня то же самое. Сушняк жуткий, а самое главное, ничего не помню.
   С неохотой Рома оторвался от крана, и повернулся на голос. Возле окна сидел Андрей и, с лицом отрешенного от жизни литературного классика, курил сигарету.
   - Ну и вид у тебя, - заметил Рома, и снова повернулся к крану.
   - Ты на себя посмотри, - без злобы заметил Андрей, и добавил, подумав: - Где вы вчера водку брали?
   - Где, где ..., - начал было заводиться Рома, но успокоился, потому что пересушенный мозг не заводился. - У Петровны как всегда.
   За стеной послышался шум и возня, вперемешку с руганью. Вздохнув, Рома предусмотрительно отошел от крана. Грохнув дверью, на кухню влетел Сергей и машинально ринулся к воде.
   - Третий, - с грустью в голосе констатировал Андрей, и посмотрев на Рому, протянул ему сигарету.- На, покури, поможет.
   Сергей, не отрываясь от крана, щёлкнул пальцами и протянул руку Андрею. Тот молча положил туда сигарету и спички. Сергей вытер рот и закурил. В кухне повисла тишина, прерываемая только магнитофоном из которого пела "Metallica".
   - Слушайте, - начал Сергей, - вы мне честно скажите, сколько мы вчера выпили?
   - Спроси, что-нибудь полегче, - протянул Рома.
   - Спрашиваю, - Сергей понял его буквально. - Что мы пили?
   - А в глаз хочешь? - спросили одновременно Рома с Андреем.
   - Какое сегодня число, - спросил Максим, входя в кухню, и держась за стену.
   - Ещё один застенчивый остряк, - процедил сквозь зубы Андрей и, бросив сигарету, вышел из кухни. - Вода слева, сигареты справа.
   Максим посмотрел ему вслед и полез за кружкой.
   - Что это с ним?- спросил он через время.
   - Не обращай внимания, - ответил Рома, - он с утра нервный.
   - Ага, говорил же я ему... - начал было Максим, но замолчал, махнув рукой, он и сам толком не знал, что он Андрею говорил, но был уверен, что что-то.
   На какое то время все погрузились в раздумья, совместными усилиями превращая кухню в газовую камеру, наполненную никотином. Лишь в раковине капала вода, да шипел остановившийся магнитофон - сил на то, чтоб перевернуть кассету ни у кого не было. За стенкой чем-то гремел Андрей, время от времени начинавший обругивать всех продавцов левой водки вместе взятых. Скрипнув, дверь отворилась, и на кухню, вместе с потоком вонючего свежего воздуха, вошли Олег и Олеся.
   Первый мрачно хмурился и подозрительно косился по сторонам. Олеся же наоборот, выглядела вполне нормально и даже успела привести себя в порядок.
   - Фу, мальчики, а накурили-то, - произнесла она, усаживаясь на табуретку. - Может быть хоть кто-нибудь напомнит мне о вчерашнем вечере? Я понимаю, что плохо узнавать о том, что было со мной от других, но... Почему вы так свирепо на меня смотрите?
   В комнате за стеной послышался крик, и что-то с грохотом упало на пол. Затем раздался топот и на кухню ворвался раскрасневшийся Андрей.
   - Это что за гадость? - скривился он, протягивая всем стакан с какой-то прозрачной жидкостью.
   Максим протянул руку и забрал у него стакан.
   - Сейчас разберёмся, - он осторожно приблизил его к лицу и сделал осторожный вдох. - Фу, это водка!
   - Это я и без тебя знаю, - не унимался Андрей. - А в водке что?
   - А в водке... - Максим заглянул в стакан. - В водке... ого! В водке червяк!
   - Да, ну... - удивился Сергей. - Покажи.
   Все склонились над стаканом, разглядывая лежащего на дне красного червячка.
   - Сдох бедненький, - проговорила жалобно Олеся.
   - Передозировка, - дал оценку Олег, - хорошая у Петровны водка. Вся зараза гибнет.
   Андрей растолкал толпу соболезновавших и забрал стакан.
   - Ну и какая сволочь мне эту гадость подкинула, - не унимался он.
   - Ни кто тебе его не подкидывал, - ответила за всех Олеся.
   - А откуда же тогда он взялся? - напирал Андрей.
   - Андрюха, что ты к нам пристал, а? - начал Макс, но его перебили:
   - Таких червячков в Мексике в текилу кладут, - мрачно пробормотал Олег. - Я об этом в книжке читал.
   - Мы что, пили ТЕКИЛУ?!! - удивился Андрей, повернувшись к нему.
   - Не знаю, - ответил за него Максим.
   - Может, Петровна что-нибудь напутала? - продолжил напирать Андрей.
   - Не знаю! - Макс начал злиться.
   - А какой у неё вкус? У текилы?
   - Не знаю!!
   - А сколько в ней градусов?
   - НЕ ЗНАЮ!!! - Максим сжал кулаки.
   - А где её купить мож...
   С криком Максим вскочил, и со всего ходу стукнул кулаком Андрею по зубам. Тот грохнулся на пол, свалив, табуретку и снёс стоявшие в углу пустые бутылки, которые со звоном раскатились по кухне.
   - Не-нор-маль-ны-е люди, - по слогам произнес Олег. - Убьются когда-нибудь. Или еще хуже, меня с ног собьют в пылу своей возни...
   Андрей поднялся с пола и показал язык Максима, который скакал по кухне, прижав руку к груди и орал:
   - Мой кулак! Мой кулак! Больно-о-о!!!
   - Стакан с червяком опрокинули! - взвизгнула Олеся.
   - Где он? - Насторожился Андрей.
   - Должен быть где-то на полу!
   - Стакан тут, лужа от водки тут, а червя нет!
   - Может, он нам привиделся? С бодуна?
   - Возможно..., - согласился Олег, и вдруг раздался оглушительный звонок в дверь, который, как дрелью вкрутился в похмельные мозги всех на этой кухне.
   - Кто там, - испугался Рома.
   - Сейчас узнаю, - направился в прихожую Андрей.
   Замок щелкнул, свет в прихожей зажегся.
   - НЕТ! - заорал Андрей. - Нет, только не это! Ребята!.. Тут у меня на пороге толпа! С БУТЫЛКОЙ!..
  
  КОНЕЦ.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"