Бутенко Майя Викторовна: другие произведения.

Планета Богов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

  Планета Богов
  Часть первая
  ГЛАВА 1
  Киа - одна из множества планет Великой Империи. Киа - самая заурядная рабочая планета: здесь добывают руду и занимаются земледелием. Киа - это моя планета.
  Я освещаю мир своим присутствием ровно 17 лет 3 месяца и 4 дня. Достаточно много, чтобы проходить школьный курс, но слишком мало, чтобы знать, чего я хочу от жизни. Да, моя учеба закончена. Правительство обеспечивает на рабочих планетах лишь самый минимальный уровень образования, необходимый для работы на рудниках. Высоких технологий здесь нет. Начальство не считает нужным нас ими обеспечивать. Почти примитивные условия жизни и все. Никакой электроники, электричества или связи. Исключение составляют лишь промышленные объекты и несколько городов.
  Почему так? Я не знаю. Возможно, правительство считает, что нам хватит и этого. Живы, поставленные задачи планета выполняет и ладно.
  Вот в нашей деревне нет даже водопровода. Приходится таскать все на себе.
  - Анна, принеси, пожалуйста, воды с ручья, - голос мамы настойчиво спокоен.
  - Да, конечно. Уже бегу!
  Беру ведро и бодро несусь к источнику. Там бывает интересно. Жители не только пополняют запасы необходимой влаги, но и обмениваются новостями и сплетнями.
  Зачерпываю воду, затем смотрю на свое отражение и остаюсь довольна: милое личико с голубыми глазами, обрамленное чуть растрепанными каштановыми волосами. Теперь оглядываюсь по сторонам и ищу кого-нибудь знакомого.
  Сегодня мне везет. Здесь мои приятельницы: Ника и Джин.
  - Привет, Анна! - Джин бежит обниматься. Ника следует ее примеру.
  - Привет, девчонки! Как жизнь? Что нового?
  - Ах, Анна! Если бы ты знала, как я вымоталась! И все это из-за предстоящего отбора. - Джин слегка переводит дух, - Все только и говорят об этом. Следующий отбор будет лишь через 4 года. А сейчас... а сейчас у нас есть реальный шанс добиться чего-то большего! Планета Богов! О-о-о! это же мечта!
  Да, тут есть чем восхищаться. На Планете Богов есть много разных храмов. Туда попадают только лучшие из лучших. Каждый храм отбирает себе послушников в зависимости от своей направленности. Например, Последователи Зевса предпочитают молодых людей, склонных к науке и политике. Последователи Гермеса выбирают атлетов, а храм Афины любит смелых и воинственных.
  Вот... Как-то так. К сожалению, я не знаю всех богов. Не знаю, откуда они взялись и зачем они есть. В нашей примитивной школе этим голову не забивают. Действительно, зачем плебеям знать о высоком? Ведь нам никогда не попасть на Планету Богов и не получить там образования.Храмы отбирают себе послушников среди более приличного контингента. Для жителей простой рабочей планеты вход туда закрыт почти наглухо. Почти...
  Дело в том, что наши жители красивы. Действительно красивы. Как так вышло - не понятно. Но это факт. Именно благодаря красоте Последователи Афродиты и Аполлона обратили на нас внимание. Раз в 4 года происходит отбор самых прекрасных юношей и девушек. Эти счастливчики получают шанс пройти обучение в храмах Афродиты или Аполлона и выбиться в люди.
  Последователи Аполлона были на Кии 2 года назад. В этом году очередь Афродиты. Очень скоро самые прекрасные девушки будут бороться за шанс отправиться на Планету Богов.
  Именно об этом и говорит Джин. Она вся в предвкушении.
  - Знаете, отец уже оплатил мне наряды. Я отбирала их очень тщательно. Каждый цвет и каждая складка имеет свой смысл. Мои сестры, когда меня увидели, были в полном восторге. И взнос мы уже внесли. Теперь остается только ждать.
  Мы с Никой переглядываемся. Да, Джин счастливица. Мало того, что красавица, так еще имеет состоятельных родителей, которые могут заплатить вступительный взнос. Нам с Никой повезло меньше. Мы из бедных семей.
  Вообще-то вступительный взнос - это не законно. Ну как можно платить за то, чтобы участвовать в конкурсе красоты? Ты или хорош, или нет. Причем здесь деньги? Однако наши распрекрасные чиновники думают иначе. К отбору допускаются только те, кто уплатил взнос. Что ж, придется как всегда наблюдать все со стороны.Одна радость - можно будет поболеть за Джин.
   А жаль. Я вполне бы подошла по возрасту. Можно, конечно, попробовать счастье в следующий раз, через 4 года. Пойти работать и накопить на взнос. Однако родители вряд ли позволят мне это. Их мечта - поскорее выдать Анну замуж.
  Мы разговариваем еще какое-то время, затем прощаемся и расходимся по домам. У каждой свои заботы.
  Однако дома неспокойно. Папаша пришел опять на веселе. И что за надобность пить? В семье 5 детей, а ему и дела нет.
  Пытаюсь не шуметь и тихонько пробраться на кухню. Надеюсь, он меня не заметил. Ставлю ведро с водой и уже хочу уходить, но тут...
  - Эй Анна! Ну где тебя носит! Противная девка.
  Мда. Быть невидимой не удалось. Папашка все же меня заметил. Нет, ну что манера разговаривать с дочерью, пусть даже не любимой, подобным тоном? Почему он меня не переносит? Эта старая загадка. До моих ушей доходили слухи, будто я ему не родная. Так это или нет, не знаю. Люди многое болтают. На прямую у матери не спрашивала и не буду. Зачем? Ничего не изменится. Папашка меня не любит ну и ладно. Все же он меня вырастил и на том спасибо. Да и вообще все было бы не так уж плохо, если бы не проклятое горячительное пойло.
  - Ну же, дочка, подойди, - тон уже смягчился.
  Ладно, я иду и сажусь рядом.
  - У меня отличные новости! Я нашел тебе мужа!
  - Что?! Зачем???
  - Ну как зачем, - папаша пьяно покрякивает, - не знаешь, зачем замуж выходят? Ты уже барышня взрослая, хватит тебе на родительской шее сидеть. У меня и без тебя голодных ртов хватает.
  - Голодных ртов?! Позволь спросить, кто у нас ходит в лес на охоту и рыбу ловит в пруду? Ты только нагоняи на работе получаешь и жалование пропиваешь, а я... а я...
  - Ты мне не дерзи, а то всыплю по самое не хочу. На твою рыбалку пошлину не оплатишь. А жениха я тебе знатного подобрал. Молод, состоятелен, ну что еще надо? Он придет на тебя поглядеть в субботу в 10. Там и о свадьбе договоримся.
  Я вся горю. Я в бешенстве. Однако спорить с пьяным папашей бесполезно. Резко встаю и убегаю в спальню. Сажусь на кровать, обхватываю голову руками и пытаюсь собраться с мыслями.
  Входит мама. Садится рядом. Гладит меня по голове, как маленькую.
  - Ну что ты, Анна, успокойся. Поверь, я все понимаю. Но так действительно будет лучше. Ты знаешь, как мы живем, еле-еле концы с концами сводим. А жених предлагает хороший выкуп. И потом, что плохого в том, чтобы создать семью? Каждая девушка Кии об этом мечтает. А твоя идея наняться в шахту и начать работать едва ли лучше. Там лишь каторжный труд по 12 часов.
  - Ладно, мам, потом поговорим. Я в лес, может, кто в силки попался.
  Беру большую охотничью сумку для дичи и выбегаю на улицу.В доме обдумать все не дадут. Родители, куча детишек. А мне нужна тишина. Голова разрывается от эмоций.
  Сажусь на велосипед и еду по направлению к лесу. Свежий ветер обдувает лицо. От быстрой езды постепенно мысли успокаиваются. Ну и чего я так вспылила? Можно подумать, такая как я может рассчитывать на что-то большее? Обучение в школе закончено, впереди лишь два варианта: либо иду работать в шахту, либо замуж. Когда-то я мечтала о межзвездных кораблях, о приключениях, о возможности увидеть различные уголки вселенной. Но это пустые мечты. Жители рабочей планеты могут лишь наслаждаться книгами о наведенных мирах. Жители планеты Киа должны работать на Империю. Каждый занимается своим делом. В этом залог процветания.
  А как бы хотелось вырваться отсюда, убежать, улететь. Но это невозможно. Единственный шанс - отбор для Последователей Афродиты. Я не один год фантазировала о том, как здорово пройти по подиуму среди высоких гостей, как здорово одеть красивое платье, как здорово быть избранной. Однако туда дорога закрыта. Никто не заплатит за меня вступительный взнос. Родители и слышать об этом не хотят, да и нет у них таких денег.
  Тем временем велосипед завез меня в лес. Здесь так тихо и красиво. Проверяю силки. Будет ли сегодня ужин? Мне везет. Попались несколько перепелов. Вот и отлично, а то папашка жалование пропил и добыча из леса наш главный источник питания. Ну и овощи с огорода, куда ж без них?
  Мама права. Зачем я вспылила? Родители хотят добра. По их мнению, замужество - лучший выход для девушки. Повезло еще, что я хорошенькая. За меня сватаются и дают хороший выкуп. Далеко не всем так везет. Если нет жениха, приходится пахать как лошадь. Молодость проходит и остаешься старой девой.
  Папашка говорит, что суженый богат. Что ж, это плюс. В бедности жить надоело. Ладно, госпожа Анна, пора вам спуститься на землю. Ну и что, что ты мечтаешь о другом? Другого никогда не будет.
  Кладу добычу в сумку, сажусь на велосипед и качусь обратно к дому. Замуж так замуж. Когда там смотрины? Кажется в субботу в 10. Хорошо. Пройду эту процедуру и смирюсь с судьбой.
  Только вот отбор тоже в субботу будет. Хотелось бы попасть, ведь это красивое зрелище. Да и за Джин поболеть надо. Может, хоть ей повезет. Отбор будет в городе. Туда ехать два часа на велике. Постараюсь успеть.
  ГЛАВА 2
  Суббота. Ранее утро. Я спала плохо, ну и ладно. Бегу к ручью, пока деревня спит. Хоть искупаюсь напоследок. Как знать, разрешит ли мне мой будущий супруг нежиться в прохладной родниковой воде?
  Перед тем, как окунуться, не могу отказать себе в удовольствие полюбоваться на свое отражение. Я хорошенькая, даже, пожалуй, красивая. Ничуть не хуже Джин. Только у нее есть шанс, а у меня нет. Ну почему?
  Опять дурные мысли, надо гнать их прочь. Я купаюсь, затем бегу домой.
  Подготовка к предстоящим смотринам меня не очень заботит. Как будет, так будет. Постепенно стрелка часов приближается к 10. Родители спускаются в гостиную, я иду туда же. На мне простое платье в цветочек. Мама смотрит не одобрительно: мол, могла бы и получше что-нибудь подобрать. Папа трезвый. Это радует. Хоть чушь не будет нести, наверное...
  В дверь стучат. Мама спешит открыть. И вот мой суженый... Но что это?! Нет!!! Только не это!
  В гостиную заходит толстый Джо со своей мамашей. Мои родители рассыпаются мелким бисером в приветствиях перед гостями, я же стекаю на пол. Сказать, что я в шоке - ничего не сказать.
  Толстому Джо 35. Молодой, ничего не скажешь. Фигура просто фантастическая. Ему нужно стула три, чтобы сесть. Мамаша его слывет жуткой стервой. Это вся деревня знает. Но это не самое страшное.
  Толстый Джо уже был женат два раза. И обеих его жен находили мертвыми. Полиция убийц так и не нашла, или не искала, кто знает? Однако по деревне ходили слухи, что Джо страдает приступами садизма и сам женушек укокошил. К подобным выводам были основания. Толстячек с детства любил кого-либо помучить: то кошке хвост отрежет, то птицам наживую перья выдирает, то белку поймает и горящей палкой подпаливает, да так медленно...с удовольствием...
  Мои щеки розовеют. Внутри поднимается волна протеста. Я за него не пойду. Только не за него. Никогда.
  Однако родители так не считают. Пока я выхожу из шока, отец забирает выкуп и начинает оговаривать подробности свадьбы.
  - Пап, я не пойду за него!- я почти кричу, - только не за него!
  - Цыц, дура! Глянь, сколько за тебя, идиотку, платят!
  Смотрю навнушительного размера пачку денег. Здесь двадцать тысяч лье. За такую сумму можно построить новый дом или же вообще в город перебраться. Глаза отца сияют животной радостью. У меня же внутри образуется огромный комок боли. Меня продают мяснику. Продают не как невесту, а как кусок мяса. Родители знают о слухах про Джо и все равно заключают сделку. Это погано, это просто невыносимо.
  - Мам, он же убьет меня, замучает и убьет как и двух предыдущих,- я нервно дышу и пытаюсь найти поддержку у матери. Однако тщетно.
  - Ну что ты глупости болтаешь? Немедленно извинись! В нашем доме такие приличные люди, а ты ведешь себя просто отвратительно.
  - Отвратительно? Да это вы же меня продаете, продаете как скот. Я так не хочу!
  Мама прячет глаза. Ей очень нужны деньги. Еще 4 младших детей поднимать. Но не такой же ценой!
  - Ну-ка закрой свой рот и слушай сюда: я твой отец и я знаю, как лучше. Если не послушаешься, так можешь убираться отсюда на все четыре стороны.
  Все притихли. Все ждут, что Анна покорится своей судьбе, ведь она такая послушная девочка. Я всегда была послушной, но сегодня, сейчас... Не могу.
  Рывком встаю, хватаю куртку и бегу во двор.
  - Вернись, гадина, если сейчас уйдешь, на порог больше не пущу!
  Глаза отца налились краской. Но мне сейчас все равно. Хватаю велик и уматываю с такой скоростью, на которую только способна.
  Что теперь? Что дальше? Я просто в отчаянии. Все лицо в слезах, дорогу почти не различаю. Постепенно свежий ветер приносит некоторое облегчение. Что это за дорога? Ах, да! Это путь в город. Сегодня день отбора. Вот и хорошо. Погляжу на праздник. Все равно идти мне сейчас некуда.
  Город празднично украшен. Повсюду цветы, ленты, счастливые лица. Моя зареванная физиономия не очень-то вписывается. Надо купить билет на церемонию отбора. Чиновники и на этом зарабатывают. Только вот спрашивать ни у кого ничего не хочу. Еще голос задрожит и меня не так поймут, или же еще хуже: расспрашивать начнут, жалеть...
  Проезжаю несколько улиц, попадаю на центральную площадь перед дворцом съездов. По идее, праздник должен быть здесь. Так и есть. Народу море. Большой проекционный экран уже установлен. Церемонию будут транслировать именно по нему. Где же билеты продают? Вижу несколько очередей, становлюсь в хвост одной из них.
  Повсюду гам и суета. Только вот для меня все как в тумане. Нет-нет, да и подступит комок к горлу. Слезы срываются.
  - Девушка, оставьте, пожалуйста, велосипед здесь, у стойки, - вежливый голос охранника выводит меня из транса. Очередь с улицы заходит в здание дворца. Туда с велосипедами нельзя.
  Что ж, довольно странно продавать билеты в помещении. Народу тьма, куда проще организовать все на улице. Но хозяин барин. Послушно приковываю железного коня к стойке и встаю на свое место в очереди.
  Люди постепенно движутся вперед, передвигаюсь и я. Ого! Да внутри дворец съездов еще красивее, чем снаружи. Хрустальные люстры, позолоченная лепнина, прям другой мир. Здесь, небось, и электричество есть, и канализация. Внезапно в голове всплывает картина нашей убогой деревни с простыми деревянными домами, размытыми дорогами.
  Ну что сегодня за день? Вместо того чтобы получать эстетическое наслаждение от подобной роскоши, внутри опять закипает ярость. Почему чиновники жируют, а простой народ еле выживает? Когда же, наконец, кто-нибудь подумает об обычных людях?
  А тем временем подходит моя очередь покупать билет. Я подхожу к столу. Здесь сидит дядечка с внушительной жирной фигурой. Я молчу.
  - Ну, - спрашивает он,- ваше имя?
  - Анна Стик. Сколько я должна?
  - Сейчас поглядим. Так...- мужчина смотрит какие-то списки.- Так, вы не записаны. Значит надо уплатить всю сумму взноса. Десять тысяч лье, пожалуйста.
  Меня начинает трясти. Вот дура-то! Здесь не билеты продают, а на отбор записывают.
  - Девушка, быстрей, пожалуйста. За вами очередь, - холодный чиновничий тон бьет по и без того расстроенным нервам.
  - Да гляньте на нее, она же одета как деревенщина, у таких денег не бывает! - люди из очереди решили поддержать разговор.
  - Посмотрите, сколько грязи на туфлях!
  - Что она здесь делает? Небось, пьяная или помешанная? Ха-ха-хаа...
  Я смотру на толстого чиновника, на обидчиков... Они такие сытые, нарядные, жестокие. Им плевать на бедную девчонку, плевать на то, что некуда идти. И тут у меня срывает крышу.
  - Давайте, смейтесь, граждане. Однако как помешенные ведете себя вы! Где это видано, чтобы на конкурс красоты отбирали по размерам кошелька? Наверно подобного произвола нет ни на одной другой планете! Все это знают и все молчат! Нас эксплуатируют, требуют налоги, так еще вступительные взносы хапают. Наглости нет преград! Богачи утопают в золоте, а мы голодаем! А знаете что, вот вам!!! - беру со стола списки и на отмажь бью толстого дяденьку по лицу.
  - Довольно. Уведите ее,- командует потерпевший. Охранники хватают меня за руки и тащат назад. Отлично, хоть крыша над головой будет, да и кормить в тюрьме должны. Это лучше, чем домой возвращаться.
  - Я красивее многих из вас! - надо ж что-то крикнуть на прощанье, - А вы видите дорожную пыль на туфлях, пересчитываете взятки и забываете о главном. Вот это ценители прекрасного!
  - Стойте! Подождите!
  Красивый мужской баритон заставляет моих стражей остановиться. Но кто это сказал? Явно не толстый дяденька.
  Ко мне подходит высокий молодой человек. У него красивые длинные светлые волосы. Локоны лежат на широких плечах ровно, слишком ровно, без единого изъяна. Жители планетыКиа не носят таких причесок. Одет парень странно: темная броня на всю грудь, красный плащ, высокие сапоги. Довольно нелепо для нашей местности. Неужели он... неужели он с высших планет?
  Юноша смотрит на меня внимательным оценивающим взглядом, обходит вокруг, отходит чуть дальше. Потом берет меня за подбородок и смотрит мне прямо в глаза.
  - Ух ты, да у нее глаза цвета голубого брильянта. И как сверкают! Сколько огня! Таких девушек не каждый день встретишь. Господин принимающий, почему вы ее не записали?
  - Но монсеньер, у нас же договор...- пытается оправдаться дядечка, - как я запишу ее без вступительного взноса? Если не брать взнос, сюда набредет всякая шушера и процесс отбора затянется на многие месяцы.
  - Да, знаю, - Спаситель еще раз окинул меня взглядом, - Но ее вы запишите. Я так хочу. Это мой приказ.
  Чиновник кряхтит, но послушно все выполняет.
  Итак, Анна Стик записана на предварительный отбор. Я, наверное, сплю.
  ГЛАВА 3
  Нет, я не сплю. Очаровательный блондин берет меня за руку и уводит от ошеломленной толпы. Мы идем по длинному коридору, первый шок немного отходит, и я начинаю оглядываться вокруг. Стены дворца искрятся золотом. Здесь, наверно, везде так. 0днако куда более интересно глядеть на прекрасного спасителя.
  Высокий блондин с живыми серыми глазами. Моя рука лежит в его ладони и это... так приятно. Его пальцы мягкие, нежные. Ни у кого из парней, с которыми я встречалась раньше, не было таких рук. Он точно не местный.
  - Вы не с Кии? - ко мне возвратился дар речи.
  - Почему вы так решили? - уголки его рта приподнялись в едва заметной улыбке.
  - Ну... ваша одежда немного странная...и волосы такие гладкие...
  - Вы находите?
  - И акцент присутствует...
  - Да, Анна, я прибыл с Планеты Богов. Я кажусь вам странным? А между прочим, имя Анна тоже звучит...необыкновенно.
  - Вам нравится?
  - Имя? Пожалуй, нравится. Так напевно...
  О чем я говорю? Совсем размечталась! Мне бы узнать подробности моих дальнейших действий, а я болтаю с самым прекрасным парнем во вселенной о прелести моего имени. И это так здорово!
  Однако диалог пришлось прервать. Мы пришли к большой приемной зале.
  - Ну, Анна, тут я вынужден вас покинуть. Здесь находятся девочки, которые будут участвовать в конкурсе. Проходите к остальным участницам и ждите дальнейших распоряжений.
  - А как зовут вас? Не могу же я просто отпустить своего спасителя, так и не узнав его имени.
  - Леонардо Гарсия, для тебя просто Лео, - красавчик весело подмигивает и уходит обратно в коридор.
  Я стою и тупо улыбаюсь. Мы перешли на "ты" с прекрасным пришельцем. Скорей бы снова его увидеть!
  Однако надо спускаться с небес на землю. Я прохожу внутрь зала, смотрю вокруг и вижу...
  - Джин! Привет! Это я!
  Подхожу к подруге и обнимаю ее за плечи. Джин на несколько секунд теряет дар речи, затем произносит:
  - Анна, это ты?
  - Да вроде я!
  -Как ты здесь оказалась?
  Приходится вкратце пересказать события субботнего утра и чудесного спасения.
  - Вот это да! - похоже, Джин в шоке, - Они почти не делают исключений. Тебе крупно повезло.
  - Знаю. Теперь хоть можно не думать о возвращении домой. Полечу к звездам, увижу бескрайние просторы Вселенской Империи.
  - Э-э-э, Анна, подруга, остынь маленько. Конечно, здорово, что ты здесь, однако быть избранной не так просто. Большинству из нас придется уйти ни с чем, - Джин говорит неприятные вещи, хочется ее побить, но она права. Чудовищно права, - К тому же, чтобы победить, нужна серьезная подготовка. Я больше года училась правильно наносить макияж, делать самой себе прическу, выбирать наряды. Ты уж извини, но твое платье оставляет желать много лучшего. Прости, что говорю все это, но ведь друзья для того и существуют, чтобы открывать друг другу правду.
  Джин осторожно замолкает и ждет моей реакции. А какая она, реакция-то? Правду подруга говорит: нет у меня шансов. Мерзкое ощущение.
  Но тут наш неприятный разговор обрывается. Свет в зале притухает, все поворачиваются в сторону импровизированной сцены.
  - Прошу у всех минуточку внимания, - на помосте стоит какой-то чиновник в сером костюме. - Сейчас к вам обратится Первая Помощница Главной Жрицы Храма Афродиты.
  На сцену поднимается женщина в просторном белоснежном балдахине до пола. У нее длинные, до пояса, распущенные волосы цвета пшеницы. На голове сверкающая подвеска. Неужели брильянты?
  - Приветствую всех собравшихся от имени Последователей Храма Афродиты. Сегодня удивительный день!
  Ага. Удивительный. У маня так с самого утра сюрпризы.
  - Нам с вами предстоит непростая задача, - голос Первой Помощницы сильный и властный, - Необходимо выбрать самых лучших, самых достойных из вас. Отбор будет проходить в два этапа. В первой части мы оценим ваши внешние данные и чувство вкуса. Во второй проверим грацию и ловкость, столь необходимую для участия в обрядах Храма Афродиты. Желаю всем удачи. Пусть Высшая Истина нам поможет! Сейчас участниц разобьют на группы по 20 человек. Затем каждая группа по очереди пройдет в комнату подготовки. Потом конкурсантки предстанут перед жюри на подиуме.
  Так. Теперь мне остается только ждать. Я записана в конце конкурсных списков, моя группа одна из последних. Разговаривать с Джин нет никакой охоты: своим чувством превосходства подруга меня раздражает. Да и не поймет она меня. Где состоятельной девчушке осознать всю безысходность сложившейся ситуации. Ее-то за маньяка замуж не гонят. В случае провала на конкурсе блестящее будущее ей все равно обеспечено: деньги отца позволят жить припеваючи в свое удовольствие.
  Тихонько удаляюсь от подруги и устраиваюсь около стенки на маленьком пуфике. Что ждет меня впереди? Провал на конкурсе очевиден, куда же мне идти потом? Может, еще не поздно попросить охранников отвезти меня в тюрьму?
  - Анна, вот ты где! Зачем спряталась?
  Ух, ты! Леонардо, Лео! Он опять появился из ниоткудачтобы спасти несчастную девушку. На этот раз от грустных мыслей.
  - Я не пряталась, просто хотелось отдохнуть немного. Дорога в город была так утомительна, - и откуда только такие учтивые слова берутся в моей голове? Кажется, я невольно стараюсь понравиться прекрасному спасителю.
  - Есть хочешь?
  - Не откажусь.
  На самом деле есть хочется довольно сильно. Что же он предложит?
  - На, вот, держи.
  Лео протягивает мне красный фрукт овальной формы.
  - Это модифицированное яблоко с плантаций продовольственной планеты ?4576. Оно сочное и сытное. Попробуй!
  Осторожно откусываю необычное лакомство. М-м-м! Действительно вкусно. Такого я еще не пробовала. На Кии не растут модифицированные яблоки.
  - Ну как, легче стало? - интересуется Лео, когда я доедаю последний кусочек.
  - Спрашиваешь! Это восхитительное лакомство. Жаль, я больше никогда ничего подобного не попробую.
  - Что за вздор! Пройдешь отбор, поселишься в Храме Афродиты, а я буду в гости приезжать и яблочками подкармливать.
  - Зачем ты так говоришь, Лео? Я знаю свое место. Отбор мне ни за что не пройти. Здесь столько прекрасных ухоженных девушек в красивых нарядах. К тому же мой уровень подготовки равен нулю.
  - Какой еще подготовки? Это все вздор. Знай, если я обратил на тебя внимание, то ты чего-то стоишь. Запомни: главное быть самой собой. А платье вообще не понадобится. Там все дадут. О, кажется, твое имя назвали. Тебе пора.
  Лео берет меня за руку, помогает встать, немного подталкивает вперед по направлению к сцене. Я хочу еще что-то сказать, оборачиваюсь, но его уже нет. Зато есть Джин.
  - Анна, ну куда же ты пропала? Мы с тобой в одной группе. Нам пора.
  Нашу группу ведут в комнату подготовки. Здесь довольно уютно. Стены и потолок украшены висячими виноградными листьями и плющом. Помещение условно разделено на 20 небольших кабинок. Условно - потому что перегородками служат лишь немного зеленых листьев. Мы друг друга прекрасно видим. В каждом отсеке установлен небольшой бассейн. О, что за жидкость они туда налили? Цвет немного мутноватый, зато запах! От бассейнов исходит аромат свежих весенних цветов, дыхание леса и вольного ветра одновременно. К каждой из конкурсанток подходят две помощницы. Они провожают каждую девушку в отведенную кабинку.
  Помощницы просят меня раздеться и окунуться в бассейн. Я немного смущена. Хоть в зале нет ни одного мужчины, но меня не покидает ощущение, что за нами наблюдают. Ну и ладно. Я красива. Пусть смотрит, кто хочет. Быстренько скидываю туфли и запыленное платье в цветочек. Расправляю обнаженные плечи, окидываю взглядом своих соперниц. К моему удивлению, некоторые из них выглядят растерянно: еще бы, большинство рассчитывало на великолепие своих нарядов, а не на изящество фигуры.
  Осторожно спускаюсь в бассейн. О-о-о! Это бесподобно! Жидкость невероятно приятна. Кажется, что тело теряет свою телесную оболочку и растворяется неописуемом блаженстве. Я хочу окунуться полностью. Рывком срываю резинку с волос и, не спрашивая разрешения у помощниц, окунаюсь с головой. Выныриваю, как только заканчивается воздух. Помощницы на меня не сердятся. Кажется, они даже довольны.
  Опять оглядываюсь по сторонам. Замечаю, что большинство девушек предпочло не мочить головы, ведь в противном случае будут испорчены искусные прически, творение наших местных парикмахеров. Встречаюсь взглядом с Джин. Она как-то небрежно морщит губки. Мол, что еще можно от тебя ожидать, хоть искупайся, раз сюда попала.
  Помощницы просят нас выйти из воды и покрывают большими белыми покрывалами. Следующая задача - выбрать наряд. Конкурсанток ведут к длинным стеллажам с самой разнообразной одеждой. Рядом находятся несколько туалетных столиков с косметикой и украшениями.
  Девушки как стая хищных птиц бросается навстречу модным нарядам. Я же немного в замешательстве. Какой образ выбрать мне? Рядиться в дорогие тряпки я не умею. Лео советовал быть самой собой. Что ж, попробую.
  Иду к туалетному столику, нахожу интересную брошь в виде семиконечной звезды. Оборачиваю покрывало-полотенце вокруг своей гуди, закрепляю импровизированное платье брошью. Подхожу к зеркалу. Смотрю на свое отражение. А что, неплохо. Получилось длинное простое платье. Отрезаю кусок атласной белой ленты, завязываю ее на талии. Так фигуру лучше видно.
  Еще раз смотрюсь в зеркало. Волосы почти высохли, но еще немного влажные. Срываю висящие зеленые ветви плюща, мастерю примитивный венок и помещаю его себе на голову. Вуаля! Из зеркала на меня глядит загадочная лесная фея.
  Оглядываюсь по сторонам. Вижу Джин. Она выбрала пышное желтое платье с блестками. Прическа напоминает замок с множеством башенок. И как Джин успела ее так быстро смастерить? Вот это подготовка! Теперь задача нанести такой же фантастический макияж. Увидев меня, подругу немного передергивает.
  - Анна, неужели ты выйдешь на подиум в этом?! - Джин явно не любит лесных фей. - Слушай, подруга, пока еще есть время, давай я выберу тебе что-нибудь приличное?
  - Нет, спасибо. Мне нравится так.
  - Что значит нравится!? Да это же просто убожество какое-то! - глаза Джин полны праведного гнева, - Ты же просто опозоришься.
  - Возможно. Но пусть все останется так, как есть.
  Слова Джин меня немного задели. Однако решение принято. Я останусь сама собой.
  Время на подготовку подходит к концу. Помощницы подходят к нам и раздают номерки-браслеты. Мой номер 12.
  Так... На подиум пошла первая девушка, за ней вторая. Напряжение нарастает. Я волнуюсь, почти дрожу. 10й номер, 11й... Ладно, будь что будет. Усилием воли беру себя в руки и выхожу на подиум. Яркий свет мешает все как следует рассмотреть. Я прохожу до конца дорожки, разворачиваюсь и иду назад. Вот и все. Первый этап отбора для меня закончен. Теперь надо дождаться результатов.
  Нас отводят в комнату ожидания, предлагают напитки и закуски. Но аппетита ни у кого нет. Даже разговаривать не хочется: такое сильно накалены нервы. Время тянется предательски медленно. Наконец нас вызывают обратно на подиум.
  Мы выстраиваемся в ряд согласно номерам. Перед нами предстает девушка с красной папкой.
  - Сейчас те номера, которые я назову, должны будут сделать шаг вперед, - командует девушка.
  Вот он, момент истины. Сейчас мы узнаем победителей первого тура.
  - Пожалуйста, номера 1, 3, 4, 5, 7, 8, 10, 11, 14, 18, 19.
  Джин с сожалением смотрит на меня. Она сделала шаг вперед. Она победила. Что ж, надо еще раз взять себя в руки и пожелать ей удачи.
  - Прощай, Анна.
  - Прощай, Джин. Желаю тебе удачи!
  Группа счастливчиков удаляется с сопровождающей. А девушка с красной папкой продолжает стоять напротив нас.
  - Уважаемые конкурсантки, примите мои поздравления!
  Какие еще поздравления? Она смеется над нами?
  - Дорогие девушки, вы успешно прошли первый тур. Теперь готовьтесь ко второму. Он пройдет завтра.
  Вот это поворот! Я прошла отбор! Я во втором туре!
  ГЛАВА 4
  В комнате отдыха пустынно. Удобные мягкие диваны стоят вдоль позолоченных стен. Я расположилась на одном из них. В зале кроме меня никого нет. Все конкурсантки, и победившие, и проигравшие, отправились к своим семьям. Кто-то сегодня будет праздновать победу, кто-то оплакивать поражение.
  Мне некуда идти. Организаторы отбора любезно позволили остаться на ночь в комнате отдыха. Мало того, дали новое белье и одежду. На мне обтягивающие джинсы, розовая майка и кроссовки.
  День склонился к вечеру. Я подхожу к окну, чтобы полюбоваться ночным небом. Звезды только начинают появляться. О, как они прекрасны! Их свет завораживает и притягивает. Как хочется улететь туда, в ночную мглу, к звездам.
  Окно выходит на площадь. Внизу слышны голоса. Я приглядываюсь. Кажется, я вижу Лео. Он непринужденно болтает с двумя молодыми людьми, одетыми так же странно, как и мой спаситель. Красные плащи и высокие сапоги. Наверно, это форма такая.
  Я не решаюсь окликнуть Лео. Хоть и очень хочу оказаться с ним рядом. Он как будто читает мои мысли, поднимает глаза вверх и видит меня.
  - Анна, что ты там делаешь, ты разве не дома?
  - У меня нет дома.
  - Ясно. Хочешь спуститься к нам?
  Еще бы! Конечно, хочу! Сначала думаю спуститься по лестнице как все нормальные люди, но смотрю вниз и решаю поступить иначе. От моего окна до земли метра три, не больше. Я становлюсь на край подоконника и прыгаю вниз. Посадка проходит удачно.
  Однако молодые люди немного озадачены.
  - Это что сейчас было? Ты могла разбиться.
  - Нет, не могла. Когда с детства гуляешь в лесу и лазаешь по деревьям, приходится совершать пируэты намного сложней, чем сейчас.
  - Да ты смелая, - один из спутников Лео явно поражен, - тебе бы не в Храме Афродиты, а в Храме Афины учиться.
  - Ага, ждут меня там с распростертыми объятиями. Я и к Афродите-то еще не попала.
  - Если ты так прыгаешь, второй тур пройдет легко, - кажется, спутник Лео мне подмигнул.
  Мы мило болтаем еще какое-то время. Затем Лео берет меня за руку и провожает обратно в комнату отдыха. О, когда я чувствую его сильные пальцы вокруг своей ладони, по телу пробегают мурашки. Такого раньше не было ни с одним парнем, ни с одним...
  Начался новый день. Потягиваюсь, встаю с дивана. Настроение отличное. Вчера столько всего произошло, я здесь, я счастлива. Что произойдет сегодня? Будь, что будет!
  Прислужница приносит мне длинное белое платье, похожее на то, в котором была вчера Первая Помощница Верховной Жрицы, и красные туфли на плоской подошве. Одеваюсь. Выхожу в коридор.
  Меня привели в тот же зал, где мы вчера ожидали распределения по группам. Сегодня конкурсанток заметно меньше. На помосте стоит Первая Помощница.
  - Минутку внимания, - начинает она. - Начинается второй отборочный тур. Прошу всех немного отступить и освободить середину зала.
  Мы расступились.
  - Не пугайтесь. Прошу всех сохранять спокойствие. Сейчас вы увидите иллюзию.
  Середина зала превратилась в пропасть. Гляжу вниз - дух захватывает. По залу прокатился гул голосов.
   - Это иллюзия. Однако она вполне правдоподобна, - Первая Помощница берет небольшой мячик и бросает его в пропасть. Мячик летит на дно ямы долго-долго, пока совсем не исчезает из виду.- Теперь я отключу иллюзию, - пропасть исчезает, на полу спокойно лежит мячик. - Как видите, опасности нет никакой.
  Иллюзию снова включают. Теперь от края пропасти до края протянута узкая красная линия. Нам объясняют, что по линии можно ходить.
  - Сейчас вам раздадут чаши с ароматным маслом. Задача конкурсанток - установить чашу на голову, сложить руки перед грудью, пройти по красной дорожке над пропастью и не расплескать ни одной капли. Те, кто справятся с заданием, будут приняты в храм Афродиты.
  Нет, не может быть. Это слишком просто. Мне приходилось перебираться через бушующий поток по гнилому бревну и при этом не какую-то там чашку, а целую кучу хвороста тащить.
  - То есть просто по дорожке пройтись, и ты в числе избранных? - я возвысила голос. Наверно, конкурсанткам не положено издавать лишних звуков, но мне необходимо уточнить условия.
  Глаза Первой Помощницы сузились. Она смотрит на меня очень внимательно.
  - Да, нужно просто пройтись, - отвечает она спокойно, - ты считаешь, это легко?
  - Ну... да, это легко.
  - Тогда может будешь первой и покажешь всем, как просто идти над пропастью? - Первая Помощница смотрит на меня с легкой иронией.
  - Хорошо.
  Я беру чашу, ставлю ее себе на голову, складываю руки перед грудью и подхожу к пропасти. Делаю шаг по красной дорожке, потом другой, третий... Пропасть подо мной выглядит ужасающе, но ведь это только иллюзия. Совсем не страшно. Я видела картинки и пострашней. Так потихоньку доходу до конца пути. Становлюсь на твердый пол. Все. Я выполнила задание.
  - Какая грация! - Первая Помощница смотрит на меня с восторгом, - Поздравляю, ты прошла отбор.
  Я отхожу в сторону. Мои мысли спокойны. Еще не осознала свою победу. Вчера был такой сложный день. Я ожидала сегодня нечто подобного, однако второй тур оказался элементарным. Хочется досмотреть конкурс. Сажусь на пуфик возле стенки и наблюдаю за остальными конкурсантками.
  Ого! Оказывается, поход над пропастью не всем по силам. Большая часть конкурсанток падают в яму. Да... Спасибо гражданам чиновникам. Вот что значит брать вступительный взнос за участие. Богатенькие девушки может и красивые, но такие неловкие!
  ГЛАВА 5
  Бескрайние звездные просторы... Я уже несколько часов любуюсь ими со смотровой площадки шикарного космического корабля.
  Сегодня у меня началась новая жизнь. Сегодня меня официально объявили ученицей Последователей Афродиты.
  Многие девушки-победительницы плачут. Им пришлось надолго, возможно навсегда расстаться со своими семьями. Наша дорогая Киа потерялась в космосе как маленький стеклянный шарик в огромном океане.
  Мои глаза сухие. На церемонию прощания перед отлетом я даже не заглядывала. Все победительницы в последний раз перед долгой разлукой общались с близкими людьми. Я же больше не хочу ничего знать о своей семье. Они меня предали.
  Не хочу больше оглядываться назад. Прошлое должно остаться в прошлом. Мой путь - только вперед.
  На мне форменное платье ученицы Афродиты. Оно простое, до колен. Но достаточно элегантное: ничего лишнего. Кажется, кто-то идет.Уверенной неторопливой походкой ко мне приближается Первая Помощница Главной Жрицы.
  - Здравствуйте, - я решаю заговорить первой.
  - Здравствуй. Это ты та смелая девушка, не испугавшаяся пропасти? Как тебя зовут?
  - Анна Стик.
  - Мадмуазель Стик? Замечательно. Постараюсь запомнить.
  Ого! Какая честь для обычной деревенской девчонки.
  - Через два часа общее собрание в лекционном зале. Прошу не опаздывать, мадмуазель Стик.
  - Да, конечно.
  Первая Помощница слегка кивает мне и неспешно удаляется. Зачем ей понадобилось напоминать о собрании лично? Ведь по громкой связи уже все это говорили.
  Громкая связь... Я о ней только в книжках читала. А здесь, на корабле столько всяких интересных штучек! Нас попросили без спросу ничего нигде не трогать и в технические отсеки не ходить. Ага. Сейчас. Как только появится возможность, тихонько убегу и осмотрю каждый метр корабля. Может, Первая Помощница заметила мой дух непослушания?
  Лекционный зал не слишком большой. Посередине стоят столы и стулья, впереди кафедра. Чем-то школьный класс напоминает, только покруче.
  Нахожу свободное место, сажусь. За кафедрой стоит Первая Помощница. Встречаемся с ней глазами. Она чуть заметно улыбается уголками рта. Я пришла вовремя.
  Когда зал заполнился, Первая Помощница начала речь:
  - Приветствую вас, Ученицы Афродиты. Я рада видеть вас всех здесь, на нашем корабле. После напряженного конкурса были отобраны лучшие из лучших. Теперь у вас есть возможность получить образование на самой престижной планете - Планете Богов. Полагаю, многие имеют довольно поверхностное представление об этом месте. Что ж, постараюсь приподнять пелену неизвестности.
  Как вы знаете, наша Великая Империя состоит из нескольких галактик. На всей территории государства установлен железный порядок. Глава Великой Империи - Император - все четко контролирует. Каждая пригодная для жизни планета заселена и четко выполняет поставленную перед ней задачу.
  Киа - рабочая планета. Добыча полезных ископаемых - основная ее задача. Таких планет как ваша - несколько тысяч. Есть также продовольственные, промышленные, военные, деловые миры. В Великой Империи каждый занят своим делом.
  Планета Богов изначально предназначалась для проведения соревнований между лучшими специалистами. Со временем возникла необходимость передачи знаний молодому поколению. На Планете Богов были основаны различные школы. В качестве символов учебных заведений были выбраны боги древнейшего мира. Мира, о котором сохранились весьма скудные сведения. Были ли античные боги, как их называют в древних летописях, действительно могущественными существами или же их просто выдумали, неизвестно. Большинство ученых склоняется ко второму варианту. Есть интересные древние артефакты, говорящие о том, что наши предки владели также тайнами Абсолютной Истины. Истины, которая выше всех и всего сущего. Но, к сожалению, почти все документы, подтверждающие этот факт, были уничтожены во времена Большой Галактической Бойни. Есть предположение, что уничтожение тайн Абсолютной Истины было тщательно спланированно, ведь летописи об античных богах намного древнее, но их никто не трогал и они сохранились до нашего времени.
  Однако вернемся к Планете Богов. Каждая школа имеет свою территорию. Главное место в любом сообществе занимает Центральный Храм. Здесь проводят главные торжественные мероприятия, связанные с жизнью школы: посвящение в ученики, переход на следующий курс, обряд окончания обучения. Сразу хочу сказать, что хоть вам, девушки, и присвоено звание учениц, полноправными Учениками Афродиты вы станете только после обряда посвящения. Обряд заключается в следующем: каждая из вас пройдет к главной статуе богини и прикоснется к ней. Афродита наградит каждую из вас особым даром. Скажу прямо: ничего сверхъестественного в этом нет. В главную статую встроено устройство, позволяющее сканировать личность и совершенствовать ее согласно поставленной задаче.
  Наш полет к Планете Богов продлится около двух месяцев. Чтобы не терять времени даром, с завтрашнего дня приступим к восполнению пробелов в вашем образовании, ведь уровень знаний жителей Кии лишь незначительно выше нуля.
  Первая Помощница закончила свою речь. Нам предлагают отправиться в столовую. Идея неплоха. Отсутствием аппетита я никогда не страдала.
  Вся столовая ослепительно белая. И как удается содержать такую красоту в чистоте? Хотя здесь, на корабле, многое всяких странностей. Соблазнительная мысль обследовать все самостоятельно увлекает за собой мои помыслы. Когда же приступить к преступным замыслам? Попробую после отбоя. А сейчас наслажусь вкусным ужином.
  Я в своей каюте. Сигнал к отбою был полчаса назад. Со мной живет еще одна девушка. Лина, кажется. Не выдаст ли она меня? Смотрю на свою соседку. Все в порядке. Она спит.
  Скидываю платье ученицы и надеваю уже ставшую любимой майку, джинсы и кроссовки. Потихоньку выскальзываю за дверь и бегу по коридору. Откуда начать осмотр? Решаю идти на смотровую площадку. Свет в зале почти отсутствует. Картина бескрайних звездных просторов притягивает мой взгляд, и я не замечаю охранника.
  - Эй, ты что здесь делаешь? - его голос мне знаком, - Все ученицы обязаны находится в каютах после отбоя.
  Охранник подходит ближе, внимательно смотрит и начинает улыбаться.
  - Анна!Почему-то я не удивлен. Едва ли на корабле найдется ученица более дерзкая...и более глупая, чем ты!
  - Здравствуй, Лео! Я тоже рада тебя видеть!
  На Лео больше нет нелепого красного плаща и высоких сапог. Он одет в черную форму охранника.
  - Не паясничай, - его лицо помрачнело, - А если бы на посту находился другой стражник? Тебя бы отправили домой без всяких разбирательств.
  - Я не хочу проблем... Но Лео, как можно спокойно спать, когда здесь столько интересного! Я хочу везде побывать и все знать.
  - Что ж мне с тобой делать? - он лукаво смотрит на меня, - А хочешь, я сам тебе все здесь покажу? Так хоть неприятностей не будет.
  Хочу ли я, чтобы самый красивый парень во вселенной организовал мне ночную экскурсию по Звездному Лайнеру? И он еще спрашивает!
  - Да, Лео, - люблю называть его по имени, - это было бы здорово.
  Он берет меня за руку, мы идем по длинным коридорам с притушенным светом. От прикосновения к его пальцам по моему телу пробегает электрический разряд.
  Мы проходим мимо столовой, лекционного зала, библиотеки, спортзала... Лео останавливается.
  - Что-то не так?
  - Да нет. Просто решил предложить одну авантюру. Анна, ты хочешь научиться стрелять?
  - Наверное, хочу. Только кто ж мне позволит?
  - Я.
  Лео тянет меня за собой в одну из комнат. Включает свет.
  - Это зал для тренировки по стрельбе. Днем здесь ребята отвисают, зато по ночам практиковаться никто не помешает.
  Мой спутник достает из кобуры пистолет.
  - Смотри, Анна, это лазерное оружие. Все лицензированные военные Великой Империи пользуются в космосе именно такими пистолетами. Обычное огнестрельное оружие на космических кораблях имеет малую степень точности. Пули при высоких скоростях и искусственной гравитации ведут себя непредсказуемо. Никогда не знаешь, попадешь в цель или нет.
  - Если огнестрельное оружие такое ненадежное, зачем его вообще выпускают?
  - Полагаю, тебе известно, что Правительство во главе с Императором проводит политику сдерживания. Каждая обитаемая планета оснащена лишь теми технологиями, которые необходимы для выполнения поставленной задачи, не более. Глобальная Бойня показала, что нельзя доверять оружие всем и каждому. Для поддержания порядка на планетах достаточно огнестрельного типа. Лазерные технологии - привилегия лицензированных военных.
  Лео показывает мне основное устройство пистолета, объясняет, как стрелять. Потом вытягивает руку и стреляет несколько раз по мишени. Попадает точно в десятку.
  - Здорово! Ты точно по центру попал!
  - Разумеется. Я профессионал своего дела, - Лео смотрит на меня с нескрываемой гордостью, - теперь твоя очередь.
  Профессионал своего дела становится сзади меня, дает пистолет, берет мои руки в свои, направляет дуло в сторону мишени. Лео так близко! Я чувствую запах его волос... Голова начинает кружится...
  - Стреляй!
  Я стреляю. Мимо. Мой учитель недоволен.
  - Мда... Ну, ладно. С первого раза редко у кого получается.
  Конечно, не получается! Мои мысли в момент выстрела были совсем о другом... Только вот выглядеть наивной простушкой совсем не хочется. Беру себя в руки. Прицеливаюсь. Стреляю. На этот раз в край мишени попадаю.
  - Вот, уже лучше, - мой учитель одобрительно улыбнулся.
  Лео возится со мной, объясняет тонкости обращения с оружием, учит правильно целиться. Моя первая тренировка затягивается на несколько часов. Таких приятных часов....
  В какой-то момент Лео смотрит на время.
  - Ого! Да уже почти утро. Тебе пора возвращаться.
  Мы выходим из тренировочного зала и движемся по направлению к каютам. Доходим до моей комнаты. Останавливаемся перед дверью.
  - Ну, Анна, понравилась прогулка?
  - И ты еще спрашиваешь! Это было потрясающе!
  - Тогда завтра повторим? - Лео смотрит на меня и улыбается своей очаровательной улыбкой. - Приходи вечером после отбоя на смотровую площадку. Если кого встретишь, притворись дурочкой, скажи, что искала библиотеку.
  - А как же неприятности, которыми ты меня пугал?
  - Слушайся меня и я избавлю тебя от всех неприятностей.
  - Полномочий хватит? - теперь я лукаво улыбаюсь.
  - Хватит. Я начальник охраны. А теперь спать.
  Лео берет мою руку, нежно ее целует, потом открывает дверь каюты и толкает меня внутрь комнаты.
  - Спать. Это приказ.
  Дверь закрывается. Падаю на кровать. Я такая счастливая! Но уставшая. Силы покидают меня. Я проваливаюсь в сон.
  ГЛАВА 6
  - Анна, проснись! Сигнал к подъему уже был! Ты опоздаешь на занятия! - Лина, соседка по комнате трясет меня и пытается разбудить. - Почему ты в одежде? - ее взгляд задерживается на кроссовках и джинсах, - Неужели.... Неужели ты выходила ночью? - глаза соседки округляются и наполняются ужасом.
  - Это пижама такая. Новая мода.
  - Если кто-нибудь сейчас зайдет и увидит тебя в такой пижаме, проблем не избежать.
  Лина права. Собираю волю в кулак и поднимаюсь с кровати. Принимаю душ, надеваю форменное платье ученицы.
  По громкой связи нас приглашают на завтрак. Столовая такая же ослепительно белая и чистенькая, как накануне. Столы уже накрыты, завтрак нас ждет.
  Оглядываюсь по сторонам и ищу свободное место. В зале уже достаточно много учениц. Первая робость перед неизвестным отступила, и девушки сбиваются в небольшие стайки, что-то обсуждая между собой. Ученицы знакомятся друг с другом, смеются, переглядываются. Их голоса похожи на веселое щебетание лесных птиц.
  Однако у меня нет особого желания с кем-то общаться. Я сильно хочу спать. Да и что мне рассказывать? Свою прошлую жизнь я хочу забыть, а настоящее... Я здесь совсем недавно, но уже есть личные тайны, о которых никому не положено знать!
  Выбираю столик у стенки. Здесь никто меня болтовней доставать не будет. Но что это?
  - Анна, можно сесть с тобой?
  Рядом стоит Лина и смотрит на меня умоляющими глазами. Видно, моя соседка тоже не желает заводить новые знакомства. Или она просто робкая?
  - Ну... садись, - может и хорошо, что она будет рядом. Если вдруг усну за столом, будет кому разбудить.
  Мы молча приступаем к уничтожению завтрака. Я украдкой поглядываю на соседку. Лина держится довольно напряженно. Она маленькая изящная брюнетка и темными бархатными глазами. Ресницы такие длинные, пушистые. Косметики на лице почти нет. Но с такими ресницами тушь можно выбросить в мусорный бак. Черные волосы уложены в замысловатую прическу с несколькими как будто случайно выбившимися локонами. И когда она успела ее сделать?
  Невольно вспоминаю о своем облике. Косметики на мне тоже нет. Я ее не люблю. А волосы я просто скрутила резинкой в узел.
  Руки у Лины узкие, изящные. На тонких пальцах профессиональный маникюр. Эти руки никогда не знали тяжелой работы. Гляжу на свои ладони. Они сильные, крепкие. Да, по-своему мои руки красивы, но изящными их никак не назовешь.К тому же вчера эти руки осваивали стрельбу из пистолета.
  В голове всплывают картины ночного приключения. По телу пробегает приятная дрожь. Провести ночь с самым прекрасным парнем во вселенной, который в придачу оказался начальником охраны... Такой сильный, властный.
  Опять поднимаю взгляд на Лину. Похоже, она догадалась о моих похождениях, но никому меня не выдала, хоть и могла. Что ж, это большой плюс.
  После завтрака нас приглашают в лекционный зал. Первая Помощница уже стоит за кафедрой.
  - Приветствую вас, ученицы Афродиты. Сегодня первый учебный день. Некоторые дисциплины буду вести я лично, остальные науки вам помогут осваивать Последовательницы Афродиты - наставницы.
  Первая помощница знакомит нас с наставницами. Они стоят рядом с ней и приветливо нам кивают.
  - В первой половине дня будут уроки, после обеда свободное время. Однако прошу не расслабляться. Вам будут давать задания, так что фактически свободного времени не будет.
  Хорошие новости! Свободное время есть, и в то же время его нет. По залу пробегает ропот.
  - Пожалуйста, спокойно. Вы и так очень отстаете. Храм Афродиты - серьезное учебное заведение. Красота - важное качество, но с пустой головой оно ничего не стоит.
  Первая Помощница закончила вступительное напутствие. Начались уроки. Основы алгебры, литература, физика, история. Искусство живописи, музыка, этикет... Плюс заданий огромная куча.
  Не могу сказать, что в восторге от подобной нагрузки, однако прекрасно понимаю, что без знаний на Планете Богов делать нечего. Опять сжимаю волю в кулак и занимаюсь со всем усердием.
  После обеда почти все девушки идут в библиотеку. Там удобнее всего выполнять задания. Выбираю свободный стол в глубине зала и обкладываюсь книгами и тетрадками. Кроме старательных учениц в зале никого нет. Какое-то время ничто не нарушает кристальной тишины. Но вдруг...
  - Ты что, плохо слышишь? - раздается высокий женский голос, - Я хочу сидеть за этим столом, живо собирай манатки и топай отсюда.
  Ого! Мы только начали учиться и уже наезды? Похоже, да. Высокая статная блондинка склонилась над какой-то темненькой девчонкой. Жертва что-то пытается возразить, тогда блондинка берет книжки и скидывает их на пол. Темная девчушка всхлипывает, подбирает с пола свои вещи и покорно уходит.
  Смотрю на сцену безразлично. Лишних проблем не хочу, хочу спать. Пусть сами разбираются. Темненькая девчушка подходит ближе. Ба! Да это же Лина! Та самая хрупкая Лина, которая сохранила мою тайну. Ее всю трясет от страха. Лицо в слезах. У меня внутри просыпается буря эмоций. Руки сжимаются в кулаки. Мою соседку никто обижать не смеет. Никто!
  Рывком встаю и быстрым шагом подхожу к наглой блондинке.
  - Слышь, ты, белобрысая, не много ли из себя строишь? - меня трясет от гнева, - Ну-ка ноги в руки и гуляй отсюда.
  Блондинка смотрит на меня снизу вверх наглыми глазами. Похоже, я ее не пугаю. Ничего. Мы только начали.
  - Это кто тут тявкает? - у нее реально противный высокий голос, - Я - дочь мера Кии. У меня есть особые привилегии!Поняла? А всякая там шушера вроде тебя должна знать свое место. В противном случаебудут большие проблемы.
  Мер - это глава всей планеты. Да, блондинка - штучка непростая. Но мне плевать. К тому же она явно блефует. Иметь какие-то привилегии на космическом корабле Храма Афродиты не под силу даже дочке мера. Что ж, придется опустить крошку с небес на землю.
  Сжимаю кулак, подношу его к ее хорошенькому носику. Говорю тихо, почти шепотом.
  - Хорошо видишь? Я не дочь мера, я из деревни. И этот кулак очень, очень крепкий. Я одной рукой спокойно разбиваю кирпич. Хочешь узнать, сломает ли он твой нос?
  Теперь блефую я. Кирпич мой кулак в жизни не пробьет. Но сейчас это не важно. Я смотрю на свою соперницу со всем гневом, на который только способна. Глаза в глаза. Постепенно блондинка начинает обмякать.
  - Я буду жаловаться начальству, - она все еще надеется меня напугать. - Тебя накажут за угрозу.
  - Отлично. Только про то, как ты девчонке книжки скинула, тоже поведай.
  Мой ответ попал в точку. Блондинка прекрасно знает, что Первая Помощница никому спуску не даст, даже дочке мера.
  - Ну, погоди у меня! - опять она мне угрожает. Не надоело?
  Однако победа за мной. Блондинка неохотно собирает свои вещи и уходит.
  Я иду к своему столу, беру книжки и перебираюсь на освободившуюся территорию. Нахожу взглядом Лину и зову ее к себе жестом. Моя брюнетка все еще дрожит.
  - Садись со мной, здесь вполне хватит места для двоих.
  Лина послушно садится. Смотрит на меня стеклянными глазами.
  - Спасибо!- говорит она заплаканным голосом, - Спасибо! Мне так страшно было.
  - Да чего уж там! Мы же соседки по комнате!Запомни: всегда бей первая. Нападение - лучшая защита.
  - Я не умею бить, - говорит она тихо.
  Лина мне благодарно улыбается. Теперь мы не просто соседки. Мы друзья.
  Постепенно день заканчивается. Скоро отбой. Мы с Линой сидим в своей каюте на кроватях друг напротив друга.
  - Сегодня опять уйдешь? - спрашивает она.
  - Да, но ты же не выдашь?
  - Нет.
  Я ей верю. Однако в случае провала ей тоже может влететь из-за меня. Надо ее обезопасить.
  - Слушай, Лин, я прекрасно знаю, что ночные прогулки незаконны. Но я иначе не могу, понимаешь?
  - Не совсем. Гулять ночью по огромному незнакомому кораблю, рисковать шансом попасть на Планету Богов.... Ведь если об этом узнают, тебя отправят обратно на Кию.
  - Ладно, - я хочу закончить эту тему, - возможно, со временем попытаюсь объяснить понятней. А пока поверь мне наслово. Так надо. Слушай, если что-то случится, кто-нибудь зайдет или еще чего, говори всем, что ничего не знаешь, говори, что спала.
  - Хорошо.
  Звучит сигнал к отбою. Я переодеваюсь в любимую майку и джинсы и выскальзываю в коридор.
  ГЛАВА 7
  Свет в коридоре притушен. Я бегу быстро и бесшумно. Прихожу на смотровую площадку. Лео уже здесь. Он ждет меня.
  - Привет, малышка, - самый прекрасный парень во вселенной берет мою руку и галантно целует. - Держи. Это тебе.
  Лео протягивает небольшую квадратную коробочку.
  - Открой, не бойся.
  Я и не боюсь. В коробке лежат несколько коричневых шариков. Что это? Мини гранаты?
  - Чего же ты? Ешь!
  - Вот это есть? Эти шарики?
  - Да. Это шоколадные конфеты.
  Я никогда не видела шоколадных конфет. На Кии даже очень состоятельные люди редко позволяют себе подобное лакомство. Что уж говорить о деревенских жителях. Осторожно беру шарик и кладу в рот. Ммм... Вкусно. Беру еще конфету.
  - Помнишь, я как-то обещал подкармливать тебя? Вот. Держу свое слово.
  - Спасибо, Лео, - какое же красивое у него имя! - но эти конфеты, наверное, стоят целое состояние!
  - Анна, запомни, никогда не говори со мной о деньгах. Если я что-нибудь тебе дарю, значит так надо. Еще раз подобное скажешь, я сильно обижусь. Понятно?
  Лучший парень во вселенной на меня обидится? Нет-нет. Этого не надо.
  - Хорошо, я поняла.
  - Хочешь, покажу тебе корабль? Пошли.
  Я закрываю коробку с конфетами, Лео берет мою руку и ведет по ночным коридорам. Сегодня он решил устроить обзорную экскурсию по главным отсекам корабля. Теперь я знаю, в какой стороне технический отсек, где жилые помещения, где главный пульт управления.
  Мы идем по коридору, рука в руке. Я хочу лишь одного: пусть эта ночь никогда не заканчивается.
  - Посмотрим мою каюту? - не дожидаясь ответа, Лео заводит меня в просторную комнату. Здесь все просто. Стол, несколько стульев.
  - А где ты спишь?
  - Спальня за той дверью, - без всякого смущения говорит мой спутник. - Конфеты сладкие, после них пить хочется. Надеюсь, от чая не откажешься?
  Я сажусь за стол, открываю коробку с конфетами. Начальник охраны приносит две чашки чаю. Мы сидим друг напротив друга.
  - Какие красивые голубые глаза! - отпускает комплимент мой спутник, - Если бы я за тебя тогда не вступился, Последователи Афродиты лишились бы самой красивой ученицы.
  - Ты мне льстишь. Здесь много красивых девушек. Каждая хороша по-своему. Едва ли можно выбрать лучшую.
  - Да, но в тебе есть что-то, что отличает тебя от остальных.
  - И что же меня отличает?
  - Ты смелая. В твоих глазах огонь. Взгляд властный, с вызовом.Если бы не красота, тебе бы больше подошел для обучения Храм Афины, а не Афродиты.
  - А ты откуда знаешь, какие девушки нужны в Храме Афины?
  - Я там учился.
  - А-а-а... Понятно. А теперь работаешь начальником охраны на туристических космических кораблях.
  - Нет. Не совсем. Охранять юных учениц меня лично попросила Верховная Жрица Афродиты. Мы с ней в приятельских отношениях.
  Приятель Верховной Жрицы? Круто!
  - В основном я занимаюсь преподавательской деятельность при Храме Афины. Здесь готовят лучших воинов, профессиональных военных, будущих офицеров. Поэтому я хорошо знаю дух этого учебного заведения. Ты бы нам подошла.
  - Да, очень здорово. Только разве есть шанс туда попасть?
  - Боюсь, что нет. Набор новых учеников уже окончен. Свободных мест нет.
  Мы замолкаем. Пьем чай. Вокруг тихо, спокойно, уютно.
  - Ты планируешь всегда быть преподавателем?
  Лео смотрит в сторону, уголки рта приподнимаются, образуя улыбку. Его взгляд приобретает нежное, мягкое выражение. Вид такой, будто он вспомнил что-то важное, родное.
  - Нет, вовсе нет. Через пару лет я подам прошение для присвоения постоянной должности. Скорее всего, это будет место управляющего внутренних войск на какой-нибудь удаленной планете. А пока я не хочу надолго покидать Планету Богов.
  Не хочешь покидать Планету Богов? Что же тебя так там держит, Леонардо Гарсия? Или кто?
  Мы допили чай. Лео закрывает коробку с конфетами, там еще немного осталось.
  - Вот, возьми, потом доешь.
  - Мы что, уже уходим? Но ведь вчера прогулка длилась дольше?
  - Да, милочка. Только позвольте вам напомнить, ночью иногда спать хочется. Если ты согласна клевать носом на лекции, то начальник охраны обязан быть всегда в форме. Хотя бы несколько часов отдыха необходимо.
  Мы покидаем его каюту. Лео берет меня за руку и ведет к моей комнате.
  - Ну что, завтра на том же месте? - самый красивый парень целует мою руку и лукаво подмигивает. - Завтра постараюсь познакомить тебя с приемами самообороны. Я уверен, тебе понравится.
  Я захожу к себе. Валюсь на кровать и сразу отключаюсь.
  - Анна, вставай! Подъем уже был, - Лина пытается меня разбудить, - ты опять спала в пижаме?
  Смотрю на свои кроссовки. Улыбаюсь. Я спала в обуви. Опять.
  - Вот, угощайся! Это шоколадные конфеты, - протягиваю подруге коробку.
  - Откуда они у тебя? Кто их тебе дал?
  Я ничего не отвечаю. Просто тупо улыбаюсь.
  Завтрак, занятия, уроки, ночные прогулки с Лео... И так дни потекли за днями. Днем учусь у Последователей Афродиты, ночью знакомлюсь с основами военного дела. Лео оказался хорошим преподавателем. За полтора месяца я освоила азы стрельбы из пистолета, метания ножей. Начальник Охраны показал несколько приемов рукопашного боя. Кроме того, занятия на тренажерах. Лео говорит, что хорошая физическая форма - залог успеха.
  Периодически ловлю себя на мысли, что знакомство с военным делом нравится мне куда больше, чем изучение основ различных искусств. Когда держишь в руках пистолет, чувствуешь его мощь, возникает ощущение власти, силы, превосходства. Умение правильно сжать кулак и нанести противнику удар придает уверенности в себе.
  Каждую ночь Лео приносит мне какое-нибудь лакомство, целует мои руки. Иногда приглашает к себе в каюту на чай. Мы много разговариваем. Он частенько делает мне комплименты, но дальше дело не движется. Самый красивый парень ни разу даже не попытался меня поцеловать или обнять. А мне бы так этого хотелось... Его глаза, его сильные руки действуют на меня как наркотик. Когда он рядом, мое сердце бьется быстрее. Кажется, я по уши влюбилась.
  Последнее время Лео выглядит обеспокоенным. Он пытается шутить, улыбается, но небольшая складка на лбу выдает его с головой. Что-то не так. Только вот что?
  В одну из ночей Лео встретил меня хмуро, даже сурово. Комплементов стандартных делать не стал. Просто схватил за руку и повел по коридору.
  - Куда мы идем?
  - На главный пульт управления.
  - Но там же народу полно! Нельзя, чтобы меня видели.
  - Мои люди тебя не выдадут, а ваших не будет. Прекрасные наставницы предпочитают спать по ночам, а не разгуливать по техническим отсекам. Тем более что пассажиры не имеют права туда заглядывать.
  Его слова успокаивают. И придают гордости. Я сейчас буду там, куда даже Первую Помощницу не пускают!
  Мы приходим на главный пульт управления. Это довольно большая комната с кучей всякой электроники. Посередине большой экран.
  - Обрати внимание на центральную панель, - Лео показывает рукой на экран. - Здесь отображаются основные технические задачи. Указывается направление полета, состояние двигателей, время до следующего прыжка.
  Смотрю на экран. Четно говоря, ничего не понятно. Цифры, схемы.
  Куда интересней смотреть по сторонам. Кроме нас в комнате находятся еще человек пять мужчин. Они стоят и сидят каждый за своим пультом или столом, не знаю как правильно назвать. Над столами появляются и исчезают какие-то символы, фигуры. Ребята передвигают символы руками, нажимают кнопки на пульте. Одеты парни в синюю форму. Судя по всему, это пилоты и их помощники.
  Ребята поглядывают на меня с нескрываемым интересом. В их глазах восхищение. Экипаж и пассажиры почти не общаются друг с другом. Наставницы тщательно берегут себя и учениц от лишних соблазнов. Увидеть вблизи одну из Последовательниц Афродиты, особенно новенькую, выпадает не каждый день. Я начинаю чувствовать силу своих чар. Пилоты мне улыбаются, я улыбаюсь в ответ.
  - Какие-то проблемы, господа? - начальник охраны смиряет присутствующих ледяным взглядом. Пилоты и их помощники тут же утыкаются в свои столы-пульты.
  Лео больно сжал мою руку. Я чуть не вскрикиваю.
  - Если хочешь глазки строить, могу организовать экскурсию в казарму. Развлечешься на всю оставшуюся жизнь.
  Высвобождаю руку. Она болит. Лео похож на разъяренного быка.
  - Ты что-то о прыжках говорил? - надо срочно менять тему, - Как это? Нам надо будет куда-то прыгать?
  - Нет. Неужели ты ничего не слышала о возможностях перемещения в пространстве? Космические корабли не могут лететь быстрее скорости света. Но даже на такой огромной скорости путешествие от планеты к планете заняло бы лет 200 минимум. Пока ученые не разработали технику прыжков, полеты в космосе были весьма ограничены. Люди не могли добраться даже до ближайшей пригодной для жизни планеты, не говоря уже о межгалактических путешествиях. Со временем наука шла вперед, были открыты новые источники энергии. Тогда-то и появилась возможность вплотную заняться прыжками.
  Суть прыжка в том, что объект исчезает в одной части пространства и тут же появляется в другом месте. В глубокой древности подобные перемещения казались нереальными. Однако сегодня все космические корабли именно так преодолевают огромные расстояния. Наше судно постоянно совершает прыжки.
  - Как? Ведь я часто смотрю на звезды со смотровой площадки, но никаких колебаний, тем более прыжков не наблюдаю.
  - Пассажиры туристического судна подобно нашего и не будут ничего замечать. Машина совершает прыжок тихо и незаметно. Лишь члены экипажа знают, когда и куда будет совершено перемещение. Но я не ради лекций тебя сюда привел. Иди за мной.
  Мы подходим к одному из пультов-столов. За ним никто не работает. Лео берет мою руку и помещает ее под стол. Его взгляд напряжен и серьезен.
  - Чувствуешь кнопку? Смотри не нажми. Это сигнал тревоги. В случае непредвиденных ситуаций отсюда передается сигнал SOS на ближайшее военное судно. Слушай еще раз: в случае катастрофы нажимаешь на кнопку. Патруль Империи будет здесь не позже чем через два часа.
  - Два часа? Так быстро?
  - Да. Военные корабли передвигаются в несколько раз быстрее, чем гражданские. Они совершают прыжки длиннее и точнее.
  - Зачем ты показываешь мне все это? О какой катастрофе идет речь? Мы же на корабле Храма Афродиты!
  - Именно в этом и проблема. Наше судно туристическое. К бою не приспособлено. Экипаж небольшой, охраны мало. Цыпочки из Храма Афродиты - ценный товар для работорговцев. Плюс сам корабль на черном рынке неплохо толкнуть можно.
  - Мы летим уже полтора месяца. Скоро на место прибудем. Все в порядке было.Почему ты теперь не спокоен?
  Лео склоняется к моему уху. Понижает голос до шепота.
  - За нами хвост. Я это чувствую, но доказать не могу. Пилоты молчат. Возможно они в сговоре с бандитами. Возможно у меня мания преследования. Теперь пойдем прогуляемся в хвостовую часть корабля.
  В хвосте корабля технические отсеки. Мы бредем какое-то время по темным коридорам, доходим до какой-то двери.
  - Здесь спасательная капсула. В случае катастрофы забирайся в нее и улетай.
  - Я же управлять ей не умею.
  - Там нет ничего сложного. Заходишь внутрь, нажимаешь кнопку с надписью "автопилот". Все. Остальное машина сама сделает.
  - Что сделает? Куда лететь? Зачем? - мне становится страшно.
  - Ладно, малышка, спокойно. Скорее всего, эти знания не понадобятся. Надеюсь, у меня просто воображение разыгралось. Будем считать сегодняшний урок обзором техники безопасности.
  Лео пытается принять непринужденный вид. Получается плохо. Его напряжение передается мне. До моей каюты не говорим друг другу ни слова. Также молча расстаемся. У меня холод пошел по спине. Что будет дальше?
  ГЛАВА 8
  После тревожного ночного свидания проходит неделя. Ничего не происходит. Лео делает вид, будто ничего не было. Не было кнопки SOS, спасательной капсулы. На все расспросы отмалчивается.
  Так значит так. Я постепенно успокаиваюсь. Мы скоро прибудем на место назначения. Там-то точно безопасно.
  Сегодня в лекционном зале лекция об этикете и искусстве беседы. Эти занятия ведет сама Первая Помощница. На столах разложены картинки. Это мужчина и женщина. Без одежды.
  Забавно. Какое отношение имеет этикет к голым телам? Если бы анатомия была, то понятно, а так...
  Первая помощница становится за кафедру и начинает занятие.
  - Приветствую вас, ученицы Афродиты. Сегодня мы поговорим о том, как правильно произвести нужное впечатление. Красота сама по себе прекрасна. Однако если не знать, как ей пользоваться, хорошенькое личико становится бесполезной нагрузкой. Каждая Последовательница должна уметь не только учтиво вести беседу, но и правильно улавливать настроение партнера. Невинная шутка или томный взгляд в нужный момент творят чудеса.Если добавить нежное прикосновение, то можно вертеть человеком в любую сторону, даже свести с ума.
  Ну да, с ума свести. Судя по тому, что мужик на картинке голый, я догадываюсь, куда нужно прикоснуться. Мысль кажется мне забавной и я прыскаю в кулак. Первая помощница поднимает на меня глаза.
  - Мадмуазель Стик, я сказала что-то смешное?
  - Нет, ну...то есть да, немножко. Человек на картинке голый, вот и подумалось всякое... Простите.
  - Мадмуазель Стик, у вас какие-то проблемы с обнаженным телом? Вы чего-то стесняетесь?
  - Эээ, нет. Ну... в смысле... против женщины на картинке я ничего не имею...
  - А против мужчины? Послушайте, дорогие мои, забудьте о всяком стеснении и чувстве неловкости. Вам еще не раз придется иметь дело с обнаженными мужчинами, причем не только на картинке. Последовательницы Афродиты должны уметь завоевать любого, кто им понравится.
  - Завоевать? В смысле переспать? - я сегодня разговорчивая. Но, в самом деле, что она имеет ввиду?
  - Конечно. Что вас смущает?
  - Это в смысле как шлюхи?
  - Мадмуазель Стик, выбирайте выражения! - в голосе Первой Помощницы слышен металл, - Последовательницы Афродиты не шлюхи. Мы спим когда хотим и с кем хотим. Наша красота - не дешёвка. Мы владеем древними секретами обольщения. Да, чтобы их освоить, одних теоретических знаний не достаточно. Нужна практика. Много практики.
  От мысли, что придется вступать с кем-то в отношения, да еще, вероятно, не с одним партнером, становится не по себе. Мне противно. Не о таком будущем я мечтала. По моим понятиям, Последователи Афродиты становятся актрисами, светскими дамами, музами для поэтов, женами высокопоставленных лиц... А тут вон как все оказывается. Наивная дурочка.
  Первая Помощница окинула взглядом лекционный зал.
  - Если кто-то из вас с чем-то не согласен, если кого-то что-то не устраивает, если кто-то полагает, что со своими нулевыми знаниями может сделать карьеру врача, политика или ученого - дверь открыта. В Храме Афродитыникогда никого насильно не держат!
  Девочки притихли. Никто врачом, политиком или ученым быть не хочет. Никто. Кроме меня.
  - Можно выйти? - говорю я и, не дожидаясь разрешения, пулей выбегаю в коридор.
  Мысли путаются. Внутри кипит негодование. Я так и не поняла различия между Последовательницей и шлюхой. Никого не хочу видеть. Нужно привести мысли в порядок. Где спрятаться?
  Захожу в туалет. Закрываюсь в одной из кабинок. Лучшей идеи не нашлось. Сажусь на крышку унитаза и начинаю думать.
  Зачем я вспылила? Все равно других вариантов, кроме как оставить все как есть, нет. Нужно подчиниться своей судьбе. Но как же это все мерзко!
  Сижу, положа голову на руки. Как долго я здесь? Не знаю. Может полчаса, может, дольше. Вдруг слышу шум в коридоре. Ругань... Крики... Выстрелы...
  Соображаю быстро. Звук от выстрела необычный, намного громче, чем от лазера. Возможно, огнестрельное оружие. Значит, стреляла не охрана. Неужели?...То, чего опасался Лео... Катастрофа...
  - Проверь туалет, там кто-то может быть, - голос из коридора не предвещает ничего хорошего.
  Забираюсь с ногами на унитаз. Только бы у проверяющего не хватило ума толкнуть двери кабинок! В туалет кто-то заходит. Я его не вижу, зато чувствую каждой клеточкой своего тела близкую опасность. Почти не дышу, жду...
  - Все чисто! Пошли дальше! - мозгов у проверяющего не хватило. Шаги удаляются. Я выдыхаю.
  Меня не заметили. Что делать дальше? Спасательная капсула! Она в техническом отсеке. Можно попытаться выбраться.
  Осторожно выглядываю в коридор. Никого нет. Бегу по направлению к техническому отсеку. Хорошо, что знаю корабль как свои пять пальцев. Судя по всему, захватчики орудуют в центральной части судна. Их главная задача сейчас - нейтрализовать охрану и захватить управление. Значит, технический отсек должен быть относительно свободен.
  Так и есть. До капсулы добралась без приключений. Захожу за спасительную дверь, вижу перед собой небольшой космический корабль, фактически шлюпку. Как там надо действовать? Нажать "автопилот" и все.
  Вот именно все. Куда мне бежать? Даже если удастся скрыться, долечу ли до обитаемой планеты? А даже если и долечу, куда потом? На Планету Богов никто больше меня не повезет. В лучшем случае вернут на Кию. Пьяный папашка плюс муж садист. Едва ли это лучше рабства.
  Стою и ничего не делаю. Не знаю, что делать. Вдруг дверь открывается. Мое сердце замирает. Это конец? Нет, это Лео. Он смотрит на меня, я на него.
  - Почему ты все еще здесь? Почему не улетела?
  - Мне некуда лететь. Мой дом здесь.
  - Не неси чушь. Эти ребята не шутят. Хочешь в рабство?
  - Хочу, чтобы ты спасся! Лети ты!
  - Командир никогда не покинет своих ребят. Если все так получилось, то мою жизнь я дорого продам. Лазерный пистолет со мной. Пусть я пойду в расход, но заберу с собой нескольких.
  Молчим какое-то время. Собираемся с мыслями.
  - Как ты сюда попал?
  - По вентиляционным ходам. Когда эти гады пришли, я был в своей каюте. Понять, что к чему, не составило труда. Я залез в вентиляционный ход и приполз сюда. Хочу обдумать ситуацию прежде чем действовать. Смотри, что покажу.
  Лео отодвигает рукав, нажимает кнопку на коричневом браслете. В воздухе возникает изображение нашего корабля. Лео двигает картинку, делает ее плоской, выпуклой, приближает, отдаляет.
  - Вот наш корабль. Все коридоры, вентиляционные ходы и прочие коммуникации есть на схеме. Также видно, где и сколько человек находится.
  - У кого-нибудь еще на корабле есть подобное устройство? Ведь если оно попадет не в те руки... Обнаружить нас не составит труда, - я двигаю картинку по направлению к техническому отсеку, нахожу помещение с капсулой, вижу две красные точки. Нас.
  - Нет, ни у кого больше такого нет. Это привилегия начальника охраны. Только от этого не намного легче. Я ведь чувствовал, что что-то не так. Нужно было что-то раньше придумать, проверить весь экипаж, а теперь, теперь слишком поздно...
  Лео садится на пол, обхватывает голову руками. Мой герой совсем сник. Сажусь рядом, начинаю гладить его по волосам как ребенка. Я сама чуть не плачу. Но надо, надо держать себя в руках.
  - Лео, мой милый Лео, держись, пожалуйста! Если ты сломаешься, мне не выстоять. Пожалуйста, придумай что-нибудь. Ведь ты мой спаситель, ты мой герой, ты все еще начальник охраны в конце концов!
  Обнимаю его, прижимаю к себе. О, пусть смерть застанет нас здесь, сейчас, когда мы вместе. Он и я.
  - Придумать, говоришь? Есть одна идея, но людей нет.
  - Я есть и ты есть. Уже двое. Это кое-что.
  - Я есть, а ты скорее довесок, невероятно симпатичный, но довесок.
  - Не томи. Скажи, что придумал.
  - Если как-нибудь их отвлечь, выманить из центральной части корабля, особенно из главного пульта управления, то можно послать сигнал SOS. Но я не могу одновременно отвлекать и посылать сигнал.
  - Слушай, а если я пойду на главный пульт? Где кнопка я знаю.
  - Как ты туда попадешь? Посмотри на корабль: в коридорах полно людей.
  - Да, но что если воспользоваться вентиляционными ходами?
  - Допустим. А что потом?
  - Ты их отвлечешь, они уйдут с пульта, я нажму кнопку.
  Лео задумался. Крепко задумался.
  - Хорошо. Так или иначе, нас все равно убьют или продадут, что еще хуже. Возьмешь с собой браслет со схемой и пистолет. Доберешься по вентиляции до пульта управления. Я устрою пожар в одном из двигателей, он здесь недалеко. Полагаю, порча корабля не входит в планы похитителей. Они бросятся тушить пожар. На пульте останется минимум народу. Их надо будет убрать и нажать кнопку. Потом займешь позицию около двери и будешь отстреливаться. Сможешь?
  - Постараюсь. А как же ты? Пистолет-то ведь один.
  - За меня не волнуйся. И не в таких переделках бывал.
  Лео закрепляет на моей руке браслет, отдает пистолет. Положить его некуда, на мне ведь форменное платье ученицы. Придется держать оружие в руках.
  Лео подводит меня к вентиляционному ходу. Наши взгляды встречаются. Увижу ли я его еще? Однако медлить нельзя.
  - Прощай, - шепчу я и исчезаю в вентиляции.
  Ползти трудно. Туннель довольно тесный. Все ходы на одно лицо, приходится постоянно сверяться со схемой. Наверно, я ползла целую вечность. Наконец показалось заветное просветление. Выход на главный пульт управления.
  Осторожно подползаю к решетке. На главном экране мигает красная надпись: предупреждение о пожаре. Лео сделал свое дело. Очередь за мной.
  В помещении всего два человека. Наш пилот в синей форме и тот, чужой. Они мирно беседуют, обмениваются шуточками. Так вот ты, предатель!
  Вентиляция наверху. Придется прыгать. Хорошо. Это не проблема. Только бы сделать все быстро. Внезапность - главный козырь.
  Выбиваю ногами вентиляционную решетку, прыгаю, стреляю. В чужака попала сразу, а вот пилот увернулся. Он достал пистолет и выстрелил в меня. Левое плечо пронзила острая боль. Левое, не правое. Прицеливаюсь еще раз, стреляю.На этот раз в яблочко.
  Левое плечо болит. Но думать об это некогда. Подбегаю к пульту, нажимаю заветную кнопку. Все. Сигнал подан.
  Сажусь около двери. Включаю браслет, смотрю на схему. Пока никого. Вот и ладно. Хоть отдышусь. Хорошо еще, у пилота была огнестрельная пушка. Они косо стреляют. Если бы лазер...
  У нас гости. На экране три красных точки. Добро пожаловать, ребятки. Стреляю. В двух попала, третий убежал. Ладно, подождем. Через какое-то время еще гости. Опять стреляю.
  Так проходит какое-то время. Где же Имперский Патруль? Боль в плече усиливается. Ого, сколько крови. Только бы еще продержаться...
  Сил все меньше и меньше. В глазах темнеет. Я куда-то проваливаюсь. Неужели финал? Отключаюсь.
  ГЛАВА 9
  Белый свет. Один белый свет. Как туман. Я там или здесь?
  Постепенно картинка фокусируется. Белый свет - это потолок. На том свете есть потолки?
  Пытаюсь оглядеться. Светлая комната. Лео спит на стуле. Мы вместе туда попали?
  Стоп. Комната мне знакома. Это больничный отсек. Значит мы здесь, не там. Только вот успел ли Имперский Патруль? Я продержалась?
  Смотрю на Лео. Он такой забавный. Еще совсем юный. Интересно, сколько ему лет? Сейчас он такой беззащитный, такой близкий, такой красивый...
  Пытаюсь его позвать. Выходит какое-то невнятное мычание. Лео просыпается.
  - Привет, малышка, как спалось? - самый красивый парень подсаживается рядом.
  - Я продержалась? - голос постепенно восстанавливается.
  - Да, но скажи, пожалуйста, как можно быть такой беспечной? Почему рану не перевязала?
  - Зачем?
  - Как зачем? Ты чуть коньки не отдала от потери крови.
  - Ты этому не учил.
  - Ага, я еще и крайний. Хочешь развить во мне комплекс вины? Глупенькая моя девочка. Когда я увидел тебя там, на главном пульте, всю в крови, то подумал... О, если бы с тобой что-то случилось, никогда бы себя не простил. В тот момент я понял, как много ты значишь для меня, хоть мы и знакомы совсем недавно. Ни с кем большея не еще не чувствовал себя так легко и спокойно. Мы мыслим одинаково. Ты это как будто я сам.
  Ох, слушать бы и слушать. Его голос - это живительная влага в жаркий летний зной. От подобных слов мурашки по коже. Значит, он любит меня. Но почему не говорит прямо? Наверно, стесняется своих чувств. Ох, эти мужчины. Для них произнести такие простые слова совсем не просто. Ничего, мой дорогой, я не стану давить. Буду ждать столько, сколько потребуется. Когда-нибудь ты поймешь всю глупость своей брони, скажешь эту простую фразу, тогда мы навсегда будем вместе. А пока я буду рядом. Я буду ждать.
  - Ты потеряла очень много крови. Понадобилось переливание.
  - Донором был ты?
  - Нет, моя кровь не подошла. Я же не с Кии. Донором стала одна из учениц. Как ее... Лина.
  Представляю хрупкую фигурку Лины. Эта маленькая девушка не пожалела для меня своей крови. Моя дорогая милая Лина!
  - Ясно, - мысли потихоньку собираются из мелких кусочков в одно целое, - Как Имперский Патруль? Они всех поймали?
  - Да. Бандиты не ожидали сигнала SOS. Пока они тушили пожар и с тобой перестреливались, Патруль застал их врасплох. Они толком и не поняли, что происходит. Часть экипажа оказались предателями. Они-то и навели банду на наш корабль, а затем помогли быстро захватить судно. Ребята полагали, что все просчитали и не ожидали подвоха. Ладно, отдыхай. Пойду скажу доктору, что ты пришла в себя.
  - Позови Лину, хочу сказать ей пару слов.
  - Ладно.
  Лина приходит почти сразу же.
  - Ты пришла в себя! Как хорошо! Как себя чувствуешь? - щебечет очаровательная брюнетка.
  - Вроде ничего, если учесть, что могла попасть в другой мир.
  - Не говори так! Все уже позади. Все кончилось. Рука болит? Доктор сказал, что все заживет, даже следа не останется. Уж он постарался! Использовал самое новейшее оборудование. Шрама не будет, представляешь?
  Лина, Лина! Еще немного, и упрекнет за отсутствие макияжа. Красота меня сейчас меньше всего волнует.
  - Я хотела поблагодарить тебя за кровь. Это храбрый поступок.
  - Ах, не стоит! Храбрость - твоя привилегия. После всего того что ты для нас сделала, это лишь малая капля благодарности. Не испугаться вооруженных захватчиков, преодолеть такой путь, стрелять... И все это ради нас, все ради спасения чужих жизней!
  Я отворачиваюсь. Лина делает из меня героя, которым я не являюсь. Ее слова - как укор совести, ведь о чужих жизнях я думала меньше всего. Если честно, вообще про них забыла. Хотела сама выжить, ну Лео спасти, не больше. Все что я сделала, сделала ради себя.
  - Ладно, извини, отдохнуть хочу.
  - Да, конечно, - она аккуратно закрывает дверь.
  Через пару дней доктор разрешил выходить из палаты. Ура! Наконец-то я снова полноценный человек. Кое-как уговорила медсестер разрешить одеваться не в больничную одежду, а в любимые джинсы и кроссовки.
  В коридорах людно. Имперский Патруль оказался многочисленным. Они решили сопровождать корабль до прибытья на Планету Богов. Приземляемся, кстати, завтра.
  Ребята из Патруля узнают меня, подходят, иногда расспрашивают. Среди них чувствую себя своей. А вот Последователи Афродиты держатся как-то сдержано, отчужденно. Смотрят на меня с благоговейным страхом, что ли.
  Прихожу на смотровую площадку. Любуюсь картиной звездного неба. Мимо идет Лео вместе с каким-то мужчиной в патрульной форме. О, да это офицер.
  - Привет, Анна. Вот, познакомься, капитан первого ранга Давид Полонский.
  Мы жмем друг другу руки.
  - Приятно познакомиться, мадмуазель Стик. Не буду ходить вокруг да около. Меня поразила ваша смелость и собранность в критической ситуации. Я не могу допустить, чтобы такой человек пошел не по тому путь. Учитывая все произошедшее, настоятельно рекомендую вам не распылять свой талант понапрасну. Храм Афродиты - пустая трата времени. Вы хотите поступить в военное учебное заведение, в Храм Афины?
  Ух, ты! Вот так прям и огорошил.
  - Решайте. Второй раз предлагать не буду.
  - Конечно, хочу! - выпаливаю я.
  - Хорошо. С Леонардо Гарсиа вы уже знакомы. Теперь он ваш непосредственный начальник. Следуйте его распоряжениям.
  Капитан первого ранга уходит. Лео остается.
  - Довольна? - спрашивает он.
  - Еще бы! Но как? Ведь мест нет!
  - Теперь есть. Если Верховную Жрицу Афины просит представитель Императорского патруля, она делает, о чем просят.
  На следующий день мы прибываем на Планету Богов. Сказать, что я поражена, ничего не сказать. О подобной роскоши даже не слышала раньше. Космический порт впечатляет масштабом. НаКиюкорабли прилетают редко. Привезти, отвезти груз, не более. Здесь же рейсы объявляют один за другим. Людей море. Потоки пассажиров проходят по круглым стеклянным трубам. Это коридоры. Они то сливаются в один поток, то снова распадаются на несколько направлений. И как люди не путаются?
  Наша делегация заходит в один стеклянных туннелей. Невероятно, но пол движется! Достаточно просто стоять и ничего не делать: дорожка сама привезет куда надо.Везде мелькают яркие живые картинки. Иногда изображения остаются на одном месте, иногда перемещаются по воздуху как шустрые призраки. Лео говорит, это реклама. Пытаюсь поймать фонтом рукой, ничего не получается: ладонь скользит сквозь него по воздуху, картинка же улетает дальше.
  Движущаяся дорожка привозит нас в просторный зал. Здесь уже ждут встречающие. Это Последователи Афродиты во главе с самой Верховной жрицей. После стандартной приветственной речи был проведен малый обряд посвящения. Последователи окружили учениц неплотным кольцом, пропели торжественный гимн. Затем на головы юных дев возложили венки из цветов - символ красоты и грации. Старшие приняли в свой круг младших.
  Зрелище, конечно, красивое. Голоса и движения девушек завораживают. Однако я рада, что стою сейчас рядом с Лео, одетая в любимые джинсы, а не кружусь в хороводе в форменном платье ученицы.
  Приветствие закончено. Последователи вместе с новенькими постепенно уходят. Зал пустеет. Я тоже порываюсь направиться к выходу, но Лео останавливает.
  - Мы не можем убежать не попрощавшись. Еще минутку терпения, малышка.
  Через некоторое время к нам подходит красивая женщина. Ба! Да это же Верховная Жрица! Только она сняла парадные одежды и теперь стоит перед нами в простом белом платье. У Жрицы светлые волнистые волосы и кожа цвета персика. Она не просто красива, от нее исходят волны таинственного притяжения. Хочется наслаждаться и наслаждаться прекрасным обликом. Да, вот что значит неуловимое очарование, способное подчинить себе волю любого человека.
  - Здравствуй, Лео. - Жрице по статусу положено начинать разговор первой. Но какой еще Лео? Почему она так фамильярно обращается? Называть Лео Лео моя привилегия!
  Нет. Похоже не только моя. Лео ничуть не смущен подобной фамильярностью.
  - Здравствуй, Алина, - он тоже обращается к ней по имени. - Я выполнил свое обещание. Все девушки доставлены в целости, несмотря ни на что.
  - Не все, кое-кого ты, кажется, присвоил себе, - Жрица Алина окидывает меня взглядом, - Да, Последователи в этом году не досчитаются одного прекрасного личика. Но я уважаю ваш выбор, - это слова уже лично ко мне, - надеюсь, вы о нем не пожалеете.
  Я тоже надеюсь.
  - Что ж, всего наилучшего.
  - Пока, Алин. Надеюсь, увидимся в ближайшем будущем. Давно не общались.
  Жрица легонько кивает и уходит. Лео берет мою руку в свою.
  - Ну, что, пошли? О, что с тобой? Чего киснешь? Не ожидала, что есть женщины красивее тебя?
  Лео улыбается. Типа шутка такая. Ха-ха.
  - Очень смешно. Пошли.
  ГЛАВА 10
  На Планете Богов сообщение между различными населенными пунктами осуществляется с помощью аэроэкспресса. Рельсы проложены на узких мостах, которые упираются в землю лишь тонкими высокими столбами. Подобная конструкция выглядит невесомо, как будто пути просто повисли в воздухе. Когда едешь в аэроэкспрессе в первый раз, страшно так, что дыхание перехватывает. Кажется, что поезд вот-вот упадет с узкого мостика, не выдержит сумасшедшей скорости или крутых поворотов.
  Лео пытается отвлечь меня от головокружительной поездки. Рассказывает о богатых виллах, мелькающих за окном. Оказывается, Главная Верховная Планета расположена всего в двух часах лета от Планеты Богов. Поэтому большинство высокопоставленных лиц стараются приобрести здесь недвижимость в собственность. Своего рода дачи для высших мира всего. Ничего не скажешь. Хороший выбор. Промышленности тут почти нет, планета утопает в садах. Девственные леса никто не вырубает, напротив, за ними тщательно следят и ухаживают. Гладь океана не бороздят танкеры, только лишь туристические лайнеры с повышенным уровнем комфорта. Рыбы совсем не боятся людей, едят корм с рук. Да что там рыбы, большинство животных ручные. Их разрешается гладить, кормить, брать в руки. Каждый зверек на учете. Убивать никого нельзя. За этим строгий надзор. Специальные службы сами контролируют численность каждой животной группы. Поговаривают, что сам Великий Император отдыхает здесь от столичной суеты. Инкогнито, естественно.
  Поезд прибыл к пункту назначения. До Храма Афины еще километров 5. Лео предлагает два варианта: нанять машину или пройтись пешком. Выбираю второе. Дорога к Храму лежит через поле, усеянное незнакомыми желтыми цветами с тонким ароматом. Подобные декорации и самый красивый парень во вселенной - что еще нужно для счастливой прогулки?
  Мы идем и идем, но никаких зданий впереди не видно. Постепенно поле заканчивается, уступая место гладкой забетонированной площадке.
  - Вот и пришли.
  - Куда пришли? Здесь ничего нет.
  - Есть. Только не наверху. Храм Афины - укрепленная подземная крепость. Соображения безопасности не позволяют строить подобные сооружения на поверхности.
  - И где здесь вход?
  - Для багажа - грузовой лифт, люди же попадают в Храм через специальный тоннель. Иначе нельзя. Тоже из соображений безопасности. Пока человек летит, система его сканирует. Если все в порядке, посетитель попадает в Храм, если же нет, он будет обезврежен еще в полете.
  - А если просто в лифт потихоньку залезть?
  - Это для самоубийц. Лифт подвергается излучению, не совместимому с жизнью.
  - А как обратно выходить?
  - Ух какая! Еще не зашла, а уже убегаешь. Для это приспособлен специальный винтообразный тоннель, работающий только на выход. Ладно. Нас ждут. Пора идти. Не побоишься прыгать?
  - Нет.
  - Тогда за мной.
  Лео шагает на бетонную поверхность. Мы доходим до светящегося голубого круга. Лео становится в круг и исчезает. Я следую его примеру.
  Лечу довольно долго. Стенки туннеля идеально гладкие, и захочешь, не ухватишься. Даже притормозить не получается. А скорость-то значительная. Даже страшно. Что это за свет впереди? Ай! Я грохаюсь на твердый пол.
  - Мда, приземление на троечку, даже троечку с минусом, - говорит низкий женский голос. - Кости хоть не поломала?
  - Вроде целы, - я поднимаюсь на ноги. Передо мной стоят Лео и женщина на высоких шпильках, одетая в элегантный брючный костюм. У нее черные короткие волосы, даже, пожалуй, слишком короткие.
  - Мадам Наира, это Анна Стик, - Лео указывает на меня.
  - Хорошо. Идите оба за мной.
  Женщина уходит чуть вперед. Мы с Лео плетемся сзади.
  - Кто это? - спрашиваю я шепотом.
  - Верховная Жрица Афины. Не бойся ее. Она строгая, но справедливая. Добро пожаловать в твой новый дом - "Муравейник".
  - Какой еще "Муравейник"?
  - Это неофициальное название крепости. Обрати внимание на строение здания. Здесь много уровней. Они уходят вглубь земли. Самый нижний этаж - Храм Афины. Посмотри на коридоры. Они из особо прочного стекла. Вот мы сейчас идем по верхнему уровню и видим, что происходит внизу. Подобное дизайнерское решение продиктовано опять-таки соображениями безопасности. Если в какой-либо части коридора происходит ЧП, это сразу бросается в глаза.
  - А комнаты тоже из стекла?
  - Нет, конечно. Они закрыты от посторонних глаз. Посмотри вниз. Те темные пятна - это и есть помещения. В "Муравейнике" коридоры представляют собой систему запутанных ходов, соединенных между собой лестницами. Новичку без карты заблудиться здесь - пара пустяков.
  - Тогда почему не назвали крепость лабиринтом?
  - В лабиринте есть абсолютно лишние тупиковые линии. Здесь же каждый отсек обязателен и выполняет определенные функции.
  - А куда мы сейчас идем?
  - В рабочий кабинет Верховной Жрицы. Он расположен в центре верхнего уровня и выполнен из такого же стекла, что и коридоры. Так Верховная Жрица может наблюдать за всем происходящим не только по компьютеру, но и в живую.
  - А лифты? Этажей-то немало.
  - Лифты, конечно есть. Но пользуются ими только в крайних случаях. Считается, что для поддержания физической формы Последователей Афины пробежка по коридорам весьма полезна. Это как дополнительная тренировка.
  Тем временем мы подошли к рабочему кабинету Жрицы. Она впустила нас и плотно закрыла дверь.
  - Леонардо Гарсия, - ее тон не предвещал ничего хорошего, - как вы могли так безалаберно отнестись к поставленной задаче? Простая перевозка учениц чуть не обратилась в катастрофу!
  - Он сделал все, что мог! - моего Лео ругают, как тут не встрять? - Тем более, все кончилось хорошо.
  - Мадмуазель Стик, здесь не принято перебивать старшего по званию, тем более влезать в чужой разговор. Если уж так припирает, необходимо спросить: "разрешите обратиться?". Что касается вас лично, так я вообще не понимаю, зачем понадобилось рваться в Храм Афины?Тем более девушке с рабочей планеты. Наши курсанты готовятся к поступлению с 5-6 лет. Боюсь, ваш уровень значительно отличается от положенного. Однако если высшему начальству вздумалось экспериментировать, пусть будет так. Только имейте в виду: переводные экзамены вам не сдать. Скорое отчисление неизбежно. А пока я определила вас на первый курс в группу Леонардо. Другие учителя вряд ли станут терпеть подобный балласт. Вытяните левую руку.
  Я вытягиваю. Жрица надевает мне браслет, похожий на то устройство, которое давал Лео на корабле.
  - Такой браслет есть у каждого Последователя Афины. Это средство связи, навигатор, библиотека и много чего еще. Со временем разберетесь. А сейчас уже поздно, вам пора в комнату отдыха. Введите на браслете пункт назначения и следуйте по указанному пути. Завтра утром посвящение. Прошу не опаздывать.
  Жрица выводит меня из кабинета и закрывает дверь. Да, теплый прием, нечего сказать. Бедный Лео. Небось, влетит ему сейчас. Однако надо найти эту комнату отдыха. Хорошо, что я немного знакома с браслетом. Включаю его. В воздухе возникает стартовая панель. Выбираю функцию "указать путь" и ввожу пункт назначения. Появляется частичная схема "Муравейника" с синей линией-проводником. Что ж, пора в путь.
  Добираюсь до пункта назначения, захожу. В комнате вдоль стены расставлены кровати. На них сидят или лежат несколько девушек. С моим появлением их непринужденный разговор прервался.
  - Здрасти, - прерываю молчание, - я новенькая. Меня направили к вам.
  Девушки рассматривают мою персону с нескрываемым любопытством.
  - Она хорошенькая, - раздается приглушенный шепот.
  - Еще бы! Говорят, ее из Афродиты выперли.
  - А теперь кого-то подмазали и к нам отправили.
  - Да кто подмажет? Она же с рабочей планеты!
  - Рабочая планета?! Ужас какой!
  Отлично. И здесь мне рады.
  - Ладно, хватит, - одна из девушек с рыжими волосами решила прервать общую беседу, - Занимайтесь, чем занимались. Меня зовут Соня, - она подошла ко мне.
  - Анна.
  - Хорошо, Анна. Добро пожаловать к нам в группу. Я здесь старшая. Так что вводить тебя в курс дела придется мне. Твоя кровать вон там, в углу, рядом с моей. Ее недавно принесли. Комната рассчитана на 15 человек, ты шестнадцатая, так что тумбочки у тебя не будет. Шкафа лишнего тоже нет, но, так и быть, можешь пользоваться моим. Где твои вещи?
  - Э-э-э... У меня нет вещей. Только то, что на мне.
  - Ясно, - она окидывает меня критическим взглядом. - Тогда надо будет смотаться на прачку. Там выдадут форму, пижаму, белье, полотенце. Ну, в общем, все, что нужно. А пока располагайся.
  Я сажусь на кровать в углу. Соня садится рядом на свою. Чувствую себя не в своей тарелке. Вот бы к Лео сходить. Включаю браслет, без труда нахожу его комнату на схеме. Значит, доберусь.
  - Слушай, Сонь, отбой уже был?
  - Да, был.
  - А выходить в коридор разрешают? Ну, скажем, в гости к кому-нибудь?
  - В принципе, да, только по-тихому. Начальство все понимает. Комнаты мальчиков, комнаты девочек... А ты шустрая. Только прибыла и уже хахаля подцепила? Ладно. Не дуйся. Все свои. Вот чего совсем нельзя делать, так это за пределы "Муравейника" выходить. Курсантов выпускают только по выходным и то под запись. Если самовольно крепость покинуть, то расстрел на месте... в переносном смысле, конечно.
  - А как тут вообще обстановка? Жрица показалась мне такой строгой...
  - Не бери в голову. Она вспыльчивая, но отходчивая. Вообще, в "Муравейнике" помимо учебы существует две проблемы. Во-первых, дежурства. Ты заметила, как все сверкает? Эту чистоту обеспечивают курсанты. Считается, что физический труд улучшает дисциплину. На самом же деле просто на уборщиках экономят. Так что трудовые нагрузки согласно графику дежурств - обязательная повинность.
  Во-вторых, четвертый курс. В первый учебный год учеников отчисляют частенько. На втором и третьем курсе тоже выгоняют. Зато на четвертом ученики отрываются по полной. Считается, что на их образование уже потрачена кругленькая сумма и проще закрыть глаза на некоторые шалости, чем терять почти готового специалиста. Вот четверокурсники и вытворяют, что хотят. Самая распространенная забава - поймать кого-нибудь в коридоре и избить по-тихому. Потом в больничной карточке напишут, мол, упал человек с лестницы. Все всё понимают, но молчат. Шум поднимается только если убили кого ненароком или инвалидом сделали.
  Бррр... Хочу к Лео!!!
  - Сонь, я пойду пройдусь, хорошо?
  - Куда? К хахалю? Не вздумай. Завтра у тебя обряд посвящения. Это дело серьезное. Статуя богини, к которой все новички прикасаются, меняет свойства личности. Встроенное в монумент устройство добавляет или устраняет черты характера, способности, даже внешние данные. Могут, например, волосы выпасть или цвет глаз поменяться. Не пугайся, подобные крайности - редкость. Однако распыляться не стоит. Сгоняй-ка на прачку за вещами, прими душ и спать. Завтра тяжелый день.
  Командирский тон Сони раздражает. С другой стороны, она старшая все-таки, имеет право. Что ж, я послушно ей подчиняюсь, выполняю все указания и ложусь спать.
  ГЛАВА 11
  В Храме Афины почти никого нет. Только Главная Жрица, Лео и еще парочка незнакомых людей. Несмотря на то, что устав рекомендует проводить церемонию вместе с другими Последователями, Мадам Наира не посчитала нужным срывать занятия из-за такой мелочи, как мое посвящение.
  Зал большой. Наверху стеклянный купол, через который виден весь "Муравейник". Около крайней стены на пьедестале стоит статуя Афины. Она является точной копией древнейшего античного варианта. Девушка-воин в железном шлеме держит в руках щит и меч.
  Я одета в форму ученицы Афины. Это черный брючный костюм из эластичной ткани, чем-то похожей на кожу. По краю куртки-пиджака проведена красная окантовка. Форма пошита так, что движения ничем не скованы: можно хоть сальто крутить. При этом выглядит костюм вполне элегантно.
  - Сколько еще ждать? - голос Верховной Жрицы приветлив, как и накануне. - Проходи по залу и дотронься ладонью до статуи.
  Я иду. Шаги отдаются в огромном зале гулким эхом. Подхожу к статуе. Она такая величественная, грозная. Да, предки знали толк в искусстве!
  Осторожно протягиваю руку. Дотрагиваюсь до ноги Афины. Место прикосновения начинает светиться ярким голубым светом. По телу пробегает тепло. Ощущение, как будто кто-то вливает в меня новые силы. Когда синий свет затухает, убираю руку. Поворачиваюсь в обратную сторону. Ухожу.
  - Поздравляю вас, мадмуазель Стик, - в голосе Жрицы безразличный холод, - Теперь вы стали полноправной ученицей Афины. Официальную церемонию можно считать завершенной. Возвращайтесь в свою группу и приступайте к занятиям. Леонардо, проводи ее.
  Все выходят из Храма. Лео чуть оттягивает меня назад. Мы оказываемся позади всех.
  - Ну, что, малышка, поздравляю! - говорит Лео, когда мы достаточно сильно отстали. - Как ощущения?
  - Не поняла еще. Вроде как сильнее стала. И левое плечо больше не болит.
  - Да, сканирующее устройство, встроенное в статую, способно лечить раны.Но, однако ж! Ты стала еще привлекательнее! Хотя обычно изменения происходят в сторону уменьшения красоты. Считается, что военным она ни к чему.
  Я выдыхаю. Волосы не выпали, это уже плюс.
  - А ты мог бы проводить меня к зеркалу?
  - Хм... думаю, если мы на секундочку заглянем ко мне, большого нарушения не будет.
  Лео ведет меня по запутанным коридорам в отсек для преподавателей. Заходим в его комнату.
  - Так. Вот зеркало. Смотри!
  Интересно. Это я, и в то же время не я. Цвет глаз изменился, стал более глубоким. Снимаю резинку с волос. Они стали короче, только до плеч, и гуще. Раньше я не любила распускать волосы, теперь, похоже, поменяю привычки. Мягкие каштановые волны спокойно покоятся на плечах. Да, я стала еще более красива.
  Лео приводит меня в зал для лекционных занятий. Идет урок истории. Лео извиняется перед преподавателем и просит разрешения сказать пару слов.
  - Здравствуйте, ребят. Вот ваш новый товарищ - Анна Стик. Некоторые из вас уже с ней знакомы, остальным представляю ее сейчас. Теперь она будет учить с вами в моей группе.
  По залу пробежал ропот. Мужская половина явно заинтересовалась хорошенькой новенькой курсанткой, а женскую часть группы, судя по лицам, начала разъедать зависть. Еще бы! Многие рассчитывали, что после обряда посвящения я вернусь дурнушкой, а нет! Все наоборот.
  - Сегодня заглянешь ко мне? - шепчет на ухо Лео.
  - Конечно!
  Лео уходит. Я сажусь на свободное место. Урок продолжается.
  Вечером, как только заканчиваю все дела, включаю браслет и прошу навигатор проложить маршрут к комнате Лео. После получения путеводной схемы выбегаю за дверь и несусь к самому прекрасному парню во вселенной. Мой командир и начальник уже ждет меня.
  - Заходи. Смотри, что я достал.
  На столе стоит странного вида круглый объект с какими-то башенками.
  - Что это?
  - Торт. Неужели ты и его никогда не пробовала? Ну, ничего, сейчас мы это исправим.
  Лео приглашает меня к столу, наливает чай, режет торт и раскладывает кусочки на тарелки. Так здорово сидеть вот так, вдвоем, друг напротив друга, как будто мы еще на корабле, как будто все хорошо.
  - Чего грустишь? Сегодня же такой день! Моя малышка стала еще прекраснее!
  - Это-то да, однако, перспективы не радуют. Ты же слышал, как Жрица говорила, что экзамены мне ни за что не сдать.
  - Ну, мало ли что она говорила? Тебе и попасть-то сюда было нереально. И, тем не менее, вопреки здравому смыслу, Анна Стик - моя ученица. Выше нос! Ты должна справиться, просто не можешь не справиться.
  - Ты прав, Лео, как всегда прав...
  Так, за неторопливой беседой, прошел этот чудесный вечер. Затем наступил другой вечер и тоже прошел. Дни потекли за днями, нескончаемые серые будни. Только наши ночные встречи скрашивали тяготы обучения.
  Весть о том, что я встречаюсь с преподавателем, разлетелась молниеносно и благотворно сказалась на моем положении в местном сообществе. Юные ученицы перестали видеть во мне соперницу, за исключением, конечно, поклонниц Лео. Женское общество рассудило так: если она уже с кем-то встречается, то чужих парней отбивать не будет. Можно спать спокойно. Парни же, видя, что вакантное место занято, причем не кем-нибудь, а старшим по званию офицером, перестали приставать ко мне и позволять себе вольности.
  Преподавательский состав, узнав об увлечении своего коллеги, закрыл глаза на нулевые знания этого самого увлечения. Однако я прекрасно понимаю, что так долго продолжаться не будет. Придется догонять свою группу. Но как?
  Наступили первые выходные. Все девушки из моей спальни куда-то собираются.
  - Сонь, куда это вы идете? - спрашиваю я у старшей.
  - Выходные, детка! Несчастным студентам одна дорога - в Город Развлечений! Давай с нами?
  - Ну, не знаю... Подумаю. Ведь я сильно отстаю... Надо знания подтягивать.
  Соня пожимает плечами.
  - Как знаешь.
  Город Развлечений? Хочу, хочу, хочу! Только я поеду туда не одна, поеду с Лео!
  Однако в планы Лео поездка не входит, и не только поездка, но и я.
  - Анна, извини, пожалуйста, но по выходным у меня неотложные дела. Развлекайся, если хочешь, сама, ладно? Не грусти. К понедельнику я вернусь. Зайдешь вечерком.
  - Да, конечно, никаких проблем, - мямлю я, надо же что-то промямлить.
  Совершенно огорошенная, возвращаюсь в опустевшую спальню. Я его не понимаю. Нужна я ему, или нет? Вроде мы встречаемся, и в то же время нет. Он говорит комплименты, заигрывает, но никогда даже не целует, хотя для этого была тысяча возможностей. Даже обнять не пытается. Ну почему?
  Новая рабочая неделя приносит новые проблемы. Освобождение от нагрузок из-за ранения больше не действительно. Приходится начинать заниматься физической подготовкой. Все бы ничего, после обряда посвящения сил прибавилось как минимум втрое. Однако в рукопашном бою я полный ноль. Я не выиграла ни одного раунда. Надо мной одержал победу каждый первокурсник. Причем не напрягаясь.
  Как-то я в очередной раз пришла к Лео с синяками на лице.
  - Так, хватит. Не позволю портить такую красоту. Вот, держи. - Лео протягивает круглую баночку с бежевым кремом, - Это лечебная мазь, обладающая уникальными исцеляющими свойствами. Ее изготавливают в Храме Деметры. Редкая штука, но ты жалеть не вздумай: как только синяк появится, сразу мажь его мазью. Если эта баночка закончится, принесу еще.
  Мазь оказалась действительно волшебной. После ее применения любой косметический изъян типа синяка или царапины проходит минут за десять.
  Однако общая картина по-прежнему печальна: учебную программу никак не догоню, физическая форма тоже ниже плинтуса. История, физика, алгебра, химия, основы медицины, рукопашный бой, метание ножей, стрельба из разных видов оружия... Голова кругом. Что ж. Я делаю все, что могу. Будь что будет.
  Так прошло несколько недель. В один из вечеров после нуднейшего дежурства в столовой бреду к себе в спальню. Энергия на нуле. Настроение - и того хуже. Идя по коридору, вижу этажом ниже знакомую рыжую головку. Ба! Да это же Соня! Только почему она на пол упала, а вокруг ребята, штук пяток, столпились? И задорно так гогочут, эхо по "Муравейнику" пуская... Тут до меня доходит, почему она на пол упала. Четвертый курс развлекается. Что делать? Жизнь такая. С ними никто не связывается.
  Только вот идти дальше не могу. Внутри все как свинцом залило. Из памяти всплыл образ Лины, моей дорогой Лины, с которой мы до сих пор общаемся с помощью виртуальной связи. Она по-прежнему видит во мне героя, хотя я просто неудачница. Когда-то я заступилось за Лину, почему теперь пройду мимо? Соня делит со мной свой шкаф. Другая бы послала куда подальше, а наша старшая проявила сочувствие.
  Так. Соображать надо быстро. Их пятеро. Они сильные. Изобьют стопроцентно. Ладно, пускай. Главный мой козырь - неожиданность. Кажется, верховодит группой хулиганов девушка с темными волосами. Она дает указания, а четыре парня издеваются над Соней. Причем делают это они медленно и изощренно. Значит, нужно выбить из строя прежде всего девушку. Все. Я решила, что делать.
  Быстро спускаюсь на уровень ниже. Вижу перед собой спины четверокурсников. Несусь прямо на них и с разбегу прыгаю темненькой девушке на спину. Начинаю громко кричать, рву ей волосы, вцепляюсь ногтями в лицо. Противники не сразу сообразили, что случилось. Зато когда сообразили... Меня бьют сапогами в лицо, в живот, и как попало. Сил ответить нет. Стараюсь только по максимуму прикрыть руками лицо. Потом все стихло. Четвертый курс разбежался.
  Смотрю на Соню, она на меня. Ну и вид у нас сейчас! У нее левая сторона лица вся синяя, у меня кровь носом пошла.
  -Почему они ушли? - спрашиваю я, как только вернулся дар речи.
  - Наверно, твой крик их напугал. Боятся сильно светиться. Плюс отпора не ожидали. Здесь так не принято. Знаешь, спасибо тебе. Я думала, ты трусиха. Оказывается, нет. Пойдем в медпункт? Надо проверить, целы ли кости.
  - Пойдем.
  Держась друг за друга, мы приходим в больничный отсек. На вопрос доктора, "что случилось?", отвечаем почти хором:
  - Упали с лестницы.
  ГЛАВА 12
  Уже два чеса ночи, ноу нас в комнате никто даже не думает о сне. Когда мы с Соней вернулись из больничного отсека, где, кстати, не очень-то и возились с "упавшими с лестницы", весть о побитых бунтарках уже распространилась среди нашей группы. Видно, не зря я кричала. Внимание привлечь удалось.
  Девочки задают вопросы, мы отвечаем, пересказываем происшедшее уже тысячный раз - так много любопытных. Через браслеты информацию распространили среди парней, и они тоже решили подтянуться.
  В комнате шум, эмоции через край, бушующие страсти, бурное обсуждение. Дежурный по этажу раз семь заходил и просил вести себя тише. Раз семь мы дико извинялись, обещали, что это последний-препоследний инцидент. На восьмой раз проверяющий зашел, выругался словами, запрещенными всеми межгалактическими конвенциями, и сказал, что завтра напишет на нас жалобу самой Верховной Жрице. Мы опять дико-дико извинились, но дежурный все равно обиделся и ушел.
  Поначалу идей и предложений звучало множество, но постепенно учащиеся разделились на две категории. Первые призывали положить конец беспределу четверокурсников, настаивали на скором поднятии восстания против обнаглевших врагов. Вторые же укоряли остальных в проявлении нетерпимости. Мол, ну шутят ребятки, ну, грубовато малость, но что делать? Они же скоро уйдут! Зачем провоцировать их лишний раз?Я, по их мнению, перешла грань дозволенного, подняв шум и оказав сопротивление нападавшим.
  Соня слушала, слушала весь этот бред, а потом повысила голос и сказала:
  - Эй, ребята, минутку внимания! Сегодня мы переживаем исторические событие. Впервые четверокурсникам было оказано сопротивление, причем не вынуждено, а добровольно! Анна пыталась меня защитить, и этот поступок достоин, по крайней мере, уважения! Зачем нагнетать обстановку, пугая новыми облавами? Поверьте, хуже нам уже не будет. Ну ловили они раньше по три человека в неделю, теперь будут дубасить семерых. Это сильно изменит ситуацию? На тот свет не отправят, а так... Нас били, будут и дальше бить. Все через это пройдем. Чуть раньше, чуть позже, результат сильно не изменится. Что делать дальше? Поживем, увидим. Но я для себя решила, что больше не буду просто проходить мимо, если кого-то бьют.
  Речь Сони вызвала всеобщую волну одобрения. Ребята еще какое-то время обсуждали ее слова, затем начали расходиться.
  Сон пожаловал в нашу спальню только под утро. Когда все утихли, я тихонько толкаю Соню и протянула ей коробочку с лечебной мазью.
  - Вот, держи. Помажь лицо. Классная штука.
  - Что это?
  - Мазь из Храма Деметры. Нанеси крем, не стесняйся. Эффект почти мгновенный.
  - Ого! Редкая штучка, спасибо, - Соня намазала не только лицо, но и наиболее пострадавшие участки тела. - Это он подарил?
  - Он.
  - Круто. Такие вещицы просто не купить. Значит, у него хорошие связи в этом Храме.
  - Слушай, Сонь, а может восстание, а? Первый, второй, третий курс - нас же больше!
  - Не выдумывай, давай спать. Как знать, может завтра нас решат показательно избить перед всем четвертым курсом.
  Но ни завтра, ни послезавтра никто ни на кого не напал. История быстро расползлась по всему "Муравейнику". Дело в том, что четверокурсницу, которуюя расцарапала, зовут Марина. Дочь богатых родителей. Особые садистские наклонности сделали ее грозой всех учащихся и снискали много врагов. О ней судачили везде: в столовой, библиотеке, на лекциях. Весть о ее поврежденной красоте многим пришлась по вкусу. Курсанты так активно разглагольствовали, что даже сорвали несколько занятий. Как не хотело начальство закрыть на все это глаза - не получилось. Пришлось сделать Марине и ее команде строгий выговор с предупреждением. А предупреждения-то этого четверокурсники страсть как боятся: это прямой путь к отчислению. Так что на какое-то время меня и Соню оставили в покое.
  Тем временем приблизилась пора зачетов, и угроза отчисления нависла уже надо мной. Прежде всего, необходимо сдать физическую подготовку. Однако дела так плохи, что ни один норматив мне не под силу. Лео долго ломал голову, как помочь отстающему элементу. В конце концов, он договорился с начальством, что мне дадут шанс проявить себя на учениях. Суть задания проста: друг с другом воюют две команды, бой идет до тех пор, пока не будут убиты все члены одной из команд. Та группа, в которой останутся живые, выигрывает. Мне нужно всего лишь оказаться на стороне победителя.
  Все просто, но накануне боя меня трясет. Я сижу у Лео в комнате и не могу успокоиться.
  - Ну что ты, малышка, все будет хорошо, - мой друг пытается привести меня в чувство.
  - Какой там хорошо... Зачем ты врешь? Я самая слабая в группе.
  - Ну и что? Во-первых, завтра надо будет не на кулаках драться, а стрелять. С этим-то у тебя все в порядке, так?
  - Так.
  - Во-вторых, не всегда выигрывает тот, кто сильнее. Есть голова - пользуйся ей.
  Яркий дневной свет больно режет глаза. Я не была на поверхности со дня прибытия на Планету Богов. После нескольких месяцев самовольного заточения в подземной крепости так приятно снова почувствовать дыхание свежего ветра, услышать пение вольных птиц, вдохнуть аромат полевых цветов.
  Бой будет проходить на территории одного из заповедников. Мы летим до места назначения на двух самолетах, по одной команде в каждом. Группы высадят на противоположных концах отведенной для боя площадки. В наши браслеты уже загружена карта местности. Очень важно помнить о границах участка: в случае ее пересечения боец автоматически считается погибшим.
  В каждой команде 15 человек. Капитан нашей группы - Соня. Она любезно согласилась взять меня к себе. Оружие не настоящее: стреляет парализующими залпами. Однако по остальным параметрам оно полностью идентично с лазерным. У каждого бойца есть гранаты, автомат и пистолет.
  Пока мы летим, я наслаждаюсь видом из окна. Дома, деревья, реки. Все такое маленькое, как будто игрушечное. Никогда раньше не летала на самолетах. Прямо духзахватывает.
  - Хватит глазеть по сторонам, изучай лучше карту, - Соня решила вернуть меня к действительности, - Когда бежишь, хорошо иметь план местности в голове. Слушай, Анна, без обид, но чуда я не обещаю. Капитан вражеской команды - Джек, он лучший стратег на курсе.
  - Не бери в голову, все понимаю. Спасибо, что взяла меня в отряд. Большего не надо.
  Мы на месте.Вокруг лес. Соня посылает три разведывательных отряда по два человека. Они должны узнать о расположении сил противника. Остальная группа должна пока залечь на дно и не шуметь.
  Наш командир решила, что лучше всего не задерживаться долго на одном месте. Так, мелкими перебежками, мы коротаем время в компании певчих птиц. Температура воздуха постепенно повышается, становится жарковато. Один парень решил утолить жажду. Подносит бутылку с водой ко рту и сплевывает.
  - Проклятье! Отрава какая-то!
  Соня подходит, проверяет жидкость и выливает ее на землю:
  - Это пить нельзя. Ну ка, ребят, проверьте свои фляги.
  Я достою бутылку. Делаю глоток и тут же выплевываю. Во рту все горит, как будто туда дыхнул огнедышащий дракон.
  - Похоже мы остались без воды, - Соня выглядит обеспокоенной, - вот Джек, вот зараза. А я еще думала, что это малышка Клара крутится возле нашего обмундирования. Как теперь без питья?
  Малышка Клара - девушка Джека. Судя по всему, она-то и подмешала какую-то гадость во фляги.
  - Сонь, все не так плохо, - я хочу ее подбодрить, - куда хуже было бы, если масло машинное подлили. Тогда бутылки не отмоешь. А так пойдем к реке и пополним запасы.
  - Молчи уже, и без твоих идиотских идей плохо. Неужели не понимаешь, это часть плана. Посмотри на изображение местности. Река слишком бурная. Безопасно подойти к берегу можно только здесь, - Соня приближает изображение пальцами. - А вот тут, на пригорке, прекрасное место для засады. Как только кто-нибудь пойдет к реке, его тут же уничтожат.
  Внимательно смотрю на карту. Ее можно делать объемной. Кручу изображение в разные стороны. А что, если...
  - Сонь, я достану воду. Не психуй, дослушай. К берегу не подойдешь, это да. Но если с воздуха попробовать...
  - Летать, что ли, умеешь?
  - Не совсем. Вот, посмотри на этот участок реки. Обрати внимание: над потоком свисают ветви деревьев. Можно спуститься по ним и набрать воду. Я сделаю это.
  - Допустим. Только как до реки будешь добираться? Местность не обследованная. Засветиться можешь. Убьют ведь.
  - Доберусь тоже по веткам. Никто не заметит. Я это умею. Дай только веревку фляги связать, а то в руках это все не дотащить.
  - Ну и идея. Ты что, кошка по деревьям лазить? Ладно. Попробуй. Найдешь нас потом по браслету: все живые члены команды там отображаются.
  Я беру веревку, обвязываю ей каждую флягу за горлышко. Закрепляю концы между собой. Получившуюся композицию перекидываю через плечо. Подхожу к дереву и лезу вверх.
  Ветви довольно близко прилегают друг к другу. Карабкаться по ним совсем не сложно. Раньше, на Кии, я часто проделывала подобные упражнения. Лес - моя стихия.
  Поднявшись на достаточную высоту, начинаю передвигаться в горизонтальном направлении. Здесь уже проще. Ветви наверху плотно переплетены друг с другом, что позволяет без проблем переходить от дерева к дереву. Двигаюсь быстро и бесшумно. Вокруг летают птицы, снуют туда-сюда белки. Я знаю, как ладить с ними, как не потревожить. Зверьки совсем не боятся. Чистый лесной воздух наполняет меня бодростью. В памяти всплывают картинки из детства. Сколько счастливых часов провела я среди деревьев, спасаясь от домашней бытовухи. Сколько раз густые дебри скрывали меня от отцовского гнева. Я не просто знаю лес, я его чувствую. Куда поставить ногу, за что ухватиться - все эти действия выполняю на автомате, не обдумывая.
  Впереди внизу показался бурный поток. Река усыпана камнями. Вода постоянно бьется о них. Течение сумасшедшее. С берега действительно не подойти: бурный поток в миг с ног собьет, а потом о камни шарахнет. Выбираю одну из веток, склоняющуюся к середине реки. Начинаю по ней ползти. Когда вода оказывается на расстоянии вытянутой руки, зачерпываю живительную влагу в ладонь и пью. О! Какое блаженство! Едва ли во вселенной найдется что-то вкуснее.
  Беру связку из фляг и по очереди набираю каждую. Так. Дело сделано. Отползаю чуть назад, осторожно разворачиваюсь. Теперь можно и в обратный путь.
  ГЛАВА 13
  - Ого, Анна! Где ты так лазить научилась? - после того, как члены команды утолили приступ жажды, начались расспросы. - Там же высота какая! Неужели не страшно?
  - Да, подруга, честно скажу, я в тебя не верила, - Соня делает очередной глоток, - Когда отправляла тебя, думала, увидимся уже в "Муравейнике". Проделать такой путь по веткам... Ну даешь!А правда, где научилась?
  - Как где? Дома, на Кии. У нас мало развлечений. Кино, театр, танцы - все это привилегия богатых. А простая молодежь с ранних лет сама себя развлекает: то по деревьям лазили, то по бревнам над оврагом ходили, то в круговороты речные прыгали. Так и научилась. Говорите, страшно? Вовсе нет. Страшно, это когда к тебе в дом заходит налоговый инспектор за недоимкой, а ты сидишь под столом, дрожишь и гадаешь, что сегодня будут делать: бить родителей перед детьми или детей перед родителями.
  Ребята выглядят ошеломленными.
  - Разве такое возможно? Подобные действия запрещены законом Великой Империи.
  - Запрещены? Рабство вон тоже запрещено, однако я чуть туда не попала, пока летела на Планету Богов.
  - Во дела... Ладно, отдыхай пока. Сейчас одна разведгруппа вернется, они по связи передали, что нашли кого-то.
  Сажусь под дерево. Закрываю глаза. Как хорошо быть здесь, в лесу, на воле!
  Вернулись разведчики. Их зовут Гек и Дина. Они стоят недалеко от меня и докладывают Соне о своей вылазке.
  - Говорю тебе, - настаивает Гек, - их всего двое. Если напасть быстро, они наши.
  - Не знаю, не знаю, - Соня сосредоточенно трет лоб, - двое прилегли отдохнуть на полянке? Странно как-то. Посмотрите на карту: местность открытая, похоже на ловушку.
  - Какая ловушка! Я же не упырь какой-нибудь! Говорю тебе, мы с Диной облазили весь периметр, все чисто, никого нет. Я в этом полностью уверен.
  - Ну, если уверен... Внимание основной группе, - Соня включила линию связи, - выдвигаемся за мной на север. Без приказа не стрелять.
  Мы идем за Соней. Гек настоял, чтобы пошли все: так, мол, противник испугается и растеряется. Соня нервничает. Ее напряжение передается мне. Место, куда мы движемся, открытое. Если не открыть огонь первыми, будет провал. Однако и раньше времени стрелять нельзя: можно спугнуть врага.
  Вот и заветная поляна. На ней, как ни в чем не бывало, прилегли двое.
  - Ребят, окружаем, - командует Соня.
  Мы начинаем рассредоточиваться по окружности, но тут... сзади раздаются выстрелы. Несколько наших упало.
  - Это ловушка! - кричит Соня. - Отступаем на восток, в лес! Быстро!
  Остатки нашей группы пытаются скрыться в гуще деревьев. Отстреливаться не получается: бежать надо быстро, а дороги как таковой нет. Это же заповедник. На земле кучи листьев, упавшие ветки, колючие кустарники.
  Пытаюсь понять, куда мы бежим. Вспоминаю карту. О нет!
  - Соня, - кричу я по связи, - они же гонят нас к границе! Если ее пересечь, то все!
  Командир не удостоила меня ответом, только бросила мимолетный раздраженный взгляд: мол, знаю я все.
  Но надо же что-то делать! Думай, Анна, думай! А что, если...
  - Соня, - опять кричу я, - сколько их человек сзади?
  - Пятеро. Хочешь предложить отстреляться, надеясь на численный перевес? Не выйдет. Нас осталось только шестеро.
  - Нет. Другое. Задержите их на 30 секунд. Прикройте меня, только так, чтобы видимость у них пропала на это время.
  - Это глупо. Пока мы будем создавать завесу, они сократят отрыв и перестреляют всех.
  - Не глупо. Прикройте меня. Я зароюсь в листву. Потом расстреляю их в спину. Только 30 секунд, пожалуйста!
  Соня молчит. Думает.
  - Ладно. Только 30 секунд. Внимание основной группе. Необходимо задержать противника и закрыть ему обзор на 30 секунд. Кидайте гранаты. Живо!
  Ребята прикрывают меня. Я нахожу в земле небольшое углубление и зарываюсь в листья. Благо в этой части леса их много.
  Моя команда убегает вперед. Я лежу и пытаюсь не дышать. Вот и враги. Так... первый, второй третий, четвертый... Ну же! Пятый! Пора.
  Быстро встаю на ноги и пускаю очередь из автомата. Все противники падают.
  Сердце бешено бьется. У меня получилось. Я смогла!
  Остатки группы постепенно возвращаются. Нас осталось лишь пятеро.
  - Вот Джек, вот стратег! Заманил нас в ловушку,-Соня пытается восстановить дыхание после быстрого бега, - Да и Гек хорош! Проверил он! Если бы его не подстрелили, задушила бы! А ты молодец, - это командир говорит уже лично мне, - не растерялась.
  Я подхожу к подбитым врагам. Они не шевелятся. Лежат без движения, смотрят на меня и молчат. Даже жутко стало.
  - Эй, ребят,- кричу я,- а что с трупами делать? Жалко их.
  - Нашла о чем думать. Вся информация о бое передается спасателям. Тех, кого убило, они заберут с воздуха не позже чем через час.
  Наша группа бредет по лесу. Необходимо уйти подальше от границы, мало ли что. Постепенно к нам возвращаются две оставшиеся разведгруппы. Итого в команде осталось девять человек. У противника десять бойцов. Силы примерно равны.
  Однако данные разведки не утешают. Как Соня и предполагала, противник сидит в засаде около единственного безопасного для спуска берега реки. Ситуация осложняется тем, что враги укрепились на возвышенности и могут находиться там сколько захотят. С какой бы стороны не пытаться напасть, они просто перестреляют всех. Единственная хорошая новость: на возвышенности засели все десять человек. Так легче держать круговую оборону. Сюрпризов в виде нежданных нападений из леса не будет.
  Мы делаем привал. Нужно передохнуть немного и решить, что делать дальше. Соня рассматривает карту, крутит ее во все стороны, приближает, удаляет объекты...
  - Анна, - обращается она ко мне, - хочешь еще по деревьям полазить?
  Я снова наверху. Соня придумала отличную штуку. Моя задача - занять позицию над головой противника. В прямом смысле. На возвышенности ведь тоже растут деревья. Нужно отвлечь врага, пока наши будут подбираться квозвышенности.
  Поскольку я передвигаюсь в верхней части леса, никто и не подозревает о моем приближении. Такой тактики противник не способен предвидеть. Пушистая листва надежно бережет меня от зорких вражеских взглядов.
  Наконец я на месте. Подаю сигнал Соне, что готова к атаке. Смотрю вниз. Возвышенность небольшая. Как и докладывала разведка, все десять человек здесь. Расположились по кругу. Наблюдают.
  - Анна, давай! - командует Соня.
  Я кидаю пару гранат, начинаю стрелять. Враги не могут понять, что происходит. Несколько человек упали. Я продолжаю стрелять. Падают еще двое. Тут один из парней, кажется сам Джек, поднимает голову вверх и видит меня. Я стреляю в него, но тщетно: его заряд попадает в меня первым.
  Все тело немеет. Руки больше не держатся за ветки. Ватные ноги соскальзывают. Я падаю. Лететь вниз в сознании жутко. Я на земле. Боли не чувствую. Кажется, упала на муравейник. Он смягчил удар.
  Лежу, не могу пошевелиться. Получается только смотреть и неглубоко дышать. Чувствую себя трупом. В принципе, так оно и есть.
  Время тянется предательски долго. Как там наши? Успели? Наконец вижу над собой улыбающееся лицо Сони.
  - Мы победили!
  ГЛАВА 14
  В "Муравейник" возвращаюсь знаменитой. Оказывается, бой так заинтересовал всех, что его прямую трансляцию смотрел каждый курсант. Соня обыграла великого Джека! Такого поворота никто не ожидал.
  Мой фокус с лазаньем по деревьям тоже привлек внимание. Подобная тактика раньше на боях не применялась.Еще в самолете, после того как мне ввели размораживающую сыворотку и я снова стала владеть своим телом, обнаружила в браслете множество восхищенных сообщений от ребят. Одни поздравляли меня, другие просили научить их лазать.
  Когда прибыли в крепость, всех бойцов первым делом направили в больничный отсек. Мало ли что?
  Сижу в одном из кабинетов. Сейчас должен прийти доктор с результатами анализов. Дверь открывается, но это не врач, это Лео.
  Он подбегает ко мне, хватает за плачи, поднимает, начинает сильно трясти.
  - Ты что вытворила, идиотка такая! По-твоему, за спиной растут крылья? Падать с такой высоты! Если бы не муравейник, все кости бы переломала.
  Смотрю на него счастливыми глазами.Значит, он переживал за меня. Значит, я для него что-то значу.
  - Лео, милый, я тоже рада тебя видеть! - говорю я, когда тряска немного утихает, - Поверь, никакого риска не было. Муравейник - не случайность!
  На самом деле вру. Муравейник - случайность. От лжи становится противно. Если между нами встанет неправда, как я смогу смотреть ему в глаза?
  - Нет, прости, я вру. Муравейник - случайность! Я действительно идиотка: не продумала вариант падения. Но ты же знаешь, как важно было победить, знаешь, что бы было в противоположном случае! - я утыкаюсь ему в грудь и начинаю рыдать.
  Кажется, все напряжение, скопившееся за время обучения, выходит вместе с этими слезами. Я реву, а самый красивый парень гладит меня по голове как маленькую. Так приятно иногда побыть слабой!
  - Лео, пожалуйста, уведи меня отсюда. Пойдем к тебе.
  На столе две чашки чая. Мы с Лео сидим в его комнате друг напротив друга. В этой умиротворяющей обстановке я постепенно успокаиваюсь. Мой браслет вибрировал уже двенадцать раз: это доктор пытается со мной связаться. На тринадцатый раз я включаю видеосвязь.
  - Анна, вы где? - доктор явно раздражен.
  - Я очень извиняюсь, но особые обстоятельства вынудили покинуть кабинет.
  - Да что вы говорите? - он лукаво поднял одну бровь. Видно, узнал комнату Лео, - Передавайте огромный привет этим обстоятельствам. Что касается вашего, Анна, здоровья, то кроме небольших ссадин и ушибов патологий не выявлено. Можете быть свободны.
  - Спасибо, доктор.
  Я нажимаю отбой.
  - Слушай, малышка, - Лео нервно смотрит на время, - мне срочно надо бежать. Завтра на Главной Верховной Планете состоится совещание с высшим руководством. На встрече обещал присутствовать сам Император. Все последователи Афины, работающие в "Муравейнике", обязаны быть на совещании. Если я сейчас не уйду, то опоздаю на космический рейс "Планета Богов - Верховная Планета". Тебе уже лучше? Я могу уйти?
  - Да, конечно, иди. Мне лучше.
  - Вот ключ от комнаты. Будь здесь, сколько хочешь. Я побежал. - Лео галантно целует мне руку и уходит.
  Еще какое-то время нежусь в апартаментах самого красивого парня. Потом закрываю дверь и ухожу к себе.
  В комнате полно народу. Здесь не только наша команда, но и бывшие враги. Теперь бой закончен и мы снова товарищи. Джек с малышкой Кларой тоже у нас.
  - Не, ну какой поворот! - бывший капитан бывших врагов полон эмоций, - я им и воду испортил, и ловушки поделал, и засаду устроил, а они все равно выиграли! Я снимаю шляпу!
  Дружный гул голосов одобрительно зашумел.
  - Соня, я склоняюсь перед тобой! - Джек опустился на колени. - Ты победительница! Ты суперженщина!
  - Ладно, хорош спектакль разыгрывать. Ты же видел запись боя. Без нее - Соня показывает на меня, - ничего бы не вышло.
  - Да, да, лесная фея! Ура лесной фее!!!
  Многократное "Ура" зазвучало так, что стены задрожали.
  Такое всеобщее внимание окрылило меня. Впервые за все дни нахождения в "Муравейнике" я почувствовала себя частью коллектива, почувствовала себя счастливой.
  - Да что мы здесь в тесноте сидим? Пойдемте в бар! - предложил чей-то голос.
  - Но уже поздно, он закрыт.
  Джек жестом попросил внимания.
  - Сегодня у нас праздник, - начал он, - мы провели бой! Ради этого дела бар откроют! Я договорюсь. Обе команды - за мной!
  О! Закончится ли этот день когда-нибудь? Уже глубокая ночь, а мы сидим в баре, празднуем и никак не разойдемся спать. Честно говоря, этого и не хочется.
  Меня посадили около барной стойки в самом центре. Это место считается самым почетным. Сначала хотели посадить сюда Соню, но она настояла на моей кандидатуре. Некоторые из ребят пьют спиртное. Конечно, это не совсем законно, но начальства нет и контроля, соответственно, тоже. Я пью лимонад. Папашины попойки навсегда привили мне отвращение к любому пойлу. На барной стойке стоит бутылка лимонада, стакан держу в руке.
  Вокруг разговоры, радостный смех. Так здорово быть здесь, со всеми, быть своей!
  Вдруг появляются гости. Только не это!
  Пришла Марина, вместе с ней человек сорок. Вся компания ввалилась в бар. У каждого четверокурсника резиновая дубинка. Марина не забыла обиды. Сейчас идеальный момент для нападения: начальства нет. Никто не помешает.
  Она подходит к середине стойки вместе со своим парнем.
  - Кто это тут? - обращается она ко мне, - А! Обезьяна! Назовем тебя Чита. Ты так забавно карабкалась сегодня. Только вот обезьянам в приличном месте не место. Пошла вон, Чита!
  Ее приятель хватает меня за ворот куртки и прогоняет со стула пинком под зад. В прямом смысле. Я растянулась на полу.
  Четвертый курс гогочет. Я лихорадочно пытаюсь думать. Если сейчас не ответить, это безобразие никогда не прекратится. Они будут издеваться снова и снова. Оцениваю ситуацию. Их сорок, нас тридцать. Не так уж плохо. Правда, они вооружены, но это только дубинки. Надо рискнуть.
  Поднимаюсь с пола. Ловлю взгляд Сони. Мы думаем об одном и том же, я знаю. "Готовься" - беззвучно говорю ей одними губами. Она моргает в знак согласия.
  - Уважаемые четверокурсники, простите меня! - я принимаю несчастнейший вид, склоняю голову перед ними. Это часть плана. - Ну, пожалуйста, не злитесь на меня!
  Четверокурсники сначала не ожидали такой легкой победы. Но я сделала несчастные глаза и прикусила губы. Они поверили.
  - Госпожа Марина, я смиренно прошу у вас прощение за тот случай. Я проявила недопустимую агрессию. Но ваши люди уже наказали меня в тот раз. Синяки до сих пор болят.
  Марина села на мое место у стойки. Рядом расположился ее парень. Моя речь ей явно льстит.
  - Так зачем же наказывать несчастную Читу дважды? Позвольте мне забрать свой лимонад и уйти, чтобы не мешать вам. Позвольте забрать лимонад, на новую бутылку просто нет денег! - умоляю я.
  - Похоже, у жителей рабочих планет рабство в крови, - Марина довольно ухмыляется, - такой тон тебе подходит. Хорошо. Я добрая сегодня. Забирай лимонад, мразь, и вали!
  Я неуверенными шагами приближаюсь к стойке бара. Слева парень, пнувший меня, справа - Марина. Беру дрожащими руками бутылку и стакан. Так. Глубокий вдох. Пора.
  Резким движением выливаю содержимое стакана парню в лицо, одновременно толкаю правой нагой Маринин табурет. Затем разбиваю о голову парня бутылку и толкаю его вниз. Он и Марина оказались на полу. Хватаю высокий барный стул и бью им изо всех сил парня, потом Марину. Затем опять ударяю парня. Он представляет большую угрозу, нельзя позволить ему подняться на ноги. Бью стулом по голове, по спине, по животу. Еще, еще и еще. Потом добавляю удары ногами.
  Так продолжается до тех пор, пока не замечаю под противником лужу крови. Она течет из уха. Я останавливаюсь. Он лежит неподвижно, бледный. Неужели... Проверяю пульс. Живой, гад. Оклемается.
  Оглядываюсь по сторонам. Что я вижу! Мои ребята дубасят четверокурсников. Их теперь больше, чем тридцать, намного больше. Наверно, позвали товарищей через браслеты.
  Некоторые потерпевшие пытаются скрыться бегством. Но около входной двери стоит второй и третий курс. Они решили устроить беглецам живой коридор. Зайдя в него, доползти до выхода в сознании удается далеко не каждому.
  Где же Соня? Она недалеко. Разбирается с Мариной.
  - Анна, будь другом, одолжи табурет! - просит меня подруга.
  - Да, конечно, держи! - чего не сделаешь для друзей?
  И Соня успешно завершает бой моим табуретом. Четвертый курс повержен. Кто в сознании, кто без. Они больше не сопротивляются. Они больше никогда не полезут! Мы их проучили. Все вместе!
  Откуда ни возьмись, в баре появляется сонный дежурный.
  - Это...это что здесь творится? - неуверенным голосам бормочет он.
  - Четвертый курс упал с лестницы! - отвечаю я и заливаюсь диким хохотом.
  Следующие два дня прошли спокойно. Очень спокойно. Начальство находится на конференции, до его приезда никакой реакции на произошедшее не будет.
  Я стала популярной. Местное сообщество учеников наконец-то увидело во мне своего человека. Теперь я могу болтать с кем захочу, не только с Соней. Джек похвалил мою сообразительность, и теперь мы часто разговариваем о разных стратегических комбинациях. Признаться, есть чему поучиться. Соня какое-то время дулась на него за воду, но потом присоединилась к нашим беседам. Малышка Клара, девушка Джека, поначалу ревновала меня к своему суженному, но я несколько раз при ней как бы случайно крутила в руках ключи от личной комнаты Лео, и она успокоилась.
  Что касается прошедшей драки, ее последствия еще долго будут помнить. Наконец-то четвертый курс удалось поставить на место. Каждый агрессор получил повреждения. В основном, легкие и средние. Однако все не так гладко. Один парень попал в реанимацию с серьезной черепно-мозговой травмой. Врачи оценивают его состояние как тяжелое. Это мой клиент. Тот самый, которого я дубасила стулом.
  Не могу сказать, что раскаиваюсь. Такие люди другого языка не понимают. Или ты их, или они тебя. Иного выхода нет. Той ночью в баре требовалось остановить беспредел раз и навсегда. Иначе в реанимации рано или поздно оказалась бы я.
  Однако перспективы мои не радужные. За подобные проделки вполне могут исключить. Разговор с начальством неизбежен. Только вот я не боюсь. Пусть делают, что хотят.
  Сегодня прилетела Верховная Жрица. Вот-вот вызовет меня на разговор. Браслет вибрирует. Пришло сообщение: Анну Стик просят подняться в кабинет мадам Наиры. Иду.
  Захожу. Верховная Жрица сидит за столом и что-то пишет, на меня внимания не обращает. Я продолжаю стоять. А что еще делать?
  - Скажи мне, Анна, - мадам Наира говорит, не отрываясь от письма, - как ты считаешь, знает ли Верховная Жрица о том, что происходит в "Муравейнике"?
  Чего она хочет? По лицу ничего не понять - оно непроницаемо.
  - Ну, да. Наверное, знает, - что еще ответить?
  - Правильно, знает.О всех, и о каждом. А скажи мне, пожалуйста, может ли Верховная Жрица навести порядок в подвластной ей крепости?Например, устранить дедовщину?
  Мадам Наира оторвала взгляд от стола и смотрит на меня. Куда она клонит? Хочет обвинить в нарушении заведенного порядка? Так сказать, разрушаю традиции. Или нашла повод выгнать, ведь она меня с самого начала невзлюбила? Как бы там ни было, подлизываться не буду. Не тот случай.
  - Верховная Жрица не только может, но и должна устранять дедовщину. Ее прямая обязанность - относиться ко всем учащимся одинаково, а не покрывать любимчиков.
  Левая бровь Мадам Наиры поползла вверх.
  - Хорошо, Анна, очень хорошо. Откровенность - то, что нам с тобой нужно. Ты садись, - она показала мне на стул, - Я хочу кое-что сказать тебе. Именно тебе. Да, Верховная Жрица может навести порядок в подвластной ей крепости. Но вот должна ли? Ты знаешь, когда создавался Храм Афины?
  - Примерно тысячу лет назад, если не ошибаюсь.
  - Не ошибаешься. Тысячу лет назад, уже после Глобальной Галактической Бойни, Империя постепенно начала возрождаться. Люди устали от войны. Они теперь стремились созидать, а не разрушать. Всех объединила идея создать мощное государство, способное противостоять любой опасности как внешней, так и внутренней. Именно тогда лучшие умы стали собираться на этой планете. Они делились друг с другом знаниями, опытом, идеями. Также здесь проводились соревнования, чтобы в честной борьбе выбрать сильнейшего, определить лидера. Со временем возникла необходимость передавать знания молодому поколению. Тогда одна за другой стали появляться школы. В качестве символов учебных заведений было решено использовать античных богов древнейшего мира. Так возникли Храмы Аполлона, Афродиты, Зевса, Деметры, а планета стала называться Планетой Богов.
  Прилетали на Планету Богов и военные. Самоотверженные, храбрые, сильные воины. Они стремились защищать свой народ, свое государство. Эти ребята еще помнили войну и не хотели допустить подобного впредь. Военные тоже основали здесь свою школу. В качестве символа сначала хотели взять древнего бога Ареса, но, глубоко изучив летописи, пришли к выводу, что Афина подойдет больше. Арес - это, скорее, агрессор, а Афина - защитница.
  Основатели Храма Афины хотели не просто обучать профессиональных военных, а воспитывать смелых, самоотверженных воинов, которые пойдут за правое дело до конца. Последователи должны были не просто владеть искусством ведения боя, но и уметь защищать слабых, помогать беспомощным. Вот такие высокие цели ставили перед собой основатели Храма. Поначалу все так и было. Последователи учились, становились защитниками, охраняли порядок на территории Империи.
  Тем временем наука не стояла на месте. Ученые создали устройство, способное совершенствовать личность. Подобные технологии были успешно опробованы и внедрены во всех Храмах Планеты Богов. Устройства встраивали в статуи-символы.
  Установили такое техническое чудо и в монументе Афины. Долгое время оно работало идеально. У новых учеников улучшалась память, реакция, появлялась сила, ловкость. Словом, устройство позволяло качественно поднять данные учеников, помогало Последователям в их благородных целях.
  Однако лет сто назад начались некоторые проблемы. Далеко не каждый ученик после контакта с устройством становился лучше. Например: проходит обряд посвящения накаченный юноша. Подходит к Афине, дотрагивается до статуи... Но вместо ожидаемого улучшения происходит ухудшение. Мышцы молодого человека сдуваются как лопнувший шарик. Или девушка коснется монумента, а ее прекрасные волосы окажутся на полу. Подобные инциденты вызвали бурную реакцию. Предлагалось даже запретить использоватьулучшающие технологии для обряда посвящения. Однако все улеглось довольно быстро. Оказывается, устройство не терпит обмана. Если мышцы или волосы изменены искусственно, машина автоматически убирает их. Подобное объяснение всех устроило и успокоило.
  Но на кое-что было решено закрыть глаза. Дело в том, что устройствоустраняло фальшь не только внешнюю, но и внутреннюю. Иногда после обряда посвящения у учеников открывалась агрессия, жестокость, садизм. Казалось бы, почему? Ведь статуя Афины должна помогать бороться с этими качествами, а не усиливать их. Ученые долго ломали над этим голову, а потом пришли к выводу, что большое значение имеет внутренний настрой будущего Последователя Афины. Если цель ученика стать храбрым защитником, устройство помогает в этом. А когда в Храм Афины приходят только за образованием, показывается истинная сущность человека. Подобная информация могла заставить пересмотреть правила отбора, но высшее начальство этого не хотело.Храм за годы своего существования превратился в престижнейшее учебное заведение. Если ты Последователь Афины - перед тобой открыты любые двери. Успешная карьера обеспечена. Высокопоставленные чины стали стремиться пристроить сюда своих отпрысков. То, что эти отпрыски не соответствуют и даже не пытаются соответствовать идеалам Афины - мало кого волновало. Поэтому все оставили так, как есть.
  Я занимаю пост Верховной Жрицы уже десять лет. Моя мечта - возродить традиции, пробудить в Последователях истинный дух воинов. Но что же я обнаружила в действительности? Никому ничего не надо. Молодые ученики хотят скорее окончить курс обучения и уйти на высокооплачиваемый пост. А ведь истинные Последователи, согласно древней традиции, должны до конца своих дней служить одной благородной цели: защите ближнего.
  Став Верховной Жрицей, я поначалу пресекала дедовщину. Но это ничего не изменило. Ученики как были безразличны друг другу, так и остались зацикленными только на себе. Тогда я решила не вмешиваться во внутренние дела курсантов в надежде на то, что юные Последователи вспомнят-таки о высших идеалах Афины. Избивать впятером одного - плохо, но еще хуже смотреть на то, как издеваются над товарищем и ничего не делать. Это худшее предательство. Я ждала и надеялась, что найдется человек, который скажет: "Хватит!"
  Этим человеком оказалась ты. Кто бы мог подумать, что слабая девчонка с рабочей планеты сумеет в корне переменить ситуацию?
  Верховная Жрица закончила свою речь и откинулась назад на спинку стула.
  - Не понимаю, что вы хотите сказать, - говорю после некоторой паузы. К такому повороту я не была готова,- вы разве не собираетесь меня выгнать за драку?
  - Выгнать тебя? За то, что ты научила учеников вступаться друг за друга? Нет, конечно. Я хочу сказать спасибо, что помогла вернуть все на свои места. Знаешь, когда капитан Полонский потребовал принять тебя в Храм, он сказал: "Наира, в этой девочке что-то есть. Ты не пожалеешь, что взяла ее". Я тогда не поверила ему. А зря. Ты достойнанаходиться здесь больше, чем кто-либо, и ты будешь продолжать учиться, обязательно будешь!
  - Мадам Наира, благодарю за теплые слова, но все не так просто. Я очень хочу учиться, однако плохо справляюсь с теоретическими дисциплинами. Если честно, вообще не справляюсь.
  - Всего-то? Я лично займусь тобой. Будешь приходить сюда каждый вечер с понедельника по пятницу. Все нагонишь, слово Верховной Жрицы.
  Так значит, я остаюсь. Хорошо. А Верховная Жрица далеко не такая бесчувственная, как казалось вначале.
  - Еще один вопрос, - мадам Наира смотрит на меня вполне дружелюбно, - почему ты никогда не ездила в Город Развлечений?
  - Ну, я уроки учила, да и Лео был занят...
  - Причем тут Леонардо? Тебе просто необходимо отдыхать! Иначе голова не в состоянии будет воспринимать новую информацию. Так, сегодня пятница. Значит завтра, будь добра, развейся как следует. Только не опаздывай. Вернуться надо не позже воскресного вечера. Есть что одеть?
  - Э... - я вспоминаю о своем гардеробе, - да. Есть джинсы, майка, кроссовки...
  - Какие еще кроссовки?! Ладно, пришлю тебе что-нибудь. А пока загляни в бухгалтерию. Там скопилась стипендия за несколько месяцев.
  - Но я не имею права на стипендию.
  - Раньше не имела. Но пару дней назад одно высокопоставленное лицо посчитало, что такой ученице она обязательно полагается.
  Ух, ты! Судя по заговорщицкому виду Жрицы, высокопоставленное лицо - это она и есть.
  - Развлекайся как следует, ты заслужила!
  ГЛАВА 15
  Субботним утром нежусь в постели. Сегодня в спортзал и библиотеку ни ногой! Раз Верховная Жрица сказала отдыхать - значит отдыхать!
  Включаю браслет и выбираю функцию "просмотр личного счета". Никак не могу наглядеться на свое богатство. 12 тысяч лье! Для девчонки с рабочей планеты это целое состояние. Гляжу на цифры, глажу их руками. Подумать только, у меня есть деньги!
  В дверь стучат. Это посылку принесли. Интересно, кому?
  - Анна Стик? - спрашивает посыльный.
  - Это я.
  Беру коробку. Она большая. Открываю. Ух, ты! Это же платье!
  - Какая красота! - Соня и еще несколько девушек окружили меня и коробку, - Это он подарил?
  - Думаю, нет, - я вспомнила, кто обещал помочь с одеждой, - Это от мадам Наиры.
  - Верховная Жрица редко делает подарки, тем более курсантам. Чем ты заслужила такую милость?
  - Сама толком не поняла.
  Я хочу съехать с темы. Не очень удобно рассказывать Соне и остальным, что мадам Наира считает меня тем, чем я не являюсь. Если истинный дух Афины проснулся в курсантах, то это общая заслуга, а не только моя.
  - Какое красивое платье, - девочки уже рассматривают его со всех сторон, - Анна, не тяни, примерь!
  Скидываю пижаму, надеваю платье. О!!! Ничего лучше еще не носила!
  Ткань ослепительно белая, мягкая. Лиф плотно прилегает, юбка волнами спускается до колен.Ничего лишнего. Такой фасон идеально подчеркивает фигуру, при этом оставляя место некоторой тайне. И как мадам Наире удалось точно подобрать размер?
  - Анна, да ты просто королева! - Соня хотя бы не ревнует. Чего нельзя сказать об остальных девушках: они смотрят на меня как-то враждебно, с опаской.
  - Сонь, будь другом, загляни в коробку. Так, кажется, еще что-то есть.
  Использую старшую по комнате в личных целях. Она не обижается. Я же не могу оторвать взгляд от зеркала. Никогда не носила ничего подобного! На Кии нет таких тканей. Платье ученицы Афродиты тоже было грубоватым. Но этот наряд... Наверно, так одевается элита.
  - Тут босоножки и цветок для волос, - голос Сони отвлекает меня от самолюбования, - одевай, давай.
  Я послушно выполняю указание. Босоножки белые, на каблуках. Сначала немного пугаюсь. Каблуки и я - вещи не совсем совместимые. На Кииносят простую обувь. Месяцы в "Муравейнике"тоже не добавили практики: для будущих военных предусмотрена плоская подошва. Однако эти босоножки удобны. Ноги совсем не чувствуют напряжения. Вот что значит элитный бренд.
  Пытаюсь закрепить цветок на волосах. Он белый, как и весь остальной наряд. Ничего не получается.
  - Ты что, никогда заколки не носила? Дай сюда! - Соня опять командует.
  Она распускает мне волосы и умелым движением прикрепляет цветок. Смотрится очень даже мило.
  - И куда это мы собрались такие красивые? - спрашивает Соня, - Леонардо назначил свидание?
  Ах, если бы!
  - Нет. Мадам Наира настаивает, чтобы я посетила Город Развлечений. Возьмешь меня с собой? Я же ничего там не знаю...
  - Ну конечно, без проблем. Я сегодня поеду туда вместе с Джеком и малышкой Кларой. Присоединяйся. Будет весело!
  Аэроэкспресс уносит меня с головокружительной скоростью. Впереди виднеются вершины небоскребов Города Развлечений. С помощью браслета открываю виртуальную карту. Какой огромный город! И чего только нет!
  Вот и станция. Я, малышка Клара, Джек и Соня выходим на пирон. Здесь полно народу. Приезжают, уезжают. Диктор непрерывно объявляет о прибывших поездах. Я еле успеваю за своими друзьями: в отличие от меня они чувствуют себя здесь свободно.
  Вокруг мелькают лица. Много молодых. Полагаю, учащиеся различных Храмов прибыли сюда на выходные, чтобы весело провести время.
  Что это? И еще? Маски? Похоже, да. Мимо проходят люди с закрытыми лицами. Причем не один и не два, а много. Некоторые маски идут группами, другие бредут по отдельности.
  - Ребят, кто это? - я хочу понять это явление, - зачем они закрывают лица?
  - Потому что не хотят, чтобы их лица видели, - логика Джека убивает простотой.
  - Но почему?
  - На планету не только учится, но и отдыхать прилетают, - Соня решила взять на себя разъяснительную функцию, - Здесь бывают непростые люди, очень непростые: чиновники различных рангов, члены правительства, военное начальство, потомственные аристократы. Однако такие персоны не любят светиться. Карьера и все прочее. Сама понимаешь, развлечения разные бывают. Одно посещение Храма Афродиты чего стоит.
  Я ежусь. Вспоминаю лекцию Первой Помощницы о необходимости на практике изучать древнейшие искусства. Бррр... Гадость какая! Хорошо, что я у Афины теперь.
  - Кажется, начинаю понимать, - говорю я, рассматривая прохожих, -маска закрывает лицо, и делай что хочешь. Никто, ни пресса, ни семья не узнают.
  - Да, примерно так.
  - Девочки, давайте зайдем в салон мадам Мирабели, - в разговор вмешалась малышка Клара, - у меня ногти форму потеряли.
  Салон мадам Мирабели - это центр красоты. Он представляет собой высокое здание этажей в двадцать. Здесь делают все от простого маникюра до серьезных пластических операций. Пересадка волос, изменение формы носа, губ ушей. При желании можно поменять цвет глаз: коррекция радужной оболочки не представляет сложности. Да, имеешь деньги - заказывай внешность.
  Заходим внутрь здания. Попадаем в просторный холл. Какая роскошь! Мой взгляд скользит по стенам и останавливается на потолке. Здесь размещены картины. Одни статичны, другие движутся, показывая сценки. Довольно забавно. Но кому пришла в голову разместитьэти картины на потолке? Идти с задранной вверх головой не очень-то удобно, можно на кого-нибудь наткнуться, что, впрочем, я и делаю.
  - Ой, простите, - я снова смотрю прямо.
  - Ничего, чем вам помочь?
  Перед нами стоит девушка в строгом костюме кофейного цвета с черной папкой в руках. Это униформа обслуживающего персонажа. Девушка мне знакома. Да это же...
  - Лина! Привет! Сто лет не виделись! Что ты тут делаешь?
  - Анна, как здорово тебя здесь видеть! - мы с Линой обнимаемся, - Я прохожу практику в этом центре. Лучшего места, где можно научиться премудростям красоты не найти.
  - Ээээ.. Лина, познакомься. Это мои друзья: Соня, Джек, Клара.
  - Рада знакомству. От имени корпорации мадам Мирабели позвольте поприветствовать вас в нашем центре. Вот, возьмите буклеты. Здесь есть подробный перечень услуг.
  Соня смотрит в буклет. Джек смотрит на Лину. За месяцы обучения в Храме Афродиты она преобразилась, такая красавица!Похожа на изящную статуэтку. Джек начинает улыбаться. Малышка Клара вскипает.
  - Мы прекрасно знаем об услугах. Забери это, - Клара протягивает буклет обратно, Лина хочет его забрать, но малышка выпускает его. Бумага летит на пол.
  Лина без всякого смущения наклоняется и поднимает буклет.
  - Как вам будет угодно, - эту простую фразу Лина произнесла с таким достоинством, что по спине побежали мурашки. При этом ненависть, витавшая в воздухе, куда-то испарилась. Лина смотрит на нас спокойным миролюбивым взглядом. Вот что значит секреты Афродиты, позволяющие манипулировать настроением собеседника! - Если хотите, я могу записать вас на прием прямо здесь, - Лина нажала какую-то кнопку на черной папке и в воздухе возникла полупрозрачная панель,- Так... Могу предложить расслабляющий массаж. Есть уникальная программа для пар. Вас записать?
  - Да, пожалуй...
   - Кабинет 8645.
  Малышка Клара взяла Джека под руку, и они пошли в сторону лифтов.
  - А вам? - Лина обращается к Соне.
  - Запишешь на укладку?
  - Да, - Лина копается в прозрачной панели, - Сейчас освободится мастер в кабинете 2305.
  - Хорошо. Анна, не теряйся. Когда освободишься, свяжись со мной по браслету.
  Ребята разошлись в разных направлениях. Мы с Линой остались вдвоем.
  - Анна, как я соскучилась! - мы снова обнимаемся, теперь можно дать волю чувствам.
  - Я тоже. Может, поболтаем где-нибудь?
  - Не могу. Я на работе. Хотя... Давай я сделаю тебе что-нибудь. Например, маникюр. Заодно и пообщаемся.
  Мы сидим друг напротив друга в одном из кабинетов. Лина умело обрабатывает мои руки. Смотрю на лицо подруги. Оно такое юное, почти детское.
  - И как тебе живется у Афродиты? - начинаю я разговор.
  - А как тебе у Афины?
  - Я первая спросила!
  - Ладно. Хорошо живется. Даже очень. Столько нарядов, аксессуаров, украшений! На Кии подобного разнообразия нет и не будет. Я познакомилась со столькими интересными людьми! Они интересуются мной уже сейчас, хотя я всего лишь ученица. Теперь у меня есть будущее! Никогда не вернусь на Кию! В этой дыре делать нечего.
  - Украшения, наряды... А учат ли вас чему-нибудь?
  - Само собой. Кроме основного общеобразовательного курса еще психология, искусство беседы, подборка стиля, тенденции моды, гимнастика, плавание, танцы, музыка... Представляешь, в садах на территории Храма много искусственных водоемов с теплой чистой водой, где можно купаться в любое время дня и ночи! Вокруг поют птицы, растут цветы. Иногда в открытые окна спален запрыгивают белки. Они такие забавные! Учиться, конечно, сложно. Но атмосфера у Афродиты вполне дружелюбная. Каждый взрослый Последователь считает своим долгом помочь новичку, если он что-то не понимает.
  Слушать бы и слушать это щебетание. Лина сама похожа на маленькую изящную птичку, которая украсит своим присутствием любой дом. Да, кстати, что значит "ей интересуются"?
  - Лин, а как насчет освоения древнейших искусств?
  - Каких искусств? Музыка, танцы?
  - Нет, это... обольщение. Хоть к новичкам с этим не пристают?
  - Признаться, данный вопрос меня тоже беспокоил. Но теперь все в порядке. Я познакомилась с одним человеком. Он не молод, но и не стар. Как раз то, что надо. Он занимает высокую должность в правительстве.Богатство, связи... Словом, мечта! И этот человек влюблен в меня по уши! Он клялся мне в верности, долго ухаживал. Я, конечно, ответила взаимностью. Так вот. Мы любим друг друга. Этот человек предложил мне выйти за него замуж. Уже сейчас, на первом году обучения, представляешь? С ним-то я и буду осваивать древнейшие искусства, - Лина застенчиво улыбнулась.
  - Разве ученицам разрешено выходить замуж до окончания обучения? К тому же, насколько помню, осваивать древнейшие искусства необходимо с несколькими партнерами.
  - Кто бы говорил о нарушении правил! - возмутилась Лина, - Естественно, бракосочетание будет тайным. Никто не будет знать о нас. А отогнать от меня других партнеров у него хватит власти. Так вот! Я такая счастливая! А как у тебя с Лео?
  - Сложно все. Весь Храм Афины обсуждает, на каком я месяце беременности, когда объявим о свадьбе... На самом же деле он вроде интересуется мной и в то же время безразличен. За все это время мы даже ни разу не целовались.
  - Даже так? Странно. Ты такая красивая... Что ему надо?
  - Если бы я знала...
  - Знаешьчто, - у Лины появилась идея, - заставь его ревновать. Это верный способ узнать, как он относится к тебе на самом деле. Посмотри на реакцию. Так, глядишь, и прояснится что-нибудь.
  - Спасибо за совет. Учту.
  Маникюр закончен. Я прощаюсь с Линой, желаю ей удачи и ухожу. Связываюсь с Соней. Мы встречаемся с ней внизу в холле. Малышка Клара и Джек отправились по своим делам. Теперь мы с Соней вдвоем.
  - Пойдем, у нас встреча кое с кем, - Соня загадочно улыбается и увлекает меня за собой.
  Идем по улице, сворачиваем то в одну сторону, то в другую. Наконец, останавливаемся около кинотеатра. Яркое здание с большим количеством рекламы. Кого ждем?
  - Соня!!!!
  Какой-то рыжий парень спешит к нам. Соня, увидев его, бежит навстречу. Они обнимаются, целуются. Оба рыжие, такие довольные... Какая идиллия!
  - Анна, знакомься: мой парень Рикки, - представляет нас Соня.
  Мы жмем друг другу руки.
  - Это твоя подруга? Та самая? - Рикки с интересом меня рассматривает.
  - Да, она. Вот, вышла из затвора, - отвечает Соня, - нужно вывести человека в люди.
  - Нет проблем! Начнем с кино? Не против? Я уже билеты взял. Сейчас попкорна купим - и вперед!
  В большом зале стоят ряды кресел. Для полного погружения в фильм зрители надевают специальные очки. Создается эффект присутствия. Как будто находишься внутри картинки. Признаться, впечатляет. Лео показывал мне фильмы, но мы смотрели их на плоской панели, а это совсем не то.
  Сюжет захватывает. Колонизаторы-исследователи прилетают на неизвестную планету с целью ее освоения. В фильме есть все: любовь главных героев, интриги, заговор. Оказывается, на данную планету имеет виды мафия: запасы жидкого топлива сулят большую прибыль. Главныегероивынуждены спасаться бегством. Все бы ничего, но неожиданно нападают стаи пауков-гигантов. Главный герой бежит вперед, начинает отстреливаться, но паукам хоть бы что. Вот-вот раздавят. Да что же это такое!
  - Целься в глаз, там нет брони! - мой собственный голос вырывается помимо моей воли. Эмоции разыгрались. С соседних рядов на меня посыпались замечания. Извиняюсь, пытаюсь снять очки, но слишком сильно машу руками. Мой попкорн посыпался на колени соседа.
  - Извините, пожалуйста! - наконец-то я сняла эти очки!
  Мой сосед тоже снял свои. Он в маске. На голове платок. Все черное: и одежда, и маска, и этот платок. Вид жутковатый.
  Вот влипла-то! Видать, важная персона, раз в маске. А что у этих богатеньких на уме? Еще закатит истерику по поводу испорченного костюма.
  Смотрю на него, он на меня.
  - Ничего страшного. Не беспокойтесь. Вам не нравится фильм? - его голос вроде спокоен. Это хорошо.
  - Не то чтобы не нравится. Местами глуповат, - объясняю я, - с точки зрения стратегии нападать на паука-убийцу вот так открыто - это провал.
  - Девушка, сколько можно?! - возмущается женщина с переднего ряда.
  - Простите, молчу.
  Я бросаю виноватый взгляд на соседа: мол, извините еще раз. Надеваю очки и погружаюсь в фильм.
  После кинотеатра ребята предлагают посетить аквапарк.
  - Но у меня нет купальника! - заявляю я.
  - Ничего, там купишь. Пошли!
  Покоряюсь воле друзей. И не жалею. Аквапарк - это что то! Маленькие и большие горки, водопады, искусственные водовороты. Есть ванны с пузырьками, бассейны с разной температурой воды, емкости с разноцветной жидкостью.
  Вода совсем не такая, как в обычной реке. Там погружаешься и сливаешься со стихией. Здесь же купаниев тепличных условиях. Никаких стрессов. Я плещусь как маленькая. Так приятно расслабиться в воде!
  Соня и Рикки удалились в соляной лабиринт. Там несколько потаенных комнат. Прекрасно понимая, что к чему, оставляю их одних. Иду кататься на горке. Сначала страшновато, потом привыкаешь.
  Вокруг бассейнов расположены террасы. Здесь можно перекусить или выпить что-нибудь. Перед тем, как очередной раз скатиться с горки, непроизвольно окидываю взглядом террасы. Что это? Фигура в черном. Неужели тот сосед из кинотеатра? Или просто совпадение?
  - Девушка, вы едете? - очередь вынуждает окончить осмотр и заняться делом.
  ГЛАВА 16
  Аквапарк покидаем лишь вечером.
  - Куда теперь? - спрашиваю я.
  - На центральную площадь, - отвечает Соня, - там вечером весело.
  На центральной площади все освещено, играет музыка. Везде люди. Большинство из них танцует. Просто прогуливаться можно только по краю площади, возле домов. Кое-где прямо на тротуарах стоят столы и стулья. Это близлежащие кафе завлекают себе клиентов.
  Соня и Рикки пожирают друг друга влюбленными глазами. Я явно третий лишний.
  - Ребят, оставлю вас. Хочу сама побродить.
  - Ты этого точно хочешь?
  Нет! Этого хотите вы! И я вас понимаю.
  - Ну конечно! - говорю я нужную фразу.
  - Хорошо, как нагуляешься, свяжись со мной, - просит Соня.
  Я спешу смешаться с толпой. Пусть ребята наслаждаются друг другом. Не буду мешать.
  Иду по тротуару. Любуюсь вечерним городом. Время от времени ко мне подходят молодые люди, пытаются завести знакомство, приглашают танцевать. Всем отказываю. Не то настроение, да и не нужен мне никто, кроме Лео.
  А вот, кстати, и он. Сидит за одним из столиков. Неожиданная встреча. Да Лео не один! Напротив него женщина в маске. Ее облик кажется знакомым. Волнистые светлые волосы до пояса, изящные движения. Где я ее видела?
  Да это же Алина, Верховная Жрица Афины! Леонардо Гарсия! Так вот какие у тебя дела по выходным! А я... а я... Всего лишь ширма!
  Сердце ноет. Как же так? Что можно сделать?
  - Девушка, я хочу пригласить вас на танец, - слышу голос очередного кавалера.
  - Я не танцую, - отвечаю машинально, даже не смотрю в его сторону.
  - Э нет. Так не пойдет. Вы мне сегодня испортили брюки, теперь обязаны компенсировать ущерб. Я хочу танец.
  Перевожу взгляд на настырного незнакомца. Да это же тот мужчина в черном, из кинотеатра. Судя по всему, так просто не отстанет. Из-под маски на меня смотрят волевые карие глаза. Человек с таким взглядом явно привык подчинять себе других.
  Что делать? С одной стороны Лео мило беседует с очаровательной Алиной, с другой этот командир в черном. А что если... последовать совету Лины? Заставлю самого красивого парня ревновать!
  - Хорошо. Один танец.
  Мужчина в черном обнимает меня за талию и увлекает в поток кружащихся пар. Мы движемся в такт музыки. Я плохо танцую, но мой партнер уверенно влечет меня за собой, помогая справиться с неловкостью. У него сильные руки, они обнимают меня. Не слишком сильно, но и не вырвешься. На правой ладони шрам. Я чувствую его своей рукой. Постепенно начинаю получать удовольствие от танца. Растворяюсь в музыке. А что? Пусть Лео не со мной, но я все равно буду веселиться. Назло всему.
  - Как ваше имя? - незнакомец решил начать разговор.
  - Анна, а ваше?
  - Я предпочел бы его не называть.
  - Такая тайна? Тогда зачем мое спрашивать? Знаете, общаться с человеком-никто так приятно!
  Глаза незнакомца метают молнии. Похоже, он не привык к неповиновению. А мне плевать. И на него, и вообще.
  - Михаэль, - решает он раскрыть тайну.
  - Ух ты! Какое благородное имя! У нашего императора точно такое же. Но Михаэль - слишком длинно и пафосно. Могу я обращаться к вам Майкл?
  - Можете, - процедил он сквозь зубы.
  Продолжаем танцевать молча. Мой партнер, не стесняясь, разглядывает меня. Я решила делать то же самое.
  Ему лет сорок. Сложен неплохо. Рост средний. Почему он весь в черном? И зачем скрывать не только лицо под маской, но и волосы под повязкой? Наверное, важная персона. Отсюда и тон повелительный.
  Он в черном, я в белом. Пожалуй, хорошо со стороны смотримся. Наша пара поравнялась со столиком Лео и Алины. Самый красивый парень узнал меня, улыбнулся и помахал рукой. Я машу в ответ. Потом Лео снова повернулся к Алине и забыл про меня. Это провал... Он ни капельки не ревнует.
  - Этот парень, что сидит с Верховной Жрицей Афродиты, ваш знакомый?
  - Да, это мой учитель. А как вы ее узнали? Она же в маске!
  - Красивейшую женщину Империи не скроет никакая маска.
  Ну вот. И он туда же.
  - Очень вежливо танцевать с одной женщиной и отпускать комплименты другой.
  - Я всегда говорю, что хочу. Вежливость - не мой конек. Вы учитесь?
  Это что, допрос?
  - Да, в Храме Афины.
  - Военное образование? Странный выбор.
  Ничего не отвечаю. Выбор! Он у меня был весьма небогатый!
  - Знаете, я не хочу больше танцевать. Полагаю, ущерб за брюки возмещен. Я могу идти? - хочу побыть одна.
  -Как? Так скоро? Вечер только начался, - вот привязался! - давайте продолжим его в одном из кафе.
  Кафе?
  - Куда вы хотите пойти? Выбирайте!
  Даже так!
  - Хочу в самое дорогое. И платить будете вы, - надеюсь, моя наглость его отпугнет.
  - Хорошо.
  Нет. Наглость его не отпугнула. Ладно. Тогда наемся как следует. За его счет.
  Человек в черном уводит меня сцентральной площади. Мы движемся по одной из алей Города Развлечений. Останавливаемся около шикарного особняка.
  - Вот, как вы и просили: самый дорогой ресторан в городе. - Человек в черном жестом приглашает меня зайти.
  Зал искрится великолепием. На потолке зеркала, стены обиты бархатом. Свет притушен. Играет негромкая музыка. Все посетители одеты по высшему классу. Хорошо, что мадам Наира позаботилась о моем наряде. К нам подходит администратор.
  - Чего изволите? - улыбка фальшивая, зато до ушей.
  - Столик на двоих.
  Мой спутник отдает администратору какую-то карточку. Тот вставляет ее в свою переносную панель. Похоже, то, что отображает карточка, администратору нравится. Его улыбка растягивается еще шире.
  - Конечно, конечно! Сейчас вас проводят. Чувствуйте себя как дома! - администратор учтиво кланяется.
  Хм... похоже, Михаэль - важная шишка. Тем лучше. Значит, у него много денег и я съем что захочу.
  Садимся за столик в мягкие кресла друг напротив друга. Беру в руки меню... мама дорогая!Цены заоблачные. За тарелку супа - 15 тысяч лье! Это больше моей полугодовой стипендии! За такую сумму на Кии можно построить целый дом!
  - Что вы хотите? - спрашивает человек в черном.
  - Не знаю. Здесь все слишком дорогое, - закрываю меню и откладываю в сторону.
  - Вы этого хотели.
  - Да, хотела, но не до такой же степени! За ту сумму, что здесь стоит гарнир, на моей планете можно год жить!
  - Что за планета?
  - Киа. Обычная рабочая планета.
  - Надо же! - удивленно восклицает мой спутник, - Вероятно, попасть на Планету Богов было непросто.
  - Ни то слово!
  Мой спутник тоже откладывает меню и откидывается на спинку кресла.
  - Хорошо. Я сделаю заказ за нас обоих, - решает он.
  - Не стоит. Слишком дорого. Лучше я пойду.
  - Анна, вы не на Кии. Здесь живут по-другому. К тому же платить мне.
  Хочу что-то возразить, но его стальной взгляд буквально парализует. Похоже, придется подчиниться.
  Поглощаю ужин, который по стоимости равен дворцу. Чувствую себя умопомрачительной транжирой. Каждый проглоченный кусок - как укор совести.
  Мой спутник берет бокал с белым вином.
  - Откуда у вас этот шрам на ладони? - мне надоело сидеть молча.
  - Старая история. Вообще-то этот шрам предназначался для моей шеи, но я вовремя успел подставить руку. Не пугайтесь. На моей работе подобные инциденты часто случаются. Я привык.
  - Вы военный?
  - Немного.
  - Понятно. Значит, на Планету Богов вы приехали, чтобы отдохнуть от интенсивных нагрузок?
  - Моя работа скорее кабинетного характера. А вот уйти на время от всего и всех иногда необходимо. Уединение приводит мысли в порядок. Вам знакомо чувство, когда есть все, полно людей вокруг, но хочется бежать от этого великолепия куда глаза глядят?
  Так. Началось.Жалобы на тяжкую богатейскую долю.
  - Нет, - говорю я резко, - зато хорошо знакомо чувство голода и полной безысходности, когда и рад бы куда-нибудь причалить, только некуда.
  Мой спутник поперхнулся.
  - Ах, да, вы же с рабочей планеты, - вспомнил он.
  - Совершенно верно. А почему вы в маске? Так засветиться боитесь? Скрываетесь от семьи? - наглею, конечно. Только этот вопрос мучил меня с момента знакомства.
  Мои спутник медленно поставил бокал,положил локти на стол.Теперь он смотрит мне прямо в глаза.
  - Нет, Анна, я скрываюсь не от семьи. Вам так любопытно, почему я не показываю лица? Вот одна из причин, о которой можно рассказать. Возможно, вам будет интересно. Видите ли, Анна, я здесь не только для отдыха. Моя задача - найти способ борьбы с сектой Аида: они последнее время сильно расшалились. Для этого необходимо бывать в Храме Хранителей Истины. Если я сниму маску, то служители будут воспринимать меня как государственное лицо и замучают официальными церемониями.
  - Секта Аида? Что это?
  - Вы наверняка знаете о Галактической Бойне, бывшей более тысячи лет назад. Эту войну затеяли именно сектанты Аида. Тогда они назывались более примитивно - колдуны. Эти люди владеют тайнами темных сил. Только Великая Истина может противостоять их чарам. Но колдуны во время Галактической Бойни уничтожили все сведения о Ней. Со временем служителей темных сил все-таки победили, но тайна Истины была утеряна.
  В Храме Хранителей Истины пытаются открыть заново древнейший секрет. Пробуют разные способы. Одни служители в целях просветления разума голодают, другие изнуряют себя физическими нагрузками, третьи стараются как можно меньше двигаться и молчат как рыбы.
  Некоторых успехов Хранители Истины добились. Однако основная задача - контроль над темными силами, так и не решена. И это плохо. Секта Аида существует до сих пор, и ее последователи постоянно строят козни нашей Империи. Однако почему вы не притронулись к вину? - меняет он тему разговора.
  - Ненавижу спиртное. Мой папаша-алкоголик навсегда отбил к нему охоту.
  - Понятно. Тогда хотите, закажу вам лимонад?
  - Нет, да и вообще уже поздно. Мне пора на аэровокзал.
  - Может, сходим еще куда-нибудь?
  Куда? В отель?
  - Нет, - отвечаю я категоричным тоном, - мне пора.
  - Точно?
  - Да.
  - Я провожу.
  Всю дорогу идем молча. Доходим до здания вокзала.
  - Спасибо за приятный вечер, дальше пойду сама.
  Я хочу уйти, но человек в черном берет меня за руку и удерживает.
  - Анна,выслушайте меня. Вы мне нравитесь. Я хочу продолжить знакомство. Вы ни в чем не будете нуждаться. Машины, дома, счет в банке. Все это будет ваше.
  Что он говорит? Хочет купить меня?
  - Ээээ... Боюсь, вы ошиблись. Храм Афродиты в другой стороне.
  - Я никогда не ошибаюсь и всегда знаю, чего хочу, - он начинает гладить мою руку, - сейчас хочу вас. У меня большое состояние. Поверьте, вам будет хорошо.
  Мне уже хорошо. Маньяк какой-то.
  - К сожалению, вынуждена отказать, - говорю я и пытаюсь высвободить руку. Но мой спутник хватает меня за запястье.
  - Ладно, дам время подумать. Но мне нужен ваш личный номер. Я позвоню через время. Возможно, вы измените решение.
  Так. Хватит. Он перешел границу дозволенного. Смотрю ему в глаза и говорю:
  - Слышь, ты, козел, пусти меня. Я тебе не девка, понял? Отвали! Последний парень, который мне угрожал, сейчас в реанимации с пробитым черепом. Хочешь, и тебе яйца на голову натяну?
  - Собираешься затеять драку? Давай! Полиция будет здесь через минуту. Тогда узнать личный номер не составит проблем.
  Я не знаю, что делать. Он прав. Драка не поможет.
  - Номер, живо!
  У него звереют глаза. Он явно не привык к неповиновению. А что, если обмануть?
  - Ладно, слушай - называю номер, нарочно поменяв в середине две цифры.
  Поверит или нет? Хватка на руке ослабевает. Поверил. Ура! Вырываюсь и бегу к аэровокзалу.
  ГЛАВА 17
  Вечер понедельника. Я в комнате Лео. Его самого еще нет. Как я сюда попала? Сделала дубликат ключей, которые самый красивый парень давал мне на время.
  Настроение - хуже некуда. Весь вчерашний и сегодняшний день страдала сердечными муками. Самый красивый парень во вселенной меня не любит, это очевидно. Но какие у него отношения с мадам Алиной? Хочу все выяснить. Если уж разбивать сердце, то до конца.
  Мой браслет вибрирует уже пятый раз. Это вызов от Верховной Жрицы. Она ждет меня на занятия. Не отвечаю. Сейчас самое главное - дождаться Лео и расставить все точки над "i".
  А вот и он.
  - О! Привет, малышка! Не ожидал тебя здесь увидеть, - вид у самого красивого парня цветущий.
  - Лео, надо поговорить.
  - А, понимаю, - Лео игриво подмигивает, - тот человек, с которым ты танцевала, произвел впечатление, и теперь моя малышка не знает, что делать дальше.
  - Что?! Не напоминай об этом идиоте. Еще раз его увижу - сломаю челюсть.
  - Хм. Похоже, знаешь, что делать дальше.
  - Не шути. Это важно. Скажи, какие у тебя отношения с Верховной Жрицей Афродиты? Почему вы вчера виделись?
  Лео пожимает плечами.
  - Мы с одной планеты. Дружим с детства. Сейчас у Храма Афродиты большие неприятности. Алина просила о помощи. А почему ты спрашиваешь?
  Я выдыхаю. Значит, они просто друзья. У меня еще есть шанс завоевать сердце самого красивого парня!
  Браслет Леонардо вибрирует. На панели появляется мадам Наира.
  - Приветствую вас, Верховная Жрица. Чем могу быть полезен?
  - Передай мадмуазель Стик, что если она через тридцать секунд не появится в моем кабинете, пусть убирается из "Муравейника" на все четыре стороны!
  Панель погасла.
  - Ну, я побежала, - бросаю я и исчезаю в коридоре.
  Занятия с мадам Наирой стали давать результат довольно быстро. Она помогла систематизировать и понять заученный материал. Подобная тактика позволила не только освоить предыдущие темы, но и уйти немного вперед.
  Нужно отметить, что Верховная Жрица оказалась потрясающе эрудированным человеком. Она в совершенстве знала все изучаемые в "Муравейнике" дисциплины. Можно задать ей любой вопрос и тут же получить исчерпывающий ответ.
  Есть и негативная сторона. Заниматься приходится по 14-16 часов в сутки. При таких нагрузках о вечерних встречах с Лео пришлось забыть. На время, конечно, до завершения экзаменов первого семестра.
  По выходным занятий нет. Верховная Жрица настаивает, чтобы я в это время отдыхала. Только в Город Развлечений ездить нет никакого желания. Вдруг этот богатенький псих в черном там встретится? Теперь выходные провожу в ближайшем лесу-заповеднике. Здесь я чувствую себя как дома. Гуляю, лазаю по деревьям, даже в реке купаюсь. Вода ледяная и течение бурное. Это для меня куда ближе, чем тепличные условия аквапарка. В лесу настоящая жизнь, а не искусственные изысканные удовольствия для изнеженных богатеев.
  Экзамены закончились через полтора месяца. На удивление, я сдала их вполне прилично. Теперь можно расслабиться!
  Вечером, после последнего экзамена, тайно пробираюсь в комнату Лео. Хочу отметить с ним радостное событие - окончание семестра. Лео пока нет. А у меня хроническое недосыпание. Как скрасить часы ожидания? Конечно, поспать! Забираюсь в его кровать, которая отделена от остальной комнаты стеллажом-перегородкой, накрываюсь одеялом и закрываю глаза.
  - Это уже двенадцатое убийство! - сквозь сон слышу голос Верховной Жрицы. - Почему ты мне раньше не сказал?
  - Потому что хотел сам во всем разобраться. Не вышло... - это голос Лео.
  Убийство? Мой сон как рукой снимает. Я слушаю очень внимательно.
  - Разобраться! - жрица почти кричит, - Герой нашелся! Что говорит Алина?
  - Она в ужасе. Последнюю девушку нашли в саду. Никаких признаков насилия или борьбы. Остановка сердца. Также, как и у всех остальных. Ощущение, будто кто-то нажал на кнопку и выключил ее сердце.
  - Что еще? Кого подозревает Алина?
  - В том-то и дело, что зацепок нет. Никто ничего не видел, никто ничего не знает. Как вам известно, камер наблюдения на территории нет и не может быть по определению. Это закрытая от посторонних глаз территория. Мои люди смогли лишь установить личности всех посетителей. Однако это ничего не дало. Убийцей может быть кто угодно, как из Последователей Афродиты, так и из гостей Храма. Единственный точный факт: все убитые девушки были ученицами. Но кому они могли помешать?
  - Полиция знает?
  - Нет. Если делу придать огласку, будет скандал. Полетит много голов.
  - В том числе и голова Алины. Ясно.
  - Мадам Наира, что делать? Можно чем-нибудь помочь?
  - Не знаю. Убийца явно прячется где-то внутри сообщества. Судя по всему, он там свой человек, не вызывающий подозрений. Для того чтобы его вычислить, необходимо внедрить кого-то в среду Последователей Афродиты. Но как? Если это будет кто-то из Храма Афины, убийца его тут же вычислит. Покажи мне снимки последней убитой девушки. Как ее звали?
  Я подхожу к краю стеллажа-перегородки. Хочу видеть убитую. Вдруг я ее знаю?
  О нет! Я ее знаю! Это Лина.
  Ноги сами выносят меня из-за стеллажа. Я подхожу к висящему в воздухе изображению.
  - Мадмуазель Стик! - раздраженно выговаривает Верховная Жрица, - Только вас еще не хватало! Покиньте помещение!
  Я ее не слушаю. Моя рука касается изображения, скользит по силуэту Лины. Она лежит среди цветов, такая юная, красивая. На щеках легкий румянец. Ощущение, будто она прилегла отдохнуть и заснула. Чувствую на своей щеке слезу, и еще одну, и еще... Заснула навсегда! Никогда больше я не увижу ее добрых глаз, не почувствую мягкость ласковых рук, не услышу милого невинного щебетания подруги. У кого могла подняться рука на это нежное трепетное создание?
  - Ее зовут Лина Сноу, - мой голос дрожит от слез, - она, как и я, с Кии. Несколько недель назад я встречалась с ней в Городе Развлечений. Тогда она была влюбленная, счастливая, живая... Столько планов, надежд впереди. Когда мы летели на Планету Богов и меня ранили, Лина не пожалела своей крови. С того момента часть ее всегда со мной. Мы связаны одной кровью. Какая гадина ее убила?
  Перевожу взгляд на мадам Наиру и Лео.
  - Я должна отомстить за нее! Мадам Наира, вы говорили, что нужно внедрить кого-то в среду Афродиты. Внедрите меня!
  Верховная Жрица и Лео переглянулись.
  - Внедрить тебя? И заодно гроб заказать.
  - А что еще делать? - у меня созрел план. - Даже если обратиться в полицию, ничего не изменится. Это вы и сами понимаете. Убийцу они не поймают, только кипишь наведут. Этот гад затихнет на время, потом снова продолжит деятельность. Внедрять обученного Последователя Афины, как вы и сказали, не вариант. Каждый лицензированный военный на строгом учете. Найти его в базе данных не составит труда. Остаются ученики Афины. На подобный риск мало кто захочет идти, но я не против.
  - Тебя же просто убьют, глупенькая, - пытается усмирить меня Лео.
  - Почему? Может, я его убью? Лео, ты же верил в меня на космическом корабле, поверь и сейчас!
  - Тогда не было выбора.
  - Ну да. А сейчас, значит, есть. Или зарыться с головой под одеяло и сидеть скорбеть, или попытаться что-нибудь сделать. Лео, пожалуйста, поверь в меня! Никто больше на подобный риск не пойдет.
  - Нет, Анна. Это глупо. Тебя убьют. Мадам Наира, скажите ей! - Лео пытается найти поддержку у Жрицы.
  Но мадам Наира молчит. Она о чем-то думает.
  - Ты понимаешь, о чем просишь? - Жрица внимательно смотрит на меня. - Я не ручаюсь за твою безопасность.
  - Прекрасно понимаю. Не переживайте, в случае провала меня никто не хватится. Ни богатых заботливых родителей, ни высоких покровителей я не имею.
  - Хорошо. Допустим. - Лео хочет что-то возразить, но Жрица останавливает его жестом. - Первое. Давайте подумаем, как организовать внедрение. Должно все быть естественно и не вызывать подозрений. И второе: тебе нужен напарник. Кто еще согласится помогать?
  Ответ один.
  - Соня.
  Я и Соня покидаем "Муравейник". Официальная версия - отчислены за недостойное поведение. Якобы родители избитых нами четверокурсников добились-таки наказания для агрессоров. Верховная Жрица Афины организовала отчисление на полном серьезе. По всем документам мы теперь вольные птицы.
  Лео в свою очередь, официально договорился с мадам Алиной. Она, вроде как по старой дружбе, дает пристанище двум неудачницам на территории Храма Афродиты. Это выглядит как щедрый жест: ведь обычно в случае отчисления бывшие ученики вынуждены покинуть Планету Богов.
  Конечно, мы с Соней займемв Храме Афродиты лишь должность обслуживающего персонала. Но это лучшее, на что могут рассчитывать с позором изгнанные ученики.
  Об истинном положении вещей, о плане-заговоре против неизвестного убийцы знают только Верховные Жрицы Алина и Наира, Леонардо, Соня и я. Подобная секретность необходима: есть подозрение, что преступник действовал не один. Никто не знает, кому можно доверять, а кому - нет.
  Добирались мы до Храма Афродиты с трудом. Браслеты потребовали сдать после отчисления. Теперь карту посмотреть негде. Пришлось донимать встречных вопросами куда и как идти.
  Наконец я и Соня стоим перед главными воротами. Показываем охранникам документы и сопроводительную бумагу, составленную Леонардо и подписанную Верховной Жрицей Афродиты. После соблюдения формальностей нас впускают внутрь. Территория представляет собой целый комплекс. Здесь находятся: Храм Афродиты, центральный дворец, галереи наслаждений, жилые корпуса и здания технического назначения.Между строениями разбит цветущий сад с множеством фонтанов, бассейнов, уединенных беседок.
  Мы долго не можем понять, куда нам идти. Ходим туда-сюда, пытаемся расспросить местных обитателей Территории Афины. Однако никто ничего толкового не говорит. "А может, вы пройдете к этому зданию?" или "Подождите у фонтана, здесь иногда ходят уборщики". Потрясающий бардак! Подобного в "Муравейнике" никогда не было. Там все четко, прозрачно, понятно.
  Наконец одна девушка рекомендует пойти в технический корпус ?3 и спросить управляющую персоналом. Идем туда. Корпус ?3 - это простое трехэтажное здание белого цвета. Заходим внутрь. Здесь много народу. Девушки в длинных коричневых платьях входят и выходят из здания, держа в руках различный уборочный инвентарь. Мы с Соней пытаемся узнать, где управляющая? Раза с пятого нас направляют в кабинет ?1. Находим его, стучим, заходим.
  В кабинете на диване сидит полная женщина с раскрасневшимся лицом и пьет чай. Наш приход ее явно не обрадовал: помешали провести несколько приятных минут.
  - Что надо?
  - Здравствуйте. Нас к вам послали, вот документы. - Соня протягивает бумаги.
  - Так, так... Припоминаю. Мадам Алина говорила о вас. Что, закончилось обучение? Ладно, пристроим как-нибудь. Работы много. Еще две пары рук придутся кстати. Надеюсь, с уборкой вы знакомы?
  - Да, - отвечает Соня, - в Храме Афины курсанты сами поддерживают чистоту в помещении.
  - Вот и отлично. А то я боялась, придут цыпочки-белоручки из элитного учебного заведения, возись потом с такими. Девочки, сами понимаете, работа у нас тяжелая, иначе никак. Обслуживающий персонал выполняет все. Это и уборка, и готовка, и уход за садом, и чистка бассейнов, и еще много чего. Рабочий день с семи до семи. Плюс иногда выходы в ночь. Два выходных.
  - Суббота и воскресенье? - Соне только в эти дни может встречаться со своим парнемРикки.
  - Возможно. Только если ты хочешь субботу и воскресенье, твоя подруга должна выбрать другие дни. Сами понимаете, это заведение работает ежедневно, уборка требуется постоянно.
  - Без проблем, - спешу я всех заверить, - мне все равно, когда отдыхать.
  - Замечательно. Тогда отправляйтесь в прачечную, там выдадут форму. Приступите к работе сегодня же. Меня зовут мадам Таисия. Я буду выдавать задания по мере поступления. Это все.
  Мадам Таисия отворачивается от нас и возвращается к прерванному чаепитию. Ее поза гласит: вам пора, девочки.
  Разворачиваемся, выходим. Теперь бы прачечную найти.
  После нескольких неудачных попыток справляемся и с этой задачей. В прачечной нам выдают униформу, постельное белье ителефоны-ракушки для связи. Функций в этом устройстве минимум. Можно только звонить друг другу и получать сообщения. Да и носить их, по сравнению с браслетами, неудобно: ракушка должна висеть на шнурке на шее. Бррр. После технического совершенства "Муравейника" территория Афродиты кажется просто дырой.
  А вот и первое сообщение. Мадам Таисия сообщает, что нам отведена комната ?12 в жилом отсеке для персонала. И где этот отсек? Опять бредем по территории как слепые котята. Кое-как добираемся до пункта назначения. Находим дверь с номером 12. Здесь цифровой замок. Вводим полученный через сообщение код. Входим внутрь.
  Комнатка небольшая, метров 6квадратных, не больше. Зато на двоих. Окно выходит в сад. Пышные ветви деревьев падают прямо на подоконник. В комнату проникает легкий ветерок. Что ж, вполне неплохо. Жить можно.
  Переодеваемся в униформу. В ее состав входит длинное, почти до пола платье из грубой коричневой ткани, косынка на голову, туфли на плоской подошве. Смотрим с Соней друг на друга. Вид, конечно, не особо, но мы сюда не наряжаться приехали.
  Очередное сообщение: просьба пройти в технический корпус ?3, взять уборочный инвентарь и очистить бассейн рядом с жилым корпусом ?2 от листьев и мусора.
  Ох, ох. Технический корпус ?3 уже посещали, но где искать жилой корпус ?2? Однако выбора нет. Пора приступать к работе.
  Весь день прошел в беготне и метаниях. Голова кругом от этих корпусов, зданий и комнат. И, главное, хоть бы какую-то карту дали! Нет. Не положено.
  Вечером сил хватает только на душ. Тяжело! Лежим на кроватях, глядим в потолок.
  - Сонь, как ты? - меня мучает чувство вины.
  - Ничего, прорвемся.
  - Не обижаешься на меня? Это ведь я тебя втянула.
  - На что обижаться? - отвечает она и снижает голос до шепота - о подобном задании мечтает каждый курсант! Только представь, если все выгорит, нас могут сразу на третий курс перевести!
  - А если не выгорит? Если нас убьют или ничего вообще не получится?
  - Сколько раз тебя учить: решай проблемы по мере поступления. Не переживай заранее. Пока все по плану. И вообще, давай договоримся не возвращаться больше к этой теме. Здесь нет камер, но мало ли что? У стен тоже бывают уши. И вообще, спи, давай.
  С удовольствием подчиняюсь.
  ГЛАВА 18
  Рабочие дни у Афродиты понеслись один за другим. Через недельку-другую мы с Соней разобрались-таки с расположением зданий. Еще через месяц перестали быть новенькими и гармонично влились в коллектив.
  Обслуживающий персонал процентов на 95 состоит из женщин. Этои молодые девушки, и дамы в возрасте. Несмотря на достаточно жесткие условия, работать у Афродиты считается престижным. Еще бы! Именно здесь собираются все сливки общества, устраиваются показы новинок от элитных дизайнерских брендов, ловят вдохновение поэты и музыканты.
  Работая у Афродиты, поневоле проникаешься атмосферой изысканной неги, томных взглядов, тайных свиданий. То там, то тут натыкаешься на шушукающуюся парочку. Юные ученицы регулярно осваивают на практике теоретически изученный материал.
  Женщины-прислужницы внимательнонаблюдают за всем этим. Кое-какой опыт перенимают для собственных нужд, остальные события запоминаются, пересказываются и бурно обсуждаются. Обслуживающий персонал не щадит никого:кто из учениц промахнулся с прической, где допущена ошибка на подиуме,чья фигура набрала лишний килограмм.
  Я неоднократно пыталась выведать у служанок какую-либо информацию. Расспрашивала их о Лине, с кем она встречалась, куда ходила. Однако ничего конкретного узнать не удалось. Она вела себя как положено примерной ученице, прилежно училась, не более. Встречаться с мужчинами в галереях наслаждений ее заставить не успели. Официальное объяснение ее смерти - сердечный приступ, ни у кого подозрений не вызвал. Слабое здоровье, что поделать!
  За недели, проведенные здесь, удалось проникнуть во внутреннюю жизнь сообщества. Каждое возведенное на территории здание выполняет отведенную ему функцию. В Храме Афродиты проводятся традиционные обряды: посвящение в ученицы, переход на следующий уровень совершенства, окончание обучения. Также здесь проходят церемонии, посвященные текущим праздникам.
  Центральный дворец - самое большое здание на территории. Он предназначен для официальных мероприятий, таких как светские вечера, показы мод, стилизованные балы и прочих шумныхтолкучек. Также в здании есть классные комнаты, библиотека, кабинеты начальства. Именно во дворце ученицы получают теоретические знания.
  Практическое освоение изученных навыков проходит в галереях наслаждений. Их на территории несколько. Это удлиненные двухэтажные здания. На первых этажах располагаются просторные залы. Здесь ученицы и гости знакомятся друг с другом, общаются, договариваются о более тесном контакте. В нижних залах можно танцевать, играть на музыкальных инструментах, декламировать стихи или же просто пить чай, занимая гостя интересной беседой.
  Второй этаж галерей наслаждений отведен для личного пользования. Тут находятся номера, где ученицы принимают гостей в интимной обстановке. Чтобы не возникло путаницы, за каждой девушкой закреплена определенная комната. Юные ученицы обставляют и украшают отведенный ей номер по своему вкусу.
  Меня долго мучал вопрос: как учителя оценивают успеваемость своих подопечных в столь интимном вопросе? Ответ оказался до банального прост. Гости платят Последовательницам Афродиты за проведенные с ними приятные часы. Треть заработанных денег разрешается оставлять себе, остальное необходимо сдавать на нужды Храма. Чем больше прибыли приносит ученица, тем выше ее отметки.
  Дни идут за днями, недели за неделями. Прошло уже достаточно много времени, но мы с Соней так и не напали на след убийцы. Никаких зацепок. Вообще никаких. Соня не теряет надежды, а вот на меня постепенно начинает накатывать уныние.
  Сегодня Праздник Цветов. Приехало много гостей. В Храме Афродиты Последовательницы провели положенные обряды. В саду шум, суета, разговоры. Гости наслаждаются прекрасным природным ландшафтом и предвкушают большой бал во дворце, который назначен на вечер.Празднество обещает быть шикарным: развлекательная программа рассчитана на несколько часов, до самого утра.
  Сегодня обслуживающему персоналу скучать не приходится. Работы - море. Мадам Таисия раздает указания направо и налево. Целый день ношуськак заводная. Вот уже и бал во дворце начался, а моя смена никак не заканчивается. Управляющая сказала, что уйти отдыхать можно только после выполнения всех поставленных задач. А этих задач - хренова туча.
  Работа закончилась лишь часам к двенадцати ночи. Осталось только забрать грязное белье из нескольких комнат в галерее наслаждений. Вообще-то посещать личные номера ночью не положено: мешать ученицам строжайше запрещено. Но сегодня все ушли на бал. В галерее никого не должно быть.
  Поднимаюсь с черного хода на второй этаж. Здесь сегодня пустынно. Вот и отлично. Сейчас быстренько заберу белье и отдыхать!
  Но что это? Кажется, голоса. Мужской и женский.Интересно, о чем они говорят? Может, это одна из учениц осваивает древнейшее искусство на практике? По-хорошему, надо скорее уйти, только как унять разыгравшееся любопытство?
  В помещении полумрак. С потолка свисает множество цветных тканей: розовые, красные, коричневые занавеси создают ощущение тайны. Я осторожно иду мимо них на звук голосов. А! Вот и влюбленные! Прячусь за одной из занавесей и начинаю наблюдать.
  В глубине комнаты находятся гость и ученица. Мужчина полулежит на диване, она сидит на полу около его ног. Внешность гостя достаточно интересна: белые волосы, крупный нос, близко посаженные глаза. Взгляд надменный, высокомерный. Видать, аристократ не в первом поколении, хозяин жизни. Кавалер одет в белый дорогой костюм, одежда расстегнута. На ней легкая полупрозрачная сорочка. Судя по их виду, стыковочный контакт уже состоялся.
  Однако что-то не так. Женщина плачет. Слышен ее всхлипывающий голос.
  - Энрике, но ты же обещал, ты же клялся мне... Как же так...
  Мужчина неспешно потягивается, берет сигару, закуривает.
  - Милая, не стоит воспринимать все так близко к сердцу, - Энрике глубоко затягивается, - пора взрослеть. Наш мир жесток, что поделать?
  - Наш мир?! - женщина повысила голос, - Это ты жесток, ты меня обманул.Добился чего хотел, а теперь выкручиваешь руки.
  Мужчина усмехается.
  - Моя дорогая, не стоит переоценивать свою девственность. Поверь, этого добра я пробовал немало. Одной больше, одной меньше... Сейчас же перед тобой реально выгодное предложение. Подчиняясь мне, ты добьешься любых высот.
  - Высот? О, Энрике, почему ты такой бесчувственный? - женщина снова рыдает, - Ведь все начиналось так хорошо, ты ухаживал, признавался в любви, обещал жениться. Да, жениться! В тайне от всех сделать меня своей единственной! Ты обещал избавить меня от остальных мужчин, а сейчас предлагаешь прямо противоположное! А я...а я так не могу! Я люблю тебя, только тебя, неужели ты не понимаешь?
  - Послушай, - мужчина наклоняется к девушке, берет ее за подбородок, привлекает к себе, - любовь - просто сильная эмоция. А любая эмоция со временем перегорает. Я же предлагаю тебе сделку, которая принесет выгоду нам обоим. Подумай еще раз. Работа не пыльная. Будешь общаться с гостями, вступать в отношения с теми из них, которые мне интересны. С твоим хорошеньким личиком выведать у них необходимую информацию не составит труда. Что сложного? Ты будешь получать деньги и от них, и от меня. Это принесет тебе отличные отметки, со временем придет успех.
  - Зачем...зачем ты так? Я ведь люблю тебя! Для меня это не эмоция, а смысл жизни! Я не хочу, я просто не могу быть с другими! Уж лучше совсем покинуть Храм Афродиты, чем быть еще с кем-то кроме тебя! Пожалуйста, не проси меня делать то, что я никогда не сделаю. Энрике! Я буду твоей рабой, но только не говори о других мужчинах! Это невозможно!
  Энрике отпускает ее, затягивается сигарой еще раз. Девушка опускается на пол и обнимает его ноги.
  - Ты окончательно решила?
  - Да! - голос девушки полон решимости.
  - Что ж, я полагал, ты умнее... Что за Последовательницы Афродиты нынче пошли? Предыдущая вот тоже плела чушь о вечной любви.
  - Предыдущая?
  - Спокойно, малышка, - мужчина гладит ее по голове, обнимает, поднимает на диван, - иди сюда, ко мне. Я все понял, сейчас все будет хорошо.
  Девушка бьется в рыданиях у Энрике на плаче. Он одной рукой успокаивает ее, другой лезет в карман и достает какую-то палочку с фиолетовым камнем на конце. Камень начинает светиться. Сначала слабо, потом сильнее.
  Внезапно мою голову сковывает обруч боли. Пред глазами все начинает плыть. Этого еще нахватало! Сейчас вывалюсь из-за занавеси, вот картина будет! Собираюсь с силами и быстро ухожу из помещения. Забираю грязное белье и спускаюсь по черной лестнице в сад.
  На воздухе чувствую себя лучше. Спешу в прачечную, сдаю белье. Что за странное чувство тревоги? Все увиденное не выходит из головы. Тайная женитьба, где я это слышала?
  Внезапная догадка пронзает как молния. Лина! Наша последняя встреча в Центре красоты в Городе Развлечений. "Он не молод, но и не слишком стар.И этот человек влюблен в меня по уши. Он клялся мне в верности, долго ухаживал. Я, конечно, ответила взаимностью. Так вот. Этот человек предложил мне выйти за него замуж. Уже сейчас, на первом году обучения".
  Ее слова... Простое совпадение?Или нет? Срочно звоню Соне и договариваюсь о встрече в саду. В комнате обсуждать ничего не хочу: у стен иногда бывают уши.
  - И ради этого ты выдернула меня из теплой постельки? - заявляет Соня, когда я ей все рассказала. - Ну, повздорила парочка, наобещал он ей золотые горы, кинул, как только своего добился. Если подозревать всех из-за подобной ерунды, то половина гостей окажется под прицелом. Это же мужики! Им только одно и нужно. А тут, может, платить не захотел, вот и развел любовь-морковь.
  - Все равно, Сонь, я чувствую, что-то здесь не так. Возможно, ошибаюсь. Но мне необходимо выяснить, кто этот Энрике.
  - И что это даст?
  - Не знаю. Но может хоть что-то прояснится. В конце концов, что мы теряем?
  - Ночь спокойного сна. Ладно, если тебе так неймется... Давай думать. Судя по подслушанному тобой разговору, этот Энрике бывал здесь не один раз. Значит, его данные должны находиться в гостевой книге. Эта информация доступна лишь высшему руководству. Беспокоить лично Верховную Жрицу по таким пустякам чревато. Проникнуть к ней тайно слишком сложно. Там круглосуточная охрана и множество посетителей, причем как днем, так и ночью. А вот к Первой Помощнице можно наведаться. Я недавно убирала ее кабинет, знаю код к замку. Мы с тобой возьмем уборочный инвентарь и пойдем туда. Если что, сошлемся на мадам Таисию. Дескать, управляющая требует срочно навести чистоту или что-то в этом роде.
  Во дворец проникаем с черного хода. Хорошо, что сегодня праздник. Гостей много, мусора - тоже. На этом фоне две уборщицы выглядят вполне естественно. Потихоньку пробираемся в ту часть дворца, где расположены кабинеты начальства. Соня подводит меня к двери комнаты Первой Помощницы Верховной Жрицы, набирает код на замке. Путь открыт.
  Соня остается снаружи: если кто-то придет, она его ненадолго задержит. Я прохожу в кабинет, включаю свет. Компьютер Первой Помощницы встроен в рабочий стол. Что ж, вполне современно. Хорошо, что учась у Афины, я освоила подобную технику. Включаю компьютер, над столом появляется панель управления. Все довольно просто, нет даже кодов. Это непростительная безалаберность с точки зрения безопасности. Заходи и смотри. Что ж, сегодня мне это на руку.
  Гостевая книга нашлась сразу. Только вот лиц здесь море. Ничего не поделаешь, приходится все просматривать. Часа через полтора начинаю дуреть. Ну где же ты, Энрике? Как же много желающих посетить Афродиту. В глазах уже рябит. Стоп, стоп... Назад... Ага! Вот он!
  Энрике Сантис, 37 лет, член кабинета министров, один из семи ближайших советников императора. Ого! Да это важная птица.
  - Простите, мадам, мы только хотели закончить уборку, - слышу голос Сони из коридора, - наша управляющая сдерет с нас кожу живьем, если не выполним ее указаний.
  Я быстро выхожу из системы и выключаю компьютер. Беру большой пакет, вытряхиваю в него содержимое мусорного ведра. Надо же создать видимость процесса.
  - Девушки, только не сейчас. Уберете завтра. - Первая Помощница заходит в свой кабинет. - Мне необходимо срочно кое-что доделать. Уходите.
  Я направляюсь к выходу. Только бы Первая Помощница меня не узнала! Не хочу с ней общаться.
  - Анна Стик? - она все-таки вспомнила.
  - Да, - я поворачиваюсь к ней.
  - Ваше бунтарство не довело до добра, как я вижу. А ведь могла бы сейчас на балу блистать, а не с мусором возиться.
  Что тут скажешь? Она явно наслаждается моим унижением. Вцепиться бы ей в лицо! Но нельзя.
  - С вашего позволения, я пойду - продолжать этот диалог нет никакого смысла.
  Соня начала разговор только когда мы вышли в сад.
  - Ну как, узнала что-нибудь?
  - Его зовут Энрике Сантис, он приближенный Императора.
  - И что?
  - Ничего.
  - Эх, такой сон пропал. Ладно, пойдем хоть пару часов отдохнем.
  Новый рабочий день начался ужасно. Бессонная ночь дала о себе знать. Глаза на ходу закрываются. Может, отпроситься? Но мадам Таисия ничего не хочет слышать. Бал закончен. Высокопоставленные гости погуляли на славу. Весь дворец и сад завалены нечистотами самого разного происхождения. Обслуживающий персонал должен привести все в порядок как можно скорее.
  Покоряюсь судьбе и плетусь в технический корпус за необходимым инвентарем. Соня рядом. Она молчит, дуется на меня.
  - Скорее, идемте, посмотрим! А то ее вот-вот заберут! - кричит одна из прислужниц и завет нас за собой.
  - Куда еще бежать? У нас работа,- отрезает Соня.
  - Как хотите. Покойники не каждый день появляются.
  Мы с Соней переглядываемся, кидаем на пол ведра и тряпки и бежим за позвавшей нас девушкой.
  В этой части сада уже много народу. Девушку нашли мертвой в бассейне. Сейчас ее будут вытаскивать из воды. Я протискиваюсь сквозь толпу. Мне нужно видеть ее.
  Она лежит на спине. Глаза открыты. Смотрит куда-то в бесконечность. На щеках румянец.
  Стоп. Это же та самая ученица, которую я вчера видела в галерее наслаждений!Точно. И сорочка на ней та самая, полупрозрачная.
  Нахожу Соню, хватаю ее за рукав и тащу вглубь сада, подальше от чужих ушей.
  - Что еще? - подруга недовольна.
  - Соня, это она, понимаешь?
  - Кто?
  - Убитая - та девушка, которую я вчера видела.
  Мы смотрим друг на друга.
  - Уверена?
  - Да.
  - Так, - Соня напряженно трет лоб, - так...это мог быть этот Энрике. Или не мог быть. В любом случае он видел ее вчера. Мог что-то заметить. Или убить. Мы сами дальше не справимся, это однозначно. Нужно срочно поставить в известность мадам Алину.
  Мою пол во дворце рядом с приемной Верховной Жрицы. На поверхности не осталось уже не одного микроба, но я продолжаю изображать бурную деятельность. Нужно дождаться высшего начальства. Вот и она. Наконец-то.
  Мадам Алина идет к своему кабинету быстрым шагом. Смотрю на нее испытывающим взглядом, но она недовольно отворачивается. Ей, типа, не до уборщиков-неудачников. Нет, так не пойдет. Я иду следом, толкаю как бы случайно и незаметно вкладываю в руку записку.
  Теперь нужно дождаться ответа. Продолжаюсь надраивать и без того чистый пол. На этот раз Алина не заставила себя ждать. Она вышла из кабинета, поравнялась со мной. На пол полетела в несколько раз свернутая бумага. Быстро хватаю послание и прячу в рукав.
  Записку решаюсь достать только у себя в комнате. Быстро читаю, беру зажигалку и уничтожаю бумагу. Верховная Жрица назначила встречу в три ночи около заброшенного фонтана.
  Еще один заслуженный отдых накрылся. Вторые сутки без нормального сна - это жестоко. Мы с Соней сидим на краю неработающего бассейна и поглощаем энергетические коктейли. Хоть какое-то утешение.
  Верховная Жрица выбрала хорошее место для встречи. Заброшенный фонтан находится в дальней части сада. Здесь и днем-то редко кто появляется, а глубокой ночью вообще глухомань.
  Стрелка часов приближается к трем. К нашей парочке подходит мадам Алина. Она пунктуальна до безобразия. Верховная Жрица одета в легкий белый пеньюар и домашние тапочки с помпончиками. Так необычно видеть ее в столь простом костюме. Обычно мадам Алина предпочитает наряды пышные, соответствующие ее статусу.
  - Что у вас? - Верховная Жрица решила не утруждать себя приветствием. - Если какая-нибудь ерунда, пеняйте на себя. Сегодня был тяжелый день и ночные прогулки сейчас совсем некстати.
  - Мадам Алина, - начинаю я, - мы кое-что выяснили и без вашего вмешательства не можем ничего предпринять.
  Я подробно, со всеми нюансами, пересказываю приключения предыдущей ночи. Сначала Верховная Жрица слушала, поджав губы, но по мере развития событий ее лицо приобретало все более встревоженное выражение.
  - Так, так. - Алина нервно трет виски. - Ты ничего не путаешь? Энрике Сантис?
  - Его имя в гостевой книге написано. Мы подглядели немножко, - признаюсь я.
  - Это не важно. Поразительно другое: приближенный Императора использовал фиолетовый кристалл, ту самую палочку со светящимся камнем. Посох смерти, как еще называют данное приспособление. Подобными вещицами умеют управлять только члены секты Аида, которая считается чрезвычайно опасной.
  - Секта Аида? Колдуны?
  - Именно. Данная организация - враг Империи со времен Глобальной Бойни. Тогда их победили, но не уничтожили. С тех пор представители секты Аида мечтают вернуть себе власть и могущество. Если приближенный Императора владеет посохом смерти, вывод напрашивается сам собой. Это предатель.
  - Как он сумел забраться так высоко? - задала вопрос Соня.
  - Откуда я знаю? - Алина нервничает, начинает ходить кругами. - Вы были при дворе на Главной Верховной Планете когда-нибудь? Думаете, там все белые и пушистые? Рьяные патриоты, готовые ради спасения Империи сложить голову? Я там появляюсь иногда. Положение обязывает. В большинстве своем, правящая элита - та еще клоака. Каждый заботится лишь о своей выгоде, не более. Для внедрения сектантов Аида здесь раздолье. И не только для них. Нашему Императору регулярно строят козни. То там, то здесь заговор.
  Какое-то время мы все молчим. Я и Соня перевариваем услышанное, Верховная Жрица о чем-то думает.
  - Теперь понятно, что приключилось с убитыми девушками, - говорит Алина после затянувшейся паузы. - Владелец Посоха Смерти способен проделывать со своими жертвами любые манипуляции. Фиолетовый кристалл имеет огромную силу. В нашем случае убийца просто останавливал бедняжкам сердце, чтоб все выглядело как можно естественней. Но какая естественность, когда число трупов разменяло второй десяток? Хорошо еще, у тебя, Анна, хватило ума вовремя уйти. А то в бассейне плавало бы два тела.
  Верховная Жрица продолжает ходить кругами.
  - Мадам Алина, - осторожно начинает Соня, - что будем делать?
  - А что тут поделаешь? Доказательств у нас никаких нет. Я-то вам верю, но остальные... Энрике Сантис - слишком большая шишка. Даже если заявить в полицию и представить Анну в качестве свидетеля, она не доживет и до первого слушанья дела. Здесь нужна тайная полиция. Эти ребята занимаются государственными преступниками. Причем жестко и быстро. Но они и слушать нас не станут без материальных доказательств.
  - Давайте тогда сами его убьем - говорю я, - раз правосудие бессильно. Мы с Соней все чисто сделаем.
  - Убить? Приближенного Императора? Ты хоть представляешь, какой шум поднимется? В Храме Афродиты начнутся серьезные проверки, нашей репутации будет нанесен непоправимый удар! Это будет катастрофа!
  - А находить учениц мертвыми в бассейне - это не катастрофа? - я поражена цинизмом Алины. - Для вас важнее безупречная репутация, чем человеческие жизни? Да вы просто свой пост высокопоставленный боитесь потерять! Потрясающее равнодушие!
  - Девочка, не забывайся. Помни, с кем говоришь! - Верховная Жрица готова лично добавить в бассейн еще один труп.
  - Стоп, стоп. Сейчас не время ругаться, - Соня решила выступить примиряющей стороной, - мадам Алина, какого рода доказательства нужны? Записи с видеокамеры хватит?
  - Хватит.
  - Тогда ничего сложного. Просто сделаем запись следующего убийства и передадим гада в руки тайной полиции.
  - Но как это осуществить? Установка камер наблюдения на территории Афродиты строго запрещена. Если о слежке узнает хоть одна Последовательница, скандала не избежать.
  - Ну, установить видеонаблюдение понадобится только в одном номере Галереи Наслаждений, - похоже, Соня что-то придумала,- причем хозяйка комнаты не будет против.
  - Ничего не понимаю. Кто из учениц пойдет на это? Согласиться быть мишенью и при этом молчать? Или вы залезли в голову к Энрике и знаете, кто будет следующей жертвой?
  - Знаем. Вот она, - Соня показывает рукой на меня.
  Я?
  - Глупость какая. Зачем Энрике убивать служанку? Он набирает команду шпионов из учениц, а не из поломоек.
  - Она станет ученицей.
  - Что!?
  - Пожалуйста, не перебивайте. Вы сделаете ее ученицей. Анна уже проходила отборочный тур, значит, она подходит для Афродиты. Конечно, объяснить превращение уборщицы в принцессу будет непросто, но вы уж постарайтесь. Можно, например, сказать, что увидели ее купающейся и были поражены открывшейся красотой. Это, согласитесь, правда. Анна даст фору любой из Последовательниц. Или придумайте еще что-нибудь. Уверенна, при вашей сообразительности и многостороннем опыте задача по внедрению Анны в число учениц обязательно найдет решение.
  Ух, ты! Ах, Соня, ах стратег! Придумала план буквально за минуты!
  - После обряда посвящения Анне будет выделены личные апартаменты. В них и установим камеры. Новоиспеченная ученица вотрется в доверие к Энрике, заменит к себе... А дальше дело техники.
  Алина перестала ходить по кругу. Она явно заинтересована новоиспеченным планом, но еще колеблется.
  - И почему я, Верховная Жрица Храма Афродиты, должна следовать указаниям двух курсанток-недоучек?
  - Потому что кроме курсанток-недоучек вам сейчас больше никто не поможет. Все другие варианты привлекают слишком много внимания, а вам ведь этого не надо?
  Верховной Жрице этого не надо.
  ГЛАВА 19
  Я скоро стану ученицей Афродиты. Все устроено гладко и естественно. Верховная Жрица постаралась на славу. Как-то раз она в компании известного на всю Империю скульптора Дионисия неспешно прогуливалась по саду. И тут человек искусства замечает юную девушку, плескающуюся в бассейне. Он начинает изрекать комплементы по поводу ее форм, желает, не откладывая, увековечить красавицу в камне. Но, какая досада! Юная нимфа не является Последовательницей Афродиты! Это всего лишь прислужница. Верховная Жрица не может допустить, чтобы столь великому таланту позировала какая-то уборщица. Это оскорбляет честь Храма.
  Однако Дионисий неумолим. Он преследует эту девушку, уговаривает стать его музой, знакомит счастливицу с другими представителями богемы. Художники, поэты, модельеры - все увлечены новым лицом с глазами цвета голубого брильянта. Верховная Жрица в ярости: допускать популярность девушки, которая не принадлежит Афродите - позор для Храма. Назревает скандал. Всем поклонникам юной нимфы грозят изгнанием с территории. Но представители искусства не собираются отступать. Красота, по их мнению, не терпит лжи. Если девушка прекрасна, то она прекрасна в не зависимости от своего статуса.
  К счастью для всех, выход нашелся. Верховная Жрица, подвергаясь давлению общественности, признала, что новая муза, Анна Стик, уже проходила отборочный тур. Следовательно, она имеет полное право быть Последовательницей Афродиты. Все вздохнули с облегчением. Конечно, принимать новую ученицу в разгар учебного года не совсем удобно, но мир между начальством Храма и гостями важнее.
  Теперь я живу в жилом корпусе для учениц. У меня отдельная комната. После обряда посвящения выделят еще апартаменты в галереи наслаждений. Но это чуть позже. А пока необходимо готовиться к новому положению. Мои знания технической направленности, полученные в Храме Афины, здесь не требуются. У Афродиты образование другого рода.
  Учебники, учебники, учебники... Я снова в отстающих. Ученицы, обучающиеся первый год, уже освоили достаточно много материала, и теперь нужно их догонять. Кто бы мог подумать, сколько всего должна знать Последовательница Афродиты!
  Во-первых, литература. Необходимо прочитать сотни произведений, выучить наизусть десятки стихов, знать особенности стиля различных авторов, угадывать по небольшому отрывку эпоху и время написания.
  Во-вторых, музыка. Игра на инструментах - обязательное условие. От октав, гамм, аккордов голова идет кругом. Я никак не полажу ни с клавишными, ни со струнными. Мои пальцы совершенно не приспособлены к подобным манипуляциям.Звуки никак не желают подчиняться. Учителя пришли в ужас, когда подпростым прикосновением лопнуло несколько струн. Честно сказать, куда приятней отрабатывать удар по боксерской груше, чем заниматься подобным садизмом. После нескольких неудачных попыток мне разрешили заниматься только пением, благо слух и кое-какой голос обнаружились.
  В-третьих, танцы. Здесь проще. Я гибкая от природы. Плюс тренировки в "Муравейнике". Хорошая физическая форма и врожденное чувство ритма позволили относительно легко освоить основные движения.
  В-четвертых, живопись. Переплетать теплые цвета с холодными, при этом не забыть об идее - нелегкая задача. Кроме того, необходимы теоретические знания об известных художниках и их творениях.
  А еще психология, искусство беседы и прочие образовательные предметы. В общем, скучать не приходится.
  Вечера коротаю среди богемы. Художники, скульпторы, поэты - все тянутся ко мне как мотыльки к свету. Одни пишут портреты, другие слагают стихи. Буквально каждый человек искусства склонил передо мной свою голову в порыве восхищения. Такое обожание поначалу опьяняло. А как же! Подобной популярности удостаивается далеко не каждая Последовательница. Моя красота на вершине славы!
  Однако постепенно я начала замечать иные моменты. Мои обожатели - художники, скульпторы, поэты, являются людьми необычайно чувствительными, трепетными. Талант обостряет восприятие мира, натура художника несколько неуравновешенна, неустойчива. Характер творческих людей в большинстве случаев слабый, он больше похож на женский, чем на мужской. Я же получила крепкую закалку седи бедняков на Кии. Там нельзя хлюпать носом, иначе не выжить. Ни о какой слабости не может быть и речи. Или ты сильный, или мертвый. Поэты и художники почувствовали это. Я для них неэталон красоты, а носитель силы. Той самой силы, которой так не хватает богемной среде.
  Из моего обряда посвящения было решено устроить настоящий праздник. Ведь ни у кого недолжно возникнуть ни малейших подозрений. Мадам Алина лично разостлала приглашения к высоким гостям. Развлекательная программа, угощения - в общем, все как полагается.
  В этот знаменательный день меня подняли рано. Повели в душистую баню. Здесь меня вымыли по всем требованиям древней традиции. Сначала пропарили, затем растерли и наконец разрешили принять душ и окунуться в небольшой бассейн. Потом массаж. Это приятно. М..м...м... Под конец массажистка облила мое тело душистой жидкостью. Аромат слабый, но приятный. По всему организму прокатилась волна бодрости.
  Затем меня одели в пышные длинные белые одежды. Это традиционный наряд для обряда посвящения. Невольно вспоминаю подобную церемонию в Храме Афины. Тогда все было до обидного просто. А теперь я королева.
  После облачения в белые одежды, пришла очередь прически. Сегодня изысков не будет. Мои вымытые в бане волосы высушили, расчесали. На голову надели пышный венок из свежих цветов. Все.
  Смотрю на свое отражение в зеркале. Мне нравится! На той стороне зазеркалья стоит юная девушка с голубыми глазами. Никакой косметики. Только натуральная красота. Пристально разглядываю свои черты. Интересно, что-нибудь в них изменится после обряда посвящения? Ведь в статую Афродиты, как и в Афину, встроено устройство, способное менять личность. Но меня зовут, пора идти.
  Дрога к Храму Афродиты усыпана лепестками роз. Вокругсобралось много людей. Все они хотят присутствовать при моем вступлении в новый статус.
  Впереди меня по дороге идут две ученицы и посыпают путь блестками, чем-то напоминающими снежинки. Я следую за ними чуть поодаль. В руках букет белых цветов. Прямо свадьба, а не формальная церемония.
  Однако, несмотря на все великолепие, я чувствую себя как на экзамене по актерскому мастерству. Мне не близки идеалы Афродиты. Я широко улыбаюсь, делаю вид, что безумно счастлива. На самом же деле скучаю по "Муравейнику". Столько времени там не была! Скучаю по его прозрачным запутанным коридорам, по высокотехнологичным браслетам, с помощью которых доступна вся информация, накопленная человечеством, по тренировочным залам, посвоим однокурсникам...
  Конечно, обожание толпы прельщает. Сегодня я королева. А завтра? Небольшая оплошность - и все. Конец карьере. Или болезнь, или старость... Потерять внешность так просто, а с ней и непостоянную любовь толпы.
  Занятая подобными мыслями, приближаюсь к Храму Афродиты. Дальше пойду сама, без провожатых. Зрители будут наблюдать за происходящим с балконов внутри здания.
  В середине храма установлена статуя Афродиты. Согласно легенде, эта богиня появилась из морской пены. Поэтому скульптурная композиция изображает вечно юную девушку, стоящую на раскрытой раковине.Вокруг статуи небольшой бассейн.
  Пола как такового в Храме нет. К статуе проложена узкая, сантиметров тридцать в ширину, спиралевидная каменная дорожка. Внизу глубокая яма. Получается, чтобы добраться до статуи, необходимо обойти вокруг нее несколько раз. Есть риск свалиться. Подобные случаи бывали. Но это меня не пугает. Ширина в тридцать сантиметров - более чем достаточно.
  Мне подносят чашу с душистой жидкостью. Я кладу туда белые цветы, которые несла в руках. Потом поднимаю чашу над головой и начинаю движение по каменной дорожке. В Храме начинает петь хор. Прохожу по спирали и добираюсь до статуи. Выливаю в бассейн содержимое чаши, ставлю ее рядом. Теперь самое главное: нужно дотронуться до Афродиты.
  Вытягиваю руку, касаюсь ладонью ног юной каменной девы. От статуи начинает исходить светло-розовый свет. По моему телу пробегает волна блаженства. Как будто тысячи звезд взяли меня в свои объятья и подбросили высоко-высоко. Когда сияние утихает, убираю руку.
  Интересно, я изменилась? Судя по одобрительному ропоту, прокатившемуся по храму, да.
  Беру пустую чашу, поднимаю над головой и отправляюсь в обратный путь. Дохожу до ворот Храма. Все. Я теперь полноправная ученица Афродиты.
  Официальный прием, посвященный моему вступлению в новый статус, проходит в центральном дворце. Я принимаю поздравления от гостей. По одну сторону от меня стоит Верховная Жрица, по другую - Первая Помощница. Обе они не питаю ко мне радужных чувств, однако вида не показывают и приветливо улыбаются. Я тоже не в восторге от подобного соседства. Особенно от компании Первой Помощницы. Однако официальный прием требует вести себя согласно протоколу.
  Гости по очереди подходят ко мне, говорят стандартные слова приветствия, желают успеха. Я широко улыбаюсь и благодарю за оказанную честь. И так десять, двадцать, сотню раз! Когда же эти гости кончатся? Мои губы уже болят от постоянной улыбки.
  В числе последних гостей я замечаю мадам Наиру. Она тоже здесь! Как здорово! Я так рада ее видеть! Когда Жрица Афины подходит ко мне и говорит положенные слова, она едва заметно показывает головой, что нужно поговорить. Мадам Алина тоже замечает этот жест и как только гости наконец-то заканчиваются, незаметно выводит меня в укромный уголок сада. Там уже ждет Наира.
   - У вас десять минут, - говорит Алина, - больше нельзя, привлечем внимание.
  - Хорошо, нам хватит, - отвечает Жрица Афины.
  Алина уходит, оставив нас вдвоем.
  - Как ты? - начинает разговор Наира.
  - Хорошо. Спасибо, что разрешили провести эту операцию. Это честь для меня, это честь для нас с Соней.
  - Не благодари. Это опасно, но я не вижу других вариантов. Этого гада поймать не так просто. Боюсь, если у вас не получится, другого шанса не будет. Уж постарайтесь.
  - Обязательно! Спасибо за доверие.
  - Хватит благодарить, не на дворцовом приеме. Лучше слушай. Я передам Соне все необходимое оборудование и оружие. Вы все установите. Потом найди этого поддонка и заставь во всем признаться на камеру. Только запомни: ни в коем случае не позволяй ему взять в руки фиолетовый кристалл.
  - Посох смерти?
  - Да, его. Пока в руках сектанта Аида ничего нет, его вполне можно взять, но стоит ему завладеть посохом смерти... Тогда ни одно оружие не поможет. Тебя просто парализует. И еще: сама до фиолетового кристалла не дотрагивайся. Его может взять только человек, прошедший специальную подготовку и то через драконью ткань.
  - Драконовая ткань? Что это?
  - На планете Земира обитают животные, чем-то напоминающие мифических существ древности - драконов. Из кожи этих животных и изготавливают ткань, способную хоть на время защитить от смертоносного воздействия кристалла.
  - А кто тогда заберет посох смерти?
  - Алина. Она только выглядит хрупкой. На самом деле Жрица Афродиты вполне способна справиться с кристаллом. И драконья ткань у нее есть.
  - Ясно. Я поняла.
  - И еще. Об операции почти никто не знает. Сама никому не болтай! Этот Энрике развел шпионскую сеть. Мы не знаем, кому можно верить, а кому - нет. Но не волнуйся. Я буду лично проверять каждого. К тому моменту, когда ты будешь его брать, поддержка будет.
  - А Лео? То есть Леонардо?
  - Ему особенно противопоказано что-либо знать. Я нашла ему занятие и отправила подальше с Планеты Богов. Он был бы против этой операции, слишком переживает за тебя. Но Последователь Афины не должен пасовать перед опасностью, верно?
  Мадам Наира смотрит на меня внимательным грустным взглядом. Я уверена, она бы поступила так же, как я.
  - Верно.
  - Вот и хорошо. А теперь иди к гостям. Кстати, отличные волосы!
  О чем это она?
  Мы расходимся. Я иду обратно во дворец. В одном из залов нахожу зеркало. В суматохе я так и не рассмотрела себя после обряда посвящения. Интересно, что изменилось? Ого! Вот это кудри! Волосы теперь волнистые и доходят до самой талии!
  ГЛАВА 20
  Жизнь на территории Афродиты идет своим чередом. Суматоха по поводу моего посвящения уже улеглась, и потекли обычные серые будни. Я по уши погрузилась в учебу.
  Ученицы, на мое удивление, относятся друг к другу вполне дружелюбно. Они говорят, что при их тяжелой жизни нельзя тратить энергию на бессмысленные ссоры. Поначалу это утверждение казалось странным. Во-первых, конкуренция. Каждой же хочется заполучить гостя побогаче! Во-вторых, разве у учениц тяжелая жизнь? Болтай себе языком, да пользуйся дарами галерей наслаждений.
  Однако скоро я убедилась в каторжном труде Последовательниц лично. После обряда посвящения, учебные нагрузки увеличились втрое. Подъем в пять утра, водные процедуры, физические тренировки, затем легкий завтрак и занятия до обеда. После опять упражнения для тела и уроки. Так часов до семи-восьми. Вечером же, как бы ты не устала, необходимо принарядиться, нацепить дежурную улыбку и идти развлекать гостей. На сон отводится не более шести часов. Выходных как таковых у учениц нет. В итоге после двух недель занятий у меня развился хронический недосып.
  А еда! В Храме Афины можно было выбирать, что хочешь. Здесь же одни овощи, фрукты и вода. Что-то посущественней перепадает редко. Никаких сладостей. Вечером среди гостей, если повезет, потихоньку перехвачу конфетку, то и радость.
  За внешний вид спрашивают строго. Если волосы неухожены, лак на руках потерся или жировая клеточка притаилась, навлекаешь на себя штрафные санкции в виде дополнительных нагрузок. Тогда и без того скудный отдых уменьшается.
  Проучившись месяц, понимаю мирный настрой учениц. При подобных нагрузках сил на глупые ссоры действительно не остается. Сил не остается вообще ни на что!
  Мне выделили личные апартаменты в галерее наслаждений. Принимать мужчин пока не обязательно, но можно. Мы с Соней установили здесь маленькие незаметные камеры. Теперь будет вестись круглосуточная запись.
  После того, как работа по установке закончена, Соня вытягивает левую руку, отодвигает с запястья простое, но объемное украшение и включает браслет.
  - Соня! Тебе разрешили использовать браслет! - радуюсь я, - Как здорово! Я тоже так хочу!
  - Тебе нельзя, - отрезает она.
  Когда браслет заработал, в воздухе появилась знакомая панель. Соня выбирает функцию "трансляция в реальном времени". На панели появилась картинка с только что установленных камер.
  - Отлично, все работает, - констатирует факт подруга.
  Мы спускаемся в сад. Хочется хоть немного побыть с близким человеком.
  - Слушай, а как ты действовать-то будешь, думала? - спрашивает Соня.
  - Так, в общих чертах.
  - Наира сказала, тебя необходимо подстраховать. Давай решим, как это сделать.
  - Как, как... С коридора не вариант. Там народ ходит. В окно, что ли, полезешь?
  - Может и полезу.
  Мы решили обойти галерею наслаждений вокруг.
  - Это твое окно?
  - Да, оно.
  - Смотри, рядом растет дерево. Хорошая позиция. Когда начнешь действовать, дай мне знать. Окно оставь открытым. Я залезу на дерево и, если понадобится, выстрелю. А теперь давай расходиться. Удачи!
  - Спасибо!
  Подстраховка - это хорошо. Теперь осталось заманить Энрике, но как?
  Я наблюдаю за ним все это время. Он появляется редко. А когда приходит, ведет себя очень замкнуто. Садится за один из столиков в зале на нижнем этаже галереи наслаждений. Ставит перед собой шахматную доску и разыгрывает партию сам с собой.
  Он богат и знатен. Это видно по одежде, тонким чертам лица и манере держаться. Этакий заносчивый аристократ. Наличие денег привлекает к нему девушек. Но на попытки завести разговор большинство учениц получают отворот поворот в грубой форме. Лишь единицы удостаиваются чести беседовать со столь высоким гостем.
  Шахматы. Что за игра? Чтобы это выяснить, приходится проводить в библиотеке лишний час в день. Постепенно запоминаю название и расположение фигур на доске. Осваиваю ходы и различные тактики. Даже удается решить несколько простейших шахматных задач. Интересная игра, заставляет мыслить логически.
  В один из вечеров, после четырнадцатичасового учебного дня, иду по нижнему этажу галереи наслаждений. Хочу выйти в сад. Нужно веселить гостей, но у меня сил никаких не осталось. Даже не улыбаюсь, что чревато. Если наставники увидят ученицу с такой кислой физиономией, штрафных санкций не избежать. Но нет у меня сил. Нет и все!
  Продолжаю движение в сторону выхода. Глаза закрываются сами собой от хронического недосыпания. Вдруг слышу: бабах! На пол полетела шахматная доска и фигуры. Я зацепила их платьем. Сон как рукой сняло. Передо мной Энрике Сантис! Я повалила на пол его доску.
  - Извините, - бормочу я, - это вышло случайно.
  Опускаюсь на пол и начинаю собирать упавшие фигуры. Он наблюдает за моими стараньями, достает сигару и закуривает. Ненавижу дым! Вонь такая! Непроизвольно морщусь.
  - Вас что-то раздражает? - обращается ко мне Энрике ледяным тоном.
  - Эта сигара. Она воняет.
  Ну что за день сегодня! Разве можно так заводить знакомство! Еще эта дурная привычка говорить, что думаю.
  Его брови поползли вверх. Он выпустил очередной клуб дыма и усмехнулся.
  - Вот как? Сначала нарушаете мое уединение, портите вещи, а потом еще курить мешаете?
  - Я извинилась. И вещи никакие не портила. Доска и фигуры в порядке, не стеклянные, - я уже расставила все в положенной последовательности.
  - А как же не доигранная партия? Вы установили фигуры для начала игры. Я же до вашего появления продвинулся несколько дальше. Все стояло по-другому.
  - Еще раз прошу прощение, что нарушила столь интересный бой. Играть самому с собой, наверно, невероятно увлекательно! - это грубо, но ничего другого в голову не лезет. Слишком самодовольный вид у этого Энрике.
  Он продолжает курить молча. Ничего не остается, как повернуться и уйти. Похоже, завести разговор не удалось.
  - Анна Стик, - окликает он меня уже у самого выхода, - может, сыграем партию?
  Я останавливаюсь, делаю глубокий вдох и иду обратно к столику Энрике.
  - Вы знаете мое имя? - я беру стул и сажусь напротив него.
  - Его все здесь знают. Ваше появление вызвало настоящий фурор. Признаться, давно хотел познакомиться. Я смотрел вашу биографию. Интереснейшая судьба!
  Кровь приливает к моим щекам. Он интересовался мной! Хорошо это или плохо? Благо, официальные документы чистые. Изучив их, подвоха не обнаружишь.
  - Только есть одна заминка, - продолжает он, - я никогда просто так не играю. Что вы можете предложить?
  - Ну, не знаю, - что ему надо? - хотите, сыграем на желание?
  - А почему бы и нет? Сыграем на желание.
  Мы начинаем партию. Я играю плохо, но сдаваться не собираюсь. Да это и неважно. Главное, знакомство состоялось!
  - Как ваше имя? - спрашиваю я, - Позволите узнать?
  - Энрике Сантис,один из семи ближайших советников императора, к вашим услугам, - он учтиво наклонил голову с пышными, абсолютно белыми волосами. Интересно, это седина?
  - Ого! - изображаю удивление. - Высокая должность.
  - Скажите, вам здесь нравится? - он меняет тему.
  - Э...да. Обучение в Храме Афродиты открывает дверь в лучший мир. Я получу образование, это позволит никогда не возвращаться наКию, родную планету. К тому же мои волосы теперь длинные и вьются, - плету первое, что придет на ум. Бессовестно вру. Мне тут совершенно не нравится.
  - Да, шикарные волосы - это замечательно! - уголки его рта приподнялись. Похоже, мои слова его забавляют. - А как же Храм Афины? Не было обидно, что вас бессовестно выгнали вон, причем за правильный поступок? Защищаться от наподдавшего старшекурсника, и при этом заработать отчисление?
  Мои щеки не просто красные. Они горят, я чувствую! Насколько хорошо он изучил мое прошлое? Зачем?
  - И не врите мне. Вам здесь не нравится. Вы не похожи на остальных. Оглядитесь вокруг. Здесь обитают игривые кокетки, торгующие собой. Они пустышки. А в этих голубых глазах огонь! Взять хотя бы недавний инцидент. Кто еще, кроме вас, осмелился бы пререкаться с советником Императора?
  Мое сердце бешено колотится. Напротив меня сидит богатейший человек Империи, серийный убийца, член опаснейшей секты, опытный психолог. Как я, недоученный Последователь Афины, с ним справлюсь? Он меня просто размажет!
  Нет. Так нельзя. Надо успокоиться. Делаю глубокий вдох. Отступать поздно. Придется вести игру дальше.
  - Во-первых, когда я пререкалась, мы еще не были знакомы. Во-вторых, оглядываться назад - не самый лучший выход. Что было, то прошло. Если я буду постоянно мусолить прошлое, упущу будущее. Да, меня обижали. И не раз, и не только в Храме Афины. Что с того? Подвернулся шанс получить образование у Афродиты, зачем его упускать?
  Энрике прищуривает свои близко посаженные глаза. Похоже, мой ответ его в чем-то убедил. Только вот в чем? Он достает очередную сигару.
  - Я же говорила, дым раздражает. Не могли бы вы не курить?
  - Нет, не мог бы. Вы не выиграли желание, и, похоже, не выиграете. Шах и мат.
  Я удрученно смотрю на остатки своих фигур. Противник разыграл партию жестко и быстро. У такого новичка, как я, не было ни малейшего шанса на успех.
  - И чего же вы желаете? - говорю я после некоторой паузы.
  - Я желаю вас.
  Не верю своим ушам. Попадание в яблочко! То, что требовалось!
  - Вы желаете э...меня сейчас? Или отложим?
  - Зачем откладывать? Платить по счетам, моя дорогая, положено сразу.
  Энрике глубоко затягивается сигарой. Чувствую, как он раздевает меня глазами, предвкушая удовольствие. Подожди, подожди... Будет тебе удовольствие!
  Соображаю молниеносно. Надо дать сигнал Соне.
  - Монсеньер Энрике, позвольте сходить за ароматическим маслом. Полагаю, оно нам понадобится,- выдавливаю милую улыбку.
  - Хорошо, - он опять делает затяжку, - только быстро. Ожидание раздражает.
  Бегом несусь в подсобную комнату. В каждой галерее наслаждений есть такая. Здесь хранятся разные масла, растирки, ароматическая пудра, крема. В общем, все, что может понадобиться в интимной обстановке.
  Забегаю в подсобку. Упираюсь спиной в дверь, чтобы никто больше не зашел. Достаю из сумочки телефон-ракушку и пишу Соне сообщение: "Начинаю действовать. Прямо сейчас". Ответ приходит быстро: "Могу не успеть. Отложи". Пишу опять: "Это невозможно. Начинаю".
  Откладываю телефон в сторону. Перевожу дух. Очень волнуюсь. Этот Энрике сильнее меня и морально, и физически. Как заставить его признаться? Взгляд падает на небольшой ножик с удлиненным лезвием для открытия мешков и пакетов. Отлично. Вот и холодное оружие. Кладу ножик в сумочку. Беру масло, выхожу из подсобки, иду обратно.
  - Я вернулась.
  - Отлично. Где ваша комната?
  Энрике встает, обнимает меня за талию. Мы идем в мои апартаменты.
  Поднимаемся на второй этаж, подходим к двери. Ввожу код на замке. Дверь раскрывается.
  - Здесь жарковато, - говорю я, - вы не будете возражать против открытого окна?
  Он жестом показывает, что не будет возражать. Я иду к окну. Раскрываю его настежь. Прохладный вечерний воздух нежно обволакивает мое раскрасневшееся лицо. Упираюсь ладонями в подоконник, смотрю в сад.
  Энрике подходит сзади. Целует в шею. Его руки обнимают меня, поворачивают лицом к нему. Смотрим друг другу в глаза. Только бы все получилось! Он впивается в губы страстным поцелуем. Я отвечаю. Его руки скользят по моему телу, ласки становятся все настойчивей. Глаза Энрике приобретают звериное выражение.
  Пора. Сейчас он не ожидает нападения, занят другим. Левой рукой дотрагиваюсь до его груди, скольжу вверх, к волосам. Пальцы проникают в пышную белую шевелюру. Правой наощупь открываю сумочку, достаю нож.
  Левой рукой резко хватаю его за волосы, правой приставляю нож к горлу.
  - А теперь медленно подними руки вверх - командую я.
  Мой спутник ничуть не испугался. Однако руки поднял. Стоит и смотрит на меня с нескрываемым любопытством. Зато мне страшно.
  - Анна, вы меня удивляете, - заявляет он с ухмылкой, - я-то думал, передо мной неопытное невинное создание, а оказывается, вы знакомы с техникой сада-маза.
  - А ну молчать! - мой голос срывается. Только бы он не почувствовал мой страх. - Моя невинность не для тебя, старый развратник!
  - Старый? - Энрике сдерживается, чтобы не рассмеяться. - Мне всего 37!
  - Я и говорю, старый, - что я несу? - Слушай внимательно. Я все про тебя знаю! Помнишь Лину Сноу? Она моя подруга. Теперь уже бывшая. Благодаря тебе. Это ты ее убил. Мы с ней встречались несколько месяцев назад. Она рассказала про тебя все-все. Она верила, что вы поженитесь. Наивная! Ты ее убил. Я знаю, не отпирайся. Я еще много чего про тебя знаю!
  Стараюсь говорить грубо, но в конце речи голос сорвался на писк. Плюс руки начали от волнения трястись. Изо всех сил пытаюсь унять дрожь. Безрезультатно.
  Энрике начинает хохотать в голос. Так и стоим. Я, пробиваемая дрожью и приставившая нож к горлу. Он с поднятыми руками и веселящийся на всю катушку. Картина маслом! Это провал.
  - Ох, Анна, позабавила ты меня, давно так не смеялся! - заявляет он. Его лицо стало серьезней. - Я и сам планировал начать этот разговор. Правда, хотелось перед этим провести несколько приятных минут, но раз тебе так неймется... Лина твоя подруга? Как ты и просила, отпираться не буду: ее убил я. Ее и еще двенадцать учениц Афродиты. Признаться, эта Лина и та, последняя, запамятовал имя, тоже повеселили старого развратника. Влюбились в меня, представляешь? Отказались выполнять предложенную работу. Пришлось их.... Остальных убирал из-за некомпетентности, а эти... такие романтики! Забавно, да?
  - Что забавного в смерти? - сердце бешено колотится, - Это отвратительно!
  - Да брось! Сама-то тоже убила, и не одного. Тогда, на космическом корабле, припоминаешь? И, я уверен, ни сколько не раскаивалась.
  - Это были враги. Им туда и дорога!- а он основательно изучил мою биографию. Зачем?
  - Верно. Тебе они враги, а ты им. Выживает сильнейший.
  - Они хотели продать людей в рабство. За это стоило убивать. А Лина чем помешала? Влюбилась? Серьезная причина, чтобы лишить жизни.
  - Она могла меня выдать. Послушай, у меня к тебе предложение. Не такое, как к остальным. Другие играют роль шпионок-подстилок. Это не для тебя. Ты достойна большего! Я состою в братстве Аида, могущественнейшей организации в Империи.
  - В секте Аида, - болтай, болтай Энрике! Камеры-то работают!
  - Выражение "секта" для низших непросвещенных созданий. Наше братство существует уже ни одну тысячу лет. Были взлеты, были и падения. Однако никто не способен нас уничтожить. В братстве Аида хранятся знания, делающие нас неуязвимыми для остальных низших созданий. Мы хотим захватить власть в Империи и установить новый порядок. Рано или поздно, своего добьемся. Современное устройство государства изжило себя. Скоро власть Императора рухнет. Так не желаешь ли ты, Анна Стик, быть на стороне победителя? Присоединяйся к нам! Братству нужны сильные личности. Ты на собственной шкуре испытала несправедливость и неблагодарность нашей Великой Империи. У нас, в братстве Аида, подобного не может быть в принципе. Каждый стоит за другого насмерть. Полная идиллия и взаимопонимание.
  - Идиллия? Для кого?
  - Естественно, для высших. Для братства. Остальные не должны тебя интересовать. Они этого недостойны.
  - Значит, на свою подругу Лину я тоже должна наплевать?
  - Послушай, мне жаль, что ее смерть тебя огорчила. Присоединяйся к нам, я щедро искуплю свою вину. Обещаю. Ты будешь довольна, ведь устав братства обязывает всех членов быть отзывчивыми к интересам друг друга.
  Хо-хо. Энрике Сантис! Вы сказали даже больше, чем требовалось. Пора заканчивать этот цирк.
  - Так, дяденька, поболтали - и будет. Сейчас ты медленно, очень медленно пойдешь назад. Если дернешься - нож пережит сонную артерию.
  Я пытаюсь держаться храбро. Давлю ножом на шею для пущей убедительности. Лицо Энрике приняло каменное выражение.
  - Отказываешься? Подумай хорошо. Второй попытки не будет.
  - Отказываюсь. Иди, давай.
  - Жаль. Ты сделала выбор. - Энрике опять ухмыляется. - Неужели ты, девочка, думаешь, что меня можно напугать этой зубочисткой?
  В его руке посох смерти. О нет! Как это возможно? Он же все время держал руки наверху!
  Фиолетовый кристалл начинает светиться. Ярче и ярче. Хочу перерезать гаду горло, но поздно. Руки перестали слушаться. Нож падает на пол. Голову сковал обруч боли. Знакомое чувство. Только теперь оно в несколько раз сильнее. Перед глазами все плывет. Голова трещит. Ноги подкашиваются. Я падаю на колени. Не могу пошевелиться.
  Сердце! Оно больше не бьется! Я чувствую, оно замерло.
  Фиолетовый кристалл горит ярко. Его свет притягивает. Я больше ничего не вижу, кроме яркого света. Вокруг темнота. Фиолетовый цвет приближается. Обволакивает меня. Я куда-то проваливаюсь.
  Здесь нет света, нет материи, нет времени. Где я? В бесконечности. Такое ощущение.
  Однако голова продолжает сильно болеть. Значит, связь с привычным миром еще не потеряна.
  Возникает картинка. Наш дом на Кии. В зале сидят папа и мама. Я спускаюсь по лестнице в платье в цветочек. Это же тот самый день, когда родители хотели выдать меня замуж за маньяка! Вижу отца. Я его ненавижу больше всех на свете! Предатель! Губишь собственными руками своего же ребенка!
  Боль в голове усилилась.
  Ударить бы отца чем-нибудь. Крепко так ударить, чтоб насмерть! Подлый, поганый отец! Хочет отдать меня в руки мясника!
  Боль становится нестерпимой.
  Да, надо убить отца. Он заслужил. Проблема сразу решится. Вижу висящий на стене топор. Сейчас возьму его и ударю!
  Боль достигает пика. Чувствую, как голову начинает рвать на кусочки.
  "Ненависть убивает!"
  Откуда этот голос?
  "Ненависть убивает!"
  Это явно кто-то из другого мира, я чувствую.
  "Ненависть убивает!"
  Чего от меня хотят? Думать нестерпимо больно. Смотрю в окно дома. На улице лежит велосипед.
  Так. А ведь велосипед подарил мне папа на четырнадцать лет. Для деревни это роскошь, соседи осуждали за расточительность, но отец все равно подарил его. Работал полгода сверхурочно, но купил-таки заветную вещицу. О папа! Ты же спас меня! На этом велосипеде я уехала в город и попала на отборочный тур для Храма Афродиты. Если бы не железный конь, не успела бы вовремя!
  Боль в голове немного стихла.
  Другая картинка. Мы с отцом плывем в лодке по реке. Мне пять лет. Вдруг отец хватает меня и бросает в воду. Я начинаю барахтаться, захлебываюсь. Как же страшно! Прошу о помощи, кричу, но отец просто смотрит.Он лишь изредка, когда уже совсем утопаю, подпихивает меня веслом. Как же так? Папа хочет моей смерти?
  Стоп. А ведь я именно тогда научилась плавать. Причем так, что впоследствии легко преодолевала и бурлящий поток, и водоворот. Да, способ грубый. Но действенный. Отец не наматывал сопли на кулак. Он учил быть сильной. С детства закалял. Иначе на Кии не выжить.
  Боль стала еще меньше.
  Третья картинка. Отец валяется на кухне пьяный. Лежит в собственной рвоте. Свинья по сравнению с ним образец чистоплотности.
  А почему отец начал пить? Первый раз это случилось лет семь назад. Пришли сборщики податей, налоговые инспекторы. Мы задолжали за четыре месяца. Денег нет. Платить нечем. Налоговые инспектора крушат дом, портят все. Потом ищут себе забаву. Решают отрезать отцу палец в счет уплаты долга. Да, они отрезали папе безымянный палец на левой руке! Отец пошел на это, чтобы защитить нас, детей. Пусть сборщики развлекаются и забудут про ребятишек. Ведь всем известно, на что способны разбушевавшиеся налоговые инспектора, попадись им под руку ребенок!
  После этого кошмара папа напился в первый раз. Потом еще, и еще раз. Иногда пытался держаться, но с тех пор срывы происходили постоянно.
  Бедный папа! Сколько ты всего пережил! Прости меня! Я люблю тебя!
  Откуда-то появляется белый туман. Он теплый. Обволакивает меня. Боль в голове утихает. От тумана исходят волны спокойной радости. Как будто вернулся домой после долгой дороги. Мне хорошо. Больше ничего не болит. Остаться бы здесь навсегда!
  Тук.
  Что это? Я снова чувствую время, пространство и материю.
  Тук, тук, тук.
  Это забилось мое сердце!
  ГЛАВА 21
  Зрение возвращается. Я в своей комнате в галерее наслаждений. По-прежнему стою на коленях. На полу лежит Энрике в луже крови.
  - Анна, Анна, - кто-то теребит меня за плечо, - ответь!
  Пытаюсь повернуть голову. Получается с трудом. Около меня стоит мадам Алина.
  - Анна, ты жива! - Верховная Жрица опускается на пол и обнимает меня, - Но как? Он же применил посох смерти!
  - Не знаю, - язык почти не слушается, - он мертв? - показываю на Энрике.
  - К счастью, нет. Соня только ранила его. Через минуту появятся люди Наиры. Они его заберут и передадут в руки тайной полиции. Там бывшего советника приведут в чувство, выведают необходимую информацию, а потом...сама понимаешь. Высшая мера. Государственным преступникам не положено помилование. Можешь встать?
  Я пытаюсь. Ноги не слушаются. Бухаюсь на пол.
  - Ладно. Посиди пока. Прости, не могу сейчас помочь. Нужно срочно уничтожить посох смерти, - Верховная Жрица поднимается с пола. У нее в руках кусок ткани грязно-бурого цвета.
  - Это драконья ткань? - догадываюсь я.
  - Да, - мадам Алина подходит к лежащему на полу фиолетовому кристаллу. Она вся напряглась, - Я заверну его и отвезу на вертолете в заброшенную шахту. Нужно будет кинуть посох в яму и взорвать породу. Только так мы от него избавимся.
  Жрица осторожно обворачивает посох драконьей тканью, поднимает кристалл. На лбу Алины проступили крупные капли пота.Она забирает посох и быстро уходит.
  Появляются люди в военной форме. Судя по виду, это Последователи Афины. Они подходят к раненному Энрике. Последователи надевают ему наручники и уносят: сам он идти не может.
  Я продолжаю сидеть на полу. Все болит, особенно голова. Не так сильно, как под воздействием кристалла, но ощутимо. Смотрю на лужу крови, оставшуюся после Энрике. У меня все получилось, я отомстила за Лину. Только вот радости не чувствую. Одна неподъемная усталость. Хочу домой, в "Муравейник".
  Прибегает Соня. Садится рядом, обнимает. Я ее тоже обнимаю. Подруга спасла мне жизнь. Мы молчим. И без слов все понятно.
  Мы с Соней едем домой,в "Муравейник"! Аэроэкспресс домчал нас до станции назначения. Соня хочет нанять машину, но я прошу ее прогуляться пешком. В свете последних событий мое здоровье изрядно пошатнулось. Голова болит и днем и ночью. Хочу пройтись, чтобы хоть немного отвлечься от неприятных ощущений.
  Доходим до Храма. Теперь надо встать в святящийся голубой круг. Как давно я этого не делал! Соня идет первой, я за ней. Мчусь по гладкому туннелю, приземляюсь на ноги. Это хорошо. Сноровку не потеряла.
  В "Муравейнике" нас встречают как героев. Ребята и преподаватели специально собрались в большом лекционном зале, чтобы поздравить двух курсантов с успешным выполнением особо опасного задания. Верховная Жрица говорит речь, зал аплодирует. После официальной церемонии мадам Наира просит нас с Соней подняться к ней в кабинет.
  - Как добрались? - спрашивает Жрица, когда за нами закрылась дверь.
  - Спасибо, хорошо, - отвечает Соня.
  - Перейду сразу к делу, - говорит Наира и садится за свой рабочий стол, - Операция проведена блестяще. Благодаря вашему содействию, тайная полиция раскрыла серьезный заговор. Бывший советник сплел целую шпионскую паутину, угрожавшую безопасности Империи. Теперь все предатели схвачены. Вам пришла благодарность от самого Императора лично. Однако, из-за особой секретности, к награде вас приставить не представляется возможным. В виде поощрения на ваши личные счета переведены по 500 тысяч лье каждой. Плюс я от себя лично перевожу вас сразу на третий курс.Сейчас доучивайтесь второй семестр. Я дам дополнительный материал, изучив который можно будет перескочить через курс без вреда для знаний. Желательно освоить всюпрограмму до окончания второго семестра. Если не справитесь, придется заниматься на каникулах.
  - Э... то есть необходимо за оставшийся месяц освоить программу первого и второго курса?- я не знаю, то ли радоваться нежданному переводу, то ли огорчаться.
  - Да, так. Знаю, сложно. Но я помогу. Будете приходить ко мне заниматься по вечерам. Думаю, вы справитесь.
  Бедная моя голова! Опять занятия!
  - Теперь о самой операции, - Жрица внимательно на нас смотрит, - страшно было?
  Мы с Соней переглядываемся.
  - Ну...э...да, - отвечаю я.
  - Это нормально. Плохо было бы, если б не было. Запомните: не боятся только дураки. Остальные люди, попадая в опасные ситуации, всегда боятся. Вопрос вдругом: способны ли вы переступить через свой страх? Если переступите, получите шанс добиться успеха, если нет... и так понятно. И еще одно: о самой операции никому ничего рассказывать нельзя. Запрещено. На все расспросы отвечайте, что поймали преступника и все. Никаких подробностей. А вот о внутреннем устройстве Храма Афродиты можете болтать сколько угодно. Думаю, курсантам будет интересно узнать о жизни в столь пикантном учебном заведении. Это все. Соня может быть свободна, а Анну я порошу остаться.
  Подруга уходит. Мы с Наирой остаемся вдвоем.
  - Как голова? - тон Жрицы серьезен, - Болит?
  - Да вроде нет, - я опасаюсь, что она отправит меня в больницу.
  - Не ври!
  - Ну болит, - сознаюсь я, - но не сильно. Терпеть можно.
  Верховная Жрица молчит. Трет виски руками.
  - Это плохо. Нужно обследоваться.
  - Мадам Наира, пожалуйста, не отправляйте меня в больницу! Со мной все хорошо! Ну, болит голова, ну и что? Пройдет. Еще слишком мало времени прошло! Я не хочу снова покидать "Муравейник".
  - Хорошо. Пройдешь обследование у нас. Но если голова начнет болеть сильнее, ни в коем случае не молчи! Общение с фиолетовым кристаллом бесследно не проходит и может иметь самые плачевные последствия.
  Жрица встает из-за стола.
  - А теперь вытяни вперед левую руку.
  Браслетик! Как же я по тебе соскучилась!
  Пошел последний месяц второго семестра. Все идет своим чередом. Занятия с утра до ночи, тренировки. Несмотря на всю тяжесть, учебный процесс в "Муравейнике" протекает легче, чем в Храме Афродиты. Нормальное питание, полноценный восьмичасовой сон, выходные. Плюс уникальный преподавательский талант Наиры.
  Полностью погружаюсь в учебу. Пытаюсь ни о чем больше не думать. Потому что если думать, боюсь слететь с катушек. Медосмотр выявил опухоль мозга. Доброкачественную. Однако дело серьезное. Головные боли мучают круглосуточно. Не сильно, но ощутимо. Врачи пока ничего не хотят предпринимать. Ждут. Необходимо наблюдение в динамике. Возможно, опухоль уменьшится и пройдет сама, возможно, не уменьшится и не пройдет. На данном этапе врачи выписали таблетки и снотворное: без него заснуть просто не реально.
  Экзамены прошли нормально. Я почти все сдала. Лишь некоторые предметы перенесены на следующий семестр. Ничего. Подучу и сдам.
  На каникулах многие курсанты разъехались по домам. И Соня в том числе. Мне ехать некуда. Коротаю дни сама с собой.
  Как-то раз прогуливаюсь по прозрачным коридорам "Муравейника". В крепости безлюдно. Вдруг внизу замечаю высокую статную фигуру с длинными светлыми волосами. Лео! Значит, он вернулся из своей командировки, в которую его отправила Мадам Наира! Спускаюсь на другой уровень, бегу к самому красивому парню во вселенной, но... Он проходит мимо, нарочно отвернувшись в другую сторону.
  Вот как? Но почему? Обиделся? Возможно. Мадам Наира не посветила его в филиальную часть той операции по поимке Энрике. Мало того, отослала Лео подальше. Да, наверняка он дуется.
  Ну, ничего. От меня так просто не отделаться. Бегу к себе в комнату, принимаю душ, мою голову ароматным шампунем, натираю тело душистым маслом. Что бы одеть? Нахожу в шкафу разовую майку, джинсы и кроссовки. Не очень романтично, но все же лучше, чем форма курсанта. Так. Следующий этап - прическа. Мои волосы теперь длинные и вьются. Высушиваю их, расчесываю. Пусть останутся распущенными. Смотрю в зеркало на свое отражение. Замечательно!
  Иду к комнате Лео. У меня остался от нее ключ. Вхожу. Так... Лео еще не пришел. Отлично. Становлюсь к стенке рядом с дверью. Когда Лео придет, он меня не сразу увидит. Жду.
  Дверь открывается. В комнату заходит самый красивый парень во вселенной. Я подкрадываюсь сзади, закрываю ему глаза руками.
  - Анна, - угадывает Лео.
  Поворачивается ко мне лицом. Выглядит сердитым. Но мои руки все еще на его шее. Я дарю ему самую очаровательную улыбку, на которую только способна. По его лицу пробегает дрожь. В глазах вспыхивает огонек. О! Наконец-то! Теперь не уйдешь! Я медленно приближаюсь к нему. Глаза в глаза. Губы вот-вот соприкоснутся...
  Но вместо поцелуя Лео обхватывает меня и крепко прижимает к себе. Я утыкаюсь в его плечо. Он гладит мои волосы.
  - Как я соскучился, малышка! - шепчет Лео на ухо.
  - Почему же не пришел ко мне сам?
  - Потому что кто-то возомнил себя крутым шпионом, возомнил себя умнее всех! - Лео берет меня за плечи и отодвигает от себя, - И все чуть не кончилось смертью этого кто-то. А Наира? Рисковать курсанткой-первокурсницей! Верх безответственности!
  - Да ладно, все же хорошо закончилось. К тому же опыт, приобретенный...
  - К тому же ты ничего не продумала, - Лео не дает закончить фразу, - Я видел запись. Все наспех сделано. Ты тряслась вся. Высшее руководство решило, что так и задумано, но я-то тебя знаю. Энрике легко мог раздавить тебя как мошку. Выстрели Соня на несколько секунд позже, ты бы сейчас здесь не стояла.
  - А ты бы тогда огорчился? - я снова очаровательно улыбаюсь.
  - Еще как, еще как огорчился...
  Мы сидим в комнате Лео и болтаем, болтаем, болтаем. За месяцы разлуки столько всего нужно рассказать друг другу. Самый красивый парень поначалу еще немного дулся, но потом оттаял.
  Я во всех подробностях поведала ему о своих приключениях. Лео слушает очень внимательно. Его заинтересовал рассказ о видении, когда я под действием кристалла провалилась в бесконечность.
  - Выходит, любовь победила ненависть? - заключает он.
  - Выходит, да.
  - И ты больше не сердишься на своего отца?
  - Когда мы летели на Планету Богов, я не хотела возвращаться на Кию никогда. Была сильно обижена на свою семью. Теперь, после всего пережитого, увидела их поступки в другом свете. А ведь они даже не знают где я. Улетела не попрощавшись. Знаешь, у меня теперь есть деньги. Более 500 тысяч лье! Вот было бы здорово помочь родным! Только как? Просто перевести деньги не получится. Мои родные не умеют пользоваться межгалактической банковской сетью.
  - Так слетай на Кию сама и помоги.
  - Слетай! Полет только в один конец займет два месяца! За это время каникулы кончатся.
  - Это если лететь на туристическом корабле. Анна, скажи, кто твой самый лучший друг?
  - Э...ты, - что он имеет ввиду?
  - Правильный ответ не "ты", а Леонардо Гарсия, Последователь Афины, действующий офицер вооруженных сил Его Императорского Величества.
  - И что?
  - А то, что у действующего офицера есть друзья офицеры. Один приятель, Давид Полонский, тот самый, просивший Наиру принять тебя, регулярно патрулирует участок галактики, в котором расположена Киа. Неделя туда, неделя обратно. Хочешь, слетаем?
  - С тобой? - не верю своим ушам! Две недели в компании самого красивого парня!
  - Со мной.
  - Конечно, хочу! - вот это удача!
  - Отлично, тогда договорились. Полетим на следующей неделе. Доделаю кое-какие дела здесь и в путь!
  Я и Лео на борту военного корабля Императорского Патруля. Нас приветствует капитан Давид Полонский. Мы жмем друг другу руки. Капитан решил лично показать нам корабль.
  Здесь все просто, без излишеств. Военные корабли способны преодолевать огромные расстояния за минимально возможный срок. Это требует колоссальной энергии. Поэтому основную часть корабля занимают отсеки технического назначения. Команда живет в весьма стесненных условиях. Самые большие помещения -тренировочный зал и пульт управления. Каюты маленькие, столовой нет вообще. В каждой каюте есть специальная ниша в стене. Еда появляется в ней по расписанию. Пища примитивная, ее готовит автомат.
  Давид подходит к очередной двери.
  - Вот ваша комната, - говорит он, - Прошу прошения, но вам придется делить ее на двоих. Других пригодных для обитания помещений нет. Все занято. Надеюсь, вас это не смутит?
  Все посмотрели почему-то на меня. И Лео, и Давид. Смутит ли меня двухнедельное пребывание в одной каюте с парнем, от которого я без ума?
  - Нет, все нормально, - отвечаю я.
  У Лео завибрировал браслет. Он отошел в сторону.
  - Запишите мой номер,- говорит мне Давид, - если что понадобится - обращайтесь.
  - Да, без проблем.
  - Я рад, что вы теперь носите форму Последователя Афины.
  - О, пока только курсанта, - я показываю на красную окантовку черной куртки. У полноправных Последователей форма чисто черная.
  - Все в свое время. Слышал, вы уже успели отличиться на задании?
  - Э...да, - мнусь я, - поймали одного преступника.
  - Гриф "секретно". Не беспокойтесь, все понимаю. Выходит, Леонардо в вас не ошибся. Выполнить боевое задание уже на первом курсе - привилегия единиц. Наградили хоть?
  - Ну... денег дали... и мадам Наира лично перевела нас с напарницей на третий курс.
  - Неплохо. Слушайте, мой вам совет. Раз с Наирой отношения хорошие, постарайтесь выслужиться и пройти третий и четвертый курс за один год. Теоретические знания - хорошо, но практика - лучше. Хотите, после окончания возьму вас к себе в команду? Нам нужны такие люди.
  - Какие - такие?
  - Смелые. В последнее время с этим проблемы. Приходят новоиспеченные Последователи с отличными результатами экзаменов, а толку от них... В первом же бою штаны мочат. Иногда в буквальном смысле.
  Я прыскаю в кулак.
  - Спасибо за предложение. Обещаю о нем подумать, как только выслужусь и окончу третий и четвертый курс за один год.
  Возвращается Лео.
  - Теперь я вас оставлю, - говорит капитан, - приятного полета!
  Мы с Лео заходим в комнату. Она метров семь по площади. На стене висят две спальные полки: верхняя и нижняя. В каюте еще есть душевая и встроенный шкаф.
  - Ты где спать будешь? - спрашивает мой спутник, - Верх или низ?
  - Я хочу верх.
  Полет на военном корабле протекает нормально. Днем Лео тянет меня в тренировочный зал и заставляет восстанавливать форму. Он считает, что после Афродиты я стала похожа наобессиленную тростинку, а экзамены не завалила лишь благодаря заступничеству Наиры. Конечно! Посидел бы месяц-полтора на яблоках, и не так бы обессилил!
  Лео заставляет стрелять, заниматься на тренажерах, драться. В качестве партнеров - члены экипажа. Опять я самая слабая. Опытные Последователи легко меня бьют. Поганое ощущение. А Лео говорит, что это хорошо. Лучше проигрывать сильным, чем побеждать слабых.
  Меня бьют, я поднимаюсь. Опять и опять. Надоело. Следующий партнер - сам Давид, капитан. У него свободное время, решил потренироваться. Удар, еще один, еле устояла. Нет. Хватит. Не получается по-хорошему, будет по-плохому. Ловлю взгляд Давида, слегка улыбаюсь. Он отвлекается, пытается улыбнуться... Наношу удар ногой в живот, потом в челюсть. Давид падает.
  - Ура! - кричу я и вешаюсь на шею Лео. Мой учитель доволен. Первая победа на этом корабле.
  Надеюсь, не последняя. Надоело ходить с Лео вокруг да около. Мы вместе круглые сутки. В нашей тесной комнате волей-неволей прикасаемся друг к другу. Иногда между нами воздух электризуется. Я чувствую его напряжение. Это происходит впервые со дня нашего знакомства. Однако в такие моменты он начинает сердиться и пытается как можно быстрее куда-нибудь улизнуть. Ничего. Игра только начата.
  По вечерам мы чаще всего сидим в своей каюте и смотрим какой-нибудь фильм. Наши вкусы совпадают, смеемся над одними же и теми моментами, переживаем, сочувствуем. Как будто думаем одинаково.
  В один из вечеров, после очередного просмотра, сидим рядом на нижней полке. Я смотрю на его светлые длинные волосы. Они идеально гладкие, волосок к волоску. Я позволяю себе вольность. Аккуратно протягиваю руку и беру рукой прядь.
  - Откуда у тебя такой светлый тон? - перебираю пальцами заветные волоски.
   - На моей планете очень холодно. Там температура не поднимается выше плюс десяти градусов. Почти все время зима. Из-за природных особенностей кожа и волосы жителей исключительно светлые. Вспомни Алину. Мы росли вместе. Ее волосы имеют такой же оттенок.
  Тут Лео берет в руки мою прядь.
  - Твои волосы, - он гладит их, - они стали такими мягкими. Хоть какая-то польза от Афродиты.
  Я ловлю его взгляд. Пробегает искра. Нельзя упускать этот шанс! Я склоняюсь к нему, ближе и ближе... Наши губы сливаются в едином порыве...
  Вдруг он грубо отпихивает меня, потом берет за запястья и начинает сильно трясти.
  - Никогда, обещай! Никогда больше так не делай!
  От тряски теряю дар речи. Что не так?
  - Ты мой самый лучший друг, - продолжает он, - Никогда раньше, ни с одним человеком у меня не было такого взаимопонимания, как с тобой. Я могу рассказать тебе все и знаю, что буду услышан. Ты - это как будто я сам! Неужели ты хочешь убить нашу дружбу?
  Да, хочу. Хочу изорвать эту дурацкую дружбу в клочья! Почему мы не можем быть просто вместе, как нормальны парень и девушка?
  - Послушай, - Лео тяжело дышит, - я ведь не железный. Ты очень красивая, слишком красивая. Иногда находиться с тобой в одной комнате невыносимо тяжело. Но если мы перейдем грань, если сделаем то, что могло сейчас случиться, наши отношения никогда не будут прежними. Мы просто не сможем оставаться друзьями! Обещай мне, - он опять меня трясет, - обещай, что больше никогда так не сделаешь!
  В моих глазах скапливаются слезы. Нельзя, чтобы Лео их видел.
  - Обещаю, - бурчу я и забираюсь на верхнюю полку.
  Сон никак не идет. Я лежу в слезах. В сердце вонзились тысячи иголок. Чтобы не закричать, до крови кусаю руки. Нельзя, нельзя показывать своих чувств. Лео не хочет отношений. Если он сейчас узнает о моей неразделенной любви, рухнет хрупкий мостик под названием дружба. Тогда я потеряю Лео навсегда. Надо ждать, опять ждать. Возможно, со временем мне удастся выбить эту дурь про дружбу с его головы. Со временем, но не сейчас.
  Достаю таблетки, беру двойную дозу снотворного и выпиваю ее.
  ГЛАВА 22
  Воздух Кии. Я не вдыхала его почти год. Идем вместе с Лео по одной из городских улиц. Нужно попасть в банк. Мои родители не умеют пользоваться электронными счетами. Если я хочу помочь семье, придется снять деньги.
  - Наличными можем выдать только пятьдесят тысяч лье, - голос девушки, сидящей за кассой, официально-безразличный.
  - Но я хочу снять всю сумму!
  - Невозможно. В банке нет столько наличных. Большие суммы заказываются заранее.
  Делать нечего. Забираю пятьдесят тысяч и складываю их в специально приготовленную сумку. Выхожу на улицу. Лео ждет меня. В качестве средства передвижения он взял напрокат мотоцикл.
  Быстрая езда завораживает. Самый красивый парень ведет мотоцикл, я сижу сзади и обнимаю его. Вокруг мелькают деревья, облака, люди... Здесь жизнь не бьет ключом, все спокойно, степенно. Еще бы! Ни высоких технологий, ни богатства. Прохожие пялятся на наш мотоцикл. Это на Кии роскошь.
  Подъехать к моей деревне оказалось не так просто. Асфальт закончился, пошла грунтовая дорога. Если учесть, что недавно был дождь... Лео крепко ругается. Дальше мотоцикл придется катить.
  Чем ближе мы подходим к моему дому, тем круглее становятся глаза моего спутника.
  - Как тут вообще люди живут? - он поражен открывшейся бедностью. - Здесь же ничего нет.
  - Так и живут. Куда деваться?
  Мой дом в конце деревни. Чтобы до него добраться, приходится полностью пересекать населенный пункт. Проходящие мимо люди останавливаются и глазеют на нас. Два человека в военной форме, плюс лазерное оружие Лео... есть чего опасаться. Мои бывшие соседи не узнают меня.
  Навстречу по дороге идет беременная девушка под руку с каким-то парнем. Я вспомнила ее. Это Джин. Смотрю на нее в упор. Она сначала отворачивается, а потом...
  - Анна? Это ты? - она смотрит так, как будто увидела приведение.
  - Вроде я, привет. А что, сильно изменилась?
  - Спрашиваешь! Другой человек! А это мой муж, - она показывает рукой на стоящего рядом парня, - может, зайдешь к нам, поболтаем?
  - Чуть позже, ладно? Надо к своим смотаться.
  Мы расходимся в разные стороны.
  Свой дом и узнаю, и не узнаю. Все выглядит так грустно... Забор покосился, крыша прохудилась, стены обшарпанные. Полное запустение! Что произошло? Папаша окончательно забил на семью?
  Открываю калитку, захожу. Ищу глазами кого-нибудь из родных. Вижу маму, работающую в огороде. Она тоже меня заметила, но, кажется, не узнала.
  - Мама! Это я! - бегу к ней. - Ты что, не узнаешь?
  Мама замерла. Смотрит не моргая. Потом бросается ко мне и заключает в объятья.
  - Анна, деточка моя! - она целует мои щеки, лоб, волосы, - Ты ли это? Я и не надеялась тебя живой увидеть.
  - Мама! Ну что за бред! Тебе разве Джин не говорила, куда я улетела?
  - Говорила. Только я слабо в это верила. Ну куда нам до высших планет! Неужели это правда? Ты учишься в Храме Афродиты?
  - Не совсем. Я учусь в Храме Афины. Получаю военное образование.
  - Это невозможно! В такие учебные заведения не берут жителей рабочих планет.
  - Как видишь, иногда берут. - я показываю на свою форму курсанта. Мама щупает рукой эластичную ткань и, похоже, начинает верить: на Кии нет подобных изделий.
  - А где все? Где отец? Пьет опять?
  - Нет. Он уже полгода, как капли в рот не брал. А детишки вон, прячутся.
  Из своих укрытий выглядывают любопытные головки. Они побаиваются людей в форме, и я их понимаю. К нам с мамой подходит Лео. Его движения несколько скованны. Он никак не придет в себя от всего увиденного. Наверное, такой бедности еще не встречал.
  - Мам, это Леонардо, - представляю я своего спутника.
  - Кто он тебе? - мать буквально за секунду из нежной любящей женщины превратилась в готовую к атаке фурию. Такой красивый парень вызвал нехорошие подозрения. На Кии с нравственностью строго. Отношения между молодыми людьми возможны только после заключения брака. Или попадаешь в разряд падших женщин.
  - Это друг. Просто друг. - говорю я медленно и отчетливо. Не хватало еще получить взбучку ни за что.
  А мой друг все от шока не отойдет.
  - Раз, два, три... - считает он показавшиеся детские головки. - Ого! Анна, у вас в семье кроме тебя еще трое детей! На моей родной планете редко встретишь больше двух ребятишек у одних родителей.
  - У вас медицина на высоком уровне, а детская смертность - на низком. Здесь наоборот. Медицины почти нет, зато смертность... Чтобы население не вымерло окончательно, правительство запрещает использовать на Кии методы сдерживания рождаемости. Кстати, детей должно быть не трое, а четверо. Мам, а где малыш?
  Она ничего не ответила. Только глаза покраснели.
  - Ничего не говори. Я поняла. - своего младшего братика я больше не увижу никогда. - А где отец? На работе?
  - Нет. Он там, в доме. Отец не встает уже несколько месяцев.
  Я захожу в родительскую спальню. Отец лежит на кровати и смотрит в потолок.
  - Пап, - зову я, - пап, это я, Анна.
  Отец поворачивает ко мне голову. О! Как он постарел за время, что мы не виделись. Похудел сильно. Я подхожу ближе. Не знаю, как начать разговор. Но этого и не требуется. Отец хватает мою руку, прижимает к своему лицу и начинает беззвучно рыдать.
  - Анна, дочка, -всхлипывает он, - прости меня, прости меня, если сможешь.
  - Да ладно, все в порядке, не переживай. - я никогда не видела отца в таком состоянии. Просто не знаю, как реагировать. Он как будто сдался, как будто жить не хочет. - Как вы тут без меня? Почему лежишь?
  - Так... травма одна.
  Что-то не так. Он что-то не договаривает. Мой папа - мужик крепкий. Ни тяжелая работа, ни даже пьянка его никогда не сваливали. А тут...
  - А почему дом в таком убитом состоянии?
  - Так ведь на работу теперь ходит только мать, да и те деньги на налоги уходят.
  - Насчет денег не беспокойся. Вот пятьдесят тысяч лье, - я показываю отцу сумку с деньгами, - на эту сумму можете в город перебраться.
  - Кто нас там ждет, в городе-то? А работать где?
  - Дашь взятку, устоишься на работу.
  - Нет, дочка, нет... Забери деньги. Их все равно отнимут.
  Стоп. Кто отнимет? Налоговые инспектора и надзиратели зверствуют, конечно, но деньги не отнимают. Им это не выгодно: план по сдаче налогов выполнять нужно.
  - Что происходит?
  - Это я виноват, мне и расхлебывать. - он отворачивается.
  Так. Молчишь? Ладно. Я срываю с отца одеяло. Прикрываю рот рукой, чтобы не вскрикнуть. Все тело отца покрыто синяками, левая нога в районе колена сильно вздулась.
  - Кто это сделал? - папа молчит. - Говори! Я все равно узнаю!
  Но он молчит. Я в ярости бросаю одеяло, выбегаю из комнаты.
  - Кто это сделал? - ору во весь голос. Но все молчат. - Лео, иди за мной, - командую я и выхожу на улицу.
  Бегу по направлению к дому Джин. Он расположен чуть в стороне от деревни. Там живут состоятельные люди. У них есть собственный генератор, вырабатывающий электричество, скважина, из которой выкачивают воду, водопровод и даже личная машина. Отец Джин в хороших отношениях с полицией. В этой семье всегда в курсе событий, происходящих в деревне.
  Тарабаню в дверь со всей силы.
  - Это я, АннаСтик. Впустите меня! - ору я.
  Дверь открывает мама Джин. Первая реакция - остолбенение. Потом удивление.
  - Анна, это ты? Так изменилась! Джин только что пришла, говорила, что встретила тебя, но я не поверила. Ты правда учишься на Планете Богов?
  - Правда. Только я потом все расскажу, хорошо? Мне поговорить с Джин надо срочно.
  - Они с мужем живут там, - хозяйка показала на отдельно стоящий домик.
  Я хватаю подоспевшего Лео за руку и бегу к домику Джин.
  - Что с моей семьей? - не даю подруге опомниться. Знания нужны немедленно.
  - Чего?
  - Послушай, я знаю, что ты все знаешь. Что-то происходит, но мои молчат. Дом в убитом состоянии, отец избит. Кто это сделал?
  - Толстый Джо. Когда он понял, что ты сбежала на Планету Богов и его женитьба не состоится, пришел в бешенство. У этого негодяя всю жизнь наклонности маньяка, а тут как с цепи сорвался. У него деньги водятся, а твои родные бедны. Джо стал натравливать на твоих всех, кого только мог. Бандиты под его руководством отнимают у ваших все деньги, подкупленная полиция закрывает на это глаза. Налоговые инспектора зверствуют из-за недоимок, ты же знаешь, с этим всегда строго. Замкнутый круг получается.
  - Ясно. Спасибо. - я в ярости.Направляюсь к выходу.
  - Анна, подожди! Почти год не виделись! Расскажи хоть, как живется в цивилизованном мире?
  - Потом. Приходи вечерком, поболтаем. А сейчас у меня дело неотложное. Можно в вашем сарае покопаться?
  В подсобном помещении много всякой всячины. Нахожу поломанный железный разводной ключ. То, что надо.
  Выхожу на улицу. Меня ждет Лео. Он не совсем понимает, что происходит. Объясняю суть в двух словах.
  - Понятно. - говорит он. - Хочешь нанести визит бывшему жениху?
  - А как же!
  - А ключ разводной зачем?
  - Так, на всякий случай.
  Когда подхожу к дому Джо, меня уже всю трясет. Колочу в дверь.
  - Здесь звонок есть! - заявляет недовольным голосом открывшая дверь служанка. Толстый Джо богат. Он даже состоятельней, чем семья Джин. Может позволить себе прислугу.
  Я ничего не отвечаю. Отпихиваю служанку и захожу внутрь. Лео следует за мной. Служанка пытается что-то возразить, но быстро смолкает: ее пугает военная форма. Из столовой доносится дивный аромат пельменей. Ух, ты! Да мы прям к обеду поспели!
  Вваливаюсь в столовую. За обеденным столом восседают толстый Джо, его мамаша и новая жена, третья по счету в этом доме.
  Прежде чем хозяева успели опомниться, хватаю мамашу за шкирку и выкидываю за дверь.
  - Лео, проследи, пожалуйста, чтоб нам не мешали.
  - Без проблем.
  Лео выходит из столовой, достает лазерный пистолет и скрещивает руки на груди. Вид оружия приводит хозяев в ступор. Я закрываю за ним дверь. Теперь в столовой находимся я, толстый Джо и его новая жена.
  - Здравствуй, дорогой, помнишь меня? - я подхожу ближе. - Ты, гад, кем себя возомнил? Значит так. Ты сейчас быстренько топаешь в полицию и признаешься во всех своих ошибках. Рассказываешь и об убийстве двух предыдущих жен, и о том, как мою семью доставал.
  Я подхожу к его новой жене. Резким движением срываю ее блузку. Так я и знала. Ее тело все в кровоподтеках. Бедняжка смотрит стеклянными глазами. Не знает, кого бояться.
  - И в этом тоже признаешься, - добавляю я, - все понятно?
  Толстый Джо совсем не испугался. Ни форма, ни оружие его не проняло. Видно, на богатство свое надеется. Берет очередной пельмень, макает в сметану и отправляет себе в рот. Мерзко чавкает.
  - А... сучка сбежавшая... Молодец, что сама пришла. Позабавимся как-нибудь. А сейчас пошла вон, пока охрану не позвал!
  Во дурной! Какая охрана, если за дверью стоит Лео!
  Крепко сжимаю руками разводной ключ. С размаху бью гада по голове. Толстый Джо не ожидал удара. Падает со стула на пол. Подхожу к лежащей туше. Наношу удары по спине, еще и еще.
  Останавливаюсь. Хочу отдышаться.
  - Толстый Джо, ты не понял. Идешь в полицию и признаешься. У моего товарища, того, что за дверью, высший уровень допуска - А1. Знаешь, что это значит на Кии? Правильно. Абсолютная и безграничная власть. Или идешь в полицию сам, или я забью тебя сейчас на смерть и скажу, что так и было. И никто, слышишь? Никто ничего мне не сделает!
  Вечером в моем доме настоящий праздник. Послушать рассказы о космических приключениях собралась вся деревня. Чтобы всех разместить, пришлось выставить столы на улицу.
  Я с упоением рассказываю, как толстый Джо приплелся в полицию писать чистосердечное признание, как инспектор лебезил передо мной, когда я дала внушительную взятку. Перевела со своего счета двести тысяч. Что поделать? На Кии везде взятки. Если я хочу, чтобы Джо не откупился, нужно дать больше. Теперь его засадят надолго.
  Люди сидят за общим столом. Расспросы поступают со всех сторон. Как живу на Планете Богов, где была, какие есть технологии? Рассказываю все, что могу. Вдруг возвышает голос старуха Вандервиль.
  - Ты когда с Императором встретишься, попроси его надсмотрщиков и инспекторов попридержать. Работают люди хорошо. За что же зверствовать-то так? Пусть он разберется.
  Я роняю ложку. Старуха Вандервиль - женщина странная. Она немного того. Ее все побаиваются. Разговаривает мало, а если что скажет, то обязательно сбудется.
  - Э... Я, конечно, все запомню, но только Его Светлость не очень-то жаждет с курсантами общаться.
  - Еще как жаждет! - она понизила голос до шепота. - С той, которая в другом мире была, бесконечность ощущала, до Великой Истины дотрагивалась, Император жаждет встретиться!
  По телу пробегают мурашки. Окружающие ничего не поняли, приняли слова старухи за бред. Но я-то действительно была в бесконечности!
  Вечер продолжается. Лео сидит рядом. Он отошел-таки от шока. Теперь даже улыбается.
  - Удивительная штука получается, - обращается ко мне самый красивый парень, - здесь нечего нет: ни технологий, ни условий, ни денег. А люди у вас не озлоблены. Не смотря ни на что. Просто удивительно!
  Он еще что-то говорит, но я не слушаю. Моя головная боль вдруг резко усилилась. Перед глазами картинка поплыла. Я валюсь на плечо своего друга.
  - Тебе плохо? - беспокоится он.
  - Да. Пожалуйста, отведи меня в дом.
  Лео обнимает меня и уводит в помещение. Когда мы зашли в комнату, он слегка ослабил хватку. Я грохаюсь на пол. Ноги не слушаются.
  В дверях появилась мама. Она поняла ситуацию по-своему.
  - Анна, - в ее голосе гнев, - ты беременна?!
  - Если бы! Беременность хоть лечится.
  Глаза матери округлились. Она не поняла шутки.
  - Нет, - отвечаю я, - просто голова закружилась. От перелета, видимо.
  - Где у вас лекарства? - спрашивает Лео.
  - Там в кладовке есть настойка из лесных трав, спирт...
  - Какой еще спирт! - мой спутник повысил голос, - Нормальные лекарства где?
  - Лео, - перебиваю я, - мы на Кии, в деревне. Тут нет лекарств.
  - Я поеду в город.
  - Нет, там не продают того, что надо.
  - Анна, что происходит? - обращается ко мне Лео.
  - Не здесь! - шепчу я и добавляю громко - я плохо перенесла перелет. Закружилась голова.
  Лежу на старом диване. Мне легче. Скоро нужно будет уезжать. Оставляю родителям пятьдесят тысяч лье. Говорю, что есть еще деньги, и я их привезу.
  - Не надо, - настаивает мама, - нам хватит этой суммы. Выплатим налоги, вылечим отца, отремонтируем дом. Что еще нужно? Отец пойдет работать, все наладится. А больше денег не надо. Как в глаза соседям смотреть будем? Нас не поймет никто. Да и тебе там денежка нужна будет. Небось, цены на высших планетах заоблачные.
  - Ладно. Только передай отцу, будет пить - прилечу и собственноручно откручу ему голову!
  Мы снова на военном корабле. Летим обратно на Планету Богов.
  Я не хочу ничего говорить о своей болезни. Пытаюсь сделать вид, будто ничего не было. Однако Лео не так-то просто обмануть.
  - Что с тобой? - допрос начался.
  - Так, ничего особенного, голова временами болит.
  - Почему болит?
  - Да так, ничего серьезного.
  Лео хватает меня за плечи.
  - Ты кого за дурака держишь? Спрошу еще раз, попробуй не ответить!Почему болит голова? Ты обследовалась?
  - Да, обследовалась, - придется сказать правду, - у меня опухоль в мозгу. Доброкачественная. Появилась после общения с фиолетовым кристаллом. Врачи пока ничего не предпринимают. Необходимо наблюдаться. Мне выписали таблетки. Только вот я на Кию их взять забыла. Потому и приступ случился.
  - Доигралась в крутого шпиона? Почему раньше не сказала?
  - Ты не спрашивал, да и что толку говорить? Достанешь, что ли, эту опухоль?
  - Глупая малышка, - самый красивый парень обнимает меня, - я опухоль не достану, но помочь смогу. Вот увидишь, все будет хорошо.
  ГЛАВА 23
  Аэроэкспресс мчит нас с умопомрачительной скоростью. Я сижу в поезде рядом с самым красивым парнем. В окне мелькают города, леса, реки, холмы. На Планете Богов природа бесподобна. Ей можно любоваться бесконечно.
  Картинка за окном отвлекает от грустных мыслей. Совместный двухнедельный полет не принес ожидаемых результатов. Что толку в красоте, если парень, которого ты любишь, не отвечает взаимностью? Почему нам мешает эта дурацкая дружба?
  Однако места за окном незнакомые. Куда мы едем?
  - Это сюрприз! - отвечает Лео на мой немой вопрос, лукаво подмигивая. - Потерпи, скоро все узнаешь.
  В последнее время терпеть - мое обычное состояние. Что ж, потерплю еще.
  Мы выходим на незнакомой станции. Здесь холодно. Я ежусь и кутаюсь в свою форменную куртку. Вокруг лес из хвойных пород деревьев. Кое-где лежит снег. Лео нанимает машину. Это хорошо, хоть в салоне можно погреться.
  Мы подъезжаем к высоким кованым воротам. По бокам стоит охрана. Лео подходит к одному из стражей, обменивается дружеским рукопожатием, перекидываются парой фраз. Значит, мой спутник здесь не впервые. Нас пропускают внутрь.
  Мы идем вперед. Дорога выложена из небольших камней светло-коричневого цвета. С обеих сторон на нас смотрят высокие ели. Дорога почему-то проложена не прямо, а постоянно петляет. Зачем подобная нецелесообразная трата ресурсов? Итак холодно, а из-за подобных дизайнерских решений и без того длинный путь увеличивается.
  Лео замечает, что я ежусь от холода, накидывает мне на плечи свою куртку.
  - Я вырос в холоде, - отвечает он на мои протесты, - мне он не страшен. Закалка, знаешь ли.
  Дорога выводит нас к большому высокому каменному замку.
  - Это Храм Деметры, - поясняет мой спутник, - здесь изучают природу, ее особенности и свойства. Именно Последователи Деметры славятся умением извлекать из растений и трав различные экстракты. Подобного не делают нигде. Лекарства, изготовленные на основе экстрактов, поистине волшебны. Секреты и рецепты бережно хранятся Последователями Деметры и передаются от учителя к ученику уже более тысячи лет. Процесс извлечения экстрактов долгий и сложный. Каждый полученный лекарственный препарат на строгом учете.
  Так вот где ты взял крем от ссадин и синяков! Но кто дал такой ценный товар, если все на строгом учете?
  Мы заходим в Храм. Здесь выложенные из камня серые стены, высокий сводчатый потолок. Посередине Храма проход. Слева и справа от прохода рядами установлены скамьи. В конце длинного зала на пьедестале стоит статуя Деметры. Высокая статная женщина из белого мрамора в свободных длинных одеждах чуть приподняла вверх левую руку. В древности Деметру называли "Великая мать", покровительница всего живого. Теперь это символ людей, изучающих природу.
  Лео сажает меня на одну из скамей и просит немного подождать. Опять ждать! Хорошо, мой дорогой, как скажешь.
  Самый красивый парень уходит в глубину серых сводов. В Храме больше никого нет. Я одна в огромном зале. Здесь не намного теплей, чем на улице. Странное чувство тоски подкатывает к сердцу. Деметра смотрит на меня холодными невидящими глазами. От этого становится еще зябче.
  Лео не заставил себя долго ждать. Идет обратно, весь светится. Но что это? Он не один. За ним спешит невысокого роста полноватая девушка. Она едва достает до плеча Лео. Копна мелких непослушных кудрей светло-рыжего оттенка делает ее визуально еще ниже. Девушка широко улыбается. Ее вид буквально пропитан радостью.
  Они подходят ко мне. Я автоматически поднимаюсь со скамьи.
  - Кайли, это Анна, - Лео показывает рукой на меня, - Анна, это Кайли, моя девушка.
  Мы жмем друг другу руки. Смысл сказанных слов доходит не сразу. Зато когда доходит... Как будто тысяча ножей сразу вонзились в сердце, открывая безудержный поток боли...
  Мне хочется кричать, но я не подаю виду. Вот и пригодилась дежурная улыбка из Храма Афродиты.
  Может, это ошибка? Может, он не то имел ввиду? Но достаточно взгляда, чтобы понять - это правда. Самый красивый парень весь преобразился, таким счастливым я его никогда не видела. Он смотрит на Кайли как на сошедшее с небес божество.
  - Анна, как я рада с тобой познакомиться! - продолжает болтать Кайли, - Лео столько о тебе рассказывал!
  - Да? - изображаю удивление, - И что же он рассказывал?
  - Все! Говорит, ты потрясающая! Каждые выходные, что мы виделись, он обязательно приносил новую историю о тебе! Знаешь, ты такая смелая! Стрелять в бандитов, получить место у Афины, пресечь дедовщину, лазить по деревьям, перескочить через курс... Я никогда бы так не смогла.Знаешь, скажу честно: я такая трусиха! Даже спать без света не могу! А грозы как боюсь, страсть! Еще вид крови...брр. И слабая я... Километра не пробегу.
  Мне с каждым словом все больнее. Так вот какие дела были у него по выходным! Вот кто занял его свободное время...и сердце! Только бы не сорваться, только бы не показать вида... Стараюсь улыбаться еще шире.
  - Кайли преувеличивает, - Лео нежно обнимает ее за плечи, - моя девушка - стойкий боец. Самая лучшая ученица в своей группе, представляешь? А здесь мозг выносят о-го-го!
  - Какая ты красивая! - продолжает она щебетать, - наверное, можешь одним взглядом заворожить любого! Здорово!
  Любого? Увы, нет. Тот, кто мне нужен, самый красивый парень, принадлежит тебе.
  Кайли весело расхваливает меня, при этом на ревность или зависть нет даже намека. Странно. Обычно прекрасная половина человечества так себя не ведет. Хотя чего ей бояться? Вся моя красота оказалась бессильна перед ее непосредственным обаянием. Лео сделал выбор не в мою пользу.
  - Ой, совсем забыла, - Кайли передает мне сосуд с какой-то темной жидкостью, - Это тебе лекарство. Лео мне все рассказал. Будешь принимать по пять капель на пол стакана воды ежедневно. Опухоль должна пройти или, по крайней мере, перестать расти. Остальные таблетки можешь выбросить. Они все равно слабо действуют.
  Так. Это уже перебор. Он рассказал ей все обо мне! Даже личную информацию!
  Сдерживаться больше нет сил. Слезы вот-вот проступят. Он никогда не будет моим. Надежды нет.
  - Ребят, - выдавливаю я, - мне что-то нехорошо. Пойду воздухом подышу.
  Как только я вышла за порог Храма, и тяжелая дверь закрылась, ноги сами понесли меня прочь. Подальше от этого места. Я бегу в лес. Дорогу не разбираю. Все дальше и дальше. Иголки елей больно колют лицо и руки. Но я не замечаю ничего. Какие колючки, если сердце разбито!
  Браслет начинает вибрировать. Наверно, это Лео. Не хочу ни с кем говорить. Особенно с ним. Отключаю браслет полностью. Теперь меня никто не будет трогать.
  Я устала бежать. Перешла на шаг. Вся дрожу от истерики. Лицо в слезах. Здесь, в лесу, можно дать волю чувствам, не боясь чужих взглядов. Иду и иду. Прислоняюсь к дереву. Я устала и мне холодно. К тому же начинает темнеть: скоро ночь. Осматриваюсь. В глубине леса виднеется какое-то серое пятно. Возможно, это здание. Иду к нему.
  Передо мной предстал полуразрушенный старый замок. Судя по виду, здание было в свое время внушительных размеров. Сейчас же здесь нет окон, на каменной кладке проступает мох. Стены и перекрытия кое-где провалились. Обхожу здание вокруг. Уже почти темно. Нужно постараться найти вход и укрыться здесь на ночь.
  К сожалению, пока обход не приносит желаемого результата. В том месте, где я нашла вход, здание разрушено. Укрыться не получится. Продолжаю идти дальше вдоль стен. Подхожу к угловой части здания. Здесь расположена башня, на вид вполне целая.
  Идти вдоль башни непросто. Здесь все заросло. Пробираясь сквозь колючки, нахожу деревянную дверь. Дергаю за ручку-кольцо, пытаюсь открыть. Безрезультатно. Дверь заперта. Что делать?
  Как назло начинает болеть голова. Картинка перед глазами размывается. Идти дальше не могу. Упираюсь спиной в стену и сползаю вниз. Сидеть на земле холодно. Но выбора особо нет. Сковавший голову обруч давит все сильней.
  Что это у меня в руке? А... Лекарство от Кайли. Так и бежала с ним все это время. При мысли о сопернице снова начинается истерика. Я кидаю злополучный флакон. Он падает невдалеке. Сил нет зашвырнуть его подальше.
  Мне все хуже. От бессилия начинаю биться головой о стену. Можно включить браслет и позвать Лео, но я лучше замерзну, чем буду говорить с ним сейчас. Слишком глубока рана, нанесенная им.
  Вдруг от ударов головой один из серых камней чуть отодвигается вглубь стены. Старая деревянная дверь начинает со скрипом открываться. Нельзя терять время.На улице оставаться неразумно. Собираю волю в кулак, поднимаюсь и захожу внутрь башни.
  Здесь полумрак. Нет ничего, кроме узкой винтовой лестницы. Начинаю подниматься. Спираль все крутится и крутится. Сколько я прошла? Кажется, я тут целую вечность.
  Резкий приступ головной боли заставляет остановиться. Сажусь на ступеньки. Все. Приплыли. Картинка перед глазами как в тумане. Если пойду дальше - упаду.
  Обхватываю голову руками и опускаю ее на согнутые колени. Мои волосы совсем растрепались и теперь спадают вниз длинными прядями, закрывая лицо.
  Недавние события вновь вспыхивают яркой краской в мыслях. Я снова рыдаю. Здесь хоть плакать никто не помешает. Вдруг слышу голос:
  - Эй, - кто-то теребит меня за плечо, - эй, ты что здесь делаешь?
  - Сижу, - отвечаю я и поднимаю заплаканное лицо.
  Пытаюсь рассмотреть собеседника. Однако почти ничего не вижу. Картинка от головной боли размыта, да и в помещении полумрак. Единственное,что удается заметить, это капюшон, закрывающий половину лица, и неяркий фонарь в руке.
  - Я слышал, ты плакала? Что случилось?
  Кажется, я уже где-то слышала этот властный, не терпящий неповиновения голос.
  - Если парень говорит, что он просто друг, значит он просто друг, - мне так плохо, что хочется хоть с кем-то поделиться своей бедой.
  Человек в капюшоне подносит к моему лицу фонарь, берет за подбородок и поворачивает к себе.
  - Твой парень идиот, - заключает он.
  Я отпихиваю его руку с моего лица и замечаю шрам на ладони. Стоп. Эту руку я точно уже видела. Где? Пытаюсь сообразить.
  - Пойдем, - командует он и пытается поднять меня за руку.
  - Никуда я не пойду! Пустите!
  Я вспомнила его. Это тот самый человек в черном, из Города Развлечений. Тогда он сильно меня напугал, пытаясь выведать личный номер. Только его сейчас не хватало!
  - Если не пойдешь, замерзнешь насмерть. Ночи сейчас холодные. А трупы мне здесь совершенно ни к чему.
  Пытаюсь сопротивляться, но тщетно. Человек в капюшоне берет меня за талию и заставляет подниматься дальше по лестнице. Так, шаг за шагом, мы добираемся до верха башни.
  Пред нами деревянная дверь. Человек в капюшоне достает ключ и отпирает ее. Мы заходим внутрь просторной комнаты.
  Здесь тепло. Тлеет камин. Человек в капюшоне подводит меня к огню и отпускает. Он берет кочергу и ворошит угли, затем подбрасывает еще дров. Я пытаюсь стоять ровно, но мое тело решило объявить бойкот. Ноги подкашиваются, и я грохаюсь на пол.
  Человек в капюшоне крепко ругается, поднимает меня и сажает на кушетку рядом с камином. Затем достает из кармана знакомую бутыль с темной жидкостью, которую я швырнула.
  - Это твое? - спрашивает он.
  - Ну, мое.
  - Ты выронила флакон перед входом в башню. Впредь будь осмотрительнее, это очень дорогое и ценное лекарство. Кстати, зачем оно тебе?
  Так. Только допроса еще не хватало! Да кем он себя мнит?
  - Во-первых, почему вы мне "тыкаете"? Во-вторых, я не буду давать отчет незнакомому человеку.
  - Потому что во время нашей предыдущей встречи ты сама первая начала "тыкать". Неужели забыла? Город Развлечений. Я в черном, ты в белом. Приятный вечер, танец, самый дорогой ресторан, неправильный личный номер...
  - Помню я все. Вашу наглую личность не так-то просто забыть.
  - Благодарю за откровенность, Анна, - он нарочно выговорил мое имя по буквам, - обычно мне все льстят. Однако ты не ответила: зачем тебе это лекарство?
  - Мое дело, - бурчу я.
  Очередной приступ головной боли. На этот раз сильнее, чем предыдущие схватки. Берусь за голову и невольно вскрикиваю. Зрение почти совсем пропало.
  - Анна, что с тобой? Ты больна?
  Человек в капюшоне совсем близко. Я его чувствую, но уже не вижу. Неожиданно на меня напало полное безразличие ко всему. У Лео есть другая. Какой смысл теперь жить?
  - У меня опухоль в мозгу. Голова болит постоянно. Иногда случаются приступы, как сейчас, - решила все рассказать. Может теперь отстанет?
  - Это лекарство от опухоли?
  - Да.
  - Как его принимать?
  - Пять капель на пол стакана. Только я не буду пить эту гадость.
  - Почему?
  - Это личное.
  Чувствую, как человек в капюшоне отходит от меня. Наконец-то отстал. Вытягиваюсь вдоль кушетки, тру виски руками. Так легче. Зрение частично восстановилось.
  - Пей! - он протягивает стакан с водой.
  - Не буду, я же сказала.
  - Отлично. Если не выпьешь, сейчас будет очередной приступ. Ты ослабеешь еще больше, не сможешь сопротивляться. И я тебя изнасилую.
  - Ну ты и козел! - говорю я. Приподнимаюсь с кушетки, беру стакан и залпом выпиваю.
  Лекарство подействовало почти мгновенно. Буря в голове утихла, воцарился гладкий штиль. По телу пробежала волна успокаивающего тепла. Ложусь на кушетку, начинаю дремать. Впервые со дня общения с кристаллом я засыпаю без снотворного.
  - Эй, ты! - над ухом орет какой-то хриплый голос. - Ну ка подняла руки и пошла за мной!
  Я открываю глаза. От резкого тона сон как рукой снимает. Где я? Ах, да! В башне. Человек в капюшоне привел меня. Оглядываюсь вокруг. На меня наставлен пистолет. У агрессора густая черная борода. Кто это? Хриплый голос мне не знаком.
  - Быстрей, давай. Не в санатории.
  Оцениваю ситуацию. В комнате полумрак. От бородача несет перегаром. Значит, реакция замедлена и вероятность осечки существует. Сажусь, чтобы не злить агрессора. Поднимаю руки вверх. Ищу глазами подходящий предмет. На край кушетки оперта кочерга. Это подойдет.
  Что дальше? А если....
  - Ааааа!!! Что это? - кричу я и показываю рукой в сторону.
  Бородач на секунду отвлекся. Этого достаточно. Хватаю кочергу и заряжаю агрессору по голове что есть силы. Он теряет ориентацию, стреляет... Мимо.
  - Дик! Остановись немедленно! - это тембр знаком. Человек в капюшоне выбежал из соседней смежной комнаты.
  Он теперь без капюшона. Только лица все равно не разглядеть: он стоит спиной к окну.
  - Дик, твою дивизию! Что ты творишь? - голос человека без капюшона произвел на агрессора парализующее действие. Он больше не целится в меня.
  - Ваше Величество! В ваших покоях женщина!
  - И что? Если расстреливать всех женщин, попадающих в мои покои, я умру девственником.
  - Но Ваше Величество... Это же секретное место, кроме шпиона сюда никто не мог пробраться!
  Человек без капюшона громко вздыхает.
  - Посмотри на нее внимательно. Никого не узнаешь?
  Бородач включил карманный фонарик и направил луч мне на лицо. Яркий свет слепит. Я пытаюсь закрыться рукой.
  - Да чтоб мне сдохнуть! - бородач отключил фонарик, - Да это же та самая барышня, что Сантиса на чистую воду вывела! Как там... Стип, кажется. Премного извиняюсь, мадмазель! Ошибочка вышла, - бывший агрессор склонился в неумелом реверансе.
  - Анна Стик, - уточняет человек без капюшона, - вот и не верь потом в чудеса. Мы ее по всей планете разыскиваем, а она сама к нам приходит.
  По телу пробегает дрожь. Откуда они знают про Энрике Сантиса? Еще и меня искали? Может, это сектанты Аида хотят отомстить за своего брата? Неужели фиолетовый кошмар повторится вновь?
  Вцепляюсь в кочергу руками, как утопающий хватается за соломинку. Хотя прекрасно понимаю: против Посоха Смерти это ничто. Страх начинает сосать под ложечкой.
  - Откуда вы знаете про Сантиса? - я стараюсь унять дрожь в голосе, - Операция засекречена. О ней знают только Император и его приближенные.
  - Совершенно верно, - человек без капюшона зажигает свечу и ставит ее рядом с собой на стол, - только Император и его приближенные.
  Тусклый свет освещает таинственные черты. Кочерга вываливается из рук. Я вижу его лицо. Передо мной Его Императорское Величество Михаэль I.
  ГЛАВА 24
  Я в шоке. Пытаюсь привести в порядок мысли. Передо мной Высочайшая персона Империи! Что следует делать в таких ситуациях? Кланяться, становиться на колени или падать ниц? Увы. Придворный этикет для меня - темный лес.
  Поскольку что делать - не знаю, остаюсь на кушетке. Михаэль берет стул и садится напротив меня. Смотрим друг на друга.
  Он среднего роста. Крепкая коренастая фигура. Видно, привык держать себя в форме. На вид ему лет сорок. Лицо гладко выбрито. Светлые волосы коротко подстрижены. Больше половины из них - белые. Еще бы! На его посту постоянная нервотрепка. Вот седина и не заставит себя долго ждать. Глаза карие. Небольшие, но хваткие. Взгляд похож на ястребиный. Пощады не жди.
  - Простите, Ваше Величество, - бормочу я. Надо же с чего-то начинать! - я не совсем знакома с этикетом. Мне, наверно, полагается стоять?
  - Забудь слово этикет. Только не здесь. Я сыт по горло дворцовыми церемониями. В своем укрытии я желаю быть свободным от изысканных манер. Однако я вас не представил, - он жестом подзывает к себе бородача,- познакомься, Дик Хантер, начальник моей охраны, а также соратник и самый близкий друг. Он бывает грубым, иногда чересчур. Но лживым - никогда!
  Я протягиваю Дику руку для пожатия. Однако он смущается и неуклюже целует ее.
  - Дик, уже светает. Приготовишь нам завтрак?
  - Да, - мнется бородач, - погодите чуток, старина Дик обслужит по высшему разряду! Какое вино подать?
  - Анна не пьет вина, принеси лимонад!
  - Ваше Величество! Какой лимонад? У меня что тут, кладовая с запасами?
  В хриплом голосе Дика проскользнула нотка раздражения. Видно, они и правда друзья, раз бородач себе это позволяет.
  - Ладно, тогда неси, что есть! Только быстрей! Уморишь еще даму голодом!
  Дик уходит, бормоча под нос что-то о прожорливости современных дам.
  Мы продолжаем сидеть друг напротив друга.
  - Как спала? - Император нарушил молчание первым.
  - Спасибо, Ваше Величество, хорошо.
  Да уж, особенно пробуждение удалось.
  - Извините, можно вопрос? - я хочу кое-что выяснить.
  - Безусловно.
  - Вы сказали, что искали меня. Зачем?
  Михаэль широко расставил ноги, положил на них локти. Таким образом, он приблизился ко мне почти вплотную.
  - Потому что когда я обнаружил твой фокус с подменой номера, пришел в ярость. Начал искать прекрасную бунтарку через свои каналы. Тебя обнаружили в Храме Афины. Но когда я нашел свободное время и стал интересоваться более конкретно, Анну Стикуже отчислили. Потом поиски привели к Храму Афродиты. Однако в тот период у меня опять скопились неотложные дела. Нанести визит музе скульптора Дионисия лично никак не представлялось возможности. Когда наконец-таки появилось небольшое окно в плотном графике, и я уже собрался посетить Афродиту, ко мне на стол попадает запись. Сама догадайся, какая. Я был поражен увиденным. Решил временно тебя не трогать. Дал месяц на восстановление. Когда же полторы недели назад я пожелал вызвать отличившуюся курсантку к себе, Анну Стик опять на месте не обнаружили. Зато вчера вечером она сама ко мне пришла.
  Михаэль ухмыльнулся и откинулся на спинку стула. В комнату вошел Дик, неся на поносе завтрак. Я перебралась на свободное место за столом. После принятого вчера лекарства аппетит просто зверский! Сначала побоялась набрасываться на еду в присутствии августейшей особы, но потом наплевала на приличия и принялась уничтожать содержимое тарелки с максимально возможной скоростью.
  После завтрака Дик подал чай. Горячая жидкость придала бодрости. Сколько сейчас времени? На улице уже светло. Интересно, как там Лео? Решаю включить браслет.
  Е-мое! Больше пятидесяти пропущенных вызовов! Он наверняка ищет меня. Как бы ни было неприятно, пора возвращаться.
  - Простите, Ваше Высочество, - я встаю из-за стола. Он поднимается следом, - мне уже пора. Я пойду?
  - Подожди, - Михаэль уходит в соседнюю комнату и возвращается оттуда с флаконом лечебного средства, - Не забывай принимать согласно рецепту, поняла?
  Так. Опять командный тон. Это раздражает.
  - Спасибо, - говорю я, забирая флакон. Кладу его в карман куртки. О! Да это же куртка Лео! Я так и осталась в ней!
  - И еще. Я хочу, чтобы ты пришла сюда сегодня вечером.
  Ну начинается!
  - Простите, - я пытаюсь выражаться учтиво, - можно прямо спросить? Это то же самое предложение, что вы мне делали тогда, в Городе Развлечений?
  - Отвечу прямо. Я этого по-прежнему хочу. Но! Ты сейчас проходишь курс лечения препаратом из Храма Деметры. Это исключает подобного рода контакты. Поэтому я хочу видеть тебя сегодня в качестве собеседника. Днем у меня дела, а вот вечерами я один. Тоска бывает страшная.
  - А Дик?
  - Дик предпочитает вечера проводить в компании бутылки. Есть слабинка. Ты же была в Храме Афродиты. Должна уметь развлекать.
  - Ну... это... при всем уважении... я, наверно, сегодня уеду, - бормочу, потихоньку пятясь к двери. Ужасно не хочется приходить сюда снова, однако пристальный взгляд Его Величества дает понять, что неповиновения он не потерпит, - Но если останусь, приду. Да, я приду, - нехотя соглашаюсь я.
  - Еще одно. О том, что я здесь, знает только Верховная Жрица Деметры.
  - Я поняла. Буду молчать. До свидания.
  Толкаю дверь, она поддается. Выскальзываю в коридор и быстро бегу по винтовой лестнице вниз.
  На улице включаю карту. Нужно проложить путь до Храма Диметры. Виртуальный консультант выводит меня на небольшую протоптанную дорожку. Спасибо карте: так идти намного удобнее, чем бежать сквозь лес как попало. Кое-где на дорожке видны следы от протектора шин. Судя по отпечатавшемуся рисунку, здесь проезжал мотоцикл. Так вот на чем передвигаются товарищи из башни.
  Путь до Храма занял минут сорок. Вчера вечером я металась по лесу намного дольше. Наверно, ходила кругами. Когда уже почти подошла к Храму, ко мне подбежал охранник и перегородил путь.
  - Мадмуазель Стик, мне приказано задержать вас.
  Охранник включает переговорное устройство и с кем-то общается. Буквально через минуту к нам подбегает запыхавшийся Лео. Вид у него угрожающий.
  - Благодарю, вы свободны, - обращается самый красивый парень к охраннику. Когда тот уходит, Лео хватает меня за плечо и начинает трясти, - Ты где была? Я столько вызовов отправил! Переполошил всех. Тебя всю ночь искали!
  - Эй, полегче! - я высвобождаю руку, - Я гуляла в лесу. Разве нельзя?
  - Что там ночью делать? К тому же ты обязана была поставить меня в известность. Я отвечаю за тебя.
  - Да что ты? - я почему-то хочу ему нагрубить, - Я сама за себя отвечаю, и хватит меня опекать! Не маленькая! Иди лучше своей Кайли сопли вытирай!
  Самый красивый парень смотрит на меня, потом разворачивается и уходит. Он обиделся. Нет!!! Только не уходи!
  - Леонардо, прости! - я догоняю его и вешаюсь на руку, - Ну прости, пожалуйста! Я ужасно поступила! И вчера, и сейчас. Прости!
  Он останавливается. Я утыкаюсь головой в его руку.
  - Ладно, проехали, - самый красивый парень простил. Ура! -Нам надо нанести визит Верховной Жрице. Сейчас придет Кайли. Пойдешь с ней. Тебе надо привести себя в порядок. В таком виде нельзя к начальству.
  Да, выгляжу я неважно. Волосы растрепаны, обувь в пыли, куртка грязная. Кстати, куртка!
  - Лео, твоя куртка... - хочу ее снять, но Лео останавливает меня.
  - Оставь пока. Без нее замерзнешь.
  Приходит Кайли, ведет меня в свою комнату. На территории Деметры два жилых корпуса: для мужчин и для женщин. Зачем такая строгость?
  По дороге веселая кудряшка объясняет, что ей, как лучшей студентке на курсе, позволили занять отдельную комнату. Если Верховная Жрица позволит мне остаться, я могу поселиться у Кайли. Остаться? У меня другие планы. Сбежать бы от этой башни подальше.
  Но выяснение всех нюансов решила оставить на потом. А сейчас, находясь в комнате Кайли, надо принять душ, отправить одежду в моментальную чистку, уложить волосы. Кстати, о моментальной чистке. На Планете Богов почти везде примитивный труд механизирован. Но здесь, у Деметры, технологии на порядок выше. Чтобы вычистить одежду, достаточно положить ее в специальный контейнер и уже через две минуты достать в полной боевой готовности. В родном "Муравейнике" подобная операция занимает минимум два часа.
  Чистая, бодрая и без головной боли отправляюсь к начальству. Приемная Верховной Жрицы находится прямо при Храме. Перед кабинетом нас с Кайли ждет Лео. Мы заходим.
  Можно долго гадать, существует ли любовь с первого взгляда. Однако в том, что существует ненависть с первого взгляда, я теперь знаю точно. Верховная Жрица, мадам Сильвия, оказалась женщиной весьма внушительных размеров. Вот это проблемы с обменом веществ! Или просто обжорство? В любом случае, диета! И срочно!!!
  При взгляде на меня мадам Сильвия загорелась неприязнью. Акогда Лео стал объяснять, что у его ученицы опухоль и ей необходимо наблюдение Последователями Деметры, Верховная Жрица усиленно замахала руками и начала пищать скороговоркой:
  - Нет, нет, нет! Этого я позволить не могу! Мы не занимаемся благотворительностью! Все места для обследования заняты. Очередь расписана на семь лет вперед! Здесь серьезное учебное заведение, не терпящее посторенних! Я знаю, у Афины сейчас каникулы, но у нас учебный год в самом разгаре! Никаких лишних людей! Нет, мой мальчик, - это она к Лео обратилась, - к тебе это, конечно, не относится. Можешь оставаться у нас сколько пожелаешь. Ты прекрасный человек, мы всегда рады тебе. Но она! Нет! Хватит того, что вы, голубки, упросили отдать ценнейший экстракт. Хвати с нее! Пусть наблюдается у обычных врачей.
  Нет? Вот и отлично! Не очень-то и хотелось!
  Я хочу развернуться и уйти, но в разговор вступила Кайли.
  - Мадам Сильвия, послушайте. Вы ведь прекрасно знаете, какой популярностью пользуется Храм Деметры. Как много людей хотят заполучить наши лекарства и наблюдаться у Последователей в целях поправки здоровья. Но вам также известно, насколько трудно найти человека, согласившегося пройти экспериментальное лечение. У меня есть один проект, как раз посвященный опухолям. Но чтобы его закончить, необходима практика. Если бы Анна согласилась на... ну, попробовать... Это всем бы принесло пользу.
  Так. Быть подопытным кроликом?
  - Кайли, дорогая, - Жрица потрепала ее по щеке, - ты, как всегда, слишком добра! Поверь моему опыту, она - Сильвия бросила презрительный взгляд, - этого не стоит! Не нужно распылять свой талант по пустякам!
  - Мадам Сильвия, разрешите, ну пожалуйста! - умоляет ее Кайли.
  - Хорошо, - поддается на уговоры толстуха, - Только под вашу ответственность. Если эта особа что-нибудь выкинет, - она презрительно прищурилась, - отвечать будете вы двое! - Жрица имеет ввиду Кайли и Лео.
   Эй! А меня спросить? Я, может, домой хочу! В "Муравейник"!
  Когда мы вышли из кабинета, пытаюсь донести свой протест до Лео. Но он и слышать ничего не хочет.
  - Ты чего, с ума сошла? Упускать такой шанс! Обычные врачи не помогут, а Кайли вылечит. Так. Слушай приказ. Она теперь твой босс. Что скажет, то и будешь делать.
  После обеда Лео настоял, чтобы мы с Кайли отправились в ближайший город за покупками. Моя форма курсанта Афины не рассчитана на царящие здесь морозы.
  Мы с веселой кудряшкой в торговом центре. Присутствие соперницы угнетает. Она постоянно пытается завести разговор, но я отмалчиваюсь. Как же раздражает ее голос!
  В качестве верхней одежды Кайли предлагает выбрать шубу. Но я, повертевшись перед зеркалом в этих пушистых кандалах, отшвырнула изделие в сторону. Ни бежать, ни, тем более, драться в подобном одеянии невозможно.
  Тогда Кайли повела меня в магазин спортивных товаров. Вот это другое дело! Выбираю несколько понравившихся костюмов.Веселая кудряшка не очень понимает мой выбор.
  - Но это же брючные спортивные костюмы! Неужели тебе не хочется хоть на каникулах одеться красиво? - недоумевает она.
  - Нет. Не хочется. Я хочу бегать, прыгать, лазить. Всегда!
  Ухожу в другую часть магазина. Надо еще обувь выбрать и шапку. Кайли плетется за мной.
  - Слушай, - она опять пристает, - раз ты так любишь движение, может, составишь нам с Лео компанию на лыжной трассе? Мы туда часто кататься ездим.
  Нам с Лео! Блин. Как же приятно это слышать!
  - Нет, - рявкаюя, - ненавижу снег.
  Опять пытаюсь скрыться от нее за прилавком с товарами. На этот раз получается. Странно. Может, что-то случилось? Потихоньку выглядываю из-за прилавка.
  Да, случилось. К Кайли подошли три девушки и один долговязый парень. Интересно, о чем они говорят?
  - О, Кайли, дорогуша, какая встреча! - щебечет девушка с длинным носом, - Ну ка, покрутись!
  Девушки, играя, крутят Кайли вокруг своей оси. Кажется, ей это неприятно, но она не сопротивляется.
  - Дорогуша, - продолжает носатая, - да ты же поправилась! Скоро потребуется шить новое форменное платье, старое-то по швам разойдется.
  Девушки разражаются едким смехом. Вот подстава! Подкалывать веселую кудряшку - моя забава.
  Но почему-то Кайли тоже смеется. Она что, не поняла ничего?
  - А что это за прическа? - продолжает напор носатая, теребя пышные волосы своей жертвы. - Подстригись! Слышишь? Немедленно подстригись! Это птичье гнездо, а не прическа!
  Девушки снова заливаются гомерическим хохотом. Так. Это уже слишком. Я, конечно, терпеть не могу свою соперницу, но унижать девушку моего любимого позволительно только мне!
  - Вам не нравятся кудри? - я выхожу из укрытия, - Вы совсем не в курсе современных модных тенденций? Между прочим мадам Алина, Верховная Жрица Афродиты, хорошая знакомая Леонардо Гарсия, ее парня, - я подхожу к Кайли ссади и обнимаю ее за плечи, - мадамАлина говорит, что в этом сезоне следует носить исключительно кудри. У нее у самой волны на голове, и меня заставила завиться. Вот.
  Я картинным жестом распускаю свои роскошные длинные волосы. Они вьются сами, но это сейчас не важно. Девчачья компания заметно притихла.
  - Девочки познакомитесь, - Кайли решила меня представить, - это Анна, ученица моего Лео. Она действительно провела какое-то время у Афродиты. Выполняла особо опасное задание!
  - Знаем мы, какие задания там выполняют! - носатая опять всех рассмешила.
  - Да ну? - продолжим перепалку, - Знаешь? С такой-то внешностью?
  Теперь забавляюсь я. Надо еще что-то предпринять. Так. Долговязый парень держит за руку носатую. Возможно, ее пассия. Наш разговор ему не интересен, он повернулся к прилавку и что-то рассматривает.
  - Молодой человек, - я подхожу к парню и дарю очаровательную улыбку. Он явно не привык к женскому вниманию и немного смущен, - вы бы не могли помочь мне подобрать костюм для катания на лыжах? Мне очень нужно, но местные продавцы-консультанты ни на что не годятся. А вы, - я бросаю восхищенный взгляд, - вы выглядите таким опытным в этом деле. Помогите, прошу вас!
  Я слегка прикусываю губу. Парень начинает глупо улыбаться. Ему явно льстит мое внимание.
  - Для этого есть обслуживающий персонал. Обратись к ним! - носатая старается оттянуть от меня парня.
  - Ой, у вас плохо со слухом? Могу дать телефон отличного врача. Я же сказала: консультанты ни на что не годятся! Молодой человек, помогите! Куда нам идти? - бросаю очередной притягательный взгляд.
  - Э...кажется, туда! - парень хочет пройти в другой отдел, но носатая силой его удерживает.
  - У нас дела! -оттягивает она его, - Пошли!
  - Но ты же говорила, времени вагон!
  - Пошли!!! - она почти кричит.
  Веселая компания быстро удаляется.
  - И еще есть телефон отличного пластического хирурга! - кричу я вдогонку, - Укорачивает длинные носы, чтобы в чужие дела не лезли!
  А Кайли... а Кайли машет им рукой с милой улыбкой.
  - Кайли, - поворачиваюсь к ней, - это что сейчас было?
  - Э...ты передумала и решила покататься с нами на лыжах?
  - Нет! - во дает! Она что, ничего не поняла? - Почему ты позволяешь так с собой обращаться?
  - Как так?
  - Они же над тобой смеялись! Неужели не заметила?
  - Нет, ты что? Это же ребята из Храма Деметры. Мы учимся вместе. Они никогда не стали бы... Просто беспокоятся за меня.
  Мда.... Тяжелый случай.
  - А замечание насчет фигуры?
  - Так это комплимент! Лео говорит, что девушка должна быть в теле. Иначе какая из нее мать выйдет? Ему нравится, когда я поправляюсь. Кстати, тебе бы тоже не мешало немного набрать вес. Ты такая худенькая!
  - Нет, нет...эээ мне и так хорошо.
  Я смотрю на веселую кудряшку. Талантливый человек, но ничего не смыслит в жизни. Сколько еще раз ее будут обижать, вытирать ноги? Она такая беззащитная!
  - Ох, Кайли, Кайли...- вздыхаю я. - Какая ты наивная! Но ничего, пока я рядом, ни одна собака тебя не тронет! - у меня порыв героизма.
  - Вот! Вот! Ты выражаешься как Лео! Он почти то же самое говорил! Вы и правда, очень похожи, мыслете одинаково!
  Мы еще какое-то время проводим в торговом центре. Кроме одежды я купила себе прибор ночного виденья. Боюсь, придется опять отправиться на прогулку в темное время суток. Его Величество не потерпит, если я не приду.
  ГЛАВА 25
  Возвращаемся в Храм Деметры уже под вечер. Лео приходит до отбоя к нам в комнату. Хочет пожелать своей любимой спокойной ночи. Они похожи на пару воркующих голубков. Он с нее буквально пылинки сдувает. Не то, что со мной. Уроки рукопашного боя без поблажек.
  Не могу выдержать этой слащавой идиллии и выхожу в коридор. Когда возвращаюсь, Лео уже нет. Я начинаю собираться на ночную прогулку. Кайли удивленно на меня смотрит.
  - Ты куда?
  - Гулять.
  - Сейчас же ночь!
  - Ну и что? Ты сама разве никогда не гуляла под звездами? Например, с Лео?
  - Как ты можешь такое говорить! Нет! Мы же не женаты! И после отбоя нельзя выходить!
  - Это студентам нельзя. А я в лес хочу.
  - Ночью? Это опасно!
  Пошли по второму круги.
  - Кайли, послушай. Я с детства провожу много времени в лесу. Я его обожаю! Только там могу дышать полной грудью. Уж если где и бывает опасно, то только не там.
  - А... Поняла. Ты стараешься слиться с природой, уловить дыхание жизни, почувствовать ее порывы, открыть секреты круга бытия, познать основы потерянной Истины. Тогда гулять в лесу стоит! - она одобрительно кивает.
  - Э...ну типа того... - я ничего не поняла из ее речи, - Пойду, пожалуй.
  Надеваю прозрачные очки. В них встроена функция ночного видения. Натягиваю шапку и скрываюсь в коридоре.
  Ступеньки все вертятся и вертятся по спирали. Наконец передо мной предстает знакомая деревянная дверь. Толкаю ее в надежде, что не откроется. Однако она легко поддалась. Вхожу в комнату.
  Здесь никого нет. Я стою и не знаю, что делать дальше. Рассматриваю скудную обстановку. Мебели почти нет. Только стол со стульями посередине и кушетка у камина. Все. Подобный аскетизм не очень-то вяжется с высоким положением обитающих здесь людей.
  Кроме входной двери, есть еще две. Они закрыты. Наверно, за ними смежные комнаты, которые выполняют функции спален.
  Однако ожидание затягивается.
  - Эй! - кричу я, - здесь есть кто-нибудь?
  В ответ - тишина. Мнусь еще какое-то время.
  - Ну ладно, если никого нет - я пошла, - заявляю я и направляюсь к выходу.
  - Я тебе уйду! - а вот и знакомый хриплый голос.
  В комнате стоит Дик Хантер и держит в руке бутылку.
  - Его ВысокоВеличество заставил пол планеты облететь, - заявляет Дик и ставит бутылку на стол, - Найди, говорит, самый лучший лимонад. Пришлось аж в Город Развлечений мотаться.
  Бородач Хантер приносит стакан, ставит его на стол и открывает бутылку.
  - Ну, что встала? Садись, давай, пей!
  Я отодвигаю стул, приземляюсь за стол. Беру бутылку и наливаю ее содержимое в стакан. При этом не свожу взгляда с Дика. А он не такой грозный, как хочет казаться. Фигура внушительная, движения грубые, чем-то медведя напоминает. Но выражение полного бородатого лица вполне дружелюбное. Злобы в глазах нет. Хоть он и старается принять хмурый вид, я его больше не боюсь.
  - Интересно, куда вас отпарят завтра, если я скажу, что на самом деле люблю не лимонад, а шоколад? - заявляю я, медленно потягивая сладкую жидкость.
  Мистер Хантер подносит к моему лицу внушительного вида кулак.
  - Только попробуй! - бурчит он.
  Я строю ему рожу и продолжаю наслаждаться моим лимонадом. Тем временем Дик берет стул и садится напротив меня за стол.
  - Так, барышня. Дай-ка я твой личный номер запишу. Высоко-Вашество такой приказ отдал. Не ломайся. Он все равно узнает. Лучше, если это будет по-хорошему.
  - Ну...ладно. Только можно и я ваш запишу? Ну мало ли что? - если уж играть, то не в одни ворота.
  - Да без проблем. Пиши.
  Дик отодвигает рукав, и я вижу браслет. Такие выдают только в "Муравейнике".
  - О! - удивляюсь я, - да вы тоже у Афины учились!
  - Было время, - вздыхает он, и мы обмениваемся информацией. - Эх, веселые деньки были. Ну, а сейчас там как? Расскажи-ка товарищу о веселых буднях курсантов.
  - Э... а что рассказывать-то?
  - Неужели ничего интересного не случалось? Вы же молодые! Неужели веселиться разучились?
  - Да не было ничего такого. Учимся и все... Хотя нет, одно происшествие имеется.
  Я рассказываю Дику о всеобщем бунте против четверокурсников. Лицо бородача светлеет, в глазах загорается азарт.
  - Так и избили их всем миром? - хохочет он. - Наконец-то боевой дух в Афине проснулся. Может хоть из вашего поколения что-то получится. А то по долгу службы частенько приходится испытывать новых Последователей. Люди для охраны постоянно требуются. Смотришь бумаги - боец хоть куда! А на деле он только в спортзале герой. При реальной опасности сразу тушуется. Лишь за свою шкуру дрожит.
  - Вы давно начальник охраны? - мне хочется узнать этого человека поближе.
  - Двадцать лет уже. Как его Высоко-Вашество на трон взошел, так и позвал меня к себе. Иди, говорит, ко мне на службу. Друг ему нужен был. А то одни пираньи со всех сторон.
  Дик достал из-за пазухи какую-то флягу, открыл, отхлебнул...
  - Я ведь Его Вашество с пеленок знаю. Мне десять лет было, когда он родился. Я к нему приставлен был как нянька. Должность эта почетной считалась, вот мои родители и продвинули меня. Уж чего только я от этого мальца не натерпелся: и кашей кормил, и сопли вытирал, и горшки выносил. Все вокруг завидовали мне. Мол, за дофином присматривает, высокое положение при дворе занимает. А мне со сверстниками играть хотелось, бегать, драться... Да и какая из меня, пацана, нянька-то в десять лет? Но слово родительское - закон. Такая удача, говорили они, не каждому выпадает.
  Потом время учиться пришло, к Афине меня отправили. Здесь уж я оторвался за все годы затвора. Чего только не творил! Страсти бушевали, о-го-го! Затем служить пошел. Я в патруль попросился. Горячее время было. Это сейчас поспокойней стало, а тогда... Банды почти в каждое дежурство ловили. Пиратов этих...
  А потом старый Император ушел в мир иной. Пришло время Михаэлю на престол заходить, вот он обо мне и вспомнил. Тогда он слабый был. Мало кто его поддерживал. Вот дядька родной новоиспеченного Императора чуть во сне не зарезал. Хорошо, Михаэль проснуться успел и руку подставить. Видела шрам у него на ладони? Вот с тех пор и осталось напоминание о кровном родственничке.
  Дик берет флягу и делает очередной глоток. Запах спирта долетает до моего носа. Я непроизвольно морщусь.
  - Мистер Хантер, - говорю я, - как вы можете пить, находясь на службе?
   Он бросает на меня недовольный взгляд.
  - Это, барышня, не твое дело. Дик Хантер всегда в отличной форме: силен, умен и меток. Несмотря ни на что.
  - Ну да. В вашей меткости в нетрезвом виде я вчера лично убедилась.
  Дик кладет локоть на стол, подвигается ближе.
  - Тебе, конечно, галочка полагается за сообразительность, - он трет ушибленное вчера кочергой место, - но если бы передо мной стояла задача убрать, а не напугать, ты бы сейчас лимонад не пила!
  - Дик, - раздается за его спиной голос Императора, - ты опять пугаешь мою гостью? Все. Можешь идти. Свободен.
  Мистер Хантер закатывает глаза, поднимается из-за стола и уходит в свою комнату.
  - Анна, - обращается ко мне Михаэль деловым тоном, - уступи место. Мне надо работать.
  Я послушно встаю и перемещаюсь на кушетку. Больше-то мебели нет. Михаэль садится за стол, раскладывает какие-то бумаги. Кладет переносной компьютер, включает его. В воздухе возникает панель управления. Михаэль начинает водить пальцами по возникшим образам, что-то записывает.
  Он полностью погрузился в работу. Меня не замечает. Я сначала сижу, потом решаю прилечь. Делать-то все равно больше нечего. Постепенно подкрадывается сон. Я ему не сопротивляюсь.
  Просыпаюсь уже среди ночи. Сколько сейчас времени? Включаю браслет. Три часа. Чувствую на себе что-то. Это плед. Выходит, Михаэль укрыл меня. Интересно, он ушел? Как ни странно, нет. Все еще работает. Хм...
  - Чего проснулась? - Михаэль бросил на меня беглый взгляд, - Спи!
  - А вы когда отдыхать будете?
  - Это не должно тебя интересовать. Если хочешь знать, мне вполне достаточно двух-трех часов отдыха в сутки.
  Два часа?! Это круче, чем у Афродиты. Да как такое вообще можно выдержать? Нет, он точно маньяк. Однако Михаэль прав. Я лучше буду спать. Завтра, то есть уже сегодня первый день лечения у Деметры.
  Утром завтракаю в обществе Дика. Императора нет, а я не решаюсь спросить, куда он делся. Поглощаем завтрак молча. После чая собираюсь уходить.
  - Смотри, барышня, - кидает на прощанье Дик, - чтоб вечером опять пришла.
  - Зачем? - честно говоря, я совсем не поняла смысла моего пребывания здесь. Для мебели, что ли?
   - Не твое дело. Таков приказ.
  Закрываю за собой дверь, спускаюсь по спирали вниз. Честно говоря, вся эта история с башней начинает напрягать.
  Учебный день у Деметры начинается рано. Уже с семи утра все на занятиях. Я, согласно графику, в первую половину дня должна проходить лечение.
  Мы с Кайли и Лео направляемся в так называемую Кладовую Знаний. Мимо нас то и дело проходят студенты. Форма у учащихся темно-зеленого цвета. Девушки носят длинные платья до пола, молодые люди одеты в брюки и пиджаки. И как им всем не холодно? Я в шапке и утепленном спортивном костюме, и мне не жарко. На мое недоумение Лео отвечает, что форма студентов изготовлена из особого материала, в котором комфортно себя чувствуешь и при высоких, и при низких температурах. Плюс на случай сильных морозов устав разрешает учащимся надевать накидки с капюшонами.
  Отдельного внимания заслуживает внешность студентов. В общей своей массе они некрасивы до безобразия. Одни толстые как бочки. Другие, наоборот, тощие и сутулые. Цвет лица нездорово-бледный, иногда даже зеленый. Видно, эти ребята не дружат со спортом и прогулками. Многие носят очки, которые уродуют и без того невыразительные черты лица. Да...на их фоне пышногрудая Кайли со здоровым румянцем просто королева!
  Тем временем мы приблизились к Кладовой Знаний вплотную. Здесь сосредоточена научная жизнь Деметры. Это высокое, этажей в десять, здание серого цвета. Похоже, на территории Деметры все строения такой окраски. Архитектура примитивная. Это простое прямоугольное здание без изысков.
  - Приготовься, Анна, - торжественно заявляет Лео, - сейчас ты попадешь в самую ценную научную станцию в Империи! Именно здесь изготавливают и хранят уникальные лекарства!
  Внутри нас просят снять верхнюю одежду и выдают белые халаты. Мы идем вдоль ровных коридоров, садимся в лифт, отправляемся на седьмой этаж. Тут находится личная лаборатория Кайли. Видно, она здесь на хорошем счету, раз пользуется столькими привилегиями.
  По коридорам туда-сюда снуют студенты, преподаватели, иногда пациенты. Однако я не заметила в здании ни одного охранника. На мой вопрос, как же столь ценную научную станцию оберегают от нападений, Лео ответил:
  - Здесь все автоматизировано. Как в "Муравейнике".
  - Сравнил! "Муравейник" - укрепленная подземная крепость, напичканная военными. А здесь одни ботаники шатаются. Воруй - не хочу!
  - Зря ты так! Заметила, что у Деметры вся техника на высочайшем уровне? То же самое касается системы безопасности. Все автоматизировано. К тому же, если доверить охрану людям, всегда есть риск подкупа, а машина стабильна. Здесь везде камеры слежения и сканирующие устройства. Если только система обнаружит чужака, а она не может его не обнаружить: все посетители строго оговорены, окна, входы и выходы блокируются. В помещение пускается усыпляющий пар, от которого не спасет ни один противогаз. Злоумышленники отключаются минимум на сутки. За это время помещения проветривают, и полиция спокойно выносит воришек в уже обезвреженном состоянии.
  - А кто управляет этой системой?
  - Я же уже говорил, все действует на автомате.
  - Нет, ты не понял. Кто настраивает систему? Дает первоначальные команды?
  - Все было настроено еще много лет назад. Поскольку Кладовая Знаний - объект глобального значения, разработкой и установкой системы безопасности занималась тайная полиция. Даже Верховная Жрица не знает всех нюансов. Система безопасности находится на попечении ближайшего окружения Императора.
  Мы доходим до личной лаборатории Кайли. Дверь открывается, и я оказываюсь буквально в другом мире. Внушительных размеров комната вся заставлена различными склянками с жидкостью и без, а также аппаратурой. Есть насколько компьютеров и плоских экранов на стене. Из знакомых предметов только микроскоп, остальное - недоступные моему скудному разуму научные разработки. В стеклянных колбах, находящихся рядом со мной, жидкость пускает пузырьки. Во круто! Прям неиссякаемая газировка, не иначе. Я беру колбу, хочу ближе рассмотреть, чуть взбалтываю жидкость...
  - Нет! Анна, поставь это! - кричит Кайли, выхватывает у меня из рук колбу и ставит ее на место. - Ты только что не взорвала нас всех! Это опаснейшая смесь! Анна, пожалуйста, ничего здесь не трогай! Не обижайся, но так нужно.
  Что это с веселой кудряшкой? В лаборатории она вся преобразилась. Никакой наивной девочки. Теперь на ее месте научный сотрудник, не терпящий посягательств на свой труд. Кайли в своей лаборатории ведет себя сдержанно и строго. В голосе нотки начальника. Указания прямые и четкие. Здесь ее вотчина, ее правила.
  - Лео, - командует Кайли, - оставь нас пожалуйста. Мне нужно проверить у Анны дисфункцию центральной артерии коры головного мозга. Боюсь, что мышечное мышление опухоли замедляет движение крови малого круга кровообращения.
  Это чего она сейчас сказала? Смотрю на Лео - он, кажется, тоже слабо понял.
  - Ну...-протягивает он, - раз мышление замедляет... то я, пожалуй, пойду. А, чуть не забыл. Скажи, Кайли, а моей ученице физические нагрузки при лечении не противопоказаны? Ей тренироваться надо.
  - Не противопоказаны. Даже наоборот. Так кровь лучше по организму циркулировать будет. Тренируйтесь на здоровье.
  - Отлично. Анна, после обеда ты моя. И не вздумай отлынивать!
  Я твоя! О! Как здорово это звучит! Мой дорогой, я и не подумаю отлынивать!
  Дверь за Лео закрывается. Кайли приступает к своим экспериментам над несчастной подопытной.
  К обеду опыты прекратились. На мое счастье, все прошло безболезненно. Довольная, что первый день подопытного кролика закончен, отправляюсь на тренировку с Лео. Самый красивый парень предложил начать с пробежки.
  Движемся по лесной тропинке. Плечо к плечу. Здесь только мы, никакой Кайли. Похоже, время тренировок - это единственная часть суток, когда Лео будет лишь моим.
  - А как вы познакомились? - мне хочется занять время беседой.
  - Это произошло три года назад. Я как раз четверокурсником был, проходил здесь практику. В один прекрасный день увидел эту восхитительную копну волос... и влюбился. Сразу и бесповоротно. Знаешь, так иногда бывает. С тех пор я здесь частый гость.
  Знаю ли я, как это бывает? Ох, Лео, дорогой ты мой! Лучше бы не знала!
  - Месяцев через девять Кайли закончит обучение, мы поженимся и я поеду наконец служить по распределению. А пока придется коротать время в качестве преподавателя у Афины.
  Сердце облилось кровью. Они поженятся! И зачем я этот разговор затеяла? Вот дура! Прикусываю язык и в оставшуюся часть тренировки стараюсь не вспоминать о ненавистной сопернице.
  Следующие дни потекли в установленном порядке. Утром нечеловеческие эксперименты Кайли, потом занятия с Лео, и, наконец, посещение заброшенной башни. Если с дневным расписанием все понятно, то мое ночное времяпровождение никак не укладывается в привычную логику. Его Величество совершенно не обращает на меня внимания. Я-то думала, мне придется его развлекать, а в действительности просто прихожу и ложусь спать. Все. Зачем это ему надо? Или я играю роль вазы с цветами, которая украшает комнату и никого не трогает?
  Хорошо еще, иногда мистер Хантер составляет мне компанию. Он знает столько баек! А опыт какой! Стреляный волк. Слушаю его с большим удовольствием, он начинает мне нравиться. Похоже, это взаимно. Дик рассказывает, что еще лет двадцать назад в Империи царил хаос. Старый император в последние годы своего правления сильно болел, власть фактически перешла к министрам. А они начали тянуть одеяло каждый на себя. В результате порядок в стране пошатнулся. Все государственное имущество разворовали. Безденежье, разруха...Людей продавали в рабство везде. Объявления подобного типа были в открытом доступе. Дик говорит, веселое время было. Полиция вся купленная, ничего вообще не делала. Преступники и не думали скрываться: их никто не трогал. Императорский патруль, в котором Дик служил, еще хоть как-то функционировал, зато остальные службы... Именно в такой обстановке взошел на престол Михаэль. Да, за двадцать лет он сделал немало. Наладил добычу ископаемых, поднял промышленность, встряхнул армию и другие военные ведомства. Заново присоединил к Великой Империи отпавшие области космического пространства.
  Надо же! А я всегда считала, что мы плохо живем. Оказывается, все относительно.
  В таком ритме прошло примерно недели две. Как-то раз вечером отправляюсь на очередную ночную прогулку. Закрываю дверь комнаты Кайли, иду по коридору женского жилого корпуса. Дорогой думаю о том, как все-таки хорошо, что я не ночую с соперницей под одной крышей. А то велик соблазн придушить ее во сне подушкой, или вонзить нож в сердце по самую рукоятку, или стащить пистолет у Лео и... Занятая этими приятными мыслями, сталкиваюсь нос к носу с Верховной Жрицей Деметры. Ух, ты! Да она еще толще стала!
  - И куда это вы направляетесь на ночь глядя, мадмуазель Стик? - промямлила она едким голосом.
   - В лес гулять, - это стандартная отговорка.
  - А вы что, за все время пребывания здесь не удосужились ознакомиться с уставом? Или читаете плохо?
  Во попала! Чего ей надо?
  - Благодарю за беспокойство о моем образовании, - отвечаю холодным тоном, - но устав рассчитан на студентов, каковым я не являюсь, к моему счастью.
  - Да что вы говорите? Забыли, что вам оказана неслыханная милость? Вы лечитесь здесь! И еще смеете припираться со своей благодетельницей? Ну-ка разворачивайтесь, и марш в комнату. Храм Деметры - приличное учебное заведение. Здесь чтут законы абсолютной Истины! Это вам не распущенная Афродита! Ишь чего надумала! По ночам где-то шататься!
   Секунду мнусь в нерешительности. Послать бы ее, но я, к сожалению, действительно завишу от милости Жрицы.
  - Хорошо. Только позвоните, пожалуйста, вашему гостю из заброшенной башни, и скажите ему, что это вы меня не отпустили.
  Глаза Жрицы полезли на лоб. Они вот-вот выскочат из орбит.
  - Да ты...да я всегда догадывалась... - задыхается она от гнева, - что ты из себя представляешь! Особы подобного рода ничем хорошим не заканчивают!
  - Так вы позвоните или нет? - надоело слушать этот бред, - а то если я вовремя не появлюсь, у нас обеих будут большие проблемы!
  Жрица застыла. Шевелит губами, но звуков не произносит. Видно, угроза императорского гнева подействовала.
  - Тогда я пойду, - заканчиваю разговор, разворачиваюсь и направляюсь в сторону выхода.
  ГЛАВА 26
  В комнате, расположенной на верху башни, тепло. Камин разгорелся, и теперь можно наслаждаться волнами жара, исходящими от пламени. Сегодня на улице холоднее обычного, и я маленько подмерзла. Подношу руки к огню и пытаюсь согреться. Мои пальцы дрожат. Однако виной этому не суровый климат, а заносчивая манера обращения мадам Сильвии.
  Стоять надоедает. Пододвигаю кушетку ближе к камину. Сажусь напротив огня, кладу локти на колени и опускаю на них голову.
  - Что случилось? - бросает реплику Император. Надо же! Счастье какое! Заметил меня.
  - Ничего, - отрезаю я.
  Надеюсь, отстанет, и можно будет снова спокойно заняться жалостью к себе. Однако Император решил по-другому. Он оторвался от работы. Я это краем глаза вижу.
  - Опять голова? - что это в его голосе? Неужели беспокойство? - Ты лекарство пьешь?
  - Да пью я все. Голова теперь не болит.
  - Тогда что случилось?
  Ну пошло-поехало. Допрос начался. Не хочу ничего отвечать. Молчу. Тогда Михаэль встает из-за стола и подсаживается ко мне рядом на кушетку.
  - Я же сказала: ничего. Все хорошо!
  - А я вижу, что не хорошо.
  Он пытается погладить меня по голове. Это неприятно и я инстинктивно отодвигаюсь на другой конец кушетки.
  - Ладно, - Его Величество больше не протягивает рук, - тогда я позвоню мадам Сильвии и потребую дать отчет о твоем времяпровождении.
  - Мадам Сильвия?! Да она меня ненавидит!
  И тут меня понесло. Я рассказала все, каждую встречу, в мельчайших подробностях и даже лицах.
  - И, главное, за что она так со мной? - продолжаю я, - Наира поначалу тоже меня недолюбливала, но ее антипатия понятна: насильно курсантку навязали, проблемы создали. А здесь? Что я этой толстухе сделала? Почему она считает себя вправе упрекать меня в несоблюдении законов Истины, если все сведения о ней были утеряны? Где логика?
  Император внимательно смотрит на меня, чуть склонив голову набок.
  - Все здесь логично, - замечает он, - если ты обратила внимание, природа наградила Сильвию незаурядным умом, но забыла подбросить хоть немного красоты. Как думаешь, отсутствие мужского внимания добавляет мягкости к характеру? Нехватка поклонников сделало Сильвию раздражительной, даже желчной. А тут появляешься ты. Девушка, которая блистала у самой Афродиты! Ее реакция вполне естественна. Неужели ты этого не понимаешь?
  Я напряженно слушаю. А ведь он прав! Все именно так!
  - Что касается абсолютной Истины, - продолжает Михаэль, - вспомни нашу первую встречу, в Городе Развлечений. Тогда я рассказывал тебе о своих занятиях на Планете Богов, - ого! Неужели он так хорошо помнит тот вечер? - Я посещаю Храм Хранителей Истины. Он расположен недалеко отсюда. Основные знания об Истине, конечно, утеряны, но кое-что осталось. Хочешь, съездим туда и я все тебе покажу?
  - Э..э...э, было бы неплохо, - почему нет? Думаю, это интересно.
  Михаэль встает и уходит в свою смежную комнату. Через минуту возвращается в шапке и черной куртке.
  - Тогда пошли, - командует он.
  - Куда?
  - Съездим в Храм Истины.
  - Сейчас? Но на улице ночь!
  - И что? Там круглые сутки принимают посетителей. Одевайся, пошли.
  Продолжать возмущаться или согласиться? После минутного раздумья решаю, что подобного случая может больше не представиться. Хватаю куртку и шапку и иду за Императором.
  Мотоцикл мчит нас по ночному лесу. Поток холодного воздуха бьет в лицо. Приятные воспоминания невольно вспыхивают в памяти. Не так давно я также мчалась на мотоцикле по дорогам своей родной Кии. Только тогда было теплее, и управлял машиной Лео. Я сидела сзади и изо всех сил прижималась к самому красивому парню во всей вселенной. Сегодня управляет Император. Прижиматься к его спине нет никакого желания. Держусь за плечи, чтобы совсем не упасть, не более.
  Лес кончился. Впереди горы. Мы подъезжаем к одной из них почти вплотную. Михаэль оставляет мотоцикл на земле и жестом приказывает следовать за собой. Мы подходим к какой-то неказистой на вид двери. Через прибор ночного видения не разобрать, какого она цвета. Михаэль надевает на лицо маску и толкает дверь.
  Мы оказываемся в какой-то пещере. Здесь мрачновато. Внутренняя поверхность помещения почти не обработана. Ощущение, что как рабочие прорубили породу, так все и бросили. В качестве освещения - факелы. Они прикреплены к стенам. Мы идем прямо вглубь горы. Нас встречает какой-то человек в длинном, до пола, балахоне с капюшоном. Михаэль снимает верхнюю одежду и отдает ему, я поступаю также. Человек уходит и через минуту возвращается с парой плащей. Мы одеваем их. Михаэль накидывает на голову капюшон, я следую его примеру. Идем дальше вглубь коридора.
  - Зачем такая скрытность? - недоумеваю я, - теперь лица почти не видно, да и обзор частично загорожен.
  - Здесь свои правила, - поясняет Михаэль, - люди, живущие тут, не любят привлекать к себе внимания, а также им не положено разглядывать посетителей.
  - А почему я не вижу ни одной женщины?
  - Потому что их тут нет. За те годы, что существует Храм Хранителей, было установлено, что совместное пребывание мужчин и женщин под одной крышей отнюдь не способствует поиску Истины. Даже наоборот, отбрасывает назад по уже пройденному пути. Поэтому у женщин есть свой Храм, он находится на другой стороне Планеты Богов.
  - Выходит, все эти люди - Последователи Истины?
  - Истина утеряна, поэтом они называют себя несколько по-другому - отшельниками. Живут здесь, в подземелье, пытаются добиться просветленного разума, следуя уцелевшим обрывочным сведениям.
  Тем временем, коридор заканчивается. Мы подошли к краю глубокой ямы. Для спуска вниз предусмотрела узкая спиралевидная дорожка. Все стены ямы заставлены стеллажами. На их полках стоят книги. Очень много книг.
  - Ого! - не могу скрыть восхищения, спускаясь вниз мимо стеллажей - это же печатные издания! Сколько же их здесь! Тысячи, десятки тысяч, сотни? А разве не опасно хранить столько бумажных книг в одном месте? Они же горят! И вообще...
  - Электронный вариант, естественно, существует. Но его куда легче уничтожить, чем бумажный. Доли секунды - и информация стерта. Обычные книги обязательно должны быть. Это древнейший, проверенный временем способ передачи знания последующим поколениям. Все книги, что ты видишь, так или иначе, относятся к потерянной Истине. Это биология, история, математика...
  - Математика? Не вижу связи.
  - И тем не менее связь есть. Когда-то давно существовала теория, что жизнь во вселенной зародилась сама собой. Летала, летала в пространстве куча мусора, и вдруг появилась живая клетка.
  - Почему нет? Разве этого не могло быть?
  - Именно математика доказала, что это невозможно. Вероятность подобного стечения обстоятельств практически равна нулю. И уже совсем не вписывается ни в какие формулы утверждение, что эта первая клетка сама развилась до уровня совершенного живого организма, причем в агрессивных условиях. Это абсолютно невозможно. Вот тебе еще пример, - Михаэль подходит к стеллажу и берет в руку книгу, - скажи, мог ли этот предмет появиться сам собой?
  - Э..э..э.. нет, его кто-то сделал.
  - То-то же. А ведь это просто книга, что говорить о живой клетке? Всегда, на протяжении своего существования человечество пыталось найти, кто создал жизнь и зачем. Потом Истина открыла им это, но люди настолько были поглощены самими собой, что не шибко оберегали полученные знания. Поэтому колдуны так легко все уничтожили. Они боятся Истины, как огня.
  Михаэль кладет книгу на место. Мы идем вдоль стеллажей с ценнейшей информацией!
  - А что еще известно об Истине? - спрашиваю я.
  - Например то, что в древности существовал свод правил, которые нельзя было нарушать. Эти законы имели глубокий смысл, уходящий за пределы времени и пространства. Стоит отметить, что соблюдение правил требовало от человека определенного напряжения, но зато помогло выстроить жизнь правильно. Возьмем, к примеру, семью. Известно, что для получения наиболее здорового потомства у жены должно быть как можно меньше контактов до брака. Лучше всего, если мужчина и женщина будут единственными друг у друга всю жизнь. Подобное положение вещей способствует не только появлению здоровых детей, но и укреплению общества в целом. Считается, что это правило близко к древнему закону истины. Однако согласись, следовать ему не всегда просто.
  Бросаю взгляд на Михаэля. Он слегка улыбается.
  - Именно в нарушении этого правила заподозрила тебя мадам Сильвия.
  - Это не ее дело! - процеживаю я сквозь зубы.
  - Да, да, конечно.
  И не твое, Михаэль, тоже!
  Идем опять какое-то время молча. Потом Император останавливается, подходит к заграждению и смотрит вниз. Становлюсь рядом. Яма глубокая и темная, аж мурашки по коже.
  - Есть такой физический закон, - продолжает свою речь мой спутник, - действие рождает противодействие. Тысячелетние наблюдения отшельников показали, что к обычной жизни это тоже относится. Добро и зло возвращаются. Только если добро приходит обратно в небольшом объеме, то зло подобно снежному кому. Стоит только затеять глупую ссору, как сам не заметишь, что все ужу перешло в кровавую резню.
  И еще: знаешь, какое самое загадочное существо во вселенной? Человек. Он способен на удивительные вещи. С помощью своего разума освоил просторы космоса, сделал пригодными для обитания и заселил сотни тысяч планет. Только человек способен совершать дела, противоречащие закону выживания. Действовать не исходя из своей выгоды, а повинуясь сердцу. Однако это же человек затевает войны, истребляет себе подобных с неисчерпаемой жестокостью. Издевается над своим ближним без всякой на то причины. Подобное поведение не свойственно даже хищным животным. В каждом из нас живет добро и зло. Иначе жизнь не объяснишь.
  - И во мне зло? - что он плетет?
  - Да, и в тебе, и во мне, и во всех остальных людях. Мы сами выбираем, какую сторону принять. Человек не бывает ни плохим, ни хорошим. Он разный.
  Да, точно. Он того. С катушек съехал. Плетет какую-то чушь.
  - Не, так не бывает, - хочу открыть ему глаза, - человек или плохой, или хороший. Он или друг тебе, или нет.
  - Ты так категорична? - он иронически улыбается, - А если у тебя есть друг, но твой враг похитил родных друга и заставляет нанести тебе вред. Хоть друг это и не хочет, но вынужден подчиниться. Кто он после этого?
  - Тут все просто. Нужно объединиться с другом и пойти навалять этому врагу так, чтоб год с постели не вставал. Или вообще отправить гада в мир иной. Туда ему и дорога!
  Император разражается хохотом.
  - Анна, - говорит он, вытирая выступившие от смеха слезы, - какая ты забавная! Эх, если в жизни действительно было бы все так просто... Иногда обстоятельства оказываются сильнее тебя и ты ничего не можешь поделать.
  - Возможно, - соглашаюсь я, - однако если просто сложить лапки и плыть по течению, ничего точно не изменится. Нужно бороться до конца. Если у вас есть молоко, а вы на него будете просто смотреть, масла не выйдет. Надо взять это молоко и трясти, трясти, трясти. Только тогда вы получите желаемый продукт.
  Михаэль перестал смеяться.
  - Твоя правда, - соглашается он, - однако уже очень поздно. Пора возвращаться.
  После нашего ночного путешествия прошла неделя. Мадам Сильвия ко мне больше не приставала. Они теперь вообще не замечает непослушную бунтарку. Не здоровается. Делает вид, что я - пустое место. А мне плевать. И на нее, и вообще.
  Ночные похождения в башню продолжаются по тому же графику, что и был. Я прихожу туда и сплю. Император опять не обращает на меня внимания. Честно говоря, после нашей ночной поездки я надеялась, что мы хоть иногда будем беседовать, ведь он столько всего знает! Это было бы интересно. Но нет. Он садится за стол и погружается в работу. Ну и ладно.
  Как-то раз, уже после обязательной тренировки с Лео, иду по коридору Кладовой Знаний. Надо найти Кайли и уточнить график приема нового экспериментального лекарства. А! Вот и она. Веселая кудряшка стоит и с кем-то болтает. Да это же старые знакомые: носатая девушка и ее долговязый парень. Опять придираются к Кайли, как тогда, в магазине? Надо проверить.
  - Добрый вечер, - говорю я, подходя ближе, - если что, номер пластического хирурга у меня с собой!
  Носатая девушка зеленеет. Хочет ответить на колкость, но ее опережает долговязый парень.
  - Здравствуйте, Анна! Как у вас дела? Лыжный костюм выбрали?
  - Признаться, нет. Вы тогда так быстро скрылись, а я сама не справилась, - дарю парню нежный взгляд.
  - Так это поправимо! - радостно заявляет он, - мы все завтра собираемся поехать в горы на три дня. Там есть спортивные магазины. Поедемте с нами! Я помогу выбрать костюм и все вместе на лыжах покатаемся!
  - Что ты несешь! - шипит носатая и впивается парню ногтями в руку, - она там не нужна!
  - Как не нужна? Если я ребятам скажу, что Анна с нами будет, то все захотят поехать. Большая компания соберется, повеселимся как следует!
  Три дня в компании батанов? Мне уже весело.
  - К сожалению, вынуждена отказать. У меня дела. Лечиться надо.
  - Да какие там дела? - вмешивается в разговор Кайли, - три дня горным воздухом подышать - это только на пользу пойдет! Поедем! Мы с Лео тоже там будем!
  Имя самого прекрасного парня настраивает мысли на новый лад. Если я не поеду, то целых три дня его не увижу!
  - Э... Ну если это не повредит, тогда хорошо, - соглашаюсь я.
  Вечером этого дня прихожу в башню. Михаэль оригинален, как и всегда. Зарылся в свои бумажки с головой. Надо как-то сказать ему, что меня не будет следующие три дня. Не знаю, как начать, переминаюсь с ноги на ногу.
  - Что? - бросает он реплику деловым тоном.
  - Ну...это... Ваше Величество, разрешите кое-что сказать?
  - Говори, только быстро. У меня полно работы.
  Ишь какой! Работы у него полно! Отвлекаю я его, видите ли! Зачем тогда заставлять бедную девушку приходить в башню каждую ночь?
  - Меня не будет следующие три дня, - выпаливаю я.
  Он отрывается от своих бумаг и отодвигает в сторону компьютер.
  - Вот как? - Михаэль кладет локти на стол и складывает руки под подбородком, - разве я это разрешал?
  - Ну... мы с ребятами договорились поехать в горы. Все обидятся, если меня не будет. Неужели вы не отпустите?
  Во! Дожили! Я у него разрешения спрашиваю! Он меня собственностью своей считает, не иначе.
  - Ты же не любишь холод. Зачем едешь?
  - Как зачем? Там лыжная трасса.
  - И что? Умеешь кататься?
  - Честно говоря, нет. Но когда-то ведь нужно начинать? Да и ребят подводить не хочется, компания без меня будет неполной.
  - А среди ребят наверняка будет тот идиот, которому нужна от тебя только дружба.
  - Что, простите?
  - Ничего. Даю тебе три дня. Потом снова сюда. А теперь не мешай.
  Михаэль снова погружается в мир схем и цифр. Ну что ж, все прошло неплохо. Я проведу три дня в горах вместе с Лео!
  ГЛАВА 27
  Вокзал полон людей. Приезжают, уезжают. Веселая компания студентов из Храма Деметры направляется к своему вагону аэроэкспресса. И я вместе с ними.
  Компания батанов меня приятно радует. Девушки и молодые люди вне территории Деметры заметно преобразились. Выглядят не занудами: разговаривают, шутят, смеются. В общем, ведут себя как нормальные. Ну, может, как почти нормальные.
  Около меня идут несколько парней сразу. Они пытаются очаровать Анну Стик силой своего разума. Однако их речь настолько напичкана научными терминами и профессиональным жаргоном, что я понимаю не больше трети.
  - Так, ребят, - пытаюсь навести порядок, - без обид, но не могли бы вы выражаться по-человечески? А то ваши слова больше напоминают закодированное послание, чем связную речь.
  Это их маленько встряхнуло, они снизошли до уровня моего скудного разума и начали объяснять элементарные для них вещи доступным для обывателя языком.
  В вагоне хочу занять место рядом с Лео, но он уединился с Кайли в самом хвосте. Милые голубки склонились друг к другу, щебечут влюбленный бред. Ах! Я бы все отдала, чтобы оказаться сейчас на месте Кайли! Но это невозможно. Чтобы не быть третьим лишним, занимаю место в середине вагона. Около меня рассаживаются мои новоиспеченные кавалеры. Они продолжают занимать прекрасную Анну своими научными баснями.
  Так, за приятной беседой, доезжаем до пункта назначения.В горах расположена гостиница. Занимаем номера согласно заранее сделанной брони. Я буду делить комнату с Кайли. Она никому не захотела уступать это право.
  Когда вещи в номере были разложены, пришло время отправиться в магазин за лыжным костюмом. Я решила ничего не покупать, а просто взять на прокат. Сегодня в консультантах недостатка нет. Молодые люди окружили меня со всех сторон, мучая советами. В конце концов, выгоняю всех и выбираю костюм по своему вкусу.
  На лыжной трассе начинается самое страшное. Кататься я совершенно не умею. Лео бьется со мной, пытаясь научить хоть каким-то навыкам! Но это не очень получается. Каждое мое падение сопровождается дружным хохотом девушек-студенток из Деметры. Еще бы! Я отбила у них всех кавалеров, вот они и отрываются, радуюсь неуклюжести конкурентки.
  Вдруг краем глаза замечаю неподалеку одного лыжника. Он весь в черном. Лица не видно. Половина закрыта очками, остальное - шарфом. Он напомнил кое-кого.
  Однако я не думаю о странном лыжнике слишком долго. Есть дела поважнее. Кайли, в отличие от меня, катится на лыжах вполне прилично. Лео мечется между мной и ей и, в конце концов, делает выбор не в мою пользу.
  - Анна, - говорит самый прекрасный парень, - потренируйся сама. Вот увидишь, здесь нет ничего сложного. Только смотри, ни в коем случае не съезжай с обозначенной трассы! - бросает он мне и мчится догонять веселую кудряшку.
  Так, кинутая другом, пытаюсь освоить горнолыжное искусство. Несколько парней пытаются мне помочь, но от их советов больше вреда, чем пользы. Я постоянно падаю и постоянно слышу хохот за спиной. Девушки нарочно смеются усиленно громко. Вот засада! И ответить-то им нечего.
  Промучившись примерно час, решаю скрыться от посторонних взглядов. Для этого нарушаю запрет Лео и съезжаю с обозначенной трассы. Ура! Наконец-то можно спокойно потренироваться.
  Сначала все шло хорошо. Мне даже удалось проехать несколько десятков метров вполне прилично. Но потом... трасса резко пошла вниз. Качусь по инерции все быстрее и быстрее... На пути стали попадаться деревья, а маневрировать-то я не умею! Пытаюсь уврачеваться, теряю сначала одну палку, потом другую. Уклон все круче. А впереди... Аааа! Там Обрыв! Надо тормозить, но ничего не выходит, скорость слишком большая. Я впала в состояние ступора. Качусь в бездну на полном ходу.
  - Помогите!!! - ору я неизвестно кому. Край пропасти все ближе и ближе... Сейчас я разобьюсь....
  Вдруг меня кто-то хватает за талию и пытается изменить ход движения. Мы сворачиваем в сторону, но не удерживаемся на ногах. Падаем и катимся по снегу. Кажется, проходит целая вечность. Похоже, движение прекратилось. Мы остановились.
  Я тяжело дышу, пытаюсь прийти в себя. Чувствую, что на мне кто-то лежит. Это спасший меня лыжник. Он весь в черном. Похоже, это тот самый, которого я видела, напомнивший мне кое-кого.
  Он снимает очки и опускает с лица шарф. Да, так и есть. Это кое-кто.
  - Вы за мной следили! - выговариваю я.
  - Я спас тебе жизнь! - Михаэль пытается нормализовать дыхание после быстрой езды, - За подобные выходки тебя надо выпороть! Почему не тормозила?
  - Я не умею... Палки потерялись...
  - Не освоить даже элементарных навыков экстренного торможения, съехать с трассы в первый же день катания - гениальное стратегическое решение! Ты о чем думала?
  - Так получилось... А вы не могли бы...ээээ...слезть с меня? Я хочу встать.
  - Нет, не мог бы. За спасение жизни мне полагается награда, - Михаэль снимает с руки перчатку и начинает гладить мой лоб, щеки, подбородок...
  Ежусь от прикосновений. Чем все это кончится?
  - Тот парень, длинноволосый блондин, - продолжает Михаэль после некоторой паузы, - ты так смотришь на него! Как будто он смысл твоего существования...
  Его пальцы подбираются к моим губам. Так значит, Император основательно следил за мной!
  - А он не замечал тебя, твоих восхитительных глаз, этих губ... Бросил посреди трассы, укатил дальше. А ты смотрела и смотрела ему вслед...- вижу, как глаза Михаэля принимают звериное выражение. Его пальцы дотронулись до моей нижней губы, оттянули ее вниз... - Я хочу, чтобы ты также смотрела на меня!
  Он целует страстно, своевольно, грубо. От неожиданности цепенею. Не знаю, что предпринять. Он принял это за покорность. Немного отстранился от меня, снисходительно улыбнулся, провел рукой по моим волосам и...получил пощечину такой силы, на которую я только способна из положения лежа!
  Михаэль на секунду замер. Воспользовавшись паузой, выбираюсь из-под него, отстегиваю от ног лыжи и бегу подальше от этого злополучного обрыва что есть сил. Проваливаюсь в снег, падаю, но поднимаюсь и пробираюсь дальше. Не оглядываюсь. Боюсь, что он идет следом. Я бегу и бегу, падаю и снова бегу. Я потеряла счет времени. Останавливаюсь, только когда выхожу на общую трассу.
  Пытаюсь отдышаться. Ловлю на себе недоуменные взгляды проезжающих лыжников. Оглядываюсь по сторонам. Все хорошо. Его нет.
  Включаю браслет. Нахожу на карте ближайший подъемник. Выбираю наиболее удобное место для посадки. Иду туда, следуя указаниям карты.
  Добираюсь в гостиницу уже вечером. Захожу в номер, а там... парочка влюбленных голубков воркует. Настроение упало ниже некуда.
  - Анна, что с тобой? - Лео оторвался от своей благоверной и удостоил меня своим вниманием.
  - Так, не справилась с управлением. Лыжи потеряла. Теперь неустойку магазину платить придется.
  - Почему меня не вызвала? Я бы помог!
  Отмахиваюсь от него рукой. Ты уже помог. Бросил одну! Сбрасываю верхнюю одежду и направляюсь в сторону душа.
  - Лео, будь другом, достань чай. Только горячий! Ооочень горячий!
  Стою в душе. Теплые струи воды успокаивают. Я согреваюсь. В этих широтах мне постоянно холодно. Еще этот снег, горнолыжная трасса, обрыв... Ежусь от неприятных воспоминаний.
  Горячий чай приводит в порядок чувства, возвращает пусть не хорошее, но вполне сносное настроение. Мы сидим втроем в номере. Этакий любовный треугольник, один из углов которого явно лишний. И этот угол я.
  - Кайли, Анна, - торжественно заявляет самый прекрасный парень, - у меня есть сюрприз! Сейчас принесу!
  Он заговорщически подмигивает и исчезает в дверях. Через несколько минут возвращается с тремя коробками в руках.
  - Лео, дорогой, что это? - Кайли сгорает от любопытства.
  - Это конфискованные товары. Мой старый приятель капитан Полонский изъял их у контрабандистов.
  - Это новое оружие? - спрашиваю я с надеждой.
  - Нет. Это игра. Изготавливают ее в королевстве Альфа. Как известно, это государство славится своими разработками. Лучшую электронику изготавливают именно там. Они на голову опережают конкурентов.
  Лео открывает коробки. Там лежат прозрачные очки.
  - Эта новая игра. Только что выпущенная. Скоро она появится в наших магазинах. А нам выпала уникальная возможность опробовать это чудо одними из первых.
  - А это не опасно? - Кайли не любит риск.
  - Нет, что ты! Вся техника из королевства Альфа исключительного качества. Вот, посмотри!
  Лео берет очки и надевает их своей любимой. Она сначала никак не реагирует. Но потом на ее лице появляется блаженство.
  - О! Как здорово! - говорит она.
  Мне тоже интересно. Беру очки и надеваю. Попадаю в виртуальную реальность. Что ж тут необычного? У нас такие игрушки тоже выпускают. Выбираю вариант игры. Запускаю...
  Ого! Да тут буквально другой мир! Лучший мир! Все ощущения, как в реальности, только сильнее. Трава зеленее, небо голубе, вода мокрее. Все функции просты и понятны. Можно создать любую картинку. Рисую цветочное поле. Аромат от растительности как в жизни, только приятней. Бегу по полю. Трава и цветы касаются моих ног, нежно ласкают. Ветер! Здесь есть ветер! Управляю потоками воздуха, делая их то сильнее, то слабее. Кружусь вокруг своей оси. Наслаждаюсь красотой созданного мною мира. Падаю на землю. Цветы щекочут мой нос. Трава такая приятная на ощупь! Перебираю ее пальцами. Создаю птиц. Они летают кругами вокруг меня, напеваю какую-то мелодию. Полная идиллия. Это потрясающе!
  - А теперь предлагаю позабавиться! - слышу я голос Лео, - Давайте вместе поиграем в игру на прохождение.
  Я выбираю указанные самым красивым парнем команды и оказываюсь в фантастическом лесу. Лео тоже здесь. Через минуту появляется Кайли.
  - Наша задача, - поясняет Лео, - уничтожить как можно больше драконов. Как видите, все просто!
  Это уже интересно! Сейчас начнется заварушка. Драконы, держитесь! Я иду!
  Лео показал основные приемы борьбы. Если учесть, что это виртуальная реальность, здесь доступны все движения, которые есть в жизни и даже больше. Например, функция затяжного прыжка или ультрабыстрое зарывание в землю.
  Мы бежим по лесу. Наконец-то дракон! Начинаем атаку. Я нападаю с одного боку, Лео с другого. Мы без слов понимаем друг друга. Кидаем копья, стреляем из лука, бьем мечами по толстой драконьей коже. Один из нас отвлекает монстра, другой наносит удар. Класс! Полное ощущение реальности! Даже при падении боль чувствуется. Не сильная, правда.
  Удар за ударом. Наконец Лео засаживает меч в глаз дракона, и наш противник падает замертво!Ура! Мы заработали очки! Можно двигаться дальше, но Лео медлит.
  - А где Кайли? - спрашивает он.
  - Не знаю. Я не видела ее с начала боя. Пойдем! Она догонит.
  - Нет, - мотает он головой, - я выхожу из игры.
  Самый красивый парень исчезает. Значит, меня на трассе бросить можно, а ее в какой-то виртуальной игрушке - нельзя? Мнусь какое-то время, потом тоже выхожу из игры.
  Снимаю очки. Ну и картина! Кайли в объятьях Лео, вся дрожит! Испугалась игры? Ну и слабачка!
  - Лео! - зову я, - пойдем дальше проходить! Такая игра классная!
  - Извини, Анна, я не могу, - он гладит кудряшку по голове, - ты лучше сама поиграй. У тебя неплохо получается. А мы с Кайли пойдем вниз спустимся. Там скоро развлекательная программа начнется.
  Сладкая парочка уходит. Дверь за ними закрывается, и я остаюсь в полном одиночестве. Может, тоже вниз пойти? Ну нет! А вдруг там маньяк этот шатается? От нечего делать снова надеваю очки и погружаюсь в мир невероятных приключений.
  В остальные дни стараюсь не покидать своего номера. На лыжах я наездилась. Хватит! А ходить просто так, постоянно опасаясь наткнуться на Императора, удовольствие маленькое. И нашел же он время за мной шпионить! Лучше бы государственными делами занимался. Глядишь, порядка было бы больше!
  Коротаю время в компании виртуальной реальности. К концу третьего дня отдыха я выиграла двенадцать боев, проиграла пять. Перешла на шестой уровень. Заработала очки и бонусы. Повеселилась, одним словом.
  В Храм Деметры приезжаем утром. Расписание то же, что и до отъезда: лечение, потом тренировка. Приближение вечера жду с ужасом. Придется опять идти туда!
  Но вечер никуда не делся. Наступил согласно графику. Готовлюсь на прогулку, а что делать? Но сегодня собираюсь уходить не я одна. Кайли тоже хочет покинуть комнату.
  - Ты куда? - спрашиваю я ее.
  - В свою лабораторию. Три дня пропущено, необходимо кое-что наверстать.
  Выходим вместе. Дальше каждый в свою сторону.
  ГЛАВА 28
  Я уже дошла до башни, но никак не могу заставить себя подняться наверх. Хожу вдоль разрушенных стен, не зная на что решиться. Браслет очередной раз вибрирует. Это номер Дика. Меня уже ищут. А мне плевать. Выключаю браслет. Мне надо подумать.
  Что нужно от меня Императору, теперь понятно. В принципе, ничего удивительного. Он об этом говорил еще в самом начале нашего знакомства. Но что делать мне? Уступить? Наплевать на чувство собственного достоинства и покорится воли монарха? Ну, допустим. Что потом? Он наиграется и бросит. Только так. На другое рассчитывать не приходится. Кто я и кто он? Поначалу, конечно, будет очарован, но потом... Вокруг него крутятся самые красивые женщины Империи. Со временем я примелькаюсь, и он обратит свой могущественный взор на другую.
  Что меня ждет впереди? В лучшем случае потеряю год-два своего времени, в худшем - заработаю нежелательную беременность и моральную травму. Конечно, он будет давать денег. Обеспечит меня. Но зачем мне это? Если я получу образование у Афины, легко смогу найти хорошее место и заработаю приличные деньги сама. К тому же, где гарантия, что Монарх после неизбежного разрыва не заберет все подаренные милости назад?
  Значит, уступать нельзя. Этого мне не надо. Как тогда быть? Послать я его не пошлю, за горло такую персону тоже не возьмешь. Однако что-то предпринять надо. Причем сегодня, сейчас. Если упустить время, потом не отверчусь.
  Все. Решено. Я пойду туда и выскажу ему все, что думаю по этому поводу. Поможет, не поможет - не знаю, но попытаться надо.
  Поднимаюсь по ступенькам. Все тело начинает пробирать дрожь. Но я прячу страх подальше, беру себя в руки и захожу в знакомую комнату. За столом сидит Его Величество. Напротив него стоит Дик Хантер. Они о чем-то оживленно спорят. С моим появлением разговор прекращают.
  - Мадмуазель Стик, - процедил Его Величество ледяным тоном, скрывающим гнев, - вы опоздали на полтора часа и не отвечали на звонки! Вы забыли свое место?
  - Дик, - обращаюсь я к мистеру Хантеру, - будьте добры, оставьте нас. Мне надо кое-что сказать Его Величеству наедине.
  Однако Дик не пошевелился. Он прекрасно знает, кто его начальник. Хантер бросил вопросительный взгляд на Императора. Михаэль жестом показал, что тот свободен. Только после этого Дик ушел.
  - И где же мое место? - начинаю я, когда за Хантером закрылась дверь, - ублажать вас, потому что вы этого хотите? Быть вазой с цветами, которые украшают комнату, а потом вянут и выбрасываются вон? Вам никогда не приходило в голову узнать, чего хочу я? Или ваши подданные - это всего лишь игрушки? Куклы, которых можно сажать за стол, укладывать в кровать, а потом швырять на пол и топтать? Именно так. Вы же главнее всех! Все эти ваши рассуждения о добре и зле... Лицемерный бред зажравшегося богача!
  Прикусываю язык. Меня занесло слишком далеко. Я полностью в его власти. Он может подойти, ударить или вообще пристрелить. С опаской поднимаю глаза. К счастью ничего не происходит. Михаэль продолжает сидеть за столом с каменным выражением лица.
  - А знаете, вы ведь далеко не первый, кто хочет заставить меня подчиняться его воле. Это было не раз и не два. На Кии подобные ситуации часто случаются. Надсмотрщики любят похвастаться своей властью. И вы от них мало чем отличаетесь. Однажды, когда мне было пятнадцать, группа из четырех человек поймала меня. Я ничего не могла поделать. Они издевались надо мной, унижали. Потом хотели пустить по кругу...Мне повезло. Их кто-то срочно вызвал. Они не успели докончить начатого. Я отделалась только побоями.
  - Тебя били? - голос Михаэля беспристрастен. Не могу понять, какое у него настроение.
  - Само собой. На Кии всех бьют. Работаешь хорошо, налоги платишь - тебя потрясут несильно, так, забавы ради. Работаешь хорошо, но налоги задерживаешь - получишь прилично. Работаешь плохо... - ты не жилец.
  Я замолкаю. В воздухе повисает напряженная пауза.
  - Я не хочу больше сюда ходить. Не хочу! Вы можете заставить меня, но знайте: я буду сопротивляться, бороться до конца!Унижений в моей жизни было слишком много. Я больше этого не хочу.
  Поворачиваюсь, выхожу за дверь. Сердце бешено колотится. Если он решит применить силу, я пропала. Спускаюсь, выхожу на улицу. Никто за мной не идет. Кажется, пронесло.
  Ночной лес холоден, как и всегда. Плюс еще ветер поднялся. Иду, кутаясь в воротник куртки. До жилого женского корпуса еще метров пятьсот. А сейчас передо мной предстанет Кладовая Знаний.
  Однако что-то не так. Прибор ночного видения засекает движение. Причем их человек двенадцать. Странно. Такого раньше не было. В это время суток здесь никто не ходит.
  Иду следом за загадочной группой. О! Да они вооружены! И это не охрана. Во-первых, сегодня на дежурстве только три человека: остальные укатили в город отмечать день рожденья одного из товарищей. Во-вторых, оружие у группы примитивное - огнестрельное. Неужели налет?
  Срочно вызываю Лео. Самый красивый парень никак не хочет мне верить. Мол, камеры слежения ничего не засекли. Тогда я посылаю ему изображение в реальном времени.
  - Ого! Сколько их! - наконец-то он поверил! - Как им удалось пройти незамеченными сквозь границу территории Деметры? Все же отслеживается! И куда они направляются?
  - Судя по всему, в Кладовую Знаний.
  - Ну, тогда можно не волноваться. Там автоматика их закроет.
  Группа действительно подошла к Кладовой Знаний. Они открыли закодированную дверь. Одного поставили охранять вход, остальные скрылись внутри здания.
  - Лео! Что-то не так! Они слишком легко дверь открыли!
  - Да успокойся! Десять секунд - и они в ловушке!
  Однако ни через десять, ни через тридцать секунд ловушка не сработала.
  - Ничего не понимаю, - слышу я обеспокоенный голос Лео, - Система говорит, что все в порядке. Камеры наблюдения никого не засекли.
  - Какой "в порядке"?! Лео! Они взломали систему!
  - Это невозможно!
  - Ты же видишь, что возможно!
  - Ладно, - говорит он после секундной паузы, - оставайся на месте. От тебя толку мало, ты без оружия. Я сейчас буду. Соберу всех, кого найду.
  Вспоминаю о Кайли. Она внутри здания. Ей угрожает опасность. А что, если промолчать? Может, проблема с соперницей решится сама собой?
  Нет! Если и побеждать, то честно! Иначе я никогда не смогу смотреть в глаза самого лучшего парня!
  - Лео! Я иду внутрь. Там Кайли!
  - Сейчас ночь, что ей там делать? Она никогда не покидает спальни после отбоя.
  - И, тем не менее, она там. Видно, я на нее плохо влияю. Я пошла.
  Парень на входе. Его нужно отвлечь. Беру горстку камней, и кидаю в противоположном направлении. Парень замечает движение в кустах и отходит от дверей. Я с быстротой молнии прокрадываюсь внутрь.
  Седьмой этаж. Там лаборатория Кайли. Лифт - не вариант. Они его услышат. Бегу к лестнице. Здесь никого нет. Бегу вверх.
  Так. Седьмой этаж. Теперь по коридору до ее лаборатории. Слышу возню и приглушенный крик. Это наверняка Кайли. Они отследили ее.
  Дверь в лабораторию открыта. Я забегаю внутрь. Кайли стоит посередине комнаты. Не шевелится. Мужчина в черном наставил на нее пистолет. Подбегаю к нему сзади, хватаю за руку и направляю дуло в потолок. Он стреляет. Я успела. Он продырявил одну из ламп.
  Валю его на пол. Фиксирую руку с пистолетом. Он пытается сопротивляться, но не получается: это явно непрофессионал. Борюсь с ним какое-то время. Наконец удается отнять пистолет. Я стреляю в него два раза. На полу лаборатории образовалась лужа крови. Он обезврежен.
  - Аааа! -кричит Кайли, - ты убила его!
  - Или он, или мы! Бежим скорее!
  Но Кайли не шевелится. У нее шок. Хватаю ее за руку и тяну за собой. Пытаюсь выйти на лестницу, но там уже вооруженные люди. Видимо, услышали выстрелы.
  Бегу в другую сторону. Тащу Кайли за собой. Она еле шевелится. За спиной раздаются выстрелы. Заслоняю собой кудряшку. Правую ногу чуть выше колена пронзает острая боль. Стреляю в ответ. Двое нападавших убраны.
  Но с такой ногой я далеко не убегу. Ищу глазами укрытие. Дверь в подсобное помещение. Здесь хранится всякая научная всячина. Подойдет. Стены у кладовки крепкие. Заталкиваю внутрь Кайли и захожу сама. Сажусь около двери. Буду держать оборону.
  Ууу... Нога болит и крови много.
  - Кайли! - ору я, - перевяжи мне рану!
  Но кудряшка забилась в угол, закрыла лицо руками и ни на что не реагирует. Она боится крови.
  - Кайли! Очнись! Я не могу это сделать сама! Нужно следить за коридором! - я кричу еще громче, но безрезультатно. Она только сильнее вжалась в угол.
  Однако это не дело. Крови слишком много. Ладно, сменим тактику.
  - Кайли, - я стараюсь говорить спокойно, - я понимаю, ты боишься. Но если сейчас, сию минуту, ты не переступишь через свой страх, я истеку кровью, потеряю сознание. Придут они и убьют нас. И ты никогда, никогда больше не увидишь Лео!
  Имя самого красивого парня произвело отрезвляющий эффект. Кайли отняла руки от лица.
  - Но у нас нет бинтов.
  - На тебе халат. Разорви и используй его!
  Кайли перевязала рану мастерски. Поток крови остановился. Надо узнать, что происходит снаружи. Связываюсь с Лео.
  Дела неутешительные. Воры взломали систему защиты капитально. Ничего не работает.
  - Где они сейчас? - спрашивает у меня Лео, - Вверху или внизу здания?
  - Они наверху, - отвечаю я, - думаю, заняли девятый и десятый этаж.
  - Это плохо, - заключает он, - внизу хранятся готовые лекарства, а на верху - микрочипы. На них записана информация об уникальных рецептах. Если им удастся вынести хотя бы один чип, Храму Деметры будет нанесен непоправимый урон.
  - Значит, охраняйте все входы и выходы и не дайте им уйти из Кладовой. И свяжись с кем-нибудь из начальства, пусть наладят систему защиты.
  - Мы охраняем, но нас мало. Боюсь, можем кого-то недоглядеть. А что касается системы, то ее надо настраивать на месте вручную. Тайная полиция будет здесь не раньше, чем через час. Даже не знаю, что делать. Надо ждать. Держитесь!
  Я отключаю связь. Целый час! Это много. Преступники могут успеть улизнуть. А что, если...
  Набираю номер Дика.
  - Это ты, барышня? - слышу знакомый хриплый голос, - что это ты такого Его Высоко-Вашеству наплела, что он напился как свинья?
  - Дик! - прошу я, - выслушай меня!
  - Улегся на кушетку, и отключился. Ни на что не реагирует. Никогда его таким не видел!
  - Дик! Мне не до шуток! На Кладовую Знаний напали!
  - Это невозможно. Там автоматика. Мышь не проскочит!
  - Возможно! Я внутри, ранена. Снаружи охрана старается никого не выпускать из здания, но их мало. Тайная полиция прибудет только через час. За это время кто-то может сбежать, а это недопустимо. Дик! Нам нужны вы и весь ваш опыт! Можете приехать и перезагрузить систему вручную?
  - Продержитесь десять минут, - говорит он после секундной паузы, - Я буду, - его голос потерял шутливый оттенок, - и узнай, в каком отсеке находишься. Я не буду пускать туда газ.
  Эти десять минут тянутся бесконечно. И вот браслет вибрирует. Это Дик. Наконец-то!
  - Твой отсек?
  - Номер 452.
  - Хорошо. Не пугайся. Сейчас все заблокируется. Отойди подальше от окон и дверей.
  Я отползаю на середину кладовки. Прижимаю к себе Кайли. В дверном проеме опускается перегородка. Она дошла до пола. Все. Газ пущен. Надеюсь, Лео и остальные охранники сумели никого не выпустить.
  Лео и остальные справились. Через час газ выветрился и нас с Кайли вывели из здания. Лео ни на шаг не отступает от своей любимой. Все спрашивает, как она? Да в порядке все! Поплачет, перестанет! Лучше бы мне помог! Но нет! Из кладовой меня выводит другой охранник.
  На улице стоит Дик. Он, как всегда, коротает время в компании своей фляги. Мадам Сильвия мечется около него, рассыпая благодарности. Еще бы! Он спас ее от больших неприятностей. Если бы хоть один чип пропал, ее высокому положению пришел бы конец.
  Однако Дик не обращает на нее внимания. Потягивает спиртное из фляги. Как только я выхожу, держась за охранника, он подходит ко мне.
  - Ай-яй-яй! - качает он головой, указывая на мою рану, - Анна, это же дилетанты! Систему сломали, а воевать не умеют. Как не стыдно позволять им попадать в себя! Ну, ладно, - добавляет он снисходительно, - это Деметра, здесь ногу подлатают. Будет лучше прежнего!
  Он делает очередной глоток из фляги и уходит.
  Я отхожу от наркоза. Мне делал операцию отличный хирург. Обещал, что не останется даже шрама. Через неделю буду на ногах. Подобные медицинские чудеса обычное дело для Храма Деметры.
  Постепенно возвращается зрение. Что это? Вся палата уставлена вазами с цветами. Каждая композиция - произведение искусства. Оттенки цветов поражают разнообразием. Здесь и белые, и желтые, и синие тона. Чего только нет! А вазы! Толкая ручная работа, не иначе!Аромат живых цветов наполнил всю палату.
  На столике рядом с кроватью стоит одинокая красная роза в тонком длинном сосуде. Под ней письмо. Еще коробка шоколадных конфет. Так, посмотрим. Конфеты - подарок Дика. Желает скорее поправляться. Надо же! Не забыл, что я люблю шоколад.
  Теперь письмо... Оно написано от руки. Как мило! На конверте надпись: "для Анны". Подчерк красивый. Буква к букве. Интересно от кого оно?
  Разворачиваю сложенную втрое дорогую бумагу, читаю.
  " Дорогая Анна, приношу вам свои искренние извинения. Обещаю впредь уважать вас и ваши чувства. Желаю скорейшего выздоровления.
  P. S. обещаю лично заняться надсмотрщиками на Кии.
   Ваш Майкл"
  Ого! Он просит извинить его! И подпись такая необычная. А все эти вазы... Это мог сделать только он. Что это значит?
  Однако получить объяснения не удалось. Через неделю меня выписали из больничного отсека. Я снова обрела способность ходить и бегать. Интереса ради прогуливаюсь в сторону башни. Захожу внутрь, поднимаюсь. Комната пуста. Камин дано не топился. Холодно, как на улице. Никаких признаков жизни. Император и его воинственный спутник исчезли, как будто их и вовсе не было.
  Жизнь в Храме Деметры потекла своим чередом. Систему безопасности перенастроили, добавили людей в охрану. Воры, которые хотели обокрасть Кладовую Знаний, оказались знаменитыми программистами. Они смогли взломать код системы. Пробрались внутрь. Но совершенно не приняли во внимание, что их могут заметить не только камеры. Благодаря вовремя поднятой тревоге удалось предотвратить серьезную кражу. И эту тревогу, между прочим, подняла я. Однако никаких комплементов в свой адрес так и не услышала. Мадам Сильвия не сочла нужным меня поблагодарить. Она по-прежнему не замечает Анну Стик. Ну и пожалуйста! Не очень-то и хотелось!
  А вот внимания Лео мне очень хотелось. Все-таки его девушку тоже я спасла. Но самый прекрасный парень лишь вскользь поблагодарил меня. У него есть проблемы поважнее: он утешает Кайли! Она, бедняжка, столько страха натерпелась!
  Оставшиеся дни каникул протекают согласно графику. Утром экспериментальное лечение, после обеда - тренировки. Ночью - сон в комнате вместе с Кайли. Никаких приключений.
  В конце каникул меня поджидал сюрприз. Кайли удалось полностью вылечить опухоль. Теперь мой мозг такой же, как до встречи с фиолетовым кристаллом. Я полностью здоровый человек.
  ГЛАВА 29
  В Храме Афины, расположенном в самом низу "Муравейника", полно народу. Сегодня проходят обряд посвящения новоиспеченные курсанты. На торжественной церемонии присутствуют все учащиеся и преподаватели. Я и Соня удостоились чести занять почетное место рядом с самой мадам Наирой. После успешной операции в Храме Афродиты мы на хорошем счету у Верховной Жрицы. Первокурсники подходят к статуе Афины, дотрагиваются до нее рукой. Сканирующее устройство дарит новичкам необходимые им для службы свойства.
  После обряда посвящения новобранцев все расходятся по своим делам. У нас с Соней тоже есть занятие. Необходимо переселиться в другую комнату. Теперь мы официально считаемся третьекурсниками и к группе Леонардо больше не относимся.
  На новом месте удалось занять две рядом стоящие кровати. Девушки, живущие здесь, пошли на уступки: уважают отличившихся курсанток. После того, как все вещи были разложены, мы сели рядом и принялись болтать. За каникулы столько всего произошло! У нас есть что рассказать друг другу.
  - Представляешь, - радостно заявляет Соня, - я все время каникул провела вместе со своим парнем Рикки! Помнишь его? Вы как-то встречались. Он познакомил меня со своими родителями. У них есть бизнес в Городе Развлечений. Они пригасили меня на несколько дней в свой загородный коттедж. О! Это было незабываемо! Свежий воздух, пение птиц, ночные посиделки у костра, гитара... Знаешь, у Риики вся семья музыкальная. Так поют! Все внутри замирает....Я им понравилась, представляешь? Они одобрили мою кандидатуру, и Рикки сделал предложение! Теперь бы скорее обучение закончить! Вот было бы здорово пройти третий и четвертый курс за один год!
  - Да, - соглашаюсь я, - это было бы здорово. Знаешь, когда мы с Лео летали наКию, капитан космического патруля Давид Полонский сказал, что если ты на хорошем счету у Наиры, пройти два последних курса за год возможно. Надо только выслужиться как-нибудь. А еще капитан Полонский мне работу предложил. Позвал к себе в патруль.
  - Э..э..э.. работу? - недоумевает Соня, - А Леонардо? Вы разве не женитесь?
  - Нет, - Соня невольно потревожила только начавшую затягиваться рану, - у него есть другая.
  - Как!? Он же с тобой встречался!
  - Он никогда со мной не встречался, - стараясь держать себя в руках, - мы просто друзья.
  И тут слезы невольно начинают течь из глаз. Их все больше и больше. Я закрываю лицо руками.
  - Анна, - подруга гладит меня по голове, - как же так? Ты любишь его, да?
  И я рассказываю ей все. Каждую деталь, любую мелочь. Внутри столько всего накопилось. Просто необходимо с кем-то поделиться своей болью, иначе я просто взорвусь. Соня друг. Ей можно доверить тайну.
  - Бедная моя Анна! - Соня обняла меня, - Какой он гад! Забудь его скорее!
  - Он не гад. Лео никогда ничего мне не обещал!
  - Встречаться с тобой каждый вечер, использовать как ширму, морочить голову, а потом он не гад? Согласись, можно было сказать о девушке раньше, а не через год после знакомства!
  Мне нечего добавить. Наверно, она права.
  - Забудь его! - повторяет она, - С твоей внешностью ты завоюешь любого парня! А он пусть локти кусает со своей толстушкой.
  Забыть? Я этого очень хочу! Но как вырвать Лео из своего сердца?
  Наступила пора занятий. Учеба, дежурства, все как полагается. А после отбоя... Опять Лео. Он зовет меня. А я не в силах отказать. Раньше наши встречи носили романтический оттенок, впускали в серые будни лучик света. Я купалась в своих мечтах, ожидала чего-то необъятно-счастливого. Теперь же пребывание в комнате самого красивого парня похоже на пытку. Видеть его рядом, дотрагиваться до него украдкой, дышать одним воздухом и понимать, что желаемое блаженство не наступит никогда. Похоже на извращенный мазохизм.
  Соня каждый вечер высказывает свое мнение насчет ночных похождений. Заявляет, что я думающая одним местом и ни в коем случае не головой дура. И она права. Только переступить через свою болезненную привязанность я не в силах.
  Мы с Лео часто играем в ту самую виртуальную игрушку, которую он подарил во время трехдневного отдыха в горах. Кайли рядом нет, и никто не мешает уничтожению ужаснейших драконов. В игре мы одна команда. Действуем слаженно, понимаем друг друга без слов. Возникающий во время игры азарт позволяет мне отвлечься от грустных мыслей. Там мы вместе. Там мы одно целое.
  Примерно через две недели после начала занятий меня и Соню вызывает к себе мадам Наира. Мы заходим в ее кабинет. Верховная Жрица меряет пол шагами.
  - Садитесь, девочки, - командует она, сама же продолжает ходить туда-сюда, - за все время моей работы, это первый, весьма странный случай.
  Она замолкает. Мы с подругой переглядываемся. Кто-то что-то натворил?
  - Вас вызывает на практику мистер Троян.
  Она опять делает паузу. Вижу, как загорелись глаза Сони. Похоже, она знает этого мистера.
  - А кто такой этот Троян? - спрашиваю я подругу шепотом.
  - Ты что, не в курсе? Надо меньше ночами шляться! Мистер Троян - это неофициальное имя нашего Императора, известное лишь узкому кругу лиц, - отвечает приглушенным голосом Соня.
  - Я смотрю, этот круг не такой уж узкий! - замечает Наира, - осведомленность курсантов в некоторых вопросах просто поражает!
  - Стараемся! - отшучивается Соня.
  При слове "Император" по телу пробегает дрожь. Хорошо это или плохо?
  - Я, конечно, понимаю, - продолжает речь Наира, - что для курсантов подобная практика - предел мечтаний. За подготовку отвечает сам Дик Хантер. Однако это предложение не вписывается в привычные рамки. Во-первых, практику проходят не раньше четвертого курса, так как это подразумевает реальные бои с реальным оружием. Во-вторых, почему выбрали именно вас? Вы же не проходили отбор!
  - Ну... может он помнит то дело, у Афродиты, и мы ему понравились? - предполагает Соня.
  - Допустим, но есть еще странности. Мистер Троян обычно берет то, что хочет. Дик Хантер выбирает курсантов. На них приходит приказ. Все! Курсанты отправляются на практику. Конечно, сопротивляться подобной удаче способен только сумасшедший. Дик муштрует отобранных практикантов так, что любой из них становится совершенным солдатом. Однако факт остается фактом. Мнение курсантов никогда не спрашивается. Сейчас же мне дан четкий приказ узнать, согласитесь ли вы обе отправиться к мистеру Трояну.
  Мы с Соней опять переглядываемся. Подруга вся сияет. Эта практика - отличный шанс выслужится. Третий и четвертый курс за год - с Диком Хантером все реально!
  - А теперь, девушки, - мадам Наира наконец садится, - не хочет ли кто-нибудь из вас объяснить, что все это значит? Меня не покидает ощущение, что все неспроста. И вы двое, или одна из вас в курсе событий.
  Вжимаюсь в стул. Я в курсе событий. Михаэльне просто забирает меня на практику, но еще и спрашивает моего согласия! Значит, то письмо написано искренне!
  И что же мне ответить? Скажу честно, перспектива увидеть высочайшее лицо государства не радует. Я его побаиваюсь. С другой стороны - упускать шанс глупо.
  - Анна! - голос Жрицы возвращает меня в реальность, - Где витаешь? Ничего не хочешь сказать?
  Наира впилась в меня глазами. Только бы она ничего не заметила! Не хочу ничего объяснять!
  - Э..э..э.. - мямлю я, - так нам оружие выдадут?
  Мы с Соней летим на вертолете. Он доставит нас в официальную резиденцию мистера Трояна. Обычно практика проходит еженедельно со среды по субботу. Но поскольку мы только третьекурсницы, число дней сократили до четверга, пятницы и субботы. Три дня в "Муравейнике", три дня у мистера Трояна.
  Резиденция Императора расположена в живописной бухте на берегу океана. Ура! Здесь должно быть тепло! Вертолет приземляется на посадочную площадку. Здесь уже ждут практиканток.
  Дик Хантер стоит в компании двух молодых парней.
  - Здравствуйте, девушки, - начинает разговор бородач, - Соня Браун и Анна Стик, верно? Меня зовут Дик Хантер. Я начальник охраны мистера Трояна. С этого момента и до конца практики ваш начальник тоже.Обратите внимание на этих молодых людей, - Дик жестом указывает на стоящих рядом парней, - это Боб и Том. Это мои помощники. Для вас - наставники. На территории поместья много охраны, однако прошу никого из них не беспокоить. По всем вопросам обращайтесь ко мне или моим помощникам.
  Дик жестом приглашает нас следовать за собой. Я разглядываю помощников. Первый, Боб, высокий брюнет, парень крепкого телосложения. Под черной форменной курткой играют мускулы. Настоящая ходячая гора. Второй, Том, чуть пониже и менее накаченный. Зато он блондин с серыми глазами. Том мне сразу нравится. Отдаленно напоминает Лео.
  Выложенная камнем дорожка, по которой мы идем, разветвляется на две. Дик останавливается.
  - А теперь я вас, девочки, оставляю на попечение Боба и Тома. Они вам все покажут. Через два часа жду на первую тренировку.
  Дик уходит в одну сторону, мы в другую. Как только начальник скрывается из вида, Том забирает мою сумку с вещами и предлагает идти под руку. Я колеблюсь, но Соня с силой наступает мне на ногу. Приходится подчиниться. Против двоих не выстою.
  - Добро пожаловать к мистеру Трояну! - весело заводит разговор Том, - Погода у нас отличная, настроение - тоже. Территория поместья условно делится на две части. Первая - это зона отдыха. Здесь, собственно, и обитает мистер Троян, когда удостаивает нас своим присутствием. К зоне отдыха относится вилла, гостевой домик, сад и пляж. Когда мистер Троян приезжает, на территории зоны отдыха просто так находиться нельзя. Но, к счастью для нас, подобные визиты бывают нечасто. Так что, девушки, осваиваемся, и на пляж!
  - А вторая зона? - спрашиваю я.
  - Вторая зона - тренировочный комплекс. В его состав входят дом для охраны, спортивный павильон, тренировочные площадки на открытом воздухе. Сейчас пойдем посмотрим вашу комнату.
  Мы подходим к трехэтажному зданию, утопающему в роскошной зелени. Наши спутники ведут нас в специально приготовленную комнату. Отдают ключи. Мы договариваемся встретиться на тренировке через полтора часа.
  - Ну как он тебе? - говорит Соня, как только заходим в комнату.
  - Кто?
  - Том, конечно! Понравился? - Соня явно хочет меня сосватать.
  - Да так, вроде ничего...
  - Ничего? По-моему, отличный вариант. Слушай, подруга. Если ты хочешь забыть старую любовь, заведи новую! Клин клином, как говорится.
  Похоже, за меня все решили. Нет сил спорить.
  Первая тренировка запланирована на открытом воздухе. Сначала Дик проверяет, как мы стреляем. Похоже, с этим все в порядке. Мистер Хантер довольно ухмыляется. Потом он хочет увидеть навыки рукопашного боя.
  Сначала Том дерется с Соней. Он, конечно, побеждает. Но Соня смогла нанести ему несколько существенных ударов. Дик недовольно морщится, но все же признает результат удовлетворительным.
  Наступает моя очередь. Однако Том не нападает. Так, машет руками для вида. Это сильно раздражает Хантера.
  - В чем дело? - рявкает Дик, - Бей ее!
  - Не могу, она же девушка!
  - И что? Мадмуазель Браун, между прочим, ты только что дубасил без всякого стеснения.
  - Соня - свой парень, - заключает Том, - А Анна... Мистер Хантер! Посмотрите, это же произведение искусства! Ну как ее бить?
  Он улыбается мне, я невольно отвечаю ему тем же. Похоже, Том - романтик.
  - Как бить? как бить? - передразнивает его Дик. Подходит ко мне, - вот как!
  Я получаю крепкий удар кулаком в лицо. От неожиданности падаю. Мистер Хантер разворачивается, хочет идти назад. Я выворачиваюсь, хватаю его за штанину, хочу повалить... Но Дик лишь слегка пошатывается, вырывается и с размаху бьет ногой по носу. Невольно вскрикиваю. Подношу руку к лицу. Что-то липнет к пальцам. Это кровь.
  - Анна, - обращается ко мне Дик, - это не просто плохо, это отвратительно! Ты позволила полностью вывести себя из игры всего за два удара! Любой воришка средней руки тебя изобьет. Значит так. Сегодня в семь вечера в спортзал ко мне на тренировку. Посмотрим, что с тобой делать. А сейчас иди умойся. Развела, понимаешь, сопли!
  Делать нечего. Поднимаюсь, иду умываться. И куда делся тот добряк Дик, который покупал мне лимонад?
  Вечер. Семь часов. Я захожу в спортзал. Здесь никого нет, кроме Дика. Он сидит на лавочке в компании своей любимой фляги.
  - Ну, привет, барышня, - говорит он мне, - как дела? Нога зажила?
  - Да, все в порядке. Я здорова.
  - Это хорошо. Иди-ка сюда.
  Одна из стен спортзала имеет зеркальное покрытие. Дик просит встать напротив нее. Я гляжу на свое отражение. Чего он хочет?
  - Кого ты видишь? - спрашивает Хантер.
  - Ну...себя и вас...
  - А я вижу строптивую девчонку, которая ничего не умеет и полагается только на удачу. Помнишь тот случай у Деметры? Группа каких-то хиляков ранила тебя из огнестрельного оружия. Это позор! Ты не справилась. Еще и меня вызвала.
  - А что, - недоумеваю я, - не надо было вызывать?
  - Если бы речь шла о добропорядочной гражданке нашей Империи, которая попала в беду, тогда все правильно. А если мы говорим о будущем Последователе Афины, то это недопустимо. Настоящий профессионал в той ситуации справился бы сам. Так что я спрошу тебя, Анна Стик, не хочешь ли ты уйти, пока не поздно?
  Кровь приливает к щекам. Зачем он так говорит?
  - Дик, я...
  - Подожди, дай договорить. Эмоции потом. Я специально просил Наиру прислать записи твоих тренировок. Физическая подготовка на нуле.
  - Но я регулярно тренируюсь!
  - Значит, неправильно тренируешься! Я понимаю, ты много болела, отстала. Но в реальном бою оправданий не будет. Тебя убьют и все, - Дик смотрит в глаза моему зеркальному отражению, - ты вообще уверена, что хочешь стать настоящим профессионалом? Ведь это занятие скорее для мужчин, чем для женщин. Постоянные тренировки, травмы, ранения. Кстати, если не ошибаюсь, у тебя их было уже два. Может, пока не поздно, бросишь все это? Найдешь себе богатого мужа и будешь жить припеваючи? Это куда проще.
  - Дик, - я стараюсь говорить спокойно, - разве мои два ранения не доказали, что я не шучу? Помогите мне, если можете. Научите делать все правильно.
  - Во-первых, что это? - Дик поднял вверх мои волосы. Я перевязала их сзади резинкой.
  - Э...волосы.
  - Неправильный ответ. Это твое поражение! - Дик быстро намотал волосы на руку, зажал их и ударил меня головой о свое колено.
  О! Бедный мой нос!
  - Всегда убирай волосы! Подстриги их, завяжи узлом. Делай, что хочешь, только не допускай, чтобы они болтались просто так. Иначе твой противник легко сделает то же, что я сейчас. Во-вторых, почему ты не защитилась от удара?
  - Но Дик, - недоумеваю я, - откуда было знать, что вы ударите?
  - Так, барышня, теперь ты будешь ожидать удара всегда: утором, днем, во сне. Надо быть готовой постоянно, а не по расписанию. Ты пока поживешь здесь, в поместье. С Наирой я договорюсь. Будешь вставать с Диком, дышать с Диком, ложиться спать с Диком. Нужно все наверстать.
  - А как же теория?
  - Будишь учиться дистанционно, пока не придешь в нужную форму. Я заодно и по теории тебя погоняю. Небось, там тоже конь не валялся.
  Но в теории конь валялся. Получив несколько удовлетворительных ответов, Хантер сосредоточил свое внимание исключительно на физической подготовке.
  Я теперь живу в поместье мистера Трояна постоянно. Даже не живу, выживаю. Дик учит жестко. Все тело и лицо в синяках и кровоподтеках. Чудодейственный крем из Храма Деметры быстро закончился и я даже не пытаюсь достать новую банку. На то количество повреждений, что я получаю, никакого крема не хватит.
  - Женщина изначально слабая, - учит меня Дик на одном из занятий, - даже если постоянно качаться, тренированный мужчина всегда будет физически сильнее. Однако побеждать все равно надо. Для этого необходима тактика. Ты должна почувствовать своего соперника, проникнуть в его душу, узнать слабые стороны. Надо уметь просчитывать ситуацию, предугадывать, с какой стороны будет нанесен удар. Тогда и только тогда у тебя будет шанс.
  Однако угадать, с какой стороны нанесет следующий удар Дик, совсем не просто. Он постоянно застает меня врасплох. Мало того, на одном из занятий мистер Хантер решил приступить к освоению еще одной науки. Он связал мен руки за спиной.
  - Дик! - возмущаюсь я, - вы что творите? Пытать меня собираетесь?
  - Не совсем. В жизни бывают разные моменты. Иногда приходится терпеть. Если тебя поймают и начнут бить, необходимо уметь переносить удары с наименьшими возможными потерями.
  По началу подобные процедуры были похожи на издевательство. Я валяюсь со связанными руками у Дика под ногами, а он наносит и наносит удары. Однако со временем я кое-чему научилась. Хантер показал, как правильно дышать, где и какие мышцы необходимо расслабить или, наоборот, напрячь. Так ущерб от побоев несколько меньше.
  Том встречает меня вечером после тренировок. Ухаживает красиво, ежедневно дарит цветы. Как-то раз это заметил Дик.
  - Ну и что ты ей за веник принес? - говорит он Тому хриплым голосом, - Кто так женщины добивается?! Анна шоколад любит и езду быструю.
  Честно говоря, немного непонятно, почему Дик так сказал. Про шоколад я ему говорила, а вот насчет быстрой езды... Неужели сам догадался?
  После этого случая Том стал приносить не только цветы, но и конфеты. Плюс договорился с остальными охранниками и раздобыл два служебных мотоцикла. В свободное от издевательств Дика время Том учит меня управлять транспортным средством. И это так здорово! Мы гоняем на полной скорости по живописным дорогам бухты. Приятный бриз прилетает с океана, даря неповторимое ощущение свободы. Теперь я больше не пассивный пассажир. Могу сама выбирать как, с какой скоростью и куда ехать.
  Несмотря на то, что Том сразу дал понять серьезность своих намерений, я не спешу подпускать его близко. Он похож на Лео, но того неуловимого обаяния, присущего самому красивому парню, у Тома нет. Леонардо часто звонит мне. Скучно ему, видите ли! Мы болтаем друг с другом, и моя сердечная рана никак не может затянуться. Лео опять и опять будит во мне чувство, которое пустило глубокие корни во все мое существо.
  Соня бывает в поместье согласно расписанию, с четверга по субботу. Подругу Дик тоже тренирует, но не так интенсивно. Ее физическая форма устраивает его больше, чем моя. Соня постоянно отчитывает меня по поводу Лео, умоляет не разговаривать с ним и переключиться на Тома. Но я не сильно ее слушаю.
  Его Императорское Величество я в поместье пока не встречала. Он редко здесь появляется. Был, правда, один случай. По воскресеньям у меня выходной. В один из этих счастливых дней я пошла на пляж. Том куда-то уехал по делам, и я осталась наедине со своими мыслями. Усевшись на песок, смотрю на ровную гладь океана. Вид набегающих и убегающих на берег волн успокаивает.На мне нет живого места. Все тело болит от постоянных жестоких тренировок. Купаться нет сил, да и прохладно. Просто сижу и смотрю на воду. В нескольких десятках метров от себя замечаю мужскую фигуру в черном. Незнакомец чем-то напомнил мне Императора. Человек в черном сел на песок невдалеке от меня и тоже стал смотреть на воду. Так мы и просидели весь день. К вечеру человек в черном ушел. Был это Император или нет, я так и не узнала.
  Тренировки дали первый результат только через полтора месяца. Я научилась частично отбиваться от ударов Дика. Даже смогла несколько раз попасть по Хантеру. Однако Дик не спешит переводить меня на обычный для практикантов график. Говорит, еще не время.
  Сегодня прекрасный теплый вечер. Мы с Томом договорились прогуляться под звездами. Он попросил подождать его около виллы. Я покорно хожу туда-сюда перед особняком, разглядываю шикарное здание. Вилла двухэтажная. На первый этаж во время отсутствия Императора заходить можно, а вот второй под строжайшим запретом. Там находятся кабинет и личные покои Его Величества. Простым смертным быть на втором этаже не положено.
  Вдруг ночную тишину нарушает приглушенный крик. Я прислушиваюсь. Может, показалось? Нет. Крик повторился. Звук идет из здания. Немного колеблюсь, но потом решительно захожу внутрь виллы.
  Здесь шикарно! Свет приглушен, но искрящееся великолепие все равно заметно. Опять кричат. Голос женский. Бегу на звук. Самое интересное, я здесь не одна. Прислуга спокойно ходит по коридорам. Однако все делают вид, будто ничего не происходит. Нет времени выяснять, почему так. Крик все отчаянней.
  Нашла источник. Это одна из комнат на первом этаже. Дверь прикрыта, но не заперта. Захожу внутрь. Здесь темно. Включаю свет.
  Передо мной Боб. Ходячая гора мускулов. Он прижал к стене горничную, уже почти раздел... Фу, мерзость какая!
  - Боб! - ору я, - ты че, на хрен, творишь?!
  Боб отрывается от своей жертвы.
  - Анна, гуляй отсюда! Сама кислая фригидная целка, так другим веселиться не мешай!
  Разговаривать больше не о чем. Подхожу к Бобу, наношу удар первой. Мы начинаем драться. Поначалу Боб побеждает. Но я придумала одну штуку. Он крупный и сильный, зато неповоротливый. Выманиваю его к окну. Когда настает удобный момент, толкаю его на стекло. Боб теряет равновесие и падает. Осколки разлетаются во все стороны. Мой противник вывалился на улицу. Становлюсь на подоконник, прыгаю следом.
  Продолжаем бой. Удар о землю немного ослабил Боба. Он дерется уже не так рьяно. А я...а я... чувствую его. Каждое движение, каждый удар. Он как открытая книга. Я знаю, что он будет делать дальше и успеваю среагировать. Это потрясающе! Так вот о чем говорил Дик!
  Постепенно Боб слабеет. Я же еще полна сил. Удар, еще и еще. Валю его на землю, сажусь сверху и бью по голове. Вот-вот вырублю сознание.
  - Анна, все...- кряхтит Боб, - ты победила!
  Откуда-то раздаются редкие аплодисменты. Хлоп, Хлоп, Хлоп... Поднимаюсь на ноги, осматриваюсь, поднимаю голову вверх.
  На балконе второго этажа виллы сидят двое. Это Дик Хантер и Его Величество Император. Это Дик хлопает. Его лицо выражает довольное удовлетворение. Император непроницаем.Сидит как статуя. Ни один мускул на лице не дрогнет. Как будто не видит ничего. Откуда он здесь? Нас не предупреждали о его прибытии.
  - Наконец-то, барышня, - звучит в ночном воздухе хриплый голос Дика, - ты начинаешь превращаться в человека. Теперь будешь приезжать в поместье согласно графику для практикантов. Все. Свободна.
  Поворачиваюсь, ухожу. Теперь я полноправный практикант мистера Трояна.
  ГЛАВА 30
  Я снова дома. Я в "Муравейнике". Естественно, первым делом после долгой разлуки наношу визит самому красивому парню.
  - Привет, малышка, рад тебя видеть! - Лео галантно берет мою руку, подносит к губам и целует, -Как же я соскучился! А это что?
  Лео отодвигает с левой половины моего лица распущенные волосы. Там находится внушительный яркий синяк. Я хотела его скрыть. Не получилось.
  - Анна, кто тебя так?
  - Все нормально, это последствия тренировок.
  - Ничего себе тренировки! Так и череп проломить можно! Подожди, подожди... А здесь чего?
  Лео гладит рукой мою шею. Там тоже кровоподтек. Самый красивый парень расстегивает молнию на форменной куртке. Открывшаяся область декольте фиолетово-синего цвета. Лео дотрагивается до синяка. Скользит пальцами от основания шеи все ниже, ниже...
  От его прикосновений внутри меня разгораются тысячи огоньков. Эти огоньки кружат, бурлят, взрываются... как же приятно! Он этого не замечает. Его потряс размер повреждений. В глазах ужас. А я.. а я... вот-вот потеряю контроль над собой!
  - Лео! - стон срывается с губ против воли.
  Он вздрагивает, отнимает руку и застегивает мою куртку.
  - Извини, - говорит он, - я не хотел причинять тебе еще больше боли. Но Анна, так же нельзя! Что они с тобой делали?
  - Я же уже ответила. Это просто тренировки. Дик Хантер решил, что моя физическая подготовка была равна нулю. Пришлось спешно поднимать показатели.
  - Но не такой же ценой! И потом, нормальная у тебя подготовка. Это у них требования завышены. Обращаться с тобой как с мясной тушей! Ужас! Слушай, Анна, кончай этот садизм-мазохизм, уходи с практики.
  - Нет, нет! Лео, ты ничего не понимаешь! Такой шанс выпадает единицам!
  - Шанс стать инвалидом? Знаешь, охрана мистера Трояна - далеко не единственный вариант практики. Если ты уж так хочешь послужить, давай я поговорю с капитаном Полонским, он тебя в патруль возьмет.
  - Он-то возьмет, но не раньше четвертого курса. А благодаря Дику я могу попытаться закончить обучение уже в этом учебном году. Я так решила. Давай больше не будем возвращаться к данному вопросу.Лучше принеси нашу любимую забаву. Сто лет за драконами не гонялась!
  Лео приносит заветные очки. Вот она, прекрасная виртуальная реальность! Мы садимся друг напротив друга. Готовимся покинуть этот скучный блеклый мир.
  - Слушай, Лео, а почему этой игрушки до сих пор нет в открытом доступе? Классная же штука!
  - Говорят, наши чиновники не пропустили игру в официальную торговлю. Якобы она не соответствует медицинским нормам. Но это на отговорку похоже. Продукция Альфы всегда высочайшего класса. Чиновники просто не хотят отдавать прибыль чужому государству. А тем временем на черном рынке цена за один экземпляр весьма внушительная, и это не предел. Стоимость будет повышаться, так как спрос постоянно растет. Комические патрули и полиция регулярно изымают у контрабандистов незаконно ввезенные партии игр. На сегодняшний день бизнес по продаже виртуальной реальности из Альфы считается даже более выгодным, чем работорговля. Ладно. Ты готова к схватке с драконом? Тогда поехали!
  Надеваем очки. Нас ждет отчаянный бой. Мы в игре. Мы снова вместе.
  Я и Соня прибыли в поместье мистера Трояна. Сегодня ответственный день. Нам должны выдать оружие и отправить на службу в полицию.
  Дик в хорошем настроении.
  - Так, девочки, - командует он, - идите завтракать, а потом мы с вами нанесем визит мистеру Трояну. Я вас ему представлю, и он подпишет необходимые бумаги. Только после этого я смогу выдать вам оружие в личное пользование.
  Соня заметно нервничает. Не каждый день выпадает удача быть представленной Императору. Она приводит себя в порядок. Укладывает волосы в затейливую прическу. Я же ничего не делаю. Закрутила волосы узлом на затылке, как Дик учил, и хватит.
  Дик, я и Соня заходим в роскошный холл виллы. Дорогая мебель, мягкие ковры, натертые до блеска изящные статуэтки и вазочки. Нигде ни пылинки, кристальная чистота и идеальный порядок. Все это великолепие указывает на высокое положение живущего здесь человека.
  Дик ведет нас за собой на второй этаж. Мы заходим в приемную. Здесь находится личный секретарь мистера Трояна мадмуазель Молли Трик. Миниатюрная молодая блондинка. Дик бросает девушке небрежный кивок, и мы проходим дальше по коридору. Кабинет Императора находится несколько в стороне от приемной. И наконец, перед нами заветная дверь. Хантер стучит и заходит в кабинет. Мы с Соней следуем за ним.
  Я снова вижу его. Михаэль сидит за столом и работает. Как это знакомо. Я столько раз наблюдала подобную картину. Компьютер, куча бумаг...
  - Ваше Величество, - говорит Дик, - позвольте вам представить наших практиканток. Соня Браун и Анна Стик.
  Император бросает на нас беглый взгляд и продолжает работать. Как вежливо с его стороны!
  - Ваше Величество, - продолжает Дик, - извольте подписать вот эти бумаги, - Хантер кладет документы на стол перед Императором, - девушки готовы, им пора получить оружие.
  Михаэль отрывается-таки от работы. Бегло просматривает документ.
  - Я это не подпишу, - выносит решение Император, - они только на третьем курсе. Им еще рано заниматься подобными делами.
  Мы с Соней переглядываемся. Ну и дела! В наши с ней планы отсрочка никак не входит.
  - Но Ваше Величество! - Дик явно недоволен, - мы же все уже с вами обсудили!
  - Это опасно! - заявляет Михаэль, - третьекурсники не должны подвергать себя неоправданному риску.
  Дик хмурится.
  - Так, девочки, - обращается он к нам, - погуляйте-ка. Мне надо с Его Величеством парой фраз наедине перекинуться.
  Мы с Соней выходим, закрываем за собой дверь и...прижимаемся к ней ушами. Пропустить разговор, от которого зависит наше будущее? Ну уж нет!
  - Слушай, Твое Величество, - слышим мы хриплый голос Хантера, - ты чего творишь?
  - Он с ним на ты? - удивленно шепчет Соня.
  - Они друзья, - поясняю я. Продолжаем слушать.
  - Тебе сколько лет вообще? - рявкает Дик, - Ведешь себя, как птенец желторотый. Долго еще это все будет продолжаться? Хватит нюни распускать. Или решись уже на что-нибудь, или не морочь никому голову!
  За дверью кабинета слышатся шаги. Мы с Соней отбегаем в сторону. Из комнаты выходит Дик. В его руках подписанные бумаги.
  Нас с Соней прикрепили к ближайшему участку полиции. Моим напарником вызвался быть Том. Он все здесь знает. Поиск доказательств, основные принципы построения следствия, механизм задержания преступника - Том вводит меня в курс дела. Конечно, ни он, ни я не собираемся работать в полиции постоянно, однако знать основы работы внутренних органов правопорядка обязан каждый Последователь Афины.
  На время я снова погружаюсь в бумажную волокиту. Оказывается, каждому полицейскому необходимо не только за преступниками гоняться, но и кучу документов оформлять. Я изучаю старые дела, пытаюсь понять суть. Здесь столько нюансов! Состав преступления, обвинение, доказательства, показания свидетелей... Все это следует выстроить в логической последовательности и закрепить на бумаге. Только после этого дело можно отправлять в вышестоящие инстанции.
  Практика куда интересней. Том в хороших отношениях с начальником местного отделения. Нам разрешают поучаствовать в поимке настоящих преступников!
  Я на мотоцикле, у меня лазерный пистолет. Том едет рядом. Преследуем нарушителя по горячим следам. Наша задача - остановить красную машину. Мчимся на бешенной скорости, нарушая правила движения. Что делать? Красная машина никак не хочет сдаваться. Вдруг окно автомобиля открывается и по нам открывают огонь. Хорошо, что мы на мотоциклах. Возможностей для маневра больше. Я начинаю вилять из стороны в сторону. При таком раскладе попасть трудно. Набираю скорость. Больше и больше. Расстояние сокращается. Я стреляю по машине, стараюсь вывести из строя ходовую часть. Том следует моему примеру. Наконец все получается. Лазерное оружие не подвело. Машина начинает сбавлять ход, потом совсем останавливается. Том подходит к объекту с одного бока, я с другого. Товарищ, попавшийся со стороны Тома, ведет себя послушно. А вот мой решил бунтовать. Пытается выстрелить. Однако я открыла огонь первой. Не убила. Только ранила.
  После этого удачного дежурства возвращаемся в поместье. Я вся в эмоциях! У меня получилось задержать преступника! Мой напарник предлагает немного перевести дух.
  Мы с Томом заходим в комнату отдыха. Здесь люди из охраны могут расслабиться, выпить что-нибудь, пообщаться с собратьями. Окидываю взглядом просторный зал. Соня и Боб уже тут, расположились у окна. Мы с Томом идем к ним.
  Конечно, после памятной ночной драки мои отношения с Бобом несколько натянутые. Я поначалу даже обращалась к Дику с просьбой поменять наставника. Однако Хантер послал меня подальше. Он сказал, что не намерен из-за капризной девчонки менять состав команды. И вообще, я должна сама решать свои проблемы, а не жаловаться бегать. Не в санатории, отметил он.
  На улице день клонится к вечеру, мы сидим все вчетвером у открытого окна и наслаждаемся неповторимым ароматом океана. Вокруг тишина. В комнате отдыха кроме нас никого нет.
  - А почему сегодня так пустынно? - нарушил молчание Том.
  - Ты что, не слышал? Приехал мистер Троян с одной из своих фавориток, - отвечает Боб, - всех на уши подняли. Нам с тобой повезло, что мы к этим приставлены, - он кивает в сторону меня и Сони, - а то бы и нас напрягли.
  - Одной из фавориток? - вставляю я реплику, - Так у него их несколько?
  - Анна, - раздраженно откликается Боб, - хватит уже строить из себя...достала! Мы же про Императора говорим! Неужели ты думаешь, Его Величество будет довольствоваться одной единственной?
  - А я бы довольствовался! - замечает Том и берет меня за руку, наклоняется к моему уху,- если бы это была такая, как ты! - шепчет он мне. Я дарю учтивому романтику нежный взгляд.
  - Ага, только ты не Император! - пренебрежительно кидает Боб, - Если б перед тобой постоянно мелькали разгоряченные крошки, посмотрел бы я на тебя, как бы ты верность хранил.
  - И все равно, - настаивает Том, - я бы хранил верность своей избраннице. Кстати, а кто конкретно с мистером Трояном приехал, неизвестно?
  - Да Диана эта, чтоб ее! - раздается за нашими спинами хриплый голос Дика. Хантер подошел ближе к окну, взял стул и сел. Достал любимую флягу, отхлебнул. Видно, что он не в духе.
  - О! Дик, а подежурить там поблизости нельзя? -проявил инициативу Боб, - шикарная же баба! Хоть одним глазком поглядеть.
  - Твоя шикарная баба такой разгон устроила! Все ей не так! Гром и молнии мечет. Хочешь насладиться - вперед! А я туда не ногой!
  - Дик, - спрашиваю я, - а как же Император? Неужели он позволяет все это?
  - Император, барышня, позволяет своим женщинам то, что запрещено обычным смертным, - Хантер как-то странно на меня посмотрел, с иронией, что ли, - тем более Диане. Она из старожил. Он с ней уже больше семи лет трется. Кстати, Анна, выручи старину Дика. Сгоняй быстренько к Императору и забери у него мои бумаги. Его Величество их подписал, а я из-за Дианы из-за этой забыл забрать.
  - А почему я? Да и не пустят меня к мистеру Трояну.
  - Да не трясись ты так! Пустят. Скажешь Молли, что это я тебя прислал. Сбегай, давай. Мне эти бумаги срочно нужны. Я сам не пойду. Эта мегерасовсем разошлась. Меня съест, у нас давно разногласия, а тебе ничего не будет.
  Делать нечего, приходится подчиняться. Иду к вилле. Вокруг бегает охрана. Наводит марафет. Из кухни разносится шикарный аромат. Там готовят настоящий пир. Первое, второе в нескольких вариантах, разнообразные закуски, десерт, выпивка... И все это ради двух человек! Вернее, ради одного. Михаэль, когда приезжает сам, весьма сдержан в питании.
  Захожу внутрь особняка. Слуги с ног сбились. Носятся в разные стороны, натыкаются друг на друга. На меня внимания особо не обращают. Поднимаюсь на второй этаж. В приемной сидит секретарша мистера Трояна Молли. Она трет руками виски.
  - Молли, - зову я, - меня Дик за бумагами послал. Пустишь?
  Она посмотрела на меня с сожалением.
  - Вот Хантер садист! Приносит в жертву практикантку! Иди, раз пришла. Удачи! Постарайся вернуться живой!
  Продвигаюсь дальше по коридору, раз дан зеленый свет. Дохожу до двери. Стучу.
  - Да, войдите, - это голос Императора.
  Набираю в легкие воздуха, вхожу. Передо мной картина блаженной неги. На широком диване вальяжно сидит Михаэль. Девушка с прямыми черными волосами положила голову к нему на колени. Ее тело покоится на мягкой обивке, от ровного дыхания грудь чуть колеблется. Пленительные изгибы завораживают своим совершенством. Длинные тонкие ноги полностью открыты. Ее юбка задралась, но прекрасную Диану это, похоже, не волнует. Михаэль держит в одной руке бокал с вином, второй гладит очаровательную брюнетку по волосам.
  - Да? - Император оторвался от своей спутницы и посмотрел на меня.
  - Э... Ваше Величество, мистер Хантер прислал меня забрать какие-то бумаги. Он сказал, вы знаете, какие.
  - Знаю. Они вон там, на столе.
  - Опять этот Хантер! - подает голос Диана, - Михаэль, когда ты его выгонишь?
  - И почему я должен его выгнать? - похоже, Императору нравится ее нахальство.
  - Да он же вор! - резко вскрикивает Диана.
  - Милая, не начинай...
  - Как не начинай? - Диана резко встает, подходит к журнальному столику и открывает какую-то коробку.
  Моя задача - забрать бумаги, и уйти. Но эта дамочка посмела наезжать на Дика! Медлю, хочу посмотреть, что будет дальше. Тем более, о моем присутствии, похоже, забыли.
  - Твой Дик утверждает, что эта безвкусица стоит семьсот миллионов лье! - Диана держит в руке диадему, - во-первых, нельзя доверять кому попало покупку украшений, во-вторых, недопустимо давать ворам деньги! Михаэль, дорогой, ты слишком добр к нему! Ты только посмотри: это же колпак для старух!
  В порыве чувств Диана зажимает диадему в руке, замахивается, бросает... Дорогая вещица падает на пол, камни разлетаются в разные стороны, но потом снова собираются в одно целое. О! Да это же бесконтактные связи! Передовая технология, позволяющая держать форму и одновременно дающая простор для фантазии.
  - Выгони его, - шипит Диана,- выгони!
  Нельзя так с Диком. А Михаэль? Сидит, вино потягивает. Как будто никто здесь не оскорблял его друга! Не могу пройти мимо. Кто-то же должен хоть как-то среагировать!
  Подхожу к диадеме, поднимаю. Я немного разбираюсь в драгоценностях, спасибо Афродите.
  - Это изделие из ювелирного дома Створовски, - я подала голос, - здесь использованы камни с планеты Гонго, ультратонкие белые бриллианты. Стоимость одного такого камушка приметно миллион лье. Их здесь, судя по весу, не меньше четырехсот. К тому же изделие собрано воедино с помощью бесконтактных связей, которые в принципе не могут стоить дешево. Что касается дизайна, похоже на работу художника Тицини. Именно ему свойственны гладкие линии, сплетенные в бунтарском потоке. Да, точно. Здесь и отметка есть. Это авторская работа. Учитывая все вышесказанное, стоимость изделия колеблется от семисот до девятисот миллионов лье. Следовательно, если у кого-то полностью отсутствует вкус, зато присутствуют преждевременные морщины, из-за которых везде мерещатся старухи, в этом нет вины мистера Хантера.
  Бубух! Бомба взорвалась! Диана потеряла от гнева дар речи, Михаэль удостоил меня своим августейшим взглядом, а я... я не боюсь! Пусть она хоть желчью изойдет, оскорблять Дика не позволю!
  Диана шатающимся шагом пятится к дивану. Садится рядом с Императором, впивается ему в руку пальцами.
  - Михаэль! - ее трясет, - меня только что оскорбила прислуга!
  Она ждет поддержки, хочет моей смерти, но Император выглядит вполне дружелюбно. Более того, ему, похоже, понравилось.
  - Дорогая Диана, - начал он мягко, - Анна не из прислуги, она из охраны. Вы оскорбили ее начальника. А мадмуазель Стик никому спуску не дает. Нам с вами еще повезло, что она воспользовалась словами. Обычно ее враги покидают поле битвы со сломанным носом. Полно, дорогая, - он обнял ее за талию, притянул к себе, - не сердись. Поверь моему опыту, люди, которые говорят, что думают, наименее опасны. От них реже всего получаешь удар в спину.
  Честное слово, я ее не понимаю! Так бушевать, а теперь...Сидит спакойненько, позволяет себя ласкать. Будь я на ее месте, уже бы закрыла дверь с другой стороны.
  - Анна, - обращается ко мне Император, - рас уж ты заглянула, окажи нам любезность, примерь диадему!
  Его повелительный тон не терпит непослушания. Приходится подчиняться, не устраивать же бунт, в конце концов?
  Я подхожу к зеркалу, распускаю стянутые в тугой узел волосы. Они падают на плечи и спину мягкими волнами. Чуть трясу головой, чтобы волосы легли ровнее. Беру диадему, надеваю, расправляю камни между прядями. Благо, бесконтактные связи это позволяют. Все. Готово.
  Ого! Да на меня из зеркала смотрит не простая девчонка с рабочей планеты, а величественная королева, которая одним движением брови решает судьбу миллиардов. Аж мурашки по коже. Вот что значит авторская работа художника Тицини!
  Вижу в зеркале Императора и его спутницу. Михаэль буквально пожирает меня глазами. Видно, как он весь напрягся. А у Дианы во взгляде я замечаю... Нет! Не может быть! Эта та же боль, что живет во мне! Несчастная любовь, ее ни с чем не спутаешь. Так вот почему ты, Диана, шумишь, кричишь, бушуешь.... Тебе просто больно...Ты отдаешь ему всю себя без остатка, а он лишь забавляется. Ты видишь в нем смысл всего, а он в открытую флиртует с другой!
  Снимаю с головы диадему. Настроение отпускать колкости пропало. Хочу положить драгоценность в коробку.
  - Нет, Анна, - останавливает меня Император, - возьми ее себе. Это мой подарок.
  - Зачем она мне? - я все же кладу диадему на место, - Абсолютно бесполезная вещь, хоть и красивая.
  - А что же тогда полезная вещь?
  - Например, пистолет Дика. Новейшая модель, способная и бабочку лучом-иглой прострелить, и полдома разворотить. Ваше Величество, мадам Диана, - я учтиво кланяюсь, - извините, но мне пора. Мистер Хантер уже заждался.
  - Мистер Хантер подождет! - Михаэль делает очередной глоток вина, - останься с нами, составь компанию. Скоро подадут ужин. А шеф повар сегодня постарался на славу!
  - Еще раз прошу прощения, - пячусь в сторону стола, - но я все же пойду.
  Быстро хватаю бумаги и выскакиваю за дверь. В коридоре перехожу на бег. Боюсь, что он выйдет следом. А мне этого совсем не надо.
  Раннее утро. До подъема еще полчаса. Мы с Соней лежим в своих кроватях, досматриваем последние сны. Кто-то настойчиво стучит в дверь.
  - Сонь, - бурчу я, - стучат!
  - И что? - отвечает она сонно.
  - Открой, а? Будь другом.
  - Сама открой!
  - Ну, пожалуйста! Я такая разбитая!
  Соня бурчит, видно поняла мой блеф. Я терпеть не могу резко вставать из-под теплого одеяла. Подруга делает над собой усилие и идет к двери.
  - Анна, это для тебя! - Соня забирает из рук посыльного какую-то коробку и садится ко мне на кровать.
  Я приподнимаюсь. К коробке прикреплена карточка, заполнена от руки. Там всего два слова: "для Анны".
  - Подчерк какой красивый! - Соня разглядывает карточку.
  Сон как рукой сняло. Я знаю этот ровный каллиграфический подчерк. Что же в коробке? Скидываю оберточную ленту, открываю крышку... Лазерный пистолет новейшей модели. Такой же, как у Дика.
  - Ух ты! - восклицает Соня, - Вот это вещь! Конфетка, а не оружие! Анна, кто его прислал?
  Ничего не отвечаю. Беру в руки техническое совершенство. Включаю панель управления. Да здесь миллион функций! Выбор посыла лазера: луч или заряд. Регулировка интенсивности залпа: от легкого оглушения до полного уничтожения. Самонаводящаяся программа, тепловой сканер, позволяющий видеть преступника через стену, и еще, еще, еще!
  - Соня, - говорю я, - зови наших, пойдем попробуем нашу конфетку!
  Я, Соня, Том и Боб собрались в саду буквально через десять минут после того, как мне принесли подарок. Мы решили испробовать игрушку на свежем воздухе, а не в зале для стрельбы. На улице больше возможностей для разгона.
  - Давайте охотиться на пчел! - предлагаю я. Благо, этих созданий в саду полно.
  Настраиваю луч на минимальную толщину. Включаю функцию самонаведения... Готово! Пчела полетела камнем вниз. Выбираю операцию по уничтожению нескольких целей. Одно прикосновение - и целая группа летающих насекомых упала замертво. Вотювелирная точность! И, главное, ничего делать не надо. Автоматика сама за тебя думает.
  - Ты не умеешь веселиться. Дай-ка сюда, - Боб забрал у меня пистолет, покопался в настройках, -дамы и господа, приготовитесь увидеть неподражаемое феерическое шоу!
  Боб выстелил вверх. Лазерный луч стрелой умчался ввысь, там превратился в шарообразный комок энергии, затем разразился громкий взрыв. Комок энергии воплотился в огромный огненный шар. Лепестки пламени озарили все небо.
  Мы стоим, задрав головы. Представшая перед нами картина завораживает смертоносной красотой. Вот это фейерверк!
  - Вы че, придурки, творите?! - это Дик пожаловал. Сейчас будет еще один взрыв, - Это что, шутка по-вашему? Уклонись луч чуть в сторону, вся бухта на воздух взлетела бы!
  - Дик, не кипятитесь, - защищается Боб, - все под контролем было. Такая игрушка осечек не дает!
  Боб с восхищением гладит мой пистолет. Но Дик все равно кипятится. Он резко выхватывает из рук Боба смертоносное оружие.
  - Откуда у тебя это? - тон Хантера не предвещает ничего хорошего.
  - Э...Дик, - вступаюсь я, - это мое. Вы уж извините, не рассчитали эффект. Такого больше не повторится.
  Дик поворачивается в мою сторону. Подходит вплотную. Подносит пистолет к моему носу.
  - Откуда это? - его голос похож на раскат грома. Я молчу. Правду при всех говорить не хочется, а ложь Дик сразу раскусит.
  - Мистер Хантер, - подает голос Соня, - нам его только что прислали. Мы не знаем, от кого пистолет. В карточке было написано "для Анны" и все.
  Дик глубоко вздыхает. Убирает пистолет от моего лица.
  - "Для Анны", - бурчит он, - как меня это все достало! Сколько раз я его просил не лезть в мои дела! А вы, товарищи, - обращается он к нам, - головой думать не пробовали? Такое оружие требует специальной подготовки.
  - Но Дик, - не унимается Боб, - у вас же точно такой же пистолет! Что в нем страшного?
  - Что страшного? Считаешь, что ты почти как я? Во-первых, прежде чем браться за оружие подобного класса, необходимо в совершенстве овладеть стандартной моделью. А я, насколько помню, идеальных результатов ни у кого из вас не видел. Во-вторых, такая техника заметно расслабляет. Ее нельзя постоянно использовать. Теряется острота прицела, замедляется реакция. Из такой пушки и обезьяна по цели попадет. Автоматика все сделает. Однако в реальном бою необходимо живое чутье, никакая машина его не заменит, я вам об это тысячу раз говорил. Результат использования такого оружия неподготовленными кадрами - проваленная операция, захваченные врасплох бойцы, горы трупов. В-третьих, техника подобного класса оснащена огромным количеством функций. Такие игрушки подводят в самый неподходящий момент. Тратится много времени на настройку и подготовку, или же просто автоматика выходит из строя, а это недопустимо в реальном бою. Если вы заметили, я ношу не только такой пистолет, но и обычный стандартный. Последний, уж поверьте моему опыту, куда надежнее.
  Дик унес мой пистолет с собой. А мы, маленько остуженные, разошлись каждый в свою сторону.
  ГЛАВА 31
  Новое задание от полиции. Нам с Томом поручено следить за серой машиной. Ничего сложного, просто незаметно ехать, скрываясь за остальными движущимися объектами и все. Мы на мотоциклах, моторы максимально приглушены. Вдруг наша машина останавливается. Это происходит на мосту. Открываются двери, выбегают двое, перелазят через перила, прикрепляют альпинистский крепеж и сигают вниз! Они уходят от нас! Это недопустимо. Мы с Томом подъехали к кинутой машине. Я бросаю мотоцикл, подбегаю к перилам. Внизу твердое покрытие, до него метра три. Альпинистский крепеж пуст. Наши подопечные позаботились, чтобы за ними не было хвоста. Они уже убежали довольно далеко. Вот-вот потеряем их из виду. Я перелажу через перила.
  - Пошли! Они уходят! - кричу я Тому.
  - Анна! Не смей прыгать! Там же высоко! Лучше давай поищем, где можно спуститься.
  - Нет времени. Догонишь, - с этими словами я лечу вниз. Приземляюсь удачно. Чего-чего, а прыгать я умею. Еще на Кии научилась.
  Со всех ног бегу за нашими клиентами. Они направились в сторону каких-то заброшенных зданий. Пока удается остаться незамеченной. Пистолет наготове, но огонь открывать рано. Клиенты сворачивают за угол, я иду следом. Они двигаются по знакомому маршруту. Это видно по их уверенным шагам. Вдруг за очередным поворотом я теряю их. Кручусь вокруг. Их нет! Все зря! Уже хочу повернуть назад, но слышу голоса. Прячусь за ближайшим зданием. Мои клиенты отодвигают люк и выбираются на поверхность. Так вот где они были! Скрылись под землей. Посылаю Тому сообщение с координатами люка, здесь наверняка что-то есть. Преследую клиентов дальше. Они идут в сторону оживленных улиц. Связываюсь с напарником.
  - Том, что мне делать? Нужно их брать или пусть идут? Если они сольются с толпой, будет поздно что-либо предпринимать.
  - Секунду, - отвечает Том, - сейчас получу ответ от полиции. Анна, бери их! Есть разрешение стрелять на поражение!
  Ускоряюсь, догоняю клиентов. Предлагаю сдаться. Один слушается, один - нет. Его проблемы. Стреляю я неплохо.
  В полиции оживление. Люк, координаты которого я передала, оказался входом в тайное убежище одной банды. В этом убежище обнаружили не только преступников и их оружие, но и склад с контрабандными товарами. Неплохой улов. Большую часть контрабанды составляет знакомая уже мне игра из королевства Альфа. Поскольку шеф полиции мною доволен, прошу его в порядке исключения вычеркнуть из перечня конфискованных товаров пару экземпляров виртуальной реальности. Хочу познакомить Тома с новейшими разработками. Шеф полиции идет на уступки.
  Вечером Дик заставил меня дежурить в особняке. Кто-то из охраны заболел, а подменить некем. Вот и пришлось использовать труд практикантки в мирных целях. Том вызвался составить мне компанию. Охрана виллы - дело несложное. Стоишь себе на посту и все. Права, сегодня поместье осчастливил своим присутствием мистер Троян. Но он не должен доставить проблем. Его любимое занятие - работа в кабинете.
  Поначалу все шло как обычно. Обход первого и второго этажа, устный доклад Дику, что все чисто. Потом делать стало нечего, и время потянулось медленно. Я вспомнила про очки-игру. Предлагаю Тому попробовать. Он не против.
  Мы с Томом в гостиной на первом этаже виллы. Играть лучше сидя, поэтому пришлось оккупировать хозяйский диван. Это не совсем соответствует правилам, но сейчас ночь, особняк спит и нам вряд ли кто-то помешает.
  Даю очки Тому, показываю правила. В отличие от него, я в виртуальной реальности уже не первый раз. В иллюзорном мире веду себя как знаток. Приходят драконы. Игра началась!
  Виртуальная реальность затягивает с головой. Я даже забыла о времени. Из игры вышли только тогда, когда у Тома закончились все жизни. Снимаем очки. Сколько мы отсутствовали в реальности? Надеюсь, без нас тут ничего страшного не случилось.
  - Просто улет! - выражает свое восхищение Том, - Это фантастика! Ощущения даже сильнее, чем в реальном мире.
  - Да, я тоже без ума от игры.
  - А где ты в нее играла? Она же вне закона!
  - Один приятель подарил экземпляр, кстати, тоже из конфискованной партии. Знаешь, странное дело получается, мы сами контрабанду...
  - Анна, - зовет шепотом Том.
  - Мы контрабанду забираем, а потом сами же и...
  - Анна, - он зовет чуть громче и кладет руку мне на плечо, - мне нужно тебе кое-что сказать.
  Я замолкаю. В гостиной темно. Я его почти не вижу, но чувствую, как он нервничает.
  - Пожалуйста, выслушай, - в голосе умоляющие нотки, - мы знакомы уже не первый месяц. Ты такая... красивая, но это тебе, наверно, часто говорят. Ты мне очень нравишься, но не только из-за внешности. С тобой нескучно, всегда есть о чем поговорить,ты умеешь слушать. Я привязался к тебе. Когда ты рядом, наслаждаюсь твоим обаянием, если тебя нет - вспоминаю твой образ. Но ты такая закрытая, не подпускаешь к себе близко... Почему? У тебя есть парень?
  - Парень? - переспрашиваю я, - эээ... нет.
  - Значит, вакантная должность свободна? - он дотрагивается рукой до моего лица, нежно проводит рукою по щеке.
  - Выходит, свободна.
  - Тогда может на эту должность заступить мне? - он запустил пальцы ко мне в волосы.
  Что ему ответить? Мне так надоело мучиться из-за Лео. Может, попробовать? Соня говорит, клин клином вышибают.
   - А почему бы и не тебе? - отвечаю я. Кладу ему руки на шею, глажу его затылок. Он притягивает меня к себе, мы все ближе и ближе друг к другу...
  Яркая вспышка заставляет оторваться от Тома. Кто-то включил в гостиной свет.
  - Эй, кто здесь? - спрашивает Том, щурясь от ярких лучей, - Стучаться не учили? - нас потревожили в самый неподходящий момент.
  - Стучаться? В своем собственном доме?
  Мы с Томом мгновенно поднимаемся с дивана. Перед нами Император. И что он тут забыл?
  - Мадмуазель Стик, - обращается Михаэль ко мне, - я что-то не припомню, чтобы боевой пост дежурного охранника находился в гостиной.
  - Простите, мы случайно тут засиделись, - оправдываюсь я, - этого больше не повторится.
  - А это что?! - Император заметил виртуальную реальность, - Молодые люди, вы разве не в курсе, что подобная техника из королевства Альфа находится в нашей Великой Империи под строжайшим запретом? Кто из вас это принес?
  - Эээ... вообще-то я, - нужно как-то оправдаться, - а разве все так страшно? Ведь дело просто в каких-то формальностях от чиновников.
  - Дайте сюда очки, - командует Михаэль. Мы подчиняемся. Он с силой сдавливает игрушки, ломает на куски, швыряет остатки виртуальной реальности на пол, - дело, милая моя, далеко не в формальностях! Исследования наших ученых показали, что это самое настоящее оружие. Подобная техника очень сильно влияет на мозг. Люди, находящиеся под воздействием этих штук, в любой момент могут превратиться в зомби, стоит лишь послать соответствующий сигнал. Королевство Альфа относительно небольшое, их армия не сравнима по мощи с нашей. При желании мы их захватим за несколько месяцев. Однако Альфа не желает мириться со сложившейся ситуацией. Они мечтают о могуществе. Поэтому изобрели подобную виртуальную реальность. Под видом игры распространяют по вселенной сильнейшее психотропное средство. Люди ничего не подозревают, надевают очки, весело проводят время. Но в какой-то момент дается команда, и население враждебной страны превращается в податливую инертную массу. Так чужое государство захватывается без боя.
  Михаэль замолкает. О чем-то думает.
  - Молодой человек, - обращается Император к Тому, - мне необходимо срочно перевезти документы на Главную Верховную Планету. Бумаги следует передать из рук в руки. Дело не терпит отлагательств.Собирайтесь. Через десять минут вы должны уже быть в пути.
  Делать нечего. Мы с Томом выходим из гостиной. Михаэль идет следом. Как будто специально не дает нам остаться наедине.
  - Не скучай, - говорит мне Том, - Верховная Планета рядом, я уже завтра к обеду вернусь.
  Том на прощанье чуть сдавливает мою руку. Целовать меня при Императоре он не решается.
  Том уходит, я занимаю место дежурного охранника около главного входа, Михаэль поднимается к себе на второй этаж.
  Вечер. Прошли почти сутки, как Том улетел. Пора бы ему уже вернуться. Я нервно хожу по комнате.
  - Хватит маячить туда-сюда! - возмущается Соня, - Ты мне заниматься мешаешь!
  - Сонь, - обращаюсь к ней, - ну что могло случиться? Почему его до сих пор нет?
  - Ну мало ли что! Может, корабль сломался, рейс задержался. Времени немного прошло. Приедет твой Том. Кстати, ты звонить пробовала?
  - Конечно! Только его браслет отключен. Сонь, здесь что-то не так! Я чувствую!
  - Раз чувствуешь, иди к Дику. Если что-то случилось, он точно в курсе.
  Подруга права. Нужно попытаться хоть что-нибудь узнать.
  Стучусь в комнату Дика. Так нервничаю, что начинаю ударять кулаком все сильнее и сильнее.
  - Где пожар? - Дик открыл-таки дверь, - Нельзя ли полегче, барышня? Проблем со слухом пока не имею.
  Я вхожу в кабинет Дика. Он садится за рабочий стол.
  - Дик, где Том? - я стараюсь говорить спокойно, - Он должен был вернуться еще в обед, его браслет выключен. Если вы что-нибудь знаете, не молчите!
  Дик ничего не говорит. Просто протягивает мне какую-то бумагу. Пробегаю глазами документ. Это приказ о переводе. Внутри меня все упало.
  - Дик, - мой голос дрожит, - здесь написано, что Том переведен служить на границу, причем в один из наиболее удаленных участков. Зачем вы это сделали?
  - Причем тут я? - возмущается Хантер, - на подпись посмотри!
  Ах, да! Подпись. Так, так... Приказ отдал Его Величество Михаэль I.
  Беру один из стульев, сажусь, обхватываю голову руками. Нет! Только не сейчас! Моя жизнь начала приходить в порядок, и тут такой удар!Постепенно мелкие части мозаики начинают складываться в одно целое. Михаэль! Это твоих рук дело! Следил за мной. Убрал с дороги Тома. Зачем? Я же ясно дала понять, что не стану твоейшлюхой! А может, он просто сменил тактику? Пытается заставить, используя дорогих мне людей? Гад какой!
  Эмоции бьют через край. Я что-нибудь сделаю. Еще не знаю что, но сделаю! Сжимаю в руке приказ, направляюсь к выходу.
  - Дик, - говорю я на прощанье, - я бумагу позже верну.
  Не иду, бегу к ненавистной вилле. Захожу внутрь, ураганом поднимаюсь на второй этаж.
  - Молли, - от переполняющих меня эмоций непроизвольно ору на секретаршу, - мне срочно нужно видеть мистера Трояна! Скажи ему, что это ультра срочно, иначе все здесь, на фиг, разнесу!
  - Он тебя ждет, - как нив чем ни бывало, отвечает спокойным голосом Молли.
  - Что?! Как ждет? Я решила сюда прийти только пять минут назад!
  - Не знаю как, только мистер Троян еще с обеда просил отменить все звонки и обращения, приказал никого кроме тебя к нему не пускать. Можешь не стучать. Он тебя ждет.
  Так я могу не стучать?! Отлично! Несусь на полной скорости к его кабинету. Дверь легко открылась. Захожу внутрь. Кабинет пуст. Я с размаху захлопываю дверь ногой. По просторному помещению прокатываются шумовые волны.
  - Анна, - раздается голос Михаэля, - проходи в смежную комнату, я тебя жду. И не порти дверь, она дорогая.
  Смежная комната? Я там никогда не была. Захожу внутрь. Интересно, что там? Ну конечно! Это спальня! Как я сразу не догадалась!
  Интерьер выполнен в белых и бежевых тонах. Все такое чистенькое, нигде ни пятнышка, ни пылинки. Посередине главное украшение спальни - огромная кровать. Прям аэродром, а не место для сна. От вида кровати зверею еще больше. Он издевается?
  Кстати, где этот гад? В спальне его тоже нет. Так. Тут есть еще балкон с роскошным видом на океан. Иду туда.
  Михаэль стоит на балконеко мне спиной, руками оперся о перила. Смотрит куда-то вдаль. Возникает сильное желание толкнуть его вниз. Раз - и проблемы решатся. Пока я обдумывала план по скидыванию Императора, Михаэль начал говорить.
  - Анна, подойди, посмотри какая красота! Цвет океана как у твоих глаз!
  Я подхожу, становлюсь к нему боком. Протягиваю зажатый в руке документ.
  - Что это? - обращаюсь грубо, мне сейчас не до приличий.
  Михаэль забирает смятую бумагу, разглаживает.
  - Это приказ о переводе, - отвечает он очень спокойно, - а что, сама читать не умеешь?
  - Зачем вы это сделали?! - шиплю я.
  - Анна, хочешь выпить? - он подходит к небольшому столику. Здесь стоят два бокала и охлажденное вино.
  - Я не пью, вам это известно, - отрезаю я.
  - Тогда, может, лимонад?
  - Я не люблю лимонад.
  - Разве? - он выглядит удивленным, - что же тогда ты любишь?
  - Шоколад! Это все знают, даже Дик!
  - Хорошо, - ответил он после некоторой паузы, - сейчас распоряжусь принести шоколад.
  - Какой еще шоколад?! - не могу больше сдерживаться, перехожу на крик, - Вы Тома на границу перевели! Зачем???
  Михаэль смотрит на меня долгим взглядом. О чем он думает? Какую игру ведет?
  - Том совершил непростительную ошибку, он не мог больше оставаться в поместье, - голос Михаэля выражает полнейшее спокойствие.
  - Какую еще ошибку? Том прекрасно справлялся со своими обязанностями!
  - Он хотел тебя поцеловать, а это запрещено, - Михаэль взял бокал, наполнил его вином, отпил...
  - Так значит, мои догадки верны. Вы следите за мной, опять пытаетесь сделать меня своей шлюхой, только теперь более жесткими средствами. Используете дорогих мне людей! Выходит, то письмо, где вы просите прощенья и обещаете уважать меня, обычноебла-бла-бла.
  Михаэль отпивает вино из бокала, глубоко вздыхает...
  - Анна, давай зайдем в комнату. Нам нужно серьезно поговорить.
  - Ну да, - ухмыляюсь я, - там кровать большая!
  - Я сейчас не об этом. Пошли.
  Император заходит в комнату. Я мнусь на месте. Что делать? Убежать? Сигануть с балкона? Я справлюсь. Только пока рановато. Нужно узнать, что он придумал на этот раз. Собираюсь с духом, иду следом за Императором.
  Михаэль садится на мягкий белый диван. Перед диваном стоит журнальный столик, на нем какие-то бумаги.
  - Садись, - он показывает рукой на место рядом с собой.
  - Благодарю за оказанную честь, но устав запрещает охране сидеть в присутствии Императора.
  - Вот как? А двери портить в кабинете Императора устав, значит, разрешает? - Михаэль ухмыляется, - Ладно, стой, если хочешь, - он сделал очередной глоток, - Анна, я хочу сделать тебе предложение.
  - Какое еще предложение? Мне от вас ничего не надо. Верните Тома и не лезьте в мою жизнь!
  Михаэль напрягается.
  - А ну-ка замолчи! Будешь говорить, когда я разрешу!
  Он сказал это с таким гневом, что мой пыл сразу спал. Ну и тон... Невольно парализует.
  - Ни одну женщину я не хотел так сильно, как тебя. И ни одну не ждал так долго. Если откровенно, я вообще раньше никого не ждал. Любая по первому зову была готоваублажить своего Императора. Мало того, каждая из моих женщин бала счастлива, что я обратил на нее внимание. Они умоляли сделать с ними то, от чего ты, Анна, так упорно бежишь.
  Помнишь нашу первую встречу в городе развлечений? Я в черном, ты в белом. Красивая пара. Я тогда хотел сделать тебя своей любовницей, помнишь? А ты обманула и убежала. Дальше был поток нескончаемых государственных дел. Только вот твой образ никак не уходил у меня из головы. Я вспоминал тебя каждую ночь, восхитительные голубые глаза не давали мне покоя.
  Потом мы снова встретились у Деметры. О, Анна, как я желал заполучить тебя тогда! Но лечение внесло свои коррективы. Тогда я захотел хотя бы просто видеть Анну Стик рядом с собой. Наслаждаться недоступной красотой хотя бы издали. Знаешь, когда ты засыпала, я подходил к тебе и смотрел, смотрел, смотрел... Не мог оторваться, до того ты была прекрасна! Потом я целовал тебя в горах, на снегу, после того, как спас жизнь. Знаешь, я до сих пор помню вкус твоих губ. Но ты опять убежала.Не знаю, что тогда произошло. Любую другую я бы удержал силой. Нашел бы из-под земли, заставил подчиняться. Но тебя я не мог тронуть. Не мог и все!
  После этого ты пришла в башню и выдала весьма неучтивую речь. Но в этих словах была боль, и она передалась мне. Тогда я впервые понял, насколько ты важна для меня. То письмо, дорогая Анна, было искренним. Я решил больше не причинять тебе боли.
  Однако я по-прежнему хотел прекрасную обладательницу голубых глаз. Тогда пришлось вызвать ученицу Афины на практику. В поместье ты находилась рядом и в тоже время невероятно далеко. Я долго ломал голову, как заполучить Анну Стик, не причиняя боли. Выход остался только один: сделать предложение. Это серьезный шаг. Я долго не мог на него решиться. Но потом ты пришла сюда, в мои покои и примерила ту самую диадему за семьсот миллионов. Именно в тот момент я ясно увидел в тебе свою жену.
  Михаэль замолчал. От напряжения на его лбу выступили капельки пота. Я по-прежнему стою около него. Но от последних слов мне стало нехорошо. Подхожу к дивану. Сажусь. Смотрю на него, он на меня. Мои глаза широко открыты. От шока ничего не могу сказать.
  - Здесь брачный контракт, - Михаэль взял с журнального столика бумаги, - к сожалению, наш союз будет иметь некоторые ограничения и пока останется в тайне. Поверь, это не моя прихоть. Так нужно в интересах государства. Посмотри контракт.
  Михаэль подал мне бумаги. Беру их дрожащими руками. Мне почему-то страшно.
  Читаю контракт. Начало стандартное. Его Величество Император Михаэль I и Анна Стик вступают в брачный союз добровольно и обязуются выполнять все нижеперечисленные пункты. Далее общепринятые фразы, тра-та-та... Ага! Вот интересное. Его Величество Император обязуется заботиться и материально обеспечивать свою жену Анну Стик до конца ее дней. Анна Стик обязуется сохранять верность своему мужу Михаэлю Iи полностью ему подчиняться на протяжении всей своей жизни. За нарушение данного пункта Анне Стик полагается высшая мера наказания. Далее опять тра-та-та. Вот еще: Михаэль I не будет передавать Анне Стик и ее потомству императорский титул и свое состояние. Анна Стик признает, что ни она сама, ни ее потомство не будут претендовать на право на престол.Занавес.
  Я кладу бумаги на стол, хватаюсь за голову. Только брака еще не хватало ко всем моим приключениям! Это же рабство какое-то.
  - Подписывай, - слышу над собой повелительный голос, - давай скорее с этим покончим и займемся тем, чем надо было заняться еще в первый день нашего знакомства.
  - А мне уже можно разговаривать? - спрашиваю я, не поднимая головы.
  - Что опять? Этот контракт составляли лучшие юристы Империи. Тут нет подвоха.
  - А высшая мера - это что такое? - я села ровно и смотрю ему прямо в глаза.
  - Еще сегодня с утра, - Император выговаривает слова утрированно медленно, - высшая мера означала смертную казнь.
  - Замечательно! Только в вашем контракте высшая мера полагается толь мне. А как насчет верности мужа?
  - Это не должно тебя волновать. Согласно традиции, Император имеет право иметь до пяти официальных жен и наложниц сколько захочет. Это все, что тебя интересует?
  - Еще формулировка "ее потомство". Довольно цинично. Разве при таких строгих условиях потомство не будет общим?
  - Не придирайся к словам. Это стандартные юридические обозначения. Неужели ты полагаешь, я не признаю своих детей? Ладно. Мы и так с тобой заболтались. Подписывай!
  Он протягивает мне ручку, но я не шелохнусь. Все это похоже на дурной сон. Бред какой-то!
  - Что еще?! - Михаэль теряет терпение, он весь напрягается, - почему ты не подписываешь?
  - Я не хочу, - чуть слышно отвечаю я, - скажите, пожалуйста, а когда вы поручали вашим высококлассным юристам подготовить столь сложные бумаги, вам не пришло на ум спросит моего согласия заранее?
  - Да что же это такое?! - Михаэль поднимается с дивана, со всей силы запускает в стену бокал с вином. Блестящие осколки разлетаются по белоснежной спальне, - Знаешь, а Энрике Сантис был прав насчет тебя, он не зря предлагал вступить в секту Аида. Ты бы туда прекрасно вписалась. Ты колдунья, не иначе! Заставить меня столько страдать, добиться, чтобы я предложил то, что не предлагал никогда и никому, а потом просто сказать: "я не хочу". Да ты издеваешься!
  Он стоит напротив меня, тяжело дышит, весь покрылся испаренной. Его вид внушает ужас, мне страшно, очень! Я вжалась в диван. Лучше бороться с вооруженным бандитом, чем сидеть напротив этого человека, обладающего абсолютной властью.
  - Я не хочу замуж, - повторяю я тихо, - и думайте на мой счет что хотите.
  Михаэль как-то весь сник, вернулся на диван. Теперь голову руками обхватил он.
  - Но почему? - мне кажется, или его голос дрожит?
  - Я вас не люблю.
  - Да я же не говорил тебе про любовь! Брак - это сделка, чувства к этому отношения не имеют.
  - Для меня имеют.
  Михаэль ухмыльнулся, посмотрел на меня. Белки его глаз налились кровью.
  - Уж не хочешь ли ты сказать, - начал он, - что любишь того мальчишку, что я выслал?
  - Не знаю, - честно признаюсь я.
  - Тогда почему ему можно тебя целовать, а мне - нет?
  - Том обещал, что я буду его единственной, а не одной из пяти жен и тысячи наложниц!
  Однако этот фарс пора кончать. Я все сказала. Если сейчас не уйти, неизвестно, что еще придет в голову Михаэлю. Может, высшую меру сразу применит.
  Встаю с дивана, направляюсь к выходу. Михаэль так и остался сидеть, обхватив голову руками.
  ГЛАВА 32
  Я бегу по саду. Мне всю трясет от пережитого напряжения. Прислоняюсь к дереву, хочу перевести дух.
  Что теперь? Думай, Анна, думай. Надо убираться отсюда, пока Михаэль не пришел в себя. Если упустить время, он одумается, осознает, какое оскорбление я ему нанесла и тогда... тогда может быть все что угодно.
  Бегу к дому для охраны. Захожу внутрь, несусь к комнате Дика. Барабаню кулаками в дверь изо всех сил.
  - Да что опять стряслось? - Хантер открыл дверь.
  Не дожидаюсь приглашения. Чуть отталкиваю Дика, захожу.
  - Ты где была? - хрипит Хантер, - на тебе лица нет.
  - Дик, - умоляю я, - выпустите меня из поместья. Я хочу домой, в "Муравейник". Выпустите, пожалуйста! Без вашего разрешения мне отсюда не уйти!
  - У него была, да? - догадывается он, - Ох уж эти бабы! Ну кто придумал брать их в армию! Одни проблемы от них.
  - Дик! - я почти плачу, - отпустите меня!
  - Да не ной ты! Выпущу я, куда деваться. Иди. Я по связи соответствующее распоряжение передам.
  Дик сдержал слово. Уже через десять минут вертолет уносил меня подальше от ненавистного поместья.
  Я в "Муравейнике". Сейчас глубокая ночь. Я иду по прозрачным коридорам, иду к Лео. Открываю дверь в его комнату, у меня есть ключ. Он, наверно, спит. Да, так и есть. Самый прекрасный парень лежит в кровати. Подхожу к нему ближе. Он резко поднимается и направляет на меня пистолет.
  - Это я, - шепчу чуть слышно.
  Лео отбрасывает пистолет в сторону, бросается ко мне.
  - Лео! - я прижимаюсь к нему всем телом.
  - Что случилось, малышка? Да ты вся дрожишь! - он трогает рукой мой лоб, - И горишь! Ложись скорее, я тебя укрою. Нужно согреться.
  Он проводил меня на свою постель, помог лечь, укрыл одеялом.
  - Хочешь чаю?
  - Да, принеси, пожалуйста.
  Я сижу в кровати самого прекрасного парня и пью чай. Горячая жидкость проникает внутрь, принося с собой хоть небольшое облегчение. Лео тут же, рядом. Почти идиллия.
  - Ну, рассказывай, что стряслось? - спрашивает Лео, - Чего теперь с тобой делали на этой проклятой практике?
  Что ему ответить? Император предложил стать одной из его многочисленных жен, обещал признать мое потомство, плюс угрожал смертной казнью. Бред какой-то.
  - Ох, Лео, не спрашивай, будь другом. У меня и слов то таких в голове не водится, чтобы объяснить то, что произошло. Лучше просто побудь со мной. Я так люблю, когда ты рядом!
  Я допила чай. Лежу на кровати самого красивого парня. Он тоже здесь, обнимает меня, гладит по волосам. Так мы и уснули в обнимку. Между нами ничего не было и не могло быть. Мы просто спали вместе.
  Дни в "Муравейнике" потекли своим чередом. Занятия, дежурства, все как всегда. С практики вернулась Соня. Она долго пытала меня, хотела узнать, что же случилось. Я ответила, что Том переведен служить на границу, а раз так, делать в поместье мне больше нечего. Она не согласилась с моим мнением, уверяла, что своим бунтарством я Тому никак не помогу. Подруга просила не упускать шанса. "Вот закончишь обучение" - говорило она,- "и полетишь к своему романтику. Он наверняка будет ждать" - уверяла Соня.
  Но я осталась непреклонна. Ох, Соня! Если бы хоть тебе я могла открыть правду! Но я боюсь навредить своей откровенностью. Лучше оставить все как есть.
  На следующей неделе я пошла в больничный отсек. Пожаловалась на голову, якобы она у меня опять болит. Врач, помня мою прошлую историю с опухолью, сразу выписала освобождение от практики. И через неделю я проделала тот же фокус.
  Сегодня четверг, утро. Третья неделя, как я отлыниваю от практики. Мой браслет вибрирует. Это Лео!
  - Привет, малышка, - как приятно слышать с утра голос самого прекрасного парня, - загляни-ка ко мне на минутку! У меня отличные новости!
  - Сейчас?
  - Да. Я жду.
  Лечу к самому лучшему парню как на крыльях. Захожу в его комнату. Лео обнимает меня, приподнимает и начинает кружиться. Я в его объятьях, как же здорово! Наконец он ставит меня на пол.
  - Анна, закрой глаза! - командует он. Я подчиняюсь, - Та дам! Открывай!
  Лео протягивает мне какую-то карточку. Интересно, что там? Беру, читаю. Леонардо и Кайли Гарсия приглашают Анну Стик на свою свадьбу, которая состоится....
  Я роняю карточку. Это приглашение на свадьбу. Приглашение на мои похороны. Меня начинает трясти.
  - Анна, что с тобой? - Лео поднял с пола приглашение и всунул его мне обратно в руку. Я машинально схватила бумагу.
  - Вы еще не поженились, а уже подписываетесь одной фамилией.
  - Ну да, по-моему, неплохой ход. Пусть Кайли привыкает к своему новому положению. Но ты как-то странно реагируешь. Что, не рада за нас?
  Смотрю на Лео опустевшими глазами. Ты так ничего и не понял за все время? Ты так и не понял...
  - Почему свадьба так скоро? Всего через три месяца?
  - А чего тянуть? Кайли уже получила диплом. Кстати, с отличием! Ее аттестовали досрочно. Помогла твоя опухоль, которую она вылечила. Последователи Деметры были потрясены, как быстро и качественно Кайли справилась с болезнью. Они решили, что такая студентка вполне готова отправиться в самостоятельное плавание. Я уже подал прошение о предоставлении постоянного места службы. Получу его, и мы с Кайли отправимся по моему распределению сразу после свадьбы.
  Меня бьет дрожь. Это уже хорошо заметно. Самый красивый парень ускользает от меня навсегда. Через три месяца я даже видится с ним не смогу. Я знала, что это случится, но не думала, что так скоро. Сердце пронзает хорошо знакомая острая боль. К сожалению, как ни готовила я себя к мысли, что они рано или поздно поженятся, страдания от нависшей безысходности все равно на пределе моих сил.
  Вибрирует браслет. Я автоматически кладу карточку-приглашение в карман форменной куртки и включаю связь. Это Соня.
  - Анна, последний раз тебя прошу. Не будь дурой, поехали со мной на практику!
  Поехать в поместье, а почему бы и нет? Мне теперь все равно, что будет дальше.
  - Хорошо, Сонь. Подожди меня, я сейчас приду. Вместе поедем.
  Выключаю браслет. Лео смотрит на меня круглыми глазами.
  - Никуда ты не поедешь! - заявляет самый красивый парень, - тебе что, прошлого раза не хватило? Трех недель не прошло, как ты пришла ко мне ночью в полуобморочном состоянии.
  - Отстань от меня! Я сказала пойду, значит, пойду!
  Я хочу выйти из комнаты, он хватает меня за руки и не пускает. Мы начинаем бороться. В какой-то момент я осознаю всю бесполезность происходящего и обмякаю. Лео крепко держит меня за плечи.
  - Выслушай меня, Лео, - говорю я медленно и спокойно, - выслушай внимательно. Я никогда не встречала за всю свою жизнь человека лучше, чем ты. Никто и никогда не делал для меня больше, чем ты. Но сегодня, сейчас, ты меня убил. Анна Стик больше никогда не будет прежней. И мы никогда не сможем остаться друзьями. О причине моего такого поведения ты давно должен был сам догадаться. Но, как говорил один мой знакомый, ты идиот. Ничего не понимаешь. Сегодня наши пути расходятся. Расходятся навсегда. Каждый из нас пойдет своей дорогой. А теперь отпусти меня.
  - Никуда я тебя не отпущу! Ты вся дрожишь. Это нервный срыв. Тебе нужно в больничный отсек.
  - Никакой это не нервный срыв. Посмотри, я говорю абсолютно спокойно. Ты так ничего и не понял. Я больше не друг тебе. Иди к своей Кайли, да напомни ей сесть на диету. А то твоя толстуха ни в одно свадебное платье не влезет.
  Эти слова подействовали на Лео как удар током. Такого оскорбления он не ожидал. Его руки опустились с моих плеч.Я разворачиваюсь и ухожу.
  Мои глаза пусты. В них нет слез. Внутри вакуум. Болевойвакуум. Вертолет доставил нас Соней в поместье.
  Дик не очень-то рад моему появлению.
  - А разве у тебя, барышня, голова больше не болит? - спрашивает меня Хантер.
  - Дик, вы не поверите. Сегодня у меня болит не только голова. Сегодня у меня болит абсолютно все, - эти слова были сказаны таким ровным бесстрастным тоном, что Хантер некоторое время не знал, как реагировать.
  - Ну хорошо, барышня, - сказал он через время ничего не значащую фразу, - а как насчет физической формы? Тебя не было три недели. Боюсь, без поверки я не смогу допустить тебя до практики в полиции.
  - Нет проблем, Дик. Я всегда готова к удару.
  В тренировочном зале людно. Это зрители собрались смотреть мой бой с начальником охраны. Такой отпор Дик получает редко. Я дерусь отчаянно, ловко, дерзко. Во мне сегодня нет жалости. Я холоднокровно наношу удары.
  После моего четвертого попадания ногой в челюсть Дик наконец понял, что на этот раз с синяками будет мучиться он, а не я. Хантер решил остановить бой. Крепко выругался. Сказал, что служить с женщинами все равно, что жить на вулкане. Однако до практики в полиции меня все же допустил.
  У меня новый напарник. Но я почти не обращаю на него внимания. Всю работу выполняю сама. Несколько задержаний, и все успешно. Один воришка заставил меня понервничать. Минут двадцать гонялась за ним по торговому центру, все не могла поймать. Наконец настигла его в одной из примерочных кабинок. Бедняга сразу сдался, но я была так зла на него, что избила до потери сознания. Я бы и дальше продолжала это зверство, но подоспел мой новый напарник, и пришлось свернуть удочки.
  Подобная жестокость проявилась у меня впервые. И это мне не нравится. Такое ощущение, что я вот-вот слечу с катушек. Чувствую себя ужасно, мне плохо, но глаза полностью сухие. Нет ни одной слезинки.
  Вечером стучусь к Дику в комнату.
  - Чего надо? - хрипло спрашивает мой начальник.
  - Дик, нужна помощь.
  - Ну, говори.
  - Мне срочно надо выпить.
  - А я причем? Иди в комнату отдыха, там есть бар.
  - В баре не отпускают спиртное практикантам. Я Боба просила помочь, но он потребовал пошлую цену. Пришлось дать ему в глаз и отказаться от его услуг. Дик, выручите, а? У вас же всегда есть выпивка.
  - Анна, гуляй-ка ты отсюда! Никогда не пила, а теперь решила вдруг. Не занимайся ерундой.
  - Дик, помните, как вы меня избивали в самом начале практики? Так вот тогда мне было не больно, если сравнивать с теперешним состоянием. Когда я утром сказала, что болит все, я не врала. Мистер Хантер, вы же читали отчет о сегодняшнем дежурстве в полиции. Я избила того беднягу до полусмерти ни за что. Я схожу с ума. Пожалуйста, дайте мне выпить. Если и это не поможет, сдадите меня завтра в психушку.
  Дик ничего не ответил. Ушел вглубь комнаты. Вернулся с откупоренной бутылкой.
  - Смотри, - говорит он, - с непривычки много не пей. Можешь опустошить бутылку не больше, чем на треть. Остальное вылей или еще куда-нибудь день. Если все укокошишь, добра не будет.
  - Спасибо, Дик. Вы чудо! - забираю бутылку, выхожу.
  Я решила расположиться на пляже. Ночной воздух приятно освежает. Я пью и пью. Слушаю плеск волн и снова пью. Ненавижу спиртное, и все равно пью. Сколько там осталось? Половина? А чего там Дик говорил о количестве жидкости? Не помню. Для верности выпиваю все. Что добру пропадать?
  Иду по саду. Меня изрядно штормит. Однако чуткость я не растеряла. Как только появляется кто-то, успеваю спрятаться. Не хочу ни с кем встречаться. Как-то так получилось, что я дошла до виллы. На втором этаже горит свет. Так Михаэль здесь! А что, если нанести ему визит?
  Безумная мысль, но мозги работают плохо. Идти в гости, так идти! Незаметно пробираюсь на второй этаж виллы. Я здесь все знаю, и скрыться от камер и охранников не составило труда. На втором этаже прячусь в укромном уголке перед приемной. Надо подождать, пока Молли выйдет. Иначе она может все испортить. Жду какое-то время. Наконец Молли отлучается куда-то по делам. Быстро пробираюсь внутрь приемной, затем дальше по длинному коридору. Вот она, столь знакомая дверь.
  Тут, как назло, голова начинает кружиться. Наверно в кровь попала очередная порция спирта. Толкаю дверь. Однако она поддается только с третьего раза. Вваливаюсь в кабинет к Императору. Он сидит за столом и работает. За три недели, что мы не виделись, он сильно изменился: как-то сник, постарел.
  - Привет, Майкл! - заявляю я пьяным голосом и пытаюсь закрыть дверь. Получатся плохо,- знаешь, Майкл, а двери у тебя кривые! Нужно срочно менять! - уверенно заявляю я.
  - Ты пьяна! - бросает реплику Император. Даже от работы оторвался. Честь какая!
  - Да, Майкл, пьяная, в дрова просто, в полную дребедень! Ой, прости, с тобой на "Вы" кажется надо разговаривать, только вот печалька, все вышки из головы высыпались!
  Шатаясь, подхожу к рабочему столу. Сажусь на край, беру какую-то бумажку. Пытаюсь прочесть хоть что-нибудь, не получается.
  - Слушай, Майкл, а здесь не только я пила. Вот буквы, вот здесь, - я тыкаю в бумагу пальцем, -они тоже пили. Смотри как пляшут!
  - Анна, - говорит Император ледяным тоном, - Слезай со стола и уходи. Не то вызову охрану.
  - Охрану? - переспрашиваю я, - Да ну? Только вот незадача, я-то ведь тоже охрана. У меня даже пистолет есть!
  С этими словами я встаю со стола, занимаю позицию прямо напротив Императора, направляю на него оружие.
  - Сегодня, дорогой мой, будем играть по моим правилам. Сегодня я буду решать, кому назначить высшую меру, а кому давать права на престол. Что, приятное ощущение, когда тебя берут за горло? Приятно чувствовать себя загнанным в угол? Непередаваемые эмоции, не правда ли?
  Ни один мускул не дрогнул на лице Михаэля. Он сидит, как каменный.
  - Ты хочешь меня убить? - голос Императора абсолютно спокоен.
  - Нет, - говорю я со вздохом, - сегодня уже убили одного человека, меня. По-моему, трупов уже хватит.
  - Тогда чего тебе надо?
  - Сейчас увидишь!
  Резким движением руки сбрасываю со стола все, что на нем есть. Бумаги, компьютер, электронные панели, статуэтки, вазочки - все полетело на пол. Швыряю свой пистолет в сторону. Опять сажусь на стол, пододвигаюсь вплотную к Михаэлю. Хватаю его за ворот рубашки, притягиваю к себе, целую...
  Михаэль поднимается со стула, обнимает меня. Берет на руки и несет в спальню. По его рубашкой чувствую игру мускулов. А он, оказывается, сильный.
  Михаэль кладет меня на свою огромную кровать, раздевает. Вижу краем глаза разлетающуюся во все стороны одежду. Ощущаю кожей мягкость шелковых простыней. Его руки крепко сжимают меня. Его дыхание касается моего лица. Чувствую боль...
  К счастью, все закончилось быстро. Я лежу на спине, гляжу в потолок. Изо всех сил пытаюсь вспомнить, какого хрена я сюда пришла и зачем затеяла все это? Однако мои пьяные мозги напрочь отказываются работать и выдавать хоть какую-то информацию. Михаэль лежит рядом. Я чувствую его тепло. Он гладит мои волосы, утыкается в них носом.
  - Ты моя, - шепчет он, - я твой первый мужчина, и у тебя больше никогда никого не будет! Я убью всякого, кто посмеет приблизиться к тебе!
  Он говорит еще что-то, но я уже ничего не слышу. Алкоголь затуманил разум, я проваливаюсь в сон.
  Просыпаюсь под утро. На улице еще темно, но рассвет постепенно начинает вступать в свои права. Где я? Оглядываюсь вокруг. Это спальня Михаэля. Кроме меня больше никого нет. Что я здесь делаю? Ах, да... Вспомнила. Никогда больше не буду пить! Натворила я дел.
  Внезапно в уставшем мозгу возникает еще одно болезненное воспоминание. Лео! Ты убил меня вчера. Самый красивый парень ускользнул навсегда. А где приглашение на свадьбу? Кажется, оно должно быть в кармане куртки.
  Хочу встать с кровати. Ой! Кажется, на мне ничего нет. Пришлось завернуться в простыню. Так. Где моя куртка? Провожу усиленные поиски. Хожу по комнате. Моя одежда разбросана по всейспальне. Пытаюсь собрать вещи, но бросаю это занятие. В комнате полумрак, а это затрудняет задачу. Потом все подберу. Только вот куртка все-таки нужна. О! Вот она. Лежит у дивана.
  Поднимаю с таким усилием найденный предмет гардероба и выхожу на балкон. Здесь просторно. Даже мебель есть: пара кресел и столик. Куда приткнуться? В кресло садиться не хочу. Забиваюсь в угол между стеной и поручнем балкона. Тут как-то спокойней, что ли.
  Расстегиваю карман куртки, достаю приглашение. Кручу в руке злополучную бумагу. Странно, но я не плачу. Слез больше нет. Только тупая боль. Вот и хорошо. Прошлое должно остаться в прошлом. Хочу разорвать приглашение, но приближающиеся шаги заставляют отложить процесс уничтожения. Быстро засовываю карточку обратно с карман куртки.
  На балконе появляется Михаэль. Он не сразу меня замечает. Подходит ближе, садится рядом на пол. Хочет меня поцеловать, но я инстинктивно отстраняюсь. Все еще боюсь его.
  - Что опять не так? - его тон выражает недовольство.
  - Кажется, я трезвею, - опускаю голову на согнутые в коленях ноги.
  - Голова болит?
  - Есть маленько.
  Михаэль поднимается, уходит с балкона. Через минуту возвращается. Протягивает мне стакан с водой и какую-то таблетку.
  - Пей, - повелевает он, - и впредь старайся держать себя в руках.
  Я подчиняюсь. Похмелье - не самое приятное чувство. Ставлю пустой стакан на пол, упираюсь головой в стену, обхватываю ноги руками, смотрю на океан. На улице уже светлее и я различаю небольшие играющие волны.
  - Анна, - слышу я голос Императора, - нам нужно довести дело до конца. Пойдем, подпишем контракт.
  - Вы все еще этого хотите?
  - Больше, чем когда-либо.
  Я не шевелюсь. Продолжаю смотреть на океан. Что мне делать? Контракт, конечно, больше похож на добровольное согласие на рабство, чем на союз влюбленных. Но сегодня он уже не вызывает такого отвращения как раньше. Той, которую уже убили, высшая мера не страшна. Стать женой Императора? А почему бы и нет?
  - Хорошо, - отвечаю я и встаю.
  Мы заходим в спальню, садимся на знакомый уже диван. Здесь горит свет. Михаэль заранее его включил. Он протягивает мне документы и ручку. Я все подписываю. Он ставит рядом свой автограф. Все. Мы официально стали мужем и женой.
  Михаэль подвигается ко мне ближе, обнимает, целует... Я не отстраняюсь. Я больше не имею на это права.
  - Анна, - говорит Михаэль тихо и нежно, - у меня есть для тебя подарок.
  Он протягивает мне квадратную коробку, обитую синим бархатом. В таких обычно хранят ювелирные украшения.
  - Открой, - просит он.
  Я подчиняюсь. На мягкой ткани покоится тонкая цепочка с небольшим кулоном в виде капли. Беру украшение в руку. О! Да это кулон из голубого брильянта! Дорогой и красивый камень. Он сверкает тысячью искорок. Цвет имеет особую глубину. Я поднимаю украшение к свету. Любуюсь переливающимся блеском.
  - Нравится? - спрашивает Михаэль, - Это кулон моей матери. У нее были такие же голубые глаза, как у тебя. Она носила этот кулон много лет, не снимая, до самой смерти. Теперь он твой. Я дарю его как символ моей верности.
  Услышав последние слова, отрываю взгляд от брильянта и перевожу на Михаэля. Он о чем вообще?
  - Да, ты все правильно услышала, - отвечает он на мой немой вопрос, - символ моей верности. Я много думал над твоими словами. Знаешь, мне уже сорок лет. Первая половина жизни уже прожита. В ней было много женщин, очень много. Образцы любых категорий: юные, зрелые, застенчивые, страстные, опытные, невинные... Одни появлялись и тут же исчезали, другие оставались на несколько лет. Только все это разнообразие не дало мне ничего, кроме мимолетного удовольствия. Я как был один, так и остался. Тратить вторую половину жизни также впустую я не хочу. Мне нужна только одна женщина, с которой можно было бы до конца пройти рука об руку. И эта женщина - моя жена.Эта женщина - ты.
  Не знаю, что сказать. Его слова тронули до глубины души. Я еще не видела его с такой стороны.
  - Твои глаза потеплели, - он гладит меня рукой по щеке, - не бойся меня, девочка, больше никогда меня не бойся. Я никогда не обижу тебя. А теперь примерь кулон. Я помогу.
  Он забрал украшение, поместил на мою шею, застегнул. Поднял меня, проводил к зеркалу. Какая красота! Камень играет искрящимся блеском, оттеняя цвет моих глаз.
  - Спасибо, - говорю я чуть слышно, - спасибо вам. Это самый прекрасный подарок, который я когда-либо получала!
  - Я хочу, чтобы ты носила его постоянно, не снимая. И перестань говорить со мной на "вы". Если хочешь, можешь называть меня Майклом. Мы теперь достаточно близки для этого, - он обнимает меня за талию, поворачивает к себе, - О! Да тут простыня! По-моему, она здесь явно лишняя.
  ГЛАВА 33
  Пытаюсь принять душ в покоях Его Величества Императора. Очень бы хотелось знать, кто придумал устанавливать в ванных комнатах высокопоставленных лиц не нормальные стандартные модели сантехники, а аппараты для пыток. Здесь тысяча кнопок, миллион струй бьет со всех сторон. Пока удалось настроить все это безобразие, меня дважды шпарило кипятком и пять раз обдавало ледяной водой. Изрядно намучившись, но все же кое-как помывшись, хочу высушить волосы. Пытаюсь найти соответствующую функцию. Вроде получилось. Струя воздуха сначала была теплой, все шло неплохо. Но потом она резко стала нестерпимо горячей. С криком выключаю злополучную технику, выбегаю из ванны и резко захлопываю дверь.
  - Дорогая, у тебя какие-то личные счеты с дверями? - Михаэль уже распорядился принести завтрак и теперь ждет меня за накрытым столом в спальне.
  - Нет! - отвечаю я весьма раздраженно, - у меня личные счеты с твоим душем! Скажи, зачем понадобилось устанавливать в своей ванне сантехнического монстра, а не обычный нормальный человеческий душ?
  - Не переживай, милая, - Михаэля забавляют мои слова, - со временем ты приручишь сантехнического монстра, ведь теперь тебе нередко придется с ним встречаться.
  Строю недовольную мордочку и сажусь за стол рядом с Михаэлем. Завтрак Императора оказался куда вкуснее, чем стандартная еда для охраны. Уплетаю все с большим апатитом. После этой ночи ко мне снова вернулось желание жить. На десерт Михаэль предложил на выбор несколько сортов шоколада. Надо же! Запомнил-таки мое любимое лакомство!
  - Анна, - начал разговор Император, - мне нужно тебе кое-что сказать. Твое новое положение не только весьма почетно, но и чрезвычайно опасно. Поэтому настоятельно прошу тебя никому не говорить о нашем контракте. Это, прежде всего, в твоих интересах. Чем меньше людей в курсе, тем сохраннее будет твоя жизнь. Я понимаю, что скрыть ночные визиты прекрасной практикантки не представляется возможным. Слухи распространяются по поместью с молниеносной скоростью. Однако о реальном положении дел не должен знать никто.
  - Хорошо, - киваю я, - все понятно, - мне не впервой ловить косые взгляды.
  - Я завтра улетаю, - продолжает он, - поэтому прошу тебя нанести мне визит сегодня вечером. Мы не только приятно проведем время, но и поговорим о твоей дальнейшей судьбе. А сейчас извини, нам пора вернуться каждому к своим обязанностям.
  Я выхожу из его кабинета, прохожу в приемную. Приветственно киваю секретарше:
  - Доброе утро, Молли!
  - Доброе, Анна... - она провожает меня долгим испытывающим взглядом.
  Заявляюсь в свою комнату. Соня еще здесь.
  - Так, так, - начинает допрос подруга, - и где это мы были?
  - Нигде, - пытаюсь состроить невинное выражение лица.
  - Ты какая-то другая. Еще вчера странной была. Что случилось?
  Вместо ответа протягиваю ей приглашение на свадьбу Лео. Она пробегает его глазами.
  - Отлично! Этот придурок женится, и ты можешь наконец-то жить нормально.
  - Не говори о нем так! - возмущаюсь я, - Он самый лучший парень из всех, кого я когда-либо знала! Никто не делал мне столько добра, сколько Лео.
  - Вот и замечательно! Пусть этот лучший парень живет счастливо со своей Кайли Гарсия. Совет да любовь. Однако ты съехала с темы. Где была?
  - Пила. Всю ночь.
  - С кем?
  - Одна.
  - Не ври. У тебя засос на шее, даже два.
  Вот блин. Тебе бы в сыске работать, дорогая подруга!
  - Ну же, колись! - не унимается она, - кто этот счастливчик?
  - Если скажу, ты не поверишь! Я и сама еще не до конца во все поверила! Слишком все спонтанно получилось...
  - Ого! - кажется, она поняла, кого я имела ввиду, - Хотя с такой внешностью как у тебя, это не удивительно. Только я тебе не завидую. По-моему, отношения с таким крутым типом принесут больше проблем, чем пользы.
  Милая моя Соня! Я с тобой полностью согласна!
  Слухи подобны взрывной волне. Распространяются мгновенно. День только начался, но уже все на меня оглядываются, шушукаются. Чуть ли не пальцем тыкают.
  - О! Да ты сегодня популярна! - заявляет Соня, когда мы идем с ней к Дику за заданием на день.
  - Ужас какой! Все пялятся! Сонь, что мне делать?
  - Что и всегда. Выше голову! Пусть знают, кто сегодня круче всех!
  Но я не считаю себя круче всех, подобное внимание сильно напрягает. Спасибо Дику, хоть он ведет себя нормально. Как будто ничего не знает.
  - Только вот до оперативной работы я тебя не допускаю, - заявляет мне Хантер, - позанимаешься архивом, полезно будет.
  - Но почему? - спрашиваю я. Бумажная работа - скука смертная!
  - Потому что того беднягу, которого ты вчера избила, в больнице с того света еле вытащили. Твоя задача - ловить преступников, а не издеваться над ними. Так что пока не пройдешь психолога, никакой оперативной работы. Все, девушки, свободны.
  Ладно. Архив, так архив. Может, так и правда лучше? Рутина успокаивает. Слишком много потрясений за прошедшие сутки.
  Вечер. Я в спальне у Михаэля. Моя голова лежит на груди Императора. Я беру его руку и рассматриваю шрам.
  - Больно было? - нежно провожу пальцами по изуродованной коже.
  - Да, - он гладит меня по волосам, - но куда больнее было узнать, что тебя предали. Причем родной человек. Однако нам надо поговорить. Только не о моем прошлом, а о твоем будущем.
  - Хорошо, - я отпускаю его руку, поворачиваюсь лицом к Михаэлю, кладу локти к нему на грудь, - с чего начнем?
  - Во-первых, твое происхождение. Необходимо уничтожить как можно больше сведений о прежней жизни. Этим уже занимаются.
  - Даже так? Стесняешься меня? Девушка с рабочей планеты недостойна столь высокой чести? - честно говоря, этот пункт немного задел.
  - Если узнают, что ты с Кии, будет грандиозный скандал, - отвечает он абсолютно спокойно, - но это не самое страшное. Только представь, что случится, если сведения о твоей семье попадут в широкий доступ. Их жизнь превратится в сплошной кошмар, твоя, кстати, тоже.
  - Почему?
  - Потому что у меня много врагов. Раз ты со мной, они все станут и твоими. Если сведения о тех, кто тебе дорог, попадут не в те руки, появится отличный шанс для шантажа, издевательств, манипуляций, выкупа и так далее. Поэтому постараемся скрыть как можно больше информации. Запомни, Анна, с этого момента у тебя больше нет семьи, и никогда не было. Ты сирота.
  - Хм... Но я не могу так просто их вычеркнуть. Я, значит, буду купаться в роскоши, а они пусть еле концы с концами сводят?
  - Если хочешь, будешь им помогать. Я научу, как. Только не лично! Они не должны больше ничего знать о тебе. Анна, я же уже объяснил. Иначе нельзя!
  - Ну ладно, я все поняла. Так. Это был первый пункт. А что во втором?
  - Во втором твое нынешнее положение. Я считаю, тебе больше незачем учиться. Некоторое время, пока будут улаживаться все формальности, пусть все идет как раньше. Но как только появится возможность, я заберу тебя с собой на Верховную Планету.
  - Нет! - возмущаюсь я, заворачиваюсь в простыню и отсаживаюсь на другой конец кровати. Благо, она большая.
  - Что тебе опять не нравится? Деньгами я тебя обеспечу, зачем теперь учеба?
  - Как зачем? Ты хоть представляешь, каких трудов мне стоило попасть к Афине? Как тяжело было выбиться из отстающих? И вот теперь, когда я на третьем курсе, когда я добилась расположения Наиры, когда я нахожусь на самой крутой практике во всей Империи, ты предлагаешь все бросить?
  - Самая крутая практика открыла для тебя другие возможности.
  - Какие? Сидеть во дворце, плести косички, обсуждать наряды, вышивать крестиком? Да я на второй день от скуки загнусь. Знаешь, Майкл, у меня ведь тоже какие-то свои планы были. Я хотела добиться от Дика, чтобы он помог третий и четвертый курс за один год пройти, а потом планировала в космический патруль идти. Мне там работу предложили.
  Михаэль недовольно вздохнул, скрестил руки на груди.
  - Что с тобой делать? - начал он после паузы, - Насчет патруля забудь. А учеба... Ладно. Пройдешь третий и четвертый курс вместе, в этом году все закончишь, как и хотела. Это приемлемо. Только жить будешь здесь, в поместье. Учеба - дистанционно. Я с Наирой договорюсь. Теперь довольна?
  - Теперь довольна! - я подползаю обратно к Михаэлю, - А можно я еще кое о чем попрошу?
  - Что еще хотят эти синие глазки? - Михаэль притягивает меня к себе.
  - У меня есть подруга, Соня. Ей тоже надо в этом году все закончить. Договоришься и за нее тоже?
  - Это та рыженькая? Хорошо. А теперь, девочка, я жду благодарность за все свои милости!
  Михаэль прижимает меня к кровати. А хватка у него крепкая. Интересно, когда он успевает тренироваться?
  Завтрак Его Величества как всегда превосходен. Мы сидим вместе за столом, рядом друг с другом. Я уничтожаю содержимое тарелки на максимальной скорости. А вот Михаэль просто ковыряется в еде вилкой.
  - Вот ты странный, - начинаю я разговор, - иметь возможность так вкусно питаться и не съесть ни кусочка! Это преступление по отношению к еде!
  Он бросает на меня грустный взгляд, но к содержимому тарелки по-прежнему не притрагивается.
  - Эй, - я откладываю вилку и кладу руку к нему на плечо, - ты хорошо себя чувствуешь? Не спишь, теперь еще и не ешь...
  Он резко отодвигается от стола и прижимает меня к себе крепко-крепко.
  - Анна, девочка моя, - он утыкается в мои волосы, - если бы ты знала, как я не хочу уезжать! Как я брошу тебя здесь? Совсем одну...
  - Ну...я не совсем одна буду, - пытаюсь немного высвободиться. Обниматься, сидя на разных стульях, не очень удобно, - в поместье полно народу.
  - Я смогу приехать не раньше, чем через неделю. Здесь, в поместье будет организована неформальная встреча высшего руководства. До этого необходимо утрясти кое-какие вопросы. Я никак не могу остаться... Анна, девочка, ты же будешь меня ждать?
  - Буду, буду, - успокаиваю я его, - куда я теперь денусь-то? Майкл, все будет хорошо. Ты же приедешь, и мы снова будем вместе.
  Таким расстроенным я его никогда не видела. Стараюсь привести Михаэля в чувство, ведь ему нельзя появляться на людях в таком состоянии. В конце концов, он берет себя в руки, мы заканчиваем завтрак и прощаемся на неделю.
  Неформальная встреча начальства в поместье мистера Трояна - дело, требующее особой тщательности. Всю неделю слуги старательно готовились: натирали все до блеска, приводили в порядок сад, разрабатывали подходящее меню. У охраны забот тоже прибавилось: напичкать территорию поместья лишней защитной электроникой, наметить боевые посты вне зоны отдыха, исследовать близлежащие водное и воздушное пространство на наличие чужеродных жучков и прочей вражеской мишуры.
  Я рада всей этой суете. Михаэль уехал, Соня тоже покинула поместье: ее ждут в "Муравейнике" согласно графику. Учитывая нежданно свалившуюся на голову популярность, находиться среди подчиненных мистера Трояна мне весьма неприятно. Вот я и осталась одна. Хорошо, что надо готовиться к предстоящему приему. За работой время бежит быстрее.
  Наконец наступил день неформальной встречи. Ой, мамочки! Если это неформальная встреча, то что же бывает на формальных? Понаехала куча гостей. Тихая бухта на берегу океана превратилась в шумный балаган. Везде люди, люди, люди... Мало того, что у мистера Трояна приличный штат сотрудников, так каждый высокопоставленный гость счел свои долгом притащить с собой еще и личных слуг. В общем, настоящий базар...
  Интересно наблюдать за высокими гостями. Они качественно отличаются от нормальных людей. Все такие заносчивые, важные, напыщенные, прямо существа высшего сорта. Со слугами обращаются весьма пренебрежительно, как будто это роботы, а не живые существа. Видно, что и охрану богачи особо в расчет не берут, однако форма и наличие оружия делают свое дело. С военными приходится обращаться более уважительно. Я немного не вписываюсь в общую массу охранников. На моей черной форменной куртке присутствует красная окантовка, которая выдает во мне курсанта, а не боевого офицера. Спасибо, есть пистолет. С ним приходится считаться. А то богатеи тоже приняли бы меня за услужливого робота.
  Особое внимание заслуживает одежда, а вернее сказать облачение высшего начальства. Такое ощущение, что они между собой соревнуются, чей костюм дороже. На мужчинах надеты просторные балахоны до пола с длиннющими рукавами, в которых проделаны отдельные дырки для рук. Рукава, кстати, тоже до пола. На головах то ли шапки, то ли колпаки с плоским дном. Обуви почти не видно, но когда повезет, из-под длинных балахонов выглядывают закрученные в несколько раз носы туфель. Цвета одежды самые разные. Как говорится, кто во что горазд. От нежно розовато белого до мертвецки черного. Единственное общее правило - неизменно дорогой материал и обилие украшений. Кто-то приделал дорогие камни прямо на ткань, кто-то обвешался всякими висюльками с головы до ног. Апофеоз этого всего безумия - размалеванные косметикой лица. Да-да. У мужчин макияж. Лицо отбелено тональным кремом, сверху нарисованы брови, губы, подведены глаза.
  Женские костюмы более разнообразны. Однако и они особым вкусом не отличаются. Пышные до абсурда юбки, длинные, по несколько метров, шлейфы. Воротники стойкой. Прически высокие, сантиметров по 70-80 в высоту. Наверняка, это искусственные волосы. Натуральные подобных издевательств не выдержат. И да, штукатурка на лице в сантиметр толщиной. Утрирую, конечно. Но суть именно такая.
  Интереса ради пытаюсь потихоньку отыскать Михаэля. Любопытно, какой у него костюм? Близко приближаться к Императору мне нельзя. Но хоть со стороны погляжу. Наконец я его нахожу... Мать моя женщина! Это катастрофа! Где мой сильный Майкл, у которого под рубашкой играют мускулы? Передо мной гора белых необъятно-пышных одежд с высоченной, пожалуй, самой высокой, шапкой-колпаком с плоским дном. Лицо выбелено. Черты нарисованы заново. Ужас! Еле его узнала!
  - Барышня, вынь руки из карманов, не на прогулке, - гремит над моим ухом голос Дика.
  Машинально подчиняюсь приказу начальника. Я сейчас выполняю обязанности охранника, дежурю в саду.
  - Дик! Как я рада вас видеть! За прошлую неделю вы меня почти не замечали, и, кстати, не тренировали. Небось, последнего боя испугались? Тогда я вас хорошо отделала!
  - Да, - отвечает Хантер, - я очень испугался.
  Однако по тону сразу понятно, что никого Дик не испугался.
  - Что ж тогда вы забросили свои издевательства надо мной? Я, признаться, уже соскучилась по крепким кулакам.
  Дик глубоко вздохнул, бросил на меня какой-то непонятный взгляд...
  - Так Его Высокое Величество сказал, - начал он после некоторой паузы, - что ему неприятно было раздевать свою жену и видеть на ее теле синяки.
  Чувствую, как к моему лицу прилилась кровь.
  - Э...что, пря так, такими словами, вот так и сказал?
  - Ну не так, конечно, - хрипит Дик, - грубее гораздо. Но тебе что, так уж хочется узнать мужской разговор без купюр?
  - Да нет, я не про то. Михаэль рассказал вам про контракт?
  - Мне - да. И еще нескольким. Только ты, смотри, никому сама не болтай. Это серьезно и опасно.
  - Михаэль предупреждал. Однако я не пойму, что здесь опасного? Я думаю, он просто моего незнатного происхождения стесняется, вот и просил молчать.
  - Анна, - Дик понизил голос до шепота, - не веди себя как дура. Если бы он стеснялся, никогда бы не женился. Ты вообще в курсе, какую жизнь Его Великое Величество ведет? Нет? Так знай. Он каждый день по лезвию бритвы ходит. Посмотри на всех этих людей, - Дик кивает в сторону гостей, - считаешь, они добра Михаэлю желают?
  - Э...ну, не знаю. Но если они все враги, Почему Михаэль их всех не выгонит?
  - Потому что они ему нужны. Он берет их за горло и заставляет работать. Только каждый из них мечтает вырваться и захватить власть себе. Лесть, козни, наговоры, интриги, покушения... Все это обычные будни Михаэля. Его путь не лепестками роз устлан, а ржавыми гвоздями, гремучими змеями, ядовитыми пауками. А раз ты теперь с ним в одной лодке плывешь, то и тебя это все коснется. Михаэль просто хочет максимально оградить свою избранницу от всей этой грязи, а ты так про него думаешь!
  Мне стало немного стыдно. Неужели у Михаэля настолько тяжелая жизнь? Я всегда считала, что Император только в роскоши купается, ну работает иногда, а тут, оказывается, вон как все непросто...
  - Дик, скажите, а почему у высшего руководства костюмы такие странные? - я хочу сменить тему.
  - Так выпендриваются они друг перед другом. Не видишь, что ли? Рисуются, кто красивее и богаче.
  - Ну, тут я не согласна. Красотой здесь и не пахнет. У нас на Кии в подобном стиле бродячие артисты наряжались. Да и то они, артисты, лучше смотрелись. А женские платья? Когда я была у Афродиты, за применение на себя подобной безвкусицы можно было столько штрафных санкций получить, что двое суток спать не будешь!
  - Бродячие артисты, говоришь? - Дик засмеялся, - хорошее сравнение! Ты Михаэля-то видела? Вон, смотри, он там, в кресле сидит, - Хантер показал рукой местоположение Императора, - видишь, на нем белое все? Точно невеста! Этого этикет требует. Так он при первой возможности все скидывает и в черное одевается. Его тоже весь этот маскарад напрягает сильно.
  Я смотрю на Михаэля. Он действительно сидит на каком-то кресле, поставленном на середине поляны. Вокруг него снуют туда-сюда люди, подходят, кланяются, что-то говорят, уходят... А он сидит ровно, по струнке. Рассматриваю ткань его балахона: белая такая, блестящая, с вшитыми брильянтами. На его груди еле заметное пятнышко света. О! Да пятнышко немного движется. Откуда этот отблеск? А он усиливается... Ярче стал. Нет! Это же...
  Я срываюсь со своего места с быстротой молнии. Бегу к Михаэлю со всех ног.
  - Анна! Туда нельзя! - кричит мне вслед Дик, хочет остановить.
  Но останавливаться нельзя. Объяснять все - нет времени. Я бегу, расталкивая на своем пути всех: слуг, гостей. Только бы успеть! То пятнышко света - прицел снайпера!
  - Майкл! - ору я изо всех сил, - ложись!
  Он услышал меня, повернул голову, но не может сообразить, что стряслось. Я с разбегу хватаю его, валю на землю, падаю на него сверху, прикрывая его тело своим.
  Меньше, чем через секунду, лазерный луч пробивает верхнюю часть кресла в том самом месте, где только что находился Михаэль.
  - Дик! - кричу я по связи, - У нас снайпер! Мы его проглядели!
  - Да понял я уже! - хрипит Хантер, - Уводи его оттуда! Живо!
  - Но куда? Я не пойму, откуда стреляли! А если атака повторится?
  - Идите в гостевой домик. Он укреплен, и бомбежку выдержит.
  Я принимаю полусогнутое положение, в полный рост стоять нельзя. Приподнимаю Михаэля. Его шапка-колпак съехала, закрывая обзор.
  - Да брось ты эту гадость! - я с силой срываю с его головы колпак, хватаю Михаэля за одежду и тяну за собой в сторону гостевого домика.
  Мы бежим в укрытие. Сначала я тянула Майкла за собой, но потом поняла, что он вполне неплохо справляется сам. Держит скорость не хуже меня.
  - Неплохо бегаешь! - бросаю я ему.
  - Естественно! - отзывается он, - А ты что, думала, я - хилячек? Император не может себе этого позволить. Он или сильный, или мертвый.
  Хм... Или сильный, или мертвый... Прям как у нас, на Кии.
  Подбегаем к гостевому домику. Блин! Дверь заперта. Копаюсь в своем браслете, пытаюсь найти код. Михаэль отталкивает меня в сторону. Подносит свою ладонь к панели на двери. Сканер считал отпечаток, доступ разрешен, дверь открылась.
  Мы забегаем внутрь. Михаэль захлопывает дверь и...прижимает меня к ней. Осыпает поцелуями мои губы, лицо, шею... расстегивает куртку...
  Так. По-моему, он не собирается довольствоваться одними поцелуями.
  - Майкл! - я пытаюсь его отстранить, - Не здесь и не сейчас! - а хватка крепкая, так просто не выкрутиться, - Тебя же только что чуть не убили!
  - Именно здесь и именно сейчас! - он впился губами в шею. Похоже, опять засос будет, - Близость смерти обостряет чувства до предела! Нельзя упускать такой момент, тем более с тобой!
  - Майкл, хватит! - я бьюсь ужу серьезно, - Я так не могу! Ты себя в зеркало видел? Все лицо в косметике! Мерзко до ужаса!
  Михаэль резко хватает меня за шею и довольно ощутимо ударяет головой о дверь.
  - А ну молчать! - опятьэтот властный, не терпящий возражений тон! -Я так хочу! Так что расслабься и наслаждайся!
  Минут через десять картина поменялась. Михаэль вальяжно сидит на мягком диване. Его вид выражает полное удовлетворение. Я же метаюсь туда-суда по комнате. Нужно хоть как-то привести себя в порядок. С одеждойудалось справиться. Благо, форма сшита из особо прочной ткани, и Михаэль ничего не порвал. А вот прическа... Майкл распустил мне волосы и зашвырну куда-то заколку. Теперь я усиленно ее ищу. Пока безрезультатно.
  - Дорогая, хватит маячить по комнате, - заявляет довольный победитель, - иди лучше ко мне. Посидим вместе. Я так соскучился!
  - Ага. Тебе хорошо говорить! А мне за распущенные волосы Дик голову снимет!
  Кстати, вот и Дик. Он вызывает меня по связи.
  - Анна, - слышу я хриплый голос начальника, - можете выходить. Это одноразовый снайпер. Больше атак не будет. Встретимся на центральной аллее.
  В саду пустынно. Все гости испугались и разбежались. На центральной аллее Дик стоит один.
  - Говоришь, одноразовый снайпер? - Михаэль сразу перешел к делу, - уже третий за прошедшие шесть месяцев.
  - Да... - вздыхает Дик, - развелось их последнее время. Хоть бы новенькое что-нибудь придумали, а то однообразно как-то...
  Михаэль и Дик начинают смеяться. Я сморю на них с недоумением. Что веселого-то?
  - Однако на этот раз у них почти получилось, - замечает Михаэль, - хорошо, что мы практикантов завели, а то бы все... конец песне...
  - И что здесь смешного? - меня начал раздражать этот черный юмор.
  - А то, дорогая моя Анна, - Михаэль обнимает меня за плечи, - что если я после каждого покушения буду впадать в истерику, то стану психом. Нужно относиться ко всему проще. Иначе жить не захочешь. Так откуда стреляли-то? - обращается Император к Дику.
  - Вон с той горы, - Хантер показывает рукой на объект.
  - Но до нее несколько километров! - опять встреваю я, - Эту гору почти не видно. Она очень далеко.
  - И что? - Хантер смотрит на меня, как на школьницу, - Есть технологии, позволяющие из космоса по мухам стрелять. А тут всего лишь несколько километров! Ладно, я пойду. Нужно на снайпера на этого поглядеть, вернее на то, что от него осталось. Может, что-нибудь выясню.
  - Дик, возьмите меня с собой, - прошу я Хантера, - полагаю, сегодня я имею право на некоторые привилегии, не свойственные практикантам.
  - Анна, - Михаэль сжал мои плечи, - забудь выражение "имею право". Оно для тебя под запретом. Одноразовый снайпер - не самое приятное зрелище.
  Я молчу. Слова Императора меня задели. Он напомнил, что теперь я его личная собственность.
  - Михаэль, - начал Дик после некоторой паузы, - пусти ее. Она не из пугливых. Пусть знает, какая жизнь ее ждет.
  - Ладно, - процедил Император сквозь зубы, -под твою ответственность.
  - Анна, встречаемся через десять минут на вертолетной площадке, - командует Хантер, - и приведи в порядок голову. Еще раз эти патлы увижу - побрею на лысо!
  Я высвобождаюсь из рук Михаэля, бросаю не него гневный взгляд и ухожу. До отлета надо успеть зайти за запасной заколкой.
  Вертолет несет нас на злополучную гору. Кроме меня и Дика на борту еще несколько человек. В воздухе царит напряженное молчание. Однако загадок слишком много. Я хочу хоть что-нибудь разузнать.
  - Дик, - я обращаюсь к нему тихо, он сидит рядом, - кто такие одноразовые снайперы?
  - Это те, у кого есть только один выстрел, - отвечает Хантер.
  - Почему только один?
  - Потому что потом система его засекает.
  - А почему система не может сразу его засечь? До того, как снайпер выстрелит?
  - Давай по порядку. Иначе не поймешь. Ты знаешь о политике сдерживания? Ее суть в следующем. У Империи есть технологии. Мы делаем обитаемыми мертвые планеты, зажигаем искусственные звезды, имеем оружие огромной мощности, способное в легкую разнести несколько планетарных систем сразу, и много чего еще. Но все эти технологии под строгим контролем. Каждая планета, каждое сообщество, каждый человек получает лишь столько, сколько необходимо для выполнения поставленных задач. Если убрать политику сдерживания и отпустить прогресс на самотек, технологии, а с ними и сила уходят из-под контроля государства. Образуются отдельные группировки, наращивающие свою мощь. Получаются государства в государстве. Это приводит только к одному: к катастрофе. Начинается война.
  Все оружие в нашей Империи находится исключительно в руках военных. К сожалению, случаются утечки. Иногда имеет место предательство, иногда нам подбрасывают сюрпризы соседние государства.
  Есть глобальная слежка. На каждой планете существует система, позволяющая отследить любого человека в любом месте. Доступ к этой системе имеет довольно узкий круг лиц. К сожалению, даже обычной полиции не доступны все возможности отслеживающей системы. Причина банальна: утечка информации, причем немалая. Наша Империя не может позволить себе неоправданный риск. Поэтому всеми полномочиями владеет лишь тайная полиция.
  Что касается нашего снайпера. Он получил серьезную подготовку, иначе работать с высококлассным оружием нельзя. Раздобыл где-то это самое оружие. Пока он не сделал выстрел, ничего незаконного не случилось, система слежки его не трогает. Стрелок занимает позицию, ждет подходящего момента. Как только снайпер делает выстрел, система сразу засекает несанкционированное применение оружия высшего класса. Стрелок обнаружен. Ему не уйти. Чтобы не попасться живым в руки тайной полиции, снайперубивает себя.
  - Неужели самоубийство лучше плена?
  - В тайной полиции не шутят. Там узнают что угодно у кого угодно. Пытки, психотропные вещества... У них говорят все. А у нашего снайпера есть заказчик, который не хочет быть пойманным. У заказчиков свои методы работы с исполнителями. Они не оставляют им выбора. Или самоубийство, или... например, уничтожение всей семьи. У снайперов ведь тоже есть любимые люди.
  Дик замолкает. Я тоже. Теперь понятно, почему у всех на борту подавленное настроение.
  Мы на месте, на горе. Отсюда поместье мистера Трояна почти не видно, но Дик говорит, для снайпера подобного класса это нормальное расстояние. Мы подходим к тому месту, откуда был сделан выстрел. Здесь девушка. Блондинка, примерно моего возраста. Ее глаза открыты, как будто просто смотрит в небо. Рядом - то самое высококлассное ружье. Оно ей больше не понадобится. В ее руке пузырек. Он пуст.Там был яд.
  Дик осматривает местность, оружие, тело девушки. Недовольно качает головой и отходит в сторону.
  - Дик, что-нибудь узнали? - спрашиваю я его.
  - Только то, что она не местная. Видишь зеленоватый оттенок кожи? В нашей Империи нет таких планет, где можно было бы получить подобный загар. Такое может быть у Кельнов, Монтени, Альфы... Проблема в том, что мы уже вряд ли узнаем точно, откуда она, из какого государства. А значит, заказчик останется в тени.
  - И повторит покушение снова?
  - И повторит покушение снова, - подтвердил Хантер мои догадки.
  Оружие и тело девушки забирает тайная полиция. Я возвращаюсь в поместье.
  ГЛАВА 34
  Увидеться с Императором мне удается только вечером следующего дня. До этого в поместье было слишком много чужих. Они постоянно ошивались около покоев Михаэля, лишая меня возможности побыть с ним наедине. Когда все гости наконец-то разъехались, он позвал к себе.
  Я захожу в его кабинет. Вижу, как он работает. Сидит за столом в компании своих любимых бумажек. Подхожу к нему, сажусь на колени, крепко прижимаю Майкла к себе. Дол сих пор не могу прийти в себя от мысли, что могла его потерять. Не то чтобы я вдруг влюбилась в него без памяти, но теперь он часть моей жизни.
  - Девочка, ты меня задушишь... - Майкл немного отстраняется, протягивает руку к тугому узлу у меня на голове, распускает волосы... - Так намного лучше, - он расправляет локоны, укладывает их по своему вкусу.
  - Майкл, Дик так и не узнал, кто заказчик. Я боюсь за тебя.
  - Не стоит, подобные вещи часто случаются. Правда, обычно Дику удается обнаружить все на стадии подготовки. На этот раз снайпер зашел далеко. У него почти получилось, почти... - Михаэль запустил руку мне в волосы, - Анна, ты спасла меня. Я хочу сделать тебе подарок.
  - Какой?
  - Сама выбери. Чего тебе хочется?
  Чего я хочу? Есть одна вещь, но разрешишь ли ты ее теперь, когда я твоя собственность? Необходима проверка.
  - Могу просить все-все?
  - Да.
  - Тогда убери тот пункт о высшей мере из контракта.
  Михаэль поднял меня, встал и начал нервно ходить по кабинету. Моя просьба пришлась ему не по вкусу. Видно, как он борется сам с собой, решает что-то.
  - Но почему это тебя так волнует? - в его голосе явное неудовольствие, - подобный пункт присутствует во всех контрактах, которые подписывают жены императоров. Это не я придумал. Так было задолго до нас с тобой! Да и какая разница? Неужели ты считаешь, что если я захочу тебя убить, то буду советоваться с каким-то контрактом? - он продолжает нервно ходить кругами, - Ну хорошо, - продолжает он после долгой паузы. Видно, что он принял решение, - раз я обещал... Мои адвокаты этим займутся.
  - Не надо, - я подхожу к нему, обнимаю за шею, - я просто проверяла, насколько ты серьезен. Прости... Мне нужно другое.
  - Что? - Михаэль снял с себя мои руки. Видно, что ему не нравится подобное поведение.
  - Скажи Дику, чтобы он снова тренировал меня. Пусть все будет как раньше. Жестко, без поблажек. Разреши мне это, пожалуйста! Ведь если я потеряю форму, в следующий раз снайпердоведет дело до конца. А если тебя так беспокоят синяки на моем теле, то в Храме Деметры изготавливают чудесный крем, способный за считанные минуты убрать подобные видимые повреждения.
  На следующее утро крем из Храма Деметры стоял на столе в моей комнате, а Дик оторвался на мне за все пропущенные тренировки.
  Потекли стандартные будни практикантки. Работа в полиции, занятия, вечера на втором этаже виллы... Правда, эти вечера бывают нечасто. Император большую часть времени проводит на Главной Верховной Планете. И я этому даже рада. Наши отношения довольно странные. Даже, пожалуй, слишком странные. С одной стороны Михаэль позволяет мне вольности. Разрешает на себя кричать, разговаривать на "ты", бушевать... Исполняет мои прихоти по первому требованию, балует, но...вся моя свобода заканчивается там, где начинаются его желания. Например, если Михаэль зовет к себе, то я должна обязательно прийти, хочу я этого или нет. Еще ситуация: он много работает у себя в кабинете, в том числе в ночные часы. Я в это время обязана находиться рядом. Если хочу спать, могу лечь на диване в кабинете, но ни в коем случае не уходить в спальню, потому что он так хочет. Когда я пытаюсь возражать, Михаэль сразу меняется. Его глаза звереют, голос приобретает металлический оттенок, жесты становятся грубыми, угрожающими. От подобной картины кровь в жилах стынет. Он ясно дает понять, что не потерпит неповиновения, вплоть до применения высшей меры. Даже так. Ведь теперь я его личная собственность.
  Так что, когда Михаэль покидает поместье, я наслаждаюсь своей свободой. Гоняю на мотоцикле, хожу на пляж, гуляю по саду, болтаю с Соней. В общем, веду нормальный, а не рабский образ жизни.
  Есть одна проблема. Психолог. Мне нужно его пройти, иначе к оперативной работе в полиции меня не допустят. Я все откладывала визит к данному специалисту. Однако когда работа в архиве достала окончательно, все же решилась позволить исследовать свою сущность.
  Захожу в кабинет к психологу. Передо мной тучная женщина с маленькими прищуренными глазами.Протягиваю ей документы. Там описан случай, когда я беспричинно избила воришку.
  - Так, так, - начала разговор психолог, - мадмуазель Стик, садитесь сюда, на этот стул.
  Я выполняю ее указание. Психолог раскладывает передо мной бумаги, начинает беседу. Сначала все шло неплохо. Но, когда возник вопрос о выборе любимого цвета, врач напряглась. Я выбрала красный. Это ей не понравилось.Затем она попросила сказать, что я вижу на картинках. С обычными предметами конфуза не возникло. Но! На очередной картинке было изображено черное пятно с кривыми краями.
  - Что вы видите? - спросила психолог.
  - Черное пятно, - отвечаю я.
  - Нет. Вы должны сказать, что оно вам напоминает, какие ассоциации вызывает.
  - Ну... грязь, - что еще можно сказать? Черное пятно есть черное пятно.
  Однако врач после этих моих слов сокрушенно покачала головой из стороны в сторону. Это явно нехороший признак. Потом она подала мне лист бумаги и карандаш.
  - Нарисуйте любимый предмет, - командует она.
  Что тут поделать? Рисую свой любимый лазерный пистолет. Увидев мое творение, психолог пришла в ужас. Она ничего не сказала. Просто выдала отрицательное заключение с пояснением, что у меня ярко выраженная агрессия, связанная с неудовлетворением в половой сфере.
  Дик, когда увидел документы, залился долгим раскатистым смехом. Я сначала чувствовала себя неловко, но потом тоже присоединилась к веселью. Действительно, какая может быть неудовлетворенность, если я замужем за самым желанным мужчиной в Империи! Однако до оперативной работы без положительного заключения я не могу быть допущена. Пришлось опять заниматься архивом.
  Наконец-то этот неудачный день закончился и уступил место вечеру. Я прибыла в поместье в весьма дурном настроении. Гуляю по саду. Приятный бриз дарит хоть какое-то облегчение, прогоняя тяжелые мысли. Вижу свет на втором этаже виллы. Странно... Михаэль не предупреждал, что приедет, и, соответственно, к себе не звал. А что, если сделать сюрприз? Я хочу его видеть, пожаловаться на свою тяжкую долю. Разве нельзя явиться без приглашения?
  Захожу в особняк. Хочу сразу направиться к лестнице, но замечаю на посту дежурного охранника некоторое движение. О! Да это же Боб зажимает очередную горничную. На этот раз его спутница не против поразвлечься. Охи, стоны... Слуги предпочитают не обращать ни на что внимание. Видно, за годы работы в особняке они видели всякое.
  - Боб, - кидаю я ему, - ты хоть бы в комнату, что ли, зашел. Ну как так можно? Люди ж кругом.
  - Кто бы говорил, - он отрывается от своей сладкой спутницы, - сама на второй этаж ходишь, и никого не стесняешься! А знаешь, Анна, даже я почти поверил в ту комедию, что ты играла. Мол, хорошая девочка, которая верит в добро и любовь. Тра-та-та... А на деле знатная сучка оказалась. Дорого себя продала!
  Эти слова прозвучали как удар грома. Я не знаю, что ответить. Со стороны все именно так и выглядит. Чувствую, как меня начинает бить дрожь. Так... Надо срочно подняться наверх и все обдумать. Если ляпнуть сейчас что-нибудь с горячей головы, это может только подлить масла в огонь.
  Быстро поднимаюсь по лестнице. В приемной меня уже конкретно трясет от гнева. Молли приподнимается со своего места, пытается что-то сказать.
  - Анна, к нему пока не...
  - Не сейчас, Молли! - я не даю секретарше договорить. Мне срочно надо где-то все обдумать. Кабинет Михаэля идеально для этого подходит.
  Я ураганом несусь по коридору, открываю знакомую дверь, спотыкаюсь...
  - Да что за день сегодня такой! - я пытаюсь закрыть дверь, но от дрожи в руках этого не удается сделать. Я поворачиваюсь лицом к злополучной двери, - Сначала психолог, потом этот козел Боб... Такое мне сказать! - пытаюсь с силой захлопнуть дверь. Опять мимо, - Что он до меня докопался? Я убью этого Боба! - с этими словами я с размаху бью по двери кулаком, выпуская бушующие эмоции на свободу. Она с треском закрывается. Грохот разносится по всему особняку.
  - Анна, не ломай мне дверь, - это голос Михаэля, но тон какой-то странный.
  Яповорачиваюсь спиной к двери, оглядываю кабинет.... Блин!!! Михаэль не один! Напротив Императора сидит какой-то тип в балахоне из дорогой ткани. Похоже, важная шишка. Вот засада! Я выдала себя с головой! Так себя вести может только фаворитка Императора!
  Несколько секунд глядим молча друг на друга. Сначала гость ведет себя безразлично, но потом резко поднимается со своего места.
  - Мадмуазель, какая честь для меня! - голос гостяслащаво-приторный, - Вы же та самая девушка, что спасла нашего дорогого и любимейшего Императора! Тогда, на празднике... Верно я говорю, Ваше Величество?
  Михаэль отвечает не сразу. Я в это время разглядываю гостя. Он полный, даже очень. Глаза небольшие, взгляд лукавый, бегающий. Одежда точно такая, какую я видела на важных персонах с Главной Верховной Планеты.
  - Да, верно, - говорит Михаэль беспристрастно. У него сейчас каменное выражение лица. Нельзя понять, о чем он думает, - Господин министр, познакомьтесь, это Анна Стик, моя практикантка из Храма Афины.
  Господин министр подходит ко мне ближе, протягивает руку для пожатия. Я иду навстречу и тоже хочу завершить приветствие положенным жестом. Однако когда мы оказались достаточно близко друг к другу, министр берет мою руку и не пожимает, а подносит к губам и целует. У него слишком полные губы. На коже остается небольшой влажный след. Фу! Гадость какая! Хочу убрать свою руку, но министр ее не отпускает.
  - О! - вырывается у него вздох восхищения, - Вот это глаза! Настоящие голубые бриллианты! Если такие девушки учатся у Афины, то у Афродиты скоро совсем не останется клиентов!
  Вот привязался на мою голову! Только вельможи этого не хватало для полного счастья! А это что он делает? Гладит мою ладонь своим толстым пальцем. Причем так, чтобы этого не видел Михаэль.Брррр... Так. Все. Хватит!
  - А вы, я смотрю, неплохо знаете Афродиту, - я резко отдергиваю руку, - часто там гостите, верно? Как я вас понимаю! Заплатил кругленькую сумму - и о свисающем жире никто и не вспомнит! - министр зеленеет, - А вообще у Афродиты скучно, ни оружия там не выдают, ни стрелять на поражение не разрешают.
  - Анна, - Михаэль выглядит таким же беспристрастным, но я ловлю в его взгляде искорку одобрения, - можешь подождать меня, если хочешь. Мы скоро закончим.
  - Простите меня, господа, - говорю я учтиво, - но я вас оставлю. Займусь пока делами. Пойду убью-таки этого Боба! - с этими словами я разворачиваюсь и ухожу. На этот раз дверь закрываю очень аккуратно.
  В приемной сажусь на стул рядом с секретаршей. Кладу руку на стол и опускаю на нее голову.
  - Молли, - обращаюсь к секретарше, - спалила я контору!
  - Я же хотела предупредить, ты не слушала, - она подает мне стакан воды.
  - Да знаю! Сама виновата. Скажи, Молли, а есть шанс, что этот тип промолчит?
  - Ни одного. Это министр финансов, мистер Гир. Сплетник тот еще!
  - Значит, уже завтра вся Верховная Планета будет знать обо мне.
  - Ну и что? Рано или поздно о тебе все равно бы узнали. Анна, выше голову! Чего ты стесняешься?
  - Если даже тут, в поместье от меня все отвернулись, как только узнали, что же будет, когда информация разойдется по всей Империи?
  - Так, Анна, спокойно.Наши от тебя не отвернулись. Просто ты теперь на голову выше всех. У тебя власть.
  - Власть? Бред. Это у него власть, а я его игрушка.
  - Как-то ты странно на мир смотришь. Такая удача выпала, а она киснет, на тяжелую жизнь жалуется! Да ты хоть знаешь, как он на тебя смотрит? Он ни на одну свою фаворитку так не смотрел! Любую твою прихоть готов выполнить! Что, не так?
  Слова секретарши заставили задуматься. А ведь она права. Если мои желания не идут в разрез с его волей, он действительно их выполняет.
  С первого этажа опять доносятся охи и стоны. Это Боб пошел по второму кругу. Ставлю стакан с водой на стол и иду к лестнице. Спускаюсь. Оказываюсь рядом с постом дежурного охранника. Картина та же, что и была раньше.
  Оглядываюсь вокруг. Вижу вазу. Беру хрупкий предмет и запускаю в сторону поста дежурного охранника. Ваза разбивается о стену чуть выше голов милых голубков. Острые осколки осыпают их волосы, плечи... Падают на пол... Ошеломленные голубки поворачивают ко мне головы.
  - Слушай меня, Боб, - я говорю громко и спокойно, - слушай внимательно! Дважды повторять не буду! Раз ты в курсе, зачем я хожу на второй этаж, то должен понимать, что я выше многих по статусу. Чтобы отослать тебя на границу, мне понадобится всего одна милая улыбочка. Поэтому если хочешь и дальше нежится на теплом пляже, ты сейчас же закончишь свою забаву и начнешь нести службу как положено, понятно? Я так хочу! - последние слова я сказала очень медленно и четко.
  Боб сразу стушевался. Угроза подействовала, ведь с Императором не шутят. Он отпустил девушку и она ушла. Боб занял свой пост.
  Михаэль вызвал меня уже глубокой ночью. Мы в его спальне. Есть надежда, что остаток ночи мне удастся провести в мягкой постели, а не ютиться на диване. Мы лежим рядом, лицом к лицу. Михаэль гладит мои волосы. Ему нравятся мои кудри.
  - Майкл, прости, - шепчу я ему, - я не хотела тебя подставлять. Просто решила прийти без приглашения.
  - Ты соскучилась и решила навестить меня? - в его тоне слышны нежные нотки. Это редко случается.
  - Э...ну да, типа того, - на самом деле мне просто нужно было хоть с кем-то поговорить, - ты же все-таки мой муж, хоть и тайный, хоть и никто об этом не знает...
  - Узнают. Но не сейчас. Наберись терпения.
  - Да все нормально. Не бери в голову.
  - Я твой муж, законный муж, - продолжает он развивать тему, - и я убью любого, кто посмеет обидеть тебя. Хочешь, начнем с сегодняшнего министра? Он позволил себе что-то лишнее, верно?
  Наблюдаю за Императором. А он не шутит. Я уже немного его изучила. Намекни я хоть немного, и завтра тело министра... Нет! Это слишком!
  - К чему такая жестокость, Майкл? Да и потом, я вполне могу сама за себя постоять, ты это видел. Дик говорил, все эти министры тебе нужны, зачем нецелесообразно тратить полезный материал?
  Михаэля удовлетворил мой ответ. На этот раз он никого не убьет. На этот раз...
  ГЛАВА 35
  Приехала Соня. Скоро экзамены, и она бывает в поместье реже. Узнав о проблемах с психологом, подруга отругала меня. Сказала, что нужно было сразу поставить ее в известность, раз я сама ничего в подобных делах не смыслю. Соня залезла в сеть, скачала брошюру "Как приручить психотерапевта", загрузила ее в мой браслет и заставила читать. Книжка оказалась полезной.
  Через несколько дней я повторила попытку получить допуск до оперативной работы. Начала беседу с милой обворожительной улыбки. Сменила любимый цвет с красного назеленый, увидела в черном пятне бескрайние просторы нашей Великой Империи, нарисовала на бумаге якобы сильно любимого игрушечного медвежонка с цветком в лапке. Психолог осталась довольна. Положительное заключение и допуск я получила без проблем.
  Наконец-то я снова в строю. Оторвалась по полной. Выезды на вызов, погони, задержания... Все, как и раньше. На этот раз работаю по уставу. Никакой лишней жестокости.
  После успешного трудового дня настроение на подъеме. Адреналин еще гуляет в крови и хочется активного отдыха. К Михаэлю загляну позже. А пока предлагаю Соне погонять на мотоциклах, ее научили им управлять в полиции. Она не против. Но прежде чем начать веселиться, необходимо получить "добро" от Дика. Он сейчас в комнате отдыха. Идем туда.
  В комнате отдыха людно, все что-то бурно обсуждают. Однако когда я и Соня переступили через порог, резвый говорок сразу затих. Обитатели поместья бросают на меня косые взгляды, что-то шепчут друг другу. Нет-нет-нет! Вроде бы только отношения со всеми наладились, последние дни со мной общались нормально, а тут опять все с начала!
  - Да что вам всем от меня надо?! - ору я на весь зал.
  - Анна, не устраивай сцен, - пытается успокоить меня Соня, - не стоит оно того! Давай просто уйдем, - подруга старается утянуть меня к выходу.
  - Нет уж, хватит! Слушайте все! - я выхожу на середину зала, - Мне уже есть восемнадцать. Я совершеннолетняя полноправная гражданка нашей Великой Империи! Я имею полное право спать с кем хочу и когда хочу! Какого хрена вы все на меня коситесь? Между прочим, многие из вас занимаются любовью в куда более жестких формах, чем я. Правду я говорю, Боб? Чего молчишь, Боб?
  Но Боб ничего не ответил. Он только отвел глаза и как-то сник, почти под стол сполз. Остальные посетители комнаты тоже после моей речи как-то стушевались, стали смотреть в пол или в сторону.
  - Да что же это такое? - я опять повысила голос, - Почему вы все молчите? Когда уже начнете общаться со мной нормально? Может, хотите знать подробности? Так слушайте: я сплю с Императором! Теперь все довольны?
  Однако не похоже, чтоб все стали довольны. Охранники по-прежнему молчат. Они украдкой поглядывают на меня с сочувствием.
  - Анна, то, что ты спишь с Императором, давно уже ни для кого не секрет, - разносится по залу хриплый голос Дика. Он сидит за столиком несколько в отдалении от остальных, - ребята молчат не поэтому.
  - Тогда почему? - спрашиваю я.
  Дик громко вздыхает, делает глоток из своей любимой фляги.
  - Диана приехала, - сообщает он новость.
  - Так что ж вы сразу не сказали? - у меня от сердца отлегло. Выходит, обитатели поместья просто переживают за меня. Диана - сильная соперница, по мнению охраны, - Сейчас все уладим. И не таких обламывали!
  Я покидаю комнату отдыха и направляюсь в сторону виллы.
  Бедная Диана! Я помню ее очень хорошо. За бурным поведением скрывается нежное чувство любви. Безответной любви. Мне жаль Диану. Но придется поставить ее на место. В покоях Императора теперь обитаю я.
  Подхожу к особняку. Интересно, где Михаэль принимает ее? Если позвал на второй этаж, дело дрянь. Значит, все его заверения о верности - пустая болтовня. Не то, чтобы я сгорала от ревности, но это было бы подло с его стороны. Никто ведь за язык не тянул. Обещал - выполняй!
  Но на втором этаже свет не горит. И слуги по поместью не носятся, как в предыдущий раз. Это хорошо.
  Захожу внутрь особняка. Пытаюсь сориентироваться. Слышу голоса в одной из комнат на первом этаже. Иду на звук. А вот и моя парочка. Становлюсь в дверном проеме так, чтобы меня не было видно.
  Михаэль и Диана сидят в просторной комнате. Диана расположилась на диване, Император занял кресло. Соперница выглядит ослепительно: черное облегающее платье, подчеркивающее пленительные изгибы фигуры. Дорогие украшения из темных сверкающих брильянтов оттеняют белоснежный цвет кожи. Весь ее вид говорит о страстном желании. Они о чем-то беседуют с Михаэлем, в руках держат бокалы с вином.
  Однако пора выйти из тени.
  - О! Михаэль! Да у нас гости! - я захожу в комнату с видом полноправной хозяйки.
  Подхожу к креслу, на котором сидит Император, сажусь на подлокотник, кладу руку ему на плечо. Украдкой поглядываю на его реакцию. Похоже, он доволен. А вот у Дианы настроение испортилось. Она явно хочет что-то сказать, но пока не успела подобрать слова. Нужно ее опередить.
  - Милый, у тебя вино? Ты позволишь? - я забираю бокал из руки Михаэля, - Сегодня такой веселый день выдался! Адреналина море! Выпивка - это то, что надо.
  - Михаэль, - Диана наконец-то собралась с мыслями, - твоя прислуга опять забыла свое место! Вырывать бокал из рук самого Императора - верх наглости! Как ты можешь терпеть около себя подобную нахалку!
  - А в чем, собственно, проблема? - я включилась в переговоры, - Тебе, Диан, что, вина жалко? Или ты яду туда насыпала?
  Плету первое, что придет в голову. Сейчас главное показать ей, кто в доме хозяин. При упоминании о яде по лицу Дианы пробежала тень. Я не обращаю на это внимание. Ну мало ли что влюбленной женщине в голову придет? Я когда-то тоже мечтала задушить Кайли подушкой.
  Подношу бокал к губам, собираюсь сделать глоток... Но тут Михаэль резко вырывает у меня фужер. Его лицо приняло угрожающее выражение. Он встает с кресла, подходит к Диане. Протягивает ей отнятый у меня бокал.
  - Пей! - командует он.
  Что происходит? Я же про яд просто так взболтнула. Неужели Михаэль тоже заметил тень на лице Дианы?
  - Пей! - повторяет Император свой приказ.
  Однако Диана не шевелится. Она вся напряглась, на лбу выступила испарина. С вином явно что-то не так. Тогда Михаэль ставит бокал прямо перед Дианой на журнальный столик.
  - Анна, пистолет! - обращается он ко мне.
  - Михаэль, может не надо... - пытаюсь я сгладить ситуацию.
  - Пистолет, живо! - Михаэль бросает на меня грозный взгляд.
  Когда он в таком состоянии, спорить бесполезно. Достаю оружие и отдаю ему. Михаэль приставляет дуло пистолета к голове Дианы.
  - Пей!!! - в третий раз говорит он.
  Но Диана ничего не делает. Ее всю трясет. Это хорошо видно. В какой-то момент она протягивает дрожащие пальцы к бокалу, но тут же отдергивает руку.
  - Прости меня... - шепчет она.
  - Ах ты дрянь! - с этими словами Михаэль наотмашь бьет Диану по лицу. Удар был такой силы, что у нее из носа начинает течь кровь, - Почему??? - задает он вопрос, - чего тебе не хватало? Я дал тебе все!
  - Да, все... - Диана пытается вытереть рукой кровь. Однако получается только хуже. Теперь красное пятно растянулось на половину лица, - все, кроме себя! А я ведь хотела только тебя! И ничего мне больше не надо было! Семь лет я жила лишь для тебя! Сидела, ходила, спала с мыслью о дорогом ненаглядном Императоре! Но ты лишь вскользь играл со мной, не воспринимая всерьез. Впрочем, так же как и с остальными. Поэтому я не ревновала. Ты развлекался со мной, развлекался с другими, но никогда никому из нас не принадлежал. Теперь же ты изменился. Забыл всех нас разом ради одной. Я все разузнала. Слухи оказались правдой. Что она с тобой сделала? - Диана готова убить меня взглядом, - чем она лучше других? Почему ты выбрал ее? - Диана вцепилась руками себе в волосы, ее глаза обезумели, - а раз ты не мой, то не должен быть ничей!
  В комнате воцарилась тишина. Каждый погрузился в свои мысли. Через минуту появились охранники. Они помогли Диане подняться, завели ей руки за спину, надели наручники, увели...Один из людей Императора забрал бокал с отравленным вином. Михаэль отдает мне пистолет и идет следом за остальными.
  - Майкл, - останавливаю я его за руку, - куда ее повезут?
  - В тайную полицию, - его голос абсолютно спокоен. Как будто подобные истории с ядом случаются ежедневно, - надо выяснить все подробности и довести дело до конца.
  - До какого еще конца? И ты что, собираешься ее пытать? Да она же просто влюбленная дурочка! Тут все ясно!
  - Если это подтвердится, то ее смерть будет легкой.
  От этих слов по спине пошел холод. Михаэль оставил меня и вышел из комнаты.
  Всю эту ночь я не сомкнула глаз. Слухи о том, что Диану забрала тайная полиция быстро распространились по поместью. Соня и остальные пытались выяснить у меня подробности происшедшего. Но я отделалась от вопросов отговоркой, что все под грифом "секретно". Не хочу поднимать шум.
  Я затерялась в саду. Сейчас ночь и никто не помешает погрузиться в свои мысли. Михаэль уехал вместе с Дианой. От мысли, что он будет ее пытать, становится не по себе. Как-никак, они были вместе семь лет. И вот теперь он холоднокровно будет выбивать из нее информацию. Конечно, не лично: для грязной работы есть помощники. Однако я более чем уверена, он не даст ей поблажек. Бедная Диана! Может, это плохо, но я совсем ее не осуждаю. Муки безответной любви подчас хуже смерти, уж я-то знаю. Правда, я скорее бы убила себя, чем позволила хоть одному волоску упасть с головы Лео!
  Следующий день прошел как в тумане. В полиции я вела себя вяло. Сказалась усталость от бессонной ночи.
  Вечером после службы я первым делом пошла к Михаэлю. Он прибыл в поместье не так давно. Неужели все это время Император провел в тайной полиции?
  Захожу в его кабинет. Он пуст. Прохожу в спальню. Михаэль стоит на балконе. Иду к нему. Как только я приблизилась, он рывком притягивает меня к себе, обсыпает поцелуями, хочет раздеть...
  - Майкл, пожалуйста! - я отстраняюсь мягко. Если начать буйно отбиваться, его это только раззадорит, - Мне нужно кое-что у тебя спросить. Это важно!
  Михаэль недовольно морщится, но прекращает свои домогательства.
  - Ладно, - соглашается он, - только быстро!
  - В бокале что-нибудь нашли?
  - Да. Очень сильный яд с необратимыми последствиями. Даже если выпить его и тут же промыть желудок, все равно умрешь. Достаточно одного глотка, чтобы возник летальный исход. Это все вопросы?
  - Нет, не все. Скажи, Диана еще жива?
  - Пока да. Но это ненадолго, - он говорит абсолютно спокойно, - с ней поработают еще часов шесть. Не совсем понятно, кто помог ей достать такой редкий яд. Потом ее казнят.
  - Михаэль! - я вскрикиваю от ужаса, - Твою женщину сейчас пытают, потом убьют, а ты так холоднокровно об этом говоришь! Еще и ко мне лезешь! Ты вообще хоть что-то чувствуешь?
  - Кто бы говорил о холоднокровии? Ты сама-то сколько жизней забрала? Десять? Двадцать?
  - Я убивала врагов! А она была с тобой целых семь лет! Неужели тебе ее совсем не жаль?
  Михаэль поворачивается ко мне спиной и подходит к перилам балкона. Упирается руками о поручень и смотрит вдаль.
  - Друзья, враги, - я слышу грусть в его голосе, - белое, черное... Я бы все отдал, чтобы жизнь упростилась до двух цветов. Но Анна, посмотри вокруг, - он показывает рукой в сторону сада, - сколько полутонов! Какое разнообразие! Редко встретишь даже просто чистый цвет, не говоря уже о черном или белом. Дорогая моя девочка, мне приходится выбирать не между хорошим и плохим, а между ужасным и очень ужасным. А иногда и этого выбора нет. Приходится поступать так, как приходится. Если бы ты знала, как я устал нести это груз! Я принимаю решение, и беру на себя всю ответственность. Все висит на мне одном!
  Я подхожу к нему ближе. Мне вдруг стало его очень жалко. Боль Михаэля непонятным образом передалась мне. Я обнимаю его за плечи, кладу голову ему на плечо.
  - А заешь что, Анна, - продолжает он, - ты ведь опять спасла мне жизнь. Если бы симпатичная практикантка не забрала мой бокал, я бы сейчас здесь не стоял. Я хочу сделать тебе подарок. Я дарю тебе жизнь Дианы, раз ты за нее так переживаешь. Она еще жива. Скажи только слово, и я отпущу ее. Только помни, она не перестанет ненавидеть тебя. Ты это прекрасно понимаешь. Пока Диана жива, над тобой, Анна, всегда будет висеть угроза. И не только над тобой. Когда родятся дети, наши дети, неужели ты полагаешь, что она не сделает попытки убить их? Ведь это принесет куда больше горя.
  Я отхожу от него чуть в сторону. Вот это задача! Что делать? Мне жаль Диану, но Михаэль сказал правду насчет нее. Она никогда не оставит попыток нам навредить.
  - Ну, чего молчишь? - спрашивает он, - Трудно?
  Еще как трудно! В бою все намного проще: свой, чужой... а тут влюбленная дурочка, которая просто хотела быть нужной... Да, она натворила глупостей, но мне все равно ее жаль.... Однако оставлять ее в живых никак нельзя...
  - Ааааа!!! - ору я в темноту. Не хочу больше ничего!
  Смотрю на землю, до нее не так уж далеко. Быстро перелажу через перила, прыгаю с балкона вниз.
  - Анна! - кричит мне Михаэль. В его голосе слышен страх, страх за меня.
  Но беспокоиться не о чем. Я прыгаю весьма неплохо. Приземляюсь, поднимаюсь на ноги и убегаю в глубину ночного сада. Нахожу укромный уголок. Пытаюсь привести мысли в порядок. Я ничего не сказала Михаэлю. Я вынесла ей приговор.
  Приблизилась пора экзаменов. Ради такого события Михаэль разрешил мне покинуть поместье. Я могу пробыть в "Муравейнике" неделю. Этого должно хватить, чтобы все утрясти.
  На это раз сдача экзаменов проходит гладко. Несмотря на то, что мне нужно отчитаться не только за третий курс, но и часть четвертого, положительные отметки получить удается. С физической формой вообще все идеально. Дик так выдрессировал нас с Соней, что мы без труда оказались лучшими в своей группе.
  Лео в "Муравейнике" нет. Он получил постоянное место службы по распределению и теперь готовится к вступлению в новую должность. Преподавательская деятельность больше не входит в его обязанности. Для меня такой расклад только на руку. Рана, нанесенная им, начала затягиваться, и я не хочу ее беспокоить.
  Я снова среди своих. С головой погрузилась в веселую жизнь курсантов. У кого какой конфликт, кто что натворил, кто за кем ухаживает - обычная нормальная жизнь. Как я по ней соскучилась! Обо мне и Михаэле в "Муравейнике" пока никто ничего не знает. Слухи еще не успели доползти, а Соня держит язык за зубами, спасибо ей за это! Здесь, в "Муравейнике", я опять нормальный человек, такая как все. И это здорово!
  Как-то раз после успешной сдачи очередного экзамена меня вызывает к себе Верховная Жрица. Это странно...
  Я захожу в кабинет Наиры. Она меряет пол шагами.
  - Присаживайся, - Наира указывает мне на стул. Я исполняю указание. Верховная Жрица продолжает ходить туда-сюда, - Я хотела кое-что сказать тебе, Анна. Ты качественно улучшила свои показатели. За время обучения из слабой девочки превратилась в сильного курсанта, - Наира садится, наконец, за стол. Она начинает барабанить пальцами по столу. Видно, что Жрица нервничает, - И я рада, что ты пройдешь третий и четвертый курс за один год, - Наира берет в руки карандаш, начинает крутить его пальцами. Ее взгляд бегает по кабинету, - Тот случай, когда на празднике ты спасла самого Императора, заслуживает особой похвалы... - карандаш крутится в ее руке все быстрее и быстрее. Она вот-вот его сломает.
  - Мадам Наира, - вставляю я реплику, - простите, что перебиваю. Но меня не покидает чувство, что вы хотите мне сказать что-то совсем другое.
  - Да, верно, - Наира отбросила карандаш в сторону и посмотрела мне прямо в глаза, - Анна, скажи, пожалуйста, зачем тебе все это нужно?
  - Что - это?
  - Ты прекрасно знаешь, о чем я. Среди высшего начальства ходят кое-какие слухи. Когда я узнала, кто стал очередной подружкой Его Величества, испытала шок. Да, тебе все завидуют. На голову юной девушки свалилась такая удача, деньги, власть... Но я-то хорошо тебя знаю. Этим всем Анну Стик не купишь. Верно?
  - Ну да, верно, - а она и правда неплохо меня изучила.
  - Тогда почему? Скажи честно, тебя удерживают силой? Если это так, я употреблю все свое влияние, даже рискну должностью Жрицы...
  - Нет! - останавливаю я ее, - нет, нет. Никто меня силой не удерживает, - надо же! Как Наира хорошо поняла ситуацию! Она почти попала в точку, почти...
  - Тогда спрошу еще раз: зачем тебе все это? Анна, я не твоя мать, чтобы читать нотации. Да и взрослая ты уже. Поверь, если бы на месте Императора был простой обычный парень, я бы и слова не сказала. Но здесь все серьезно. Ты хоть понимаешь, что подобные отношения абсолютно бесперспективны? В лучшем случае ты получишь моральную травму на всю жизнь, в худшем тебя просто убьют.
  - Я это знаю, - невольно вспоминаю Диану.
  - Нет, если бы ты была бабочкой из Афродиты, то такой клиент - предел мечтаний. Но речь идет о Последователе Афины. У тебя впереди успешная карьера или счастливая семейная жизнь с любимым мужем. Или и то и другое разом. А нынешние отношения ничего кроме вреда не принесут!
   Ого! Ну, Наира дает! Так четко разложить все по полочкам!
  - Мадам Наира, - начинаю я после паузы, - спасибо, что так беспокоитесь обо мне. Скажу честно, что еще никто не был так близко к истине, как вы сейчас. Вы почти все разгадали, почти... Но есть кое-что, чего вы не знаете, и я не могу об этом говорить. Не имею права. Только теперь назад для меня пути нет. Мадам Наира, скажите, вы все еще верите в меня, как раньше верили? Если да, то должны знать, что я в обиду себя не дам.
  Мы сидим друг напротив друга. Взгляд глаза в глаза.
  - Я верю в тебя, - медленно говорит Наира, - ладно, можешь идти.
  Я встаю со стула, направляюсь к выходу.
  - Анна, - окликает меня Наира, - я верю в тебя. Иди и помни, что в Храме Афины у тебя есть друг в моем лице. Что бы ни случилось, ты всегда можешь вернуться домой, в "Муравейник".
  - Спасибо, Мадам Наира, спасибо вам...
  ГЛАВА 36
  Экзамены закончились. Мы с Соней приехали в поместье. Перед тем, как отпустить нас на каникулы, Дик решил организовать для практиканток небольшой праздник.
  Сегодня в комнате отдыха собрались все охранники мистера Трояна. Ребята поздравляют нас с успешной сдачей экзаменов. Мы здесь все вместе. Едим, пьем, разговариваем, веселимся... В комнате приятная оживленная атмосфера.Можно танцевать, ходить, сидеть... Музыка, смех, легкий флирт... Просто чудесно! Меня, конечно, по понятным причинам никто танцевать не приглашает, но я хотя бы просто могу побыть вместе со всеми, ощутить себя с ними одним целым.
  - Анна, можно тебя на минутку?
  Интересно, кто это? Поворачиваюсь на звук... Ого! Передо мной стоит Том!
  - Том! Привет! - я встаю со своего места и подхожу к приятелю, - как я рада тебя видеть! Как ты здесь оказался? Ты здесь надолго?
  - Да вот, взял увольнительную на неделю и прилетел, прилетел к тебе.
  Внимательно смотрю на Тома. Это он и в то же время нет. У него очень странные глаза. Как будто пустые, бездушные.
  - На неделю? - переспрашиваю я, - но до границы только в один конец лететь неделю, как же ты назад доберешься? Неприятности же будут!
  - А я назад не полечу! - Том сказал это довольно громко. Несколько человек посмотрело в нашу сторону.
  - Как это не полетишь? Том, ты чего? И говори тише, на нас уже смотрят. У тебя вид какой-то болезненный. Что случилось?
  - А случилось, дорогая моя Анна, то, что он забрал тебя у меня, - он говорит уже очень громко. В зале воцарилась невольная тишина, - Употребил всю свою власть, и забрал тебя! Но ты должна принадлежать мне! Мне! А не ему!
  - Том, успокойся, - пытаюсь я его усмирить, - давай выйдем в сад и поговорим.
  - Нет! Мы никуда не пойдем. То, что я хочу сделать, должны видеть все! Он отослал меня на границу всего лишь за намеренье. А тебя оставил себе всю. Но сегодня я заберу у него то, что по праву принадлежит мне!
  - Эй, Том! А ну полегче! - я тоже повысила голос, - Я тебе не вещь и никто меня не забирал. Если я что-то решила, то решила сама, понял?
  Но Том ничего не понял. Странно... Он говорит такие эмоциональные слова, но его глаза абсолютно беспристрастны. Как будто самого Тома здесь нет.
  - Дамы и господа, минутку внимания! - объявил Том всему залу, - Сейчас я заберу то, что по праву мое. Сейчас я поцелую саму Анну Стик, жену Императора!
  Что?! Откуда он знает про договор? Это же секретная информация!
  Но толком подумать на эту тему не удалось. Том резко,с силой притянул меня к себе, обнял и поцеловал... О! Он делает это так нежно! Михаэль целуется грубо, а тут... На несколько секунд я погружаюсь в пучину блаженной неги... Но мысль о скорой расплате возвращает меня в реальность.
  Вырываюсь из объятий Тома и залепляю ему пощечину. Гулкий звук эхом разлетелся по всему залу.
  - Ты че, идиот, делаешь? - ору я. Эмоции бьют через край, - Он же тебя убьет за это! - эту фразу произношу тише.
  - Конечно, убьет, Анна, - отвечает Том, - непременно убьет! И я на его месте поступил бы также. Но дорогая моя Анна, - Том касается рукой моего лица, - поверь, за эти восхитительные голубые глаза, за эти коралловые уста, за эту нежную бархатную кожу стоит убивать, и умирать тоже стоит!
  - Том! - я хватаю его за плечи, трясу, пытаюсь привести в чувство, - беги отсюда! - говорю я приглушенно, - Беги, пока есть время! Я что-нибудь придумаю, отвлеку всех, а ты уходи, спасайся!
  - Да куда я от него убегу? Он здесь хозяин. Мне не уйти.
  Тем временем к нам вплотную подошли несколько охранников.
  - Том, - обращается один из них к моему приятелю, - извини, но у меня приказ. Сдай оружие, - Том послушно следует указанию, - И ты, Анна, тоже.
  Выполняю приказ. Я знаю, кто его отдал. Как же быстро разлетается информация по поместью!
  Охранники заводят Тому руки за спину, надевают наручники и уводят. Я жду, что они проделают то же самое со мной, но нет. Меня никто не тронул. Я тупо стою посреди зала, пытаюсь хоть что-то сообразить.
  - Слушай, это что сейчас было? - ко мне подошла Соня. У нее такое же недоумение на лице, как и у всех в зале.
  - Не знаю, но он убьет его, - я поворачиваюсь к подруге и повторяю очень четко, - он убьет Тома!
  - Анна, не неси чушь! -Соня пытается меня успокоить, - кому твой Том нужен? Ну, отдубасят его маленько, чтоб больше глупостей не творил, может, арестуют на пару месяцев, и все!
  Вижу, как к выходу направляется Дик. Я подбегаю к нему, хватаю за рукав.
  - Дик, спасите Тома! - прошу я начальника, - вас он послушает! Ну пожалуйста!
  - Не впутывай меня в ваши разборки! - резко отвечает Хантер. Высвобождает рукав. Уходит.
  Меня начинает бить мелкая дрожь. Михаэль убьет Тома за подобную наглость. Это точно. Я слишком хорошо изучила Императора. Возможно, он захочет убить и меня тоже, но это сейчас не важно.
  - Сонь, куда повели Тома? - обращаюсь я к подруге.
  - Точно не знаю, но, наверное, в бункер. Куда еще?
  Бункер - это небольшое полуподвальное помещение в доме для охраны. Там отдельный вход. Бункер редко используют. Он бывает нужен как комната для допросов или камера.
  - Пошли, - я хватаю подругу за руку и увожу за собой. Не хочу сейчас оставаться одна.
  Мы подошли к бункеру. Похоже, Том действительно здесь, так как перед входом стоят двое охранников. Когда помещение свободно, его никто не охраняет. Я пытаюсь проникнуть внутрь.
  - Туда нельзя, - останавливает меня один из стражей.
  - Но почему? Я же из своих!
  - Прости, Анна, но таков приказ, - отвечает тот же охранник.
  Чувствую себя ужасно. Не знаю, что предпринять. Даже если попытаться применить силу, ничего не выйдет. Я буду одна против всех вооруженных охранников. Остается только одно: стоять и ждать.
  Соня радом со мной. Она не верит, что сейчас случится непоправимое. Подруга пытается подбодрить меня, успокоить. Говорит, что я глупая психованная дурочка.
  Вижу приближающегося Императора и еще несколько человек в военной форме. Михаэль весь в черном. Его вид внушает мне ужас. Лицо как каменное, ни один мускул не дрогнет. Достаточно бросить беглый взгляд на него, чтобы понять, он принял решение, жестокое решение.
  Нет! Только не Том! Надо что-то сделать. Я бросаюсь к Михаэлю, пытаюсь схватить его за одежу, остановить...
  - Оставь ему жизнь, пожалуйста! - умоляю я, - он же просто идиот! Том не опасен, прости его! - но Михаэль не собирается никого прощать. Он грубо отпихивает меня, я валюсь на землю, - Да ты в глаза к нему загляни! Том же невменяем! Он просто накурился чего-то!
  Но Михаэль не обращает на меня внимания. Он и его спутники спускаются в бункер. Я так и остаюсь сидеть на земле. Хватаюсь за голову. Соня садится рядом, опять пытается меня утешить.
  Минуты через две раздается выстрел. Мы с Соней вздрагиваем. Еще через минуту из бункера выносят тело, накрытое простыней. Из-под белой ткани выглядывают светлые локоны. Соня вскрикивает. Сомнений быть не может. Это Том.
  Соня в ужасе. Не может поверить в то, что сейчас случилось. Потерять своего товарища, да еще так... Я же спокойна. Поднимаюсь с земли. Напоследок хочу кое-что сделать.
  Появляется Император. Выражение его лица такое же, как и пять минут назад. Он идет. Я жду. Когда Михаэль поравнялся со мной, я резко нападаю на него, валю на землю, хочу ударить...
  Но вдруг чувствую в своей шее иглу. Это шприц с какой-то гадостью. Жидкость растекается по моему телу, парализуя мышцы. Прежде чем отключиться, успеваю поймать одну мысль. Насколько же хорошо просчитал мое поведение Михаэль! Ведь шприц наверняка был подготовлен заранее.
  Вокруг все белое. Постепенно начинают вырисовываться линии и перспектива. Я в какой-то комнате. В белой комнате. Но это не больница. Это спальня Императора.
  Пытаюсь приподняться. Получается с трудом. Но чья-то рука придавливает меня обратно к кровати.
  - Тебе пока нельзя вставать, - о! этот голос! Его голос.
  Я поворачиваю голову. Вижу его. В памяти всплывают недавние события. Он убил Тома! Возникает непреодолимое желание разорвать его на куски!
  Собираю в кулак все силы, резко встаю и пытаюсь напасть. Но из-за впрыснутого лекарства мышцы почти меня не слушают. Я валюсь на пол раньше, чем успеваю нанести хот один удар. Однако попыток навредить все равно не оставляю. Опять хочу встать.
  В это время в комнату заходят какие-то люди с чемоданчиками. Наверно, их вызвал Михаэль. Эти люди поднимают меня с пола, кладут обратно на кровать. При этом не отпускают. Держат крепко. Не дают пошевелиться. Мои ослабленные мышцы не позволяют дать им отпор.
  - Ваше Величество, усыпить ее? - спрашивает один из пришедших людей.
  - Нет, - отвечает Михаэль, - пусть будет в сознании. Только чтоб глупостей делать не могла.
  Один из людей открывает чемоданчик. Достает оттуда шприц и какое-то лекарство. Снова чувствую иглу в своей шее. На этот раз укол болезненный. Все тело парализует. Не ощущаю ничего, что ниже шеи. Только немного могу двигать головой.
  Убедившись, что укол подействовал, люди с чемоданчиками ушли. Мы остались вдвоем. Михаэль садится рядом со мной на край кровати. Хочет погладить мои волосы. Я отстраняюсь, насколько это вообще возможно в моем положении. Он убирает руку.
  - Зачем? - шепчу я, - зачем его?
  - Он оскорбил меня прилюдно. Это нельзя было так оставлять.
  - Но зачем убивать? Есть и другие виды наказаний.
  - Потому что за подобные действия наказание одно. Это знают все. Прояви я слабость, это бросило бы пятно на мою власть. А этого нельзя допускать.
  - А разве нельзя было сделать исключение? Ради меня, например? Неужели все твоя власть рухнула бы от маленькой поблажки?
  - Я сделал исключение. По-хорошему, вас обоих надо было казнить. И не дай ты ему пощечину...мы бы сейчас с тобой не разговаривали!
  - Даже так? Только ты зря меня помиловал. Том обалденно целуется! Так нежно и ласково... Не то, что ты! - я хочу причинить боль Михаэлю, хоть как-нибудь отомстить, - Том лучше тебя! Это ты его тогда прогнал! Ненавижу!!!
  - Любви от тебя я никогда и не требовал, - говорит он как-то тихо, смиренно.
  - Конечно, не требовал! Да кто тебя вообще может полюбить? Ты же чудовище!
  От этих моих слов по лицу Михаэля пробежала судорога. На секунду в его глазах появилась бездонная грусть. На секунду. В следующее мгновение взгляд звереет.
  - Слушай меня внимательно, девочка, - говорит он медленно ледяным тоном, - можешь любить кого хочешь, но телом ты будешь чиста, понятно? Если нарушишь это правило - я не позволю тебе жить. Со временем мне понадобится наследник, и ты мне его подаришь! Родишь ли его сама или придется прибегнуть к искусственному вынашиванию из-за постоянных травм - не важно. Но тело твое должно быть чистым, каждый сантиметр, каждая клеточка... Ты принадлежишь мне и только мне!
  Михаэль замолчал. В комнате воцарилась напряженная тишина.
  - А ведь ты обещал уважать мои чувства, - говорю я тихо, - а сам убил дорогого мне человека.
  - Я обещал убить каждого, кто приблизится к тебе, - отвечает он очень спокойно, - а ты, моя милая, подписала контракт. Не забывай об этом.
  С этими словами он встает с кровати и уходит из спальни. Я остаюсь наедине со своими мыслями.
  После трагических событий прошла неделя. Я веду себя спокойно. Поначалу пробовала бунтовать, но от этого становилось только хуже. Меня сразу же накачивали лекарствами, а это весьма неприятно. Мало того, что сам укол болезненный, так еще и отходишь от него сутки.
  Я ни с кем не разговариваю. Собственно, мне и не с кем этим заниматься. Соня уехала из поместья на каникулы, Дик меня избегает, а на Михаэля даже смотреть не хочу, не то, что общаться. Император поселил меня в своих покоях. Естественно, не спрашивая моего мнения. Просто отдал приказ и все. Я теперь обязана находиться на втором этаже виллы всегда, даже когда Император покидает поместье. За четким исполнением данного правила следят охранники. Это довольно неприятно. Мои коллеги в одночасье превратились в надзирателей. Им, охранникам, тоже неуютно. Ребята постоянно извиняются передо мной и просят не нарываться на неприятности. Ведь в противном случае они обязаны будут применить силу. Таков приказ.
  Вот я и стала послушной девочкой. Когда действие лекарств немного ослабло, я попросила разрешение снова тренироваться. Михаэль любезно это позволил. Теперь часами занимаюсь в спортзале, пытаюсь хоть как-то восстановить форму. Лекарства заметно ухудшили мое физическое состояние. Мышцы ослабли, реакция замедлилась, устаю намного быстрее.
  У меня постоянно вертится в голове случившаяся трагедия. Ну не складывается картинка в единое целое и все! Слишком много противоречий.
  Во-первых. Не любил меня Том. Не любил и все! Да, я ему нравилась, сильно нравилась. Да, нам было хорошо вместе. Но той всепоглощающей страсти, ради которой готов на безумства, между нами не было. Это абсолютно точно. По крайней мере, до своего отъезда на границу Том меня не любил в полном смысле этого слова.
  Во-вторых. Даже если предположить, что за дни разлуки Том вдруг воспылал-таки ко мне страстью, он никогда не стал бы целовать меня при всех. Это не в его стиле. Совсем. Мой приятель был романтик. Если бы я ему была нужна, он бы подкараулил меня в саду или еще где-нибудь, подальше от посторонних глаз. Забросал бы комплиментами, вручил коробку элитного сорта шоколада. Он умолял бы подарить ему поцелуй и никогда не прибегнул бы даже к небольшому насилию, которое случилось в комнате отдыха.
  
  В-третьих. Вся эта пафосная речь. Том никогда не стремился к тщеславию. Мстить Императору, что-то ему доказывать, да еще и устроить настоящий скандал - это все совсем не вяжется с образом Тома. Плюс мой приятель ценил жизнь. И он не мог не знать, что подобное публичное оскорбление Императора влечет за собой весьма плачевные последствия. Учитывая все вышеперечисленное, мотивов подписывать себе приговор у него не было. Однако он его себе подписал.
  В-четвертых. Его пустые глаза и информация, что я жена императора. Узнать это сам Том никак не мог. Информация под грифом "секретно".
  Невольно напрашивается мысль, что Том действовал не один. Мало того, у меня есть подозрение, что кто-то им управлял, иначе откуда пустые глаза? Впечатление, как будто этот кто-то покопался у моего приятеля в голове, написал плохонький сценарий действий якобы влюбленного безумца и использовал Тома как ходячую марионетку. Но зачем?
  Кому могла понадобиться смерть Тома? Или цель вовсе не Том? Михаэль ведь говорил что-то о казни обоих провинившихся. Что, если подставить под удар хотели меня?
  Для разъяснения всех нюансов я решила покопаться в исторических архивах. Полученная информация подтвердила мои догадки. Жены Императоров действительно иногда в виде наказания получали высшую меру. Причем поводом для этого мог послужить просто нескромный взгляд. Это жестокий исторический факт. Что уж говорить о поцелуе?
  Кому я могла помешать? Бывшим фавориткам? Но если мои предположения верны, тут действовали настоящие профессионалы, а не влюбленные дурочки.
  Однако достоверной информации у меня нет никакой. Есть только догадки и ни одного доказательства. Вопросов по-прежнему больше, чем ответов.
  Я добилась, чтобы мне отдали личные вещи Тома. Ничего необычного. Разве что очки-игра из королевства Альфа... Видно, Том так и не смог добровольно отказаться от виртуальной реальности. Попробовав раз, туда хочется попадать еще и еще. Михаэль говорил, что с помощью такой штуки можно превратить человека в зомби. Но это опять ничего не доказывает. Промыть мозги могли и другим способом. Бедный мой Том!
  Я в кабинете у Михаэля. Император погрузился в работу. Я лежу на диване. У меня в руках маленький резиновый мячик. Я запускаю его в потолок, он возвращается. Ловлю и снова запускаю. И опять ловлю и опять запускаю. Стук... Стук... Стук...
  Михаэля раздражает моя новая забава, и я это прекрасно знаю. Хочу хоть как-то ему насолить. Он запер меня в своих покоях, разрешает выходить только на тренировку, до сих пор не вернул оружие, сделал пленницей. Стук... Стук... Стук...
  Михаэль несколько раз отнимал у меня мячик, но я все равно ухитрялась достать себе новый экземпляр. Вот и сегодня продолжаю издеваться над нервами Императора. Стук... Стук... Стук...
  Слышу, как Михаэль открыл ящик своего стола, что-то взял. Замечаю краем глаза, что он встал и идет ко мне. Я не смотрю в его сторону. Не хочу его видеть! Стук... Стук... Стук...
  Вдруг чувствую, что какой-то предмет упал ко мне на живот. О! Да это же мой пистолет! Но я не спешу его брать. Продолжаю играть мячиком. Стук... Стук... Стук...
  - Анна, прекрати! - слышу раздраженный голос Императора.
  Он стоит рядом со мной. Я задерживаю мячик в руке, поворачиваю голову в его сторону. Жду, что он еще скажет. Однако Михаэль молчит. Тогда я опять запускаю мячик в потолок. Теперь удары сильнее и чаще. СТУК, СТУК, СТУК.
  - Хватит!!! - с этими словами Михаэль ловит и забираетмячик.
  Жду, что будет дальше. Похоже, я его разозлила. Возможно, он сейчас вызовет своих людей с чемоданчиками, и моей шее опять достанется болезненное впрыскивание.
  Но ничего такого не произошло. Михаэль сел рядом ко мне на диван.
  - Мне очень жаль, что так вышло, - он говорит тихо, неторопливо, - мне жаль, что пришлось причинить тебе боль. Но иначе было нельзя. Я уже это объяснял, и добавить мне нечего. Анна, ты мне нужна. Вернись! Я хочу снова доверять тебе. Поэтому я возвращаю тебе оружие и свободу передвижения. Распоряжайся всем как считаешь нужным. Если хочешь, если от этого станет легче, можешь взять пистолет и расстрелять своего Императора. Только перестань делать вид, будто меня не существует.
  С этими словами Михаэль встал с дивана и вернулся за стол. Снова погрузился в работу. Я беру пистолет в руку. Давно я его не держала! Даже соскучилась. Кручу любимую вещь из стороны в сторону, рассматриваю хорошо знакомый предмет. Потом выпрямляю руку и целюсь в Императора. Он наверняка это видит, однако ни одна черточка, ни один мускул на его лице не шелохнется. Михаэль продолжает работать. Понять, чувствует ли он сейчас вообще что-то, я не могу. Прицеливаюсь точнее, стреляю. Лазерный луч пролетает чуть выше головы Императора. Михаэль оторвал взгляд от своих бумажек и перевел его на меня. Через мгновение он снова погрузился в работу. Он понял, что я вернулась.
  ГЛАВА 37
  Я в спальне Императора. Моя голова лежит на груди Михаэля. Он обнимает меня, гладит распушенные кудри. Это наша первая ночь после примирения. Сегодня Михаэль вел себя не так, как всегда. Обращался со мной, как с хрупким сосудом, старался быть нежным, внимательным, чутким. Такого раньше не было. Обычно он грубый, но сегодня... Ощущение, что он вновь обрел потерянное сокровище, которое для него очень дорого. Неужели я ему так сильно нужна? Возможно... Только вот до конца понять Императора я никак не могу. С одной стороны безумные поступки, позволение вольностей, исключения, которые он делает только ради меня. Но с другой... Желание обладать мной полностью. Он поступает не как влюбленный мужчина, который оберегает свою избранницу, а ведет себя как господин, владеющий рабом. Михаэль требует полного подчинения, постоянно пытается сломить мою волю. Каждый мой поступок, каждое желание подвергаются усиленному досмотру. Не смотря на обещанную свободу передвижений, я и шагу не могу ступить без его одобрения. Тотальный контроль.
  - Какие у тебя чудесные волосы... - Михаэль прибирает пальцами мои пряди, - такие мягкие... Как же давно мы не были с тобой вместе! Я так соскучился по тебе, моя девочка...
  - Да ладно, - поворачиваюсь к нему так, чтобы видеть лицо, - чуть больше двух недель прошло. Не так уж много.
  - Какая же ты еще юная! Анна, Анна, ты пока еще совсем ничего не понимаешь, - Михаэль нежно коснулся рукой моего лица, - Я не хочу больше расставаться с тобой, даже на неделю. Ты должна всегда быть рядом.
  Ну, пошло, поехало... "Я хочу", "ты должна"...
  - Мне придется уехать, - продолжает он, - примерно через месяц нашу Империю посетит сам Король Альфы Бенедикт IV. Это событие вселенского масштаба. К нему необходима тщательная подготовка. Следует внимательно и скрупулезно проработать все вопросы будущей встречи. От исхода этих переговоров зависит очень многое.
  - Подожди, - прерываю я Михаэля, - ты же как-то говорил, что Альфа мечтает о могуществе, они завидуют Империи и хотят ее поработить. О чем с ними можно разговаривать?
  - Захватить Империю я им, естественно, не позволю. Однако у них есть то, что необходимо нам. Технологии. Здесь Альфе нет равных. Никто во вселенной не способен конкурировать с их научными разработками.
  - Если они такие умные, то почему Империя могущественнее Альфы? Ведь сила именно в знаниях.
  - Да, знания важны. Но у Альфы не хватает ресурсов превратить теорию в жизнь. Их территория сравнительно небольшая. Полезных ископаемых мало. Некоторых элементов, необходимых для воплощения научных разработок, просто нет. Поэтому Альфа умное, но достаточно слабое государство.
  - И ты что, хочешь расплатиться за предоставленные технологии ресурсами Империи? Чтобы Альфа стала сильным противником и напала на нас?
  - Именно в этом и вопрос. Надо сделать им такое предложение, которое бы было выгодно Альфе и в то же время не подставляло Империю под удар. Этим я и все мои министры и будем заниматься в следующий месяц. Решать столь серьезные вопросы возможно только на Главной Верховной Планете. Я должен уехать, и ты поедешь со мной.
  - Так, стоп, - я отстраняюсь от Михаэля и сажусь на кровати, - я никуда не поеду. Ты обещал, что я смогу закончить образование.
  - Не вижу проблемы. Экзамены прошли, ты учишься дистанционно. Необходимый для изучения материал будет приходить не в поместье, а во дворец на Главной Верховной Планете. Это несколько неудобно, но я все организую. Не хочу больше оставлять тебя.
  - Ну и что я буду делать на твоей Главной Планете? Я там чужая. Плюс практика. Дик ведь тут останется.
  - Дик тоже уедет. Он будет мне нужен. И хватит спорить. Как я сказал, так и будет. Ты поедешь со мной.
  Последние слова были сказаны фирменным тоном Императора. Тем самым, который не терпит возражений.Что же мне делать? Остаться он не позволит, это ясно. Значит, надо как-то устроиться на Главной Планете. Просто сидеть в его дворце и ждать своего благоверного - довольно скучная перспектива. А что, если...
  - Майкл, слушай, - начинаю я, - а не найдется ли у тебя на Главной Планете работы для меня? Я ведь уже кое-чему научилась. Могла бы служить в дворцовой охране. Конечно, у меня еще нет постоянной лицензии на ношения оружия и высшего допуска А1, это все будет только после окончания обучения... Но ведь я чего-то стою,правда? Может, у тебя во дворце найдется место и для практиканта?
  - Ты так хочешь работать? - Михаэль немного улыбнулся. Похоже, у меня есть шанс его уломать.
  - Ну конечно! Я не могу сидеть просто так! Ты же меня знаешь, разве нет? Майкл, ну пожалуйста, разреши мне работать! Пожалуйста!!!
  Я смотрю на него самым умоляющим взглядом, на который только способна. Он некоторое время молчит. Видно, взвешивает все "за" и "против". Потом говорит:
  - Как ты знаешь, главой моей охраны является Дик. Именно он отбирает новобранцев, следит за подготовкой постоянного состава, распределяет людей по местам. Я не вмешиваюсь во все это. Такой у нас с Хантером уговор. Хочешь работу - иди к нему. Если Дик найдет для тебя место, я возражать не буду. Но если нет - извини. Ничем больше помочь не смогу.
  На этой оптимистической ноте разговор по поводу отъезда был закрыт. Теперь все дело за Хантером. Надо обязательно его уговорить, чего бы это ни стоило!
  Однако Хантер моего оптимизма не разделил. Как только я разъяснила ему суть вопроса, Дик запротестовал:
  - И куда я тебя возьму? Во-первых, на данный момент весь штат укомплектован. Свободных мест почти нет. Во-вторых, я не могу взять на работу во дворец практиканта. Это не поместье мистера Трояна, там все серьезно. Ты еще не являешься полноправным Последователем Афины, обучение не закончено, лицензия не получена, допуск А1 не выдан. При таких раскладах тебе среди дворцовой охраны делать нечего.
  У меня внутри все упало. Нет! Нет! Нет! Неужели я опять буду просто куклой, которая живет в покоях его величества? Только не это!
  - Дик, ну пожалуйста! - молю я его, - придумайте что-нибудь! Вы же главный. Вы все можете!
  - Анна, - обрывает меня Дик довольно грубо, - хватит истерики закатывать! Ты последнее время что-то себя в руках вообще не держишь. Да и зачем тебе работа? Займись чем-нибудь бабским. На Главной Верховной Планете много чего есть, найдешь себе развлечение.
  - Какое? Наряды перебирать? Дик, речь обо мне, а не ком-то другом. Вы только представьте: я буду на совершенно незнакомой планете в совершенно незнакомом месте, во дворце. Вокруг одни незнакомые лица, причем эти лица моими друзьями вряд ли станут.Я там чужая для всех. И что мне останется? Просто сидеть в его покоях сутками? Слоняться туда-сюда в полном одиночестве? Я от тоски загнусь, и моя смерть будет на вашей совести!
  Дик громко выдохнул воздух, пробурчал себе под нос какое-то ругательство.
  - Одно место есть, - начал Дик после некоторой паузы, - личным телохранителям Его Величества требуется человек. Они давно уже просили подобрать кого-нибудь, только туда идти никто не хочет. Работа практически на передовой, риск большой. Да и за малейшую оплошность спрос весьма строгий. Опасная работенка, конечно, но учитывая твое нынешнее положение, ничего не потеряешь. Тебе теперь везде несладко будет.
  - Дик, вы чудо! - я подбегаю к Хантеру и обнимаю его за плечи. От радости забываю о субординации и позволяю себе столь личный жест.
  - Да погоди ты! - он скидывает мои руки, - я еще не закончил. Ребята там работают своеобразные, со своими тараканами. С ними не так просто поладить. Выдержишь?
  - Конечно! - разве у меня есть выбор?
  - Тогда слушай. Я закрою глаза на формальности и назначу тебя личным телохранителем Его Величества. Но если ты не то что пожалуешься, а хоть пикнешь недовольно, вылетишь из охраны в тот же момент! Поняла?
  - Да, Дик, поняла.
  Ура! Я добилась своего! Но что же такого страшного в этих телохранителях?
  Я на личном космическом корабле Его Величества. Лететь от Планеты Богов до Главной Верховной недолго. Примерно два часа. Для такого короткого перелета можно было бы выбрать небольшой корабль, но Император пожелал перемещаться на шикарном лайнере.
  Первое время я гуляю по коридорам и залам. Ну и роскошь вокруг! Каждая деталь, каждая выемка продумана, все выточенное, гладкое. Двери, стены, потолок - не просто элементы, а настоящие произведения искусства! Нигде ни одного недочета, брака или пятнышка. Все идеально. Даже ходить немного страшновато: вдруг задену что-нибудь и испорчу неподражаемую красоту.
  Михаэль ушел в отведенные ему каюты. Императору необходимо подготовиться к высадке. Наверняка опять нарядится в смешной балахон с плоским колпаком, плюс косметикой намалюется. Я как-то спрашивала Михаэля о столь необычном костюме, уговаривала сменить подобное облачение не что-то более приличное. Но Император сказал, что таковы традиции и менять их он не в праве.
  Мой браслет вибрирует. Это Дик. Он просит подойти к нему. Сейчас Хантер представит меня моим новым коллегам: телохранителям Его Величества.
  Мы с Диком подошли к каюте. Дверь открывается, и сейчас я увижу этих страшных и ужасных личностей с тараканами.
  Комната довольно просторная. Есть кое-какая мебель: столы, стулья, кресла. В комнате находятся трое. Это и есть телохранители. По правилам их должно быть четверо, вот я и постараюсь заполнить собой образовавшуюся брешь. Все трое - мужчины. На вид им от 25 до 30 лет. При нашем с Диком появлении телохранители оторвались от своих дел. Они повернули свои головы в сторону гостей.
  Заметив начальника охраны, то есть Дика, к нам подошел один из парней. До чего же он красив! Высокий, статный, накаченный. Сложен великолепно. Черты лица правильные, просто идеальные! Волосы золотистые, лежат на голове короткими волнами. Прям настоящий античный бог! Глаза карие, умные, но... какие-то надменные, что ли.
  Красавчик бросил приветливый кивок Дику и уставился на меня. Начал разглядывать со всех сторон.Пялится, совершенно не стесняясь. Как будто оценивает товар.
  - Что это? - процедил презрительнокрасавчик, имея в виду меня.
  - Ни что, а кто, - поправил его Дик довольно резко, - вот, познакомься: Анна Стик, моя практикантка. Она будет четвертым телохранителем. Анна, - обращается Хантер ко мне, - это Эммануэль Кант, главный телохранитель Его Величества. Теперь твоим непосредственным начальником будет он.
  Я протягиваю новому непосредственному начальнику руку для пожатия, но Эммануэль демонстративно складывает свои руки на груди. Хорошее приветствие, ничего не скажешь.
  - Дик, ты че, издеваешься? - заявляет Эммануэль раздраженно, - Я просил у тебя человека, а ты кого привел? Это ж баба! Как говоришь, ее зовут? Стик? А это случайно не новая подружка Императора? Точно! Она. Блеск!
  - Отставить иронию! - рявкнулДик командирским тоном, - не забывай, что сейчас разговариваешь со старшим по званию! Ты за кого меня вообще держишь? - рычит Хантер, - Считаешь, я ее привел из-за больших сис...- на этом слове Дик запнулся и продолжил, немного исправившись, - из-за больших синих глаз? Я лично ее готовил. И если привел, значит, она вам подойдет. Анна будет работать телохранителем. Это приказ. Вопросы есть?
  - Никак нет, - проговорил Эммануэль бесстрастно, при этом сверля меня жутковатым взглядом, не сулящим ничего хорошего. Мне стало не по себе. Хочется убежать отсюда подальше.
  - Тогда работайте, - с этими словами Дик развернулся и собрался уходить. Но, сделав несколько шагов, вернулся ко мне и похлопал по плечу, - так, сопли не жуй! Сработаетесь, - сказав эту фразу, Дик покинул комнату.
  Вот теперь мне действительно страшно. Дик редко подбадривает, и если он это сделал, значит, дело - дрянь.
  Когда за Хантером закрылась дверь, ко мне подошли еще двое. Теперь они ходят вокруг меня втроем. Как хищники, готовившиеся напасть на свою жертву.
  - Да, - начал Эммануэль вальяжным тоном, - а глаза у нее действительно большие, - при этом все трое посмотрели не на глаза, а несколько ниже, - и синие... - мои новые коллеги дружно загоготали.
  - Тебе сколько лет-то? - бросил мне один из них.
  - Восемнадцать, - стараюсь, чтобы голос не дрожал, - скоро девятнадцать.
  - Вот повезло, так повезло! - восклицает Эммануэль, - Малолетка, недоучка, - он брезгливо провел пальцем по красной окантовке моей форменной куртки, - и по совместительству подстилка!
  На этот раз взрыв смеха прокатился по комнате с еще большей силой. Мне сильно-сильно захотелось исчезнуть. Провалиться на нижний уровень.
  - А что, подружкам Его Величества наскучило исполнять свои прямые обязанности? - издевательство продолжается, - теперь его шлюхи захотели острых ощущений? Решила поиграть в ролевые игры? Захотела почувствовать себя крутым воякой?
  Телохранители очередной раз загоготали во весь голос. Радушный прием, ничего не скажешь!
  - Ладно, хватит на нее время тратить, - решил Эммануэль, - она у нас долго не задержится. Пару раз проколется и займет положенное ей место.
  - Мое место здесь! - хочу хоть что-то возразить. Правда, голос звучит как-то вяло, неуверенно.
  Эммануэль подошел ко мне вплотную. Его красивые карие глаза смотрят на меня с нескрываемым презрением. Я чувствую его дыхание на своем лице, так близко он придвинулся.
  - Твое место, подстилка, - Эммануэль четко выговаривает каждое слово, - твое место - греть кроватку!
  Он загоготал прямо мне в лицо. Во мне закипает ярость. Что лучше предпринять: врезать ему самой или пойти сказать Михаэлю, чтобы он их всех расстрелял? Император сделает это для меня, уж я уговорю! Но нет, нет, нельзя ничего такого себе позволять! Дик четко дал понять, что стоит мне проявить хоть небольшую слабость, и я действительно отправлюсь греть кроватку. Что ж, на это раз придется смолчать.
  Вдоволь насмеявшись, мои мучители оставили меня в покое и разошлись каждый по своим делам. Я присмотрела одно кресло, находящееся несколько в отдалении от веселой компании. Подхожу к приглянувшемуся предмету интерьера и сажусь. До прилета хочу немного освежить свои знания о Главной Верховной Планете. Включаю браслет и нахожу в сети необходимую информацию.
  Главная Верховная Планета - это центр политической, экономической, деловой жизни Империи. Здесь протекают самые значимые процессы. Важнейшие вопросы, от которых зависит будущее всех и каждого в отдельности, решаются тут. На Главной Верховной Планете живет элита современного общества. Самые богатые, родовитые, важные люди имеют здесь свои владения. Поскольку эта элита достаточно многочисленна, устройство Главной Верховной Планеты несколько отличается от стандарта.
  Здесь нет морей и океанов. Есть только реки и небольшие озера. Вся вода пресная. Такое исключение из общих правил связано с невероятно высокой ценой на землю. Из-за этого разработчики планеты сделали пригодной для жизни почти всю поверхность. Океаны съедают слишком много территории. Каждый, даже небольшой участок планеты востребован. Спрос намного превышает предложения. Слишком много людей мечтает поселиться тут. Вся планета утопает в застройках.
  И лесов на Главной Верховной нет. Этот факт мне сильно не нравится. Считается, что массивные посадки деревьев тоже съедают непозволительно много дорогой земли. Зелени на планете мало. Чтобы не страдать от удушья, приходится поддерживать баланс кислорода и углекислого газа искусственно. И это всех устраивает. У элиты свои понятия о красоте и комфорте.
  Небо ГлавнойВерховной имеет не стандартный сине-голубой цвет, а фиолетово-розовый оттенок. Основная звезда, подающая на поверхность свет и тепло, не желтая, как на всех нормальных планетах, а ярко красная. Довольно необычное сочетание. Слишком резкое цветовое решение, на мой взгляд. Однако этого захотела элита, а у нее свой вкус.
  Так, за изучением материалов о Главной Верховной Планете, удалось скоротать время до прибытия. Перед самым приземлением ко мне подошел Эммануэль. Он достаточно больно толкнул меня в плечо и сказал:
  - Эй, подстилка, вставь это себе в ухо, - новый начальник протянул мне на руке небольшой плоский белый кружок.
  - Что это? - пока все не разузнаю, ничего никуда вставлять не буду! Кто знает, как они еще решили надо мной поиздеваться?
  - Переговорное устройство, дура! Никогда не видела, что ли?
  - Такого - не видела. Дик обычно разрешал использовать простой наушник для переговоров.
  - Это примерно то же самое, - мой мучитель снизошел до объяснений, - локальную сеть для связи создают браслеты, а эти устройства к ним подключены. Разница между наушниками и такими кружками в том, что использовать последние намного удобнее. Достаточно чуть-чуть шевелить губами, беззвучно произнося слова, и через кружок мы друг друга услышим. Вставь уже его в ухо! Сейчас увидишь, как работает.
  На это раз я подчиняюсь. Мой начальник начинает еле заметно шевелить губами, а у меня в ухе раздается его голос.
  - Хорошо слышно? - спрашивает он. Я киваю, - Наша задача - охрана Его Величества. Поскольку ни ему, ни его приближенным совсем не нужно знать, о чем мы между собой переговариваемся, телохранители используют подобные устройства. Просто, удобно, бесшумно. Ладно, что-то я с тобой разболтался. Это твои большие глаза виноваты. Слушай и запоминай. Тех двоих - Эммануэль показал рукой в сторону других парней, - зовут Стив и Дэн. Они и я будем выполнять всю работу. Ты же, подстилка, не вздумай рыпаться! Будешь просто идти рядом. Это приказ. Поняла?
  - Поняла, - ответила я одними губами и услышала в ухе свой собственный голос.
  Мы прибыли на Главную Верховную Планету. Сейчас предстоит пройти через территорию космического порта, посадить Императора в машину и доставить его во Дворец. Все просто.
  Хотя, пожалуй, не совсем... Встречать Императора пришла целая толпа! Охрана выстроила живой коридор, по которому будет передвигаться Его Величество. Народ сможет приветствовать монарха, находясь чуть поодаль.
  Мы спустились на поверхность Главной Верховной Планеты. Как я и предполагала, Михаэль нацепил на себя свой белый длинный балахон и высокую шапку с плоским дном. Про лицо вообще молчу. Выбеленное, все в косметике... Жуть!
  Телохранители распределились около монарха следующим образом. Впереди Михаэля идут Стив и Дэн. Я и Эммануэль движемся после Императора. Мой начальник занимает позицию слева от августейшей персоны, моя сторона - правая.
  В этом космическом порту, также как и на Планете Богов, есть движущиеся дорожки. Они доставляют прибывающих людей от космических кораблей до самого здания порта. Для Императора выделена особая движущаяся полоска. Она находится несколько в стороне от остальных линий, это продиктовано соображениями безопасности. Император и его телохранители вступили на дорожку, и она понесла нас довольно быстро.
  На входе в здание космического порта Императора поджидает его свита. Это вельможи, министры, советники и прочая шушера. Активные подхалимы решили лично выразить своему монарху радость по поводу его прибытия. Еще бы! Такой шанс выделиться перед остальными, более ленивыми собратьями! Они низко кланяются Михаэлю, выражают в весьма слащавых выражениях свой восторг по поводу и без. Император любезно кивает некоторым из них, иногда даже немного кланяется в знак особого расположения.
  Одеты граждане вельможи в том же стиле, что и Император. Просторные бесформенные балахоны с длинными рукавами и колпаки. Все из дорогих материалов. Украшения навешаны где только можно! О вкусе и речи не идет. Главная задача - показать соседу свое богатство.
  Когда положенная церемония приветствия была закончена, наша делегация пошла дальше. Свите Его Императорского Величества позволено идти вместе с монархом внутри живого коридора из охранников. Людей в космическом порту море! Мало того, что приезжающих и отъезжающих приличное количество, так еще и просто зеваки пожаловали. Все хотят увидеть Императора вживую.
  У всех вокруг приподнятое настроение. Народ приветствует своего Императора восторженными возгласами. Люди машут руками, иногда даже подпрыгивают. Что ж, похоже, Михаэля здесь любят. Вот и хорошо. Хоть кто-то испытывает к нему искренние чувства, а то улыбки вельмож в тридцать два зуба явно фальшивые.
  Здание космического порта большое. Чтобы его пересечь, требуется некоторое время. Можно было бы, конечно, и здесь воспользоваться бегающей дорожкой, но, по всей видимости, Михаэль решил не лишать свой народ удовольствия лицезреть себя.
  До настоящего момента все шло по плану. Но вдруг в ухе я слышу встревоженный голос Дика:
  - Внимание, - хрипит Хантер, - у нас проблема. Система слежения зафиксировала наличие незарегистрированного оружия, приведенного в боевую готовность. Это явно не наши. Внимание всем охранникам: пристально наблюдайте за людьми вокруг вас. Кто-то из них готовит покушение.
  - Дик, - слышу я голос Эммануэля, - а нельзя ли поточнее? Где конкретно зафиксировано оружие?
  - Поточнее нельзя, - отрезает Дик, - прилетающие и улетающие космические корабли создают помехи. Система говорит, что оружие где-то внутри здания порта. Больше сказать не могу.
  - Хорошенькое дело! - возмущается Эммануэль, - Здесь же море народу! Как мы за всеми уследим? Покушение может готовить кто угодно!
  - Эмм, - гремит Хантер, - заткнись и делай свою работу! При малейшем подозрении стреляйте на поражение. Риск ошибиться и убрать невиновного велик, но иначе нельзя. Жизнь Императора в приоритете!
  Внешне все осталось, как и раньше. Никто из окружающих не слышал переговоров охраны. Все идут, мирно беседуют. Но лица коллег заметно напряглись. Эммануэль решил задействовать личную переговорную сеть телохранителей. Предстоящий разговор будет касается только нас четверых.
  - Так, ребят, - командует Эммануэль,- наблюдайте за народом. Каждый смотрит в свою сторону. Если заметите кого-то подозрительного, валите его. Вот ё! Сколько же людей вокруг! И зачем они все набежали?
  Я тоже пытаюсь наблюдать. Столько лиц! Где тут найдешь убийцу? А кстати, как он пронес это оружие? Мы же на территории космического порта, здесь и зубочистку не утаишь, не то, что пистолет. Все эти люди, которые сейчас приветствуют Императора, прошли обязательную тщательную проверку. Как же получилось, что оружие попало-таки в зал? Подкуп обслуживающего персонала? Возможно, конечно, только это хлопотно и сложно. А что, если покушение готовит кто-то из персонала лично? Это тоже вряд ли. Тщательный контроль на входе и выходе касается и сферы обслуживания. Интересно, есть ли здесь люди, которые миновали этот самый контроль?
  Внезапная догадка поражает как молния. Такие люди есть! Это свита Его Величества! Столь высокопоставленных лиц если и проверяли, то весьма поверхностно. Элиту не принято мучить формальностями. Хочу поделиться своей догадкой с остальными.
  - А что, если покушение готовил...
  - Анна! - резкий голос Эммануэля не дал мне закончить, - тебя еще не хватало! Я же приказал ничего не предпринимать! Иди уже спокойно, не доставай!
  Не хочешь слушать? Ну и ладно! Буду сама по себе. Так. Времени в обрез. Надо действовать быстро.
  Значит, его вельможи. Надо к ним присмотреться. Стараюсь сделать это, не поворачивая головы. Краем глаз наблюдаю за поведением свиты. Набеленные довольные лица, разбалованные богатством и славой. Идут себе, переговариваются друг с другом. Иногда нарочито громко смеются. Ничего необычного. Пока...
  Один тип в темно-красном балахоне привлекает мое внимание. Вельможа с кем-то беседует, но его глаза постоянно бегают из стороны в сторону. Он явно нервничает. Мужчина в красном идет немного левее меня. Отстает шагов на пять. А это неплохая позиция для выстрела! О! Да он губы стал покусывать! Ему некомфортно, он точно переживает за что-то. Если догадка верна, то где же пистолет? Левую руку я вижу, а правая спрятана в карман. В кармане точно что-то есть, ткань немного оттопырена.
  Думай, Анна, думай... Он или нет? Стрелять на поражение в вельможу не то, что впростого человека. Если я ошибусь, за богатея с меня три шкуры снимут! Ой! А ткань на кармане еще больше оттопырилась. Если это убийца, то он сделает выстрел прямо сейчас! Эх, была, не была!
  Резко поворачиваюсь к вельможе в красном и стреляю ему в голову. На таком расстоянии осечки быть не может. Мой клиент валится на пол замертво.
  На несколько мгновений в зале воцарилась полнейшая тишина. Все: и народ, и охранники, и свита как будто оцепенели. Они никак не поймут, что произошло.
  Когда первый шок прошел, ко мне подбегает Эммануэль. Хватает за плечо и начинает сильно трясти.
  - Ты че, дура, сделала?! Мозгов совсем нет? Это же один из приближенных Его Величества! Полностью с катушек слетела? Как тебе вообще пистолет доверили?
  Ничего не отвечаю. Резко освобождаю свое плечо от цепкой хватки Эммануэля и подхожу к убитому вельможе в красном. Достаю его руку из кармана. Я не ошиблась. В руке зажат пистолет.
  Все вопросы отпали сами собой. Я смотрю на труп и наконец-то могу спокойно вздохнуть. Еще одна опасность, нависшая над головой Михаэля, прошла мимо.
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"