Бут-Гусаим Евгения Владимировна: другие произведения.

Новая Игра

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.87*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ОБЩИЙ ФАЙЛ. АННОТАЦИЯ: Богам тоже бывает скучно. И они развлекаются как умеют. А умеют они по-разному. Но чаще всего жестоко. Весьма и весьма жестоко. И то, что они вроде как Светлые, их не заботит. А что может быть забавней отчаянных попыток слабых Половинок Одной Души воссоединиться? А если их при этом разлучить, раскидать по разным мирам, оплести паутиной условностей, а затем столкнуть? И с удовольствием наблюдать новый акт захватывающей Игры. Игры, которая длится уже не одно тысячелетие? Игры, в которой нет победителей - разве только сами жестокие Боги. Но что, если однажды все пойдет не так? Обновления в комментариях. от 11.01.2013 года. И будет появляться по мере сил, возможностей и свободного времени)))

  Новая Игра
  
  Аннотация:
  Богам тоже бывает скучно. И они развлекаются как умеют. А умеют они по-разному. Но чаще всего жестоко. Весьма и весьма жестоко. И то, что они вроде как Светлые, их не заботит.
  А что может быть забавней отчаянных попыток слабых Половинок Одной Души воссоединиться? А если их при этом разлучить, раскидать по разным мирам, оплести паутиной условностей, а затем столкнуть? И с удовольствием наблюдать новый акт захватывающей Игры. Игры, которая длится уже не одно тысячелетие? Игры, в которой нет победителей - разве только сами жестокие Боги.
  Но что, если однажды все пойдет не так?
  
  Не время для грусти и для печали,
  Стоят две души еще в самом начале,
  Стоят, размышляя: "А что если снова?"
  Не будет ли все по-другому и ново?
  
  И тянутся руки несмело друг к другу,
  Любовь и надежду тая за испугом,
  Но взгляд, что напротив ласкает и манит,
  Желаньем и верой пьяняще дурманя.
  
  И терпко. И сладко. И страшно до дрожи,
  И голос не нужен. Все чувствует кожа.
  И шаг, что навстречу - он вот он. Он близко.
  Лететь высоко. Или падать. И низко.
  
  Но греет безмерно пожатие пальцев,
  Двух в чем-то так сильно похожих скитальцев,
  А пламя в глазах не дает отступиться,
  Отдать призывает. Поверить. Открыться.
  
  "Ты видишь? Ты веришь? Конечно, я тоже...,
  И пусть тебя больше сомненья не гложут.
  Ты чувствуешь? Знаешь? В ладони рука...
  Я рядом с тобою теперь. На века"
  Мелан Вероника
  
  Пролог
  На самой вершине Священной Горы, сокрытой от любопытных глаз простых смертных, сегодня было шумно. Вечно юные Боги собрались, чтобы начать новый акт захватывающей Игры, тянущейся с незапамятных времен. Единственная забава, которая никак не надоедала бессмертным.
  Сизая дымка тумана скрывала мозаичный пол дворца и, клубясь, преданным котенком ластилась к ногам лениво переговаривающихся молодых юношей и девушек. Вот только глаза у этих совсем еще зеленых людишек - да и людей ли?! - были совсем не молодые. Старые, уставшие, равнодушные и холодные, а от этого еще более пугающие. Даже когда они кричали в притворном гневе, смеялись неестественно звонким смехом, даже когда ненавидели, их глаза оставались пустыми и равнодушными, бросая на все происходящее тень притворства.
  - Вы только посмотрите, братья и сестры! - в притворном возбуждении прокричала высоким звонким голосом статная кареглазая красавица-блондинка. - Сегодня нам преподнесен невиданно роскошный подарок - целых две Полных Души! Ну, разве не прелестно?! Теперь наша Игра станет еще более захватывающей! - глаза гордой красавицы горели от притворной радости и светились притворным счастьем.
  Стоит пояснить, что жестокая забава вечно юных жителей Священной Горы привела к тому, что Полные Души стали невообразимой редкостью. Разделенные Половинки никак не могли соединиться - слишком редко удавалось несчастной Душе соединить осколки. Почти никогда. И тут такой сюрприз - сразу две Души соединились. Соединились на короткий миг, чтобы вновь быть разделенными по воле жестоких детей. И искать друг друга. Снова искать. В разных мирах и временах. Искать, томимые неясной тоскою по утраченному. И ждать того мига, когда их вновь столкнут. Столкнут, чтобы наслаждаться бессилием Половинок, увязших в паутине условностей, правил, норм. Придуманных для них неизвестно какими мучителями. Считанные единицы отважились сломать себя, пойти наперекор канонам, бросить вызов всем и всему, отказаться от всего и главное, от самого себя прежнего... Ведь ломать себя, искоренять в себе впитанные с молоком матери устои, так больно... И не у всех из этих единиц получается.
  - Ты права, сестра. Сегодня у нас в гостях необычные посетители! - гулким и фальшиво веселым смехом расхохотался гибкий сероглазый брюнет. - А еще у меня сегодня хорошее настроение. Поэтому... Наших гостей ждет подарок! - раскатистый и пугающий мрачным торжеством хохот прокатился по залу. На брови родственников, взлетевшие вверх в притворном изумлении, он не обратил никакого внимания. - Хороший подарок! Очень! - и вновь торжествующий издевательский смех. - Одно желание. На обе Души. Одно! - и Души вздрогнули от теперь уж точно непритворного торжества. А брюнет смеялся, упиваясь самодовольством. Ему вторили на сей раз действительно удивленные родственники.
  - Хорошая шутка, брат! - пропел звонким голосом невысокий изящный блондин с холодными сапфировыми глазами. А затем повернулся к Душам. - Загадывайте!
  Те понимали, что их не отпустят - слишком уж желанна добыча. Но вот попробовать отсрочить приговор... Переглянувшись, Души решились - и вперед выступила одна. Она не преклонила коленей, не согнулась в рабском поклоне, дерзко и смело смотрела на жестоких детей. Те же весело рассмеялись.
  - Не одаривайте нас своим божественным вниманием до двадцатилетия последней Половины, - сказала и, замолкнув, отошла.
  В зале на миг повисло ошеломленное молчание. Повисло - и сменилось раскатистым смехом.
  - Хорошо! - величаво кивнул сероглазый и, повернувшись к остальным с предвкушением добавил: - Это будет самая необычная Игра!
  Души окутало красное сияние. Несколько томительных секунд - и они с тихим хлопком исчезли. А Боги принялись наблюдать за остальными осколками, выполняя обещание. Лишь миниатюрная зеленоглазая рыженькая девушка задумчиво глядело куда-то в пространство. Через несколько мгновений она встряхнула мелкими кудряшками и недовольно буркнула:
  - Не нравится мне это! Почему эти Половины смогли удержаться попарно? - тихий вопрос утонул в гуле возбужденных голосов. - Ой, как не нравится!
  
  
  Часть 1
  
  Женька:
  А может, зря я на это согласилась, а? Ну не пила я раньше, так и не стоит начинать в восемнадцать? Я покосилась на Дашку - угу, она мне за мое 'Может, не надо, а?' ухи поотрывает, даром что мелкая.
  Вот такие вот невеселые думы терзали меня уже второй час. Все дело в том, что у Дашки - моей лучшей и чуть ли не единственной подруги - сегодня день рождения. Девятнадцать ей стукнуло, а я мучайся. Вернее, мучаться я буду завтра, от похмелья. Жуткого и безжалостного. Откуда такие пессимистичные мысли? А как рассуждали бы вы при виде пяти литров пива, двух водки и литра чистейшего спирта? Радовались бы? Ну-ну, а утром? Вот то-то же. Я тоже пришла в уныние. Повеселиться я непрочь, но не под аккомпанемент такого количества спиртного же! А без него Дашка напрочь отказывается праздновать. И все мои аргументы уничтожает безжалостным 'У кого из нас день рожденья, а?'. И смотрит, главное, эта мелкая зараза честно-пречестно. Ууу.
  Глядя на меня, подруга только пакостливо хихикала. Я обреченно вздыхала. Попомните, добром это не кончится.
  
  Дашка:
  Ух и повеселимся же! Я с предвкушением потирала ладошки. Этот день рожденья запомнится надолго!
  - Вернее, вовсе не запомнится! - бурчала Женька.
  Я посмотрела на количество заготовленного спиртного и радостно кивнула. Точно, не запомнится. Я любовно погладила главное украшение праздничного стола, на котором, как выразилась Женька, было 'Возмутительно мало закуски и непропорционально много выпивки!' - полулитровую емкость, полную чистейшего спирта! Ух, оторвемся! Зря у нас что ли знакомые в меде учатся?
  Я хитро посмотрела на Женьку:
  - Ты думаешь о том же, о чем и я?
  Мне ответил не менее хитрый и лукавый взгляд смирившейся с неизбежным злом (то бишь мной) и вернувшей привычный оптимизм Женьки:
  - А то!
  И продолжили слаженным дуэтом:
  - Как долго город будет помнить этот праздник?! - одинаково мыслим, однако.
  Хотя, эту особенность мы подметили довольно давно. Мысли у нас были на диво схожи и так же одинаково вредительские и пакостливые. Мы рассмеялись. Ууу, держись город - мы праздновать изволим. В голове успела промелькнуть предвкушающе шальная мысль - а хорошо, что мы с недавних пор дамы одинокие и возмутительно свободные.
  
  Женька:
  Мы с Дашкой весело уговаривали уже черт знает какую по счету рюмку. Нам было удивительно хорошо. Рассудок отсчитывал про себя (не желая мне мешать развлекаться) оставшееся до отключения время. Мир вокруг был розовым и пушистым.
  - Даш, слухай, а я танцевать желаю. Куда направим свои стопы? - выговорить удалось не с первого раза, но мне было фиолетово (или оранжево? а, усе равно!), но Дашка меня поняла.
  - А куда мы дойдем?
  Я поразилась трезвости вопроса. Критически оценила наше состояние, оставшуюся и требующую немедленного распития выпивку и покаянно созналась:
  - Недалеко, - а подумав, честно добавила: - Очень недалеко.
  - За это надо выпить!
  И мы выпили. Потом еще. И еще. И... В общем, скоро пить стало нечего. Мы приуныли.
  - Женька, - мое имя подруге далось не без труда и не с первого раза. - Вот чего мы такие невезучиееээээ?
  Я рассеянно пожала плечами. Если мыслить относительно связно мне еще удавалась, то на счет говорить я уверена не была. Дашка медленно скатывалась из состояния 'как я люблю этот мир' до противоположного и плакательного 'почему меня никто не люююююууубииит?'. Я ей не мешала - я думала.
  - Дааааш, - подруга оторвалась от перечисления 'гадов, которые имеют глупость, тупость и наглость ее не любить' и заинтересованно покосилась на меня. Правильно, когда я говорю ТАКИМ тоном, то оторваться стоит, хотя бы для того, чтобы послушать план очередной феерической гадости. Это Дашка понимала даже под градусом. Мысли разбредались. Я упорно сгоняла их в кучку. Предатель язык не слушался. - У меня идея. Генеральная. Или гениальная? Ааа, не важно. Я знаю, что делать и куда идти! - на меня весьма заинтересованно покосились:
  - Нам там нальют?
  - Да.
  - Тода ладно.
  - Пшли в бар. Сгдня суббота. Там многодетно. То есть человечно... Или человекочно? Ааа, фиг с ним. Пшли! - говорить было все сложнее. Времени требовалось все больше, а смысл ускользал все быстрее. Меня понимали. Но только по той причине, что сами были не в лучшем состоянии.
  - Пшли!
  И мы пошли. Дальнейшее помню смутно и урывками.
  
  Дашка:
  Время летело незаметно. Было весело и хорошо. Пока не кончилась выпивка. Стало тоскливо и гадко. Женька задумчиво пялилась на пустые емкости, я жаловалась миру на мир. Он молча внимал.
  За что я люблю Женьку? За то, что к ней всегда приходят гениальные идеи. А после обещанной выпивки в бар захотелось раза в три сильнее. С трудом поднявшись и поддерживая друг друга, мы доплыли (штормило и качало пол) до зеркала. Оттуда на нас смотрели две весьма симпатичные особы. Высокая длинноволосая натуральная блондинка и невысокая с короткой стрижечкой брюнетка. Правда, спиртное у них плескалось даже в глазах, но в целом... Коротенькие обтягивающие платьица, аккуратный макияж и слегка растрепавшиеся, но вполне презентабельные прически. Критически осмотрев себя и друг друга, вынесли вердикт - готовы. Хихикая, влезли в босоножки и спустились вниз. Там нас ждало такси. Очередная 'генеральная' Женькина идея. На хмурое 'Куда?' единогласно прохихикали 'В бар!'. Уразумев, что больше от нас ничего не добиться, и пробурчав что-то не слишком лестное, нас куда-то повезли. Последнее, что помню, радостный смех Женьки.
  
  Женька:
  Утро добрым не бывает. Особенно после особо удавшегося вечера. Факт. Возмутительно яркое солнце лучиками щекотало ресницы и чертило одному ему известные узоры. Я испытывала все неизвестные ранее прелести похмелья. В голове словно в набат били, пить хотелось неимоверно - общее состояние можно оценить как поганенькое с огромадным минусом. В общем, все радости похмелья. Ну, или почти все. Не хватало только проснуться черт знает где и с кем. Я открыла правый глаз и вздохнула спокойней. На горизонте вырисовывалась темная и встрепанная макушка дрыхнущей подружки. Откинувшись на подушку и стараясь не делать резких движений, попыталась составить план действий на сегодня и систематизировать те немногие знания о вчерашнем. Второе решила оставить до полного пробуждения именинницы. Вдвоем и проще и веселее. Шелковые простыни приятно холодили тело, помогая думать... Чего?! Какие шелковые простыни?! Я резко вскочила, забыв про гудящую голову. Мамочки! Несколько секунд понадобилось, чтобы пляшущие перед глазами точки развеялись, а глаза сфокусировались. Думать все равно было больно. Я осмотрелась и чуть не взвыла, удержали меня две вещи: первая - свежие воспоминания о последствиях резких движений и шумных звуков, вторая - полное параминутное онемение. Мама!
  Комната, в которой мы изволили потчевать, не принадлежала ни мне, ни Дашке. Выдержанная в светлых тонах, с большими окнами, удивительно теплая и ... шикарная. Огромная кровать, рассчитанная как минимум на шестерых, на которой мы, собственно, и лежали. И живописно разбросанные детали одежды: наши с Дашкой платья, мужские джинсы и рубашки... Мама!
  Мы с подругой возлежали в центре этого огромного сексадрома, а по бокам пристроилась парочка парней. Видимо, хозяева местных апартаментов. Рядом со мной сопело нечто черно и длинноволосое (волосы доходили примерно до плеч), довольно приятное лицо, но легче от этого не становилось. Рядом с Дашкой возлежало нечто такое же волосатое, но с шевелюрой оттенка шоколада. И также умиротворенно сопело. Мама! Вот попали-то! Вспоминать вчерашний вечер резко расхотелось.
  Я предавалась тихой панике. Решив, что одной паниковать скучно, тихонько растолкала Дашку.
  - Ну что еще? - недовольно и хрипловато со сна буркнула подруга. Слов не было. Я беспомощно обвела рукой творящийся бедлам.
  - Мама! - предсказуемый и обреченно тихий сип и выражение безмерного ужаса на лице. У меня потеплело на душе. Хоть не одна страдаю.
  - Даш, ты что-нибудь помнишь? - тихий сдавленный шепот и напряженное ожидание. Подруга сморщила лоб и беспомощно уставилась на меня:
  - Только как садились в такси. Дальше - пусто.
  - Угу. Значит, из нас двоих самая трезвая была я. Замечательно. Но этих, - красноречивый жест в сторону соседей по кровати, - не помню даже я. Черт!
  - Ууу, что делать будем?
  - Вешаться! - заметив обреченный и согласный взгляд подруги, спешно добавила: - Шучу. Подъем. Одеваемся, умываемся, ждем пробуждения этих, - вновь красноречивый жест в сторону подозрительно подрагивающих тел, кажется, нас элементарно оборжали! Ну и фиг с ними! - Задаем несколько наводящих вопросов, заполняем царящую в голове пустоту и домой. Возражения есть?
  - Откуда? - флегматично согласилась Дашка, подозрительно косясь на подрагивающие телеса. Ну-ну. Нам еще пробелы восполнять. Совместно. Я гаденько ухмыльнулась. Губы подруги растянулись в схожей ухмылке.
  
  Дашка:
  Я видела какой-то на диво приятный сон. Недолго. Пока меня грубо не вернуло в реальность это чудовище, называемое мной по незнанию лучшей подругой. Меня банально растолкали. Похмелье тут же дало о себе знать. Я испытала всю гамму наиприятнейших ощущений. Здравствуй, блин, утро! Как я тебе рада!
  Недовольно уставилась на Женьку, не насторожившись даже ее ошарашенным личиком. А стоило бы. Может, шок был бы не таким сильным. Подруга тихо офигевала и смогла лишь махнуть ручкой, мол, смотри сама. Ну я и посмотрела. Мама! За что мне это? Тихий ужас скребся где-то внутри, а душа прочно обосновалась в пятках. Ууу, дезертирка! Справившись с первым шоком, покосилась на Женьку. Та выдала план действий. Молодец, подруга, соображаешь. Объекты, не поддающиеся опознаванию и классифицирующиеся лишь по принципу - особи мужские, две штуки. Кстати, симпатичные. Но гадыыы, воспользовались нашим состоянием. Ууу. Я покосилась на кровать - эти самые особи подозрительно подрагивали. Кажется, над нами самым наглым образом хихикают. Я поймала пакостливую и многообещающую ухмылочку подружки - мои губки непроизвольно растянулись в чем-то безумно похожем и не менее ехидном. Ух, повеселимся! Только, чего ж голова так болит-то?!
  
  Женька:
  Аккуратно выбравшись с кровати, я поманила подругу за собой. Моя осторожность была связана отнюдь не с боязнью потревожить незнакомцев, терзали меня смутные сомнения, что они давно уже наслаждаются дивным зрелищем нашего пробуждения - ничего, за все в жизни нужно платить, а с заботой о собственной голове. Дашка не менее аккуратно выбиралась с нашего ночного приюта. Бррр.
  На удивление мы были относительно одеты. То бишь нижнее кружевное белье на нас присутствовало. Я покосилась на наши платья и поняла, что сегодня явно не их день. Дашкино висело на дверце шкафа, мое на люстре - как докинула-то, у меня ж по метанию всегда крепкая двойка была?! Наша мятая одежда просто вопияла о безнравственном поведении хозяек, служа молчаливым укором и тихим напоминанием.
  - Н-дааа, - задумчиво выдала Дашка. На этот раз я была с ней ну очень солидарна.
  - Знаешь, я ЭТО не одену! - я упрямо тряхнула головой - по плечам рассыпались спутанные золотистые прядки, носившие когда-то гордое имя ПРИЧЕСКА. В душе вопияли остатки гордости.
  - Руками и ногами ЗА, коллега. Но... Предлагаешь уйти в миниатюрных кружевных ансамбличках? Мол, лето, жара, купальник? - съехидничала моя драгоценная.
  - Тогда нас, скорее всего, ждет детальное показательное восполнение благополучно забытого вчера. С практикой... - подруга нервно хихикнула и опасливо покосилась на кровать. - Неее, мы пойдем другим путем.
  Я подняла валяющиеся в том же беспорядке рубашки парней. Одну перекинула подруге:
  - Держи. Одевайся. И дуем в ванну. Если я выгляжу также нарядно, как и ты, - я оглядела растрепанную, с остатками вчерашней косметики на лице подругу и не сдержала усмешки: - то вакансии пугал надолго будут в нашем полном и безраздельном пользовании.
  - О, поверь, ты выглядишь ну очень живописно и... - тут подруга замолчала и ехидненько на меня покосилась, а, поймав мой заинтересованный взгляд, продолжила: - Неподражаемо. Чистой воды колхозный эксклюзив!
  Я тихо рыкнула, но смех сдержала с трудом. Тихонько похихикав, мы стали разбирать и примерять местный реквизит. Взглянув на Дашку, я зашлась в диком и беззвучном хохоте и, счастливо икая, сползла на пол. Если у меня рубашка спускалась чуть ниже филейной части, то моей мелкой подруге она доходила чуть ли не до колен, рукава свисали до этих самых колен, а плечи... Что у меня, что у подруги плечи базировались где-то в районе локтей. Ну а сверху всю эту композицию венчала до нельзя растрепанная макушка и чумазая мордашка. Подруга обиженно насупилась. Сквозь счастливые всхлипывания я смогла выдавить:
  - Знаешь, Дашка... Похоже, наши соседи по постели - извращенцы! - я еще раз осмотрела себя и подругу и пришла к неутешительному выводу: - Польститься на ТАКОЕ! - подруга только согласно хмыкнула.
  Поднявшись с пола, я потопала к выходу из комнаты - подруга потянулась за мной. Нам предстояло увлекательнейшее занятие - поиски ванны.
  
  Дашка:
  Я топала за Женькой и размышляла на очень волнительную тему: 'Ну почему нам так не везет?!'. Женька бодренько трусила впереди, я размахивала длиннющими рукавами рубашки. Восхитительно!
  Через минуту раздался победный вскрик подруги переходящий в нервный. Я покосилась на подругу - та недоверчиво рассматривала себя в зеркале. Я хихикнула.
  - Мама! Хито это?! - Женька, не удержавшись, коснулась пальцами зеркала и обреченно застонала. Ну да, взлохмаченные и спутанные длиннющие волосы кого хочешь приведут в уныние, а живописно размазюканные по личику тушь, карандаш и остатки пудры лишь добавили сей дивной картине остроты.
  Я рванула к зеркалу, чтоб получить свою порцию счастья. Возможно, я поторопилась. Увиденное повергло меня в шок. Мама!
  Торчащие дыбом отдельные пряди, не менее живописные остатки вчерашнего макияжа на лице - ууу. Если б проходил конкурс на звание лучшей страхолюдины, еще не известно, кто б из нас взял первый приз. Вполне вероятно, что мы разделили бы первое место. По-дружески. Я еще раз осмотрела нашу живописную композицию - н-да, небезызвестная Пушкарева нервно курит в сторонке.
  - Красавицы, однако, - это отмерла Женька.
  - И не говори.
  Покосившись друг на дружку, вздохнули и включили воду - возвращение себе божеского вида началось.
  
  Женька:
  Мы сидели на кухне. Я шарила по ящикам в поисках кофе. Рассольчика у них не было, а похмелье все также мучило. О, нашла.
  - Даш, тебе крепкий и без сахара?
  - Мне очень крепкий. Литра два, - я покосилась на умытую и причесанную подругу и не сдержала улыбки. - А лучше - три.
  - Как пожелаете, госпожа.
  Сидя на шикарной кухне и попивая свежесваренный кофе, я размышляла о нашем недалеком, но темном прошлом и не более светлом насущном. Н-да... Картинка, честно говоря, не ах.
  - Даш... Я, конечно, понимаю, что вопрос риторический, но... Что ты помнишь?
  - Мою квартиру помню. Как пили. Помню. И такси. Все. Дальше пустота.
  - Н-да. Не густо.
  - А ты?
  - Ооо! Я помню, как матерящийся сквозь зубы таксист довез нас до бара. Нет. Название в моей гудящей головушке не отложилось. Как, впрочем, и фейс-контроль. Почему? Столь мелкие детали ниже моего достоинства! Помню, что нам налили. И еще. И еще... Да, нам было ну очень весело. Дальше пусто. Хотя... - я на миг задумалась, а пакостливое сознание подталкивает картинку, от которой кровь стынет. Я помертвевшим голосом пересказываю ее Дашке. - Помню счастливое сборище орущих непристойности мужиков. И мы. Танцуем. Почему-то на барной стойке. Мама!
  - М-м-мама! - это с энтузиазмом подключилась подруга. - Офигеть. Больше ничего не помнишь? - с тихим ужасом и надеждой на отрицательный ответ.
  - Неа.
  - Ну и хорошо. Ну и славненько.
  И после непродолжительного молчания:
  - Жень...
  - Ммм...
  - А ты уверена, что нам стоит вспоминать? Может, ну его? Давай потихонечку домой и будь, что будет. А? - куча надежды.
  - Неа. Я хочу знать, чего я такого вытворила вчера.
  - З-з-зачем?
  - На будущее.
  - ?
  - Должна же я знать, какое питейное заведение мы почтили вчера своим присутствием и стоит ли теперь обходить его стороной, - абсолютное понимание в голубых глазищах напротив. - Ну... К тому же хочу знать, чего от себя ждать в следующий раз.
  - Т-ты хочешь сказать, что б-б-будет ишчо адын раз? - тихий ужас на лице подруги.
  - А то как же! - выдержав театральную паузу, я не сдержалась и рассмеялась - больно испуганно выглядела подруга. Хотя, на самом деле, мне тоже было не до смеха. Не каждый день просыпаешься неизвестно где и с кем. Дашка обиженно сопела. Я ушел в себя, пытаясь придумать, как разрулить эту ситуацию без особого ущерба для гордости и достоинства. Правда, что-то в глубине души подсказывало, что это уже не возможно. Н-да-а-а...
  
  Дэнуриан аль Шэльский:
  Кто б мог подумать, что каникулы в этой реальности настолько весело начнутся? Уж точно не мы с Аллом. Помню недовольную мину вампирчика, когда выяснилось, что мы не на Ллариан к пиратам отправимся, а в лишенный магии, техногенный мир. Несравнимо с выражением абсолютного счастья после третьей бутылки местного крепкого напитка. Как его там?.. Текила, что ли...
  Вообще довольно странный мир. Полное отсутствие магии. Не представляю жизнь без Дара. Хотя... Многие изобретения этого мира представляют несомненный интерес. Те же компьютеры. Мы с Аллом накануне часа четыре в 'Героев Меча и Магии' играли - по прибытии инструктора провели шестичасовую лекцию, знакомя с местными обычаями и техникой. Хорошая вещь. Я не про лекцию, а про компьютер.
  Одежда опять же. Если мужская вполне привычная, а джинсы так вообще... То женская... У нас так даже девушки, не слишком обремененные моральными устоями, не одеваются.
  В общем, странный мир.
  Разве в странном мире может быть не странный вечер? А утро? И я о том же...
  Я поудобнее устроился, наблюдая за дивным зрелищем пробуждения. Тайно. Из-под ресниц. Взгляд вновь задержался на стройной фигурке миниатюрной брюнетки. Жаль, что у нас вчера ничего не было. После нескольких бутылок текилы в состоянии нестояния оказалось буквально все. Жаль. Хотя... А кто нам мешает наверстать упущенное? Тем более, девушки довольно симпатичны. Скрасить несколько ночей наших каникул они вполне достойны.
  
  Аллоктарруил шэн Саррактур ан Ммантиар:
  Как хорошо, что вампирам не ведомо похмелье. Искренне - на сколько может быть искренен потомственный Истинный - сочувствую остальным и лишенным Дара.
  Сейчас я со все возрастающим удовольствием наблюдал за разворачивающейся драмой - возвращение утерянных воспоминаний о хорошо проведенной ночи. Сдерживать рвущийся наружу смех становилось все сложнее - до чего забавные человечки. Рядом вздрагивал Дэн.
  Солнечный лучик скользнул по спутанным волосам блондинки - и я залюбовался из-под ресниц их золотистым сиянием. Хороша. Даже в столь расхристанном виде. Конечно, до вампирес ей далеко, да те и не позволили бы себе предстать пред мои светлые очи в таком виде, но... Именно это и забавно. Вспомнился зажигательный танец этой растрепанной парочки на барной стойке. И все-таки хороша.
  Девушки осторожно спустились на пол. Блондинка, кажется, она представилась Женькой, со смесью удивления и брезгливости рассматривала их наряды. Смех сдерживать становилось все сложней. А уж когда брюнетка, кажется, Дашка, натянула на себя рубашку Дэна... Да уж... Сейчас я жутко завидовал сползшей на пол блондинке - хохот прорывался наружу булькающими звуками. Сзади чуть слышно стонал граф. Тоже мне, отпрыск древнейшего рода и наследник богатейшего графства!
  Выслушав насмешливую тираду златовласки о нашей ориентации и интимных пристрастиях, с трудом сдержал рык и поймал себя на том, что представляю лебединую шейку ехидной девушки, обмотанную чудными золотистыми локонами, привязанными к раскидистому дереву... Да... Мечты, мечты.
  Когда девушки отправились на поиски ванны, я обернулся к другу - тот сиял на меня счастливыми от смеха глазами. Кивнув веселящемуся другу, я начал обшаривать глазами комнату - где-то должны были быть мои штаны, как их там... А, джинсы. Они и обнаружились. На люстре. Рядом с платьем одной из девушек. Я озадаченно поскреб затылок. Граф, наблюдая за мной, беззвучно хохотал. Пришлось вставать. И прыгать. Потолки высокие, а принимать истинный облик с крыльями и когтями здесь строжайше запрещено. Как и приводить сюда местных девушек. Однако.
  Из кухни потянуло чем-то незнакомым, но ароматным. Переглянувшись с графом, решили идти на запах.
  
  Женька:
  Я все еще находилась в состоянии крайней задумчивости, когда меня обхватили сильные мужские руки, а об недавно и с таким трудом приведенную в порядок макушку ласково потерлись. Реакция была более чем предсказуемая. Со сдавленным 'Мамочка!' я подскочила на полметра из состояния сидя. Под аккомпанемент громкого треска произошла знаменательная встреча моей макушки и чьего-то подбородка. Отборная ругань и гудение головы. Мужские проклятия, раздающиеся с Дашкиной стороны, подсказали, что и там дела обстоят примерно также.
  Когда поток брани иссяк, а перед глазами прекратили плясать звездочки, я возмущенно обернулась к нахалу, позволившему себе довольно вольное поведение. И встретилась с не менее возмущенными глазами цвета ночи. Ооо, наши знакомые незнакомцы нарисовались - констатировала я, бросив мимолетный взгляд в сторону подруги и отметив ее нехорошо суженные глазки. Я бесцеремонно начала оглядывать черноволосое - поразительно насыщенный и чистый цвет, красится что ли? - нечто, пытаясь оценить степень симпатичности субъекта, а соответственно, и свою реакцию. То бишь, стоит ли гордиться ночью со знойным красавцем, либо постараться как можно скорей задвинуть данный кошмар поглубже. Субъект был решительно против.
  - Леди, Вы так и будете столь открыто меня осматривать? Не на ярмарке лошадь покупаете все же! - раздраженное шипение и возмущение моей наглостью, клокочущее и булькающее даже в глазах.
  - А у Вас, сударь, с этим связаны неприятные воспоминания? С лошадками или с ярмарками? Или, может, всему виной юношеские комплексы? - дождавшись, пока чернявенький поперхнется возмущенным бульканьем, я продолжила холодным тоном, сдобренным изрядной порцией ехидства: - Во-первых, я думаю, что после нашего более чем интимного пробуждения в обществе друг друга, мы вполне можем позволить себе некие вольности в общении. Во-вторых, должна же я хотя бы примерно оценить степень достойности чурки закомплексованной меня любимой! - и, смерив застывшего в бешенстве парня брезгливым взглядом, презрительно повела оголенным плечиком - с одной стороны рубашка сползла немного вниз. Со стороны застывших с болезненным любопытством на лицах невольных зрителей раздалось сдавленное хихиканье, перерастающее в здоровый хохот. По-моему, наблюдая за нами, Дашка с шатенчиком отложили выяснение отношений до лучших времен.
  Неуловимое движение - и я оказалась прижата спиной к холодному кафелю стены. До пола я не доставала. Обидно. Мои глаза оказались на уровне заполненных мраком и неконтролируемой яростью глаз взбешенного парня. Заглянув в них, я непроизвольно вздрогнула и стала флегматично прощаться с жизнью, родными, знакомыми... Молча и сосредоточенно.
  - Интимное пробуж-ж-ждение, говориш-ш-шь... И как? Дос-с-стоин? - яростное шипение довело бы кого угодно до заикания. Сзади застывшими памятниками замерла Дашка и тот, второй. Я лишь недовольно поморщилась и попыталась подвигать плечом - я начинала уже сомневаться, что смогу им вообще пользоваться.
  - Не мешай! - шикнула я. - Ты меня отвлекаешь. Так, на чем я закончила? Ах да... Прощай, Светка. Представляю, как ты будешь рада, дура крашенная. Ничего, я буду тебе сниться и отравлять твое бренное существование... - тихо забормотала я. Прощание с миром продолжалось.
  На меня смотрели разом поспокойневшие глазюки ошарашенного парня.
  - Ты ненормальная? - это уже с искренним любопытством и опаской.
  - Ага. Бешенная. Кстати, это заразно и передается через укус, - с готовностью и энтузиазмом подтвердила я.
  - Чего? - озадаченно и еще более настороженно.
  - Того! Заразная я! - и, ухитрившись извернуться, цапнула парня за палец. Сильно. До крови. И радостно просветила: - А теперь и ты тоже!
  Меня отшвырнули. Голова не вынесла удара. Сознание с готовностью отключилось. Последнее, что слышала, проклятия покусанного и визг Дашки.
  
  Дашка:
  Женька пялилась в никуда. Опять думает. Я пила крепкий кофе. Похмелье решительно отказывалось сдавать позиции. Внезапно по моим плечам пробежались сильные и чуткие пальцы, а на ухо мягким и приятным голосом промурлыкали: 'Доброе утро!'. Визг, испуг и как результат - запущенная в шатенчика (у, симпатяга, однако) чашка. Тот, правда, увернулся.
  - Эй! Ты чего?! - возмущение и недоумение. И проклятья.
  Ничего, я сейчас быстро объясню и чего, и кого, и чем, и куда. Глаза злобно сузились, а руки спешно нащупывали, чем бы еще запустить. Обладатель теплых карих глаз (мой любимый цвет) - это я успела отметить даже в столь взбешенном состоянии - быстро оценил возможные последствия и неуловимо шагнул ко мне. Миг - и я оказалась обездвижена и прижата к парню. Ууу, повязали, демоны!
  - Знаешь, ты удивительно хороша, когда злишься, - мягко шепнули мне на ушко и шаловливо чмокнули в нос. Я застыла. Хорошо хоть рот закрыла.
  А парень тем временем ласково потерся о мою макушку. Я возмущенно пискнула и хотела было уже высказаться, как почувствовала напряженное любопытство шатенчика. Я прислушалась.
  Ну, Женька, ну дает. Полюбовавшись на застывшего и взбешенного парня, мы зашлись в счастливом хохоте. Меня даже выпустили. Понимаю, так проще удержаться на ногах. Я плюхнулась на стул. Так было безопаснее ржать - меньше шансов шлепнуться.
  Все. Довела парня. Я в ужасе застыла, глядя на зависшую между полом и потолком подругу. Ой, что сейчас будет! Но Женька не была б Женькой, если б не умудрилась чего-нибудь отколоть даже в нынешнем положении. Смех рвался наружу. И тут... Мне показалось, что мое сердце пропустило два удара. Завизжав, я швырнула в психопата Женькиной чашкой с кофе. Попала. Жаль, он остывший уже был. После знаменательной встречи чашки и черноволосой головы парень недоуменно осмотрел расползающиеся по груди струйки кофе и, растерянно похлопав на нас глазами, прилег отдохнуть рядом с Женькой. Я беспомощно оглянулась на шатенчика. Тот ответил мне не менее ошарашенным взглядом.
  - Мама!
  - Н-да...
  Покосившись на застывшего парня, я заметила, что его губы стали подозрительно подрагивать. Миг - и мы, счастливо хохоча и икая, сползли на пол. Это нервное. Через несколько минут я все еще на четвереньках двинулась по направлению к подруге. За мной полз шатенчик, безостановочно икая и хихикая.
  
  Аллоктарруил шэн Саррактур ан Ммантиар:
  Бесшумно ступая, я вошел на кухню и остановился. Просто стоял и любовался застывшей фигуркой блондинки. Мягко струящиеся по плечам и стекающие ниже бедер шелковистые на вид золотистые пряди. Сползшая и открывающая нежное плечико рубашка. Я любовался игрой света на медовых прядях, любовался хрупкостью фигурки. Очнувшись, подошел и обнял блондинистую очаровашку и, не сдержавшись, потерся о шелковистые волосы.
  Сдавленное 'Мамочка!' и сильнейший удар в челюсть. Проклятье! Я недовольно уставился на человечку - та сверлила меня не более дружелюбным взглядом. Затем ее взгляд стал откровенно оценивающим. Я недовольно поджал губы и буркнул:
  - Леди, Вы не на ярмарке...
  Ну и получил в ответ. Какие комплексы?! У меня их отродясь не было. Зарычав, я уставился на наглую девчонку, та лишь смерила меня брезгливым взглядом и презрительно дернула плечиком. Ррр! Убью! Миг - и девчонка прижата к стене, а нависаю над ней карающим демоном. Странно. Почему она так спокойно и сосредоточенно смотрит? Не важно! Ррр!
  - Интимное пробуж-ж-ждение, говориш-ш-шь... И как? Дос-с-стоин? - яростное шипение вырывается сквозь зубы, с трудом удерживаю трансформацию. Во всяком случае, глаза и челюсть уже изменились.
  - Не мешай! - на меня раздраженно шикнули. - Ты меня отвлекаешь. Так, на чем я закончила? Ах да... Прощай Светка. Представляю, как ты будешь рада, дура крашенная. Ничего, я буду тебе сниться и отравлять твое бренное существование... - тихое сосредоточенное бормотание отмахнувшейся от меня блондинки. Она что... Совсем того? Какая Светка? Угораздило же связаться с сумасшедшей. Вопрос вырвался сам собой:
  - Ты ненормальная?
  - Ага. Бешенная. Кстати, это заразно и передается через укус, -подозрительно легко и радостно согласилась та.
  - Чего? - озадачился и на всякий случай насторожился я.
  - Того! Заразная я! - и, извернувшись, укусила меня за палец. МЕНЯ! ВАМПИРА! УКУСИЛА! СМЕРТНАЯ!
  И радостно добавила: - А теперь и ты тоже!
  Больше терпеть издевательства над собой я не собирался. Рыкнув, отшвырнул идиотку, забыв о хрупкости людей - та потеряла сознание. Особых мук совести я не испытывал. Гораздо больше меня интересовал собственный палец. А вдруг действительно, заразная? От созерцания кровоточащего пальца меня оторвала чашка с каким-то напитком. Весьма оригинально оторвала. Прямо в лоб. Недоуменно проследив за темными ручейками, я провалился во Тьму.
  
  Дэнуриан аль Шэльский:
  Следуя за Аллом, я мысленно рисовал картины - одна другой краше. Упущенное ночью хотелось получить все сильней. Замечтавшись, я не заметил резко остановившегося друга и поприветствовал его лбом. Тот даже не отреагировал - посвятил всего себя созерцанию златовласки. Несколько мгновений, я полюбовался вместе с ним. Хороша, спору нет. Любопытно, отчего это вампирчика потянуло на светлое? Раньше за ним особой любви к блондинкам не замечалось. Да оно и понятно - светловолосая и светлокожая вампиресса - это что-то невероятное. Сравнив загорелого черноволосого друга и хрупкую бледную златовласку, мысленно усмехнулся. Похожи как день и ночь! Чудесная парочка! Приметив себе тему для шуток на будущее, поспешил к миниатюрной брюнеточке. Блондинка, конечно, хороша, но брюнеточка мне милей. Большие голубые глаза, аккуратный носик и мягкие черты лица. Не удержавшись, пробежал пальцами по хрупким плечам и уткнулся носом в макушку. Мрр, как хорошо-то! Визг - и летящая в меня чашка. Еле успел увернуться! Проклятье. Заметив злой, сосредоточенный взгляд малышки и слепо шарящие по столу руки, я вздрогнул и поспешил обезвредить такой буйный и опасный фактор. Ну-ка, посмотрим, что ты теперь сможешь сделать. Потершись щекой о мягкие волосы, шепнул:
  - Ты так хороша, когда злишься! - и, не сдержавшись, чмокнул застывшую девушку в нос.
  Обернувшись к Аллу, я застыл - таким возмущенным и раздраженным друга я не видел уже давно. Любопытно. Прислушался. Бездна! Ну, девчонка! У меня не было слов! Выпустив подрагивающую от сдавленного смеха малышку, я рассмеялся. Неуловимо потемневшие глаза друга заставили меня напрячься. Сейчас что-то будет! Я замер в ожидании.
  Ооо, еще как было! Сползая от неконтролируемого хохота на пол, я смог подумать лишь о том, что таких веселых каникул у меня еще не было. Отсмеявшись, моя брюнетка поползла к подруге. Подумав, я тоже пополз. К другу. Счастливо при этом хихикая и икая.
  
  Женька:
  Каждый приход в себя в этой квартире начинается с гудящей головы. Нехорошее место! Уй! Разлепив глаза, заметила взволнованную мордашку подруги. Растянув губы в кривоватой ухмылке, подмигнула - мол, не боись, все путем. С кряхтением и посильной помощью подруги поднялась.
  - А где этот? - неопределенный кивок в сторону.
  Мама! Кто ж его так? С болезненным любопытством и недоумением рассматривала растянувшегося психа. На лбу у него назревала шикарная шишка и кровоточил небольшой порез - я нервно хихикнула. Бедный. Покусанный и побитый. Хотя... Можно сказать, он отделался малой кровью. В обоих смыслах. На груди разбегались грязные дорожки от кофе. Офигенная по своей колоритности и нереальности картина. На мой ошарашено-вопросительный взгляд подруга уморительно покраснела и виновато потупилась. Ну ни фига себе! С кем я живу?!
  Осмотрев еще раз весь этот бедлам, я сползла по стеночке от хохота. Н-да... В настолько нелепую ситуацию могли попасть только мы. А уж тем паче, собственноручно ее создать. Вот умора-то! Я вытирала катящиеся от смеха слезы и беспомощно икала. Блин, это ж надо! Отсмеявшись и покосившись на все еще пребывающего в Нирване парня, я пнула Дашку:
  - Слышь, подруга... Тута, конечно, весело, спору нет, но... Может, нам домой пора? Как ты думаешь?
  - Ооо, полностью согласна. Сейчас еще и этот - красноречивый жест и опасливый взгляд в сторону прилегшего парня - очнется...
  - Н-да... Мало не покажется. Руки в ноги и того?
  - Угум.
  - Леди! Зачем сразу уходить? - это включился шатенчик.
  Блин, надо хоть имена узнать. А то ночь провели, а вот с кем? Меня всегда учили, что нельзя разговаривать с незнакомыми людьми, а уж тем более спать. 'А кусать и швырять чашками можно?' - это включился внутренний голос. Я пристыжено и подавленно молчала. Что скажет мама? 'А что добавит папа?' - опять он! Хотя... Ой, мамочки!
  - Как вас хоть зовут, рыцари?
  - Я Дэн, нервный и невинно пострадавший - Алл.
  - Эээ... Хм... Спасибо за гостеприимство, нам пора.
  - И даже не поцелуешь на прощанье? - это к Дашке. Хмурый взгляд и судорожно сжатая в руке сахарница была ему ответом. Дэн, умничка, все правильно понял, оценил и решил заткнуться.
  Переступив через Алла, мы поспешили в спальню за вещами. Сдавленный стон и проклятья начавшего приходить в себя парня придали нам ускорения.
  
  Дашка:
  Я мчалась по коридору вслед за Женькой. Сдавленные стоны мягко говоря неадекватного Алла только добавляли прыти. Мгновенно нацепив мятые и явно видавшие лучшие времена платья, подхватив сумочки, мы понеслись к выходу. Даже не стали тратить драгоценное время на обувание - просто подхватили босоножки и с хорошей скоростью слетели по лестнице, переполошив старенькую консьержку. Она даже что-то пробурчала в наш адрес. Нелицеприятное. Нам было пофигу. Жить очень хотелось. Пробежав квартальчик, мы упали на лавочку, посмотрели друг на друга и дико расхохотались, испугав прохожих. Да уж, встрепанные, в измятых платьях, босиком, в руках сумочки и обувь, с одинаково безумными и лихорадочно блестящими глазами. Умора!
  Отсмеявшись, привели себя в порядок и потопали ловить такси. Где мы сейчас находились ни я, ни Женька не имели ни малейшего представления. А далековато нас забросило! Я аж присвистнула, когда узнала. Старый район города, хорошо хоть деньги у Женьки были. Ввалившись ко мне в квартиру, закрылись на все замки и прижались спиной к двери. Покосившись друг на друга, сползли по этой самой двери на пол, зайдясь в новом приступе смеха.
  - Н-да-а-а... Хороши.
  Это Женька выразила общее мнение. Да уж. Без комментариев. У меня хватило сил лишь на согласное икание.
  Ванну первой застолбила Женька. Вот зараза шустрая!
  Через пару часов, засыпая, уж больно нервный денек выдался, я поинтересовалась у подруги:
  - Жень... А что это было-то?
  - Не знаю, Даш. Приснилось, наверное. Пьяные глюки, похмельный синдром. Спи давай.
  - Угум.
  Может, и правда, глюки?
  
  Женька:
  Проснулись мы лишь на следующий день рано утром. Я встала раньше и, пока моя любящая подрыхнуть подругенция сладко посапывала, уселась на балконе с чашкой чая. Меня терзала лишь одна мысль - что же вчера все-таки было?! Очень хотелось верить в похмелье и глюки, вот только... Как быть с ободранными от быстрого бега об асфальт ступнями? А огромным синяком на спине - спасибо 'добренькому и жуть какому уравновешенному' Аллу? На последней мысли мои глаза гневно сузились - прощать такое я не собиралась, отличаясь вредительским и пакостническим характером.
  - О, чем это мы в такую рань занимаемся? И почему без меня?
  Я лишь неопределенно пожала плечами. Но кто сказал, что Дашке нужен был ответ?
  - О чем задумалась, родная? Небось опять какую пакость готовишь? - сонный голосок подруги так и лучился весельем.
  Я лишь мечтательно и ехидно ухмыльнулась - права моя драгоценная, как никогда права.
  - Ооо, что это у тебя? - ошарашено протянула подруга, разглядывая кусочек синяка. Не вытерпев, она подошла поближе и оттянула вниз край сорочки.
  - Дорогая, когда ты начинаешь раздевать меня средь бела дня... Это так... Так... Ооо... - не сдержалась от зубоскальства я.
  Подруга лишь фыркнула и, не сдержавшись, присвистнула - ну да, синяк был более чем впечатляющий.
  - Так, на последний вопрос можешь и не отвечать - спина вопияет о возмездии, - до жути серьезный голос вызвал лишь улыбку. - Но... Ты уже придумала достойную мстю? - хитрющий и ужасть какой любопытный прищур глаз.
  - Неа, - беззаботно отозвалось мое мстительное Величество. - Да и зачем? Особо грандиозные пакости у меня получаются лишь по вдохновению - тебе ли этого не знать?
  - О да, - протянула подруга и, скосив глаза на мою многострадальную спинку, задумчиво добавила: - И что-то мне подсказывает, что вдохновения у тебя надолго хватит.
  И мы заливисто расхохотались. Что да, то да. И пусть зачахнут жалкие завистники, обзывающие мое вдохновение банальной и недостойной злопамятностью!
  
  Дашка:
  Попивая чаек с подругой, я то и дело косилась на ее задумчиво-мечтательную мордашку. Пить дать, пакость задумала. Но...
  - Жень... - ленивый взгляд в мою сторону. - А ты уверена, что нам стоит ЕМУ мстить? Уж больно он бешенный какой-то... Одно слово - псих.
  - Не знаю. Я вряд ли отважусь наведаться к нему в гости еще раз. Да и тебя втравливать не хочется... Но, с другой стороны... Излишней тягой к всепрощению я никогда не отличалась. Так что, если появиться шанс - обязательно что-нибудь сварганю.
  - Кто б сомневался! - я лишь фыркнула. - Кстати, какие планы на сегодня?
  - Сначала вопрос. У кого эту неделю живем? У меня или у тебя?
  - Эту - у меня. Следующую - у тебя.
  - Ок. Тогда сейчас в магазин за продуктами, а вечером в бар.
  - Тебе не х-х-хватило? - я аж заикаться начала.
  - Глупая! Я хочу просто посидеть, расслабиться... Без лишней выпивки. Жаль только одеть придется что-то с закрытой спиной.
  - А, ну тогда ладно. А куда пойдем?
  - А давай в самый тихий и спокойный бар зарулим? Так хочется спокойного отдыха... Ты как?
  - Я только за! Хватит, оттянулись уже.
  Кто ж знал, что после сегодняшнего вечера бар перестанет иметь такую тихо-спокойную репутацию? Кто ж знал-то?
  
  Женька:
  Хорошее место - тихое и спокойное. Я с удовольствием осматривалась и сладко жмурила глаза, потягивая коктейль. Подруга о чем-то возбужденно чирикала с парочкой симпатичных парней, заинтересованно поглядывавших на нас уже битый час. Молодец! Я тоже успела возжелать компании. Весело перебрасываясь фразами и заказав вина, ребята направились к нашему столику. Ой, мамочки! Мне как-то сразу поплохело. Пить не хотелось категорически. Дашка ободряюще мне подмигнула и представила парней:
  - Андрей и Костя, оба студенты.
  Я с искренним любопытством и моральным удовлетворением бегло осмотрела предложенных мальчиков. Симпатичны. Весьма и весьма. Только... Улыбку удалось сдержать с трудом - блондины! Оба пронзительно синеглазые, блондинисто-русые, с белозубыми обаятельными улыбочками - в общем, лапочки-близняшки. Ко мне подсел Костик. Или Андрей? А, какая в принципе разница? Мальчики оказались довольно неплохими собеседниками. Вечер обещал быть интересным. Я мило улыбнулась - умею же, когда хочу.
  
  Дашка:
  Упорхнув к блондинистым милашкам и оставив задумчивую подругу мечтательно щуриться, я мысленно потирала ладошки. Эти близняшки-очаровашки уже давно на нас косились. Синеглазые, белозубые - ну как тут устоять. Вернулись мы с бутылочкой вина. Костик сразу подсел к Женьке, и они весело защебетали. Я перехватила слегка задумчивый взгляд подруги - зуб даю, не знает, с кем беседует. Я лишь усмехнулась - сама их с трудом различаю. А может, и не различаю вовсе... Какая в общем разница?
  Андрей так обаятельно и открыто улыбнулся... Все, держите меня семеро! Я с удовольствием выкинула из головы все лишние мысли и сосредоточилась на парне. Кажется, мне недолго осталось быть возмутительно свободной и одинокой. Покосившись на Женьку, я смутно осознала, что не одна такая впечатлительная. А что, у нас еще не было парней-близнецов! И пусть все обзавидуются!
  
  Женька:
  Вечер продолжал набирать обороты. На мой протестующий писк просто не обратили внимание. А Костик - все-таки это оказался именно он - та-а-ак обаятельно улыбнулся, что возражать не хватило сил. Вот зараза!
  Представила нас с Дашкой под ручку с этими красавчиками и мечтательно зажмурилась. Любопытно, а как мы их различать-то будем? Перспектива каждый раз опасаться, с тем ли ты целуешься, меня что-то не прельщает. Подруги, конечно, должны всем делиться, но... Скосив глаза на Дашку, заметила нахмуренную и сосредоточенную мордашку подруги. Опять синхронно думаем! Хотя... Я весело фыркнула. С подруги станется опознавательные ленточки им привязать. Во избежание, так сказать, эксцессов. Тут меня посетила одна преинтереснейшая мысль. А что сами парни? Знают ведь, что фиг здесь и со сто граммами разберешься. Что-то меня терзают смутные сомнения, что мальчики очень даже охотно пользуются таким положением дел и получают массу удовольствия. Перехватив такой же задумчиво-подозрительный взгляд подруги, я усмехнулась и кивнула, словив ответную усмешку. Это будет забавно. Кто кого? Давно налаженный механизм обдуривания и опыт, либо пакостливый и подправленный праведным возмущением (кто сказал алкоголем?!) энтузиазм? Я ставлю на нас. Предвкушающая улыбка сама скользнула на губы.
  
  Дэнуриан аль Шэльский:
  Я сидел возле сыплющего проклятиями друга, ощупывающего шишку и порез, и не мог даже дышать от смеха. Хлопнула дверь - и наши гостьи поспешили убраться подальше от взбешенного Алла, жаль, я так и не успел договориться о следующей встрече с брюнеточкой. Жаль...
  - Алл, прекращай ругаться. А то я уже начинаю подозревать, что Князь проводит время в далеко не самых подобающих заведениях.
  - С-с-сбеж-ж-жали, мерз-з-завки... С-с-сбеж-ж-жали...
  - Действительно, нервный ты какой-то. Правы были девчонки... - я осекся под обжигающим взглядом взбешенного друга.
  - Дряни!
  - Да ладно тебе. Веселые девушки... - успокаивающе забубнил я.
  Алл сжал кулаки и прикрыл глаза, успокаиваясь. Я тихонько перевел дыхание.
  - А с брюнеточкой я бы продолжил знакомство... Блондиночка, конечно, тоже хороша, но переходить дорогу самому Князю... - я не смог сдержать иронии.
  - Ненавиж-ж-жу блондинок! - какое поразительно искреннее шипение! Ухмылку сдержать не удалось - теперь проклятия достались и мне, хорошо хоть без сопровождения соответствующих пассов и заклинаний - снимать замучаешься!
  - Чем займемся? - я поспешил отвлечь друга.
  - Не знаю. Есть хочу.
  - Тогда в душ и куда-нибудь пообедать?
  - Идет.
  - А вечером? Может, опять...
  - Нет! - глухой рык был мне ответом.
  - Хорошо-хорошо. Хотя, девушки были в таком состоянии, что вряд ли вспомнят, где они на нас наткнулись. Ладно, не надо так на меня сердито коситься, просто погуляем по городу.
  
  Аллоктарруил шэн Саррактур ан Ммантиар:
  Сбежали! Как же им повезло! Бешенство никак не желало успокаиваться, а тут еще и Дэн... Шутник! Но есть действительно хотелось.
  Перекусили в каком-то приличном на вид ресторанчике. На нас усиленно стреляли глазками две хорошенькие девушки, но одна из них была блондинка. Ненавижу блондинок! Ррр!
  Меня немного успокоила прогулка по городу - уютный он. Да и тех сумасшедших мы не встретили.
  А следующим вечером Дэну взбрело в голову зайти в бар. Зачем мы туда пошли, ну ведь такой хороший вечер был?! В тихом баре островком безумия и веселья выделялся один столик. Им было очень весело. Я же с трудом сдерживал бешенство. Сквозь сжатые зубы вырывался рык. В обществе каких-то парней отдыхала небезызвестная парочка. Блондинка, встретившись со мной взглядом, испуганно моргнула и, толкнув локтем увлекшуюся парнем подругу, кивнула на меня. Уставившись на меня, как на демона Бездны, те кивнули своим мыслям и полезли прятаться. Под стол. Наивные! Неужели думают, что это их спасет?! Внезапно блондинка остановилась, нахмурила лоб что-то вспоминая, и, гаденько мне ухмыльнувшись, полезла назад. На вопросительный взгляд своего спутника она охотно прояснила ситуацию. Вслушавшись, я едва сумел сдержать трансформацию. Ррр! Ненавижу блондинок!
  
  Женька:
  Вечер был тихий, мирный и довольно приятный. Костик очень весомо претендовал на звание идеала. Как вдруг пришли ОНИ. Не, не НЛО, а парочка наших 'знакомцев'. Словив бешенный взгляд чернявенького, толкнула Дашку. Обменявшись взглядами, покивали друг другу и синхронно полезли под стол. Прятаться. За нами с искренним недоумением наблюдали милашки-близняшки. Тут мне в голову пришла одна нетрезво-шальная мысль. Вот он - мой звездный час отмщения. Решившись и подарив злорадную ухмылочку неуравновешенному Аллу, я начала двигаться в обратном направлении, то бишь к поверхности. Пнула Дашку, намекая на то, чтоб присоединялась. На что подруга лишь злобно прошипела, чтоб я не мешала ей прощаться с жизнью, и вообще, она этого психа боится. Я махнула на нее рукой. На вопросительный взгляд Костика я широко улыбнулась и любезно разъяснила:
  - Понимаешь, милый, вот тот вот черноволосый с ярковыраженной психической неуравновешенностью субъект на днях сбежал из дурки. Мы там с подругой - кивок в Дашкину сторону, то бишь под стол - практику проходили. Так вот, мы про него таких ужасов наслушались! Ооо, мряк! Мало того, что психически неуравновешен, так еще и патологически сексуально не удовлетворен, а из-за сдвигов в голове... Сам понимаешь... В общем, женщины его не привлекают. Лишь мужчины, кстати только блондины, а еще бедные зверушки и предметы интерьера. Видишь того шатенчика? Это его санбрат. Да-да, именно из-за пристрастия к блондинчикам его сопровождает шатенчик. Да не беспокойся ты, у них в дурке, видно, день открытых дверей был. Точно не знаю... Опасаться нужно, когда он штаны снимать начинает. Хотя... Опять же, не с его размерчиком, ну сам понимаешь чего, угрожать твоей чести. Даже не понимаю, как он с таким-то умудрился наделать делов? - я замолкла, переводя дыхание и с истинным удовольствием наслаждаясь эффектом.
  Так как говорила я заговорщицким громоподобным шепотом, то слышали меня просто отлично. Посетители косились на вошедших с опаской и жалостливой брезгливостью. Костик, смерив застывшего, с наливающимися кровью бешенными глазами Алла презрительным взглядом и брезгливо-опасливо покосившись на штаны последнего, обнял меня, притянул к себе и шепнул:
  - И почему таких очаровательных девушек заставляют работать с такой мерзостью?! Представляю, как тебе, малышка, было противно и страшно. Не беспокойся, теперь с тобой я... - и парень легко чмокнул в губы чуть ли не мурлычущую от удовольствия меня.
  По входной двери вниз сползал всхлипывающий от смеха Дэн, Дашка шептала молитвы всем богам разом, Алл сатанел все больше, готовясь вот-вот взорваться, я счастливо жмурилась. Как хорошо-то! А нечего обижать маленьких и беззащитных!
  Заметив стремительно и явно не с дружескими намерениями приближающегося к нам взбешенного и пылающего жаждой отмщения парня, Дашка пискнула 'Вот пришел наш смертный час!' и отключилась. Ууу, предательница! Близнецы опасливо покосились на штаны парня и поудобнее перехватили бутылки, явно намереваясь подороже продать свою честь. На заднем фоне неприлично громко ржал Дэн, наблюдая за этим спектаклем с пола и счастливо икая. Я даже хотела участливо поинтересоваться, хорошо ли ему видно. Если что, я готова поменяться местами. Поближе к выходу. Но не успела.
  Догадавшись о сути приготовлений и перехватив взгляды парней в область его штанов, Алл осатанел и, зарычав, преодолел оставшееся расстояние за доли секунды.
  - Эй, парень, шел бы ты отсюда... - начал Андрей.
  - Мы с пониманием относимся к твоему горю, но ничем не можем помочь. Выбери себе другие объекты притязания, - отрезал Костик.
  - Мальчики, вы такие притягательные... Мр-р-р... Ну как пройти мимо? - сквозь смех выдавила я.
  - Ничего. Перетопчется! - редкое единодушие - парни покрепче сжали бутылки. Весь зал с болезненным любопытством наблюдал за разворачивающимся действом. Ну да, бесплатное развлечение. Все, это явно была пресловутая последняя капля.
  - Ты! С-с-смертная... Ненавиж-ж-жу... Твоя с-с-смерть будет долгой... Мучительно долгой... И дос-с-ставит мне нис-с-с-счем не с-с-сравнимое удовольс-с-с-ствие... - глаза парня полыхали потусторонним огнем, первобытной Тьмой, а его шипение...
  Как много обещали его глаза и пробирающее до костей от источаемого яда и запредельной ненависти шипение. Толпа мурашек промаршировала по спине, а я назло всему миру издевательски ухмыльнулась и насмешливо приподняла бровь. Да, я безумно боялась, но... Выпитый алкоголь и природная гордость заставляли смотреть прямо и насмешливо, пряча страх и улыбаясь.
  Я смотрела в глаза приближающейся смерти, а рассудок спокойно отсчитывал оставшиеся мгновения. И я больше не боялась. На самом деле не боялась. И он это чувствовал. И его глаза обещали сотни и тысячи пыток, часы запредельной боли и невыносимых мучений. И месть... Они обещали не только сломать нахальную девчонку, дерзнувшую насмехаться над НИМ, но и заставить скулить и слезно молить о пощаде. А я продолжала улыбаться, а мои глаза все также издевательски смеялись. Часы в голове пробили последний удар. Прощай, жизнь. Но...
  Смерть не состоялась по техническим причинам. Очнувшаяся Дашка хмуро осмотрела групповую композицию и, задумчиво и печально вздохнув, швырнула в парня своей туфлей. Каблук впечатался в многострадальный лоб Алла. Кажется, даже в то же самое место. Алл свирепо зыркнул на подругу, обжег ее полным ненависти взглядом и, прошипев 'Опять ты!', отключился. Сбоку шумно и судорожно выдохнули близнецы и незаметно приблизившийся и мертвенно-бледный Дэн. Я слабо улыбнулась побелевшими губами и судорожно обняла подругу. Живем!
  
  Дашка:
  Увидев вошедших, я переглянулась с Женькой и полезла под стол. Жить очень хотелась. А эта сумасшедшая опять что-то задумала. Прислушавшись, я яро забормотала молитвы всем святым сразу. Ой, мамочки, что будет! Зрелища приближающегося взбешенного Алла мое сознание уже не выдержало.
  Очнулась я в самый подходящий (или неподходящий, это с какой стороны посмотреть) момент. Плохо еще соображая после отключки, я нахмурилась, но поняла лишь одно - подругу этому извергу на растерзание отдавать я не собиралась. Пить кровь у нее могу я, я и только я!!! Не раздумывая, я швырнула в него любимой туфелькой. Жалко, конечно, - я про туфельку! - но подругу жальче. Злобно на меня зыркнув - я аж сжалась - парень закатил глаза и мягко опустился на пол. Фу-у-ух!!! Женька слабо улыбнулась обескровленными губами и обняла меня. Ну да, я тоже за сегодня потеряла годовой запас нервных клеток. От этих наших незнакомцев сплошные проблемы. Я покосилась на бледного и перепуганного Дэна - видно, таким он видел своего друга впервые. Хотя... Женька кого хочешь может до психоза парой фраз довести. Близнецы с трудом заставили себя разжать пальцы и поставить бутылки на столик.
  - Ч-ч-что эт-т-то б-б-было, д-д-девушки? - угум, у самой зубы стучат и губы прыгают.
  - Я же предупредила, что парень слегка неуравновешен.
  - Ничего себе слегка! Ну и нервная же у вас работенка.
  - Не жалуемся. Знаете, ребята, нам нужно его вернуть в больницу... Так что... Давайте в другой раз продолжим общение, ладно? - я с недоумением переводила глаза с Женьки на парней. Какая больница? Какая к черту работа?
  - Пусть санитар сам со своей работой разбирается! Давайте прогуляемся по городу и ...
  - У меня проблемы с дикцией? - раздраженно бросила подруга.
  - Как знаете... - парни обиженно буркнули и, круто развернувшись, вышли. Я досадливо закусила губу - такие мальчики! - и раздраженно покосилась на причину всех бед и несчастий. Пнуть бесчувственное тело захотелось ужасно. Скосила глаза на Женьку - подругу обуревали на диво схожие думы. Во всяком случае, взгляд, которым она его одарила, был далек от дружелюбия.
  - Леди, что будем с ним делать? Он же сейчас очнется...
  - Что-что? Спаивать, конечно! Что за глупые вопросы?! - для меня это был единственно возможный план спасения.
  - А чем?
  - Ты совсем тупой? Чаем с медом! - и, взъярившись, гаркнула: - Водкой! И побольше! Вали к бармену. И побыстрей - он, кажется, приходит в себя, - последняя фраза была сказана откровенно паническим тоном. Женька отползла подальше и поджала ноги. Подумав, я тоже отползла к подруге, не забыв захватить спасительную туфельку. Алл застонал - храните нас боги.
  
  Дэнуриан аль Шэльский:
  На улице было невозможно душно. Заприметив вывеску, я кивнул Аллу:
  - Ну что, зайдем? - тот поморщился, но кивнул.
  Я вошел и осмотрелся. Смотри-ка - старые знакомые! Смех удалось сдержать с трудом. За столиком сидели наши давешние девушки и вовсю флиртовали с парочкой смазливых близнецов. Я слегка нахмурился - брюнеточку я приметил для себя, а обладатель смазливого личика начал меня неимоверно раздражать. Особенно его хозяйски обнимающая Дарью рука.
  Алл зарычал. Ну да, у него воспоминания менее радужные. Девушки полезли под стол. Я сдавленно хихикал. Блондинка вдруг остановилась и, злорадно ухмыльнувшись, глядя прямо в глаза взбешенного Алла, выдала целую историю. Я чуть не задохнулся от смеха, медленно сползая по двери. Так хорошо мне не было давно. С появлением в нашей жизни этой неугомонной парочки все пошло кувырком, но... Как же весело.
  А потом... Я понял, что он ее убьет. И я ничего не смогу сделать. В глазах друга горела Тьма. А глупая девчонка лишь спокойно улыбалась и вызывающе смотрела ему в глаза. Я б так не смог. Поразительное самообладание! И невообразимая глупость. Я испуганно затаил дыхание, представляя, какими словами нас приласкают Наставники. Но... В общем, я теперь точно уверен, что шатенки - самые-самые. Дашка запустила в Алла туфлей - друг тихо и мирно сполз на пол. Уф!
  А уж ее идея со спаиванием - я б точно не додумался! Хотя... Могла бы и не так нагло со мной говорить. Я покосился на блондинку - с кем поведешься... И побежал за водкой. Как там сказала Дашка? Побольше? О да, она нам понадобится.
  
  Женька:
  Я сидела на полу, обнимала мелко дрожащую подругу и тряслась с нею в унисон. Так сказать, за компанию. От воспоминания о горящей в глазах парня Тьме стало совсем худо. Трезвела я на глазах. И злилась. Столько неприятностей нам уже давно никто не доставлял - опасались нашей мстительной с на диво буйной фантазией парочки. Было жалко сорванного вечера и милашек блондинчиков. Дэн понесся за спиртным - я проводила его хмурым взглядом. Затем скосила глаза на приходящего в себя Алла и еще отодвинулась, волоча за собой ничего не соображающую от бурного коктейля из страха и алкоголя подругу.
  Прибежал Дэн. С пятью бутылками водки. Я уважительно присвистнула, оценив количество. Возможно, мы с чернявеньким после этого даже сможем стать друзьями. Парень же спешно вливал еще полностью не очухавшемуся парню бутылку за бутылкой. Тот протестующе мычал, даже пытался вырываться, но Дэн был непреклонен и держал крепко - видно, тоже здорово перепугался. После третьей бутылки в глазах парня плескалось безграничное счастье напополам с алкоголем. Он даже смог подняться - уважаю! Без закуски, залпом, три бутылки - это ж какой опыт должен быть?! Дэн спокойно вздохнул и выдул самостоятельно четвертую бутылку. Прямо из горла. Понимаю, нервы требуют срочного лечения и успокоения, но зачем таким радикальным способом? Алл пьяненько и счастливо нам улыбнулся - а ничего у него, оказывается, улыбка, обаятельная. Я несмело улыбнулась в ответ. Мне поклонились - чуть не свалившись на меня при этом - и галантно предложили руку. От удивления я смогла лишь кивнуть и протянуть все еще подрагивающую ладошку. Меня легко поставили на ноги, а затем, еще более обаятельно улыбнувшись, усадили за столик и примостились рядом. Бармен украдкой вытирал струящийся пот, посетители чуть ли не с сожалением отворачивались. Дэн, подумав слегка и согласно кивнув своим мыслям, подхватился с пола и направился к стойке. За добавкой. На обратном пути подхватил все еще сидящую в ступоре подругу. Вывалив трофеи (я имею ввиду напитки), он поудобней перехватил подругу и усадил к себе на колени, мигом зарывшись носом ей в волосы. Теперь мы с подругой офигевали вместе. Срочно требовалось выпить. Кто-то слишком сердобольный подвинул бокал. С водкой. Мама! Что завтра будет?!
  
  Аллоктарруил шэн Саррактур ан Ммантиар:
  В себя я приходил с трудом. Сквозь плотно сжатые зубы вырвался глухой стон. Потеря сознания - сама по себе не самая приятная вещь, а уж при неполной трансформации... Кстати... Чем это меня?! Память услужливо прокрутила недавние события. Стон перешел в бешеный рык. Но тут... В общем, мне пришлось срочно замолчать - рык перешел в бульканье. Кто-то, не обременяя себя деликатностью, вливал мне в рот какую-то жидкость. Чтоб не захлебнуться, пришлось глотать. Лишь через несколько мгновений я понял, ЧТО глотал. Внутренности обожгло огнем - а поток жидкости все не кончался. О ненависти я уже не вспоминал - меня сжигал внутренний огонь, но через какое-то время он стал невообразимо теплым и приятным. И поток волшебной жидкости прекратился. Пока прекратился. Жаль... Я поднялся, пусть и с трудом, и счастливо улыбнулся.
  Мои глаза встретились с испуганными глазами давешней блондинки. Но никакой ярости я не испытывал. Я любовался. В коротенькой юбочке, облегающей майке, чуть встрепанными волосами, аккуратным макияжем и лихорадочно блестящими глазами, она была чудо как хороша. Я поклонился и протянул этой хорошенькой леди руку. Та была явно ошарашена, но любопытство победило, и она несмело протянула мне чуть подрагивающую ладонь. Усадив милашку за столик, я присел рядом, в моей голове зрели планы по завоеванию этой блондиночки. Златовласка недоверчиво на меня косилась - надо срочно ее напоить! А вот Дэн времени не терял - он уже вовсю соблазнял аппетитную шатенку. Я завистливо усмехнулся - та была явно менее трезвой, чем ее подруга. Эх!!!
  Нам было хорошо. После нескольких коварно подставленных мной бокалов златовласка перестала на меня нервно коситься, даже разулыбалась. Прав был Дэн - веселые девушки. Через какое-то время златовласка уже уютно устроилась у меня в объятьях. Дэн, зараза, как всегда устроился лучше всех - они с голубоглазой явно нашли общий язык. Девушка вольготно устроилась у него на коленях, а его рука по-свойски лежала у нее на бедре. Завидую - моя златовласка перебираться ко мне на колени напрочь отказывалась. Ничего, у нас еще несколько бутылок в запасе имеется!
  
  Дашка:
  Кажется, пронесло. Уф! Даже не верится. Я с опаской наблюдала за счастливым до неприличия парнем, расшаркивающимся перед подругой. Дэн от облегчения выдул целую бутылку. Ну ни фига себе! Удивление смешалось с изрядным количеством алкоголя, и я впала в ступор. Возвращающийся от стойки Дэн походя захватил и меня и, усадив на колени, уткнулся в мою макушку. От удивления я даже не нашла слов, чтоб возмутиться, а потом и не захотела - с ним было на редкость уютно и спокойно. Может, в этом виновато спиртное, не знаю. Но нарушать создавшуюся идиллию мне не хотелось. Потом был тост. И еще один. И еще... Дэн пытался под шумок сделать наше общение более тесным, но я девушка серьезная - хватило одного задумчивого взгляда в сторону чашки, и все попытки прекратились. На время. Эх! Жизнь прекрасна! А за это стоит выпить!
  
  Дэнуриан аль Шэльский:
  Обошлось! Я радостно наблюдал за соблазняющим 'ненавистную блондинку' Аллом и тихо ухмылялся. Любопытно, а что он завтра скажет? Когда протрезвеет. Н-да... Ну и Бездна с ним, с этим завтра! Сегодня боги явно на нашей стороне. Я легко чмокнул очаровательную голубоглазку в шею. Жаль, что она не придворная дама - те много сговорчивей. Но повторять судьбу Алла не хотелось - Дашка и так уже задумчиво косилась на чашку.
  - Леди... - пьяно протянул до неприличия счастливый Князь. - Вы так прелестно танцуете на барной стойке! Ммм... - я вспомнил и поддержал друга согласным одобрительным мычанием.
  - Да-а-а?!! - столько недоверия.
  - Точно вам говорю. Вы бесподобны! - хитрый прищур пьяных глаз что-то задумавшего друга.
  - Да-а-аш... Ты помнишь, как мы там танцевали?
  - Неа! - беззаботно и весело.
  - Тогда давай освежим память.
  - Давай! - Дашка с энтузиазмом поддержала подругу.
  Шатающуюся златовласку поддержал Алл, но она отмахнулась и почти ровно побрела к стойке. Дашка вцепилась в подругу руками (и очень хочется добавить 'ногами', но все же она шла!) и решительно плелась следом.
  - Как думаешь, смогут они в таком состоянии танцевать?
  - А ты б смог? - провокационный вопрос, по-дружески.
  - А я сейчас вряд ли встану. Но они смогут! - непоколебимая уверенность Алла несказанно меня удивила.
  - Почему?
  - Назло нам! - крыть было нечем. Во всяком случае, в отношении златовласки.
  Девчонки с трудом взобрались на стойку. С четвертого раза. Грянула музыка. Зал затих. Боги! Как они танцевали! Казалось, в мире не осталось ничего, кроме стойки и двух хрупких фигурок, извивающихся в завораживающем танце. Словно Свет и Тьма, день и ночь, противоположности и продолжения друг друга. Как же они были прекрасны в этот момент! Пусть они и не придворные красавицы, но сейчас это и неважно. Мой взгляд прикипел к точенной фигурке миниатюрной брюнеточки. Ни слов, ни мыслей, чтоб выразить свое восхищение у меня не было. Я с трудом смог оторваться на мгновение и перевести взгляд на друга. Его глаза опять горели потусторонним огнем. Только теперь это была не ярость, и не Тьма. Я вздрогнул. Не завидую тем, кто покусится на златовласку. Его златовласку. Любопытно, как скоро он сам поймет, что...
  
  Аллоктарруил шэн Саррактур ан Ммантиар:
  Спровоцировать не более трезвых, чем мы девушек на танец было легко. Воспоминание о прошлом танце будоражило кровь. Зал затих, а затем... Боги! Разве можно ТАК танцевать?! Девушки, послушные будоражащей мелодии маняще изгибались и извивались. Казалось, застыли не только мы с Дэном, но и весь мир застыл, наблюдая за столь чарующим танцем.
  Казалось, даже моя душа, в наличии которой я, честно говоря, сильно сомневался, оживает. Оживает лишь для того, чтобы навеки запечатлеть в себе каждый изгиб, каждую черточку манящего тела, каждый полет золотистых змеек, каждое движение безумного танца, игру Тьмы и Света...
  Мы с графом заворожено наблюдали за девушками, которые, казалось, являлись продолжением друг друга. Дэнуриан провожал восхищенно-влюбленным взглядом каждое движение миниатюрной фигурки. С уверенностью, свойственной мне лично в ввиду развитой интуиции, я мог утверждать, что у богатейшего графства появится графиня. И юному графу будет плевать на отсутствие у нее древней родословной, титулов и земель...
  Внезапно в висках запульсировала боль - предвестница весьма редких, посещавших всех отпрысков нашего рода видений. У меня было всего одно: в двенадцатилетнем возрасте - смерть моих родителей и младшей сестры. А через год они были убиты. Картинка из видения в точности повторяла реальность. Даже спустя много лет, я не мог ничего забыть. Воспоминания оставались на редкость яркими. И продолжали терзать по ночам. В купе с жесточайшим чувством вины. Я ничего не рассказал тогда родителям. Иначе, они, возможно, остались бы живы. Возможно...
  С тех пор во мне поселилась твердая уверенность, что ничего хорошего от этой особенности нашего рода ждать не приходится.
  Я судорожно схватился за столешницу, чтоб не упасть. Слабость разлилась по телу, а в голове разливался мрак. Сейчас начнется.
  Я оказался прав. Вспыхнули мириады звездочек, я испытал мимолетное головокружение - и все. Перед моим внутренним взором зазмеились сменяющие друг друга картинки.
  ... Заполненный цветом общества храм. Дамы в изысканных нарядах, мужчины в не менее изысканных камзолах, гул шепотков и празднично-ожидательное настроение.
  Дэн, красивый и невероятно счастливый, в лучшем праздничном камзоле, нервно притоптывает ногой и поминутно оглядывается на выход из храма. Я присмотрелся и резко выдохнул в изумлении. Боги! Храм Пресветлой Богини Жизни! Единственный в нашей столице и самый прекрасный на всем материке. Невероятно!
  Рядом стою я. В официальном наряде Князя Тьмы. С ехидной ухмылкой наблюдая за мучениями и волнениями друга. Напротив, с другой стороны алтаря стоит неугомонная златовласка. Невообразимо прекрасная в изысканном наряде. И как всегда ехидно и предвкушающе ухмыляется. Пока не слишком заметно. Я на несколько мгновений замираю, любуясь.
  Но вот раздается тихая, непередаваемо прекрасная, волшебная мелодия. Ее испускает сам Храм, подтверждая, что брачующиеся испытывают истинные чувства. Еще ни разу в истории в нем не проводили обряд, если не звучала мелодия. Вот только мелодия не похожа на обычно звучащую. В ней слышалось такое торжество, словно сегодня соединялись не два человека а две половинки одной души. Странные мысли и пульсирующая боль в висках, словно я пытался вспомнить нечто запретное.
  В храм, не спеша, как подобает истинной леди, вплывает невеста. Маленькая и слишком хрупкая для этого огромного Храма. И невообразимо прекрасная в пышном свадебном наряде. Боги! Я неверяще всматриваюсь в знакомые черты. Наша давешняя брюнетка! Вот только... Отросшие, молочно-белые, с легким, едва заметным голубоватым отливом волосы были уложены в замысловатой изысканной прическе. А голубые глаза налились синевой. Необыкновенный и насыщенный оттенок.
  Собравшиеся гости ахнули. Я перевел взгляд ниже - и едва сдержал неуместный смех. Традиционный и невообразимо шикарный свадебный наряд был преобразован до неузнаваемости. Но... Невеста была прекрасна. А подкорректированный наряд лишь подчеркивал и выгодно оттенял ее прелесть. Я со смутным подозрением покосился на теперь уже открыто ухмыляющуюся и неприлично довольную златовласку - и все мои подозрения переросли в твердую уверенность. Она! Больше некому!..
  Храм скрылся во мраке, а меня замутило. Значит, я видел свадьбу друга... Вот только... Сразу возникает тьма вопросов. Как девушки оказались в нашем мире? Почему так естественно выглядели? Что случилось с волосами Дарьи? И вообще, что все это значит?!
  Ответов не было. А сознание по-прежнему плавало во мраке. Я даже слегка удивился. Неужели еще одно ... Но додумать шокирующую мысль не успел. В висках вновь запульсировала боль, а мрак взорвался тысячами звезд.
  ... Сырая камера. Темница? Не знаю. Не понимаю. На скудной подстилке из гниющей соломы, обессилено привалившись к холодной и влажной стене, сидит, притянув к груди ноги и обняв их грязными худющими руками, девушка.
  Порванная и измазанная одежда висит лохмотьями на хрупком и сильно исхудалом теле, не скрывая следов побоев. В глаза бросалась общая изможденность и полная обессиленность пленницы. Разум отказывается верить и узнавать, но какая-то его часть все же продолжает подмечать каждую деталь. Взгляд скользит дальше, подмечая многочисленные порезы, образующие причудливый, поражающий нечеловеческой жестокостью рисунок на некогда нежной коже. Обоженные ступни и множество отпечатков раскаленного железа на хрупком теле. И некогда золотистые и шелковистые, но теперь потускневшие спутанные пряди.
  И ошейник из причудливо мерцающего металла. Латиар. Узнаю единственный метал, лишающий магов возможности пользоваться Даром, медленно убивающий, вытягивающий из жертвы жизнь и причиняющий неимоверную боль. Острые шипы на внутренней стороне царапают, а местами и прокалывают нежную кожу, скрадывая даже мысль о возможности шевелиться.
  С упорством всматриваюсь в лицо пленницы, не желая узнавать знакомые черты. Бледная кожа, сквозь которую просвечиваются малейшие токи крови, словно обтягивающая череп. Впалые щеки. Цветистые узоры сходящих и только полученных синяков всех цветов и расцветок на резко выступающих скулах. Глубокие черные тени, залегшие под глазами. Безграничной усталостью так и веет от измученной пытками и голодом пленницы. Разбитые губы, на которых застыли струйки запекшейся крови. И бледная, слабая, но все же привычная насмешливо-непокорная улыбка. Слишком привычная. Слишком знакомая, чтоб и дальше отказываться узнавать. Златовласка...
  Сердце пропускает несколько ударов, а потом захлебывается стуком, легкие отказываются работать - и я задыхаюсь. Задыхаюсь от безумного, черного, всепоглощающего бешенства. И острого желания. Нет. Острой, безумной потребности унести, спасти, защитить...
  Спасая от безумия, лязгнул затвор. Пленница подняла на невидимых мне вошедших светящийся насмешкой и непокорностью взгляд. В изумрудных глазах вспыхивают золотистые искры. Разбитые губы растянулись в более явной ехидной усмешке. Знакомое упрямство и сила. Даже в столь плачевном состоянии ей нельзя было не любоваться и не восхищаться. Моя златовласка...
  Смутно знакомый визгливый голос что-то говорил, глумясь. Слова не отлаживались в памяти - прикипевший к пленнице взгляд жадно шарил по измученной девушке, заполняя все мысли лишь ей. А потом изящная женская кисть жестко дернула пленницу за намотанные на руку золотистые пряди. Ошейник впился в шею, причиняя безумную боль. Закапала кровь. Сверкнули ножницы - и пряди мертвыми змейками осыпались вокруг все также насмешливо улыбающейся девушки. Лишь в глубине бездонных глаз пылала боль, замаскированная непокорностью. На самом дне. Сознание, затуманенное бешенством и бессильем, по-прежнему не воспринимало звук.
  Златовласка что-то ехидно пропела - щеку обжег хлесткий удар. В памяти отложилась изящная ладонь с перстнем на среднем пальце. Смутно знакомым перстнем. Слишком смутно. В той же руке возник небольшой серебряный кинжал. Владелица перстня с непередаваемым наслаждением прочертила глубокую рану на впалой щечке пленницы. Навсегда украсив некогда прелестное личико шрамом. Включился звук. И в моих ушах зазвенел сумасшедший, полный безумия и скрытого торжества смех. Со вновь смутно знакомыми нотками. Пленница не издала ни звука. В выразительных глазах не отражалось ни ненависти, ни злости. Лишь желание умереть. Безмолвная молитва-призыв.
  Лязгнул засов. Наглумившись, мучительница ушла. Девушка дрожащей то ли от боли, то ли от изнеможения рукой провела по торчащему ежику волос, нежно погладила лежащие вокруг золотистые пряди и легко коснулась раненного лица. На ладони остался кровавый отпечаток. Горькая усмешка скользнула на губы, да так там и осталась. По бледной щечке медленно стекала единственная хрустальная слезинка, смешиваясь с кровью...
  Меня вновь окутал спасительный мрак, а в ушах продолжал звенеть безумный смех со знакомыми нотками. Боль, бешенство и страх разрывали изнутри.
  Легкое головокружение - и я ощущаю себя сидящим на том же стуле, что и до видений. Рука с побелевшими костяшками сжимает похрустывающую столешницу. Блуждающий безумный взгляд наткнулся на все также самозабвенно танцующую и счастливо улыбающуюся парочку. Появилось непреодолимое желание схватить беспечно танцующую девчонку, унести далеко-далеко и спрятать. Так, чтоб до нее никто не добрался. Глаза жадно ощупывают фигурку, окруженную золотистыми прядями. Начало затихать успокаивающееся сердце.
  Я встретился взглядом со встревоженными глазами Дэна. Криво ухмыльнулся и беззаботно кивнул - граф недоверчиво покачал головой, но все же отвернулся к девушкам. А я крепко задумался, продолжая все также цепко следить за златовлаской, ни на миг не выпуская ее из виду.
  Я не мог объяснить ни молочно-белых с голубоватым оттенком волос брюнетки, ни неожиданной свадьбы, ни заключение Евгении в темнице. А главное, я не мог объяснить появление девушек в нашем мире. Это было просто невозможно. Никоим образом невыполнимо. Эта мысль меня немного успокоила. Тем более, никогда ранее ни у кого не бывало сразу двух видений. Наверное, во всем виноват алкоголь.
  Вот только никак не давал покоя все еще продолжающий звучать в ушах безумный, торжествующий смех. И единственная хрустальная слезинка, смешивающаяся с кровью...
  Но я избавился от терзающих видений и сосредоточился на танце. Обдумаю увиденное на трезвую голову. Как-нибудь потом.
  Наполнив стакан огненной жидкостью, отсалютовал графу и выпил. Из головы сразу исчезли все лишние мысли.
  
  Дэнуриан аль Шэльский:
  Я продолжал наслаждаться дивным зрелищем, пока меня не насторожил звук. Конечно, нет ничего необычного в том, что в шумном баре раздаются звуки, но этот был абсолютно неуместным. Звук хрустящего дерева. Я настороженно оглянулся по сторонам. Источник странного звука нашелся довольно быстро. Алл. Князь Тьмы. Под нечеловечески сильными пальцами высшего вампира жалобно хрустела столешница. Но больше всего меня удивило его лицо. Бледное, без единой кровинки, ни единой краски, лишь мертвенная бледность. В обычно непроницаемых глазах друга бушевали десятки эмоций. Удивление, ошеломление, неверие, растерянность и ... страх. Там действительно царил страх. Это было настолько невероятным, что я даже начал трезветь. Заметив мое изумление, Алл ухмыльнулся и успокаивающе покачал головой. Ну-ну. Я ни на миг ему не поверил - ведь знаю этого поганца как облупленного.
  ... Стоял теплый весенний денек. Луга уже давно оделись в зелень, а над землей разносился одуряющий аромат цветов - признак близкого лета. Мне, тогда еще маленькому наследнику, никак не сиделось в замке под присмотром строгих и ужасно нудных наставников. А все попытки вбить в мою отчаянно скучающую и сопротивляющуюся светлость хоть немного знаний оканчивались полным провалом. Не выдержав дальнейших издевательств, приказал седлать лошадей и собираться на прогулку. Спорить со мной не осмелились - хоть и ребенок совсем, а все же будущий граф.
  Наши земли граничили с землями Повелителя вампиров, хоть родители были и не в восторге от такого соседства. Замок, в котором я и прибывал на тот момент, был приграничным. Сперва прогулка ничем не отличалась от десятков ей подобных, совершенных ранее. Но когда мы подъехали к приграничному лесу, мою лошадь что-то напугало - и она понесла. Много позже выяснилось, что это была неудачная попытка лишить родителей единственного наследника.
  Как и следовало ожидать, я заблудился в лесу и случайно пересек границу. Алл со свитой в тот день также выехали на конную прогулку. Так и встретились. Два ребенка всегда найдут, чем заняться в обществе друг друга. Мы весь день носились по землям вампиров, пугали простое население дикими криками и улюлюканьем. Меня совершенно не волновало и не пугало, что мой новый друг - вампир. Главное, с ним было весело, а взрослые предрассудки детей никоим образом не касались.
  Вечером отец Алла вернул меня сходящим с ума от волнения родителям. Мать рыдала от счастья, а отец рассыпался в благодарностях.
  С того памятного дня в нашей семье изменилось отношение к вампирам. Мы с Аллом проводили вместе большую часть свободного времени. Как любят говорить, росли вместе...
  Так что слабая попытка Князя успокоить меня не дала никаких результатов. Но, заметив, как из глаз друга уходят тревога и страх, а их место занимает обычная ирония, я сдался. Все равно ничего не скажет. Лучше потом расспрошу. Приняв столь мудрое решение, вернулся к прерванному созерцанию. Правда, долго полюбоваться нам не дали, прервав самым наглым образом. В чем очень скоро и раскаялись.
  Хлопнула входная дверь - и в заведение ввалилась большая и изрядно подвыпившая компания. Бармен, каким-то невероятным образом чувствующий крупные неприятности и не успевший еще отправиться от представления, которое час назад устроили мы, горестно застонал.
  Уставившись на самозабвенно танцующих девушек, парни сначала восхищенно замерли, а затем обрадовано осклабились. На их лицах появилось дебильно-умильное выражение. Загоготав, они протянули руки и двинулись к ничего не замечающим девушкам. Несколько шагов - и бар огласил пронзительный визг, а на некоторых лицах появился отпечаток. Нет, не интеллекта - изящных женских босоножек.
  Именно этот визг заставил нас очнуться. Рядом зарычал Алл - я аж вздрогнул. Поднявшись, мы по возможности - все же в наших венах булькал алкоголь, разбавленный кровью, - быстро и прямо двинулись на помощь девушкам. Жаль, здесь нельзя колдовать, но кто сказал, что мы без Силы ничего не значим? Я ухмыльнулся. Первые два идиота даже не успели понять, что их приласкало. А вот дальше... Дальше нас заметили. И пошла потеха. В года бурной молодости мы с Аллом ни раз посещали злачные места столицы. Так что, у парней не было ни единого шанса. Правда, они об этом не знали, поэтому надвигались на нас с тупой озлобленностью. Девчонки, поддерживая нас, кричали что-то подбадривающее и размахивали уже открытыми и начатыми бутылками - когда только успели? Тренированное тело действовало самостоятельно - уклон, шаг вперед, поворот, удар, еще один готов. Парни двигались медленно, слишком медленно. Даже для меня, что уж говорить про друга.
  Через несколько минут развлекаться стало не с кем. Жаль. Девчонки восторженно улыбались, хихикали и слали нам воздушные поцелуи, не забывая, впрочем, прикладываться к пустеющим бутылкам. Мы подошли к хихикающей парочке и резким движением сцапали бутылки - ух, хорошо! Недовольно насупившимся и насмерть обидевшимся милашкам бармен споро подсунул предусмотрительно откупоренные бутылочки - они обольстительно ему разулыбались. Бармен расцвел и приосанился, Алл зарычал - бармен разом стушевался и сполз под стойку. Н-да, улыбка у друга впечатляющая - даже без трансформации. А какие он звуки издает - заслушаешься. Уразумев, что с этой парочкой невозможно не привлекать излишнего внимания, а продолжать калечить несчастное и ни в чем невиноватое население не хотелось, поэтому мы закинули девушек на плечи и двинулись к выходу, захватив по пути оставшиеся на столе и требующие немедленного распития бутылки и вещи наших наездниц. Тьфу, попутчиц. Бармену мы оставили несколько зелененьких бумажек с цифрой сто. Тот расплылся в счастливой улыбке и приглашал заходить почаще.
  Девушки возбужденно орали всякие глупости. Ну как понимать: 'Покатай меня, моя большая черепашка!', которое златовласка выдала под заливистый смех психующему и мигом озадаченному Аллу? А Дашкино: ' Н-но-о-о! Тпру! Что ж ты, мешок с костями, спотыкаешься? Али беду какую чуешь?'? И все это под заливистый смех развеселой парочки, наше рычание и хохот окружающих. Ррр!
  От убийства нас удержало лишь подъехавшее такси. Не слушая протестующих воплей какого-то пьяного мужика, мы запихали неугомонную парочку в машину. Только они и там никак не желали успокаиваться, пришлось усаживать к себе на колени и крепко держать - чтоб чего не натворили. Правда, не очень помогало. Девушки нам попались голосистые и с фантазией - молодой шофер от смеха вдвое слаживался.
  Заметив наши хмурые лица, подруги переглянулись, перемигнулись и влили в нас остатки своих бутылок - а это больше чем половина в каждой! Буль-буль, ооо, как хорошо-то! Да какая разница, что они там говорят-то?! Главное, пусть и дальше так жарко приживаются и глядят ласково.
  Когда остановились у привычного дома, мы оставили шоферу такую же зеленую бумажку, но с цифрой пятьдесят, и привычно закинули заливисто смеющихся девушек на плечи. Таксист недоверчиво уставился на бумажку, зачем-то повертел ее и так, и эдак, а потом лишь весело хмыкнул. Старушка, сидящая на входе, чего-то там злобно проворчала, но нам было все равно - мы весело хохотали, щекоча извивающихся девчонок. Как дошли до кровати в моей голове не отложилось. Помню лишь, как быстро постаскивали и отшвырнули мешающую одежду и рухнули в постель. Алл собственнически сгреб уже спокойно сопящую златовласку, погладил по щечке, нежно чмокнул и умиротворенно заснул, прижав к себе покрепче улыбающуюся во сне девушку. Я ухмыльнулся. Вот завтра сюрприз-то будет. Обоим.
  Дашка также ехидно ухмыльнулась и, чмокнув меня в щеку, свернулась клубком и засопела. Я недовольно заворчал, но, прислушавшись к себе, вздохнул и сдался - я вновь в состоянии нестояния. Немного подумав, я устроился рядом с Дашкой, не удержавшись от того, чтоб не зарыться носом в ее встрепанные волосы. Хороша, ведьмочка! Не в силах бороться с искушением, провел губами по нежной щечке, шее, плечу... Девушка что-то одобрительно проворчала, развернулась и, обняв меня руками и ногами, уткнулась носом мне в шею. Теплое дыхание щекотало кожу. Я тихонько рассмеялся и, нежно поцеловав малышку, обнял стройное тело. Удивительно, каким счастливым себя можно почувствовать рядом с доверчиво прижавшейся к тебе хрупкой девушкой. На этой мысли я провалился в сон. Снилась мне невообразимо прекрасная мелодия и Дашка в традиционном свадебном наряде. Почему-то с молочно-белыми с легким голубоватым отливом волосами...
  
  Женька:
  Солнечные лучики надоедливо чертят одним им известные узоры. Голова просто раскалывается на сотни кусочков. С трудом заставляю себя разлепить хоть один глаз. Что ж мы вчера пили-то?! Та-а-ак... Знакомая обстановочка. Сознание напрочь отказывается воспринимать сей вопиющий о разнузданности нравов современной молодежи факт. Н-да... Хорошо погуляли. Вспомнила свое наивное желание просто тихо где-нибудь посидеть... Мечтательница! Правый глаз - левый категорически отказывался открываться и рассматривать сие безобразие - рассматривал в гордом одиночестве знакомую встрепанную макушку, шикарно обставленную комнату. Тело все также приятно холодили шелковые простыни, напоминая о вредности алкоголя... Я, погруженная в легкую настольгию, не сразу отметила один из важнейших фактов - мое тело прохлаждалось не в одиночестве! Меня собственнически сгреб и покрепче прижал к себе - как только не задушил за ночь - наш давешний неуравновешенный знакомец. С трудом развернувшись в поистине стальных объятиях чернявенького, я недоверчиво застыла, подавившись гневным бульканьем. Сейчас Алл выглядел сущим ангелом: умиротворенное личико, счастливая, в чем-то по-детски обаятельная улыбка... Я опомнилась и зарычала - не долго тебе нежиться осталось, гад поганый! Одно раза ему мало - опять воспользовался моей временной недееспособностью! Я так разозлилась, что даже на какое-то время забыла о гудящей головушке.
  Тут на свою беду парень проснулся. Его еще затуманенные после сна глаза были наполнены такой нежностью, что я разом забыла все гадости, которые собиралась по широте душевной вывалить на подлого соблазнителя, лишь неверяще таращилась на преобразившегося Алла. А тот так обворожительно и счастливо улыбнулся, что я почувствовала, как какая-то часть меня - возможно, самая главная - навеки осталась у него. Но парень не остановился на достигнутом, а притянув меня ближе - хотя, куда уж ближе-то? - шаловливо потерся носом о мою щеку и нежно поцеловал. 'Все, пропала...' - успела обреченно подумать я, понимая, что черноволосый и черноглазый демон действительно забрал слишком важную часть меня. Забрал навсегда, вырвав с корнями часть души, оставив ноющую пустоту, которую так и не поспешил ничем заполнить. А коварный похититель, словно ни о чем не подозревая, с явным удовольствием зарылся в мою встрепанную шевелюру.
  Я тихонечко икнула и попыталась отползти от непредсказуемого парня подальше, не зная чего мне еще от него ожидать. Тот решил так просто не сдаваться - пришлось применить грубую силу, локти у меня острые. Но я честно не думала, что попаду ТУДА! Я даже не целилась специально! Куда дотянулась. Коротко взвыв, меня отпустили. Я со всей возможной скоростью принялась отползать к краю огромной кровати, не забыв предварительно пнуть нежащуюся в объятиях шатенчика подругу. Ничего, пусть просыпается - вот сюрприз-то будет! Подруга что-то недовольно буркнула, раздосадовано уставилась на меня, затем, проследив за моим взглядом, ошарашено похлопала ресничками на довольно скалящегося Дэна - и по комнате разнесся хорошо поставленный визг, сменившийся сдавленными проклятиями. Видимо, подруга тоже дотянулась куда-то туда. Я схватилась за мигом ответившую гулом головушку.
  Из глаз Алла быстро исчезала сонливая затуманенность и эта странная нежность. Они наполнялись споро сменяющими друг друга эмоциями: удивление, узнавание, мрачное торжество и не предвещающая ничего хорошего лично мне решимость. Меня ловко цапнули за ногу и одним сильным рывком вернули в исходное положение. Я даже пискнуть не успела, как вновь оказалась в стальных объятьях чернявенького. Только на этот раз в них не было и намека на нежность. Мама! Заглянув в такие близкие глаза парня, я вздрогнула и с заискивающей улыбочкой и дрожащим голосом предложила:
  - М-м-может, казнить нельзя, помиловать? - честно говоря, предлагала я это скорей от безысходности, даже не надеясь на положительный ответ.
  Парень хрипло хохотнул и, приблизив ко мне лицо так, что наши губы почти касались, предвкушающе шепнул:
  - Нет, Евгения... Так не пойдет... Мы передвинем всего один знак... Как тебе нравится 'Казнить, нельзя помиловать'?
  Я судорожно сглотнула и все же нашла смелость заглянуть в наполненные мраком глаза напротив. И очень разозлилась, разобравшись в том, что в них отражалось. Да он просто надо мной издевается! Получает, так сказать, моральное удовольствие! В черных как ночь глазах плескалась злая насмешка, издевка и даже презрение. Этого я простить не могла. Многообещающе усмехнувшись, я сделала то единственное, что было мне доступно в этом положении - нашла губы Алла, искривленные в презрительной и ироничной усмешке, своими. Дразняще провела языком по сжатым губам. В глазах напротив плескалось такое изумление, что я не удержалась и хихикнула, почувствовав себя полностью отомщенной. И собралась уже отстраниться, но кто б мне дал?! Заглянув в мои смеющиеся очи, парень нехорошо сузил глаза и впился в губы жестким поцелуем. Я напрасно дернулась и беспомощно застыла. Было больно и обидно. И тут все поменялось. Поцелуй стал мягким, дразнящим, безумно приятным. И я не устояла. Обреченно закрыла глаза и сдалась на милость победителя.
  Не знаю, сколько это продолжалось, но в себя я пришла от резкой боли в спине. Мои руки обвили шею парня, а руки Алла крепко сжимали мою талию, иногда путешествуя по спине, где и наткнулись на памятный синяк. Небольшой подарок от прошлого посещения этой негостеприимной квартиры. Вздрогнув, я попыталась освободиться, но не тут-то было. Меня легко удерживали, дразняще и насмешливо улыбаясь. Ну что ж, мне просто не оставили выбора. Зажмурившись, я цапнула парня за нос. Красивый такой нос. Прямой, тонкий, с небольшой горбинкой - чудо, а не нос. Так и просится на зуб.
  Меня сразу отпустили. Я поспешила отползти, потянув за собой Дашку. Та безуспешно вырывалась от смеющегося Дэна. В силе я ему явно уступала, так что перетянуть подругу не было ни какой возможности. Пришлось применить недавно проверенный способ. Нагнувшись к парню, я щелкнула зубами у самого его носа - тот рефлексивно отшатнулся и ослабил хватку, чем я и воспользовалась. Сдернув подругу с кровати, стала бочком отступать к нашей сваленной в кучу одежде, напряженно следя за наливающимися тьмой глазами Алла. На заднем фоне заливисто хохотал Дэн.
  Зло сузив глазки, Алл каким-то неуловимым движением скользнул ко мне. Я как завороженная следила за стекающей по его щеке капелькой крови.
  
  Дашка:
  Я спала и видела какой-то чудесный сон. Мне было тепло и уютно. Снилось, что меня обнимают сильные и надежные мужские руки. Я аж причмокнула от удовольствия. Но тут все закончилось. По вине блондинистого чудовища. Запомните, блондинки - это зло! Даже не так, это Зло! Недовольно глянув на подругу, я споткнулась о ее ошарашенное личико и замерла. Так, где-то мы уже это видели... Оглядевшись, я застонала. Дежавю... Та же комната, те же субъекты мужеского полу, та же ситуация... Боги! Что же мы вчера пили, а главное, сколько?! Похоже, последний вопрос я произнесла вслух, потому как раздался тихий смех Дэна. Только сейчас мозг окончательно включился, и я осознала себя лежащей в объятьях такого же полуголого парня. Мама! Визг, раздавшийся следом, поразил не меня одну. В прямом и переносном смыслах. Я схватилась за разом загудевшую голову, краем глаза отмечая, что Женька тоже баюкает сие изредка думающее приспособление и недобро на меня косится. Рядом раздавались проклятия держащегося за голову Дэна. О, бедняжка, он же с нами вчера пил.
  Пользуясь моментом, я начала споро отползать туда, куда недавно направлялась подруга, то бишь к краю кровати. Не дали.
  - Куда это Вы собрались, леди? - весело мурлыкнул брюнетик, сверкая на меня смеющимися глазами.
  Одно неуловимое движение - и я барахтаюсь в сильных руках хихикающего парня. У подруги схожая ситуация. Н-да... Помощи ждать неоткуда, и чашек как назло поблизости нет. Попрятали что ли, наученные горьким опытом? То, что чашки, лежащие в постели смотрелись бы как минимум неуместными, мне как-то в голову не пришло.
  Дэн тем временем с возмутительной легкостью игнорировал все мои попытки выбраться и шаловливо чмокал меня в нос, шею, лоб, губы... Что бесило меня еще больше. Ух, дай только выбраться! Спасение пришло нежданно. Доведенная до ручки подруга щелкнула зубами у носа ошарашенного таким обращением парня. Честно говоря, я и сама застыла, не в силах поверить, что это моя любимая подруга так развлекается. Довели, однако. Я нерешительно перевела горящий любопытством взгляд на Алла, справедливо подозревая именно его в доведении моей драгоценной до психоза - эти двое вообще с удивительным упорством доводят друг друга - и поперхнулась. Алл красовался отпечатком Женькиных зубов на носу. Н-да, не повезло парню. Я с трудом сдержала смех - на фоне всхлипывающего Дэна это было сложновато.
  Женька подтолкнула меня к нашей одежде и сама бочком пробиралась за мной, не в силах отвести взгляд от горящих глаз Алла. Незабываемое и жуткое зрелище. Я поторопилась. Неуравновешенный наш скользнул к подруге. Я даже не стала отвлекаться на них от поиска нашей одежды. Подоводят друг друга, поорут - и успокоятся. На какое-то время. До следующей встречи.
  Услышав крики, я даже не удивилась, а все также пыталась допрыгнуть до люстры и снять неведомо как там оказавшуюся майку. Высоко висит, зараза!
  Шустренько одевшись, робко дернула застывшую напротив Алла Женьку - вот уж парочка подобралась, загляденье! Если только не поубивают друг друга. Та раздраженно повернулась ко мне, обжигая горящими неприязнью глазами. Я только усмехнулась и кивнула на лежащие вещи. Женька быстренько и, что главное, молча оделась. Опалив Алла горящим взглядом, развернулась и вышла. Я поспешила за подругой, не удержавшись на последок от шалости. Послала Дэну воздушный поцелуйчик и полюбовалась его квадратными глазками, а Аллу показала язык, но, поежившись под горящим злобой взглядом, поспешила юркнуть за дверь. Ну его, психа неуравновешенного. Быстренько обулась и слетела вслед за подругой по лестнице.
  Женька так глянула на собравшуюся что-то бурчать консьержку, что та мигом поперхнулась своей проповедью и опасливо перекрестилась. Я с трудом удержалась от смеха.
  - Знаешь, пожалуй, по барам мы с тобой больше не пойдем. Хватит! Сегодня отсыпаемся, а завтра съездим загород отдохнуть.
  Это было сказано таким шипяще-раздраженным тоном, что я лишь усмехнулась и флегматично пожала плечами. Несмотря на раздражение, ванну эта зараза все равно застолбила первой! Вот это практичный подход к жизни. Уважаю!
  
  Дэнуриан аль Шэльский:
  Я проснулся от того, что Дашка заворочалась. Голова сразу взорвалась болью. Я лихорадочно стал припоминать антипохмельное заклятие. Удавалось мне это с трудом и переменным успехом. И когда я в конце концов собрал разбегающиеся мысли и готовился произнести про себя заклинание, Дашка обнаружила, что лежит в моих объятиях - и завизжала. Я схватился за голову и не удержался от проклятий, заметив, что из всей компании лишь вампир не держится за ноющий объект. И чего орать-то было, спрашивается?
  Сграбастав сопротивляющуюся девчонку, решил ее немного подразнить. На Алла со златовлаской я старался не обращать внимание. Эти двое найдут, чем заняться. На худой конец, доведут друг друга до бешенства. Это у них получается просто изумительно.
  Дашку у меня все же отобрали. Взбешенная златовласка весьма радикально намекнула, что лучше отдать - щелкнув зубами у самого носа. Пока я обалдело таращился на неугомонную девку, она стащила Дашу с кровати и подпихнула к вещам. Переведя взгляд на друга, я зашелся в беззвучном хохоте - ему досталось больше. Хотя, не сказать, что ему не шли отпечатки зубов на носу. Во всяком случае, смотрелось это ну очень экстравагантно. Дашка пыталась допрыгнуть до люстры и снять майку. Я хохотал - с ее-то ростом! Туда даже высоченный Алл еле допрыгивает. Сжалившись, щелкнул пальцами, и майка сама опустилась на пол. Дашка быстро натянула одежду, не обращая внимания на орущую парочку.
  Одевшись, Женька выскользнула за дверь, одарив на прощанье вампирчика горящим взглядом. Дашка послала мне воздушный поцелуй - я аж поперхнулся смехом от удивления, а Аллу шаловливо показала язык. И выскользнула за дверь, не дожидаясь, пока взбешенный парень надоет ей по шее. Я захлебнулся новым приступом смеха. Ей богу, женюсь!
  
  Аллоктарруил шэн Саррактур ан Ммантиар:
  Всю ночь мне снилась златовласка. То пакостливо ухмыляющаяся, то нежно улыбающаяся. А под конец мне приснилась безумная ночь любви... На этом счастливом месте я и проснулся. Еще затуманенные ото сна глаза встретились с горящими глазами златовласки. И я не удержался. Сон манил, дурманил сознание, просто требовал воплотить его в реальность. Я не сопротивлялся.
  Губы девчонки были мягкими и горячими со сна. Та попыталась вырваться, но не преуспела и сдалась на милость победителя. Я счастливо рассмеялся и зарылся лицом в пахнущие лугом волосы Женьки. Неужели нашел? Ту, единственную? Сердце бешено стучало в груди, подтверждая, что так оно и есть. Только эта единственная никак не желала вести себя подобающим образом, норовя смыться куда подальше. Усмехнувшись, я легко пресек все попытки покинуть меня и прижал девчонку покрепче к себе. А она!.. Я с трудом удержался, чтоб не прибить идиотку на месте. Последние остатки сна выветривались из головы. Вернулись воспоминания. Прибить малолетнюю нахалку захотелось еще сильнее. Сцапав уже отползшую на изрядное расстояние девчонку и вернув ее обратно, не забыв между тем о своей безопасности, я задумался. Руки чесались свернуть шею неугомонной заразе, а, вспомнив вчерашний вечер, я вообще чуть было не потерял контроль. ТАК меня еще никто не осмеливался унижать - есть гораздо более гуманные способы самоубийства. Вот только... Ее запах, ее тело, голос, глаза... Что за наваждение?!
  Девчонка заискивающе улыбнулась и дрожащим голосом предложила:
  - М-м-может, казнить нельзя, помиловать?
  Я усмехнулся и, уразумев, что убивать это существо не буду, решил хоть поиздеваться вволю. Хрипло хохотнув, я сделал встречное предложение - мелкая пакостница побелела. Я с трудом сдерживал смех. Заглянув в мои глаза и что-то там поняв, девушка взъярилась и многообещающе усмехнулась. А потом... Мягкие губы златовласки нежно коснулись моих, а язык дразнящее прошелся по моим сжатым губам. Я обалдело уставился на ненормальную человечку, а та смеялась! Она вновь надо мной смеялась!
  Ну что ж, сыграем по твоим правилам. Нехорошо усмехнувшись, я грубо и жестко поцеловал девчонку. Будет знать, как издеваться над Князем Тьмы. Та напрасно дернулась и беспомощно застыла. Я наслаждался ее бессилием. Пока не заглянул в наполненные болью и обидой глаза. И испытал не свойственный мне укол совести. Я не понимал, что со мной, ведь раньше я убивал и за гораздо меньшее оскорбления, так что же поменялось? Ответа не было. Но мучить златовласку и дальше не хотелось, как и отпускать. И я сменил грубость на нежность. Девушка не устояла. Мягкие податливые губы сводили с ума.
  Но тут девчонка словно задохнулась и резко попыталась вырваться. Кто ж тебя отпустит, глупая? Я насмешливо улыбался на обреченно-отчаяные попытки вырваться. А затем... Она меня опять укусила! Нет ну что за ненормальная! Ругнувшись, я отпустил эту сумасшедшую и почувствовал, как внутри клокочет утихшая было злоба. Я Князь Тьмы! Мне не отказывают. Меня не оскорбляют, если только не хотят мучительно умереть. И уж тем более меня не кусают.
  Я скользнул к застывшей и такой же злой златовласке. Ее глаза горели тем же бешенством, что и мои. Никогда, с самого детства, никто не осмеливался мне перечить. Никто не осмеливался смотреть в наполненные Тьмой глаза, боясь лишиться рассудка. А она смотрела.
  - Ты... С-с-смертная... Уж-ж-же в который раз-с-с ты ос-с-скорбляеш-ш-шь меня. Такое с-с-смываетс-с-ся лиш-ш-шь кровью, - я с трудом мог себя контролировать.
  - Что?! Да как ты смеешь, имбицил несчастный! Да ты!.. - казалось, девушка задохнулась от гнева.
  - Не доводи меня, с-с-смертная. Ты даж-ж-же предс-с-ставить с-с-себе не мож-ж-жеш-ш-шь, чем это з-з-закончитс-с-ся, - от убийства меня удерживало лишь воспоминание о директоре Академии. Не сдержусь - не видать мне больше каникул в иных реальностях. Но с каждым мгновением его образ бледнел под напором новых оскорблений.
  - Да мне плевать! Если нервы не в порядке - лечись! Существует куча специализированных заведений! К твоим услугам и шкафообразные санитары с предобрыми глазами, и рубашки с длинными рукавами, и мягкие стены - в общем, сервис просто высший класс! Да как ты вообще смеешь меня упрекать после всего, что сделал?!
  - Убью! - взвыл я.
  - Что? Да ты!.. Мало того, что сорвал свидание с очаровашками близнецами, - при упоминании о смазливых близнецах у меня затряслись руки, а эта истеричка продолжала: - разукрасил мне спину, так еще и угрожаешь! Да я тебя!.. Да я тебе не знаю, что сделаю! - продолжала орать взбешенная златовласка.
  - Идиотка! Не трогал я твою спину! Все претензии к очаровашкам близнецам! - орал я ничуть не тише.
  - Да?! А это что?! - златовласка нехорошо сузила глаза и развернулась ко мне спиной. Я с любопытством и мрачным удовлетворением рассматривал огромный синяк. Представив, как он должен болеть, не удержался и расплылся в довольной ехидной усмешке.
  - Будь моя воля, я б тебя еще и плетью выпорол! Собственноручно!
  - Да ты!.. - девчонка в который раз задохнулась от бешенства.
  - Выпорол бы! С огромным удовольствием! Просто с непередаваемым наслаждением! - за время нашего ора мы приблизились и стояли нос к носу. Златовласке для этого пришлось стать на носочки, а мне опустить голову.
  - Ха! - и, пока я не опомнился, дразняще медленно слизнула капельку крови с моей щеки. И, ухмыльнувшись, толкнула меня на кровать.
  Пока я ошеломленно взирал на эту ненормальную, та оделась, обожгла меня ненавидящим взглядом и вылетела за дверь - лишь волосы раздраженно рассекли воздух.
  Подруга последовала за ней, подарив Дэну воздушный поцелуй, а мне высунутый язык. Одного поля репей!
  Дэн счастливо хохотал, а я уговаривал себя не убивать идиотку.
  - Даже не знаю, кто из вас вампир! - сквозь смех выдавил граф.
  Я обжег его злым взглядом, тот стушевался.
  - Не смотри на меня так! Я не твоя златовласка - у меня инстинкт самосохранения присутствует! И вообще, ну чего ты на нее взъелся? Милая девушка с неординарным мышлением и необычным чувством юмо... - друг поперхнулся, словив мой бешенный взгляд и примиряющее пробурчал: - Ладно, ладно... Больше не будем о ней. Только успокойся в конце концов. Никогда не видел тебя в столь неуравновешенном состоянии...
  Я закрыл глаза и погрузился в транс. Дэн прав - это не достойно Князя. Успокоившись, я повернулся к другу - тот облегченно выдохнул:
  - Завтра же съездим посмотреть окрестности города. Не имею никакого желания сталкиваться с этой парочкой еще раз! - граф лишь закивал, уловив вспыхнувший на миг в моих глазах огонек Тьмы. Я сам начинал себя бояться. Надеюсь, свежий воздух поможет мне прийти в себя.
  
  Женька:
  Утро встретило меня серым, только начинающим розоветь небом. Зябко кутаясь в тоненький коротенький шелковый халатик, я сидела на балконе и медленно пила чай, наблюдая за постепенно светлеющим небом. Жаль, мысли в моей голове не желали по примеру неба светлеть. Вчерашнее утро и день вспоминались смутно и словно нехотя.
  ... Выбежав из негостеприимного дома, я, не сбавляя скорости, ураганом пронеслась по улице до печально знакомой лавочки. Плюхнувшись на нее, подождала Дашку. Та, запыхавшись, - все же преимущество длинных ног неоспоримо - добежала, плюхнулась рядом, а отдышавшись, высказала все, что думает о блондинках вообще и об одной конкретной в частности. Я с удовольствием выслушала гневную, богатую оборотами и сравнениями тираду и даже немного дополнила, когда любимая подруга выдохлась. Та посмотрела на меня как на изверга и, надувшись, отвернулась и беспомощно-обреченно махнула рукой. Угум, я такая.
  Домой добрались на такси. А после ванны и хорошего обеда решили обсудить дальнейшие планы. Решение съездить отдохнуть на природу никуда не делось, лишь приобрело новые краски, отчего стало еще привлекательнее. Осталось решить, куда именно поедем. После недолгих размышлений выбрали уютное лесное озеро, где несколько раз отдыхали с друзьями. Добраться туда было несложно. Закупив продукты и собрав вещи, легли спать - день выдался богатый на впечатления, да и завтра рано вставать...
  Вспомнив все еще раз, я поморщилась. Ну почему мы натыкаемся на эту парочку в любом питейном заведении? Может, это знак, что не стоит эти самые заведения вообще посещать? Обдумав эту мысль, я решительно покачала головой. Э нет, вряд ли небеса будут к нам настолько жестоки. Вот только... Как там говорится? Один раз - случайность, два - совпадение, три - закономерность? Искренне надеюсь, что больше эту парочку я не увижу. Хотя... Дэн хотя бы вменяемый и, кажется, успел понравиться подруге. А вот Алл... Еще никому не удавалось так быстро и качественно вывести из себя невозмутимую по жизни меня. Гад, одним словом! Но с другой стороны... Есть в нем что-то такое... Такое, что несмотря на всю свою неприязнь, я не могла забыть гипнотических черных глаз и той непонятной нежности...
  Через какое-то время поймала себя на том, что мечтательно смотрю в небо. Брр! Несмотря на всю свою привлекательность, этот парень не для меня. Такие привыкли играть людьми и выбрасывать их, как только старая игрушка надоест. Или появится новая. Ни один из вариантов меня не устраивал. Я поплотнее запахнула халатик - воздух утром был свежим, но прохладным.
  На балкон, зевая во весь рот и протирая заспанные глаза, вышла подруга:
  - Ты чего подхватилась ни свет ни заря-я-ааа? - на последнем слове Дашка не удержалась и зевнула. - Чего ж тебе, краса моя, не спится?
  - Да выспалась уже, - усмехнулась я, протягивая умостившейся рядом и норовящей использовать меня в качестве подушки подруге чашку с еще неостывшим чаем: - Будешь?
  - Угум. Спасибо, - Дашка сделала парочку глотков и пытливо уставилась на меня: - О чем думаешь?
  - О неких странных случайностях...
  - ?!
  - Тебе не показалось, слегка необычным, что мы вновь наткнулись на эту парочку? И это в многотысячном городе и живя при этом на разных концах этого самого города? - я требовательно уставилась на подругу - этот вопрос мучил меня с самого моего пробуждения.
  - Судьба, - философски хмыкнула подруга, но, заметив мою недовольную гримасу, с усмешкой добавила: - Да ладно тебе. Не забивай свою прелестную головку всякой чепухой. А то будешь много думать - станешь слишком умной. Станешь слишком умной - люди перестанут с тобой общаться. Мало кто любит чувствовать себя дураком!
  Я весело хмыкнула и чмокнула подругу в щеку:
  - Спасибо за ценный совет. Учту. Буду и дальше чуркой неотесанной, зато жуть какой популярной! - подруга заливисто расхохоталась.
  - Ладно, Женька, пошли собираться. Только, чур, в душ первая я! - сказала и помчалась по направлению к ванной. Осталось лишь скрипеть зубами на шуструю мелочь.
  
  Дашка:
  Утро началось неожиданно рано - просто я почувствовала, что осталась в постели одна. Приоткрыла один глаз - хм, действительно одна. Куда, позвольте узнать, делось это неугомонное чудовище? С нее станется отправиться к Аллу, досказать все то, что вчера не успела или забыла. Н-да... Нервно оглядевшись, заметила мою драгоценную на балконе. И вздохнула спокойнее. А затем откинулась на подушки и, сладко зажмурившись, стала вспоминать свой сон.
  ... Таинственно мерцающие свечи, создающие уютный полумрак. И комната. Абсолютно незнакомая и ...такая чужая... Сложно даже описать ее чуждость. Она словно пришла из прошлых столетий или времен короля Артура. Жарко горящий камин с весело потрескивающими дровами. Никакого привычного пластика и стекла, лишь теплое дерево и камень. Мягкие ковры, в которых нога утопает по самую щиколотку. Начищенное до зеркального блеска оружие, развешенное по стенам. И несколько откровенных гобеленов, от созерцания которых на щеках запылал румянец. Все это, сочетаясь и чередуясь, образовывало причудливую композицию, которая не могла не восхищать, вызывая смутную зависть и абсолютную уверенность, что современным дизайнерам такого чуда не создать - нужно жить в этой эпохе, чтоб прочувствовать каждую деталь, чтоб все это было для тебя естественным, словно дышать. Только тогда в композиции будет присутствовать неповторимая гармония и средневековый колорит. И завершала композицию огромная кровать с балдахином в окружении шкур. Чуждая современному человеку обстановка, но такая родная.
  Вокруг кровати в живописном беспорядке были разбросаны детали гардероба. А на самой постели тесно сплелись два тела. Дэн и... И я... Все вокруг дышало не просто страстью, а чем-то несоизмеримо большим. Не могу найти ответ, а может, просто не хочу. Не знаю. Да и неважно тогда это было. Мои молочные пряди переплелись с теплым шоколадом его волос - необычно контрастно и завораживающе. И неважно, что цвет волос так отличается от привычного темно-каштанового, неважна непривычность и чуждость обстановки - ничто такое меня не волновало. Главное, это то, что рядом был Он. Странное и непривычное ощущение полной уверенности и защищенности. И безграничного счастья...
  Я встряхнула волосами, прогоняя остатки сна. Не утерпев, даже вскочила и подошла к зеркалу. Из него на меня смотрела привычная, слегка помятая со сна мордашка в обрамлении торчащих каштановых прядей. Я непроизвольно выдохнула задержанный в груди воздух и часто задышала, восстанавливая сбитый ритм дыхания. Да уж, приснится же такое! Реальность сна потрясала и даже подавляла. Я растерянно опустилась на разобранную кровать. Перед внутренним взглядом встали смеющиеся карие глаза.
  Дэн... Кто же ты? Почему не могу забыть теплые карие глаза и бесшабашную улыбку? Ответа не было. Да и не могло быть. Как можно объяснить резко вспыхнувшую привязанность к человеку, которого знаешь всего ничего? Глупость. Возможно. Только... Отчего же так ноет где-то там, глубоко внутри?
  Так и не разобравшись со своими ощущениями, потопала к подруге - у той, судя по задумчивым глазкам, тоже не все спокойно в Датском королевстве. Поболтав, умчалась в ванну - не все же этой блондинистой заразе первой успевать. Вытянутое личико подруги приятно грело ехидно хихикающую и довольно потирающую ладошки душу.
  Не спеша позавтракав - конечно, подхватились тут всякие ни свет ни заря - мы бодренько помаршеровали на остановку. День обещал быть жарким и солнечным. Я в предвкушении жмурила глазки, а подруга обаятельно улыбалась. Жизнь прекрасна! Кто ж знал, что она еще и коварна и непредсказуема?
  
  Женька:
  В тесной маршрутке было невыносимо душно. Несмотря на столь ранее время она была под завязку набита дачниками и просто желающими отдохнуть. Так что, вывалившись из железного чрева, мы с подругой не испытали никакого сожаления, скорее уж неимоверное облегчение. Благодаря раннему подъему мы были первыми на пляже и спокойненько выбрали лучшие места, не спеша разложившись на облюбованном пятачке.
  Денек выдался расчудесный, а солнце и вода творили прямо-таки чудеса, умиротворяя и расслабляя. Ближе к полудню захотелось чего-нибудь ледяного и побольше. Так как в обозримых окрестностях этого чего-нибудь не наблюдалось, пришлось вставать и топать в поселковый магазин. Скудный выбор оправдывался некой удаленностью от города, но мы все равно были весьма довольны, наслаждаясь быстро тающим мороженным. Весело переговариваясь и смеясь, мы шли к законно застолбленному пяточку. Радужное настроение распирало изнутри, хотелось смеяться и делать глупости. Но лишь до того момента, пока не дошли до пляжа. Захотелось плеваться и сыпать непечатными словечками. На наших покрывалах вальяжно развалилась парочка парней - жаль, издалека не удавалось их разглядеть. Правда, стоило подойти поближе, чтобы начать усиленно вспоминать все когда либо слышанные непечатные слова. На ошарашенных и возмущенных нас не менее изумленно и возмущенно (Алл) - а этот-то чем недоволен?! - взирали наши давешние знакомцы. Век бы их не видеть! Такой день испоганили. Я несколько раз открывала и тут же закрывала рот - подходящих слов не было. Вернее, были, но слишком уж неприличные. Тяжелую тишину, повисшую после узнавания, разбил сумасшедший и до безобразия счастливый смех Дэна:
  - Вот и съездили полюбоваться на окрестности! И как можно дальше от взбалмошной парочки! - слова удалось разобрать с трудом и сквозь обессиленные всхлипы. Ну, хоть кто-то счастлив.
  Я нахмурилась и совсем уж было собралась едко поинтересоваться о причине сего невыразимого счастья, лицезреть уже порядком примелькавшиеся физиономии в комплекте с их владельцами, как капля подтаявшего мороженного плюхнулась прямо на презрительно сморщенный аристократический нос Алла. И без того не отличающийся человеколюбием парень побледнел от вспыхнувшего бешенства, а его глаза неуловимо потемнели. Дэн слабо вздрагивал и похрюкивал на Дашкином покрывале, дергая ногами и нещадно засыпая его песком. Дашка нахмурилась и, решив, что сидя наблюдать удобнее, плюхнулась рядом. Не забыв походя ткнуть окончательно потекшими остатками лакомства в смеющиеся лицо нахального захватчика, смеющего пачкать ее любимое покрывало. Смех оборвался. На напряженном лице чернявенького впервые появились положительные эмоции - он покраснел и подозрительно захрюкал, отворачиваясь от обиженно сопящего друга и пряча неприлично счастливые глаза. Н-да, достали мы его - а так мало, оказывается, надо человеку для счастья. Всего-навсего ткнуть вязкой массой лучшего друга...
  Дэн возмущенно вопил, спокойная подруга вытирала симпатягу салфеткой, не слушая возмущений, а при особо громких воплях невозмутимо заталкивала салфетку в рот орущему парню. Тот изумленно булькнул и замер. Дашка вытащила салфетку и продолжила благое дело. Офигевший парень не рисковал открыть рот, лишь молча и затравленно наблюдал за подругой, провожаемой изумленно-восторженными взглядами доброй половины пляжа.
  Ну да ладно, это все лирика. Я обернулась к торжествующему Аллу и нежно улыбнулась - тот сразу поник и недоверчиво на меня уставился. Все также улыбаясь, я невозмутимо посыпала песком липкую массу на аристократичном носу парня. Каким взглядом меня наградили! Боги! Что это был за взгляд! Долгий, он заключал в себе всю мировую скорбь и печаль, безграничное терпение и такое же безграничное бешенство! Я довольно усмехнулась:
  - И чего ты, спрашивается, недоволен? Народное средство - помогает безотказно. Вдобавок избавишься от жирного блеска, а значит, и от прыщей. Народная медицина никогда не ошибается! - наставительно закончила я, с трудом сдерживая хохот при виде эмоций, сменяющих друг друга на удивительно выразительном лице. Во всяком случае, свой приговор я там прочитала с легкостью, но все же не удержалась от ехидства: - Смывать там! - легкий кивок в сторону озера. Все, довела.
  Рык, зашкаливающее бешенство в потемневших глазах. Рывок - и я висю вниз головой на стремительно несущегося к воде парня. Нас сопровождает мертвая тишина, быстро сменяющаяся взрывом хохота и аплодисментами, сдобренными добродушными советами и пожеланиями счастья в семейной жизни. Какая к черту семья! Я его третий раз вижу! На мои возмущенные вопли и извивания парень никак не реагировал, разве что ускорялся. Услышав родной, но чуть глуховатый голос, я с трудом подняла голову и поперхнулась очередным ругательством. Дашка находилась в таком же положении, оглашая окрестности криками и призывами о помощи. Посмотрев на Дэна - чуть шею себе не свернула! - я похолодела. Если у Алла такое же садистско-мечтательное выражение, то нам пипец - утопят! Как пить дать утопят! Мама! Заслышав плеск и шлепанье босых ног по воде, я зажмурилась и страстно вцепилась в парня. Жить хотелось очень. Так что, если будет топить, то только через собственный труп. Хотя... Что-то подсказывало, что такая мелочь по сравнению с полученным удовольствием его не остановит. Ууу!
  
  Дашка:
  Я облизывала вкуснющее мороженное с пальцев, куда оно умудрялось натечь несмотря на все мои усилия. Солнце жарило просто ужасно, но я счастливо и восторженно улыбалась всем и всему вокруг. Нас провожали добродушными, а порой и неприкрыто восхищенными взглядами. А то! Зря что ли мы с подругой столько магазинов оббегали, прежде чем выбрали себе купальники и прочие пляжные атрибуты? Зато теперь от нас глаз не оторвать. Зазевавшись, я чуть не ткнула резко остановившуюся подругу подтаявшим лакомством. Присмотревшись, едва сдержала возмущение. Что за смертники посмели занять наше потом и кровью - ну, или ранним подъемом, хотя, по-моему, это одно и то же! - отвоеванное место? Подобравшись ближе, чуть не упала - на меня изумленно взирали знакомые шоколадные глазюки. Офигеть! Лицо Дэна озарила мальчишеская улыбка, у Алла появилось неописуемо кислое выраженьице - и над пляжем поплыл счастливый хохот моего благоверного, пусть он об этом еще не догадывается. Нет, я рада, конечно, его видеть, да и наблюдать за счастливо смеющимся парнем - сплошное удовольствие, но нафига пачкать мое любимое покрывало? Вот ему приятно бы было, если б его пачкали? Я не очень люблю всякие вопросы, поэтому не стала задавать вопрос вслух, а занялась практикой. Остатки мороженного без особой жалости - все равно растаяло - с моей стороны, но при посильной моей помощи перекочевали на мордашку парня. Хохот стих. Гы-ы! Почувствовала себя полностью отомщенной и примостилась рядом - за неуравновешенным Аллом и подозрительно легко начавшей выходит из себя (дело явно нечисто!) подругой наблюдать гораздо веселее. Испытав несвойственный прилив жалости, начала вытирать перемазюканного парня, периодически затыкая ему рот этой же салфеткой. А нечего так громко возмущаться! Уши, между прочим, не казенные. Пока я изгалялась над Дэном, подруга весьма успешно доводила Алла. Все как обычно. Пару мгновений - и я ощущаю себя висящей вниз головой, а Дэн отплевывает в который раз засунутую в рот салфетку. Раздающиеся рядом вопли подруги грели душу и вселяли надежду. Но мне все равно было как-то не по себе. Да и жить хотелось. А на вопли 'Спасите! Помогите! Убивают! Маньяки-извращенцы невинности лишают!' раздалось 'Так мы им подсобим!'. Я от возмущения поперхнулась, благо подруга вопила за нас двоих. Правильно, я б тоже так вопила на плече у Алла. Как глянет, бывает... Боюсь я его. На полные надежды предложения мужской половины ответил Дэн - одного хмурого взгляда было достаточно, чтоб добровольные помощнички заткнулись. Раздавшийся плеск стал полной неожиданностью. Я завопила и покрепче вцепилась в шатенчика - фиг скинет! Вот такой вот вопящей скульптурной композицией мы и погрузились в воду. Пришлось срочно затыкаться и судорожно отплевываться и откашливаться. Ну все, дайте только освободиться! Мы вам ... Мы вам ... Мы ... Плюх! Буль-буль!
  
  Аллоктарруил шэн Саррактур ан Ммантиар:
  Ночью мне приснился ужасный кошмар. Я! В здравом уме (хотя очень уж спорный факт!) и трезвой памяти! Упрашивал! Златовласку! Стать! Моей! Женой! Нет, вы подумайте только! Страшный и грозный я, страх и ужасть всех, Князь Тьмы, упрашивал этот мужской кошмар, это вопящее и ругающееся недоразумение! Даже на колени становился! И это Я!!! А она еще и не соглашалась!!!
  Понятно, что вскочил я в холодном поту и стал дико озираться. Слава всем Светлым Богам, этого исчадия Бездны рядом не было. Я еще и просканировал пространство. На наличие нежеланных субъектов. Так. На всякий случай. Чтоб не прибить в случае чего ненароком. Так сказать, во избежание повторения моего кошмара в реальности. А то мало ди! Вдруг это видение было? Спасите, Светлые Боги!
  Взлохмаченный графеныш с недоумением следил за моими действиями. Кажется, до него стало что-то доходить, потому что друг расхохотался так, что навернулся с кровати. Но и это его не остановило. Он продолжал заливаться, повизгивая и подрыгивая ногами. Нахмурившись и заподозрив что-то неладное, я удвоил усилия. Ничего похожего на неугомонную и преследующую нас парочку в радиусе двух миль не было. Я расслабленно откинулся на подушки.
  'Какая-то нездоровая тенденция прослеживается - подумал я. - Что ни утро, просыпаюсь в одной постели с наследничком графства Шэльского. И то, что вчера мы напились до состояния нестояния, оправданием не является. Пили мы, естественно, дома. Не приведи, Тьма, встретить сумасшедшую парочку! Что в Академии скажут?!' Представив себе лица местных сплетников, я поперхнулся. Как-то резко поплохело. Нет уж, пора с этим завязывать. Пусть графеныш в своей койке дрыхнет, а то повадился в мою. Подумав, я пнул все еще тихо всхлипывающего и икающего от переизбытка счастья парня. Тот затих и обиженно засопел.
  - Чего разлегся? Забыл, что инструктор рассказывал? Кстати, как думаешь, он всегда заикался? Или только вчера освоил новый для себя способ разговаривать? - лениво-задумчивым тоном протянул я.
  Только начавший подниматься Дэн всхлипнул и упал обратно, заходясь в новом приступе смеха. Вспомнив вчерашнюю встречу, я тоже присоединился к другу. В смысле смеха, а не ковра.
  ... Когда до приторности вежливый отпрыск графа Шэльского попросил инструктора, приставленного к двум 'недоумкам' посетить последних в связи с возникновением ряда вопросов, тот орал, матерился, но все же согласился. Через пятнадцать минут мы 'имели счастье лицезреть единственного и неповторимого мэтра Авелло ари Судони'.
  Одного взгляда недовольному инструктору хватило, чтобы узнать в 'недоумках' отпрысков одного из богатейших и одного из страшнейших родов, да еще и наследников. А уж когда узнал. По одутловатому лицу ари Судони разлилась мертвенная бледность, губы запрыгали, сотрясая все три подбородка, на лбу и лысине выступили капельки пота.
  - Ч-ч-что ж-ж-желают п-п-почтенные г-г-господа? - видно язык окосевшего от страха инструктора слушался плохо. Я не смог удержаться от шутки. Да и кто бы на моем месте удержался?
  - Крови. Свежесцеженной. Четвертой группы, резус положительный. С кубиками льда. Литра три.
  На миг мне показалось, что толстяк грохнется в обморок или испачкает нам пол. Но тот, заикаясь еще сильней - хотя, казалось, куда уж дальше? - и не все выговаривая с первого раза, спросил:
  - Ч-ч-ч-ч-что, п-п-п-пр... П-п-простите? - я простил. И терпеливо повторил. Мне что, жалко что ли? Тем более для такого впечатлительного и поразительно тупого человека.
  Инструктор выбрал первое. Закатив глаза, он грузно осел на пол. Дэн брезгливо попинал его ножкой - никаких признаков жизни.
  - Алл, ты чудовище! - патетично воскликнул он. И, не удержавшись, рассмеялся. Я присоединился к другу. - А еще девчонок ругал! Еще не известно, кто хуже.
  А вот это он зря. Вспомнив ровный венчик зубов на своем носу и злые нахальные зеленые глаза, я взбесился. Тихо зарычав, я почувствовал, как наливаются Тьмой глаза и выдвигаются клыки. Успешно забытый нами инструктор выбрал не самое лучшее время, чтобы очнуться. Застонав, он невольно обратил на себя мое внимание. Видно, взгляд наполненных Тьмой глаз не пришелся по душе ему, поэтому он сделал и второе. Хорошо хоть не на ковре лежал, иначе, тот был бы безнадежно испорчен. Изумление, сменившееся брезгливостью, вытеснили ярость. Я даже почувствовал невольное уважение к сумасшедшей парочке - те даже не визжали. А златовласка еще и спокойно сносила этот взгляд. Хм, ну да ладно.
  - Авелло ари Судони, будьте так любезны, займите полагающее Вашему рангу положение! - рявкнул выведенный из себя граф. - Аллоктарруил пошутил. Мы с ним росли вместе, но я, как видите, цел и невредим! Так что прекратите истерику!
  Сидящий в 'ароматной' луже толстяк со страхом и зашкаливающей подозрительностью посмотрел на шею юного аль Шэльского. Похоже, графу не поверили. Подумав, инструктор достал из объемного портфеля платок и замотал собственную шею. Я лишь скептически хмыкнул - больно надо!
  - Уважаемый! - обманчиво ласково протянул я. Тот посерел и судорожней задергал платок. - Оставьте свою шею в покое - она меня на данный момент абсолютно не интересует. А если я захочу кого-нибудь убить, Вы ведь всегда сможете меня остановить словом Закона? Не правда ли? - чарующе улыбнулся я, демонстрируя клыки. Лужа стала расползаться. Я сделал несколько шагов назад, поближе к тихо всхлипывающему другу, бросающему на меня укоризненные взгляды.
  По бешено мотающей голове я понял - не остановит. Вознамерись я перерезать хоть половину этого городка - не остановит. Слова поперек не скажет. Разве только рапорт в Академию настрочит. Обязательно настрочит. С гневными нотками протеста и требованием занести в личное дело и в этот мир больше не пускать. Я ухмыльнулся.
  - Меня не интересует ни Ваша кровь, ни чья бы то ни было. Ясно? - по его лицу было видно, что не верит. Ни на грамм не верит. Я подмигнул Дэну. Тот не смог удержаться.
  - Но Вы все же скажите, какая у Вас группа. И резус. Так. На всякий случай, - лужа расползлась еще дальше, грозя все же достать до ковра. Он мне был чем-то дорог, поэтому я деликатно отодвинул его ногой в сторону. И погрозил наследничку Шэльского графства внушительным кулаком. Тот пожал плечами, мол, я тут ни при чем, кто ж виноват, что он такой дурак? Мне осталось лишь согласно кивнуть и сожалеть, что к нам не пришли те веселые парни, что наставляли нас в первый день в этом безумном мире.
  - Нас интересует, есть ли за городом приличное место для отдыха? Знаете ли, захотелось отдыха на лоне природы. Устали мы что-то... - скучающим тоном протянул я, а Дэн спешно добавил:
  - Конечно, устали. За жертвами бегаючи. Шустрые попались. Кто ж не устал бы? - я был готов собственноручно придушить веселящегося друга, так как лужа стала и дальше расползаться - откуда только берется? Коврик пришлось вновь отодвигать.
  - Я жду! Так есть? - пришлось прикрикнуть, чтоб жертва нашего нездорового юмора слегка пришла в себя.
  Через пятнадцать минут мы добились даже вполне сносного объяснения маршрута.
  - Вы свободны! - дождавшись облегченного кивка, вредный графеныш добавил: - Только не забудьте убрать за собой!
  С трудом подавив приступ хохота, я кивнул и вышел вслед за другом - в той комнате находиться было невозможно. Не забыть бы потом применить ароматизирующее заклятие...
  Н-да, достойное продолжение злополучного утра! Закончив смеяться, я пошел в душ. Нас ждал чудесный отдых на берегу лесного озера. Но разве утро, начавшееся с кошмара, может продолжиться чем-то иным?
  
  Дэнуриан аль Шэльский:
  Утро выдалось презабавным: настороженно оглядывающийся вампир, шепчущий сканирующие заклятия - это что-то. От смеха меня снесло на пол. Алл, побуревший от обиды, - не знал, что вампирюги на это способны! - начал пинаться. Подниматься и метелить 'проклятого кровососа' было лень. Поэтому дружелюбно жду каких-нибудь реплик. Дождался. При воспоминании о 'гордом представителе власти и Закона' меня второй волной бросило на пол, да там и согнуло в новом неконтролируемом приступе хохота. Н-да... Незабываемое утро... Хотя... Кажется, у нас появился новый враг. М-да... Даже здесь умудрились нажить себе неприятностей на...хм...мягкое место. Ну да ладно. Отсмеявшись и воспользовавшись моей временной не дееспособностью - живот болел жутко, да и разогнуться было проблематичным - Алл первым утопал в душ, бессердечно (откуда у Князя сердце?!) оставив меня на коврике. Хотя, предвиденье ему за это отомстило. Только Светлые Боги знают, КАК оно ему отомстило! И самое приятное - я был ничуть не против!
  Ярко светило летнее солнышко. Правдивей, конечно, будет сказать - припекало. Но у меня слишком уж лирическое настроение, так что оставим как есть. Естественно, шагать при сорокаградусной жаре под палящим солнцем - не текилу в баре хлестать. Ясно, что настроения это нам не прибавило. Да еще, к тому же, из-за вчерашней попойки встали мы поздновато, а ведь тот идио... м-м-м, инструктор, предупреждал о необходимости выйти пораньше. Мы и вышли. В одиннадцать. Ну и пришли. Вот теперь стоим и любуемся манящей водичкой, светлым песочком, почти полностью укрытым под цветными покрывалами... Романтика... Но это не самое веселое. Самое веселое началось тогда, когда Алл заметил два больших пустующих покрывала. На самом лучшем, с нашей точки зрения, месте. С явно женскими вещами.
  - Пойдем! - кивнул растрепанной головой вампирчик в сторону пустующих мест. И, самодовольно усмехнувшись, добавил: - Думаю, с хозяйками мы уж как-нибудь договоримся!
  Я подумал и согласился. Судя по тому, как недружелюбно на нас косилась мужская и с каким обожанием и кокетством женская часть отдыхающих, у нас были очень даже неплохие шансы. С кем угодно. Только не с этой сумасшедшей парочкой. Хотя, лично я им ну очень обрадовался - с ними весело. Аллу я бы в этом никогда не признался, но я по ним даже соскучился. Особенно по брюнеточке. А они сразу доказали, что я не зря о них столь лестного мнения. Но обо всем по порядку.
  Когда что-то гневно сопящее нечто заслонило развалившимся нам солнце, мы обольстительно улыбнулись и открыли глаза. Н-да... Шок. Минутный. У всех. Пляж тоже замер, ожидая зрелищ. Мы их не разочаровали. Когда до всех нас наконец дошло, КТО и на ЧЬИ покрывала покусился... Я не смог сдержать хохота, Дашка преобаятельно мне улыбнулось, Алл застыл с таки-и-им кисло-злым выражением на лице, что сразу и каждому становится ясно, почему именно вампиры - самая недружелюбная раса, а Женька... Ооо. Эта милашка с горящими гневом глазами несколько раз открывала и тут же беспомощно закрывала рот - видно не могла подобрать цензурных выражений, чтобы описать всю радость от встречи. Глядя в ее сверкающие глаза, я понимал, что она б и рада высказаться, да вот воспитание не позволяет. Я даже посочувствовал девушке - сам знаю, какая эта страшная штука - воспитание. А дальше события понеслись вскачь.
  Златовласка, уже решившая вопрос с воспитанием и приготовившаяся что-то сказать по случаю торжественной встречи, капля липкой массы, умостившаяся на носу Князя, его стремительно наливающиеся бешенством глаза, гневно сузившиеся глазки моей красавицы, мои глаза, в панике обшаривающие все вокруг на предмет чашек, туфель и прочих тяжелых летательных предметов. Не нашел. Расслабился. Зря. Разве этих девушек смутит отсутствие подручных средств, чтобы сотворить гадость? Зачем спрашиваю? Риторический же вопрос. Дашка решила последовать примеру подруги - ткнула мне в лицо остатками своего лакомства. Я обалдел и скосил глаза на липкую массу, стекающую мне на подбородок, шею, грудь... Алл подозрительно захрюкал и отвернулся, просто фонтанируя счастьем. Офигеть! А еще друг называется! Хотя, о чем я?! Человек вампиру не товарищ, а завтрак, обед и ужин. Ну, еще сладкое и, пожалуй, десерт. Так, что-то я отвлекся. Златовласка невозмутимо посыпала лицо вампира песком - это чтоб не обгорел на солнце, да? Оказывается, нет. Она что-то там говорила о народной медицине и прыщах, но мне было не до этого. За меня взялась ее подруга. Мама, я согласен на обеды у тебя по выходным, только спаси меня, пожа-а-алуйста-а-а! Мням-мням, тьфу - ну и гадость эта влажная ароматизированная салфетка! Я офигевал. Сил возражать не было, да и желания тоже. Да и откуда им взяться, если каждая попытка каралась подобными варварскими методами?! Высокий девичий визг и крики дали мне отмашку на старт. Оглянувшись на счастливо жмурящегося в предвкушении друга, я усмехнулся и последовал его примеру. Миг - и вопящая не хуже своей подруги Дарья висит на моем плече, а я, похлопывая ее пониже спины и весело скалясь, шлепаю за другом.
  На пляже резко сменилось настроение: с выжидательного на явно завистливое. Парни завидовали нам - девушки неотразимы, тем более в минимуме одежды, женская часть провожала завистливыми взглядами ругающихся подружек. Хм, нас как-то явно не так поняли. Когда Аллу со златовлаской стали неискренне желать счастливой семейной жизни, до меня вдруг дошло. И, по-моему, не до одного меня. Я расхохотался, златовласка разразилась еще более возмущенной и точнее адресованной тирадой, Алл скривился. Одна Дашка молчала, кажется, она просто не успела осознать всю серьезность наших намерений. А уж когда осознала... Прав вампирюга, еще как прав! Одного поля репей! Истинно так! Крики девушки о маньяках и извращенцах нашли неожиданно живой отклик у мужской аудитории и желание помочь. Почему-то нам с вампиром. Я нахмурился. Добровольцы утихли. А потом пошла потеха!
  Окунаться с попеременно вопящими, ругающимися, угрожающими и судорожно отплевывающимися девушками оказалось на диво весело - незабываемые ощущения! Правда вредная златовласка умудрилась во время очередного погружения извернуться, набрать в ладони песка, а во время краткой передышки на поверхности умыть Князя этим песочком, приговаривая что-то вроде:
  - И не фиг шипеть! Кожа чище будет! Еще и благодарен должен мне быть!
  Ну, и что-то о пользе народной медицины. Опять. Алл озверел. Досмотреть я не смог. Дашка, воспользовавшись тем, что я отвлекся на вопящую парочку, извернулась и освободилась. Когда сработали инстинкты, и я обратил внимание на гневно булькающую девушку, было уже поздно. Горящая жаждой отмщения девушка пнула меня в самое уязвимое и нежно лелеемое место всех мужчин. Ооо-уууу-аааа-ууууу!!! Пока я, скрючившись, тихо матерился, Дашка извинялась и говорила, что целилась в колено - целилась она, блин! - и не хотела ТУДА попасть, блондинка вцепилась зубами в шею вампиру, а тот пытался ее душить. В общем, все как обычно. Я, правда, умиляюсь этой буйной парочке. Кто из них вампир с каждой нашей встречей становится все непонятней. Он ее все-таки задушил. Девушка обмякла и погрузилась под воду, даже не булькнув на прощание. Дашка завопила и побежала пинать Алла, одновременно требуя, чтоб спасал ее подругу. Мол, сам утопил, сам и спасай. Пришлось спасать. С взбешенной Дарьей сложно спорить. К тому же, у нее может быть та-а-акой пронзительный голос! В общем, златовласку достали, вынесли на берег, уложили на покрывало и сделали искусственное дыхание - Алл. Она очнулась, прокашлялась и залепила ему пощечину, затем потеряла сознание. В отношении этих двоих ничего не меняется. Дашка хлопотала над подругой, я пытался успокоить друга и уговорить 'не добивать идиотку'.
  Через несколько минут все немного подуспокоились и лежали на покрывалах. Я с Дашкой - замечено, если держать ее подальше от Женьки, то Дашка становится вполне вменяемой - это плюс, Аллу пришлось делить покрывало со златовлаской - это минус. Он, конечно, пытался малодушно уползти к нам, но я чутко улавливал его поползновения и деликатно спроваживал обратно, ножкой. Несколько минут блаженной тишины. Даже остальные отдыхающие шокировано молчали. Но блондинка вновь что-то не поделила с вампиром - Светлые Боги, когда же это закончится?!
  Сев на покрывале и обратив на молчащего Князя взгляд, сверкающий еле сдерживаемым гневом, переполненный детской обидой и спешно наполняющийся слезами - у меня шок, у Дашки, почти и не видящей свою подругу в таком состоянии (это она мне тихо шепнула), тоже - заговорила тихим и срывающимся голосом.
  
  Аллоктарруил шэн Саррактур ан Ммантиар:
  - Скажи, ну что я тебе такого сделала? Почему я просыпаюсь рядом с тобой и сразу получаю вместо объяснений кучу обвинений? Почему ты преследуешь меня везде, где я только не появлюсь, и отравляешь мне жизнь? За что ты меня так ненавидишь? - последние слова были сказаны почти шепотом, чему я безмерно удивился - было бы понятней, если б девушка кричала и обвиняла меня во всех своих бедах, а она говорила тихим и спокойным голосом.
  Стало как-то неуютно. Златовласка обхватила дрожащими руками колени и опустила голову - из-под прикрытых век скатились две слезинки. Ни больше, ни меньше. Мне стало стыдно. Впервые за последнее время. Дарья порывалась что-то сказать, но отважный Дэн закрыл ей рот, рискуя здоровьем. Своим и своей ладони. Я нерешительно наблюдал за девушкой. Она больше не плакала, лишь только дрожала всем телом. Чувствуя себя виноватым, усадил слабо сопротивляющуюся девушку к себе на колени и стал успокаивающе гладить. Как когда-то младшую сестренку. Погибшую вместе с родителями... Делал я все молча, подходящих слов не было. Девушка медленно успокаивалась. Возможно, сегодняшний день закончился бы вполне прилично, если б какой-то демон не дернул меня за язык:
  - Знаете, юная леди, скорее это я должен злиться. Столько неприятностей, как от Вас, я не получал еще ни от кого. Задумайтесь! - только договорив и почувствовав, как напряглась девушка, я понял, что был не прав. Новый скандал описывать не хочется.
  В итоге, поорав друг на друга за испорченный отдых, понеслись на остановку. Почему-то вместе. Продолжая переругиваться на ходу. Даже не задумываясь над абсурдом ситуации. Дэн и брюнеточка не встревали, спокойно наблюдая за нами. Как истинный дворянин граф нес сумку Дарьи. Евгения пыталась меня своей побить, да и не предложил бы я ей никогда помощи. Обойдется, истеричка!
  Мы с графом успели сесть, девушки были вынуждены всю дорогу стоять. Их недовольные лица грели душу. А попытки отбиться от пьяной компании заставили блаженно улыбаться. Пока не вмешался граф. Ко всему прочему еще и спихнув на меня сопротивляющуюся златовласку. Я горестно вздохнул и приготовился защищаться. К моему удивлению, девушка на меня не набрасывалась и покалечить меня не пыталась. Тяжело вздохнув и смирившись, положила голову мне на плечо и, уткнувшись носом в шею, тихонько засопела. Я в шоке. Усмехнувшись, обнял сумасшедшую златовласку и, не удержавшись, легко поцеловал в висок, подивившись пылающему лбу - солнышко напекло? Улыбнулась, даже не проснувшись. Я испытал неожиданный прилив нежности и тепла.
  Когда приехали, девушка все еще спала. Поэтому аккуратно подхватил на руки и вынес и уже на улице легонько потряс, пытаясь разбудить. На меня удивленно смотрели по-детски беззащитные глаза цвета яшмы. Я усмехнулся:
  - Приехали, леди.
  Женька непонимающе огляделась, осознала себя все еще лежащей на моих руках и залилась краской. Я чуть не задохнулся от нежности и желания - клыки самопроизвольно выдвинулись. С огромным трудом смог их убрать, предварительно опустив девчонку на землю. Та доверчиво мне улыбнулась, мигом сняв все желание.
  - Спасибо. И прости, если что не так... - тихо сказала эта бешенная ведьмочка, я от удивления чуть не проглотил собственный язык. А она открыто и пакостливо улыбнулась и иронично поинтересовалась: - Не знаю даже, что сказать... Прощай или все же до встречи? - я ошарашено наблюдал за той златовлаской, какой я ее еще не знал. И она мне весьма нравилась. - Хм, пожалуй, скажу до встречи. Особенно учитывая твою неподражаемую способность находить меня везде. До встречи, Алл, - сказала и легко коснулась теплыми губами моей щеки. И пока я тихонечко пребывал в прострации, улыбнулась и ушла вместе со своей подружкой, провожаемой восхищенно-задумчивым взглядом будущего графа. А я поймал себя на том, что мне будет ее не хватать. Даже очень. Н-да... Да храните меня, Светлые Боги!
  
  Дэнуриан аль Шэльский:
  В общем, день мог бы очень неплохо закончиться. Я обнимал подобревшую брюнеточку, вдыхая нежный запах, наслаждаясь ее близостью, любуясь умиротворенным и по-детски счастливым лицом. Но вампира надо как-нибудь прибить! Такая идиллия была! Теперь же крики, суетливые сборы и переругивающаяся парочка. Ну и Бездна с ними! Я помог Дарье собрать вещи, и мы не спеша пошли к остановке. Я нес сумку, Дашка развлекала меня беседой. Я же сделал невероятное открытие - красивые девушки могут быть умными! Во всяком случае, одну такую я нашел. Голубоглазая красавица оказалась на редкость интересным собеседником, так что от беседы я получал неподдельное удовольствие.
  Несмотря ни на что, назад мы ехали вместе. Мы с вампиром, как более шустрые, успели занять два свободных места. Девушки остались стоя трястись в битком набитой маршрутке. Алл довольно скалился. Я предложил брюнеточке присесть ко мне, но она покосилась на подругу и благоразумно отказалась. Но когда наших красавиц попытались усадить к себе на колени какие-то гогочущие и не отличающиеся ни изрядным умом, ни трезвостью парни, я резко дернул девушек за руки - и те плюхнулись прямо на меня. Златовласку спихнул Аллу - пусть сам мучается, а чтоб не сильно возникал, я ему тонко намекнул, довольно чувствительно пихнув локтем в солнечное сплетение и с силой наступив на ногу. Гордость не позволила Князю заорать, но какой взгляд мне подарили! А мне было пофигу. Я был занят тем, что поудобней устраивал на коленях Дашку, а Алла златовласка так доведет, что ему не до меня будет. Я даже разулыбался от осознания того, какой я умный.
  Как ни странно, но никаких воплей и стонов по соседству слышно не было. Я оторвался от веселой болтовни со своей ведьмочкой и замер. Златовласка преспокойненько спала, уткнувшись носом в шею вампира, а тот блаженно улыбался, перебирая еще влажные пряди и нежно целуя девушку в висок. Мне даже завидно стало. Так что я зарылся лицом во встрепанную шевелюру своей красавицы и провел губами по оголенному плечику. Дашка улыбнулась и погрозила мне пальчиком - мы продолжили беседовать, только на полтона тише. Я поймал себя на мысли, что именно сейчас, в этом переполненном автобусе, среди незнакомых и малоприятных мне людей чувствую себя счастливым. Просто по тому, что обнимаю лучшую девушку из всех знакомых мне ранее. Умную, начитанную, трогательно красивую...
  Жаль только, что приехали мы неоправданно быстро. Подхватив заливисто хохочущую девушку на руки, быстро спустился и нерешительно остановился. Прощаться не хотелось совсем. Но Дашка сама все решила. Мягко улыбнувшись, она коснулась пальчиками моей щеки и тихо сказала:
  - Не буду говорить прощай... Судьба столько раз нас сталкивала... И если ей это угодно, мы увидимся еще раз. Возможно, именно тогда наше знакомство станет более продолжительным. До встречи! - сказала и собралась уходить.
  Нет! Я так не согласен. Резко притянув девчонку, целую чуть приоткрытые губы. Мягкие, податливые, отвечающие, опьяняющие... Сколько это длилось, не знаю. Осознал себя тяжело дышащим и смотрящим в потемневшие глаза девушки. Окинув меня серьезно-задумчивым взглядом, Дашка развернулась и вместе с подругой ушла. А мне в голову в первый раз полезли мысли о женитьбе. И именно сейчас она не казалась чем-то страшным и нежелательным.
  
  Женька:
  Домой я возвращалась не менее задумчивой, чем подруга. В шумящей голове все смешалось. Сегодняшний день казался чем-то нереальным. А появившиеся, словно ниоткуда, парни - чьей-то злой шуткой. В придачу к тяжелым мыслям и шумящей голове саднило горло. Что-то мне нехорошо.
  Я пыталась анализировать происходящее, что получалось с трудом. Почему я так неадекватно реагирую на очень даже симпатичного парня? Обычно я с симпотяжками само очарование. Так что же изменилось? Ответ на этот вопрос мне помешала найти резко поплывшая перед глазами земля. Я схватилась за подругу и совсем хотела было уже пожаловаться, но заметила радостную улыбку той, и сильнейшее любопытство все же притупило на время слабость. К нам шел улыбающийся Димка - парень из универа, только в отличие от нас - третьекурсник. По-моему, Димка стоит того, чтобы описать его отдельно.
  Довольно высокий, атлетичного телосложения сероглазый и пепельноволосый красавчик, сводящий с ума почти всю женскую часть университета. Богатые родители и положение наследника сделали его завидным женихом и предметом спора многих девичьих драк. А еще редкой сволочью. Вернее, это мы сначала с подругой так думали. После нескольких неудачных попыток поочередно пополнить нами свою обширную коллекцию девичьих сердец и наших довольно жестоких шуток, мы как-то незаметно подружились. На зависть остальной женской части универа. Но нам на них было откровенно начхать. Сволочью он после этого быть не перестал, как, впрочем, и мы стервами. Вот только взаимное глубокое уважение и искренняя симпатия заставляли забыть о таких пустяках и со взаимным удовольствием общаться. А несколько совместных проделок сделали нас друзьями не разлей вода, снискав нам славу поганцев и баламутов. Мы были как-то не против. И частенько зависали вместе, вызывая приступы неконтролируемой зависти и ненависти у женского населения. Но, как я сказала ранее, нам было пофигу.
  И вот сейчас это воплощение девичьих мечтаний быстро шагало к нам навстречу, радостно при этом улыбаясь. Губы сами расползлись в ответной улыбке. Мало кто может похвастаться, что ловил на себе искренний и теплый взгляд офигительно красивых серых глаз. Так же мало кто мог похвастаться, что был тепло обласкан нашими голубыми и зелеными глазами.
  - Приветик, красавицы! - нас поочередно обняли и расцеловали в щеки. Ему можно, и он с удовольствием пользуется этой привилегией. Мне достался задумчиво-обеспокоенный взгляд. Хм, странно. - Откуда такие красивые и мокрые?
  - Топили в фонтане претенденток на твое общество, а значит, наших соперниц! - нагло улыбаясь, заявила я.
  - Слишком верткие попались - еле справились! - пожаловалась Дашка, весело сверкая голубыми глазищами.
  Димка расхохотался и сдавил нас в медвежьих объятьях.
  - Ничего не меняется! - весело скалится. - Мне вас не хватало!
  Мы чмокнули парня в щеки с двух сторон. Тот разулыбался.
  - Нет, ну когда меня еще будут обнимать две сногсшибательные красавицы?!
  - А ты почаще на дискотеках тусуйся, подлиза! - со смехом оборвала его Дашка.
  - Да ну их! Они скучные и тупые! - пожаловался Димка. - Кстати, вы не забыли, что у меня через неделю день рожденье? Как никак не каждый день мне двадцать один год исполняется!
  - Приглашаешь? - хитро сощурилась подружка.
  - Конечно, без вас там будет скучно.
  - Конечно будем! - усмехнулась я.
  - Неужели мы упустим такую возможность потягать тебя за очаровательные ушки? - ухмыльнулась подруга, а парень резко побледнел.
  Кажется, Димка что-то ответил, но я не услышала. Земля закачалась, и я свалилась на взволнованного парня. И темнота...
  
  Дашка:
  Кажется, мир сошел с ума. А как иначе можно объяснить все происходящее с нами? Как можно объяснить эти загадочные встречи с Дэном и Аллом? Словно, они нас преследуют... А может, это судьба? Не знаю... Да еще и этот сон никак не идет из головы... Как же все сложно! Впервые за столько лет я в растерянности и не могу разобраться в себе. Что со мной? Почему меня так тянет к этому парню? Ведь дело не только в его красивой внешности. Есть что-то несоизмеримо большее, чем просто смазливое личико. Но что? Не знаю. Не понимаю. Я словно нашла что-то очень ценное, то, без чего мое существование теряет смысл... Свою вторую половинку. Боже, какой бред! Говорю, как восьмиклассница при виде кумира. Надо посоветоваться с подругой - она всегда трезво мыслит, может, и присоветует чего.
  Женькин вид мне очень не понравился: бледное лицо, пылающие щеки и лихорадочно блестящие глаза. Только я собралась поинтересоваться ее состоянием, как кое-что отвлекло мое внимание. Вернее, кое-кто. Такой высокий обаятельный сероглазый красавчик - мечта всего женского населения от десяти и до ста. Ммм, влюбилась бы, если б не знала о сволочном характере пепельноволосого ангела. Димка, радостно скалясь, шагал к нам, заранее раскинув руки для объятий. Ну, ему можно.
  Я немного успокоилась - раз Женька шутит, значит, все в порядке. Вроде бы. Как оказалось в дальнейшем, я сильно ошиблась. Ну а пока мы обменивались приветствиями, объятиями и поцелуями - девушки из универа удавили бы от зависти и поперхнулись клокочущей злобой - и дежурными шутками. Все как обычно. Конечно, мы помнили о 'таком знаменательном событии!' и уж точно придем. Неужели, мы пропустим такую великолепную возможность довести прекрасную половину человечества и оторваться с менее прекрасной, но более сильной половиной нашего шарика? Если кто на это надеялся, то он наивный мечтатель. И в самый разгар веселья Женька одарила нас пустым взглядом и, закатив глазки, картинно рухнула на перепуганного Димку. Если б не обжигающий лоб, я б решила, что нас элементарно дурят, но подружка вся горела, и мне стало страшно. Растерянный парень беспомощно переводил взгляд с меня на бессознательную подругу.
  - Дим, ты на машине? - откровенно панические нотки выдали меня с головой.
  - Да. Тут недалеко...
  - Пошли быстрей!
  И мы пошли, вернее, почти побежали. Спасать мою драгоценную. Все это время я тихо сходила с ума, боясь за сумасшедшую подружку, едва сдерживая испуганный скулеж. Мамочка! От волнения меня начало трясти. В сорокаградусную жару. Димка, переживающий вместе со мной в пустынном коридоре, нахмурился и усадил меня к себе на руки, крепко прижав и успокаивающе гладя. За что ему отдельное спасибо - вдвоем бояться и переживать было не так страшно.
  Когда к нам вышла медсестра, мы испереживались до нервного тика - Дэн, и соленых дорожек на щеках - я. Слава Богу, с ней все в порядке. Последствия внепланового удушения с последующим утоплением. Уф, жить будет. Если я сама ее за такое не прибью! Это ж надо было так напугать! Ну, или Алл не добьет. Что более вероятно.
  Нас к ней даже пустили, попросив не шуметь. Подружка спала, а температура понемногу спадала. Я просидела с ней до вечера, Димка сгонял за соком, фруктами и прочей ерундой, полагающейся больным. На голову. Правда, это мой личный диагноз... Потом мы сидели и сторожили беспокойный сон подружки вместе, изредка тихо переговариваясь. Все-таки Димка - отличный парень и замечательный друг. Хорошо, что мы сумели когда-то это понять. Поздно вечером нас вытолкали из палаты, не слушая обиженных воплей и взываний к жалости. Димка отвез меня домой, но оставаться одной в неожиданно ставшей пустой и пугающей квартире не хотелось. Мне даже не пришлось просить - похоже, у меня очень красноречивый взгляд. Тяжко вздохнув, парень безропотно потопал в мою квартиру. А ночью просто был рядом, грея своим теплом и защищая, как старший брат, которого у меня никогда не было и о котором я всегда мечтала. И для него я была просто младшей сестренкой. Правда, меня немного смутили его слова, но подумав, я решила не придавать им значения:
  - Дашка, знаешь, вы с Женькой нечто большее для меня, чем просто подруги. Я был бы счастлив назвать кого-нибудь из вас своей невестой, а лучше сразу обеих! - парень проказливо улыбнулся и мечтательно закатил глазки. - Мне кажется, мы бы отлично поладили, а у меня были бы самые чудесные жены. Я знаю, что вы не воспринимаете меня, как мужчину, что, конечно, обидно. Но я вас очень люблю. Возможно, когда-нибудь одна из вас согласится стать моей женой, - тихо и совершенно серьезно закончил этот сердцеед, это воплощение девичьих грез. - А теперь спи, маленькая принцесса.
  Я улыбнулась и, поуютней устроившись в теплых объятиях 'братика', спокойно уснула.
  ***
  Девушка спала и не видела, как грустно улыбающийся парень нежно убрал выбившуюся прядку и легко поцеловал Дарью в лоб. Полюбовавшись еще несколько минут спящим ангелочком, Дмитрий горько улыбнулся и откинулся на подушку, стараясь не потревожить тихо сопящую девушку. Каким-то необъяснимым образом он чувствовал, что ни одна из красавиц-подруг никогда не будет с ним. Первый раз он действительно любит девушку, вернее, двоих, но, как назло, тех, что никогда не будут принадлежать ему. От этой мысли стало горько и непривычно больно где-то в груди. Ну что ж, он подождет. Вдруг, что-нибудь изменится?
  ***
  Проснулась я на чем-то удобном, до боли напоминающем мужское тело. Приоткрыла правый глаз. Хм, я дома. Голова не болит, значит, вчера не пили. Странно. Тогда что делает в моей постели мужчина? Пришлось открывать и второй глаз, приподнимаясь с удобного мальчика, дабы засвидетельствовать, с кем имею честь. Оказывается, с Димкой. Я облегченно выдохнула и улеглась осторожно обратно. У парня было такое умиротворенно-счастливое лицо и светлая улыбка, что будить его совершенно не хотелось. Так что я лежала, вдыхала едва различимый аромат дорогого парфюма - ух, некоторые полжизни бы отдали за такую возможность и уж точно не теряли бы времени даром, а я просто лежала, уткнувшись носом в шею друга, и думала. О разном. И волновалась за сумасшедшую подружку, обдумывала подарок Димке, пыталась разобраться в странностях последних дней. Димка через часик встал сам. Потянувшись, улыбнулся, стряхивая остатки сна, легко чмокнул меня в щеку и взъерошил и так взлохмаченную шевелюру. Привет, утро! Завтракали весело, вспоминая пролетевший учебный год и совместные пакости.
  Женька уже пришла в себя, только выглядела непривычно слабой и беспомощной. Димка побелел, а я на миг лишилась дара речи.
  - Что, испугались, прохвосты? - слабая улыбка, тихий голос и привычные чертики в малахитовых глазах.
  - Вот зараза белобрысая! - выругалась я. - Напугала до полусмерти - я ж так поседею скоро! - да еще и скалится!
  Димка привычно ухмылялся, наблюдая за нами. В глазах парня за веселостью пряталась тщательно скрываемая нежность. К нам обоим. Я вспомнила вчерашнюю исповедь. Надо рассказать Женьке. Вместе обязательно что-нибудь придумаем. У нас одна голова на двоих. Правда, некоторые недоброжелатели ехидничают, что на одного получается ровно по половине мозга, но и его нам хватает, чтобы придумать достойную месть. Так что злопыхатели недовольно, но тихо бурчат. Женьчик обрадовала нас тем, что завтра ее вышвырнут отсюда - за утро она достала врача своим нытьем. Отлично! Нам еще по магазинам успеть пройтись - выглядеть на празднике мы должны убойно, да с подарком что-нибудь решить надо. Но это потом. А сейчас мы просто весело болтали. Пока вреднющая медсестра вновь нас не выгнала. Ничего, мы вечером опять придем.
  Димка отвез меня домой, а сам покатил к себе, пообещав к шести быть. Вот и отлично. Приму ванну и соберу подруге кой-каких вещичек, а то у нее из белья один купальник - ужасть!
  Когда Женька спит, она, оказывается, похожа на ангелочка. Жаль, все сходство улетучивается, как только подруга открывает ротик для очередной порции ехидства. Усмехнувшись, я перевела взгляд на Димку и удрученно покачала головой - срочно нужно поговорить с Женькой. Пепельноволосый красавчик с нежностью и восхищением смотрел на спящую боевую подругу и ничего больше не замечал. Такие взгляды я ловила и на себе. Вчерашний разговор приобрел новые оттенки. Н-да, срочно поговорить с моей родной блондиночкой.
  - Дим, - я тронула парня за руку, выводя из ступора. - Я сама с ней посижу пока, все равно ведь спит, а будить жалко. - Нифига мне не жалко, на самом деле, но ему об этом знать необязательно. - Приезжай вечером, вместе поболтаем. Да и дел у тебя, наверное, куча! Мы ж тебя на двое суток конфисковали - боюсь даже представить, что с нами твои поклонницы сделают!
  Димка кисло скривился на подначку, подошел к спящей Женьке, легко провел ладонью по бледной щечке, мягко накрыл губами чуть приоткрытые губы, развернулся, стремительно подошел ко мне, сгреб в охапку и впился в губы совсем не братским поцелуем. Пока я ошеломленно хлопала глазками, парень горько усмехнулся и тихо закрыл за собой дверь. Я в прострации осела на постель спящей подруги. Однако. Срочно поговорить!
  - Н-да, и что это было, позвольте спросить? - потрясенно прошептала я.
  - Хотелось бы и мне знать! - так же изумленно ответила подруга.
  
  Женька:
  - О-о-о! А ты уже не спишь? - глупо хлопая голубыми глазищами выдала подружка.
  - Как же! Поспишь тут! - ехидно ухмыльнулась я.
  - Жень, ты знаешь, у нас серьезная проблема...
  - Догадываюсь! - устало кивнула я. - Рассказывай.
  Дашка, не отвлекаясь на всякие удивленные охи и несчастные ахи, передала вчерашний разговор, поделилась наблюдениями и, закончив, поинтересовалась:
  - Что делать-то будем?
  - Для начала вызволять меня из этой богадельни, иначе я тут совсем заплесневею. Или, чего хуже, начну чувствовать себя инвалидом! - моему возмущению не было предела. - Затем магазины - на празднике мы должны затмить всех! И подарок. Это должно быть что-то эдакое! - я эмоционально махнула кистями рук, выражая свою мысль, Дашка задумчиво кивала, соглашаясь. - Но с Димкой надо что-то все же делать... А давай его женим! - с энтузиазмом предложила я, возбужденно блестя глазами. До по привычке кивнувшей подруги дошло сказанное и она, поперхнувшись, возмущенно уставилась на меня.
  - Совсем из ума выжила?
  - Неа! Народная медицина! - подруга возмущенно заклокотала, до боли напоминая Алла. - Шоковая терапия называется.
  Я гордо приосанилась. Дашка выразительно постучала по лбу.
  - Может, у тебя температура?
  - Неа. Ну, сама подумай! Клин клином выбивают!
  - Твой случай явно клинический! - не сдавалась эта мелкая заноза.
  - Даша! Я понимаю, что жаба душит такого красавчика отдавать - у меня самой не меньшая, но...
  - Да понимаю я все. Просто это как-то так... Ну, словно, мы его продать решили. Бред какой-то!
  - А сама ситуация не бред? - коварно спросила я.
  - Слов нет! - уныло кивнула Дашка.
  - Ладно, не загоняйся сейчас, - сжалилась я. - Поживем - увидим. Но девушку Димке пора найти, чтоб глупости из головы повылезали.
  - О, что-то мне подсказывает, что мы станем самой предвзятой комиссией в мире! - звонко рассмеялась Дашка. Да уж.
  ***
  В это время молодой парень с горькими складками у губ зашел в полупустой еще бар. Заказав чего покрепче, он опустился за дальний столик. Тяжелые мысли заставляли невесело кривиться чувственные губы. Что за наваждение? Почему из головы не идут лукавые глаза цвета неба и хитрющий прищур малахитовых глаз? Чем зацепила его эта неугомонная парочка? Ответов не было. Но вот чисто мужское решение проблемы было - взять и нажраться. До беспамятства. Чтоб хоть на эти короткие мгновения забытья не помнить пленительные глаза и обворожительные улыбки. Горько ухмыляясь, он поднял руку, подзывая официанта...
  
  Дэнуриан аль Шэльский:
  Остаток дня прошел как в тумане. Мысли путались, а необычные ощущения, которым и названия не подобрать томили и мучили. Утешало лишь то, что не один я страдаю - вампирчик присутствовал с абсолютно отсутствующим видом. И пусть преподаватель по грамматике захлебнется желчью от 'немыслимой безграмотности наследника такого уважаемого и достопочтимого господина, как мой отец'. Угу-угу, слышали. И не раз. И с садистским удовольствием доводил занудливого преподавателя до истерических воплей часа на полтора - благо, следующим предметом была история - один из любимых моих предметов. Да-а-а...
  Что меня удивило, за все время мы перебросились с Аллом всего парой слов, полностью погруженные в свои собственные мысли. Впервые нам не хотелось говорить - и это абсолютно не мешало. А утром я даже в забытье провел рукой по кровати, желая наткнуться на сопящую Дарью. Разочарование, видно, слишком четко проступило на моем лице, потому как, выйдя из комнаты, я наткнулся на кривую ухмылку вампира. С другой стороны, даже на его каменном лице еще виднелись отпечатки сего 'дивного' чуйства. Н-да...
  - Чем займемся? - лениво полюбопытствовал князь.
  - Есть какие-то особые пожелания? - ехидство - первая и незаменимая черта, появляющаяся во время общения с вампирами.
  - Я думаю, - с той же королевской ленцой протянул друг, по кошачьи, с какой-то хищной грацией потягиваясь - нелюдь!
  - Ну, раз высокое собрание занято, то осмелюсь предложить... - на меня весьма заинтересованно покосились. - Что-то я вчера совсем не успел насладиться солнцем, искупаться в той манящей воде... - я усмехнулся и словил ответную усмешку друга - мы отлично друг друга поняли.
  Но каково же было разочарование, когда девушек там не обнаружилось. К нашему растущему неудовольствию они не появились ни через час, ни через два... Хмурый Алл так посмотрел на очередных полуголых девиц, что те не решились подойти ближе, стреляя в нас глазками метров с трех.
  - Пошли отсюда! - выплюнул князь минут через десять, решительно поднимаясь и отрывая взгляд от дорожки, ведущей к пляжу.
  - А как же солнце? Неужели все? - не смог удержаться я, хотя больше всего хотелось вскочить вслед за другом и направиться в город - вдруг встретим?
  - Дэн! - прошипел тот, доведенный откровенными взглядами девиц и неудовлетворенностью от неоправданных надежд.
  - И с каких это пор тебя стали раздражать красивые раздетые девушки? - не преминул ехидно поинтересоваться я, плавно поднимаясь с покрывала.
  - Что ж... - расплылся в коварной ухмылке тот. - Ты абсолютно прав. Эй! Сударыни! Не соблаговолите ли Вы почтить нас своим присутствием? - обратился он к двум хищно посматривающим на нас деви... Э-э-э, девушкам.
  Я удивился - девушки обрадовались. Нет, они, конечно, милые, но уж больно взгляд у них... Бр-р-р! Я вспомнил, как на нас смотрела эта сумасшедшая парочка. Да уж, никакого сравнения. Ни тебе восхищения, ни вожделения, ни почитания - лишь лукавый прищур глаз, злость, смех, радость, презрение, пренебрежение - всегда разные, но никогда готовность исполнять любые прихоти. И почему тогда не хватает именно этих взбалмошных подружек?
  - Кстати, мой друг считает Вас лучшими девушками и просто жаждет продолжить общение! - доверительно шепнул млеющим девицам князь. - Надеюсь, Вы не оставите его одного и позволите ему насладиться каждым мгновением, проведенным с Вами!
  Очарованные девушки внимали каждому слову Алла - велика сила вампирских чар. Затем они обернулись ко мне, хищно и алчно разглядывая добычу. Эй! А я? А моего мнения спросить? Я не хочу!
  - Леди! - изящный поклон дамам. - Надеюсь, Вы позаботитесь о моем друге: он не так давно оказался свободен... - намек был более, чем ясен, и обрадованные девушки с энтузиазмом кивнули. А-а-а! Спасите! - Дэн! - легкий кивок. - Желаю тебе приятно провести время в обществе этих бесспорно прекрасных леди. До встречи.
  И этот гад ушел, оставив единственного друга наедине с голодно смотрящими девицами. Мама!
  Рассказывать, как мне удалось удрать от этих озабоченных деви... Деву... Девиц! Нет, рассказывать об этом я не буду. Просто постараюсь забыть - самый ужасный кошмар моей жизни. Раньше я и вообразить не мог, что девушки могут вызвать ТАКИЕ ощущения. Ужас! В общем, в город мы возвращались с противоречивыми чувствами - Алл с приподнятым настроением, я же вынашивал планы мести.
  Раздраженно хлопнув дверью, я ушел в душ, оставив вампирюгу весело скалиться. Ничего-ничего, и на тебя найдется златовласка! А я ей посодействую. По-дружески! От этой мысли внутри разлилось приятное тепло. Да-а-а, теперь я знаю, чем мы похожи - пакостить любим. Ухмыльнувшись, я стянул с себя одежду и залез под прохладные струи. Бездна! Как же приятно. Вместе с холодной водой пришли и новые мысли. Не отличающиеся оптимизмом. А если мы больше не увидимся? По спине пробежал холодок - и я поспешил включить горячую воду. Обжигающие струи словно прогнали тревогу. Нет, быть такого не может, столько раз сталкивались... Как потомственный маг заявляю: ничего случайного НЕ БЫВАЕТ! Случайности не случайны! Вот! Успокоившись таким способом, бодро промаршировал на кухню.
  Задумчивый князь медленно водил стаканном по столешнице с абсолютно отсутствующим видом. Я налил себе гадкого напитка с чудесным ароматом - кофе называется. Не понимаю, что наши вредины в нем нашли! С другой стороны, бодрит он действительно здорово.
  - Дэн! - позвал меня очнувшийся князь.
  - У-у-у? - содержательно отозвался я, прихлебывая горячий напиток.
  - Ты веришь в Судьбу? - я поперхнулся.
  - Чего? - мало ли, вдруг ошибся?
  - Ты веришь в Судьбу? - терпеливо повторил грозный темный князь, серьезно на меня глядя.
  - Верю ли я? Сложный вопрос. И странный. Для мага. Не находишь? - Алл лишь пожал плечами и дальше продолжил смотреть на меня. - Мы, маги, знаем, что Судьба - это не просто слово. И... Да. Я верю... Во всяком случае, я надеюсь. Что она будет благосклонна к нам еще раз.
  Мы задумчиво помолчали. Темный князь - страх и ужас всех и вся - и единственный наследник богатейшего графства гоняются за ничем не примечательной парочкой сумасшедших девушек - даже не магичек и не обалденных красоток! Ах и три ох! Хотя, с последним утверждением я бы поспорил - девушки очень даже ничего. Особенно брюнеточка... Правда, Алл со мной не согласится, ему златовласка приглянулась - тоже мне любитель контрастов! Да уж, узнали бы в Академии - засмеяли бы! Хорошо, что никто ничего не узнает - Алл точно болтать не станет!
  - Граф! - и чего ему неймется?
  - Слушаю-с! - бодро отрапортовал я.
  - Не напомнишь мне, где мы встречали эту сумасшедшую парочку? - задумчиво прищурившись, поинтересовался князь с лукавой усмешкой.
  - Алл! Ты гений! - тот лишь победно усмехнулся.
  - Собирайся.
  То, что и эта идея не отличалась особой гениальностью, мы осознали, заглядывая в пятый по счету бар. Да-а-а. Девушек здесь нет и не было. Обидно. Скривившись, вампирчик кивнул на бармена:
  - Пытаться их ловить - бессмысленно! Нужно оставаться на одном месте, тогда они сами на нас наткнутся! - спорить не хотелось, и я устало кивнул.
  Свободных мест не было. И лишь за угловым столиком сидел молодой парень, вливая в себя стакан за стаканом. Я кивком головы указал на него Аллу - тот невесело ухмыльнулся. Похоже, это наш собрат по несчастью.
  Как мы и предполагали, парень не возражал против нашей компании, лишь равнодушно обвел нас взглядом, делая очередной глоток. Все ясно, точно - собрат. Постепенно - вместе с повышением градусов беседа становилась все непринужденней - мы познакомились. Парня звали Дмитрием. И он оказался влюблен в двух подруг, а они его считали лишь другом. Ну, или как-то так. Я искренне посочувствовал парню - угораздило же беднягу. Мы как-то незаметно для себя рассказали ему о своих неуловимых красавицах. Дмитрий проникся и даже говорил что-то ободряющее. В общем, мы неплохо провели время. В конце вечера, вернее, глубокой ночью, мы распрощались. Напоследок Дмитрий пригласил нас на свой день рождения, пообещав показать гордых красавиц, пленивших его сердце, - правда, фразу ему удалось закончить далеко не с первого раза. Мы согласились, лелея тайную надежду встретить на ве-че-рин-ке - кажется, правильно выговорил - и нашу неуловимую парочку. Мысль о том, что весь вечер мы говорили об одних и тех же девушках, в наши головы даже не закралась. Тем большим для нас оказался этот сюрприз. Да уж... Девушки в своем репертуаре - не устают удивлять. Боги! Как же все сложно!
  
  Дашка:
  Димка за мной так и не приехал. И на звонки не отвечал. А мы, как два приведения, слонялись по палате, нервно теребили одежду и звонили, звонили, звонили... Гудки в трубке вселяли ужас. Чего только мы не передумали за это время. Боже мой, так страшно! Наверное, самая ужасная пытка - эта пытка опасением за близкого человека и неведением. Какой дурак придумал, что неведение - это блаженство? Его бы сюда! Женька с каждым новым вызовом бледнела все сильнее. У меня вспотели ладони и начали подрагивать губы. Чувствовали мы себя примерзко.
  - А вдруг с ним что-нибудь случилось? Он ведь в таком настроении от нас вышел! - простонала подружка, обессилено падая на кровать.
  Мы как-то дружно представили, что могло произойти. И кто будет во всем виноват. Губы у меня запрыгали, а Женька побледнела еще больше. Миг - и моя блондиночка лежит без сознания. Чеоооорт! Я в срочном порядке занялась рениамационными работами. Похлопала красавицу по бледным щечкам. Та с трудом открыла глаза. Уф, есть контакт! Я обняла мое родное приведение и расплакалась.
  - Знаешь, родная, фиг с ней, с любовью! - слабо отозвалась поглаживающая меня подруга. - Пусть только придет - и я первая брошусь к нему на шею. Только бы с ним было все в порядке!
  - А как же Алл? - от удивления я даже перестала всхлипывать.
  - А что с ним? - я ошарашено смотрела на абсолютно серьезную Женьку. - Что нас с ним связывает? Ничего. У вас с Дэном, возможно, что-то и выйдет, а мы... Да не красней ты так! Мальчик - красавчик писанный, да и сам по себе ничего...
  - Подожди! Ты хочешь сказать, что станешь с Димкой...
  - Да! - отрезала решительно настроенная подруга.
  - А как же любовь? - продолжала недоумевать я.
  - Да-а-аш! Солнце мое! Какая любовь? Ты вообще о чем? - на меня смотрели грустные очи, а на лице подруги расползалась злая усмешка, отчего ее слова казались еще и циничными. - Радость моя, не будь наивной пятиклассницей!
  - Жень... - потрясенно отозвалась я, не понимая этих резких перемен в подруге.
  - Прости. Просто... Я только сейчас поняла, насколько мне на самом деле дорог Димка. И мне плевать на любовь. Я никогда не смогу себе простить, если с ним что-то случится из-за меня. Он... Он замечательный. Лучший из тех, кого я знала. И он достоин любви. Я смогу его полюбить! - серьезно шептала моя блондиночка с горящими глазами.
  - Но...
  - Во всяком случае, я очень постараюсь, - неожиданно тихо и грустно закончила она, как-то спокойно и отстраненно улыбаясь.
  Я потрясенно смотрела на разом повзрослевшую подругу. Н-да... Чего это с ней? Может, мне тоже попросить Алла, чтоб потопил и меня немного - глядишь, тоже повзрослею. Тьфу ты, что за мысли!
  Тут в палату вошла медсестра. Увидев смертельно бледную пациентку, она раздраженно забухтела, выставляя меня вон.
  - Жень, я прибегу завтра. А, если что узнаю, то сразу наберу! - Женька только и смогла кивнуть, отбрыкиваясь от рассерженной тетки. - А может, я обзвоню все...
  - Нет! - крикнула подруга, резко отшатнувшись. - Не надо!
  Я кивнула, чувствуя облегчение. Услышать равнодушное сообщение, что такой-то и такой-то попал в аварию там-то и там-то... Нет уж, это было выше моих сил. Попрощавшись, я ушла.
  Пустая квартира наводила тоску и внушала какой-то детский страх. Торопливо и включив везде свет, я приняла душ и забралась в кровать, не рискнув выключить ночник и прижимая к себе большого плюшевого медведя - Димкин подарок. Он вселял в мою душу хоть немного уверенности. Меня вряд ли можно назвать примерной верующей, я редко хожу в церковь, редко молюсь, но сегодня... Сегодня я молилась как никогда в жизни, чувствуя горячие дорожки на щеках. С тяжелой головой и мрачными мыслями я провалилась в спасительный сон, когда за окном начало сереть небо.
  Разбудила меня пронзительная трель звонка. У-у-у, что мы вчера пили? Голова та-а-ак раскалывается! Застонав, я открыла глаза и нашарила рукой мобильник - двенадцать дня. Ничего себе! Звонок не утихал - и я поплелась открывать, держась за голову.
  На пороге стоял смущенно улыбающийся Димка. Я застыла, а парень недоверчиво смотрел на меня. Ох, я ж вчера всю ночь ревела, представляю, КАКАЯ я сегодня красотка. Ну его, не важно.
  - Димка! Живой! - пронзительно завизжала я, повиснув на шее у ошарашенного друга. - Димка, Димочка! Боже мой! Как хорошо, что с тобой все в порядке! - продолжала визжать я, беспорядочно целуя парня в щеки, нос, губы - куда дотягивалась, в общем. По щекам катились слезы облегчения.
  - Дашка! - Димка подхватил меня на руки, зашел в квартиру и плюхнулся на диван, не рискуя меня отпускать. - Солнышко, что случилось? Я ничего не понимаю! Ведь все же хорошо!
  Я бешено кивала, глядя на него сумасшедшее счастливыми глазами. Живой! Димка тяжело вздохнул и прижал меня к себе, осторожно поглаживая по спине, бормоча что-то утешительно и легко касаясь губами моей макушки. Через несколько минут я успокоилась и глубоко вздохнула. Димка осторожно меня отодвинул и взволнованно спросил:
  - Ну а теперь расскажешь, что случилось? - парень пытливо на меня смотрел, одной рукой стирая слезы, а другой бережно обнимая.
  - Да! - кивнула я, поудобней устраиваясь на коленях друга. - Просто ты вчера не приехал и на звонки не отвечал... Мы раз двадцать звонили!
  - Сорок девять! - уточнил ухмыльнувшийся товарищ.
  - Мы уже не знали, что и думать. А Женька вообще побелела аки снег и в обморок грохнулась! Еле ее в себя привела! А та грымза больничная меня еще и выгнала, чтоб я не нервировала пациентку и не доводила до нервного срыва! - пожаловалась я застывшему парню. - Дим! Ты чего? И где ты вчера пропал?
  - Дашка! - потрясено прошептал парень. - Ты сейчас это серьезно? Вы действительно за меня так волновались?
  - Конечно! Где ты был?
  - В баре. Напивался, - рассеянно проинформировал меня ушедший в себя друг.
  Смысл сказанного дошел не сразу. Несколько минут я неподвижно сидела и пялилась на задумчивого парня, не в силах поверить в услышанное.
  - Что-о-о?!!! - мой визг заставил Димку подпрыгнуть, я же пулей слетела с его колен. - Что-о-о?!!! Пока мы чуть с ума не сошли, ты развлекался в баре?!! Да я тебя!.. - в него полетела статуэтка - промазала. - Да я тебе!.. - тарелка - опять мимо. - Да ты!.. - баночка с кремом попала точно в плечо.
  Димка вскрикнул и схватился за ушибленное место. Фиг тебе, никакой жалости. Я запрыгнула сверху и стала душить шипящего парня. Убью!
  - Дашка! Ну, прости, ну, пожалуйста! - канючил Димка, еле удерживая бешено вырывающуюся меня.
  Через минут десять я выдохлась и затихла.
  - Легко! - гадко ухмыльнулась я. - Женьке все расскажешь сам! - парень побледнел.
  - Может, лучше ты меня сама задушишь? - без особой надежды спросил тот.
  - Фиг тебе. Давай иди! Ее как раз после обеда выписать должны.
  Димка встал и понуро поплелся к выходу. Я злорадно усмехнулась. Жалости я не испытывала - лишь мрачное торжество. Так ему и надо, алкоголику молодому!
  
  Женька:
  Йес! Йес!! Йес!!! Меня выписали! Радость зашкаливает. Собираю вещи и жду свою несравненную. Тихий стук в дверь заставил брови в удивлении взлететь вверх. С каких это пор, позвольте полюбопытствовать, моя драгоценная стала такой вежливой?
  - Входите! - крикнула я, запихивая в сумку последнюю вещь.
  Раздались робкие и неуверенные шаги. Я обернулась.
  - Бог мой! Димка! Живой! - счастливо выдохнула я и повисла на шее у молчащего красавчика. - Димочка! Как же ты меня напугал! Никогда! Слышишь? Никогда не смей так больше делать! - радостно бормотала я, обнимая и целуя невредимую пропажу.
  Парень несмело меня обнял - чего это с ним? - и прижал к себе. Я вспомнила вчерашнее решение и мягко коснулась сжатых губ, не смея поднять глаз. Было ужасно стыдно и неловко. Димка на миг замер, словно не веря, а затем притянул меня поближе, отвечая на поцелуй. Я закрыла глаза - выбор сделан. Да и целуется мальчик обалденно. Жаль, черные глаза никак не удавалось выкинуть из головы.
  - Женечка!.. Принцесса моя!.. Ангел мой!.. - я с трудом различала быстрый шепот.
  - Дим, с тобой все в порядке?
  - Да, - кивнул тот и как-то сник.
  - Эй! Ты чего? Тебе плохо? Димочка, только не молчи! Скажи, что случилось? Где болит? - от беспокойства я едва стояла на ногах.
  - Женька... - на меня смотрели какие-то больные и несчастные глаза. - Жень, прости...
  - Дим... Ты чего? - моя головушка отказывалась понимать происходящее - и я не решалась ее упрекнуть.
  - Ты так волновалась, а я... Я был в баре... Нажрался, как последняя скотина! Прости...
  - Что? - я отказывалась воспринимать полученную информацию.
  - Я был вчера в баре. Напился. Вот, - на парня было жалко смотреть.
  Я безучастно кивнула, выбравшись из объятий друга. И на негнущихся ногах направилась к кровати. Не дошла, сползла по стенке на пол. Дрожащими руками обхватила трясущиеся колени и пустыми глазами смотрела в никуда, переваривая полученную информацию, отходя от шока. Димка опустился передо мной на колени, с трудом оторвал мои сцепленные дрожащие ладошки и сжал их в своих, нежно целуя.
  - Женька, ангел мой, прости...
  Конечно. Я ведь совсем не злюсь. Только больно где-то глубоко внутри. Что-то там ломается и умирает. Черт! Что-то слишком часто в последнее время разворовывают мою душу: то Алл, то Димка. Я подняла на парня прояснившийся взгляд и даже смогла улыбнуться подрагивающими губами.
  - Все нормально. Честно. Просто переволновалась за тебя. А теперь все хорошо. Только не пропадай больше! - закончила я и легко коснулась губ Димки своими.
  Он все верно понял и горестно вздохнул. Это был прощальный поцелуй. Поцелуй, который поставил точку в наших, так и не начавшихся отношениях. Меня бережно подняли на все еще трясущиеся ноги - бедная моя нервная система. Забросив мою сумку на плечо и аккуратно меня поддерживая, Димка направился к выходу. Нашу парочку провожали завистливые взгляды - да уж, Дмитрий - писанный красавец. Когда я в пятый раз споткнулась на ровном месте, Димка, не слушая моих возмущенных воплей, подхватил меня на руки и невозмутимо продолжил шагать к выходу. Вся женская половина мечтательно и завистливо вздохнула и враждебно на меня покосилась. Я пискнула и уткнулась в плечо парню - от греха подальше.
  Под мои вопли меня как инвалидку какую дотащили до Дашкиной квартиры. Подруга с визгами повисла на мне. Дмитрий, не выдержав прыжка сверху и возросшего веса, плюхнулся на пол, по-прежнему продолжая сжимать меня в объятиях. Лучше всех устроилась мелкая зараза - она венчала верхушку нашей живописной пирамиды. Сдавленно ругаясь и постанывая, мы пытались выпутаться из данной композиции.
  - Кх-кх! - раздалось прямо над ухом, когда я выдавала особенно насыщенный перл.
  - Ой! Привет, мам, пап! - Дашка залилась краской. - А мы тут... Эта... Ну...
  - Я вижу, что эта, тут и ну! - грозно нахмурилась тетя Наташа, в то время, как Дашкин отец с трудом удерживал серьезное выражение на лице - к нашим выходкам уже давно привыкли и ворчали скорее по привычке.
  - Здравствуйте, Евгения. Дмитрий. Уж от Вас-то я ожидала большей серьезности, чем от этих непосед! - укоризненно проговорила тетя Наташа - мы с Димкой синхронно покраснели.
  - Ну, мама! - простонала Дашка.
  - Что, мама? Я возвращаюсь домой, а вы ... Ммм, устроились на пороге в весьма живописном виде! Что подумают соседи? Кто ж вас замуж возьмет?
  - Я возьму. Только ни одна не соглашается! - пожаловался забытый Дмитрий. Зря он влез.
  - А в Вас, Дмитрий, я весьма разочаровалась! Могли бы вести себя и посерьезней.
  - Наташа! - поспешил влезть Дашкин отец. - Нас в машине ждут!
  - Ох! Ну ничего, мы с вами, молодые люди, потом договорим! - пригрозив на последок, она умчалась за какими-то вещами - мы дружно перевели дух.
  - Пап! Спасибо! - искренне поблагодарила Дашка, мы в поддержку бешено закивали.
  - Обращайтесь! - усмехнулся тот.
  Через минут десять они уехали назад на дачу. Уф! Мы переглянулись и зашлись в сумасшедшем смехе. Да уж!
  - Весело вы живете! - простонал Дмитрий.
  Мы лишь кивнули - да и что тут скажешь?
  Следующие несколько дней пролетели в дикой спешке. Димке мы строго приказали пред наши светлые очи пока не являться. А вот к празднику мы оттаем и простим начинающего алкоголика. 'Может, простим!' - мстительно добавила 'добродушная' подружка. Спорить с нами Димка не решился. Ну а мы старались выполнить программу максимум в оставшиеся несколько дней. В первую очередь занялись собой - после болезни, пусть и короткой, я выглядела труп трупом. Ну уж нет, фиг я дам нашим заклятым подругам позубоскалить на эту тему. Перетопчутся! Дашка решительно кивнула, и мы принялись составлять план действий. Салоны, парикмахерские и модные магазинчики - сколько всего нужно успеть! Да и подарок еще... Уф, короче.
  Не стану пересказывать все наши мучения, скажу лишь, что мы все успели. А уж выглядели... Бли-и-ин, я, когда Дашку увидела, была готова сменить не только ориентацию, но и пол. Моя драгоценная подружка ответила таким же восхищенным взглядом и озвучила мои недавние мысли вслух. Для разнообразия я даже не стала удивляться тому, что у нас опять одни мысли на двоих. Привыкла как-то. Еще раз окинув друг дружку восхищенными взглядами, мы посмотрелись в большое зеркало и синхронно улыбнулись. Ехидно и предвкушающе.
  Миниатюрное платье из серебристой и переливающейся легкой ткани плотно облегало, отлично подчеркивая фигурку и демонстрируя все ее прелести в самом выгодном свете. Мои золотистые волосы завили крупными локонами и уложили в эдаком творческом беспорядке, что смотрелось просто изумительно. Легкий аккуратный макияж и серебристые, в тон платью босоножки на тонкой шпильке довершили образ. Усе, я улюбилась!
  Дашкино, не отличающееся от моего по миниатюрности платье цвета лазури, что отлично оттеняла ее глазки, замечательно сидело на ладненькой фигурке моей брюнеточки, обольстительно подчеркивая изгибы юного девичьего тела. Тщательно уложенные волосы добавляли ей трогательности и беззащитности. Тот же легкий макияж и босоножки на высоченной шпильке - вот они, скрытые комплексы признанных красавиц.
  Все, кто находился на момент нашего триумфального выхода в салоне, пораженно выдохнули и уставились на нас с немым обожанием. Наши победные улыбки мимолетно скользнули по губам и пропали. Мы поблагодарили мастеров, не ожидавших такого потрясающего эффекта. Прощальный взгляд в зеркало и ослепительные улыбки - пора! Легко сбежав по лестнице, мы плюхнулись в заказанное такси и назвали адрес. Молодой таксист, совсем еще мальчишка, бестолково кивнул и тронулся, всю дорогу не сводя с нас восторженного взгляда. Н-да, а я-то думала, что зеркало предназначено для другого...
  - Жень... А как ты думаешь, Димка...
  - О, конечно! - расхохоталась я. - Конечно, он оценит наш подарок! - я отсмеялась и ехидно сощурилась. - Такая жертвенность просто не может остаться не оцененной! - вот теперь мы хохотали вместе.
  Со стороны могло бы показаться, что ничего смешного в нашем диалоге не содержалось, но... Все дело было в подарке, который мы везли имениннику. А точнее, в картине. Мы с Дарьей долго ломали голову, думая, чтобы ему подарить, когда я, машинально перетасовывая визитки, нашла одну бирюзовую с золотым тиснением карточку. Идея созрела мгновенно!
  - Дашка! Едем! - завопила я и бросилась переодеваться.
  - Куда, сумасшедшая?! - возмутилась бегающая за мной подруга.
  - Живо! Все по дороге объясню! - Дашка покорно вздохнула - порой спорить со мной бесполезно. - Кстати, где флешка?
  - Ф шухе! - невнятно буркнула подружка, но я ее прекрасно поняла.
  - В сумке, так в сумке! - ухмыльнулась довольная я и потопала сбрасывать фотки.
  Уже позже, сидя в мастерской и давясь от хохота, Дашка признала, что это одна из 'генеральнейших' моих идей. А то! Павел - спец по фотопортретам - беспрестанно ухмылялся, а иногда переходил к дикому ржачу. Особенно, когда я закончила излагать свою идею в подробностях. Если коротко, то я предлагала изобразить Димку эдаким надменным султаном, но обязательно сексуальным, в одних подштанниках, и на троне, а нас покорными, с горящими всеобъемлющей любовью глазами рабынями у его ног. И заявить что-то вроде 'Мечты сбываются!'. Но вот если Димкиных полуодетых фоток с надменным личиком было хоть отбавляй, то наших... Н-да... Под истерический ржач Павла мы пытались изобразить всепоглощающую любовь, обожание и покорность. Пашка вытирал слезы, икал от переизбытка эмоций, но не оставлял попыток получить от нас требуемое. Мы злились, потом впали в депрессию - такая задумка под угрозой срыва, и в итоге, просмотрев полученные фото, хохотали в обнимку с Пашей. Кастинг на роль покорной рабыни мы завалили. Причем с оглушительным треском. В конце концов, промучившись добрых два часа, мы смогли изобразить нечто отдаленно напоминающее требуемые эмоции, и Пашка выставил нас вон, все еще икая. Впрочем, он приглашал заходить почаще - давно так не веселился. Я, вспомнив, как в одном кружевном ансамбле пыталась принять покорную позу, а потом гонялась на четвереньках за подло хихикающей и в такой же позе подругой, согласилась. Где еще так повеселишься?
  Тем временем машина подъехала к особняку, из-за ограды которого раздавалась оглушительная веселая музыка.
  - Пошли, что ли? - усмехнулась Дашка.
  - Угум! - энтузиазм зашкаливал.
  С нехорошим предчувствием я выбралась из такси вслед за подружкой. Картину, естественно, в завернутом виде, держали вдвоем, мечтая уронить ее имениннику на ногу - тяжелая, зараза. У ворот собралась изрядная компания.
  - О! Привет старым знакомым! - я изобразила приветливый оскал, рядом повторила маневр Дашка.
  - Привет!
  - Вау!
  - Офигеть!
  Голоса слились в единый гул, приветливый и не очень. Парни поедали нас глазами, а девушки... А что девушки? Весь спектр эмоций от черной зависти до жгучей ненависти - лучшего комплимента нельзя и пожелать.
  - Мальчики! - протянула я самым капризным голоском, глупо хлопая длиннющими ресницами - визажист постарался на славу. - А не хотите ли вы помочь, красивым и страдающим девушкам? - парни бешено закивали и рванули к нам.
  Девушки обожгли нас ненавидящими взглядами, но нам было как-то фиолетово - сгрузили лишнюю тяжесть, и ладушки.
  - А кого, собственно, ждем? - с теми же интонациями протянула Дашка, обводя всех огромными наивными голубыми глазищами.
  - Вас! - хмуро выплюнула Светка - может, помните, я ее упоминала во время своего прощания с этим бренным, но отчего-то дорогим моему сердцу миром?
  - Ой, правда? - я захлопала ресницами, подарив парням восторженный взгляд. - Здорово как!
  - Тогда пошли, ведь мы уже здесь! - радостно пропела подружка, сверкая улыбкой и хлопая ресничками.
  Переглянувшись, мы послали друг дружке ехидно-победные ухмылочки и царственно поплыли к особняку, сопровождаемые целой процессией - тоже мне, королевский эскорт!
  - Привет, Андрюша! - я озорно улыбнулась знакомому охраннику. - Как служба? Как именинник? Не вздумал еще просить политического убежища?
  - Привет, принцессы! - усмехнулся тот. - Пока нет. Кстати, только вас все ждут! - Светка скривилась, мы разулыбались. - Вы как всегда бесподобны! - со смехом в голосе тихо шепнул Андрей, когда мы проходили мимо. А то!
  Димку мы заметили недалеко от входа, он там с кем-то болтал, но замолчал на полуслове, глаза расширились, а брови поползли вверх. Конечно, ТАКОЕ увидеть! Впереди летящей танцующей походкой мы, сзади - торжественно несущие подарок парни, за ними - злая прекрасная половина. Загляденье!
  - Девчонки... - чуть слышно потрясенно выдохнул Димка.
  - Димочка! С днем рождения! - радостно закричали мы, рванув к обалдевшему другу, вежливо отпихнув его собеседников, где и повисли, чмокая застывшего парня везде, куда дотягивались, оставляя там следы блеска и весело переругиваясь за право первой подергать именинника за уши.
  Димка счастливо улыбался, крепко прижимая нас к себе. Сошлись мы на том, что левое ухо мое, правое Дашкино. Перемигнувшись, мы нежно коснулись губами мочки и чуть ее прикусили - объятия стали крепче, а Димка чуть слышно застонал. Где-то рядом раздался рык, но мы как-то не обратили на это внимания. Хихикнув, чмокнули парня в щеки и начали с садистским удовольствие дергать. Димка опять застонал, но уже по другой причине. По чуть слышной сдавленной ругани было ясно, что он уже готов бежать к охранникам в поисках политического убежища. Фиг ему! Мы же еще подарок не развернули.
  - Дииим! - нежно проворковала ему на ушко Дашка, почти касаясь губами.
  - А у нас для тебя подарок есть! - сладко пропела я и, не удержавшись, еще раз шаловливо прикусила самый кончик мочки.
  Объятия стали еще крепче, а рык отчетливей. Хм? Неужели мы так довели прекрасную половину? А ладно, все равно в ближайшие несколько минут отлипать от именинника нет никакого желания! Да и обнимается так нежно...
  - Мальчики! Открывайте! - тем же голоском проворковала Дашка, тоже не спешившая покидать гостеприимный бок друга, озорно со мной перемигиваясь и косясь на многострадальные, но такие соблазнительные ушки, и только Всевышний знает, как я ее понимала!
  Когда последний слой оберточной бумаги опустился на землю, народ потрясенно выдохнул. Я же сладко жмурилась, наслаждаясь эффектом. Рядом довольно сопела Дашка.
  - Ну как? Нравится? - мурлыкнула я, мягко касаясь уже и так переливающегося от моего блеска ушка.
  - Мы ОЧЕНЬ старались! - многозначительно шепнула подруга, повторяя мой маневр с ушком.
  - Ааа... Ууу... Эээ... Ооох! - выдохнула наша жертва, блаженно зажмурившись, рык стал громче и выразительней.
  - Мы сделаем все твои мечты явью, о Повелитель! - пропели мы, синхронно отступив от прибалдевшего парня и присев в поклоне.
  Спиной, а вернее, ее нижней частью, я нащупало живое нечто, судя по Дашкиному сдавленному вздоху, я не одинока. А, это, наверно, те Димкины собеседники, которых мы так неожиданно прервали. Звиняйте, парни!
  - Дашка! - рывок в правую сторону. - Женька! - и я улетаю назад к левому боку. - Вы бесподобны! Боже, как же я вас обожаю! - и нас крепко расцеловали под завистливые вздохи толпы и все нарастающее рычание с пронизывающим шипением.
  Я покраснела, Дашка тоже. Когда мы решили немного пошалить, то не учли, во что это может вылиться. Я коснулась пальчиками припухших от страстного поцелуя губ. Ладно, сегодня ему это можно. К тому же, целуется Димка просто замечательно - сказывается нажитый опыт!
  - Милый! - подружка шаловливо усмехнулась. - С каждым разом у тебя получается все лучше!
  - Продолжай такими темпами, и тогда, возможно, мы решим воплотить картину в реальность! - озорно подмигнув, закончила я.
  - Учту! Начну тренироваться прямо сейчас! - с энтузиазмом потянулся к нам именинник - рык уже пробирал до костей.
  Странно, неужели мы так довели прекрасную половину? Решив не заморачиваться по этому поводу, мы со смехом уворачивались от увлеченного приятеля - хорошего понемножку. Пока мы со смехом прятались от возбужденного друга за спинами его собеседников, высокие, статные - надо будет познакомиться! - на сцене появилось новое, вернее, успешно забытое старое, действующее лицо.
  - Димочка! - приторно-сладкий голосок моей 'любимой' крашенной подружки Светки просто резал слух. - Ты сегодня бесподобен! Поздравляю! - и эта сучка повисла на шее у ошарашенного Димки, впившись в его губы далеко не дружественным поцелуем.
  Я от удивления застыла, а потом проникновенно зашипела - спина, за которой я пряталась от Димки, ошарашено застыла, сбоку раздался не менее выразительный рык взбешенной Дашки. Светка отклеилась от застывшего именинника и победно нам ухмыльнулась. Вот, засранка! Ну, сама напросилось! Я изящно выплыла из-за своего спасительного бастиона и неторопливо продефилировала к глупо хлопающему глазками другу, рядом танцующей походкой шла хищно ухмыляющаяся Дарья. Нежно улыбнувшись опасливо следящему за нами другу, я самым что ни наесть 'блондинистым' голоском капризно протянула:
  - Милый! Этот тон помады тебе совершенно не идет! - я аккуратно и ласково вытирала остатки помады с Димкиных губ кружевным платочком, правую сторону традиционно заняла Дашка с таким же кружевным платочком, Светка оказалась прямо между нами. - Вот так гораздо лучше! - мило улыбнулась я, опуская руку и 'совершенно случайно' запуталась в уложенных волосах заклятой подруги. - Ой, Светка, радость моя! Если уж ты экономишь на помаде, могла бы уже потратиться на хорошего парикмахера! - и 'нежно' резко потянула руку вниз, с удовольствием слушая вскрик согнувшейся Светки.
  - И не говори! - посочувствовала сердобольная Дашка, с нежной улыбкой дергая заклятую подругу - голова Светки мотнулась в левую сторону. - Если хочешь, дорогая, я могу порекомендовать тебе своего мастера и даже замолвить за тебя словечко! Думаю, мне он не откажет! - сладким голоском проворковала моя драгоценная.
  За спиной повисла ошеломленная тишина. Да, возможно, слишком жестоко, но, Боги, как же она нас достала! Димка смотрел на нас с опасливым восхищением, гости за спиной чуть дышали. Я легко выпутала пальчики и, брезгливо скривившись, пожаловалась другу:
  - Чуть все ногти не пообламывала! - меня поспешили покрепче прижать к себе - во избежание, так сказать.
  - Дааа! - плаксиво протянула верная голубоглазая боевая подруга, и была тот час притянута к правому боку.
  - Девчонки! Вы неподражаемы! - чуть слышно шепнул именинник, и улыбнулся гостям, спеша разрулить создавшуюся неловкую ситуацию. - Девочки, позвольте представить вам моих новых знакомых Дэна и Алла.
  Я застыла не в силах поверить услышанному, рядом судорожно сглотнула Дашка. Я медленно заскользила взглядом, неспешно поднимаясь к лицу парней. Мама! Если у меня и были какие сомнения, то они сразу пропали, стоило только взглянуть на знакомые лица и наткнуться на знакомый прищур горящих тьмой глаз. Нет предела совершенству. Здравствуй, дорогой! Как давно не виделись! Ах, зачем мы встретились? Рядом сдавленно и чуть слышно застонала подруга - как я тебя понимаю! Еще минуту мы недоверчиво таращились друг на друга, а затем Дашка нервно хихикнула, еще миг - и мы с ней заливисто хохочем, обессилено повиснув на изумленном Димке.
  - Ну и стерва все-таки госпожа судьба! - давясь всхлипами, с трудом выговорила я.
  - Ой, не могу! - вторила мне, смахивая слезы, хохочущая подруга. - И вам привет, ребята! Рады увидеться! Снова!..
  Еще миг - и парни согнулись в приступе неконтролируемого смеха. Под взглядами недоумевающих гостей. Кажется, мнение о нашем психическом здоровье пошатнулось окончательно и бесповоротно. Ну и Бог с ними! Праздник обещает быть незабываемым!
  
  Аллоктарруил шэн Саррактур ан Ммантиар:
  Мы с графенышем со скучающими лицами перебрасывались ленивыми фразами, искоса рассматривая присутствующих девушек. Вызывающе по нашим меркам одетые, красивые и не очень, соблазнительно улыбающиеся, зазывно смотрящие на нас и... И совершенно не интересующие. Демоны! Еще немного - и я разучусь ценить тихих и покорных женщин... Н-да... Но эта девчонка, она... она меня заинтересовала. Да, именно заинтересовала. Присутствовал какой-то азарт в постоянной борьбе с нахальной смертной, желание подчинить, сломать, заставить признать меня повелителем. Желание на грани необходимости. Любопытно... Возможно, этот мир сможет меня удивить. Во всяком случае, новые ощущения мне гарантированы.
  И все же здесь скучно. Дмитрий развлекал нас беседой, сбежав под таким предлогом от назойливых девиц. Мы с графенком проявляли завидную солидарность и небывалый альтруизм. Хозяин постоянно с беспокойством посматривал в сторону ворот. Надеюсь, что девушки, которых с такой страстью описывал нам новый знакомый, окажутся хоть немного интересными. Дэн как раз что-то говорил Дмитрию, когда глаза последнего радостно вспыхнули, а брови взлетели вверх. Любопытно. Я только собрался оглянуться, чтобы полюбоваться на причину изумленного восхищения, как был бесцеремонно отпихнут в сторону несущейся к имениннику девушкой, перед глазами мелькнула печально знакомая золотистая копна. Та-а-ак! Я нехорошо сощурился. В голове сложились осколки и меня посетила нехорошая догадка о том, что таинственные подруги Дмитрия и наша нахальная парочка - одно лицо. Одного короткого взгляда хватило, чтобы догадки стали уверенностью. Бездна! Судя по сдавленным проклятиям графа, тот тоже впечатлился.
  А эти сумасшедшие... Они повисли на счастливом парне и начали его соблазнять, ЦЕЛУЯ. Я зарычал. Почему-то в унисон. С Дэном. М? А действо тем временем набирало обороты. Да как она смеет? Нахальная человечка! Да я ее сейчас! Самопроизвольно началась трансформация. Р-р-р, убью! Мое! Только мое! Я уже шагнул к ненавистной девичьей фигурке, затянутой в бесстыже короткое платье, как по щелчку тоненьких пальчиков парни сорвали обертку. По толпе пронесся дружный вздох. Я зашипел, рядом проникновенно зарычал друг - а растет парень, даже я впечатлился. Глаза сами вновь прикипели к бесстыдной картине. Да как она только посмела! Мое! Только мое! Убью!!! Мягкий толчок по ногам вернул меня в более или менее осмысленное сознание, чтобы через миг вновь окунуться в сосущую бездну ненависти. Значит, перед этим смертным она готова склониться в рабском поклоне, а мне, Князю Тьмы, она смеет нагло смотреть в глаза? Жалкая человечка! Но сейчас ты за все ответишь! Я только протянул руку, чтобы схватить златовласку, как смертный буквально за миг до того выдернул ее к себе. Убью! Обоих убью! Но златовласка перед смертью признает во мне господина! Никто не смеет безнаказанно оскорблять повелителя Тьмы! В глазах потемнело, когда смертный страстно поцеловал несопротивляющуюся девчонку. А уж ее намек о продолжении... Я выпустил клыки, а на кончиках пальцев плясали колдовские огни чар. Сейчас...
  Огни чар погасли сами собой, а тело вернулось в форму в необычайно быстрые сроки - меня обхватили тонкие теплые руки смеющейся девчонки. Я растерянно остановился, недоумевая. Сумасшедший мир! Пока я раздумывал, появилось новое действующее лицо. Я ошарашенно наблюдал, как ярко накрашенная смазливая блондинка повисла на растерявшемся имениннике. И тут я непроизвольно вздрогнул - из-за моей спины раздалось пронизывающее шипение. На миг мне даже почудилось, что за моей спиной находится истинное дитя Тьмы. Взбешенная златовласка шагнула к Дмитрию, нежно улыбнувшись нервно дернувшемуся парню. И я не решился ей мешать - у малышки было такое выражение глаз, а уж аура златовласки полыхала неконтролируемой яростью, ненавистью, бешенством и предвкушением. Я опасливо покосился на длинные коготки девушки, вспомнил свои когти после трансформации, сравнил - и счел за лучшее сделать шаг назад. Рядом оказался граф - мальчик отлично чувствует опасность, а у Дарьи ноготочки ничуть не меньше. А после... Я изумленно смотрел на стервозную парочку с аристократичной небрежностью и с неподражаемым изяществом разобравшихся с соперницей. Жестоко. Я в который раз ощутил смутное беспокойство и восхищение. Какая бы из нее вышла королева! Усмехнувшись неожиданной мысли, я чуть не пропустил самое интересное - Дмитрий поспешил нас представить буйной парочке. С бешенной скоростью сменяющие друг друга эмоции в выразительных глазах цвета яшмы позабавили. Девушки переглянулись и под недоумевающим взглядом именинника повисли на нем, всхлипывая от смеха. Подружки так заразительно хохотали, так искренне, что мои губы сами расплылись в ответной улыбке, а через миг я присоединился к заливисто хохочущей парочке. Вместе с графом.
  - Ммм, Димка, ты даже не представляешь, КАКУЮ свинью нам подложил! - хмыкнула златовласка.
  - Или им! - ехидно пропела брюнетка, кивнув на нас.
  - Или им! - соглашаясь, усмехнулась зеленоглазая ведьма.
  Именинник потерянно переводил взгляд от подруг к нам и обратно. И как он их только столько времени терпит? Парню можно лишь посочувствовать. Были бы в моем княжестве, я бы ему медаль, нет, я бы ему орден вручил.
  - Вы знакомы? - брови парня взлетели вверх.
  - Печальный факт, но да, знакомы! - несчастное личико и трагичные нотки в голосе - убью, заразу!
  - Ты даже не представляешь, что нам пришлось пережить! - не меньший трагизм и лишь веселые демонята в голубых глазах портили великолепно сыгранное несчастье - и эту убью!
  - О! - видно, привыкший и не к такому Дмитрий, лишь весело хмыкнул. - Даже не знаю, кому посочувствовать! Но, зная вас, могу предположить, что им мое сочувствие понадобиться больше! - и проказливо улыбнулся обиженным девушкам, быстро чмокнув каждую в кончик носа - глухое раздражение вновь заворочалось в глубине души.
  - Ну, вот так всегда! - смех златовласке скрыть удалось с трудом, лишь малахитовые глаза искрились весельем.
  - Ох уж эта мужская солидарность! - огорченно покачала брюнетка с сияющими смехом голубыми глазищами.
  Пока они беззлобно перешучивались, я задумался. То, что мы отовсюду наталкиваемся на эту парочку - не случайность. Как там у смертных говорится: один раз - случайность, два - совпадение, три - закономерность. И я не мог разобраться, для чего это нужно. И это слегка нервировало. Ненавижу быть куклой в чьей-то игре, пусть даже кукловодами будут Боги. Я Князь Тьмы, а она никому не подчиняется. Взгляд прошелся по хохочущей парочке, все еще висящей на обнимающем их Дмитрии. Они так непохожи и похожи одновременно. Высокая и светловолосая Евгения и низкая темноволосая Дарья. И все же они словно являются одним целым. Одна начинает - другая заканчивает. Порой им не нужны даже слова - достаточно взгляда. Как день и ночь, свет и тьма - одно переходит в другое. Две стороны одной медали. Эта мысль так меня поразила, что я застыл на несколько мгновений. Кажется, я только что нашел ответ на мучающий меня вопрос. Хм, любопытно. Если ты разобрался в мотивах и причинах поступков врага, значит, ты почти победил. Я посмотрел на графа - тот не забивал голову вопросами - сейчас его волновало лишь одно: как переместить Дарью в свои объятья. Бедняга! Эти ведьмы из чистого упрямства так осложнят всем жизнь, а сами будут невинно хлопать кристально честными глазками.
  - Девушки! Раз уж вы знакомы, то поухаживайте за Дэном и Аллом, мне же стоит вернуться к остальным гостям! - Дмитрий еще раз чмокнул девушек в нос.
  Дарья лишь хмыкнула и, ехидно сощурившись, вложила ладошку в протянутую ладонь графа, согнувшегося в изысканном поклоне. Глаза довольного друга сверкнули, и он сгреб Дарью, прижав к себе. За что и поплатился.
  - Ой, я такая неловкая! - ведьмочка даже не трудилось скрыть насмешку - Дэн, скривившись от боли, опасливо покосился на тонкую острую шпильку и смирился.
  - Дим! Хочешь, я побуду с тобой? - златовласка тревожно заглядывала в глаза именинника. - Не хочется оставлять тебя с этим зверинцем наедине. А меня они почему-то опасаются! - недоумевающе протянула девчонка. - Дим, честно! Дашка и одна так развлечет твоих друзей, что они не будут знать, где прятаться! - изящная ладошка нежно погладила гладко выбритую щеку. - Дим! Я останусь?
  - Женька! - парень прижал к себе хрупкую девчонку, нежно целуя тонкое запястье, ладонь, пальчики, а потом просто прижался к девичьей ладони лицом, накрыв ее своей большой ладонью. - Не нужно, моя златовласая фея! Я отлично справлюсь с ними и сам! - парень проказливо усмехнулся пришедшей мысли. - К тому же, вы и так запугали половину гостей своей выходкой! Так что еще не ясно, спасаться от них придется или успокаивать! - парень в притворном осуждении покачал головой, не сводя с улыбающейся девушки глаз. - Иди, моя фея. Люблю тебя, - тихий шепот был на грани слышимости.
  - Люблю тебя, - эхом откликнулась златовласка с печальными глазами и легко коснулась изогнутых губ своим. - Я скоро вернусь. Идем, Алл.
  Все это время я пытался сдержать трансформацию и усмирить бушующую ненависть. Боги, как же я ее ненавижу! Жалкая смертная! Убью! Убью! Да как она вообще смеет! Мое! Только мое! Убью! Никому не уступлю свою новую игрушку. Никогда. Нет, она мне не нравилась как женщина. Я предпочитал другой тип. Хотя признаю, что она симпатична. Мне нравилось с ней играть. Она была интереснейшей игрушкой за последнее десятилетие, и я не желал ей делиться. А одна только мысль, что МОЯ игрушка может выбрать кого-то другого, приводила в ярость.
  - Что-то Вы сегодня необычайно молчаливы, князь, даже Ваш взрывной темперамент не дает о себе знать. С чего бы? - ехидно усмехнулась девчонка, беря меня под руку.
  - Как ты меня назвала? - я застыл, не сводя с нее пылающих глаз.
  - Князем! - усмехнулась паршивка. - У тебя местами настолько напыщенно-самовлюбленный вид! О, простите, Великий! Я была неоправданно дерзка! - и смешинки в лукаво прищуренных глазах.
  - Ты невыносима!
  - Чушь! Невыносимых людей не бывает! Бывают узкие дверные проемы и помощница бензопила 'Дружба'! - лучащиеся весельем глаза - и я невольно улыбаюсь в ответ.
  - На тебя сложно сердиться! - признание вырвалось раньше, чем я успел задуматься о смысле сказанного.
  - Знаю! - златовласка усмехнулась. - И беззастенчиво этим пользуюсь.
  - Как тебя только окружающие терпят? - ехидно поинтересовался я.
  - Ну как тебе сказать? - смертная сделала вид, что глубоко задумалась.
  - Честно!
  - Хм, с этим сложнее, но... Раз сам КНЯЗЬ смиренно склоняет голову и молит меня... Кто я, в конце концов, такая, чтобы отказать ЕМУ? - я зарычал в ответ на издевку в ее голосе, но тут же успокоился, стоило только посмотреть в безмятежные глаза человечки. - Откровенно говоря, я просто забыла поинтересоваться мнением окружающих! - и она потупила глазки, зашаркала ножкой - всем своим видом старательно демонстрируя раскаяние.
  - Евгения, Вы бесподобны! - все еще смеясь, я склонился над тонкой кистью, обозначив поцелуй.
  - Мог бы и обслюнявить слегка ладошку! Тебе пустяк, а мне бы приятно было! Аж сам КНЯЗЬ обмусолил мою недостойную длань! Год бы не мылась! - на меня огорченно-укоризненно смотрели невинные серо-зеленые глаза смертной.
  - Ты! Ты! Как ты с-с-смееш-ш-шь! - я до боли сжал хрупкую ладонь и шипел в бледное от боли личико девушки.
  - Тебе не говорили, что истинный джентльмен никогда не позволит себе причинить боль даме? - отстраненное любопытство и неприкрытое презрение - от изумления я ослабил хватку, и девушка легко освободила кисть, на которой четко проступили следы моих пальцев. - Вижу, твоим образованием не озаботились. Безумно жаль. Думаю, в моем обществе Вы больше не нуждаетесь. Прощайте! - и, обозначив легкий кивок, девушка стала удаляться от меня.
  - Женя, стой! - приказал я, забыв, что это не мои земли.
  - Простите, о Великий, но у меня нет никакого желания Вас лицезреть! - и, пока я заставлял себя успокоиться и не убивать смертную нахалку, златовласка скрылась.
  Р-р-р, убью, паршивку! Изобью до полусмерти! Но заставлю подчиниться! Никто не смеет ТАК разговаривать с Князем Тьмы! Моя! Только моя! Убью! И когда я уже был готов отправиться на поиски человечки, в меня чувствительно врезалось что-то мелкое и гневно сопящее. Я присмотрелся. Дарья?! А где Дэн? О-о-о, ответ не заставил себя ждать.
  - Дашка, прости! Я был не прав, но уже все осознал и почти исправился! - мои брови изумленно поползли вверх при виде несчастного и потрепанного графа, на Дарью я косился с опаской и изрядной долей уважения - кто ж эту сумасшедшую парочку разберет? Мало ли чего от них можно ждать?
  
  Дэнуриан аль Шэльский:
  Ну и острые же у нее шпильки! Я возмущённо покосился на нахалку с невинными голубыми глазами. Дашка мягко мне улыбнулась и куда-то потянула, пообещав показать самые классные уголки поместья. Я не сопротивлялся. Я думал. Стоит или не стоит выяснять степень их с Дмитрием привязанности. Я уже решил, что на время каникул эта девушка будет моей, и делить ее ни с кем не собирался.
  - Дарья! - начал я.
  - Даша. Или Дашка, - проинформировали меня с безмятежной улыбкой. - Полное имя вызывает у меня непроизвольную дрожь. Меня так мама зовет, когда я чего-нибудь натворю. Громко так зовет. Сердито! - и проказливо усмехнулась - и как можно на нее сердиться?
  - Мое полное имя - Дэнуриан, но друзья зовут просто Дэном, - последнюю часть я договаривал под смех голубоглазки. - Что тебя так насмешило? - моим голосом можно было заморозить реку - у Князя научился.
  - За что тебя так ненавидят родители? - выдавила сквозь смех эта... Эта... Эта паршивка.
  -?!
  - Такое имя... Древнее что ли. Прям как у графа какого! - пояснила Дашка, состроив дебильно-крестьянское личико - я невольно усмехнулся, умеет же разрядить обстановку парой фраз, как и зарядить.
  - А я и есть граф. Дэнуриан аль Шэльский, если быть точным! - я не удержал ухмылки при виде округлившихся глаз девушки.
  - Что, действительно граф? Правда-правда?
  - Правда-правда!
  - Здорово! А твой неуравновешенный дружок тоже граф? - непосредственно поинтересовалась моя брюнеточка.
  - Не совсем. Он Князь! - я благоразумно не стал уточнять, чей именно Алл Князь.
  - Весело! - открыто улыбнулась девушка и вдруг согнулась в изящном поклоне. - Мой господин, Вы непередаваемо прекрасны сегодня! Рада Вам услужить! - и если бы не лукавый прищур голубых глаз, я бы обязательно поверил.
  - Все издеваешься?
  - Почему сразу издеваюсь? - надула прелестные губки Дашка. - Это мое мировосприятие и мироощущение виноваты! - я легко рассмеялся, качая головой - потрясающая в своей искренности и непохожести на наших придворных дам девушка. - Идем! Тут есть одно потрясающее местечко.
  Место было действительно красивым. Небольшой художественно оформленный пруд, тонкие длинные ветви незнакомых деревьев низко склонялись, касаясь земли. И небольшой деревянный мостик. Со счастливой детской улыбкой Дашка взлетела на низкий мостик и, сбросив обувь, опустила ноги в воду, весело ими болтая и поднимая тучи искристых брызг.
  - Присоединяйся! - звонко смеясь, позвала меня эта нимфа - и я не смог отказать.
  Я устроился рядом со счастливой девушкой и радостно зажмурился. Нет, мне здесь определенно нравится! Мы болтали о пустяках, а потом...
  - Пошли! Я тебе еще одно место покажу! - и, сияя глазами, она потянула меня к странным деревьям, на ходу натягивая убойную обувь. В прямом смысле убойную.
  - Смотри! - выдохнула Дашка, затягивая меня за занавес зеленых ветвей. - Правда, здесь здорово?
  - Здорово, - согласился я, осматривая уютный уголок зелени.
  - А эту скамеечку мы выцыганили у Димки! - похвасталась довольная брюнеточка, плюхаясь на означенный предмет мебели и мечтательно зажмуриваясь.
  - А что вас связывает с Дмитрием? - не удержался я, аккуратно опускаясь рядом.
  - Ничего. Мы просто друзья! - безмятежно пояснила девушка, продолжая мечтательно улыбаться.
  И я не удержался. Чуть податься вперед - и губы накрывают мягкий рот застывшей девушки. Пальцы легко пробегают по нежной коже и гладят спину. Чуть слышный вздох, но я не останавливаюсь. Ты будешь моей, девочка с глазами цвета неба. Маленькие ладошки несмело ложатся мне на плечи, а их хозяйка робко отвечает на поцелуй. Тонкие пальчики запутались в моих волосах, но я уже ни на что не обращаю внимание. Прочертить дорожку на щеке, чуть сжать мочку, провести губами по нежной шее, обласкать ключицы. Она прекрасна, моя голубоглазая нимфа. Едва слышный стон малышки и судорожно сжавшиеся пальцы. Немного больно, но... Это возбуждает. Я скольжу по мягкой коже и вновь накрываю нежные податливые губки. Нет, не могу больше. Я подхватываю хрупкое тело, прижимая к себе, и опускаюсь на землю. Девушка испуганно застывает, но я не останавливаюсь, а на робкие протесты даже не обращаю внимание. Как оказалось, зря. Ох! Ну, зачем же бить ТУДА?! Маленький изверг!
  - Чего ты упрямишься? - я рычу, сблизив наши лица. - Любая была бы только рада! - хлесткая пощечина оборвала меня на полуслове.
  - Ты такая же сволочь, как и остальные! - голубые глазища наполнялись слезами.
  - Не понимаю, чего тебе не хватает! - зло выплюнул я, скатываясь и потирая щеку. - Да любая!..
  - Я не любая! - горечь, которой были наполнены слова, заставила меня отвлечься от собственной щеки. - Ради твоей безопасности прошу, не подходи ко мне. Никогда... - словно заледеневшее лицо и тихие слова, от которых веет смертельным холодом.
  Тоненькая девичья фигурка стремительно удалялась прочь, а я сидел и пытался понять, что я сделал не так. Да ведь любая... Идиот! Это же другой мир. И правила здесь другие. И Дашка... Она тоже другая! Точно идиот!
  - Дашка, прости! Я был не прав, но уже все осознал и почти исправился! - мой крик придал девушке скорости.
  Алл! Если бы ты только знал, КАК я рад тебя видеть! Держи ее. Только крепче!
  - О, еще одна ненормальная! - ох, неверный тон, дружище!
  Я притормозил и решил пока не приближаться. Прости, друг! Но пусть она сначала сорвет зло на тебе, а потом мы поговорим.
  - Что ты сказал? - глаза Дарьи сузились. - Бог мой! И это говорит мне жалкое ничтожество, лишь по недосмотру небес родившееся мужчиной и оттого считающее себя заведомо лучше и выше! - девушка словно выплюнула эти слова.
  - Думаю, я еще польстил вам. Особенно твоей подруге! Она!.. - Князь практически прорычал эти слова, но был безжалостно прерван.
  - Что-о-о?!! - Дашка взвизгнула. - Да как ты смеешь! Женька - лучшая девушка из всех, кого я знаю! А ты!.. - казалось, Дашка задохнулась от гнева. - Это из-за тебя она попала в больницу и чуть не умерла! И я чуть с ума не сошла, волнуясь! Гад! Получай! - и пнула растерянного Князя в колено.
  Я расширившимися глазами наблюдал за этой сценой. Слова доходили до сознания с трудом. Дашка убежала, Алл, ругаясь и проклиная девушек вообще и двух конкретных в частности, разогнулся.
  - Сумасшедший мир!
  - И что нам делать? - я не обратил на его реплику внимания. - Зачем ты довел Дашку? Я ж теперь даже подойти к ней боюсь!
  Князь не отвечал. Он с отвращением рассматривал свою ладонь.
  - И зачем я это сделал?
  - Что сделал? - мне стало любопытно.
  - Ничего.
  Вот так всегда. Более скрытного существа найти невозможно. Я покосился на невозмутимого вампира. И клещами не вытянуть правду. Вздохнув, я повторил вопрос:
  - И что нам делать?
  - Не знаю.
  - Отлично! - ядовито похвалил я, отворачиваясь.
  Нет, прав вампирюга. Сумасшедший мир. Сумасшедшие порядки. Сумасшедший день. И где мне искать Дарью?
  
  Женька:
  Я потерянно брела по дорожке, осторожно потирая саднящую руку. Отпечатки пальцев проступали колоритными синяками. Здорово! Просто слов нет! Ненавижу этого придурка! Мало того, что спину разукрасил - хорошо хоть до праздника все сошло! - так теперь за руки принялся. Нет, ну что за гадкое пресмыкающееся! С каждым шагом я распалялась все больше - от былой растерянности не осталось ни следа. Все, сволочь неуравновешенная, ты доигрался! Я... На этом меня прервали, не дав закончить мысль о том, что я с ним сделаю. Я едва удержалась от падения, опасно зашатавшись на тонких шпильках.
  - Черт! - я опасно сузила глаза. - Ну, и кто у нас записался в клуб юных самоу... Дашка? - я ошарашено уставилась на подругу: подрагивающие губы, полные слез глазища...
  - Женька! - всхлипнула Дашка, прижавшись ко мне и обхватив меня руками. - Женечка!..
  - Тш-ш-ш, малыш. Все хорошо! - шепнула я, обнимая подругу и успокаивающе поглаживая по плечам. - Кто тебя обидел? Не знала, что у Димки есть знакомые самоубийцы! - последняя фраза прозвучала откровенно угрожающе.
  Моя драгоценная лишь помотала головой, теснее прижавшись ко мне. Не желая радовать общественность новыми слухами - им бы то, что есть, переварить! - я потянула подругу вглубь поместья. Там была старая, спрятанная за деревьями от чужих глаз, почти не посещаемая беседка. Дашка послушно шла за мной, опустив голову и редко всхлипывая. Но слез не было. Правильно, подруга свято помнила, что у нее на лице косметика. И какой бы дорогостоящей и качественной она не была, но искушать судьбу не стоит. Я крепко держала мое счастье за руку, нагло и безмятежно улыбаясь редким мимопроходящим.
  Я не ошиблась. Беседка выглядела заброшенной. Кое-где даже шуршали прошлогодние листья. Удивительно. Прутики сухих веточек в художественном беспорядке украшали резной стол и скамейки. Дерево потемнело от времени. И пыль. Да и пока дошли, вспахали шпильками пол газона. Красотища. Ухмыльнувшись, достала парочку влажных салфеток. Покосилась на подругу - э нет, она мне сейчас не помощник. Моя радость ушла в Астрал, и похоже надолго. Ничего, сама справлюсь - ручки не отваляться. Еще одна ухмылка - и я деловито протираю пяточек скамейки. Мы девочки малогабаритные, нам много и не нужно. Когда даже на мой излишне критичный взгляд стало чисто, я достала сухую салфетку и также скрупулезно протерла очистившееся пространство. Удовлетворенная улыбка - и я со счастливым вздохом падаю на свой островок чистоты - ноги уже просто гудят, а ведь праздник только начинается. Рядом примостилась подруга, уткнувшись носом мне в шею и обхватив руками за талию, и глухо начала рассказывать. Я внимательно слушала, не перебивая и не встревая с комментариями - пусть выговориться. Когда Дашка дошла до места, где пнула Алла, я счастливо хмыкнула, чувствуя себя пусть частично, но отомщенной. С другой стороны, мне всегда самой хотелось его пнуть, а получалось это почему-то у Даши. Обидно.
  - Даш, а почему такой взрыв эмоций? - тихо спросила я, когда подруга затихла. - Он ведь не первый да и далеко не последний, кто к тебе пристает? - спрашивала я больше для проформы, уже догадываясь, каким будет ответ.
  - Жень, я влюби-и-илась! - всхлипнула подруга, а в голубых глазищах задрожали готовые вот-вот пролиться слезы.
  - И ты решила, что с потеками макияжа сможешь его привлечь быстрее? - ехидно хмыкнула я, старательно отвлекая подругу.
  - Ч-что? - Дашка непонимающе на меня покосилась, а слезки-то высохли. - Ты о чем?
  - Говорю, ты его завоевать али напугать собралась? - злобно-обиженный блеск глаз я проигнорировала. - Если второе, то вперед.
  - Злыдня! - буркнула моя драгоценная. - Ой, а у меня что, макияж потек?! - голубые глазища в ужасе округлились.
  - Нет! - рассмеялась я. - Собирался. Но Чип и Дейл в моем лице поспешили на помощь и всех спасли.
  - Вредина! - усмехнулась подруга, а потом порывисто прижалась ко мне. - Ты самая лучшая подружка, и я тебя люблю.
  - Определяйся, вредина али нет! - усмехнулась я, чмокая Дашку в макушку и обнимая в ответ. - И я тебя люблю, Даш. И никому и никогда не позволю обидеть.
  - Знаю! - ухмыльнулась подруга. - Знаю. И тоже никому тебя дам обидеть.
  - Какая грозная у нас коалиция! - рассмеялась я.
  - И не говори.
  - Успокоилась?
  - Так разве ты дашь вволю поплакать? - в притворном сожалении вздохнула Дашка.
  - И не говори. Как мне не ай-яй-яй? - с иронией спросила я. - Да никак.
  - Вот-вот.
  - Кстати, ты что думаешь делать?
  - Не знаю... - задумчиво отозвалось мое счастье, накручивая на палец локон. Мой, что примечательно. - Наверное, для начала поиграю в обиженную. Праведное возмущение, оскорбленная невинность и все такое. Потом... Что же потом? Да посмотрю по обстоятельствам. Я ведь ему понравилась, так что... Сначала подавлю на совесть, потом простимулирую симпатию ревностью. А говорят, девушки ничего не смыслят в рыбалке! - неожиданно хмыкнула подруга с изрядным сарказмом.
  - Ну-ну! - усмехнулась я.
  - Ах да, прости! Все время забываю, что ты у нас в этом деле исключение. Гены-гены! - пропела мелкая засранка.
  - Зависть - вредное чувство, от него морщины появляются! - безмятежно проинформировала я.
  Звонкий смех и быстрый поцелуй в щеку был мне ответом. Ну да, мой папа заядлый рыбак, вот и я тоже. Заядлый. Но футбол я не очень. Я больше хоккей... Н-да... Вот. Хм.
  - Так, как я выгляжу? - деловито спросила подруга.
  - Как всегда великолепно! - нежно улыбнулась я, поправляя выбившиеся локоны. - Все, свободна. Потом предоставишь полный отчет.
  - Куда ж я денусь от тебя, белобрысое чудовище? - простонала подруга.
  - Никуда. Это уже навсегда.
  - Угум. Ну, я пошла?
  - Ни пуха ни пера!
  - К черту! - тряхнула волосами Дашка и решительно направилась на звуки праздника.
  Я тихо сидела, бездумно наблюдая за чуть шевелящимися на легком ветру листьями. Мыслей почти не было. Я радовалась за подругу, неискренне сочувствовала Дэну. И совершенно запуталась в собственных ощущениях и эмоциях. Я не знала, чего хочу и что мне надо. И не могла понять, ни своего отношения к Димке, ни непонятного влечения к неуравновешенному Аллу. Неужели я купилась на симпотяжную мордашку? Не верю! Не хочу верить! Я ведь не такая, да? Уф... Ну, не знаю я, не знаю. Я запуталась. Не понимаю, что со мной. Димка... Невольная нежность затапливает мое сердце каждый раз, когда я вижу пепельноволосого ангела. Появляется непреодолимое желание провести пальцами по гладковыбритой щеке, очертить линию губ... Я тону в этих глазах, полных нежности. Я люблю этот ироничный огонек, так часто вспыхивающий в его выразительных глазах... Я затрясла головой, стараясь вытрясти все лишние мысли и согнать идиотскую мечтательную улыбку. Наверное, если бы я не встретила Алла, все сложилось бы иначе. Мы бы были вместе. Но... В то утро, когда в глазах цвета ночи появилось море необъяснимой нежности, нежности именно ко мне, я пропала. Что-то в моей душе шевельнулось, словно узнавая, шевельнулось, потянулось к нему и осталось с черноволосым демоном. А я... Я окончательно запуталась. Горькая улыбка скользнула по губам и пропала. Встряхнувшись, я поднялась со скамейки и решительно направилась в сторону праздника. Сейчас там начинается самое интересное, и я не прощу себе, если не наслажусь сценой 'Укрощение строптивого' из первого ряда. Тем более, играть будет виртуоз. В подруге я не сомневалась ни на миг. Надо будет найти Димку. С ним я чувствую себя в безопасности. А еще с ним уютно. Хватит мне потрясений на сегодня. Жаль, я забыла: если хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах. Бли-и-ин, ну за что?!!
  
  Дашка:
  Я решительно вышагивала по дорожке, высматривая свою жерт... Э-э-э, свою любовь. Не забывая впрочем, бросать кокетливые взгляды из-под ресниц на сильную половину. Ничто так не греет и не лечит, как полные зависти и ненависти взгляды прекрасной половины. Ах, какая я противная! Купите мне конфетку. Ободряюще усмехнулась Димке, из последних сил отбивающемуся от 'слабого' пола. Бедный. Проигнорировала его умоляющий взгляд. Не-е-ет, туда мы не пойдем. Тем более, если я хорошо знаю свою подругу (а знаю я ее просто изумительно), она решит насладиться предстоящим действом из первого ряда и в компании старого друга. Это чтоб было с кем перекидываться ехидными замечаниями - я-то буду занята, а остальные вряд ли оценят. Н-да... Вот она неблагодарная профессия! Играй, играй на публику, а по достоинству могут оценить избранные единицы. Печально.
  О! Попался, голубчик! Я спрятала маниакальный блеск под опущенными ресницами, а предвкушающую улыбку замаскировала под горькую ухмылку. Так-с, внешние приготовления закончены, займемся подготовкой охотничьих угодий. О, вот и Женька нарисовалась. Так-с, сейчас на пару минут рядом с Димкой будет жарко, а значит, временно всем станет не до меня. Отличненько. Используем предоставленную возможность на сто процентов. Не забыть бы потом отблагодарить мою прелесть. Краем глаза наблюдаю за Женькой, а сама вытанцовываю к рыжему очаровашке. Бли-и-ин, не переношу рыжих. Ну да ладно, дело вкуса, как говориться. Зато он ближе всех к Дэну - слышимость у моего мальчика будет идеальной. Прислушалась и едва сдержала хохот. Ну, блин подруга, ну дает! Упс, Алл опять в состоянии психоза. Любопытно, он там постоянно? Или изредка приходит в себя? Что-то сомневаюсь. Скорее уж первый вариант. О, добралась.
  - Привет! - растягиваю губы в очаровательной улыбке, кокетливо опуская взгляд. Эх, научиться бы еще смущенный румянец вызывать - не жизнь была б, а сказка.
  - Привет! - расплывается в довольной улыбке рыжик. - Я Миха.
  - Дарья! - протягиваю ручку, парень не растерялся: поцеловал и задержал в своих руках - я не стала вырывать. Идеально! - Хм, а я вот тебя не знаю. Ты с Димкой на одном потоке? Хотя вряд ли... Я всех тамошних красавчиков знаю...
  - Может, и картотеку завела? - провокационная усмешка - наивный!
  - Конечно! - умильно хлопаю ресничками. - А как же вас иначе упомнишь? Волос долог - ум короток! - парень насмешливо покосился на мою короткую стрижку. - В смысле, память девичья...
  Веселый хохот Михи привлекает внимание. Рыжик, я почти тебя обожаю.
  - Кстати, классная идея с подарком! - улыбнулся парень, отсмеявшись. - Твоя? - хитрый прищур глаз и нежные поглаживания моей ладошки с перспективой на продвижение вверх.
  - Неа! - беззаботно улыбнуться, ревниво отслеживая поползновения шаловливых пальчиков. - Ее! - с нежной улыбкой кивнуть в сторону Женьки, заодно сориентироваться - ага, клиент почти созрел. Нужно дожать.
  - Это девушка Димона? - я поморщилась про себя на этот вариант Димкиного имени - ну, не нравится и все тут! Рыжик, ты теряешь с трудом заработанные баллы.
  - А что, решил попытать счастья? - коварная усмешка, замаскированная под наивность.
  - Зачем? - искренне удивился рыжик. - Я свою принцессу уже нашел! - довольный прищур серо-зеленых глаз - какая грубая лесть! Фи.
  - Да? - с придыханием и словно случайно переступая чуть ближе. - И кто же эта счастливица? - чувствую, как розовеют щеки - йес, получилось!
  - У нее звучное имя! - соблазнительная улыбка и рука перебирается на талию - неприятно, но ради дела можно и потерпеть. - Дарья...
  - Ты такой ми-и-илый, Миша! - моя ладонь ложиться на грудь парня, дыхание прерывистое, глаза опущены. Женька бы сразу же распознала издевательские нотки, парень лишь довольно лыбится - н-да, святая наивность!
  Так, если я все правильно рассчитала, то... Один - я поднимаю лицо к рыжику, два - тот тянется ко мне губами (какая мерзость! Дэн, скотина, если ты меня не вытащишь, я тебя прибью!), три - резкий рывок, и я в объятиях шатенчика. Мр-р-р, ну, разве я не гений? Хотелось приплясывать от удовольствия, но низ-зя, партию нужно доигрывать до конца.
  - Дэн? - я упрямо вздергиваю подбородок и поджимаю губы. - У тебя проблемы со слухом? Или у меня с дикцией? - лед в моем голосе чувствовался физически, вот только покидать желанные объятия я не спешила. Я что на дуру похожа?
  - Дашка...
  - Дарья! - рыкнула я, сложив руки на груди. Эх, жаль, скалки нет. Или, на худой конец, чашки.
  - Дарья, я... Бездна! - меня схватили за плечи и хорошенько встряхнули. - Дашка, ну, прости. Я идиот. Самый большой в мире. Не знаю, что на меня нашло. Прости, милая. Я...
  - Даша! - меня требовательно дернули за левую руку. - Кто это?
  - Миша, познакомься - это Дэн. Дэн - это Миша! - включила дурочку я, умильно хлопая ресничками. А что? Моя хата с краю - так что идите лесом.
  - Мне кажется...
  - Перекрестись! - нагло ухмыльнулся рыжик, перетягивая меня к себе, я со все возрастающим интересом наблюдала за происходящим. - Даша хочет провести время со мной! - да-а-а? Хм, что-то я не припомню такого заявления. Ну да ладно, послушаем.
  - Убрал руки! - рявкнул доведенный до ручки как там его, граф, кажется. - Это моя девушка, и проводить время она будет только со мной! - да-а-а? Этого я тоже не припомню... Странно. Что-то с памятью моей стало...
  Гости, получившие свою порцию развлечений от Женьки, теперь с жадным интересом профессиональных сплетников наблюдали за нами. А я что? Я ничего - люблю быть в центре внимания. О, пора вмешиваться, пока дело не закончилось банальным мордобоем. Димка меня, конечно, простит, но отчитает. Или отшлепает. Это зависит от того, догонит или нет. Но проверять как-то не хочется.
  - Мальчики! - очаровательная улыбка Михе и обиженно-злой взгляд Дэну - пусть прочувствует всю степень своей вины. - Мне кажется, вы и без меня найдете, о чем поговорить. Всего хорошего! - я стряхнула лишние конечности - две штуки - и шагнула прочь. Ага, ушла одна такая.
  - Стой! - рывок и я лечу-у-у. Правда, недалеко и недолго. - Дэн уже все сказал, Дэн уходит. А мы продолжим общаться! - я говорила, что ненавижу рыжих?!
  - Ты меня плохо понял? - рык шатенчика и выразительный взгляд на наглые руки рыжика проигнорировал бы только идиот. - Убрал свои грязные руки от Дарьи. Живо! - взбешенный взгляд потемневших шоколадных глаз - м-да, заигрались вы, матушка. Стра-а-ашно.
  - А не пошел бы ты!.. - и рука поползла мне на талию. Мои глаза неуловимо потемнели, а губы сжались в узкую полоску.
  Злорадно оскалившись, я подняла ногу с острой шпилькой. Но ничего сделать не успела. Стремительно взметнувшийся кулак отправил рыжика в непродолжительный полет с финишной прямой в аккуратно подстриженных кустах.
  - Н-да, радикальное решение проблемы! - хмыкнула я, флегматично проводив взглядом мелькнувшую рыжую макушку - ох, Димка мне ухи оторвет. - Благодарю. Всего хорошего! - и только попробуй меня отпустить - голову откушу и рыжику подарю. В качестве компенсации.
  - Дашка! - Дэн рванул меня к себе и уткнулся лицом в слегка растрепавшуюся за время перетягиваний макушку. - Прости идиота. Только не уходи! - горячие руки надежно прижали меня к мускулистому телу.
  - Ты уверен, что это правильный диагноз? - хмыкнула я. Глупенький, куда же я уйду?
  - Дашка!.. - счастливый выдох в волосы и поцелуй в макушку. - Ты больше не злишься?
  - Злюсь! - мстительно хмыкнула я.
  - Вредина! - счастливая улыбка и теплый блеск шоколадных глаз.
  Я показала язык и рассмеялась. А жизнь-то налаживается.
  
  Аллоктарруил шэн Саррактур ан Ммантиар:
  Я с интересом наблюдал за попытками Дэна примириться, старательно успокаиваясь. Вот ведь ведьма белобрысая! Рык сдержал с трудом. Я чувствовал настоятельную необходимость найти Женьку и... что и? Извиниться? Не знаю. Я не умею этого делать. Как-то не было такой дисциплины в расписании Князя Тьмы. Да и не припомню ни единого случая, когда бы это понадобилось. Хм. И все же. Мне было... неуютно. Да, так. Поэтому я бродил по поместью в поисках златовласки. Дэн бурчал рядом, выискивая в толпе свою ненаглядную Дашку, справедливо рассудив, что эти демоницы обязательно объединят усилия по порче вечера нам, хорошим. Хотя, куда уж дальше? Оказывается, очень даже куда.
  - Знаешь, нам надо сменить тактику! - задумчиво протянул друг. - Где наибольшее оживление - там наши красавицы.
  Я согласно кивнул и на правах самого высокого стал вертеть головой. Возле именинника мелькнула знакомая золотистая макушка.
  - Идем.
  Мы целенаправленно двинулись к Дмитрию, отмахиваясь от назойливых девиц. Представил златовласку на их месте - передернулся. Нет уж, моя игрушка интересна именно своей строптивостью. Дэн шипел что-то неприличное, я ухмылялся. Отыскав глазами знакомую фигурку, остановился и зашипел. Граф на полном ходу впечатался в мою спину и выплюнул парочку ругательств.
  - О-о-о! - глубокомысленно добавил Дэн, выйдя из-за моей спины, и ехидно покосился на меня.
  Я начал вспоминать пантеон Богов. Наших, потом соседних миров. На третьем десятке я успокоился. Почти. Затянутая в откровенно неприличное платье фигурка по-прежнему продолжала дико злить.
  Танцующей походкой приблизившись к Дмитрию, она очаровательно ему улыбнулась и нежно потерлась щекой о его плечо. Р-р-р! Загнанно оглядывающийся в окружении разодетых девиц парень приободрился. Я напряг слух.
  - Милый, ты скучал? - мурлыкнула златовласка, прижимаясь к счастливому имениннику и напрочь игнорируя злобное шипение за спиной.
  - Конечно, моя маленькая фея! - шепнул Дмитрий, обнимая МОЮ игрушку.
  - Как насчет развлечься? - губы девушки шаловливо скользнули по подбородку Дмитрия.
  - Если ты рядом, мне все равно, чем заниматься! - усмехнулся парень, мягко целуя подставленные губы. Убью. Обоих.
  - Занимай место в зрительном зале! - иронично усмехнулась златовласка, нежно потеревшись носом о щеку именинника. - У нас первый ряд.
  - Опять что-то учудили? - понимающе усмехнулся Дмитрий, скользя губами по ее щеке, шее, оголенному плечу. Труп. Он труп.
  Златовласка покачала головой, прикрыв глаза, и мягко погладила ладошкой щеку парня, останавливая. С сожалением усмехнувшись, тот накрыл ее ладонь своей. Златовласка вскрикнула. С мрачным удовлетворением отметил синяки.
  - Что это? - глаза Дмитрия гневно сузились. - Кто?
  - Случайность! - беззаботно улыбнулась эта ведьмочка. - Смотри, а то все интересное пропустишь!
  Хмыкнув, парень прижал ее к себе и поднял взгляд, чтобы тут же изумленно застыть. Убью. Обоих. Но позже. Мне тоже интересно.
  - О-о-о! - протянул издевательски теперь уже я. Дэн зарычал.
  С истинным удовольствием я наблюдал за другом. Хм. Нет. Пожалуй, такой способ приносить извинения мне не подходит. К тому же, зачем мне извиняться перед трупом? Разве что, я решу поднять зомби. Но ему мои извинения тем более не нужны. Любопытно, какой из златовласки выйдет зомби? Вот и проверю.
  - Даш, а что ты говорила про больницу? - решился Дэн, почувствовав мой требовательный взгляд.
  - Правду! - зло буркнула эта ведьма, бросив на меня испепеляющий взгляд. - Твой неуравновешенный друг, чуть не угробил Женьку. Вы ушли, а она в обморок упала. Да еще и горит вся! - пожаловалась Дарья, закусив губу. Я обругал себя. Вот идиот, еще тогда ведь обратил внимание на повышенную температуру. - Я так испугалась! Хорошо хоть Димка рядом был! Мы ее в больницу отвезли. Знаешь, пока мы в коридоре врача ждали, я думала, что окончательно тронусь. Никогда так страшно не было. А потом... Нас к ней пустили, а она лежит вся такая бледная. И без сознания. Ужас! - внутри все сжалось от нарисованной картины, и я мысленно согласился с брюнеткой. - Нам сказали, что это последствия утопления. Гад твой друг! Она ведь ни слова упрека не сказала в его адрес, а на мои гневные фразы лишь беззаботно улыбалась и отшучивалась. У-у-у! - я испытал стыд. Не думал, что это чувство у меня сохранилось. Открытие. Правда, я еще не определился, приятное или нет.
  - Малыш, может, ты выпить хочешь? - обворожительно улыбнулся Дэн - а парень соображает.
  - Знаешь, от бокала холодного шампанского я бы не отказалась...
  - Где-то я его видел... Поможешь найти? - мои благодарности, друг.
  Проводив взглядом воркующую парочку, я повернулся к златовласке. И вздрогнул. Столько нежности было в малахитовых глазах. Вот только эта нежность была не для меня. Горечь затопила сознание. И никакой ярости. Тьма! Что со мной? Я все равно их убью! Моя игрушка, только моя. Улыбнувшись, златовласка уткнулась носом в ключицу Дмитрию, тесно к нему прижавшись. Словно она искала защиты... От меня? Эта мысль оставила неприятное послевкусие. Странно. Парень лишь нежно обнял и крепко прижал к себе. Не сводя с них глаз, я отступил на шаг. Еще один. Резко отвернувшись, быстрым шагом направился прочь. Ярость все не появлялась. Тьма! Мне нужно выпить.
  
  Женька:
  Как же с ним надежно. Я тепло улыбнулась другу. Пепельноволосый ангел подарил мне нежный взгляд ироничных глаз и прижал к себе.
  - Люблю...
  - Тс-с! - я прижала пальчики к мягким губам. - Не говори сегодня ничего. Не хочу. Ничего не хочу решать. Дай мне время. Я ведь не знаю, чего хочу. И хочу ли... Не вынуждай врать. Не хочу причинять боль. Я просто буду сегодня рядом...
  - А завтра? - грустная улыбка.
  - Не знаю. Я должна понять.
  - Хорошо, моя маленькая фея. Я подожду.
  - Дим, ты не обязан...
  - Это мое желание, малыш! - хитрая улыбка.
  - Хочу пройтись! - виновато улыбаюсь, поднимая к нему лицо.
  И все же целуется он обалденно. Глаза заволокла туманная дымка, а ноги подкосились. Хорошо хоть такие надежные руки и не думали меня отпускать.
  - Иди! - ироничный блеск глаз и мягкая улыбка.
  - Займись рыжиком! - усмехнулась я и быстренько смылась - мало ли, что еще придет в эту пепельноволосую голову, я еще и от этого поцелуя не отошла.
  Я брела по дорожкам, выбирая менее людные. Мысли толпились в моей бедной черепушке, больше мешая, чем помогая. Что же мне делать? Я не понимала саму себя. Обидно. Глупое, глупое сердце! Что же ты творишь? От мыслей меня оторвал знакомый визгливый голосок. О, Светик. Любопытно, что ты мне скажешь? Послушаем-с.
  - Сучка белобрысая! - ожидаемо. - Она у меня еще попляшет! - вот это уже интересней. - Видела этого Алла?
  - Да... Красавчи-и-ик...
  - Он будет моим! - наивная. - Я его соблазню! - сочувствую. Правда, пока не решила кому. - А потом Дима нас увидит, поймет, какое счастье упустил и вернется ко мне! - а вот это уже из разряда несбыточных фантазий.
  - Э-э-э... Я не уверенна, что ... - ага, один здравомыслящий человек там все же есть.
  - Увидишь! - бросила Светка, выплывая из-за угла.
  Я поспешно отступила, не желая открываться раньше времени. Тут та-а-акое шоу намечается - ни за что не пропущу. И кажется, у меня опять билеты в первый ряд. Я незаметно двинулась следом. Любопытно, а чем занимается психованный князь? О, а князь-то набирается. И судя по виду, вполне успешно. Н-да, талант.
  - А-а-алл! А ты почему один? - почему это он один? Он с бутылкой.
  - Ты кто? - хм, манеры хромают. С другой стороны, Светка легко за белочку сойдет, а с ней манерничать как-то не принято.
  - Светлана! - томно протянула та. Ой, ду-у-ура-а-а! - Для тебя просто Света.
  - Алл! - проявил зачатки вежливости парень.
  - Так почему ты один? - пожатие плеч. - Хочешь, я составлю тебе компанию? - ага, прямо жаждет! Безразличное пожатие плеч. - Я так и думала! - с чего-то обрадовалась эта... Эта... Эта! - Тебе одиноко? - мурлыкнула эта дрянь, обнимая Алла за шею. - Я могу помочь! - раз и на всю оставшуюся жизнь! - Хочешь, я сделаю так, чтобы ты никогда больше не скучал? - исчезнешь что ли? - Милый? - и потянулась губами к Аллу, этого я выдержать уже не могла.
  - Светулик, солнце мое незаходящее, а я тебя везде ищу! - счастье в моем голосе зашкаливало.
  - И нашла! - недовольно поджатые губы, в глазах Алла впервые за все время мелькнула искра интереса. - Чего хотела?
  - Фи, как грубо! - я скривилась. - Тебя там спрашивают. Из какого-то журнала, кажется. Что-то насчет фотосессии. Конечно, сначала у меня мелькнула идея ничего тебе не говорить, но... - не дослушав, Светик стартанула с места, едва вписавшись в проем беседки.
  Я проводила ее слегка удивленным взглядом. Н-да, клиника - это навсегда. Последнюю мысль я высказала вслух. Алл согласно кивнул и улыбнулся. Озорная улыбка преобразила мрачное лицо, а сверкнувшая на щеке ямочка сбила дыхание. Хорош, мерзавец! Чертовски хорош.
  - Не нужно благодарностей! - я легко пожала плечами. - Считай это благотворительной помощью убогим! - усмехнувшись, я развернулась, чтобы выйти.
  - Погоди! - его рука схватила мою, я же закусила губу, чтобы не заорать - это была ТА ЖЕ САМАЯ рука.
  - Пусти... - еле слышно, на глазах выступили слезы.
  - Нет, - хватка стала крепче.
  С коротким стоном я потеряла сознание.
  В себя пришла от легких похлопываний по лицу. Тихий стон сдержать не удалось.
  - Ты как? - встревожено кто-то, не знаю, перед глазами все плывет.
  - Относительно.
  - В смысле?
  - Относительно земли вертикально, кажется... - тихий смех был мне ответом.
  Я потрясла головой, разгоняя черные мушки перед глазами. Меня поддерживали чьи-то руки.
  - Димка? - наконец удалось сфокусировать взгляд. - Ой! - в глазах цвета ночи вспыхивает бешенство и тут же сменяется теплом.
  - Нет, всего лишь я.
  - Э-э-э, Алл, ты не мог бы меня отпустить? - осторожно, с изрядной долей опаски.
  - Нет! - безмятежная улыбка. - Зачем?
  - Э-э-э... - я не нашла, что сказать.
  Прохладные пальцы нежно поглаживали покалеченную руку, даря облегчение. Я прикрыла глаза и оперлась на парня. Голова еще немного кружилась.
  - Я был не прав! - тихий голос с нотками раскаяния.
  - Хм, что-то мне подсказывает, что слова 'прости' мне от тебя не услышать! - проказливо улыбнулась я. Уверенность в своей правоте не покидала. - Что ж, придется довольствоваться малым.
  Парень покачал головой и поднял мою руку к лицу, мягко касаясь ее губами.
  - Прости... - еле слышно, на выдохе.
  - Что?! - я изумленно застыла. Не может быть! Не верю.
  - Прости. Я... Мне... Ты...
  - Тс-с-с! - я приложила пальчики к губам Алла. - Не стоит. Это уже слишком для моего бедного сознания! - я потрясла головой. - И так в голове не укладывается...
  Тихий смех, и меня прижали к себе. Я настороженно замираю. Странный он.
  - Боишься? - с непонятной горечью.
  - Нет! - абсолютно честно. - Опасаюсь.
  - Почему?
  - Я не знаю, чего от тебя ждать в следующий момент. Не знаю, что взбредет тебе в голову через минуту: опять причинить боль, обнять или...
  - Тс-с-с! - теперь его пальцы оказались у моих губ. - Не продолжай. Я понял! - я посмотрела в грустные глаза цвета ночи, но совесть не спешила меня мучить. - Не стоит сейчас меня опасаться! - угу, уточнение 'сейчас' мне внушило особый оптимизм.
  - Приму к сведенью! - хмыкнула я, опуская лицо - шея затекла.
  Ловкие пальцы аккуратно перебирали мои длинные пряди, а губы мягко касались макушки. Я опять ошарашено застыла. Нет, еще немного и я точно свихнусь. Слишком много событий для одного вечера.
  - Пить будешь?
  - Угум. Только дай сока со льдом.
  - Зеленый пойдет?
  - Да ради Бога! - кивнула я, пытаясь вспомнить, какой из соков зеленый.
  Выпила я даже не принюхиваясь, в три глотка. Имидж ничто - жажда все. Слезы брызнули из глаз. Я беспомощно раскрывала и закрывала рот. Схватив первый фрукт, запихала в рот. Твою бабушку! Абсент...
  Как-то некстати вспомнилось, что я весь день не евши. Мир начал плыть перед глазами. Помню хитрый прищур глаз цвета ночи и прохладные иголочки в покалеченной руке. И тихий шепот: 'Я все исправлю'. И пустота...
  
  Женька:
  Солнце светит прямо в глаз, как я ненавижу утро! Не складно? Ну и фиг с ним! Бли-и-ин! Чего ж голова так трещит? Вчерашний праздник вспоминался с трудом. Откровенно говоря, вообще не вспоминался. Черт! С трудом открываю правый глаз, чтобы тут же закрыть и поморщиться - бо-о-ольно. Титаническое усилие - и я все же справляюсь. В маленькую щелочку обозреваю собственный нос, постельное белье, чуть-чуть Дашки. Уф, выдыхаю и с чувством облегчения закрываю глаза. Гудящая головушка оттягивала на себя все внимание. Хотелось пойти и утопиться. Или поближе познакомиться с гильотиной. Любая попытка думать или выуживать воспоминания о вчерашнем каралась пронзительной болью. Я чуть не плакала. Черт, кто б принес стаканчик водички и анальгину. Пытаюсь сжать руками голову - не получается. Хм? Мученически вздохнув, опять открываю правый глаз. О, мы с Дашкой по давней привычке переплели пальцы и держимся друг за друга. Смешно? Не знаю, мы всегда так спим, вцепившись друг в друга. Словно боимся потерять. Бред? Не знаю. Шевелиться влом, опять закрываю глаза. Все, прекращаю пить - ничем хорошим это не заканчивается. Да я за всю жизнь столько не пила, сколько за последние недели. Ужас. Тормозящий и страдающий вместе с хозяйкой мозг только сейчас донес до меня одну немаловажную мысль - а постельное белье-то печально знакомое... Глаза распахнулись сами собой. Офигеть! Дэн, со счастливой улыбкой, прижимает к себе Дашку, та с такой же идиотской улыбкой прижимается к нему, не забыв цепко держать меня... И что-то мне подсказывает, что мужские руки, крепко обнимающие меня, принадлежат не Димке. Че-е-е-о-орт!!! Я прочувствованно выругалась в полголоса. Ровное сопение в мои волосы сменилось тихим смехом. У меня мурашки по спине побежали - узнала... И что делать? Я вся сжалась в предчувствии бури...
  
  Аллоктарруил шэн Саррактур ан Ммантиар:
  Мне опять снилась златовласка. Не ехидно скалящаяся или злобно щурящаяся, а тепло улыбающаяся, с нежностью в малахитовых глазах. Я улыбнулся и крепче прижал к себе завозившееся тело. Приоткрыл глаза - она. Удовлетворенно выдохнув, опять уткнулся в растрепанную золотистую макушку. И почему ей никогда не спится? Постоянно просыпается первой, будит остальных и превращает вполне приличное утро в ... Хм, не пристало Князю так выражаться. Сквозь полуприкрытые веки я с интересом за ней наблюдал. Губы растянулись в ухмылке. Вцепились друг в дружку - не оторвать. При виде растерянной мордашки златовласки хотелось смеяться. А прочувствованная речь вызвала тихий смех. Но сжавшаяся в испуге фигурка заставила нахмуриться - так не пойдет. Мягко развернул девчонку к себе лицом.
  - Ну, здравствуй, фея! - губы растянулись в нежной улыбке при виде напряженного личика, с остатками косметики и всего в блестках. На солнце они сверкали и переливались - забавно.
  - Привет! - полузадушено пискнула златовласка, затравленно на меня уставившись. - Устроишь скандал? - обреченно.
  Я не ответил. Легко скользнул губами по щеке, едва ощутимо поцеловал дрожащие веки, спустился к шее, не обошел вниманием оголенное плечико. Малахитовые глазища изумленно распахнулись. Я хитро сощурился.
  - Не буду! - и мягко накрыл приоткрытые в удивление губы.
  Дернувшись, девчонка отвернулась и уткнулась носом мне в шею. Улыбнувшись, поцеловал встрепанную макушку.
  - Все, ты выиграл - я начинаю тебя бояться! - хмыкнуло это невыносимое создание, прерывисто дыша.
  И что с ней делать? Злиться? Бесполезно. Да и не хочется. Сейчас она, трогательно сопящая мне в шею, прижимающаяся в растерянности и поиске защиты, вызывала лишь прилив нежности и тепла. Забавная игрушка.
  Подняв лицо, девчонка на миг застыла, а потом расхохоталась.
  - Ой, Алл, а ты чего блестишь весь? Под Эдварда косишь? - кто такой Эдвард я не знал. Но он мне заранее не нравится.
  - Нет, - я с улыбкой покачал головой. - Кто-то вчера играл в фею...
  - Да-а-а? - и столько недоверия в голосе.
  - Ты что, ничего не помнишь? - изумительно.
  - Неа, мне вообще нельзя пить. Да я и не собиралась. Ума не приложу, как так вышло! - и я не стану тебе напоминать.
  - Почему нельзя? - лукаво улыбнуться.
  - Потому, что каждый раз, когда я выпью, просыпаюсь в этой квартире, на этой кровати, в твоем обществе! - и такое лукавство в прищуренных глазах...
  Я тихо смеюсь, чувствуя себя живым. Опять. Впервые за последние годы. Со времени смерти семьи. Девчонка завозилась и, развернувшись - ослабить объятия я даже не подумаю - пнула Дарью.
  - Даш, вставай! Вставай, кому говорю!
  - Сгинь чудовище! - и растрепанная макушка оторвалась от подушки.
  Я приготовился к следующему акту захватывающей пьесы 'Утро'.
  
  Дашка:
  - Сгинь чудовище! - простонала я, молясь всем богам разом, чтобы пропал этот ужасный звук.
  В его причине я даже не сомневалась - Женька проснулась. Блин, моя голова-а-а! У-у-у, не буду больше пить. С трудом открыла глаза, вернее, махонькие щелочки.
  - Доброе утро! - и нафига так радостно улыбаться.
  - Какое ж оно доброе! - буркнула я, рассматривая блестящую физиономию подруги. Вернее, Женька вся блестела: лицо, волосы, шея, грудь, руки - н-да, качественно она вчера блестками осыпалась. Фея, блин!
  - Ой, ты тоже блестишь!
  - Естественно! - фыркнула я. - А со мной еще половина гостей. Ты ж вчера так разошлась - пока блестки не закончились, не угомонилась.
  - Я-я-а?! - и столько недоверия в глазах.
  - Нет, я! Кто орал: 'Я фея! Я фея!'? А потом с хихиканьем обсыпал себя блестками? Я что ли?! Кто полез к Димке, сыпя на него блестки с криком: 'Я твоя крестная фея, золушка! Одно желание!'? Тоже мне золотая рыбка, блин!
  - Мама! И что он загадал? - испуг и любопытство смотрелись потешно.
  - Поцелуй! - с мстительным удовольствием.
  - Ой, мамочки! - пискнула подруга, прижимаясь к Аллу, наблюдающему за ней с усмешкой.
  - Это только начало. Потом ты решила осчастливить и нас с Дэном. Потом Алла и половину гостей. Правда, - я почесала кончик носа, - под взглядом чернявенького на поцелуй напрашиваться никто больше не рискнул.
  - Фух, - подруга обрадовано просияла улыбкой. - Спасибо, Алл. Я почти тебя люблю! - тот лишь насмешливо хмыкнул, продолжая прижимать к себе Женьку. - А что он сам загадал?
  - Выпить! - усмехнулась я.
  - Алл, я передумала! - подруга обиженно надулась. - Ты скотина! Ты меня споил! - и пальчик Женьки обвинительно ткнулся в руку парня, старательно делающего вид, что он ни при чем. - А дальше?
  - Не помню! - я пожала плечами. - Ты заявила, что пить надо дружно. Так что, полагаю, половина гостей мучается жутким похмельем.
  - Димка меня убьет! - простонала подруга, глаза Алла неуловимо потемнели.
  - Вряд ли. Судя по счастливой и совершенно идиотской улыбке, он был только за.
  - Даш, а кем была ты?
  - Злобной ведьмой.
  - Да-а-а?
  - Ага! - я злорадно оскалилась и повернулась к бурчащему Дэну. - И сейчас будет фокус! - не знаю, каким чудом сохранившаяся и зажатая в моем кулаке хлопушка, сработала прекрасно, с громким хлопком, да над самым ухом - да, я садистка.
  Подскочив на полметра из положения лежа, парень с воплем рухнул на пол. До нас донеслись изумительные ругательства. Все, за все хорошее я отомстила. Мы хохотали. Уже болели щеки, живот, а остановиться не получалось. Злой, растрепанный Дэн походил на черта. Ой, мама!
  - Убью! - я стартовала из положения лежа.
  Женька пискнула и прижалась к Аллу. А тот хохотал. Как мало, оказывается, человеку надо для счастья. Мы наворачивали третий круг по комнате. Дэн быстрее, а я - мельче и вертче! Обломись.
  - Знаешь, у тебя очень красивый смех! - Женька задумчиво и серьезно смотрела на поперхнувшегося от неожиданности парня, мы даже приостановились. - И улыбка... Она у тебя восхитительная. Так и хочется улыбнуться в ответ! - со светлой улыбкой Женька протянула ладошку и погладила щеку застывшего парня.
  Алл смутился - ну нифига ж себе! Я уронила челюсть! Дэн нервно икнул, сграбастал меня в охапку - и все это не отрывая жадного взгляда от сумасшедшей парочки, я от него не отставала - нет ну, интересно же.
  Длинные пальцы парня легко пробежали по щечке подруги, аккуратно очертили линию скул, губ, погладили подбородок.
  - Спасибо!.. - тихий шепот на выдохе и нежный поцелуй.
  Кажется мы тут лишние. Я повернулась к Дэну, чтобы предложить смыться по-тихому, но шоколадные глаза оказались неожиданно близко. Мама!
  - Ведьма вредная! - я нервно икнула. - Все равно моя! - какие же у него губы мягкие!
  Я поднялась на носочки - чего ж он такой высоченный! - и запустила пальцы во встрепанные волосы парня. Внутри поселились бабочки, и хотелось смеяться. Вот оно какое, счастье. Горячие руки на талии и спине, жадные губы и сумасшедшее ощущение счастья. Жизнь прекрасна.
  Была бы. Неловко переступив - а вы пробовали долго простоять на носочках? - я стала падать. Дэн, умничка, меня спас. Упал первым, я приземлилась сверху - хорошо, мягко и удобно. Только любимый сдавленно ругается, но это мелочи.
  - Маленький изверг!
  - Какая есть! - усмехнулась я и схватилась за виски. - Моя голова-а-а!
  - И не говори! - хриплый стон подруги.
  
  Дэнуриан аль Шэльский:
  Я смотрел на голубоглазое чудовище и не мог оторвать взгляда. Моя, только моя. Вот личико Дашки скривилось.
  - Моя голова-а-а! - я понимающе усмехнулся.
  - И не говори! - Алл весело оскалился на жалобную гримасску златовласки.
  - Дамы, а не желаете ли вы освежиться? - провокационная ухмылка.
  - Еще как! - хором, осмотрев друг друга.
  - Думаю, провожать вас не стоит, где ванна помните! - вампирюга ухмыльнулся.
  Фыркнув девушки подошли к нашим рубашкам. Женька натянула вампирюгину, Дашка - мою. Как узнали-то? Переплетя пальцы и заговорщицки переглянувшись, парочка утопала. Дикий хохот показал, что до зеркала они добрались успешно.
  - Первое утро с этой парочкой без скандала! - задумчиво протянул друг.
  - Угум, - отозвался я, зарывшись с головой в шкаф - где-то здесь были шорты...
  - Хм, хочу есть! - вампирюга выскалил удлинившиеся клыки.
  - Да у нас почти ничего нет... Разве что девушек попросить приготовить...
  - Думаешь, умеют? - недоверчивый взгляд.
  - Очень на это надеюсь.
  - Хм...
  - Алл...
  - У?
  - Приготовь девчонкам настой, чтоб похмельем не мучались.
  - Жалко?
  - Дашку - да. Если тебе нет, для златовласки можешь не готовить. Она озвереет, устроит скандал и опять сбежит, предварительно покусав злющего тебя. Как такая перспектива?
  - Я приготовлю настой! - ухмыльнулся вампирюга. - Что за издевательство такое, меня, Князя Тьмы и потомственного вампира, постоянно кусает какая-то человечка! Рассказать кому - не поверят.
  - Угу. Держи! - я кинул вторые шорты Князю, справедливо решив, что тот вряд ли станет одеваться иначе.
  - Плеск воды стих...
  - Значит, наши красавицы почти закончили приводить себя в порядок. Поторопись с настоем, нам бы тоже не помешало в ванну.
  
  Женька:
  Оторжавшись над своим отражением, полезли в душ. Вдвоем. Кому неприлично, тот пусть ходит грязным. Зато потереть спинку можно и без нежелательного интимного продолжения. Красота. Правда, в нашем случае одна держала волосы второй и наоборот. Удобно. Так что справились мы в предельно короткие сроки.
  - Как думаешь, у них фен есть? - спросила Дашка, задумчиво рассматривая встрепанную макушку в зеркале.
  - Сомневаюсь. С другой стороны, у них шевелюры подлиннее твоей будут... Но я голову помою дома.
  - Хитрюга! Ладно, мои волосы тоже до дома доживут.
  Хмыкнув, я аккуратно принялась приводить сбившиеся за сумасшедший вечер и ночь локоны хотя бы в относительный порядок. Где расческой, а где и пальчиками. Если б не подруга, управившаяся со своей прической за считанные минуты, я бы мучалась до вчера. Фух, готово. Золотистые локоны, пусть и слегка утратившие первоначальный вид, рассыпались по плечам.
  - Знаешь, возможно, я таки отращу себе волосы! - хихикнула Дашка, выплывая из ванны в сторону кухни - кто б сомневался, сушняк и похмелье, жуткая в общем-то смесь.
  - Угум! - философски отреагировала я. - Кофе?
  - И побольше!
  - О-о-о! - я остановилась. - А что это ты делаешь? Пытаешься готовить? - я критически оценила полученную жидкость. - Знаешь, как-то не удачно...
  - Упаси меня Тьма, готовить! - хмыкнул парень. - Это вам.
  - Эм, мы это... Того... Не голодны! - открестилась Дашка.
  - От похмелья! - уточнил хитро ухмыляющийся парень. - Через две минуты как не бывало! - продолжал искушать чернявенький.
  - Так что ж ты молчал, изверг?! Давай сюда! - подруга цапнула стакан и осушила в пару глотков.
  - А ты?
  - Эм, я подожду.
  - Чего? - искренне удивился парень.
  - Вот если она не помрет, то и я выпью.
  - Предательница! - гневное шипение, как впрочем и смех я проигнорировала.
  - Пей, ничего страшного тут нет - сплошные травы.
  - Вот это-то и пугает! - повредничала я, но выпила. Ничего особого - трава травой, на вкус похоже на зеленый чай.
  - О, Алл, ты волшебник! - подруга расплылась в счастливой улыбке.
  - Тогда в качестве благодарности приготовьте завтрак! - в проеме нарисовалась встрепанная голова Дэна.
  - Надеюсь, вы умеете...
  - Дэн, ты милашка! - хмыкнула я. - Только ради тебя. А всякие недоверчивые могут и не есть.
  - Чей бы демон...
  - Брысь отсюда! - прикрикнула я, чувствуя небывалую легкость и прилив сил. - И да, Алл, ты волшебник.
  Довольные жизнью и собой, парни утопали мыться. Я захлопала дверцами шкафчиков, Дашка зарылась в холодильник.
  - Н-да, не густо! - констатировала я. - На шикарный стол рассчитывать явно не стоит.
  - И на просто обильный тоже.
  - Угум. Яичница с беконом, кофе и бутеры?
  - Ага.
  Минут двадцать каждый был занят своим - механизм готовки за долгие годы отработан до автоматизма. На вкусные запахи подтянулись парни.
  - Мням, а чем это так пахнет? - облизывающаяся мордашка Дэна осторожно заглянула к нам.
  - Едой! - хмыкнула Дашка, взвешивая в руке чашку.
  - Понял, исчезаю.
  Мы рассмеялись, возвращаясь к готовке. Еще минут пять...
  - Ребята, вы где? - не успела я закончить, как парни нарисовались и уже за столом. - Эм? - я глупо похлопала на них глазами - однако, голод не тетка.
  - Еда?!
  - Троглодиты! - хмыкнула Дашка.
  - Приятного аппетита! - проявила вежливость я.
  - А вы? - Дэн, милашка, способен думать о чем-то кроме тарелки перед ним.
  - А мы кофе и бутеры! - я наглядно помахала надкусанным бутербродом.
  - А нам? - чернявенький на миг оторвался от тарелки.
  - Проглот! - я округлила глаза. - И вам тоже! - успокоившись, парень вернулся к тарелке.
  Несколько минут было тихо. Я сидела на стуле, привычно подобрав под себя ногу и качая чашку в руках, взгляд устремлен в никуда. Вопрос, что я тут делаю, стал пред мои светлые очи во всей красе. Н-да, ситуейшен.
  - Спасибо! - тихий шепот, мягкий поцелуй на щеке и сильные руки на талии. - Очень вкусно.
  - Но мало! - хмыкнул Дэн, на миг отрываясь от Дашки.
  Ощущение полета - и вот я уже на коленях чернявенького. Оперативно, однако. Ловкие пальцы осторожно перебирают золотистые локоны - не наигралось в детстве дитятко.
  - Ребят, а как вы вообще живете без продуктов почти?
  - Мы не едим дома.
  - Эм? - я округлила глаза.
  - Мы не умеем готовить! - признался Дэн.
  - О-о-о! - и несколько минут тишины.
  - Даш, а перебирайтесь-ка к нам! - какой простой!
  - Ч-что? - подруга закашлялась.
  - Ну. Перебирайтесь к нам. Все равно ведь почти каждое утро просыпаемся вместе...
  - Ты в себе? - мы с чернявеньким не вмешивались. Зачем? Я все равно пойду за подругой.
  - Сама посуди! В квартире четыре комнаты, так что никто на вашу честь не покушается. Вы нам готовить будете! - это уже мечтательным тоном.
  - Ничего не треснет?
  - Э?
  - Говорю, продолжай! - преувеличенно ласково.
  - По магазинам вместе пройдемся, продуктов купим. Вы нам город покажете. Мы здесь недавно...
  Я отключилась, не став и дальше слушать. Взгляд опять отсутствующий. Я пыталась разобраться в происходящем, правда, безуспешно. Меня легонько потрясли. На заднем плане раздавались вопли - милым сориться...
  - Что? - я слегка развернулась и подняла лицо, глядя в глаза цвета ночи.
  - Переезжай!.. - завораживающий шепот и таинственный блеск глаз - нет сил сопротивляться, и я смотрю в эту бездну. - Соглашайся...
  Голос мне отказал. Судорожно сглотнув и не в силах прервать контакт глаз, я неуверенно кивнула. Довольная усмешка и горячие губы, оказавшиеся на удивление мягкими, со вкусом кофе. И в этот миг я отчетливо поняла, переедем. Именно сегодня. Н-да...
  
  Дашка:
  В общем, если кто не понял, мы переехали. Да-да, вот так просто, взяли и переехали. Дружной компанией загрузились в такси, приехали ко мне, быстро покидали необходимый минимум в сумку, переоделись, все на том же такси вернулись назад. Мы с Женькой в один голос потребовали комнату с сексадромом. В смысле, с той кроватью, что была нашим пристанищем не одно утро. Алл вопил и возмущался, что это вообще-то его комната, подруга тогда легко пожала плечиками, сделала ручкой и подефелировала к выходу. Далеко, правда, не ушла. Была схвачена, закинута на плечо и возвращена на исходные позиции. Но комнату нам отдали - и это главное. Победные ухмылки пришлось маскировать под восторг, ничего, мы справились - не впервой.
  - Ребят, у вас как с деньгами? - я требовательно посмотрела на Дэна, вспомнив пустующий холодильник. Голодать я не намерена. Диета, конечно, хорошо, но мне пока рано.
  - Не жалуемся! - самодовольная ухмылка и летящий бумажник. Ну-ка.
  - Ма-а-ать! - у меня округлились глаза. - Теперь я понимаю, почему вы не едите дома...
  - Хватит? Или добавить? - хитрая улыбка. Милый, я тебя люблю, но ты откровенно нарываешься.
  - Даш, ну что там? - непривычно тихая в последнее время подруга оторвалась от окна, в которое пялилась минут тридцать, даже Алл не рискнул прервать это 'общение с мирозданьем'. - Хватит? Или добавить?
  - Родная, помнишь, мы на прошлой неделе хотели попробовать парочку блюд, но жаба задавила?
  - Помню! - моя блондиночка мечтательно зажмурилась.
  - Так вот, тут хватит на сотню таких блюд, еще и останется!
  - О-о-о! - Женька уважительно покосилась на Дэна. - Тогда пошли.
  - Куда? - парни странно переглянулись.
  - В ЗАГС, распишемся. Засвидетельствуем, так сказать, наши пылкие чувства! - с совершенно серьезным лицом просветила подруга.
  - А... Э... У...
  - Ы... О... И... Ну и еще Е... Ё... - шепотом подсказала я, удостоившись хмурого взгляда.
  - Вы, конечно, красавицы и вообще... - шикарное признание! Особенно меня впечатлило 'и вообще...'! - Но... Мы... Как бы сказать... Рано? - переглянувшись, мы покатились со смеху. Ой, мама! Юмористы!
  - Ох, Дэн, ну, нельзя же быть таким серьезным! - сквозь смех выдавила Женька. - Я вообще-то магазин имела в виду. У вас же продуктов - кот наплакал.
  - А кушать хочется! - усмехнулась я, смаргивая слезы.
  В общем, обиженные парни и довольные, тихо хихикающие мы выплыли из подъезда. Такси решили не брать. Старый город - больше пешеходная зона, да и красивая к тому же. Так что заодно и прогулялись. Поплескались в фонтане, вместе с ошалевшими от такого соседства малышами. Поиграли с ними в 'Водяного' - нам любезно одолжили парочку пластиковых бутылок с водой. Когда выдохлись, вода уже капала отовсюду. Женька раздраженно пыталась сдуть мокрую и мгновенно удлинившуюся челку, закрывшую обзор. В босоножках хлюпало, с волос капало, мокрая одежда липла к телу... А мы... А мы ржали как сумасшедшие, искренне наслаждаясь каждым мгновением. Давно нам не было так весело. В магазин нас бы таких не пустили, так что пришлось бродить по парку, сушиться. Благо, солнышко припекало. Высохли, закупились, сгрузили пакеты парням и домой. Кушать хотелось зверски. Как-никак вечер на дворе, а мы еще и не ели толком. В общем, сегодня нам было не до изысков. Все эксперименты оставили на потом. Парни разве что пальцы не облизывали, но смотрели весьма одобрительно.
  Что сказать, время мы проводили весело. С утра и до поздней ночи лазили по городу, показывая ребятам самые любимые и просто красивые места, заглядывали в магазины, пугая людей дикими взрывами смеха и потешным видом. Баловали мальчишек вкусностями и пробовали готовить все то, что давно хотелось, но жаба душила. И просто общались. В итоге общения угрохали парочку сервизов, так что пришлось покупать и посуду. А нечего маленьких обижать. Жаль только, парни наловчились уклоняться, так что тарелки и чашки пали смертью храбрых почем зря. Н-да... Женька с Аллом периодически скандалили, едва не дрались - мы не вмешивались. Зрителем оно как-то спокойней, да и веселее. Откровенно говоря, подруга меня удивляла. Веселая и шебутная, она могла резко застыть и уйти в себя. И лицо при этом такое... Не знаю, как описать... Бледное, застывшее, только глаза горят мрачно и как-то грустно. Не знаю... На мой молчаливый вопрос она лишь раз беззвучно шепнула всего одно слово 'Димка'. Больше я к ней не приставала, просто поддерживала и была рядом. Без упреков и советов, молча. За что получала благодарные взгляды и признательную улыбку. Алл в такие моменты психовал и шипел ругательства. Вот наивный! От нас же криком никогда и ничего не добиться. Иногда она просто пропадала. Просыпаюсь, а ее уже нет. Или пять минут назад была, а теперь пропала. Беднягу Алла аж трясло от злости. Хм, не скажу, что мне его очень жаль. Ну, разве что чуть-чуть. А какие скандалы он закатывал по ее возвращению! Закачаешься! Подруга не железная, орала какую-нибудь гадость в ответ и убегала. И я знала, где она все это время была, появляясь только под вечер. Я ничего не спрашивала. Сама потом расскажет.
  А недавно она вернулась поздно ночью. Я уже испереживалась вся. Неуравновешенный чернявенький тоже метался из угла в угол. Телефон наша красавица не взяла. Тихо вошла, разулась и приведением поплыла в комнату, проигнорировав строенный вопль. Мой возмущеный, Дэн за компанию, Алл что-то злобно шипел - что за дурная привычка. Лишь на пороге обернулась, подняв на нас полные тоски и боли глаза. Мы как-то сразу замолчали под этим пугающим взглядом. Тихо закрылась дверь. Мы обеспокоено переглянулись, Алл без возражений проглотил все ругательства и собственное возмущение. Мама, что ж на свете делается!
  - Э, спокойной ночи, ребятки. А я того... Ушла, в общем...
  - Иди! - мне разве что вслед не махали.
  И я пошла. Недалеко. До соседней комнаты. И всю ночь утешала беззвучно рыдающую подругу. Н-да... Она с Димкой поговорила. Расставила, так сказать, точки над и. Нет, они не поругались, вполне мирно побеседовав. Просто... Всегда больно уходить от того, к кому сильно тянет. А нас к нему тянуло. С ним спокойно, надежно, уютно... Он такой родной и домашний... Не знаю, как точнее сказать. Я его воспринимала как старшего братика. Вот. Мне было легче, не пришлось разрываться между ним и Дэном. А Женька... Она постоянно мучалась от осознания вины. Вот глупая! Всегда знала, что в этой блондинистой голове полно хлама, но чтобы насто-о-олько! Димка пообещал ждать. Джентльмен, блин! Покусаю! Даже отпустить нормально не мог! Вот эта балда и ревела, считая себя последней скотиной. Ну не дура, а? Правда, свои мысли я скромно умолчала. Под утро мы так и заснули, на коврике в обнимку - шикарная картина.
  Дэн... Мр-рр-р. Моя пр-ре-е-елесть! Кареглазый шатенчик был лапочкой. Ух, с маслом бы съела, но лучше так. С каждым днем я влюблялась все сильнее. И чувствовала себя счастливой. Действительно счастливой. Мир сверкал, внутри жили бабочки, и сама я вспыхивала при каждом удобном и не очень случае. Вот кажется, просто нежно погладил кончиками пальцев ладонь, что здесь такого? Ничего, вот только щеки у меня алели, а губы расплывались в совершенно идиотской, но такой радостной улыбке... Мы как два лунатика. Всегда вместе, глаза в глаза, и ничего не замечаем. Пальцы удобно и привычно переплетены, даже шаги подстроили друг под друга. Хорошо хоть с окружающими предметами не сшибались. А может, и сшибались. Не помню. Не до этого было. Мы что-то рассказывали друг другу, о чем-то болтали - не помню. Помню только мягко светящиеся теплом и нежностью шоколадные глаза. В них я утопала, до этих глаз сузился весь мой мир. Так просто оказалось влюбиться. И почему-то я была уверена, что это навсегда...
  В общем, все было прекрасно. Пока в один ничем не примечательный день наша жизнь вновь круто не изменилась. Не было печали, как говориться!
  
  
  ЧАСТЬ 2
  
  Аллоктарруил шэн Саррактур ан Ммантиар:
  Я легко перебирал золотистые пряди уснувшей девушки, нежно и аккуратно, боясь разбудить. Странное чувство. Забота. Забота о ком-то кроме. Это... Это так необычно. Сейчас ее личико было безмятежно, а на губах застыла мягкая улыбка. Трогает. Вот и еще одна странность, как одна девушка может вызывать столь противоречивые чувства? Безграничную нежность, необъяснимую заботу и неконтролируемое бешенство, всепоглощающую ненависть. Как? Сколько раз он был на грани? Не сосчитать. И от убийства хрупкой девушки его отделял один крохотный шажок. До сих пор он не понимает, каким чудом удержался. Забавно сморщив носик и пробормотав его имя, девушка обняла крепче, прижалась теснее и тихо засопела, уткнувшись носом в его шею. Пальцы Князя невесомо пробежались по оголенной спине - легкая маечка давно сбилась и поднялась до самых подмышек, оставив парню манящий участок бархатистой кожи. И он не смог отказать себе в удовольствии. Да и зачем? Что-то недовольно буркнув, златовласка почти полностью на него взгромоздилась, обхватив для надежности еще и ногами. Он тихо рассмеялся - сущий ребенок. Отчего-то в ее поведении, жестах и взглядах не было извечного женского кокетства, не пыталась она и соблазнить. И это было странным. Непривычным. Просто общение. Такого Князь еще не знал. Обращаться с женщиной как с другом, а не игрушкой для постельных утех - это выбивалось из привычных моделей поведения. Но было в этом что-то притягательное. Возможно, извечное любопытство бессмертных. Он не знал ответа. Но новая сторона отношений ему безусловно нравилась. С его прежними знакомыми так бы не вышло - слишком уж они леди. Нет, человечке нельзя отказать ни в женственности, ни в гордости, ни в достоинстве. Просто она была другая. Иначе смотрела на мир. И это завораживало и притягивало. Ему нравились порой безумные идеи этой девушки, нравилась ее искренность. Губы сами расползались в улыбке при воспоминаниях о последней неделе. Где они только ни были, чем только ни занимались! Казалось, подруг совершенно не интересует чужое мнение и всеобщее порицание - они жили, как нравилось, невольно, а может, и осознанно заражая жаждой жизни окружающих. Ему нравился сумасшедший босоногий бег по безлюдным улицам под проливным дождем и под рокочущий гром в обрамлении ветвистых молний. Нравился озорной блеск глаз, стекающие по светящемуся радостью лицу струйки дождя и дикое безумство поцелуя, под грохот грома и слепящий свет молний. Ему нравились ночевки на лесном озере, ленивые ночные разговоры и взгляд, устремленный в небо. В ее глазах билась свобода, а он невольно проникался ее чувствами. И да, он тоже мечтал летать. Вот только Князь Тьмы, в отличие от простой человечки, мог себе это позволить. Пусть и во второй ипостаси. Ему нравилось наблюдать за ней. Она нравилась ему любой: и бесстыдно-соблазняюще раздетая в местную одежду, с аккуратной прической и правильным макияжем, та, которой оборачиваются вслед, и обряженная в его рубашку, слишком большую для таких хрупких плеч, с высоко подкатанными рукавами, небрежно заколотыми или собранными в простой хвост волосами, с беспорядочно выбившимися прядями, с чересчур задумчивым лицом что-то колдующей над кастрюлями. Любой. И это настораживало. Она не была красавицей в его понимании. С кем-кем, а с вампирессами ей не сравниться. Пусть для человека она весьма хороша. Но было что-то в ее взгляде, жестах, мимике, что заставляло задержать на ней взгляд, обернуться и захотеть остаться. Странная девушка. И лишь одного он не мог ей простить. Иногда ее глаза заволакивала дымка грусти, а взгляд устремлялся в неведомые дали. Он знал, о ком она думает, знал, к кому сбегает после каждой ссоры, знал, куда иногда пропадает. И в такие моменты он ее ненавидел. Знал, что глупо, но не мог остановиться. Губы сами произносили обидные, злые слова, а глаза сверкали бешенством и презрением. Он не желал делить новую игрушку ни с кем. Она чувствовала это и подсознательно старалась держать дистанцию, чем опять злила едва успокоившегося парня. Несвойственная нежность сменялись вспышками раздражения. И он пока не мог понять причин столь бурной реакции. Над словами друга лишь искренне посмеялся. Какая к демонам любовь?! Он тот самый ледяной Князь Тьмы, с камнем вместо сердца, безжалостная и не знающая человеческий эмоций тварь. Он всегда искусно играл в эмоции, оставаясь бесстрастным. Холодный и расчетливый, на диво изворотливый и подлый - настоящий Князь Тьмы, ее любимое дитя. Таким его знали. И боялись. И лишь здесь он ослабил контроль и позволил себе эти вспышки. К чему бы? Хороший вопрос, его следует тщательно обдумать.
  Девушка вздрогнула и прижалась к нему еще теснее. С легкой улыбкой он накинул ни них легкое покрывало - все же ее шорты и короткая майка слишком неподходящая одежда пусть для летней, но ночи. Дарья с графом опять где-то бродят, изображая зачарованных. Он лишь усмехнулся. Сложно сказать, кому из них повезло меньше: голубоглазке или так неосмотрительно влюбившемуся другу. Разные миры, разная жизнь - слишком серьезные препятствия для отношений. Смогут ли? Выдержат ли? Вряд ли. Сложно. Слишком сложно. Сможет ли девушка довольствоваться короткими встречами раз в полгода? Сможет ли граф добиться каникул именно в этой реальности? Смогут ли их чувства пройти проверку расстоянием и временем? А раздражительностью и недоверием? Усталостью от слишком долгого одиночества? И стоит ли помогать другу? Не лучше ли будет просто вычеркнуть это лето из памяти? Он не мог пока ответить.
  Девушка завозилась и открыла глаза.
  - Алл? - чуть хрипло со сна. - А как?..
  - Тс-с-с, спи, ночь на дворе.
  - А Дашка? - златовласка с беспокойством заозиралась.
  - Все с ней в порядке, любуется с Дэном красотами ночного леса. Спи.
  - А ты? - это уже зевая и укладываясь на прежнее место.
  - И я. Спи.
  Еще немного повозившись, девушка опять ровно задышала. Он лишь усмехнулся. И все же ребенок. Наивный и неиспорченный ребенок. Странно, конечно, мириться именно с таким к себе отношением, особенно привыкнув к проявлению абсолютно других чувств. Но ничего не попишешь.
  Завтра они возвращаются в город. Причина до банальности простая - кончилась еда. К тому же, девушки шепотом, хитро сверкая глазами, признались, что соскучились по благам цивилизации за прошедшие три дня. Подразнив их неженками, все же решили уехать. Воздухом питаться мы были не готовы.
  Поздним утром мы входили в квартиру, приветливо встретившую нас солнечным светом и уютом. Уют ей подарили именно девушки. Не знаю, как им это удалось, но теперь сюда тянуло вернуться. Неугомонная парочка наперегонки рванула в ванну, швырнув свои сумки у двери. Мы о них естественно споткнулись, прочувствованно выругались - ничего не меняется. Я по привычке ставил на златовласку, Дэн на свою обожаемую голубоглазку. На этот раз выиграла Дарья - и мне пришлось покорно подставлять лоб. Этому нас тоже научили они. Говорил мне папа, не водись с людьми, сынок, плохому научат. Но разве ж я слушался?
  За всей этой кутерьмой мы не заметили одиноко белеющего на паркете конверта, а потом и вовсе случайно отпихнули его под тумбу. Не знаю, как сложилась бы наша жизнь, если переиграть этот момент. Не знаю, смогли бы мы быть счастливее. Не знаю, пришлось бы нам проходить через все трудности, уготованные судьбой. Не знаю и не хочу узнавать. Все случилось, как случилось. И как ни парадоксально - я ни о чем не жалею. И даже имея право выбора и зная, во что превратиться размеренная жизнь, я бы теперь уже вполне осознанно задвинул этот конверт под тумбу.
  
  Дэнуриан аль Шэльский:
  Я затуманенным взглядом проводил затянутую в бесстыдно короткий сарафан девичью фигурку. Красавица. Самая лучшая во всех мирах. Единственная. И красавица, и умница, и готовит изумительно! Дарья, Дашка, Дарьюшка! Его принцесса. Такая маленькая, восхитительно беззащитная и такая сильная. Его малышка. Самая-самая. Любимая. Граф со счастливой улыбкой обернулся к Князю, готовясь вкатить тому заслуженный щелбан. Разве его девочка могла проиграть? Женька хитро подмигнула, пока Алл отвернулся. Ясно, значит, проигрыш был не случаен. Опять друг что-то натворил, а златовласка изощренно мстит. Он не понимал эту парочку. Особенно друга. Нет, ну ясно же, что втрескался в девушку по самое не могу, а все туда же. Игрушка, забавная игрушка. Идиот! Он себя со стороны видел? Видел, как темнеют глаза, когда на девушку чересчур откровенно пялятся? Или его алеющие глаза, когда Женька ради забавы флиртует со смазливым пареньком? Да видел бы он себя, когда как псих над спящей златовлаской сидит! Шепчет что-то ласково, волосы перебирает, целует нежно... И продолжает утверждать, что это временный интерес к необычной игрушке. Нет, точно идиот! Мало его Дашка чашками била. А вот сама Женька что-то интуитивно чувствовала и держалась от Князя подальше. Не флиртовала, не заигрывала, общалась ровно. Словно дистанцию держала. И частенько вздрагивала, если друг приближался неожиданно. И взгляд такой... Затравленно-упрямый. Нет, он даже мог понять девушку. Бедная, Алл - далеко не подарок. И даже восхищался, вот это выдержка у простой в общем-то человечки. А друга мысленно костерил всякими ругательствами - сам ведь девушку пугает, а потом злиться, что она от него бегает. Удивительно, что вообще не сбежала. Да еще и кормит. Его ж даже собственные подданные боятся и стараются лишний раз не светиться. Вот уж наградили создатели характером! Да его даже ректор ругать не смеет, так, высказывает общее недовольство. Ректор, Академия... Я поморщился. Не хочу об этом думать. Не хочу пока туда возвращаться. Не хочу думать о том, что будет потом, когда мне придется вернуться. Сколько нам осталось? День? Два? Неделя? А что потом? Как объяснить своей единственной то, что ему придется уехать? Надолго. На целых полгода. И позвонить ему будет нельзя. Как объяснить? Он не знал ответа, мучаясь все больше. Алл... Точно, Князь может помочь. Он ведь увяз в этих своих интригах, высшей политике, может, посоветует чего. Его, наследника графства, тоже натаскивали, но особого желания и энтузиазма у Дэна пока не наблюдалось. Острой необходимости пока тоже не возникало. Так что до поры до времени его сильно не беспокоили. Но теперь... Теперь он сам хотел. Должен же быть хоть какой-то выход! Обязательно!
  - Алл, слушай, тут такая ситуация...
  - О голубоглазке своей пришел поговорить? - насмешливо хмыкнул друг.
  - Как ты догадался? - вот ведь нелюдь!
  - А что тут догадываться? Вспомнил наконец, что не жить сюда приехал. Развлекаться. Поразвлекся - и хватит. Все, домой пора.
  - Ты не понимаешь... - простонал я.
  - И чего же я не понимаю? - ядовитый сарказм, но я давно привык, поэтому не обращаю внимания.
  - Я не могу. И не хочу. Она... Она...
  - О, избавь меня от часовых восторгов на тему ее исключительности!
  - Алл!!! - иногда его нарочитая грубость и наглость жутко бесили.
  - Хорошо-хорошо! - ухмыльнулся вампирюга. - От меня ты чего хочешь?
  - Что мне делать, Алл? Ты же политик, разбираешься в этом. Ты сможешь найти выход, я знаю. Помоги!
  - Графеныш, лучшее, что ты можешь сделать, это забыть.
  - Алл!!! - он что, издевается?!
  - Что?!! - заорал в ответ Князь. - Ты чем думаешь? Думаешь, это у вас серьезно? Допустим, ты серьезен, а она? Думаешь, она станет ждать? Оно ей надо? - я нервно сжал голову руками. - Думаешь, она согласиться полгода маяться безызвестностью? Без возможности увидеться, позвонить? Ждать непонятно чего? И это после двух недель знакомства? Тогда ты идиот!
  - Как ты не можешь понять? - я вопросительно уставился на Князя. - Ты же сам любишь! Ты должен понять! Как же ты сам будешь без своей златовласки? Ты ведь свихнешься в первые недели! Ты ведь ее лю...
  - Не говори ерунды! Какая любовь?! - саркастический смех, ты действительно слепой глупец, друг. - Ты совсем уже тронулся с этой любовью!
  - Любишь, все равно лю...
  - Чушь! Она лишь игрушка! Экзотическая, необычная, да. Но игрушка! И ничего для меня не значит. Кто я и кто она? С ней забавно, не спорю, но ничего особого. Она даже не красавица по нашим меркам.
  - Какой же ты идиот! - сдавленно простонал я. - Ты все поймешь потом, боюсь только, будет уже поздно. Слишком. Она не станет тебя ждать, не станет терпеть твои издевательства, надеясь, что однажды ты прозреешь. Нет, не станет. И знаешь, я не стану ее осуждать. Иногда мне с трудом вериться, что этот напыщенный глупец и мой друг Алл - совсем не разные личности. Мне жаль, действительно, жаль.
  - А не прогуляться ли тебе до бездны? - ядовито спросил вампирюга, кривя губы в издевательской ухмылке. - Тоже мне, жалельщик!
  - А я обязательно что-нибудь придумаю. И без твоей помощи. И у нас с Дарьей все будет хорошо, все у нас получится! - тихо, но твердо закончил я и вышел из комнаты.
  - Демоны! - выругался я, с ужасом глядя на застывшую златовласку. - Ты ведь все слышала? - с тихой обреченностью.
  Девушка медленно подняла на меня потемневшие глаза. Чего там только не было! Потрясение, боль предательства, отчаяние, решимость... Она растянула губы в неживой улыбке и кивнула:
  - Слышала. Звукоизоляция здесь неважная. Похоже, вы об этом забыли.
  - Женька, он просто еще сам не понимает...
  - Не стоит! - она покачала головой. - Не нужно, не оправдывай его. Не хочу ничего слышать. Это его решение.
  - Но...
  - Дэн, ты милый мальчик, добрый, отзывчивый, слегка мажористый, но это ерунда, пройдет со временем. А он другой, и этим все сказано.
  - Но...
  - Нет.
  - И что ты собираешься делать? - мне было жаль девушку, а еще я был зол на друга.
  - Ничего! - она беззаботно пожала плечами.
  - Но как?
  - Просто. Сделаю вид, что ничего не слышала. Вы ведь скоро уезжаете. И как я поняла, далеко и надолго. Не хочу портить вам последние дни. Ни к чему нам скандалы. Не хочу опошлять то хорошее, что было - твой друг и так с этим замечательно справился. Хочу сохранить только светлые воспоминания! - девушка упрямо тряхнула челкой и улыбнулась.
  Я изумленно рассматривал ту златовласку, какой еще не знал. И восхищался. Настоящая леди. Гордая, сильная, решительная. И мудрая. А ведь моя девочка такая же, иначе они бы просто не ужились. С грустной улыбкой я склонился над хрупкой ладонью. Златовласка горько усмехнулась и высоко подняла голову. А Князь - дурак. Теплая ладонь коснулась моей щеки.
  - А знаешь, у вас все получится. Я верю в это. И помогу.
  - Спасибо! - шепнул я, накрывая ее ладонь своей. Она ведь сестра моей девочки, нет, даже ближе, продолжение и дополнение. - Только я не знаю, как быть.
  - Если телефон не тянет, то стоит вспомнить о более древнем и надежном способе связи! - я удивленно смотрел в лукавые малахитовые глаза. - Письма!
  - Женька, ты гений! - я закружил смеющуюся девушку по комнате.
  - Знаю, только поставь меня на землю! - я выполнил просьбу. - К тому же, разве ты не можешь ее забрать с собой? Пусть не сейчас, а когда она закончит образование. Два-три года ничего не решают, а вы сможете окончательно убедиться в правильности принятого решения...
  - Боги, как просто! Конечно же, забрать с собой! Влияние моей семьи достаточно велико, чтобы можно было это организовать! - я застыл, обдумывая предложенную идею со всех сторон. - Да, именно так и сделаю. Боги, какое же ты сокровище! - я крепко обнял тихо смеющуюся девушку. Нет, Алл точно идиот. - Наверно, нужно было сразу идти к тебе, а не к...
  - Нет, тогда бы я не узнала правды. Я ведь постоянно ощущала его снисходительные взгляды, что меня безумно нервировало и настораживало. Но причины не понимала. Теперь вот знаю.
  - Прости! - выдохнул я в волосы уткнувшейся мне в плечо девушки.
  - За что? - недоуменно спросила она.
  - А что это тут происходит? - ехидно пропел знакомый голосок. - Нет, что за люди?! Даже на полчаса нельзя в ванну отлучиться! - вот только смеющиеся глаза выдавали хозяйку с головой.
  - А нефиг так долго ванну занимать! Мне, может, скучно! - хихикнула златовласка, отодвигаясь. - Ничего ей не говори! - беззвучно, одними лишь губами - я кивнул. - Все, я ушел мыться! - весело проинформировала девушка, скрываясь за дверью.
  - Иди ко мне! - я протянул руки к своей принцессе. - Я успел соскучиться.
  - Я заметила! - хихикнула Дашка, уютно устраиваясь на моих коленях. - Что-то случилось? - обеспокоено.
  - Нет, просто поговори об одном недалеком парне.
  - А-а-а! - понимающе ухмыльнулась моя девочка. - Знаешь, твой Алл - иногда настоящая свинья!
  - Не могу поспорить! - тяжело вздохнул я.
  Девушки готовили завтрак, что-то весело напевая вполголоса. Я, тряхнув мокрой шевелюрой, примостился там же, с удовольствием наблюдая за Дашкой и изредка бросая тревожные взгляды на Женьку. Девушка улыбалась, шутила и вела себя как и всегда. Потрясающая выдержка. Аппетитные запахи заполнили комнату. Не выдержав, подошел к своей малышке, крепко обнял, провел губами по шее, открытым плечам и уткнулся лицом в еще влажную макушку. Единственная.
  С кошачьей грацией на кухню вошел вампирюга. Потянулся. У, нелюдь! И, бросив на меня ехидный взгляд, направился к златовласке. Ох, идиот! Я едва не застонал. Девушка застыла и чуть вздрогнула, когда руки друга оказались на ее талии. Но все же смогла выдавить почти искреннюю улыбку. Бедная!
  - Алл, мне, конечно, весьма приятно, что тебя тянет на нежности, а не скандалы, но! - лукавый прищур глаз и провокационная усмешка. - Еще немного и останемся без завтрака! Ты мне всю свободу движений уничтожил! Даже намек на нее! - хмыкнув, вампирюга отошел и плюхнулся на стул, девушка едва заметно перевела дыхание.
  - Готово! Приятного аппетита! - перед нами опустились тарелки.
  - Шпашибо! - это уже мы.
  - Кушайте, не обляпайтесь! - в один голос пожелали подруги, придвигая к себе чашки - как они вообще еще живы с таким питанием?
  Покончив с тем, что было на тарелках, мы тоже потянулись к чашкам. Златовласка предвкушающе усмехнулась и приняла низкий старт.
  - Пф-ф-ф! - брызги веером разлетелись перед скривившимся Князем. - Что это за дрянь?!
  - Эм, похоже, я влюбилась и слегка пересолила твой кофе...
  - Что?
  - Влюбилась, говорю, а это побочный эффект! - хмыкнула златовласка, сверкая хитрыми глазюками и начиная отползать.
  - В меня? - полный самодовольства вопрос.
  - Еще чего! - хмыкнуло невыносимое златовласое создание, едва не давясь хохотом - ну да, согласен, Князь в этот момент выглядел весьма потешно. - Ты, конечно, мальчик симпатичный, а местами даже весьма миленький, но! До идеала тебе далеко! - с сожалением вздохнула девушка, мечтательно закатив глазки. - А на пляже такой претендент на идеал обретался! Закачаешься! Платиновый блондинчик, с синими глазищами и сногсшибательной белозубой улыбкой. Ах! Я пропала! - это уже почти у самой двери.
  - Убью! - взревел взбешенный вампирюга, бросаясь к девушке.
  - Обломишься! - хмыкнула она, вылетая за дверь.
  - Поздно! - Дашка с сожалением поставила на стол полупустую чашку, проводив мелькнувшую макушку друга мечтательным взглядом.
  - Пошли спасать эту парочку от убийств! - хмыкнул я, подхватывая свою девочку на руки.
  - Мне определенно нравиться такой способ передвижения! - со смехом меня обняли за шею и наградили легким поцелуем.
  - А может, никуда не пойдем? - с надеждой.
  - Шагай, шагай!
  - Чудовище! - и что делать, шагал.
  Картина, представшая пред наши светлые очи, потрясала. Златовласка гарцевала на Князе, хохоча и подзуживая, а тот шипел и угрожал, пытаясь отодрать вцепившуюся в него руками и ногами девушку. Пока безуспешно.
  - Я тоже так хочу! - заныла Дашка, сверкая озорными глазищами. - Пожалуйста, пожалуйста!!!
  - Изверг! - с мученическим стоном. - Залазь! - взвизгнув, это чудо споро вскарабкалось мне на спину.
  - Йо-хо-хо! На аборжда-а-аж!!! - я едва не оглох, но приказ выполнил.
   Как она пиналась! Я хохотал, наблюдая за попытками Алла уклониться. Женька тоже, мстительно сощурившись, пиналась в ответ, якобы случайно больше попадая по своей 'лошадке', чем по мне.
  - Ой! Прости, Алл. Я случайно! Ой! - слилось в единый поток.
  Я носился за удирающим Князем и чувствовал себя самым счастливым во всех мирах.
  - Дэн! - друг застыл, глядя на меня расширившимися глазами.
  - Алл? - я почувствовал смутное беспокойство, а подвеска-звезда потеплела.
  - Тьма! Перенос! - это уже хором, побелевшими губами.
  - Ребята?! - девушки обеспокоено переглянулись, непонимающе глядя на воспарившие и светящиеся кулоны, еще крепче в нас вцепившись - не помешает.
  - Держись! - это все, что я успел шепнуть, и нас поглотила яркая вспышка.
  
  Женька:
  - Чушь! Она лишь игрушка! Экзотическая, необычная, да. Но игрушка! И ничего для меня не значит. Кто я и кто она? С ней забавно, не спорю, но ничего особого. Она даже не красавица по нашим меркам.
  Мир разлетается тысячами осколков. Игрушка... Всего лишь игрушка! Слова набатом отдаются в голове, звенят в ушах, легко читаются в зеркальном отражении расширившихся глаз. Игрушка... Лишь игрушка! Боль огнем сжигает нервные окончания. Хочется одновременно выть и умереть, исчезнуть - только бы не слышать эти слова, болью отдающиеся внутри. И губы, непослушные предатели, словно заведенные, беззвучно повторяют: Игрушка... Всего лишь игрушка! Я сглотнула горький ком, но слезы все не появлялись - меня словно выжигало изнутри, а потом замораживало. Больно. И сразу же странно и безразлично. Почти. Только дыра в душе все шириться. И ноет что-то внутри. Ноет. Тоскливо так. Протяжно...
  Конечно, слышала! Хочется истерично рассмеяться в лицо этого наивного мальчика, но... Просто меняю тему - он не виноват. Радость за подругу помогает справиться с собой. Мне есть чем заняться. Улыбаюсь и закрываю за собой дверь. Включаю воду. И только теперь позволяю себе разрыдаться. Горячая вода с готовностью уносит соленные капли. С трудом сдерживаю крик. Закусить кулак. Горячие струи. И мерно раскачивающееся из стороны в сторону тело. Отчего же так больно? За что? Я ведь... Я просто предложила свою дружбу. Никаких обязательств. Просто дружба. И доверие. Я старалась доверять. Подсознательно что-то чувствовала, поэтому не навязывалась. Да и не в моем он вкусе. Не в плане внешности - характера. Для меня идеальным вариантом был Димка - и возможно, все бы в итоге у нас сложилось. Но я испугалась. И убежала. Трусливо, знаю. И бежать мне сейчас не к кому. Одна... Я не думала о близких отношениях с Аллом. Я его слегка опасалась. Вот и решила общаться ровно. Без всяких женских штучек. Как с равным. Другом. Он и стал для меня другом. Так и воспринимался. А резкие наплывы нежности списывались на повышенный фон флюидов любви из-за одной влюбленной парочки, поэтому всерьез не воспринимались. Мне не нужен был парень. Мне нужен был друг. И вот. Игрушка... Игрушка... Игрушка...
  Слезы постепенно пропали. И тело, качнувшись в последний раз, окончательно застыло в позе эмбриона. Лишь дрожь не унималась. Не страшно - переживу. Подняться, сделать воду горячее, механически выполнить привычные процедуры. Красные глаза и подпухшие веки лечатся получасовыми примочками ледяной воды. Так-то лучше. Тугие струи воздуха - и через двадцать минут волосы лишь слегка влажные. Все это время, пока руки автоматически двигали фен, я тренировалась. Улыбка - взгляд, взгляд - улыбка. Все хорошо. Обманутые надежды - больно, преданное доверие - больно, оплеванная дружба - больно. Но ведь не смертельно. А значит, просто живем и дальше. Как привыкла. С улыбкой на губах и озорным блеском в глазах.
  Старательные гримасы для увлеченной подруги и уверенная улыбка на обеспокоенные взгляды украдкой. Зря волнуешься, Дэн. Мертвое не болит. А все, что я чувствовала к твоему другу, отмерло. И уже почти не больно. Горькая усмешка маскируется кипучей деятельностью. Горячие руки на талии и предательски вздрогнувшее тело. Найти в себе силы улыбнуться и отшутиться. Украдкой перевести дыхание. Мелкие пакости - никто не должен заподозрить, что мне уже все равно. Соль в кофе. Примитивно? Знаю. Не мой стиль - Дашка бы обеспокоилась, но слишком уж занята. Мне просто нужно создать видимость, что ничего не изменилось. Правду будут знать лишь два человека. А всю правду лишь я. Замечательно.
  Опять мелкие пакости. Громкий смех и крики - отличная маскировка для безразличия и растущей усталости. И резко что-то меняется. Я вздрагиваю в унисон с застывшим парнем. Изумленно наблюдаю за светящимися и поднимающимися в воздух медальонами. Ма-а-ать... Что происходит? Такое же непонимание написано на лице подруги. А вот парни о чем-то знают. И откровенный ужас на бледных лицах лишь подтверждает догадку. Непослушные губы отказываются шевелиться. И руки, словно живя собственной жизнью, крепче стискивают плечи Алла. И яркая вспышка затапливает сознание.
  Проморгавшись, не спешу покидать хоть и ненавистную, но все же знакомую спину. Настороженно оглядываюсь. Что же произошло? Натыкаюсь на незнакомые лица. Откровенный шок и крайняя степень изумления. Умиляет. Лишь крепче стискиваю парня еще и ногами. Офигеваю от смены обстановки и наплыва впечатлений. В голове хаос. Где мы? Кто эти люди? Что произошло? Как произошло? Кто наши знакомые? Как вернуться домой? Я зажмурилась и потрясла головой - может, продукты были испорченные, и это просто глюки? Не помогло.
  - Твою ж мать! - выдохнула я, понимая, что остальные отчего-то не спешат делиться впечатлениями. - Надеюсь, вы сможете все нам связно объяснить. Иначе! - мои глаза гневно суживаются. - Иначе я не дам за ваши жалкие жизни и ломанного гроша. У вас десять минут. Время пошло. Ж-ш-шиво-о! - угрожающее шипение вышло само собой.
  Алл вздрогнул и, воспользовавшись моментом, отцепил потерявшую бдительность меня. Я не собиралась отступать, и смена позиции меня не останавливала. Я медленно, но верно наступала на так же медленно отступающего знакомого.
  - Я каш-ш-шетс-с-ся яс-с-сно вырас-с-силас-с-сь! Я ш-ш-шду!!! - угроза разлилась в воздухе.
  - Понимаешь... Тут такое дело... - парень нервно оглянулся и просиял улыбкой - подозрительно. - Тебе магистры объяснят! - скороговоркой выпалил он и отскочил назад, мгновенно окутываясь тьмой.
  Я застыла, широко распахнув глаза. Тьма пропала. А на месте Алла появилась летучая мышь-переросток.
  - Офигеть! - только и выдохнула я, плюхнувшись на пятую точку - хаос в голове усиливался.
  Мышь вспорхнула и повисла на потолке - не достать, не доплюнуть. Но я уже забыла все обиды. Мышь! Настоящая летучая мышь! Я же столько о них читала! И всегда мечтала подержать в руках! Даже ловить пыталась - но без особого успеха. И тут та-а-акой шанс! Мать моя женщина! Я же смогу воплотить давнюю мечту! А проблемы... С ними можно разобраться чуть позже!
  - Алл, милый, спускайся! - принялась реализовывать свою мечту я. - Обещаю, я тебя не трону! - мне не верили, я же носилась по залу, задрав голову. - Ну, пожалуйста, ну, что тебе стоит?! Ну, хочешь, поклянусь? Я не буду тебя бить! Клянусь, слышишь? Дай только пощупать! Умоляю! Я же об этом уже третий год мечтаю! - продолжала надрываться я, на хорошей скорости нарезая круги по огромному залу вслед за шустро перебирающей лапами по потолку мышью. - Ну, не будь же законченной скотиной! - взмолилась я, опускаясь на пол - было до слез обидно и горько. - Да что же ты постоянно надо мной издеваешься?! Раз в жизни оказалась в шаге от мечты - и то полный облом! - я обхватила руками колени и спрятала лицо, начиная мелко вздрагивать. - Твою мать! Да что б ты сдох, тварь! Ненавижу! Три года мечтала потрогать живую летучую мышь, а он... Бл*! Надоело, как же мне все надоело! - яростно шептала я, отчетливо понимая, что скатываюсь в банальную истерику - все же события последнего дня ощутимо поимели мою психику.
  От дальнейшей истерики меня оторвало деликатное постукивание по плечу. Я нервно обернулась, натянутая словно струна и готовая сорваться в любую секунду.
  - А, это ты! - бесцветно протянула я, безразлично глядя на мышь. - Пришел поиздеваться? Бесполезно. Кстати, ты чего не убегаешь? Беги, лети! Вперед! Я ведь такая страшная и ужасная! Давай, давай!!! - вот она женская истерика: ни слез, ни нервных воплей, лишь яростный шепот.
  Мышь виновато потупилась и отступила на шаг. Потом несмело расправила крыло и подошла ближе. Я закрыла глаза, мысленно досчитала до десяти, глубоко вздохнула и шумно выдохнула сквозь сжатые зубы. Дрожащими руками аккуратно коснулась крыла. Потом не спеша его погладила, медленно продвигаясь вдоль. Обалдеть! Вот оно счастье. Мои пальцы осторожно и нежно поглаживали притихшую мышь. Если забыть о том маленьком пустяке, что это ненавистный Алл, становилось совсем хорошо.
  - Спасибо! - тихо выдохнула я, с трудом заставляя себя убрать руки от этой прелести. - А теперь отойди. И никогда, слышишь? Никогда не смей ко мне приближаться, Князь. Я верила тебе, считала другом... Но ты не умеешь ценить тепло, доверие, уважение... Ты растоптал все, оплевал, изгадил... Как ты сказал? Лишь игрушка? Экзотическая и необычная? Кто я и кто она? О да, я с тобой согласна. Кто я и кто ты?! Только запомни, я не игрушка! Со мной нельзя забавляться. Ты сам все решил. Черт! Не могу даже ненавидеть тебя! После того, как потискала в образе мышки... Даже ненависти не осталось. Лишь презрение. О да, не ненавижу, но презираю. И не хочу видеть. Никогда! - последнее я едва слышно выдохнула застывшей мыши.
  Отвернулась и с трудом поднялась. Ноги дрожали и отказывались выполнять свои прямые обязанности. Шатающейся походкой побрела к Дашке. Она что-то громко выясняла с Дэном. Я не слышала звуков - слух отказал, а за ним и зрение. Еще шаг - и я упала. Каменный пол показался необычайно мягким, а ледяная прохлада несла успокоение и желанное забытье - и я с радостью скользнула в манящие объятия тьмы.
  Легкие похлопывания по щекам и гул голосов. Слух возвращался стремительней зрения. Моя голова лежала на чьих-то коленях. С трудом открыла режущие глаза и проморгалась. Расплывчатые пятна превратились в лица. Черные пряди скользнули мне на лицо, а наполненные мраком глаза оказались непозволительно близко - я зашипела.
  - Не с-с-смей! С-с-слыш-ш-шиш-ш-шь? Не с-с-смей! - я резко рванулась, чтобы тут же со стоном упасть - но знакомые руки опять подхватили, я бешено забилась, плюя на слабость, мечтая освободиться.
  - Алл, отпусти! - тихо, но твердо. Дэн, я тебя обожаю, только спаси меня!
  - Не лезь! - нервно, зло, пытаясь удержать.
  - Алл, отпусти! - тише и тверже, хватка ослабла.
  Со всхлипом облегчения я бросилась к Дэну, отчаянно прижалась, спрятав лицо в его коленях и крупно дрожа. Ну да, он-то стоит, а я сижу. Но мне плевать. Сзади меня крепко обняла присевшая рядом подруга. Дэн, сдавленно ругаясь в адрес 'клыкастого идиота', аккуратно расцепил мои побелевшие руки, присел рядом и осторожно обнял, мягко поглаживая. Они что-то шептали с Дашкой - я не слышала. Мне было страшно, как никогда в жизни. И так же больно и горько. Слезы - предательская влага! - сами скатывались по щекам и оседали на футболке мужественно все это терпящего Дэна. Нет, этот парень - точно сокровище. И я бесконечно рада за подругу.
  - Что здесь происходит?! - резкий голос заставил меня подпрыгнуть и крепче вцепиться в застывшего парня, но слезы отчего-то высохли моментально, а пятая точка завопила о грядущих неприятностях - куда больше-то?!
  - Бездна! - коротко ругнулся Дэн.
  - Надеюсь, Вы, граф, и Вы, Князь, сможете найти достойное объяснение! - тихая ярость и едва сдерживаемое бешенство. - Вы что себе позволяете?!! Кто эти леди? Что они делают на телепортационной площадке? Я у Вас спрашиваю! Что! Здесь! Происходит?!! - мужчина сорвался на визг.
  Парни лепетали что-то невразумительное. А я тихо потянула конкретно офигевающую подругу Дэну за спину - там надежнее. С нервным любопытством быстро осматривала пятерку мужчин. Странная балахонистая одежда. У четверых. Тройка постарше и один молодой совсем. У каждого посохи в руках и кинжалы на поясах. Мне стало откровенно страшно. Эти люди меня пугали до икоты. Черт! Пятый в темном костюме и с мечом на поясе. Вернее, с ножнами, из которых торчала лишь рукоятка. А его руки были в черных перчатках. Я удивилась.
  - С Вами, молодые люди, мы поговорим позже! - отрезал тот же мужчина, что начал этот разговор. - А теперь разберемся с леди! - я нервно поежилась под пронзительным взглядом, но глаз не опустила, заработав колючую усмешку. - Вам, леди, мы подчистим память и отправим домой.
  - Размечтался! - хмыкнули мы с подругой, тихо сатанея лишь от одной мысли, что кто-то будет копаться в наших мозгах, и вцепившись в Дэна.
  - Нет! - выдохнул Дэн, инстинктивно отступая на шаг назад и увлекая нас за собой. - Нет!
  - Дэнуриан аль Шэльский! - мужчина повысил голос. - Думаю, мне нет нужды напоминать, что вы натворили? И что Вас ждет? Не усугубляйте ситуацию!
  - Нет! - резко ответил парень, его руки засверкали - ма-а-ать!
  - Дэн, послушай...
  - Заткнись, Алл! - рявкнул взбешенный парень. - Все, что мог, ты уже сделал. Дарью я не отдам! И златовласку тоже! - решительно добавил Дэн, взглянув в мои перепуганные и Дашкины, полные немой мольбы глаза.
  - Дэнуриан...
  - Нет! - какая-то сверкающая фигня в его руках начала потрескивать - все, вот он писец...
  Такая же хрень стала появляться и на кончиках посохов у мужиков. Лишь тот, что с мечом, отошел в сторонку, с интересом за всем наблюдая. Алл выплюнул парочку проклятий, но все же стал рядом с другом, вокруг него тут же заклубилась тьма. Я молча офигевала, не забывая лихорадочно размышлять. Что делать? Не хотелось бы вернуться домой пускающей слюни идиоткой!
  - Надо им помочь! - шепнула я подруге.
  - Как?! - нервно спросила Дашка, напряженно всматриваясь в мужчин.
  - Не знаю! - так же нервно ответила я и закашлялась. - Да-а-аш, что с твоими руками? - тихо спросила я, косея от обилия впечатлений.
  - ...! - ответила, называется.
  - Попробуй что-нибудь сделать! - лучше б я промолчала.
  Подруга слегка истерично взмахнула в сторону сгрудившихся мужиков - и те отлетели к стенке, не забыв придавить развлекающегося мужика с мечом. Не теряя времени, я метнулась к распластанным телам. Мои руки ничем окутываться не спешили - а вооружиться было просто необходимо. Мои руки потянулись к мечу.
  - Не-е-ет!!! - сдвоенный вопль я проигнорировала, цапнув рукоятку и вытянув меч.
  Мельком осмотрев добычу, я отпрыгнула от застонавшего мужика и попала в руки взбешенного Алла. Перекошенное лицо явно не добавило ему дружелюбия.
  - Ты что натворила, идиотка?! - проорал он, тряся меня аки грушу. - Выброси немедленно!!
  - Пошел ...! - нервно огрызнулась я.
  - Он же тебя убьет! Это меч драконов, он моментально спалит любого, кто его коснется! - парень явно был не в себе, я его боялась все больше.
  - Ты псих! - в отчаянии проорала я. - У тебя крыша протекает! Какие драконы? Какое спалит? Совсем тронулся? Это моя единственная защита! И лишаться ее по твоей придури я не собираюсь! Понял?!!
  - Дэн, хоть ты ее вразуми!!!
  - Алл... Он не действует! - выдохнул потрясенный парень. - Совсем не действует...
  - Что-о-о?!!
  Я бочком отодвинулась от этого ненормального, старательно наблюдая за всеми, осторожно пододвигаясь к ошарашенной собственными действиями подруге. Казалось, еще немного - и я сойду с ума. Разбивая повисшую тишину, застонали приголубленные Дашкой мужики. Я подняла меч и застыла, готовая сражаться до конца, хотя и слабо представляя это самое сражаться. Но стоило мужикам увидеть меч в моих руках, как в зале снова повисла напряженная тишина. Мы с подругой стали спина к спине. Ее руки вновь светились и потрескивали.
  - ...! - выдал тот, который главный. - ...! - я даже умудрилась покраснеть.
  - И что это значит? - тихо спросила я у Дэна.
  - А это значит, леди, что никто и никуда не едет! - хмыкнул самый молодой и, оглядевшись, ехидно ухмыльнулся. - Добро пожаловать в Академию!
  
  Дашка:
  - Держись! - едва различимо шевельнулись бледные губы любимого.
  Ну, я и вцепилась в него мертвой хваткой. Чай, не дура - жить хочется. Яркая вспышка - и резь в не закрытых вовремя глазах. Черт! Сдавленно ругаюсь, пытаясь проморгаться. О, где это мы? Тихо офигеваю. Незнакомые все лица. Мля-я-ять... Ловлю ошарашенный взгляд подруги. Звиняй, родная, ничем помочь не могу - сама в астрале. Ой, как же я с тобой согласна, Женька! И кто-то, если, конечно, жить хочет, мне сейчас все расскажет! Пальцы нервно сжимают горло что-то лепечущего любимого.
  - Ты по теме, радость моя, по теме квакай! - гаркнула я, зверея от смеси страха, шока и вообще жуткого стресса. - Мля-я-ять!..
  Ловлю отвисшую челюсть. Это он чего?! Мама мия! Я тронулась! Алл... Он... Того... Мышь... Летучая! А-а-а!!! Я же их боюсь! До психоза!
  - Дэн, милый, я передумала - я не буду тебя убивать! Спаси меня-я-я! - я повисла на шее парня, расширившимися глазами наблюдая за этим дурдомом.
  Мужики тоже не спешили что-то прояснять. Видно не могли нащупать посеянные еще во время нашего появления челюсти. Конечно, фиг их вслепую нашаришь - а оторвать взгляд от ТАКОГО представления, нет никаких сил. Я начала истерически хихикать, Дэн обеспокоено за мной наблюдал. Я не буйная, не буйная - я тихая и мирная...
  Женька наматывала круги по залу, пытаясь убедить Алла спуститься. Ага, как же! Я бы тоже не спустилась! У нее же глаза как у маньячки - боязно! Она на этих мышах помешалась. Помню, как пыталась их ловить, молотя какую-то чушь. Обрядилась в белое и вперед. И меня еще зачем-то за собой потащила. А я их боюсь! Но я не растерялась - таскала с собой красную тряпочку. Только подруга отвернется - я тряпочкой помашу. Не знаю, толи мои махания помогли, толи у этих тварей не было желания общаться - но ни одна мышь (к моему великому счастью!) так на нас и не прельстилась. И вот сейчас моя драгоценная решила наверстать упущенное. Н-да, не завидую Аллу - пока не получит желаемое, не отстанет. Горжусь! Сама такая же. Так, это все лирика, а мне пора потрясти впавшего в прострацию милого. Да, мы такие непредсказуемые - и что?!
  - Дэ-э-эн! - преувеличенно нежно и ласково начала я. - Ты мне ничего не хочешь сказать, милый? - парень, то бледнея, то краснея, медленно отодвигался, жутко завидуя в этот момент Аллу.
  - Дашка... Ты... Тут такое дело... В общем... Я... Вот...
  - Как информативно! - ядовито хмыкнула я. - А главное, я сразу все поняла! Ты так ясно и четко излагаешь свои мысли - я от тебя в восторге! - на заднем плане слышались вопли подруги - ничего не меняется. Даже в настолько критической ситуации. Это успокаивает.
  - Послушай, я... Я хотел объяснить... Но не знал как. Я... Я бы... Демоны! Что он творит?!! - я обернулась в ту же сторону.
  - Млять! - подруга целовалась с каменным полом. - Скорей туда!
  Ну, мы и рванули. Я решила прибить дебила. Ну. Чтоб и дальше не мучался. И других не мучил. Хвала богам, он опять был человеком а не мышью. Подруга бледным приведением украшала интерьер, жутко нервируя.
  - Не трогай ее, извращенец! - если бы не Дэн, удерживающий меня, я бы его убила, а так бешено вырывалась и пиналась - бестолку.
  - Тебя не спросил! Истеричка! - огрызнулся этот урод.
  - Алл! - ого, а у любимого отличный рык.
  - Дэн, пусти! Я убью его нафиг! По старой дружбе быстро и не больно! - я не оставляла попыток освободиться и страшно отомстить.
  О, Женька очнулась. Мамочки! Я отпрыгнула от шипящей подруги. На миг мне даже показалось, что у нее зрачок вертикальный. Жуть. Да что у них произошло-то? Подруга билась в истерике, бешено пытаясь освободиться. Я застыла, не зная, как быть. Что с моей Женькой? Да я еще ни разу ее такой не видела! Да что же здесь происходит?! Я жалобно посмотрела на любимого и шмыгнула носом. Кажется, скоро истерик будет две. Я уже чувствовала, что сейчас начну визжать и кататься по полу, зажимая уши. Крыша свалила в неведомые дали, а мозг отказывался работать. Наверное. Еще ни разу я не была так близка к помешательству.
  Дэн ругался с Аллом, а подружка бросилась к нам и вцепилась в ноги любимого, как в последнюю надежду. Я тихо офигевала, не зная, что делать. Милый яростно выругался, с трудом расцепил намертво сжатые руки Женьки и опустился рядом, прижав трясущуюся и рыдающую подругу к себе, осторожно поглаживая ее по спине. Я упала рядом, крепко обняв мою драгоценную и не зная, что делать. Дэн переводил то растерянный взгляд на меня, то злобный на друга. Алл бешено ругался, сжимая кулаки и не отрывая пылающего взгляда от Женьки. И я не знаю, чего было в этом пугающем взгляде больше: ненависти, злости, ярости или желания. Он даже пару раз дернулся, силясь подойти и отобрать всхлипывающую подругу. Но останавливался. Каждый раз. То ли из-за предупредительных взглядов Дэна, то ли из-за сгорбленной, дрожащей фигурки подруги. Мне впервые было так страшно. Не за себя. За Женьку. Золотистые волосы разметались по спине и змейками свернулись на полу, чуть вздрагивая в такт телу. Сдавленные, едва слышные рыдания казались жалобным стоном. И побелевшие от напряжения пальцы, сжавшие футболку любимого... Жуть.
  Резкий голос заставил всех подпрыгнуть. Слезы у подруги моментально высохли. Она всегда умеет собраться за секунду. Если это ОЧЕНЬ важно. Сейчас было жизненно необходимо. Я слушала и тихо косела, впадая в ступор. Мама дорогая! Женька аккуратно утянула меня за Дэна - ну да, там спокойнее, согласна.
  - Размечтался!
  Ах ты, пердун старый! Меня аж затрясло от гнева. Память он подчистит! Да я сама тебе и подчищу, и начищу рожу твою наглую! Хрыч старый, козел бородатый! Я бы еще долго могла ругаться, но... Мля-я-ять... Что это? Я расширившимися глазами смотрела на руки любимого. Что же это такое? Что здесь вообще происходит?! Ругнувшись, Алл стал рядом с Дэном, закрывая нас от серьезно настроенных мужиков. Хоть он и скотина, но не безнадежен.
  - Надо им помочь! - шепнула подруга.
  - Как?! - нервно спросила я, напряженно всматриваясь в мужчин.
  - Не знаю! - нервный шепот, а потом тихий кашель: - Да-а-аш, что с твоими руками?
  - ...! - я ошарашенноь рассматривала собственные руки, сверкающие и потрескивающие - это что, заразно что ли? И почему тогда у Женьки ничего не сверкает и не потрескивает?
  - Попробуй что-нибудь сделать! - посоветовала подруга, ни на минуту не отвлекаясь от обдумывания сложившейся ситуации. Как и всегда. Вот откуда в ней столько хладнокровия?
  Но задаваться пустыми вопросами не было времени. Я взмахнула руками в сторону сгрудившихся мужиков, мечтая лишь о том, чтобы все это закончилось. Мужики отлетели к стенке, прихватив еще одного по дороге, того, что с мечом. Не теряя времени, подруга метнулась к живописной куче. Правильно, вооружиться никогда не помещает! А у них вон какие ножички красивые. Пока подруга бегала, я тихо офигевала от своих возможностей. Мама мия!
  - Не-е-ет!!! - сдвоенный вопль заставил меня подпрыгнуть и нервно оглянуться. Чего орать-то? Подумаешь, меч взяла. Так не навсегда ведь. Попользуется и сразу отдаст.
  - Ты что натворила, идиотка?! - проорал перекошенный от ярости Алл, тряся подругу за плечи. - Выброси немедленно!! - тупой что ли? А защищаться чем?
  - Пошел ...! - нервно огрызнулась Женька - так его, идиота бешенного.
  - Он же тебя убьет! Это меч драконов, он моментально спалит любого, кто его коснется! - парень явно не в себе.
  - Ты псих! - полностью одобряю диагноз.
  - Дэн, хоть ты ее вразуми!!! - я покосилась на любимого - тот был в ступоре.
  - Алл... Он не действует! - выдохнул потрясенный милый. - Совсем не действует...
  - Что-о-о?!! - и чего так орать? Я еще немного отодвинулась - мало ли...
  Женька бочком продвигалась в мою сторону, я ошарашено рассматривала собственные руки, вновь сверкающие и потрескивающие. Мама мия! Застонали приходящие в себя мужики. Подруга подняла меч и застыла, прижавшись ко мне спиной, готовая сражаться до конца. Но стоило мужикам увидеть подрагивающий в ее руках меч, как в зале повисла напряженная тишина. Мы настороженно и недоуменно переглянулись - и я подняла руки, готовая уже ко всему.
  - ...! - выдал тот, который главный. - ...! - я покраснела.
  - И что это значит? - тихо спросила Женька у Дэна.
  - А это значит, леди, что никто и никуда не едет! - хмыкнул самый молодой и, оглядевшись, ехидно ухмыльнулся. - Добро пожаловать в Академию!
  
  Женька:
  Н-да, можно с уверенностью сказать, что это было самое яркое, запоминающееся и необычное поступление в высшее учебное заведение местного разлива. Ирония спасала кипящий мозг. Мы же с Дашкой настороженно переглядывались с серьезными мужчинами, не спеша покидать такую надежную спину Дэна. Молчание, заполненное переглядываниями, затянулось. Хм. Что ж, раз никто не смеет нарушить тишину, то... Мы и так ничего не теряем, значит, пора вспомнить про наглость. Она, как известно, второе счастье...
  - Уважаемые! Все это, конечно, весьма интересно. А ваше предложение так вообще за гранью фантастики, но! Не могли бы вы слегка подробней объяснить происходящее? Сами мы не местные, так что в должной степени порадоваться свалившемуся счастью не можем. Будьте любезны, просветите! - и саркастическая ухмылка.
  - Вы только примитивней поясняйте, со скидкой на нашу необразованность! - ядовито хмыкнула включившаяся в игру подруга.
  Мужички ошарашено застыли, более устойчивый Дэн, приобретший за время общения с нами иммунитет на подобные выходки, лишь сдавленно хихикал, а на Алла я старалась не смотреть.
  - Э-э-э... Леди...
  - Евгения и Дарья! - снизошла до пояснений я, держа голову гордо поднятой и опираясь на меч - карикатурный видок, но остальных впечатлил.
  - Леди Евгения и Дарья! - торжественно начал все тот же мужик. - Вы продемонстрировали явную склонность к оперированию Силой. Исходя из этого, мы зачислили вас в Академию и без вступительных экзаменов, пойдя на нарушение... - и бла-бла-бла. Похоже, если его не ускорить, трепаться не по существу этот фрукт будет до ночи.
  - Все это, безусловно, безумно интересно! - я демонстративно зевнула. - Но малоинформативно. Предлагаю Вам пропустить торжественно-приветственную часть, слова о том, как Вы счастливы нас видеть, тоже можно опустить - все равно это ложь. Давайте по существу.
  - Леди Евгения! - мужик злился, окружающие прятали ухмылки.
  - Рада, что Вы запомнили мое имя. Но вежливые люди всегда представляются в ответ! - нравоучительно заметила я.
  - Милорд ректор, граф Саракон аль Кургол! - рявкнул доведенный до ручки ректор.
  - Весьма рада. Остальные, видимо, не столь вежливы! - я многозначительно покосилась на ухмыляющихся мужчин - те скисли, ректор довольно осклабился.
  Дашка не вмешивалась, предоставив мне выступать соло, и что-то шепотом выпытывала у Дэна. Правильно, подруга, у него узнаешь больше. И быстрее. Я же пока поближе познакомлюсь с будущим преподавательским составом.
  - Милорд декан магического отделения, граф Кирино аль Смайкл! - легкий кивок.
  - Милорд декан военного отделения, граф Миран аль Шэльский! - представился тот самый дядька, у которого я свистнула меч.
  - О, Вы родственник Дэна? - полюбопытствовала я, разглядывая двух мужчин и ища сходства - толи плохо искала, толи эти сходства весьма условные, но ничего я не нашла.
  - Да. Дальние, правда! - легкий поклон. Любопытно. Ладно, позже разберусь.
  - Магистр Жизело аль Саван! - намек на кивок - фи, какие мы гордые. Любопытно, это оттого, что Дашка его неслабо так приложила? Али по какой другой причине?
  - Магистр Максимилиан аль Деронно! - яркая улыбка самого молодого из них - я заинтересованно на него посмотрела. Хм, а ничего такой. Решено, займусь им чуть позже.
  - Весьма и весьма рада. Правда, не обещаю, что с первого раза все запомню, что взять с деревенщины необтесанной? Но буду очень стараться! - заверила я, ответно улыбаясь на насмешливую ухмылку самого молодого магистра, оценившего мою игру. Нет, определенно, им стоит заняться... - Ах да, чуть не забыла! Возможно, у вас и принято принимать гостей и вести серьезную беседу в ... Хм... В столь нестандартной обстановке, но мы привыкли немного к другим условиям... - многозначительная пауза. - Надеюсь, вы понимаете, о чем я? - вздернутая бровь и ехидная усмешка.
  - До вашего здесь появления это был вполне приличный, даже шикарный зал! - злобно прошипел этот... Эм... Жиз... Жизик? Шизик? О, пусть будет Шизик! Мне нравится. И Дэн с Дашкой, думаю, оценят.
  - И что? - перебила его я. - До нашего появления я его не видела, фантазия у меня убогая - выразительный хмык Алла и Дэна - а посему представить былое великолепие я не в силах. Так что с более подобающим местом? - наглость - второе счастье, второе, второе. Главное, не забыть об этом с испуга. Все же, колоритные личности. Мда...
  - Идемте, леди! - хмыкнул ректор. О, оказывается, Шизика коллеги не больно то жалуют - вон как ректор обрадовался, подобрел даже. Запомним.
  Я никуда не спешила, мужички никуда не спешили - идиллия. У меня было время насладиться видами. А они, надо признаться, весьма колоритны. Я впечатлилась. Да и подруга, судя по восторженному молчанию, не осталась равнодушной к прелестям местной архитектуры. Н-да. Всегда мечтала посетить средневековый замок - и нате вам, получите и распишитесь. Да уж, причудливые узоры плетет порой госпожа Судьба. Столь необычное исполнение желания - я в астрале. Замок выгодно отличался от музея:
  А) на вид - жилой и уютный;
  Б) реалистичней своих земных коллег;
  В) там-тара-рам! Здесь можно все трогать руками!!!
  Можете представить, насколько замедлилось наше продвижение. Не обращая больше внимания ни на что и ни на кого, мы двумя привидениями мотались из стороны в сторону. Тихие ахи и восторженные вздохи - большего из себя мы бы не выдавили при всем желании. Не знаю, окликали ли нас - скорее всего - но в тот момент я бы и взрыва гранаты не услышала. Скорее всего, народ просто понял всю бесперспективность попыток достучаться до обалдевших нас, поэтому нашу парочку и не отвлекали. Только мягко направляли в нужном направлении. В себя я пришла нескоро, лишь осознав, что уже минут десять рассматриваю один и тот же пейзаж - местность не меняется.
  - Блин, какой Хогвартс?! Он нервно курит в сторонке! - выдохнула я, еще находясь под впечатлением.
  - Твоя правда, сестренка! - Дашка согласно кивнула головой, возвращаясь к разглядыванию очередной комнаты.
  От дальнейшей экскурсии нас отвлек деликатное покашливание, весьма напоминающее замаскированный смех.
  - А? - умно, согласна, но... У меня ТАКИЕ эмоции - мне все пофигу.
  - Пришли! - ухмыльнулся Дэн, который, оказывается, крепко держал нас за руки. О-о-о, так вот кого благодарить надо, что мы не заблудились на радость Шизику. Запомним.
  - Да? А где это мы?
  - Да, где? - мы с подругой выдохнули вопросы почти одновременно.
  - В моем кабинете! - это ректор. Как же его... Не помню. Попрошу потом Дэна, пусть на листике напишет.
  - О! У Вас здесь очень красиво! - улыбнулась я вполне искренне. - И как-то по-домашнему уютно. Я бы здесь и поселилась - вон и диванчик очень даже приличный... Ой! Простите! - я залилась румянцем, осознав, что высказала последнюю мысль вслух.
  - Благодарю за столь лестную оценку! - легкий поклон. - Присаживайтесь! - мы и присели, тем более, только сейчас заметила, как у меня гудят ноги. - Что ж, думаю, вам, юные леди, будет полезно узнать больше о месте, где вы оказались.
  - Исключительно по собственной дурости! - с грустной иронией добавила я.
  - И кое-чьей безалаберности! - это включилась хмурая подруга, выразительно поглядывая в сторону притихший друзей-товарищей. С ними мы поговорим позже.
  - Хм! - многозначительно нахмуренные брови и наше хором:
  - Простите! - все же внушительный дядька.
  - Итак. Что вы знаете об иных мирах? - синхронное пожатие плеч: молчишь - умнее кажешься. Сотни раз проверенная и перепроверенная версия. - Так я и думал. Тогда внимательно слушайте - это знание вам пригодиться! - мог бы и не напоминать - чай, не дуры, поняли. - Наш мир не единственный в мироздании. Как, впрочем, и ваш. Существует сетка параллельных миров, или реальностей. Точное их количество никому не известно. Мы владеем данными о двадцати восьми мирах. С девятнадцатью из них тесно общаемся! - торжественно и гордо - ну-ну, дядя. Ты кого обманывать собрался? Дитя двадцать первого века, воспитанное на правдивой лжи и неуловимых недомолвках? Да тебе до наших политиков, как до... В общем, понятно. Так я и поверила, что все у вас так гладко. Ха! Ладно, потом Дэна потрясу - ректор правды все равно не скажет. - Миры различаются по насыщенности энергией и возможностью эту энергию использовать. Наш мир, Критосс, весьма энергетически насыщен, а энергия или Сила, легко доступна к использованию. Так же существует функция восстановления потраченного объема материи. Во многом это возможно благодаря существованию в нашем мире драконов - они вносят существенный вклад, на втором месте - воплощения стихий, а дальше - магические существа. Они аккумулируют...
  - Гхм-хм! - сердитое покашливание со стороны магистров.
  - Ах да, об этом вы узнаете на занятиях, не станем сейчас отвлекаться! - ректор не выглядел даже слегка смущенным, похоже, его частенько заносит - запомним. - Ваш мир также насыщен Силой, но вот использовать ее крайне сложно даже обученным магам, да и восстанавливается она значительно дольше. Что не может не влиять на уровень одаренности. Проще говоря, у вас практически нет магически одаренных. Жаль! - опять ложь. А как же мы с подругой? Что-то не сходится у вас, господин ректор. Похоже, вы просто не желаете терять громадную халявную кормушку дармовой Силы, поэтому и одаренные из нашего мира вам не нужны, вы даже не пытаетесь их искать. Хм. И об этом подумаю позже. - Вам весьма повезло, что вы по счастливой случайности попали на Критосс, иначе, ваш дар остался бы не востребован и со временем просто бы исчез. Это понятно? - синхронные кивки. - Хорошо. Критосс населен не только людьми, но и другими расами. Подробней о них вы узнаете на занятиях! - вредный какой! Я, может, сейчас хочу! - А сейчас я расскажу о нашей Академии Магии и Военного искусства. Не удивляйтесь, леди. Именно военного искусства. Ведь не все рождаются одаренными, либо с сильным даром. Некоторых просто невыгодно обучать из-за низкого уровня. Но позволить их дару угаснуть - неслыханная роскошь. Поэтому и создано отделение военных искусств. К тому же, некоторые расы имеют устойчивость к магическому воздействию, другие обладают неповторимыми физическими данными. В общем, они могут составить конкуренцию магам. Естественно, только после соответственного обучения. Именно этим и занимаются на факультете боевых искусств! - ка-а-ак любопытно-о-о! Я едва не дрожу от нетерпения. Так и хочется узнать все. Чувствую, мне будет, чем заняться в стенах Академии. - На магическом факультете, соответственно, обучают владению собственным даром. Кстати, вы, Евгения и Дарья, будете обучаться на военном и магическом факультетах соответственно.
  - Что-о-о?!! - 'обрадовано' возопили мы. - Мы не станем учиться отдельно!!! - чем громче орешь, тем быстрее до собеседника доходит твоя позиция. Ущербная теория. Но срабатывает частенько. А мы еще для наглядности и вцепились друг в друга. - Ни-ког-да!!!!!
  - Молчать!!!! - мы подпрыгнули, вцепились в друг дружку покрепче и испуганно уставились на злющего ректора. - Это даже не обсуждается. У вас два абсолютно разных направления, которые не совмещаются. Это ясно?
  - Посмотрим! - и мрачное обещание в глазах - мы не сдадимся.
  - Посмотрите! - также мрачно прорычал ректор. - У каждого факультета свой корпус, свой декан, свой набор дисциплин, свой состав преподавателей и свои общежития! - мне поплохело от осознания того, что это серьезно. Нас профессионально разделяют, сводя общение к минимуму. Черта с два! Это они нас еще плохо знают! У нас найдется, чем вас удивить, господа маги. Уж поверьте. - Милорды деканы подберут вам сопровождающих на первое время. Я думаю, адепты второго курса подойдут идеально.
  - Премного благодарны, но вынуждены отказаться! - невежливо перебила я, нагло ухмыляясь. - Думаю, лучшим вариантом будут те адепты, по чьей вине мы здесь оказались! - вот теперь наши ухмылки стали откровенно пакостническими - на парней покосились с жалостью. - Вернее, нам хватит и Дэн... Дэнуриана.
  - Мы настаиваем именно на обществе графа аль Шэльского! - мило улыбнулась подруга, хлопая ресничками. - Думаю, это можно будет засчитать в качестве наказания! - кривая усмешка.
  - Уж мы-то постараемся! - моя ответная многообещающая ухмылка.
  - А как же быть с Князем? - ректор откровенно забавлялся - что ж, не станем разочаровывать.
  - По своему усмотрению! - моя милая улыбка, приправленная кокетливым похлопыванием ресничками. - В его обществе мы не нуждаемся! - ледяной тон и холодный взгляд, яростное шипение за спиной я игнорирую.
  - Можно полюбопытствовать, откуда столь предвзятое отношение к Аллоктарруилу шэн Саррактуру ан Ммантиар?
  - Можете попытаться! - мягко поправила я. - Но вот ответ... На него вы можете лишь надеяться. Либо... Полюбопытствуйте у Аллок... Тьфу! У Князя! - отрезала я, даже не думая опускать взгляд - ректор должен сразу уяснить, что на меня давить бесполезно.
  - Что ж... Возможно, я и полюбопытствую... Чуть позже... - я оценила игру паузами. Дословно можно перевести так: позже я предложу тебе то, от чего ты не сможешь отказаться. Я найду, чем на тебя надавить. Что ж, надеюсь, что к тому времени либо любопытство ректора поутихнет, либо я смогу за себя постоять.
  - Я рада... Что между нами... Воцарилось полное... Взаимопонимание! - играть так играть.
  Легкая усмешка уголками губ - мне дали понять, что оценили все нюансы. И сделали выводы. Перчатка брошена - перчатка принята. Страшно? Еще бы! Но скучать в Академии мне точно не придется! В этом я была уверена.
  - Что ж, тогда остался последний вопрос - оплата! - хитрый прищур глаз и торжество во взгляде. Похоже, вы ударили даже раньше, чем я ожидала. - Существует две формы оплаты: либо вы вносите всю сумму, три тысячи золотых, либо учитесь в долг, а по окончанию Академии обязаны отработать потраченные на ваше обучение средства! - вот сволочь!
  - Но ведь есть и...
  - Дэнуриан, Вы хотели что-то добавить? - откровенно угрожающие интонации.
  - Нет, милорд ректор! - бледный Дэн опустил голову. Но большего и не требовалось - он и так помог.
  - Милорд ректор, мне кажется, вы не назвали еще одну форму! - я чарующе улыбнулась. - Не смею даже думать, что это связанно с забывчивостью, которая возникает обычно в более зрелом возрасте! - я даже не потрудилась скрыть насмешку - этот раунд будет за мной. - Отчего-то я уверенна, что должно существовать и бесплатное обучение для особо талантливых адептов! - иезуитская улыбочка и дерзкий взгляд.
  - Конечно! - хорошая мина при плохой игре. - Но стипендиатов так мало... И... К моему огромному сожалению... Все стипендии розданы! - наивный!
  - Милорд ректор, я думаю, для нас можно сделать исключение! - твердая уверенность и блуждающая усмешка на губах.
  - На чем основано Ваше заблуждение? - пф, как грубо.
  - На том, что вряд ли у вас найдутся более выдающиеся адепты! - сейчас я решила рискнуть и сыграть на грани фола. Я ведь не имела ни малейшего представления о том, о чем собиралась говорить, основывалась лишь на обрывках подслушанных разговоров и зыбких догадках. - Одна играючи проломила вашу защиту и изваляла в грязи лучших магистров Академии! Уж не думаете ли Вы, что этот факт не подтверждает исключительности данной адептки? - глумливая улыбочка и холод в глазах. - Вторая легко и безбоязненно играет с клинком, к которому Вы не решились бы даже притронуться без специальных перчаток! - Боже, пусть я не ошибусь! - И Вы по-прежнему станете утверждать, что для нас нельзя сделать исключение? А может, сами Боги решили преподнести Вам столь щедрый подарок? Неужели Вы будете столь опрометчивы, что откажетесь от божественного дара? - я в притворном ужасе округлила глаза и сожалеюще покачала головой.
  Я ожидала всего. Но только не смеха. Искренний, заливистый, с похрюкиваниями, самозабвенный. Ректор не мог успокоиться минут пять. Весь красный, со слезящимися глазами и подрагивающими губами - забавное зрелище.
  - Не могу ни признать разумность Ваших доводов, леди! А уж подведение божественного вмешательства под конкретную ситуацию... Весьма тонкое подведение, стоит заметить! Нет, определенно, Вы заслужили свою стипендию! - добродушная улыбка и тщательно замаскированный интерес в слишком внимательных глазах, от которого бросает в дрожь. - И несколько особых дисциплин в вашем расписании! - загадочное переглядывание с моим будущим деканом - черт!
  - Надеюсь, Ваша милость распространяется на обеих? - ледяным тоном поинтересовалась Дашка. - Или мне тоже стоит подвести божественное вмешательство под данную ситуацию? - убийственный сарказм.
  - На обеих! - заверил ректор, вот только интерес в глазах теперь был обращен к подруге - дважды черт!!!!
   - Милорд ректор, я так понимаю, основное Вы нам уже рассказали? - нужно его отвлечь. Дожидаюсь слегка настороженного кивка, я продолжила. - Тогда остальное нам смогут рассказать и деканы, так? - еще кивок. - Вот и ладушки. Тогда пара вопросов. Первый. Как быть с родителями? - неуверенное пожатие плеч. - Так я и думала. Предлагаю следующее. Мы возвращаемся домой ненадолго, убеждаем родителей, что уезжаем учиться заграницу, якобы оформляем документы, собираем вещи и отчаливаем. Клятвенно обещая приехать на зимние каникулы. Это черновой вариант. Думаю, Вы сможете детализировать и улучшить задумку! - согласный кивок. - Отлично. Второй. Что и как говорить одногруппникам? Какая легенда?
  - Я подумаю над этим вопросом! - серьезно пообещал ректор. - К вашему возвращению все будет готово.
  - Хорошо. И последнее. Когда отправляемся? И где мы могли бы немного отдохнуть? Чертовски нервный день выдался, знаете ли! - с усмешкой и откровенной усталостью в глазах.
  - Отправляетесь завтра вместе со своими деканами - на случай, если возникнет непредвиденная ситуация! - я лишь понимающе усмехнулась, правильно поняв тайный смысл уточнения. Мол, чтобы не дергались деточки.
  - Благодарю за проявленную заботу! - сверкнула глазами я, давая понять, что оценила и поняла намек.
  - Свободны. Милорды деканы будьте любезны, проводите своих адепток. А с вами, молодые люди, я желал бы побеседовать отдельно! - стальные нотки.
  - Только не ругайте их сильно! - хмыкнула я.
  - Мальчикам и так досталось! - не удержалась от шпильки Дашка. - Так что проявите мужскую солидарность и снисхождение.
  - Только представьте! Несколько дней, да в нашем обществе! - я едва не давилась смехом.
  - Учту! - кивнул ректор, пряча смешинки - я вздохнула свободнее, парням меньше достанется. - Еще что-нибудь? - с сарказмом.
  - Конечно! - а он наивно полагал, что я смущусь и откажусь? - Не могли бы Вы хотя бы сегодня выделить нам одну комнату?
  - Мы не претендуем на роскошные хоромы - согласны довольствоваться и Вашим диванчиком. Он и впрямь... Милый! - Дашка, ирония и едва сдерживаемый смех - да, мы с подругой - одного поля ягоды.
  - Желание леди - закон! - ироничная усмешка. - Кирино, Миран, будьте любезны, отведите леди в любые пустующие преподавательские покои. Не хоромы, но... Вы оцените! - это уже нам.
  - Премного благодарны! - я, с иронией.
  - Вовек не забудем! - Дашка, клятвенно, пытаясь изобразить поясной раболепный поклон - я ведь рассказывала, как у нас с раболепием? То-то же!
  - Брысь!
  - И вам счастливо оставаться, милорд ректор! - пропели мы, выскакивая из кабинета под раскатистый смех.
  Дальнейшее помню смутно. Как-то разом нахлынула позабытая и отодвинутая на задворки усталость, дикой головной болью напомнили о себе потрепанные нервы, тошнотой и слабостью им вторил пережитый стресс. В общем, мне было много хуже, чем фигово. Бледная, шатающаяся подруга выглядела не лучше. Благо, милорды деканы заметили наше состояние и, взяв под белы ручки, максимально быстро сопроводили до отведенных покоев. Сам переход не запомнился. Перед глазами стояла какая-то муть, и все плыло. Помню тихо хлопнувшую дверь и цепкие пальцы Дашки на запястье. А потом я увидела кровать. Большую, мягкую, свободную. Даже не раздеваясь, я рванула к ней, буксируя подругу. Как укладывались - не помню. Знаю лишь, что крепко держались за руки, не решаясь разжать пальцы. Когда меня сморил сон, даже не заметила.
  
  Дашка:
  Да уж, отдохнули на каникулах, называется. Не успели к одному универу привыкнуть, как в другой поступили. С оглушительным успехом. Да лучше бы мы с таким же оглушительным треском провалились! У, век бы их не видеть! Я про мужиков в странной форме и замашками психов. Встряхнув спутанными волосами, нежно-нежно улыбнулась вздрогнувшему любимому. Пусть подруга мужиков обрабатывает, а я графом займусь - всяко полезней.
  - Милый, я не буду спрашивать как и почему - бесполезно, знаю. И просить ни о чем не стану - Женька что-нибудь обязательно придумает, если уже не придумала. И оправдания твои слушать нет настроения. Так что давай быстро и по существу все, что посчитаешь самым нужным об Академии, нашем положении и этих стремных мужчинках. Начни с бородатенького - он, похоже, тут главный... - задумчиво протянула я, краем глаза наблюдая за деятельной подружкой. Правильно, сестренка, шок - это по-нашему! Так их, гадов иноземных!
  - Академия состоит из двух факультетов - маги и воины. Воины, способные выстоять против мага. Думаю, ты понимаешь, о чем я... Это придумка одного короля, слишком уж дальновидного. Маги ведь неуправляемы и независимы. А кому хочется иметь под боком столь грозную силу, в любой момент способную обратиться против тебя? Может, Дарион аль Копуинни был параноиком, но параноиком гениальным. Он все обставил так, что маги не нашлись сразу, что возразить, а потом... Потом уже стало поздно. Колесо закрутилось. Ты знаешь, что воинский факультет дает присягу королю? Фактически, все они его личный резерв, в любой момент способный обернуться грозной силой, своеобразный противовес магам. Весьма эффективный противовес, стоит заметить. Нет, когда нужно, маги и воины изумительно взаимодействуют - перед столь отлично организованной и выдрессированной силой мало кто может устоять. Но, случись что, и будет бойня. Кровавая бойня на уничтожение. Противники, отлично осведомленные о слабых местах друг друга - а как же иначе, если работаешь в паре? - что может быть ужасней? Они просто перебьют друг друга. Победителей не будет. Лишь пепел и кровавые ошметки. Везде. Такое уже однажды было. Слишком давно, чтобы превратиться в страшилку, которой пугают детей, но слишком страшно, чтобы продолжать холодить сердца... - Дэн помолчал. - В Академии Магии шесть факультетов, где готовят адептов, посвященных шести силам: воде, воздуху, огню, земле, жизни и смерти соответственно. Если у будущего адепта обнаруживается склонность к нескольким силам, его отправляют на тот факультет, сила которого доминирует. По остальным направлениям дар развивается факультативно. Я, к примеру, на факультете воды, но посещаю занятия воздушников и живчиков! - я понятливо кивнула. - Алл - смертник. Ну, вампирюга - он и есть вампирюга. Правда, правящих кровей. Так вот, как ни странно, у него довольно сильный дар жизни, что свойственно лишь длинноухим. Как такое возможно, никто не знает. Правда, некоторые поговаривают о связях на стороне его матушки... Не долго поговаривают... Некоторые даже не успевали договорить. Нет, Дашка, дураков мне не жаль! - хищно усмехнулся любимый на мои округлившиеся глаза. - И дело не только в оскорблении, которое смывается лишь кровью. Высшие вампиры, в особенности Правители не то, чтобы помешаны на чистоте крови, они просто физически не могут завязать отношения с представителями другой расы. Для вампиров все остальные как бы ущербны в этом плане, особенно люди. Они не привлекают их. С детьми лесов та же ситуация, пусть и не столь явная. Еда не привлекает едока в сексуальном плане. Вот так вот...
  - Но... Алл ведь... - я не знала, как сформировать вопрос.
  - Женька? - понимающе усмехнулся милый, я лишь кивнула. - Тут такая ситуация... Понимаешь, мы с Аллом выросли вместе. И его отношение к людям... Оно другое. Пусть эти люди представлены лишь несколькими особами, а остальных он презирает едва ли меньше своих родичей, но... Его бы называли уродом, выродком, позором вампиров... Если бы так не боялись. Князь давно превзошел своего отца. Во всем! - весомо добавил и грустно усмехнулся парень, причин этой грусти я не поняла. - Да и силой Светлые Боги его не обделили. Так что Алл - гордость своего народа. А дружбу с человеком ему прощают, как прощают маленькую слабость всем любимцам...
  - Забавно! - я вернула Дэну усмешку. - Продолжай.
  - На военном факультете нет разделения по силе - каждый должен пройти комплексное обучение. Особо выделяется лишь факультет алхимиков. Те вообще ни то, ни это. Углубленный курс алхимии проходят все военные, но те, кто демонстрирует явную склонность и выдающиеся способности, оседают на этом факультете. Впрочем, физическую подготовку никто не отменял. Сам факультет алхимиков имеет два основных направления: собственно, сами алхимики и артефакторы. Они создают - мы напитываем силой. Вот так. Военные разделяются лишь по расам. У каждой - свои особенности, а следовательно, и свой подход к обучению. Люди, к примеру, вообще проходят направленную мутацию под влиянием магии и строгим присмотром магистров. Кажется, основное сказал.
  - Любопытненько... - протянула я, наматывая на палец прядь. Женькину. Свои коротковаты. - Что с нами?
  - Ты явный воздушник. Столь выдающиеся способности... Знаешь, никогда бы не подумал, что увижу, как сильнейших магов Академии валяют по полу, словно первогодок. И кто? Перепуганная соплячка, не имеющая о магии никакого представления! - восторженно прошептал дорогой - я гневно насупилась. Сказать - ничего не сказала, но соплячку запомнила, при случае обязательно припомню. - А Евгения... Бездна! Никогда бы ни подумал, что к Сат`тиоссу - наследие драконов - можно прикоснуться голыми руками. Да святотатцев не спасали даже специальные перчатки из кожи драконов! Лишь декану факультета меч позволял касаться рукоятки. В перчатках, защищенных сильнейшими чарами. Рукояти, понимаешь?!! А твоя бесшабашная подруга играючи машет великим мечом, вполне живая и невредимая. А потом еще эдак небрежно на него опирается. Словно на трость! - и не знаю, чего больше в его голосе: восхищения или осуждения. - А ведь она человек! Понимаешь? Чистокровный человек! И Сат`тиоссу признал ее. Меч драконов признал человека своим хозяином! Такого не могло быть. Никогда! На твоей подруге десяток сканирующих заклинаний - и ничего, человек, она человек... - парень потрясенно замолчал.
  - Весело. Ладно, подумаю об этом позже. А лучше, Женьку нагружу: все эти заумные комбинации и хитроумные интриги - ее стихия. Так, про стремных мужчинок можешь не рассказывать - подруга уже справилась. Пошли, будешь проводником! - я схватила растерянного Дэна за ладонь и потопала вслед за магами.
  А потом... Потом все слилось в яркий хоровод слепящей роскоши и изысканного вкуса. Красота какая! Я восхищенно выдохнула и двинулась к заинтересовавшим вещичкам. Смутно помнится теплая ладошка. И сдавленные проклятия. Но это не важно. Как красиво...
  Очнулась в кабинете ректора. С легкой душой спихнула на подругу ведение переговоров - она точно справится. Сама же рассматривала кабинет. Как и все в этом замке отличавшийся необычайной красотой. И только сейчас почувствовала, как устала. Быстрее бы все закончилось! Правда, новость о разделении сняла усталость как рукой! Блин, да что здесь происходит?! Что я пропустила? Мрачное обещание в глазах подруги насторожило. Так, кажется, что затевается. И далеко не приятное. Для нас. Хм. Ладно, Женька все расскажет, как только останемся наедине. А сейчас лучше послушать, чтобы не пропустить еще чего интересного. Предложение подруги насчет любимого обрадовало, а вот ее разговор с ректором... Все эти паузы и недомолвки... Ненавижу! Я насторожено следила за 'супротивничками', уже точно зная, что ничего хорошего из этого не выйдет. Женька схлестнулась не с тем противником. Особенно напрягал внимательно-заинтересованный взгляд ректора. Что он задумал? И как это касается подружки? Похоже, сестренка вляпалась. Такой оценивающий взгляд... Словно он приценивается к моей драгоценной... Приценивается... Твою ж бабушку! Конечно, приценивается! Мы же ценнейшие экземпляры. И если на меня претендует отпрыск графа, то подружка осталась без покровителя. И ее можно выгодно продать! Черт! Надо поговорить с подругой. На фоне этих мыслей ответ ректору получился более грубым, чем планировалось. Черт! Ну, хоть с оплатой обучения проблем не будет. Женька, все же, молодчинка! Но сил восторгаться уже не было. Хотелось спать. Подруга еще что-то уточняла, а я лишь старалась держать глаза открытыми. Как добирались до комнаты - не помню. В вязкое забытье провалилось раньше, чем голова коснулась подушки. Последняя мысль мелькнула неоправданно быстро, но смысл я уловила. Бедный мозг не знал, радоваться ему столь кардинальной смене обстановки, либо биться в истерике...
  
  Аллоктарруил шэн Саррактур ан Ммантиар:
  Я смотрел в решительные глаза друга и понимал - это конец. Такого даже нам не простят. И ради кого? Двух обыкновенных человечек? Даже не смешно. Ладно Дэн со своим помутнением рассудка, но я что тут делаю? Ответа не нашлось. Зачем мне понадобилось закрывать спиной эту сумасшедшую парочку, я до сих пор не знаю. Просто видел мрачную решимость в глазах графа, смотрел на бледное лицо перепуганной златовласки, старательно отводящей взгляд, и не смог, не смог отойти. Хищная улыбка и Тьма, привычно легко откликнувшаяся на призыв. У нас не было шансов против Совета Академии. Пусть и не в полном составе. Я был готов к исходу. Главное, забрать с собой побольше магов...
  И как я мог забыть, что эта парочка безумна? Непростительная ошибка. За спиной дохнула Сила - и магов просто смыло волной волшбы. Потрясающе! Мы растерянно смотрели на ошарашенную не меньше нашего Дарью. Та непонимающе смотрела на свои руки. С ума сойти, мы притащили в Академии магичку, необученную, но с огромным потенциалом. А уж про то, что она с легкостью снесла окруженных мощной защитой магистров и упоминать не стоит. Отвлекшись на Дарью, мы совсем выпустили из вида ее ненормальную подругу. Я попытался взглядом отыскать знакомую золотистую макушку... Нет!!!! Сердце замерло, чтобы зайтись в бешенном стуке. Я не понимал этой реакции. Что мне до какой-то человечки? Не понимал, но несся к ней огромными скачками.
  - Ты что натворила, идиотка?! - я схватил недоумевающую девчонку за плечи и затряс, чувствуя, как болезненно сжимается сердце в ожидании неизбежного. - Выброси немедленно!! - я не понимал, что и зачем делаю, просто делал. Я так хотел, чтобы эта сумасшедшая девочка жила... - Он же тебя убьет! Это меч драконов, он моментально спалит любого, кто его коснется! - я пытался вразумить златовласку, спасти, но она меня не слышала - зло кричала в ответ оскорбления. Как и всегда. - Дэн, хоть ты ее вразуми!!! - последняя попытка, может, хоть его послушает...
  - Алл... Он не действует! - выдохнул потрясенный друг. - Совсем не действует...
  - Что-о-о?!! - я не сразу понял, что имеет в виду граф, просто непонимающе на него смотрел.
  Как не действует? Почему? Но... Живая и невредимая златовласка, обходящая нас по дуге, была живым подтверждением. Как? Как такое возможно? Она ведь просто человек... Сканирующее заклинание на ауру. Человек. Еще одно из разделов смерти - человек. Но... Не понимаю. Похоже, не один я не понимал. С десяток сканирующих заклинаний повисло на ауре человечки, чтобы тут же вернуться к своим хозяевам с одним единственным ответом - человек. Я растерянно наблюдал за магистрами. Последовавшее приглашение не стало для меня неожиданностью - они никогда не выпустят из своих рук столь лакомый кусочек. А вот златовласка удивила. Я изумленно наблюдал за маленькой нахалкой. Нет, она точно безумная. Хотя... Я смотрел на такую хрупкую в окружении магистров фигурку девчонки и испытывал что-то... Не знаю, как классифицировать эти эмоции. Гордость? Восхищение? Девочка тонко играла, получая от магистров все, что хотела. Так ли она безумна? Нет, я знал, что девчонка умна, но... Я никогда бы не подумал, что златовласка так быстро сможет разобраться в ситуации и повернуть ее в свою пользу. А уж так осадить Жизело... Да на нее почти с любовью косились все магистры. Особенно Максимилиан. Мне это не понравилось. Очень не понравилось. Особенно тот заинтересованный взгляд самой девчонки... Стоп. Что за бред? Она ведь мне безразлична, тогда почему? Хм... Конечно, она ведь МОЯ игрушка, а я не люблю, когда кто-то посягает на то, что принадлежит МНЕ. Я мрачно покосился на восторженно разглядывающую замок девушку. Я от своих претензий отказываться не собираюсь. Ты МОЯ игрушка.
  А потом был тот пугающе-странный разговор в кабинете ректора и нестерпимое желание вмешаться. Хотелось подстраховать безумную девочку в отчаянном соло, но... Она справилась. Болью отозвалось ее нежелание меня видеть. Ну-ну, девочка, я тебя выбрал, уже поздно что-то менять. И все же боль сменилась злостью - кто она, чтобы ТАК обо мне отзываться? И снова опасное соло. Златовласка вновь меня удивила, открывшись с неизвестной до этого момента стороны. Человечка - политик? А ведь у нее великолепные задатки... Я смотрел на ректора, видел его оценивающий взгляд и отчетливо осознавал, что у старого интригана уже сложилась комбинация с участием златовласки. И наверняка не одна. Бездна! Это МОЯ игрушка. Несколько дисциплин? Он что, собрался поместить девчонку в особую группу? Нашу группу? Хм. Стоит подумать, как использовать сложившуюся ситуацию себе на пользу. Девушки, сопровождаемые деканами, ушли. Ушли в своей излюбленной манере. Мы с Дэном обреченно переглянулись и уставились на ректора.
  - Итак, господа, я хочу знать, что все это значит? - тихий голос с гневными нотками - так умел говорить мой отец, вызывая неосознанную дрожь. Так умел и я.
  - Что именно Вам не понятно? - я чуть вздернул бровь, лицо - равнодушная маска, Дэн зеркально скопировал маневр.
  - Многое! - вежливая до жути улыбка. - Во-первых, причина вашего появления в таком виде и с такой компанией. Во-вторых, ваша попытка атаки преподавательского состава. В-третьих, ваши неясные отношения с девушками. Что вас связывает? В-четвертых, кто эти девушки? - и вежливый разрешающий кивок.
  - По поводу нашего появления... - я сделал вид, что задумался. Граф молчал, предоставив мне свободу действий. - Все объясняется просто - это явилось неожиданностью для нас. Это ответ на первый вопрос. Мы были не готовы к переходу. Даже не подозревали о нем. Нас выдернуло из того мира в том виде и в той компании, в которых мы находились на момент переноса! - по сути, я говорил одно и тоже. Главное, не молчать и не виновато оправдываться - заранее проигрышная тактика. Чуть обвинения, чуть оскорбленного достоинства, чуть недоумения.
  - Вам было отправлено письмо! - ледяной тон и мрачное ожидание.
  - Какое письмо? - Дэн впервые за весь разговор подал голос. - Мы ничего не получали! - на ректора смотрели одинаково недоумевающие адепты.
  - Вам было отправлено письмо с указанием точной даты и времени переноса. Так же была инструкция и требования.
  - Ничего мы не получали! - я отрицательно кивнул головой и вопросительно уставился на ректора.
  - Хорошо, с этим я разберусь позже. Дальше.
  - Позвольте, я поясню! - Дэн твердо посмотрел на заинтересованного ректора. - Дарья - моя невеста. И вашу попытку отправить ее назад можно рассматривать как покушение на члена семьи аль Шэльских. Это было не нападение на магистров, а защита от нападения, организованного ими. Я требую объяснений! - холодный тон и требовательный взгляд. Правильно, лучшая защита - нападение.
  - Во-первых, Вы не поставили нас в известность относительно статуса девушки. Во-вторых, Ваша семья об этом официально не заявляла. Они хоть знают, что наследник уже обзавелся невестой? Сомневаюсь, иначе прекратили бы поиски достойной кандидатуры на это место! - издевательская полуулыбка, замаскированная кажущейся вежливостью. Граф бледнел, осознавая будущую реакцию семьи. В особенности матушки. - В-третьих, вы ничего объяснять не стали, сразу приготовились к нападению - так что наша реакция была вполне обоснованной! - похоже, друга пора выручать.
  - Что ж, я думаю, тут имел место ряд недоразумений. Но, раз мы во всем разобрались, не стоит заострять на этом внимание. Столь многое еще стоит обсудить. А за окном уже ночь... - мой прозрачный намек и тонкая улыбка ректора - опасный противник.
  - Конечно. Но остались не ясными ваши отношения с девушками, адепт Аллоктарруил и адепт Дэнуриан. Особенно меня заинтересовали Ваши взаимоотношения с адепткой Евгенией, Князь. Граф аль Шэльский прояснил в некотором роде свою ситуацию...
  Я молча смотрел перед собой, вспоминая. Серо-зеленые глаза, то сердито сощуренные, то весело сверкающие. Золотистые пряди, такие мягко-шелковистые на ощупь, то небрежно сколотые, то собранные в замысловатую прическу. Хрупкую фигурку, слишком тонкую для моей рубашки. Задорную улыбку, хитрую усмешку, задумчивую полуулыбку. Голос, то звонко-веселый, то задумчиво-серьезный. Такая разная. Лучшая игрушка из всех, что у меня были. Вспомнилось последнее утро в том мире. Она слышала. В той квартире слишком тонкие стены. Отчего эта мысль пришла лишь сейчас? Вспомнился восторг при виде моей второй ипостаси, вызывающей у нормальных людей страх. Сумасшедшая. Тонкие пальцы, неожиданно нежные, на расправленном крыле. И боль. Неприкрытая боль и разочарование в слишком выразительных для человека глазах. Злость, обида, разочарование и боль. Вот только ее эмоции находят отражение у меня. Мне - больно? Не понимаю. Зачем? Почему? Смотрю в сверкающие глаза. Явная враждебность. И попытка убежать. Как всегда. Она всегда убегает. Но куда бежать сейчас? Дмитрия здесь нет. Обморок, напугавший меня до сумасшедшего стука сердца в ушах. Ипостась сменилась неожиданно легко. И бледная девчонка на руках. Никогда бы не подумал, что человек может так шипеть и извиваться. Истинное дитя Тьмы. Дэн, ты не вовремя. Бежишь, опять бежишь. Куда? К Дэну? Я чего-то не знаю? Неконтролируемая попытка спрятаться. От меня? Изломанная кукла у ног графа, тонкие руки из последних сил цепляющиеся за колени друга и слезы. Порываюсь что-то сказать, сделать, отобрать испуганного ребенка, но... Каждый раз останавливаюсь, глядя на дрожащую фигурку... Что нас связывает? Я холодно смотрел на отпрянувшего ректора. Любопытно, что он увидел?
  - Милорд ректор, я думаю, что мои отношения с адепткой Евгенией - это мое личное дело. И вряд ли Вам это действительно интересно! - ледяной тон и опасно прищуренные глаза. - К тому же, мы не нуждаемся в Вашей помощи и наши маленькие недоразумения в силах уладить самостоятельно! - отрезал я.
  - Вы правы, отношения адептов - это их личное дело. Что Вы можете рассказать о девушках?
  - Думаю, об этом Вам стоит говорить с ними. Мы мало чем можем вам помочь! - граф, твердо глядя в глаза ректора, качнул головой.
  - Однако, одно предложение у меня есть! - я тонко улыбнулся. - Имена. Их имена слишком необычны для нашего мира. Если уж продумывать легенду, то их нужно менять. Скажем, Дарианна и Эванна.
  - Что ж, разумно, - признал ректор. - Осталось обсудить Ваше наказание.
  - Думаю, предложенный девушками вариант устроит всех! - влез Дэн.
  - Это касается лишь Вас, граф. Для Князя так же нужно найти достойное занятие...
  - Думаю, было бы не справедливо ТАК наказывать несчастного графа. Я не могу оставить друга в беде, поэтому смиренно прошу Вас назначить нам одно наказание! - я говорил скучающим голосом, рассматривая свои ногти - безупречны, как и всегда.
  - Девушки ясно дали понять, что Ваше общество им нежелательно! - намекнул ректор.
  - Я не могу оставить друга в столь трудный час одного! - тем же бесцветным голосом ответил я, продолжая рассматривать ногти уже на другой руке.
  - Хорошо! - чему-то довольно улыбнулся ректор - я напрягся, мне это не нравится. - Свободны! - мы удалились.
  - С Женькой объясняешься сам! - прошипел злой Дэн, едва мы удалились от кабинета.
  - Не вижу проблемы! - хищно усмехнулся я.
  - А я вижу!!! - рявкнул взбешенный граф, хватая меня за плечи. - Она не простит. И я не осужу ее, слышишь?!! Ты идиот, каких мало! Что, до сих пор считаешь ее своей игрушкой?! - я аккуратно освободился от хватки. - Они не похожи на наших придворных дам, Алл. Они выросли в другом мире, в других условиях. Они сами другие. Неужели ты не видишь? Бездна тебя подери, ты же эмпат!!! Ты обязан был это почувствовать! - внезапно Дэн успокоился. - Знаешь, ты идиот. Полный. И чем быстрее ты это поймешь, тем лучше для тебя. Возможно, еще будет шанс все исправить. Хотя я в это не верю! - и, развернувшись, ушел.
  Я смотрел в спину удаляющегося друга и не понимал, когда мир успел сойти с ума? Помешался он на этой любви что ли? Тут я вспомнил, что за время разговора Дэн так ни разу о любви и не упомянул. Но... Откуда тогда... Не понимаю. Неужели я всерьез воспринял его слова? Чушь. Я не умею любить. Да и не верю в это чувство. Страсть - да, она присуща каждому. Но любовь? Нет, жалкий обман. Я увлекся не девушкой, а ее необычностью. В этом граф прав. И больше ничего. Вскоре она мне наскучит. И тогда я найду новое развлечение. А пока... Я знаю, что надо делать.
  
  Женька:
  Просыпаться оказалось неожиданно тяжело. Я то выныривала на поверхность, то вновь погружалась в липкую сонливость. Похоже, вчерашние события оказали на меня слишком сильное воздействие. Никак не могу прийти в себя.
  - Эй, ты как? - надо мной склонилась всклоченная со сна голова подруги.
  - Норма! - усмехаюсь. - Впервые не я тебя бужу, а наоборот.
  - Ага! - Дашка со счастливым вздохом потянулась. - Что скажешь?
  - Полцарства за аспирин! - с мукой в голосе, судорожно обшаривая карманы шорт - черт, я же клала туда таблетки!
  - О, от этого и я бы не отказалась! - Дашка слегка нахмурилась, массируя виски. - Вот зачем напомнила?
  - Нашла! - от победного танца меня удержали молоточки в висках.
  - Здорово! Но их лишь две! - с разочарованием констатировала подруга, разглядывая мятую упаковку.
  - Ну да. Я же одна собиралась лечиться. Еще вчера. Вот и оторвала себе две таблетки. Ладно, не хандри - обойдемся и одной пилюлей на брата! - легко оторвала одну таблетку и протянула Дашке. - Где бы еще воду найти?
  - На столе! - усмехнулась мелкая зараза и направилась к графину, который и впрямь гордо сверкал гранями на белоснежной скатерти.
  Делать было нечего - пришлось покинуть наше ночное пристанище и топать к столу. Знакомая каждому процедура не заняла много времени. Гадкая горечь поселилась на языке - мы синхронно поморщились, бе-е-е! Зато через полчаса станет легче - проверенно.
  - Даш, мы вчера так и не поговорили! - не было нужды продолжать - подруга поняла меня с полуслова, как и всегда. - Что ты об этом думаешь?
  - Давай, я расскажу, что узнала от Дэна и кое-какие свои наблюдения, а потом будем думать! - лицо Дашки сразу стало грустно-серьезным.
  - Что? Так плохо? - я сочувственно улыбнулась - у меня тоже новости не ах.
  - Не без этого. Ну-с, приступим-с...
  Я внимательно слушала. И анализировала. Мило. Значит, маги против берсерков. Я так решила прозвать выпускников военного факультета. Нет, короля я очень даже понимала и затею его одобряла. Только легче от этого не становилось. Нас оперативно растаскивали по противоборствующим лагерям. Иллюзий по поводу нашей исключительности я точно не питала. Да и что я могу знать такого, чего не знают здесь? Самообманом не занимаюсь. Может, простым людям я покажусь чем-то особенным, но не магам - что они иномирцев не видели? Ха-ха. И вообще, чудо, что та беседа с ректором не закончилась на плахе, или где у них тут от ненужных людей избавляются? Льстить себе я не собиралась - ректора явно не моя 'неземная' краса сразила. Ему забавно. Забавно поиграть с новой фигурой. К тому же, его заинтересовало непонятное отношение Алла - зуб даю. Скорее, это и стало решающим фактором. Наше с подругой соло в том зале лишь немного ошеломило - не более. А вот рванувший на нашу защиту парень... Да, я практически уверена, что это одна из причин. И пока ректору любопытно, мы в относительной безопасности. Можно даже немножко порыпаться, главное, особо не наглеть. А вот потом... Надеюсь, к тому моменту я что-нибудь придумаю. Сбегать в свой мир бесполезно. Найдут. А переть в одиночку против системы... Я не дура, смею надеяться. И что тогда? Создать свою систему? Трижды ха! Оптимизм, граничащий с идиотизмом. Тогда остается лишь одно... А вот это идея! Мне ничего не остается, как выйти замуж. А что? Чем не выход? Главное, не прогадать с выбором жениха. Нужен кто-то достаточно влиятельный. Так, что там у нас с кандидатурами? Алл, тот молодой магистр - имя никак не вспомню, собственно, сам ректор и король. А что? Гулять - так гулять. Ну что, пройдемся по списку потенциальных жертв? Алла исключаю сразу. Во-первых, такого к браку фиг склонишь, во-вторых, не хочу себя морально насиловать. Дальше... Тот молодой магистр мне понравился. Симпотяжка, и улыбка обаятельная. Да и заинтересованно глазками блестел в мою сторону... Хм... Стоит рассмотреть его кандидатуру со всех сторон. Вот на досуге этим и займусь. Особенно, после того, как потрясу Дэна на тему инфы о мальчике. Далее... Ректор... Тут все слишком сложно. У этого гормоны точно не играют. И на смазливую мордашку его не возьмешь. Блин, и чем я могу его заинтересовать? Думай голова, на плечах останешься! Никакой стратегической важности я не имею. Ладно, что можно забросить мне в плюсы? Миленькая, не глупая, необычный дар, близкая подруга будущей супруги влиятельного графа, в смысле, его наследника. Да и с самим Дэном отношения отличные. А в том, что Дашка вскоре станет графиней, я ни на грамм не сомневалась. И для нее будет лучше провернуть все это в максимально короткие сроки. Боюсь, что родственники парня не придут в восторг от такой партии. Надо провести политбеседу с подругой...
  - Женька! - меня звучно треснули по лбу. - Что за мысли? - подруга возмущенно сопела.
  - Э? Я что, это все вслух произнесла? Вот черт! - я ошеломленно поморгала ресничками - Дашка рассмеялась. - И с какого момента я начала делиться мыслями? - нет, действительно, интересно.
  - С самого начала! - ехидно сощурилась моя злобная.
  - У-у-у, теперь и за мыслями следи! - я застонала.
  - Не прибедняйся! - отрезала подруга. - Жень... Ты это серьезно? - жалобно поинтересовалась Дашка.
  - Абсолютно! - я тяжело вздохнула. - У нас мало шансов, родная. Кто мы для них? Так, очередные одаренные. Может, немного необычные, но... Вот и приходится изворачиваться. И со свадьбой я не шутила. В твоих интересах сделать это как можно скорее! Хотя бы помолвку! Это даст тебе хоть какую-то защиту. Я со своей стороны тоже попытаюсь кого-нибудь окольцевать...
  - Ага, слышала я твои рассуждения! - подруга прыснула. - Емко!
  - Что делать, дорогая, что делать? Не мы таки - жизнь така! Раз уж умудрились влипнуть в такую ж*, то надо сделать пребывание в ней хотя бы терпимым! - я поморщилась. - Так, на чем я остановилась? Ах да, ректор...
  - Женька, тогда... В кабинете... Ректор, он так смотрел на тебя... Как приценивался! - выдохнула подружка, я задумалась.
  - Что ж, значит, зачем-то я ему да нужна! Обнадеживает! - я скривила губы в подобии усмешки. - Надеюсь, я хоть как-то смогу разобраться в его мотивах. И, если не сыграть на опережение, то хотя бы смягчить удар... А в идеале стать его супругой. Замечательный брак бы выдался! - я мечтательно зажмурилась от радужных мыслей и прыснула. - Блин, реально круто! - Дашка лишь покрутила пальцем у виска. - Да ладно тебе, подруга! - я отмахнулась от попыток подружки пощупать мне лоб. - Здорова я, здорова! Вот только ситуация хреновенькая и требует нестандартных решений, вот я и соответствую. Блин! Как жить-то охота! - я тоскливо посмотрела в окошко.
  - Жень, а с королем что? - подруга решила отвлечь меня от грустных мыслей.
  - А ничего! Так, мечта блондинки - стать королевой! Да вот тут сразу несколько вопросом возникает. Кто сказал, что король до сих пор не женат? Как, собственно, и ректор... Хм... Срочно уточнить! Потом, а нафига ему безродная девчонка? Это только в сказках короли женятся на бедных крестьянках. А в реальности мне нужен громкий титул и завидное приданное. И то, не факт, что я его заинтересую. Что он, богатых и родовитых не видел? Сдается мне, портретиков наследных принцесс у него завались! - Дашка уже покатывалась со смеху. - Любопытно, он их в картишки с министрами по средам не разыгрывает? Хоть какая польза, а если мухлевать, так и казне прибыток! Может, подкинуть идейку? - подруга уже икала от смеха, да я и сама глупо хихикала.
  - Нет уж, ты точно ненормальная! Хотя... - Дашка вновь затряслась от смеха на кровати. - Как представлю тебя... В тронном зале... В теперешнем прикиде... Вещающую о пользе мухлевания... И ценности потенциальных невест... Ой, не могу! - теперь мы заливались вместе, да уж, та еще картинка.
  - Да ладно тебе! - я устало махнула рукой. - Пошли в порядок себя приведем, что ли? Мне ж еще ректора очаровывать! - Дашка вновь расхохоталась. - Ну тебя! - я попыталась надуться, посмотрела на икающую подругу и не смогла сдержать хихикания. - Все, кончай несанкционированное веселье, пора и за работу браться. Нам еще легенду для родителей продумывать - или ты думаешь, они сильно обрадуются? - подружка сразу отбросила веселье.
  - Вот черт! - Дашка нервно вскочила и прошлась по комнате. - И что делать?
  - Думать! - я назидательно подняла вверх палец, уклоняясь от летящей в меня подушки. - Все, пошли.
  - Пошли. И знаешь... - я остановилась. - Ты редкостная зараза, но я тебя люблю.
  - И я тебя, Дашка! - я расплылась в улыбке и рванула на себя дверь уборной.
  
  Дашка:
  Первое утро в чужом мире. Наверное, вас интересует, какие впечатления? Самые что ни на есть гадкие! Голова просто раскалывается, настроение отвратительное, да и нервы ни к черту! Вот что, что мы здесь забыли?! Радует, что хоть эта сумасшедшая рядом - не так одиноко и тоскливо. По-братски разделив таблетки, принялась за пересказ услышанного от любимого. В какой-то момент поняла, что подруга меня не слушает, а что-то тихо бормочет. Прислушалась. И едва не выпала в осадок. Она что, совсем того? Нет, с первыми ее предположениями я была согласна - чем-чем, а самообманом мы никогда не страдали, но вот дальше. Она не перегрелась? Или от волнения чуток умом тронулась? Хотя, было бы там чем трогаться... Но настроение Женька мне испортила конкретно. Мало проблем было, так теперь еще и в эти их интриги вникай! Не хочу! Я надулась. Нет, ну, не мое это. Потом подумала, что Дэна может какая-нибудь стерва увести, и все... В глазах потемнело от злости, а доводы моей сумасшедшей подруги показались весьма разумными... Ладно, придумаем что-нибудь. И эта засранка белобрысая фиг отвертится! А вот ее предположение насчет короля... Да уж, умеет подруга настроение поднять! А затем испортить! Ну вот зачем, скажите на милость, было упоминать дом? Я как представила, через что придется пройти, сразу захотелось кого-нибудь прибить. Желательно неуравновешенного Алла. Почему его? Так Дэна жалко, любимый как-никак, а этого мутанта пинать Женька поможет. Кстати, что там у них произошло? Нормально - насколько это для них вообще возможно! - общались, и на тебе? Что-то темнит подруга. Надо выяснить.
  После возвращения себе божеского вида, я начала трясти подругу на тему подробностей. Та долго отнекивалась, но... У-у-у, убью гада! Если бы сейчас его увидела, запинала бы! И никакие летучие мыши меня бы не остановили! Это ж надо было до такого додуматься! Я скрипнула зубами. Вот, скотина! Не представляю, как Женька его не прибила? Вот это сила воли... Я нахмурилась, придумывая мстю пострашнее. Ничего, а не злопамятная. Я долгопомнящая! А в случае чего, за любимым спрячусь, вот!
  - Даш, не нужно! - подруга с грустной улыбкой коснулась моего плеча.
  - А? - я так увлеклась продумыванием пакости, на которые мы с белобрысой врединой были горазды сверх меры, что даже вздрогнула.
  - Я говорю, он не стоит этого. Забудь. Пусть живет, как знает! - и отвернулась, наивная, думает, я не вижу, как она зло стирает слезы?
  - Ну уж нет, он у меня поплатится! - я предвкушающе оскалилась. - А ты прекращай киснуть! Ишь ты, расклеилась! Много чести - слезы из-за него лить! - Женька против воли улыбнулась. - Ничего, он еще пожалеет. И не раз! - я хищно ухмыльнулась. - А ты дуй опять в ванну умываться. Как ты в таком виде ректора соблазнять будешь? - я знала, чем отвлечь подругу - вон рассмеялась и рванула умываться.
  Все Алл, ты точно труп. Подружку я тебе не прощу! Так и знай. Я задумалась, прикидывая, как бы еще и любимого подключить, да так, чтобы он сам ничего и не понял? С нашими 'внешними' делами пусть Женька разбирается - ей это доставляет удовольствие, это раз, и у нее к этому талант, это два. А я же займусь делами 'внутренними'! Ох, и повеселимся!..
  Дверь открылась, когда я была в самом разгаре продумывания плана по превращению кое-чьей жизни в Ад. Поэтому на нежданных посетителей глянула так, что они от неожиданности попятились.
  - Чего это с ними? - подруга вынырнула из размышлений и удивленно покосилась на вошедших мужчин - те самые, что конвоировали нас сюда.
  - Не знаю! - я невинно захлопала ресничками. - Похоже, здесь все слишком нервные. Тонко чувствующие натуры, что с них взять? - ехидно спросила у подозрительно похрюкивающей подруги.
  - Ага, то-то я думаю, чего это они на тебя как поп на черта уставились? - моя драгоценная решила поехидничать, а мстительно подумала о помиловании для Алла, но... Нет уж, я столько гадостей успела придумать - и все напрасно что ли? Не бывать этому. - Доброе утро, господа! - подружка профессионально улыбнулась самой чарующей улыбкой. - Рада вас видеть! - Женька прямо-таки искрилась излучаемым счастьем. - Простите, но вчера был трудный день и в голове все так перемешалось... - о, эти несчастные зеленые озера! - Я понимаю, что это очень некрасиво с моей стороны, но... Я не помню ваши имена... Простите! - и даже умудрилась покраснеть! Все, я в шоке! - Молю, проявите понимание! - Женька молитвенно сложила ручки, делая акцент на груди. Ага, а пуговки-то на рубашке как бы невзначай расстегнуты! А подружка еще и наклонилась чуточку вперед для лучшего обзора - вот интриганка!
  - Что вы, леди! Мы все понимаем! - мужчины вежливо склонили головы - я едва не зааплодировала. - Я милорд декан магического отделения, граф Кирино аль Смайкл, на котором будет учиться Дарья! - еще один вежливый кивок и умильное похлопывание ресничками от подруги.
  - Я милорд декан военного отделения, граф Миран аль Шэльский, и ваш, Евгения, декан. Вы будете обучаться на моем факультете!
  - Правда? - подруга широко распахнула глаза. - Я так рада! - и счастливая улыбка. - Ой! - Женька залилась краской. - Простите, я у Вас вчера меч взяла без спросу! Мне так жаль! - личико несчастнее чем у кота из Шрека, а рубашка, словно невзначай, сползла с плеча, магистр с удовольствием рассматривал демонстрируемое.
  - Ничего страшного, леди Евгения!
  - Мне, действительно, очень жаль! - подруга едва не плакала, а рубашечка тем временем все сползала...
  Я едва удержалась от смеха - ну дает, Женька. Если она продолжит такими темпами, то фамилию аль Шэльских будем носит вдвоем. А что, я очень даже за! Дерзай, родная. Ухмыльнувшись про себя, обратила взор на немного заскучавшего декана своего факультета. Кирино аль Смайкл, кажется. Что ж, мне так открыто флиртовать нельзя - любимый не поймет. Ладно, проявим вежливость и учтивость.
  - Простите, достопочтимый милорд, если я вела себя недостойно! - я виновато потупилась. - Все же последние события явились настоящими испытаниями для нашей хрупкой психики... Мне жаль, что я иногда была так несдержанна!
  - Я понимаю юную леди и совсем не сержусь! - декан радушно улыбнулся.
  - Правда? - я наивно распахнула свои голубые глазищи, прекрасно зная, какой эффект это производит. - Вы так великодушны! И я Вам так благодарна! - я прижала ладошки к груди, жаль, у меня майка без выреза.
  - Рад Вам служить! - изысканный поклон и усмешка на губах.
  - А можно вопрос? - я умоляюще посмотрела на присевшего на кресло мужчину.
  - Все, что желает леди! - Кирино - сама учтивость.
  - Расскажите, что меня ждет? Я ведь совсем ничего не знаю! И... Мне немножечко страшно! - шепотом призналась я, заставляя губы чуть дрожать, а глаза увлажниться.
  - Что вы, леди! - декан успокаивающе замахал руками. - Ничего страшного в Академии нет! Здесь очень интересно и весело. А студенты ничем не отличаются от тех, что в вашем мире - такие же проказники. Вы узнаете много нового и получите шанс стать настоящим магом! - слезы высохли и я восторженно взирала на распыляющегося мужчину, стараясь не зевнуть, отчего-то безумно хотелось спать. - Если возникнут какие-либо трудности - сразу же обращайтесь, я с удовольствием вам помогу.
  - Вы так добры! - я подарила магу еще один восторженный взгляд. - Не знаю, как вас благодарить!
  - Старанием и послушанием! - хитрая улыбка, я лишь улыбнулась в ответ - ага, как же, жди! - Но что-то мы увлеклись. Нас ждет милорд ректор.
  Я повернулась к позабытой на время подруге и с трудом сдержала изумленный вздох. Женька окучивала своего декана вполне профессионально. Тот, осторожно держа тонкие ладошки подруги, внимал каждому слову раскрасневшейся и диво хорошенькой девушки, а взгляд мужчины то и дело опускался в вырез рубашки. Вот подруга потянула его к кровати... э? Не поняла... Фух, ну и мысли у меня! Женька ему меч демонстрировала и что-то тихо лепетала, ненавязчиво прижавшись к декану оголенным плечиком и бедром, а ведь на паршивке ультракоротенькие обтягивающие шорты... Я прислушалась.
  - Милорд Миран, я, кажется, сошла с ума! - разнесчастным тоном пожаловалась подружка, поднимая на мужчину тоскливо-печальный взгляд. - Мне начало казаться, что меч живой! - Женька всхлипнула и прижалась ближе к мужчине - у, интриганка малолетняя, ишь как мужика в оборот взяла, а ведь его даже не было в списках потенциальных супругов! - Мне кажется... Что я слышу его мысли! - сдавленным шепотом призналась эта хитрюга и уткнулась мужчине в плечо.
  - Ну, что Вы, леди Евгения! - Миран - так, кажется, его зовут - тут же приобнял будущую студентку, успокаивающе поглаживая, а шаловливые пальчики-то подозрительно часто пробегаются по оголенному плечику. - С вашим рассудком все в порядке! Этот меч действительно живой! - Женька подняла на своего декана влажные, полные изумления и сумасшедшей надежды глаза.
  - Правда? - чувственный шепот, у меня аж руки зазудели - так хотелось похлопать.
  - Конечно! - мужчина нервно сглотнул - о как проняло, и поторопился объяснить свои слова, будто ей это нужно - я еще час назад все доходчиво разъяснила со слов Дэна. - Его имя - Сат`тиоссу. Это меч драконов.
  - А они существуют? - с любопытством поинтересовалась Женька, не спеша отодвигаться от будущего декана - вот нахалка, ой, а Алл их точно прибьет!
  - Конечно! Только стараются с людьми не контактировать. На занятиях вам расскажут об этой расе подробнее. Вернемся к мечу. По легенде, он принадлежал Повелителю Драконов, который погиб в последней войне магов и асалинов.
  - Простите... А кто такие асалины? - мне, например, тоже интересно.
  - Выпускники нашего факультета! - охотно пояснил мужчина, так вот о чем Дэн упоминал. - Драконы тогда выступили на стороне асалинов. Подробности этой войны вы так же узнаете на занятиях! - ага, узнаем, как же - держи карман шире, кто ж нам правду расскажет? - Во время решающего сражения Повелитель погиб. Так меч оказался в Академии. Наш факультет до сих пор хранит его как напоминание о верных союзниках. У Сат`тиоссу есть душа и память, он разумен. И до сих пор горюет о погибшем хозяине, никому не позволяя брать себя в руке. Лишь для декана факультета делает исключение. Но... Ты совершила невозможное!
  - Миран! - о, как интимно это было сказано! - Ой, простите, милорд Миран! Я... Не знаю, как сказать... Но... Кажется, меч признал меня Хранительницей! - в глазах подруги недоверие и изумление, слишком сильное, чтобы быть правдой - значит, меч сказал (Бог мой, что я несу?!) Женьке что-то другое, что она не стала озвучивать, любопытно.
  - Вот как? - мужчина отодвинул от себя подругу, с интересом рассматривая, только руки не опустил, продолжая сжимать ее плечи. - Я подумаю. А теперь не могли бы вы его мне вернуть?
  - Я... Не знаю... Я попробую! - Женька прикрыла глаза, к чему-то прислушиваясь. - Он не хочет! - чуть не плача заявила подруга спустя несколько минут. - Я пыталась его уговорить! - со всхлипом, опять прижимаясь к Мирану - эх, ты был хорошим человеком, мужик, и жить бы тебе долго и счастливо, да не судьба! Я мысленно хихикнула, наблюдая за спектаклем.
  - Не расстраивайся! - подружку нежно погладили по голове - эй, я тоже так хочу. - Попробуй еще раз! - мягко предложил этот обалденный дядька.
  - Хорошо! - подруга судорожно кивнула и отлипла от декана. - Он согласен! - через минут пять выдохнула Женька с явным облегчением. - Только Вам, милорд Миран, в руки и... При одном условии... Он хочет... Чтобы его мне верну-у-ули. Вот! Простите-е-е! - эта манипуляторша опять всхлипнула, Миран, как настоящий мужчина, принялся ее утешать. Офигеть!
  - Так это хорошо! Ты молодец! - а ручку то на оголенном плечике пристроил!
  - Правда? - и столько всего в этом слове, а уж счастливая улыбка до ушей - все, по декану можно заказывать панихиду.
  - Конечно! - мужчина потрепал ее по волосам и отстранился, достав из кармана перчатки.
  - Милорд Миран! - Женька нерешительно дернула декана за рукав и протянула меч. - Можно без перчаток. Я попросила! - и уморительно покраснела - блин, высший бал!
  - Правда? - на лицо милорда декана стоило посмотреть. - Можно?
  - Ага! - и легко отдала железяку, которая живая и разговаривает - умереть не встать.
  - О, милостивые Боги! - мужчина недоверчиво смотрел на меч, спокойно лежащий на ладонях. - Невероятно...
  - Милорд Миран! - мой декан деликатно кашлянул прерывая затянувшуюся паузу, Женька и Миран подпрыгнули, по глазам подруги вижу, что прыгала она за компанию. - Нас ждет милорд ректор!
  - Ох, точно! - Женькин декан хлопнул себя по лбу, сунул меч в ножны. - Пойдемте!
  Мой декан кивнул и еще раз кашлянул, глядя на рубашку подруги. Та недоуменно посмотрела на него, на меня, опять на него... Кирино добродушно усмехнулся и легко коснулся своего плеча. Женька уморительно покраснела, полузадушено пискнула 'Извините!' и отвернулась, суетливо поправляя одежду. Знала бы свою подругу меньше, решила бы, что она смутилась, а так лишь ухмыльнулась - на публику играет. Вот помнится мне, как мы с ней проспорили Димке желание. А он, гад, предложил пройтись до конца улицы в белье и накинутой, но не застегнутой, просвечивающей рубашке. Ладно мне, у меня кружевные шортики, а Женька до того случая обожала стринги... Блин, как мы шли! На высоких шпильках, соблазнительно покачивая задами... А сколько выпили до этого! А уж как Димке досталось потом... Машины нам сигналили не переставая, прохожие оборачивались... А эта засранка дефилировала, гордо вздернув подбородок. И хоть бы покраснела - фиг вам! Так что нечего тут изображать скромную барышню. НЕ-ВЕ-РЮ!!!
  Пока шли, показала подруге большой палец, та победно ухмыльнулась и подмигнула. Ректор ждал нас в кабинете, нетерпеливо барабаня пальцами по столешнице. Наши деканы коротко поклонились, мы с подругой улыбнулись и хором пожелали доброго утра. Мужчина поднял на нас глаза и улыбнулся. Что-то недоброе мне почудилось в этом взгляде. Эх, сейчас развлекутся за наш счет.
  - Доброе! - ректор улыбнулся. - Присаживайтесь. Нам есть что обсудить! - мы как-то разом сникли и, переглянувшись, сели.
  Женька ободряюще сжала мои пальцы. В ее упрямо вспыхнувших глазах читалось 'Мы еще поборемся!'. Я тоскливо посмотрела в окошко. Блин, вот зачем портить такое чудесное утро! Ректор откашлялся, и я вся превратилась во внимание. Послушаем...
  
  Женька:
  - Милорды, вы пока свободны! - ректор вежливым кивком отослал наших деканов, я напряглась, чувствуя сжавшиеся пальцы подружки на запястье.
  - Прекрасно выглядите! - я решила действовать согласно плану и быть предельно милой.
  - Благодарю! - ироничная усмешка. - И кстати, я не женат. Как и король! - откровенная насмешка.
  - Ма-а-ать! - я побледнела и судорожно сжала пальцы на подлокотниках, чувствуя, как впиваются в кожу Дашкины ногти. - Так Вы все слышали? Вот дерьмо! - я обреченно закрыла глаза и поджала губы.
  - Не пристало леди так выражаться! - поиздеваться решил?
  - Чего уж там! - я устало улыбнулась и подняла взгляд на ректора. - И что теперь? - качать права точно глупо.
  - А ничего. Я оценил. Хорошая идея.
  - Какая из? - у меня получается непринужденно улыбнуться и лукаво стрельнуть глазками из-под челки.
  - Особенно меня впечатлило предложение по преумножению казны! - серьезный тон и искорки веселья в глазах.
  - Скорее позабавило? - с той же нежной улыбкой и лукавыми огоньками в чуть прищуренных глазах уточнила я.
  - Не без этого. Может, посоветовать Его Величеству?
  - Советуйте. Дарю! - я великодушно взмахнула рукой.
  - Простите? - на холенном лице проскользнуло недоумение.
  - Идею дарю. Можете приписать себе авторство и получить милостей от впечатленного короля! - легко пожала плечами, складывая губки в смешливую улыбочку.
  - С удовольствием воспользуюсь столь щедрым даром! - ректор коротко хохотнул.
  - Но ведь Вы нас не для этого пригласили? - мне хотелось закончить с этим фарсом поскорее - не каждый день твои сокровенные мысли становятся достоянием общественности, чувствовала я себя весьма неловко, и это мягко говоря.
  - Частично.
  - Неужели Вас так заинтересовал мой план действий? - я округлила в притворном изумлении глаза. - И когда мне ждать предложения руки и сердца?
  - Не спешите, леди! - улыбка, лишенная всяческих чувств.
  - Жаль. Что ж, готова Вас выслушать, мой лорд! - жаль книксен в рубашке Алла не сделать.
  - Для начала поговорим о вашей учебе. Вам нужно сменить имена - ваши привлекут слишком много внимания. Дарианна и Эванна. Колючая и Необъезженная это в переводе с древневампирского. Привыкайте.
  - И чья это была идея, позвольте полюбопытствовать? - Дашка нехорошо сузила глаза, моя подружка терпеть не могла, когда коверкали ее имя, меня же захлестывало бешенство.
  - Князя! - ректор любезно сдал выдумщика.
  - Благодарю! - с ледяной усмешкой процедила я.
  Значит, необъезженная, да? Как кобыла какая? Вот скотина! Злость переполняла меня до краев. Не думаю, что для кого-то останется секретом значение этого имени. А значит, потока насмешек не избежать. Вот черт! Нет, на насмешки мы научились отвечать еще в своем мире, но все же не хотелось начинать здесь все заново. Хотя иллюзий по поводу простоты обучения я не питала. Мы здесь никто. И нам это попытаются продемонстрировать, особенно, когда увидят в обществе Дэна...
  - Женька, скажи ему! - раскрасневшаяся подруга, отбросившая субординацию, бесцеремонно тыкала пальцем в ректора, едва заметно усмехающегося.
  - Что случилось? - я осторожно погладила прохладные пальцы Дашки.
  - Этот имбицил напросился с нами, а он разрешил! - подружка едва не кипела, впрочем, пояснять, кто есть кто, не требовалось.
  - Как это понимать? - я сузила глаза. - По-моему, мы ясно дали понять, что не желаем видеть Его Светлость в своем обществе! - льдинки ясно звучали в моем голосе.
  - Эванна, я понимаю истоки этой просьбы, но, увы... Я не могу отказать Князю, когда он просит такую малость. Никто не может запретить дворянину общение с простолюдинами! - меня ловко ткнули носом в социальную разницу - я подавилась вздохом и едва не закашлялась. - Титул вы получите лишь по окончанию Академии. Либо после замужества с дворянином - тут Ваша идея как нельзя кстати! - вежливая улыбка и столь явная насмешка, что сводит скулы - нам жестко указывают на наше положение. - Так что... Как бы я Вам не сочувствовал, леди, но ничего сделать не могу. Вам придется принять общество Князя, несмотря на разногласия, возникшие между Вами.
  - Ах да, как я могла забыть, что чужие мысли и разговоры становятся в этих стенах достоянием общественности! - я скривила губы в презрительной усмешке, четко понимая, что проигрываю этому интригану по всем статьям, ругая себя за наивную самонадеянность. - И что теперь? Вы поделитесь этим разговором с заинтересованными лицами? - я обязана это узнать, как бы жалко не выглядели мои попытки хорохориться.
  - Зачем? Это будет нашей маленькой тайной! - довольство ясно проступило в его глазах, думаешь, нашел на меня управу?
  - Ясно! - хотелось отвернуться или хлопнуть дверью, но нельзя.
  - По-моему, мы слегка отвлеклись! - холодно напомнила подруга, стараясь меня поддержать и по возможности защитить, спасительница моя. - Вы хотели обсудить нашу учебу.
  - Конечно! Прошу меня простить! - вежливая улыбка и самодовольство. - Для начала хотел бы услышать, что вы предложите по вопросу разъяснения произошедшего вашим родителям.
  - А в чем, собственно, проблема? - Дашка активно отвлекала ректора.
  - В том, что вы первые студентки из полностью техногенного мира! - разъяснил называется - мы недоуменно пожали плечами. - В вашем мире нет магии! Если мы появимся у ваших родителей с рассказами о волшебном мире, магии и Академии, что они сделают? - его ехидство в этот раз было вполне обоснованно.
  - И что Вы предлагаете? - подружка облизнула губы и пристально посмотрела на ректора, я же отвернулась к окну.
  - Нет. Это что вы предлагаете? - любопытство.
  - Скажите, деканы владеют немецким? - негромко спросила я, продолжая рассматривать пейзаж за окном, смотреть на ректора нет нужды - в стекле отлично отражается происходящее.
  - Нет. Но это не проблема.
  - Хорошо. Тогда нам нужды образцы сертификатов какого-нибудь немецкого университета, их программы, приглашения, визы в паспортах, чтобы все выглядело достоверно. Также нужно уладить вопрос с нашим вузом, нам не нужны проблемы в дальнейшем. Думаю, тут Вы можете воспользоваться внушением или еще какими-то штучками из вашего колдовского арсенала! - я безразлично пожала плечами, продолжая пристально наблюдать за отражением мужчины, чутко отслеживая его реакцию на мои слова. - Для всех мы должны уехать учиться заграницу! Существует множество программ обмена студентами. Это не станет проблемой. Как я поняла, у вас там есть свои люди, вот пусть этим и займутся! - тонкая улыбка ректора и одобрительный кивок - ему нравится. - Родителям скажем, что давно отправили туда пакет документов, но на удачу даже не надеялись - мало ли желающих, поэтому и не говорили - чего зря душу травить? Так что пришедший ответ стал для нас приятнейшим сюрпризом. Наврем про чудеснейшие условия и головокружительные перспективы! - губы искривила саркастическая ухмылка, злая ирония блеснула в глазах подружки. - Пообещаем часто писать письма и приехать на зимние каникулы - это ведь не станет проблемой? - с деланным равнодушием - мужчина легко кивнул. - Родители будут только рады за своих чад. Останется лишь собрать вещи и в сопровождении представителей университета покинуть отчий дом! - тонкая издевка, замаскированная вежливой иронией. - Вот и все. Идея моя - исполнение в основном ваше. Мы свои роли отыграем на отлично - можете даже не сомневаться. Возможно, у нас нет аристократичной манерности, но у нас есть мозги и множество иных талантов! - я мило улыбнулась, чувствуя горечь на языке, ректор едва заметно кивнул, он понял. - Вопросы?
  - Что ж, меня все устраивает. Наши люди подготовят все к вашему прибытию домой, леди! - я не поворачиваю головы - зачем, мне и так все отлично видно. - Ваша легенда еще прорабатывается. Подробности узнаете по возвращению.
  - Ясно. Мы свободны? - у ректора, наверное, создалось впечатление, что я общаюсь с пустотой, но это ошибка - я разговаривала лишь с ним, считывая его эмоции и пряча свои.
  - Да. Можете прогуляться по Академии - вчера вы не все осмотрели. Да и зал для торжественных приемов уже привели в порядок! - наверное, нам полагалось покраснеть.
  - Благодарим за беседу! Позвольте откланяться.
  - Эванна, останьтесь. Дарианна, подождите подругу в приемной, или прогуляйтесь по замку в одиночестве.
  - У меня нет от Дашки секретов! - я впервые за последние минуты посмотрела прямо в глаза мужчины, женой которого стала бы с преогромным удовольствием - это был бы чисто деловой брак.
  - И все же я настаиваю! - голос стал жестче.
  - Я подожду в приемной! - процедила подруга, чуть сузив глаза и легко коснувшись моей руки. - Если что - я рядом! - шепотом мне на ухо.
  Тихие шаги и едва слышный шорох закрывшейся двери. И тишина. Лишь наши дыхания разрушали ее. И взгляды. Настороженные, сосредоточенные, словно столкнувшиеся клинки. Что же Вам от меня нужно, тайный властитель королевства?
  
  Дэнуриан аль Шэльский:
  Я раздраженно шагал к приемной графа аль Кургол, являющегося ректором Академии вот уже шесть десятков лет. И не похоже, чтобы этот пост его не устраивал. Причина моего раздражения скалила клыки в широкой усмешке и беззаботно насвистывала. Тьма! Чтоб ты побрала свое любимое дитя! Я был зол. Разговор с Дашкой и так не будет легким - я это чувствовал, да и просьба, вернее, приказ родителей прибыть в родовой замок заставлял нервно и зло сжимать кулаки - сдали, дети сайтов, заложили любимой мамочке и не менее любимому папочке. Ненавижу магов! Так еще и этот вампирюга увязался следом, словно мне делать нечего, как улаживать очередной скандал со златовлаской. Сьямо рье отон!!!
  - Дашка? - я удивленно уставился на взвинчинную девушку, нервно мечущуюся из угла в угол.
  - Дэн! - любимая улыбнулась и бросилась ко мне - похоже, я зря себя накручивал. - Алл! - зловеще произнесла она, кажется, я поторопился с выводами.
  - Милая? - я приобнял ее за плечи. - Что случилось? И где Женька? - вампирюга сверлил нас недобрым взглядом.
  - Все просто отлично! - прошипела девушка. - И-зу-ми-тель-но! - почти пропела Дашка, зло сузив глаза. - А Женька у этого самовлюбленного любителя подслушивать чужие разговоры! - выплюнула брюнеточка, раздраженно тряхнув волосами. - Да-да, милорд ректор! Я о Вас! - мстительно добавила. - И пусть Вам будет стыдно!
  - Даш, ты чего? - я даже как-то опешил. - Это же приемная. А у двери отличная звукоизоляция...
  - Ну коне-е-ечно! - издевательски протянула моя ведьмочка, ехидно на меня поглядывая.
  - Дашка, объясни толком! - раздраженно потребовал Князь, зря он влез.
  - Для Вас я Дарианна, Ваша Светлость! - и столько ледяного пренебрежения, что я удивленно заглянул в окаменевшее лицо любимой.
  - Что, прости? - вампирюга был не менее ошарашен - за все время общения девушки ни разу так не разговаривали.
  - Неужели у вас проблемы не только с воспитанием, но и со слухом? - с деланным изумлением округлились голубые глазищи. - Ах, вашим подданным можно только посочувствовать! - и столько фальшивого сочувствия в словах, что друга перекосило.
  - Не с-с-смей...
  - Алл! - рявкнул я, задвигая девушку за спину.
  - Не вмешивайся, Дэн! - рыкнул взбешенный Князь.
  А Дашка... Нет, эта девушка точно сумасшедшая! С оттенком легкой скуки на лице Дарья важно прошествовала - именно так! - к креслу и с достоинством в него опустилась, расправила несуществующие складки на несуществующей юбке и, вперив скучающий взгляд в любимый цветок секретаря ректора, лениво бросила:
  - Продолжайте-продолжайте, господа. Вы мне совершенно не мешаете! - и легкое недоуменное презрение к двум идиотам, что затеяли ссору в таком не подходящем месте.
  Честно говоря, именно идиотом я себя и почувствовал. Вампира перекосило еще больше - хотя куда уж больше? Дашка продолжила скучающе разглядывать растение. А я восхитился - такое самообладание и умение подать себя одной лишь позой, взглядом, жестом - такому учат с младенчества, а тут... Изумительная девушка. Еще раз поздравил себя с правильным выбором. И, вздохнув, присел рядом.
  - Прости, малыш. Не понимаю, что на меня нашло! - с силой потер лицо, пытаясь расслабиться, но предстоящая поездка домой нервировала по-прежнему сильно.
  - Дурное влияние! - в чье поместье был этот булыжник, не понял бы только законченный маразматик. - К счастью, это поправимо! - так многообещающе произнесла любимая, что я не стал уточнять - а что именно 'поправимо'? - Что с тобой? - смена тона и темы были так неожиданны, что вздрогнул.
  - О чем ты? - по гневно сузившимся глазам, понял, что ответ был неверный.
  - Милый, не ври мне - я сейчас и так нервная. Не доводи до греха - ректор говорит, тут только недавно закончили ремонтировать один небезызвестный зал...
  - Понимаешь... Дело в моей семье... Они...
  - Ясно. Они далеко не так счастливы обретению невестки, как их сын. Черт! Женька была права.
  - Малыш? - я уже совершенно ничего не понимал, сбитый с толку ее сосредоточенным выражением лица.
  - Все в порядке, милый! - девушка с улыбкой прижалась к моему боку, обнимая меня за талию. - Просто все произошедшее для меня немного неожиданно. Вот и нервничаю. Прости! - и мягкие губки дразняще скользят по шее, щеке, касаются губ...
  - Ерунда! - отмахиваюсь от ее виноватого тона, привлекая девушку к себе.
  И все же какая она необыкновенная! Саркастические хмыки вампирюги игнорирую - ему просто завидно. Не обращая внимания на круглые глаза секретаря, усадил девушку к себе на колени - руки получили больший простор. Замечательно! Но... Удовольствие испортила резко распахнувшаяся дверь...
  
  Женька:
  В кабинете было тихо. Мы молча рассматривали друг друга. И от этого мне было мучительно невыносимо. Нужно было что-то сказать, что-то сделать, лишь бы разбить это безмолвие. И я решилась. К тому же, у меня нет выбора. Не после того, что я узнала от Сат`тиоссу. Главное, он не должен ни о чем догадаться. А значит, играем на грани своих возможностей. Он должен мне поверить. Раз уж наглость не раз меня спасала, то...
  - Может, все же женитесь на мне? - я чуть приподняла бровь, разглядывая опешившего мужчину.
  - Что? - ректор был ошеломлен.
  - Женитесь на мне и будет вам счастье! - я была сама любезность и с удовольствием повторила.
  - Леди, я...
  - Подождите! - я поняла, что не хочу слышать следующие слова, они меня не устроят. - Можно, я закончу мысль? А вы возразите, если останется что возразить! - ректор прищурился и кивнул, внимательно меня разглядывая. - Этот брак выгоден в первую очередь Вам! - его бровь демонстративно взлетает, а лицо приобретает живейшую заинтересованность, сбивая с мысли - скотина. - Я буду говорить прямо, отбросив эмоции - кому они, в сущности, нужны? - я иронично усмехаюсь, пряча горечь за напускным безразличием. - Мы с вами взрослые люди и отлично понимаем, что брак по любви - недопустимая роскошь и такая же недопустимая глупость в вашем да и моем тоже положении. Любить могут крестьяне, простые горожане. А мы... Мы должны оперировать понятием целесообразности. Я вам нужна. Думаю, вы уже продумали не одну комбинацию с моим участием. Учитывая ваш опыт, более чем уверенна, что они будут успешны и принесут пользу. Вам. В первую очередь! - тонкая улыбка скользнула по губам ректора, а в глазах мелькнуло одобрение. - Но вот в чем загвоздка, я очень не желаю оставаться пешкой. Возможно, я не смогу помешать вашей игре, возможно, даже невольно помогу, но... Я буду очень стараться! - мои губы искривила хищная усмешка. - Когда выбора нет - нечего и терять. Но, пока у меня будет хотя бы надежда на выбор...
  - Что вы предлагаете, леди Эванна? - ректор забавляется ситуацией, но искра заинтересованности в его глазах давала мне надежду.
  - Брак! - мужчина едва улыбнулся уголками губ и покачал головой. - Вы ведь уже составили список претендентов, правда? И даже продумали, что у них потребовать, за возможность обладать моим Даром, так? - теперь ректор смотрел на меня с неподдельным интересом. - Ответьте.
  - Допустим! - я грустно улыбнулась, кивая своим мыслям.
  - Вот видите. Я права. Тогда, опираясь на собственные умозаключения, попробую убедить вас включить и себя в список потенциальных женихов.
  - Внимательно слушаю! - сейчас в его тоне не было насмешки, а глаза смотрели предельно серьезно - у меня появился шанс?
  - Мой Дар необычен. Можно сказать - невероятен. Признайтесь, до меня никто не мог общаться с Сат`тиоссу? - подтверждающий кивок - зачем скрывать то, что я и так узнаю у моей девочки? - Она мне рассказала, что просто дотронуться до нее могли те, в ком были крохи крови Истинных.
  - Постой! Сат`тиоссу - она? - ректор выглядел изумленным.
  - Вы не знали даже этого! - я покачала головой. - Мой Дар исключителен. И я последняя в своем роде. Единственная. И расточительство - упускать такой Дар! - я искушающе улыбнулась. - Вы не отдадите меня немагу. Не теперь, когда узнали об этой маленькой особенности, правда? - ректор выглядел чуть растерянным, но я не обольщалась. - Скажите, каково осознавать, что ВЫ можете прекратить негласную отчужденность (и это еще мягко сказано!) между магами и асалинами? Они ведь пойдут за тем, кто будет владеть клинком. Неужели Вы позволите кому-то сосредоточить в руках такую мощь? Объединенные силы магов и тех единственных, кто может вам противостоять. Изумительно, правда? - против воли мужчина кивнул, а мне было гадко от того, что приходилось торговать собой, своим Даром, своим будущим. - Неужели Вы позволите чужому наследнику стать во главе объединенной армии? Никогда не поверю! - я насмешливо усмехнулась и прямо посмотрела в глаза мужчины, внимательно следящего за мной. - Это может быть НАШ ребенок, понимаете? Ваш и мой. Наследник.
  - Вы нашли, чем меня заинтересовать, леди! - чуть хрипло ответил ректор, задумчиво рассматривая мое спокойное лицо, что он там пытался найти? - решения я приняла еще в комнате.
  - Это не все! - я устало вздохнула и отвернулась к окну, мне было морально тяжело продолжать этот разговор, но выхода не было. - Вам вряд ли удастся найти более подходящую жену. Я ничего не стану у Вас требовать. И уж тем более не стану предъявлять Вам претензии о том, где и с кем Вы проводите вечера и ночи. Это будет деловой союз. Единственное, что я от Вас попрошу, это уважение. Больше мне не нужно. Вы же получите верную и понимающую супругу. И думающую. Надеюсь, со временем смогу стать Вам достойным союзником, Вашей правой рукой. Во всяком случае, буду к этому стремиться! - я подавила тяжелый вздох и повернулась к мужчине. - Вот видите, я все обдумала. Это мой осознанный выбор! - горькая улыбка всего одним усилием превращается в ироничную.
  Ректор смотрит на меня внимательно, пристально, чересчур серьезно. И с каким-то непонятным мне чувством. Уважение? Восхищение? Не знаю, но что-то очень похожее. Легко улыбнувшись, он грациозно поднялся и подошел ко мне. Его образ 'потек'. Вместо бородатого и благообразного старца передо мной появился красивый мужчина лет тридцати. Темно-каштановые волосы, потрясающе синие глаза и мягкая полуулыбка на тонких губах. Прямой, тонкий нос и упрямый подбородок. Высокий лоб и несколько непослушных прядок, выбившихся из простой, но от этого не менее изящной косы необычного плетения. Я залюбовалась. Этот мужчина был мечтой. Потрясающе красив. Породистое лицо и ореол силы, властности. Может, кого-то такое сочетание и подавляет, но меня оно заворожило. Он был не так красив, как Князь, не так как Димка. Нет, его красота была более зрелая и мужская. Возможно, кто-то счел бы его просто симпатичным, но не я. Меня привлекала именно его уверенность, сила, властность. Именно они, дарили ему такое очарование в моих глазах.
  - Думаю, этот образ больше подходит для жениха! - ироничное замечание и лукавая усмешка.
  - Я предполагала, что первый образ ненастоящий! - я тихонько вздохнула. - А это? Это Ваше лицо?
  - Да. Надеюсь, моей невесте нравится? - он мягко улыбнулся и взял мои ладошки в свои ладони.
  - Н-н-невесте? - я недоверчиво посмотрела в его синие глаза.
  - Невесте! - ректор кивнул и поднес мои ладони к губам. - Очарован вашим умом, леди. И счастлив назвать своей невестой! - сухие губы легко коснулись кожи.
  - Я тоже... э-э-э... счастлива! - мужчина рассмеялся.
  - Возьмите! - он протянул мне кольцо с затейливой гравировкой и неизвестным мне камнем.
  - Перед тем, как я одену кольцо, я выскажу одно-единственное условие. Без него я не смогу стать Вашей женой.
  - Специально припасли его до этого момента? - я кивнула задумчиво рассматривающему меня мужчине. - Слушаю.
  - Каждый из нас имеет право разорвать помолвку.
  - Объяснитесь! - слишком спокойно потребовал ректор.
  - Может случиться так, что выхода не останется. Так могут сложиться обстоятельства, что это будет необходимо и неизбежно. Например, король может потребовать вашей женитьбы. Или этого будет требовать сложившаяся ситуация. У каждого из нас должно быть право на отказ.
  - Вот как... Думаете стать королевой?
  - Нет. Обойдусь как-нибудь. Во-первых, не думаю, что это здравая мысль. Во-вторых, меня там просто растопчут. В-третьих, ну его нафиг - с вампирами спокойнее, чем с придворными!
  - Рад, что Вы трезво оцениваете свои шансы, дорогая. Но я хочу услышать правду! - я беспомощно смотрела в его требовательные глаза.
  - Я боюсь! - признание пришлось выдавить из себя. - И хочу иметь возможность отступить, если пойму, что не справляюсь! - последнее я почти выкрикнула, стараясь освободиться от нервного напряжения.
  В кабинете вновь повисло молчание. Я рассматривала свои ладони, аккуратно удерживаемые рукой ректора. Сам он задумчиво рассматривал меня, я кожей ощущала его взгляд. Не ошиблась ли я, затевая игру с этим мужчиной? Не пожалею ли о сделанном выборе? Вспомнился Димка. Такой уютный и родной. Внезапно перед глазами появились черные, зло прищуренные глаза. Не слишком ли велика окажется цена? Я закусила губу. Может, стоит отказаться? Нет, я ведь решила... Прерывая моя размышления, по пальцу скользнул холодный перстень. Я ошеломленно наблюдала за ловкими пальцами, надевающими мне кольцо. Украшение чуть потеплело и плотно обхватило мой средний палец. Выбор сделан.
  - Я принимаю ваше условие, дорогая! - ректор усмехнулся.
  - Спасибо! - я смутилась, не зная, что следует сказать.
  Довольный смех был мне ответом. Хмыкнув, мужчина осторожно притянул меня к себе и легко коснулся моих губ. Я ошеломленно хлопала глазами, не в силах еще поверить, что все решено.
  - Мне нужна минутка! - я качнула головой и рухнула в кресло под любопытным взглядом невероятно синих глаз.
  - Эванна, вам пока не следует распространяться о нашей помолвке.
  - Почему? - я, конечно, не собиралась этого делать и так, но было интересно услышать его мнение.
  - Потому, дорогая, что не все обрадуются этому событию. А многие задумаются. Что же такого особенного в простой адептке, раз сам ректор сделал ей предложение? Догадываетесь, чем это может закончиться для вас? - он не пугал, просто доходчиво объяснял, но мне стало страшно.
  - Я поняла! - я кивнула, судорожно сжав кулаки. - Я буду осторожна.
  - И еще, надеюсь, я смогу гордиться вашими успехами в учебе, дорогая? - вопрос был задан без тени улыбки.
  - Конечно, милорд. Я приложу все силы, чтобы не разочаровать Вас! - я встала и чуть склонила голову. - Я могу идти?
  - Конечно. Хорошего дня.
  - Благодарю.
  Я аккуратно прикрыла за собой дверь, полностью погруженная в свои мысли. Пальцы бессознательно проворачивали массивный перстень, едва касаясь необычного украшения. Выбор сделан. Теперь - только вперед. Я должна стать лучшей. Должна использовать свой шанс - лучшего наставника у меня не будет. А мне столько нужно узнать! Наследница драконов обязана быть лучшей. Я поджала губы. Еще в комнате, когда Сат`тиоссу только сообщила о моем статусе, я приняла решение. Единственно возможное. У меня нет особого выбора. Я ничего не знаю об этом мире и его реалиях. Мне жизненно необходим наставник. И союзник. Моему народу. Ослабевшему после отгремевшей войны. Мой выбор пал на ректора. Осознанный выбор. И я не жалею. К тому же, я оставила себе лазейку. На всякий случай. Но об этом я подумаю потом. Сейчас стоит сосредоточиться на поездке домой и предстоящем обучении. Я должна стать лучшей...
  
  Дашка:
  Что ж, подруга оказалась права, как и всегда. Родители Дэна не желают видеть в невестках безродную девчонку. И плевать им на мой Дар. Черт! И уж точно они попытаются отговорить кровиночку от необдуманного поступка и спихнуть ему кого-то более подходящего. Как Женька и предсказывала. Мне захотелось выругаться, но я сдержалась. Подружка права, я должна как можно скорее стать хотя бы невестой! Ох, нелегкая задача. И черт, как у этой засранки помещается в голове столько различной информации? А мгновенный анализ на минимуме фактов? Вот уж точно, нашла девочка свое место. Здесь подружке будет, где развернуться. И противничков себе подобрала - один другого хлеще. Мельком глянула на ехидно сощурившегося Алла - этот точно раскусил мою внезапную покладистость. Вот ведь, умный выискался. Ладно, пусть им подруга занимается. А я с удовольствием подсоблю. Главное, мой любимый прибывает в блаженном неведении. Боюсь только, это не надолго... Блин, почему Женька так долго? И этот ректор... Бр. Его я откровенно боялась. Не понимаю, зачем подруга лезет на рожон? Меня, например, ни за какие коврижки не сманишь на такое сумасшествие, от одного взгляда в дрожь бросает. А Женька только рада, ей бы задачку посложнее - и все, счастья полные штаны. Сумасшедшая.
  Дверь, открывшаяся так внезапно, прервала мои размышления. Задумчивая подруга легко прокручивала на пальце какое-то колечко... О, не может быть! Я быстренько спрятала лицо за прядями, для надежности еще и уткнулась в плечо парня. Нет, это просто невероятно! Я даже думать боялась о таком. Неужели ей удалось? И что теперь делать? Как себя вести? В моей голове роились сотни вопросов, мельтешили десятки мыслей, и царил полный кавардак.
  - Что это? - зло сощурившийся Алл подлетел к подружке и, схватив за ладонь с кольцом, требовательно заглядывал в спокойно-отстраненное лицо.
  - Будьте так любезны, уважаемый, и уберите руки! - Женька пренебрежительно повела плечом и дернула ладонь, но парень держал крепко. Ну и дурак.
  - Женя, что. Это. Такое? - этот мутант чеканил слова и бесился все больше, подруга оставалась безмятежной.
  - Во-первых, Женя я для друзей, но вы отказались им быть. В весьма нелицеприятной для меня форме. Во-вторых, мое имя Эванна, вам ли этого не знать, уважаемый? - одним своим 'уважаемый' она унизила его много больше, чем сотней оскорблений. - И в-третьих, будьте хоть раз мужчиной! Прекратите добиваться женщин силой, это не добавляет Вам уважения! - лицо парня исказилось, а Женька лишь усмехнулась, холодно и презрительно, прекрасно осознавая, как оскорбительны ее слова.
  - Ты...
  - Я, Князь! - еще одна холодная усмешка. - Руки убрал и быстро! - шипела подруга ничуть не хуже, чем взбешенный парень. - Не связывайся со мной, Алл. Пока я еще могу просто отпустить твое оскорбление, уходи. Не добивайся моей ненависти, иначе...
  - Что иначе? - мерзко и уничижительно поинтересовался Алл, издеваясь над едва себя контролирующей подругой, а ведь даже мне было не по себе от ее тона. - Что может мне сделать ничтожная человечка? Лишенная Силы. Пустые угрозы, моя строптивая игрушка. Такие же незначимые, как и ты! - Женька дернулась, словно от удара, с ее лица схлынули все краски, а вот Князь злорадно оскалился.
  - Мразь! - глаза подруги полыхнули потусторонним пламенем. - Ты сам это выбрал! - Женька растянула губы в мертвой и какой-то змеиной улыбке, я вздрогнула, а Дэн до хруста сжал кулаки. - Клянусь, ты проклянешь сегодняшний день не единожды.
  Секунда тишины. Напряженной и вязкой. Они смотрят друг другу в глаза. Пристально, не отрываясь. Черные глаза полыхают бешенством и презрением. Зеленые горят потусторонней ненавистью и пугающей решимостью. Я сжалась. Мне было страшно. Неправильность ситуации буквально обжигала, мешая дышать. Так не должно быть! Не должно! Дэн крепче прижал меня к себе в наивной попытке то ли успокоить, то ли успокоиться самому. А Алл разжал пальцы и расхохотался. Грубо и оскорбительно. Глаза подружки полыхнули и стали спокойно-равнодушными. И губы. По ее губам змеилась жестокая усмешка. По моей коже забегали тысячи мурашек. Развернувшись спиной к смеющемуся Аллу, Женька шагнула к нам. Я тревожно застыла, рассматривая подругу.
  - Дашунь, что с тобой? - моя радость изобразила легкую улыбку. - Дэн, ты чего такой напряженный? - подружка мягко щелкнула меня по носу и встрепала любимому волосы.
  - Ты в порядке? - я неуверенно взяла подругу за руку и заглянула в глаза, ставшие прежними. Почти. Тень произошедшего там все же осталась, но была незаметна.
  - Конечно! - теперь это была ее улыбка и добрая ирония в глазах, по-прежнему отравленных случившимся. - Ой, а мне к ректору зайти нужно, я так и не спросила, что это за кольцо! - округлив глаза, Женька вернулась в кабинет, который покинула минуту назад.
  - Что это было? - шепот любимого был тихим, но таким растерянным, что я лишь поджала губы.
  - Ошибка, страшная ошибка! - я была уверенна в том, что говорю, чувствовала это каждой клеточкой.
  Мы замолчали. Потеряно и расстроено. Алл прожигал дверь тяжелым, полным ненависти взглядом. И больше не смеялся. Секретарь сжался в своем кресле и, похоже, мечтал исчезнуть.
  - Зачем? - я подбежала к парню и требовательно дернула его за рукав. - Зачем, Алл? Объясни, я не понимаю! - я была на грани истерики и плевать хотела на его испепеляющий взгляд, меня обжигала чудовищная ошибочность их ненависти. - Все было так замечательно, нам было так здорово вместе! - я с трудом понимала, что говорю. - Она бы простила те глупые слова, Женька добрая. И она же нравится тебе! Так зачем?
  - Зачем? - он вновь рассмеялся. - Потому что она должна знать свое место! И ты тоже! - парень брезгливо стряхнул мои руки с рукава. - Своей лживой наивностью можешь дурачить Дэна - он рад обманываться! Любопытно, что ты запоешь, когда получишь желанный титул? - я отшатнулась от взбешенного Алла, он явно не в себе.
  - Ты чудовище! - я прижалась к подошедшему и обнявшему меня любимому.
  - Я? - парень вновь рассмеялся. - Нет, это вы чудовища. Лживые и обманчиво невинные. Я же честен. Я дитя Тьмы, и не стараюсь казаться безобиднее, чтобы заманить жертву...
  - Ты врешь самому себе! - голос Дэна был холоден и звенел от ярости. - И тебе лучше уйти.
  - Я уйду. Надеюсь, ты одумаешься! - черные пряди раздраженно разрезали воздух, дверь оглушающе грохнула, и тишина.
  Я прижималась к любимому в поисках защиты. Он яростно кусал губы. Секретарь боялся дышать.
  - Это был не он! - Дэн пытался убедить в первую очередь себя. - В нем говорило бешенство. Алл успокоится и раскается. Я это точно знаю.
  - Это уже не важно, понимаешь? - я расстроено поджала губы. - Он УЖЕ ошибся. Так не должно было случиться, я это чувствую! - я помотала головой. - Ты мне веришь? Понимаешь?
  Любимый лишь кивнул. Думаю, он и сам что-то чувствовал. Словами было сложно объяснить, что я испытала, когда слушала их злые слова. Меня затопило отчаяние. Причем такое непроглядное, черное, которого я никогда не испытывала. И боль. Мне было больно их слушать. Хотелось закричать, как-то остановить их, но я лишь с ужасом вслушивалась в то, что не должно было прозвучать. И еще... Мне показалось, что я слышала смех. Тонкий, хрустальный, девичий, довольный. Мерзкий. Я ненавидела его звучание. Тряхнув волосами, постаралась прояснить мысли. Тихонько отворилась дверь. Улыбающаяся подружка выглядела безмятежной, лишь бровь чуть дернулась.
  - А я узнала, что за кольцо! - моя радость расплылась в довольной улыбке. - Это защитный артефакт. Вот.
  - Ух ты! - я еще ни разу не видела артефактов.
  - Ага, ректор сказал, что это поможет мне пережить радость магов и однокурсников! - ехидная улыбочка, которую я так люблю. - Ему что-то подсказало, что они будут весьма счастливы нас лицезреть! - ирония и убийственный сарказм.
  Переглянувшись, мы расхохотались. Даже секретарь неуверенно улыбнулся. Со смехом уходило напряжение. Мы дружно решили молчать о своих ощущениях и произошедшем. Сделали вид, будто ничего не было. Схватив меня за руку, Женька направилась к двери.
  - Дэ-э-эн! - лукаво протянула подруга. - Ты ведь тут все знаешь? - парень кивнул и заинтересованно сощурился.
  - А нам ваш ректор экскурсию обещал! - я прищурилась с тем же лукавством, что и Женька.
  - Ага. Особенно намекал про какой-то зал, который буквально сегодня отреставрировали! - мы прыснули.
  - Идем громить... ээ, смотреть зал? - Дэн всегда был понятливым.
  Мы обрадовано кивнули, секретарь обреченно застонал. Дэн услужливо распахнул дверь. Экскурсия началась.
  
  Женька:
  Меня трясло от злости. Я ненавидела Алла всей душой. В ушах звучал торжествующий смех, от которого мурашки бежали по коже. Было что-то такое в этом смехе, по сравнению с чем злость на Алла казалась такой глупой. Я тряхнула волосами и постаралась отвлечься. Оставлю эти размышления на потом. Сейчас я должна быть счастливой и безмятежной.
  Поездка домой не подарила облегчения. Лишь гнетущее ощущение обреченности. Рядом стояла такая же подавленная подружка. Нам придется врать. Опять врать. Слишком много лжи в наших жизнях. И я так и не смогла поговорить с подругой. Не смогла поделиться ошеломляющими новостями. Я вполне реально и обоснованно опасаюсь, что нас вновь подслушают. Что мои тайны и мысли перестанут быть только моими. От этого ощущения гадостно становилось во рту и безумно хотелось пить.
  Магистры, следуя указу ректора, неотступно шагали за нами. Я лопатками чувствовала их сверлящие взгляды. Судя по кислой мине Дашки, она тоже была не в восторге от конвоя. Даже Миран скрылся за маской холодности. Видно, ректор сделал ему строгое внушение. Блин. Как же хочется знать, что Мирану сказал мой...жених. О Боже, как невероятно это звучит. Затевая тот разговор, я ожидала такого результата, была уверена в нем...и все же оказалась не готова принять произошедшее. Даже трусливо попыталась оставить себе лазейку. Хотя... Возможно, это был тактически верный ход. Во всяком случае, Сат`тиоссу одобрила это. Моей девочке почему-то не очень нравится ректор. Она относится к нему очень... Не могу подобрать слово... Настороженно? Словно ожидая подвоха. Как к весьма опасному противнику. Возможно, тут дело в давней неприязни к магам. Ведь именно они убили последнего Повелителя Стихий. Последнего Владыку Драконов. И теперь я. Последняя, в ком течет кровь Владык. Вот только... Сат`тиоссу назвала меня последней надеждой Повелителей. И не стала объяснять, почему. Да и наше общение нельзя назвать легким. В мозгу словно возникают картинки, расплывчатые полуобразы-полуощущения, отчего появляются жуткие головные боли. Сат`тиоссу сказала, что я узнаю обо все позже, когда придет время. Когда я стану сильнее. Когда буду готова. Когда научусь пользоваться своим Даром. Но ведь у меня не выявили никакого Дара. Разве что... Я постоянно наблюдаю на грани видимости тонкие нити-паутинки, ореолы, а порой толстые жгуты непонятно чего. Хотя... Можно допустить, что я вижу энергию. Мир вокруг словно пронизан энергией. Но стоит хоть немного сфокусировать взгляд, и все пропадает. Чтобы через миг появиться вновь. Я упрямо зажмуривалась или напротив, таращила глаза, мотала головой, щурилась... На меня стали странно поглядывать магистры и обеспокоенно подруга. Кончилось тем, что я заработала себе жуткую резь в глазах и тошноту в купе со слабостью.
  - Леди Эванна, с Вами все в порядке? - видно, я действительно фиговенько выгляжу, раз Миран решил забыть о созданной стене холодности и отчуждения между нами.
  - Женька, что с тобой? - моя драгоценная бесцеремонно оттолкнула магистра, грозно шикнув на недовольного Мирана, и обеспокоенно заглянула мне в лицо.
  - Все в порядке! - я слабо улыбнулась, на миг опустив ресницы - Дашка все поняла верно, чуть сжав мои пальцы. - Только голова отчего-то кружиться! - слабо отозвалась я, пряча усмешку, пошатнулась и стала заваливаться на спину.
  - Эванна? - магистр вовремя подхватил мое расслабленное тельце и осторожно прижал к себе, пытаясь аккуратно усадить безвольную девицу к себе на колени. - Вы слышите меня? Эванна!
  - Да... Простите! - виноватые, полные раскаяния улыбки всегда удавались мне на ура - годы практики. - Мне жаль, что я доставляю столько неудобств. Правда, жаль. Я... Я сейчас приду в себя... Дайте мне одну минутку...
  - Да-да, конечно! - симпатичный родственничек Дэна заботливо постарался устроить меня поудобнее - бедный, ему даже в голову не пришло, что меня можно уложить на кровать или диван.
  Дашка 'устало' прикрыла глаза и картинно сползла по стене на ковер. Кирино с обеспокоенной миной присел рядом с будущей ученицей.
  - Дарианна? - ладони магистра засветились, и он мягко сжал виски подруги.
  - Благодарю Вас! - подружка слабо улыбнулась и встала на 'подрагивающие' ноги. - Последние сутки стали для нас тяжелым испытанием. И я очень рада, что Вы не оставили нас в трудный момент одних, без Вашей поддержки визит домой стал бы невыносимо сложным. Благодарю! - с признательной улыбкой моя хитрюга прижала ладонь к груди и чуть склонила голову, тараща на своего декана кристально честные глазища - отлично, подружка как и всегда поняла меня с полувзгляда, одни мысли на двоих.
  - Кирино, не мог бы ты помочь леди Эванне? - мой декан вежливо приподнял бровь.
  - Конечно! - учтивая улыбка - меня начинает подбешивать эта нарочитая и холодная вежливость, фальшивые улыбки и изучающие взгляды с толикой презрения.
  Прохладные пальцы коснулись висков, принося облегчение. Я радостно улыбнулась и радостно поблагодарила милорда Кирино, стараясь максимально соответствовать их дурацкому этикету. На фоне происходящего размолвка с Алом кажется мелочной глупостью, но... Внутри словно что-то гложет. Я не умею прощать. Вообще. Даже не совсем так. Я легко прощаю. Но забыть обиду не в силах. А прошедшие годы воспитали во мне мстительность. Видит Небо, я не хотела этого. Теперь же поздно сожалеть. Вызов брошен - вызов принят. Я не спускаю оскорблений. Как и Князь. Губы дрогнули в злой усмешке, с трудом удалось удержать неуместное проявление чувств. Я не забуду оскорбления, он не спустит нанесенной моими словами обиды. Вот только... Боюсь, не будет победителей в нашей необъявленной войне. Одни проигравшие. И... Слишком заинтересованным был взгляд моего жениха. Думаю, для Саракона это станет еще одной проверкой моих способностей. И я должна очень постараться, чтобы не разочаровать будущего...мужа. И выйти из этого противостояния если не с победой, то с честью. Сложно. Особенно на фоне жгучей злости и тлеющей ненависти. Но я должна усмирить свои эмоции. Мне нужна холодная голова и трезвый рассудок. А подруга мне поможет. Как и Дэн. Жаль, конечно, использовать парня вслепую, но иначе он не станет помогать - не предаст друга. Что ж, надеюсь, я смогу в дальнейшем подобрать правильные слова, чтобы убедить Дэна в своей невиновности. Не хотелось бы напряженности в наших отношениях. Прости, юный граф, ты мне весьма симпатичен, но... Игра началась. И ставки нереально высоки. И в ней каждый сам за себя. Только я играю за двоих. Подругу я одну не оставлю. Поэтому у меня нет права на ошибки, жалость и...честность. Надеюсь, ты сможешь простить. Я бы не смогла. Но... Верю, что ты лучше меня.
  Мы перенеслись в ту же квартиру, из которой так бестолково попали в другой мир. Глупо, конечно, но что-то сентиментально вздохнуло в душе. Стыдясь этого порыва, я осторожно поднялась с дивана, куда меня все же переложил Миран и, извинившись, ушла в 'нашу комнату', утащив Дашку с собой. Прикрыв дверь, легко коснулась ладони подружки - моя понятливая едва заметно кивнула и с силой открыла дверцу шкафа, громко скрипнув несмазанными петлями. Мои же пальцы прокрутили кольцо на среднем пальчике и невесомо погладили безымянный палец. Зрачки подружки изумленно расширились, заняв почти всю радужку, но с губ не сорвалось ни слова. Я обхватила лицо Дашки ладошками и пристально посмотрела в округлившиеся глаза. Кивнула. Еще раз. И еще. Легкий кивок в ответ. Слишком много в нем неуверенности. Пристально всматриваюсь в голубые глазищи, убеждая, умоляю, веря. Сдавшись, Дашка кивает еще раз. Она ничего не расскажет Дэну. Никогда. Про остальных можно даже не думать. Я обняла подругу и чмокнула в щеку, извиняясь. С тяжелым вздохом, моя драгоценная сомкнула тонкие руки вокруг моей талии. Нам нужна была эта минута единения и поддержки. Веры в то, что мы есть друг у друга. Навсегда. Губы чуть дрогнули, складываясь в привычную лукавую усмешку, плутовская улыбочка возникла на пухлых губках Даши. Момент слабости закончился. Мы собраны и готовы к любым неприятностям. А игра... Что ж, чем больше сильных противников, тем слаще победа.
  
  Дашка:
  Я потеряно переходила из комнаты в комнату, хаотично бросая в сумку вещи. Порой останавливалась и непонимающе смотрела на беспорядочную кучу вещей, выбрасывала их обратно. И все начиналось сначала. Плюнув, ушла на кухню и заварила крепкий кофе. Себе и будущему декану. Он спокойно наблюдал за моими метаниями, не вмешиваясь. Наверняка, его это все безумно раздражало, но мужчина ни жестом, ни взглядом не показал этого - вот это выдержка. Я нервно усмехнулась. Произошедшее не желало укладываться в голове. Мне до сих пор казалось, что все это дурацкий сон. Или больная фантазия. Но Кирино живым напоминанием сидел напротив, скучающе посматривая в окно. Мы ждали моих родителей. Все документы были готовы, я их минут пятнадцать недоверчиво рассматривала. С ума сойти! Хорошо хоть моя роль в разговоре с родителями сводится к киванию головой. Пф.
  Кофе закончился. Я заварила еще одну порцию. Мысль вернуться к упаковке вещей трусливо свалила в далекие дали. Не до этого мне сейчас. В голове слишком много мыслей. Пусть я и решила положиться на Женьку в плане интриг, но это не выход. Своя голова тоже нужна. Хотя уверенного прищура этой заразы очень сейчас не хватает. Мне с ней спокойнее. Женька жестче меня. Или увереннее? Не так важно. Но Кирино, порой пристально рассматривающий меня, безумно нервирует. И мои улыбки выходят все более натянутыми и нервными. Да и мысли покоя не дают.
  Нас постараются разлучить. Я не пара Дэну. Ни титула, ни денег. Гадство! И он сейчас у родителей. А вдруг они его отговорят? Или соблазнят какой-нибудь титулованной дрянью? Ууу, скотство! Я вновь заметалась по квартире. Хорошо хоть Кирино не подозревает, чем вызвана такая реакция. Явно не предстоящим разговором с родителями! С трудом удержав ядовитый смешок, поджала губы. Я ведь барышня нежная и полная чуйств. Угу, ага. Блин. Упала на софу. Вскочила и опять заметалась по комнате. Еще и Алл этот бешенный. Вот уж счастье-то! И чего взъелся? Да и Женька тоже, словно ее бес под руку толкал. Хотя подружка никому ничего не спускает. Да и я особой тягой к всепростительству не страдаю, но все же... Это было как-то слишком. И эти ее игры непонятные с ректором. У меня от него мурашки размером с кулак! Внушающий дядька, как ни крутись. А она его еще и жениться уболтала! Вот аферистка! Я до сих пор в это поверить не могла. Моя драгоценная и невеста этого пугающего дядьки! Убейтесь веникам - но это генеральнейшаяя из ее идей! А я-то, дура наивная, думала, что она тогда в комнате прикалывалась. Ой, мама! Что будет? И как она это все разгребет? Да еще и мои проблемы до кучи! Вот ведь дерь...куча счастья. И как быть? А взгляд этой сумасшедшей? Она же явно не рада, хотя сама этого и добивалась. И поговорить мы не можем откровенно - я же понимаю, что нас пасут по-страшному. Гады бессовестные! И я уже ничего не понимаю. Зачем она во все это влезла? И как будем выкручиваться? И Дэн... Мне придется ему врать, да? И...использовать? От этой мысли по спине прошел холодок. Я в который раз рухнула на софу. Кирино явно не одобрял такую чувствительность и эмоциональность, но молчал. Ага-ага, я же будущий маг как-никак. Ну-ну. Тренируйте терпение, док. Оно вам ой как пригодится! Эта мстительная мысль позволила немного расслабиться. Да уж. Я уже третий час тут бегаю. Звонок в дверь заставил меня нервно подпрыгнуть и сжать кулака. Неужели?
  - Привет, счастье мое нервное! - я облегченно выдохнула и обняла ехидно скалящуюся подругу - хорошо ей. - Как продвигаются сборы? - я махнула рукой на бардак в комнате. - Диагноз ясен. Пошли, яхонтовая моя, подсоблю, чем смогу.
  И эта зараза спокойно стала перебирать разбросанные вещи. Нет, она вообще нормальная?
  - Леди, а где Ваш наставник? - Кирино весь подобрался и сверлил нас подозрительным взглядом - ну-ну, удачи.
  - Милорд Миран разговаривает с моими родителями! - Женька широко и радушно разулыбалась, хлопая ресничками. - Мое присутствие там излишне! Им сейчас не до меня. А мне скучно одной. Вот и решила помочь подруге. Да и под Вашим присмотром, милорд, я чувствую себя в полной безопасности! - и опять кокетливый взмах ресничками - вот интриганка! На месте ректора я бы ее придушила, хотя и женишок-то не далеко ушел. Сильно подозреваю, что он только рад будет. Вот ведь...парочка подобралась.
  - Разумное решение! - кивок и милорд декан важно удалился на кухню, подальше от наших женских истерик и глупостей, чего нам и надобно!
  Я едва сдержала смешок - так его, так! Эта зараза хитрая лишь заговорщицки подмигнула и стала отбирать вещи, не забывая комментировать, куда я в них пойду и что за это получу. Уже минут через пять мы ржали как сумасшедшие, наперебой выхватывая вещички и снабжая их веселыми пояснениями. А белобрысая моя еще и деловито откладывала в чемодан подходящую одежду и обувь: брюки, рубашки, блузы, футболки и свитера, туфли, кеды, кроссовки. В другой чемоданчик, поменьше, летели привычные нам, но такие неприличные шорты, топы, мини-юбки и, конечно же, белье. Я лишь понимающе усмехнулась на блестящие энтузиазмом глаза подруги - мы обе прекрасно осознавали, насколько шаткое мое положение. И в борьбе за счастье все приемы хорошо. Отдельной сумкой шли косметические средства и женские мелочи. А Женька уже сосредоточенно шкарябала список того, что необходимо прикупить. Я заглядывала ей через плечо и добавляла пропущенные пункты. Список общими усилиями мы закончили минут через сорок. Н-да, не мало. А ведь зимние вещи еще не уложены... И осенние ветровки, куртки, пальто. Блин, не думала, что у меня столько вещей. С сожалением покосилась на компьютер - вот чего будет действительно не хватать. Жаль.
  Весело переругиваясь и фыркая, решила тащить не все, а самое приличное из теплых вещей. Элегантное кашемировое пальто кремового оттенка, дутую короткую куртку и легкую кожанку - это на осень. Из зимнего - дымчатая шубка и пуховичок, едва прикрывающий попу. У нас получилось, что одна вещь - функциональная и удобная, а другая красивая. Здорово! Подруга - умница, а я молодец! Озвучила. Мы рассмеялись. А что, сам себя не похвалишь - другие та-а-ак распишут! Заглянувший Кирино лишь судорожно сглотнул, рассматривая уже упакованные чемоданы и беспорядочную кучу вещей на полу, и ретировался. Вот наивный! Это ж мы еще канцелярскую дребедень и свой ма-а-аленький список не выложили. Переглянувшись, понятливо хмыкнули и стали убирать бардак в шкаф. С вещами худо-бедно разобрались, а банные принадлежности и кой-какую посуду с мамой упакую - нужно же ее чем-то занять будет! Да уж, вот такая я коварная - и ничего мне не стыдно! Вот!
  Звонок застал меня врасплох. А я только заканчивала переписывать Женькин список. Ууу, блин - боюсь. Подругенция тоже подозрительно побледнела и вцепилась в мою руку.
  - Даша, что за 'потрясающую новость' ты хотела сообщить? И к чему эта спешка? Ой! - мама удивленно рассматривала Кирино. - Здравствуйте! - растеряныйй взгляд мамы прошелся по мужчине и вернулся к нам с Женькой. - Привет, Женя. И что вы натворили? - декан закашлялся, а я привычно потупилась.
  - Теть Наташ, мы стипендию выиграли на обучение в Германии в престижном ВУЗе. А это их представитель. Он должен поговорить с вами и все объяснить. Ну, и уладить это с нашим ВУЗом. Вот.
  - Что? Какая стипендия? - мама ошарашено мотнула головой, хитрая подружка ненавязчиво утащила ее на кухню и показала глазами на чайник - я понятливо кивнула. - Ничего не понимаю...
  - Понимаете, мне как-то на глаза попалось объявление возле декана об обмене студентами. Ну... Я и подумала, а почему бы и нет? Практика языка, престижное образование, отличные карьерные перспективы, да и просто интересно, если честно! - проказливая, но такая очаровательная улыбка этой манипуляторши - и мама чуть расслабляется. - Вот мы и собрали пакет документов. Откровенно говоря, особенно ни на что не надеялись - скорее так, развлечения ради. И вот! - она удивленно развела руками, еще и восторг умудряясь изобразить. - Сами не ожидали, что выберут именно нас! - и восторг, щенячий восторг - а я чашечку мамулику, с чаечком ромашковым - не помешает, и поддакивать не забываю, и все тот же восторг, да-да. - Ну, не отказываться же нам, правда? - неуверенный кивок, все еще пребывающей в прострации мамы.
  - А почему вы нам ничего не сказали? - мама растерянно перевела взгляд с Женьки на меня.
  - Мам, ну, мы же не знали, что у нас получится. Вообще думали, что как раз наоборот. Вот и не говорили - о чем было говорить? - я пожала плечами и сморщила нос - ага-ага, я тоже умею играть эмоциями. - Ты же знаешь, мы вообще с Димкой планировали на море поехать. И вот! - я даже на миг изобразила досаду, но тут же восторженно разулыбалась. - Но это же в сто раз круче! Это же, это...
  - Теть Наташ, пусть вам лучше представитель ВУЗа все объяснит.
  - Да-да, конечно! - мама встрепенулась и перевела вопросительный взгляд на Кирино, словно только сейчас вспомнив о его присутствии - а что, шок это по нашему!
  - Кирино аль Смайкл! - мужчина элегантно поклонился и поцеловал ладошку жутко смутившейся маме - хи-хи.
  - Наташа... Наталья... Мама Даши...
  - Очень приятно! - ой как мы обаятельно разулыбались...
  - И мне! - а мама смутилась еще больше.
  Я пихнула в бок наслаждающуюся зрелищем подругу, та лишь беззвучно хмыкнула. Да, я понимала, что Кирино сейчас ментально обрабатывает маму, и понимала, что это нужно, но... Мне было неприятно, что на моего близкого человека так воздействуют. Гадко это все. И грязно. Я поежилась. Женька уловила мое настроение и нахмурилась. Кивнув своим мыслям, блондиночка моя любимая потащила меня в прихожую, а потом и на улицу. Наш уход даже не заметили. А если декан и заметил, то прервать разговор не мог. Я лишь фыркнула, ясно теперь, как эта хитрюга 'отпросилась'. Сама ушла.
  - Куда мы сейчас? - я вздохнула и покосилась на подругу.
  - Сначала в кафе, потом к Димке.
  - Жень? - я недоуменно глянула на подругу, а та что-то сосредоточенно строчила в телефоне.
  - Идем-идем! Тебе кушать надо, мой злобный и растущий организм! - а ведь даже не оторвалась от экрана, зараза белобрысая.
  - Это я-то злобная? - возмущение и взгляд через плечо.
  Ага. Все ясно. Я не один такой параноик. Теперь будем общаться через смски. Вот дурость. А что делать прикажете? Я вздохнула и достала свой телефон. Что ж, пообщаемся.
Оценка: 7.87*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"