Быков Сергей Николаевич: другие произведения.

История. 3 Продолжение

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 6.35*26  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Часть 4 романа про попаданца в очень далёкое прошлое.

  
  
  
  

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Гл. 10. Белая Волчица.
  
   Весна! Снова Великая Тёмная Вода! И снова я взираю на грандиозное проявление природы с краю уступа, как и каждый год до этого. Традиция, однако! Соплеменники знают, вождь и шаман всегда во время Великой Воды сидит там, размышляет о высоком. И тревожить его не надо.
   А я и правда, сижу, размышляю. Сижу, потому, что кто-то притащил для этого огромный пень, подтесал его так, что стало что-то вроде кресла. Ничего, креативненько так, и даже удобно. Сижу, рядом, возле ног сидит Зверь. Его взгляд направлен куда-то туда, вдаль, уши торчком, чёрная пипка носа энергично шевелится, ловя невиданное разнообразие запахов. Целый мир, недоступный людям. Ему нет ещё и года, но никто не обманывается его возрастом. Он и сейчас в холке выше колена, и если он даже и не вырастет ещё больше, то заматереет со временем точно. И это будет - ой-ёй-ёй!
   О чем думает он, что видит? Какие истории рассказывает ему весенний ветер? Есть ли для него прошлое, будущее? Или он живёт только счастливым настоящим? Не узнать.
  
   Зима прошла. Что сказать о ней? Если в частности, то прошла она весьма насыщенно. Четыре новых члена племени, не считая маленькой девочки, это для нашей ещё "детской" культуры - сильное испытание. Хорошо ещё, что все вновь принятые члены находятся на "поруках" у конкретных товарищей, которые и сами стараются не дать вновь прибывшим накосячить. А потому у меня всегда есть дополнительный рычаг влияния на ситуацию. Но всё равно, вливание в нашу культуру идёт не совсем гладко. Чудес, впрочем, я и не ждал, я был далёк от мысли, что все вновь принятые за три дня воспримут наши законы, правила, обычаи. Немедленно проникнутся нашими ценностями, кинутся с фанатизмом учить язык. Но, тем не менее, прогресс есть! А также полезный опыт на будущее, сколько наше маленькое племя сможет "переварить" и ассимилировать под себя сторонних людей. Мы старались вовлечь новых членов племени в наши дела и проблемы. Учёба, тренировки, песни и танцы, весёлый Новый год, и конечно - подарки. Кружок "Очумелые ручки" и много, много разговоров. Охота на лыжах, катание на санках, подлёдная ловля мы обрушили на них вал новых понятии и впечатлений. И всё это под девизом - делай как я. И, глядя на промежуточный результат, я вижу, всё у нас получится.
   Случилось лишь единственное, по-настоящему печальное событие, пропала Василиса. Ушла как-то ясным зимним днём и не вернулась. И я вдруг как-то сразу понял, и не вернётся. Я не знаю, сколько хорьки живут на свете, но думается, пришел её срок, старенькая она уже была. Последнее время все больше спала да лежала на чьих-нибудь руках. Уж не знаю, почему она нам так и не принесла деток, пока была молодой, кавалеры-то мелькали на горизонте, время от времени, но, увы. Сильвер и падаван обещали добыть маленьких хорьков и приручить. Дай-то бог конечно . Но Василиса уже больше не будет щемиться мне за пазуху, не будет лезть под руку, выпрашивая какой кусочек повкусней, и не будет возмущённо стрекотать на Зверя, так и норовящего оттеснить её от своего божества. Печально всё это как-то.
   Вот так, в частности, прошла зима. А в глобальном смысле была она спокойной, сытной. С точки зрения драйва и приключений, даже можно сказать, - скучной! И хорошо! И, слава богу! Теперь бы, с этой же точки зрения, так бы прошло и лето. Потому что с точки зрения частностей, планов у нас как всегда громадьё.
  
   Вы помните - хочешь рассмешить бога, расскажи ему свои планы! Но как говорил один мой очень хороший знакомый - "Планировать нужно всегда, даже если ты знаешь, что эти планы всё равно, так или иначе, полетят кобелю под хвост!". Вот и мы запланировали изучить с помощью нашего "Красавца" все заинтересовавшие нас "вкусныхе" места на берегах Волги, а также прокатиться вниз по течению с этой же целью. Это, так сказать, генеральная линия на лето, ну и плюс остальные, обыденные дела, как и всегда. Стройка, учёба, тренировки, борьба за урожай . Вот она-то, эта борьба, нас и "приземлила" с нашими планами.
   Поначалу, с середины весны и чуть-чуть начала лета мы даже успели пару раз сплавать до некоторых интересных мест, впрочем, без особого результата, и даже разок прокатились вниз по течению, где обнаружили большой болотистый залив. Этот залив возбудил во мне надежду на болотное железо, но сюда надо было бы приплыть ближе е концу лета, чтобы воды стало поменьше, поэтому вернулись пока в лагерь . А потом грянула засуха. Нежданно! Вроде, по началу, всё было как обычно, весеннее солнышко щедро грело с синих небес, иногда землю сбрызгивали не сильные дождики, а потом дождики как-то враз исчезли, синее небо стало стремительно выцветать, солнце уже не грело - жарило, а потом и вовсе стало жечь!
   На памяти Хатака и або были подобные катаклизмы, раз или два, но далеко не такого масштаба. И если для кочевого народа засуха - это большие проблемы, то для народа живущего сельским хозяйством - катастрофа. Кочевое племя может перебраться поближе к реке или озеру, мы же не могли выкопать свою картошку или горох, чтобы поднести его к воде поближе. И мы все дружно взялись за вёдра! Благо бамбук обеспечивал нас ими в неограниченном количестве. Но чем дальше шло время, тем яснее становилось, что вёдрами вопрос не решить. Мы уже вычерпали маленький пруд досуха, впервые за столько лет, уже не успевали наши колодцы наполняться водой, влага из обрыва сочилась всё меньше и меньше. Пришлось ударно мастерить акведуки, из того же бамбука, господи его благослови. К середине лета воды Хрустальки, обычно весьма прохладные, прогрелись. Затон обмелел и зарос сплошным ковром разнообразной водной зелени. Вода нагрелась так сильно, что стала подванивать, рыба свалила из него на глубины. Песчаный пляж на берегу Волги оголился на десяток метров. А дождя всё не было.
   В своё, обычное, время не пришли Степные Псы. Стало совсем тревожно. К воде, на боле-менее зелёную травку потянулись стада травоядных, за ними потянулись хищники. Но не они стали ещё одной угрозой нашему существованию, а мекая живность, которая кинулась на наши зелёные посевы. Всякие кузнечики, букашки-таракашки, мышки-норушки, птички-невелички, зайцы-кролики, косульки-козочки . Они словно варвары пополам с вандалами кинулись на наше кровное. И это было гораздо серьёзней, чем покусившееся на горох стадо Большерогов которое мы легко, частью перебили, частью оттеснили на другой берег Хрустальки, или несколько разномастных хищников забредших к нам "на огонёк". Всё племя денно и нощно отбивалась от мелюзги как могло. Мы использовали траншеи с водой, разномастные ловушки, отпугиватели, або и Крук химичили с ядами, Сильвер и падаван Амазонки свои способности воздействовать на зверьё . И все, от мала до велика, стреляли, кидали и били. Владение плевалками в племени достигло небывалых высот, по мелкоте это было самое эффективное оружие!
   И мы, хоть и с трудом, с напряжением всех сил, но справлялись. Но, однажды ближе к концу лета, когда от засухи даже начали облетать деревья, иглы на соснах пожелтели, а трава, вдали от источников воды, и вовсе высохла на корню, пришла ещё более страшная беда.
   Во время обеда, проходящего как всегда, под навесом, глаза Амазонки начали закатываться под лоб и если бы не её падаван успевший её подхватить так бы и брякнулась. Ох, какой переполох тут начался . Сам я чуть взваром не подавился, слава богу, девочка практически тут же пришла в себя, но то, что она сказала, всех сильно напугало.
   - Оно идёт! - смотря пустыми глазами прошептала Найдёна - Идёт! Много! Много! Словно тёмная вода весной! Все кто может, бегут от него, кто не может, умирает! Далеко, но скоро! Скоро! Оно идёт!
   Потом её глаза обрели осмысленность и она удивлённо посмотрела на наши встревоженные лица, склонённые над ней. На все расспросы, что она видела, какое пророчество посетило её, она ответить не могла, не помнила! Лишь указывала пальцем куда-то в прерии. Мы же дружно гадали, кто это - оно, куда оно идёт и почему все умирают кто не убежал.
   Хатак долго сидел со смурным видом, хмурил брови и чесал бороду. Потом встал, и начал поспешно собираться.
   - Пётр, друг мой, я должен проверить свои догадки. Я побегу в степь, проверю.
   - Ты что-то знаешь, старый, о чем-то догадываешься?
   - Я не хочу каркать как облезлый ворон, но однажды, очень давно, при подобной засухе я видел как много, очень много, так много, как самая большая цифра, что ты знаешь, вот сколько мышей, черноспинок и острозубок собрались вместе и потекли по степи как чёрная талая вода. Они сжирали всё на своём пути, все кто мог, бежали от них, Большероги и антилопы, волки, полосатые коты и медведи, даже огромные мамонты. Даже тупые носороги, которые вообще не боятся ничего и никого, и те бежали. То, что рассказывает Найдёна, сильно всё это напоминает. Но я очень хотел бы ошибиться! Очень! Я пойду налегке, Пётр, очень быстро.
   - Хатак, возьми Ярика. Если что, пошлёшь его с вестью впереди себя.
   Старый охотник немного подумал и кивнул головой. Они быстро собрались, подхватили оружие, сухпай и скорым шагом двинулись в сторону степи, провожаемые тревожными взглядами. Вот ведь, мля, ну как тут не материться . Тут эта грёбаная засуха задолбала, а ещё, не дай бог и это нашествие леммингов, мать его! И ведь угроза-то куда как серьёзная. та же острозубка, это совсем не маленькая мышка живущая в доме под плинтусом. Эта хрень размером чуть меньше крысы, видал я её, только хвост покороче и зубы как шило. И жрет она далеко не только травку. Да и простые мыши тут весьма не мелки. Если уж налёт саранчи - казнь Египетская, то что тогда сотворят эти?! И почему на нас-то!? Почему не левее, не правее, не за Щедрой? Не по той стороне Волги, в конце концов!!?
   - Это испытание, сынок! - Великая Видящая серьёзно кивала головой, похоже последние фразы я выкрикивал не мысленно, а в полный голос.
   - Уважаемая або, если бы не уважение к вам и не дети вокруг я бы так много рассказал интересного про "испытания свыше" да всё матом. Такие нашествия грызунов, саранчи или ещё кого-то человечеству известны давно! И все они имеют вполне понятный, естественный механизм, а не божественную волю!
   - Это испытание, сынок. - Або была всё также серьёзна. Я смотрел ей в глаза, я смотрел в глаза своим соплеменникам, а они смотрели в глаза мне.
   - Что ж, значит, так тому и быть! - Я хлопнул в ладони - Если принесёт Хатак добрые вести, то и хорошо, а если . Ждать не будем, береженого стихии берегут. А у нас сейчас только две из них кто нам может помочь. Огонь и Вода. Начинаем копать рвы и собираем хворост, много хвороста .
  
   И мы стали вкалывать как Стахановцы. Нам необходимо было перекрыть три направления. Неширокий проход со стороны Щедрой и Затона, мы решили перекрыть рвом с водой, тут это можно было сделать достаточно быстро, хотя и не скажу что легко. Что-то нужно было придумать для прикрытия сверху, со стороны обрыва, хотя это направление было самым безопасным, летать-то мыши не умеют, по крайней мере эти, а брякнуться с высоты больше десятка метров . И самое опасное направление, это проход вдоль берега Хрустальки. С сотню метров, от крайней точки каменного обрыва до быстрых вод Хрустальки, ворота что надо. Приходи, кто хочет, на наш огород столоваться. Именно здесь мы копали больше всего. Тут мы делали траншею, не сильно глубокую и не сильно широкую в которую планировали уложить весь сухостой, который нам удастся собрать, от веток до брёвен, полить всё это смолой, благо она была, и в самый ответственный момент поджечь. Гореть должно долго и жарко, это я как пожарник вам заявляю. Такую преграду, враз не одолеешь и по моему замыслу, так как задние ряды мышиной лавы будут постоянно напирать на передние, то рано или поздно, вся эта масса повернёт вдоль огненного вала и доберётся до берега Хрустальки, а там .
   Вода лучше огня, в ней хоть побарахтаться можно, в огне же, сразу смерть. Мыши войдут в воду и Хрусталька унесёт их от нас к Бененой маме. Я так думаю. Если успеем, то за траншеей положим ещё один вал сухостоя, просто на землю, если, не дай бог прорвут первую линию, подожжем вторую. Тут главное лес не запалить заодно, а то будет нам погоготать. Лесной пожар, да в такую погоду, хуже не придумаешь, лучше мыши . Поэтому под чутким руководством чёрного дембеля пожарной охраны мы проводили контролируемые выжигания травы на опасных направлениях, создавая зону в которую огонь не пойдёт ни в коем случае.
   Через три дня прибежал Ярик. Уставший, слегка осунувшийся. Худшие предположения Хатака подтвердились.
   - Мы почти на два дня уже удалились в степь, когда заметили далеко на горизонте тёмное непонятное облако. - Рассказывал парень. - Странное какое-то, мельтешит всё время, а дед Хатак сразу сказал - птицы это. А я спрашиваю, "разве ты их видишь, дед Хатак", а он говорит - "я знаю, видел уже такое. Это хищники над лавой кружат. Пируют! Им сейчас раздолье, еда сама в лапы идёт - хватай и жри!". А потом уже и стада увидели, как поближе подошли. Всё бегут, не так что бы галопом, но поспешают! Дед Хатак не стал дожидаться, когда самих мышей разглядим, сразу меня послал обратно. Пусть готовятся, говорит, а я пока буду наблюдать.
   Да, что сказать... не пронесло! Немного придя в себя после быстрого бега, отдохнув и поев, Ярик посмотрел на наши приготовления и быстро сообразив, что к чему, сразу прибежал ко мне и с горящими от возбуждения глазами предложил.
   - Дядя Пётр, а ведь ветер уже дней пять от нас в степь дует. Что если мы отойдём от леса подальше и пустим пал навстречу мышиной лавине? Хоть сколько-то их сгорит?!
   Я на несколько секунд задумался. А, что, мысль-то здравая. Только сделать всё нужно по уму. Эх, мне и тут нужно ещё много сделать, и там бы всё организовать. Но на двух стульях одной жопой не усидишь, хороший руководитель должен уметь делегировать полномочия своим подчинённым и верить в них. Тут уже все имели опыт, пусть и небольшой, по контролируемому выжиганию, поэтому, по здравому размышлению оставив при себе только Сильвера и Батора, бегунов так себе, навтыкав ЦУ остальным охотникам, отправил их обратно в степь. Надеюсь, они всё сделают правильно. А мы продолжили изнуряющую работу, затыкали дыры в погребах, подвешивали на растяжках всё, что мыши могли поточить, начиная от съестного кончая одеждой и разнообразной утварью. Наиболее ценные вещи и стратегический запас посадочных семян, который мы всегда хранили, на всякий случай, перекочевал в катамаран и две лодки. При самом плохом раскладе, не дай бог, конечно, мы просто отступим в воду .
  
   Через два дня мужики вернулись домой. Целые и невредимые, хотя и слегка, так сказать, с дымком. Пал не только удалось удачно пустить по ветру, но также удалось не поджечь лес.
   - Знатная хрень вышла! - прокомментировал уставший Хатак, почёсывая опаленную бороду. Было видно, что эти побегушки дались ему нелегко. По оценке старого охотника, мышиное нашествие остановить не удалось, но вот сдвинуть основную массу в бок получилось. Теперь самым опасным, как я и предполагал, будет только наш берег Хрустальки. Что ж, первый удар мы нанесли. Теперь осталось готовиться и ждать .
   Ещё через день проявились первые признаки надвигающеёся "орды". Из леса потянулось мелкое зверьё. Лисы, зайцы, еноты всякие, косули . Мы были начеку и контролировали полосу с горящими факелами. Размахивая ими и колотя в барабаны, мы заворачивали всё нарастающий поток животных на другой берег Хрустальки. Слава богу, особо крупных и слишком многочисленных животных на нас не выходило. В отличии от отчаянной мелочи, те же кабаны, лоси, волки или олени, как только оказывались на краю леса, тут же останавливались, тревожно прислушивались к громким, пугающим звукам, втягивали ноздрями опасный запах дыма, и стараясь вовсе не выходить на открытое пространство, перебирались через речку. Исход продолжался пол дня. А потом как-то всё вдруг затихло, лишь в вышине, над лесом, показались парящие птицы. Значит - скоро!
   А затем из леса родился шум . Не громкий, и поначалу совсем не страшный, словно ветер разыгрался среди пожухлой листвы. Но по мере приближения, из этого шума начали выделяться некие звуки, которые лично я однозначно индифицировать не мог, но от которых волоса на голове начали шевелиться. Да что там, на голове, по всему телу дыбом встали, и мурашки с ноготь величиной!
   Мыши пришли! И имя им - легион!
   Поначалу было слишком далеко, чтобы разобрать подробности. Из леса показалась как бы чёрно-серая кайма, которая беспрестанно и непонятно шевелилась, растекаясь на всю ширь свободного пространства. Она не была ровной. То там, то тут из неё вырывались тёмные клинья, которые, довольно быстро, останавливались, и остальная масса наползала на них. Полное ощущение, что на нас движется гигантская амеба, выпуская и втягивая свои ложноножки. И двигалась эта "амёба" вроде и не быстро, но совершенно неумолимо, и так же как и реальная амёба, всё пожирала на своём пути.
   Звук становился всё громче и начал распадаться на отдельные фрагменты; писк, верещание, топот миллионов лапок и шум миллионов движущихся челюстей. Чем ближе подползала лава, тем отчётливей было видно, что она состояла, по крайней мере, из нескольких видов грызунов. "Ложноножки" которые выпускала основная масса - это передовые отряды, которые вырывались вперёд и тут-же "точили" всё, что попадало им в зубы. Мыши останавливались, хватали своими маленькими лапками то, до чего успели добраться и пихали это себе в рот, активно жуя. Следующие за ними мыши, перебирались прямо по ним, по телам, по головам, вторым, а то и третьим слоем, и устремлялись вперёд, выбрасывая следующую "ложноножку". И так раз за разом, безостановочно, неумолимо в своём движении . Интересно, смогут они заесть мамонта если тот им попадётся? - Промелькнул у меня чисто академический интерес - Наверное смогут.
   Над лавой лениво кружили отяжелевшие хищные птицы. У них теперь знатный пир. И как бы не было крылатых много, мышей было на порядки больше.
   Ознобом передёрнуло стоящую рядом Соле.
   - Страшно? - спросил я
   - Противно! - ответила она, пристально глядя на приближающуюся массу зверьков. А потом немного помолчала и добавила тише - И страшно!
   - Не бойся, моё солнце. Помнишь, что я говорил? На земле, самый ужасный и опасный зверь - это мы! И сейчас мы им покажем, кто в доме хозяин! Приготовились! - крикнул я остальным, потому что мыши, наконец-то добрались до полосы выжженной земли . И она им очень не понравилась. Ложноножки перестали вытягиваться, передние ряды застопорились, грызуны стали вставать столбиком, тревожно шевелить носами и громко попискивать. Но через них напирая, шла следующая волна, которая перевалив, тоже тормозила, не желая идти по сгоревшей и пахнущей свежим дымом земле. Инстинкт гнал их обратно, но третья волна напирала и толкала вперёд. И так, волна за волной с диким писком, который перешел, казалось в инфразвуковую область, масса голодных грызунов катилась на наше заграждение. Ближе, ещё ближе пятнадцать метров, десять - пора!!!
   - Давай - закричал я - поджигай! - И мы разом, сунули свои факелы в траншею. Пламя практически мгновенно охватило сухую, как порох, древесину, да ещё и обильно политую всяческими смолами и маслами.
   Над траншеей встала стена жара, от которой пришлось даже нам отступить подальше. Ну, так я ж всё по фэн-шую проделал. Как говорят у нас в пожарке - "Пожарник, прежде чем научиться хорошо тушить, должен научиться хорошо поджигать! Дабы постичь и понять специфический процесс горения!". Так что, гори-гори ясно, чтоб подольше, мать вашу, не погасло!
   Сквозь языки огня было видно, что напирающая масса забурлила, остановилась, опаляемая жаром, и замерла в зыбком равновесии. Надо простимулировать мышек к принятию "правильного решения"
   - Кидайте факелы!
   Соплеменники стали кидать зажженные факелы вдоль каменной стены, как бы давая направление спасения. Мыши, попавшие под огонь, с визгом, воняя палёной шерстью, разбегались от факелов в панике. Живой, копошащийся вал мелких тел придвинулся к огню ещё ближе. Но температура была сильна, и многие тельца скрючивались и умирали от жара, некоторые мыши потеряв ориентацию от дыма и давки бежали не разбирая дороги и попадали в огонь, который их мгновенно пожирал. Воздух наполнился противным сладковато-приторным запахом горелого. Мышиный армагеддон, апокалипсис! Но вот, прошла минута, другая, третья, и потихоньку-полегоньку, вся "орда" начала медленное, но целеустремлённое движение к берегу речки. Ну, вот и славно. Пущщай поплавают. Мыши-то пловцы вовсе никакие, тридцать-пятьдесят метров за глаза утонуть хватит. А мы ещё и берег подготовили. Очистили от всякой растительности, подрубили покруче где надо, не враз залезешь.
   - Ярик! Шныра! Бегите к дамам, узнайте как дела на направлении Щедрой и в лагере! - Я ведь не всех оставил здесь. Або, двое мелких девчонок и жёны Хвата остались контролировать перекоп меж стеной и Затоном, а в самом лагере остались Вика и Лада с детьми и им в помощь Белая Лилия. - Со мной тут остаются Сильвер, падаван, и Хатак, остальные к берегу! Не дайте пристать поганым грызлам .
  
   В общем, эту эпическую битву мы выиграли. Причём слово "эпическая" я употребляю без всякого сарказма или юмора. Как потом выяснилось, пал, пущенный Яриком со товарищи, ещё в степи, сильно отклонил мышиную лаву в сторону, и то, что до нас дошло, это только жалкое подобие того, что прокатилось по другому берегу Хрустальной. Там стало как в пустыне. Леса-то, конечно не съели, но обглодали прилично. В степи сожрали всё. Мы потом много находили начисто обглоданные скелеты разных животных, которые попали под нашествия грызунов. Кто-то ослаб, кто-то был болен, и не смог убежать, а кому-то просто не повезло вывернуться из-под всё пожирающей лавы. Лишь хищные птицы поимели с этого нашествия значительную пользу. Сам видел, как многие совы, филины, ястребы всякие, сидели на ветвях, нажравшись до такой степени, что летать не могли.
   Только на третий день, мы, наконец-то, смогли с уверенностью сказать что беда нас миновала стороной. С нашего берега вдоль Щедрой мышей практически не было. Сверху тоже нападало не так много, как я боялся, но ещё целых три дня мы все, дружно, добивали остатки мышиного племени. До масштабной "рукопашной" всё-таки дело не дошло, но и руки и ноги "приложить" к мышам пришлось. А самое главное, удалось отстоять урожай и лагерь практически без потерь.
   Неизвестно, откуда пришла эта орда, сколько прошла километров, и куда потом делась. Может она благополучно потопла в Волге или двинулась вниз по течению, постепенно рассеиваясь окрест, не знаю, но впечатлила она племя, а особенно меня, очень сильно. Дикое буйство природы проявляющееся в разнообразии форм, меня, человека двадцать первого века - потрясает, а количество особей, как например, в этот раз, просто ужасает. Но ещё больше печалит тот факт, что всё, всё это великое разнообразие и количество исчезнет, растворится в эфире, канет в лету навсегда. Неужели в этом виноват только человек? Неужели это мы, "венец природы" просрали, похерили и загубили всё до чего только смогли дотянуться . Не хочется верить .
  
   После прошествия мышиной лавы степь и лес обеззверились, так бы я выразился. Тому, кто живёт охотой, придётся не сладко. Как там, у племён всё прошло, узнаем теперь только на Осенней Охоте. Мы же по этому поводу совсем не страдали. С едой было всё в порядке, запасы соления-копчения, рыба, а если нам хотелось свежего мяса, то достаточно сесть на "Красавца" и айда на другой берег Волги. Там про мышиное нашествие и слыхом не слыхивали.
   В середине августа начали выпадать дожди. Сначала по чуть-чуть, а потом всё сильнее и сильнее. Я уж думал, прилетит нам откакт от жары, и теперь всё зальёт нахрен. И не высохнет урожай, как я боялся раньше, а сгниёт и утонет. Но нет, обошлось, всё скоро устаканилось, земля жадно втягивала влагу и очень скоро из земли в степи полезли молодые зелёные ростки. Лес облегчённо вздохнул, смыл с себя пыль и пожухлость засухи и разразился ударным выбросом свежести и кислорода. Природа резко ожила.
   Этот год навсегда остался в летописи племени как год "Засухи и Мышиной орды".
  
   Свежий ветер наполнял парус нашего "Красавца", бодро толкая его по водам озера в сторону берега Осенней Охоты. В этот приезд мы не ставили себе каких-либо важных целей или сверхзадач, так, только выполнение торговых договорённостей, сбор слухов и информации и, так сказать, общая "демонстрация флага". Поэтому состав был не велик. Я, Хатак, Соле, Ярик, Шныра, Амазонка и Крук как представитель або. Ну, и Зверь конечно, куда ж без него. Доплыли без приключений, даже как-то быстро. И вот уже видны чумы и яранги различных племен, стоящих на берегу. Хм, чумы и яранги? Я постоянно, про себя, называю жилища кроманьонцев то так, то эдак потому, что собственного специального названия сейчас эти "фигвамы" не имеют. Так, только некое общее понятие, что-то вроде - "дом, который носишь с собой". Я, честно говоря, и своё поселение как-то не удосужился специально назвать. Лагерь, да лагерь! Остальные так и вовсе думают, что это и есть истинное название места, в котором мы живём. Эх, надо было бы сразу изгальнуться по приколу каким-нибудь "Древнекаменск" или "Первобытогорск"! Но во времена первой землянки, посерьёзней проблемы были, а теперь уж и поздно, пусть так и остаётся - Лагерь. Да!
   Стали на прежнем месте. Пришвартовались, разбили шатры, оборудовали место под костёр, в общем расположились. И ещё раз удивляюсь, времена дикие, первобытные, а понятие о "личном пространстве" племени тут чёткое. Никто не лезет под руку, не толпится, не нависает над душой, хотя всем интересно. И лишь после того как, например, тот же Хатак подаст некий вербальный "знак", в пространство занятое нашим племенем войдут гости, и опять же, спросив нашего разрешения. И то, только солидные и авторитетные люди. Та же молодёжь, жадно клубящаяся на границе "приличного расстояния" вряд ли посмеет сунуться к нам просто так. Но если за эту границу перешагнёт Соле, Ярик или Крук со Шнырой всё! Они законная добыча молодёжи!
   Так что, расположились не спеша, с комфортом. Вскоре Хатак пошел по знакомым, а меня посетил представитель круга шаманов и пригласил на вечерние посиделки. Что ж, схожу, посидим, покалякаем. Поменяю то что обещал шаманам на то, что они мне обещали. Чуть ближе к вечеру, перед моими "грозными очами" появились три девчонки. Постоянно выталкивая друг друга вперёд и стараясь спрятаться друг за друга они перепинаясь громким шепотом "Ты! Нет, ты! Давай, ты говори!" толкались локтями, пока мне это не надоело.
   - Ну!?
   Глядя на меня как кролики на удава и постоянно косясь на Соле и Ярика, шуршащих возле костра, самая смелая собралась с духом и пискнула.
   - Можно нам э-э-э, мы . Ну-у-у . Дискотека!
   Да чётко так выговорила, совсем без акцента, экая молодец. Я задумчиво пошевелил бровями.
   - Нет, девочки, на дискотеку я сегодня с вами не пойду!
   Бедные, после моих слов впали в полный ступор!
   - Ну, дядя Пётр!!! - Соле своим укоризненным восклицанием развалила весь мой прикол. Усмехнувшись, я махнул рукой.
   - Ладно, разрешаю! Но Соле и Крука руками не трогать! Ярика и Шныру трогать дозволяю! Всё, идите! - Тех как ветром сдуло.
   - Дядя Пётр! Я всем рассказываю, что ты самый добрый и самый хороший, а мне и так не верят, а ты . - Соле с улыбкой покачала головой.
   - Ну, уж и пошутить нельзя . А вообще я - ужасный и злобный - и повысив голос, так чтобы меня могла услышать стайка молодёжи, стоящая неподалёку - и того, кто меня разозлит, я превращу в лягушку! - И приставив ладонь ко рту выкрикнул погромче - В лягушку!!! Безобразную жабу!!!
   - Ну дядя Пётр!!!
   - Эхе-хе-хе-хе!!!!
  
   Сходил на большой бредлам шаманов продуктивно. Помимо общего растекания мыслию по древу о таинственных шаманских делах узнал последние новости. В основном, как и кто пережил засуху. Все прошли через катаклизм с теми или иными проблемами. Некоторые племена пострадали сильней, кто-то меньше, а кто-то, как например племя шамана Сверкающей Раковины, так и вовсе без потерь. Вот что значит сидеть у большой воды. Кстати, Сверкающая раковина на собрании отсутствовал. Говорят, сказался больным, но все знали, что он сильно на меня обиделся и затаил злобу даже не столько за то, что я обломал в прошлом году его планы, а за то, что я наградил его кликухой - "Ракушка". Прилипла она к нему. Очень он на меня зол. Ещё бы, был пафосной и эксклюзивной Сверкающей Раковиной, из земель дальних, а стал обычной Ракушкой, которых на берегу озера вагон под ногами валяется.
   И, кстати, из земель дальних . Узнал я, откуда у него на шее этакая красота взялась. Это случилось во времена первой Великой битвы народов. Тогда, подгоняемые волнами наступающих неандертальцев, со стороны, куда стремится великая Волга, пришло небольшое племя. Их много тогда, разных мелких племён, и отдельных групп людей спасались бегством от нашествия, пока не собрались в кучу и дали решительный отпор агрессорам. Одно из этих плёмён и принесло эту раковину. Давно это было, да. В те времена и после эту раковину, в виде подарка, носил старый шаман племени Большой Воды, а уж от него она перешла к теперешнему владельцу. По наследству. Когда молодой шаман одел на шею этот амулет в первый раз, он тут же провозгласил, что духи сказали ему - "Теперь твоё новое имя - Сверкающая Раковина!". Так-то он до этого звался поскромней, незатейливо - Выдра.
   Вот так, креативненько! От просто Выдры, до Сверкающей Раковины! Согласен, всяко приятней . Остальным, впрочем, было фиолетово, ну сказали духи, что теперь этот человек не Выдра, а Сверкающая Раковина ну, и хрен с ними . А для меня это явный симптом "Наполеонизма". И походу, со временем "болезнь" только развивалась и прогрессировала, пока шаман не начал "терять берега" в словах и поступках .
   Остатки того племени не сохранились. Кто-то погиб, кто-то умер от старости, остальные растворились в других племенах. Если и остались потомки, то помнить о своём прошлом месте обитания они точно ничего не могут да. Но вывод можно сделать однозначный. Где-то там, на юге, Волга впадает в море или океан! Когда-нибудь, я доберусь до него .
  
   А в целом, пообщались с шаманами неплохо. Обменялись товарами, хотелками, планами. Планы у шаманов были на меня некислые. Дай всего и побольше! Дам, конечно, но только, сколько смогу и чтоб не особо это напрягало. Поделюсь, наверное, некоторым технологиями. Ну, и с племён поимею что смогу . Той же меди, к слову, притащили килограмм пятьдесят. Шерсть, промытую и разобранную, шкуры от племени Мягких Шкур отличного качества . Сходил я к ним с визитом, кстати, прошлый то раз не сложилось. Оказал респект и уважуху бОльшим людям племени, занёс знатный "магарыч" и вождю, и шаману, и Старшей матери, пообщался. Ещё раз, с чуть большими подробностями, прослушал историю, а можно уже сказать и "легенду о странном человеке". Но самое главное, мне оказали доверие и показали главную реликвию племени - топор! Да, топор! Обычный такой топор из железа, правда сточенный невероятно и на ручке из бивня мамонта, но самое главное и интригующее то, что я чётко рассмотрел на одной из сторон топора выдавленную надпись идущую но кругу - "Заводъ купца 11 гильдии Рыкова" и в центре год выпуска - 1987. Однако . Кто же ты был, неизвестный попаданец, душа русская! Уж, не из села ли Лутошкина занесла тебя нелегкая в Блудов овраг в неподходящее время? Теперь не узнать! Но похоже, был ты знаком не по наслышке что, и как делать с кожей, и прожив совсем недолго, след по себе оставил немалый. Научил чему смог первобытных предков. Слава тебе за это и покойся с миром!
  
   Через два дня пришло племя Правильных Людей. А на следующий - Степные Псы. То, что от них осталось! Они пришли в наш лагерь вместе, вожди Острый Рог и Чёрный Лис. Посидели, отведали наших деликатесов, поговорили за жизнь. Складывается впечатление, что чем дальше к югу, тем засуха злобствовала сильнее. Племя Правильных Людей после весеннего базара, на котором мы обменялись товарами, сразу двинулось по привычным маршрутам, которые всегда пролегали вблизи крупных водных артерий, но даже так племени пришлось не сладко. Кормовая база стала скудной, травоядные голодали, стали нервными и пугливыми, а хищники наоборот, злыми и борзыми. Несколько охотников погибло, многие получили ранения. Умерли несколько стариков, не выдержав жары и изнуряющих, постоянных переходов за кочующими стадами травоядных. Также умерло несколько младенцев и две совсем молодые кормящие матери . Печально!
   Но всё это цветочки по сравнению с бедой, которая настигла Степных Псов! Вот где ягодки! Племя небольшое, и они всегда бродили глубоко в степи от одного ручья до другого, от озерка до прудика, и никогда горя не знали. Этого добра в прериях было полно. Но не в этот раз. Планируя, как всегда, нагрянуть к нам в гости, ближе к середине лета, в какой-то момент они осознали, что вода катастрофически исчезает. Привычные ключики ушли под землю, озёрки истаяли под обжигающим солнцем как будто их никогда и не было. Трава и кустарник моментально высохли. Зверь разбежался. Начались проблемы с пищей. Чёрный Лис понял, что дело плохо. Нужно было срочно идти к Русам. Он не сомневался, мы поможем, чем сможем. Но идти привычным, извилистым маршрутом, долго и опасно. Вода исчезала стремительно. Тогда племя решило идти "напрямую", ну, насколько это возможно. Начался забег наперегонки с голодом и жаждой. И если со вторым ещё туда-сюда, то с первым было совсем плохо. Племя ело всё что шевелилось, а что не шевелилось, шевелили и ели! Но этого было так мало . Даже собаки, живущие возле племени столько лет, и держащиеся в настороженном отдалении, в один из дней ушли в неизвестном направлении. Наверное, слишком пристально и жадно люди смотрели на них.
   Человек, не так проворен и быстр как антилопа или дикая лошадь, и не так силён как степной бык или Большерог. Слабый, медленный, не имеющий когтей и клыков, не покрытый грубым и жестким волосом, толстой шкурой, который не сразу и прокусишь - хорошая добыча. Далеко не самая беспомощная и безопасная, есть и длинные копья, и тяжелые дубинки и острые камни, пущенные меткой рукой, но медленная. На пятках племени постоянно висели гиены, волки и шакалы. Хорошо, что более крупные хищники держались ближе к стадам, но и голодной "мелочи" Степным Псам хватало за глаза. Охотники вступали в постоянные стычки, иногда даже им удавалось убить кого-то из хищников, и тогда племя его или их съедало. Не брезговали даже гиеной хотя жрать её было совсем невозможно! В этих схватках иногда погибали и охотники. Если кто-то получал серьёзную рану, то был обречён. Стали умирать от голода, обезвоживания и утомления старики и маленькие дети. Племя таяло на глазах. Отчаянье, боль, голод, угроза быть растерзанным, если чуть зазеваешься . А потом Степные Псы вляпались в начинающуюся формироваться великую мышиную орду. Не в такую как та, что докатилась до нас, не сплошной всё пожирающий живой ковёр, но тоже мало приятного. Пришлось отвернуть от пути ведущего к нам, дальше пройти было не реально. И всё-таки измученным Степным Псам повезло! В совсем незнакомой местности им попалось довольно большое озеро, которое успешно сопротивлялось засухе за счёт подземных холодных ключей. А ещё, почти по центру озера был небольшой остров поросший деревьями и кустарником. Зелёными, что характерно. Связав толстые маты из камыша и осоки, не прошли даром наши науки, племя переправилось на остров, чем сразу сняло прессинг хищников со своих членов. Ну, а дальше . Верши, сплетённые по образу наших. Засады на приходящих к водопою животных. Водоплавающая птица, сконцентрировавшаяся на этом озере, да что там, даже лягушки и ракушки, особенно в первое время, всё это и спасло остатки племя. В общем, осталось их от силы половина. Человек сорок. В основном самые сильные и выносливые, а также более молодые. Ну, и детей спасли, кто постарше. Почти все старики и маленькие дети погибли. Погибли восемь охотников, считай половина всех дееспособных добытчиков племени. Это очень и очень серьёзно. Вот такая страшная действительность. Соле слышавшая этот печальный рассказ плакала, Ярик почти тоже, да и другим было совсем не по себе. У многих из нас в племени Степных Псов были хорошие знакомые, а у некоторых так и вовсе друзья. Эхма!
   - Что же теперь вы будете делать? - спросил я Чёрного Лиса.
   - Жить. - Криво усмехнулся он. - Жить. В каком-то смысле племя стало сильней. Теперь у меня в нём только самые сильные, выносливые и ловкие. Остальные - он не закончил фразы и махнул рукой - это лето многому нас научило. Хорошенько так, прочистило мозги. То, что для нас оказалось почти смертельно, для вас Горький Камень - всего лишь трудностями. Не будь мышиного нашествия, вы бы и трудностей не заметили. Ваш образ жизни сильнее. Духи предков, и ваши стихии, которым вы поклоняетесь, берегут вас лучше, чем нас. Многие племена пострадали, некоторые, те, что кочуют южнее и вовсе не пришли на земли Осенней Охоты. Что с ними, остаётся только гадать? Но, если бы мы не знали, как вязать камышовые плоты и не умение нашей молодёжи плавать, которым оно научилось у вас, мы бы не смогли переплыть на остров который нас и спас. Если бы не ваше отличное оружие, не ваша копьеметалка, боллас, камнеметалка, охотников могло бы погибнуть ещё больше, а добыча была бы ещё меньше. Если бы мы не научились у вас плести верши, чем бы мы ловили рыбу? Многое узнали мы от вас, и это всё помогло нам выжить. Старики . - Тень набежала на, и так не цветущее жизнерадостностью, лицо Чёрного Лиса. - Они не понимали, а может и не хотели понимать, что так как живёт ваше племя ничем не хуже той жизни, к которой привыкли они, и которой жили наши предки. Молодёжь тянулась к вам . Теперь стариков нет.
   Мы набрали горького камня, который вы зовёте солью. После Большой охоты мы будем солить мясо. Мы пойдём зимовать в свои Высокие камни, в тёплые пещеры. Мы перезимуем, да! Мы наделаем силков и наплетём вершей, мы будем коптить и солить рыбу и птицу. Весной мы наберём много шерсти, отмоём и разберём её, мы напилим из рогов нужные тебе пластинки, а потом принесём это всё к вам, и поменяем не на бусы и наконечники, а на кукурузу, горох и картошку. - Чёрный Лис пристально посмотрел мне в глаза - если вы не откажете нам .
   - Мы не окажем вам - слово вождя и шамана, Чёрный Лис. Я бы и сейчас вам дал что-то, но у нас практически ничего нет, из того что вам могло бы помочь перезимовать . Если только немного оружия?
   - Это было бы неплохо, да! Мы бежали, как могли. Много пришлось бросить, что-то было потеряно, у многих охотников оружие сломалось или пришло в негодность .
   - Тогда я научу вас, как делать горшки и правильно обжигать их.
   - Мы все будем очень благодарны тебе за это, Горький Камень! Может быть, ты будешь настолько щедр, что дашь нам хотя бы один самострел? У меня осталось совсем мало охотников, а из самострела может охотиться даже женщина или ребёнок .
   - Самострел? Я подумаю .
   Вождь племени Правильных Людей слушал этот разговор очень внимательно. Молчал и слушал. Очень внимательно.
   - Ты мог бы примкнуть к любому племени. - Острый Рог пристально смотрел на Чёрного Лиса - сильные и смелые люди пережившие такое, хорошее приобретение для любого вождя.
   - Мог бы. - Чёрный Лис ответил молодому вождю таким же пристальным взглядом - да, мог бы. Но не могу. И дело даже не в том, что я уже не был бы вождём, для меня, благо племени важнее, и это не пустые слова. Дело в том, что из-под этого неба племя Степных Псов исчезло бы навсегда. Исчезло не потому, что погибло в борьбе с голодом, врагами, стихиями, а потому, что сдалось. Я этого не хочу, этого не хотят мои люди. Мы должны попробовать .
  
   Жизнь странная штука. Никогда неизвестно что она подкинет тебе в следующее мгновение. Что ждёт тебя за углом вон того дома или если ты, вдруг, решишь перейти на другую сторону улицы. Думал ли я, что спускаясь в Блудов овраг, я встречу свою Белую Волчицу. Иногда мне кажется, все мои шаги по этой жизни, все мои поступки, мои действия и были направлены именно для того, чтобы состоялась эта встреча. Белая Волчица! Уже потом, много позже она расскажет мне свою удивительную историю, а я расскажу ёй свою, но оба мы признавали, что первая наша встреча была для обоих словно удар молнии. Так, оказывается, бывает. Иногда поэты и художники не врут .
   Мы, я и Соле с братом в сопровождении шамана Сухой Лист шли к нему в стойбище посмотреть на некий интересный камешек, который нашел один из охотников его племени. Тяжелый, и на сколе отсвечивающий матовым блеском. Что это такое, я без понятия. Заодно шли со мной Соле, нацепившая на себя "выставочные" образцы бижутерии и Ярик тащивший в мешке кое-какую нашу продукцию. Мало ли .
   Пробираясь мимо чумов, тут в центре, стойбища разных племён стояли плотненько, и заворачивая за один из них, я нос к носу столкнулся с девушкой. Молодая - лет семнадцать, может восемнадцать. Очень высокая, по стандартам не только этого времени, но и моего, не ниже мера семидесяти пяти, стройная. Высокая грудь, прикрытая только пуком ожерелий из клыков, когтей и разнообразных косточек, соблазнительные бёдра охвачены качественно выделанной шкурой подпоясанной ремнём нашей работы, на котором болтались разнообразные мешочки и большой нож, опять же изготовленный нашими умельцами. Длинные, стройные ноги. Белая густая грива редчайших платиновых волос, чувственные губы, чуть вздёрнутый носик. Кожа гладкая, и без каких либо изъянов. И глаза . Глаза цветрм бледно-голубовато-сталистые. Такие встречаются у хаски и иногда у сиамских котов. Но самое главное - взгляд этих удивительных глаз! Прямой, открытый, без стеснения или вызова. Так смотрят мои современницы, умные, независимые финансово, свободные женщины, знающие себе цену. Здесь так смотрят немногие. И большинство из тех, кого я знаю, из моего племени - або Светлый Ручей, Соле, ещё Вика, и так уже смотрит наша Амазонка .
   В руке девушка держала дротики, опять же нашей работы, а на плече висел небольшой мешок, из которого торчали ноги крупного зайца. Всё это я отметил мельком, потому, что мы смотрели в глаза друг друга, и это длилось, длилось, длилось ..
   - Не смотри ей в глаза, Горький Камень - Сухой Лист дёрнул меня за рукав, прервав моё бесконечное падение в глубину глаз удивительной девушки - Это Белая Волчица! Неправильная женщина-охотник. Мужчинам не стоит смотреть ей в глаза, они у неё плохие.
   Девушка никак не прореагировала на злые слова, словно они её не касались. Только всё смотрела на меня, всё также смело и прямо. Ух! Хороша! А ведь по "современным" стандартам, что она, что Соле, далеко не самые красавицы. Ноги длинноваты, сиськи маловаты, а вот по моим меркам .
   - Пошли - Вновь потянул меня за рукав Сухой Лист - не надо смотреть ей в глаза!
   - Дурень! Ради таких глаз строят и разрушают империи! - непроизвольно вырвалось у меня по-русски.
   - Ого! - это Ярик. А Соле прикрыла ладошкой рот и взметнула бровки домиком над весело заблестевшими глазами.
   - Что ты сказал? - обеспокоенно спросил Сухой Лист.
   - Ничего. Пошли, давай.
   Так мы и разошлись тогда, не сказав друг другу ни слова. Но мой разум и душа были уже взбаломучены.
  
   Соле хлопотала по хозяйству. В лагере не было ни кого. Дядя Пётр и дед Хатак пошли к каким-то охотникам "перетереть о важном". Брат, Крук и Шныра загрузив на "Красавца" толпу помощников, помчались на дальние острова. Посмотреть, что там, как там. Амазонка безобразничала со сверстниками где-то опять придёт с царапинами и синяками. Только Зверь беззаботно дрых в тени шатра, поближе к кухне.
   Вдруг он приподнял голову, насторожил уши и издал своё предупредительное - "Вву-ф-фф!".
   - Тихо, Зверь! - Соле постучала пальцем по губам, что означало - "Молодец, но теперь молчи" - Кто там, заходи не бойся!
   Из-за шатра вышла девушка, которую они встретили вчера.
   - Хао, огневолосая!
   - Хао, Белая Волчица!
   Пришедшая девушка с любопытством и даже некой жадностью осматривала всё, что попадалось ей на глаза. Она пощупала материал шатра, внимательно, но без страха посмотрела на валяющегося Зверя, пошевелила ноздрями, втягивая запахи идущими от костра .
   - Что привело тебя к нам в гости? - тактично напомнила о себе Соле.
   - Я пришла узнать у тебя всё о Великом шамане и вожде, зовущемся Горький Камень.
   - Ну, всё о Горьком Камне не знает никто! - улыбнулась Соле.
   - То, что мне нужно, ты точно знаешь!
   - Что ж, спрашивай. - Иронично изогнула бровь Соле.
   Белая Волчица присела к костру и некоторое время с любопытством наблюдала, как Соле режет бронзовым ножом овощи на специальной доске, помешивает большой ложкой в булькающем котле .
   - Ты одна готовишь на - Волчица стала загибать пальцы на руках, шевеля про себя губами - вот сколько человек - показала она результат подсчётов - почему мелкая не помогает тебе, а бегает где-то.
   - Семь!
   - Что, семь? - повторила незнакомое слово Волчица.
   - То, что ты показала на пальцах - это число семь. А то, что касается Амазонки, то пусть бегает. Ей сейчас это нужнее. Поверь, к необходимому сроку готовить она будет отлично!
   Волчица некоторое время обдумывала ответ Соле .
   - Я могу помочь в приготовлении.
   - Ты так хороша в варке щей? - Несмотря на прямолинейность и простоту Белой Волчицы, это не раздражало, а скорее даже веселило Соле. Чем-то она была ей симпатична. А ещё она помнила, как дядя Пётр смотрел на неё.
   - В варке щей? - девушка с трудом повторила непонятные слова - Пожалуй, нет! Но, я очень хороша в жарке мяса!
   - Надеюсь на сковороде?
   - Надеюсь, сковорода у тебя - это такой плоский камень?
   - Нет! - совсем развеселилась Соле.
   - Я так и подумала - засмеялась Волчица в ответ. Дальше разговор потёк легко и непринужденно.
   - Мне кажется, что ты больше охотница, чем хранительница костра. Судя по тому, что ты ходишь с нашим оружием.
   - Ваши дротики лучшие, что я видела в своей жизни. А что до того, что я охотница - так сложилось. - Волчица пожала плечами и скорчила рожицу, как будто передразнивая кого-то. - Женщина-охотник - пфее, оскорбление предков! Обо мне ходит плохая слава. И пока не нашелся тот, кому бы я хотела хранить костёр. Я могу себя и прокормить и защитить, и мне хочется дышать простором прерий а не дымом в душном чуме. Какому мужчине нужна такая самостоятельная и непокорная?
   - Ты сильно удивишься, но есть такие мужчины. - Соле задумчиво посмотрела на гостью - Я даже знаю несколько таких мужчин.
   - И эти замечательные мужчины в твоём племени, огневолосая, - Волчица слабо улыбнулась - прежде чем придти к тебе я многое узнала про вас у других. Всё, что могла.
   - что ж, как говорят у нас у Русов - "Лучшее достойно лучшего!". Ты же считаешь себя лучшей? - Соле лукаво улыбнулась.
   - Как и ты себя - вернула ей улыбку Волчица.
   - Да ты, я гляжу, наш человек!
   Волчица принялась Соле расспрашивать о различных вещах, морщила лоб и смешно надувала губы пытаясь вникнуть в смысл незнакомых слов и понятий. Щупала одежду, разглядывала и примеряла ну, куда без этого, украшения, но особенный интерес у Волчицы вызывало бронзовое оружие. Немного рассказывала о себе. Через некоторое время, она добралась до главных вопросов.
   . Скажи, Соле, что ответил Горький Камень, когда Сухой Лист говорил ему про мои плохие глаза.
   - О-о-о, подруга, это объяснить не просто . - Соле весело блестела глазами - Он сказал, что Сухой Лист - дурак! Что, ради таких глаз можно сразиться с самыми сильными зверями - мамонтом, саблезубом, зимним медведем. Ради таких глаз можно разрушить горы и осушить реки, а потом вновь - горы собрать, а реки наполнить!
   - Он что, и вправду так сказал? - не поверила Волчица.
   - Ну, очень близко к тому! Причём заметь, впервые он говорит такое женщине - Соле на секунду задумалась - покрайней мере, насколько я знаю.
   Белая Волчица внимательно вгляделась в лицо Соле
   - Ты готовишь для него добычу, которую он приносит тебе в чум? Спишь на его шкурах? Греешь его холодными ночами?
   - О нет, нет!!! - Соле весело рассмеялась - О, нет! Я не готовлю ДОБЫЧУ, которую Великий вождь и шаман приносит МНЕ! Охотник он кгм, не будем сейчас об этом! У нас в племени всё не просто. И уж тем более - я не сплю, как ты говоришь, на его шкурах. Пока, на его шкурах никто не спит.
   Волчица некоторое время смотрела на Соле, потом тяжело вздохнула и печально произнесла.
   - Понимаю. Мы с тобой, как бы не очень красивые - она похлопала себя по небольшой, но крепкой груди - плоский живот, задница не в три обхвата . А тут ещё и мои глаза . Но, ладно мы, куда смотрят остальные, красавицы?!
   - А вот тут, подруга, ты сильно не права! - Соле весело подмигнула и огладила своё тело ладонями - Дядя Пётр считает меня очень, очень красивой. И ты очень похожа в этом на меня. Кое в каких местах даже лучше. А про твои глаза он уже высказался! Мне кажется, ты ему очень сильно понравилась.
   - Ты думаешь?
   - Такие долгие гляделки! О-о-о!
   - А он, он нравится тебе как мужчина? Ты любишь его?
   - Хотела бы я посмотреть на ту, которой не нравился бы Горький Камень! А на счёт любишь ты многого не знаешь про нас. Я для него, словно дочь, и я люблю его, конечно, но как отца! Ты знаешь, что такое - отец?
   - Тот, кто участвовал в моём появлении на свет?
   - Ого! Уже хорошо! Но, отец - это нечто гораздо большее! В двух словах не объяснить.
   Волчица прямо и открыто посмотрела в глаза Соле.
   - Я хочу стать его женщиной!
   - Женщиной Горького Камня?!!
   - Да! Я хочу себе этого мужчину!
   - Ну, ты подруга - Соле посмотрела на гостью совсем другим взглядом. - Великий вождь и шаман Горький Камень, Великий Знающий, Идущий Обратно, это, это это лучшая добыча которую ты можешь только встретить в прериях! Единственный! Таких больше нет!
   - Я женщина-охотник! Я не охочусь на безобидных травоядных и мелких хищников. Мне необходимо лучшее. - Произнесла Волчица таким тоном, что Соле поняла - не шутит.
   - Это серьёзная заявка. - Соле стала совершенно серьёзной. - И стать его женщиной тебе будет не так просто, по многим причинам, и прежде всего потому, что я должна понять - почему именно ты должна получить моего отца!?
   - Я расскажу тебе, почему я, а ты расскажешь мне, что надо сделать, что бы твоё "непросто" стало проще .
  
   Мы с Хатаком возвращались к себе в лагерь с посиделок с "очень авторитетными" людьми. Вожди, старшие охотники . Обсуждали многие вопросы, делились сведениями. Я выменял ещё две шкуры панголины. Теперь у меня будет два полных чешуйчатых доспеха. Был я доволен, и потому благодушен. Хатак же, как всегда ворчал .
   - Жратва у них - говно! Дикари! Это ж надо, варить мясо в кожаном мешке! Волосянки до сих пор из зубов выковыриваю.
   - Ты избаловался, старый!
   - Они что, пару горшков у нас выменять не могут, э? Конечно, ты-то придумал себе табу - "Великий шаман не может сегодня есть эту пищу. Духи будут недовольны!" - передразнил он меня - и как с гуся вода! А я и ел и пил. Эта их настойка вообще отрава - птфу!
   - Раньше ты и ел и пил на халяву, и только нахваливал.
   - Раньше . Раньше и солнце было ярче, и девки были краше! Во - он показал руками - какие сиски у всех были!
   - Я обязательно передам або твои ценные воспоминания о прошлом. Я думаю, последняя фраза ей будет особенно интересна.
   - Пошел ты . Давай лучше в следующий раз привезём нашего вина. Пусть эти утырки узнают, что это такое - настоящая благодать, а не эта, моча гиены.
   - Нельзя. Это продукт эксклюзивный и экспериментальный! Только для внутренноплеменного применения, по большим праздникам, малыми дозами в неограниченном количестве.
   - Я половины твоих слов не понял, но "в неограниченном количестве" - это хорошо!
   - Хатак! Старая ты жужелица! Твоё избирательное знание русского языка меня просто восхищает!
   - Э-хе-хе-хеэ.
   И тут мы пришли. Выйдя из-за шатра, в центр лагеря, я машинально ляпнул "Здрасте", да так и застыл с открытым ртом. Помимо Соле и Амазонки там была и Белая Волчица. Вот кого я увидеть не ожидал. Как раз Амазонка хвалилась Волчице своим луком и стрелами, возбуждённо размахивая руками, а девушка внимательно её слушала. После моего - здрасте, все словно замерли. А я вновь начал своё бесконечное падение в глаза беловолосой красавицы . "Господи - промелькнуло у меня на секунду - что со мной?" Все молчали. Молчал Хатак, высоко задрав лохматые брови и с усмешкой глядя на моё лицо. Молчала Соле. Молчала Волчица, молчал и я. Амазонка непонимающе переводила взгляд то на меня, то на Волчицу, словно маятник - тик-так, тик-так . А потом на её лице отразилось как бы просветление, рот растянулся в радостной улыбке и она, наставив на меня пальчик, выдала .
   - Э-э-э, дядя Пётр влюбился!
   - Амазонка! - хором воскликнули я и Соле.
   - Влюбился, влюбился, э-э-э - показала она Соле язык.
   - Найдёнка! Засранка такая! Сейчас по заднице получишь! - пригрозила Соле.
   - Но я же вижу! Вижу! - топнула она ногой.
   - Брысь в шатёр, сейчас же!
   Недовольно надув губы, девочка неохотно подчинилась, и когда она уже почти скрылась за пологом, повернулась и ткнув пальцем в Белую Волчицу насуплено пробурчала.
   - Она хочет дядю Петра .
   Занавес! Публика в шоке!
   - Ребёнок. - Жалко улыбаясь, проблеял я осипшим голосом, чтоб хоть как-то разбить оглушительную тишину.
   - Угу - ехидно ухмыльнулся старый охотник - А ещё сильная Видящая .
  
   А дальше - больше. Рыжее чудо по имени Солнце сообщила, что Белая Волчица её очень хорошая подруга, и она пока погостит у нас в лагере. То есть, Соле как бы спрашивала у меня на это разрешения, но таким тоном, что я понял, меня просто ознакамливают со свершившемся фактом. Вернувшийся из променада Ярик вдруг выяснил, что он уже не спит в шатре под боком у сестры, а спит в шатре под боком у храпящего Хатака, или у костра, или на катамаране, в общем, полная свобода выбора. И все трое парней непонимающе лупали глазами на Белую Волчицу. Она же в основном молчала и пристально следила за моими суетливыми передвижениями, и лишь иногда загадочно улыбалась, а я просто не знал, куда даже руки деть . Уже совсем стемнело, когда я подхватил под руку Соле и направился с ней на "Красавца" - поговорить.
   И вот мы сидим, гладь озера рябит лёгкий ветерок, отчего свет полной луны выписывает на поверхности воды замысловатые узоры, иногда в эти узоры вплетаются почти беззвучные круги, поверху плавится крупная рыба. Может быть наступающая ночь и была чуть более чем прохладной, но не с нашими одёжками. Тихо, лишь от стойбищ долетал неясный лёгкий шум. Сегодня вечером Соле обломала молодёжь с дискотекой справедливо предполагая, что будут дела и поважнее. Например, наш разговор, который я всё не мог никак начать. Вообще-то, такая робость мне совсем не характерна, но тут что-то, как-то .
   - Дядя Пётр, - вдруг начала первой Соле - я давно хотела тебя спросить. Можно я буду называть тебя отец?
   Оп-па! Это называется - удар на опережение. Бац! И все мои намётки на начало непростого разговора, валяются в ауте!
   - Конечно, моё солнце! Мне будет очень приятно! - Я ничуть не покривил душой. Ни кем иной, как своей дочерью, я зеленоглазую малышку давно уже не считал.
   - Хорошо! - Она удовлетворённо привалилась к моему плечу и вздохнув замолкла. Я бережно прижал её к себе, и мы опять помолчали .
   - Солнце моё, а что вообще происходит? - Наконец разродился я вопросом. А Соле, вот молодец, не стала включать непонятки, и прямо мне в лоб .
   - Я нашла тебе жену, отец.
   - Это хорошо что, я сижу, стоял бы - упал!
   - Не надо, не падай. Я не стану напускать тумана и ходить вокруг да около, скажу правду. Мы давно ищем тебе женщину достойную тебя.
   - Мы?
   - Мы! Або Светлый Ручей, я, Вика, Лада, все . Давно ищем. Меня и в этот раз або напутствовала - "Гляди вокруг внимательно, дочка, не пропусти достойную. Я верю, ты не ошибешься". Так-то вот, отец. Мы знаем, какие женщины тебе нравятся, какой склад ума ты предпочитаешь, какие основные черты характера ты ценишь. Ты слишком ценен, чтобы такой важный вопрос пускать на самотёк. Мы, женщины Русов, можем позволить некоторую вольность в выборе жен для других мужчин племени, но только не с тобой. Ты даже представить не можешь, какие хороводы ходят вокруг тебя. Скольких кандидаток мы завернули на сторону, не счесть.
   - Рыжик, это подлый заговор - мрачно изрёк я.
   - Ага, он самый, отец. - Совсем не смутилась Соле.
   - Обидно как-то. Я тут изображаю великого и ужасного, а оказывается, в одном из важнейших аспектов, сижу на коротком поводке? Как вот этот блохастый товарищ. - Я подёргал за ухо привалившегося к моим ногам Зверя. Соле в ответ лишь улыбнулась и успокаивающе погладила мне руку.
   - Можно подумать - продолжал я бурчать - прям вы так про меня всё-всё знаете. Какая мне нужна женщина. И вообще нужна ли.
   - Нужна, отец, уже давно нужна! А на счёт - какая? Ты, конечно, Великий Знающий, но частенько забываешь, что живёшь среди целой толпы Видящих. Одна из них уже Великая, а две будут великими. Да и остальные, кое-что могут . - Помолчали.
   - Почему Белая Волчица? - наконец собрался я с духом и задал самый важный для меня вопрос.
   - Я могла бы рассказать тебе, почему она. У нас с ней был даже некий хитрый план по твоему охмурению, но Амазонка - Соле щёлкнула пальцами - одним словом превратила его в мох, которым можно подтереться. Она только глянула - и сказала - ты, отец, влюбился. Ты можешь себе чего-то там думать, сомневаться, но не верить Амазонке - Соле покачала головой.
   - Не знаю! Всё так неожиданно. У меня голова кругом.
   - Но ведь она нравится тебе, отец?
   - Не буду врать! Не скажу что, это прям любовь, как кричала Найдёнка, но . Да! Она мне нравится!
   - Ну, вот и отлично! Остальное вы расскажете друг другу сами. - Удовлетворённо резюмировала Соле.
   - Подожди, солнце моё, ты помнишь сколько, на самом деле мне лет, а ей сколько! А зна . - Но Соле прервала самым простым способом - положив ладошку на губы.
   - Как говорит, частенько, один мудрый отец, одному мудрому деду - "Не плоди ненужных сущностей, старый!". Ей ровно столько лет, сколько надо, а ты у нас вообще - красавец!
   - А как сама ну, она, Белая Волчица ко мне .
   - А она и пришла к тебе. Подошла ко мне и говорит - "Я буду женщиной вашего вождя и шамана!"
   - Что, серьёзно?! - я был слегка шокирован.
   - Да уж, какие тут шутки.
   - Однако!
   - Сегодня, отец, она придёт к тебе.
   - Что, вот так сразу?!
   - Нет - фыркнула девушка - сначала пробежится вокруг лагеря с булыганом побольше и триста раз присядет.
   - Э-э-э, как бы эта, всё же, наверное, будет слышно.
   - Конечно, - зелёные глаза смеялись, хотя лицо Соле пыталась держать серьёзное - обещаю тебе, мы все и всё прослушаем внимательнейшим образом!
   - Пф-ф! Кгм! Ая-яй. зеленоглазка, ая-яй! - И мы тихо захихикали. Потом мы сидели прижавшись друг к другу смотрели на игру лунного света на чёрной воде и молчали.
   - Ты знаешь, моё солнце - нарушил я тишину - я только сейчас, вдруг, понял - ты выросла. Ты стала совсем большой. Я давно задумываюсь, кто же достоин тебя и со страхом не нахожу таких. Быть может это мой отцовский эгоизм, но все вокруг, даже самые хорошие, самые смелые и сильные, ловкие и удачливые охотники, все - не для тебя. Но я всё время думал, ещё есть время, ещё пока можно волноваться не сильно. Но после сегодняшнего разговора я осознал, ты выросла не только телом но, - я прикоснулся губами ко лбу девушки - и тут. Мне становится не по себе, твой ум, твои знания, твой образ мыслей - кому отдать такое сокровище.
   - Но ты же не отдашь меня, если что, в другое племя?
   - Да ты что, с ума сошла! Нет, конечно! Об этом даже и разговора быть не может!
   - Мы часто, среди женщин, тоже обсуждаем этот вопрос, кто, чего. Ну, ты понимаешь . И вот недавно, как-то раз, в этот момент, мимо проходила Амазонка. Остановилась на секунду, закатила глаза и говорит - "Придёт тот, кто будет, словно отражение Горького Камня. Горький Камень, но не Горький Камень. С ним будешь счастлива! Скоро!". И дальше пошла. Я не понимаю что она сказала. Да и остальные тоже.
   - Отражение меня? Хм! Без понятия вообще, кто это. Я, не я! Бред какой-то.
   - Да - согласилась Соле - но, это же Амазонка!
   - Знаешь, дочь, пророки и ясновидящие, даже самые лучшие, всегда этим грешат. Пробубнят чего-то, что без стакана не разберёшь, а потом как это произойдёт, все сразу восклицают - "Мать твою! Так это ж, очевидно!" Не переживай, вот нарисуется этот кто-то, а тогда мы и посмотрим, что это за такой Горький Камень, который не Горький Камень.
   Соле несмело улыбнулась.
   - Пойдём, отец, а то, Волчица точно уже волнуется. У вас сегодня будет неспокойная ночка.
  
   Когда я вошел в свой шатёр, я увидел её. Совершенно обнаженной. Мне много лет, и с женщинами у меня никогда не было проблем, казалось ну, что я могу увидеть нового, но её нагота словно ослепляла. Не знаю пока ни её замечательных достоинств, ни удивительных черт характера, оценив которые моя дочь решила, что это лучшая женщина для меня, но вот сексуальный магнетизм, накатывающий от неё на меня, был запредельный. Я её просто хотел!
   Глаза Бедой Волчицы слегка отблёскивали в темноте голубовато-стальным светом. И это точно мне не казалось. Удивительно! Я скинул с себя одежду и она, молча, протянула мне руки на встречу .
   А дальше, дальше - т-с, т-с-с . Все взрослые люди знают, чем могут заниматься мужчина и женщина наедине и когда они друг другу, как минимум, не равнодушны. Могу лишь только добавить - нам было хорошо, даже очень. Я был у неё не первый, что не удивительно, да это и не имеет никакого значения, но сексуальный опыт был у неё около нулевой. Зато много страсти и энтузиазма . А ещё я понял, Соле, как следует, отмыла Белую Волчицу .
   Проснулся я, когда солнце было высоко. Белая Волчица спала, положив голову мне на руку, и закину в ногу на живот. Так часто делают очень многие спящие женщины. Возможно, так проявляется их собственнический инстинкт на мужчину, когда они себя не контролируют?
   Я смотрел на это безмятежное лицо и понимал - да, это моя женщина! Видно почувствовав мой взгляд она открыла свои изумительные глаза, и я снова, долго-долго, молча, тонул в них.
   - Что теперь? - Спросила Волчица, когда поняла что, я так и не собираюсь ничего говорить.
   - А что, теперь? Теперь мы соберём лагерь и поедем к нам домой - я притянул её к себе и поцеловал в пухлые губы - Мне больше нечего делать на землях Осенней Охоты. Своё самое ценное сокровище я уже нашёл .
  
  
Гл. 12. Сын.
  
   Это была лучшая зима в моей жизни. Смело возьмусь утверждать, и этой, и той. Белая Волчица и я. Мы были полны друг другом. Казалось, что может быть общего между мной, "продуктом" двадцатого столетия и ней, девчонкой бог знает какого каменного века, а вот поди ж, ты! Соле не ошиблась, эта девушка - моя женщина. Великая Видящая Светлый Ручей только глянула, и разулыбалась, одобрительно покачивая головой. Этого момента моя Волчица ждала и боялась, но всё прошло прекрасно, как и предсказывала моя дочь.
   Белая Волчица удивительная девушка! Она рьяно взялась за изучение языка, наших обычаев, законов и норм поведения. Иногда её фанатизм меня даже пугал. Так она попросила всех разговаривать с ней как можно больше на русском языке. И лишь в крайнем случае говорить на общем.
   - Я хочу, побыстрее выучить язык, - говорила она мне - чтобы понимать все твои слова, а потом ты будешь мне говорить на них какая я у тебя красивая, желанная и самая лучшая на свете.
   Причём, последние слова она, как только услышала, заучила наизусть, выспросив их значения у Соле, хотя, ещё не совсем понимая их смысл. Хитрая. Я же их понимаю, и говорю не только их, но и много других подобных. Волчица запоминает их на слух и бежит консультироваться к дочери. Многие комплименты "перевести" на кроманьонский не удаётся, но каким-то своим, особым женским чутьём Волчица доходит до глубинного смысла этих слов, бежит ко мне и .
   - Скажи - милая!
   - Милая!
   - Скажи - сладкая!
   - Сладкая!
   Она сидит на мне верхом и тыкает пальчиком в грудь. Нам обоим нравится это занятие, которое я называю "погружение в языковую среду".
   - Скажи - твоя жопа - во! - она показывает большой палец.
   У меня глаза на лоб полезли.
   - Белёнок! Откуда эта хрень!
   - Это, меня дед Хатак научил так сказать - радостно отвечает она - говорит тебе очень должно понравиться. И я вижу - она довольно блестит глазами - тебе понравилось, вон, как ты подпрыгнул! А что, это значит?
   - Ах ты, старый пердун!!! Ну, погоди, жужелица! Уж я тебе припомню, умник!!!
   Моя Волчица заливисто смеётся, что-то подсказывает мне, что она знает ответ на свой вопрос.
  
   По приезду в лагерь мой Зверь вдруг обнаружил, что в моем доме, кроме меня, теперь живёт ещё и какая-то самка. И если на землях Осенней Охоты появление гости в моём шатре он счёл нормальным, мы все там в гостях, то появление её же на постоянной основе в доме где живёт божество, ну, и когда особо холодно или совсем сильный дождь он тоже, это вообще-то наглость. Разборки произошли практически немедленно. Не смотря на то, что ему было очень подробно разъяснено кто такая Белая Волчица, Зверь решил устроить выяснения отношений. Я чисто случайно увидел это, хотел вмешаться, но грешным делом затормозил, каюсь, стало интересно, как себя поведёт Волчица. То, что Зверь может причинить ей вред я даже и не думал, он совсем не дурак, а вот показать характер .
   Я вышел из-за длинного дома, когда увидел как перед дверью, растянувшись во всю, уже совсем немалую длину, лежит Зверь и делает вид, будто не видит, что перед ним стоит Белая Волчица и хочет войти в дом. " Не дай бог чего! Убью скотину" - промелькнуло в голове.
   - Ну! - сказала девушка.
   - Рры-ы - вяло отозвался Зверь, даже не поднимая головы.
   - Даже так?
   - Рр-р.
   - Ты думаешь, я сейчас побегу за Петей?
   - Пуф-фф! - издал губами звук этот мерзавец. И да, я с некоторых пор кое для кого - Петя.
   Волчица вместо ответа пнула Зверя ногой. Он подскочил как ужаленный, вздыбил шерсть, оскалился и злобно заклокотал горлом. В этот момент стало совершенно ясно кто он - степной чёрный волк! Я похолодел, и даже не успел ничего сделать, как в ответ на эту демонстрацию агрессии Волчица резко подалась к Зверю и впилась своими нереальными глазами в его глаза.
   Секунда, другая, я замер в ступоре, боясь нарушить хрупкое равновесие, и вот ещё пара секунд . Удивительно, вдруг Зверь начинает рычать тише, в его обертонах появляется все больше неуверенных ноток, вот уже опадает шерсть на загривке, всё ниже задранный хвост. Зверь уже не рычит, он совсем замолк. Он начинает пригибать голову под пристальным взглядом девушки. Вот он упал на брюхо, и униженно метёт хвостом . Я в шоке! Зверь, похоже, тоже. Волчица стремительным движением хватает Зверя за ухо и подтягивает его голову к себе поближе .
   - Ай-ай-ай - вскрикивает заполошно грозный защитник моего дома - Ай!
   - Ты понял? - Спрашивает его девушка, смотря в глаза.
   - Ай - ай - вскрикивает Зверь - понял, понял, понял!
   - Ну, вот и хорошо! - Она отпускает ухо и улыбается - В этот раз прощаю!
   Бедный Зверь с остервенением начинает лизать ей руки, даже пытается перейти на лицо. Волчица смеётся и отталкивая его входит в дом. Конец спектакля. У меня нет слов . Теперь я понимаю, как эта девушка могла пройти столько, сколько прошла она, чтобы встретиться со мной.
   Я подошел к дому и сел на пороге. На полусогнутых ко мне подплёлся злобный собак, как он всем про себя рассказывал, и с тяжким вздохом положил свою голову на мои колени, виновато заглядывая в глаза.
   - Ну что, - опуская руку, на лобастую башку, спросил я его - довыё ёживался? - Зверь только тяжко вздохнул. - Ещё будешь хвост подымать, бестолковый, за ухо, ещё хочешь? - опять протяжный вздох, мол - "Не дай бог такое!" - Да брат, так оно бывает, ходишь тут гоголем, изображаешь Великого вождя и шамана, мудрого Знающего, которого все именуют уважительно - Хори Каман. А ты, злобного и ужасного, гордого потомка чёрного волка, Бича Прерий, и тут появляется она . И вот я, уже просто Петя! Но это ещё и не плохо, потому как кое-кто - я потыкал пальцем в мокрую пипку носа Зверю, - вообще может заделаться прикроватным ковриком. Понял, чёрная твоя душа, кто теперь тут главный!?
   Зверь всё понял. Так у него, кроме бога, появилась Великая Белая Богиня, Самка бога.
  
   После этого случая я серьёзно поговорил с або на счёт способностей Волчицы. Уважаемая ещё раз очень тщательно подержала руки девушки, даже попросила это сделать Крука и Найдёну - ничего. И лишь Сильвер, а за ним и Падаван почувствовали некую родственную силу в Белой Волчице, родственную, но всё же не такую как у них. И силу, так сказать, этой Силы они определить не смогли. Вот и ещё один фактик в копилку к странностям этого мира в целом и к моей Белой Волчице в частности. А глаза, кстати, у неё действительно отсвечивают в темноте, как у зверей, но конечно не так ярко. И видит она в темноте даже лучше чем мои неандертальцы, а у этих парней ночное зрение, ого-го какое. В общем, моя жена - сенс! Правда сила её непонятна, сама она говорит, что эта сила проявляет себя, в основном на животных, ну, и ещё кое на что.
   Моя Волчица смешливая озорная и серьёзная. Быстрая, неугомонная, стремительная и мягкая, плавная. Любопытная, любознательная, до всего ей есть дело, но также вдумчивая, расчетливая и неспешная в важных делах. И много чего ещё. Она само противоречие и я её люблю! Когда мы только начали знакомиться, ещё тогда, когда возвращались домой на катамаране, Волчица мне сразу сказала.
   - Я хочу рассказать тебе свою историю так подробно, как только смогу. Но для этого мне надо выучить твой язык. Там так много нужных и правильных слов. А ещё, слов красивых. Когда я научусь говорить как твоя дочь, я расскажу тебе всё-всё. Потерпи, ты удивишься, как быстро я выучу язык. Это тоже моя способность запоминать всё, что я увидела, или услышала, навсегда, с первого раза.
   А в целом, если кратко, то моя Волчица и правда шла именно ко мне. Ели быть точнее, то к людям из племени Русов. Увидев первый раз, полтора года назад удивительные украшения и оружие, а так же странную, но жутко полезную штуку под названием - горшок, и услышав об удивительных людях делающих такие вещи, Волчица поняла, ей необходимо увидеть этих людей.
   Вот уж не знал, что наша продукция расползётся так широко, за такой короткий промежуток времени. Ведь родное племя Волчицы живёт, та-дам, около Большой Горькой воды, которая большую часть года бывает холодной, но так, до конца, и не замерзает даже зимой! Может быть Балтика? И кстати, в тех местах действительно водились белые волки.
   Как и какими путями, эти вещи попали в те края - неизвестно. Может быть, это часть бакшиша полученного Мягкими Шкурами за Ладу? Они как раз кочуют куда-то туда, на север. Гадать бесполезно, но факт остаётся фактом. Волчица увидела и отправилась в долгий и трудный путь. Одна.
   Для неё, это состояние было вполне естественным, особенно последние годы. Так получилось по факту её рождения. Даже короткая и косноязычная версия этой истории серьёзно меня возбудила.
   Дело в том, что мать Белой Волчицы, Быстрая Волчица, интересно правда, родила свою дочь от Великого духа, вышедшего из сияния света спустившегося с неба, и на небо потом же и ушедшего. Так утверждала её мать, так подтверждали это дело и все соплеменники.
   Однажды, в лесу, женщины племени, под присмотром нескольких охотников, собирали терпкую красную ягоду. Как вдруг, послышался тонкий свист, и с неба на поляну, на которой и были женщины, упало облако света. Ну, все, включая храбрых охотников, от такого зримого проявления духов, а кого же иначе, дали стрекоча. Быстрая Волчица тоже бы дала, да только враз застыла на месте. Что было потом, она смутно помнила, а может и не рассказывала всего, но из облака вышел мужчина и, культурно выражаясь, взял её. Черты фигуры и лица его были в туманном сиянии, так что, подробностей мать не помнит или опять же не говорит, но что это был мужчина, стало ясно совсем скоро.
   Уже в тот момент шаман, вождь и старшие женщины племени отселили Быструю Волчицу в отдельный чум, контакты с ней ограничили и вообще вели себя с ней настороженно и отчуждённо.
   Быстрая Волчица была тогда молода, даже по нынешним меркам, почти девочка. Была она по нынешним вкусам племени совсем не красавица. И дочь, Белая Волчица, практически вся в мать. Неведомый дух был её первым и последним мужчиной.
   Через положенные девять месяцев, родилась девочка. Ручки, ножки, головенка - два глаза нос и крикливый рот, всё как у всех. Да вот только ни у кого и никогда, ни в родном племени, ни в соседних, не было таких сталисто-голубых глаз, и белоснежных волос.
   Явный намёк воли духов на счёт этой девочки. Так что, у неё никогда не было детского имени. Её сразу назвали - Белая Волчица!
   То, что мать не говорит всей правды, о её отце, девочка поняла, когда стала много старше. Быстрая Волчица несколько раз, скорей всего случайно, обмолвилась, что и волос у неё как у отца и глаза его, и так вообще, многие черты. Но на конкретные вопросы мать всегда отвечала, что не помнит ничего, или вовсе отмалчивалась.
   С момента сошествия к ней сияющего духа, Быстрая Волчица была обречена на одиночество. Минимум контактов, минимум общения, никаких мужчин. Табу. Эта женщина принадлежит духам, и никого не колышит, что дух появился один раз и больше его не видели . А вдруг! Вдруг снова появится, а у них уже есть подходящая женщина. Раз первый раз не побрезговали, глядишь, и во второй раз не откажутся. Помимо всего прочего иметь в племени "Женщину Сверкающего Духа" было почётно и выгодно. Прагматики, мать их ети!
   Но если духи не появятся, прям сейчас, то может быть появятся очень потом. Поэтому табу распространялось, заодно, и на Белую Волчицу, как возможную женщину сверкающего духа.
   Так, родное племя обрекло мать и дочь на одиночество.
   Вот и росла Белая Волчица, как бы в племени, и вне племени. Она могла бы вырасти полной дикаркой, племенные дураки уготовили ей такую судьбу, основываясь на своём видении ситуации, но . Мать же, дурой не была, и "отомстила" соплеменникам за своё одиночество по-своему.
   Минимум общения - хорошо! Запрет на мужчин - что ж! И остальное, говорите - табу! Ну, ну . И понеслось. "Духи сказали - Дочь Сверкающего Духа должна знать травы, коренья и грибы, которые дают силу, исцеляют и помогают людям!". То есть, будьте так любезны, граждане шаман и старшие женщины, научить мою дочь всему чему положено и даже больше. Именем Сверкающего Духа!
   А ну-ка, вождь и лучшие охотники научите дочь всем премудростям охоты, а то не дай духи, что ему в голову взбредёт, спросит Сверкающий Дух - а умеешь ли, ты дочь моя, охотится, а она ни в зуб ногой. Мало ли!
   Как так, немыслимо! Где это видано! - "Именем Его!". И кто после таких слов попрёт против? Дураков нема!
   И это фокус Быстрая волчица применять не стеснялась. Чего лишили её, полной мерой, да ещё с горочкой получила дочь. Именем Его. Ей только и оставалось что, не ленясь, прилежно учиться. А как уже я говорил, Белая Волчица обладала феноменальной памятью, причём не только мозга, но и тела! От папы, наверное!
   И тут очень становится интересно, а кто же её папа? Хороший вопрос! И у меня пока только один ответ - а кто же его знает! Тут, может быть всё, что угодно. Это я по своему примеру сужу! Да!
   И, тем не менее, продолжая историю Белой Волчицы, ожидало её, всё равно, одиночество. Даже уйди Белая Волчица в чужие племена, она всё равно была бы для всех - Женщина Сверкающего Духа. С такой внешностью затеряться среди черноволосых смугловатых и, как правило, кареглазых местных не получится. Да и личность она в тех местах известная. Приходили, и не раз, из окрестных племён подивится на такое чудо - дочь духа.
   Ах, если бы можно было уйти за горизонт. Туда, где садится солнце! Но здесь вам не тут. Это мир не двадцать первого века, и даже не времён Хеопса или Александра Великого . При Хеопсе мир был вдоль Великого Нила, а за Нилом - царство мёртвых. Но зато вдоль немаленького Нила - раздолье. При Македонском, земля хоть и была плоской, но уж известная Ойкумена была куда как просторна. А в двадцать первом веке земля давным-давно была круглой.
   Уйти далеко, неизвестно куда, ради чего? Тут одного смутного желания маловато будет. Тут нужен стимул посерьёзней. Некий знак! Вот таким знаком и стали бусы из полированного кварца, резной гребешок тонкой работы, два дротика от мастера Хатака и горшок! Удивительные вещи! А делали их, ещё более удивительные, люди.
   Вот так, из руки в руки, из племени в племя, преодолевая пространство, и в каком-то смысле, время они и дошли до племени Белой Волчицы.
   Кстати, всегда так было. Вещи и слухи путешествовали гораздо дальше людей. Можете спросить любого историка. Особенно слухи. И как водится, слухи обрастают всяческими подробностями. Про нас тоже много плетут всякого. Слава богу, от увиденного моя Белёнок не разочаровалась, действительность оказалась ещё круче.
   В общем, ушла Белая Волчица за призрачной надеждой, к удивительным людям племени Русов. Потянуло её вдруг непреодолимо. И она не стала сопротивляться своему порыву. И мать её благословила в этом нелёгком деле. Сама осталась. Если с трудом, но как-то ещё можно было договориться об уходе Белой Волчицы, то сразу обеих не отпустили бы никогда. Вопрос политико-экономический, так сказать. Да и не рвалась мать никуда идти. Дочь ещё сильно тогда удивилась, почему . Ведь можно выложить беспроигрышный козырь - Воля Сверкающего Духа! Но, мудрая мать только улыбнулась в ответ, и была эта улыбка человека знающего нечто такое . Особенно врезалась её единственная фраза, шедшая в разрез со всем, что знала раньше дочь о матери. Она тогда вдруг, задорно так подмигнула дочери, её лицо, на миг озарила таинственная улыбка и она сказала.
   - Иди, и ни о чём не думай, не оглядывайся назад, а смотри только вперёд. И не переживай за меня. Мне, знаешь ли, и тут неплохо .
   Странная фраза! Не правда ли?
   Так и шла Белая Волчица по следу, оставленным вещами. От племени в племя, то с племенем каким в попутную сторону, то с охотничьей партией, то одна. Целая эпопея! Героическое деяние - без шуток. А я-то, сопли пузырями распустил поначалу. Ах, какой я старый, умудрённый древень по жизни. Много повидавший и потому не могущий претендовать на молоденькое прекрасное тело и мозги юной девочки. Дубина. Пора уже прекратить мерить тут всех мерками моего времени. Тут моя Волчица, уже далеко не девочка, как телом, так и мозгами, и ими в первую очередь. Там где прошла она, в одиночестве, может быть и прошел я, сейчашний, но никак я, тот, что только пришел в этот мир. Схарчили.
   Добралась она до земель Осенней Охоты не за долго до нашего приезда. Осторожно расспрашивала о нас, разглядывала удивительные вещи, некоторые она смогла обменять на редкую шкуру чёрного кота, несколько, я так понял, морских раковин принесённых с собой, ну и, вот она проза жизни, на некие услуги . Последнее меня как бы не сильно порадовало, но я переборол в себе ревность и мужской шовинизм. Я сам себе напомнил, что тут, на такие дела, взгляд совершенно иной. Глупо обвинять человека, в каком либо действии, если это действие для него и для остальных окружающих обычно и естественно. Но, в любом случае, что-то такое моя Волчица у меня на лице уловила и тему развивать не стала.
   Она долго и внимательно наблюдала за нами издалека. Сходила, не привлекая внимания нашей молодёжи на дискотеку. Была просто в восхищении и поклялась себе, что обязательно научится тому, что демонстрировала Соле.
   А потом "подставилась" под меня, случайно. Мы зацепились взглядами и . Теперь мы вместе и принадлежим друг другу. Судьба.
  
   Да, зима выдалась замечательная. Необычно снежная, но мягкая. Мы отрывались по полной, катались на санках и лыжах. Строили снежные крепости и устраивали великие снежковые побоища. Лепили снежных баб, а так же всё, что взбредёт на ум. Ходили на подлёдную рыбалку, не ради пропитания, нет, а ради забавы. С едой у нас, слава богу, всё очень хорошо. Весело и шумно отпраздновали новый год. Всем, ну очень, как впрочем и всегда, понравилось!
   Работали работу. Ту, которую запланировали сделать. Неспеша, тщательно, без авралов и настёгивания себя прутиком по попе. Так как, наверное, и надо делать, чтобы достичь нужного и отличного результата. И получалось, что удивительно.
   А ещё я дал, наконец-то, имя парню-неандертальцу. Пора уже, заслужил. И собственно мудрить чего-то, я не стал. К нему и так с моей лёгкой руки, а точнее вредного языка, приклеилось прозвище - падаван. И теперь он стал Падаван с большой буквы - Пэ. Имя Падаван я объяснил как означающее человека преданно следующему за своим учителем, а также человека стремящегося к чистоте помыслов, правильным поступкам и помощи всем нуждающимся.
   - Ведь ты же чтишь и уважаешь своих учителей - тычу пальцем в грудь юноши - так? Так! Помыслы твои чисты, и поступки твои, мы все видим, правильны - так? Так! Ты готов следовать и помогать, и защищать свою Амазонку - Так? Не кивай так сильно, голова оторвётся! А других? Тоже!? Ну, вот! Падаван ты и есть!
   Не объяснять же право, что слово - падаван, вообще-то не имя вовсе. Да и пришло оно совсем не из нашей оперы, а из оперы космической . Стукнуло мне вот в голову, но смысл-то я передал правильный. Мне думается .
   Но парню очень понравилось его новое имя. А Амазонке, ещё сильнее. Ну, как водится, и обряд посвящения прошел и кучу подарков получил. И был он счастлив.
   И естественно, тут же возбудились и остальные, новые члены племени. Мол, тоже хотим! Но тут я сказал, что рано ещё некоторым новые имена от племени Русов получать. Ещё надо проявить себя как следует, а мы посмотрим, кто и чего достоин.
   Маленькую девочку, которую мы привезли ещё в прошлом году, звали Теплый Камешек. Была она тихой и созерцательной натурой. Даже можно сказать - отчуждённой. Очень серьёзный и вдумчивый ребёнок, внимательно взирающий на мир большими серыми глазами. Дети, в её племени, с ней почти не играли, взрослые относились с почтением и осторожностью. Видимо, так сказывался муар будущей Великой Видящей. Не знаю, какой она бы выросла в том племени, откуда её забрали, но она попала к нам, а тут Найдёнка-Амазонка. Прямая её противоположность. Энергии и изобретательности у которой хватало не только на себя, но и на всех, кто попадал в её поле интересов. А так как они, по сути, были ровесницами, более того, их было только двое таких девочек, и обе ещё и видящие, то Тёплый Камушек была "обречена". Вырасти отрешённой, сосредоточенной внутрь себя, неулыбчивой девой несмеяной, было ей уже не суждено. Мы тоже, конечно, влияли на характер будущей Великой Видящей. Но доминировала Найдёна. И вот, уже совсем скоро, улыбка, а потом и весёлый смех, всё чаще стал слышен от Тёплого Камушка. Участие в шкодах стало расти в геометрической прогрессии, также как синяки, царапины и шишки. Ну, и наказания по делам их! А то так же!
   Тёплому Камешку, так же как и Найдёне, просто нужно было детство. Весёлоё и беззаботное. Хотя бы чуть-чуть.
   И кстати, Падаван отхватывал, эти наказания, не реже, чем девчонки. Ведь он был, как бы негласный, хранитель Амазонки, а теперь получается, и Тёплого Камушка. Парень-то, как правило, пытался уменьшить разрушительные последствия деятельности Амазонки. Старался отговорить от совсем уж нереальных планов - "как весело и содержательно провести время". Что, не всегда ему удавалось в полной мере. И получая очередное "А-я-яй", он только печально улыбался и разводил руками, мол - вот так как-то .
   Но если возникала угрожающая ситуация, или он считал что-то неприемлемым, Падаван мог быть упёртым и стойким как скала, и даже Амазонка не могла его подвинуть в сторону.
   Найдёнка, вот золотой ребёнок, сразу, правда, расставила все точки над и. "Ты, Тёплый Камушек теперь моя самая лучшая подруга - заявила она как-то за обеденным столом - и можешь играть с моим Падаваном сколько хочешь, но помни - он мой!". А! Как вам!
   Это я всё к тому, что ни Тёплому Камушку, ни Шныре, ни Белой Лилии, ни двум жёнам Хвата, скромным и работящим девушкам, давать какие либо имена было рано. Сказал шаман рано - значит рано и все только головой покивали. А вот с моей Белой Волчицей ситуация была посложнее. Тут многозначительным шевелением хмурыми бровями меня великого, отделаться было не реально!
   - Не дуй губы Белёнок. - мне всё же пришлось серьёзно говорить с ней на эту тему. - Имя не просто набор звуков и букв. Оно также влияет на человека, как и всё, что его окружает. Люди, предметы, природа, животные . Имя отражает, зачастую, его суть, или какие-то черты внешности, его особенности.
   Вот возьмём Хатака. Человек всю свою жизнь в пути. Любитель пойти за горизонт, туда, где ещё не бывал . Ходок, идущий человек, - не находишь, что его имя, ему очень подходит? Захоти я его назвать как-то иначе и мне пришлось бы сильно задуматься.
   - Ну, так уж и сильно! Старой жужелицей ты называешь его частенько. - Волчица улыбается.
   - Это да! Но старым другом я называю его ещё чаще. Но вот посмотри на Соле. Знаешь, что означает её имя?
   - Конечно! Солнце, или дневное око по нашему. - она вздыхает - Ты дал красивое имя своей дочери.
   - Да! Но, согласись, оно идёт ей больше чем, например, Лиса.
   - Да - она снова вздыхает Волчица - она солнечная, радостная, светлая, а не плутоватая и хитрая. Хорошее имя ты ей дал а мне вот не хочешь.
   - Не спеши - я целую её в губы - Вот Сильвер, его имя означает один благородный металл, который очень ценит мой народ. Ты видела бронзу, она - жёлтая, а серебро - цветом как полная луна. Этот металл обладает удивительными свойствами, он, например, отгоняет злых духов. Если сделать из него горшок, вода будет долго стоять в нем свежей, и даже станет чуточку полезной. А какие красивые украшения получаются из него, м-м-м . Может быть, когда-нибудь, я найду его и обязательно сделаю тебе из него что нибудь. Да! Вот и Сильвер, в нем я вижу многие черты этого благородного металла. Вика - Виктория, это Победа. Ты же знаешь их историю. Она победила все невзгоды, все обстоятельства, рискнула всем ради любимого, прошла через такое и в результате победила. У неё есть муж, у неё есть сын, она живёт в племени, в котором её любят и уважают. Кто она после этого как не Победа.
   Найдёна - найдена. Возьми тогда Хват на сто метров, да что та на сто, на пятьдесят, дальше от берега и всё. Страшно подумать . Поэтому она Найдёна. Ну, почему она Амазонка, ты и сама прекрасно знаешь. И так практически все. Даже меня здесь прозвали Горьким Камнем. Горьким, но всё-таки Камнем. А ты знаешь, что моё имя Пётр переводиться именно как Камень. Совпадение, случайность - я пожал плечами - может быть.
   Иногда так бывает, - я покрепче обнял свою Волчицу, что к человеку приходит его имя сразу и на всегда, иногда оно меняется, иногда к имени прирастает прозвище .
   Я ни чего не могу подобрать Белой Лилии, потому, что она и есть - Белая Лилия. Разве не похож?
   - Да, тут не поспоришь. И что ты будешь делать.
   - Ничего. Просто переведу её имя на русский и так и буду называть. Ты не поверишь, у нас есть именно такое женское имя - Лилия. Последнее я произнёс по русски.
   - Лилия. - Задумчиво повторила за мной Волчица.
   - В моём языке так много прекрасных, наполненных смыслом имён, но когда я гляжу на тебя, я вижу только Белую Волчицу. - Я снова поцеловал её - Мою Волчицу! Если хочешь, я вскипячу себе мозг и подберу тебе благородное и красивое имя, но . Тебе дали твоё имя не просто так, моё сокровище, не просто так. И мне оно нравится, нравится его произносить. Моя Волчица словно заклинание. А заклинание для шамана, я ведь у тебя шаман, ты не забыла, очень важны и полезны.
   - Я стремлюсь пройти обряд посвящения, не потому что, очень хочу поменять имя, и уж тем более не из-за подарков которые при этом дарят - Волчица слабо улыбнулась - а по тому, что хочу принадлежать твоему племени полностью. Сухие листья прошлых дней унёс ветер, я буду помнить о них всегда, но удерживать их не буду. Новое имя это как второе рождение. Его дают, когда уходит ребёнок, а приходит взрослый человек . Скажи, как будет по-русски - Белая Волчица.
   Я сказал.
   - Звучит необычно. Вот и выход. Именно это имя ты мне дашь на посвящении. - Она резко положила мне ладошку на губы когда я хотел заговорить - Нет-нет не сейчас. Я не хочу быть выше над другими. Великий шаман - она озорно блеснула глазами - сказал - рано, значит рано!
   Но ты, зови меня теперь только так по-русски.
  
   Долгими зимними вечерами мы собирались в длинном доме. Нам было тепло и уютно. Мы много мастерили руками всяческие поделки, стремясь перещеголять друг друга в умении. Мы учились, разным наукам и житейским премудростям. Учителями выступали по очереди, кто что умел лучше, тот тому и учил. Мы пели и музицировали. А ещё мы рассказывали истории.
   Похождения деда Хатака. Путешественника, воина и немного философа. Поучительные и мудрые истории або Светлый Ручей. Невероятный и героический поход Сильвера и Вики. Рассказывал о своей прошлой жизни и о своём первом учителе, Чужом Ноже, Падаван. Белая Волчица рассказывала о себе, о своём племени, о землях, где она жила, о Большой Горькой воде, о людях, о животных, которые там водились. О том, почему и как она стала женщиной-охотницей, и что из этого вышло. Рассказывала, но не всё. Некоторые подробности она говорила только мне. Амазонка, слушая Белую Волчицу, обрела в её лице, истинную повелительницу всех Амазонок. Авторитет Волчицы для Найдёны с тех пор стал непререкаемый. Так или иначе, каждому было что рассказать.
   Вот такие посиделки, с разговорами и историями. Удивительными, невероятными. Только я мог, в полной мере, оценить их значимость и уникальность. Даже не могу представить их ценность, которую они имели бы в моё время. И я поклялся тогда, сам себе, что расшибусь в лепёшку, но сделаю бумагу. Я запрягу всех сенсов, выверну мозги на изнанку, вспомню всё, что знаю об этом, но бумагу сделаю. А потом мы запишем эти рассказы и истории. Для себя, для других, для потомков . Да! Это была самая спокойная, тихая и счастливая зима в моей жизни.
  
   Самый важный разговор, который состоялся у меня на Осенней Охоте, был с вождями Чёрный Лис и Острый Рог. Похоже у нас, со временем, образовывается некий союз трёх племён. Пока ещё аморфный, основанный на торговых отношениях и личных связях, что уже немало, но потихоньку развивающийся и в другие области.
   Инициатором этого разговора стал Острый Рог. За последние пару лет он сильно возмужал. И не только телом. После того как он стал жить своим умом, постоянно и ежедневно сталкиваясь с проблемами племени и неся за него ответственность, в нём заговорила кровь его отца, мудрого вождя Филина. Это дело усугубило наше сильное влияние на него в частности, и на всё племя в целом.
   Наш образ жизни, наш быт, наши законы - это всё влияло. И конечно, на молодого вождя воздействовали наши с ним долгие разговоры. Да, парень возмужал, прежде всего, умом. Вот и этот разговор затеял он, а так же сам привлёк к нему Чёрного Лиса.
   - Пётр, ты часто в наших разговорах повторял, что жизнь меняется. Всегда и постоянно. Иногда очень медленно и плавно, так, что никто вокруг даже этого не замечает. Иногда быстро и стремительно! И тогда важно успеть за этими изменениями, а ещё лучше быть к ним готовыми. Но для этого нужно быть мудрым и много знать. Знать - как правильно реагировать на изменения. Сейчас жизнь моего племени, а племени Чёрного Лиса тем более, меняется быстро. Но не только наша. Жизнь других племён тоже. Хотя многие этого пока не видят и не понимают. И во многом это ваша заслуга. Твоё племя, словно камень разбивший гладь тихой воды, от которого пошли круги. Хорошо это, или плохо - вождь пожал плечами - каждый решает за себя сам. Но так есть.
   Я внимательно слушал твои пояснения, которые ты давал Чёрному Лису, чем отличается жизнь охотников-собирателей, таких как наши, и жизнь оседлого племени, такого как твоё. Я вижу, я чувствую, ты прав во многом . Но старики . Они всегда - против. В чём-то больше, в чём-то меньше. Кроме разве что твоего оружия, Пётр. У меня нет такого как Хатак - вождь бросил быстрый взгляд на старого охотника - Да и ни у кого такого больше нет. Но если бы все мои старики были таким как он, то и разговор был бы другим.
   Чёрный Лис вынужден пойти по твоему пути, чтобы не просто выжить, но сохранить своё племя. Но проблема со стариками у него решена . Я бы не хотел для себя такого решения, да и никто такого бы не захотел . Да. - Острый Рог задумчиво пошевелил веточкой угли костра. Мы все молчали и ждали продолжения.
   - Этот разговор я начал из-за соли. Мне, не скрою, очень выгодно торговать ею с тобой, очень. Но в последнее время мы, глядя на вас, стали и сами её использовать. И не мало. Вот теперь и Степные Псы станут брать её много. А ведь ещё у нас просят соль и другие люди. Очень просят. И некоторым я не могу отказать. Мы не в состоянии принести столько соли, чтобы хватило всем, Пётр. Даже если я пошлю за ней всех своих охотников. И ещё, я не могу не давать соль потому, что если это не сделаю я, то кое у кого появиться соблазн пройти за ней самим, по землям, по которым исконно ходит племя Правильных Людей. А это лишние трения и напряженность. Ты всё правильно говорил, Пётр, для таких как мы, охотников-собирателей, большая территория очень важна. По земле, которую мы считаем своей бродит много мелких племён - Острый Рог приложил ладонь к сердцу и слегка поклонился Чёрному Лису, мол, без обид - Таких как, например, Степные Псы. Они-то ходили по нашей земле ещё при матерях наших матерей. И мы почти никогда не ссорились. Но вторжение большого племени, такого как, например, Чёрных Воронов, нам совсем ни к чему. А такое может быть вполне. Соль незаметно, но быстро, становится нужна всем.
   Я только пожал плечами на это заявление.
   - Я это, не к тому, что ты в этом виноват Пётр! Я это к тому, что что-то надо думать.
   - И ты что-то придумал, вождь - спросил я парня.
   - Да, я думаю нам, - он обвёл рукой себя, меня и Чёрного Лиса - вождям, нужно послать за солью следующей весной своих людей одной партией. Так будет намного безопасней, так мы наберём много соли, кому сколько надо, да ещё и на обмен останется.
   Хм, умно, умно, - подумал я про себя - пожалуй, сейчас у меня достаточно мужчин, чтобы отрядить партию за солью, без ущерба для остального. Да, чёрт возьми, я и сам бы прогулялся бы, а то в последнее время, что-то подзакис я, на одном месте сидючи. А организм-то молодеет, энергия бурлит, приключений жопа, мать её, жаждет! А ещё, место посмотрим, где соль залегает, чтоб знать, а то не дай бог а у нас только Хатак, да Батор там были. И соль, кстати, можно попробовать добыть почище, ну, или на месте очистить . Со всех сторон плюсы, как не погляди.
   - Хорошее предложение - покивал головой Чёрный Лис - мне нравится.
   - Поддерживаю - кивнул и я. По лицу Острого Рога было видно как он доволен, что мы оценили его предложение. Всё ж, такие крутые перцы как я, Чёрный Лис, Хатак одобрили результат его долгих дум, бессонными ночами . Это приятно, это греет.
   - Если бы уважаемый вождь и шаман Горький Камень ещё сделал бы чудесные повозки, такие как ту, на которой Хват возил чёлн, то нет-нет - замахал Острый Рог руками на мои приподнятые брови - не за так, конечно, не за так. То мы бы смогли набрать ещё больше соли.
   - Молодец, - проворчал Хатак - на ходу шкуру снять норовит!
   - А и правильно - я подмигнул парню - для дела, то почему бы и нет! И, раз все согласны, давайте обсудим детали. Когда, чего, сколько .
  
   В результате этого разговора я сейчас стою на взгорке возле переправы через речку, которую я про себя назвал - Стикс. Стикс - река забвения. Река, в каком-то смысле, разделившая мою жизнь на до, и после. Только вместо Харона, был Хатак!
   Было уже ближе к вечеру, весеннее солнце на безоблачном небе мягко грело, пробуждая к жизни природу. Лепота. Мы только недавно закончили переноску соли через брод. Делать это пришлось на себе, так как тележки, груженые мешками, по камням переправы не прошли бы. Но ничего, народ тут не избалованный, ручками работать привыкший. Я и так, тут сильно им помог. Мало того, что мы сделали обещанные телеги, две Острому Рогу, две себе и одну Лису, так ещё и наделали бронзовые кирки и ломы, а также пару лопат. Всё это резко не только ускорило выемку соли, но и позволило пробиться к чистому пласту галита, в глубине породы.
   Сама-то выработка представляла собой, скорее большую яму, чем шахту, уходящую слегка наискосок вглубь холма. Вот мы, охотники трёх племён и поработали, ударно, побиваясь к чистой соли. Два дня кайлом махали, меняясь сменами, но результат того стоил.
   Сам поход, туда и обратно, прошел, по утверждению того же Хатака - скучно. Никто, из маячивших то там, то сям, хищников в нашу сторону даже не рыпнулся. Много нас. Моих, кроме меня, шестеро. Хват, Падаван, Ярик, Шныра, Крук и Хатак, куда ж без него. Ну, и Зверь тоже. Двенадцать человек от Правильных Людей и восемь от Степных Псов. Толпа! По нынешним временам - войско. А по вооружению - мего войско. Теперь, после переправы, Правильные Люди и Степные Псы отправились вместе, до стойбища Правильных Людей, а там уже люди Чёрного Лиса пойдут к себе. Мы же пойдем в лагерь, так сказать, напрямую, срезая немалый угол в степи, экономящий нам дня полтора, как минимум. Правильные Люди звали нас с собой, так безопасней, но мы отказались, сами дойдём. Нас просто так не съешь. Бронза в брюхе вообще плохо переваривается, особенно когда она попадает туда не через рот.
  
   Вот уже еле видны точки охотников дружественных племён в воздушном мареве подымающемся от прогревающейся земли, а я все стоял и смотрел .. Туда, на противоположный берег, вверх по течению, откуда я пришел, уже дай бог памяти, пять лет назад. Пять лет! Мда.
   Никто не тревожил меня, в том числе и Хатак. Он, как никто другой, понимал моё состояние. Надо бы уже определиться, идти сразу, или заночевать в памятной пещере. С одной стороны, можно пройти сколько-то, с другой, и пройдено сегодня не мало. Надо решить . Но я всё стоял и стоял, будто чего ожидая. Иррациональное чувство. Ты ничего не ждёшь, но чего-то ожидаешь .
   Я, уже было стал отворачиваться, как вдруг . Ох, уж это вдруг! Ощущение что желудок рванул к горлу, а сердце упало в пятки. И где-то на полдороги они прошли друг через друга. Вдруг я увидел небольшой силуэт, показавшийся из-за поворота рельефа речки. Ма-аленькая такая фигурка. Одинокая! Идущая оттуда, откуда пришёл, когда-то я!
   Сердце грохотало в груди как набат. Сбоку подошел Хатак.
   - Ну, что Пётр? Мы пойдём или заночуем в пещере?
   - Скажи нашим, будем ночевать.
   - Кгм, я не то что против, но просто интересно, что вдруг так.
   - Есть причина. Скоро, мой старый друг, ты всё узнаешь.
   - Да?! - Хатак, с подозрением прищурившись воззрился туда куда смотрел, не отрываясь я, но маленькая фигурка, медленно приближающаяся к нам, была слишком далека, для подслеповатых глаз старого охотника.
   - Скоро ты всё узнаешь - повторил я на автомате - также как, надеюсь, и я.
  
   Всё ближе и ближе подходила фигурка. Вот уже стали видны детали. Вот уже стало понятно, что на ней одето нечто очень, по расцветке, похожее на камуфляж. Но я всё гнал от себя мысли, что это именно камуфляж, ибо обмануться было бы вселенским разочарованием. Я всё никак не позволял себе верить своим глазам, но вот человек, остановившись, поднёс нечто к лицу и застыл без движения. Мля, если это не бинокль, то я съем свою шляпу.
   - Что там Пётр? - Хатак дёрнул меня за рукав. - Я плохо вижу!
   - Там человек. Один.
   - Человек?!
   - Да! И он идёт оттуда же, откуда пришёл когда-то я.
   - Кто это? - и тут же поправился глядя на мой удивлённый вид - Э-э, я хотел сказать, он из твоего народа?
   - Определённо да! - теперь я видел это совершенно ясно. Потому что изучив нас в бинокль, человек снова двинулся и многие детали я мог разглядеть совершенно отчётливо. Одет он был в камуфляж, на ногах берцы, за спиной большой рюкзак, из-за правого плеча торчали рога арбалета. В правой руке было длинное копьё с блестящим на солнце наконечником по типу "шведского пера". Другой рукой он тащил небольшую тележку с сумкой "мечта оккупанта". Этот незнакомец точно был из моего времени. И что-то подсказывало мне, что этот незнакомец мне очень хорошо знаком. Тысячи мыслей неслись у меня в голове - как, зачем, почему, от - да ну на, до - вполне вероятно. Я всё гнал от себя эту мысль, но каждый удар сердца бил в груди как набат - он, он, он! И только широкая шляпа мешала разглядеть черты лица, чтобы окончательно удостовериться в своей безумной догадке. Моё состояние не укрылось от проницательного взора Хатака, ещё бы, так всего колотит.
   - Это кто-то, кого ты знаешь, Пётр?
   - Я боюсь ошибиться! Ты даже не представляешь, насколько это невероятно!
   - Ты сам говорил мне столько раз, что в этом мире возможно всё!
   - Ты прав мой друг, ты, несомненно, прав! Давай спустимся к берегу .
  
   И вот мы стоим друг напротив друга. Меж нами только быстрые, но тихие воды Стикса. Каких-то пять десятков метров. Для моего нового зрения, всё равно, что пять метров. Теперь я видел отчётливо . Вот засранец, а! Всё-таки попёрся за отцом! Ну, я ему . Хотя у самого ноги ослабли. Хорошо, что в руках моя Прелесть, на которую я навалился, чтобы не упасть. Хотелось бежать с криком - сын! Обнять, прижать к груди, надрать уши, расцеловать, но не стоило. Вон одна рука как близко к кобуре, из которой торчит обрез двустволки. Пальнёт ещё ненароком, от неожиданности . Вряд ли он сейчас опознает, с ходу, во мне своего отца.
   Сын за эти годы возмужал, ещё больше раздался в плечах, заматерел, я и сам сейчас о-го-го, а он вовсе какой-то монстрелло!
   Наконец сын разглядел нас достаточно, решился прервать молчание, и подняв пустые руки громко произнёс.
   - Приветствую вас! Мои далёкие и дикие предки! Я пришёл к вам с миром!
   - Хэ! - это Хатак.
   - С чего ты решил, что тебя тут поймут, если ты будешь говорить по-русски?! Это, во-первых! А во-вторых - за "диких предков" я кое-кому, могу и уши надрать!
   Вот! Именно это выражение лица театральный классик и назвал бы эталонной реакцией на фразу - "К нам приехал ревизор!"
   - Кто ты?!! - опешил сын, жадно всматриваясь в меня.
   - Ты, Артём Петрович, я гляжу, совсем оборзел без отцовского пригляду! Мало того, что я успел у тебя заделаться диким предком, так ты и вовсе меня признавать не хочешь!
   - Отец? - Артём не верил своим глазам. Ещё бы! И я бы на его месте не поверил. - Батя?!!
   - Артёмка, сыночек! - закричал я не выдержав, бросаясь в воду - Артёёёмка!
   - Батяяя! - заревел он и кинулся мне на встречу - Батя!
   Мы неслись друг, к другу поднимая целые фонтаны воды, и где-то посередине брода столкнулись в объятьях. Ух, силён бродяга! Чуть не задушил меня.
   - Артёмка! Сынок! - кричал я - Засранец! Ты, зачем! Зачем!
   - Отец! Отец! - он жадно разглядывал меня не веря тому, что видел - Как! Как! Батя - восклицал он - как такое может быть?!!
   Мы пытались подбросить друг друга в воздух, мы смеялись. Мы были абсолютно мокрые, с головы до ног. И некоторые капли на лице были немного солёные.
   - Однако - покрутил головой старый охотник - Сын объявился! Вот ить!
  
   Жаркие угли тлеют в каменном кругу, сложенному из плоских камней. Ночь. Глубокая, полная ярких звёзд. Они тут явно крупнее, чем в нашем времени. Мы уже давно сидим с сыном и говорим, говорим, говорим . Всё никак не можем наговориться. Остальные, тактично отвалили спать, как только поели, оставив меня с ним наедине.
   После нашей бурной встречи, как только улеглось первое изумление, мы двинулись к пещере, и расположились на ночёвку. Я официально представил своего сына остальным. Все были немного шокированы, голубоглазым, блондинистым гигантом. Даже я и Сильвер были помельче моего сына. Остальные и вовсе были ниже его на две головы, в лучшем случае.
   И вот мы говорим, говорим . Так много нам нужно сказать друг другу, так много спросить. И всё так важно, необходимо, что мы постоянно скачем с темы на тему, и даже не замечаем этого .
   . - Электроника накрылась! - сетует Артём - А там, у меня, в ноутбуке пятьсот гигов и ещё волшебная коробочка на два терабайта инфы. Чего там только не было. - сын махнул рукой - Всему звиздец!
   - Да, не любит проход электричество. У меня тоже сдохли сразу и мобила и фонарь. Батарейки вздулись. Плата будто оплавилась . Подарил корпус с экраном одному чудику, по приколу, а у того кукушка и потекла. Потом расскажу - махнул рукой на вопросительный взгляд сына. - Больше всего, как ни странно, раздражает отсутствие мелочей, чем отсутствие зомбоящика, интернета, тёплого толчка или народных депутатов, денно и нощно переживающих за твоё благосостояние. А вот туалетная бумага, зубная паста со щёткой, это - да! Хоть я и не был фанатичным ширкателем зубов по утрам, а тут прям тянет. И ещё понимаешь какое, всё-таки, великое достижение - мобильная связь. Вот это действительно достижение человеческой цивилизации .
  
   .- Я всю голову сломал, когда думал, что необходимо взять с собой, что ждёт меня там. Куда попаду, в когда? Какие вещи, какое оружие надо взять, так чтобы не промахнуться. Какую информацию записать? Если в будущее, то что ни возьми, всё хлам. Если в далёкое прошлое, то всё ценно. А если серединка на половинку, то вот тут-то и почешешь репу, что брать. Решил всё-таки делать упор на информацию. Всяко пригодится, в любую эпоху от 19 века и ниже. Много напихал дельного на ноут, а видишь как получилось. Хорошо, что я взял с собой и книги, а то бы и вовсе локти сейчас кусал с досады. Но сам понимаешь, батя, книги это малость! Вот в ноутбуке - там да!
   - Что за книги?
   - В основном, справочники разные. Карты по местоположению полезных ископаемых, морские и просто географические карты. Книги по геологии, где, как залегает, что и как выглядит. Обработка металлов, плавка, строение печей, присадки, то, сё! Народная медицина, травы там, настойки, мази. Чего собирать, как делать. Ну, оказание первой помощи при разных болезнях, диагностика их же. Три толстенных тома. Как стекло варить, зеркала лить литература присутствует, как кожу обрабатывать. Всё это, сам понимаешь, не для промышленного производства, а для кустарного. Химия всякая, из чего, чего получить можно и куда приспособить. Занимательная механика. Всякие механизмы, колеса водяные там, токарные станки, подъёмные механизмы ну, ты понял. Много Архимедовской механики, и наших Кулибиных современных, всякие поделки полезные на отдельных распечатках. Несколько школьных учебников, ещё советских. Математика, Геометрия, Физика, Химия опять же, всё за несколько классов. История, само собой. Даже Астрономию прихватил. Ещё есть что-то, я сейчас и не вспомню, но точно скажу, бесполезного не брал. У меня, считай, в сумке одна бумага.
   - Это сынок, очень хорошо, что ты себя так подстраховал. И не горюй, что сдох сатанинский девайс, даже то, что ты принес - бесценно! Теперь мы ого-го как развернемся .
  
   . - Я когда поднялся на гребень, мама моя роди меня обратно, сразу понял - попадос! А уж когда мамонтов разглядел . Честно говоря, в раздрае был полном. Понял, что проживу тут не долго, но весьма насыщенно и интересно. А потом посидел у костерка, посмотрел на звёзды, окинул с утра взглядом великолепие невероятное, и понял, что жив, что дышу, и хрен меня за просто так без соли съешь. Долго не мог понять, куда занесло, да и сейчас . Но далеко, это ясно. И, скажу тебе сын, положа руку на сердце, лучше уж сюда, чем в тот же сорок первый или в девятьсот пятый. Там бы не удержался, Родину полез спасать. Думаю, быстренько сгинул бы. А тут до России-Матушки тьма веков, тысячелетия! Чтоб ни сделал, пользы не будет, но зато и вреда никакого.
   - А где мы батя, ты знаешь?
   - Очень приблизительно. Если по времени то, думаю, тут палеолит, его середина. Это, где-то тридцать пять тысяч лет до рождества Христова. Плюс - минус, десять тысяч лет.
   - Идиты! Ах ринеть!
   - Я тоже так думаю. А где географически и вовсе не ясно. Но погоды тут стоят шоколадные. Урожай, чуть ли не по два раза в год можно снимать .
  
   - Следак сразу сказал - глухарь! Хороший, в принципе, мужик. Другой бы муть гнал, деньги выжимал. Это он меня к Алевтине Петровне направил. Намекнул, мол, бабка сказки всякие рассказывает, а уж слушать мне их или нет, моё дело. Так с ней и познакомился. Приняла меня хорошо. Рассказала про овраг этот Блудов. А ещё сказала, что жив ты. Не спрашивай, говорит, где ты, как ты, почему уверена, что жив! Уверена и всё! Вот тут я и решил, пойду за тобой. Отрубил контракт на дядю Ваню, устроился на работу в охрану, посменно, две недели на две недели, и считай эти две недели так и жил у Алевтины Петровны. Ей это в радость. Одинокая. Я ей и в огороде и в доме, всё делал. Продукты из города возил. За три года за внука стал. Да! Три года я в этот овраг нырял. Профессором по туманным флюктуациям заделался. Столько пересмотрел и перечитал на тему порталов, хоть садись и диссертацию пиши.
   - А Алевтина Петровна как?
   - Мировая бабуська. Жалко её. Я всё же ушел, теперь одна совсем осталась. Тебя вот сколько раз просила в овраг не соваться, а меня от затеи не отговаривала. Понимала, не отступлю .
  
   . - С рыбой тут беда.
   - Отец, да быть того не может. Тут по ней с берега на берег ходить можно!
   - Вот-вот! Говорю - беда. Червяка покажешь, рыба сама на берег лезет, из рук вырывает. Никакого удовольствия. Абзац интриге! Эх, как раньше было здорово, вскочишь в три утра, ни свет, ни срамши, а то не дай бог пропустишь утренний клёв. Промедитируешь на поплавок часов пять, ни поклёвки, а в голове всегда мысль - Да, сегодня не задалось, ну значит завтра! Или через неделю! Или в следующем году! Перспектива, мать её ети. А тут, без трусов в воду не зайдёшь . Я теперь только благородные сорта вкушаю. Осетринка, стерлядка, белорыбица. Икорка чёрная, в сезон. Налимья печень, угорь копчёный, судачок заливной, так, за баловство идёт. Нет интриги сынок, нету .
  
   . - Точно знал, что у тебя с собой горох и кукуруза, а также семечки подсолнуха. Картошка, помидоры, огурцы, чеснок, лук, всё такое прочее. Но всё равно брал разных семян всяких, много семян различных специй, ещё взял, немного, качественного зерна пшеницы, гречки, ржи и ячменя. Кто знает, в какие климатические условия тебя занесло. Ну и справочники к этому всему, как растить, когда и куда сеять
  
   .... - Спирт гоню, это да! Но только для медицинских целей. Не хочу эту заразу сюда заносить. Местные и сами уже какую-то бурду бодяжат, жуют бабы корешки какие-то и сплёвывают в кожаный мешок, и всё это там бродит. Представляешь себе, что за амброзия на выходе получается?! Прикинь, ещё только с дерева слезли, можно сказать, ни колеса, ни лука, камушком зад подтирают, а брагу уже мутят!
   - Прогресс не остановишь.
   - Это, да! Есть у меня, конечно, и правильная медовушка, и винцо красное, неплохое, выставляю иногда, но всё это в гомеопатических дозах.
   - Понимаю. Но заветам доктора Айболита - "Минимальными дозами, в неограниченных количествах, не ради пьянства, а здоровия для!".
   - В точку .
  
   . - Женский вопрос, батя, не стоял вообще. Мать всё внуков требовала. Мол, двадцать шесть уже. Точит и точит. Но тут сестрёнка подоспела на помощь. Мы и оглянуться не успели, как она выросла. И уж внуков она маман с отчим обеспечит точно. А я немало их у меня через постель проскочили, но единственной так и не нашел. Не знаю - сын пожал могучими плечами - то ли я такой привередливый, то ли они такие меркантильные. Но как у вас с матерью - не хочу. Хочу как в книжках. С первого взгляда и навсегда. Наивно, правда - он виновато смотрит на меня.
   - А знаешь, сынок, ещё недавно я бы сказал, даже не наивно, а инфантильно, но жизнь интересная штука. Когда-то у тебя появился новый папа, а теперь у тебя появилась новая мама!
   - Прикольно!!!
   - Помоложе тебя, правда, лет на восемь, но чего только в биологии не бывает.
   - Ты красавчик, батя!
   - И как ты говоришь - с первого взгляда. Кроме шуток!
   - Ух! С удовольствием познакомлюсь .
  
   . - Всё выбирал, огнестрел или арбалет. Огнестрел конечно круче, но боезапас ограничен. Патронов всегда мало. Уж мне-то это куда, как хорошо известно. И на "коленке", как в плохих рОманах про попаданцев, патроны не сделаешь. А блочный арбалет, вещь. Дорогущий правда, но на семьдесят метров с оптикой в яблочко болты кладу без проблем. А как последний аргумент, ближнего убеждения, вот - обрез двенадцатой "тулки". Этакий хау-даг! В упор, с двух стволов и картечью я и носорога на жопу посажу. Ну, "шведское перо" - это тебе объяснять не надо, сам всё понимаешь, ещё у меня вот - он вытянул из ножен небольшой хищно изогнутый клинок блеснувший узорчатой сталью - Бубет! Вещь, да?!!
   - Артёмка, зачем?
   - Что зачем, отец?
   - Зачем ты попёрся за мной?
   - За тобой батя, за тобой.
   - Я не о том спрашиваю, сын! Я спрашиваю, почему ты кинул ту жизнь ради неизвестности. Замечу, абсолютной неизвестности! Что кроме сыновнего долга, который меня, несомненно, греет, подвигло тебя на это?
   Артём помолчал, хмуря брови.
   - Много факторов, отец. Вроде каждый в отдельности и не слишком убедителен или важен, а все вместе словно огромный пендель мне под зад в сторону оврага. Так бывает, вдруг стало душно . Зомбоящик каждый день кричит о новой мировой войне, стоящей у порога. Пидоры права качают, требуя непонятных льгот и новых законов для себя у государства. Чиновники не просто воруют - хапают. И даже не смотря на то, что их вроде начали прижимать потихоньку, они хапают. Потому что знают, при самом плохом раскладе сидеть будут недолго и как говорят в Одессе - "Чтоб я так жил, как они сидят!" А потом они выйдут . А закон о конфискации имущества у таких деятелей многомудрая дума, пекущаяся о народе, снова отклонила. Потому что они того же поля ягодки.
   Жрём - хрень, пьём - хрень, дышим - хренью. В магазин идешь, за каким нибудь холодильником или там утюгом, и понимаешь - сейчас ты отдашь свои деньги, которых у тебя куры не клюют, потому что нет, и купишь говно! Говно, батя! Представь! Целые институты работают над решением задачи как сделать идеальные механизмы чтобы отработали, к примеру, три года по гарантии и ровно через три года и один день рассыпаться в пыль. Это идеал современных корпораций. Не делать лучше, совершенней, долговечней, а делать говно, которое прослужит положенный срок и ни дня больше. Для производителей слово - долговечный - анафема. Прям корёжит от него. Как нечистую силу от воды святой. Прав мудрый человек, сказавший, что мы цивилизация экскаваторщиков. Роем яму, чтобы добыть ресурсов, чтобы построить ещё больший экскаватор, чтобы выкопать ещё большую яму, чтобы добыть ещё больше ресурсов, чтоб построить ещё больший экскаватор, чтобы, что бы, чтобы .. И так до бесконечности. И главное нас всех уже почти убедили, что только так и должно быть, именно так, и развивается наша цивилизация . Прикинь, даже то, что специалисты громко и хором заявляют в глаза производителям немецких машин, что их хвалёное качество закончилось в девяностых годах, им, что с гуся вода. Делают вид, что всё нормально. Хоть ссы в глаза, как говориться. И это немцы, батя! Немцы, для которых орднунг, качество и репутация - божественные постулаты веры! Про других совсем молчу. И так во всём.
   А законы. Нормального мужика обложили как дикого зверя. Я здоровый мужик - бесправен! Недавно дума додумалась до закона, запрещающего жарить шашлык у себя во дворе. Во дворе! Пять штук штрафа. Мой один знакомый налетел недавно! Кретинизм крепчает! Одна ювенальная система - Артём просто выплюнул это слово - чего стоит! Прикинь, ко мне может припереться тётка от этой конторы с ментами, и на основании простого звонка от дебильной соседки, которой в связи с ранним климаксом кажется, что я бью своего ребёнка, забрать его в детский дом! До выяснения обстоятельств. И у меня его могут отнять. Отнять, батя! Без суда и следствия, только потому, что у пацана может быть синяк. Синяк!!! Да я их бы перестрелял на. Прямо на пороге. А потом меня посадят, ибо нарушил закон. Закон!!! У какого нормального пацана нет перманентных синяков, ссадин, или шишек? А? У какого? Только у которого идиотки мамаша и тёща, наслушавшись идиотов врачей, кормят ребенка таблетками от "гипертрофированной подвижности". Вот он и становится как зомбак. Видел я такое у одних. Был пацан как пацан в пять лет. Шустрый, резкий, гоношной, как и положено, а в десять лет его уже на домашнее обучение перевели. Тормоз стал, заговаривается . Зато мальчик спокойный стал, покладистый, не лезет никуда, где положишь, там и лежит Твари! Их бы всех вместе, маму, тёщу и врачей на одной верёвке подвесить.
   Страх божий люди потеряли, батя. Я и сам не святой, но не до такой же степени. Есть же нормы, через которые переступать - смерти подобно. Там уже, батя, даже не право сильного рулит, а право богоизбранных, и бог их - рубль!
   Там ты можешь в шестнадцать лет сесть в "Мазератти", подаренной тебе крутым папой и засадить по проспекту сбивая всех нахер, и тебе ничего не будет. Так, пожурят чуть-чуть, ая-яй скажут и отпустят. И ты можешь снова сесть, но уже в "Мерседес", "Мазератти" ты-то уже разбил, и опять прикатать всех к херам собачьим. И ни дай бог тебе кто-то что-то сделает. Закон станет за тебя нерушимой стеной. Ты из элиты богоизбранных тварей. Ты рождён с кнутиком в руках, стегать нерадивых холопов. Таких только стрелять.
   Ты меня сам приволок в реконструкцию. Слава богу, благодарен тебе за это. И историю я стал почитывать не просто из праздного любопытства. Так вот! В нашей стране, хотя и в других тоже, никогда, ни при каком строе и ни при какой власти нельзя было оторвать от кормушки присосавшихся к ней, кроме как перевешать, порубить головы, перестрелять! Так говорит наша история. Вся, мать её, наша история, отец! Все остальные разговоры о всяких мирных сменах формаций правления, дерьмократическом выборе народа, прочей лабуде - лапша на уши дуракам.
   Посмотри на меня, отец! Я здоровый лоб, не могу заработать денег честным трудом достаточно, чтобы жить, хотя бы достойно. По меркам той же загнивающей Европы. Но туда я тоже не хочу. А тут нужно или воровать, или убивать, но уж обманывать в любом случае.
   Я, батя, не Дон Кихот! С ветряными мельницами воевать не собираюсь. Не ссать против ветра, у меня ума хватает. Я далёк от мысли, что во времена князя Рюрика жили люди на кисельных берегах, средь которых текут молочные реки, и все как один жили по правде людской и божьей, но право слово, сдаётся мне, что многое было хотя бы честнее. По мне батя, право сильного лучше права жополизов, гнилого ворья и заднеприводных! Там уж если ты сильный, то по факту силы, а не по факту телефонного права.
   Мы помолчали. Да-а! Сынок-то, вон как поумнел. Хотя он никогда и не был оторванным от реальности инфантилом. Но возмужал, возмужал! И я, в принципе, со всем, что он сказал, согласен .
   - А ещё, - Артём улыбнулся - я понял, батя неспроста слинял! Он всегда продуман был, в хорошем смысле слова. Небось, надыбал некие воздушные места, и шмыг туда. И уже устроился каким-нибудь падишахом, кальян курит, шербет пьёт, гурии вокруг танцуют. Дай, думаю, нырну под крылышко!
   - А как же, а как же! - я улыбнулся в ответ. - Правда на падишаха не вытянул, но собственное племя где я вождь, шаман и учитель есть! Еда, вода, жильё - всё готово для родного сынки. Папа не спал, не ел, готовился!
   - А я и не сомневался .
  
   . - Дырка во времени, а может и в пространстве, а может и в параллельное пространство. Я ведь не совсем уверен, что это наша Земля.
   - Вот как! Почему?
   - Да есть намёки. Странные звери, странные истории . Хотя может многое из того, что мне кажется необычным, просто не дошло до нас, затерявшись в глубине тысячелетий? Но одну штуку я тебе покажу прямо сейчас. Как раз Луна в нужной фазе. Давай бинокль . А теперь смотри. Дели тёмную сторону крестом и правую верхнюю четверть ещё раз крестом . Как раз около центра креста оно и будет
   Артём приник к биноклю. Качественная цейсовская оптика, кстати, ещё времён Советского Союза.
   - Ого! Это что такое, батя?
   - Ну, не знаю, что ты там сейчас видишь в оптику, а я вижу мутноватую точечку света на затёмнённой стороне Луны. И думается мне, это ж-ж-ж, неспроста
   - На ка, глянь. - Артём передал бинокль. Ах, как давно я мечтал разглядеть это пятнышко света вооружённым взглядом. Мечтал, что когда-нибудь, мне даже удастся отлить линзы и сочинить телескоп, но пока мы не смогли отлить даже плохенького стекла. И вот я приблизил, во всех смыслах слова, свою мечту. Мда! Мутное пятнышко превратилось в более чёткое изображение, и как бы рассыпалось на мельчайшие точечки света.
   - База? - Спросил сын.
   - Отсекая бритвой Аккама лишние сущности, как бы это невероятно не звучало, но скорее да, чем нет.
   - Летающие тарелки видел?
   - Ни разу! Но знаешь, есть у меня кое-какие интересные мысли об одной особе .
  
   - Этот портал, или переход, называй, как хочешь, не только электронику калечит, он ещё и на меня вишь как повлиял. Омолодил! Правда, чуть в гроб не вогнал. Я почти загнулся, прошел по краю, но обошлось. Как нибудь расскажу и про это, и свою теорию на этот счёт. Теперь вот, молодею. Сейчас уже замедлился, а по началу, как говорят, не по дням, а по часам. Не знаю во что, это все, в конце концов выльется, но мне нравится.
   - Я в шоке, батя! До конца не верю, что это ты!
   - Хе-хе, мы еще посмотрим как на тебе, молодом, проход отыграется. Может так омолодишься, что придётся тебе сиську у неандерталки сосать!
   - Свят, свят, свят! Не шути так отец! Я и так чудо, что нашел тебя сразу. Чудо, что ты такой молодой, чуть может постарше меня. Зачем мне ещё одно чудо, младеньчиком становиться? - Посмеялись.
   - Язык надо будет выучить - перешел я на серьёзный тон - я хоть и прогрессорствую тут помаленьку, мои многие знают русский, но с местными общаться придётся много. Язык достаточно простой, слов не много, вот с мимикой сложнее - кривляются как мартышки. Зато все эмоции на лице.
   - Это не проблема - махнул рукой сын - надо, так надо! А что там с прогрессом? Как поживают, три священных коровы попаданца? Порох, паровик, автомат Калашникова?
   - Пф-ф! Паровик, автомат - мы же не в книге! Тут луков ни у кого кроме как у нас нет. Порох? Порох мог бы. Но не буду. Нет для него тут никаких задач. Да и не хочу я тащить в этот мир такую гадость. Без меня сделают в своё время.
   - Понятно! Уважаю! А как с остальным?
   - Остальное сам посмотришь. Что зря языком блямкать. Но думаю тебе понравится. Вот, например, - я потрепал по холке, как всегда привалившегося к ногам, дремлющего Зверя. Вроде и спит, а уши чутко реагируют на любой подозрительный шум в ночи. С таким сторожем спокойно, этот не проспит. - Удавшийся эксперимент по приручению диких животных.
   - Красавец - согласился Артём.
   - Работаем и над другими "проектами". И, кстати, в связи с этим, хочу что бы ты меня услышал. Здесь есть люди, которые называются видящие и чувствующие. Это сынок, реальные экстрасенсы. А коротко я их называю - сенсы. Это не телевизионные фигляры, не балаганные фокусники, и не иллюзионисты а-ля Коперффильд, с тоннами разнообразной аппаратуры. Тут всё по-взрослому. И хоть силы у них не уровня Гендальфа Серого или Гарри Поттера, зато всё без обмана. Я не знаю, может быть как раз мы и стоим у порога зарождения тех самых колдунов и магов которые, когда-нибудь, достигнут могущества, которое дойдёт до нас в сказках и легендах. А может, если это параллельный мир, и тогда эта Земля, и вовсе станет Землёй меча и магии, не знаю, но это тут есть. И это, поверь, серьёзно. Такой как я тут котируется как Великий Знающий, это весьма не мало. В том же статусе окажешься и ты. Наши знания, сколь поверхностны они бы не были, тут, дорогого стоят. Я расскажу тебе, что умеет, например, Великая Видящая Светлый Ручей, или её ученик Крук, или шаман Белое Облако, Амазонка. Я расскажу обо всех, кого знаю и, что чего может и стоит. И не только о сенсах. Обо всех. Я расскажу о тех мыслях и идеях которые я вкладывал в головы первобытных кроманьонцев все эти годы. Но для начала нам надо договориться, как ты меня нашёл, и вообще, почему ты тут появился. Я ведь, официально, пришелец из далёких северных земель. Выходец из могучего народа Русов. Путешественник, любитель заглянуть за горизонт, ищущий Знаний. Ни одна душа не в курсе, откуда я, а теперь и ты. И пусть так будет. Молчи. Мы придумаем непротиворечивую легенду, но ты следи за языком, не погори на мелочах.
   - Хорошо, отец! - Артём кивнул с серьёзным видом - Я понял!
   - Запомни, тут главное, сенсам не врать. Чуют ложь как собаки мясо. Можно недоговаривать, можно передергивать факты, но главное не врать откровенно. Если уж совсем никуда, то просто промолчи.
   - Понял тебя, отец.
   - И ещё одно, сынок! Они люди! Первобытные, это да! Иногда непосредственные как дети, все эмоции на лице но, не дикари, в понятии идеологии "Бремени Белого Человека". Помни об этом.
   - Я всё понял, отец .
  
   Разговоры, разговоры . И эту ночь, и следующую, а так же днём и вечером и утром . Мы всё ни как не могли наговориться. Так много хотелось сказать. Я всё смотрел на сына, и не мог наглядеться. Чудо! Истинно так! Я счастливейший из смертных. Хорошо, что в этом мире нет ещё никаких богов. Говорят, они дюже завистливы. Запросто могли бы устроить мне "козью морду", чтоб поменьше улыбался.
   Пока шли, перезнакомил всех со своим сыном подробней. Сочинили ему легенду. Я не стал заморачиваться и представил его как чистого воина, тем более это так, собственно, и есть. Хотя, даже для моих соплеменников концепция чистого воина - удивительна. Но съели. С моими комментариями-то. Тут и Тайбо и все мои упражнения с различным оружием в тему хорошо легли. А пошел за мной сын во след, из-за тяги к путешествиям и приключениям. Как говорится, яблочко от яблоньки не далеко падает. Это-то как раз моим в племени очень понятно, объяснять не надо. Нагородили ещё в легенде неких непротиворечивых деталей и вуаля, встречайте - Артём, воин и путешественник, сын Великого шамана Горького Камня! Статус - Знающий! Прошу любить и жаловать!
   А ночами снова разговоры, разговоры .
   - Хатак, крутой перец. Местная легенда. Бродяга и искатель приключений на одно известное место, воин и сказитель разных историй, которые он выдумывает прямо на ходу. Если бы не он, неизвестно как я бы пережил свою первую зиму. Да и пережил ли. Он мне друг, в самом лучшем смысле этого слова. У него, конечно, своих тараканов в голове хватает, но у кого их нет? Тем более, Хатак, один из самых долгоживущих людей на свете. Тут сорокет уже реальная старость. Кто перевалил за сорок, дряхлые старики. Но таких, по факту, практически нет. Умирают раньше. Племена редко подолгу стоят на месте, постоянно в движении. Перегрев, утомление, накопившиеся болячки, однообразная еда, одно это убивает стариков весьма эффективно. Зимой, правда, племена стоят на месте, и если и перемещаются, то совсем редко, но там другая беда - голод. Голод, сынок. Они все постоянно голодают. И в этом плане хуже всего - это начало весны.
   То, что Хатак живёт так долго, это, прежде всего, я так думаю, его личная генетика. Так сложились хромосомы. Ну, и конечно, моя заслуга, в какой-то мере. Правильное, разнообразное и регулярное питание, одежда, условия жилья, чуть более осознанная медицина. Вот Хатак и бодр и свеж, всё ещё . Тут вообще все "организмы" в засаде сидят, как мне видится. Только дай шанс и благоприятные условия, тут же в рост попрут. Вот Ярик, каков красавчик! И не скажешь, что пять лет назад загибался от голода. Ему сейчас, где-то около пятнадцати, а он уже оставил многих своих сверстников за спиной. Местный акселерат. Да и вообще моё племя выгодно в этом плане отличается от других .
  
   Когда вылез из оврага, сразу понял - получилось! Тут и пирамидка твоя! Я сразу для себя решил, это твоих рук дело. Хотя и ничего на это особо не указывало. Но, я сказал себе - это батя, и никаких других вариантов мне не надо. Когда за гребень выбрался - ох, как удивился! К биноклю прикипел надолго.
   - Да уж, понимаю тебя. Сам чуть в обморок не упал.
   - Вот-вот. Ну, решил, что ты вряд ли пропрёшься в прерии. Скорее пойдёшь вниз по течению, чем вверх. Ты всегда любил большие объёмы воды. Потом нашёл вторую пирамидку, третью, несколько костровищь, понял, верным путём идём товарищи. А уж когда наткнулся на рога со спилами от ножовки, фантик от бомж пакета, то и сомневаться перестал - твоих рук дело.
   - Я из них наконечники на дротики делал. Клевец знатный изготовил. Теперь, вон у Ярика на поясе болтается. Суровая штука! Башку гиене пробивает на раз! Выручили эти рога меня сильно, было дело.
   - Ну, нечто подобное я и предположил. Чтоб воевода да не вооружился . Вот я эти спилы увидел, понял - это ты! Осталось тебя только найти. Шёл, и всё боялся, вот сейчас, за поворотом, не дай бог увижу ржавый велосипед, а рядом валяется обглоданный череп, вот сейчас и всё гнал от себя эти мысли, а они всё равно, сука, лезут . Тяжело было, батя.
   - Понимаю сынок - я положил руку на плечо Артёма. - Понимаю. Если бы не стечение невероятных обстоятельств, мы бы разминулись и тогда неизвестно как вообще могло всё сложиться. Но, всё сложилось, так как сложилось. Чудо! Ещё одно!
   - Да, чудо! По другому и не скажешь - Артём счастливо улыбнулся. Помолчали.
   - И так, чисто для интереса, ты батя, зачем пирамидки складывал? Думал вернуться?
   - Трудно сказать, сын. - Я задумчиво потеребил бороду. - Была мысль, в самом начале, а потом когда дела завертелись, всё меньше я об этом думал. Опять же молодость вернулась! Ну как, даже если пройду обратно, каким-то чудом, снова вернётся старость! Она ведь не в радость! Недаром так в народе говорят. Уж я-то знаю. Одно это заставляет меня сидеть на жопе ровно и не искать лишних приключений по перемещениям в порталах! И одного раза хватит! Тем более там, кроме тебя, у меня и не осталось чего-либо ценного. А ты бугай здоровый, самостоятельный, причём настолько, что сам за мной припёрся!
   - А как же, батя, а как же подругому-то!
   - Эх! Теперь мы такие дела замутим сынка, такие дела .
  
   Охотника даже и не думай изображать. Знаю, что ты этим баловался там. Но там, не тут. Охотник с многозарядной "Сайгой" и оптикой сидящий на помосте возле солончака и охотник с местным убожеством в руках, под названием - копьё, которому для того чтобы заглянуть своей жертве в глаза, необходимо проделать массу тщательных, утомительных, а иногда крайне энергичных движений - это даже не разные понятия. Это разные вселенные! В первом случае - это азарт, адреналин, много понтов, а во втором случае - жизнь или смерть. В прямом смысле этих слов. Поэтому ты здесь не охотник. Ты воин и знающий. А захочешь стать охотником, тебя научат. Вот Хатак и научит. Бо-ольшой мастер обучения. Кстати, гениальный метатель всего чего можно - кроме шуток. Увидишь .
   - А ты уже охотился на мамонта, а, батя?
   Я усмехнулся
   - Технически, мог бы, но - нет! И не знаю никого, кто бы это делал.
   - Как же так? А в школе картинки, где первобытные люди забивают камнями мамонта в выкопанной яме? А наскальные рисунки, где охотники нападают на мамонта? Как с этим?
   - Ничего не скажу про рисунки, кроме того, что мало ли кто и что, выдаёт желаемое за действительное, а вот на счёт выкопанных ям на тропе, в которую, якобы, должен упасть мамонт, бред полный! Ты по нашему оружию и шансовому инструменту не суди, мы здесь, в этом плане, впереди планеты всей. Тут такое оружие, если его можно так назвать, что нанести хоть какую-то серьёзную рану мамонту - нереально. Тем более до определённой дистанции они на тебя и глядеть не станут, но стоит переступить невидимую черту, то ой-ой! Так вот, с той дистанции, на которую они тебя подпустят, теми копьями, что сейчас имеются, не то, что ранить, ты их даже не пощекочешь как следует.
   Что, касается ямы... мамонта ты видел? Самые большие слоны, африканские, против них не пляшут, Представляешь какую яму на мамонта надо выкопать? Ты думаешь, палками и звериными лопатками это реально? Нет, выкопать-то можно, но сколько племя корячиться будет с этим? Мамонты посмотрят на придурков, подумают - прикольно, да дальше мимо пойдут своей дорогой. Ты что, думаешь, они тут гуськом по одной тропинке ходят? Смешно!
   Ты хоть раз слышал, что бы таким способом охотились в Индии или Африке на слонов в недалёком прошлом, когда ещё не было огнестрельного оружия? Есть знаменитые африканские племена охотников на слонов, но они убивают их отравленными стрелами и дротиками, но никак не загоном в яму с кольями. Я слонов только пару раз в зоопарке видел, всё остальное только по телеку, но за мамонтами понаблюдать пришлось куда больше. Я тебе так скажу, сынок, в ловчую яму может свалиться кто угодно, медведь, бык, волк, тигр или лось, человек - запросто, но чтобы мамонт . Эти ребята слишком умны для этого. Они если чего подозрительное увидят, на своём пути, станут и стоят хоботами шевеля, нюхают, а нюх у них кабы не получше собачьего. Оценивают неспеша, что за хрень такая на пути. А не торопятся не из-за того что боятся, а из-за того что, умные. Зачем приключения дополнительные на свою жэ искать, их и так хватает. Держатся мамонты всегда кучкой. Их, как тех же буйволов не развести. Когда можно самцов отвлечь с фронта, а с тылу, по тихому, телёночка умыкнуть. У мамонтов такое не прокатит.
   - А если напугать? Чтобы побежали куда надо!
   - Шугануть, говоришь? Есть тут место одно, интересное, земля Осенней Охоты называется. Вот там, как раз, много союзных племён и занимается загонной охотой. Даст бог, увидишь, а захочешь и сам поучаствуешь. Так вот. Ещё ни разу, никому, не удалось напугать мамонтов. Все звери бегут, даже тупые, а потому абсолютно бесстрашные носороги бегут, а мамонты нет! Умные и никого не боятся! Собьются в стадо поплотнее, спрячут внутри всех кто помельче и стоят, наблюдают, шевеля ушами, за окружающими гопками. И лучше к ним не подходить. На короткой дистанции от них мало кто убежит, человек уж точно.
   А ещё, сынок, есть у мамонтов вредная привычка, как впрочем, она встречается и у наших слонов, если кто из своих попадёт в беду, будут стараться как-нибудь помочь. В любом случае, не бросят и не уйдут. И даже если член стада погибнет, так или иначе, то могут ещё дня два или три быть рядом с трупом и отгонять падальщиков. Хатак сам однажды такое видел. Сломал, как-то умудрившись, один молодой мамонт ногу, так всё стадо стояло над ним, всё пыталось поднять его, воду в хоботах носило, ветки подтаскивало, но всё же умер сердешный. Хатак со товарищи долго ждали, всё надеялись поживиться дармовой добычей, и не только они, но куда там, стадо и после смерти своего члена ещё трое суток над ним простояло всех отгоняя. А уж когда он окончательно завонял, ушли. Грифам да гиенам ещё можно было мамонта жрать, а людям, как бы они не были голодны - нет!
   - Блин, батя, а как же, лопатки, бивни, черепа мамонтов встречающиеся в стойбищах первобытных племён?
   - Тут нет противоречия особого. Можно и от скелета оторвать и притащить, почему нет. Тут, в прериях, такое найти не редкость. А ещё бывает, когда мамонт чувствует приближение своей смерти и тогда он уходит от стада куда подальше. Потом станет и стоит. Не ест, не пьёт, пока не упадёт. В этом состоянии, если на него напасть, он даже не сопротивляется, умирает молча. Если на такого мамонта набрело какое племя - праздник! Правда, на такую "бесплатную столовую" желающих много. Тут не столько мамонта завалить проблема, сколько от халявщиков отбиться.
   Но, как утверждает Хатак, а ему я верю, молодой телёночек, свинка или осетринка, куда как вкуснее старого мамонта .
  
   С железом - беда. Все попаданцы как попаданцы, у кого метеорит тонн на десять железный, у кого жила чистого магнетита и холма лезет, в крайнем случае, ткни в любую лужу - там болотное железо, а у меня кукиш, да ещё без масла. Нету железа! Но вот медь и олово более доступны. Не удивительно, что эпоха бронзы длилась так долго, прежде чем появилось более-менее внятное железо.
   - Железо более сложное в технологической обработке. Печи более высокотемпературные, присадки - пожал плечами Артём.
   - Ну да! Сообразить, как смешать пропорции меди и олова, чтобы получить бронзу дотумкали. Засунуть в бронзу бериллы толчёные, чтобы получить "чёрную бронзу" тоже сообразили, а поднять температуру в печах - ума не хватило?
   - Кто знает, отец, кто знает.
   - Ну, учёные и историки, я думаю, написали стройную теорию по этому поводу. Жаль, я её особо не помню, должно быть там всё разложено по полочкам, но сдаётся мне, олово и медь, долгие века, был просто-напросто более доступный ресурс, чем что-либо другое.
   - Ну теперь у тебя батя есть правильная литература по металлам. Найдём железо, не боись.
   - Да я и не особо переживаю из-за него. Нам тут железные дороги не строить, вот стекло, а лучше обливная керамика - это да! Это прям - я постучал по горлу - во как нужно! Горшки-то это хорошо, но не держат они, как следует, ни воду, ни сироп. Тушёнку или чего подобное тоже долго не сохранишь. Воздух потихоньку пропускают. Чего мы только не придумывали. Пока только покрытие из сложно-составного лака, более-менее помогает. Но обливная керамика лучше. Сколько мы не бились, но не получается у нас пока. Как впрочем, и стекло.
   - Есть у меня батя и по этому вопросу литературка, точно есть!
   - Это здорово! Я бы сказал - просто прэлестно! Теперь уж мы развернёмся! - я положил руку на плечо Артёма - Я так счастлив тебя видеть сын! Так счастлив!
   - Я тоже, отец, я тоже! - он улыбнулся искренней улыбкой, почти такой же, как когда-то в детстве. Мы сидели и наслаждались нашей близостью. И молчали.
   - Отец, а как тут вообще - через некоторое время спросил Артём, пошевелив пальцами в воздухе, но я его понял.
   - Есть такое понятие в русском языке, Артёмка - свобода. А есть понятие - воля! Возьмись перевести эти слова, на какой иностранный язык, так они сольются вместе. А вот для русского - я постучал по груди - они всё-таки разные. И здесь, как раз - воля! Даже не свобода Артём - Воля! Ты скоро это ощутишь. И ты правильно сделал, что ушел за мной, сынок! Здесь мы сами определяем свою судьбу! Мы, и Господь Бог!
  
   Любая дорога заканчивается, рано или поздно. Вот и мы, наконец-то, дошли до дома. Народ выскочил нас встречать весёлой толпой. Самые шустрые добежали первыми. Мод и Лили, крутясь под ногами создавали ещё большую суматоху. Все обнимались, радовались, что ушедшие вернулись, не только живы, но и невредимы. И конечно, не заметить моего сына было очень трудно. Артёмка стоял рядом со мной и наблюдал эту кутерьму, со странным выражением на лице. Откуда-то, из дальнего конца лагеря, наконец-то прибежала моя Белая Волчица и повиснув у меня на шее, соединилась со мной долгим поцелуем. А когда оторвалась от моих губ, то стала разглядывать сына с любопытством детской непосредственности.
   - Как тебе сынок твоя новая мама - я подмигнул обалдевшему Артёму.
   - Я просто в шоке, батя! Респект и уважуха! Ты, красавчик!
   - Её зовут Белая Волчица. Она уже неплохо говорит по-русски, а понимает вообще почти всё. Это мой сын - обращаясь к девушке пояснил я - Артём.
   - Сын! Какой могучий! - она перевела взор на меня и немного виноватым голосом проговорила - Не знаю, получится ли у меня родить тебе такого же, но я сильно постараюсь.
   Я засмеялся и прижал к груди Белую Волчицу. Подмигнул обалдевшему Артёму.
   - Вот такой тут непосредственный народ! И, кстати, где Соле?
   - Огненный Цветок и Амазонка с Тёплым Камушком поплыли проверить сети, должны уже скоро быть.
   Тут до нашей компании неспешно дошла, опираясь на резной посох, Великая Видящая Светлый Ручей. Все слегка попритихли.
   - Вот, уважаемая. Мой сын Артём, - я положил руку на его плечо - отца пришел проведать.
   Або подошла поближе и, задрав голову вверх, некоторое время, с большим интересом, рассматривала Артёма.
   - О да! Самец! - або в восхищении поцокала языком - Каков красавчик! Такого родить, это как постараться-то надо?! А уж лежать под таким . - Обернувшись к остальным женщинам и округлив глаза, она покачала головой, вызвав совсем нескромные улыбки.
   Если Артём и растерялся от такого начала знакомства то, ненадолго. Впрочем я его предупреждал, люди здесь простые.
   - Мадам! - Артём вытянул руки по швам, щёлкнул каблуками и резко кивнул головой - Разрешите представиться. Мастер спорта, майор Чингачбук. Воин и немного Знающий!
   - Шутник! Это хорошо! Прям как отец. Но Чингачбук, сынок, точно не ты! - або прищурившись посмотрела на Артёмку. Тут, да, промах вышел у сына. Было дело, рассказывал я историю Большого Змея, с купюрами, разумеется. - Ну-ка, наклонись пониже, посмотрю какой ты майор.
   Артём наклонился и Видящая обхватив ладонями виски сына прикрыла глаза и замерла, вслушиваясь внутрь себя.
   - Да, да. - покивала она головой - Такой же как и отец. Нет силы. Пусто. Но знающий, да! Такое же эхо, Да! Знающий! - Або отпустила голову сына и открыла глаза. - Знающий - это хорошо. Видящих и чувствующих у нас и так хватает .
   - Так, Русинки, ну-ка нечего здесь стоять! Бегом накрывать столы! - Або хлопнула в ладоши - Мужчины вернулись! Целые и невредимые, да ещё с прибытком! Сегодня у нас праздник!
  
   Когда Соле разглядела на далёкой пристани фигурку Батора с поднятой рукой и открытой ладонью, знаком, что всё хорошо, но надо скорее вернуться, она бросила поднимать из воды сеть и взялась за весло.
   - Кажется, наши вернулись - сказала она Амазонке и Тёплому Камушку - бросайте рыбу, хватайте вёсла и гребём энергично, девочки.
   Ещё не доплыв до пристани, она крикнула стоявшему Батору.
   - Ну, что?!!
   - Всё хорошо! Наши вернулись. Все живы и здоровы.
   Лодка ткнулась в пристань и Соле стремительно взлетела на неё, пока мужчина помогал выбраться девчонкам.
   - Где они? Отец, брат .
   - Они в большом доме. И там с ними, ещё...
   - Помоги с рыбой, пожалуйста - недослушав, что хотел сказать Батор, крикнула Соле, уносясь в сторону лагеря.
   - Ладно - подал плечами Батор. - Ну, что, малявки - он подмигнул девчонкам - много нарыбачили?
   - Мы не малявки - солидно ответила Амазонка - мы Великие Видящие .
  
   Соле бежала легко и очень быстро. Вот уже и лагерь. Краем глаза, отметив активную суету среди женщин и быстро покивав головой попавшемуся навстречу Падавану и Хвату, она устремилась к большому дому. Заскочив, с яркого солнца, в сумрак помещения она только и успела рассмотреть знакомую массивную фигуру и тут же повисла у неё на шее с криком - "Отец!". И только после того как она уткнулась носом в огромную грудь до неё дошло, что что-то тут не так! И с грудью, и с одеждой, бороды нет, и вообще в целом. А когда, откуда-то с боку, знакомый, насмешливый голос произнёс - "Ну, вообще-то, моя маленькая, отец - это я!", ей только и осталось, что расцепить руки и сказать - Ой!
   Она подняла глаза вверх и наконец рассмотрела того на ком так экспрессивно повисла. Это, конечно был не отец, но кто-то очень на него похожий. Несколько изменённые, но знакомые черты лица, такая же, даже больше, огромная, мощная фигура. Светлый ёжик волос, мягкая улыбка, еле угадываемые ямочки на щеках и пронзительно синие глаза.
   Она сделала неловкий шаг назад и чуть не упала, но мгновенно выстрелившие две могучие руки не позволили этому произойти. Они мягко, но крепко подхватили её по мышки и удержали, можно сказать, практически на весу. Рядом появился, с весёлой улыбкой отец.
   - Познакомься, малышка, это мой сын - Артём! Артём, это огневолосое, зеленоглазое чудо, моя приемная дочь - Соле.
   - Соле! Солнце! Какое прекрасное имя! - приятным баритоном, всё ещё держа её в руках, проговорил тот, кого назвали Артёмом. - Какое прекрасное
   " Я, кажется, пропала" - с ужасом и восторгом подумала девушка услышав этот голос - "Амазонка! Придет тот, кто будет отражением Горького Камня, но не Горький Камень. Великие Стихии, отражение отца - это сын! Я пропала ."
   Потом, отец, пока готовился пир горой, водил сына по лагерю и хвалился нашими достижениями. Но Соле, хлопоча то у костра, то у стола постоянно ощущала, что Артём всё время ищет её взглядом, и она, кстати, его тоже. И когда все сели за стол, ближе к вечеру, стали есть, пить и веселились, рассказывая историю похода за солью и вообще, она и Артём снова и снова скрещивали взгляды .
   В какой-то момент она поймала, в сторонке, пробегавшего брата и подтянув его к себе быстро прошептала ему на ухо.
   - Как начнёт темнеть, попросишь меня исполнить танец "Огня и Ветра".
   - А ты что, танцевать захотела? - слегка затупил Ярик.
   Поймав брата за ухо и слегка прикрутив его, Соле с угрозой в голосе процедила сквозь зубы.
   - Скажешь, как стемнеет - Сестра, станцуй, пожалуйста, танец "Огня и Ветра". Что тебе тут непонятно?
   - Ладно, ладно, ухо отпусти! - и когда она это сделала отскочил от неё на пару метров. - Понял я, понял. Скажу, что мне трудно, что ли?
   Сестра окинула его внимательным взглядом и развернувшись резко удалилась.
   - И какая её муха укусила - задумчиво потирая ухо, пробормотал Ярик.
   А за столом, тем временем, Артём рассказывал, не слишком вдаваясь в детали, о себе. Как жил, как был воином и охранял границы земель, на которых живёт народ Русов. А земли эти велики и удивительны. Чего только стоят высокие горы, из которых валит дым, трясётся земля и летят раскаленные камни, а из земли бьют фонтаны горячей воды. Или земля где лежат огромные, как горы, вечные льды, которые никогда не тают. Да, много удивительного в землях народа Русов. Но вот захотелось Артёму, как когда-то и его отцу, повидать и другие земли, собрался и пошел . Шел, шел и надо же случиться такому, прям на отца и вышел! Чудо?! Конечно! Но, в этом мире, и не такое случается! Уж в племени Русов это точно знают.
   И тут, во время активного обсуждения всеми природы чуда, в общем, и некоторых чудес, в частности, Ярик, вот дубина, встал и совершенно поперёк темы прям так и ляпнул!
   - Сестра, а станцуй нам танец "Огня и Ветра"!
   Все даже замолкли. И воззрились на Ярика, а потом и на Соле. Лицо девушки сравнялось по цвету с её же волосами. "Ну, дундук а! что ж так прямолинейно-то! - промелькнуло у неё в голове - Сейчас все поймут, что это я его подговорила так сказать!" Но ничего подобного не произошло. Наоборот! Инициативу Ярика народ поддержал шумно и энергично. Со всех сторон послышались выкрики - "Станцуй, Соле!". "Танцы! Да!". "Соле, станцуй!". Соле немного поломалась, для приличия, секунды три, а потом согласилась!
   Сколько раз она танцевала этот танец? Тридцать раз? Сорок? И сколько она помнит, она его танцевала для всех. Точнее, она осознала это только сегодня. Потому что поняла, сегодня она танцует "Огонь и Ветер" для одного, конкретного человека. Для Артёма!
   Ах, как он смотрел на неё! Как жадно ловили его голубые глаза каждое её движение, словно хищные глаза полосатого кота наблюдающего трепетные движения лани пришедшей на водопой. Как раздувались ноздри тонкого носа Артёма! Как он, непроизвольно, подавался всей своей мощной фигурой, когда она, в вихре танца, приближалась к нему!
   Сегодня Соле танцевала "Огонь и Ветер" только для одного человека! Для Артёма! И это был её лучший танец!
  
   Мы, я и сын, стояли недалеко за оградой затихающего лагеря. Было уже довольно поздно, но Артём попросил меня поговорить с ним наедине. И для меня тема разговора, честно говоря, была не слишком большой тайной.
   - Отец, мне надо с тобой серьёзно поговорить!
   - Артём, а может, давай завтра - я специально хотел его слегка подразнить - Был длинный и суматошный день! Все устали. У меня, помимо всего прочего, в постельке молодая, желанная и любимая жена лежит. Одна!
   - Да! Любимая! - он покивал головой - Вот как раз я об этом. Отец! Я влюбился!
   - Да что ты!!! Неужели!
   - Да! - он даже не заметил моего стёба! Дело-то серьезней, чем мне казалось.
   - Хочешь, угадаю в кого! Некая зеленоглазка с именем на букву "эс"!?
   - Отец, я серьёзно!
   - Ну ты сынку и жучёк! Я тут годами напрягаюсь, цивилизацию строю. Народ, по крупинке, человек к человечку собираю. Три должности на себе тащу, шамана, вождя и Великого Знающего, чтобы, когда придёт Артёмка, у него всё было шоколадно, а ему ещё и лучший цветок палеолита подавай!
   Артём сначала напрягся, а потом увидел, как я на последних словах не сдержал улыбки и тоже расплылся в облегчённой лыбе!
   - Батя! Блин! Так ты не против!
   - А что, сильно зацепило?
   - Наповал, батя! Прямо в сердце!
   - Эхе-хе! Сынок! Я тебя понимаю. - я приобнял его за плечи - сам так встрял. Раз и всё! Но смотри у меня! Чтоб было всё как в сказке для малышки! Не дай бог чего!
   - Да я .
   - Не перебивай батю, сморкачь! Я говорю, проведёшь осаду крепости по всем правилам, накопленным к концу двадцатого века! Хотя, глядя как Соле на тебя смотрела, тебе, как мне кажется, и делать ничего-то не надо!
   - Батя, всё для неё сделаю! Горы сверну! - Начал горячиться Артём.
   - Верю, верю! Ты главное запомни, она - реально сокровище. Другой такой, тут просто нет! И вообще, давай всё важное уже завтра, а сейчас пошли-ка спать! У моей жены, знаешь ли, не просто так имя Белая Волчица, она и загрызть, за нарушение режима супружеских обязанностей может!
  
   Вот так и пошло. Соле да Артём, всё вместе, да всё за ручку. А мне и радостно. Но сын не только у меня тут романтические закаты и восходы встречал. Я сразу озадачил его по полной. Вся подготовка по рукопашке, фехтованию, строевые упражнения со щитами и так далее, на нем теперь. Так же на нем теперь основное производство доспехов, мы уже многих одели в личную защиту, но работы ещё предостаточно. Ну, и остальные общественные работы тоже. Вот, например, строим три дома, навроде моего, по проверенной технологии. Один как раз им с Соле и отойдёт.
   Артёмка очень высоко оценил мои старания в области прогресса. Что сказать - приятно, чёрт возьми. А с его литературой мы вообще теперь попрём по цивилизациионной лестнице. Но, неспеша и вдумчиво. Многие учившие русскую письменность наконец-то могли воочию увидеть текстовые источники. Книги, учебники, журналы. Да, журналы. Оказывается, сын прихватил с собой "Технику Молодёжи", подшивки за четыре года. При Союзе убойный журнал был. Много интересного там было. А ещё десяток журналов "Моделист-конструктор" тоже полезный источник всего-разного. В том числе в них было несколько подробных моделей парусных кораблей, катамаранов, планеров и других интересных механизмов.
   Один из самых прилежных читателей оказался Хатак. Прикольно было наблюдать как старый охотник, подслеповато щурясь, ведёт заскорузлым пальцем по строкам мучительно складывая слоги в слова, а когда это ему удавалось, не только прочесть, но и понять хотя бы о чём, вскрикивал типа - "Ну, ты гля!", "Итить твою мать!", "Вона как!". Хатак был в полном восторге.
   Картинки и фотографии у всех вызывали любопытство и жгучий интерес. Мне с сыном приходилось многое комментировать. Но, что интересно, все вопросы были вроде - "А как это? А, что это? А для чего?", но ни одного - "Как это может такое быть?!" Все принимали как факт, что есть где-то земля, где живут могущественные люди, и много у них удивительных вещей, разных предметов, а главное Знаний! Такова для всех, в племени Русов, была картина мира. Разницу между нашими цивилизациями они не осознавали, ну, а мы с сыном, пояснять её не собирались.
   Для Великой Видящей, медицинские книги читали, в основном, Крук и Соле. Она только покачивала головой, иногда хмыкала, но чаще одобрительно произносила - "Это хорошо, да!", "Интересно" или "Это попробуем обязательно!".
   А ещё в принесённой сыном литературе оказались несколько разных рецептов как и из чего сделать бумагу. Теперь дело, только за практикой. Мы обязательно запишем истории нашего племени.
  
   Очень рано, практически в середине весны, пришли Степные Псы. Пробыли не долго, меньше недели, обменяли, как и договаривались, шерсть, шкуры и костяные пластинки на посадочный материал. Помогли приподнять стены Сторожевой Башни ещё на метр. Теперь общая высота была где-то около двух с половиной метров. Теперь, будем делать первое перекрытие, из прочной и долговечной лиственницы. Дальше я планировал поднять стены ещё на пару метров и сделать второе перекрытие, поднять ещё на метр и уже потом, на опорных столбах сделать прочную коническую крышу из черепицы. Чтобы даже малейшая возможность поджечь крышу отсутствовала. Вот такой неприступный бастион хотел я иметь! На всякий случай!
   Как я и говорил Степные Псы недолго были у нас, они спешили к себе, чтобы вовремя посадить всё, что мы им дали. Время вполне ещё позволяло. Учить, как ухаживать за культурами их было незачем, не один год их женщины у нас на огороде практиковались. Также они внимательнейшим образом изучили наш ледник. Как там и что, будут делать такой же. На прощание Чёрный Лис сказал, что в этот раз они не придут на земли Осеннеё Охоты. Надо многое сделать, подготовить. Потратить целый осенний месяц на три десятка шкур и пару сотен килограмм мяса, смысла нет. Покрайней мере не в этом году. Теперь, если всё сложиться хорошо, увидимся следующей весной, когда пойдём за солью. что ж, осталось только пожелать удачи этим упорным и отважным людям. Удача им очень нужна.
  
   Дружба Соле с Артёмом, быстро переросла в бурный роман. В конце весны сын заявил мне, что ему уже пора жениться. А я что, женись, говорю. Тут просто, взял избранницу за руку затащил её к себе в чум, вот и женился. Только калым родне отслюнить не забудь. А иногда, даже и без калыма можно обойтись. Вот как сейчас. Мне, как формальному отцу Соле, бус, или там кремневого наконечника на замечательной, слегка кривой палке не надо, я добрый. Но, оказывается, Артёму захотелось красивостей. Некоего свадебного обряда. Мендельсона не надо, и лимузина тоже, и с белой фатой проблемы, но вот кольца какие-нибудь, застолье, венок на голове невесты из полевых цветов, оченно желательно. По обычаям, так сказать, нашего с тобой народа.
   - Сынок! - сказал я ему. - Ты представляешь, какую бомбу ты мне под зад подкладываешь, со своими хотелками?
   - А что такого? Красивые обряды они завсегда полезны. И вообще на обрядах, традициях и обычаях держится единство народа. Тебе ли этого не знать.
   - Проблема не в самом обряде, и не в том, что последующие невесты тоже его захотят. А в том, что и ныне действующие жены его захотят тоже! А ещё они меня спросят, с пристрастием - "А чегой-то мудрый шаман зажал такой прекрасный обычай, где и венок на голову, и колечко на палец". Колечко на пальце тут пока вообще неизвестно, кроме кольца лучника. И женщины, пока, ещё никак не обозначают чем-либо, свой статус замужней женщины. А ты им кольцо на палец. А это статусная вещь. Тут к статусу очень серьёзно относятся. Да они меня убьют за то, что я скрыл от них такую, совершенно необходимую вещь!
   - Не, ну можно и не кольцо на палец. - Артем пожал плечами - можно, например, браслет специальный, или височные кольца на красивой налобной повязке, как у наших славянских женщин в старину, тоже красиво будет смотреться.
   - Молчи, придурок! Не дай бог тебя кто нибудь услышит. Браслет, височные кольца, кольцо! Какая разница! Тут сам факт возможности иметь такие красивые мульки если у тебя есть мужик. Вот что важно! "У меня есть мужик, и я имею право носить такую красоту, а у тебя нет мужика так что, ни-ни! Вот заведёшь ." Статус! Понимаешь о чём я? А я злодей запредельный, такую крайне важную вещь утаил! Ты хочешь подставить родного батю под женские кулачки, а вслед за этим и бесконечную череду потомков мужского полу под лишний геморрой? Сынок, не надо! Не отягощай так безнадёжно свою карму!
   Сын вздохнул тяжело и ушел, так ничего и не сказав. Пронесло! Я так думал! Целых три дня! Потому что на четвёртый ко мне подошла Соле и заглядывая в глаза невинно поинтересовалась, при всём скоплении соплеменников.
   - Отец, а правда, что у вашего народа есть обычай проводить специальный свадебный обряд, когда мужчина берёт за себя женщину? У неё на голове тогда одет красивый венок из цветов, все едят, танцуют, и поют песни? А еще он ей дарит такое колечко на палец и оно означает, что она теперь полностью принадлежит ему?
   Я долго смотрел Соле в её зелёные глаза, а на губах моих застыла печальная улыбка. Я посмотрел на своего сына, который чуть ли не ковырял берцем землю и прятал от меня взгляд. Раскололся, слизняк! Слился! Я обвёл взглядом вытянувшиеся лица наших женщин, я посмотрел в глаза моей Белой Волчицы. Я всё понял . Лишь одно мне осталось. Отомстить сыну!
   - Да, моё солнце. - я поцеловал её в рыжую макушку - правда. А ещё жених должен подарить своей невесте специальный браслет на руку и такие специальные височные кольца на красивой налобной повязке которые она носит по особым, праздничным случаям.
   - Таким как свадьба?
   - Да, моя девочка, таким как свадьба. А ещё - я перевёл взгляд на сына, получи слабак, подкаблучник - жених пляшет для невесты специальную свадебную пляску.
   - Специальную пляску? Пляска это что?
   - Ага! А пляска - это такой очень энергичный танец. Только исполняют её женихи.
   Соле обернулась к Артёму.
   - Артём, ты станцуешь мне свадебную пляску?
   - Ну, э-э, эта, как бы да .
  
   - Отец!
   - Что, сынок?
   - Что делать?
   - Браслеты, кольца всё остальное.
   - Блин, батя! Я виноват! Ну, пусть браслеты, кольца, но свадебная пляска...!
   - А нам всем, я имею в виду, мужикам, теперь будет нелегко! И ещё сынок, я думаю, ты не станешь халтурить выкинув всего лишь пару коленцев, а покажешь настоящий класс достойный, как ты сказал, нашего народа. Э?
   - Батя!
   - Да, мой хороший.
   - Блин ..
  
   В конце июня, наконец-то решили играть свадьбу. За весь месяц Артёму и присесть было некогда. Делов навалилось на него, выше крыши. Хорошо, что вокруг были люди, которые с не меньшим энтузиазмом впряглись в подготовку такого необычного мероприятия, как свадьба.
   После пары дней показного недовольства и игнора я первый стал активно помогать сыну. С налобной повязкой решили просто, на плотную ткань нашили полированные квадратики, ромбики и треугольнички из речных перламутровых раковин. Получилось оригинально и красиво. С браслетом, височными кольцами и кольцом на палец решили попробовать метод воскового литья, технология которого тоже была в записях Артёма. Не с первого и не со второго раза, но у лучших мастеров литья Крука, Ярика и Батора, наконец-то вышло весьма качественное изделие. Обработав натфилями и чеканом бронзу, а потом, надраив её до солнечного блеска, мы получили классные мульки.
   - Это засада, мужики! - прокомментировал я, глядя на блестящие, ажурные украшения.
   - Кгм, да! - первым сообразил, о чём я старый и опытный Хатак. Все начали переглядываться между собой.
   - А у меня двое. - Ни к кому не обращаясь конкретно, произнес со вздохом Хват. И все посмотрели на сына. Тому только и осталось, что сделать морду "тяпкой".
   Потом, Артём и себе отлил массивную печатку в виде восьми лучевой звезды. Как он нам сказал, печатка будет символизировать Соле, которая и есть звезда его сердца! Пафосно! Народ впечатлился и начал задумчиво почёсывать в затылках.
   Со свадебной пляской мы все, дружно повеселились. Уходили подальше на лесную поляну, где под убойные наигрыши вокально-ударно-дудельной группы "Монстры Палеолита", Артём отрабатывал па свадебной пляски. Время от времени, зрители, они же комментаторы и критики, они же хореографы, сами срывались в пляс, выкрикивая что-то, типа - "Да не так! Вот как надо!" или "Я ща вам покажу!". А уж я как постебался, просто от души. В общем, было нескучно. В результате всего этого родился гибрид гопака, брейк-данса и цыганочки.
  
   Сама свадьба прошла шумно и весело. Невеста была вся украшена, венок, какие-то ниспадающие одежды в завязках, бантиках и каких-то блестяшках. Разнообразные мульки, одних бус килограмма три, но правая рука, предусмотрительно, оставалась свободной. Жених был весь камуфляжный и брутальный.
   Я толкнул прочувственную речь о соединении двух любящих сердец, о долгом счастье, здоровье и многих детишках, ну, и так далее . Артём снял венок с головы Соле и надел налобную повязку с височными кольцами, браслет на руку и кольцо на палец. "Ах!!!" - сказали женщины, впервые увидев восковое литьё. Потом сын отдал печатку Соле и попросил надеть её ему на палец, объяснив, что она символизирует. Соле дала рёву от переполненных чувств, прорыдались во след ей, практически, все остальные женщины. Это же так мило . Может только або смахнула лишь пару слезинок, да Амазонка, вместо рыданий, очень внимательно, с прищуром, запоминала порядок действий. Кажется, её будущий жених встрял .
   Потом Артём отплясывал для невесты. Народ кричал, улюлюкал и смеялся, женщины визжали, подпрыгивали и хлопали в ладоши! Невеста до конца недотерпела и кинулась помогать жениху. Затем засели за столы. Отведали чего бог послал. А бог послал щедро. Благородная рыба во всех видах, мясо, птица, соления, кукурузные лепёшки, каши всякие, картошка обсыпанная зеленью с маслицем подсолнечным, ранние грибочки. Я выставил бадейку красного вина, были разные взвари и морсы . Научил всех старинному русскому обычаю под названием - "Горько!". Плясали, пели, веселились . "Веселитесь, мужчины племени Русов, веселитесь - иногда ловил я себя невольно на мысли - вы ещё не знаете, чем это для вас обернётся!" Возможно, только мудрый Хатак подозревал, что-то такое, но молчал. Наверное, потому, что мудрый?
   Угомонились совсем поздно, но очень довольные.
  
   Соле, негодница, ещё пару дней таскала налобную повязку, совсем не снимая, на зависть всем, пока я тонко, прямым текстом не намекнул, что праздники кончились. Но браслет и кольцо она снимать и не подумала. И это не могло пройти бесследно. Первые тревожные симптомы я уловил у своей Волчицы день на пятый. Вдруг, время от времени, от неё стали доноситься тяжелые и продолжительные вздохи.
   - Что-то случилось, моё сокровище? - спрашивал я.
   - Нет, нет. Всё хорошо - отвечала она.
   Чуть позже, к вздохам добавились долгие и пронзительные взгляды.
   - Ты что-то хочешь спросить, моё счастье?
   - Нет, нет - отвечает она - это я так, просто смотрю на тебя.
   Наконец, на день седьмой, после энергичных постельных упражнений, когда мы отдыхали полностью удовлетворённые, положив мне голову на плечо и гладя ладошкой по груди, Волчица как бы невзначай, проронила.
   - Хорошая свадьба была у Соле и Артёма.
   Вот оно, - промелькнуло у меня - началось!
   - Да, свадьба была очень хорошая.
   - У вас всегда такие весёлые свадьбы бывают, там, на землях твоего народа?
   - Ну, они бывают разные, но я думаю, для тех, кто любит друг друга любая свадьба - хорошая.
   - Мать Артёма бала красивая? Ты любил её?
   - Да, она была красивой, и я любил её. Когда-то.
   - Что с ней стало?
   - Она стала задавать много глупых вопросов, стала склочная, вечно всем недовольная и я отдал её другому мужчине.
   Некоторое время стояла тишина.
   - Правильно сделал! Зачем тебе такая. Теперь у тебя есть умная жена, не склочная и всем довольная!
   - Угу. Спи! - Пауза. Думал пронесёт. Ага, как же .
   - А ты танцевал свадебную пляску для неё?
   - Ну-у, не то чтобы это была свадебная пляска - я вспомнил свой вальс с женой - но в любом случае до того, что выделывал Артём, мне далеко.
   Опять помолчали.
   - Знаешь, ты мой единственный муж, один и навсегда. Уже давно. И другого, мне не надо.
   - Это ты к чему?
   - Жаль, я уже не увижу свадебной пляски в мою честь.
   - А так же височных колец, браслета, колечка на палец?
   - Ну-у-у .
   - Хочешь я сделаю тебе всё это, а пляску прям здесь забабахаю, сейчас. Ну, как смогу.
   - Нет - она вскочила на меня верхом - это не то! Я знаю, ты делаешь для меня всё, что обещаешь, но это не то! Я бы хотела, что бы это было, как и для Соле, при всех! Для меня одной! - Она закрыла глаза, подняла руки и начала медленно покачиваться из стороны в сторону. Полные полушария её грудей начали совершать откровенно эротические эволюции перед моим носом. - Мой муж пляшет для меня - промурлыкала она не открывая глаз - это так здорово!
   - Так! Стоп! - я ухватил её за груди, останавливая завораживающие движения. - А ты не подумала, что если я это сделаю для тебя, то и другие женщины захотят такого же от своих мужчин?
   - Да! - она распахнула свои невозможные глаза и уставилась на меня с таким видом, будто я открыл для неё невозможную истину. - Правда! Очень может быть! Я у них спрошу!
   - Что ты у них спросишь? Готовы ли они чтобы их осыпали красивыми побрякушками, плясали в их честь, называли любимыми и всё-такое прочее . Так я тебе как Великий Знающий и так скажу! Они ответят - "Да! Хотим! И как можно быстрее!".
   - И что?
   - И всё! Вместо дел, охоты, строительства и всего остального мы будем плясать перед вами до нового года!
   Белая Волчица грустно вздохнула. Мы помолчали.
   - Как представлю, какие коленца будет выписывать старая жужелица Хатак перед або Светлый Ручей, мне уже гоготать хочется.
   Белая Волчица на секунду представила себе это и прыснула
   - Ты думаешь, она потребует от него такое? Она не настолько жестока!
   - Белёнок, она двадцать лет за ним по прериям гонялась. Он и жив-то лишь потому, что для племени очень нужен, а так бы она его, того .
   Соски под моими ладонями затвердели, самим ладоням стало жарко, Белая Волчица навалилась на меня и мы слились в долгом поцелуе.
   - Но, что же скажет мой вождь! - промурлыкала она, когда мы рассоединились.
   - Вождь будет растекаться мыслию по древу, советоваться и думать думу, что теперь со всем этим делать! Ведь вы же не отстанете?
   Волчица скорчила моську и неопределенно пожала плечиками.
   - Не отстанете! - констатировал я - Эх, ма! Сынок, сынок .
  
   Через неделю, тихий бубнеж в женском стане превратился в отчётливо слышимое роптание. Вот что, цивилизация и комфорт животворящий делает! Сидели бы они сейчас, как раньше, в дымном чуме, перебивались бы с кореньев на лягушку, а с лягушки на ракушку, а если вдруг мясо, то праздник! Носили бы кусок шкуры вокруг бёдер, замызганнй до степени полной неузнаваемости принадлежности, расчёсывали пятернёй немытые волосы и ни о каких височных кольцах и не помышляли. И замуж выходили бы по упрощённой версии. Схватил брутальный кривоногий абизян за волосы, дал дубинкой по голове и в гнездо . Но грянул прогресс, и поступь его, как утверждают классики, не остановить. Вставать на "баррикады", что бы остановить этот вал я не только не был готов но, и не хотел. Женщины теперь знают, как может быть хорошо, а я, как Великий Знающий, в курсе как может быть плохо, если им этого не дать! Я созвал Большой Мужской Совет!
   - Ну, - начал я когда мы все собрались на нашем катамаране подальше от чутких и любопытных ушей - и что, будем делать? - Разъяснять свой риторический вопрос особой необходимости не было. Все начали переглядываться и корчить разнообразные рожи изображая мыслительный процесс.
   - Вот, я же тебя предупреждал, сынок . Вот и аукнулся, нам всем, твой свадебный выпендрёж.
   - Ну-у-у . - все взгляды скрестились на Артёмке. Надо сказать, что он влился в наш коллектив, как-то сразу, легко и непринужденно. Я сам не ожидал такого эффекта. Поэтому взгляды были вполне нормальные и даже, где-то, доброжелательные.
   - Конечно, ты-то сейчас балдеешь - продолжил я. - А остальные, прямо скажем, не очень.
   - Это, да! Угу. Да-а . - послышались голоса.
   - Но ведь было здорово! - Воскликнул, вдруг, Ярик. - Здорово!
   - Да! Точно! Здорово! Ух, да! - опять послышались голоса со всех сторон, но теперь более энергичные и радостные. Ну, как дети, ей богу.
   - Ты вообще молчи - отвесил я Ярику чисто символический подзатыльник - это тебе, да Падавану с Шнырой пока ни с какого боку! Но лично для тебя, мы можем каждую осень на землях Осенней Охоты по невесте брать, а то и по две! Их там мно-ого! Вот ты навеселишся с ними тогда!
   - Не-не, учитель, я молчу! Молчу!
   Все слегка поухмылялись. Я окинул взглядом всех собравшихся ещё раз.
   - Под раздачу у нас не попадают только Артём, как уже отметившийся недавно, и трое бесхозных: Ярик, Падаван и Шныра. Не знаю, как с этим дела обстоят у Хатака, но у остальных я приблизительно догадываюсь - женщины жаждут статусных мулек. Я прав? - Опять со всех сторон послышалась согласная разноголосица.
   - Кгм!
   - Хатак, ты что-то хотел сказать?
   - Уж не думаешь ли ты, что Светлый Ручей позволит мне соскочить!
   - Вона как . Да-а! Дела . Ну, и - я снова окинул всех взглядом - что будем делать?
   - А что, - подал голос Сильвер - я бы надел на Вику и кольцо и браслет, и вообще . Но вот с плясками этими - он постучал костяшками пальцев по деревянной ноге - как Артём не смогу - он тяжело вздохнул - а я б хотел .
   - Плясун и из меня никудышный - проскрипел Хатак - браслеты, кольца - тюфу! Но ведь им и пляску подавай!
   - Да ладно, старый - я хлопнул его по плечу - ты-то что боишься! Скажешь, здоровье мол не позволяет и всё.
   - Ну да, умный ты какой! Значит, мотаться за три-девять земель за солью, плавать на земли Осенней Охоты и таскаться за добычей - позволяет, а разок ногами для любимой пошевелить - не позволяет? Знаешь, кто это сказал?
   - Ты!
   - Хэ!
   - Да ладно! Сама?
   - А ты думал! Но, вообще, раз уж так получилось, я скажу! У нашего племени уже есть один хороший обычай давать новое имя. Там целый обряд. Правильный, красивый. Ещё мы празднуем Новый год. Мистическую цепь смертей и рождений мира. И этот обычай тоже очень хорош. Ты знаешь, Пётр, что во многих племенах очень сильно интересуются нашими обрядами. Тут этого нет ни у кого. А у нас есть! И это хорошо, это правильно . Пусть будет ещё один, весёлый, и правильный обряд в нашем племени. Украшения для наших женщин - он презрительно ухмыльнулся - это, мы-то да не сделаем! Пф! А на счет пляски . Неужели мы что-то да не придумаем! Неужели ты, Великий Знающий, что-нибудь да не сообразишь?
   Со всех сторон послышались одобрительные возгласы и даже не женатики, под шумок выкрикивали всякое-разное.
   - Да и зачем создавать почву для мелочных склок и ненужной зависти среди наших женщин - добавил Хват.
   - Мудро! - похвалил его Сильвер.
   - С двумя-то женами - он ухмыльнулся - тут не захочешь, а помудреешь. - Все негромко засмеялись.
   - Ладно! - Я поднял руку призывая к тишине - Не стану скрывать, я знал, чем грозит свадебный обряд, нам, мужчинам племени Русов, как только я понял, что он у нас состоится. - Я кинул взгляд на не отсвечивающего Артёма. - Поэтому, сразу стал думать, как же нам всё провернуть, с наименьшими потерями. И вот, что я надумал . Мы сделаем так! Ты, сын, сделаешь волынку, я помню, у тебя на ней неплохо наяривать получалось, а ещё нам надо будет сделать деревянные башмаки .
  
   . - Петя, а о чем вы там говорили?
   - Завтра узнаешь.
   - Ну, Петя-а .
   - Не зуди, Белёнок.
   - Ну, я же умру от любопытства к утру!
   - Утешься, моё счастье, если храбрые и стойкие мужчины племени Русов не сольются своим женам этой ночью, к утру, ты умрёшь не одна!
   - Я тебя сейчас укушу! Нет, загрызу!
   - Тогда ты ничего не узнаешь, не только сегодня, но и завтра .
  
   На следующий день, собрав вокруг себя всех соплеменников, я обратился к нашим женщинам. Судя по горящим от любопытства глазам, за ночь никто не раскололся. Как и договаривались. Молодцы! По себе знаю, как это было нелегко!
   - Итак! Мы, мужчины племени посовещались, и я решил! Чтобы все замужние женщины прибывали в едином статусе, дабы не было всяких завистливых взглядов и склок, вы получите все положенные украшения, мы устроим свадебный обряд и спляшем свадебную пляску, один раз, но сразу для всех! И сделаем это в конце сентября, когда соберём весь урожай. И впредь будем играть свадьбы только в конце сентября, когда всего изобилие и нет срочной работы. Я сказал!
   Возможно, каждая из присутствующих тут дам и мечтала о свадебном обряде для себя лично, но никто высказывать своё мнение не стал. Женщины племени Русов были очень умные. Пусть будет единый обряд, ладно. Главное, что он будет!
   А может я себе это только напридумывал, что они так думают, всё-таки тут, в палеолите, девушки не такие набалованные. В любом случае наши женщины сказали, это - хорошо! Это - правильно! И вообще .
  
   С пляской решили просто. Сделали башмаки, деревянный низ кожаный верх, сын сделал простенькую волынку, и мы стали репетировать Ирландский танец. Было дело, у Артёма, ещё в той жизни, была зазноба, которая занималась уж не помню как правильно это называлось, толи джига, толи ещё как, ну там, где мужики, сцепившись руками выбивают ритм, грохоча ногами по сцене. И не только мужики. Когда это же самое делают девушки, а туда старались брать тех, у кого было на что посмотреть, и они выбивали ногами кренделя, у них так подпрыгивали сиськи это надо видеть. Артём и таскался-то туда, как я думаю, только чтобы посмотреть на это. Вот там он и нахватался кое-каких движений.
   Теперь, вот и мы, отойдя подальше, чтоб не было видно и слышно, разучивали этакую чечётку. На музыке у нас были все не женатые, плюс Артём. Он на волынке, Падаван и Шныра на ударных, Ярик на сопелках-гуделках. Сам танец разбили на три блока. В первом выходим все, я, Хатак, Сильвер, Крук, Хват и Батор. Делаем небольшое вступление, потом от нас отходят Хатак и Сильвер, становятся по бокам и притопывая бьют в ладоши поддерживая ритм, а мы зажигаем основную часть, и в третей части снова, все вместе недолго бьём чечётку, завершая танец. Где-то так, как-то.
   Я уже говорил, что у меня такое ощущение, здесь у всех абсолютный слух и чувство ритма. И мне и сыну, слава богу, медведь на ухо тоже не наступил, но у местных это что-то с чем-то. Схватывают всё, практически на лету. Единственное, нам придётся делать деревянный помост. Звук, когда колотишь деревянными тапками по земле, это совсем не то! Но это не проблема, сделаем, уж чего-чего, а дерева тут хватает.
   Чем ещё мы занимались этим летом, помимо обычной рутины? Ну, мы прокатились вниз по Волге километров на сто. Нашли несколько интересных и перспективных мест, в которых нужно было бы пошариться повнимательней. С имеющейся у нас литературой по геологии это теперь сделать проще. Исследовали найденную ранее заводь на предмет болотного железа но, увы . Не даётся оно пока нам в руки.
   Там же, в этой мелководной, заросшей плавнями заводи, мы столкнулись с очередной загадкой этого мира. На нас напала странная змея. Здоровенная такая! Агрессивная - жуть! Мы, как раз, медленно шли по краю плавней и открытой воды, тыкая в дно специальным щупом, стараясь определить, есть ли в илу под нами подозрительные твердые включения, а если есть, то что это. Вот тут, прямо из камышей на наш катамаран и кинулась эта гадина. Целила она, конечно, не в самого "Красавца", а в голую ногу Ярика, стоявшего на самом краю борта. И ведь сообразила, тварь, что съедобно, а что нет! Но и Ярик молодец, не сплоховал. На инстинктах молодого охотника и тренированного бойца Тайбо как только, вдруг, нечто рвануло на него из камыша подскочил на метр вверх и на пару метров в сторону, а змея промахнувшись пастью мимо ноги вцепилась в принайтованный тюк с палаткой, закреплённый на борту катамарана. Там-то она зубами и застряла. Да так плотно, что даже несколько энергичных рывков мощным телом не позволили освободится ей сразу. Ну а дальше подоспела "кавалерия", в виде нас всех, которая в первые секунды пребывала в некотором ступоре. Хатак успел метнуть дротик, который вошёл глубоко в тело. Артём ударил своим копьём с наконечником по типу знаменитого "Шведского пера" и пронзил змею насквозь, чуть ниже головы. Ну, и окончательную точку в противостоянии поставил я, ударив своим новым мощным клевцом из бронзы в голову змеи и пробив её на всю длину ударного шипа! А там сантиметров пятнадцать, как ни как! Всё произошло так быстро, что никто толком, и сообразить ничего не смог. Вот, что-то стремительно кидается на Ярика из воды! Вот он прыгает с места в сторону. Вот массивное тело висит на тюке с палаткой и резко дергаясь, рвёт её в клочья! Вот Хатак бьёт дротиком, а сын с двух рук всаживает копьё! Я же, на каких-то неуловимых инстинктах выхватываю из-за пояса клевец и пробиваю бошку непонятной твари и тут же отпрыгиваю в сторону, не хуже Ярика, оставляя оружие в голове змеи. Несколько минут, эта змея ещё дергалась и содрогалась всем телом, прежде чем окончательно затихла. Остальные, Хват и Падаван и сделать ничего не успели. Да! Вот это выброс адреналинчика! Ярик вообще был весь красный как помидор. Очень, кстати, хороший признак для бойца, во время неожиданной опасности не бледнеть, а наоборот - краснеть. Это означает, что кровь не отливает от мышц, делая их реакцию чуть менее быстрой, а ответный удар чуть более слабым, а наоборот, приливает к ним.
   Уже потом, вытащив на борт, я понял, что это была очень странная змея. Ну во первых, у неё на голове прямо посредине был рудиментарный третий глаз! Да, представьте себе! Ещё, на мощном теле, толщиной больше моей ноги, как минимум в половину и метров пяти длинной, недалеко от головы и ближе к хвосту имелись по бокам, небольшие отростки, оканчивающиеся конкретным когтем. Тело её было какое-то несуразное, прямо от самой головы, идущее по всей длине с одинаковым утолщением и резко сужающееся к кургузому хвосту. Да, мощное, и наверняка очень сильное, но совершенно не гибкое. И ещё, начиная от головы, и до середины туловища у неё шел небольшой, но заметный костистый гребень! Кожа змеи была гладкая и плотная, красивого серо-зелёного оттенка с желтоватыми вкраплениями ромбического узора.
   Похоже, что она была скорей всего не ядовита. Характерных зубов в пасти, раздвигающейся даже шире тела, как у всякой уважающей себя змеи, мы не обнаружили. А зубов там хватало! Длинные, шиловидные, слегка загнутые назад они прочно засели в плотной ткани палатки. Интересно.
   - Это что же за хрень такая, Пётр? - растерянно почесывая бороду, поинтересовался у меня Хатак.
   - Это, мой друг, не хрень такая, а хрень совсем непонятная, конкретная. Какой-то переящер - недозмей! Ты таких видел когда-нибудь, старый?
   - Я даже и не слышал никогда про таких.
   - Столько признаков в одном теле. Непонятно. А третий глаз, вообще не из нашей оперы! Как думаешь, сын, по какому принципу она охотится? Задушить как удав или анаконда у неё вряд ли получиться. Зубы явно не ядовитые. Захватить и удержать она точно сможет, а дальше как? Вырвать кусок из тела так же не выйдет.
   - Может как крокодил? Цапнул и давай винтом крутиться? Гля моща какая! Хвостом долбанёт с ног улетишь только так! Если они вообще целыми останутся.
   - Не, для вырывания кусков, конструкция зубов не та. Если только, как Комодский варан, куснул и кури бамбук, пока жертва не загнется от токсина, имеющегося у него на зубах. Но что-то мне сие сомнительно.
   - Погоди, бать, видел я одну фигню по теле - он осёкся и быстро кинув взгляд на внимательно разглядывающих трофей охотников и быстро поправился - змея так называется - Фигня, которую я видел там, где служил воином. Вот там у неё зубы работали так. Вопьётся в жертву двумя передними клыками, впрыснет яд, и ждет пока она трепыхаться перестанет. А потом вынет один клык, передвинет его немного вперёд и снова вонзит. Потом подтягивает добычу в пасть. Затем другим клыком делает тоже самое. И так, неспеша, всю в себя и втянет.
   - Да, но тут яда-то нет! Жертва трепыхаться долго будет.
   - А может у неё как у ужа, ядовитый зуб в глубине пасти! Да и нужен ли он ей. Смотри, какая здоровенная мышца! Такая трепанёт пару раз и ногу сломает. А если кого помельче, так и позвоночнику конец. Я вообще думаю, что она сегодня не по себе добычу выбрала.
   - Возможно, она не охотилась, а защищала гнездо, например?
   - Возможно. С проверкой в камыши точно не полезем.
   - Ну-ка! - Внимательно слушавший нас Хатак наклонился к змее, вытащил нож и просунув его в пасть пошевелил, поочерёдно, несколько зубов. Они и вправду двигались в полости рта на значительное расстояние.
   - Вона как! - воскликнул Хват - Ты смотри! Точно! Вот так бы она тебя ела Ярик. Поймала за ногу и потихоньку в рот-то тебя и затянула. Гы-гы!
   - У-у, тварь позорная! - Ярик пнул ногой тело змеи - Я из твоей кожи для сестры сделаю новые штаны и куртку!
   - Точно, - подхватил Хват - и моим, тоже надо!
   - Так! Стоп! - улыбаясь, я хлопнул в ладони - Змея маленькая, на всех не хватит! А моя Белая Волчица без красивых сапожек ходит! И вообще надо ещё поглядеть, какая из нее кожа выйдет.
   - Хорошая будет кожа - подал голос Падаван. Он вообще был немногословен - даже отличная!
   - Интересно, - окинув взглядом буйство камышей, осоки, кувшинок и прочей водной и около водной растительности пробормотал Хват - тут ещё такие водятся?
  
   Потом, в более спокойной обстановке, у вечернего костра на ночной стоянке, мы ещё немного поговорили об этой странной змее.
   - В принципе, каждый отдельный признак, как то рудиментарные отростки по бокам тела, движущиеся зубы или третий глаз встречаются - я пошевелил бровями, чтобы сын понял где - на земле и по отдельности.
   - Третий глаз?
   - Да. Правда у многих пресмыкающихся он скрыт под кожей на голове, но он есть. Во времена, когда первые земноводные пускали пузыри в мелководных заливчиках и лагунах, это, третий глаз, был весьма развит и широко распространён. И было это за долго, долго, очень долго до динозавров.
   - А гребень? Он ей нахрена?
   - Сын, я тебя умоляю! Уж этого добра на всяких рептилоидах полно. Если уж у гадины ноги до конца не отвалились, а ты сам знаешь, в природе нефункционального очень мало, если вообще что-то есть, то гребень ей и вовсе не помеха.
   -Значит, - Артём немного пожевал губами - это змея, одна из тех непонятных зверей, типа Ладожских крокодилов или тайного зверя Индрика, которые недотянули до . И они вполне вписываются в естественный ход истории.
   - Очень может быть. Сколько, при изменении климата и приходом великого оледенения, исчезло видов зверей, нам только можно догадываться. Ты сам видел, что, тут творится с животным миром. Буйство! Я, на что уж подкован на счёт рыб пресноводных водоёмов, а половины попадающихся к нам в сеть опознать не могу.
   - Значит, мы снова возвращаемся туда, откуда начали. Наша реальность или нет?
   - Да, яснее не стало. Стало больше вопросов. Но для меня, сынок, эти вопросы хоть и интересны, но довольно абстрактны. Решать их, теряя штаны и волосы назад, я точно не побегу. Даже если завтра мне на голову сядет летающая тарелка и оттуда выйдут зелёные человечики с воронками вместо носа и ушей, и скажут - "Братан! А эта земля-то, не ваша!" или "Разумный, не раздави бабочку, это именит будущее твоего мира!" - моё восприятие окружающего не упростится и не усложнится. Так, только если трохи! Тильки для сэбэ. Как говорил мой армейский старшина, классный мужик, родом из Макеевки. После переноса и моего омоложения меня, чем либо, удивить сложно. Вот если только, тем, что мне на голову мой сын свалится! Хе-хе .
   - Надо же, слово-то, какое употребил - свалится.
   - Хе-ехе
   - Главное, отец, чтобы на твою голову, вслед за мной, не свалилась моя мама и твоя бывшая жена! Будет тогда тебе - хе-хе.
   - А вот эта шутка была очень несмешной, сынок!
   - Да ну! А, по-моему, очень классной! Гы-гы!
  
   Ещё мы этим летом, благодаря принесенным сыном книгам, сделали обливную керамику и стекло. И если обливная керамика получилась сразу, то стекло выходило, пока, я надеюсь, зеленовато-мутным и довольно пузыристым. Но всё же это было стекло! Дальше лишь опыт и упорство, и будут у нас окна и банки под солёные огурцы и помидоры, а винцо будем попивать из хрустальных бокалов . Бусами "дикарей" вообще теперь завалим! Ну, а пока пытаемся дуть колбы и пузырьки для лечебных настоек и мазей, которые "мутят" або с учениками. Плотно они присели на медицинскую литературу. Штудируют её, изучают. Мне и сыну, то и дело приходится выступать в роли толмачей написанного в книгах. И не только в медицинских, где, слава богу, написано понятным и доходчивым языком, как говорится, для "чайников", но и в остальных тоже. Но помаленьку-потихоньку дело движется. Вот, например, Хатак и Сильвер занимаются изготовлением более совершенных моделей арбалетов, конструкции которых были у сына с собой, а также облизываются на изображения нескольких парусников в журнале "Моделист-конструктор". Женщин очень заинтересовало вязание на спицах, тонкую книжицу по этому делу Артём захватил тоже. "Не знаю, взял и всё! Чтоб было!" - пожал он плечами в ответ на вопрос - "Зачем?". А вот пригодилось, и очень! Теперь сидят, рассматривают картинки и под чтение-объяснение Соле дружно ковыряют, сделанными мужиками спицами, какие-то нитки. В общем, жизнь кипела. Так и докатилось время до конца сентября .
   С украшениями мы поступили просто. Сделали каждой по комплекту с небольшими различиями в узорах, в форме и размерах, но придерживаясь единого стиля. Печатки на палец, мужчины тоже любят блестящие мульки, сделали в едином стиле. Как у Артёма. Чтоб не усложнять .
   - Это что же - довольно рассматривая, на вытянутой руке, два одинаковых перстня произнёс Хват - это, если ещё одна жена у меня появится, то и третий перстень у меня на пальце красоваться будет?
   - Конечно! А если пять, то как заслуженному многоженцу мы тебе ещё и специальное кольцо в нос вставим. - подмигнул я сыну - Традиция такая.
   - Что, правда что ли?! - Не поверил Хват.
   - Точно! - поддержал шутку сын - У авторитетного быка-произволителя завсегда в носу кольцо должно быть.
   - Мда пожалуй стоит остановится на четырёх. - задумчиво пробормотал Хват теребя нос - Если что .
   И вот, наконец-то, настал день, обещанный нашим женщинам. Мы собрали деревянный помост, на котором будем отплясывать джигу. Наши дамы наготовили угощений, нарядились как можно более креативней, обвешались красивыми побрякушками и приготовились внимать .
   - Наши прекрасные и любимые женщины - начал я торжественную речь - дабы выказать вам своё восхищение и преклонение, мы, мужчины племени Русов, единственные из всех других мужчин, живущих на земле, дарим вам свадебные подарки и свадебный танец. Не скрою, сравнится с вашей грацией и изяществом нам не дано по своей сути, поэтому мы спляшем так, как сможем и, не судите нас слишком строго. Но сначала
   - Уважаемая або Светлый Ручей! Вы мудрейшая и самая старшая в совете матерей всех племён, а также лучшая из всех женщин для одного, всем известного ходока, Великая Видящая и мать для всех нас. Подойдите, пожалуйста . Хатак, давай!
   Когда або приблизилась к нам, торжественно и важно, легко опираясь на посох Великой Видящей, Хатак, надел на неё повязку с височными кольцами, кольцо на палец и браслет.
   - Это тебе, мой Ручеёк. - чуть слышно пробормотал он ей.
   - Спасибо, мой Зайка! - так же тихо ответила она.
   - А это - Хатак достал печатку - знак того, что не только ты моя, но и я твой.
   Або взяла своими сухенькими пальцами печатку и молча надела его на заскорузлый палец Хатака.
   - Мой! - припечатала она.
   - Счастья вам, здоровья и всего-всего .
   Народ разразился приветственными криками и аплодисментами.
   - Вика! - продолжил я, когда все немного подуспокоились - Победительница обстоятельств! Храбрейшая и вернейшая из женщин! Свет, надежда и радость, могучего Сильвера! Подойди . Сильвер давай .
   Так и пошло. Всем я сказал несколько приятных слов, пожелал удачи, здоровья, детей! Ну, как водится, девушки поплакали от избытка эмоций, пошмыгали носами, но это нормально. Только своей Волчице я сказал просто и незамысловато.
   - Это твоё, моя маленькая! - Но по её светящимся глазам я понял, и этого более чем достаточно.
   - А теперь! - крикнул я - Свадебная джига!
   Мы напялили специальные башмаки, так-то в них особо не походишь, подхватили друг друга под локотки и выстроились в линию. Замерли. Я кивнул головой и Ярик начал нудеть в сопелку. Через десяток секунд к нему присоединились ударные. Грох! - Ударили мы первый раз деревянными башмаками об помост. Некоторые, особо впечатлительные представительницы женского полу, даже вздрогнули. Грох! - Ударили мы снова, поддерживая ритм. Грох! Грох! Грох! И тут вступила волынка! Да уж! Для тех, кто её слышит впервые, она, как правило, производит неизгладимое впечатление.
   Так и пошло. Музыканты наращивали ритм, мы грохотали башмаками, выделывая всякие кренделя ногами чётко держа строй, девушки визжали "и в воздух чепчики бросали"! И как только мы закончили, на нас, запыхавшихся и потных, полезли целоваться и обниматься наши жёны. Або конечно не полезла, лишь несколько слезинок скатилось у неё по щекам. А вот Тёплый Камушек, неожиданно, дала рёву!
   - Что! Что случилась, маленькая! - всполошилась або.
   - Я - у-у-у - тоже хочу-у, чтобы для меняа-аа, так плясали! - размазывая по щекам слезы, всхлипывала она.
   - Конечно! - або с улыбкой прижала к себе ревущую девочку и стала гладить её по голове - Конечно! Однажды и для тебя кто-то спляшет не хуже!
   Амазонка лишь косо посмотрела на эту сцену и только плотно поджала губы. Уж для неё точно, кто-то, все ноги изломает в коленцах, отплясывая с фанатизмом! И никак иначе! Поэтому все эти рыдания, пустая трата времени.
   Ну а потом был пир!
  
   В своё время сплавали на земли Осенней Охоты. Так, порешать вопросы, потолковать о том, о сём. Потрещать о своём, о шаманском. Поторговать. Я отпустил молодёжь вместе с сыном на загонную охоту, пусть хапнут адреналинчика. Артём вернулся с охоты весьма впечатлённым и задумчивым. Масштабное и, по сути, бессмысленное убийство множества животных, значительная часть которых просто протухнет, сильно его покоробила. И это с учётом того, что сейчас, с применением соли, которую стали использовать всё больше и больше, ситуация чуть улучшилась. Что-то успевают съесть, что-то коптят, что-то вялят, но, положа руку на сердце, пока этого мало. Хранение добытого, всё так же одна из главных проблем охотников палеолита.
   А в целом поездка прошла тихо и спокойно. Также как и последующая зима. Тренировки, рукоделие, учёба, охота без надрыва и авралов. Что нужно ещё человеку для счастья? Наверное, чтобы это длилось как можно дольше! Да разве так бывает?
  
  
Гл. 13. Тревожное время.
  
   Весна в этом году пришла как обычно, без каких-то аномальных потрясений. Пригрело солнце, стаял снег, пришла великая Тёмная Вода. Постояла, и медленно начала возвращаться в свои берега. Скоро, уже совсем скоро мы дружно возьмёмся за лопаты и кетмени и примемся рыхлить землю, сдобренную новой порцией жирного ила. Посевная страда. День - год кормит.
   Всё случилось в один из тёплых дней ранней весны. Мы сидели в длинном доме и готовились к ударным огородным работам. Мужики осматривали сельхоз инструмент, что-то подточить, что-то поправить, а что и обновить. Бронзовая лопата, тяпка или грабли какие потяжелей, чем из железа конечно, но со своими функциями справляется не хуже. Сенсы же перебирали посевной материал. Первый раз они это делают ещё осенью, перед закладкой на хранение. А сейчас проверяют как зёрна, клубни и семена перенесли зимовку. Удивительное зрелище. Особенно для Артёма, я-то попривык уже. Сидит, например, Соле перед ровно разложенной горстью гороха и, закрыв глаза, ведёт над ней ладонью. Словно сканер. И если попадается какая подозрительная горошина, ослабленная или заболевшая, она её в сторону. Если в какой горошине сомневается, отдаёт або, а та как самая сильная уже выносит окончательный вердикт, годится или нет. Рядом с або сидят Амазонка и Тёплый Камушек, две будущих Великих Видящих, и Светлый Ручей натаскивает их, давая сравнить плохое зерно и хорошее, повреждённое или червивое. Девчонки внимательно слушают пояснения, старательно водят ладошками над горошинками, закрыв глаза, прислушиваются к своим ощущениям - учатся. Уж не знаю, какими энергиями они тут все оперируют, ментальными, астральными или ещё какими, но результат на лицо - урожаи у нас ого-го! Таким же способом они, иногда, отбирают зёрна чем-то не похожие на остальные. И тогда они уже медитируют над ним все вместе. Або, Крук, девчонки, Соле, а бывает, даже Сильвер и Падаван. Иногда медитация выливается в бурную дискуссию, по результатам которой это зёрнышко, семечко или горошинка откладывается в сторону для посадки на специальной грядке. Значит, нашли что-то интересное, необычное, отличающиеся от стандарта. Так у нас идёт селекция. Теперь, с наличием специальной литературы, многие интуитивные изыскания можно будет вести более целенаправленно. Моя Волчица пока только внимательно наблюдает как и что, и мотает на ус.
  
   - Плот в Заводи! - в длинный дом с криком ворвался Ярик. - Мы со Шнырой хотели сплавать потрясти верши, подошли к пристани, смотрим - а там плот! И на нем люди!
   - Кто!? - чуть ли не вместе выкрикнули с Хатаком.
   - Далеко, не видно пока!
   - Артём, бинокль! Девочки сидите! Берём дротики и луки! Щиты прихватите
   Очень быстрым шагом мы отправились на пристань, где было пришвартовано две лодки. Наша первая плоскодонка и, не совсем удачный, корпус от катамарана. Сам катамаран ещё стоял на стапелях, на воду мы его пока не спускали.
   Люди на плоту? Интересно, кто бы это мог быть! Кто тут такой креативный?! Чужие?! Или это кто-то, кого мы знаем, кто-то, кто мог с нас собезьянничать. Но зачем они тогда плывут на плоту? Сейчас не лучшее время для экспериментов. Что-то тревожно на душе как-то .
   Мы всей гульбой вывалили на пристань. Действительно, вдалеке, в устье Щедрой виднелся плот с небольшой группой людей. Я навёл бинокль. Двое парней вяло гребли какими-то убогими подобиями вёсел, остальные сидели, кто-то даже лежал. Я видел несколько женских лиц и даже детских. И вид у них был . Чёрт, мне кажется знакомы эти люди.
   - Ну-ка Ярик, посмотри! - я протянул парню бинокль. Он ловко приставил его к глазам, слегка подкрутил .
   - Это Большой Ёж! Сарыч! А вон та - Чёрная Сойка! Это Степные Псы!
   - Б дь! - Хатак ударил кулаком в ладонь. - Ох не нравится мне всё это!
   - Ярик, Шныра, в одну лодку, Батор, Хват в другую! Летите на вёслах как ветер!
   Охотники тут же кинулись в лодки и схватив вёсла мощными гребками погнали лодки к плоту. Я стоял и смотрел в бинокль как заметив приближающиеся к ним лодки парни совсем перестали грести и устало опустили руки. Плохо, очень плохо. Это точно не группа экстрималов от Степных Псов, любителей сплавиться по весенней реке на плотах. Что-то случилось! Что-то очень плохое случилось!
   - Бля, сука! Ух, как мне всё это не нравится! - Ещё раз выругался Хатак.
  
   Да, Хатак был прав! Не зря он матерился, ещё не зная даже, что произошло! Как скоро выяснилось, Степных Псов постигла печальная участь, на них напали Старые Люди. Двое парней лет 18-20, три девушки приблизительно таких же лет, ещё мальчик лет двенадцати и две девчонки годиков под десять. Усталые, измученные, осунувшиеся, с тёмными кругами под потухшими глазами и опущенными плечами. Вот и всё что осталось от большого, всего год назад, племени. По сути, Степные Псы исчезли. Были, и нет .
   Мы, конечно, сразу приступили к переодеванию людей в сухую одежду, организовали горячее питьё и еду, або и остальные сведущие быстро просмотрели прибывших на предмет травм и болячек. Слава богу, кроме синяков, глубоких царапин да ссадин ничего серьёзного не обнаружилось. Только сильная усталость, голод и апатия . Тоже не лучший букет. По-моему ребята ещё не до конца поверили, что они добрались до нас живыми. Або, прежде чем кормить, напоила всех укрепляющими настойками.
   Историю, которую поведал нам Большой Ёж, старший среди оставшихся, слушать было и тяжело и необходимо.
   Перезимовали Степные Псы удачно. Возможно, это была самая удачная зимовка в жизни племени. По крайней мере, так сказал Чёрный Лис. Да и сам Большой Ёж, впервые в своей жизни, не голодал этой зимой, как и все остальные. Соль, позволившая закоптить и засолить много мяса, птицы и рыбы. Горшки, в которых удалось сберечь от сырости и грызунов различные засушенные ягоды и орехи. Мощный самострел, который я всё же дал Степным Псам, под будущие преференции, им добыли несколько больших быков во время зимовки, обеспечивших племя свежим мясом. Хорошее оружие и так, по мелочи, ещё много чего подсмотренного у нас Чёрный Лис с оптимизмом смотрел в будущее. Ждал весны, чтобы начать запланированные посадки, думал о новом походе за солью. Даже пытались смастерить по нашему образцу нечто подобное нашим повозкам. Планировал поймать несколько собак, которые, экие продуманы, снова подтянулись к племени, как только почувствовали изменение обстановки. Собаки-то и предупредили о беде .
   Как-то под утро, они, вдруг, всполошились бешенным лаем и завыванием, давая понять - появился кто-то чужой. И это не зверь. Так они реагировали только на человека. Была ещё практически ночь, все спали и лишь тройка дежурных бдила в полудрёме у племенного костра, в глубине просторной и тёплой пещёры. Все моментально вскочили. Похватали оружие и заранее припасённые факела, кинулись на выход. И увидели ужасную картину, из утренних сумерек, на зев пещеры скорым шагом надвигались Старые Люди и было их много. Если бы не собаки, скорее всего, они застали б Степных Псов совсем врасплох! Но, не случилось.
   Испытания и невзгоды, выпавшие на долю Степных Псов, выбило из их рядов всех робких, нерешительных и слабых. Как телом, так и духом! Охотники пребывали в ступоре не долго, всего несколько секунд, а потом дали залп дротиками в надвигающиеся фигуры. Некоторые из них повалились назёмь. Первая кровь была за Степными Псами. Поняв, что их обнаружили, Старые Люди заорали, метнули свои дротики и камни, и резко ускорились. Прилетевшие по Степным Псам булыжники и корявые копья не попали ни в кого, от слова - совсем. Понимая, что против массивных Старых Людей его охотникам, лоб в лоб не устоять, Чёрный Лис быстро отвёл своих в узкий проход соединяющий смежные пещеры. Там сильно не развернешься, а используя знакомый с детства рельеф каменных надолбов, да в почти в темноте, можно было задержать нападающих прилично. Как раз на то время, которое нужно для того, что бы собрать необходимое для быстрого бегства. У каждого уважающего себя лиса, всегда есть запасной выход из норы а то и два! У Чёрного Лиса тоже был такой! Если пройти через тёмную анфиладу природных пещер, протиснутся через пару узких щелей, кое-где, старательно подтёсанных каменным рубилом, то можно выйти в неприметный овражек, уводящий далеко в сторону от основного входа .
   Пока женщины и дети, собирали самое необходимое, охотники отбили несколько попыток Старых Людей прорваться внутрь пещеры с приличным ущербом для нападающих. Прикрываясь щитами, которые они сплели из лозы, по нашим образцам, охотники Степных Псов закатили в проход несколько больших камней, имеющихся тут как раз на такой случай, и активно забрасывали наступавших камнями и дротиками. Старые Люди хоть и хотели добраться до Степных Псов, но просто так, за здорово живешь, своих охотников "ложить" тоже не стремились. Ресурс человеческий тут вещь дефицитная . Попытались было закидать пещеру горящими факелами, но они тут проходные, не выкуришь. Сунулись и снова получили отлуп! Подобрав и утащив собой пару раненых соплеменников, Старые Люди стали грозить из темноты всяческими карами и соблазнять предложениями типа, сдайся сам, тогда мы тебя не больно зарежем. На что Чёрный Лис отвечал конкретными посылами и своими, и с использованием ненормативной лексики, из русского языка, которой нахватался от меня и Хатака за эти годы. Хоть и не понимали Старые Люди смысла сказанного, но интонации и душевный посыл, а так же издевательский хохот охотников Степных Псов до них доходил хорошо. Не сказать, что молодым ребятам было сейчас весело, но так было надо, они тянули время. Меж тем, основная масса людей уже ушла в сторону запасного выхода.
   Старые Люди ярились всё сильнее. Неудачное начало с нападением. Теперь тут застряли. Выкурить, походу не удастся, сами не сдаются. Накрутив себя как следует, они снова ринулись в атаку. Впереди шел один из самых могучих охотников племени. Подняв перед собой одного из павших как щит, одной рукой и сжимая другой устрашающую палицу из корня дуба, он с рычанием устремился в узкий проход. Остальные потянулись за ним. Казалось, что теперь может остановить прорыв . Прилетевшее из темноты большое копьё прошило навылет и труп в руках могучего охотника и его самого, а идущего вслед за ним пробило насквозь, убив наповал. Застывших, в секундном ступоре, Старых Людей окатил залп из дротиков и камней, убив ещё одного и ранив троих. Ужас, шок! Кто мог метнуть копьё так сильно, что пронзило сразу троих?! Откатившись в страхе от прохода, охотники застыли в напряжённом ожидании. Но из прохода так и не появился могучий некто, чтобы продолжить избиение растерянных нападавщих, только зловещая тишина. Через некоторое время, когда Старые Люди вновь пошли на прорыв, они обнаружили, что в пещере никого нет, лишь в костре догорала странная коряга .
   Понимая, что многое спасти не удастся, Чёрный Лис не сильно огорчался. Слушая мудрого Великого Знающего, и утверждаясь своим собственным опытом он убедился - главное люди! Всё остальное приложится! Главное люди! Жратва, шкуры, утварь - пфф! Пусть подавятся! Но не оружие! Поэтому он без сожаленья сжёг в огне Большой самострел, чтоб не достался врагу! Но перед этим сделав из него впечатляющий выстрел. Знал бы он, насколько впечатляющий, сильно бы порадовался.
   В целом, из пещеры вышли организованно и собранно. Настолько удачно, что даже никто не был серьёзно ранен. Так, царапины да ссадины с ушибами. Организованно и быстро двигаясь по ложбине, Степные Псы уже и сами поверили, что вырвались, и теперь только ходу, ходу, да побыстрее но злодейка судьба столкнула их, на выходе из оврага, с ещё одним отрядом Старых Людей. Злодейка судьба! Нос к носу! Старых Людей было человек двадцать, здоровых, жадных до чужого, пришедших взять то, что захотят, по праву сильного. Степных Псов было в два раза больше... молодые парни, девчонки, дети . Отступить - гибель, остановится - гибель, побежать в разные стороны - всё равно гибель! Чёрный Лис повёл своих на прорыв! В той безобразной свалке, которая возникла во время столкновения двух враждующих групп не было ни мудрой стратегии, ни изящных тактических приёмов, а была собачья свара! Так это называют в народе. Это когда один против всех и все на одного, когда бьют оружием, руками, ногами! Грызут зубами, душат, впиваются скрюченными пальцами в глаза, вырывают волосы . Неизвестно за что сражались Старые Люди, Степные Псы сражались за свою жизнь! Они прорвались, убив всех Старых Людей! Неслыханное деяние! Но оставили в этой изломанной куче трупов больше половины своих соплеменников. Из уцелевшей части, почти все, так или иначе, были ранены и избиты, многие были ранены серьёзно. Чёрный Лис был из таких. Помимо нескольких, незначительных порезов и ушибов была и совсем плохая рана, кремневый нож воткнулся глубоко в бедро и, ударившись в кость, сломался так и оставив кусочек лезвия в теле. Плохая рана! Очень плохая! Чёрный Лис видел, однажды, чем кончается такое повреждение. Очень скоро рана начнёт плохо пахнуть, из неё будет сочиться кровь и гной. Человека станет трясти озноб. Мясо из раны вывернется наружу, и плоть начнёт чернеть . Смерть будет мучительной и неизбежной.
   Чёрному Лису перетянули потуже разрез, кожаными ремешками положив под них сухой мох, но это лишь только чтобы остановить кровь но это ненадолго отсрочит его конец. Идти долго он не сможет, как и многие другие. А нужно бежать! Бежать быстро! Старые Люди обязательно станут на их след. Слишком они их разозлили. Чёрный Лис обязательно бы погнался за теми, кто его так больно укусил! Особенно теперь, когда они так слабы.
   И теперь у Степных Псов только одна дорога! К Русам. Там им не откажут.
   И они "побежали"! Ну, как получалось. Пару дней даже была надежда, что за ними никто не гонится. А потом она исчезла. Задний дозор, из наиболее целых, заметил точечку колеблющегося света в ночных прериях. Степные Псы не стали тешить себя напрасными иллюзиями, мол, может быть это и не по их души, а просто ускорились насколько могли, бросив вообще всё, кроме оружия. Ещё два дня и Чёрный Лис остановился возле небольшого, но крутого холма, усыпанного камнями различного размера.
   - Здесь закончится мой путь! Дальше идти, мне смысла нет. Я и так еле хромаю, ещё чуть-чуть и меня придётся нести. Это не дело. Скоро моя рана убьёт меня, и я не буду длить напрасно неизбежное. Я возьму воды и засяду на этом холме и встречу Старых Людей, пока есть ещё силы. Пока они не убьют меня они не пойдут дальше. А значит тот кто более здоров успеет дойти до большой реки которую русы зовут Щедрая и сделав плот спустятся до заводи, а там и до лагеря рукой подать.
   - Так сказал Великий вождь Чёрный Лис - Большой Ёж промокнул слезы, набежавшие ему на глаза. - Остались почти все. Все раненые. Я тоже хотел остаться. Но Чёрный Лис запретил. Я и Сарыч, мы почти не пострадали. Не потому что, трусы и избегали битвы, нет - он обвёл яростным взглядом нас, внимательно сгущающих эту печальную историю - Нет! Я убивал Старых Людей. - Он опустил голову и глухо добавил - Повезло! Так наверное захотели духи.
   Я положил ладонь на плечо парня и немного его встряхнул.
   - Никто не думает, что в племени Степных Псов есть трусы. Я таких не знаю. Их там не было, нет, и теперь никогда не будет! Чёрный Лис велик и мудр, но выбрал единственное правильное решение, что отправил самых целых. Так захотели стихии, что одним из них оказался ты. Поверь - это неспроста.
   И тебя он назначил старшим не просто так. Он знал, что на тебя можно будет положится. И раз ты здесь, значит, он не ошибся. Наверное, он передал для меня какое-то слово.
   - Да! - Большой Ёж слегка приободрился - Ты прав, великий шаман. Чёрный Лис просил тебя принять к себе в племя, то, что осталось от Степных Псов. Мы знаем ваши законы и обычаи. Мы будем следовать им и твоему слову. Поверь, вождь Горький Камень, ты не пожалеешь.
   - Я думаю - я окинул взглядом своих соплеменников - это вопрос рёшенный. Мы конечно примем вас в племя.
   - Чёрный Лис так мне и сказал - "Если кто и сможет взять в племя лишние рты, то только Горький Камень!".
   - Глупости! У нас нет бесполезных людей. Лишние рты - это не про племя Русов.
   - Спасибо, Великий Знающий. Спасибо вам, Русы, что не бросили в беде . - Нас стали благодарить все, кто остался от племени Степных Псов. Девчонки намылились обильно порыдать, но я вовремя пресёк это, отправив весь женсостав заниматься обустройством вновь прибывших.
   - Ну, давай дальше. - Хатак кивнул седой головой - Как там было.
   - Дальше? - ЁЖ тяжело вздохнул - Дальше, они остались, а мы побежали. Я не знаю, что там было, но время они нам дали. Мы успели построить плот - он махнул рукой - так несколько брёвен связали да камыша прошлогоднего накидали. Отчалили. И уже когда на середине реки были, увидели, как к берегу подошли Старые Люди. Потом мы плыли четыре дня. Только изредка приставали к берегу, чтобы перевязать брёвна и накидать свежего камыша. Идут ли Старые Люди за нами по берегу, я не знаю. Мы их не видели. Лишь один раз - Большой Ёж потёр большой синяк на правой руке - мне показалось, что вроде был дымок далеко сзади, в лесу. Но я не очень уверен.
   - Сколько ты говоришь, плыли на плоту? - Хатак внимательно посмотрел на парня.
   - Четыре дня.
   - Так-так - он почесал бороду - в самом худшем случае они находятся от нас в полуторах днях пути.
   - А в лучшем?
   - Два.
   - Это если они пошли вслед за плотом.
   - Думаю, пошли - Хатак уверенно кивнул головой.
   - Да за каким? Я уверен, не многие, если вообще кто-то из них плот видел в своей жизни. Чего они прицепились?
   - Вот мы это у них и спросим когда встретим.
   - Может быть они решат, что ребята переправились на другую сторону реки, и гуляй ветер в поле? - Я никак не мог понять мотивации такой упорной погони. Одной злости для этого маловато.
   - Может быть - кивнул Хатак - но, мы не будем полагаться на авось. Мы пойдём боевым отрядом навстречу. Есть тут в полдневном переходе чудное местечко, которое, если Старые Люди идут берегом, то мимо никак не пройдут. Там мы их и прихватим за муде .
   - Да, возможно это имеет смысл - пришлось согласиться мне.
   - И ещё - Большой Ёж поднял руку, привлекая к себе внимание. - Чёрный Лис просил простить его, за то, что он сам того не желая навёл на твоё племя Старых Людей.
   - Во-от! Видишь! И Лис предвидел тоже самое - Хатак покивал головой - он умный был, пусть ему будет легко в Землях Вечной Охоты.
   - И ещё он сказал - Большой Ёж посмотрел мне прямо в глаза - Не слушай, Горький Камень, злые слова, будто покарали духи моё племя за неправедный путь, которым хотело пойти моё племя. Я знаю, не всем в землях Осенней Охоты нравятся твои дела и поступки. Не духи наслали беду. Есть и моя вина. Надо было послать дозор тогда, в овраге. Моя вина, моя торопливость. А ещё их было слишком много, а нас слишком мало . И если когда-нибудь так случится, отними наши родовые пещеры у Старых Людей.
  
   Вышли на следующий день. Пошли практически все мужчины, которые были в наличии. Лишь Сарыч остался а лагере, его раны были чуть более серьёзны чем думалось в начале, да и ослаб он сильнее, чем Большой Ёж. И то, рвался в бой! Пришлось цыкнуть! С нами пошел и Зверь. Мадамки остались. Похоже, к концу весны мы будем со щенками. Поэтому пусть сидят дома, женщин сторожат. Волчица, было, рот раскрыла, чтоб её с собой взяли но, або так на неё зыркнула, она сразу и сдулась.
   Вооружились до зубов! Тащили на себе весь арсенал, какой только был. Практически все были в костяных доспехах. У кого-то, например, у меня, сына, Сильвера, Хвата и Падавана, мощный пластинчатый доспех, закрывающий нас с ног до головы. Квинтэссенция инженерных решений защитного вооружения за десяток сотен лет. На головах шлемы из выгнутых роговых пластин собранных на бронзовом каркасе. Лицо надёжно закрывала решетчатая маска из той же бронзы. Короче, мы представляли из себя подобие неких танков. Высоких, мощных, трудно поражаемых бойцов таранного удара. Эдакая пятёрка монстров. Ещё пару-тройку лет и Ярика тоже можно будет ставить к нам в строй. Парень прёт как на дрожжах.
   Я был вооружен своей Прелестью, да бронзовый клевец на поясе и одним из больших ножей, с которым я когда-то пришел в этот мир. И ещё был у меня интересный девайс, сделанный мною совсем недавно. На прочной, сантиметров пятидесяти, ручке из морёного дуба, на бронзовой клёпаной цепи висел бронзовый же шарик размером с кулак, с небольшими четырехгранными шипами, этакий мини моргенштерн! Я назвал его ласково - Звёздочка! Артёмка отдал своё "Шведское перо" Ярику, а сам вооружился небольшим кулачным щитом и бубетом, ну и штык-нож, который от прихватизировал со своей службы в десантуре. Хват был со своим копьём, у Падавана круглый щит и бронзовая луновидная секира с крюком на обухе, самое ему по руке. Его мощные косые удары, которые он отрабатывал на тренировках, парировать было очень непросто, а порой и невозможно. Здоровый мальчик вырос. Сильвер же, год назад, стал обладателем бронзового шестопёра на восьмидесяти сантиметровой ручке, из бивня мамонта. Все-таки, как мы выяснили экспериментальным путём, работать каменным топором, больше похожим на тот же шестопёр ему и привычней и эффективней. Как только мы это поняли, то отлили ему эту мега шестерёнку и насадили на точёную ручку из бивня. Надо было видеть лицо Сильвера, когда мы торжественно вручили ему шестопёр . Первое время он чего только не крушил им, пни, брёвна, плитняк, разбил пару старых черепов степных быков, проломил бок, так что рёбра покрошились, у подстреленного кабана. Чуть ли не спал с ним в обнимку, пока это всё не надоело Вике, и она провела сеанс лёгкого рукоприкладства по его могучей спине . Лишь тогда Сильвер подуспокоился. Надо сказать, хоть и я, и Артёмка не уступали Сильверу в росте и комплекции, но силён он был гораздо больше. Его можно было, например, побороть только за счёт техники, но не за счёт силы. И с реакцией у Сильвера было всё впорядке. Вот только нога . Но упакованный в доспех, с небольшим щитом и своим шестопёром, Сильвер был ужасен! Я бы к нему ни за что не сунулся! Попасть под его удар, как говорят в народе, - не бай бог каждому!
   Остальные были одеты в более простые, но не мене надёжные доспехи. В основном это была роговая чешуя, нашитая на кожаную основу. На голове конические шлемы с небольшими полями и широким наносником, что-то типа шапелей. Щиты из бамбуковых планок, самострелы, луки, дротики и копья . Если нам не повезёт, и Старые Люди всё-таки идут к нам, незваными гостями, как раз и выпадет случай испытать наши придумки в деле. Хотя я бы разошелся миром, я человек не агрессивный, по своей натуре. Не тронь меня, и я не трону . Земля огромна и практически пуста! Что же всё норовим сцепиться-то .
   До места, намеченного Хатаком, добрались быстро. Как он и сказал, если погоня пойдёт вдоль берега этого места не минует. Дело в том, что прихотью природы образовался не слишком широкий, метров двадцать, но глубокий, метров десять, овраг, врезающийся своим устьем в реку Щедрую под прямым углом. Этакая расщелина, с практически отвесными, каменистыми стенами, уходящая, по словам Хатака, далеко в лес более чем на день пути. По его каменистому дну бежал неглубокий, чистый и холоднючий ручеёк. И, по капризам той же природы, по непонятной причине, именно в этом месте одна сторона, как раз наша, имела более-менее пологий спуск, а вторая, когда-то, давным-давно, обвалилась. И получилась удобный переход с одной стороны на другую. Многочисленное зверьё, за неизвестно сколько лет, натоптало заметную, я бы сказал даже, дорогу на этой "переправе". Нечто подобное было ещё лишь километрах в пятнадцати, туда, дальше в лес. Так что, Хатак прав, нет у Старых Людей другой дороги.
   После недолгого обсуждения решили занять склон нашей стороны. Атаковать вверх всегда не сахар, уж я-то знаю. Мы, ударная пятёрка станем, в случае чего, в самом удобном месте, на выходе из оврага. На одном фланге станет Шныра с большим овальным щитом, вооруженный коротким копьём с широким, листовидным бронзовым наконечником, которым можно как колоть, так и успешно рубить. Он будет прикрывать Хатака, непревзойдённого мастера метания сулиц. На другом фланге точно такая двойка из щитоносца Большого Ёжа и суличника Крука. Я и Хват также будем прикрываться большими овальными щитами, пока не сойдёмся в ближней дистанции. Ещё у нас было семь самострелов, наш большой нежданчик, мы, если что, разрядим их в самом начале схватки. Я думаю, неандертальцам понравится. Ярик и Батор, как вполне умелые лучники, засядут на высоких краях оврага, справа и слева. Их позиция позволит обстреливать нападающих чуть ли не в спину. Главное не запалиться раньше времени.
   Такая диспозиция была вполне боевой, но я, честно говоря, не верил, что за остатками Степных Псов погонятся так уж много охотников. Что-что, а следы тут каждый читать умеет. Два молодых пацана, три девки и детишки, не та сила, на которую племя отрядит роту бойцов. Я вообще планировал договориться без драки. Хатак, Сильвер, а особенно Падаван не верили в это абсолютно. Большой Ёж хотел крови! Остальные мало понимали в этом вопросе и помалкивали.
   Что ж, если Старые Люди придут, то в течении суток, двое. Мы были готовы. Оставалось ждать.
  
   Они появились через сутки. Вывалили на противоположную сторону оврага неорганизованной толпой. Поразительная беспечность! Ни разведки, ни предварительной оценки рисков, ни, хотя бы, передового отряда. Они же, мать вашу первобытные охотники, следопыты, они ведь гонятся за врагом . Где сторожкое подкрадывание к ничего не подозревающей жертве? Где смутные, безжалостные тени, появляющиеся из лесного мрака, как снег на голову? Или я перечитал товарища Фенимора Купера, или я чего-то не понимаю?
   Но как бы то ни было, они пришли. И было их двадцать три условных "человека". Неожиданно много! Мдя, я точно чего-то не понимаю. Мы уже были готовы. Зверь оповестил нас тихим рычанием, как был приучен, за долго до их появления. Благо ветер дул от них к нам.
   Мы вышли и выстроились на выбранной позиции, наверное, явив для неандертальцев впечатляющее зрелище. Они и сами были здоровые ребятки. Красавцы, как на подбор! Метра под два, в среднем, роста, мускулистые, волосатые, с недобрыми лицами и большими дубинками. Ну, и копьями, куда ж без них. Что характерно, ни одной женщины.
   Увидев нас, они заметно напряглись, стали глухо и невнятно перебрасываясь короткими фразами, посвёркивали в нашу сторону злыми взглядами. Хоть наша внешность и произвела на них явное впечатление, принимать нас за посланцев богов или злобных подземных духов, точно не собирались. А я в душе, откровенно говоря, надеялся! Ну, чуть-чуть. Но, как я уже заметил, народ тут особо не склонен впадать в эзотерические рефлексии. Вот и эти, стоят странные люди, в странной одежде, ну, и что ж! Они всё равно люди, пока не доказали обратного, а там посмотрим. Очень практично, однако.
   Мы стояли друг против друга, на расстоянии каких-то двадцати метров. По прямой! А если пройти это расстояние ногами, будет все пятьдесят. Стояли и молчали. что ж пора и поговорить!
   - Зачем вы пришли на земли племени Русов незваными! - громко выкрикнул я.
   Неандертальцы, после моего пассажа забубнили ещё активней. Довольно долго обменивались мнениями, но ни каких агрессивных действий не предпринимали. Я уж думал так и не ответят. Но, наконец, один из них, здоровенный дядя с богатой коллекцией когтей и клыков на груди и массивной дубиной в руке, рыкающим басом соизволил поговорить.
   - Эти земли теперь наши. Мы их взяли себе!
   Борзо! Вождь, поди, какой. Но диалог, однако, завязался.
   - Прежде чем тут что-то взять, нужно спросить у нас, согласны ли мы на это.
   - Гр-р! Мы не спрашиваем у Маленьких Людей. Мы берём не только их земли но, и их самих. Ты знаешь, что вы вкусные? - он почмокал губами. Остальные его сотоварищи очень развеселились его "тонкой" шутке.
   - Я этому шутнику язык отрежу - сквозь зубы процедил Артём.
   - Тихо. Спокойней, сын. Эй! - я обратился к неандертальцу - ты говоришь маленькие люди? Но, как-то я не заметил, что я меньше тебя! Или вот он! - я ткнул в Сильвера - или он - ткнул в сына. Да и остальные, "маленькие люди", как бы не огорчили тебя!
   - Хо-хо! Сладкое мясо пугает могучего Ургота? Не бойся, тебя мы съедим последним.
   - Эх, что-то у нас разговор всё про еду, да про еду! Но раз так, то вот вам моё предложение. Вы разворачиваетесь и идёте отсюда далеко и очень быстро, а иначе . Когда мы вас всех убьём, то точно есть не станем, но насладиться вашим вонючим мясом мы предоставим стервятникам и гиенам. Я думаю, они по достоинству оценят такой подарок.
   Толпа неандертальцев грозно заворчала.
   - Ты утомил Ургота, Маленький Человек! Отважный Ургот сам убьёт тебя и сожрёт твоё сердце!
   И в тот же момент, повинуясь взмаху дубинки, в нас полетели камни и копья. Мы тут же прикрылись щитами. Залп прошел впустую. Но хоть кидали Старые Люди камни и копья недалеко и не метко, на короткой дистанции удары, пришедшиеся по нашим щитам, были весьма внушительные. Если попадут в незащищённое тело, так и проткнут, пожалуй, насквозь! Мы отвечать не стали . Неандертальцы рванули вниз по склону слабо организованной толпой. Быстро преодолев спуск, они так же быстро пересекли ручей и добежали до подъёма на нашу сторону. Пора .
   - Самострелы!
   Семь тяжелых болтов вонзились в самых шустрых и опрокинули их под ноги остальным. Промахов не было. Мы откинули самострелы заспину.
   - Сулицы!!!
   Эх! Одно удовольствие стрелять и кидать сулицы в голых противников, особенно когда они бегут на тебя плотной толпой, да снизу вверх. Ещё четыре или пять противников рухнули на землю, создавая неразбериху в рядах набегавших, и пока остальные перепрыгивали убитых и сближались с нашим строем, Хатак успел уложить ещё одного на повал и одного серьёзно ранить. Крук тоже свалил одного. Охотники Старых Людей и опомниться не успели, как их осталось даже меньше половины! Добежавшие же до нас, с ходу, в запале, кинулись на строй, но наткнулись на выставленные щиты и копья. В скоротечном столкновении неандертальцы обменялись с нами несколькими ударами с около нулевым результатом для них. Мы же я и успел лишь пару раз ткнуть своей Прелестью, да на длинном замахе достать какого-то невезучего охотника, отсекая ему руку выше локтя. Тут, в спины нападавшим, прилетели стрелы от наших лучников свалив ещё парочку .
   Вождь Ургот что-то гортанно закричал, и оставшиеся охотники отскочили от нашего строя метров на семь-восемь. Потерянно озираясь, они, вдруг, осознали, что их осталось всего одна рука без одного пальца, тогда как Маленькие Люди были все целы и даже, похоже, не ранены. Растерянно и злобно они зыркали на своих убитых и раненых, некоторые из которых слабо постанывали, стараясь не сильно привлекать к себе внимание. Ургот вращал налитыми кровью глазами и раздувал ноздри в бешенстве, он никак не мог понять, что сейчас произошло. Стискивая дубинку в руках до побелевших пальцев, он и рад бы был броситься снова в бой, но держал себя в руках, понимал, это ничего не даст. Они проиграли! И уйти им не дадут!
   Усмехнувшись, я чуть выдвинулся вперёд.
   - Ну, что, отважный Ургот? Настолько отважный, что добежал до нас далеко не самым первым! Как, с аппетитом всё впорядке, не испортился?
   Он заскрипел зубами, но надо отдать должное, соображал быстро.
   - Ты злой шаман! Просто так вы не смогли бы победить нас, Маленькие Люди!
   - Конечно! Я и есть, Великий шаман Горький Камень! Одним махом - семерых побивахом! И это я ещё не применил свой коронный номер - пускание жопой молнии!
   Теперь веселились уже наши. Все вдруг поняли, что всё закончилось. Совсем недавно, такие грозные, ужасные Старые Люди сейчас валяются в пыли убитыми или умирающими, а те, кто остались, хоть и не стали меньше ростом или уже в плечах, но выглядели жалко и потерянно. Беспомощно!
   Ургот не понял, наверное, и половины моих слов, но сообразил по интонации и реакции на мои высказывания остальных, что я упражняюсь в остроумии. Но всё же он был хороший вождь и решил использовать последний шанс, который у них остался.
   - Я вызываю тебя на поединок! - угрюмо смотря на меня, прорычал он.
   Надо сказать, что поединки здесь были распространённым явлением. Я думаю, эта традиция тянется из такой глубины веков . Наверное, ёще с тех времён, когда наши общие предки бегали на четырёх конечностях и имели хвост. Поединки между самцами! Что может быть естественнее!
   - Дуель! Сего блюда мы тут ещё и не едали! - перефразировал я шута Петра 1 из фильма "Как Петр 1 своего арапа женил". Только Артём по достоинству мог оценить мою фразу.
   - Чего?!
   - Я говорю, зачем мне поединок? Сейчас прибьём вас и пойдём домой, у нас, знаешь ли, дел полно.
   Ургот поскрипел зубами, но выдал приемлемый для меня вариант.
   - Если я убью тебя, то мы уйдём, и нас никто не тронет. Если ты меня, остальные сдадутся и не будут сопротивляется.
   - Батя, пошел он нахер! Зачем рисковать! - негромко зашептал Артём - Давай нашпигуем их стрелами, мы уже перезарядили самострелы.
   Имидж, сынок! Имидж, наше всё! - я посмотрел ему в глаза - Ещё многие тысячи лет вожди будут доказывать своё право вести за собой людей, в том числе и сражаясь в поединках. И зная, какие у нас будут в будущем "вожди" я считаю этот обычай весьма полезным. Поэтому я приму вызов. Не думаю, что я так уж сильно рискую. Опять же, нам нужны языки .
   Артём пристально посмотрел мне в глаза.
   - Да, отец, ты прав! Но, если что .
   - Если что, мочи их всех! Романтично-благородные закидоны отложим на более подходящую эпоху!
  
   Мы кружили вокруг друг друга уже пару минут пытаясь понять, кто чего стоит. Мы оба были крайне осторожны. Это не третьесортный боевик, где соперники дубасятся полчаса, а так же свежи и бодры, тут всё может решить один удар. Жить или умереть. Ургот был явно боец опытный. Дубинка так и ходила в его руках, из левой в правую, совершая всяческие обманные движения. Он постоянно разворачивал меня против солнца, но небольшой козырёк на моём шлеме и уже довольно высоко стоящее светило сводили его усилия на нет. Мне лишь было достаточно чуть пригибать голову. Ургот для меня был более-менее читаем, что можно сделать дубиной я знал, а вот я для него был загадкой. Я перемещался относительно него боком, выставив кулачный щит, к которому я давно привык. И держал руку со Звёздочкой на отлёте, сзади, так что, Угох практически и не видел, что же это такое и чего я этим делаю. И от этого он нервничал. Дубина, копьё, топор, камень или нож, это ему знакомо и привычно, но вот то, что было у меня в руках . Я и взял на поединок Звёздочку для этого. Не думаю, что Урготу известен принцип гибкого оружия, сюрприз будет.
   Ургот всё тянул время, может надеялся, что я первый атакую, но мне-то, как раз, спешить некуда. Наконец он решился! При очередном финте дубиной он стремительно сблизился и мощно пробил сверху. Привычно и легко "слив" щитом дубинку в сторону так, что Ургот слегка провалился вслед за ней, я тут же махнул Звёздочкой! Как не ловок был Ургот, но полностью отскочить на безопасную дистанцию он не успел. Шипастый шарик зацепил его бедро, не только больно ударив, но и разорвав кожу в нескольких местах. Кровь тут же устремилась по его ноге. Отпрыгнув, Ургот приложил руку к ране, и быстро кинув взгляд на окровавленную ладонь, оскалился.
   - Как там с аппетитом, дружок, не пропал?
   - Я убью тебя, шаман! - зашипел он словно змея.
   - Ну, так убей, чего стоишь? - я издевательски ухмыльнулся.
   Ургот взревел и кинулся на меня нанося несколько ударов подряд. И хоть он и изображал озверение, но я видел, был он холоден и расчётлив - опасный противник! Несколько последующих минут мы обменивались ударами. Бил, в основном он, а я отбивал щитом, изредка атакуя в ответ. В результате я пропустил пару скользящих ударов по доспеху и один, достаточно сильный в бедро. Больно! Синячара теперь будет ого-го! Ургота, как бы он не был ловок, я зацепил разок по рёбрам, вскользь и было ему от этого нехорошо, и ещё разок в ту же раненую ногу. А что же он хотел, это опорная нога, она завсегда впереди, по ней и бьют. Попал хорошо, и стал Ургот совсем не ловок и быстр. Теперь я перешел в атаку, нанося удары, в основном поперечные, которые Ургот сбивал дубинкой в сторону, я ждал. Наконец вождь неандертальцев замедлился настолько, что практически стоял на месте, тяжело опираясь на раненую ногу. И вот тут он и допустил ошибку, не отпрыгнул, как раньше, а попытался блокировать верховой удар моей Звёздочки, так, как он блокировал бы его от той же дубинки!
   Схватив свою дубину за второй конец, и воздев руки вверх, Ургот заслонил голову. Цепь, перехлестнувшись через препятствие, отравила шарик прямо по макушке моему противнику. Раздался неприяный стук! Ургот зашатался, но не упал, силён зараза, хотя глаза поехали в разные стороны. Я тут же добавил ему ребром щита в переносицу! Вот теперь он упал. Раскрутив в пару оборотов свою Звёздочку, я ударил Ургота по волосатой харе. Во все стороны брызнула кровь и какие-то ошмётки.
   - Ну, как-то, так . - я утёр кровавые капли с лица.
   Наши, стоявшие до этого в молчаливом напряжении, восторженно заорали, заулюлюкали, вскинув руки вверх и потрясая оружием! Неандертальцы присели на корточки, сцепив ладони на макушке. То ли этот отчаянья, то ли жест такой, что сдаются. Причём присели двое, а третий попытал удачу в бегстве! Но как не быстро бежал он, как бы неожиданно он стартанул от нас, чей-то болт из самострела оказался ещё быстрей!
   - Так! - кивнул на оставшихся двоих - Ну-ка свяжите этих. А то мы так без "языка" останемся. Ярик, Шныра пойдёте с Большим Ежом - продолжал отдавать распоряжения я - пойдёте и проверите, кто жив, кто мёртв. Ты, Большой Ёж, сам добьёшь всех раненых. - я пристально посмотрел на парня - Сможешь? Или ребятам помочь?
   - Я сам, Великий вождь! - он нехорошо оскалился - Спасибо! У тебя никогда не будет более верного человека, чем я!
   Я только хмыкнул про себя. Уж что-что, а неверных мне людей в моём племени пока не предвидится.
   - Ладно, иди. И не зверствуй, не надо этого. Мы не они!
   - Я понял, вождь!
   Ко мне подошёл Артём и Хатак.
   - Как ты, отец?
   - Тяжковато - я глубоко вздохнул. Адреналиновый шторм поутих в крови и на меня начала накатывать усталость - но в целом, намного лучше, чем пожиратель человечины Ургот.
   - Ловко ты его! - Хатак похлопал меня по плечу - Хлоп, по макушке, я думал, сразу убил, а там похож и мозгов-то нет, кость одна.
   - Ничего, помер. Не с первого раза, так со второго.
   - Я его постоянно на мушке держал - Артём похлопал по самострелу бывший у него в руках.
   - Да и я - Хатак прищёлкнул пальцами - лучшую сулицу имел наготове!
   - За это спасибо! Тронут! - Я приложил руку к сердцу - Как ты, сын, поспрашиваешь людоедов с пристрастьем, как тебя учили у дяди Вани? Сами-то они вряд ли говорить захотят. Упёртые.
   - У меня заговорят! Вспомнят даже теорему Пифагора, если надо будет! - лицо Артёма было совершенно серьёзно - Жрать людей, это вне моего понимания, а когда вокруг столько пищи бегает - это вообще запредельно!
   - Это, по большей части ритуальное поедание.
   - Да мне, батя, насрать! - Артём рубанул воздух рукой.
   - Так я и не защищаю!
   - Кгм! Поедим, и приступим. - Хатак перевел разговор в конструктивное русло - Солнце уже к обеду .
  
   Падаван сидел на камне метрах в трёх от связанного, по рукам, охотника из его народа. Тот полулежал, привалившись к стенке оврага. Был он слегка побит, но без изыска. Можно сказать, практически цел, если сравнить с остальными охотниками Старых Людей. Вот только правое ухо было рассечено пополам. Толи стрелой чиркнуло, толи копьём смазали, но кровь уже почти запеклась. Второго увели с собой вождь, его сын и Хатак с Сильвером. Пошли "выбивать сведения" - так выразился Артём. Остальные оттаскивали трупы куда-то в лес, где нашли глухой овраг, по заданию Горького Камня.
   - Я не хочу, чтобы эта падаль гнила в ручье, который впадает в нашу Щедрую!
   - Да их через пару дней до костей обглодают - возразил ему Хатак.
   - Я не хочу, чтобы ручей обмывал даже их кости.
   Дед Хатак только плечами в ответ пожал. Вождь сказал, народ сделал. Кстати, тут до впадения ручья в Щедрую метров сто пятьдесят, не больше. И ручей не просто втекает в реку, а падает маленьким водопадиком, срывающегося с плоского каменного карниза, высотой метра полтора, в небольшую, но глубокую заводь поросшую лозиной и камышом. Красивое место!
   Когда Великий шаман уводил первого охотника, то негромко сказал Падавану, чтобы тот сторожил другого и делал вид, будто пленник ему не интересен. Но если тот начнёт первым разговор, то попытаться вызнать у того побольше. Шаман хитрый! Возможно то, что Падаван и пленник одного народа сыграет свою роль.
   Вот и сидит он теперь с ним, недалеко от места битвы, вниз по течению ручья, для создания интимной обстановки, так сказать. Изображает безразличие и скуку, осторожно и неспешно ширкая маленьким оселочком по лезвию секиры. Эк как он, нынче, ею отделил голову от тела одному из нападавших! Махнул и даже сопротивления не почувствовал.
   Пленник лежал и наблюдал за действиями парня, но упорно молчал, делая вид, что ему вовсе и неинтересно то, что было у Падавана в руках. Но он-то видел, глаза охотника так и перебегали с секиры на доспех, с доспеха на щит, а с него на нож, на пояс с сумкой и обратно на секиру.
   - Скажи, малый - наконец-то пленный не выдержал и заговорил - почему ты живёшь среди Маленьких Людей?
   - Потому, что это моё племя - парень пожал плечами на очевидное.
   - Но ты не их корня, малый.
   - Меня зовут не малый, а Падаван.
   - Странное имя, малый. Первый раз такое слышу. Что оно значит?
   - Если очень просто, то - Верный. Верный себе, верный другим тому, кто тебе дорог, кого ты любишь и уважаешь.
   - Верный - хм! Это имя не нашего народа, малый.
   - Тебе видней, Рваное Ухо.
   - Я не Рваное Ухо, малый! Я Хитрый Ящер! - в голосе пленника проскользнуло откровенное раздражение.
   - Как скажешь, Рваное Ухо.
   Пленник заскрипел зубами и заиграл желваками, но длилось это совсем не долго. Он сделал приветливое лицо, мол не будем спорить по пустякам.
   - Скажи, Падаван, где племя, в котором ты родился?
   - На него, однажды зимой, напали такие вот, как ты. Потом многие из выживших умерли от голода и холода, а тех, кто остался, убили Русы. - Парень не видел причины что-то скрывать.
   - Русы - это кто?
   - Это те, кто сегодня вас отправили на корм шакалам.
   Хитрый Ящер зло блеснул глазами и, искривив рот, процедил.
   - Это было злое шаманство! Иначе бы вы нас не победили.
   - Точно! Так и есть! Настоящее злое шаманство. И называется оно - Знание, Умение и долгие, долгие тренировки.
   Хитрый Ящер ненадолго замолк, переваривая услышанное.
   - Наверное, ты тоже умеешь делать такое шаманство?
   Падаван слегка ухмыльнулся, пленный его "крутил на информацию", как сказал бы Горький Камень, но сам старался говорить про себя, как можно меньше. Ну-ну .
   - Кое-что, умею.
   Хитрый Ящер подождал продолжения, но его не последовало. Он, вероятно, ждал, что молодой парень кинется хвалиться своими успехами, бить себя в грудь и рассказывать, как он крут. Так бывает довольно часто, но облом! Помолчали.
   - Такой как ты, очень пригодился бы нашему вождю. Храбрый и умелый охотник, ловкий в сражении, такому место среди своего могучего народа.
   Опять молчание.
   - Если бы ты подарил вождю вот эту блестящую штуку, ты бы мог вообще сидеть от него по правую руку, на Совете Вождей.
   - У вас есть совет вождей? - Падаван слегка обозначил заинтересованность в голосе - Чего бы это вдруг.
   - Да, у нас есть Совет Вождей. Скоро - он загадочно понизил голос - всё здесь изменится. Эти земли навсегда станут нашими.
   - А куда же денутся Маленькие Люди?
   - Забудь о них! Считай их уже нет. Умному парню, такому как ты, нужно вовремя примкнуть к своему народу. Мы многое можем тебе дать.
   - Не спеши отправить Маленьких Людей по узкой тропе в Туманную Долину Предков, Хитрый Ящер. Мой первый учитель, мудрый Чужой Нож, мне часто говорил, - "Мой мальчик, сражаться с Маленькими Людьми, это была большая ошибка. Мы мнили себя Великими, а их малыми. Мы сильно просчитались". Он был очень мудр, мой первый учитель. Но он не знал, как можно прожить многим на клочке земли, чтобы не воевать и не голодать. Великий шаман Горький Камень не только знает, как это сделать, но и умеет. Он вообще многое знает и умеет.
   Поверь, умному парню, такому как я, вам предложить-то и нечего. Жрать, от голода, Маленьких Людей, а когда их нет под рукой, то и своих соплеменников, когда вокруг еда, в огромных количествах, бегает, летает и плавает, да ещё и растёт . - Падаван покачал головой - нет, Хитрый Ящер, это уже не по мне. Кутаться в грязные шкуры, настолько вонючие, что с них падают угоревшие блохи? Сидеть у чадного костра в зимнюю стужу, через раз кашляя, через раз плача, стараясь, чтоб один бок не обгорел, а другой не обморозился? Размышлять, то ли ты завтра поешь, то ли тебя завтра поедят!?
   А ты знаешь, Хитрый Ящер, почему камень падает вниз, а дым поднимается вверх? Почему трава зелёная, а зимой идёт снег. Отчего грохочет гром и сверкают молнии, что такое "Глаза предков" смотрящие на нас с ночного неба? Как нужно плясать джигу или отлить украшение для любимой? Ты, вообще понимаешь, что такое - Любимая? - Парень слегка разгорячился, но быстро успокоился, и продолжил уже совсем другим голосом. - Вам нечего мне предложить, Хитрый Ящер. Но даже, если бы и нашлось нечто невероятное, моё имя - Падаван! Это значит - Верный! Верный своих не предаёт.
   Видно было по роже Хитрого Ящера, ему не понравились слова парня.
   - Ты всё же глуп! Я могу рассказать тебе один секрет, узнав который, ты поймёшь, что прав я, а не ты.
   - Хорошо, вот сейчас подойдёт мой вождь, ему и расскажешь.
   - Нет - неандерталец решительно мотнул головой - Я расскажу это только тебе.
   - Ладно - парень безразлично пожал плечами - говори.
   - Подойди поближе! Я не хочу кричать на весь овраг.
   - А ты можешь даже пошептать - Падаван усмехнулся - я тебя всё равно услышу. У меня очень хороший слух.
   Хитрый Ящер злобно зыркнул глазами. И взгляд его был очень нехорошим. Парень на это лишь снова ухмыльнулся. Вдалеке, неожиданно, раздался долгий и захлёбывающийся крик. Падаван машинально повернул голову в ту сторону и в этот момент Хитрый Ящер прыгнул на него
   Падаван лишь только увидел краем глаза смазанное движении и проблеск чего-то в руке нападавшего. Рефлекторно, движением отработанным на многих тренировках, он успел подставить блок, прикрывая лицо. Что-то дзынькнуло о наручь и отлетев, больно ужалило в щёку. Хитрый Ящер, с ходу, наваливаясь на парня, схватил одной рукой его за горло, а другой попытался закрыть рот. Падаван, падая на спину, успел перехватить руку пытающуюся закрыть ему рот и, подтянув к животу ноги, перекинул врага через себя в классическом "самолётике". Неандерталец и понять ничего не успел, как шмякнулся со всего маха спиной о каменистое дно оврага. Вскочили они оба одновременно. Хитрый Ящер кинулся на парня вновь, стараясь обхватить его руками, но Падаван бороться с более мощным и крепким охотником даже не планировал, а встретил его хуком снизу, прямо в челюсть. У того только зубы клацнули! Используя инерцию соперника и то, что он слегка "поплыл", перекинул его через себя одним из бросков, которые он тщательно разучивал не один год.
   Перелетев, Хитрый Ящер грянулся об землю так, что по инерции перекувырнулся через голову ещё разок и замер на спине, вращая мутными, мало что понимающими глазами, и пытаясь вдохнуть хоть чуть-чуть воздуха из-за ушибленной спины.
   - Как сказал мой вождь - ну, как-то, так! - Падаван посмотрел на поверженного врага и приложил пальцы к рассечённой щеке. Порез был хоть и не глубокий, но кровоточил сильно.
   - Вот ты скот! - парень бросил взгляд на всё ещё не пришедшего в себя охотника. - Чем ты меня так? Он внимательно оглядел место схватки и заметил тёмный, матово блеснувший предмет. Поднял, и увидел, это был узкий и недлинный отщёп острого обсидиана. Таким по горлу чиркнешь и - до свидания! Кусочек полоски был отколот, вероятно, это он, отскочив, резанул парню щёку.
   - Однако, ты и впрямь - Хитрый Ящер! Сам мне зубы заговаривал, а ремешки потихоньку пилил. Где ж его ты прятал - то? В заднице, что ли?!
   Падаван неспеша разматывал с пояса боллас, который носили с собой практически все.
   - Сейчас я свяжу тебя покрепче, и ноги тоже, а то больно ты шустёр. И не дёргайся, а то, - он кивнул на секиру - как бы я не отрубил тебе что-нибудь! Например, ногу! Мне кажется, она тебе больше не пригодится. А говорить, с моим вождём, ты и без неё сможешь.
   Но, увы, парень расслабился чуть сильнее, чем стоило. Чуть больше, поверил в то, что приложил противника более качественно, чем это было на самом деле, да и Хитрый Ящер изображал, достаточно убедительно, слабого, никак не могущего продышаться, поверженного. Увы, увы - молодость, малоопытность .
   Хитрый Ящер, не вставая, метнул камень в лицо Падавана, который давно нащупал, и попал! Попал хорошо, прямо в бровь. Ещё чуть-чуть и в глаз! Парень лишь в последний момент чуть дёрнул головой, настолько неожиданно была произведена атака. Удар был силён настолько, что Падаван упал на спину, потеряв, на несколько секунд, ориентацию. Кровь широким потоком залила глаз, стекая в рот и на шею. Рывком приподнявшись, он увидел, что охотник из Старых Людей не стал совершать ошибку, и бросаться на парня в третий раз, а кинулся бежать вниз по оврагу в сторону Щедрой. Падаван вскочил на ноги, всё плыло и качалось. "Нет, не догоню!" - пронеслось у него в голове!
   - Эй! Кто-нибудь! На помощь! - заорал он, что было мочи - Эй! Эй! Зверь! Зверь! Кто-нибудь! - И бросился вдогонку!
   Бег, по каменистому оврагу, через извивающейся ручей, по скользким камням, двух человек, прибывающих далеко не в лучшей форме, со стороны выглядел, наверное, даже смешно. Если не знать, что ставка в этом забеге, для одного из них - жизнь!
   Бежали шатаясь, спотыкались, иногда падали. Был бы овраг подлиннее, Падаван, имеющий молодой, здоровый, тренированный организм, восстановился бы быстрее и нагнал, рано или поздно, Хитрого Ящера, но . Совсем немного осталось до берега реки, а там нырнёт в плавни и ищи ветер в поле.
   От отчаянья парень раскрутил, на бегу, боллас и метнул в бегущую фигуру . Боллас, пролетев пропеллером, зацепил одну из ног Хитрого Ящера и мгновенно обмотался остальными концами вокруг другой уронил того на землю. Со всего маха! А ведь до обрыва оставалось каких-то метров семь-восемь.
   - А-а-а, сука!!! - заорал Падаван напрыгивая на вяло шевелящегося противника - Не уйдёшь гад!
   Он ударил Ящера кулаком в зубы, но больше сделать ничего не успел! Горсть земли, пополам с песком и мелкими камешками прилетела ему в единственный видящий глаз. Второй и так почти ничего не видел из-за заливающей его крови. И Падаван ослеп! Хитрый Ящер использовал ещё один из своих подленьких приёмчиков! Хотя, разве есть подлые приёмы, когда ты борешься за свою жизнь?
   Парень получил удар в ухо и свалился с Ящера, тот же моментально оседлал его и ухватив за горло, начал душить. Падаван старался расцепить руки и глотнуть, хоть чуть-чуть, воздуха, и потихоньку проигрывал. Как не был силён парень, но всё же Хитрый Ящер был "матёрым" мужиком, в полном расцвете сил. Они рычали, хрипели и напрягались изо всех сил. В какой-то момент, парень понял, что его сейчас задушат, и тогда, словно вспышка, в затуманенном мозгу промелькнули наставления вождя по применению Тайбо. Собравшись с силами, он на секунду отпустил руки противника, и широко разведя их в стороны, хлопнул по его ушам. Практически на предположении, где находится голова Хитрого Ящера, чем видя это на самом деле. Но слава всем стихиям - не промахнулся! Раздался истошный крик, хватка ослабла, и Падаван сумел сорвать скрюченные пальцы со своего горла, оставляя глубокие кровоточащие полосы на коже.
   Вдруг, рядом раздался утробный рык, и тело Ящера смело в сторону. "Зверь!" - Мелькнуло в голове парня!
   - Куси его Зверюга! Куси! - орал Падаван размазывая кров и грязь кулаками, пытаясь прочистить хоть один глаз. Где-то рядом по земле кувыркались два массивных тела, раздавались крики и рычание, но всё быстро закончилось. Короткий вскрик и шумный плеск воды в реке. Падаван, наконец-то проморгался одним глазом и увидел, как на каменистом пороге стоит Звёрь и глухо взрыкивая, пристально смотрит вниз. Буквально тут же к краю подскочили Ярик и Шныра и, натянув луки, стали выцеливать тело Хитрого Ящера, свалившееся в воду.
   - Видишь его!
   - Нет! Только кровь в воде.
   - Утонул?!
   - Скорее всего! Он не мы, плавать не умеет!
   - Точно! Видел как его Зверь трепал! От таких ран он, даже если не утонул, сам загнётся! Молодец Зверь, молодец! - Ярик начал наглаживать волка по голове - Правильный военный!
   Шныра подошёл к лежащему без сил Падавану.
   - Как ты?
   - Цел! Полежу, сейчас, чуть-чуть и встану. - Парень вяло махнул рукой. Лицо болело немилосердно, пекло расцарапанное горло, глаз, куда попала земля, всё ещё жгло. - Нормально все будет.
   - Цел? А выглядишь так, что в гроб краше кладут, как говорит наш вождь .
  
   - Почему не крикнул сразу, как только первый раз на тебя кинулся Хитрый Ящер. - Я пристально смотрел на кроваво-синюшную маску, которая была вместо лица у Падавана. Парень старался не отводить налитый кровью глаз, второй практически заплыл от опухшей брови, но у него это плохо получалось. - Думал сам справиться? Геройствовать решил? Это хорошо, что ты прилежно учил уроки Тайбо и не ленился тренироваться . Но ты понимаешь, что всё могло бы быть по-другому? Себя не жалеешь, ладно, но представь, мы вернёмся в лагерь, а тебя нет с нами. Что я скажу Амазонке!
   Парень только поежился от таких слов и еще больше ссутулился.
   - Я виноват, мой вождь! Я подвёл тебя. Я подвёл вас всех! Накажи меня! - глухо проронил он.
   - Накажи! Пфф! Уж не переживай, Хатак и твой прямой учитель Сильвер займутся тобой как следует. Но ещё я расскажу Найдёне как ты себя "геройски" вёл.
   - Не надо - испуганно проблеял Падаван.
   Я знал, чем на самом деле напугать парня. Хатак и Сильвер - это так, гарнир к основному блюду под названием Найдёнка-Амазонка.
   - Не надо?.... Ладно, посмотрим! Но запомни! Все запомните, особенно вы, молодежь - я окинул взглядом Ярика, Шныру, Крука и остальных. - Рисковать и геройствовать нужно там, где нет другого выхода. А то, что сделал Падаван - это гордыня! Ложное геройство! Пусть это будет всем уроком! А вообще . Артёмка, скажи, ты ведь обыскивал хитрокрученного Яжера?
   - Ну-у, так опхлопал всего!
   - Опхлопал, говоришь! Я тебя сынок, предупреждал, первобытные, не значит глупые! Как он нас всех сделал! Э? А ты, Хатак, старая устрица, куда хоть смотрел?
   - Кгм!
   - Хотя, прости старый друг! Я сам не лучше! Тоже расслабился. - Я хлопнул Падавана по плечу - Не куксись, парень! Мы тут все знатно облажались! Хороший урок преподал нам всем, на будущее, Хитрый Ящер. А ты, всё же молодец! Местами.
   Парень поднял на меня красный слезящийся глаз - Ух и рожа у тебя Шарапов - не смог удержаться я, и весело ему подмигнул. На что он несмело улыбнулся в ответ. - Надо бы тебя побыстрее показать або! А то ещё подхватишь, какую заразу из-под ногтей ящерки. И вообще домой пора.
  
   - Итак, что мы имеем? Первое; как показывает практика, сходиться со Старыми Людьми в ближнем бою, крайне не рекомендуется. Очень сильны заразы. Оружие дальней дистанции - наше всё!
   Мы сидели у Большого Костра племени и обсуждали прошедший бой и вообще всю ситуацию в целом. Я подводил итоги продолжительных обсуждений и обмена мыслей на будущее. Присутствовали все мужчины, а так же и женщины племени, и даже дети. Скрывать и таить от своих, что-либо, в данном случае, я считал не целесообразным. Пусть все послушают, кому интересно.
   - Второе; регулярные тренировки и прочный доспех вполне позволяет, при необходимости, биться с неандертальцами и лицом к лицу. Главное правильный строй и дисциплина. Умное распределение сил и средств. Как недавно у нас, хоть и не без огрехов, но всё-таки. Результат; до нашего строя добежало меньше половины охотников, где им уже ничего не светило. Не скажу, что это уже наше великолепное умение, но общее представление, как и что будет надо делать, на что направить тренировки, что отрабатывать в первую очередь, уже есть.
   В целом, мы молодцы - я покосился на Падавана. Для дам, мы, рассказали более приглаженную версию его противостояния Хитрому Ящеру. - Некоторые даже очень.
   Теперь выводы иного толка. Суммируя всё услышанное, и от Большого Ежа, и от пленного охотника, не забывая и намёки Хитрого Ящера, мы можем предположить следующее.
   Прошлогодняя засуха ударила на юго-востоке ещё сильнее чем у нас. Племена Старых Людей живущие там, которые и так подпирали своих соплеменников, год от года всё сильней, наконец, стронулись большой массой и пошли в нашу сторону, попутно уничтожая людей нашего корня, да и своих - я кивнул головой на Падавана. Этакое переселение народов, которое уже было и ещё не раз будет под этим вечным небом.
   Скорее всего, именно поэтому в прошлую Осеннюю Охоту мы не досчитались несколько племён кочующих ближе к юго-востоку. И можно смело предположить, что истребляли племена очень тщательно, возможно чтобы никто не донёс весть о том, что Старые Люди надвигаются на наши земли. Тогда понятно, почему с таким упорством они гнались за остатками Степных Псов, и почему в погоне было так много охотников. Это не отдельное племя, а союз племён. Я правильно всё говорю? Э?
   Все мужчины покивали головой, выражая различными междометиями правильность и художественную обтекаемость моих фраз.
   - Тогда продолжу. Есть только одно, более-менее светлое пятно в этой тёмной и глубокой дупе - мы достаточно далеко и практически в стороне этого удара. Всё остальное не радует. Поход за солью отменяется, но это не критично. Пока у нас её достаточно. Правильные Люди, если пойдут на место весеннего базара, вполне могут наскочить на один из отрядов Старых Людей, и чем там всё закончится, известно одним лишь стихиям. Я, даже если бы имел такую возможность, не рискнул посылать кого либо, чтобы найти Острого Рога и предупредить об опасности. Увы, риск слишком велик. Но у нас и нет такой возможности, слава духам. Гоняться по прериям за племенем, которое может быть где угодно, в такое время . Поэтому мы сидим на жопе ровно, никуда не суёмся, но обязательно поплывём на земли Осенней Охоты. Там, я уверен, мы и узнаем, что и как.
   Наша задача, помимо всего прочего, навалиться и закончить, ударными темпами, сторожевую башню. Наш последний оплот, так сказать, если что. Надо всё тщательно продумать, как и что сделать, чтобы было всё по уму. Уверен, штурмовать крепости неандертальцы не умеют, и не скоро научатся. Ну и тренировки, тренировки, тренировки . Нас, мои дорогие друзья, ждут непростые времена. Я хоть и не Видящий, но моя старая и опытная ягодичная мышца вещует мне множество увлекательных, но не полезных здоровью приключений!
  
   И мы впряглись в работу. Весенние посадки и остальной "бытовой шум" терялся на фоне основной задачи, постройки башни. У нас уже был массивный квадрат 8х8 метров высотой метра три с половиной. Я планировал поднять стены до пяти, с учётом защитной стенки с широкими зубцами и узкими щелями-бойницами. В центре поставить четыре толстенных опорных столба из "неубиваемой" лиственницы квадратом 4х4, и на эту основу настелить мощное перекрытие. На перекрытии установить ещё одну каменную башню, по центру, с опорой на столбы, высотой метров трёх, тоже каменную, но с более тонкими стенами. Этакий донжон. Там тоже площадка которая прикрывается четырёхгранной крышей. Крышу планировали покрыть черепицей, специально изготовленной для этого, а так же застелить ею промежуток между центральной башней и основной стеной. Чтобы даже шансов не было поджечь нас, даже если кто-то додумается закидать наше укрепление факелами. В этом донжоне будут две крепкие дубовые двери, а в полу люк, ведущий вниз, с широкой и удобной лестницей. И такая же лестница наверх. Вход в основную башню находился у нас на высоте метров двух. Был он не широк и не сильно высок, и попасть к нему можно было только по приставной лестнице, которую при необходимости быстро затягивали внутрь. Это широко распространённая схема подобных укреплений в средние века. Были у нас ещё и несколько крепких верёвочных лестниц, на всякий случай и пару кран-балок, для поднятия габаритных и тяжелых предметов в крепость через верх.
   А еще мы будем подводить скрытый водопровод из бамбуковых труб. Заведём внутрь, сделаем в башне ёмкость для запаса воды, а так же проточный туалет. Вывод трубопровода сделаем тоже под землёй и подальше, в наши большие лужи, остающиеся после каждой весны. Заметить выход воды будет затруднительно, если не искать специально и очень тщательно. Также тщательно замаскируем ввод трубопровода. Пускай попробует кто-нибудь "засушить" нас жаждой. Покопать придётся изрядно, но необходимо. Внутри башни будет стратегический запас посевного материала, арсенал, долго не портящийся запас продуктов, необходимые материалы и лекарства. Печь с дымоходом и запас дров. Ну, и лежанки, стол, и много полок. Короче, если засядем в башне, выковырнуть нас оттуда будет большой проблемой.
   Вот на этих планах мы и сосредоточили все основные усилия. В начале мая Мод и Лили принесли нам щенков. Одна два и другая трёх. Эдакие чёрно-серые с рыжеватыми подпалинами комочки. И тут же произошел грандиозный разборняк, с криками, шумом и ритуальными танцами - кому какой щенок достанется. Ещё одно значимое событие случилось в конце мая. До нас добрались два охотника из Правильных Людей. Цига и Сидящий Сук. Молодые, отчаянные ребята, вызвавшиеся сами, чтобы дойти до нас и принести нам важные сведения и слово Острого Рога. Красавцы, ничего не скажешь!
   Они и рассказали, что племя Правильных Людей дважды столкнулось со Старыми Людьми. Один раз небольшая охотничья партия с тремя разведчиками и столкновение вышло печальным. Разведчиков перебили, но и сами потеряли четверых охотников из семи. Плохое соотношение. Второй раз столкнулось уже само племя с большой группой неандертальцев. И там результат неутешителен. За время скоротечного боя шестеро охотников погибло, и ещё семеро получили ранения разной степени тяжести. Старые Люди тоже понесли потери, но их и было в три раза меньше. Плохая статистика! Очень плохая. Но, вполне обычная, при столкновении неандертальцев и кроманьонцев. На этом фоне наши схватки выглядят как невероятной эпичности подвиги. Когда Цига и Сидящий Сук узнали, как мы повоевали со Старыми Людьми, они были в шоке! Всё спрашивали и спрашивали, а как, а почему, а отчего? Пока я не поставил против них Ярика, и он, в учебном поединке, один сразу против двоих, отмутузил их несколько раз, меняя оружие и технику боя. А Ярику-то всего лет пятнадцать. Хотя это там, не возраст, а тут он уже давно со взрослым именем, а значит и сам взрослый! Но всё равно охотники из Правильных Людей сильно впечатлились и запылали неугасимым пламенем, научиться хоть чему бы подобному. Тем более, до осени у них время было. Дело в том, что вождь Острый Рог послал их передать мне слова и предупредить, что Старые Люди движутся на прерии, вытесняя племена людей в сторону земли Осенней Охоты. Быть большой войне. Мне нужно будет приплыть на Большой Бредлам, по осени, там и будет решено, что делать и как делать. Просил приютить своих охотников до срока и привезти с собой осенью.
   Очень хорошо. Два бодрых и мотивированных тела, нам ох как теперь не лишние. За то, что они будут тренироваться вместе с нами, они отработают на "стройке века" по полной!
   Вот мы и вкалывали, всё лето, постоянно высылая дозоры в сопровождении собак, не идёт ли тёмная армия зла, по наши души. Но бог миловал. И надо сказать, мы успели закончить практически всё, что планировали. Когда стоит на кону жизнь - это сильно, знаете ли, способствует трудовому энтузиазму. Работали, не разгибаясь вплоть до поры, когда настало время плыть на земли Осенней Охоты.
   Тронулись ограниченным составом. Я, сын, Хатак, Ярик, главный по погоде - Найдёна и охотники Правильных Людей.
  
   - Мы никому не отдадим наши земли - очередной "оратор" надрывал глотку, потрясая копьём, под одобрительные выкрики охотников на большом сходе племён на землях Осенней Охоты. - Пусть придут, и мы опять угостим их нашими копьями, как много лет назад. Их трупы будут глодать вонючие гиены и шакалы!!!
   - Да-а-аа!!!
   Ну, вообще-то, эти зажигательные речи были не столь складны и красочны. Со стороны нашего современника всё звучало бы как "Быр-быр, хыр-быр, о-о, быр-хыбыбыр ух ага!!!" и множество кривляний рожей, угрожающих поз и тыканьем копьём в разные стороны. Но, тем не менее, факт! Союз племён решительно настроился воевать со Старыми Людьми. И все многочисленные выступающие, практически не отклонялись от генеральной линии - выйдем во чисто поле, и надаём супостату .
   Решение, большим сходняком всех охотников союза, принято! Теперь последуют, так объяснил мне Хатак, "кулуарные тёрки" среди самых авторитетных охотников и вождей племён в более узком составе. Шаманы тоже будут активно участвовать в этом процессе, тоже, естественно не все, а самые авторитетные. Но это уже завтра, а сегодня, глубокой ночью я возвращался в лагерь, томимый нелёгкими думками. Видя моё состояние, молчали и все остальные. И лишь когда мы расположились возле маленького костерка и Найдёна, остававшаяся на "хозяйстве, обнесла нас кружками с горячим варом и мягкими лепёшками, Хатак многозначительно пошевелил бровями и издал своё классическое
   - Кгм?
   - Да, старый, да. Мы будем сражаться. Но ты же понимаешь, что сражаться, так как собираются они - я махнул в темноту, где в дали, глухо, всё ещё гудела толпа охотников - я не только не хочу, но и не буду. А как совместить моё видение битвы и героические выкрики остальных - соберёмся в толпу и ух, как всем наваляем, я пока сообразить не могу.
   - Средний размен при столкновении меж нами и ними один к двум, а зачастую и трём. Очень плохая статистика. - Артём задумчиво смотрел на рдеющие угли - Если дойдёт до свалки, а оно обязательно дойдёт, физическая мощь неандертальцев ещё больше увеличит эту пропорцию, и не в нашу сторону.
   - Да. Наша жалкая горстка, словно капля в море, растворится в этой неорганизованной толпе, и ни чем не сможет помочь, даже имея превосходное оружие и доспехи .
   - Я буду говорить с охотниками - Хатак кивнул головой - есть ещё такие, кто послушает старого ходока.
   - Да, говори. Я тоже буду говорить с шаманами, но боюсь, мой старый друг, нам не хватит авторитета стронуть всю эту глыбу инерции, что сейчас кипешует там . Ах, если бы был жив Чёрный Лис и его люди! Как не вовремя они ушли в туманную долину предков! С ним мы могли бы выставить хоть слабенькую, но хоть какую-то линию щитовников, за ней поставили бы суличников и лучников, встретили бы набегавших булыганами из камнеметалок . Мечты, мечты . Ложитесь спать. Поздно уже. - Я поднялся на ноги и провёл ладонью по голове Найдёну, сидящую рядом и внимательно слушающую наши разглагольствования. - Пойду, посижу на "Красавце", помедитирую на воду.
   Думки, думки . Как стремительно время! Казалось, лишь вчера, на этом же месте, я также сидел и смотрел на лунную дорожку в обнимку с Соле, обсуждая мои "проблемы". Да, проблемы. Я внутренне усмехнулся, сейчас они куда как круче.
   Сзади послышались шаги.
   - Чего не спишь, сын?
   - Разве тут уснёшь. Ранней весной нам придётся схлестнуться с толпой неандертальцев. Это не в кино сходить на Голливудский боевик "300 Спартанцев" или в бугурте поколбасится ради адреналина. И кстати, откуда такая уверенность в сроке - ранняя весна? Да ещё и место почти известно! Это вообще как? А? Батя?
   - Это потому - я пожал плечами - что тут нету ещё своих Ганнибала и Цезаря. Сунь Цзы не написал мудрый талмуд под названием "Искусство Войны". Нет партизанского движения и тактики "выжженной земли". Ещё долгие тысячелетия люди будут воевать толпа на толпу, кто кого . И, кстати, в толпе тоже есть смысл. Вместе не так страшно .
   - Ну, да, ну да . Но откуда уже известно место! И время! Договариваться, что ли будут?
   - Я тут, сынок, подольше твоего, но тоже многого не понимаю. Завтра поговорю с шаманами, может что узнаю. Может и правда, будут договариваться? Простые времена, простые нравы. Договорились заранее, чтоб друг за другом по прериям не бегать, собрались в кучу, надавали тумаков . Кто победил, тот и молодец!
   - Бред какой-то!
   - А выстраиваться в линию и ловить залп грудью, и это в восемнадцатом веке, не бред? И заметь, по очереди! В тебя шмальнули, ты шмальнул, опять в тебя, снова ты, и ни-ни без очереди. Нельзя нарушать эстетическое чувство прекрасного у генералитета, взирающего на всё это с высокого бугра! Как вся "просвещённая Эурооп-па" возмущалась, когда солдаты Суворова, Иван свет Васильевича, делали залп и в штыковую, не дожидаясь ответного! Что ты! Енералы ихние визжали как резанные. А тут . Мы и неандертальцы, словно два территориальных животных сойдемся, чтобы выяснить, чья же это земля. А они, как ты знаешь, всегда сходятся в лоб.
   - Мы тоже пойдём в лоб? - Артём смотрел на меня очень серьёзно - Мы бы могли пересидеть тревожные времена, хоть на той же стороне Волги. Там нас, точно, никто не достанет.
   - Ты задаёшь очень тяжелые, но справедливые вопросы, сын. Ты знаешь, я не безбашенный отморозок, которому лишь бы подрасти, и у меня крутилась мысль сорваться с места и пересидеть тревожные времена, где-нибудь в тихом уголке, но . Всегда есть "но", сынок. И эти "но", в этот раз, слишком весомы.
   Наше племя очень маленькое, и ещё долго, несколько поколений точно, будет зависеть от притока свежей, сторонней крови. Мы можем устраниться, но тогда нам этого не простят. Никогда. Нас не поймут даже наши. Хатак, Видящая, остальные. Это сражение, сынок, не за абстрактные идеи, что лучше - коммунизм или капитализм, и не за то, чтобы выяснить чей бог правильней. Не за тяжелые желтые кружочки, которые сами по себе ничто, ни съесть, не выпить. И не за оскорблённые чувства могущественного монарха. Это драка за выживание вида. И не важно, выиграют кроманьонцы у неандертальцев или проиграют, для всех мы будем парии. Если выиграют наши, нам здесь не жить. Проиграют, нам всё равно придётся уходить с этого места. Как я помню, некоторые учёные высказывали мысль, что наши предки и неандертальцы пересекались меж собой пару тысяч лет. Эдак замучаешься бегать. Тем более, как показала история, кроманьонцы неандертальцев, так или иначе, пережили.
   И опять же, куда бежать? Кочевой образ жизнь не для нас. То место, где мы живём сейчас, идеально. Сама природа огородила участок плодороднейшей земли, на котором год от года оседает благословенный ил, каменной стеной с тыла и тремя реками по бокам. Таких мест ещё поискать, не сразу найдёшь! На подобном механизме природного удобрения берегов, было дело, просуществовала несколько тысяч лет одна из величайших цивилизаций земли. Помнишь такую? Египет называется. Нил и 21 веке сдабривает живительным сапропелем свои берега дважды в год кормя, тем самым, мириады живых существ, и человека в том числе.
   Там, где мы живём сейчас, земля без труда прокормит на порядки больше людей, чем есть сегодня в нашем племени. И не оскудеет. Через пятьдесят-шестьдесят лет технологическое преимущество и численность нашего племени будет такова, что мы разотрём в порошок любого пассионария, у которого только возникнет мысль поделиться с нами нашим жизненным пространством. И нам, я думаю, даже ничья помощь не понадобиться! Мы, сынок, всё равно найдём это долбанное железо, мы приручим лошадей, и тогда латная пехота да тяжелая кавалерия любому, хоть неандертальцу, хоть кроманьонцу, хоть реликтовому гоминиду покажет, чьи в лесу шишки.
   - Ты далеко смотришь, отец. - Артём задумчиво поглаживал аккуратную бородку, которую он отпустил.
   - Да, далеко. И тебе советую. Неизвестно как отреагирует твой организм на переход через аномалию. Я вот всё ещё молодею. Очень медленно, правда, но всё же. Возможно это коснётся и тебя? Молодеть может и не будешь, но и стариться не станешь, а? - я подмигнул ему - А наши дети? Вдруг они будут Мафусаилами какими-нибудь?
   - Хм! Не исключено.
   - Во-от, поэтому зри в корень, как сказал Козьма Прутков! То бишь, в перспективу.
   - Значит, идём воевать, так, отец?
   - Да. Так или иначе. И это гнетёт меня сильнее всего. Рецепта, как нам не то что выиграть, а просто не погибнуть в этой заварушке у меня пока нет.
   - Не журись, батя - сын положил руку на моё плечо и слегка сжал его - будем думать все вместе. Время ещё есть.
   - Да - согласился я - время ещё есть. Но не так много, как хотелось бы.
   Помолчали.
   - Почему племена не отступят, отец? Земля практически пуста. Зачем бодаться за довольно большой, но всего лишь кусок территории. Иди куда хочешь, и будет тебе там счастье.
   - Ты думаешь, я семи пядей во лбу? - я усмехнулся - Знаю ответы на сакральные вопросы мироздания?
   - Но мысли-то у тебя по этому поводу есть? Не верю, что ты об этом не задумывался.
   - Хэ, мысли! Мыслей, у Великого Знающего, в голове вагон и маленькая тележка. Могу озвучить некоторые из них, а уж, какова мера их достоверности - Я пожал плечами.
   - На Руси и в двенадцатом веке, у некоторых лесных народов, считалось, ушел человек из деревни дня на три, считай - помер. Вернулся обратно, его в баню, в карантин, на недельку. Вдруг это не он, а некто, кто влез в его шкуру? Поэтому пусть под замком посидит, покажет свою истинную сущность. Тёмные времена. Такого у многих народов полно было, и даже в гораздо более поздние эпохи. Сейчас, сынок, земля не круглая, и даже не плоская, она - Терра Инкогнита! Земля Неизвестная! А значит - угрожающая! Таких как Хатак, Белая Волчица и им подобные, сейчас единицы. Тех, кто идёт за горизонт. А остальные остальные, в своей массе, живут и так весьма напряжённо и тревожно, что бы искать в непонятных далях приключения на свою жопу. Может ли позволить себе сорваться племя в неизвестные земли просто так? Где там, в этих землях, удобные источники воды, и желательно, с как можно более безопасные переходы к ним? Где поляны с питательными кореньями и ягодами? По каким тропам движутся стада антилоп и быков? Что за хищники там? Какие? Есть ли удобные места для зимовок? Не заняты ли?
   Любой из этих факторов или многих других, окажись неблагоприятным, может поставить племя на грань гибели. Потеряй союз племен землю Осенней Охоты, и я думаю численность людей, проживающих тут, резко сократится. Без такой жирной кормушки малочисленные племена если и переживут зиму, то с трудом. Да и большие... ртов-то много. Три-пять зим и здравствуй полярный песец. Все, конечно, относительно, все не умрут, перестроятся, но людей, в процессе, потеряют не мало.
   - То есть, они не уйдут, пока что-то резко не стронет их с места. Нечто, что поставит их на грань выживания? Например, поражение в войне.
   - Или перенаселение территории.
   - Как племена Старых Людей.
   - Нет, их стронула, скорее всего, экологическая катастрофа. Вряд ли численность какого либо вида человечества может угрожающе увеличиться слишком быстро. Один процент в сто лет. Вот какие цифры называют учёные в скорости прироста человечества, где-то в этот период. Заметь, всех видов человечества, на всей Земле.
   - Учёные знают? - брови Артёма иронично вздёрнулись.
   - Ну не совсем же с потолка они эти цифры озвучили. Я и сам, знаешь ли, посмотрел тут, поспрашивал . Думается мне, что местные племена болтаются по определённым маршрутам не одну сотню лет. И если ничего не изменится, будут болтаться и дальше. Консерватизм - это не политическое явление в среде человеческого социума, а его природная черта. "Что пращурам хорошо - то и нам сгодится!". "Отец терпел, и нам велел!". Это всё - я постучал себя по лбу - отсюда. И если в более поздние эпохи, консерватизм тоже не всегда плохо, то сейчас это один из факторов выживания. Пока, люди только копят пассионарный потенциал.
   Мы снова замолчали.
   - что ж, - Артём вздохнул - значит, война.
   - Да .
  
   В последующие два дня шли бесконечные разговоры и обсуждения, и я всё больше впадал в уныние. Не смотря на то, что мы "проповедовали" своё видение, как должно сражаться, общий настрой был не изменен - соберёмся в кучу и ух, как наваляем. Тяжелое наследство предков, мать его! Только толпа может противостоять серьёзной угрозе.
   Не помогли рассказы, как мы перебили Старых Людей, не потеряв ни одного человека. Да, все удивлялись, цокали языком, хлопали по коленям и качали головой, но вывод делали совершенно не тот, на который я рассчитывал. Охотники не спрашивали, как и почему это у нас произошло, а собирались сделать тоже самое. А что они смогли, значит и мы смогём! Эгоцентрический взгляд на реальность. Даже когда мы показательно отлупили, своим коротеньким строем, втрое превосходящие силы охотников, и тогда, лишь единицы, задумались над тем, что мы говорим.
   Совет бОльших вождей и шаманов, на котором я продемонстрировал камнеметалку, копьеметалку и плетёный из лозы щит, то, что можно быстро изготовить и успешно применить большой массе народа достаточно быстро, заинтересовали. Особенно копьеметалка, как практичный предмет не столько войны, но охоты. Хоть что-то. Ни луки, ни самострелы я даже показывать не стал - бесполезно. Ни сделать, ни научиться из них стрелять тут вряд ли кто сможет.
   Кстати, и лук и самострел, да и копьеметалку у нас и раньше видели, но что-то особо никто перенимать передовые технологии не кинулся. И это, честно, для меня загадка. Ведь отдельные представители современного человечества вполне восприимчивы к моим цивилизационным посылам. И не сказать, что таких людей мало .
   Увы, никаких боевых магических практик, как я выяснил, от шаманов нам не светило. Левитация камешка на ладони - это феноменально, конечно. Когда Артём увидел это воочию, он просто обалдел, но вряд ли такая демонстрация шаманом своего могущества обратит врага в бегство. До Гарри Поттера и Дамблдора ту еще пару тысяч лет подождать надо. А нужно уже весной. Моего красноречия, и убеждённости, на сколько позволял язык, явно не хватило, чтобы донести своё видение битвы даже до тех шаманов, которые признавали меня за авторитета. Покивали головой с умным видом, и ничего толком не ответили. Я все больше мрачнел.
   Но как говорится - "Стучите, да откроется вам. Ищите, и обрящите!" С утра, третьего дня, к нам в лагерь заявился Острый Рог, а с ним три незнакомых вождя. С Острым Рогом мы уже пересекались за эти дни несколько раз. Он внимательно слушал наши рассказы, как мы победили Старых Людей, и за счёт чего. Он и до этого видел и наши луки и самострелы, и те же копьеметалки, несколько таких было и в его племени. У него точно была, ему Хатак, на заказ, сам делал, но вот применение всего этого в бою сильно интересовало молодого вождя. Смутная надежда, что он до чего-нибудь созреет, с таким-то интересом, теплилась в моей душе. И вот .
   Поздоровавшись, вожди чинно расселись возле костра, разговор, похоже, будет серьёзный. Я пошевелил бровями и слегка кивнул на пришедших гостей головой, Ярик и Найдёна понятливо зашуршали на счёт пожрать и выпить. Хатак и Артём тоже подсели к костру.
   Обычно, даже если ты пришел с определённым делом или разговором, хорошим тоном считается поговорить о погоде, об охоте, о здоровье, хотя бы чисто символически. Но Острый Рог знал меня достаточно хорошо, я был совсем не любитель размазывать по тарелке, если нужно было обсудить что-то конкретное. Вот и сейчас, выдержав небольшую паузу, Острый Рог практически сразу перешел к делу.
   - Многие знают кто такой Великий Знающий Горький Камень. Горький Камень вряд ли знает каждого, даже если это вождь или шаман. Это правильно. Поэтому позволь тебе представить вождя Карраха, вождя Учура и вождя Серого Филина.
   Все поочерёдно кивнули головами. На первый взгляд, вожди как вожди, вполне укладывающиеся в статистическую норму как обликом так и одеждой, и только Серый Филин кого-то мне напоминал. Кого-то, хорошо мне знакомого. Заметив мой пристальный интерес, Острый Рог пояснил.
   - Серый Филин, мой брат. Старший.
   То то я и смотрю, кого же он мне напоминает! Точно, более старшая версия Острого Рога. Не один в один, но очень похож. Видать, много лет назад батяня Острого Рога был не прочь "пошалить" на стороне. Хотя о чём это я, "пошалить на стороне" тут ещё таких моральных норм нет и в помине. А Острый Рог о своём брате-то мне и не рассказывал. Вот оно как!
   - Старые Люди сильны. Ты знаешь, этой весной мы дважды сражались с ними, и хотя я не скажу, что мы проиграли, но нас было больше и всё равно я лишился вот, сколько пальцев рук - он показал девять пальцев - своих охотников. Это плохо. Очень плохо. Я выставлю по весне 54 охотника (это я перевёл про себя), не много вождей могут выставить столько же, но, сколько из них вернётся к своим ярангам. У Карраха 12 охотников, у Учура 9, у моего брата 16 охотников. Сколько из них вернётся к своим семьям? Ты, Горький Камень, знаешь, как убивать Старых Людей, чтобы оставаться целым. Там - он махнул рукой в сторону основного стойбища - все надеются, что победили Старых Людей один раз, победят и в другой. Мало кто прислушался к твоим словам. Лишь те вожди, у которых очень мало охотников, да и среди них, далеко не все.
   Не осталось почти никого, кто сам учавствовал в той Битве Народов, и кто может рассказать об этом. Вот уважаемый Хатак. Он сражался со Старыми Людьми больше чем кто либо. Он говорит - будет тяжело. Многие, в основном молодые, считают его сказочником, слушают его невнимательно, многие смеются. А Великий Знающий Горький Камень всегда слушает его внимательно и не смеётся, а очень даже уважает. Я молод, но мои уши, с некоторых пор, открыты для голоса Знающего, о чём я совсем не жалею. Я говорил со своими охотниками, и они рассказали много удивительного о том, как тренируются Русы, чтобы сражаться со Старыми Людьми. Но мало слушать, нужно видеть, а ещё лучше - уметь.
   Три племени, Белой Ласки, Зелёной Ящерицы и Куницы зимуют вместе в тёплых пещерах в одной укромной долине. Так длится давно, ещё от матерей, которые были матерями наших матерей. Их вожди хотят вернуться, после битвы не только с победой, но и живыми. И привести своих охотников обратно. Они верят тебе, Горький Камень. Скажи, что ты можешь сделать для этого?
   Я окинул взглядом спокойно ждущих моего ответа вождей. Однако, если брать и моих, это получается совсем не плохо. Около ста человек. Считай, одна шестая всего войска! Теперь только правильно всё обстряпать .
   - Вожди! Если вы, и ваши люди готовы слушать и выполнять то, что я скажу, у нас, у всех, появится шанс показать Старым Людям, кто хозяин этих прерий.
   - Я вождь Острый Рог говорю от себя и своих людей! Мы готовы слушать голос Великого Знающего, и делать так, как скажет он. Порукой этому моя кровь - он достал нож и чиркнул по ладони - которую я приношу Дарующему Жизнь.
   Алые капли сорвались с руки и зашипели на углях. А парень-то подготовился! Молодец! Прям клятву произнёс. Не думаю, что он просто воспылал жаждой победить Старых Людей без всякого ущерба, хотя тут очевидный интерес, раз пошел под мою руку. Пусть хотя бы и на время. Его интерес, я думаю, гораздо более многослойный. Ну, это, в принципе, и не плохо. А что это за интересы - мы посмотрим. Остальные вожди повторили процедуру почти точь в точь.
   - Ну, что ж, уважаемые вожди. Раз так то давайте сначала угостимся, чем нас стихии одарили, а уж потом поговорим .
  
   В результате мы договорились. Правильные Люди станут на зимовку на берегу Хрустальки, не далеко от нас, и мы будем всё-то время, что осталось до битвы, проводить совместные тренировки, готовить оружие, шиты, хоть какие-нибудь доспехи. Завтра они снимаются и ускоренным маршем идут к нам.
   Ярик уходит зимовать с маленьким союзом трёх племён и учит их там щитовому строю. Тактике дальнобойного оружия, изготовлению щитов, и вообще всего, что успеет. Весной они сразу придут на место битвы, там и встретимся. С ним хотел пойти Хатак, но я не пустил. Были у меня на счёт него кое-какие мысли.
   Ярику мы "навтыкали" массу ЦУ, и я, и Хатак, и Артём. Тот только кивал с серьёзным лицом и повторял - "я запомнил, учитель, я не подведу, учитель, я так и сделаю, дядя Артём ." Для, практически, пацана, это будет настоящее испытание. Подвиг взросления. Но так надо.
   - И главное запомни - говорил я ему - ты многое знаешь и умеешь, чего они не умеют и не знают, но пробовать тебя "на прочность" они будут не раз. Будь достойным. На слабо не ведись, на удар отвечай ударом, и вообще, будь молодцом. Не посрами Русов.
   - Я понял, учитель.
   - Смотри, чтобы тебе там за пазуху не напихали невест - проскрипел Хатак - Штук пять! Хе-хе.
   - Да - согласился я - это, пожалуй, самая опасная часть твоей командировки.
  
   Рано утром обняв слегка бледного Ярика, ми столкнули "Красавца" на воду и начали ставить парус, под свежий ветерок, дующий в нужную для нас сторону.
   Найдёна ещё долго смотрела, не отрываясь, на удаляющийся берег. Я подошёл к ней сзади и слегка приобнял её за плечи.
   - Не волнуйся маленькая. У него будет всё хорошо.
   - Я всё время пытаюсь "посмотреть" что ждёт нас и вижу только белый, плотный туман в котором мелькают смутные тени. - Найдена повернула ко мне лицо. В её глазах дрожали слёзы. - Я ничего не вижу, дядя Пётр, ничего.
   - Будущее, когда происходят события такого масштаба, когда переплетены судьбы тысяч людей, всегда многовариантно. Любая мелочь, поступок, даже слово, влияет на него непредсказуемым образом. Помнишь, я рассказывал вам о "вилках", на которых разветвляется реальность? Сейчас они плодятся и множатся одна за другой. Поэтому мы пойдём самым простым путём.
   Я чмокнул Найдёну в макушку и ответил на её немой вопрос.
   - Будем делать что должно, и тогда, случится чему суждено.
  
   - Ну куда?! Ну, куда вы , мать вашу, снова ломанулись?! Я сказал, линию держать, долбоклюи грёбаные, а вы что творите! Это звиздец какой-то!!! У меня уже нервов не хватает!
   Отработка щитового строя шла очень туго. Охотники Правильных Людей так и норовили сорваться в "индивидуальное геройство". Ровный строй щитов разрушался после двух-трёх минут столкновения с противником. Потом - куча мала и я снова разгоняю, пинками, всех на исходную. И так раза разом . Вот уже как полтора месаца я бьюсь с организацией щитового строя. Основной приём, которым бились многие и многие народы, за долгие тысячелетия войн и сражений. Знаменитая всему миру фаланга Александра Македонского далеко не самая первая, кто использовал этот принцип. И Македонский, соответственно, совсем не изобретатель этого построения. Но что не отнять, то не отнять, как "военная машина", как механизм для уничто жения противника в чистом поле, фаланга Македонского была одна из лучших по организации щитового строя.
   Но пока то, что получалось у нас, не тянуло даже на жалкое подобие её слабой тени. Хорошо, что уже строй перестал сам кидаться навстречу противнику, рассыпаясь и превращаясь в безобразную толпу, которая наносила сама себе урона больше чем противник. Так что, успехи всё-таки имеются. Правда, успехи по усвоению ненормативной лексики у охотников были гораздо внушительнее. А что делать? Не ругаться я не в состоянии. Также ругаются и Артём с Хватом, которые помогают мне в обучении щитового строя. Ругается Сильвер, обучающий небольшую группу особо способных к бою с тяжелым и длиннодревковым оружием. Вообще все наши, так или иначе, задействованы в этом процессе, и тоже ругаются. А уж как ругается Хатак, мастер метания всего, это вообще .
   Ещё в самом начале у нас спросили, что за слова такие, непонятные но, весьма энергичные мы употребляем среди обычной ругани. Да много так! Я, на голубом глазу, ничтоже не сумнящися и выдал, мол, это специальный сакральный язык воинов. И в мирном обиходе употреблять их не следует. Очень народ проникся. Стал выпытывать подробности, ко мне с расспросами не лезли, а вот Хатак, старая жужелица, с большим смаком "переводил" на древнекроманьонский услышанные фразы с подробным изображением мимикой и руками, куда, как и каким образом. Теперь можно смело утверждать, на вопрос, когда зародился в человеческом сообществе мат, ответ однозначный, в этой реальности - в середине палеолита. И был он, в каком-то смысле, богаче и разнообразней, чем язык повседневного общения.
   Правильная организация процесса обучения, это наше всё! Только таким способом мы могли успеть научиться хоть чему нибудь существенному. Поэтому все были поделены на группы. Самые низкорослые стояли в первом ряду с ростовыми щитами и короткими, но крепкими копьями с массивными, чтобы не сразу сломались, наконечниками. За ними стояли бойцы с круглыми щитами, которыми они прикрывали головы не только свои, но и впереди стоящих. Вооружены они были каменными топорами и буздыганами. В этом же строю, через два на третий, стояли люди с длинными копьями. Третьей линии как таковой не было. Были группы бойцов в хороших доспехах и с индивидуальным оружием, так сказать, группы прорыва, или их ликвидации, что скорее всего. Также все, кроме первой линии, отрабатывали метание сулиц и камней. До сближения с противником, именно этим все и будут заниматься, прикрываясь щитовым строем.
   Камышовые чучела на стрельбище расстреливались в огромных количествах. Сулицы изготавливались почти поточным методом. По сути, большенсто из них были одноразовые.. На наконечники шло всё, что только могло. Кости, кремень, даже бамбук. Ито, летящая сулица с наконечником из бамбука, запущенная с помощью копьеметалки легко протыкала тушу свиньи, если только не попадала в кость. Для камнеметалок подбирались и отёсывались камни одинакового веса. Это чтобы у людей вырабатывался механический рефлекс мышцы на один и тот же вес. Весьма способствует меткости. Ну, и вообще, об остальном тоже не забывали. Кто был способен, осваивал что-то индивидуально. Например, приёмы длиннодревкового оружия, кое-какие хитрости владения щитом или элементарные приёмы рукопашного боя. Но в основном это щитовой строй. Стреляли из лука только наши.
   Подлёдные сети обеспечивают Правильных Людей свежей рыбой, а большой самострел тушами бизонов, так что, тут никто не голодает. Да и мы, по осени знатно проредили пролетающее поголовье водоплавающих птиц. Тушки закоптили, перья пустили на оперенья к коротким сулицам. Теперь подкармливаем, время от времени, союзничков.
   На щиты перевели много лозы, осень не сезон для лучшего плетения из неё. Некоторые стали мастерить себе доспехи, по типу наших. Возможно кто-то и успеет к весне. Острый Рог получил комплект от нас в подарок. Всё-таки он сделал огромное дело, привёл своих охотников под нашу руку, а так же наставлял на путь истинный, время от времени, особо непонятливых, или слишком "умных". Самая острая проблема - защита головы. Все усилия брошены на сбор и переработку шерсти в войлок, который формировали в виде конического колпака и вымачивали в рьяном растворе соли. Тройная меховая подкладка и ременная подвеска зашищали голову гораздо лучше, чем волоса и меховая шапка. От прямого удара каменным топором вряд ли спасёт, но от касательного или скользящего, очень даже может быть. Но с нашими роговыми шлемами, конечно, сравнивать было некорректно.
   Вот сейчас все и бегают, разделённые пополам. Одни наскакивают, другие обороняются. Пока бардак. Даже представить немогу, как там Ярик один справляется!?
  
   В странном и удивительном месте прибывал Ярик. С тех пор, как только показали это пещеру местные, не так давно, парень частенько захаживал в неё. Оно того стоило. Сама пещерка пряталась в запутанной анфиладе кривых коридоров и проходов через другие пещеры. Какие больше, какие меньше. Тут их вообще тьма всяких. Лабиринт, иначе и не скажешь.
   Эта же пещерка, в ряду других, тоже весьма интересных - особая. Из узкой трещины в каменной стене вырывался небольшой, но очень энергичный поток воды, пенясь и шипя пузырями пересекал пространство пещеры, каких-то семь-восемь метров, и исчезал в такой же щели на противоположной стороне. Но вода была не просто вода, а горячая и слегка вонючая. Это если слишком уж носом к ней приблизиться. В пещере постоянно висел пар, и было очень жарко, но дышалось на удивление легко. Как в бане, которой любили пользоваться в его племени. Да только там топи, дрова носи, воду грей, а тут красота, та же парная, и без хлопот.
   А ещё в этой пещере рос мох. На стенах на потолке, под ногами. Был он густой, прочный и немного жестковатый, но самое интересное, что он светился. Вот так! Бледным, слабым серовато-зеленоватым светом. Но этого хватало, чтобы в пещере было достаточно светло, примерно как в поздние сумерки летом. А уж когда глаза попривыкнут так и вовсе всё видно. Удивительный мох! О таком им не рассказывал ни Хатак, ни Великая Видящая, ни сам дядя Пётр.
   И водичка тут отнюдь не простая. После того как Ярик стал устраивать регулярные моционы, сразу почувствовал, и усталость проходит быстрее и синяки да ссадины заживают лучше. Не простая водичка, и парок от неё не простой. Пить её Ярик пока поостерёгся, мало ли . Эх, сюда бы наших сенсов, враз разобрались, что к чему. Да и погреть старые косточки, тому же Хатаку и уважаемой або, куда как пользительно было бы. Нет, надо обязательно договориться с местными . Если всё будет нормально. Если мы победим. Если никто из нас не погибнет. Как много если . Хм.
   Вот уже третий месяц Ярик учит охотников маленького союза трёх племён щитовому строю. Он вообще недоумевал, почему эта небольшая кучка людей считается тремя разными племенами. По сути - это одно племя, настолько тесно переплетены в них родственные связи. Обычаи одни, законы тоже. Зимовали вместе, только лишь в разных пещерах, но важные вопросы решали сообща, на большую добычу охотились опять же вместе, лишь в летний период бродили по прериям раздельно. У них даже нормальный шаман, очень слабенький чувствующий дедок, был один на три племени. Остальные двое так, ни вашим, ни нашим, как говорит дядя Пётр. Но, как видно, всех всё устраивает. Да.
   А местечко союзные племена всё ж отхватили себе славное. Извилистый проход, длинной километров пять, петлявший среди крутых каменных возвышенностей выводил в круглую долину, диаметром километров в десять. И долина эта имела небольшой, но заметный уклон к центру, в котором плескалось озёрко с очень тёплой водой, которая не замерзала даже зимой. Как попадала вода в озеро непонятно, Ярик подозревал, что снизу, а вот уходила она большим ручьём в неширокую расщелину на противоположной стороне от входа в долину. Попетляв в каменных теснинах, где-то там, километров через пять, ручей вырывался на простор прерий и бежал к далёкой реке. Края долины окольцовывали невысокие горы. Хотя - горы, это очень громко сказано. Даже для самых низких они были маловаты. Высокие и крутые возвышенности, так было бы точнее. Тем не менее, замкнутое пространство и горячая вода в озере создавали свой собственный микроклимат и тут, и в самые суровые зимы, снег лежал не долго, и было его мало. А вот трава, и вообще всяческая растительность, зеленела даже с наступлением холодов, так до конца не отмирая. Зато, шла в рост уже в конце зимы.
   Вот на эту-то траву и приходили подкормится небольшие стада оленей, косуль, коз и кабанов. Иногда забредали гости и посерьёзней, вплоть до мамонтов.
   В самом озере не водилось никакой живности, а вот ручей, изливавшийся из него, в который впадало несколько больших и с десяток малых источников, довольно скоро становился очень даже обитаемым. Всякая водоплавающая и околоводная живность там просто благоденствовала, а уж рыба . Хотя местные её не ловили. Не умели. Впрочем, Ярик быстро исправил это недоразумение.
   Вот по этим двум направлениям, через расщелину с ручьём и "центральный" вход и тянулись любители зелени, понежится в тепле и сытости. Для проживавших в этой долине людей, практически, еда с доставкой на дом. Единственное, что не давало достичь полного благолепия, это то, что во след травоядным шли хищники. С ними у местных охотников шла непрекращающаяся, бескомпромиссная борьба за пищевые ресурсы. И борьба весьма напряженная.
   Надо заметить, что союз племён крайне рачительно пользовался преимуществами предоставляемыми долиной. Не вели оголтелого истребления всего, что шевелиться, не устраивали загонных охот, хотя местность и позволяла, не брали больше того, что могли употребить в данный момент. Охотились очень аккуратно и сторожко, стараясь избегать суеты и нервняка среди потенциальной добычи. Очень и очень умно. Дядя Пётр и Хатак оценят такой подход.
   Сами местные жили в нескольких пещерах, которыми изобиловали скалы долины. Многие из них имели разветвлённую сеть и длинную протяженность. Но племена зимовали именно в тех пещерах, в которых сами камни грели воздух и огонь был необходим лишь для готовки еды да освещения. В общем, устроились местные куда как здорово.
   Вот такая пещера, как та в которой сидел сейчас Ярик, по уверениям местных была далеко не единственной. Местные вообще не очень любили посещать такие места. Так, зайдут изредка, посидят чуток, плеснут пару ладоней на себя горячей, пузырящийся воды и на выход. Ярик спрашивал шамана, может вода или пар вредны. Нет, говорит, воду пить не надо, а так не вредно. Может, спрашивает Ярик, суеверье какое, табу? Нет отвечают. Просто, как-то так, не особо ходят и всё . Короче, тёмные люди. Не понимают, какое счастье у них под боком. Дикари . Хе-хе!
   А вообще, всё это, и круглая долина окольцованная горами, и горячие ручьи с пузырями и странными запахами, и тёплая зима в отдельно взятом месте, наводит на мысль, что это место, жерло потухшего вулкана. Или кратер метеорита? О таком рассказывал дядя Пётр на уроках. Ярик был прилежным учеником и слушал Великого Знающего всегда со вниманием.
   Да уж, не плохое местечко для жизни отхватили себе местные. Интересно, как тут росли бы наши овощи и фрукты? Наверное - хорошо. Понятно отчего, несмотря на "безбородость" Ярика, местные охотники прилежно учат всё, что тот им показывает. Кто ж захочет терять такой рай земной, если сюда припрутся Старые Люди. Вот и тренируются упорно охотники. Но, как и предупреждали мудрые учителя, пришлось Ярику пройти проверку на прочность. А заодно на "скручивание и сжатие". Даже сейчас по прошествии этих месяцев процесс всё ещё не прекратился. Но, меньше, да, меньше .
   Ярик зачерпнул большим ковшом на длинной ручке шипящую воду и ручья и подлил в большой кувшин стоящий рядом, пусть остывает. Деревянным скребком парень принялся скоблить тело, снимая пот и грязь, а вместе с ними усталость и напряжение.
   Кстати, и кувшин, и ковш, и много ещё другой, разной посуды, Ярик навертел, как только попал в эти места. Сидеть на диете из жареного на камнях мяса, это уж увольте! Ярик сам себе удивлялся! Давно ли отброшенный хвост ящерки да пара ракушек он считал настоящей "охотничьей удачей"? А сейчас "суп" сваренный в кожаном мешке - бе-е-ее .! Вот что делает с человеком цивилизация!
   Так что, пришлось искать глину, мастерить простейший гончарный круг, крутить посуду. Конечно, получилось не мму-а, от мастера Хвата, но тоже, не левой пяткой сделано!
   Уж как там на это смотрели охотники, не так и важно, а вот женщины трёх племён возлюбили его конкретно! Они-то уже видели раньше такое, некоторым повезло даже попользоваться на землях Осенней Охоты. А вот выменять не удалось. Не было здесь чего-либо такого ценного, на что можно было бы выменять какой-нибудь горшок. И тут такое счастье и даром! Знай только, хвали да подкладывай кусочки повкуснее такому кадру!
   А ещё Ярик сварил жидкое мыло. Очень жидкое и не так чтобы много, но всё-таки мыло. А ещё делился разными кулинарными рецептами, делал игрушки малышам из меха, кожаных ремешков, косточек да палочек. С пацанами, "допризывного" возраста, которых на все три племени набралось с дюжину, ну, не считая уж совсем маленьких, сладил несколько "правильных" вершей, и теперь у них регулярно появляется свежая рыба. Кстати, глину и искали, и таскали, и месили тоже они. Теперь у каждого из них есть личная кружка! У Ярика с ребятами вообще полная любовь и согласие. Он их кумир, они его фанаты! Теперь вот, они вместе делают коптильню .
   Недавно, Ярик поймал себя на мысли, что он, оказывается, много знает и умеет такого, что местные считают, чуть ли не волшебством. Прав был дядя Петр, когда говорил, что знания приобрести нелегко, и не просто, но зато это тот багаж, который всегда с тобой и ничего не весит. Да.
   Ярик облился слегка поостывшей водой и удобно расположился, расслабляя мышцы, на топчанчике саморучно сплетённом из лозы. Хорошо! Мысли снова соскользнули в воспоминания о первых днях.
   С охотниками, ожидаемо, было нелегко. Пришлось своим примером доказывать право учить и командовать. Доказывать, что Ярик, не смотря на возраст, не только знает, как и что делать, но и сам это умеет. Поэтому, на тренировках, если приходилось сражаться, то только против двух, иногда трёх мужчин, но никогда против одного. Далеко не всё проходило гладко, было тяжело, местами больно, а деваться некуда . Надо.
   И охотники оценили это. Стали слушать его более внимательно, а делать то, что он говорит, более усердно. Были, конечно, особо "умные", в основном из "очень авторитетных" охотников возрастом постарше. Этих, время от времени, одёргивали шаман и вожди, но не до такой степени, чтобы они перестали комментировать его слова и действия. Эдакий постоянный фактор раздражения. Все, как и говорили учителя. Сегодня, с молчаливого и похоже одобрительного согласия вождей, Ярик "прилюдно" набил лицо двум таким особо умным. Серьёзно так набил. Придется им полежать пару дней. Ну, впредь наука и им, и иже с ними. Не так много времени осталось, чтобы подготовиться к великой битве, а тут на этих ещё отвлекайся.
   Но все эти сложности ожидаемы и вполне преодолимы. Куда серьезнее опасность ходит по пятам за парнем в этих местах. Ох, как же мудры учителя . Женщины! Вот не шуточная угроза!
   Такой весь из себя симпатичный, молодой, а уже такой умелый. Высокий, стройный, и очень "куртуазный" в речах и обхождении с дамами, ну, просто мужчина, исполненный всяческих достоинств! И совсем-совсем одинокий . Ай-яй-яй! Вах, какой ценный приз! Сезон Большой Охоты на парня открылся сразу! Да так, что и шаманам и вождям пришлось сделать Большое Внушение женской части племён. Он, де, тут не жинихаться пришел, а совсем за другим!!! Помогло, но лишь в части острой открытой фазы борьбы. Теперь шло, возможно, даже более "кровавое" подковёрное сражение за "тело" Ярика.
   Да-а! Научить охотников щитовому строю? Легко! Завоевать авторитет у сверстников? Пф-фф! Отбиться от невест, коих в союзе трёх племён набралось под два десятка, вот это задача! Практически - подвиг! С учётом молодого и жаждущего "сладкого" организма .
   Самой маленькой из претенденток было лет двенадцать, а самой возрастной и опытной, уже за двадцать. Вдова с двумя мелкими детишками, тоже вышла на тропу войны, похоже, надеется на что-то.
   Не сказать, что Ярику не нравились местные девчонки, есть тут несколько . Особенно одна. С точки зрения современных стандартов красоты она имела мизерные шансы на успех. Но, это с точки зрения местных. С точки зрения Ярика, была она самое - то! Эдакая штучка в стиле а-ля Рус!
   Звали её Унхот. Тёмный Цветок! Если слегка пошалить с художественным переводом, то - Ночной Цветок. Что, Ярику нравилось гораздо больше.
   Ей было, где-то тринадцать, может быть чуть больше. Время, когда девочка стремительно превращается в девушку. Она была, не высока, стройна и тонкокостна. Её большие глаза были черны словно ночь. Её прямые длинные волосы отливали чёрно-сизым цветом воронова крыла. Длинные чёрные ресницы, алые губы, чистая кожа, смугловатого оттенка, которую солнце превращалась почти в чёрную . Унхот - Ночной Цветок. Да!
   А ещё у неё была открытая улыбка, демонстрирующая ровные белые зубы. И прямой взгляд. "Так смотрят и улыбаются женщины моего племени" - промелькнуло в голове парня, когда он впервые столкнулся с ней. Они тогда только тронулись в путь, все три племени, чтобы добраться до благословенной долины. Путь не близкий, около двух недель. Если всё пойдет хорошо. Вот тогда, буквально в первый день, пока её подружки, кружа неподалёку, жеманно поводили плечами и закрывали хихикающий рот ладошками, она подошла и бесцеремонно стала рассматривать Ярика. Ярик же, в свою очередь, сверху вниз, заинтересованно разглядывал девчонку.
   - Ты брат танцовщицы, которую все зовут Огненный Цветок, а вы зовёте Соле?
   - К вашим услугам - Ярик слегка склонил голову. Девчонка нахмурила чёрные бровки.
   - Не понимаю.
   - Я говорю, да, - это я!
   - А-а, а я Унхот! Ты - Ярик, я знаю. Что значит твоё имя?
   - Ну, Ярик - это для своих. А так я - Яр. Это от Ярило, одного из названий Дневного Ока, на языке Русов. Соле, кстати, тоже в честь солнца, только это женское имя.
   - Гм, интересно . Ты хорошо танцуешь, но твоя сестра лучше.
   - Ну, у меня есть и иные достоинства.
   - Ты опять говоришь непонятно - притопнула ножкой Унхот.
   - Эх, как же с вами, с немтырями сложно-то - пробормотал парень по-русски - Я говорю - да, моя сестра самая лучшая!
   - Ты научишь меня танцевать - с интонацией скорее утвердительной, чем вопросительной заявила девчонка - и я тоже буду лучшей. Как твоя сестра!
   - Ну, вряд ли у меня будет время заниматься танцами. Я буду учить охотников несколько другому.
   - А если я тебя очень сильно попрошу?
   - Не думаю.
   - А если мы, - она кивнула на девчонок - все, очень сильно тебя попросим?
   - Не в моих правилах обещать то, что, возможно, я не смогу выполнить.
   - Даже если
   - Даже если! - оборвал её Ярик.
   - Я настойчивая!
   - А я упрямый!
   Унхот поставив руку в бок, некоторое время пристально смотрела в глаза Ярику. Наверное, думала смутить необычным поведением? Ну, ну. Куда ей до Амазонки! С лёгкой улыбкой он выдержал взгляд девчонки, переполненный всяческими эмоциями; возмущением, упрямством, любопытством.
   - Что ж, мы ещё поговорим об этом, человек - Дневное Око.
   - Всегда к твоим услугам, девочка - Ночной Цветок!
   - Хм, опять это слово - к услугам! Что оно значит?
   - Это значит, что я всегда готов тебе помочь. Ну, в разумных пределах.
   - Ах, помочь! Очень хорошо! Я запомню!
   - Не сомневаюсь. Кстати, запомни - в разумных пределах, означает, что Луну, то бишь - Ночное Око я тебе с неба не достану. И живого мамонта за хобот не притащу.
   - Гм, да? Ну, не волнуйся, мои желания будут скромнее.
   - Ну, как бы верю .
  
   Вот такой, интересный разговор. Потом их было ещё много, и разных. Основные конкурентки на его внимание быстро прочувствовали ситуацию и старались не оставлять без присмотра их один на один. Но Унхот умудрялась, даже в большой компании, почти всегда вести разговор. Вот рассядется молодёжь, бывало, вокруг костра, на ночь глядя, и давай расспрашивать.
   - Расскажи - просит его Унхот - каковы ваши женщины?
   - О-о-о! - отвечает Ярик - Они велики и ужасны! Во первых, они все красавицы. Это правило мужчин племени Русов - брать только самых красивых! Видели мою сестру? А Белую Волчицу?
   Большинство присутствующих дам делают кислые моськи. Они совсем не согласны с таким определением красоты. Многие вообще не проходят по "габаритам". А на губах Унхот появляется лёгкая улыбка.
   - Вот Амазонка. Знаете такую?
   Многие кивают, особенно кто помоложе.
   - Ещё годика три, и она станет - ух какая красавица! Вдобавок, она будущая Великая Видящая.
   - Года через три ей будет нужен мужчина - подаёт голос кто-то из парней.
   - Может и нужен. Но сначала этому мужчине придётся пообщаться с Падаваном. Хотел бы я на это посмотреть!
   - Падаван? А кто это?
   - Это её собственный Старый Человек - просвещает всех Красная Ягодка - Мне Амазонка рассказывала про него.
   Некоторые в курсе, те кто нет, сильно удивляются. Как так, свой собственный Старый Человек! Удивительно!
   - Да-а, такие вот дела. Представляете, какая она - эта Амазонка! У неё не забалуешь! И вообще, наши женщины не только красивы, но и очень строги! Мы, мужчины племени, убиваем для них быков и мамонтов, ловим огромных осетров и сомов, истребляем львов и медведей. А ещё мы делаем для них разную посуду, красивые украшения, пляшем для них джигу но всё равно, если им, что-то не понравится, они нас бьют!
   Практически у всех - шок.
   - Да-а! - внутренне хохоча продолжает Ярик, глядя на ошарашенные лица окружающих.
   - Вы такие слабые мужчины, что вас бьют женщины? - раздаётся чей-то презрительный голос.
   - Ну, как сказать слабые. Я вот, например, победил в бою несколько Старых Людей. А ты?
   В ответ скромная тишина. Победить Старого Человека в бою - это аргумент. Тем более нескольких.
   - Ну, тихо там! - Унхот недовольно смотрит на "умника", как впрочем и другие девчонки. - Давай дальше, Ярик. Как вас бьют женщины?
   - О-о-о! - закатывает парень глаза - Вика бьёт Сильвера кулаками по спине и груди. Белая Волчица, женщина самого Великого шамана и вождя Горького Камня, иногда, я точно знаю, кусает его. Моя сестра, Соле своего Артёма не бьёт. Она просто посмотрит на него, так и он сразу становится ростом в два раза меньше. Представляете, какая грозная. Амазонка, со своей подругой, тоже, кстати, будущей Великой Видящей, Тёплым Камешком, стреляют из плевалки бузиной во всех без разбора. Но самая могущественная женщина племени, это або Светлый Ручей. Если остальные женщины бьют только своих мужчин, або бьёт всех. Ладонью по голове! Многим из нас приходиться наклонятся, что бы она достала до макушки. А если кто-то её сильно разозлит, того она бьёт своим посохом Великой Видящей. Видали у неё такой?
   Все кивают головой. Некоторое время Ярик ещё крепится, глядя на окружающие его лица потрясённых слушателей, а потом начинает хохотоать. Через некоторое время, сообразив, что это всего лишь шутка, начинают смеяться и остальные.
   - Но, какие же тогда ваши женщины - после того как все отсмеялись, спрашивает Унхот.
   - На самом деле они, действительно красивые, но не ужасные и грубые, а ласковые и нежные. Большие умницы и мастерицы. Они много, и вкусно нас кормят и вообще .
   - А правда, что они владеют оружием? - спрашивает кто-то. дело, по нынешним временам - неслыханное.
   - Правда. Некоторые из них даже убивали врагов. Однажды, Великая Видящая сказала, что последняя линия обороны, между детьми и опасностями этого мира не мужчины племени, а они, жены и матери. И вождь Горький Камень согласился с этим. "Да будет так!" - сказал он. Теперь каждая, кто имеет такое желание, может научиться владеть тем оружием, которое ей по нраву. Но, на войну, сами понимаете, их никто не пустит. Да они и не просятся, они у нас умные.
   Иногда, Унхот находила всё же возможность поговорить с Яриком один на один. И тогда она опять принималась донимать его разными вопросами волнующими её.
   - Вот, ты так рассказывал о ваших женщинах, и о том, как они вас колотят, что все поверили. Я поверила.
   - Может это от того, что это правда?
   - Как? - девчонка нахмурила лобик - ты же сказал, что это шутка, а на самом деле они не такие.
   - Мой мудрый учитель дядя Пётр, которого все знают как шамана и вождя Горький Камень, говорит, - правду можно сказать по-разному! - Ярик подмигнул и улыбнулся.
   - Вика бьёт Сильвера, да! Но Вика чуть покрупней тебя, а Сильвер сын женщины нашего народа и охотника из Старых Людей. Он на голову выше меня, а в плечах - во! - парень развёл руки в стороны - Вика колотит его маленькими кулачками по спине, груди и плечам, а Сильвер только жмурится от удовольствия и приговаривает - "Отлично, просто отлично. Какой замечательный массаж!". И гогочет. Словно гусак. Они очень любят друг друга. Может быть, однажды я расскажу тебе историю их любви.
   Белая Волчица кусает великого вождя. Дурачась, кидается на него с криком - Загрызу! Она ведь Волчица. А дядя Пётр кричит - Спасите, Помогите! Загрызают! Хватает её и начинает щекотать.
   Они тоже любят друг друга!
   Мы не все время дурачимся, вовсе нет! Но ходить с кислыми рожами у нас не принято. Наше племя полно любви. Соле любит Артёма. Хват любит обеих своих жен, но постоянно норовит смыться от них куда-нибудь в поход, на охоту, на рыбалку .
   И Великая Видящая нас действительно шлёпает по макушке, это правда. Если мы невнимательны к урокам, набезобразим или ещё чего. Но, она бьёт так, что другой раз такое ощущение, словно гладит. Будто маленьких деток. Все мы у неё - сынки да дочки. А она наша мать. У меня не хватит нужных слов, что бы рассказать, какие, на самом деле наши женщины, и что, они для нас значат.
   - Да, ты часто говоришь непонятные слова. - Задумчиво соглашается Унхот.
   - Это потому, что в нашем племени мы говорим на другом языке. На языке вождя Горького Камня. Этот язык намного более сложный и богатый. А ещё он красивый. Мы часто поём песни на нем.
   - Песни? Как это?
   - Это надо слышать. Вы тут, иногда, соберётесь у костра и давай подвывать, боле-менее слаженно. Как бы поёте. Но, то гундение, что вы изображаете голосом, под настроение - это не песни.
   - Спой!
   - Я не лучший певец, хе-хе! И в любом случае, ты не поймёшь, а это важно, поверь.
   - Научи меня своему языку!
   - Хм, ты думаешь это так просто? Я учился ему много лет. Некоторые, тот же Хатак, до сих пор говорит не совсем хорошо. Правда - парень улыбнулся - ругается очень качественно. И что удивительно, совсем чисто. Хотя дядя Пётр убеждён, Хатак придуривается.
   - А ты попробуй! Я очень способная. Ну, попробуй.
   - Эхе-хе. Ладно. Запоминай одно важное слово. Повторяй - "Прилипчивая".
   - Прилипчивая - медленно, но совершенно правильно повторила Унхот.
   - Однако! - восхитился Ярик.
   - Я же тебе говорила - довольно улыбнулась девчонка - А что оно значит?
   - Ну-у, - парень почесал макушку. Вот ведь, сам себя, от "большого ума" загнал в ловушку. - Сейчас я попробую тебе это как-нибудь на пальцах объяснить.
   Унхот оказалась, действительно способной ученицей.
   Ярик много рассказывал о жизни своего племени. Что, такого, его просили, а он и не отказывал. Тем более дядя Пётр ему не запрещал. Лишь просил не сильно привирать. А зачем привирать? Только чистая и не замутнённая правда. Хотя, иногда, парень ловил себя на мысли, что его рассказы сродни сказкам, которые любит сочинять старый дед Хатак, или рассказывает сам Горький Камень. До того неправдоподобно многое звучит. Не принимал бы сам в этом участие, с трудом бы поверил.
   Рассказывал Ярик о том, как живёт его племя. Как охотятся, как ловят рыбу, добывают птицу. О том, как сражались со Старыми Людьми. Как строили катамаран по имени "Красавец" и как на нём путешествовали. Как сражались с духом зверя, воплотившемся а Длиннолапом. Как Мадам ползла, вся израненная, чтобы доверить своего щенка вождю, и как тяжко он его выхаживал. Как вождь, однажды, отрубил гиене голову одним ударом. Ярику было что рассказать. Послушать его собирались если не все, то многие. Дядя Пётр называет это заковыристым словом - информационным голодом.
   Ярик поудобней устроился на лежаке. Сегодня отмудохав двух взрослых охотников, он убедился в справедливости слов учителя, что бить в полную силу не сдерживая себя иногда гораздо проще, чем делать контролируемые удары на тренировке. Удивительно, но ему не пришлось сильно напрягаться. Вот, казалось, взрослые и опытные охотники, но куда им против Тайбо. Тут, как говорит, дядя Пётр - школа! А не мухи насрали. Да!
   Ещё пару месяцев, и уже будет нужно выдвигаться к месту битвы. Пока промежуточный результат тренировок был, скажем так, удовлетворительный. Шиты, по крайней мере, охотники держали с понятием. Копейщики перестали лезть из второго ряда, через голову впереди стоящих, сулицы метали из-за стоя навесом, а не как раньше в прыжке, дабы освободить обзор. В общем, дело потихоньку двигалось. Ещё есть время .
   Вдруг, в шёпот лопающихся пузырьков и тихое журчание воды вплелся посторонний звук. Ярик приподнялся на локтях и увидел, как в пещеру лёгким шагом вошла Унхот. Внимательно посмотрев на парня, она неторопливо прошла и расположилась на большом плоском камне, метрах в трёх. Грациозно сев, она подтянула к себе колено обхватила его руками и молча уставилась на парня. Была она полностью обнажена, что и не удивительно в такой-то парилке.
   Тут, кстати, в теплых пещерах, мало кто затрудняет ношением на себе излишней одеждой. Спасибо матушке-природе. Так, носили, что мужчины, что женщины чисто символический кусочек шкурки спереди, а дети, до определённого возраста, и вовсе обходились без него. Так что, и голые груди, и ягодицы, разных размеров и качества, он наблюдал ежедневно. Но вот так, чтобы к нему, кто-то заявилась одна и голая, такого с ним тут ещё не было.
   Они долго играли взглядами, ждали кто же первый нарушит молчание. Наконец Унхот не выдержала.
   - Не волнуйся, мама знает - заявила она.
   - Ну, во первых, я не волнуюсь. А во вторых, я бы больше волновался не о том, что мама знает, где ты сейчас, а о том, чтобы об этом не знали твои подруги. И в-третьих, позволь у тебя узнать, мама знает - что? Или о чём?
   Унхот, царственно, проигнорировала все вопросы.
   - Скоро, ты уйдёшь на битву. Охотники говорят, это будет тяжелое сражение. Не все вернутся в родные пещеры. А если удача отвернётся от людей, то и вовсе, никто не вернётся.
   - Да, Старые Люди серьёзные мужчины. Но, мы уже побеждали их, и не раз. Великий Знающий вождь Горький Камень, сделает всё, чтобы мы победили. Я здесь по слову его, и его воле, делаю всё, для общей победы.
   - Ты можешь там погибнуть.
   - Как и любой другой.
   - Ты так спокойно это говоришь. Ты не боишься смерти?
   - Ты задаёшь непростые вопросы, малышка. Как говорит учитель, в наше время, мало кто умирает от старости. Так что, мы все когда-нибудь умрём. Я конечно, не тороплюсь помирать, и не сказать что я не боюсь. Скорее опасаюсь. Мой учитель, дядя Пётр, очень мудр. У него на каждый случай, на каждое действие всегда найдётся что-нибудь умное. Он говорит так. "Пока ты жив, своей смерти ты не видишь, а когда она пришла, снова не увидишь, ты уже умер. Вот и получается, что со своей смертью ты так и не встретился. Печальные последствия смерти наблюдают лишь твои близкие и друзья". А вообще, страх, весьма полезное чувство для здоровья, в умеренных дозах, конечно, Очень, знаешь ли, способствует продлению жизни. А я жизнь люблю.
   Унхот опустила ногу и откинулась назад, развернув плечи, выставив маленькие грудки задорно торчащие вперёд.
   Да, годика через три Унхот станет истинной красавицей. Ну, в стиле а-ля Рус. Но, даже то, что Ярик видел перед собой сейчас, ему очень нравилось
   - Я нравлюсь тебе? - будто читая его мысли, спросила девчонка.
   - Любишь прямые вопросы? - Ярик усмехнулся. - Да! Изо всех, весьма достойных местных девушек, ты нравишься мне больше всех.
   Довольная улыбка скользнула по губам девчонки. Некоторое время она молчала, а потом выдала.
   - У меня ещё не было ни одного мужчины!
   - Хм, у меня тоже! - подмигнул ей в ответ Ярик.
   Несколько секунд Унхот удивлённо переваривала то, что ответил парень, а потом дошло. Она долго и звонко смеялась, а потом, лукаво поблёскивая глазами, уточнила.
   - У меня и женщин не было.
   - А у меня были.
   - Хм, и как?
   - Настоящий мужчина не бахвалится своими победами.
   - Как это, не хвастают - Унхот всплеснула руками - ещё как хвастают. Я сама сколько раз слышала. - Помолчав добавила - И видела.
   - Ну, у нас такое поведение, не очень одобряется.
   - Как у вас там, однако, очень интересно.
   - Эт точно!
   Посидев, некоторое время в задумчивости, Унхот, слегка отвернувшись в сторону начала говорить.
   - Очень давно, много-много рук назад моё родное племя пришло оттуда, где плещется большая, тёплая горькая вода. Очень давно это было, когда матери наших матерей ещё не родились. Почему мы ушли из тех мест, отчего, уже никто не знает. Мы пришли и породнились с местными племенами. Когда-то, мы все были такие, черноволосые, смуглые и черноокие. Так сильно кровь нашего племени давно не говорила в потомках, как во мне. Даже моя мать и то не такая чёрная.
   Ты сам видишь, какие здесь места. Такими пещерами многие хотели бы владеть. Наши старейшины справедливо опасаются чужаков. Не много мужчин готово уйти из своего племени вслед за женщиной. А мы не стремимся отдавать своих девушек на сторону. Перед Старшими Матерями уже давно стоит большая проблема подыскивать нашим девушкам пару среди союзных племён, чтобы не пересекалась кровь. Ты, кстати, знаешь чем это грозит?
   - Знаю. Дети будут рождаться слабыми, больными, глупыми. Вырождение.
   - Удивительно! - Унхот покачала головой. - Я всё время удивляюсь, ты знаешь много такого, что мужчин и вовсе не касается.
   - Да нет, не знать в нашем племени, что такое вырождение, да и многое другое, когда в учителях Великая Видящая и Великий Знающий, вот это было бы - удивительно.
   - Тогда ты понимаешь трудности Старших Матерей трёх племён. Сейчас у нас - она показала восемь пальцев - вот, сколько девушек, у которых совсем нет пары внутри союза. Мы можем пойти к какому-либо охотнику младшей женой, или даже помощницей младшей жены, но рожать мы будем всё равно от охотников чужих племён встреченных на землях Осенней Охоты. Многие женщины нашего союза так и живут .
   Унхот немного помолчала, пристально глядя на парня. Молчал и Ярик, а что тут сказать? Отдавать своих женщин на сторону дядя Пётр тоже не намерен. Когда-нибудь и Русам предстоит разбираться с подобными сложностями.
   - Весной, ближе ко времени вашего ухода на битву, Старшие Матери предложат тебе из нескольких девушек трёх, на выбор, тех, кому ты сделаешь ребёнка. Одна из этих девушек - я.
   Ярик слегка опешил, такого поворота событий он явно не ожидал.
   - Э-э-э . Как бы, неожиданно. Не сказать что, совсем, слыхивал я о таком, но вообще-то, в нашем племени, я рассказывал, совсем иное отношение к детям. Каждый ребенок должен знать, кто его отец, а мужчина должен знать, от кого и кто его дети. Таков закон. У нас даже женщину в племя привести мужчине можно не абы какую, а только с одобрения старших, а тут . Не думаю, что дядя Пётр или або Светлый Ручей одобрят то, что у меня будут неизвестные дети.
   Унхот иронично смотрела на Ярика, пока тот пытался рассуждать на тему законности и обычаев своего племени.
   - Ты такой умный! Почти всегда! А иногда - дурак дураком. Откуда ты знаешь, что Старшие Матери не договорились с твоим вождём на счёт твоих будущих детей? Ты думаешь, они не знают ваших правил? Мужчины думают о битвах, охоте, смерти. Женщины, о жизни, о будущем. Дети и есть, и жизнь и будущее. Старшие Матери мудры. Ты будешь знать своих детей. И они тебя. Ты сможешь видеть их не только на землях Осенней Охоты, но и в любое время, придя сюда. Я не знаю, как там они договаривались с вождём, может быть, ты сможешь брать их к себе в племя, ненадолго, если захочешь. Так будет соблюдён закон твоего племени, и польза для нашего союза.
   Ярик застыл в раздумьях. Девчонка права! Если посмотреть на закон с такой стороны, то никакого нарушения и нет. Великий вождь говорил, что отцы и дети должны знать друг друга, но он никогда не говорил, что дети должны быть рядом с отцом. Это как бы подразумевалось само собой. По крайней мере так думал Ярик. А тут вона как . Ах, коварные! Мог ли согласиться дядя Пётр и Хатак при таком раскладе? Очень даже могли. Русам выгоды дружественные отношения с племенами, а тут уж дружба куда как лучше .
   - А мне почему не сказали? - только и мог промямлить слегка обиженным голосом растерянный Ярик.
   - Может, для того, чтобы ты не отвлекался от основного занятия раньше времени? - весело поблёскивая глазками предположила Унхот.
   - Да откуда ты вообще это всё взяла? Может ты всё это придумала?
   Девчонка только саркастически выгнула бровь и издевательски фыркнула.
   - Понятно. - Ярик почесал макушку. - А почему только трёх девушек?
   - Возможно, на стольких согласился твой вождь?
   - Понятно .
   Не дождавшись больше ничего от замолчавшего парня, Унхот заговорила.
   - Весь этот женский хоровод, кружащий вокруг тебя, очень внимательно отслеживается Старшими Матерями. Тебе предложат девушек, но решать, кто будет носить твоего ребёнка, будешь только ты.
   - Та-ак . Дай-ка сообразить. Значит, "сюрприз" ждёт меня в переди! А ты решила слегка поторопить события. Для чего?
   - Для того, что бы быть одной из трёх, дубина! - Ночной Цветок заметно осерчала. - Я тебе нравлюсь, ты мне тоже. Не хочу рожать от какого-то неизвестного охотника. Матери говорят, ребёнок во многом наследует черты отца. Хочу, чтобы он был похож на тебя. Всем!
   Она стремительно встала и подошла к Ярику.
   - Постой, постой - Ярик пытался сообразить, что делать, а руки уже сами легли на её бёдра. Ноздрей парня коснулся запах чистого девичьего тела, явно использовала его мыло, голова слегка затуманилась. - Постой, Унхот, всё не так просто с детьми, ещё нужно .
   Ладонь девчонки закрыла ему рот.
   - Никаких детей сегодня. Если о том, что я тебе всё рассказала, узнают Старшие Матери, меня, точно, по головке не погладят, а уж мои подруги, за то, что я обошла их с ребёнком, просто разорвут!
   - А если
   - Не волнуйся, избегать не нужных детей, наши женщины научились очень давно. Старшие Матери весьма искусны в этом. А уж теперь, когда ты сделал такие удивительные горшки, отвары в них получаются и вовсе замечательные. Так что, сегодня детей не будет. Сегодня ты станешь моим первым мужчиной.
   - Да я, это как-то .
   - О-о-о, - Унхот скосила глаза вниз - Не весь, оказывается, ты такой нерешительный!
   - А-а . Да! - Ярику не нужно было никуда смотреть - Есть такое дело. У мужчин существует часть тела, которая не только живёт сама по себе, но и имеет на кое-какие вопросы свой собственный взгляд.
   Он резко притянул девчонку к себе. Хватит разговоров.
   - Постой, постой - слабо затрепыхалась она в его руках - Не здесь! Пойдем, я покажу тебе одну пещерку. Там тебе понравится .
  
   Через три дня, тайное, стало явным. Да разве ж скроешь все эти мимолётные касания друг друга, улыбки и непрошенный румянец на щеках, взгляд, лучащийся особым светом . Тем более, когда вокруг столько внимательных и пристрастных глаз! Разразился грандиозный разборняк! Но, Ярик, следуя наставлениям и принципам своего учителя, за своё порвать любого, устроил всем шикарный отлуп!
   Что за крики? Да, мне нравится Унхот! Да, сплю с ней! А что, нельзя? Можно, но это нарушение договора!? Какого договора? Это вы когдай-то с вождём договорились? А-а, вон как! А я почему не в курсе? Ну, так и не отвлекайте! Заделать трём девушкам детей? Да легко! Унхот мне всё рассказала? Бред!!! Первый раз от вас слышу! Просто она мне нравится и я сплю с ней! Как, не честно? Что за претензии, девочки?! И вообще, Старшие Мамаши, мне вождь ничего не говорил по поводу детей. У нас на этот счёт, законы строгие, знаете ли. Будете мозг выносить, никаких детей не будет, пока у вождя сам не спрошу! Так что, лучше отвяньте от нас с Унхот, а не то и курятник свой угомоните. Короче, быстро привёл в "чуйства" всю эту квохчущую толпу обиженных и обойдённых.
  
   Ярик лежал на толстенном мате, сплетённом из сухого тростника. Поверх него были накиданы ещё несколько больших и мягких шкур. Неплохое ложе, сделанное парнем для них с Унхот, в той самой, потаённой пещерке, куда его привела, в первый раз, девчонка. Не сравнить то недоразумение, из мха и нескольких вязанок камыша, на котором два месяца назад Ночной Цветок отдалась ему. Впрочем, им было особо без разницы тогда.
   Под мышкой Ярика, тихо сопя, уютно устроилась его первая и страстная любовь. Да, любовь. Девушка, а точнее уже женщина водила пальчиком по его груди вызывая приятную щекотку. Лень и нега. Но нужно было, всё-таки начать серьёзный разговор. Завтра, он, во исполнение договора, выберет трёх девушек. И Унхот не будет среди них.
   - Мой Цветок, послушай меня внимательно, - начал парень - и не спеши перебивать. Завтра я выберу трёх девушек. Я выберу не только красивых, в моём понимании, но и тех, кому больше шестнадцати лет.
   У девушки лежащей рядом расширились глаза и тут же наполнились слезами, она хотела вскочить, но Ярик был на чеку и прихватил её в самом начале порыва.
   - Успокойся! И слушай! - на попытку что-то сказать просто грубо зажал рот ладонью - Я сказал, слушай! Это тебе понятно! Если да, то кивни. Хорошо. Теперь молчи и слушай.
   - Так вот. Есть определённая зависимость от возраста женщины и успешного рождения ребёнка. Не знаю, известно ли вашим мудрым матерям об этом, но думается мне, не до такой степени, иначе они б не стали подкладывать под меня совсем девочек. А вот у нас в племени, это хорошо знают. Слишком старая женщина для родов - плохо. И для неё и для младенца. Всё может закончиться печально. Слишком молодая, тоже не хорошо. В каком-то смысле, даже хуже. Даже моя сестра Соле всё ещё не родила Артёму сына по причине, что слишком молода. За этим следят у нас строго. Поэтому я хочу, раз у меня будут дети, чтобы они были здоровы и благополучны, а не умерли, не дай стихии, в утробе матери во время родов, да ещё вместе с ней в придачу. Если взял ответственность за что либо, так будь добр неси её с прилежанием - так говорит мой учитель. И я считаю это правильным .
   Ты же, мой Ночной Цветок, после того, как мы вернёмся с победой, придёшь на земли Осенней Охоты где я заберу тебя в племя Русов, как свою женщину! Вот там, когда подрастёшь, ты мне и родишь много здоровых и красивых детишек. Я сказал!
   Унхот смотрела на Ярика большими чёрными глазищами, из которых непроизвольно текли слёзы.
   - Правда!? - дрожащим голосом спросила она.
   - Клянусь отчизной, - Ярик дзынькнул ногтём по зубу, чтобы слегка разрядить обстановку - зуб даю!
   Унхот, молча набросилась на него ..
   - Я теперь лишь одного боюсь - после того как они бурно покувыркались и лежали обессиленные и удовлетворённые тихо сказала Унхот - вдруг ты . - и не закончила фразы, боясь не только произнести слова, но даже подумать.
   - О нет! Нет, моя малышка! Теперь я точно вернусь из битвы! Что мне Старые Люди, я убью всех кто станет между нами. Ты только верь и жди. Слышишь! Верь и жди!
   - Да, я верю! И буду ждать .
  
  
  
Оценка: 6.35*26  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"