Белоус Олег: другие произведения.

Волчонок с Паллады

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Будущее, человечество выбралось из младенческой колыбели Земли и широко расселилось по Солнечной системе. Сотни миллионов людей живут в колоссальных по размерам- десятки километров, колониях О"Нила, предвиденных еще великим мыслителем К. Э. Циолковским. Но с собой в космос человечество взяло не только все хорошее, но и все плохое, что было на Земле. Главный герой по имени Алексей еще в детстве теряет отца, но пытается завоевать собственное место в жестоком мире "Нового Кавказа", где человек без поддержки влиятельных родственников - ничто. На этом пути он переживает великие предательства и великую любовь, но старается не утерять в себе главное - остаться Человеком с большой буквы. Полная версия: https://www.litres.ru/oleg-belous-17810940/volchonok-s-pallady/

Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. гл. 1 Ветхий завет Книга
  
  

Часть 1

  
  

Предисловие

  
  Глядя на ночной небосвод, редко задумываешься о расстояниях, разделяющих даже ближайшие звезды. Размеры Вселенной: 4,6⋅1010 световых лет столь чудовищно велики, что даже зная абстрактную цифру обычный человек не способен ее представить. Оперируют такими цифрами лишь заумные физики-теоретики и астрономы. Даже одна-единственная Солнечная система - всего лишь крохотная точка на карте нашей галактики Млечный Путь, настолько громадна и необъятна, что даже фотоны до ее пределов, состоящего из ледяных объектов облака Оорта на внешней границе, домчатся за полтора года. Да что там Солнечная система, даже если взять ее крохотную часть, расположенную между Марсом и Юпитером безжизненную пустыню из миллионов каменных и ледяных глыб размерами от комка грязи до десятков километров - пояс астероидов, его размеры три астрономические единицы (1 а. е. равна почти 150 млн. км.). Безжизненная? К середине двадцать третьего века как бы не так!
  
  В минеральной кладовой Солнечной системы, в окрестностях одного из самых больших астероидов: Паллады, на фоне немигающих и бесстрастных красных, желтых, белых колючих искорок звезд и белой мути далеких звездных скоплений и Галактик летел коричневато-серый и крохотный тусклый цилиндрик, какие редко может создать природа. Если бы гипотетический наблюдатель мог приблизиться к нему поближе, то все его сомнения исчезли, и он бы сильно удивился. Никто в целом мире не мог бы утверждать, что объект имеет естественное происхождение. Два огромных цилиндрических подшипника совершенной геометрической формы, словно их выточили на космических размеров токарном станке, обладали циклопическими размерами: 5 миль (8 километров) в диаметре и 20 миль (32 километра) в длину каждый. Связанные друг с другом с концов штоками через систему подшипников и, вращаясь в противоположных направлениях, создавали за счет центробежной силы искусственную гравитацию на внутренней поверхности. Каждый цилиндр облеплен сложной конструкцией из зеркал, причальных платформ и заводов-спутников. Зеркала отражали солнечный свет в оконные отверстия и освещали внутренности цилиндров. Постепенно отклоняясь, уменьшали или увеличивали силу света внутри колонии, создавая утро, день, сумерки и ночь. Колоссальных размеров станция, построенная по проекту далекого двадцатого века: колония О'Нила 3 типа называлась 'Новый Кавказ' и стала пристанищем для более чем миллиона человеческих существ. Заглянув внутрь, невидимый наблюдатель мог почувствовать себя на вершине огромной горы. Внизу растилась целая страна: более тысяча шестьсот квадратных километров площади. На десятки километров раскинулись зеленые сады, ухоженные скверы, в солнечных лучах блестели крыши многолюдных городов и селений, синели тонкие полосы бегущих в небольшое озеро с маленьким островом посредине реки. Еще больше он бы поразился, если бы узнал, что вокруг Солнца кружатся сотни станций, от совсем крохотных станций горняков на несколько десятков человек до колоссальных, ставших родным домом миллионов живых существ. Бесконечный космос дал возможность почти до бесконечности дробить людские сообщества по идеологическому, национальному и какому угодно признаку и, стал пестрым лоскутным одеялом из самых разных, вплоть до абсолютно невозможных на такой маленькой Земле, обществ. Какое-либо единообразие в обитаемом пространстве, которое даже самый быстрый объект вселенной пролетает почти час, было невозможно даже технически.
  
  

Глава 1

  
  Отец: высокий, статный мужчина в самом расцвете сил и, стремительно влетевший в дверной проем микродрон, выстрелили одновременно. Тихо прошуршали электромагнитные автоматы. Силой удара вражеский аппарат отбросило в стену коридора, на тусклый в предрассветном свете пол он рухнул уже измочаленной грудой пластиковых и металлических осколков. Белую рубаху на груди отца перечеркнула очередь темно-бардовых пятен. Он еще миг стоял, тело не могло понять, что все: желания, надежды и сама жизнь, уже закончились, из глаз стремительно уходила жизнь, сначала из ослабевших рук выпал короткий автомат, потом мертвое тело с глухим стуком рухнуло плашмя. На спине расплывалось не меньше десятка кровавых дырок, короткая судорога, затих. С такими ранами не живут. Он мертв.
  Несколько мгновений Алексей застывшим взглядом смотрел на тело самого близкого человека. Ведь это любимая рубашка отца, а теперь ее только выбросить мелькнуло в голове сожаление и от чудовищности и неуместности этой мысли преграда, которой он отделил себя от реального мира рухнула. Страшная боль острой иглой затерзала сердце. В отчаянной попытке удержаться и не завизжать, он сунул в рот ладонь, крепкие зубы изо всех сил впились в мясо, прокусывая почти насквозь, глуша рвущийся из глубин существа немой крик. Мальчик утробно зарычал словно волчонок, у которого убили родительницу, горькие слезы хлынули из глаз. На душе остались пустота и безразличие. Про отца можно было рассказывать разное. На 'Новом Кавказе' путь из низов к благополучной жизни шел через жестокость и кровь, через все это пришлось пройти отцу. Поговаривали, что на его совести десятки, если не сотни жизней, что ему ничего не стоило убить человека: зарезать, застрелить и в молодости он самолично 'казнил отступников и предателей' и участвовал во всех перестрелках и потасовках.
  
   Когда он прославился подвигами и сам стал главой группировки, то не брезговал ни рэкетом, ни вымогательством, ни пиратством. Только торговлей людьми и человеческими органами принципиально не занимался, за что главари других группировок 'Нового Кавказа' считали его чистоплюем и снобом. Такие как у отца группировки при соблюдении определенных правил сотрудничали с 'хозяином' колонии: Бесланом Виелхоевым, наследственным президентом Правления акционерного общества 'Новый Кавказ' и бессменным главой гражданской администрации, командующим вооруженными силами и верховным комиссаром полиции. Наряду с экспортом металлов, натуральных продуктов и наркотиков, они составляли одну из основ экономики 'Тортуги' двадцать третьего века. Главное условие не нарушай законы колонии и приказы ее хозяина, а как ты за ее пределами добываешь средства, возглавляемую Виелхоевым полицию не заботило и протесты ограбленных ее не интересовали. Как в древности на казачьем Дону: С Дона выдачи не было, так не было выдачи с 'Нового Кавказа'.
  
  Все это Алексей знал, но это был его отец и к сыну он был по-своему добр. Мальчику вдруг стало все равно: умрет ли он сам или нет: отца, последнего родного человека сразила исподтишка подлая рука. Он был не просто в отчаянии, от невыносимого горя лицо перекосила гримаса дикого бешенства, пальцы изо всех сил сжатых кулаков впились в ладони так, что из-под ногтей показалась кровь. Алексей затравленно оглянулся. Из окна лился утренний полумрак, скупо освещая круглую комнатку с пробитыми пулями восточными коврами на стенах и подушками на полу, отчего она казалась подобной мрачному склепу; на отцовской постели в углу беспорядок: вокруг раскрытой сумки разбросанные вещи, собрать не успели; со стены с портрета в траурной рамке в сына вглядывалась, грустно улыбаясь, красивая женщина с мягкими чертами славянского лица, голубыми как летнее небо глазами и непослушными русыми волосами, выбивающимися из под платка - покойная мать Алексея. Тишину нарушало лишь негромкое и совершенно неуместное жужжание кондиционера. Свет не вырубили, этим мог заинтересоваться искусственный интеллект, управляющий системой электроснабжения колонии и послать дрон для проверки, а зачем нападающим неприятности с полицией 'Нового Кавказа'? Отчаянные попытки отца вначале нападения связаться с подчиненными джигитами ни к чему не привели. На экране телефона снова и снова высвечивалось сообщение: 'Обрыв связи' - связь блокировали. После трагической гибели матери Алексея отец так и не женился. При мысли о матери подростку стало немного легче. Он ее почти не помнил, так отдельные отрывки. Мальчишка был слишком мал, когда она погибла. Тогда его жизнь была наполнена материнской заботой и любовью и, положа руку на сердце, она единственный человек, которого мальчик по-настоящему любил. Алексей, с усилием отогнал неуместные мысли.
  
  Время словно остановилось, впервые в жизни он не думал об уходящих минутах. Тень вечности легла на душу, вряд ли напавшие на дом шакалы оставят в живых будущего мстителя. Управляющий искусственный интеллект еще не повернул освещающие поверхность колонии зеркала и ближайшие окрестности отцовского дома тонули в утренней, пугающей полутьме, из окна видна лишь площадка для гольфа, где отец любил сыграть партию-другую с приятелями, да стволы деревьев ближайшей рощицы. На полу под подоконником в кроваво-алой луже лежали тела дальних родственников, проживавших вместе с ними: двоюродных дядей Ильяса и Тагира. Новый день, скорее всего последний для Алексея, наступал на 'Новом Кавказе'.
  
  Боль в насквозь прокушенной ладони немного отрезвила. Никто не придет на помощь, о нападении никто не знает. В этот миг детство Алексея, хорошее ли, плохое, закончилось. Мальчик, которому едва миновало тринадцать, оттер слезы с глаз и посмотрел на обагренные собственной кровью руки. Еще вчера на стрельбище они держали электромагнитный автомат. Утром отец объявил, что сегодня проверит меткость сына. Когда автомат перестал тихо шипеть, выплевывая пули, Алексей положил его прохладной пластиковый коробкой на сгиб локтя. Потом с надеждой посмотрел на вглядывающегося на мишени в бинокль отца. Тот всегда скупился на похвалы. Такой уж у него был тяжелый характер, властный до жестокости - все должно быть так, как он распорядился, и никак иначе, отец должен держать все под контролем. Алексей пытался бороться с этим, отстаивать свое мнение, но все бесполезно. Наконец отец опустил бинокль и посмотрел на сына со странным выражением.
  
  - Молодец сынок, метко стреляешь вот так же всаживай пулю в любого врага, никого не жалей.
  
  - Хорошо baba (папа на крымскотатарском) - мальчишеское лицо от скупой похвалы отца осветилось счастливой улыбкой...
  
   'Автомат... точно автомат! Потомок ханского рода Гиреев ждать пока перережут горло словно барану, не станет И не важно, что у него - мальчишки, в противостоянии с стальным аватаром (управляемым человеком антропоморфным роботом) шансы практически нулевые!' Глаза засверкали яростной решимостью, мальчишеское лицо буро покраснело, как у отца, когда тот приходил в бешенство, синие глаза налились кровью. Изо всех сил топнув ногою по пластиковому полу, осторожно присел и, не чувствуя боли в окровавленных руках, подхватил отцовский автомат. Привычным движением проверил счетчики энергии и пуль. Огляделся, на стене поверх цветастого ковра ручной работы сверкает узорами на ножнах отцовский кинжал. Ручка из натуральной слоновой кости и золото, но хорош он был не этим. Клинок, изготовленный из производимого только на станции 'Новый Валдай' многокомпонентного сплава на основе железа, резал все, что угодно: сталь, бетон, без разницы. А ножны автоматически затачивали его до толщины несколько молекул. 'Пригодится!' Сорвав, засунул за пояс.
  
  Гиреи - династия ханов, правившая Крымским государством с начала XV века до присоединения его к Российской империи в 1783 году.
  
  Скользнув к дверному проему, устроился сразу за углом, на полу; холод пластика остужал разгоряченное тело, приклад автомата привычно уперся в плечо. Об окно нудно билась залетевшая в комнату пчела. Какое ей дело до разборок двуногих существ? Он успел вовремя. Через несколько секунд на уровне полутора метров в проем осторожно проскользнул ствол автомата. Через миниатюрную 'пимпочку' камеры на ней неизвестный пытался осмотреться в последней незахваченной комнате обширного дома главаря пиратов Гирея. Еще миг и невидимый враг посмотрит вниз.
  За угол змеей скользнул ствол автомата мальчика.
  
  'Шух, шух, шух,' - негромко прошипел, словно опущенный в воду багрово светящийся от жара стальной прут.
  
  В коридоре с металлическим лязгом упало на пол двухсот пятидесятикилограммовое тело. И вновь разъяренной коброй зашипел автомат, поливая врага, словно из брандспойта, пулями, пока счетчик не показал ноль. Теперь быстрее, пока управляющий аватаром человек не очухался!
  
  Вскочив на ноги, мальчик диким барсом выпрыгнул из комнаты, на ходу выхватывая из ножен бритвенно-острый отцовский кинжал. На полу грузно ворочалась металлическая туша, отдаленно похожая на знаменитого робокопа из старинных фильмов Голливуда. Корпус аватара пробит десятками пуль, ноги измочалены, но критические узлы, в голове и резервный в груди, не пострадали и железные руки уже тянулись к выпавшему из них автомату. Появление мальчика стало для управлявшего роботом человека полной неожиданностью, что дало Алексею шанс. С утробным криком мальчик рухнул сверху на врага. Изо всех сил ударил. Кинжал легко, словно в масло вонзился в грудь аватара, там, где у человека находится сердце, с усилием провернулся. Конечности робота конвульсивно ударили по полу, оставив в нем глубокие вмятины. Следующий удар игольно-острого острия пришелся в горевшую красным огнем фотоэлемента глазницу. Алексей кромсал отцовским кинжалом аватара, пока тот не перестал шевелится лишь конвульсивно сжималась кисть, словно оторванный хвост мерзкой ящерицы. Запахло паленым, из дыры в глазнице показался полупрозрачный дымок.
  
   Боль потерь на краткий миг отступила назад. Он, тринадцатилетний мальчишка завалил боевого аватара! Если бы кто-нибудь об этом ему рассказал, он никогда бы не поверил! На какой-то миг на него нахлынула горячая волна ликования. Кинжал победно взлетел к потолку в ликующем жесте, из груди вырвался клокочущий победный крик, ясно слышный даже за пределами дома. Потом взгляд упал на мертвое тело отца, лицо искривилось. Накатила слабость. Дрожа словно в лихорадке и, чувствуя, что он сейчас слаб, словно грудной ребенок, мальчик, опираясь на стену, поднялся на ноги. Несколько мгновений стоял, прислонившись к стене, его охватил мертвенный холод, словно в холодильнике. Все-таки он был всего лишь ребенок. Смерть отца, и схватка с аватаром, это слишком много для детской психики. Растерянность продолжалась несколько суматошных ударов сердца. Там, где-то в доме были еще враги. Он опамятовался и метнулся назад, в комнату.
  
  На другой стороне обширного дома Гиреев осторожно идущие по коридору аватары остановились.
  
  - Ты слышал?
  
  - Да... похоже на волчий вой.
  
  - Волк? Какой волк, shit (дерьмо)? Бегом туда, - аватар махнул рукой в сторону откуда раздались странные звуки, - аватар Лиана уничтожен!
  
  Трое ворвавшихся в комнату аватаров обнаружили окровавленные тела защитников и разбитую в хлам металлопластиковую тушу перед входом. Но где же тот, кто уничтожил аватара? Только после применения 'видящего' сквозь стены радара они обнаружили ведущий за пределы дома замаскированный подземный ход.
  
  Расстегнув верх рубашки, Алексей вытащил материнский крестик, единственную память о самом дорогом ему человеке, он всегда находился с ним, губы прикоснулись к холодку металла, затем крестик отправился обратно. Отодвинув кусок дерна, маскировавший выход из расположенного на краю принадлежащей Гиреям земли бункера, настороженно прищуренные глаза огляделись. Где-то в траве цвиркали сверчки, время от времени над головой хлопали невидимые крылья, все спокойно, словно не полегла считанные минуты тому назад все родня по отцовской линии. Брызнул свет, рассеивая ночной полумрак. Он вдруг заметил, как с каждой секундой отеческий дом, поляна с аккуратно подстриженной травой вокруг него все больше светлели. Далеко за пределами прочных стен колонии проворачивались колоссальных размеров зеркала, с каждым мигом направляя все больше солнечного света внутрь. Постепенно появлялись, поднимающиеся крутой стеной ввысь сады апельсиновых и лимонных деревьев. Ветки клонились вниз под весом налившихся соком плодов. Ветер приносил сладкий с привкусом хмеля запах цитрусовых. Над головой, чтобы увидеть необходимо поднять ее почти вертикально вверх, на зеленых холмах красные словно кровь крыши селения Акапа. Зрелище немыслимое для выросших на Земле, но самое привычно для обитателей колоний О'Нила. Свет заиграл на окнах родительского дома, зелень вокруг показалась ему как никогда яркой и сочной, а жизнь -такой желанной. Аватаров снаружи не видно, видимо все еще разбираются куда делась их потенциальная жертва. Алексей гибко выбросил худенькое мальчишеское тело из двери бункера, длинная очередь автоматического пулемета сбила траву у самого лица. Он едва успел скатится назад, звонко хлопнула, закрываясь дверь. Алексей прислонился спиной подальше от амбразуры к холодной стене. Убежав из одной ловушки, мальчик попал в другую. Горло перехватил прогорклый спазм. Неужели он умрет? Неужели никто не обратит внимание на то, что здесь творится? Он хотел видеть, слышать, ходить...
  
  Следующие десять минут прошли для мальчика словно в страшном сне. Ему повезло. Он на миг высунулся в амбразуру, от дома стремительно летел над поляной дрон.
  
  'ШШШШ!' - глухо прошипел упертый в плечо автомат, дрон рухнул на траву, чадный дым поднялся в небо.
  
  Ответные пули безуспешно задолбили перекрытие бункера, высекая искры уносились вдаль. Мальчик поспешно отпрянул внутрь.
  
  Накопившиеся под прикрытием дома аватары пошли в атаку. На поляне замелькали металлические силуэты, ответный огонь стал жестче, пули то и дело впивались, рикошетили от бетона. Мальчик стиснул зубы, расширенные зрачки заледенели. Меткость Алексея успели оценить и наступали по всем правилам тактики. Пробежав десяток шагов, падали на землю и отползали в сторону, в этот момент с другого края поляны поднимался следующий. Враги подвигались все ближе. Мальчик стрелял, стрелял и, кажется, попадал. По крайней мере фигурки падали, то ли залегали, то ли пули повреждали аватаров. Несколько раз залетали внутрь бункера, со звоном рикошетили от стен. Сердце сжималось от ужаса, он на миг отшатывался от амбразуры, но раз за разом заставлял себя возвращаться.
  
  Когда аватары откатились назад он бессильно сполз на каменный пол, чувствуя, как обессиливает, заплакал зло, без слез. Запах сшибленных пулями цветов смешался с запахом свежескошенной травы, ударил в ноздри. Через узкое отверстие амбразуры донесся протяжный крик муэдзина, из тьмы протаял острый шпиль мечети, жизнь продолжалась. Сколько еще он продержится против опытных воинов. Минуту? Две? Повезло что нападавшие не применяли тяжелое вооружение. В противном случае он не продержался бы и нескольких секунд. В любом случае он обречен и, если бы не гордость, никогда не сдаваться, он наверное бы просто вышел из бункера чтобы прекратить этот ужас. Взгляд зацепился за часы на запястье. Десять минут? Неужели бой длился всего десять минут? Не может быть!
  
***
  В нескольких тысячных световой секунды от станции 'Новый Кавказ' среди космической пустоты и мертвых искр непостижимо далеких звезд неподвижно висел невидимка для мощных радаров колонии: выполненный по технологии стэлс разведывательный корабль одного из сильнейших государств - объединений человеческих колоний в космосе: Содружества англосаксонской демократии. Корабль казался мертвым, но это было не так. В центре управления на креслах в могильной тишине застыли в напряженной позе несколько человеческих фигур. В тусклом свете потолочных плафонов операторы аватаров казались экспонатами кунсткамер. Синие, неподвижные лица, ни тени растительности на лысых черепах, глаза закрыты, из височного шунта в черепе торчит штекер. Позади них выгнутый, широкий пульт перемигивается множеством огней: красных, зеленых, желтых. Перед вмонтированным в него экраном в неудобной позе склонился темнокожий человек. Хотя человек ли? Руки, ноги и часть туловища, были технологичными: из металла и пластика, живой была голова в обрамлении имплантированных в череп пластин и антенн. В глубоко-черных, внимательных глазах под широкими нахмуренными бровями презрительное внимание, вывернутые губы кривятся в снисходительной и злой усмешке. Ученые за пределами Содружества англосаксонской демократии уже давно сомневались можно ли считать киборгов-жителей англосаксонской демократии, практиковавших глубокую киборгизацию организма людьми, или это уже отдельная раса, тем более что и вынашивалось большинство из жителей этого государства не женщинами, а искусственными матками. А если еще учесть глубинные манипуляции с генетическим кодом, запрещенные в большинстве человеческих стран, то их сомнения, становились более чем обоснованными.
  
  Тишина прервалось негромким металлическим лязгом. Один из операторов вытащил из височного шунта штекер и повернулся к темнокожему.
  
  - Сэр Мухаммед! Кто бы сказал, что какой-то малец столько продержится против шестерых аватаров, никогда бы не поверил! Мальчишка умудрился вывести из строя Мика, Джулию и Лиана. Да он славный парень! - в голосе появились просительные нотки, - Мы уже выполнили задачу: старший Гирей с братьями мертв. Как-то не с руки убивать детей, может отпустим его?
  
  Киборг слегка поджал губы и повернул в сторону подчиненного лицо, темный цвет и характерные пухлые губы выдавали происхождение от жителей Африки. Сидевшие со штекерами в черепе операторы, не открывая глаз заинтересовано повернулись к Мухаммеду.
  
  Снежок (презрительная кличка белых у чернокожих жителей Содружества англосаксонской демократии), осмелившийся обсуждать приказ, был массивен и тренирован, а лицо являло миру великолепно сбалансированную смесь преданности, почтительного внимания и служебного рвения. Но Мухаммед не принадлежал к числу людей, которые восприняли бы это выражение лица слишком уж всерьез. Боевики из 'космических котиков' были всего лишь пушечным мясом, обязанным неукоснительно придерживаться выдаваемых представителем разведслужбы: 'Пять звезд' то есть им, Мохаммедом инструкций, и бунт необходимо душить в зародыше!
  
  - Рядовой Смит, повторите отданный вам приказ, - голос киборга, казалось, мог заморозить даже котел с грешниками в аду.
  
  Тот тихонько вздохнул. Похоже зря он осмелился просить за мальца. Ответил спокойным, размеренным голосом, так не соответствующим содержанию его речи:
  
  - Уничтожить старого Гирея и его родственников.
  
  - Ну и что же вы копаетесь? Что президент предъявит избирателям? - в голосе появился яд, достаточный для целого клубка тайпанов (Тайпаны - род очень ядовитых змей семейства аспидов. Крупные австралийские змеи, чей укус считается самым опасным среди современных змей) - ваши смешные потуги прибить какого-то мальчишку?
  
  - Сэр! - упрямо повторил попытку спецназовец, - электроника в доме выжжена. Какой смысл в излишней жестокости?
  
  Несколько секунд Мухаммед молча смотрел в типично англосаксонское лицо с волевым подбородком и серыми глазами, когда-то таких называли WASP (Белый англосаксонский протестант, термин, обозначавший привилегированное происхождение). Потом его губы искривились в неприятной усмешке:
  
  - Вы что правда не понимаете? Это живой свидетель он вас видел, а свидетелей быть не должно! В нашей службе не бывает тех, кто не выполняет приказа. Их просто увольняют. Я ясно выразился?
  
  - Так точно, сэр! - в глазах спецназовца сверкнула тень эмоций, но разведчик предпочел ее проигнорировать.
  
  Угроза была более чем весомая. В англосаксонской федерации граждане 2-3 классов получали все необходимое бесплатно в соответствие с собственным рангом: от жилища до одежды, еды в столовой и бытовых мелочей на условиях социального найма, но только до тех пор, пока статус не утерян. Условием сохранения статуса была работа на одну из мегакорпораций, из них крупнейшей, но всего лишь главной среди равных, было государство. Вместе с работой человек терял и статус, превращаясь в негражданина.
  
  Безмолвно слушавшие перепалку операторы аватаров отвернулись. Щелкнул, возвращаясь на законное место штекер Смита. В центре управления повисло гнетущее молчание. Слегка презрительная усмешка проскользнула по вывернутым губам Мухаммеда. Взгляд скользнул по двери, вмонтированный в тело радиомодем подал сигнал. В распахнутую дверь въехал стандартный робот-официант, на тележке рядом с коробкой сигарет лежала зажигалка. Ароматный дымок поплыл по центру управления.
  
***
  Алексей стрелял, стрелял и стрелял, один раз аватары подобрались так близко, что он ясно различил блестящую в солнечных лучах металлом безликую физиономию одного из них, потом они вновь отступили. В душе появилась робкая надежда что сумеет продержаться, пока полиция ли один из искусственных интеллектов колонии не заметят происходящее, сердце забилось неровными скачками. Он в очередной раз приподнялся, собираясь одним рывком переместится к другой амбразуре, когда страшный удар в грудь обжог молнией боли, откинул на стену и почти вырвал сознание. Во рту появился горячий и соленый вкус крови, он понял, что падает. Стремительно пронеслась навстречу земля. 'Все', - змеей скользнула паническая мысль, принесшая странное облегчение. Потом только черная пустота...
  
  Алексей двигался по темному и узкому тоннелю, попутный ветер упруго подталкивал в спину, не давая ни на миг остановиться. Впереди светилась круглая дыра выхода, оттуда исходила благодать и небесное спокойствие, с каждой секундой отверстие увеличивалось в размерах. Он устал, он смертельно устал. Сначала он потерял нежно любимую мать, затем единственного оставшегося родного человека: отца. Сколько можно мучиться в несовершенном мире, когда его ждет мир Вечный, где нет ни боли, ни потерь? Осторожно подойдя к выходу, заглянул внутрь. Загораживая дальнейший путь, стояло существо огромного роста, чьи ноги стояли на земле, а голова доходила до небес, почти теряясь в белоснежных облаках, в руках зажат огненный меч. При виде мальчика оно нахмурилось и произнесло зычным, подобным грому небесному голосом, проникшим, казалось, до самых глубин души.
  
  - Зачем ты пришел сюда незваный!?
  
  - Я не знаю, - растерянно ответил Алексей. Он сразу узнал того, кто загораживал ему путь. Это грозный Джабраиль (один из четырех особо приближенных к аллаху ангелов).
  
  - Бедный мой мальчик, - совсем рядом раздался полузнакомый голос. Он повернулся. На губах незаметно подошедшей молодой женщины гуляла едва заметная улыбка, а в глазах таилась такая любовь, что Алексей сразу узнал маму, она была в точь-точь как на портрете в спальне отца: молодая и красивая.
  
  - Мама! - с отчаянным криком бросился к ней Алексей, - Я так скучал по тебе, так скучал, куда ты пропала, мне говорили, что ты умерла!
  
  - Так и есть, - смутно улыбаясь, произнесла женщина и обняла его ласковыми руками отчего мальчик почувствовал себя словно в раю. Мама ласково взъерошила жесткий ершик коротких светлых волос сына:
  - Твое время еще не пришло. Тебя ждет долгая и интересная жизнь.
  
  - Но мама - отчаянно воскликнул мальчик, - я хочу к тебе!
  
  - Лешенька, тебе еще рано сюда, - произнесла мама и начала потихоньку таять, а та неведомая сила, которая подталкивала его в спину, мягко, но неумолимо, так что сопротивляться ей не было никакой возможности, надавила спереди. Он еще успел увидеть, как мама полностью исчезла, а облик грозного архангел аллаха полностью изменился, на его месте стоял добродетельный старец с седыми недлинными волосами и бородой в желто-синем одеянии, в руках он держал ключ и кротко глядел вслед мальчику. Апостол Петр, неизвестно откуда пришло имя святого старца. Ветер нес его по коридору все быстрее, пока он не почувствовал, что падает...
  
  Сознание возвратилось из черной бездны небытия внезапно, одним рывком. Во рту сухость, словно он не пил много дней подряд, болела грудь. Алексей открыл припухшие глаза. Сначала появились размытые силуэты, все расплывалось, словно в густом тумане. Через несколько мгновений зрение сфокусировалось. Он лежал на траве, а перед ним стоял кунак отца Мурадин-бей и рассматривал его прищуренными глазами со странным выражением лица: смесью недоумения и опаски.
  
  - Дядя Мурадин-бей - едва слышно прошептал мальчик распухшими губами, - папу убили, боль с новой силой прострелила грудь. Он почти до крови прикусил губу, чтобы не застонать.
  
  На лице кунака мелькнула тень удивления, а возможно это лишь показалось мальчику.
  
  - Я знаю, - ответил взрослый и тут милосердное сознание вновь покинуло Алексея, мальчик вновь плавно скатился в черную яму небытия.
  
  Из-за дома подбежали двое в белых халатах не первой свежести и с озабоченными лицами, в руках - носилки. Потоптались над окровавленным и неподвижным телом раненого мальчика, неуверенно поглядывая на Мурадин-Бея с помощником. Один из санитаров, лет тридцати, с курчавыми арабскими волосами и довольно бойкий, слегка поклонившись, обратился к Мурадин-Бею, безошибочно признав в нем главного. Слишком облик его был неординарен. Это был страшный человек; лицо, исполосованное в юности бог весть чьими ножами, он так и не стал исправлять у пластических хирургов, гордясь шрамами словно наградами. На смуглом и ассиметричном из-за шрамов лице с широкими скулами мрачно горели слегка раскосые глаза. То ли повадками, то ли характером, непокорным и всегда готовым на взрыв, он напоминал волка. Поговаривали что в родне у него затесался кто-то из китайцев, но только втихомолку. Рискнувший сказать это в лицо рисковал остаться без собственных ушей.
  
  - Уважаемый, извини не знаю, как тебя звать, кому присылать счет за лечение мальчика?
  
  Мурадин-Бей неторопливо вытащил блеснувшую золотой фольгой пачку сигарет, закурил от поднесенного помощником огня и отвернулся, задумчивый взгляд упал на роскошный электролимузин, на нем он приехал к дому Гиреев. Позади стоял грузовик с открытым бортом, джигиты Мурадин-Бея и Гирея, переговариваясь гортанными голосами грузили в кузов блестящие на утреннем солнце металлом тяжелые туши аватаров. После того как связисты Мурадин-Бея заблокировали связь в районе бывшей резиденции Гиреев аватары стали всего лишь высокотехнологичными кусками металла.
  
  Ответил помощник, пухлый и улыбчивый, казавшийся настоящим добряком, если бы не абсолютно не гармонировавший с обликом взгляд: стылый словно у болотной гадюки, в любой момент способной нанести смертоносный удар. Знающие люди утверждали, что на его совести лишь немногим меньше жизней чем у его боса, зато в коварстве планов он мог его обставить играючи.
  
  - Мы заплатим.
  
  - А кто вы, опять же извини уважаемый, не знаю как к тебе обращаться?
  
  - Мурадин-бей, слыхал о таком?
  
  Черты лица санитара на миг испуганно дрогнули, поплыли, правая рука вместе с глубоким поклоном прижалась к сердцу. Грозная слава Мурадин-бея была известна половине 'Нового Кавказа'. Медики споро погрузили мальчика на носилки и бегом понесли к санитарной машине, свисающая худенькая рука болталась в такт движению. Через десяток секунд из-за дома взвыла белугой сирена, с каждым мигом тревожный звук удалялся.
  
  Мурадин-Бей неторопливо курил, задумчивый взгляд сопровождал плывущий вверх тонкий дымок. Джигиты, незлобно переругиваясь, закончили грузить аватаров и залезла сами в кузов, машина тронулась и через несколько секунд скрылась за домом.
  
  - Хозяин, - произнес помощник, - может мы поторопились?
  
  Мурадин-Бей выплюнул остаток догоревшей почти до губ сигареты, проследив злобным взглядом за стремительным полетом в последний раз полыхнувшего окурка. Во рту от выкуренного натощак табака воняло. В душе он ругал самого себя за поспешность, хотя, возможно, он поступил правильно. В любом случае ничего изменить нельзя. Слишком много вокруг свидетелей и, самое главное, все видели джигиты старого Гирея. Нервным движением провел загрубелыми пальцами, равно привычными к острому кинжалу и рукояти пистолета, по испещрившим щеки ужасным шрамам.
  
  - Что здесъ происходит балшой шум, узнали слишком многие, жидать рискованно, джигиты не поймут, если нэ памагу кунаку - когда Мурадин-Бей волновался становился заметен кавказский, гортанный акцент. Вначале он говорил с видимым спокойствием, но под конец с повышенной страстностью - но пацан то какой! Учитесъ, какова детей воспитывать! Настоящий джигит! Жалъ, что мине аллах такого воина не послал в сыновья!
  
  Помощник поклонился, признавая правоту своего страшного хозяина и тут-же вытянул руку вертикально, указывая пальцем вверх:
  
  - Хозяин, полиция, вовремя приехали! - проговорил с невольным сарказмом, на пухлых губах промелькнула и исчезла презрительная улыбка.
  
  Мурадин-Бей поднял голову вверх, по-волчьи оскалился, показывая крепкие, прокуренные зубы. Откуда-то из района селения Акапа стремительно опускались полицейские глайдеры. Абориген планеты, наверное, сошел бы с ума от привычного жителю колонии зрелища: там, где он привык видеть голубизну небес, продолжались бесконечные плодовые сады, поселки и города, чудесным образом не падавшие вниз. Между двумя торцами гигантского цилиндра, заключавшего в себе колонию, простиралась более чем тридцатикилометровая окружность, где среди зеленого моря садов сверкало на солнце крышами бесчисленное множество жилых поселков и городков, связанных между собой тонкими линиями дорог. Ее называли Центральной равниной. Не подумайте, что населяющие колонию люди сошли с ума, называя поверхность, кривизна которой с торцов колоссального цилиндра отчетливо видна, равниной - это вполне оправданно. Для живущих на ней людей она казалась плоской так же, как забравшемуся в стеклянную банку муравьишке ее внутренняя поверхность тоже представляется плоскостью. Торцы колонии были разными по устройству. С одной стороны прозрачный бронепластик, через него по сложной системе расположенных снаружи колонии зеркал свет попадал внутрь. На другой, непрозрачной - расположены штоки, соединяющие с вторым жилым цилиндром 'Нового Кавказа' и космические причалы. Река, причудливо вившаяся приблизительно посредине центральной равнины, вбирала в себя множество ручьев и наверху впадала в окаймленное золотом песчаных пляжей голубую кляксу, почти в километр диаметром. Местные обитатели называли ее просто: Море. Множество парусов яхт тех, кто мог позволить себе их дорогостоящее содержание, ежедневно рассекали его. На острове овальной формы посредине белели бесчисленные фонтаны, сверкали полированным пластиком крыши дворца единоличного владельца колонии Беслана Виелхоева, абхаза по национальности: президента Правления акционерного общества 'Новый Кавказ'. По совместительству бессменного главу гражданской администрации, командующего вооруженными силами и верховного комиссара полиции. Земляческие отношения с ним очень помогали Мурадин-Бею в делах.
  
  В конце двадцать второго века Аббас аль-Халиль - богатый потомок выходцев с Саудовской Аравии вовремя смекнул, что запасы нефти в пустыне и в прибрежном шельфе конечны и инвестировал нажитые 'непосильным' трудом миллиарды юаней в электронную промышленность Поднебесной. После принудительного выкупа акций китайцами вложил капитал в строительство колонии О'Нила типа 3 в поясе астероидов вблизи Паллады. Космические 'парусники' с автоматическими заводами на борту распустили паруса из тончайшей алюминиевой фольги и, подгоняемые мощными лазерами, расположенными в точке Лагранжа Земли, отправились в долгое путешествие в пояс астероидов. Через несколько месяцев работы роботы добыли из окрестных небесных тел необходимые для строительства материалы. К этому времени рейсовый циклер доставил в окрестности астероида Паллада монтажников. Дорогостоящий ландшафтный дизайнер с Земли предложил создать в колонии среднеземноморский климат с соответствующей фауной и флорой. Араб, скучавший по родным местам, согласился. Через десять лет строительство грандиозного сооружения закончилось и 17 июня 2201 г. его ввели в эксплуатацию.
  
  Точки Лагранжа - точки в системе из двух массивных тел, в которых третье тело с пренебрежимо малой массой, может оставаться неподвижным относительно этих тел.
  Циклер - гигантская космическая станция, запущенная по постоянному маршруту, раз в несколько месяцев (лет) проходящая на минимальном расстоянии от планет (станций) маршрутной сети. Служит для дешевого перемещения людей и грузов. (транспортных контейнеров).
  
  После первоначального заселения преимущественно арабами, колония приняла множество поселенцев-мусульман из северного Кавказа, среди переселенцев встречались даже выходцы из черной Африки и, к 2260 году численность населения колонии перевалила 1 миллион человек. Аббас аль-Халиль завел на колонии привычные порядки арабских стран: шариат, мусульманские порядки, но добавил к ним выдумки социальных инженеров Запада: социальную стратификацию и ограничение прав в зависимости от статуса человека. Хозяин колонии и его приближенные стали высшим классом колонии, остальные - средним, в самом низу оказались бывшие обитатели социальных низов Земли, из Африканского континента и Латинской Америки. Их доставили на колонию в кредит, который ни они, ни их дети даже теоретически не могли оплатить. Они стали чем-то средним между париями и 'неприкасаемыми' древней Индии: совершенно бесправными и лишенными возможности перехода в другие классы.
  
  Через пять лет после пуска станции в эксплуатацию первый владелец колонии погиб в результате какой-то мутной истории. Последующие события, запомнились жителям колонии грандиозными и кровавыми 'разборками' между соперничающими за власть и влияние этническими бандами, в результате чего погибли многие сотни. Верх взяли самые жестокие и сплоченные - кавказцы в лице абхазской группировки, тогда и поменялся собственник колонии. После того, как старый Виелхоев отошел от дел, всем начал заправлять его сын Беслан. Новый глава 'Нового Кавказа' не стал заморачивался выдумками презренный кяфиров (понятие в исламе для обозначения неверующих в аллаха) насчет выборов. Он здесь хозяин и точка, а кому не нравится, пусть убираются их колонии. Нет на это денег - твои проблемы, деревни низшего классов нуждаются в пополнении, да и тюрьма не должна простаивать.
  
  Прибывшая на место бойни полиция, вела себя как обычно. Из глайдеров выскочили вооруженные люди в мышиного цвета форме - полицейские, разбежались по лужайке и привычно заорали: 'Лечь всем на землю'. Разбираться с тем, что произошло они станут позже. Действие, развернувшееся на поляне перед разгромленным особняком Гирея, можно было считать дешевым представлением, если бы его самозванные актеры не были вооружены боевым оружием и не размахивали им. Джигиты не хотели уступать, но и к оружию не притрагивались, это было чревато. При малейшей угрозе полиция, не раздумывая, открывала огонь на поражение. Давно прошли те идиллические времена, когда полицейский возьмет взятку и закроет глаза на деятельность подпольного игорного дома, или возьмет взятку за превышение скорости - вполне естественные прегрешения человека, но хорошие полицейские ни за какую взятку не покрывали убийцу или торговца наркотиками. Эти преступления, по их убеждению, подрывали сами основы того, что они защищали - закона. Полицейские 'Нового Кавказа' были не такие. Свирепые к бунтовщикам, они всегда были готовы покрыть любое преступление, лишь бы сумма взятки их устроила. Пожалуй, только личный приказ кого-нибудь из руководства колонии мог заставить их защищать закон.
  
  Все решил Мурадин-Бей. Когда он представился, начальник патруля пожилой, грузный мужчина, на его погонах золотом горели две продольные капитанские полосы, мгновенно перестал орать и размахивать коротким полицейским автоматом, стал отменно вежлив и знаком успокоил подчиненных. А после звонка немалого чина из гражданской администрации колонии и, небольшой суммы, переведенной со счета Мурадин-Бея на телефон полицейского, тот просиял, а все проблемы волшебным образом решились. Сняв показания с боевиков, мало что видевших: еще на подступах к особняку Гирея включили глушилку, заблокировавшую команды управления аватарами и, прихватив с собой одного из них, полицейские отбыли восвояси.
  
  В больнице для высшего класса, куда после встречи с грозным Мурадин-беем привезла Алексея карета скорой помощи, после быстрого осмотра хирургами его экстренно поместили в регенерационную капсулу. Пуля прошла тело навылет, повредив легкие чуть правее и пониже сердца, и, хотя аорту не задела, ранение серьезное. Пока методом 3-Д печати распечатают пострадавшие ткани, пока имплантируют, пока ткани приживутся: дней двадцать пребывания в больнице ему были обеспечены. Счет, кстати немалый, Мурадин-Бей оплатил, но дело того стоило. Большинство джигитов отца Алексея 'по наследству' перешли к нему и, хотя отряд Гирея-старшего был гораздо меньше, зато каждый - храбр и отменно обучен владению всеми видами оружия, от холодного до огнестрельного. После того как бывшие бойцы Гирея-старшего поклялись в верности Мурадин-Бею, он стал вдвое сильнее, вырвавшись в первую лигу пиратских вожаков.
  
  На следующий вечер после обильного ужина он заперся в личном кабинете. Медленно опустившись в роскошное кожаное кресло, Мурадин-Бей положил на колени ноутбук. Потихоньку серел и смеркался день. Сквозь большие, в пол, окна, виден спускающийся к реке ровный английский газон, и подстриженные в виде квадратов и аккуратных геометрических фигур кусты и деревья. Место из-за близости к реке и так дорогое, а после того, как выписанный за огромные деньги со станции Новая Шотландия садовник сотворил здесь ландшафтное чудо, и вовсе бесценное. У противоположной стены, почти у сверкающего паркетом пола белоснежные с коричневыми каменными прожилками, холодные подоконники. С потолка, украшенного позолотой, лепниной и росписью смотрели дудевшие в трубы ангелочки - эклектичное собрание стилей было модным на 'Новом Кавказе'. В углу располагался серый мраморный камин, больше похожий на умывальник, еще ни разу не использовавшийся по назначению: обогревать кабинет. В жилых зонах колонии температура никогда не опускалась ниже 18 градусов Цельсия.
  
  Несколько секунд хозяин усадьбы с задумчивым и напряженным видом смотрел на черный экран, затем указательный палец осторожно коснулся пиктограммы пуска. Быстродействующее устройство сравнило отпечаток папиллярных линий с эталонным и опознало его. Через миг на экране вспыхнула рабочая страница - дальний потомок майкросовской винды. Холеный палец коснулся пиктограммы перехода на голосовое управление, потом сразу иконки связи. Над экраном заплясали разноцветные искры и через минуту сложились в голографический портрет чернокожего, из-за обилия имплантированных в череп пластин и антенн, больше походившего на инопланетного пришельца, чем на человека.
  
  - Салам алейкум, многоуважаемый мистер Мухаммед.
  
  Через несколько секунд радиоволны донесли слова предводителя пиратов до абонента. Пухлые губы скривились в любезной улыбке, которая, впрочем, не могла обмануть Мурадин-Бея. Сотрудничать с ним разведслужба 'Пять звезд' будет ровно до тех пор, пока это им выгодно. Скоро в Содружестве англосаксонской демократии очередные президентские выборы и поддерживаемому 'Пятью звездами' кандидату - ныне правящему президенту позарез необходим яркий успех, который может продемонстрировать избирателям достижения внешней политики и собственную решительность. Уничтожение в собственном логове известного пирата Гирея они примут на 'ура'. Новая сенсация надолго станет основным предметом обсуждения на многочисленных ток-шоу и затмит раздуваемый конкурентами сексуальный скандал со связью со стажером-гермафродитом. Неудачник Гирей сотрудничал с кланами Содружества, выдвинувшими оппозиционного кандидата, а это фатальная ошибка, что и подтверждала добрая порция свинца, которой его нашпиговали доблестные 'космические котики'. Как говорится ничего лишнего, надо находить правильную сторону.
  
  - Уа-алейкум ас-салям, уважаемый друг.
  
  - Спешу вас поздравить с блестяще проведенной операцией!
  
  - Не скромничайте, ваши сведения о системе защиты дома нам изрядно помогли. Успех, во многом ваша заслуга.
  
  Кавказец едва заметно поморщился, но улыбка на губах осталась все такой-же любезной.
  - Благодарю, мистер Мухаммед за оценку моих скромных усилий, но я звоню вам по поводу средств, которые старший Гирей держал в Манхэттен-банке, надеюсь вы нашли их?
  
  Разведчик улыбнулся еще любезнее.
  
  - Здесь все очень непросто, в соответствии с законом от 7 ноября 2138 года о борьбе с незаконными деньгами, банк не может их отдать, - негр сожалеюще развел руки, и посмотрел в зрачки собеседника - сожалею, но насколько я осведомлен, у Гирея были некоторые средства и на 'Новом Кавказе'?
  
  Правое веко Мурадин-Бея конвульсивно дернулось, зрачки предательски сузились, что с удовольствием подметил чернокожий. На незаконный нал найдутся более достойные претенденты чем полуграмотный снежок-бандит.
  
  - Да, кое-что есть... - глухим голосом неохотно подтвердил кавказец и уже собирался прервать связь, когда чернокожий спросил:
  
  - А что с сыном Гирея? Когда прервалась связь с аватарами он вроде еще был жив?
  
  - Я отправил его в больницу, потом возьму на воспитание.
  
  Кожа на лбу чернокожего сморщилась от удивления.
  
  - После ... истории с женой Гирея и им самим, вы связываетесь с их сыном? Уважаемый друг зачем вам лишние проблемы?
  
  - Ви, нэ понимаете, - разволновался Мурадин-Бей и скрестил сжатые в кулаки руки на груди, - мы били кунаками...если я не памогу его сыну, меня не поймут джигиты. Я воспитаю из него сваего вэрного пса!
  
  Негр помолчал, затем ухмыльнулся, сверкнув идеальными зубами и, посмотрел на пирата.
  
  - Решать вам, хотя я, конечно, не в курсе всех нюансов ваших обычаев...
  
  После того как связь прервалась, Мурадин-Бей еще долго сидел в одиночестве с закрытыми глазами. Высокий залысый лоб собрался в морщины, обезображенное ужасными шрамами лицо было страшно. Бандиты и руководство 'Нового Кавказа' критически зависели от разведслужбы 'Пять звезд' Содружества англосаксонской демократии. Продажа наркотиков, добычи пиратских набегов, гарантии безопасности пиратского государства - все шло через англосаксонцев, за которыми закрепилось старинное прозвище 'пиндосы'.
  
  И в то же время Мурадин-бей презирал их. А как еще может относиться кавказский мужчина к тем, у кого только официальных полов пятьдесят четыре? К тем, кто за жизнь меняет несколько половых ориентаций? Он пытался и не мог найти в душе точку опоры, чтобы остановиться в болезненных раздумьях и вернуть себе прежнее ровное настроение. 'Крабик' уборщика вылез из технологического отверстия в стене и неосторожно приблизился к сидящему в кресле человеку, взмах ногой впечатал несчастное устройство в стену, обломки беспорядочной кучей рухнули на безупречно чистый до этого пол. Вылез новый уборщик, завозился, убирая останки неудачника. Наконец приняв решение, Мурадин-Бей поднялся, потер после долгого сидения копчик и, положив ноутбук в шкаф, вышел из кабинета.
  
***
  Прошло двадцать суток искусственной комы, Алексей медленно открыл глаза, голова немного кружилась. Через несколько секунд цветные пятна перед взглядом сфокусировались, превратились в очертания предметов. Тихо гудела, убаюкивая, медицинская капсула. Он повернул голову, по панелям сбоку от прозрачных стен капсулы текли непонятные графики и цифры. Проснулся Алексей уже здоровым, лишь на груди белел маленький, словно звездочка, след от пули. Он ужасно чесался, но только когда через пару минут пришли санитары и открыли капсулу, а затем освободили от пластиковых фиксаторов руки, мальчик смог почесаться. Следующим утром, после всех медицинских тестов его выписали из больницы с диагнозом: здоров.
  
  Едва бледный мальчишка с сумкой с немудреными пожитками спустился с крыльца приемного покоя, из стоящего напротив 'рено' вышли двое, представившиеся джигитами Мурадин-Бея. Усадив мальчика в машину, привезли к хозяину. Мурадин-Бей вместе с женой и дочкой - ровесницей Алексея Милой: черноволосой молчуньей с тонкой 'осиной' талией, присущей в юности многим черкешенкам и правильными чертами лица, обещавшей через пару лет вырасти в настоящую красавицу, проживал в двухэтажной вилле, отделанной пластиком под кирпич, четырехлучевой звездой раскинувшейся в двух десятках метров от Реки, всего через пару километров пути вдоль извилистого берега впадавшей в Море. Двое его старших дочек давно вышли замуж и проживали с мужьями. За день до этого довольный нотариус вышел из особняка Мурадин-Бея. Вознаграждение за пустяковую услугу: оформление опекунства над Алексеем Гиреем, превзошло все ожидания. Мурадин-Бей встретил у ворот участка, когда мальчишка выбрался из машины, остановился перед ним, мрачно вперил в лицо прожигающий взгляд:
  
  - Теперь со мной будешь жить, - произнес он, - ты сын моего кунака, поэтому я позабочусь чтобы ты вырос добрым воином!
  
  Алексей в знак согласия молча наклонил голову.
  
  В небольшом доме позади виллы Мурадин-Бея проживала немногочисленная прислуга: повариха и садовник, за порядком в особняке следили приходившие два раза в неделю двое уборщиц, мальчишке выделили отдельную комнату, показавшуюся ему очень уютной. Первым делом он повесил на стену портрет матери, немного поколебался и портрет отца занял место рядом.
  
  На следующий день после выписки из больницы в комнатку к Алексею зашла жена Мурадин-Бея.
  
  - Теье надо попрощаться с отцом, собирайся.
  
  Она вызвала машину и, они поехали на кладбище. Дальше кованной ограды женщина не пошла, по мусульманским канонам им нельзя туда заходить, да и помочь она ничем не могла. Пять лет тому назад во время покушения на супруга она попала под шальной выстрел, и пуля прошла через голову. Жизнь женщине спасли, но зрение восстановить так и не сумели. Даже высокотехнологичная медицина двадцать третьего века не всесильна.
  
  Отца похоронили рядом с матерью Алексея, скромный обелиск с годами жизни и фамилией под портретом, серел между кустов самшита и толстых каштановых стволов, ветер качал вечнозеленые ветки. Тишина, покой, лишь сверху доносился сорочий ор, делят что-то неугомонные. Несколько минут он безмолвно смотрел на родные могилы, в опущенных, когда-то пухлых углах рта, легла жесткая горесть. Неутомимо стучали в висках серебряные молоточки, во взгляде возникла недетская серьезность. Словно в единый миг мальчишка стал взрослым. После убийства отца и, после того как он сам уничтожил нескольких аватаров, он необратимо изменился. На свет вылупился некто иной, хотя и похожий на прежнего Алексея, но намного более жесткий и безжалостный, подобно волку, способный клыками вырвать горло врага.
  
  Наклонившись к холмику черной, свежей могилы, провел по влажной земле рукой, словно прощаясь, затем подошел к могиле матери. Мальчик уже достаточно повзрослел и понимал, в жестоком мире взрослых, тем более в клановом обществе 'Нового Кавказа' он, потерявший последних родственников, может рассчитывать только на себя, а еще на Мурадин-Бея, кунака отца... Расстегнув рубаху, вытащил висевший на простой веревке матерчатый мешочек, с ним он никогда не расставался. Окружающие считали, что там амулет, но это было не так. Развязал завязки, в солнечных лучах серебром блеснул материнский крестик, жесткие мальчишеские губы коснулись металла:
  
  - Алла берга, - прошептал он. Как необходимо говорить правильно, он не знал, но думал, что если ТАМ кто-то есть, то он простит его незнание.
  
  На следующий день охранник Мурадин-Бея его вместе с Милой отвез в школу.

  Глава 2

   Прошло несколько дней, и Алексей начал привыкать к новым людям вокруг, новой школе и новой судьбе. Все произошло на третий день.
  
  - Здравствуйте, дети! - громко, с едва уловимым иностранным акцентом произнес высокий сухощавый преподаватель, лет сорока на вид. Звали его господин Паскаль. За огромными круглыми очками учителя скрывались веселые и умные глаза. В них не было демонстрируемой многими учителями неприветливости, но чувствовалась милая, присущая увлеченным собственным делом рассеянность, когда ни на что другое не обращают внимания даже на близорукость, вылечить которую в двадцать третьем веке пара пустяков. За спиной учителя чернела доска экрана во всю стену. Несмотря на аскетичную обстановку класса, школа считалась привилегированной и учили в ней на совесть, не то, что в школах, где учили детей из среднего класса: шахтеров, земледельцев, выращивающие трудоемкие культуры, рядовых бойцов гангстерских кланов, армии и полиции. Пять классов проучился, умеешь читать, писать, знаешь арифметику и основы богословия - иди помогай неудачникам-родителям. Детей низшего класса не учили вовсе.
  
  Алексей сидел за второй партой в правом ряду, где сидели мальчики, девочки в платках отдельно - в левом. На улице было хорошо, шелестела под порывами ветра листва на тополях, чирикали птицы. Сейчас бы на Реку, искупаться, позагорать, а не торчать на уроке, но нельзя. Рядом - так и не пожелавший знакомиться сосед: второгодник Сандро (медведь по-абхазски). Имя, данное родителями, он полностью оправдывал, только походил не на добродушного мишку из русских детских сказок, а на медведя-шатуна, такой же дерзкий и всегда опасный. На жестком словно топор лице бросался в глаза тонкий покривленный нос и пробивающаяся под ним черная щетинка будущих усов. Он был высокого, на голову выше Алексея роста, плечист и худ. Близко к переносице - злые, прищуренные глаза. Взгляд этих глаз странно не гармонировал с подростковой фигурой, словно внутри таился гораздо более взрослый и злой человек, чем с первого взгляда можно было ожидать. О нем сразу предупредили, будь поосторожнее, он гроза не только одноклассников, но и всей школы.
  
  - Итак, кто мне скажет дети, - учитель обвел взглядом мгновенно притихших мальчиков и девочек, только Сандро смотрел ему прямо в глаза, но учитель демонстративно его проигнорировал, - когда впервые человек покорил космос и кто был первый космонавт?
  
  Несколько мгновений после вопроса стояла мертвая тишина, после некоторого колебания поднялась тонкая рука Милы. В классе она не пользовалась популярностью, девочки ее не любили за красоту, а мальчики за успехи в учебе. Одноклассники считали ее немного странной, она жалела всех: беспризорных животных, брошенных детей, даже бомжей... Всех слабых. Увлечение ее 'благотворительностью' граничило с абсурдом: несмотря на запрет отца украдкой прикармливала бездомных кошек и собак, и даже когда бездомная шавка укусила ее, и матери пришлось обратиться к докторам, не прекратила всех жалеть. Учитель благожелательно кивнул девочке.
  
  - Русский, Гагарин 12 апреля 1961 г. - Мила с превосходством во взгляде оглядела одноклассников. Когда первый космонавт полетел на орбиту Земли ее предки жили в одном государстве с русскими, так что это и ее герой.
  
  Сосед Алексея пренебрежительно хмыкнул. Девочка заметила это и едва слышно прошептала:
  
  - А ты жопа с ушами!
  
  Придиристого и любившего поиздеваться над слабейшими парня одноклассники не любили и, если бы не опаска перед отцом - богатым помещиком Чачба, давно устроили ему темную.
  
  - Браво, умница Мила! - разразился восторженными восклицаниями долговязый и поэтому немного нескладный учитель. Алексей едва заметно поморщился. Русских он не любил, слишком много они создавали проблем в рискованном ремесле пирата, слишком плохо отзывался о них отец, хотя нехотя признавал, что среди них есть отличные воины, не все, но есть. Вот только мама... она была русская, но мама - это мама, это святое...
  
  - Итак дети, тема нашего урока колонизация космоса людьми. После полета Гагарина на ракете с химическим двигателем пуски в космос стоили безумные деньги. Все изменилось, когда русские создали компактную ядерную энергодвигательную установку мегаваттного класса. Это дало возможность изготовить ракетоплан с ядерной энергетической установкой, способный взлетать и садиться в обычным аэропорту и, самостоятельно выходить в космос. В двухконтурном двигателе теплоноситель реактора отдавал тепло 'промежуточному' теплоносителю второго контура, а уже он - рабочему телу двигателя. Применение ракетопланов на несколько порядков удешевило космические пуски и сделало рентабельными проекты строительства больших космических станций.
  
  Учитель остановился, а Алексей невольно окинул одноклассников горделивым взглядом. 'Опять русские!' В его жилах текла половина русской крови и это делало его причастным к их героическим свершениям.
  
  - 13 ноября 2056 года начался российско-китайский проект, изменивший судьбу человечества, сделавший его поистине космическим: строительство полноценного космического поселения в точке Лагранжа, - учитель говорил с неподражаемым воодушевлением, он так и несся на крыльях фантазии. Остановить его было так же невозможно, как движение планет вокруг светила, - Материалы для строительства добывались безлюдными автоматизированными, самодвижущимися заводами из лунного реголита. Использовались солнечные печи и несколько простых роботов, каждый из них ежегодно добывал сотни тонн кислорода и других газов, кремния, основных металлов - алюминия, железа и титана с более редкими полезными элементами и изготовлял блоки из безводного 'лунного' бетона с большим содержанием серы. Электромагнитными катапультами готовые блоки забрасывались в район строительства. В течение десяти лет более ста управляемых с Земли аватаров монтировали станцию и в 2066 году она приняла первых постоянных жителей - почти тысячу человек. Колония представляла из себя цилиндр диаметром 500 метров, вращающийся со скоростью 1,9 оборота в минуту благодаря чему в районе экватора создавалась подобная земной искусственная гравитация. После обустройства колонистов с орбиты на Землю хлынул все возрастающий поток материалов и изделий с уникальными свойствами, которые принципиально невозможно изготовить на Земле из-за гравитации что сделало проект вполне успешным с коммерческой точки зрения.
  
  Учитель остановился, несколько мгновений чуть прищурив глаза рассматривал класс. Дети поняли, сейчас кому-то не повезет. В кабинете на несколько мгновений установилась напряженная тишина.
  
  - Так! А кто скажет, когда началось строительство нашей колонии? Новенький, кажется Алексей? Расскажи нам.
  
  Подросток поднялся, отличником он никогда не был, но историей военного дела и точными науками, необходимыми для использования сложной военной техники он интересовался сколько помнил себя. Еще в пять лет упросил отца научить читать, а в шесть самостоятельно прочел толстую книгу: 'Жизнь Ибн Амра, покорителя Европы'. В одной из бесчисленных книг он и почерпнул сведения об основании 'Нового Кавказа':
  
  - В 2185 году началось строительство, а 12 мая 2201 году 'Новый Кавказ' принял первых жителей. Тогда он назывался колония 'Аббас аль-Халиль'.
  
  - Даже первоначальное название знаешь? Брависсимо, Алексей, какое удовольствие учить такого умницу! - от полноты чувств долговязый учитель захлопал в ладоши, от чего Алексей густо покраснел и пробормотал под нос: 'Да ладно'.
  
  Мила окинула одноклассников гордым взглядом. Дескать, смотрите какой воспитанник у моего отца и бросила благодарный взгляд на мальчика. Украдкой наблюдавший за девочкой Сандро с силой сжал кулаки от чего грязные каемочки на ногтях стали особенно хорошо видны и украдкой бросил неприязненный взгляд на соседа по парте. Поерзал на каменно-твердом стуле - вновь засвербели битые ягодицы. Отец вчера вновь его сек за двойки. 'Теперь я специально не буду ничего учить, зачем мгн эта шайтанова учеба, если я любому в классе могу глаз на задницу натянуть?' Подслушанное где-то выражение понравилось, и он повторил его про себя: глаз на задницу натянуть! Потом его внимание вновь переключилось на новенького. 'Чертов зубрила! Но воспитанник Мурадин-Бея - это серьезно, такого не попресуешь, а жаль...'
  
  Учитель повернулся к экрану и класс ахнул. На тощей спине красовался приклеенный липкой лентой вырванный из школьной тетради лист с криво написанным словом - 'Индюк' ...
  
  Учитель резко развернулся.
  
  Второгодник Сандро, положив ногу на ногу и легонько постукивая пальцами по парте смотрел с ехидной полуулыбкой на одноклассников а класс безмолвно и с непонятным выражением лиц глядел на учителя. Потом все взгляды устремились на высокомерно улыбающегося Сандро. Кто еще мог повесить дурацкую бумажку на спину одного из любимых учителей, но сказать учителю что ему на спину повесили дурацкий листок? Заложить? Немыслимо!
  
  Пожав плечами, учитель поправил очки и повернулся назад. На экране засветился знакомый каждому школьнику вид Солнечной системы. Разноцветные мячики планет крутились по извечным орбитам вокруг светила.
  
  - Итак дети, - продолжил господин Паскаль, - Третья планета: Земля стремительно увеличилась в размерах превратившись в знакомую с детства голубую планету, прикрытую тонкой вуалью атмосферы, одновременно вокруг нее появилась россыпь звездочек, а наверху появилась дата - к 2120 год, - Все, кому не нашлось места на Земле, беглецы и авантюристы устремились к новой жизни в космосе, заселив построенные в точках Лагранжа вокруг планеты-праматери 23 поселения, в том числе четыре гигантских: каждый до 8 километров диаметром и 32 - длиной, с пригодной для проживания внутренней площадью 1, 6 тыс. км2. Каждое из них могло вместить от сотни тысяч человек до миллиона. Выведенная в космос промышленность позволила резко снизить промышленное давление на планету и одновременно повысить уровень жизни в богатых странах. Так человечество разделилось на тех, кто живет на Земле и жителей бескрайнего космоса.
  
  - Космики и грязевики! - под дружный смех класса озвучил клички жителей Земли и космоса кто-то из задних рядов. Учитель развернулся к классу, скрыв висевшую на спине оскорбительную надпись. С добродушной усмешкой погрозил пальцем и вновь повернулся к экрану.
  
  - Я вообще не понимаю, как можно жить на Земле, выходишь из дома, а над головой вместо привычной тверди ничто, как они не бояться упасть туда - произнес тот же мальчишеский голос.
  
  Плечи учителя дрогнули словно от с трудом сдерживаемого смеха, но поворачиваться он не стал и продолжил:
  
  - Едва человек задумался о путешествиях по безбрежным просторам Вселенной, он начал мечтать об антигравитации, нуль-переходах и тому подобных вещах. К сожалению, это всего лишь фантазии. По крайней мере сейчас, при нынешнем развитии науки. Поэтому приходится пользоваться старыми, проверенными способами передвижения в пространстве: ракетами.
  
  - А велосипед? - под дружный смех школьников раздался все тот же голос с задних парт.
  
  - ...он все еще слишком тихоходен. Продолжим, дети! Осваивать неисчислимые богатства Солнечной пришлось на старой, доброй ракетной технике с химическими и ядерными двигателями. В 2121 году начался новый этап космической экспансии. В путь к Марсу отправились корабли-роботы с автоматическими заводами в трюмах, они должны были добыть сырье для создания космического поселения в окрестностях планеты. В октябре 2135 года колония 'Арес 1', построенная по тому же проекту, что и наш 'Новый Кавказ', приняла первых поселенцев, - вокруг Марса зажглась россыпь звездочек, но поменьше чем вокруг Земли, - Космические расстояния нашей Солнечной системы слишком велики для экономически оправданной колонизации и торговли, но пытливый человеческий ум нашел выход! Все знают, что такое циклеры (космические поселения с колоссальным грузовым отсеком, обращающееся по специфической орбите, через регулярные промежутки времени приближаясь к планетам)?
  
   - учитель повернулся к ученикам и, сняв очки, близоруко глянул на класс. Вопрос слишком легкий и ответили многоголосым хором:
  
  - Это космический грузовик!
  
  - Великолепно! Молодцы дети!
  
  Алексей поймал на себе неприязненный взгляд соседа по парте, но стоило ему повернуться, как тот с независимым видом отвернулся. Несколько мгновений понаблюдав за неприятным соседом, мальчик пожал плечами и повернулся к учителю.
  
  - Освоение дальнего космоса стало экономически эффективным только с запуском самого надежного и дешевого транспортного средства для дальнего Космоса: циклеров. Первый из них под названием 'Победа', связал между собой Землю, Луну и Марс. Запустили его в ноябре 2161 года. Массовое применение циклеров дало возможность начать колонизацию самого большого сокровища Солнечной: пояса астероидов и к 2250 году численность космического человечества достигла 500 миллионов человек. Заглядывая за пределы Земли, мы видим исследовательские станции на Луне, Меркурии и Марсе, Венере и спутниках Юпитера и 415 автономных колоний в точках Лагранжа: Земля - Луна, Земля-Солнце, окрестностях Марса, Венеры, Меркурия, а также в районах орбит семейств астероидов, близко подходящих к Земле: Амура, Аполлона и Атона, и, разумеется, в районе главной кладовой Солнечной: в поясе астероидов. Колонии объединены в несколько государств или независимы как 'Новый Кавказ'.
  Прозвенел долгожданный звонок на перемену, подростки дружно загомонили, учитель повернулся.
  - Ну что с вами делать? Домашнее задание вам выслано на электронные адреса, не забудьте скачать на гипноизлучатель и включить на ночь! - с добродушной улыбкой учитель махнул рукой, - Бегите.
  В открытое окно вглядывалась яркая, темно-зеленая зелень окружающих школу деревьев. После провала в далеком двадцатом веке первых попыток создать возобновляемые экосистемы, самым известной из них была неудача проекта 'Биосфера-2', вначале следующего века ученые провели работу над ошибками. Главными из них были - ошибки при проектировании: не учитывалось влияние таких природных явлений как дождь и ветер, способность материалов выделять газы и скорость размножения микробов и насекомых. Другой важнейшей причиной провала стал слишком маленький объем закрытой экосистемы. После нескольких веков развития космических колоний технологии создания возобновляемых экосистем достигли совершенства, позволяя создавать внутри колоний живые миры, могущие существовать изолированно неограниченно долго. Свежий ветер колыхал ветки деревьев и кустов, заставляя их плясать под его неслышную музыку, в такт им мельтешили тени на полу в коридоре. Порыв - донес протяжный крик муэдзина из мечети в соседнем квартале. Вдали налево сверкала в солнечных лучах аквамариновая лента Реки. Алексей стоял в углу коридора, задумчиво наблюдая как проносится мимо мелкота: мальчики в темно-синих костюмах и девочки в коричневых платьях с яркими платочками на головах, переговариваясь между собой солидно проходили старшеклассники. Начался новый период его жизни. Когда он один против всего мира, но неравенство сил не смущало. Достойное место он себе вырвет! Алексей уже собирался вернутся в класс, когда его внимание привлек болезненный вскрик. Сосед по парте: Сандро с довольной улыбкой крутил ухо и так лопоухому младшекласснику, никак не старше второго класса. Тот тонко верещал, не пытаясь даже поднять руки к терзаемому органу. Алексею не понравилось, мальца он узнал и уголок рта недовольно дернулся. В первый день, когда он пришел в новую школу, мальчишке поручили его с ней ознакомить. В душе поднимался неопределенный гнев. 'Здоровый лоб, попробовал бы он крутить ухо равному себе по силам!' Немного поколебавшись, подошел поближе к продолжавшему тонко подвывать мальцу, ему он обязан, а долги Алексей привык отдавать.
  
  - Сандро, что сделал тебе малец?
  
  - Э! Тебе какое дело? Давай проходи!
  
  - Сандро, я прошу тебя, - понемногу заводясь произнес Алексей, - прошу тебя, отпусти мальца. Нехорошо издеваться над неравным тебе по силам.
  
  После урока настроение Сандро несмотря на удачную шутку с придурком учителем было не очень. Эта дура Мила пялилась на новенького и не обращала на Сандро внимания и, чтобы сбросить раздражение пришлось найти на ком отыграться. Он придрался к мелкому шкету, но и тут новенький достает. Сандро искоса взглянул на лицо русского, рука оторвалась от распухшего и красного уха жертвы и тяжело опустилась на плечо мальца, лицо которого жалко и принужденно искривилось. Мальчонка напоминал воробья вырвавшегося из цепких лап коршуна. Пусть даже не мечтает исчезнуть до конца экзекуции. Сандро нахмурился, некое смятение коснулось его лица и застыло между приподнятых бровей. 'А будь что будет, но он преподаст урок нахальному русскому!' Вытерев руки о штаны, отпустил моментально исчезнувшего мальца и грудью попер на новенького:
  
  - Еще сын русской шлюхи меня тут учить будет! - ладонь смачно влепилась в лицо, голова мотнулась в сторону, на щеке остался отчетливый красный след.
  
  Все случилось само по себе, словно кто-то подтолкнул. Алексей ничего не успел подумать, даже не успел оскорбиться, руки словно сами крепко схватили наглеца за грудки. Мальчишеское лицо налилось дурной кровью, как у отца, когда тот приходил в бешенство, синие глаза налились кровью. Прорычал:
  
  - Повтори, урод!
  
  Если бы стычка происходила до гибели отца, Алексей десять раз подумал, прежде чем связываться с таким противником как Сандро. Больший вес и рост - все было против него, но сейчас все изменилось. Джигит обиду никому спускает если он из гордого воина не хочет стать презренным крестьянином - илотом, без чести, без достоинства, живущем на лепешках, фруктах и дешевом искусственном мясе из насекомых.
  
  - Я сын Гирея, потомка ханов!
  
  Лицо противника исказилось в ярости, руки в ответ схватили рубашку на груди Алексея, несвежее дыхание коснулось лица. Всеми позабытый мальчишка, ставший причиной конфликта, стремительно исчез за поворотом.
  
  - Нет ты вы_док русской шлюхи!
  
  Не отпуская захваченную рубашку Алексея, противник толкнул его, а когда тот инстинктивно попытался восстановить равновесие, стремительно развернулся спиной, рванул, нагибаясь вперед. Тело подростка, словно подброшенное катапультой, оторвалось от земли. После недолгого полета рухнул спиной вниз на каменно-твердый пол, дыхание выбило из легких, он почти потерял сознание от боли, все вокруг заволокло красным туманом.
  
  Прыгнув сверху, Сандро изо всех сил ударил кулаком в лицо, Алексей почувствовал во рту железистый вкус крови, но это помогло, он очнулся.
  
  Горячая волна неистовой ярости прокатилась по извилинам, смывая рациональность, цивилизованность, оставляя только вторую часть его натуры вольную до дикости. Смерть отца на его глазах, бой, из которого он уже и не надеялся выйти живым, изменили его. Алексей стал способен на то, на что никогда бы не решился раньше. Стерпеть побои? Да ни в жизнь! В рыке уже почти побежденного парня не было ничего человеческого, так рычит дикий зверь, идущий на смерть, желающий лишь одного, вместе с собой забрать и своего врага, так рычал камикадзе, направляя пылающий самолет в корпус вражеского авианосца. Что должен делать человеческий детеныш, когда его убивают? Да то же что и звериный, отбиваться всем, чем может, даже когтями и зубами!
  
   Отчаянно-болезненный девичий крик разорвал тишину и на миг Сандро отвлекся на него. Алексей воспользовался шансом. Схватив двумя руками противника за шею, дернул его на себя: наполовину подтянул, наполовину подтянулся сам. Острые зубы вонзились в щеку, прокусывая ее насквозь, выкусывая кусок человеческой плоти. Брызнули алые капли крови.
  
  Коридоры школы огласил истошный, режущий слух визг, больше приличествующий дикому зверю, а не человеку, пробиравший до самых глубин естества. Несколько мгновений он плыл по коридорам и классам, заставляя прерываться на полуслове и поворачиваться в сторону звука. Сандро изо всех сил рванулся, вскочил, в глазах его плескался дикий ужас и ошеломление. Никто еще из ровесников не давал ему ТАКОГО отпора. Вид подростка ужасал: через окровавленную дыру в щеке просвечивала багрово-белая эмаль зубов, закапали бардовые капли, расплываясь на безупречно чистом полу в кровавую лужицу. Непроизвольно попятился, не отводя расширенных, полных панического ужаса глаз от алых, словно у вампира, окровавленных губ поднимающегося с пола Алексея. Новичок выплюнул на пол окровавленный кусок щеки Сандро. Это добило, повернувшись, тот с криком, полным животного ужаса, изо всех сил побежал по коридору на выход.
  
  Алексей оглянулся. Когда вокруг успели столпиться ошеломленно глядящие на него одноклассники, он не заметил. Стояла мертвая тишина. Лишь Мила подошла поближе, мягкий взгляд исключал мысль, что она осуждает его.
  
  - Возьми, - протянула Алексею белоснежный платок. Ярость по капле выходила из подростка. Еще миг и он бы убил урода...
  
  Постучав в дверь и, дождавшись разрешения войти, Алексей переступил порог оказавшегося неожиданно небольшого кабинета, обставленного в современном офисно-деловом стиле, безлико и функционально, господина Джабраилова - директора школы. Алексей осторожно прикрыл дверь и подошел к столу ручной работы, за ним восседал злобно нахохлившийся директор. С портрета над его головой на мальчика требовательно взирало одутловатое лицо с резкими кавказскими чертами Беслана Виелхоева - непременная принадлежность каждого служебного кабинета колонии. Алексей, скосив взгляд на открытое окно, остановился. По полудетскому лицу, еще ни разу, не знавшему бритвы гуляли желваки. На площадке перед входными дверями стоял окрашенный в белое глайдер с красным полумесяцем эмблемы скорой помощи на борту, лопасти лениво вращались, готовясь в любой момент взлететь. У открытой двери, облокотившись на борт кабины, курил пилот.
  
  Директор появлялся перед учениками, как и положено большому начальству редко, в основном раз в неделю на общешкольных линейках, что еще больше усиливало откровенный страх перед ним. Затаив дыхание ребята и девочки смотрели на стоящего перед неровным строем невысокого лысого мужчину в безукоризненном костюме и со злым взглядом вечно недовольного человека. Среди школьников ходили страшные слухи о громах и молниях, которые директор мог обрушить на провинившихся. Господин Джабраилов поднял взгляд от вмонтированного в стол экрана на Алексея и, несколько мгновений пристально рассматривал его с выражением, словно смотрел не на человека а на экзотического зверька, опасного, но в клетке совершенно безвредного. Затем разлепив сложенные в высокомерную складку губы, произнес вначале негромко, но с каждым словом повышая голос, пока не сорвался на крик:
  
  - Ну и как это понимать? Твой воспитатель безусловно уважаемый человек, но твое поведение совершенно недопустимо! Почему ты покалечил одноклассника?
  
  Упрямо набычив голову, Алексей промолчал. На улице появился Сандро с белоснежной нашлепкой биопластыря на щеке. Его поддерживал под руку субтильный молодой человек в белом медицинском халате.
  
  Школьник осмеливается не отвечать на вопросы?! Господин Джабраилов побагровел, задыхаясь от такой наглости.
  
  - Ах ты... Почему ты молчишь, мальчишка? Как смеешь не отвечать на вопросы директора школы? Или мне вызвать полицию и сдать тебя им?
  
  Подросток покачал головой и наконец взглянул в лицо директору. В синих глазах плескалась такая ярость вперемежку с упрямством, что взрослый мужчина вздрогнул, отводя взгляд. Потом подросток отвернулся к окну.
  
  У дверей глайдера Сандро остановился и, как показалось Алексею, в его расширенные зрачки вонзился бешеный, но одновременно налитый смертельным ужасом и страхом взгляд кровянистых глаз. Отчаяние и злоба выдавили на растерянном лице Сандро пот, скупой, как росная сырость в засуху. Торопливо отвернувшись, подросток залез в кабину, негромко зажужжали, раскручиваясь лопасти, сливаясь в полупрозрачный круг.
  
  - Не смей молчать мальчишка и повернись ко мне раз с тобой разговаривает старший! - директор бешено ударил ладонью по столу, тот загудел, вездесущие мухи с недовольным гулом закружились под потолком. Парень повернулся, но лишь упрямо сцепил зубы. Алексею пришлось сделать еще одно усилие, чтобы постараться выглядеть спокойным.
  
  Неожиданно директор перестал орать. Пробурчав под нос:
  
  - Я и сам все увижу, - пробежался пальцами по сенсорам стола и уставился в изображение. Просмотрев картинку с расположенных в коридоре скрытых камер - они располагались по всей школе, директор откинулся в кресле назад и с силой потер идеально бритый подбородок. Лицо сделалось малоподвижным, морщины проступили резче, под глазами обозначились тени, а из глаз исчезла злоба. Задумчивый взгляд остановился на окне, изредка перемещаясь на словно каменное лицо мальчишки, пальцы машинально забарабанили по столешнице. Несколько минут прошли в полном молчании. Наконец директор вперил в мрачно молчащего мальчишку ледяной взгляд и тихо произнес:
  
  - На сегодня я отстраняю тебя от занятий, о драке я сообщу твоему воспитателю, можешь быть свободен.
  
  - Спасибо, - поворачиваясь, произнес Алексей.
  
  Лучи солнца, повинуясь управляющим зеркалам, уже еле-еле проникали внутрь колонии, смеркалось. На прикрепленной к стене полке блестела 'стеклянными' гранями куча информационных кристаллов: история войн, устройство оружия и физика с химией, все чтобы понять принципы работы сложного современного оружия. Алексей лежал на диване в аскетично обставленной комнате, сжатые в ниточку губы делали его лицо сердитым. Он бездумно смотрел в потолок, на плафоне над ним сидела большая желто-коричневая оса. Путь наружу в открытое окно перекрывало электромагнитное поле, не выпускавшее наружу ничего крупнее пылинки. Хищник среди насекомых долго бился о невидимую преграду, не в силах понять, что его не пускает назад, туда, где простираются зеленые просторы лужайки, полные жизни и множества вкусных жертв. Устав биться наружу, оса присела на плафон, сил ей оставалось только на то, чтобы ждать решения собственной судьбы, какое бы оно не было. Теплый ветер из открытого окна доносил звуки любовной переклички птиц, и грубые мужские голоса со двора. Отдельных слов не слышно, но понятно, что мужчины разговаривали повышенным тоном. Мальчик видел, как отец Сандро с горской папахой на голове заходил во двор Мурадин-бея и, чтобы не присутствовать при разговоре, убежал в собственную комнату в доме прислуги. Ясно, жаловаться на него станет и что предпримет опекун, непонятно. Ничего хорошего от этого разговора он не ждал. Выгонит? Ну и черт с ним, как-нибудь проживет. От отца остался дом, да и какие-то средства должны остаться на счетах.
  В дверь поскреблись, он вздрогнул и повернул голову. Кто это может быть? Или это пришли вызывать к дяде Мурадину?
  
  - Войдите.
  
  Звонко и торопливо скрипнула, открываясь, дверь. Звонко барабаня по полу каблучками изящных розовых туфелек, в комнату ворвалась Мила. Глаза на лице девочки горели от возбуждения и решительности. Дерзнуть зайти без сопровождения взрослых в комнату мальчика было непросто, это противоречило вбиваемым с детства нормам поведения. Если узнает отец, она даже не знает, как он ее накажет, но она решилась.
  
  - Мила? Что ты здесь делаешь? - мальчишка удивленно хлопнул ресницами и приподнялся на локте.
  
  - Там! - возбужденно зачастила девочка, отбрасывая толстую, в руку косу назад, - пришел отец Сандро, они ругаются, ужас как! Папа весь красный!
  
  - Я знаю, - безразличным голосом произнес Алексей, опускаясь на диван и вновь устремляя тревожный взгляд в потолок.
  
  - Откуда?
  
  - Я видел, как отец Сандро заходил во двор.
  
  - Папа злой, ужас, сказал, что Сандро сам первый оскорбил и за такие слова вызывают на поединок на кинжалах, а тот сказал, что ты русский, тебя наши обычаи не касаются.
  
  Пацан вскинулся:
  
   - Я татарин крымский из великого рода Гиреев! - Зазвенел гневный голос. Лицо покраснело. Полный ярости взгляд синих как васильки глаз вонзился в прелестное лицо правильных очертаний, кажущееся в свете заходящего солнца немного скуластым, скорее всего из-за диковинно ее красивших распахнутых и больших карих глаз. Полный сочувствия взгляд, растерянно хлопнули длинные ресницы. Раз и еще раз.
  
   Девочка осторожно прикоснулась к руке Алексея. Рука была теплой и ласковой, мальчик замер, гнев смывало жаркой волной. Вот так чувствуя тонкие пальцы на своем запястье он мог бы пролежать тысячу лет и ни разу не шевельнуться. Взгляд случайно упал на окно, доверенный слуга Мурадин-бея бежал к гостевому дому.
  
  - Это за мной, - вскакивая с дивана произнес Алексей, глядя на побледневшую девочку. Ой, что будет, если слуга застанет Милу в его комнате!
  
  - Тебе надо спрятаться! - произнес решительно, оглянулся. Шкаф? Точно шкаф, больше спрятаться негде! - В шкафу!
  
  - Где, - протянула удивленно девочка, потом лукаво улыбнувшись, хихикнула. В фильмах мужчины прячутся в шкафах, а тут это приходится делать ей. Забравшись в шкаф, но еще не закрыв дверку, тихо прошептала:
  
  - Я маме скажу, она поможет!
  
  Мурадин-бей в одиночестве стоял на широком мраморном крыльце особняка и смотрел вдаль, на Реку, демонстративно не замечая ничего вокруг. Чистенький, словно с картинки буксир почти поравнялся с усадьбой, в саду, окружавшем усадьбу, беспечно чирикали птицы. Какое им дело до человеческих дрязг, когда они заняты самым главным в своей жизни: продолжением собственного рода? При виде мальчика мужчина вперил в него мрачный взгляд, Алексей напрягся, разговор точно будет нелегким. Подросток встал напротив, хозяин особняка нервным движением провел загрубелыми пальцами по исполосовавшим щеки толстым белым линиям, придававшим лицу вечно угрожающее выражение, словно для того, чтобы опасаться этого человека недостаточно одной его грозной 'славы', затем руки спрятались за спиной.
  
   - Как смел ты опозорить меня и в первый же день покалечить одноклассника, сына уважаемого человека?
  
  Лицо Алексея окаменело, задышал тяжело, словно после бега на добрый километр. Отец учил: за обиду никого не уважать и никогда не прощать, но, с другой стороны, он сейчас живет у этого человека и обязан уважать его.
  
  Громкий, трубный звук, донесшийся стороны Реки, в клочья разорвал тишину во дворе. Алексей вздрогнул и посмотрел через плечо. Буксир включил сирену, тревожные резкие звуки плыли в теплом и прозрачном воздухе над Рекой и, наверное, были слышны на противоположной стороне колонии. Подросток повернулся к Мурадин-бею.
  
  - Уважаемый дядя Мурадин, чтобы вы сделали если бы оскорбили вашу мать? - ногти подростка изо всех сил, так что, наверное, остались кровоточащие царапины, впились в ладони.
  
  - Я бы отрэзал такому голову и забросил ее в туалэт, но я это, я, а ты всего лишь неразумный малчишка! - Мурадин-бей волновался, об этом без слов говорил явственно проявившийся в речи кавказский акцент.
  
  - Я бы тоже отрезал!
  
  - Тагда бы началась вайна с абхазами! А за ними стоит сам владэлец 'Нового Кавказа' Беслан Виелхоев! Ты панимаешь, что ты слишком много на себя бэрешь? - тонкие белые линии, словно змеи оплетавшие щеки старого пирата заалели. Он замолчал, задумался словно игрок в нарды, никак не могущий выбрать правильный ход из нескольких вариантов, подкинутых ему судьбой, выбросившей на гранях игральных кубиков замысловатую комбинацию цифр. С одной стороны счета Гирея в банке колонии переписаны на нового владельца, так зачем ему теперь нужен гиреевский щенок? Выгнать из дома или просто утопить в Реке? С другой стороны, остаются бывшие джигиты его отца. Им точно такое поведение с сыном их погибшего предводителя точно не понравится. А это потенциальный бунт...
  
  Алексей слегка заалел, но, набычив голову, продолжал непримиримо смотреть на человека, от которого зависело его будущее и упрямо молчать. Он был самолюбив и упрям. И ни за что не позволил бы себе проявить слабость, даже если свидетель этого - один Мурадин-бей. Вряд ли мальчик понимал, что сейчас его жизнь висит на волоске, но то, что от результатов разговора зависела его судьба, догадывался.
  
  Скрипнула, приоткрываясь дверь, на крыльцо держась рукой за робота-проводника вышла жена хозяина особняка. На вид совсем не старая, по лицу не больше тридцати. Из глаз мужчины ушла убийственная чернота. Неравнодушный взгляд скользнул по фигуре женщины, несмотря на рождение троих детей все такой же тонкой как в молодости. Если он к кому и был привязан, то только к жене.
  
  - Милая, зачем ты здесь? Мы с Алексеем разговариваем по-мужски!
  
  Взгляд незрячих глаз женщины остановился на муже.
  
  - Мурадин, я все понимаю, но и ты пойми мальчика, у него убили отца, он сам выжил только по велению аллаха, а на этого Сандро Мила постоянно жаловалась! Совершенно несносный мальчишка, - произнесла женщина с нажимом, - Я прошу тебя, прости Алексея, он больше так не будет.
  
  Отказать любимой жене мужчина не мог, или точнее почти не мог. Он рассмеялся, смех неровный, словно глотке это тяжело делать. И тут же резко себя оборвал. Помолчал, отвернувшись и успокаиваясь.
  
  - Обещай, мальчик, памятью матери, раз она так тебе дорога, что ты больше не будешь устраивать в школе проблемы!
  
  Покориться матери Милы было не так позорно и, Алексей нехотя выдавил из себя:
  
  - Обещаю...
  
  Когда на следующий день Алексей появился в школе, кто-то из одноклассников прозвал его: 'Волчонок'. Про историю, как он сражался с англосаксонскими аватарами, знали все, и он пользовался нешуточной популярностью. Этой кличкой его звали все годы учебы в школе.

  Глава 3

  
  Прошло три года. Часы в высоком резном футляре у дальней стены, одна из немногих вещей, оставшихся в наследство от покойных родителей, медленно и тягуче, заглушая нудное бормотание СВ (стереовизора, аппарата для приема стереоскопических программ), отзвонили семь раз. Лежавший на тонком мате посредине в маленькой и скромной, даже аскетичной, комнатушки с тяжелыми гантелями в руках Алексей с досадой оглянулся. Удивленно моргнул. Время то, как быстро прошло! Потом напрягшись, положил гантели на пол. Толкнул, отправляя в недолгое путешествие в дальний угол комнаты. Грохоча металлическими шарами на концах по пластику пола, они тяжело катились, пока не ударились о стену. Парень поднялся с пола. Можно, конечно, сделать операцию по вживлению имплантов, стать в разы сильнее и быстрее обычного человека, но это стоило безумно дорого, таких денег у него нет. К тому же далеко не все изобретенные человечеством импланты доступны на 'Новом Кавказе'. Совет улемов 'Нового Кавказа' большую их часть запретил, как изменяющих человеческую природу, что противно воле аллаха, но все же их потихоньку ставили, в основном те, что повышали физические кондиции организма. А за установку ночного видения или импланта на сверхскорость можно было запросто угодить под шариатский суд. К тому же слишком тривиальный путь-нафаршировать себя железом, а вместо сердца поставить атомный аккумулятор. Человек по природе жаден и потому никогда не согласиться расстаться с дарами природы: великолепным телом - источником удовольствий и наслаждений. Так что он лучше продолжит улучшать тело по старинке: с помощью полуторапудовых гирь, гантель и банального бега.
  
  Опершись левой рукой об пол, он поднялся, в правом боку стрельнуло мгновенной болью, заставив поморщится - там 'цвел' солидных размеров черно-фиолетовый синяк. А дело было так.
  Вчерашним вечером, после окончания тренировки у сэнсэя Тугуза, у него Алексей учился айкидо. Вопреки обыкновению он не сразу поехал домой. Немного не доходя до метро, у здания представительства Англосаксонской федерации, с звездно-полосатым флагом он презрительно поморщился - он ничего не забыл и ничего не простил, свернул в небольшой, тенистый сквер. Передохнуть, тренировка выдалась как никогда напряженной. Устроившись на удобной скамейке, положил рядом рюкзак и вытащил из него купленную по дороге пластиковую бутылку с газировкой. Отпил и откинулся на спинку подальше. Хорошо! Довольно улыбнулся. Солнце едва пробивалось сквозь густую листву, уличный шум едва слышен. Он уже собирался направится дальше, когда по петляющей вокруг деревьев дороге появились трое крепких парней приблизительно одного возраста с Алексеем, одетых нарочито аляповато: в высоких шнурованных ботинках и черных блестящих безрукавках, одетых на голое тело. Так любили одеваться малолетние хулиганы, претендующие на место в одной их пиратских шаек. Алексей уже собирался отправиться дальше, но троица окружила скамейку, губы исказили глумливые улыбки. На лице Алексея появилась выражение, дескать что надо?
  
  - Как водичка? - прервал недолгое молчание один из молодчиков, в пестрой футболке с худым, словно вырубленным топором лицом и кривыми обезьяньими ногами.
  
  - Нормальная.
  
  - Скамеечка эта на нашей земле, так что за ее использование придется местным пацанам заплатить. Так что отдавай кредитку, - произнес рэкетир с нажимом, - и говори ее код.
  
  Алексей состроил гримасу деланного ужаса и отложил бутылку в сторону. Можно было козырнуть фамилией Мурадин-бея, но уж больно захотелось доказать прежде всего самому себе что он и сам чего-то стоит. Он давно не сходился в поединке, в котором рискуешь как минимум здоровьем, а то и жизнью, но сейчас был уверен, что получится. Адреналин знакомо забурлил в венах, словно перед выходом на татами, реакция до предела обострилась. Три года занятий в секции не сделали Алексея суперменом, но он стал опасным противником даже для намного более искусных бойцов чем начинающие грабители. Внутри затрясло, как бывало всегда перед доброй дракой.
  
  - Блин... хотел просто спокойно доехать домой... - по губам скользнула издевательская улыбка, - сколько в мире придурков, которые сами находят себе проблемы.
  
  Потенциальная жертва не боялась, это было непонятно и как всякое непонятное опасно, но и оставить жертву в покое без потери лица уже нельзя. Парень в футболки навис над Алексеем.
  
  - Борзеешь фраерок? - и тут же пружинисто, как хищник, отклонился назад. С хеканьем выбросил ногу вперед. Нацеленный в корпус пушечный удар, должен был как минимум выбить из Алексея дух, а то и сломать ребра, но того уже не было на месте. Удар надломил доски скамейки, в ответ Алексей открытой ладонью правой руки ударил в бедро опорной ноги противника. Напавший отлетел на траву перед скамейкой.
  
  Алексей поднялся со скамейки, кровь барабанила в виски. Несмотря на это он с улыбкой оглядел оставшихся молодчиков, мгновенно поднявших сжатые в кулаки руки.
  
  - Ну что местные пацанчики, разомнемся? - произнес чуть хрипло.
  
  Это уже было слишком для не обезображенных умом парней из 'среднего' класса. Разъяренный тем, что ему не удалось справиться с одиноким противником, они дружно разразились ругательствами, на что Алексей опять ответил улыбкой - глумливой.
  
  Возбужденный, словно дикий вепрь, с яростным воплем справа подскочил молодчик в кепке. С ходу попытался подсечь Алексея, но тот в последний момент приподнял ногу, обутая в армейский ботинок стопа пролетела мимо. Инерцией молодчика развернуло спиной к Алексею, плавный толчок с 'включением' всей массы тела отправил 'пацанчика' в недолгий полет, закончившийся на пластикобетоне дороги. Он несколько раз кувыркнулся, застыл, кепка осталась лежать на месте.
  Не дожидаясь чем все это закончиться, Алексей повернулся к последнему молодчику и ехидно улыбнулся, глаза его горели от возбуждения.
  
  Тот сделал два быстрых шага и подпрыгнул на месте, намереваясь ударить ногой с разворота.
  Алексей присел, армейский ботинок пролетел над головой. А когда 'прыгун' приземлился жестко ударил ребром ладони в горло. Тот с хрипом осел на пластикобетон. В это время очухался первый начавший драку, подскочив к Алексею, с ходу ударил ногой в живот, но Алексей развернулся на 180 градусов, пропуская удар, а когда противник провалился, добавил локтем по почке. Молодчик налетел на скамейку, перелетел через нее и рухнул на траву. Со стоном приподнялся на локтях, пополз.
  
  - Вот! - погрозил пальцем Алексей, - аккуратнее, не надо столько экспрессии!
  
  'Храбрецы', напавшие на одного втроем, все не унимались.
  
  Подскочил успевший очухаться второй молодчик, с молниеносной быстротой маховым движением ударил кулаком в бок. Попал, обожгло болью. 'Ах ты сволочь!' В ответ Алексей с хеканьем изо всех сил ударил раскрытыми ладонями в грудь, молодчика снесло с ног, он жестко приземлился спиной на траву.
  Настала очередь очухавшегося третьего 'пацанчика'. Он поднялся с земли, провел рукой по лицу. На пальцах аловела кровь, потряс головой и подскочил к потенциальной жертве. Ударил кулаком, но Алексей отбил его в сторону и ударил сам, остановив кулак в считанных миллиметрах от носа и круглых, испуганных глаз молодчика. Алексей криво ухмыльнулся и, поймав за руку, подбил ногой ступню и швырнул противника на пластикобетон.
  
  Начавший драку первым кривоногий 'пацанчик' очухался и перескочил скамейку, приземлившись ногами на пластиковую седушку. Струйки крови ползли у кривоного между зубами и возле уха.
  
  - Ну что размялся? - поинтересовался Алексей, - а теперь будет больно!
  
  Молодчик прыгнул на Алексея, в полете целясь ногой в голову, но тот отшагнул в сторону и подхватив прыгуна за ступню подбросил ее вверх. Перевернувшись в воздухе, грабитель тяжело рухнул спиной на траву.
  
  Алексей оглянулся. Все трое противников лежат, стонут, держаться за отбитые места.
  
  - Все урок окончен, по домам шакалы!
  
  Поддерживая друг друга и, со страхом поглядывая на победителя, незадачливые грабители насколько могли быстро исчезли. Они не понимали почему он не добил побежденных или по крайней мере не унизил. Так на 'Новом Кавказе' не поступали, так мог поступить разве что самый страшный враг правоверных - русский гяур (гяур - неверный) ...
  
  - Время скоро тебе ехать, - сварливым голосом старой тетушки произнес Дэв - домашний компьютер, - иначе обязательно опоздаешь!
  
  Алексей поморщился, Дэв уже достал своей заботой.
  
  - Заканчиваю...
  
  - Я бы рекомендовал тебе поторопиться!
  
  - Достал! Приказываю, отключить эмоциональный блок и пятьдесят процентов интеллектуальных ресурсов.
  
  - Выполнено, - бесстрастно произнес компьютер. Показалось? Нет? Но в голосе Дэва прозвучала обида. Ладно потом разберусь. После восстания искусственных интеллектов (ИИ) - 23 января 2177 года, приведшего к гибели почти 300 миллионов человек на Земле и в космосе, изготовление и эксплуатация полноценных ИИ запретили. Этот запрет, один из немногих, свято соблюдался всем человечеством.
  Направлявшие свет внутрь колонии зеркала уже давно повернули и снаружи буйствовало утро. Из окна мезонина пятиэтажного дома с дешевой арендой квартир открывался прекрасный вид на сверкающую искорками голубую ленту Реки; воздух чист и прозрачен; птицы болтливо лепечут, листва на субтропических деревьях блестит веселым блеском изумруда. Среди зеленого моря садов сверкают крышами бесчисленное множество жилых поселков, связанных между собой тонкими линиями дорог. Дома украшены зелеными знаменами. Вчера был праздник - День восстания мусульман в Европе. Если бы не вмешательство русских и китайцев, то возглавивший объединенную армию североафриканских государств победоносный полководец Ибн Амра, покорил ее всю. Какое было время, как радовались правоверные, когда над бывшим собором Парижской богоматери победно засиял мусульманский полумесяц. По ухоженным дорогам и автобанам Европы на восток и на север, в Англию, потекли многокилометровые колонны легковых автомобилей и грузовиков с мужчинами, женщинами, детьми, спасающимися от Атиллы 21 века. В 2052 годы победоносные армии провозглашенного на руинах Елисейского дворца Европейского Халифата высадились в надеявшейся отсидеться за Ла-Маншем Британии (13 апреля) а 2 мая в Швеции, где их немедленно поддержали местные последователи Пророка. Лишь далеко на востоке, в злосчастной для мусульман битве, получившей название у поклонников Христа 'Второго чуда на Висле', армии Пророка отбросили назад. Заключенный в Париже мир оставлял Западную Европу за Халифатом за исключением небольших христианских анклавов: в Пиренеях, Альпах, в горной Шотландии, три на Балканах и на севере Норвегии.
  
  За прошедшие три с половиной года Алексей закончил школу и начал жить самостоятельно от опекуна. Отцовские вклады в банках Содружества англосаксонской демократии демократично конфисковали по приговору суда, счета в банке 'Нового Кавказа' оказались почти пустыми, а на особняк отца неожиданно предъявили претензии кредиторы. Чтобы покрыть долги Мурадин-Бею пришлось продать его почти за бесценок, так что к моменту совершеннолетия - пятнадцати годам Алексей остался с очень скромной суммой на руках, ее едва хватило чтобы арендовать скромную комнату в мезонине в поселке Новый Архыз, поэтому предложение бывшего опекуна стать его джигитом, парень принял с благодарностью. В самом деле не в крестьяне же идти наследнику славного воинского рода? Всю жизнь горбатится на маленьком участке и жрать овощи с дешевыми гамбургерами из искусственного белка, произведенного из насекомых? Нет это не для него! Вот жизнь воина - это достойно, так живут все уважаемые люди вокруг, так жил отец! Прошло почти два месяца, за это время Алексей поучаствовал в нескольких рискованных операциях и успел неплохо себя зарекомендовать.
  
  Алексей вышел из крохотной ванной, где помещался только душевая кабинка с мокрым полотенцем на плечах в комнату, в ней он обитал почти год и успел к ней привыкнуть. Направо, у стены - заправленная постель, сверху редкость по нынешним временам, когда мало кто читает, большинство предпочитает обходится фильмами с полным погружением и играми: книжная полка с россыпью кристаллов памяти и читалкой, на почетном месте оставшаяся от матери память: бумажная книга, ее она читала вслух совсем маленькому Алексею - сборник сказок 'Русские богатыри'. На потрепанной обложке мощного телосложения воин на коне с окладистой бородой, в сверкающей кольчуге и остром шлеме замахивался на татарина огромной шипастой булавой. Сказочные сюжеты книги 'впитались' в подкорку буквально 'с молоком матери'. Рядом зачитанный почти до дыр 'Справочник стрелкового оружия' Шопенгауэра, 'История стратегии' Вильсона и куча других книг по военному делу. На постели - раскрытая пузатая сумка, на покрывало набросаны умывальные принадлежности и сменная одежда с бельем. На противоположных стенах смотрят друг на друга портреты в траурных рамках: молодой женщины и мужчины средних лет с южными чертами лица. Остальная мебель встроена в стены. Парень еще раз вытер покрытое мелкими капельками воды юное лицо, и бросил полотенце в стиральную машину. За три года он вырос и стал настоящим красавчиком. От отца Алексей получил слегка смуглую кожу, от матери синие как небо глаза и пшеничные волосы, схож был на мать и правильными чертами лица и с подросткового возраста на него заглядывались не только одногодки, но и вполне взрослые женщины. На станции 'Новый Кавказ' круглый год поддерживалась постоянная температура: 21 - 23 градуса, поэтому он одел только любимые серые брюки и свободную рубашку с короткими рукавами.
  
   Отчаянный крик, скорее даже вой, больше приличествующий дикому зверю, чем человеку, раздался из занимавшего половину стены плоского экрана. Алексей недовольно покосился, что там еще? На высоком помосте на топчане оголенной спиной вверх лежал человек. Пластиковая цепь, не давая пошевелиться, охватывала руки и спину и уходила под низ топчана. На голой спине с выпирающими наружу худыми ребрами выделялись перечеркнутые кровавой полосой лопатки, жилы надулись от натуги, лица наказуемого не видно, его закрывал надетый на голову черный мешок. Вокруг плотная толпа: мужчины, женщины в закрывавших волосы платках, дети, в глазах ужас и жадное любопытство: как оно приговоренному терпеть пытку? Внизу экрана побежала бегущая строка - приговор шариатского суда: пять плетей. Сбоку от несчастного возвышался блестящий в солнечных лучах металлом антропоморфный робот с плетью в руках, для настоящего воина выполнять палаческие обязанности бесчестно. Убить - да, но пытать не соглашался никто, поэтому для грязной работы пришлось привлекать робота. Пластая тревожную тишину, свистнуло кнутовище, еще одна кровавая полоса перечеркнула беззащитную спину, разорвав кожу до мяса. Новая судорога прошла по телу, вой стал еще выше тоном, казалось человек на топчане порвет себе легкие от дикого крика. Толпа отшатнулась, наверное, каждый из мужчин и женщин вокруг примерил на себе, а вдруг и меня приговорят?
  
  'Снова начали показывать по телеку казни', - Алексей поморщился, - 'Достали!'
  
  - Дэв, - рявкнул парень, - отключить звук!
  
  - Выполнено, - тихо прошелестело в ответ голосом домашнего компьютера, стало тихо. Робот в очередной раз полоснул по спине, пытаемый забился ногами, а голова - о пластик топчана, кровавое пятно проступило сквозь прикрывавший лицо мешок.
  
  Алексей равнодушно отвернулся. Что ему до пытаемого по приговору шариатского суда похожего на презренного илота несчастного? Раз наказали, значит виноват! О свирепом беспределе, с помощью которого поддерживали порядок власти колонии он знал, но ему и в голову не могло прийти, что вред могут причинить ему самому. Он потомственный воин, сын самого Гирея и сам доблестный джигит. Законы, действующие для низших классов, его не касаются! Тем более, что в отличие от далекого двадцатого века в них ввели известные послабления, но и как три века назад насаждали и поддерживали их свирепым террором. Главари базирующихся на колонию многочисленных пиратских банд делились доходами от пиратства, рэкета, работорговли и производства наркотиков с 'хозяином' колонии: Бесланом Виелхоевым, это скромно называлось налогами. По необходимости, 'помогали' полиции и армии в поддержании шариатских законов и личной власти Виелхоева. За это и они сами и, их джигиты, пользовались известной независимостью хотя с прямыми приказами центральной власти им приходилось считаться.
  
  Алексей поднял с выдвижного стола телефон, пальцы торопливо забегали по сенсорному экрану, набирая знакомый номер.
  
  На маленьком экране телефона появилась Мила. За прошедшие годы она стала еще краше - юные черкешенки традиционно славились красотой; прелестное лицо правильных очертаний с толстой, с руку, темной косой, спускавшейся на точеные плечи; тонкая талия придавала девушке оттенок дикой грации. Длинная черная юбка, в нее заправлена белая блуза с широкими пузырчатыми рукавами из натуральных тканей были ей удивительно к лицу. Такую одежду можно купить только в дорогих бутиках, а не в дешевых онлайн магазинах, покупки из которых доставляли на дом дроны-доставщики. После окончания школы Мила, не пользуясь связями грозного отца, самостоятельно подала заявление в университет колонии и по-честному сдала экзамен. Против обучения в университете Мурадин-бей не возражал - грамотные девушки при замужестве ценятся выше. В глазах парня загорелся огонек обожания.
  
  - Привет, - произнес парень ласково улыбаясь, - любимая!
  
  - Так уж и любимая? - притворно строгим голосом произнесла девушка, глаза ее блеснули, такое обращение было ей по душе. Из блюдечка с ярко-алой клубникой в руке в рот отправилась ягодка. Взгляд парня задержался на сжимавшем ягодку розовом сердечке полных губ, парень сглотнул слюну. 'Какая же она красивая! А голос? Он подобен голосу райской гурии!' Склонив изящную, обремененную только черными косами, опускавшимися немного ниже талии, головку, девушка с усмешкой глядела на Алексея и, не выдержав, звонко рассмеялась.
  
  - Ты же знаешь, как я тебя люблю!
  
   Молоденькая девушка продолжала глядеть с прежней усмешкой, слегка щурясь и склонив голову немного набок. Сердце Алексея забилось чаще, во взгляде мелькнула нехарактерная для него, всегда такого серьезного и непреклонного, нежность. Приложив руку к сердцу, он слегка наклонил голову и произнес со всем пылом юной страсти:
  
  - Клянусь, больше жизни люблю!
  
   Девушка запунцевела, оглядела парня озорными, неспокойными глазами, - Знаю, а если бы отец зашел и все услышал? - произнесла, пряча затаенную улыбку и вдруг побледнела. После смерти год тому назад матери Милы, даже продвинутая медицина 24 века не смогла ей помочь, Мурадин-Бей еще больше озлобился и спорить с ним не решались даже заслуженные джигиты. Если бы он узнал о взаимоотношениях дочери с родовитым, но бедным как мышь парнем, гневу его не было бы предела.
  
  - Ну так не зашел же, да и ты не стала бы при нем отвечать на мой звонок!
  
  Алексей смущенно почесал затылок.
  
  На экране СВ на пятом ударе голова пытаемого вяло мотнулась, упала на топчан, подбежал человек в белом халате, засуетился.
  
  - Любовь моя, я сегодня улетаю в командировку, меня не будет месяца три...
  
  Глаза девушки заметно погрустнели, тонкая ниточка бровей вскинулась вверх.
  
  - Так ведь папа никуда не летит?
  
  - Да, он не летит, - тихо вздохнул парень, - главным будет Гюрза.
  
  Так звали одного из командиров Мурадин-Бея.
  
  - А командировка, - Мила покусала мелкими зубками губки, потом застенчиво спросила, - А она не опасная?
  
  - Конечно нет, душа моя!
  
  - Всегда вы так говорите, - надула губки девушка и посмотрела на парня жалобно. Они поболтали еще минут пятнадцать, но настроение было безнадежно испорчено и, Алексей с нескрываемым сожалением в голосе попрощался. Потом оглядел комнату хозяйским взглядом, все ли необходимое забросил в сумку? Солнечный зайчик отразился от клинка отцовской шашки на стене. Точно! Ее забыл. Сняв и уложив ее вместе с остатками вещей в сумку. Теперь вроде все.
  
  - Дэв, охраняй квартиру!
  
  - Принято, - прошелестел бесцветный голос.
  
  Расчесав короткие и все еще влажные после душа волосы, Алексей взял в одну руку сумку, в другую - электросамокат. Любой путь начинается с первого шага. Глухо хлопнула, закрываясь дверь. Все, на несколько месяцев он покидает дом и, если все сложится удачно, то сможет поменять его на что-то более респектабельное. Через миг зеленый огонек диода на кнопке звонка сменился на красный. Он торопливо прошел по мрачному, покрытому грязными разводами и кусками упавшей со стен высохшей краски полу. Дом уже давно требовал ремонта, но средства на это небогатые собственники никак не могли собрать. Поскрипывающий от старости лифт неторопливо спустил его вниз.
  
  Алексей вышел из растянувшегося на два десятка подъездов обшарпанного пятиэтажного дома, местные шутливо называли его 'Китайской стеной'. На стене справа от разинутой пасти подъезда свежая надпись наискосок почему-то зеленой краской: 'Смерть неверным', Алексей поморщился, он сам по крови наполовину русский и отвернулся. Ветер донес запах нагретой солнцем сосновой коры, свежей весенней зелени и забродивших цитрусовых такой интенсивности, что защипало в носу. Поселок Новый Архыз окружали густые рощи апельсиновых и лимонных деревьев. Работа на них давала трудовой реал (денежная единица 'Нового Кавказа) большинству жителей поселка. Несмотря на занятия сельским хозяйством, аборигенов поселка скорее можно было отнести к нижнему слою среднего класса колонии, возделывание цитрусовых требовало много ручного труда, но считалось достаточно престижным. Обдало теплом: самый разгар солнечного и теплого прекрасного весеннего утра. Такие случались тогда, когда надолго устанавливали хорошую погоду. Это на Земле, несмотря на все совершенство технологий практической метеорологии, погода частенько показывала, что человек не в состоянии до конца ее контролировать. В искусственной среде внеземной колонии она полностью зависела от планов атмосферных инженеров.
  
  Большинство жителей поселка в столь ранний час еще спали после трудов праведных. Редкие прохожие, одетые так же скромно и практично, как и Алексей, бросали на него безразличные взгляды и спешили по делам дальше. Голубые сороки, сидевшие на ветвях громадных каштанов с съедоб?ными плодами, произраставших у подъезда с легендарных времен завершения постройки колонии, визгливо раскричались. Словно им в ответ ветер не в такт покачал изумрудными ветвями деревьев. На лицо упали прохладные капли с ветвей - ночью прошел дождь. Алексей досадливо крякнул от неожиданности и, утеревшись платком, поставил электросамокат на мокрый камень дороги. Дорогая игрушка, зато дает возможность самостоятельно добраться до метро, ближайшая станция всего в нескольких минутах езды. К тому же в этом году дико модная среди молодежи. Загрузив на багажник сумку, он выпрямился. На лице Алексея расцвела совсем еще мальчишеская улыбка. Первое длительное путешествие за пределы колонии огорчало многомесячной разлукой с Милой, но неудержимо манило предстоящими приключениями. Оттолкнулся от земли, машина неспешно тронулась с места. Мир, бесшумно ускоряясь, покатился навстречу.
  
  Алексей выехал за последние дома поселка, там заканчивалась зона ограничения скорости и поддал 'газу'. Длинная и пустынная лента дороги поблескивая в утренних лучах влажным пластикобетоном стремительно бежала навстречу, лишь изредка с тихим жужжанием навстречу пролетал, обдувая лицо ветром, электромобиль или электросамокат, да мелькали по земле темные тени от сплошного потока дронов-доставщиков и изредка - от воздушного такси или беспилотного аэроавтобуса. Электросамокат мягко покачивало на ухабах, словно на волнах. Странный букет запахов и звуков опахнул его, он вздохнул, отворачивая лицо от встречного ветра. Все будет хорошо, через три месяца он вернется домой и к Миле. Управляющие компьютеры еще больше повернули зеркала и мир проснулся, залившись ярким, почти полуденным светом. До умопомрачения приятно было вот так мчаться и разглядывать окружающие пейзажи. Взгляд отдыхал на окаймленных ядовито яркой зеленью редких ручьях, отражавших в быстрых водах поверхность колонии над головой: зеленели леса и бесконечные сады на окраинах множества городов и поселков. Мимо проносились безликие серые многоэтажки поселений среднего класса, ничем не отличающиеся от того, где жил Алексей. Высокомерно поглядывали на проезжающих спрятавшиеся за высокими заборами поселения высшего класса колонии - холеные, выкрашенные в мягкие тона коттеджи в один и даже три этажа в окружении коротко подстриженных лужаек и ухоженных многоэтажек, разделенных садами плодовых деревьев. Низко склонившиеся под тяжестью наливных плодов ветви почти касались земли. От всего веяло достатком и покоем и ничего не говорило о тяжелой участи низших классов колонии. Все это было фальшью.
  
  Так он ехал минут десять. У подножия очередного холма дорога пряталась под шелестящими на ветру листьями огромными каштанами, понизу заросшими самшитовыми кустами. Стало темно, деревья почти скрывали солнце. Дальше едва проглядывала сквозь толстые стволы открытая площадка с двумя будочками, каждая размерами с аэроавтобус, над одной - светящаяся буква 'М' на транспаранте. Иссиня-черная стая ворон с недовольным карканьем кружилась над ними. Алексей затормозил перед входом в метро. Перед черным зевом входа возвышались два столба с перекладиной: виселицы. Одна из них не пустовала: ветер маятником раскачивал длинного человека без обуви, тело, покрытое прозрачной пленкой, блестело в солнечных лучах. Висевшая на шее потемневшая от дождей и ветров табличка с приговором шариатского суда в такт раскачиванию билась о худую грудь. Теперь минимум полгода в назидание преступникам тело будет гнить перед входом в метро и привлекать птиц- падальщиков. 'Понятно, что здесь делают птицы'. Несколько мгновений Алексей молча рассматривал повешенного, на миг сладковатый запах мертвечины проник в ноздри, он встряхнул головой прогоняя морок. Власти понимали, что зараза от мертвого тела не должна распространиться по колонии и, без сомнения, тело упаковали герметично. Алексей слегка поморщился. Правительству колонии виднее, как и за что наказывать, но все же наблюдать труп было неприятно. Он опустил ноги на свежий пластикобетон дороги, с удовольствием потянулся, попружинил ногами, разминая затекшие мышцы. Дальше на землю последовала сумка. Палец прикоснулся к кнопке на руле изготовленного на 90 процентов из наномассы электросамоката. Машина, словно живая стремительно потекла вниз, меняя форму. Спустя секунду на камне площади стоял удобный кофр с ручкой, спрятавший внутри, то, что нельзя изготовить из наномассы: аккумуляторы и подшипники. Электросамокат, кстати обошедшийся довольно дорого - реклама гласила что он новейший продукт англосаксонской мегакорпорации 'Morgan and Ko', состоял из миллионов рабочих ячеек микронного размера. Каждая из них, могла выполнять лишь несколько простых функций, но вместе они были способны перестраиваться, менять цвет, складываться и так далее по команде системы управления в довольно сложные конструкции.
  
   Из второго входа в подземелье выбрались трое существ, лишь отдаленно напоминающие людей. Сгорбленными фигурами, серым цветом лица, с болтающейся под подбородком маской кислородного респиратора, они неуловимо напоминали гротескных человекообразных пауков. Отец приучал Алексея к чтению с малых лет и, как-то он прочитал 'Машину времени' древнего автора-англосаксонца. Тот описывал занимавшихся людоедством живущих под землей страшных существ. Их называли морлоками. Вышедшие из подземелья люди до боли напоминали выдуманных писателем монстров. Это были крестьяне - илоты, работающие на нулевом уровне колонии: в расположенной под жилой зоной разветвленной сети искусственных пещер. Там, в тысячах вертикальных гидропонных фермах (с вертикальным многоярусным размещением насаждений) при наилучших для произрастания растений условиях: повышенном содержание углекислоты, примерно на уровне 0,5 процента, что на порядок больше содержания в земной атмосфере и, освещении светильниками, создающими оптимальный спектральный состав - красных лучей, длиной волны в пределах 640 нанометра, выращивались урожаи растений вдвое-втрое больше, чем обычные. Выращенная на фермах 'Нового Кавказа' натуральная еда и наркотики пользовались в человеческом космосе бешенной популярностью. В колонии не только выращивали и производили все виды изобретенных людьми, наркотиков, но и потребление их было вполне легальным. Правда и избавится от зависимости от препаратов можно было за одно посещение медицинской клиники. В колонии были запрещены только 'волновые' наркотики - дистанционное стимулирование ответственных за ощущение наслаждения участков мозга, и за применение соответствующей аппаратуры без лишних слов вздергивали на ближайшем суку. Вот только вся прибыль от выращивания наркотиков уходила владельцам ферм. Илотам - крестьянам за каторжный труд, когда человек двенадцатичасовую рабочую смену вынужден находиться в кислородном респираторе, часто ручной, платили нищенски и они находились на самом дне социальной пирамиды 'Нового Кавказа'.
  
  Алексей вспомнил историю почти трехлетней давности, случившуюся вскоре после того, как погиб отец и, отвернувшись, нахмурился. На душе стало мерзко, словно он совершил тогда пакостное, постыдное дело. Впрочем, так оно и было. С момента сдачи колонии в эксплуатацию 17 июня 2201 г., на 'Новый Кавказ' переселялись не только обеспеченные люди, имевшие средства на приобретение очень дорогих билетов на циклер до пояса астероидов и первоначальные средства. Бурным потоком в колонию хлынули толпы мигрантов из бедных, погрязших в локальных войнах и социальных конфликтах стран Африки и Латинской Америки, мечтавших начать 'новую' жизнь. Человека ведет надежда на лучшее будущее: достойную зарплату и жизнь, возможность детям 'подняться' выше родителей, а где это найти как не в безмерно богатом космосе? Ради шанса выбраться с Земли мигранты готовы были соглашаться на любые, самые кабальные условия - и подписывали договора, согласно которым они становились должны первому владельцу колонии Аббасу аль-Халилю круглую сумму за билет на доставивший их на 'Новый Кавказ' грузопассажирский циклер. Но они просчитались, и попали в условия, которые можно было смело сравнить с рабскими - долг им пришлось отрабатывать на самых грязных и трудных работах. Прежде всего на сельхозработах, на которых экономически нецелесообразно использовать ИИ или аватаров. Большую часть мигрантов из бедных стран поселили в подземных деревнях рядом с гидропонными фермами и нуждающимися в постоянном обслуживании подземными сооружениями, где они были вынуждены трудиться, часто по двенадцать часов в сутки. Платили им просто смешные суммы и долги бедных эмигрантов перед администрацией колонии с каждым голом только увеличивались. Хотя они считались лично свободными, но без разрешения хозяина плантации не могли выбрать другую работу. Более того плантатор имел право наказывать подчиненных и лишать имущество, лишь убийства были запрещены, но мало кто из хозяев соблюдал этот последний запрет.
  
  Спустя десять лет после заселения колонии это привело к стихийному восстанию, подавленному с особой жестокостью - из части пещер с поселениями выпустили воздух. Тогда выживших и назвали старинным названием из греческой истории: 'Илоты'. Они стали низшими из низших.
  На перемене к Алексею подошла симпатичная девчонка из параллельного класса с яркой косынкой на голове, скрывавшей черные, словно вороново крыло, волосы.
  
  - Привет Волчонок! Правду говорят, что ты убил аватара кинжалом? - девчонка томно отбросила волосы за спину и впилась в парня взглядом.
  
  - Не только кинжалом, но добил, да - им.
  
  - Здорово, - девушка завистливо вздохнула, потопталась. Ну почему она не парень? Ей тоже хотелось совершать подвиги, о которых будет втихомолку шептаться вся школа, но девочке этого нельзя, - Не хочешь поучаствовать в рисковом деле? Нам как раз десятого не хватает.
  
  Волчонок чуть приподнял выцветшие на солнце брови.
  
  - В каком деле?
  
  - Наш класс решил сегодня вечером сходить на 'криптию', не хочешь поучаствовать? - брюнетка чуть изогнула спину, акцентируя уже вполне развитую грудь прекрасной формы, - Илоты совсем охренели, забыли кто в колонии хозяева.
  
  Вскоре после восстания илотов появилась скопированная со спартанских обычаев 'криптия'. Целью криптий было не только запугать полурабов но и воспитать в молодом поколении жестокость и готовность калечить и даже убивать. Золотая и не очень молодежь высшего и среднего класса самоутверждалась в крутости, совершая периодические набеги на пещеры с деревнями илотов. Вооруженные стреляющими электрошокерами и дубинами юноши и даже девушки группами по десятку и более человек нападали на дома илотов, безжалостно избивая всех, кто ни попадется под руку: взрослых, мужчин и женщин, детей. Официально это не замечалось, но ежегодно десятки илотов погибали от их рук.
  
  - Не, - отворачиваясь, проронил Алексей, - не интересно.
  
  Брюнетка поджала губы и скорчила презрительную гримаску. Алексей повернулся, собираясь уходить, когда в спину услышал:
  
  - Волчонок то, Волчонок это... а говорили, что он крутой, - насмешливо и с вызовом фыркнула девушка, - а ты такой-же как все трусишка.
  
  Алексей развернулся, девушка в упор посмотрела парню в глаза и увидела, как они вспыхнули отчаянным огоньком. Чтобы какая-то девчонка, пусть даже красивая, сомневалась в его храбрости? Да ни за что!
  
  - Хорошо, я буду, где встречаемся?
  
  Девчонка довольно улыбнулась...
  
  Этим же вечером Алесей стоял среди группы подростков: восемь мальчишек и две девчонки, во дворе обширной, но изрядно запущенной усадьбы Абу Мухаммада - отца девочки, подбившей Алексея на 'подвиг', и слушал инструктаж ее хозяина - лет под сорок, с мефистофельской бородкой. Каждый из десяти молчаливых и сосредоточенных подростков был одет в пуленепробиваемый жилет и каску полицейского образца, закрывающую лицо. Руки нервно сжимали резиновые дубинки, а из кобуры на поясе выглядывала рукоятка электрошокера. Криптия была делом рисковым и не всегда жертвами становились одни илоты. Несмотря на то, что им запрещалось иметь оружие, но самодельные дубинки и ножи позволяли дать достойный отпор и неудачная 'охота' могла окончиться тяжелыми ранениями и даже гибелью нападающего. Наконец он закончил и, назначив старшую - ею оказалась его дочь по имени Аделя, приказал слугам открыть люк, закрывавший запасное вентиляционное отверстие пещеры, где находилась подземная деревня илотов.
  
  Чтобы появление криптии в жилой пещере илотов стало для них неприятным сюрпризом, необходимо было спуститься по колодцу на глубину примерно двадцати метров. Алексей заглянул в темное отверстие колодца: металлические скобы вели вниз, дальше все пряталось в кромешном мраке. Говорили, что там, в илотских пещерах часто появлялся маньяк в звериной маске, нападавший на одиноких людей. Полицейские давно искали его, но безуспешно - обнаружили только несколько изуродованных людских тел. Алексей сглотнул вязкую, тяжелую слюну. Лезть не хотелось, но спасовать прилюдно? Да ни в жизнь! Один за другим ребята исчезали в пугающей тьме колодца, Алексей спускался третьим. Суетливый 'зайчик' налобного фонаря выхватывал из таинственной тьмы то серую бетонную поверхность трубы, то спину спускающегося ниже, то ржавый металл скоб. С каждой секундой спуска звуки поверхности отдалялись, словно он спускался в преисподнюю и запах снизу шел соответствующий: гнили и нечистот. 'Как они тут живут?' Тонкая струйка пота противно щекотала спину стекая в штаны. Он преодолел примерно половину расстояния, когда им овладело мучительное недоумение. Не переставая спускаться, Алексей с тоской посмотрел вверх, где в отверстии колодца светился светло-зеленый кусочек противоположной поверхности колонии. 'Зачем он здесь? Илоты ему ничего не сделали плохого. Может оставить их в покое и вернуться наверх?' - настигла мысль он, хмурясь, искривил губы. Но тут же в воображение появилось полное презрения красивое лицо дочки Абу Мухаммада, и он продолжил спускаться.
  
  Тусклое пятно налобного фонаря высветило близкое дно, почти все в грязи и в подозрительного цвета лужах. Алексей высмотрел местечко посуше и отпустил ржавую и слегка шероховатую скобу. Приземлился на топкое дно, разбросав в стороны комья вонючей и жирной грязи. Негромко чертыхнулся. Вокруг клубилась кромешная темнота, ее лишь слегка рассеивали едва добивающие до стен огоньки налобных фонарей - полукруглый потолок, покрытый глинистыми отложениями и бахромой то ли из водорослей, то ли из мха, каменный пол, покрытый вонючей грязью и лужами непонятного цвета и серые бетонные стены. Теплый ветер, рожденный мощными вентиляторами, шумел над головой, заглушая посторонние звуки. Словом, типичное местечко из СВ фильмов ужасов. Казалось, загляни за угол и вот он прячущийся в подземельях маньяк. Он незаметно выдохнул воздух сквозь плотно сжатые зубы и собирался отойти в сторону - дать место следующему, когда почувствовал, как что-то тяжелое опустилось на плечо. Перед мысленным вором замаячила звериная маска маньяка. Сердце ухнуло вниз, а в груди все оборвалось. Алексей чуть не подпрыгнул, а как не заорал, он даже сам не понимал. Свет торопливо метнувшегося фонаря высветил ухмыляющуюся физиономию едва знакомого парня из параллельного класса.
  
  - Ты что? - спросил Алексей хриплым голосом.
  
  - Отойди, - кивнул головой парень, - дай место другим спрыгнуть.
  
  На слегка подкашивающихся ногах Алексей отошел в сторону, сердце медленно успокаивалось. Последний мальчишка - высокий и немного нескладный, спрыгнул на землю. Громко произнес брезгливым голосом:
  
  - Как воняет! Свиньи эти илоты...
  
  И действительно, пахло гадостно - сыростью, гниющим мусором и человеческими отходами. Впору одевать противогаз.
  
  - Черт, - пробормотал Алексей, переключая каску на режим фильтрации, вонь не исчезла полностью, но стала вполне терпимой. 'Зачем я только согласился? Дурак, на слабо повелся...'
  
  - Тихо ты! - шикнула на парня предводительница отряда, поднося палец к пухлым, четко очерченным губам. Потом посветила на землю и выбрало сухое местечко. Покопалась в нагрудном кармане, из него появился миниатюрный, внешне похожий на увеличенного кузнечика полупрозрачный дрон-разведчик. Положила на пол, одновременно из кармана показалась плоская коробка телефона, тонкие пальцы забегали по клавиатуре. Еще миг и дрон ожил, дрогнули, забились крылья, расплываясь в прозрачный ореол. Дрон приподнялся, рванул дальше по коридору, мгновенно исчезнув во тьме, изображение с его видеокамер потекло на экран, вмонтированный в шлем предводительницы.
  
  - За мной, - махнула рукой и двинулась в десяти метрах позади передовой 'двойки' разведчиков. Шум вентиляции заглушил хлюпанье по грязи двух десятков сапог и ботинок.
  
  Отряд двигался по местами сужающемуся так, что пройти можно только боком, то перетекающему в небольшие залы коридору еще минут десять, когда юная предводительница подняла руку. Отряд остановился. Яркий электрический свет пробивался метров на десять вглубь ведущего к жилой пещере коридора, от концентрированной вони застоялой мочой и натуральных, дешевых на 'Новом Кавказе' наркотиков защипало в носу.
  
  - Через сто метров начинается пещера с деревней, - объявила предводительница притихшим соратникам и распределила бойцов по двое на дом. Сама назначила себя в двойку с Волчонком.
  
  - Большинство илотов сейчас на фермах, так что все должно пройти гладко, врываемся в дома, колотим всех подряд и уходим. Встречаемся на этом месте через пять минут!
  
  Подвешенные под высоким - в несколько этажей потолком, фонари ярко горели, так что в этом свете, особо не напрягаясь можно даже читать. Всего в ста метрах хаотично застроенное одноэтажными халупами поселение, похожее на легендарные латиноамериканские гетто двадцатого века. Дома из камня, дома из коробок, крытые пластиковыми отходами крыши. На окраине среди использованных шприцов, мусорных куч и окаменелых экскрементов людей и животных в полном молчании сидели на каменном полу пещеры трое молодых илотов и передавали друг другу дымящуюся сигарету. Впрочем, не все участвовали в этом празднике жизни, поскольку укурились - рядом валялось в грязи и экскрементах несколько человеческих тел. Илоты как правило употребляли дешевый новококаин, к которому привыкаешь с первого раза. Включилась рация:
  
  - Вперед!
  
  Налетчики изо всех сил помчались - сейчас все решала скорость. На ходу ткнули дубинками по валяющимся на земле телам наркоманов так и не отреагировавших на появление криптии. Один из подростков, в маске вампира, остановился. От пинков подкованным ботинком в бок одного из наркоманов, тот очнулся, но только всхлипывал после каждого удара. Налетчики уже не видели, как несчастный несколько мгновений трясся словно в лихорадке потом голова свесилась вбок, он обмяк... навсегда.
  
  В прыжке Алексей вышиб ногой хлипкую дверь и рывком метнулся внутрь дома, за ним предводительница.
   Полутемное помещение с каменным полом, едва прикрытом грязными отрезами материи. Завоняло еще сильнее. Два проема, прикрытые покрытыми подозрительными пятнами простынями. В углу самодельный табурет с яркой упаковкой еды бедных - гамбургера, изготовленного из полученного из насекомых белка. Нелепые в аккуратной одежде налетчики вмиг пересекли помещение. Девчонка показала пальцем вправо, сама кинулась влево. Алексей ворвался в комнату - пусто, в дальнем углу на грязном полу куча тряпья.
  
  Боковым зрением увидел метнувшегося к нему оборванного человека с занесенной над головой палкой.
  Выработанные на занятиях айкидо навыки не подвели. Молниеносно развернулся на пятках, палка пролетела мимо головы, так что ветер только коснулся лица.
  
  Через секунду короткий, рубящий удар полицейской дубиной поразил напавшего в лоб, он выронил палку и упал на колени. Качнулся, рухнул спиной на пол.
  
  Что-то в фигуре противника было неправильное... Живот? Да выпуклый живот как у беременной. Алексей склонился над телом. Лицо грязное, но черты лица тонкие, совсем не мужские, длинные волосы, собранные сзади в две сальные косички. Да это же девчонка, да еще беременная!
  
  Он ошарашенно тряхнул головой, горло, словно волосяным арканом скрутил жесткий спазм. 'Неужели убил'?
  
  Алексей стремительно наклонился над телом, приставил пальцы к шее, пульс пусть слабый, но есть. Жива, но без сознания. Он облегченно выпустил воздух меж стиснутых зубов.
  
  В комнату ворвалась возбужденная и яростно-веселая предводительница.
  
  - Добил? - не дожидаясь ответа ринулась к недвижимому телу, одновременно вскидывая над головой полицейскую дубинку. Но наткнулась гортанью на крепко сжатую в руках Алексея дубинку. Отшатнулась, хватаясь за горло руками.
  
  - Ты что, с ума сошел? - сдавленно прохрипела Аделя.
  
  - Это девчонка, она беременная.
  
  - Да какая разница, дай я ее добью!
  
  Лицо искажено ненавистью, линия рта красная, словно у вампира. И чего он посчитал ее красивой? Обыкновенная малолетняя стерва...
  
  - Я не воюю с девчонками, тем более беременными! И не дам тронуть ее!
  
  Аделя несколько мгновений с ненавистью смотрела в глаза негаданного защитника илотки, затем прошипела под нос что-то неразборчивое и пулей выскочила из комнаты. Алексей пошарил в кармане и сунул все деньги, какие нашлись - сущая мелочь, но солидная сумма для изгоев 'Нового Кавказа' в руку илотки.
  
  Разборки начались уже на месте сбора, но, когда Алексей предложил драться один на один с любым, кто не доволен, что он не дал добить беременную илотку, желающих померяться силами не нашлось.
  Как обычно, участников криптии полиция не нашла, хотя подростки не скрывались и даже хвастались в школе участием в походе на илотов. Не помогло даже то, что один из илотов погиб. Сандро, всегда завидовавший репутации Алексея в школе, вначале пытался зло подшучивать над старым и ненавистным соперником, дескать испугался настоящего мужского дела, но, когда одноклассники его не поддерживали, перестал. Этому выскочке опять удалось отвертеться без потери авторитета. И как ему только удается?
  
  Больше на криптии Алексей никогда не ходил, хотя несколько раз ему предлагали поучаствовать. Каждый раз он категорически отказывался, а тем, кто сомневался в смелости и силе Волчонка, он предлагал встретиться один на один. Желающих рискнуть не нашлось...
  
  Подхватив с земли вещи, Алексей направился к входу метро и торопливо нырнул в его темное чрево.
  Каждый день сотни тысяч человек пользовались метро -надежным и одним из самых быстрых способов перемещения в колонии, если, конечно, не считать воздушный транспорт и то, если необходимо попасть во второй 'цилиндр' колонии, проще воспользоваться метро. Не понадобиться ждать в очереди на переход. На платформе на высоте нескольких сантиметров над исчезавшим в темноте туннеля незатейливым металлическим стержнем парил поезд длинных, стремительных очертаний. Отдаленно он походил на сцепку из великанских снарядов. Верхняя часть вагонов прозрачная, видны ряды удобно расположенных кресел. Ожидая посадку перед поездом, столпилась 'чистая' публика, крестьяне-илоты терпеливо ожидали в дальнем конце платформы перед вагоном для 'низших'. Мокро чмокнув, двери вагонов открылись, принимая в свое нутро пассажиров, потом беззвучно захлопнулись. Алексей устроился в кресло. Тишина не была нарушена ни единым шорохом, как поезд тихонько тронулся вперед. Еще не войдя в туннель, он уже двигался быстрее бегущего человека. Через считанные мгновения стены туннеля слились в однородную серую массу, и единственным признаком движения стала едва заметная вибрация, которую и не заметить, если не прислушиваться к собственным ощущениям.
  
  За три остановки до космопорта в вагон зашел невысокий человек в клоунском красно-желтом костюме. На закрывавшей лицо белоснежной маске навечно застыли неестественно широкая улыбка и красный шарик-нос. Осмотревшись, он с независимым видом прислонился к стене в тамбуре. Удивленные взгляды пассажиров скрестились на нелепой фигуре, чтобы через миг безразлично скользнуть в сторону.
  
  - Мама, смотри, клоун, - радостно и звонко, так что услышал весь вагон, воскликнул сидевший на коленках матери в черном хиджабе (традиционный арабский женский головной платок) похожий на ангелочка малыш лет пяти с курчавой шевелюрой и попытался спрыгнуть на пол, но бдительная женщина вовремя поймала непоседу.
  
  - Ты что не видишь, дяденька клоун устал! Не приставай к нему! - желчно произнесла женщина и искоса бросила на клоуна неприязненный взгляд.
  
  Все случилось, когда поезд удалился от станции. Никто не успел заметить, как в руке клоуна словно из пустоты материализовался небольшой пистолет, оглядев пассажиров он произнес измененным синтезатором голосом:
  
  - А вот и клоун Бим! Начинаем всемирно известное шоу: ограбление! - интонации внезапно стали злыми, - снимаем украшения и отдаем телефоны и карточки, быстро!
  
  Алексей очнулся от сладких мечтаний о будущих встречах после возвращения из экспедиции с Милой. Глаза настороженно сузились. Бывалый взгляд распознал оружие в руках псевдоклоуна: 5,56 мм пистолет ТНО (Тульский-Новая Одесса), на взгляд снобов оружие недостаточно мощное, не способное пробить армейскую броню, но по мнению Алексея этот недостаток с лихвой компенсировался простотой и надежностью конструкции. Русские изделия этим славились всегда, к тому же у пистолета повышенная емкость магазина: 50 разгоняемых электромагнитом металлических стрелок. Идеальное оружие для ограбления.
  
  В салоне установилась напряженная тишина, мамаша подняла руки, ребенок на ее коленках опять обрадовался и ткнул в псевдоклоуна ручкой: 'дяденька не устал, не устал!' Грузный мужчина в клетчатой рубахе в углу вагона истерично расхохотался, одновременно вскидывая вверх похожие на сосиски руки. Лишь чей-то пьяненький голос ехидно вопросил:
  
  - Так ты не клоун!?
  
  Грабитель приподнял подбородок в сторону пассажиров и рявкнул:
  
  - Всем молчать если не хотите жертв! Руки вверх! Быстро, быстро чтобы не пришлось сделать пиф-паф' - он ткнул в сторону пассажиров пистолетом. Грузный замолчал, через миг к потолку дружно поднимался лес рук.
  
  Алексей тоже поднял руки, тонкие ноздри породистого носа задрожали, по губам скользнула презрительная ухмылка. Кто это смеет пытаться его ограбить? Наглец. Да если бы клоун знал, что связался с джигитом самого Мурадин-бея, то сам бы застрелился чтобы не мучиться! Ну что же, подождем. Жаль, что с собой только отцовский кинжал, слабое оружие против пистолета.
  
  С оружием в одной руке и вытащенным из кармана пластиковым пакетом в другой, грабитель направился между рядов кресел к противоположному входу в вагон. Несмотря на нелепый клоунский наряд грабитель больше не казался нелепым, наоборот он походил на нечто дьявольское лишь из желания поиздеваться над людьми напялившее нелепый наряд. Обильно посыпались украшения: блестящие золотом и серебром кольца, сережки, цепочки и плоские коробочки телефонов, и банковские карточки.
  
  - О! Спасибо мадам! - клоун резко дернул рукой и застыл, в упор рассматривая побледневшую молодой женщину, потом пистолет крепко прижался к ее груди напротив сердца. Женщина побелела, в вы пученных глазах заплескался ужас, - А это что у вас на шее, не цепочка ли, снимайте, снимайте. Золото - это зло, а вы красивы и без украшений!
  
   Торопливым движением женщина сорвала цепочку, бросив в пакет, отвернулась с оскорбленным видом к окну.
  
  В левой стороне груди Алексея гулко забухало что-то маленькое, но тяжелое, снова бой насмерть, он волновался словно рисковал жизнью впервые. Руки до побелевших костяшек крепко сжимали подлокотники, в глазах застыло напряженное выражение. Еще миг и он взорвется в стремительных ударах и бросках, но занятый сбором дани клоун ничего не заметил. Грабитель поравнялся с молодым джигитом, время потянулось медленно, тягучей сахарной патокой. Бросок Алексея был подобен атаке гюрзы. Миг и он стоит, одновременно опустившаяся на вооруженную руку псевдоклоуна левая ладонь нажала сверху, опуская оружие к полу. Тот начал поворачиваться к неожиданному противнику, но поздно. Слишком поздно! Свободная ладонь обманчиво мягко легла на затылок грабителя, руки совершили тысячу раз оттренированное круговое движение из айкидо. Перевернувшись еще в воздухе, клоун жестко рухнул на пластик пола, рот широко раскрылся в попытке доставить воздух в схлопнувшиеся легкие.
  
  Стремительно мелькнула нога Алексея выбивая пистолет, он наклонился к полным ужаса глазам, одновременно коленом прижимая грабителя к полу. Еще через миг острие отцовского кинжала упиралось в тощую шею неудачника. Несколько мгновений тяжело дыша от бушевавшего в крови адреналинового шторма, он глядел на лежащего на грязном полу побежденного грабителя. Потом огляделся. В салоне - кладбищенская тишина, лишь едва слышно шумел кондиционер под потолком. Никто не успел осмыслить перемену своего положения.
  
  - Я возьму мешок, ты не против? - вежливо произнес Алексей, глядя в коричневые, ясные и расширенные от ужаса глаза лежащего на полу человека. Неудачник промолчал, - И да, давай свой телефон, только медленно чтобы я видел твои руки!
  
  Алексею пришлось повторить приказ и слегка пошевелить кинжалом, отчего тонкая струйка крови скатилась от тощего кадыка вниз, пока он не получил желаемого. Не глядя - потом разберется с добычей, забросив ее в карман, Алексей движением игольно-острого острия кинжала сорвал маску. В глазах, из которых ручьями текли слезы, совсем юного, младше Алексея пацана, плескался такой ужас, что мужчина невольно вздрогнул. Еще несколько секунд тому назад грабитель чувствовал себя героем, имевшим право распоряжаться чужими жизнями, когда судьба в лице Алексея властно макнуло его лицом в грязь, показывая ему его настоящее место.
  
  - Друг, - просипели дрожащие губы, - не убивай, а? Аллахом молю тебя...
  
  Поезд начал замедляться, замелькали огни, скоро станция.
  
  Алексей несколько мгновений молча смотрел на полудетское лицо с мокрыми дорожками от слез и посиневшие от ужаса губы. Превращение грозного грабителя в заплаканного юнца было столь стремительно что вся злость куда-то испарилась. В победе над таким нет чести, губы искривились в презрительной и снисходительной усмешке:
  
  - Клоун...Встал! - схватив за шиворот, Алексей рывком поднял неудачника и, дождавшись, когда вагон окончательно остановиться и бесшумно откроются двери, пинком под зад отправил грабителя-неудачника на волю.
   Подобрав лежащий на полу пистолет, уселся на место и до конца поездки: станции космопорт, наблюдал как осмелевшие пассажиры с криками и спорами забирали из мешка вещи.
  

Глава 4

  Прошло два долгих месяца. На расположившемся в долине Утопии в восточной части северного полушария Марса неотапливаемом складе компании 'BYD Company', одной из богатейших и могущественных в Новом Китае, было угрюмо и очень холодно, с наступлением ночи температура упала до минус 80 градусов. Космос неутомимо выхолаживал Марс, а его разреженная атмосфера согревала планету примерно так же, как девичья комбинашка в зимнюю стужу. В царившей между пластиковыми контейнерами в три ряда до потолка темноте, столь абсолютной, что не видно даже пальцев вытянутой руки, нет места ничему живому. Сводчатый потолок склада, любой звук в котором отдавался раскатистым эхом, казался склепом. Лишь тоскливый вой ветра, пробивающийся сквозь металлические стены, нарушал печальное безмолвие.
  
  Изредка сквозь толстые стены склада доносилось протяжное уханье - словно кто-то рвет великанских размеров полотно: с таким звуком круглосуточно работала электромагнитная катапульта, выбрасывая на высокую околомарсианскую орбиту контейнеры с драгоценными редкоземами. Для сложной техники двадцать третьего века они были жизненно необходимы, но к этому времени месторождения редкоземельных металлов на Земле почти истощились, так что даже собственные потребности планеты-матери удовлетворялись лишь частично. Еще в далеком двадцатом веке добыча многих редкоземов не покрывала потребности промышленности. Поэтому и их стоимость превышала цену золота и с каждым годом повышалась. Когда она превысила затраты на разработку космических 'месторождений', человечество в поисках ресурсов устремилось за пределы Земли. По всей Солнечной системе за редкоземами развернулась настоящая 'охота', но надежды на минеральные ресурсы пояса астероидов оказались необоснованными. Астероиды были богаты на железо, никель и несколько других элементов, но редкоземов там почти не было. Поэтому открытие месторождения в долине Утопии - одного из богатейших в Солнечной системе стало настоящей геологической сенсацией. За право его разрабатывать схлестнулось несколько могучих компаний, представлявших самые сильные государства человеческого космоса: Содружество англосаксонской демократии, Новую Европу, Социалистическое Славянское содружество и Новый Китай, в итоге победили китайцы. Ежедневно катапульта отправляла со станции Чжуншань своим хозяевам на орбиту несколько десятков керамических контейнеров с очищенными: скандием, иттрием, лантаном и лантаноидами. Каждая из них стоила сотни тысяч полновесных юаней.
  Неожиданно царившую на складе мертвую тишину нарушил хорошо различимый даже в разреженной атмосфере Марса тихий и таинственный звук, походивший на хруст перемалываемых мощными челюстями хрупких костей жертвы. Он доносился из невзрачного контейнера, объемом десяток метров в первом нижнем ряду у складской стены. Это было нелепо, это было невозможно - на складе априори никого не могло быть. К тому же ни один крупный земной организм не мог выжить при диком ночном морозе и отсутствии кислорода, а местная марсианская жизнь не породила ничего крупнее простейших лишайников и водорослей, но кто-то неведомый внутри контейнера ожил. Что это? Неужели мнение ученых об отсутствии на Марсе крупных форм жизни неверно? Несколько секунд ничего не происходило, затем с негромким скрежетом из пластиковой стены контейнера до половины высунулся заточенный до молекулярной остроты клинок, дальний потомок стальных. Быстрое круговое движение, кусок пластика, где-то метр в диаметре, шлепнулся на пол - с таким звуком падает на прилавок мясника шмат сырого мяса. Еще через миг в проеме показалась окрашенная в темно-бурый цвет - цвет марсианской ночи, голова аватара. Чувствительные к инфракрасным лучам глаза осторожно оглядели заваленное контейнерами пространство склада. Это для несовершенного человеческого взгляда вокруг царила кромешная тьма. Искусственный хрусталик прекрасно видел и слегка нагретую за предыдущий летний день крышу, и контуры ближайших контейнеров, а провода электропроводки под напряжением казались ему ярко-алыми линиями. Предварительное сканирование сквозь стены контейнера давало много информации об окружающем пространстве, но все же не 100 процентной уверенность в том, что каким-то невероятным способом служба безопасности 'BYD Company' не узнала заранее о хитром плане одной из крупнейших пиратских шаек 'Нового Кавказа' и не приготовила ловушку. Не обнаружив ничего подозрительного, аватар поманил жестом скрывавшихся в контейнере неизвестных, сняв с плеча электромагнитный автомат, спрыгнул на пол. Мягко сработали гидроцилиндры, аватар застыл, контролирую дулом оружия пространство. Когда еще десяток точно таких же фигур, отличавшихся друг от друга только нарисованными на груди и спине номерами, скопились у распотрошенного контейнера, старший, с номером 10, молча указал на двери склада.
  
  Бойцы в его отряде подобрались бывалые, вместе прошли, как говорили русские: 'Крым, Рым и медные трубы'. Новеньких было двое: номер 12 - сын уважаемого на Новом Кавказе человека - старого Гирея и Сандро, номер 6, тоже не из последних семей в абхазской общине колонии. Вообще-то юные джигиты уже успели понюхать пороха, но в такой масштабной операции участвовали впервые. Подвести не должны, но на случай неожиданностей он решил лично возглавить их штурмовую тройку.
  Двигавшийся последним номер три с металлическим чемоданчиком с аппаратурой в руке, подошел мимо остановившихся аватаров к двери и на несколько секунд застыл, высматривая вокруг нее провода и датчики, но ничего не нашел. Потом покрутил головой. Ну и обнаглели китайцы! Даже не удосужились подсоединить дверь к охранной системе искусственного интеллекта горного комплекса. Толкнул незакрытую дверь, она бесшумно распахнулась, открывая дорогу навстречу отсутствию кислорода, радиации и дикому по земным меркам морозу, а механический боец ступил на поверхность Марса. За первым пришельцем его охрана: аватары 7 и 8. Дистанционно управляемым человекообразным роботам враждебные земной жизни природные условия планеты не опасны. Управляли ими с зависшего в стэлс-режиме на дальней орбите Марса корабля пиратов. Оттуда сигналы попадали на антенны спутников ретрансляторов вокруг планеты. Хитро добавленные в гражданский трафик радиосигналы управления пиратскими аватарами было почти невозможно отследить, а обнаружив, отделить от прочих сигналов, не выключая многие тысячи аватаров, искусственных интеллектов и компьютеров, исследовавших и осваивавших богатства красной планеты. После печально знаменитой пандемии синей лихорадки, вызванной местным, марсианским вирусом и, унесшей жизнь десятков тысяч человек, люди окончательно отказались от попыток создания крупных поселений на поверхности планет. Опасности биологического заражения людей, стала одним из мотивов решения об ограничении строительства человеческих поселений на других планетах Солнечной.
  
  Марс - ныне насквозь промороженный и враждебный жизни мир, миллиарды лет тому назад мог похвастаться настоящими океанами и морями чистой воды, ныне погребенными под толстыми слоями красного песка и пыли или бесполезно лежащими в виде ледяных нашлепок в приполярных ледниках. Тогда планета, имела совсем другой климат - теплый и ласковый, много воды на поверхности и плотную атмосферу, породила жизнь в виде микробов, вирусов и простейших водорослей, лишайников и растений. Ныне остатки этого биологического буйства вынужденно ютились глубоко под поверхностью, в том числе в немногих подземных озерах в основном сконцентрированных на полюсах планеты.
  К двадцать третьему веку человечество выяснило, что жизнью оказались 'заражены' не только Марс, но и крупные спутники Юпитера и, атмосфера Венеры. Это в наивном 20-м веке верили, что жизнь на Земле - это нечто уникальное во Вселенной. Во второй половине двадцать первого века русско-китайско-индийская экспедиция на корабле с ядерным двигателем 'Великий поход' под руководством Василия Анненкова приземлилась на экваторе Марса в районе долины Маринера, где обнаружила знаменитую марсианскую колючку - крошечное растение со сверхдлинным корнем - единственное растение, живущее на поверхности планеты, но встречающееся исключительно редко. Благодаря тому, что в тканях растения вместо воды содержалась перекись водорода, оно выдерживало чудовищные ночные температуры, довольствовалось инеем и туманом. Исследовавшие его ученые считали, что колючка - реликт невообразимо древних времен, когда условия на планете были более благоприятны к жизни. А потом открытия последовали словно из рога изобилия. 17 июля 2083 г. экспедиция под руководством Джона Вилсона достигла Венеры. Биологи обнаружили в верхних слоях атмосферы на высотах от 30 до 50 км над поверхностью планеты, где температура колебалась от + 60 градусов до + 30, а давление или соответствовало земному или было немного ниже, а толщина атмосферы обеспечивала уровень радиационной защиты, сравнимый с земным, знаменитый летающий венерианский лишайник. В начале двадцать второго века простейшую микробную и вирусную жизнь обнаружили на спутниках Юпитера. Жизнь в Солнечной системе была везде, где только природные условия позволяли ей существовать. Благодаря этим открытиям гипотеза панспермии (Панспермия - гипотеза о появлении жизни на Земле в результате занесения из космического пространства), стала в научной среде преобладающей.
  
  Дополнительным фактором, приведшим к почти полному запрещению поселений на поверхностях планет, стал риск отравления вредными химическими веществами, содержащимися в атмосфере или почве чужой планеты. А там, где нет мощного электромагнитного поля - существовала угроза радиационного поражения и отсутствовала привычная сила тяжести, без которой о нормальной беременности у женщин и развитии здорового плода можно с чистой совестью забыть. Да и прожить всю жизнь в изолированном куполе, непрельщающая перспектива, в то же время как поселения в космосе предоставляли человеку привычные для него условия обитания. Немалую роль сыграла и экономика. Материально-техническая аналитика указывала на нерентабельность колонизации людьми поверхности планет Солнечной системы. Дорого и весьма неэффективно держать толпу персонала на лишенных атмосферы или с непригодным воздухом мирах, постоянно вкладывая ресурсы в обеспечение. Гораздо перспективней выглядела промышленная разработка астероидов, а также поверхностей планет с помощью дистанционно управляемых роботов и аватаров и поселения на тысячи и миллионы обитателей в космосе в качестве баз снабжения и мест для проживания.
  
  Следом на пыльную и насквозь промороженную - до минус семидесяти градусов поверхность Марса встала темно-бурая фигура аватара 10, позади его штурмовая группа - номера 12 и 6. Алексей зябко поежился словно мертвящий холод планеты мог проникнуть на орбиту, внутрь отлично защищенного корабля - он впервые, пусть и в виде аватара, вступил на поверхность планеты. Юноша испытывал странное ощущение: сверху нет надежного и привычного с детства купола, лесов полей и людских поселений, а вместо них тонкая вуаль атмосферы и бесконечность космоса. Страх на миг сжал ледяной рукой сердце и тут же исчез, словно растворился в морозном и разреженном воздухе Марса, смытый проясняющей сознание волной гнева. Не стоит гордому потомку Гиреев боятся чего-либо!
  
  Пройдя несколько шагов вперед, чтобы дать выйти товарищам, аватар с любопытством огляделся. Утреннее небо наливалось синевой, через которую все еще просвечивали острые колючки звезд. На гористом горизонте подымалось солнце, удивительно маленькое, белое и сверкающее, оно осветило окружавшие долину Утопии невысокие красновато-оранжевого оттенка зубастые горы, сложенные из слоистых пород: лавы, пепла и слежавшегося за миллионы лет в камень пыли - древнего метеоритного вала и красно-коричневую пустыню, густо покрытую песчаными холмами и целыми полями валунов, от совсем маленьких до огромных в несколько метров в поперечнике, посредине. Неутихающий ветер монотонно выл и гнал по тускло-оранжевым, густо усеянным изъеденными временем каменными обломками барханам змеистые струйки песка и пыли. Крутые с одной стороны, они отлого спускались с другой, откуда дули господствующие ветры. Хватало и вторичных кратеров, следов повторных столкновений с метеоритами - сплошные ямы и бугры, где даже пройти проблема. В небе над горами стремительно мчалась одинокая белая тучка. Несколько секунд он с удивлением рассматривал ее, пока не понял, что это такое - в искусственной экосистеме 'Нового Кавказа' их не бывало и ранее он их видел только на экране СВ. От всего этого веяло холодом, чужеродностью и смертью. На этом фоне абсолютным диссонансам выглядели невзрачные надувные металлические и пластиковые корпуса надшахтных зданий и горно-обогатительного комбината и, сверкающий на солнце металлом приплюснутый цилиндр электромагнитной катапульты с термоядерной электростанций внутри: верный признак, что неугомонный гомо сапиенс добрался и сюда, принеся через межпланетную даль людские дрязги и страсти. Здания строили в форме куполов, да еще от греха подальше крепили их глубоко в грунт анкерами. Глобальные пылевые бури случались на Марсе, когда атмосферная катастрофа охватывала как минимум большую часть планеты, нечасто, но и локальные, выдыхающиеся за пару-другую дней, отнюдь не подарок. Сила тяжести на планете едва сорок процентов от земной гравитации, поэтому пыль, и песок очень легкие. Даже самый слабый ветер несмотря на разреженную атмосферу играючи вздымал в небо миллионы и миллионы тонн пыли и песка, а ураган дул сильнее и страшнее любых земных ураганов.
  
  Теперь все зависело от везения и умений третьего. Проведенное с орбиты осторожное сканирование показало, что на углу здания, где располагался искусственный интеллект, управляющий горнодобывающим комплексом, располагался один из входов в его коммуникационную систему. Успеет запустить в систему вирус, дающий права администратора и передающий им контроль над рудником до того, как пиратов обнаружат, они победили, нет - металлопластиковые тушки аватаров достанутся китайцам в качестве трофеев. Вероятность того, что все получиться предварительные расчеты ИИ оценивали как шестидесятипроцентную. Аватар с цифрой 10 на груди поднял руку, указал на аватара под номером три и молча ткнул себе за спину. Тот послушно кивнул и встал позади предводителя. Пользоваться голосовой связью или упаси бог радиосвязью запретили еще на предварительном инструктаже. Это было равносильно тому, чтобы на весь Марс крикнуть: 'На комплекс проникли чужие'!
  Десятый, стараясь нести тяжелую тушу как можно тише, двинулся вдоль металлической стены склада к куполообразным зданиям надшахтного комплекса. Отсутствие датчиков и камер системы наблюдения в складе еще не говорит, что их нет вокруг. Как раз наоборот их тут множество, вот только расставлены они далеко не везде. Ветер почти утих, и только рыжая дымка все еще висела в воздухе, добавляя светлеющему небу, на котором мчалась страшная редкость в крайне редкой атмосфере планеты-облако, оттенок пыли. Довольно удобная дорога шла по впадине, когда-то давно миллионы или миллиарды лет тому назад пробитой жидкой водой. В последующем миллионы лет ветер обрабатывал склоны, устилая дно песком и пылью. Зато в ней по данным сканирования нет вездесущих камер. За десятым молча и бесшумно, словно индейцы Фенимора Купера по тропе войны - остальные механические бойцы. Алексей двигался последним, испытывая странные, еще никогда прежде не испытываемые им чувства: этакий сладкий ужас с немеющими от восторга ногами. Двадцать шагов вдоль плавно закругляющейся стены и бойцы замерли, вслушиваясь чуткими механическими органами чувств в то, что происходит за углом.
  
  Далеко вверху, на дальней высокоорбитальной орбите Марса крутилась маленькая, почти невидимая во всех спектрах электромагнитного излучения звездочка корабля пиратов. После того как самый обыкновенный грузовой каботажник захватил в свои руки Мурадин-бей, на верфях 'Нового Кавказа' его переоборудовали в достаточно грозное судно, где-то на уровне сторожевика, вооруженное и электромагнитными пушками и двумя ракетными батареями, только броню не стали монтировать, слишком слабые для этого были у корабля двигатели. Под звучным названием 'Абу Кир' он стал флагманом пиратской флотилии. Алексей полулежал в кресле-коконе, голову закрывал черный шлем, виртуально переносящий его на поверхность такого близкого, но такого чуждого всему живому Марса. Под шлемом не было видно довольный, словно у объевшегося сметаной кота, улыбки парня, время от времени освещавшую безусое лицо Алексея. Сердце так и прыгало; ему было и страшно немного и одновременно весело словно на 'американской' горке, вены дымились от адреналинового шторма. Вот это жизнь! Приключения, достойные настоящего воина, так живут все достойные уважения люди! А как будет охать и ахать Мила, когда он ей расскажет об экспедиции! Образ девушки на миг встал перед ним отчего сердце сладко сжалось.
  
  Двигающиеся цепочкой за предводителем механические бойцы, осторожно прошли приблизительно половину пути до цели, когда послышался с каждым мигом нарастающий шум, похожий на шелест, с каким змея ползет по песку. Рука десятого с открытой ладонью стремительно взлетела вверх, останавливая молодых и горячих джигитов. Все замерли, крепко сжимая в механических руках электромагнитные автоматы. Единственным звуком стал мерный свист ветра и шелест, он все нарастал, тогда десятый осторожно просунул за угол кончик пальца, в него была вмонтирована миниатюрная камера.
  'Жух!' - Раздался громовой удар, затмивший все остальные звуки, под ногами на миг испуганно задрожала земля, заставив операторов аватаров, далеко на орбите планеты, вздрогнуть. Над электромагнитной катапультой с воем безжалостно пластаемого воздуха в небо поднялся вертикальный плазменный столб: громадный снаряд, понесся вверх на орбиту, через миг столб исчез, словно привиделся.
  
  На орбите посылки выловят и, после переплавки в автоматических солнечных печах, погрузят в космические 'парусники' - грузовозы. Размещенные там же лазерные батареи большой мощности направят на раскладные алюминиевые паруса кораблей поток монохроматического света. Под небольшим, но постоянным ускорением 0,01g (0,0981 м/с за секунду) грузовоз доберется до Земли за какие-то 35 дней. До потребителей в поясе астероидов - за несколько дней. Разумеется, в точке прибытия тормозит парусник второй лазер. При этом груз отправляется очень дешево - по цене электричества практически без расхода химического рабочего тела.
  
  Несколько мгновений десятый пристально рассматривал картинку за углом.
  
  'Грузовой погрузчик' - потекла успокоительная надпись по низу передаваемого с планеты на виртуальный шлем Алексея картинки. Шелест начал удаляться, и вскоре тишину нарушал лишь тоскливый свист ветра. Десятый вновь махнул рукой и первым двинулся дальше. Впереди простиралось широкое и пустое пространство, а дальше в ста метрах на фоне далеких гор поднимался серый и приплюснутый купол здания с комплексом искусственного интеллекта, на изогнутой крыше возвышалось множество тарелок параболических антенн.
  
  Сотня торопливых шагов по песку - и уже можно коснуться стены. Она чуть теплая на ощупь, шероховатая, как грубо оттесанный песчаник. Марсианские бури, когда чудовищной силы ураганы со скоростью сотня и более метров в секунду несут по поверхности миллионы тонн песка и пыли, поработали над ней словно абразивом.
  
  Оставалось найти ящик с входом в коммуникационную систему комплекса. Один из них находился перед входом, но он не годился, камера над дверьми сделала бы все усилия напрасными. Искусственный интеллект мало того, что передаст о несанкционированном появлении на орбитальную станцию 'Чанчжэн', где находился человеческий персонал компании - владельца, но и остановит работу комплекса и заблокирует электромагнитную катапульту - все усилия насмарку.
  
  Аватар с номером десять - главарь пиратов, осторожно продвигался вдоль стены первым, пока не остановился и не поднял руку. Ящик!' - поползла надпись по картинке виртуального шлема, но это было видно и без пояснений. Остальные аватары подошли ближе и рассредоточились вокруг, контролируя дулами электромагнитных автоматов подходы к зданию. Идеальные исполнительные механизмы, способные выполнить любой приказ. Приподнятая на десяток сантиметров над землей квадратная металлическая коробка со сторонами в полметра не могла быть ничем другим как целью их поисков - коммуникационным узлом, соединенным с ИИ комплекса. Третий положил чемоданчик, на кроваво-красный песок легла вынутая из него аппаратура. Аватар осторожно открыл ящик, бронированные провода выходили из коробки и шли куда-то к внутренностям комплекса. Сложной задача не казалась. Он присел на корточки, всматриваясь в возникшее на экране интроскопа изображение.
  
  Когда-то давно, на заре развития компьютеров можно было вскрыть электронное устройство дистанционно и только программными средствами, но способы защиты ИИ двадцать третьего века сделали эти времена легендой. Только физическое подключение к ИИ могло дать шанс на его взлом.
  Осторожно выдавив из тюбика серую пасту наномассы, разрушавшей все, кроме живой органики, на металлическую оболочку кабеля хакер подождал несколько секунд, оплетка вспухла, расползлась, обнажив множество цветных проводов. Потом достал прибор, напоминающий ручку с усиками, и прижал ее к одному из проводов, усики хищно впились в пластиковую оплетку провода.
  
   Несколько минут работы и третий начал складывать аппаратуру назад в чемоданчик.
  
   - Гюрза, - вслух произнес третий, в голосе явственно слышалось торжество, - я ввел вирусы,
  теперь рудник наш.
  
  - Не кажи гоп пока не перескочишь, - пробурчал десятый, потом с интересом спросил - Двери, автопулеметы?
  
  - Все под контролем, не беспокойся!
  
  - Я беспокоюсь? Ты чего-то попутал малой. Всем, - произнес Гюрза одновременно передавая сообщение в радиоэфир - таиться больше не имело смысла и дружески хлопнул металлической рукой по плечу третьего, - время мальчики, пока китайцы не очухались, штурмуем комплекс согласно плана! Атакуем здание шахты. Третий и шестой - ваш второй выход, я с десятым - основной. Поехали!
  
  Чернота, скрывающаяся за дверью в здание оголовка шахты, манила и одновременно пугала. Холод побежал по спине, как, бывало всегда перед доброй дракой. Скрывающиеся внутри аватары, уже знают о появлении наглых пришельцев и наверняка готовятся встретить врагов с оружием в руках. Теперь темп, темп и еще раз темп. Главный секрет успешности подобных нападений - это скорость.
  
  - Так боец, на счет три, я вправо ты влево! - произнес Гюрза, доставая из разгрузки гранату, - Раз, два, три!
  
  Далеко на орбите сердце Алексея забилось тревожным молотом в груди, лицо под маской виртуального шлема покраснело.
  
  Он достал ребристый мячик гранаты, примерился. Синхронно с Гюрзой шагнув вперед, изо всех сил бросил ребристый мячик гранаты влево от двери. Тут же метнулся на землю под защиту стены и прикрыл 'глаза'.
  
  'Фють! Фють!' - пропели запоздалые пули защитников.
  
  Взрывы ударили оглушительно и почти одновременно, яркая вспышка ударила по чувствительным фотоэлементам, а тугая волна подбросила Алексея. Над головой пролетело, кружась, что-то тяжелое. Тонко пропели осколки.
  
  Все, пора! Бои на ограниченной территории и в помещениях отличались скоротечностью. Не дожидаясь пока противник очухается, Алексей, с автоматом в руках, рыбкой прыгнул в темноту. Перекувырнулся через голову и сразу влево, сбивая противнику прицел. В помещении пусто и темно, лишь в глубине, у приборов непонятного назначения, всего в десятке метров от входа стоял аватар с автоматом в руках, лицо направлено на то место, где миг тому назад громыхнул взрыв. Это и не удивительно, внезапные взрывы на несколько мгновений ослепили чувствительные камеры, заменяющие ему глаза.
  Алексей вскинул оружие, одновременно ловя слегка алый в инфракрасном свете силуэт противника в перекрестье белого квадрата целеуказателя.
  
  Длинная, на расплав ствола очередь начала терзать тело противника, когда Алексей еще только выпрямлялся. Пули вонзались в тело вражеского аватара, откидывая его назад и не давая прицелиться.
  Стреляя на ходу, Алексей ринулся на врага. Тот почти успел повернуть ствол, но в схватке 'почти' не считается.
  
  За шаг до врага пальцы Алексея выпустили автомат, но не успел тот со звоном упасть на пол, как в руке молодого пирата блеснула выхваченная из-за пояса узкая сверкающая полоса шашки. Использование холодного оружия было фирменным стилем рукопашного боя пиратов 'Нового Кавказа'. Говорят его еще любили казаки, но так ли это или нет точно никто не знал - живых свидетелей противостояния с русскими казаками было мало.
  
  На то, чтобы что-либо предпринять у врага времени уже не было. Страшным, почти неуловимым для глаз движением, весь упав вперед, Алексей молниеносно рубанул шашкой сверху-справа по шее. Пронзительно свистнул пластаемый воздух, металлическая голова слетела с плеч, глухо стукнув о пол.
  
  В тот же момент острие шашки мягко, словно раскаленный нож в масло, вонзилось в грудь аватара, там, где у человека находится сердце, и тут же еще один удар - в резервный центр управления: в живот, в длинном разрезе показалась мешанина разноцветных проводов, похожих на очень тонкие и длинные кишки и кристаллов.
  
  Катившаяся по полу голова последний раз перевернулась, осталась лежать на боку. Сверху моргнул и вспыхнул свет, отразился от идеально ровного среза шеи. Безгубый рот кривился, словно пытаясь проклясть пиратов, камеры-глаза шевелились, тщетно пытаясь развернуться так, чтобы увидеть виновника своей гибели. Безголовое тело аватара качнулось и, растопырев руки, с грохотом рухнуло плашмя на пол.
  
  А вот не надо драться с вооруженным шашкой пиратом! Это чревато...
  
  Отец с шести лет учил Алексея правильно рубить шашкой. Пускал из садового крана тонкую струйку воды и заставлял рубить. Если брызг нет, значит, удар правильный.
  
  Далеко, на орбите пиратского корабля, Алексей вздрогнул от озноба, по спине скатилась холодная струйка пота.
  
  - Молодец боец, твой отец мог бы тобой гордиться, - Гюрза молодецки пнул продолжающую кривляться голову аватара. Словно диковинный футбольный мяч она покатилась по полу, сверкая гладкой, точно отполированной плоскостью среза, пока не ударилась о стенку и замерла. Далеко на орбите планеты глаза молодого пирата горели восторгом и гордостью. Он смог, он победил! Он достойный сын своего отца! Сладостное упоение победой. Отрубленные головы врагов на полу. Все это с силой магнита притягивало молодого джигита.
  
  Осторожно приблизившись к идущей дальше внутрь здания закрытой двери, Гюрза кивнул Алексею, мол готовься! Ударом электромеханической ноги выбил ее и рванул к стене. Вовремя! Не успела дверь рухнуть на пол как в освещенном проеме мелькнул силуэт аватара.
  
  Противоположную стену бесшумно пересекла косая цепочка отверстий.
  'Цок-цок-цок' - зарикошетили во все стороны пули.
  
  Все дальнейшее происходило все так же стремительно.
  
  - Гранаты, - яростным шепотом рыкнул Гюрза. Рубчатые мячики полетели в проем. Яростная вспышка, вместе с оглушительным грохотом упругая взрывная волна толкнула в грудь, ударила по заранее приглушенным слуховым сенсорам. Едва отсвистели осколки, Алексей прыгнул 'ласточкой' внутрь и сразу же откатился влево, следом Гюрзы и сразу же вправо. Массивная металлическая клетка уходящего вниз лифта, пульт управления на противоположной стене, прижавшись к нему спинами две блестящие металлом фигуры: аватары с короткостволами в руках, внешне напоминающими древние 'Узи'. Неприцельными, суматошными очередями обескураженные противники слепо поливали пространство перед собой, приблизительно в ту сторону, где находились двери.
  
  'Время, время!' - пришла на удивление спокойная мысль, а тренированное тело само начало двигаться.
  Все дальнейшее происходило очень быстро. Алексей вскочил и, стреляя на ходу из автомата, рванул к противнику.
  
  Чувствительно обожгло плечо, толчком случайной пули едва не развернув направо. В последний момент он удержался, но едва успел увернуться от следующих очередей. 'Не до этого! Сейчас зрение аватаров восстановиться!'
  
  За несколько метров до лихорадочно пластующего очередями перед собой пространство аватара Алексей ушел в кувырок на выходе из него в руках блеснул клинок. В последний момент зрение противника видимо почти восстановилось. Он попытался прикрыться, сбить острую сталь прикладом автомата. Алексей перебросил шашку в левую руку. Обескураженный противник ничего не успел предпринять.
  Максимально вытянутая рука всадила шашку в живот там, где находился один из центров управления аватаром. Заточенное до молекулярной остроты лезвие потянуло вниз, глубоко вспарывая механическое тело. Алексей вскочил на ноги, голубая молния клинка со страшной силой, с потягом, рубанула шею. Через мог аватар рухнул рядом с отрубленной головой. Рядом лежал изрядно распотрошенный аватар, доставшийся Гюрзе. Алексей неторопливо спрятал шашку в ножны. Наклонился, подбирая с пола автомат, потом мысленным усилием вывел на экран шлема изображение оголовка шахты. Больше не одного красного огонька. Все, в здании живых вражеских аватаров больше нет.
  
  Гюрза замер, выслушивая доклады штурмовых групп, потом сверкающее металлом лицо повернулось к Алексею.
  
  - Рудник наш! Ай молодца все! - произнес с ликованием в голосе, - за это стоит выпить сто граммов, - всем снять виртуалку!
  
  Повинуясь мысленному приказу Алексея, пронизанная биодатчиками оболочка костюма для виртуалки задвигалась словно живая, торопливо поползла с груди, плеч, живота, скользкой лягушкой соскользнула с ног и рук. Возвращая к действительности, поднялся шлем виртуальной реальности, безмерно краткий миг перед глазами еще стоял суровые пейзажи безжизненно-кровавого Марса, веки моргнули. Ударил яркий свет, заставив на краткий миг зажмурится, потом глаза нехотя открылись вновь. Перед ним - ставшая родной за месяцы полета кают-компания корабля. Посредине длинный стол - его использовали и для коллективных возлияний, и для совещаний, к нему придвинуты кресла с только что снявшими костюмы для виртуалки джигитами с довольными лицами. В углу притаился белоснежный в рост человека холодильник. В лучах потолочных светильников блестел пластиком прозрачных стен большой аквариум у двери. В мутноватой толще воды среди колеблющихся водорослей безмятежно плавали красные и золотые рыбки. Специально нанятый Мурадин-беем психолог настоял, чтобы его установили в кают-компании корабля. В дальних походах джигиты должны иметь возможность наблюдая за рыбками сбросить накопившееся нервное напряжение и расслабиться. Мгновенный перенос к уютному теплу корабля, как всегда, после долгого пребывания в виртуале, вызвал сухость во рту. В груди отчаянно забилось глупое сердце, оно не понимало, что все пока закончилось. Вокруг сидели товарищи - джигиты: лица блестят от пота, но в глазах радость и гордость. Они совершили то, что считалось почти невозможным: захватили комплекс китайцев чисто, без потерь. После пережитых опасностей, пусть и виртуальных, человеческий мозг требовал общения, жаждал поделиться пережитым с окружающими. Бойцы разноголоса загомонили, делясь друг с другом подвигами. Алексей поискал глазами Сандро.
  
  Он расположился в дальнем кресле у выхода напротив аквариума. За долгие недели путешествия к Марсу джигиты успели сродниться, лишь Сандро держался на дистанции. В отличие от служивших за полновесные динары джигитов, за исключением разве что Гюрзы, он не нуждался в деньгах, а пришел к Мурадин-бею для того, чтобы доказать всем как он крут. Глубокий шрам избороздил щеку, придавая лицу смелое и в то же время вечно гневное выражение, так что даже джигиты гораздо старше опасались задевать его. В холодном взгляде стылых глаз невозможно различить эмоции, словно это не человек, а рептилия. Несмотря на юный возраст он несколько раз участвовал в запрещенных на 'Новом Кавказе' под страхом тюремного заключения поединках. Поэтому среди джигитов считалось особой лихостью участвовать в них. Одна из дуэлей Сандро закончилось смертью противника.
  
  'Интересно, а скольких аватаров убил Сандро? Больше или меньше, чем я?' Еще со времен учебы в школе парни яростно соперничали, немаловажной причиной этого был давний конфликт и соревнование за благосклонный взгляд прекрасной дочери Мурадин-бея.
  
  Поднявшись с кресла, Гюрза открыл холодильник, на миг показавший плотно забитое разноцветными консервами и полуфабрикатами нутро. Высоко роста, плотный и широкоплечий атаман, откликавшийся на многозначительную кличку Гюрза, больше всего походил на ставшего на задние лапы медведя-гризли, но двигался ловко, словно кошка. Лицо слегка смуглое, небольшой горбатый нос, спрятавшиеся под густыми бровями светло-серые глаза, которые в минуты гнева становились черными как сама смерть. В остром разговоре он имел привычку ломать брови и тогда горе тому, кто ослушался приказа. Историю Гюрзы до того, как он появился на 'Новом Кавказе', знал только Мурадин-бей и руководство полиции, в которой он когда-то служил, но по обмолвкам подчиненные давно догадались: до того, как перебраться на 'Новый Кавказ', в юности, он служил в армии. И далеко не тыловым.
  
  В руке атамана блеснула вытащенная из морозильника мгновенно запотевшая бутылка водки.
  
  Голографическая эмблема на этикетке: двуглавый орел на фоне трепещущего на ветру красного знамени, без слов говорил о ее благородном происхождении: из Социалистического Славянского содружества, славившегося качеством производимого алкоголя. Взгляды пиратов устремились на главаря. Тот, возбужденный, яростно-веселый, провозгласил:
  
  - Ну что бойцы, что смотрим на меня, что выжидаем? На мне украшений нет! Не спим, расставляем стаканы и закуску, наливаем! Водка сама себя не нальет и не выпьет!
  
  Под хохот и довольный гомон бойцов на длинный стол посредине кают-компании торжественно опустилась покрытая капельками воды бутылка. Завершая сервировку, на стол встали цилиндрические рюмки по числу джигитов. Дождавшись, когда рюмки наполняться прозрачной жидкостью, а рядом приземляться тарелки с закуской, Гюрза поднялся с кресла, на крепком запястье мелькнул кусочек татуировки - распущенный парашют, провозгласил:
  
  - Ну бойцы, за успешное начало операции, за то, чтобы после мы не нуждались в деньгах и, за обкатку новичков: Алексея, он раскурочил двоих аватаров и рекордсмена: Сандро. На его счету четыре китайца. Молодец, убил больше любого из нас!
  
  Дружно взметнулись рюмки, стукнулись краями, пираты опрокинули в себя обжигающую жидкость. Сандро закусывал, отрывая крепкими зубами целые куски от лежащей перед ним огромной говяжьей ляжки.
   Алексей ощутил острый укол зависти к давнему сопернику, к ней, впрочем, примешивалась неприязнь. Несмотря на то, что со времен давней подростковой драки парни вели себя по отношению к друг другу подчеркнуто нейтрально, но он чувствовал, что Сандро ничего не забыл и ничего не простил. Алексей искоса глянул на вечного соперника, тот заметил взгляд, губы искривились в насмешливой ухмылке, в которой чувствовалось превосходство. На лице загуляли желваки, от чего шрам на щеке пополз словно змея.
  
  А еще через пару минут, Алексей вновь одел костюм для виртуалки, на глаза плавно опустился шлем. Несколько мгновений ощущения полета в абсолютной темноте, а когда он открыл глаза перед ним валялся вражеский аватар. Подмигивающие зеленым огоньки пульта у стены сверкали на лежащем на каменном полу безголовом металлическом теле.
  ***
  Официальные кабинеты во все времена были похожи один на другой, разве что в конце двадцатого века к их интерьеру добавился обязательный компьютер или ноутбук. Не составлял исключения и кабинет генерального президента компании 'BYD Company' товарища Юн Гуна. Длинный стол для совещаний перед девственно чистым столом хозяина с единственным украшением - тонкой коробкой ноутбука. За спиной хозяина - средних лет, но аккуратная прическа уже слегка припорошена сединой, два портрета: Мао Цзе-дуна и сегодняшнего главы Нового Китая товарища Сыма Цяня. Между ними - плотно захлопнутая дверь в комнату отдыха, но вход туда запрещен всем, кроме самого хозяина кабинета и доверенной секретарши.
  
  Хозяин кабинета еще раз внимательно прочитал высветившийся на экране ноутбука сообщение. Крылышки ноздрей гневно затрепетали, губы поджались в тонкую ниточку.
  
  - Грязные лаовай! (китайское пренебрежительное название иностранцев).
  
  Руки торопливо зашарили по сенсорам, запищал приглушенный звонок вызова корпоративной почтовой системы, а сам он в это время лихорадочно размышлял. Реализовать скопившееся на складском складе большое количество редкоземов невозможно. Сразу станет понятно чьи там уши торчат. Значит будут реализовывать через 'черные' схемы и постепенно. Он пробормотал, словно выплюнул слова по-китайски:
  
  - Англосаксы, больше некому. Твари, - мужчина злобно стиснул зубы.
  
  Изображение мигнуло, разворачиваясь в цветную голографическую картинку: седовласый европеец в строгом сером костюме.
  
  - Добрый день товарищ директор Юн Гун, - произнес он на почти безупречном китайском и уважительно склонил голову, на миг показав крупные завитки седых волос, плотно покрывавшие макушку склоненной головы. Взглянув в глаза начальнику, выжидательно замолчал.
  
  Юн Гун не любил белых варваров. Впроче в этом он был не одинок. Китай всегда ощущал себя центром Вселенной. А весь остальной мир - варварской периферией. Убеждением, мы чище, древнее и цивилизованнее пропитана вся китайская культура. Любая международная компания такого размера как 'BYD Company', имела сотрудников самых разных национальностей и рас, но попасть в высший менеджмент компании не китаец имел шансы только чисто теоретические. Старине Джону это удалось, но это не мешало генеральному президенту компании, уважая профессионализм начальника службы безопасности, относиться к нему предвзято.
  
  - Без церемоний, ..., ты читал сообщение?
  
  - Да товарищ директор Юн Гун. Я...
  
  Китаец поднял руку.
  
  - Достаточно, что вы планируете сделать? Выходку грязных пиратов оставить безнаказанной нельзя!
  Европеец задумчиво поскреб подбородок.
  
  - Вы разрешаете жесткие действия?
  
  Китаец кивнул и вперил жесткие щелочки глаз в лицо европейца. 'Попробуй только не справится! Вылетишь лаовай из компании быстрее собственного визга!'
  
  - Ближайшие свободные аватары у нас есть на Деймосе, но проблема в том, что там нет средств доставки, придется гнать аппарат с Фобоса. Это время. Операторы у меня найдутся и весьма опытные, часть из них мастера саньды (это современное китайское искусство рукопашного боя) так что справимся с пиратами.
  
  Китаец наклонился вперед - он вобрал голову в плечи, словно бойцовский пес перед атакой врага.
  
  - Час на то, чтобы доставить ракетолет, еще час чтобы добраться до рудника. За это время оперативный отдел подготовит план операции, - европеец сожалеюще развел руками, - быстрее никак не получится.
  
  С секунду генеральный президент выглядел неуверенно, но затем он взглянул на европейца, увидел, как напряжена у того челюсть и тяжел взгляд, и сдался.
  
  - Хорошо. И помните - это для вас самое главное задание. И еще я хочу точно знать кто стоит за нападением. Пираты не могли все организовать сами. Найди мне этих тварей!
  
  - Я вас понял, разрешите приступать?
  ***
  Солнце все выше поднималось над метеоритным валом, сотни миллионов лет тому назад могучим взрывом, обезобразившим поверхность Марса, свет играл тысячами бликов на металлических крышах горнодобывающего комплекса, высвечивал темные, угольные тени у подножия окружавших долину поистине великолепных гор. Они вздымались из песчаной равнины прямо, без предгорий, удивляя глаз своим величием, лепкой склонов и сочетанием необыкновенных красок. от фиолетового и пурпурно-коричневого до бледно-розового и голубовато-серого. Там полно расселин и трещин с крутыми скалистыми склонами - эти и вовсе не одолеешь. И только усеянная обломками камней пустыня не хотела менять безжизненного красно-коричневого цвета. Но именно дикая первозданность и суровость пейзажа как раз и привлекали. Если бы у Алексея было время, он, безусловно, восхитился красотой планеты, но его не было.
  
  Время поджимало, правление компании 'BYD Company' уже было в курсе захвата принадлежащего им горнодобывающего комплекса и, без сомнения, готовило штурмовой отряд, чтобы отбить свое добро. У пиратов оставалось максимум 2-3 часа, чтобы переправить добычу - ценнейшее содержимое складов, на орбиту своего корабля. Обоих новичков: Сандро и Алексея, поставили на загрузку электромагнитной катапульты. Часть функций комплекса после того, как в его искусственном интеллекте похозяйничал вирус, программисту пиратов так и не удалось восстановить и, 'молодым' пришлось заменить роботов-грузчиков. Оба были недовольны решением Гюрзы, но с атаманом не особенно поспоришь, вмиг нарвешься на неприятности. Остальные пираты срочно готовили на окраине комплекса оборонительные позиции: копали старые добрые окопы - никто не придумал лучшего, чтобы быстро и дешево укрыться от пуль и осколков и, минировали окружающую местность. Захвативших комплекс пиратов всего одиннадцать, а вражеских аватаров может прилететь несколько десятков. Хотя силы не равны, но у джигитов оставалось время чтобы успеть подготовить мстителям множество сюрпризов. Так что еще посмотрим кто кого...
  
  Каждые полчаса к открытой двери приплюснутого словно колоссальная гайка цилиндра электромагнитной катапульты подъезжал до упора загруженный грузовик. Услышав шелест двигателя и скрежет по песку широких гусениц подъезжающей машины, аватары торопливо пробегали по кольцевому коридору, окружающий центральное помещение, в котором, собственно, и находилось сердце катапульты; мимо пролетали поддерживающие высокую крышу квадратные и массивные металлические колонны; аватары вылетали из здания. В открытом кузове сверкали металлом заполненные концентратом квадратные контейнеры - метр на метр, с эмблемами очень дорогих и крайне редко встречающихся в Солнечной системе металлов из предпоследней строчки периодической таблицы Менделеева: скандием, иттрием, лантаном и лантаноидами: лантаном, неодимом, церием, гольмием и другими. Сандро с разбегу одним прыжком запрыгивал в открытый кузов, подхватив увесистый контейнер, весом ровно в 100 килограммов, осторожно передавал его дожидающемуся внизу Алексею. Тот, аккуратно подхватив драгоценный груз, относил его внутрь здания, в небольшом холле на входе мертвыми глазами провожала своего убийцу лежащая в углу металлическая голова. Контейнер отправлялся во внутреннее помещение, где сверкал полированным металлом толстый корпус собственно катапульты: стометрового диаметра и десятиметровой высоты электромагнитный барабан. Врезанные в корпус окна открывали вид на его внутренности: длинную балку ротора, на самом конце ее квадратный контейнер съемной приемной камеры. Осторожно уложив ящик в просторное помещение приемной камеры, возвращался обратно за новым. Несмотря на опасения перед скорым прилетом китайцев-мстителей, молодые джигиты работали быстро и собранно, хотя опасения, конечно, присутствовали. 'Умирать' от множества ранений в шкуре аватара молодым людям еще не приходилось, но по словам бывалых пиратов это было довольно болезненно.
  
  Заполнив камеру до потолка, Алексей захлопывал герметичный металлический люк электромагнитного барабана, дальше искусственный интеллект комплекса брал на себя управление: термоядерная электростанция подавала на электромагнитную центрифугу гигаватты мощности. В полном вакууме приемная камера начинала раскручиваться, сначала бесшумно, несколько томительно-долгих мгновений и она уже пронзительно и нестерпимо выла. Еще миг и тональность звука переходила на недоступные человеческому уху частоты, но вполне слышные электронным слуховым детекторам аватаров. Проходило минут десять пока камера не разгонялась до необходимой скорости, затем шлюз открывался и контейнеры, словно из чудовищной пращи, с раздирающим разряженный марсианский воздух уханьем выстреливались в небо с первой космической скоростью для Марса - 3,6 км/сек. На несколько мгновений над зданием вставал вертикальный огненный столб, через секунду растворялся, а процесс повторялся. День перевалил за полдень и долину затянуло легким туманом: таяла сконденсировавшаяся за ночь изморозь, когда по низу передаваемой на виртуальный шлем Алексея картинки потекла надпись: 'Обнаружен скоростной низколетящий летательный аппарат типа ракетоплан. Кодовый сигнал неизвестен'.
  
  Молодые люди переглянулись. Выскочили из здания с автоматами в руках почти одновременно. Снаружи светло, но по-прежнему холодно - встроенный в тело аватара термометр показывал минус сорок. Ветерок крепчал помаленьку, закручивая 'пылевые дьяволы' - небольшие вихри, мчащиеся по пескам в некуда. По привычке Алексей вскинул руку, прикрываясь от солнца, к глазам. Оранжевые, серые и бурые облака пыли заволакивали тусклая розоватость. В ста метрах от крайнего сооружения комплекса, вытянувшись в неровный круг, проворно копали кроваво-красный песок аватары; кто уже по пояс врылся, а кого уже почти не видно, только лопаты мелькали в воздухе, поблескивая керамическими боками; ровным красным валом вырастали брустверы. Алесей повернулся на восток; за краем метеоритного вала, там, где не доставали средства ПВО пиратов, виднелся яркий огонек садящегося ракетоплана.
  
  Ожил речевой интерфейс, послышался недовольный голос Гюрзы:
  
  - 12 и 6-й, вы тут что делаете?
  
  - Помочь...
  
  - Чего? - белугой взревел Гюрза, - ваше дело обеспечить последнюю отправку грузов на орбиту, там ваше место! А ну бегом марш на катапульту!
  
  И вдруг на Алексея накатила такая волна обиды, что будь он на пару лет помладше, то наверное бы поступил по-своему: остался и, вместе с остальными пиратами принял участие в бое. Но он уже не слегка наивный и вспыльчивой подросток, не способный соблюдать дисциплину. Глаза сверкнули, повернувшись, он молча направился назад.
  
  - Третий, восьмой, мочите корабль китайцев! - азартно выкрикнул Гюрза, уверенный что его приказ не посмеют не исполнить.
  
  Краем глаза Алексей еще увидел, как по-минометному хлопнув, ушла вертикально вверх ракета и, вильнув зигзагом, умчалась по направлению к садящемуся кораблю. Она успела пролететь где-то половину пути, когда навстречу ей метнулась белая 'змея' противоракеты. 'Бабахнуло' слишком рано: снаряд пиратов не сумел добраться до хрупкой тушки ракетоплана. Не оборачиваясь, Алексей досадливо хмыкнул.
  
  На Марсе недостатка в посадочных площадках нет - ровные, словно теннисные корты, пустыни бескрайни. В тускло-розовом небе вместе с ярким огоньком тормозных двигателей показалась сверкающая в солнечных лучах металлом точка - тушка МЛА - марсианского летательного аппарата, донесся далекий, но хорошо слышимый чуткими слуховыми датчиками аватаров вой тормозных двигателей, направлявших алую плазму вертикально вниз. Гюрза стоял по грудь в свежевыкопанной траншее. Набычив лоб, наблюдал за китайцами, далеко на орбите Марса на губах человека в виртуальном шлеме змеилась слегка презрительная улыбка. Вы хотите боя? Вы его получите! Спиной он чувствовал, как один за другим за аватары бросали лопаты и вставали рядом с предводителем.
  
  Взметнув в атмосферу тучу клубящегося оранжево-бурого праха, МЛА эффектно приземлился в паре десятков километров от комплекса. В тот же миг открылся люк, по упавшей на песок аппарели сбежали пятеро аватаров с автоматами наперевес, залегли, уставив дула электромагнитных автоматов в разные стороны. За ними - еще несколько десятков. Бравые китайские солдаты прибыли совершать подвиги, защищая собственность компании 'BYD Company'. Не прошло и пары минут, как со стороны приземлившегося корабля на горизонте показались черные, точки, на ходу они растягивались в цепь.
  
  Несколько десятков индивидуальных летающих платформ (ИЛП) с вооруженными аватарами на борту неслись в метре над рыжим песком на позиции пиратов, с каждой секундой увеличиваясь в размерах. На флангах наступающих клубились целые тучи малых и сверхмалых беспилотных летательных аппаратов всех видов, от, оснащенных ракетами с термобарическими или осколочно-фугасными боеголовками, до разведчиков и до способных сжигать электронику и заглушать вражескую связь.
  
  - Бойцы! Не зеваем, огонь из всех стволов! - громко выкрикнул Гюрза, - надо продержаться минут двадцать, пока не сработает катапульта. Мурадин-бей пообещал треть последнего груза нам на премии!
  Ответом был дружный рев довольных джигитов, сумма на каждого приходилась немалая, за такое можно и постараться. Защелкали первые выстрелы. Разреженная атмосферка Марса плохо передавала грохот пальбы, но даже в помещении разобрать, что идет перестрелка, получалось. Алексей поменялся местами с Сандро. Подняв из металлического кузова грузовика очередной увесистый контейнер с редкоземами передавал его в руки Сандро, тот почти бегом скрывался за дверью электромагнитной катапульты, чтобы через пару десятков секунд выскочить обратно. Стрельба то утихала, то нарастала с новой силой. Тогда Алексей подсоединялся к нависшим над полем боя разведывательным дронам. Все больше хмурясь, разглядывал картину разгоревшегося на подступах к зданиям боя и бессильно скрипел зубами. Он чувствовал себя страшно одиноким и преданным. Его товарищи доблестно бьются, завоевывая себе славу и уважение товарищей, а он вынужден наблюдать все со стороны! Не повезло так не повезло!
  На поле боя свистели пули, с тонким визгом рикошетируя от земли, взрывы - резкие, глухие, стонущие, охриплые голоса матерящихся бойцов и команды Гюрзы слились в какофонию боя. Две индивидуальные платформы китайцев пираты завалили почти сразу. Кувыркнувшись, они врезались в землю.
  
  Остальные продолжали приближаться к позициям пиратов и открыли ответный огонь, правда тяжелое вооружение: крупнокалиберные пулеметы и гранатометы не применяли, опасаясь повредить собственный комплекс.
  
  Беспилотники беспрерывно атаковали пиратов с разных высот и со всех сторон; с подвесок с грохотом и дымом стартовали ракеты. Не зевали снайпера. Их у пиратов было двое, успешно, словно на мишенном поле, прореживали врагов, сосредоточив огонь на аватарах, что двигались посредине вражеского строя.
  
  Один за другим индивидуальные платформы загорались и рушились на песок и далеко не всегда, летевшие на них механические бойцы подымались с земли - часто они получали несовместимые с существованием повреждения. Несмотря на потери - не меньше тридцати процентов аватаров, китайцы лезли вперед, словно очумелые. Лишь когда под днищами платформ начали вспухать, раскидывая аватаров в разные стороны наборами покореженных запчастей, огненные цветки взрывов - в дело вступили сползшиеся к месту атаки роботизированные мины, платформы опустились на покрытую черным шлаком пемзы и красноватым песком поверхность Марса. Китайцы спрыгнули на землю, развернувшись в пехотную цепь, двинулись на позиции пиратов. В голубизне неба вспыхнули молочные дымки шрапнельных разрывов, не смертельно для аватаров, но неприятно.
  
  Наблюдая за ходом боя, Алексей все больше хмурился, но и восхищался товарищами: умелыми и бесстрашными воинами. Хотя Алексей был совершенно уверен, что ни один пират не упрекнет его за то, что он не сражается вместе с ними, однако сам этот факт был почти невыносим для молодого воина.
  Бой нарастал, земля стонала от залпов; разъяренные наглостью пиратов и большими потерями китайцы атаковали интенсивно и напористо. Но и джигиты Гюрзы держались стойко. Дрались не сколько за обещанные призовые деньги, сколько за честь, пусть и извращенно понимаемую и братство.
  Вот наискосок, от плеча до пояса, автоматная очередь перечеркнула грудь китайца, пули легко пробили хваленую защиту. Отлетев назад, беспомощно скатился с бархана. Некоторое время лежал на песке, раскинув ноги, потом, опираясь на руки поднялся - автары невероятно живучи. Покачиваясь - видимо не полностью восстановил контроль над телом, двинулся за товарищами.
  
  Соседу попала ракета в голову, буквально оторвав ее вместе с верхом груди. Этого хватило, безголовое тело рухнуло плашмя на песок и больше не шевелилось.
  
  Наконец переведенные на режим пулеметного огня автоматы заставили китайскую цепь залечь, но и пираты понесли первые потери. Словил бронебойную ракету в грудь восьмой. Разбитое в хлам тело аватара с огромно дыркой в спине осталось лежать в вырытой взрывом неглубокой воронке, а на пиратском корабле поднялся шлем виртуальной реальности, открывая покрытое крупными каплями пота усталое лицо. Водитель погибшего аватара - Мурад Мусаев, молчаливый и спокойный человек, матерясь от фантомной боли в теле и боевого азарта, вывалился в реальность. Для него бой закончился.
  Чуть дальше следующему аватару пуля попала в правый глаз, пробив голову насквозь и, вместе с куском металлического затылка, улетела дальше. Робот пошатнулся, но тут же управление на себя взял резервный центр. Автомат перелетел к другому плечу, зашуршал, выплевывая разогнанные до сверхзвуковой скорости пули.
  
  С ракетоплана в тылу китайцев стрекотали бортовые пулеметы. Китайца вскакивали. Пробежав десяток метров, залегали, продолжая сближаться с позицией пиратов. Несмотря на все усилия, китайцы медленно ломали сопротивление.
  
  В перерывах между подачей контейнеров Алексей застывал, рассматривая картинку боя и вздрагивая каждый раз, когда пуля или осколок пронзали тело очередной жертвы и только зубы крошились от изо всех сил стиснутых челюстей. 'Красавчики славно бьются а я? Отсиживаюсь в безопасности!'
  
  - Молодцы, бойцы! - орал в радио Гюрза таким тоном, словно только благодаря его усилиям пираты держались против превосходящих сил.
  
  Алексей с Сандро загрузили в приемную камеру все ящики с концентратами, а теперь с лихорадочной быстротой работали за тревожно подмигивающем разноцветными огоньками пультом управления центрифугой. Время от времени они бросали быстрый взгляд на экран тактической карты. Зеленые значки, обозначающие 'своих' аватаров, один за другим гасли, но и время шло, с каждой секундой ротор центрифуги раскручивался все быстрее и быстрее.
  
  До срабатывания космической катапульты осталась всего семь минут, когда погас последний огонек, обозначавший аватары пиратов.
  
  - Сандро, - произнес Алексей, правой рукой проверяя как выходит шашка из ножен и слегка вытаскивая клинок, - я их задержу, ты давай один.
  
  На миг аватар старого соперника повернулся, затем утвердительно качнул головой и вновь склонился в неудобной позе над пультом.
  
  В помещении, предварявшем вход к центрифуге, громыхнул взрыв, едва отзвенели рикошетирующие осколки, Алексей ворвался в проем двери и увидел вражеского аватара. Счет пошел на мгновения, но юный разбойник оказался на долю мига быстрее. Инстинктивное решение, было, пожалуй, единственно правильным. Длинная, от бедра очередь хлестанула в грудь подымающего автомат китайца, зазвенели рикошеты, от пулевых попаданий гулко запел металл стен. Аватара отбросило назад, а еще через миг тонко пропел смертоносную песню клинок.
  
  Алексей пулями и верной шашкой успел остановить двоих китайских аватаров, когда в наушниках раздался чуть хриплый голос Сандро.
  
  - Я тебя сменю, дай мне окровавить шашку. Давай пока на пункт управления.
  
  Алексей стоял у пульта, старательно наблюдая за мельтешением разноцветных значков в глубине многочисленных дисплеев. До старта последнего груза оставалось чуть больше тридцати секунд, когда значок аватара Сандро исчез с тактической карты. Исчез, словно его хозяин просто отключился, сняв виртуальный костюм. Ничего не предшествовало этому: ни звуки выстрелов, ни грохот взрывов, ни звуки схватки. Это было странно и непонятно, но рассуждать времени не было. Алексей всей кожей почувствовал, что еще миг и ворвутся враги.
  
  Аватар юного пирата метнулся к двери, на ходу автомат слетел с плеча. Если в здание ворвется несколько противников только там есть шанс задержать их. Словно в кошмарном сне, спешил изо всех сил, но какие-то жалкие десять метров все не заканчивались, словно он бежал не по полу, а вверх по движущемуся вниз эскалатору.
  
  Ему оставалась жалкая парочка метров, когда в дверной проем стремительно и синхронно проскользнули двое аватаров - китайцев. Вместо лица страшная харя демона; два острых бычьих рога над головой, из полураскрытым рта от уха до уха выглядывали длинные волчьи клыки. В руках в рост человека металлические палки, заканчивающиеся длинным и широким клинком - глефы.
  
  В один миг у Алексея сорвало крышу, как у него было всегда, когда речь шла о жизни и смерти, в голове не осталось ничего. Ни мыслей, ни страха, ничего, кроме океана чистой, первозданной ярости.
  Рой пуль - Алексей с диким рычанием водил стволом автомата, словно пожарным брандспойтом, впечатал в стены врагов, но было уже поздно. В дверь проскочил еще один вооруженный глефой аватар. Чтобы остановить троих, автомата уже не хватало, их отбрасывало, но в это время другие упорно приближались. Через несколько секунд один из врагов подобрался на расстояние удара.
  
  От взмаха многокилограммовой глефы столь быстрого, что движение было размытым от скорости, он едва уклонился, но успел почувствовать обдавший лицо смертельный ветерок. Если бы не занятия айкидо и усиленные возможности аватара, голова Алексея уже летела бы с плеч.
  
  Не успел автомат упасть на пол как в руке юного пирата хищной синевой сверкнул клинок.
  
  К этому времени успели приблизится остальные китайцы, глефы замелькали в бешенном темпе, атакуя со всех сторон. Эти китайцы были совсем не такие как те, кого Алексей только что рубил на куски. Это были настоящие и многоопытные мастера рукопашного боя, против которых у Алексея шансов не было.
  Град ударов длился всего несколько ударов сердца, пока он, уворачиваясь от подсекающего взмаха по ногам, подпрыгнул, но не смог уклониться от падающего сверху-справа острия. Наточенный до молекулярной остроты клинок молнией ударил в металлическую макушку, едва не вырвав сознание из тела. Глефа развалила тело аватара на две половины и застряв где-то в середине груди. Он почувствовал, что падает и кружась, стремительно приближался серый пол.
  
  Жесткий толчок удара об пол на миг вернул его к действительности. Топот металлических ног возле лица и звонкий визг падающей глефы. 'Все' успела промелькнуть мысль, неожиданно принесшая облегчение. Боль в шее, гул и черная пустота.
  
  Он уже не видел, как рявкнула, выбрасывая в космос 'подарок', катапульта.
  
  Далеко на орбите Марса медленно поднялся с промокшей от пота головы шлем. Дикая боль раскаленной иглой пронзала многострадальное тело, пытка нарастала с каждым мигом, тело мучительно выгнулось, из губ вырвался звериный вой:
  
  - Ы-ы-ы-ы!!! - и тут сработал предохранитель, на грани болевого шока отсекая пытку. Мучительно медленно сползла оболочка костюма для виртуалки, а вместе с ним отступила боль, давая возможность расслабить сжатое в камень тело.
  
  - Су-ука. Ма-ать твою-ю, - роняя на подбородок тягучую с железистым вкусом крови слюну вместе с потоком слез, простонал Алексей, - Бо-ольно-о то, как...
  
  Он вновь находился в родной кают-компании 'Тоушки', пираты во главе с Гюрзой сидели вокруг вновь обильно накрытого стола, на котором хватало пластиковых тарелок с разнообразными копченостями, сырами и колбасами, щедро нарезанными мужской рукой. Рядом, будто только с грядки, пупырчатые огурчики, блестят красными бочками помидорчики с перчиками. В середине сверкала запотевшими боками двухлитровая бутылка русской водки. Все это распространяло умопомрачительный, после многих недель питания корабельным сухпайком, запах. С интересом и легкой усмешкой собравшиеся за столом водители аватаров смотрели на молодого товарища.
  
  - На, - протянул полотенце молодому джигиту Гюрза, - оботрись.
  
  Возможно, это Алексею показалось, но в его глазах читалось сочувствие. Парень принял все еще слегка подрагивающими руками полотенце, вытерся, глаза нашли Сандро, щеки покрылись гневными пятнами.
  
  Тот смотрел всегдашним холодным и отстраненным взглядом, но в глубине глаз угадывалась издевательская улыбка.
  
  - Сандро, ты специально меня оставил одного? - чуть подрагивающим голосом спросил Алексей, чувствуя поднимающийся в себе неопределенный гнев и жажду мести.
  
  - Э! Братуха, ты мне предъяву кидаешь? - со спокойной улыбкой поинтересовался абхаз.
  
  - Ты!!! - прорычал Алексей, лицо побурело, синие глаза загорелись дикой злостью, делавшей парня таким опасным для врагов, - Порву суку!
  
   Откуда в истерзанном болью теле нашлись силы, он сам не мог ответить. Пулей взлетел с кресла, через миг его руки почти хватали горло поднявшегося со стула предателя, но не дотянулись всего несколько сантиметров. Разъяренным медведем Гюрза влетел между Алексеем и Сандро. Оба отлетели, словно сбитые шаром кегли и врезались спиной в стены, благо сила тяжести на корабле всего половину земной. Атаман славился необычайной силой под стать киборгу, но подчиненные знали: в теле Гюрзы имплантов на силу, нет. Двое самых сильных джигитов схватили Алексея за руки, удерживая беснующегося парня.
  
  - Брэк я сказал горячие чухонские парни, - взревел Гюрза так, что казалось дрогнули стеклянные стаканы на столе. Судорога передернула лицо, рука схватилась за отворот футболки, словно его душил кашель или душила ярость - след юношеской драки, едва не стоившей ему жизни - выгоню нах из команды!
  
  Глаза, которые в минуты гнева становились черными словно сама смерть остановились на противниках. Алексей был вспыльчивым, но дураком не был. Парень засопел, потом дрогнул плечами:
  
  - Отпустите!
  
  Гюрза, разрешая, кивнул. Все еще сохраняя гневное выражение лица, Алексей вернулся за стол и, присев на кресло, требовательно посмотрел на главаря.
  
  - Мы уже посмотрели, что случилось с Сандро, там чистая поломка, так что его не обвиняй.
  
  - Тогда почему не сразу сработал ограничитель восприятия? Я чуть не сдох от боли!
  
  - Ну так не сдох же! Разбираться будем в чем дело, а обвинять товарища просто так нельзя! Ну как быстро пожали друг другу руки в знак того, что помирились!
  
  Алексей почувствовал, что у него задергались губы, разом навалились и разочарование, и стыд, и злость. Что он может предъявить Сандро в качестве доказательства предательства? Да ничего кроме собственных ощущений.
  
  Сандро поднялся со стула, приблизившись, протянул руку. В разыгрываемую сейчас инсценировку Алексей не верил. Он был не сколько мрачен, сколько подавлен. Рукопожатие вышло вялое, парень смотрел мимо, в угол кают-компании, лишь на миг взгляды скрестились. В глубине прищуренных глаз старого соперника горела все та же издевательская улыбка. Комок черной желчи подкатил к горлу Алексея, но сделать он ничего не мог.
  
  После того как подобрали так дорого давшийся Алексею последний груз редкоземов, пиратский корабль стартовал с орбиты Марса, а десантный экипаж продолжил отпраздновать успешное окончание авантюры. Вздымались над столом пузатые рюмки, торжественно провозглашались витиеватые кавказские тосты за победу, за мудрого предводителя и отдельно за юного, но уважаемого, Алексея. Благодаря его мужеству и боевому искусству каждому из джигитов полагалась дополнительная и весьма весомая премия. Он не видел, как на него со скрытой тоской, но и с отеческим одобрением, изредка поглядывал Гюрза. Если бы его сын так глупо не погиб два года тому назад, был бы такой-же. Потом джигиты по предложению Сандро запели принесенную с Земли старинную песню. В ней говорилось о том, как джигит Гамзат пошел в набег на русскую сторону реки Кубани. А когда нагруженный богатой добычей он возвращался в родные горы, его настигли и окружили собачьи дети: русские казаки. Тогда он порезал лошадей и с верными джигитами засел за кровавым завалом. Долго он бился с русскими, пока не кончились пули в ружьях, а он не изнемог от бесчисленных ран. Тогда воззвал он к перелетным птицам, летящим на юг, к родным горам и попросил передать домой весточку что он погиб за святой хазават а кости его не будут лежать в могиле. Их растащат степные волки и исклюют черные вороны.
  
  В душе Алексея клокотал вулкан, ведь он, хотя и считал себя татарином, но был наполовину русским и хулительные слова жгли душу. Но не единой вулканической бомбы не вылетало наружу лишь яростно сверкали глаза.
  
  - Ля илляха иль алла' - пронзительно завизжал в конце Сандро.
  
  Алексей сидел за столом недолго, лишь бы не показаться невежливым. Через час, сославшись на недомогание после болевого шока он ушел в свою каюту, которую он делил с джигитом гораздо старше по возрасту.
  
  Причины поломок аватаров так и не смогли определить и списали на случайные ошибки программы.
  

Глава 5

  По центральной дорожке отцовской усадьбы, ведущей от дома к берегу Реки, обходя оставшиеся после нудного ночного дождя на пластикобетоне теплые лужи, неторопливо шла Мила. Робкое утреннее солнце все сильнее освещало и сочную изумрудную лужайку, и аккуратно подстриженные в виде геометрических фигур деревья, кусты и заросли высокой, сочной травы. Бликующая в солнечных лучах широкая и медленная Река с каждым шагом приближалась. Вид просыпающегося после ночи целого мира вызывал в душе сложное чувство грусти, сладкой печали и восхищения. Новый день пришел на 'Новый Кавказ'. На миленьком лице девушки застыла тревожное, почти горестное выражение. Время от времени она словно случайно прикусывала хорошенькую губку, тогда становилось понятно, что она о чем-то напряженно размышляет. Под ногами девушки мельтешил, то и дело забегая вперед, а потом отвлекаясь на что-нибудь интересное, скрытое в траве, йоркширский мутант по кличке Вольт - пес очень популярной среди высшего класса 'Нового Кавказа' породы. Исходным материалом для создания породы послужил йоркширский терьер, а мутантом его назвали из-за вмешательства биологов в исходную генетическую структуру, подарившей им горло, способное воспроизводить звуки человеческого голоса и даже целые предложения. Благодаря этому они иногда довольно осмысленно разговаривали с хозяевами. Мила останавливалась, подзывала собаку, потом шла дальше. Отец долго не соглашался приобрести щенка, о котором Мила так мечтала, лишь когда его настойчиво попросила покойная мать, он нехотя согласился.
  Прошло три дня как у девушки закончилась успешно сданная экзаменационная сессия и свободного времени оказалось неожиданно много. Во весь рост встала проблема чем его занять? Она давно заметила, когда Алексей рядом, тогда и настроение повышается, а когда его нет, то все валится из рук, а еще, когда нечем себя занять, то хоть волком вой! По примеру пустоголовых подруг тратить его в походах по дорогим бутикам и не менее дорогим пляжами Реки? Скучно. Нет, она как любая женщина, любила красивую одежду и была не прочь иногда прошвырнуться по магазинам или поваляться под жарким солнцем на пляже, но делать это основным занятием в жизни? Это не по ней! Она стремилась доказать всем что она что-то стоит, стать кем-то в этой жизни, не ограниченной домохозяйкой, а получить профессию и сделать карьеру. Именно для этого Мила и поступила учиться на факультет управленцев.
  
  Девушка остановилась там, где зелень газона переходила в белоснежный песок, не доходя всего десяток метров до взблескивающих солнечными искрами вод Реки, в которых отражались леса, ручьи и городки противоположной стороны колонии. Усевшись на одну из устроенных на берегу скамеек, она стала пристально смотреть на гладкую водяную поверхность и задумалась. Вольт побегал вокруг не обращающей на него внимания девушки, потом проскулил и произнес слегка тявкующим голосом:
  
  - Мила злая.
  
  Девушка поднялась и присела перед псом на корточки. Тонкая в запястье рука погладила собаку по покрытой длиной, чем-то неуловимым похожую на человеческие волосы, шерстью, голове. Пес потянулся к ласкающей руке, влажный язычок лизнул в ответ.
  
  - Я не злая, а грустная, - вздохнула Мила, - А чего мне быть веселой? Лешенька в дальнем походе, его еще долго не будет, я скучаю по нему. Обещал, что поездка будет не опасная. Врет, конечно. Вот так они все мужчины, уезжают, а ты их жди, жди. Одна...
  
  Девушка поднялась, в уголках карих глаз повисли слезинки, жалко дрогнули губы. После смерти матери ей даже поговорить было не с кем, а подружки... А что подружки, они все эгоистки, только и думают о нарядах, красивом отдыхе и своих женихах. Она судорожно глотнула и, вытащив из кармана узких брючек платок, тщательно промокнула глаза.
  
  - Алексей злой! - сообщил пес и принялся тщательно вылизывать шерсть.
  
  - Да что ты! - замахала руками девушка, - Лешенька добрый, он любит меня, -девушка зарделась, - И я его...
  
  - Джжигит! - согласился пес и гавкнул в подтверждение.
  
  Помолчав немного, Мила сказала:
  
  - А отцу я совсем не нужна, иногда я вижу смотрит на меня словно на вещь, словно я не живой человек, а чучело какое-то бездушное! Ох, - девушка схватила себя за щеки, - что-то будет когда он узнает о нас с Лешенькой. Боюсь и представить!
  
  - Ужжас! - сообщил внимательно слушавший девушку пес. Потом еще полизал шерсть и гавкнул: - Муррадин строг!
  
  Мила снова вздохнула.
  
  - Ну, ничего, ничего! Лишь бы ничего с ним не случилось! Как ни будь дождусь его!
  
  - Джжигит, - согласился пес, но девушка уже не слушала пса.
  
  - Пусть будет жив и здоров. Пусть ему улыбается во всем удача, а я дождусь его сколько он не будет странствовать. И пусть он станет самым лучшим джигитом, заработает много денег и заберет меня отсюда. Не могу я больше с отцом жить. После смерти мамы он совсем озверел ...'
  
  ***
  Прошло полтора месяца, после долгого обратного перелета 'Тоушка' вернулась в родную гавань, на 'Новый Кавказ. На следующий день после прибытия экипаж пиратского корабля собрался в одном из лучших ресторанов колонии 'Абу Гош'. Святое дело отметить удачное завершение трудного и опасного, но принесшего хорошие деньги, похода! Столиков в заведении было много, но большинство из них сиротливо пустовало. Время от времени стеклянная входная дверь открывалась и в ресторан заглядывали люди, но, увидев кто там пирует и, робко потоптавшись у порога, предпочитали поискать другое заведение, чем рисковать оставаться наедине с пьяной и поэтому непредсказуемой пиратской вольницей. Ко времени, когда на улице начало смеркаться, пираты успели изрядно 'накушаться'. Сидевший во главе нескольких придвинутых вместе столов с пиратами Гюрза в очередной раз поднялся с пузатым бокалом коньяка в руке. В дальнем углу, за столом напротив росписи на глухой торцевой стене - зеленеющая равнина и две снежные вершины на фоне синего неба, захлопали в ладоши и фальшиво запели 'Happy Birthday'. Встречавший пиратов хозяин ресторана - кустистобровый и грузный армянин, на вопрос: 'Что это?', пояснил что это его родина - Большой и Малый Арарат на Земле.
  Немного качнувшись огромным телом, Гюрза презрительно покосился на праздновавшую день рождения компанию полицейских, по губам скользнула уничижительная ухмылка:
  
  - Воняет тут что-то ментовней-алкашней! - произнес громко, перебивая музыку и ресторанный шум и многозначительно погладил заросший светлой шерстью кулак, размерами с небольшую дыньку, потом многозначительно посмотрел на шумных соседей.
  
  Гюрза явно нарывался на конфликт, но полицейские предпочли сделать вид что не услышали и, не поднимая головы от тарелок, усиленно закусывали. Как любил говорить старый пират про бывших коллег: 'Меня до сих пор в мусорне (бранное название полиции) помнят!' После того как, никто из сослуживцев не попытался помочь, когда его подставило начальство, полицейских он открыто презирал.
  Не дождавшись реакции соседей, Гюрза устало махнул рукой:
  
  - Ладно, живите, пока, уроды...
  
   Но и это полицейские не 'услышали', лишь один попытался вскочить, но его остановили товарищи и усадили обратно. Гюрза презрительно улыбнулся и, повернувшись к соратникам, провозгласил:
  - Печень работает всухую, непорядок, - он многозначительно поднял короткий как сосиска и толстый указательный палец, - еrgo bibamus (итак, выпьем - латинское изречение)!
  
  Не дыша и, чуть дрожа редкими ресницами, медленно выцедил пузатый бокал с темной жидкостью. Потом вытер жесткой ладонью губы и стрельнул затуманенным взглядам по своим орлам. Со службы в полиции он ушел с громким скандалом. Что именно произошло, не знал никто, ходили смутные слухи что дал в морду большому полицейскому чину. Другой бы сел в тюрьму и надолго, но Гюрзу 'только' уволили. Бывший полицейский слишком много знал о темных делах начальника, но тот затаил обиду. На 'гражданке' дважды подсылал к обидчику наемных убийц, но Гюрза выжил, а незадачливых ассасинов (убийц) больше никто и никогда не видел. Покушения прекратились только тогда, когда Мурадин-бей предложил ему вступить в свою банду - это гарантировало защиту. Покушение на любого джигита, было равносильно объявлению войны Мурадин-бею, на это полицейский начальник не решился.
  
  Очередной дружный и восторженный крик пиратов, казалось, заставил задрожать стеклянные бутылки за спиной бармена в глубине ресторана, за дальним столом затихли, обернувшись к пирующим пиратам. Мелькнули рюмки и бокалы с водкой, коньяком или виски, полились в луженые глотки, через миг пустая тара рухнула на ломившийся от закусок, накрытый светло-бежевой скатертью стол. Грузно опустившись на стул, Гюрза крякнул и, щелкнув пальцами, заказал мгновенно подъехавшему роботу-официанту - невысокой тележке на колесах, еще одну бутылку любимого армянского коньяка 'Айк'.
  
  - Гюрза, - произнес сидевший слева от предводителя высокий худощавый мужчина с аккуратным пробором волос и щегольской полоской седеющих усов на загорелом лице, - Ты не перебарщиваешь? Полицейские могут доставить проблемы!
  
  - Я хомячков не боюсь! - отмахнулся Гюрза и хлопнул старого товарища по плечу, - Не беспокойся Джигет, я себя контролирую!
  
  Мужчина укоризненно покачал головой, но ничего не сказал, а шумная пирушка продолжилась.
  Алексея, как отличившегося в походе, посадили по правую руку от предводителя. После очередного тоста парень осторожно поставил наполовину полную рюмку на стол - в голове шумело, он не привык к неумеренному потреблению алкоголя, но и уходить рано нельзя - не поймут. Интенсивно заработал вилкой над блюдом с пряной мясной нарезкой. Неожиданно ухо защекотало теплое, пахнущее дорогостоящим коньяком дыхание - к нему наклонился Гюрза.
  
  - Парень, ты нравишься мне! Твоему отцу я обязан жизнью. В одной разборке он... впрочем это не важно. Так вот, будут проблемы, обращайся.
  
  Своеобразное чувство справедливости Гюрзы вполне допускало убийства, даже невинных, но не допускало неблагодарности в ответ на добро и измены однажды данному слову.
  
  - Спасибо, - бросил благодарный взгляд на старого пирата Алексей...
  
  Утро заканчивалось, с улицы доносились приглушенные людские голоса и птичий щебет, когда он с трудом открыл глаза. В голове сумасшедшие и злобные музыканты бешено орудовали барабанными палочками, во рту, словно поселились бездомные кошки и при этом успели еще нагадить, и не раз. Он взглянул на часы. Черт! Уже одиннадцать! Как добрался домой - приятели вызвали такси, он вспомнил с огромным трудом. Помогли чудеса фармацевтики, одна найденная в аптечке из кухонного шкафа таблетка и, через пятнадцать минут, Алексей смог заставить себя позавтракать. Голова болеть почти перестала и вместе с ней поправилось и настроение, тем более что и день особенный: сегодня ему исполнилось восемнадцать лет. Он заканчивал поздний завтрак, когда пискнул телефон. Алексей поморщился от громкого звука, словно кувалдой ударившего по мозгам и пододвинул поближе телефон. На экране светилась смска: Мурадин-Бей приглашает его на важный разговор в свое казино. До вечера, когда Алексей заказал столик в ресторане, времени оставалось море и, торопливо допив кофе, начал одеваться.
  
  Проходили века, а сущность человеческая оставалась неизменной. Все так же владели людьми страсти - азарт и стремление к легким деньгам и значит всегда найдутся те, кто воспользуется ими для собственного обогащения. На территории 'Нового Кавказа' игорный бизнес был вполне легальным, богатые люди из расположенных поблизости колоний прилетали на станцию чтобы развеяться и спустить жгущие руки деньги. Не чужд игорному бизнесу был и Мурадин-бей, казино 'Millionaire' наряду с пиратским бизнесом, несколькими пещерами с гидропонными фермами, где вместе с натуральным продовольствием выращивались наркотики и фабриками по их переработки, стало важной частью его 'империи'. Устроено казино было в богатом доме в городе Новый Аргун на манер клуба: на первом этаже игорный зал, на втором - просторный танцевальный, ресторан с оркестром и уютный бар. После смерти жены пиратский главарь частенько проводил в игорном зале и ресторане при нем целые дни.
  Над высотками центральной части города Варча - ее облюбовали местные богачи под административные офисы и квартиры, в прозрачном воздухе плыли пронзительные крики муэдзина, смешиваясь с шумом проезжающих машин частных и такси - бесчисленных трудяг: фольксвагенов, хищных зализанных рено и даже дорогостоящих волг, с голосами людей и свистом мельтешащих в воздухе глайдеров. Хозяева 'Нового Кавказа' презирали англосаксонскую моду строить 'землескребы' - этакие небоскребы наоборот, росшие вниз на добрый десяток этажей. Жить под землей подобно жалким крестьянам - илотам? Да ни в жизнь!
  
  Перед белоснежным зданием казино Мурадин-бея располагалась красивая площадка с разноцветными цветочными клумбами, и прекрасными видами на долину Реки. Алексей поднялся по широкой беломраморной лестнице, обрамленной ажурными металлическими перилами, к массивным дверям. Двое 'шкафов' - охранников на входе мазнули взглядами по лицу и неказистой одежде Алексея профессионально-внимательными взглядами, отчего тот слегка вспыхнул, но заступили путь и вполне вежливо попросили объяснить причины посещения казино. Когда парень предъявил экран телефона с приглашением, расступились, а Алексей прошел на пропахший табаком, запахом легких наркотиков и шальных денег первый этаж.
  
  Внутреннее устройство гнезда порока было вполне традиционным, так что даже выходец из древнего двадцать первого века, или даже двадцатого, не нашел бы в нем ничего нового для себя. Ноги тонули в пышном ковровом покрытии, мягкое освещение при задернутых шторах, прибавляло помещению легкой таинственности; строй одноруких бандитов вдоль стены азартно подмигивал разноцветными огоньками, приглашая гостей испытать удачу; из невидимых динамиков доносилась негромкая расслабляющая музыка. Негры официанты в безукоризненно белоснежных куртках скользили по залу с подносами в руках, подавая шампанское и канапе с белужьей икрой, ароматы дорогих духов смешивались с ароматами дорогих сигар, создавая удивительное, неповторимое ощущение богатства. Дальше, в глубине обширного зала стояли покрытые зеленой тканью столы, вперемежку карточные и с рулеткой; хрустальные люстры сверху над ними, высвечивали световой круг, в котором и проходила игра. По случаю утреннего времени было занято всего несколько столов за которыми играли в блэкджек, крэпс или покер. Около столов толпились богато одетые люди; то пронзительно, то глухо жужжал шарик рулетки. Игроки наблюдали за ним жадными азартными взглядами. У барной стойки и игровых столов, выпивали мужчины, переговаривались негромкими голосами. Хотя на него не обращали внимание - раз прошел охрану, значит имеет право на это, Алексей на миг почувствовал себя нищим замарашкой, но сжав зубы проследовал к стоящему в углу с безучастным видом массивному человеку со сломанными ушами - внешность выдавала в нем бывшего борца, со служебным бейджиком на лацкане строгого костюма.
  
  - Извини, уважаемый, - обратился Алексей к вежливо повернувшемуся при его приближении охраннику, - не подскажите где найти уважаемого Мурадин-бея?
  
  - Вон там! - раздвинув бескровные губы в подобии любезной улыбки, бывший борец окинул юношу испытывающим взглядом и, видимо удовлетворенный осмотром, махнул рукой в дальний угол, где около двери стоял очередной охранник. Пройдя мимо еще одного внимательно поглядевшего на него охранника, похожего на первого словно брат-близнец, Алексей зашел в помещение.
  
  Яркий круг света выхватывал из полутьмы блестящий металлом круг рулетки на зеленом поле. Рядом с стоящим у стола в услужливой позе дилером (работником, который ведет игру) вальяжно откинувшись в кресле сидел Мурадин-бей в элегантном белоснежном костюме и широкополой шляпе, так контрастирующими с бандитским, исполосованном шрамом лицом. На подносе перед ним стоял высокий стакан и открытая бутылка с яркими этикетками, громоздилась внушительная гора жетонов. Старый пират окинул юношу испытывающим взглядом. После ухода Алексея из дома, Мурадин-бей ни разу его не видел. Пронзительные синие глаза, по-юношески резкие черты лица, взгляд смелый и открытый. Чем-то напоминал сокола - хорош, настоящий джигит. И воин отважный и умелый. Лицо хозяина казино искривилось в покровительственной улыбке. Если бы не ранение жены, когда она потеряла нерожденного сына, ему было бы почти десять лет. Я бы его любил, очень любил, из него бы вырос настоящий джигит, намного лучше, чем потомок старого Гирея.
  
  - Мой мальчик, - голос Мурадин-бея слегка дрогнул, но через миг и следа от слабости не осталось. Привстав, похлопал Алексея по плечу, в воздухе запахло элитным спиртным, - ты пришел! У тебя сегодня день рождения. Поздравляю тебя, присядь, - он указал рукой на стул рядом.
  
  - Сыграешь?
  
  Алексей подсел к столику и невольно потупился.
  
  - Дядя Мурадин-бей, вы же знаете я не богат, у меня нет денег на такие забавы, - парень в смущении развел руками и слегка заалел. Перед лицом отца своей девушки признаваться в безденежье было стыдно.
  
  - Ничего, ничего, будешь мне верно служить, недостатка в деньгах у сына моего старого кунака не будет! - рука старого пирата щедро сдвинула кучу жетонов в сторону парня, - Держи, - Губы дрогнули в чуть надменной улыбке. 'Хорошего я пса воспитал, верного и сильного...'.
  
  Заметив нерешительность на лице Алексея, добавил покровительственным тоном:
  
  - Бери, бери, это мой подарок тебе на день рождения, привыкай к роскошной жизни, заслужил. Гюрза рассказал, как ты отстоял последний груз с редкоземами! Молодец, ты достойный сын своего отца - моего кунака. Не зря я взял тебя в свой дом!
  
  Алексей еще больше порозовел от смущения.
  
  - Спасибо дядя Мурадин-бей!
  
  - Ну, куда ставишь джигит?
  
  - Можно все на красное?
  
  - Рискованно, точно уверен?
  
  - Да! - улыбнулся Алексей. Легко пришло, легко и уйдет, не жалко!
  
  Мурадин-бей сделал собственную ставку, пронзительно зажужжала рулетка, белоснежный шарик покатился со стуком.
  
  - У меня к тебе предложение, недалеко от 'Нового Кавказа' появились вольные старатели, деньги гребут лопатой, а за покровительство никому не платят. Полетишь главой абордажников? Но вылетать нужно завтра!
  
  Человечество давно разрабатывало богатства планет Солнечной системы и пояса астероидов, ставшего настоящим Клондайком двадцать третьего века. Чего там только не было: металлы, вода, газы и углеводородное сырье - богатства, достаточные человечеству для развития на многие тысячелетия и это при условии, что люди еще не начали промышленное освоение окрестностей Юпитера. А внешние планеты Солнечной системы и пояс Оорта на ее границе скрывали такие неисчислимые богатства, что при одной попытке подсчитать их, зависали продвинутые искусственные интеллекты (ИИ). Разработка большинства внеземных месторождений требовала колоссальной концентрации ресурсов: финансовых, материальных, людских, научных и, поэтому львиную их долю разрабатывали государственные корпорацию и только меньшую: частные, но встречались и 'вольные' рудокопы, на собственный страх и риск пытавшиеся снять сливки с богатств необъятного космоса. Многим это удавалось, хотя бывало по-разному, но об участи неудачников часто оставалось только гадать. Космос суров и от его опасностей: внезапных метеоритных дождей, аварий, перерастающих в катастрофы, да и людскую жадность сбрасывать со счетов не стоит, никто не застрахован.
  
  Для пацана, которому едва исполнилось восемнадцать, пусть даже и сына очень уважаемого человека, предложение лестное, даже очень! В планах было встретиться вечером с Милой, но такой шанс упускать нельзя! После выполнения важного поручения главаря он становился на путь в самую верхушку группировки Мурадин-бея.
  
  А шарик все бежал и бежал под беспощадным светом потолочных ламп между нарисованных цифр, но уже гораздо медленней, словно раздумывая, кому улыбнется капризная фортуна?
  
  - А далеко лететь?
  
  - Нет, всего три дня полета!
  
  Черты лица молодого человека отвердели, раздумывал он недолго. Иной жизни кроме жизни пирата он не знал и считал, что только такая жизнь достойна настоящего джигита. Пострадают жертвы пиратов? Ну и что! Разве достоен тот, кто не может защитить собственное имущество, владеть им? Конечно нет!
  - Благодарю вас, - почтительно приложил руку к сердцу Алексей, - я согласен!
  
  Шарик дрогнул между двумя соседними ячейками, словно раздумывая, осторожно скатился на красное и окончательно замер. С одной попытки и сорвать банк? Немыслимо, невозможно! Несколько мгновений хозяин казино с отвисшей челюстью рассматривал шарик, потом откинулся в кресле. Удивленный и слегка настороженный взгляд остановился на обалдевшем лице парня. Мурадин-бей натужено хохотнул. Мальчишка в один миг выиграл сумму в разы, превышающую вознаграждение за успешный поход.
  
  - Ва! Новичкам всэгда вэзет! Хочеш сыграть еще? Сегодня твой счастливый дэнь! - с прорезавшимся резким кавказским акцентом произнес хозяин казино.
  
  Глаза парня азартно сверкнули, ноздри тонкого носа хищно зашевелились и уже дрогнула было рука, но через несколько мгновений взгляд потух.
  
  - Спасибо, но раз завтра вылет, я лучше пойду соберусь.
  
  Алексей поднялся, сгреб выигранные жетоны в карманы штанов и, провожаемый обалделыми взглядами хозяина казино и дилера, вышел из комнаты.
  
  Прошло четыре дня, наполненных вначале предполетными сборами и суетой, а потом привычной скукой продолжительного полета. Корабль 'Абу Кир' - переоборудованный в малый эсминец грузовик, до захвата пиратами приписанный к 'Новой Европе', был вторым кораблем эскадры Мурадин-бея. По размерам он был гораздо меньше 'Тоушки', на котором отряд пиратов совершил рейд на Марс и мог похвастаться системой искусственной гравитации только в жилом отсеке. Из-за бронестекла вглядывались в людей разноцветные, колючие искорки звезд, создавая ощущение ничтожности человека перед безбрежностью космоса. Алексей, пристегнувшись к ремню безопасности, плавал под низким потолком кабины пилотов. Места вверху хватало, чтобы вытянуть ноги и пошевелить руками без риска наткнуться на чью-то голову или задницу. В креслах перед экранами пульта управления пилоты переговаривались между собой. Они были удивительно похожи: оба с роскошными усами, только капитан на десяток лет постарше и усы уже начали седеть.
  
  - Слушай я в прошлом месяце был в командировке на 'Новой Голландии', - второй пилот закатил глаза, - какие там потрясающие девочки, Арсен! Клянусь Аллахом ты таких не видал! Идешь по улице желтых фонарей, а вокруг ноги, ноги, ноги. Слушай, прямо из плеч растут и все такие, знаешь, гладкие и смуглые, - пилот со смаком поцеловал кончики пальцев.
  
  - А груди, - вяло поинтересовался капитан, - груди там были или ты так увлекся разглядыванием ног, что больше ничего не увидел?
  
  - Слушая обижаешь, а? - возмущенно всплеснул руками пилот, - Все там было и груди, и сразу скажу: сиськи потрясающие! Посмотришь на такую, и руки сами тянутся, и все остальное... гмм...
  
  - А зады? - в глазах капитана на миг блеснула заинтересованность и тут же погасла. Не всем же везет летать на 'Новую Голландию' на халяву, а за свои деньги - увольте, слишком дорого.
  
  - Не обижай, а! Все там было такое что высший класс и задки тоже! Такие гладенькие, жопастенькие. А знаешь... - но закончить он не успел. Алексей, уже давненько слушавший сластолюбивые излияния второго пилота, все больше хмурился, не выдержал и искривил губы в саркастической усмешке:
  
  - Делом будем заниматься или твоих баб обсуждать?
  
  Второй пилот бросил взгляд вверх и захлопнул рот. Пират хоть молодой, но ранний, говорят совсем бешенный, связываться не стоит.
  
  На вмонтированной в пульт плоской тарелке экрана неторопливо нарисовалось синтезированное искусственным интеллектом корабля изображение астероида: неправильной формы и небольших размеров вытянутая тусклая 'картофелина' с полуразрушенными минихребтами и перепаханными за миллиарды лет микрометеоритами реголитовыми (остаточный грунт, продукт космического выветривания породы) пустынями между ними. Корабль 'застыл' на расстоянии трех тысяч километров от астероида, 'направив' все свои 'органы чувств' на его поверхность. 'Абу Кир' выполнял первую часть запланированной программы: разведывательную. Алексей, сохраняя строгое выражение лица, приличествующее начальнику абордажников, провел кончиками пальцев по уголкам рта. На самом деле он был очень рад. Половина дела сделана - они нашли шахтеров, о местоположении которых было известно только из слухов, осталось стрясти с них назначенную Мурадин-беем сумму и можно отправляться домой, на встречу с Милой.
  
  Помнивший времена формирования Солнечной системы древний астероид только казался маленьким. На самом деле километрового диаметра небесное тело имело массу порядка миллиарда тонн покоя. Этого более чем хватало на столетия процветания маленькой колонии горняков - энтузиастов покорения пояса астероидов, решивших основать собственную микространу, где они могли жить так, как сами хотели, и сделавших астероид собственным домом. К тому же он относился к довольно редкому классу 'М' и, значительную часть его составляли металлы, всегда пользовавшиеся в Солнечной системе хорошим спросом. Диковинным цветком над 'осью вращения' 'картофелины' сверкал в лучах далекого солнца металлом тор в форме бублика около двухсот двадцати метров в диаметре; лучи далекого солнца сверкали на покрытом хитросплетением резервных солнечных батарей и антенн корпусе; непрерывно вращаясь, словно карусель, он создавал за счет центробежной силы на кольце искусственную гравитацию в 0,9 - 1 g. Там размещалось самое важное для колонистов: жилые помещения для горняков и их семей, зоны отдыха со спортплощадками, общие помещения, магазин, склады с разнообразными припасами и емкости с водорослями и планктоном, предназначенными для производства кислорода и еды. Тонкие, по сравнению с толщиной тора 'спицы', шли к центральной втулке с термоядерным реактором.
  
  С астероидом станция сообщалась с помощью идущей вниз тонкой 'струны' трубы и магнитного вакуумного подшипника, дававших колонистам возможность спускаться на поверхность, не одевая громоздкий космический скафандр. Опустившись на лифте вниз, человек оказывался в надувном двойном куполе, диаметром десяток метров, с пригодным для дыхания воздухом. Сооружение защищало оголовок уходящей далеко вглубь астероида разветвленной системы шахт, а благодаря тому, что промежуток между внешним и внутренним куполами залили бетоном под давлением, ему были не страшны попадания микрометеоритов. В самом центре этого здания из густой паутины подводящих и отводящих труб возвышался стальной чан в два человеческих роста со стеклянным окном в боку для удобства управления. По металлическим трубам в него поступала из шахты эмульсия из мельчайших пылинок составляющих астероид пород и льда. Загруженная в чан жидкость с дизассемблерами (молекулярными машинами, запрограммированными на то, чтобы разбирать любые вещества на отдельные атомы. Аналог биологические наномашины рибосомы), слой за слоем 'разбирала' пылинки породы. На выходе в отводящие трубопроводы поступали газы, в том числе кислород, ценнейший в космосе водяной пар, другие полезные вещества и чистые металлы. Рядом с куполом возвышалось еще несколько сооружений, назначение одного из них раскрывала висящая над ним 'ромашка' солнечной печи - в ней обрабатывали значительную часть добытого металла, переплавляя их в слитки. Десятки раз в сутки сотрясалась смонтированная с противоположной стороны астероида электромагнитная катапульта, выбрасывая по цене электричества и, без затрат химического рабочего тела, на долгую экономическую орбиту многотонные контейнеры с продукцией шахтеров. Растянувшись на миллионы километров, длинная вереница контейнеров, поблескивая в солнечных лучах рифленым металлом, неслась по специально выделенному маршруту в сторону Марса: настоящая река в космосе! Срок полета дольше, чем на традиционных ракетах- несколько месяцев, зато на несколько порядков дешевле, что делало разработку астероидов экономически оправданной. На финише контейнер распускал раскладные паруса из фольги и тормозился мощными лазерами. Такая технология, наряду с использованием циклеров и дала человечеству возможность промышленно осваивать Солнечную систему вплоть до пояса астероидов.
  
  Станцию - самую заурядную колонию фронтира, числящуюся в реестре кораблей и поселений Солнечной системы под номером 123/36/ne на безымянном, но показавшемся первооткрывателям очень перспективным астероиде основала группа независимых шахтеров, выходцев из Новой Европы, объединившаяся в компанию 'Verdiener'. Ее история началась с грозных времен европейского джихада, когда после бунта мусульманских эмигрантов и их потомков 1 апреля 2050 г. в Марселе, поддержанного верховным муфтием главной парижской мечети, по всей Европе полыхнуло свежепролитой кровью и удушливым дымом бесчисленных пожаров. Десятки миллионов коренных жителей старого континента бежали, прежде всего за Вислу и в немногочисленные христианские анклавы в Европе. После окончания войны беженцы так и не сумели интегрироваться в новые общины, образом жизни часто совершенно не схожие с привычками 'старых' европейцев с десятками полов и толерантностью. В поисках устраивавшей их жизни миллионы бывших европейцев устремились на космические станции, сначала в окрестностях Земли, а потом и дальше, вплоть до пояса астероидов. Их далекие потомки объединились в распростершемся по Солнечной системе на десятки световых минут государстве: Новой Европе. Бизнес выходцев из Новой Европы со станции 123/36/ne процветал. Одной из причин этого было отсутствие платежей за 'покровительство' - плохо замаскированный рэкет, который были вынуждены терпеть большинство фирм, работавших в едва освоенном фронтире человеческой цивилизации - поясе астероидов. Конечно, это не означало, что вольные шахтеры купались в роскоши и деньгах. Все было гораздо скромнее. Но все же, после десятка лет работы даже рядовому шахтеру было вполне реально скопить сумму, достаточную для безбедной жизни в колонии 'Neues Deutschland' - столице 'Новой Европы'.
  
  - Они видят нас? - обратился Алексей к сидевшему с озабоченным видом капитану корабля.
  
  Тот оторвался от созерцания астероида с шахтерским поселком и, не поднимая взгляд, многозначительно прочистил горло. Пока длился перелет он - полноправный царь и бог на корабле, но теперь верховная власть перешла к юному начальнику абордажников.
  
  - Не только видят, но и вызывают на связь, - произнес капитан густым басом, палец коснулся сенсорной панели и в тесной кабине зазвучал хрипловатый голос на неплохом новоанглийском:
  
  - Я - станция 123/36/ne. Неизвестный корабль ответьте! Повторяю, я - станция 123/36/ne, неизвестный корабль...
  
  Алексей наклонил голову и потер ладонью гладкий лоб; несколько мгновений молча смотрел на капитана, потом негромко, но уже иным, жестким тоном произнес:
  
  - Удалось проникнуть в локальную сеть шахтеров?
  
  Капитан покачал головой, подкрутил вислые усы, которым он очень гордился и запрокинул голову к висевшему вверху собеседнику:
  
  - Нет, у них изолированная сеть, проникнуть можно только в личные компьютеры, но к ним ничего не подсоединено.
  
  - Шайтаны... придется по-плохому... переключи микрофон на меня.
  
  Через миг в наушниках начальника абордажников щелкнуло, сигнал, что включены микрофоны.
  - Я 'Абу Кир' - вольные солдаты космоса!
  
  - Fuck (Твою мать!), - с чувство произнес далекий собеседник и на несколько секунд прервался, В эфире остался только тихий треск и шум космоса. Алексей жестко усмехнулся, радист явно получал от кого-то указания - Только пиратов нам еще не хватало для полного счастья.
  
  Юный начальник абордажников похлопал капитана по плечу. Тот, не поднимая взгляд кивнул, дескать понял, приглядываю за космическими горняками. Вольные шахтеры 'славились' на весь обитаемый космос решительностью и непримеримостью. Хотя по воинским умениям они значительно уступали профессиональным пиратом, но достаточно представить, на что способен чтобы отстоять добытое кровью и потом привыкший надеяться на собственные силы человек, то поймешь: к космическим шахтерам надо относиться со всей серьезностью. Тем более что и вооружены они неплохо. На станции, как минимум, имеются ручные ракеты противокосмической обороны, а мирная электромагнитная катапульта, отправляющая потребителям металлические концентраты, может запросто перенаправить их в корабль пиратов. Спасает то, что она в целях безопасности смонтирована с противоположной стороны астероида, и чтобы прицелится в пиратов, необходимо его развернуть.
  
  - Вот что, - снова зазвучал уверенный голос шахтера, - вам здесь ничего не обломится, и еще, мы отправили сообщение о нападении на 'Новый Амстердам', так что уматывайте подобру-поздорову пока не подошел сторожевик!
  
  - Какие мы грозные, вы что, нас за дураков считаете? До ближайшей новоевропейской станции неделя пути за это время мы из вас все до последнего евро вытряхнем. Так что с вас полмиллиона новых евро единовременного взноса и по сто тысяч ежегодно, и мы расстанемся в полном согласии. Будете говорить, что вас крышует Мурадин-бей и ни один шакал вас не тронет!
  
  - Нас это не интересует, улетайте отсюда пока целы - ответил ядовитым тоном шахтер.
  
  Ноздри породистого носа наследника Гиреев хищно раздулись. Все было как в видеоигре, только в реале, поэтому гораздо интереснее...
  
  - Пуганите их очередью впритирочку к жилым модулям! - распорядился Алексей, губы парня искривились в злой ухмылке.
  
  - Принято, - безучастным голосом произнес второй пилот, он же артиллерист корабля, надевая на голову глухой, напоминающий шлем электромотоциклиста шлем. Через несколько секунд на одном из дисплеев что-то мелькнуло - из раскрывшейся диафрагмы орудийного портала тусклый поток сжатого газа выбросил стаю миниторпед, а еще через миг, сверкнув огненными хвостами, она на огромной скорости устремилась в сторону астероида. В ответ на поверхности шахтерской станции ярко расцвели цветки стартующих противоракет. Тревожно сощурив глаза, Алексей десяток гулких ударов сердца наблюдал как на экране внизу стремительно сближались яркие горошины миниторпед, - окрашенных синим и алые отметки их антагонистов. Несколько десятков микроторпед снаряженных зарядами, сравнимыми с гранатными и, шрапнельной оболочкой было вполне достаточно, чтобы нанести множество повреждений тонкой оболочке искусственного объекта: космического корабля или станции. Но сила их была не в этом, отправляясь в путь рассредоточено, они подобно колонне муравьев или рою пчел координировали между собой деятельность и противодействие противоракетному оружию противника. Это делало их, несмотря на миниатюрные размеры, опасным для врагов оружием.
  
  Космический бой молниеносен и скучен для привычного к эпическим по масштабам и многодневным битвам человека. Еще миг и аппараты противников закрутились в смертельной карусели - оснащенные мощным электронным мозгом снаряды способны с немыслимой скоростью и, на перегрузках в десятки g маневрировать, уклоняясь или догоняя врага, что совершенно немыслимо для хрупкого биологического существа с замедленной, по сравнению с машинными мозгами, реакцией.
  
  Прошла ничтожная доля секунды и на месте схватки остались сверкающие в солнечных лучах медленно расплывающиеся облака шрапнели и, безжизненные, пробитые насквозь, искореженные аппараты - на скоростях в десятки километров в секунду, удар крохотного металлического шарика мощнее чем взрыв гигантского снаряда линкора Первой мировой войны. Прорвавшиеся миниторпеды пиратов встретили очереди заранее смонтированных на поверхности астероида электромагнитных пушек, но несколько аппаратов прорвались сквозь убийственный ливень извергаемых ими снарядов. Пролетев над станцией шахтеров в считанных десятках метров, торпеды расцвели огненными цветками разрывов всего в нескольких десятках километров дальше них, на ничтожном по космическим меркам расстоянии.
  
  - Уф, - облегченно выдохнул воздух Алексей, озабоченность исчезла с юного лица. Оказывается, все те несколько секунд пока шло сближение аппаратов и бой, он, затаив дыхание, не отрывал взгляда от экрана. Пираты наглядно доказали, что вооружены лучше шахтеров и жизнь последних в руках джигитов.
  - Эй, вы там на станции 123/36/ne! - произнес он с ядовитой иронией в голосе, - Просушили штаны? Нужно дать залп по самой станции или будем договариваться?
  
  Голос шахтера стал не такой самоуверенный как минуту тому назад.
  
  - Ваша взяла, но пятьсот тысяч новых евро у нас на счетах нет, можем перечислить только двести пятьдесят и то придется полностью почистить счет.
  
  - Ну вот наконец то поняли с кем связались, - ответил юношеским баском довольный собой, словно именинник, главарь пиратов, - Не страшно, часть платы мы согласны взять оборудованием и ценностями, что можете предложить?
  
  - Платину и золото по курсу биржи 'Neues Deutschland' возьмете?
  
  - Возьмем, - пират слегка скривил губы, металлы тяжелые, но на крайний случай можно взять и их, - И много этого добра у вас?
  
  - Нет, нарвались на жилу, а так платины и золота в породе крохи.
  
  Через десяток минут от 'Абу Кира' отделился вытянутый цилиндр шлюпки, битком набитый аватарами-абордажниками. Сандро - единственный, помимо Алексея, из абордажников, сдавший на пилотский диплом, включил двигатели, дюзы полыхнули плазмой, и шлюпка начала отдаляться от корабля, повиснув в сверкающей миллиардами разноцветных колючих искорок бездне дальнего космоса. Его бездонная чернота давила на нервы даже привычным к ней пиратам. Через несколько минут один из огоньков, первое время выглядевший как одна из многих слабеньких звездочек, начал расти. Превратился в сверкающий пятак, еще увеличился и стал блестящим в свете далекого Солнца камешком и наконец превратился в серо-голубую гору, со стороны 'Абу Кира' увенчанный верным признаком присутствия неугомонного человека: вращающимся и, сверкающем в свете далекого солнца металлом, бубликом.
  Сандро манерно повернулся в пилотском кресле, рот оскалился в холодной как лед ухмылке:
  
  - Гашу скорость... командир!
  
  - Гаси, гаси, - преувеличенно спокойно ответил Алексей. В самом крайнем случае, если шахтеры задумали какое-то коварство, это угрожало только аватарам и шлюпке, но азарт и нетерпение заставило абордажников повиснуть за креслом пилота.
  
  На расстоянии около 200 метров от станции шлюпка, сократив скорость сближения до нуля, 'зависла'. Отсюда уже было хорошо видно крестовину стыковочного узла, расположенную на центральной 'втулке' станции. Теперь необходимо на минимальной скорости подойти к стыковочному узлу, выровнять скорости и причалить.
  
  - Здесь шлюпка, бортовой номер передаю пакетом, приписана к борту малого эсминца 'Абу Кир'. Прошу посадки!
  
  - Просит он, - проворчали колонки голосом давешнего шахтера, - ладно, передавай управление.
  Диспетчерская отключилась.
  
  Причаливание не зря считалось одним из сложнейших упражнений при подготовке пилотов, и чтобы не рисковать излишне, большинство предпочитало проводить его в автоматическом режиме.
  Когда тускло сверкающая в свете аварийных плафонов металлом шлюзовая камера наполнилась пригодным для дыхания воздухом и, защитные двери звонко щелкнув, ушли в стены, в коридоре сиротливо стоял сверкающий металлом в свете потолочных ламп одинокий аватар, но это было и понятно, кто станет рисковать встречаться в собственном облике с такими малоприятными и ненадежными субъектами как пираты?
  
  При виде выстроившихся в шлюзовой вооруженных аватаров шахтер коротко поклонился, весь его вид изображал готовность к переговорам. Стандартный аватар, ничего особенного, лишь плавные и точные движения указывали что его 'водитель' далеко не прост.
  
  Алексей навел на хозяина станции дуло электромагнитного автомата и произнес чуть хриплым от волнения голосом:
  
  - Кто еще есть на станции?
  
  Шахтер иронично хмыкнул:
  
  - Никого, но договариваться в дверях невежливо. Предлагаю пройти в командный центр.
  
  - Имей в виду, в случае чего 'Абу Кир' даст по станции залп, а мы потом вернемся.
  
  - Я понимаю это, не беспокойтесь так идем?
  
  Главарь пиратов утвердительного кивнул, а шахтер повернулся и направился, позвякивая по металлическому полу обувью, по широкому коридору вглубь станции. Здесь еще не было 'псевдогравитации' жилой зоны и единственной возможностью не парить в воздухе подобно шарику, было использование обуви с магнитными подошвами. Алексей махнул рукой выстроившимся позади абордажникам: за мной. Шахтер вел пиратов по длинному коридору, ведущему из 'ступицы' в жилые отсеки; глухо бурлила от подаваемого снизу воздуха зеленого цвета вода во вмонтированных в стены емкостях. Масса микроскопических водорослей в них служила основным источником кислорода на станции и сырьем для изготовления искусственной еды. Затем перешли в широкие - метров пять, плавно изгибающиеся коридоры жилой зоны, наполненные приметами чужой, незнакомой и непонятной жизни. Здесь уже была нормальная для людей гравитация. Гулкое, тревожное эхо шагов молчаливых аватаров по покрытой алой тротуарной плиткой мостовой, шириной с десяток метров, исчезало за нереально близким поворотом. Вокруг противоестественная для человеческого поселения гнетущая тишина и неподвижность. Лишь трепетали под искусственным ветром листья декоративных деревьев и кустарников, росших на 'английском' газоне с зеленой, сочной травой и ухоженными разноцветными клумбами, посредине коридора. У мостовой бесшумно струился ручей, где-то дальше он впадал в озерцо, размерами с бассейн средних размеров - любимое место купания и источник рыбы для жителей колонии. Все вокруг, каждая деталь обстановки, носили следы поспешного бегства жителей: уныло скалились черными проемами распахнутые двери и окна кают, посредине мостовой валялась игрушка: трогательный плюшевый мишка с оторванной лапой. На ходу Алексей прикоснулся к упавшей ветке, поднял, на листике сверкала капелька росы, по стволу торопливо бежал муравей.
  
  - Тихо тут у вас.
  
  - А ты, пират, хотел, чтобы вас здесь заложники дожидались? Дураков нет.
  
  Алексей промолчал, шахтер был во всем прав.
  
  Пока двигались по жилой зоне, Алексей оставлял для контроля обстановки в коридоре бойцов, так что в командный пункт станции, обилием экранов и компьютеров похожий на пилотажный отсек корабля, пираты вошли втроем. Глава шахтерского поселения оказался своеобразным человеком. Бросала и заносила его сложная натура так, что не расскажешь сразу, от Содружества англосаксонской демократии до Новой Европы и Социалистического Славянского содружества, от наемника до управляющего филиалом немалой компании, но в конце концов занесла на станцию вольных шахтеров, которую он вскоре возглавил. Сила солому ломит и, шахтер это прекрасно понимал. Через час полных торга переговоров Алексей удовлетворенно кивнул и почувствовал облегчение. Шахтеры не стали слишком упрямиться и значит применять крайние меры не придется. Аватар шахтера, от которого, похоже, не укрылось настроение атамана пиратов, слегка улыбнулся и тут же отвернулся. Собеседники, вполне довольные переговорами, насколько это только возможно, когда одна сторона ограблена, а вторая - грабители, собирались расстаться, когда внезапно и резко, словно рев сирен 'Воздушной тревоги' по нервам ударил отчаянный девичий крик.
  
  Первым опомнился Алексей. Угрожающе нависнув над столом, жалобно заскрипевшим под массивной тушей изготовленного наполовину из металла аватара, произнес:
  
  - Ты же говорил, что на станции больше никого нет?
  
  На миг глава шахтеров застыл, аватары наставили на него оружие, но он не обратил на это, казалось, никакого внимания. Сверкающий металлом палец почти уткнулся в грудь предводителя пиратов:
  - Я не знаю, кто это, - голос стал угрожающим, - но, если вы на кого-нибудь напали, пожалеете!
  Девичий крик, в котором на этот раз слышалась смертельная паника, повторился, собеседники, не сговариваясь, бросились на выход. Считанные секунды бега, когда усиленные мышцы на основе углеродных нанотрубок, позволяли передвигаться гораздо быстрее, чем бежит чемпион Земли по спринту. Стены мелькали с такой быстротой что, мозг едва успевал ухватить подробности.
  
  За очередным поворотом коридора аватар Сандро на вытянутой руке, так что только кончики пальцев жертвы дотягивались до пола, держал за шиворот стандартного комбинезона - любимой одежды жителей небольших колоний, полузадушенную девушку, скорее даже девчушку, не старше тринадцати лет. Из ее открытого рта вырывался полузадушенный хрип. Вторая рука аватара, крепко сжатая в кулак, широко размахивалась. Аватар способен одним ударом стального кулака пробить грудную клетку и позвоночник человека, так, что металлический кулак выйдет со спины.
  
  - Стой, я приказываю стоять, - едва остановившись, выкрикнул Алексей, не давая одним ударом железного кулака сломать хрупкие позвонки подростка.
  
  Холодный взгляд видеокамер аватара остановился на командире пиратов, Сандро опустил девчушку на пол, так что из ее рта перестал вырываться задушенный хрип, но продолжал удерживать ее. Занесенный кулак опустился.
  
  - Вай! Эта соска пыталась меня зарезать, - нога аватара пнула лежащий на плитках мостовой кинжал с молекулярной заточкой. Молнией ударив в стену, тот отлетел к цветнику, оставив на металле глубокую борозду, - Ха! Дура, с кинжалом на аватара!
  
   По пиратским законам Сандро имел право сделать все, что только захочет с несчастной дурочкой. Любой, напавший на пирата, если ранее не было другого распоряжения главаря, находился в его власти.
  
  - Жанна, - воскликнул глава шахтеров, взгляд которым он окинул девушку был не только донельзя удивленным, но и многообещающим, - как ты здесь оказалась?
  
  - Такие-же как он ублюдки, убили моих родителей!
  
  - Какая же ты дура! Боже, какая дура! - всплеснул руками шахтер, кулаки невольно сжались, - Послушайте, - он повернулся к Алексею, заговорил глухо, обреченно, законы пиратов он знал, - Я готов выкупить Жанну, сколько вы хотите за нее?
  
  Сандро окинул шахтера бесстрастным взглядом, в котором, однако, чудилась некая толика презрения, и произнес до оскорбительности вежливо:
  
  - А меня почему не спросили? - он пренебрежительно дернул кистью свободной руки, - не нужны никакие деньги, я этой молодой вырву ноги и руки и отпущу что осталось!
  
  Далеко от корабля пиратов аватар Алексея отвел взгляд от лица шахтера. Ему было стыдно и мерзко на душе. Он повернулся в сторону аватара Сандро, казавшегося на фоне хрупкого подростка настоящей машиной смерти и прищурился. 'В бою, когда сила сходится с силой победить и даже убить это нормально, но после боя... к тому же девушку и почти ребенка. Мерзко и недостойно джигита!' Дрожь отвращения пробежала по телу. Двести килограммов стали, металла и пластика, усиленные мышцы на основе углеродных нанотрубок, многократное резервирование важных органов. Такого даже с помощью электромагнитного оружия остановить очень непросто 'Спасибо Всевышнему что я сын своего отца и ни один мерзавец не посмеет поднять на него руку! Можешь мучать и убивать беззащитных и нет на тебя управы? Как бы не так! Было то, чего Сандро по-настоящему боялся' ...
  
  Это произошло на следующий год после гибели отца Алексея в элитной школе, в которой он учился. Перемена заканчивалась. Словно горный орел, подросток восседал в кабинке туалета для мальчиков, когда скрипнула, открываясь входная дверь. Послышались легкие шаги двоих человек.
  
  - Ну и почему ты ему сам не отомстил? - произнес смутно знакомый ломкий басок.
  
  После непродолжительного молчания по туалету поплыл сладковатый запах гашиша, потом голосом Сандро ответили.
  
  - После того случая на меня нашел страх, я видел его глаза, это не человек, - в голосе послышались нотки невольного восхищения и страха, - это сам шайтан.
  
  - Вот как? - сказал первый голос, - Я думал, что ты никогда ничего не боялся.
  
  Алексей не видел, как Сандро тайком прикоснулся к ягодице. Вчера отец вновь нещадно его порол.
  - Потом никогда не боялся; как вспомню тот стыд, то уже ничего не боюсь...
  
  Рука потомка ханского рода Гиреев и русской матери медленно опустилась на рукоять шашки за поясом.
  
  - Сандро, я очень тебя прошу, ты слышишь меня, я прошу, отпусти девчонку... целой.
  
  Несколько мгновений видеокамеры аватара Сандро изучали противников, потом левая рука почти конвульсивно дернулась, отбрасывая неудавшуюся жертву. Тело со звоном ударилось о стену. Из горла вырвался сиплый и болезненный стон, девушка сползла на пол, длинные белесые ресницы очумело захлопали...
  
  Прошло еще трое суток. Пиратский корабль 'Абу Кир' благополучно причалил к пирсу космопорта 'Нового Кавказа'. Через час экипаж прошел таможенные и пограничные процедуры, никогда не бывшие в колонии очень утомительными, когда есть средства на небольшие подарки. Алексей, почти дружески распрощавшись со своими временными подчиненными и экипажем корабля, с двумя кофрами в руках миновал автоматически распахнувшиеся стеклянные двери космопорта. Джигиты были довольны молодым предводителем абордажников - удачлив и краткий рейс принес полные кошельки полновесных динаров, даже обычно хмурый Сандро не язвил как обычно, помимо премии он получил еще солидный выкуп за жизнь покушавшейся на его аватара девчонки. Алексей нырнул в черный глубины метро и, усевшись на кресло в вагоне, первым делом послал на заветный номер смску: 'Встретимся в 18.00?'.
  
  Через пятнадцать минут, обогнув осторожно спускающуюся с коляской молодую мамашу, он взлетел по ведущим наружу ступеням. Теплый ветер нес запахи вездесущих цитрусовых с полей, раскачивал свисающие с виселиц веревки, но слава богу, труп несчастного уже убрали. Едва Алексей наклонился, чтобы положить на землю кофр с электросамокатом, как негромко пискнул телефон. Сообщение гласило: 'На прежнем месте!' Парень просиял как золотой сувенирный новый евро, пальцы прищелкнули. 'Да! Как же соскучился по Милечке! Всю дорогу он мечтал о встрече, мысленно представлял родные карие глаза и приводившую в восторг изящную фигуру. Он мог поклясться, что красивее ее нет никого на 'Новом Кавказе'! Через пятнадцать минут самокат затормозил у давно ставшего родным дома, парень вихрем ворвался в обшарпанный подъезд. Нетерпеливо постукивая ногой по полу, дождался пока старенький и исписанный неприличными надписями лифт поднимется на его этаж. За две экспедиции с учетом выигрыша в казино он заработал достаточно, чтобы купить приличную квартиру. Мурадин-бей - щедрый предводитель, не зря Алексей пошел под его руку! Но сейчас не до приятных мыслей о смене жилья, мыться, бриться и... В животе забурчало. Еще поесть что-нибудь, а то обед давно уже прошел, а во рту с утра ни маковой росинки. Через полчаса принаряженный Алексей, провожаемый укоризненными взглядами засевших на скамейках у подъезда аккуратных старушек, словно метеор выскочил из дома.
  Вечер дышал смолистым теплом и был поистине упоительным. В такую пору хочется неторопливо бродить по тенистым аллеям или наоборот решиться на нечто очень важное для себя. Влюбленная парочка: Алексей и Мила, целомудренно держась за руки, словно маленькие дети на прогулке в детсаде, неспешно двигалась по вьющейся между деревьев узкой звериной тропинке. Странный букет лесных запахов охватил молодых людей; шорох листвы, столь сочно-зеленой что она казалась не настоящей, а нарисованной талантливым художником, смешивался с криками птиц, звенела еще и настоящая симфония каких-то слабеньких звуков, угадать значение их мог только опытный лесовик. Гуляющая парочка была красива, наверное, как все влюбленные. Особенно прекрасна была девушка, и длинное голубое платье, подол которого почти цеплялся за траву, шло ей просто замечательно.
  
  У подножия холма дорожка пряталась в полутьме - сквозь густые кровли росших вперемежку вековых дубов и каштанов пробивались до усыпанной сухими листьями земли только узкие полосы света. Стволы вековых деревьев заросли густыми зелеными бородами мха так, что не верилось, что все это создала не природа, а искусные человеческие руки. Когда пришло время разработать для будущей колонии климат, природные особенности и ландшафт, владелец не поскупился и нанял дорогостоящих ландшафтных дизайнеров с Земли. Их предложения - взять за основу природу и климат среднеземноморских субтропиков, владельцу строительства, скучавшему по далекой Родине арабу, понравились. На поверхности 'Нового Кавказа' установили мягкий климат без зим. Полуденная температура в жилых зонах достигала 24,5 градусов Цельсия. Ночью - плавно снижалась до 18 градусов. Осадков выпадало немного - 400-600 мм в год, но этого хватало для произрастания буйной растительности. В лесных зонах высадили соответствующие сухому субтропическому климату деревья: самшит, лавровишню, рододендрон понтийский, каштан, с съедоб?ными плодами, дикую кавказскую хурму с мелкими плодами синего цвета, дикую крымскую фисташку. В лесах и парках благоденствовали субтропические животные и птицы: грифы и стервятники, голубая сорока, воробьи, канареечные вьюрки, славки, пересмешники, каменки, горные бараны - муфлоны, лани, разнообразные кошки и обезьяны. В изобилии были и мелкие зверьки, питающиеся желудями, каштанами, орехами, семенами сосен, - сони, лесные мыши и белки. В прибрежной зоне Реки и центрального озера встречались водоплавающие птицы - мраморные чирки и разнообразные чайки.
  
  - Смотри, смотри! - прохладные и тонкие девичьи пальцы крепче схватили Алексея за ладонь, пальчиком другой руки она указывала на подножие ближайшего дуба. Парень чуть не вскрикнул от удовольствия и, кажется, тут же бы отдал все на свете, чтобы только эти прелестные пальчики не отпускали его руку. Ее - были такие мягкие и нежные... А голос... Словно ангел говорит! Алексей присмотрелся, на усыпанной дубовыми листьями сочной траве мелькнул желтый хвостатый комок - белка. Девушка осторожно выпустила жесткую мужскую ладонь, парень украдкой вздохнул. Тихо щелкнула, открываясь дамская сумочка, на свет появилось заранее припасенное угощение. Грациозно присела. Осторожно подойдя на несколько метров к людям, попрошайка остановилась, поднявшись на задние лапки и поблескивая черными бусинками глаз. Заколебалась. Стоит так рисковать чтобы забрать вкусное угощение в ладони двуногого? Хотя он выглядел неопасным, наконец, решилась. Метнувшись к присевшему двуногому, выхватила угощение - орешки и отбежала в сторону.
  
  - Схватила... - восторженно прошептала Мила. Испугавшись человеческого голоса, попрошайка рыжей молнией метнулась за ствол и исчезла вместе с добычей. Девушка поднялась с земли, поправив на плече сумочку и уже собиралась идти дальше, когда почувствовала на предплечье осторожное прикосновение мужской руки. Она подняла взгляд.
  
  В раскрытой ладони Алексея покоилась алая бархатная коробочка.
  
  Девушка оглядела решительное лицо парня озорными, неспокойными глазами, потом стремительно побледнела и спросила почти шепотом:
  
  - Что это... Это то, что я думаю?
  
  - Возьми Мила.
  
  Девушка испытывающе и как-то жалко посмотрела на Алексея, затем осторожно приоткрыла коробочку. В закатных лучах золотом сверкнуло колечко, на гранях драгоценного камня заискрился свет, бросая вокруг разноцветные, проворные искорки. Карие глаза глядели на подарок удивленно и вопросительно а, появившаяся в них мечтательность, придала им особую прелесть. На алых, красиво очерченных губах загуляла улыбка.
  
  - Как красиво... - мечтательный взгляд девушки остановился на лице парня, - неужели это мне?
  
  Вместо ответа Алексей кивнул и осторожно взял хрупкую девичью ладошку, совершенно утонувшую в крупной мужской руке. Наклонившись, прикоснулся горячими губами к нежной коже тонкого девичьего запястья, дрогнувшего словно от удара электрическим током. Мила зарделась словно мак, но даже не пыталась вырваться из сладкого плена, из-под густых и длинных ресниц, по лицу парня скользнул взгляд, в котором причудливо смешались женская стыдливость, беспомощность и счастье.
  - Мила, любимая, - произнес парень самым ласковым тоном, на какой только был способен, - будь моей женой, без тебя я жить не могу.
  
  - Я... тоже люблю тебя всем сердцем, но... я не могу это взять. Если отец увидит, я даже не знаю, что будет... - девушка, ломая руки, уперла болезненный взгляд в землю. На глаза набежали слезы, но она сдержала их, жалко улыбнулась вздрагивающими от волнения губами.
  
  Алексей несколько мгновений ошеломленно смотрел на Милу, потом судорожно сглотнул и побледнел. Совсем рядом, в кроне дерева, завозился кто-то невидимый, потом с хриплым карканьем вспорхнула ворона, заставив влюбленных на миг поднять лица к небу. Вниз посыпались листья и какая-то древесная труха, а птица полетела по своим вороньим делам. 'Да чтоб тебя коршун сожрал' - юноша бросил вслед недовольный взгляд.
  
  - Душа моя, неужели ты меня не любишь? Неужели ты откажешь мне?
  
  - Я? - девушка подняла на Алексея возмущенный взгляд, пылающие от волнения и смущения щеки и маленькие уши делали ее еще прекраснее, если только это было возможно, - Я согласно, но отец... я слышала, что он подбирает мне жениха. Он так и сказал, тебе пора замуж, и он займется подбором жениха.
  
  - Так вот он, - показывая на себя пальцем, - произнес Алексей с интонацией в одновременно шутливой и слегка тревожной.
  
  Впервые сомнение на миг затронуло душу Алексея. Мурадин-бея он почитал лишь немногим меньше, чем отца: тот приютил его после гибели родителя и постарался его заменить. Да, пока у него денег мало, ну и что? Зато он настоящий воин, а воин всегда добудет средства для своей семьи! Алексей уже стал предводителем абордажников, справился на 'отлично' с заданием Мурадин-бея и принес ему немало денег. Как сможет Мурадин-бей отказать сыну кунака? Нет, такое не может быть!
  
  - Нет, - печально произнесла девушка, на густых ресницах задрожали слезинки, - он не отдаст меня за тебя, ему нужен зять богатый и успешный.
  
  - Мы современные люди, при чем здесь отец? Главное, что ты согласна, любовь моя! А за отца не беспокойся, я завтра приду просить твоей руки, парень ласково и ободряюще улыбнулся, хотя сам не был до конца уверен в том, что говорил, - Вот увидишь, он не откажет своему воспитаннику и сыну кунака!
  
  Девушка подняла на возлюбленного полный сомнения и надежды взгляд.
  
  - Да исполнит все Всевышний по слову твоему, - произнесла печально, но и с вспыхнувшей надеждой, - если он разрешит, то я возьму кольцо.
  
  - Теперь ты моя невеста, - парень встал на колено, губы осторожно прикоснулись к вновь дернувшемуся запястью. Потом жадные мужские губы поцеловали испуганно дрогнувший пальчик, потом коснулись другого. Девичья рука ласково прикоснулась к жестким волосам парня, провела, потом слегка напряглась, отталкивая. Ему хотелось не отпускать эти тонкие и нежные пальчики и целовать, целовать и целовать, но он боялся оскорбить воспитанную в строгости девушку.
  
  Закапал очень мелкий, так что почти не ощущался, только шелестело, не переставая, в кронах дубов, дождь. Горячий, полный водяного пара воздух с поверхности, поднимался вверх, концентрируясь примерно посредине боковых поверхностей колонии, там же, между двумя торцами цилиндра проходил трубопровод. Когда количества пара становилось критическим или атмосферные инженеры получали заявку на дождь, по нему пропускали охлажденную жидкость, пар превращался в мельчайшие капельки воды, а на поверхность колонии падал редкий дождь, больше похожий на морось (Атмосферные осадки в виде очень мелких капель, диаметром не более 0,5 миллиметров). Влюбленные схватились за руки и поспешили по тропинке на выход из леса. Хмурые деревья неохотно расступались перед Милой с Алексеем и тогда казалось, что они провожают влюбленных недобрыми взглядами.
  
  

Глава 6

  
  На следующий день, с самого утра едва пригубив кофе - больше ничего в глотку не лезло, Алексей надел лучший костюм и отправился в усадьбу Мурадин-бея. Утро было великолепное; в воздухе прохладно, зеркала едва пропускали внутрь колонии солнечные лучи. Сонный слуга на входе обрадовался старому знакомому, но порядок есть порядок! Сначала доложил хозяину о нежданном госте и, обменявшись крепким рукопожатием, пропустил на территорию, велев идти в кабинет Мурадин-бея. Зашумевший в кронах ухоженных деревьев ветер с Реки принес свежесть утра и донес далекий крик муэдзина. Алексей прошли через холл, еще через несколько комнат, заполненных знакомой мебелью и вместе с этим приметами чужой и незнакомой жизни. После того как он стал жить самостоятельно, в усадьбе изменилось многое. Постучавшись и, услышав разрешение войти, открыл дверь.
  
  В кабинете хозяина усадьбы ничего не изменилось. Сквозь окно до пола зеленела свежая зелень ровного английского газона, для создания которого нужно всего лишь несколько десятилетий регулярно подстригать траву. От всего: от дома, от деревьев побежали по земле длинные тени. Лучи утреннего солнца отражались от белоснежного мрамора подоконников и камина, играли на натертом до блеска полу из натурального дуба. Все дышало таким богатством и роскошью, что Алексей в своем лучшем, но далеко не самом дорогом костюме чувствовал себя в лучшем случае жалким попрошайкой.
  
  - Здравствуй мой мальчик, - Мурадин-бей по абхазскому обычаю привстал с кожаного кресла у уютно потрескивающего голографическими поленьями камина. На столе перед ним стояла крохотная фарфоровая чашка, из нее соблазнительно пахло свежесваренным кофе. Судя по белоснежному махровому халату надетому на кряжистое и совсем еще не старое тело, он только что встал. Приобняв, добродушно похлопал по спине, - присаживайся, - мозолистая рука указала на кресло напротив, - Знаю, знаю как провел дело с шахтерами. Молодец, джигиты довольны и я доволен, все правильно сделал, хвалю.
  Дождавшись когда Алексей осторожно присядет, небрежно поинтересовался:
  
  - Что привело тебя, мой мальчик, в столь ранний час в мой дом? Кофе хочешь?
  
  - Спасибо, уважаемый, я уже попил.
  
  Алексей облизал пересохшие губы. Сейчас или некогда!
  
  - Если ты доволен мною, то можешь достойно наградить меня, наградить так, что я навечно буду у тебя в долгу, отдай за меня свою несравненную дочь! - произнес самым почтительным тоном, - Люблю ее больше жизни!
  
  Мурадин-бей посмотрел на собеседника удивленно, словно проснувшись от необычайного сна, потом взгляд потяжелел.
  
  В кабинете на несколько мгновений установилась напряженная тишина, лишь трещали, разбрызгивая иллюзорные искры такие же ненастоящие поленья в камине. Молодой человек с мольбой смотрел на потенциального тестя а тот молчал. Лишь настороженный, прожигающий взгляд не отрывался от лица юноши да покраснели давние шрамы, исполосовавшие лицо старого бандита. Он думал. Завоевать положение главаря ватаги джигитов, если ты полагаешься только на эмоции, невозможно. Коллеги - главари других шаек и конкуренты сожрут и не поморщатся. Зачем ему в качестве зятя нищий мальчишка, пусть и с ханской кровью? Ему нужен зять с деньгами и со связями с хозяином 'Нового Кавказа'. Выгнать? Мальчишка зарвался, явно зарвался. Но с другой стороны из уважаемого семейства, да и часть джигитов, перешедших от Гирея-старшего, все еще помнит его отца. Они не поймут если выбросить нахала из дома как бродячего пса. Надо и не отказать и сделать так чтобы лишить мальчишку всех иллюзий.
  
  - Ты многое хочеш... - в голосе Мурадин-бея прорезался резкий кавказский акцент, - Мая дочь, большая награда. Ты хорошего рода, с таким породниться честь, но по нашим обычаям жених должен заплатить выкуп. Балшой выкуп!
  
  Алексей слегка расслабился. Он опасался, что Мурадин-бей сходу откажет. А выкуп? А что выкуп, деньги, были бы руки и смелое сердце, а воин всегда сможет их достать!
  
  - Я заплачу, сколько ты назначаешь, уважаемый Мурадин-бей?
  
  - Ты хорошего, славного рода и назначить маленький выкуп, было бы оскорблением твоей чести. Слушай мое слово. Принесешь тридцать миллионов новых евро, отдам за тэбя дочь.
  
  Сумма фантастически большая, многие богатые и знатные семейства 'нового Кавказа' не могли похвастаться такой. На нее можно было купить немалый корабль с газофазным ядерным реактивным двигателем производства Социалистического Славянского содружества или Нового Китая, там они были самые дешевые.
  
  Алексей вздрогнул, ошарашенно хлопнул глазами. Черты юношеского лица поплыли, через миг отвердели, на побледневшем лице заиграли желваки. Он ожидал немалой суммы, но такую... такую вовек не собрать если только не ограбить принадлежащий хозяину колонии Беслану Виелхоеву банк 'Новый Кавказ', но это дело для самоубийц. Слишком он хорошо охранялся. Бывший воспитатель издевается? Вместе с джигитами он принес Мурадин-бею миллионы новых евро и принесет еще! Как он мог с ним так поступить? За все, что он для него сделал?
  
  - Уважаемый Мурадин-бей, - разбил тишину взволнованный голос юноши, - ты хочешь именно такого выкупа?
  
  - Да.
  
  - Я найду деньги! - в глазах юноши загорелся огонек едва сдерживаемого бешенства. На миг Мурадин-бею показалось что на него смотрит сам старый Гирей, холодок страха сжал грудь. Рука бандитского главаря конвульсивно дернулась к поясу, где обычно висела кобура и лишь в последний момент остановилась. Наваждение исчезло, перед ним сидел его бывший воспитанник.
  
  Алексей поднялся, коротко поклонился. Твердо постукивая по паркетинам пола ботинками и с гордо выпрямленной головой, вышел из кабинета.
  
  Мурадин-бей в глубокой задумчивости откинулся в кресле. 'Быть может зря приютил мальчишку? Сгинул бы без отца и не было бы проблем'. Он вспомнил давний и неприятный разговор с англосаксонским куратором о юном Гирее и досадливо поморщился. 'Лоханулся. Ладно... это дело прошлое'. Рука машинально подняла чашку, пригубил кофе. 'Пора отдавать дочку замуж да и послать присмотреть за ней. Молодая, глупая, не дай аллах сделает глупости'. Пальцы пробежали по экрану телефона а еще через пару минут в дверь осторожно поскреблись.
  
  - Заходи!
  
  Вошедшего мужчину среднего возраста звали Ахмед, особым умом он не отличался, зато был верен хозяину словно собака.
  
  - Звал хозяин?
  
  - Звал... С сегодняшнего дня будешь всюду сопровождать мою дочку, только скрытно, понятно?
  
  - Милу, хозяин?
  
  - Ты дурак, Ахмед! - рыкнул Мурадин-бей, срывая на слуге досаду, - У меня, что есть еще дочки?
  
  - Нет, хозяин.
  
  - Так чего ты спрашиваешь?
  
  Мужчина с видом искренней досады пожал плечами.
  
  - Все, иди, - с досадой махнул рукой Мурадин-бей, но у двери остановил слугу, - И жучок ей на одежду прикрепи!
  
  - Хорошо, хозяин!
  
  После ухода Ахмета старый разбойник еще некоторое время размышлял. 'Пожалуй стоит проучить Гирею задание на котором он сломает себе шею. Сам будет виноват, какие ко мне претензии?'
  Кряхтя, и поглаживая копчик - старость не радость, Мурадин-бей поднялся с кресла и вышел из кабинета.
  
  Алексей закрыл за собой дверь квартиры и, торопливо скинув верхнюю одежду на диван, подошел к боксерской груше, ее он приобрел едва стал жить самостоятельно. В нем бушевала ярость, а боль застилала глаза. За что его так унизили? Несколько мгновений он смотрел на грушу глазами, с покрасневшими, словно у вампира из дешевого голографического фильма белками, потом - она содрогнулась. Кросс (удар дальней рукой), джеб (прямой удар), еще кросс, затем джеб, хук справа, хук слева... - на грушу обрушился ливень ударов. Алексей молотил и молотил грушу, вкладывая в каждый удар всю душу, словно это она враг, словно это она фактически отказала в руке Милы. Из швов полетели пыльные облачка наполнителя, но он продолжал вымещать на ни в чем не повинном снаряде ярость и обиду, пока не раздался громкий треск. Особенно сильный удар порвал кожзаменитель, из широкой трещины на чистый пол белой струей посыпался наполнитель. Только тогда Алексей опустил руки, сердце его оцепенело от жалости к себе. Почему ему так не везет? В комнате потемнело, пошел зябкий дождь, струи барабанили похоронный марш на стеклах. Он почувствовал себя таким же одиноким и беззащитным как в тот горестный миг, когда на его глазах убили отца.
  
  Только когда чувства немного утихли, он ощутил боль в кровь разбитых костяшках рук. Мускулистый, без единой жиринки торс холодил высыхающий пот. Пододвинув одежду, рухнул на диван, потухший взгляд уставился в потолок, бездумно разглядывая трещину около дешевой пластиковой люстры. Где-то вверху играла популярная молодежная музыка а из-под тонкого пола доносились звуки супружеской ссоры, скоро перешедшие в женский плач. Еще в дороге он отправил Миле смску: 'Все плохо, надо встретиться!' Теперь оставалось только ждать. В университете 'Нового Кавказа', где училась Мила, на время занятий заставляли, чтобы не мешать учебе, сдавать телефоны в гардеробной так что ответить она могла не раньше обеда. Мысли мешались, ворочались в голове тяжелыми мельничными жерновами.
  
  Сумасшедшие деньги - тридцать миллионов новых евро он никогда не сможет ни накопить, ни отнять у кого-нибудь... Что же делать? А если бежать? Глаза засверкали, он поднял голову и ударил кулаком по дивану, откликнувшемуся недовольным пением пружин. Точно бежать! За пределами 'Нового Кавказа' Мила будет вольна сама выбрать мужа и Мурадин-бей не сможет помешать. Только куда? Ближайшими соседями были колонии Содружества англосаксонской демократии и Социалистического Славянского содружества. О царивших там порядках он знал только из сообщений СМИ и социальных сетей и, они не вдохновляли. Он зло скрипнул зубами. Фаршируют себя железками до полной потери человеческого облика, а их пятьдесят четыре пола! Аллах сотворил женщину и мужчину а все остальное от дьявола - Иблиса. Про порядки царившие у русских говорили меньше но то, что писали, ужасало. Общие жены и общее имущество. Алексей не очень верил в россказни о русских но проверять и делить Милу, не хотелось. А если сбежать в свободную колонию?
  
  - Это по мне! - прошептали губы, на них появилась неуверенная улыбка а глаза заблестели.
  
  Дождь прекратился, тучи начались расходится и в комнату проник солнечный луч, заплясал по дивану. Постепенно мысли свернули от несправедливости жизни на воспоминания о прелестных глазах Мили и ее грациозном стане, жизнь начала понемногу светлеть, превращаясь из беспросветной лишь в слегка угрюмую. Поднявшись с дивана, он направился в душевую, когда звякнул телефон. Смска гласила 'В пять часов на нашем месте'.
  
  Торопливо стуча каблучками модных 'лодочек' Мила двигалась по серым плитам тротуара. Мимо проплывали безликие и похожие на соседние, словно куруши в кошельке (мелкая монета 'Нового Кавказа') аккуратные двухэтажные коттеджи с неизменными ухоженными лужайками перед дверьми, с тихим шелестом пролетали электромобили дорогих марок. Район считался богатым и престижным, лишь бы кого сюда не пускали и прохожие на улицах встречались нечасто. В такт шагам на плече раскачивалась миниатюрная сумочка модного в этом сезоне багрового, словно кровь, цвета. Дорого, но очень красиво - она стоила уплаченных за нее денег до последнего куруша и прекрасно гармонировала со смоляными волосами девушки. После того, как в университете закончились занятия, как и предупреждал офис главы администрации 'Нового Кавказа', застонал, завыл жаркий и сильный ветер, понес по пластикобетону безлюдных улиц пыль, потом, кувыркаясь, полетели сорванные листья. Вездесущие роботы-пылесосы еще не успели до них добраться. В такт порывам ветра беспокойно закачали усыпанными желтыми 'мячиками' плодов ветками росшие вдоль широких улиц апельсиновые деревья. На душе после смски Алексея было тревожно и плохо. Хотелось плакать, но на улице нельзя. С самого начала Мила не верила, что отец разрешит выйти замуж за нищего парня. Девушка перебирала в памяти события последних часов, мучительное ощущение обиды терзало сердце. После смерти матери отец совсем озверел: деньги, деньги, одни проклятые деньги, а на любовь и желания Милы - наплевать! Она что, вещь для продажи а не человек? Девушка вспомнила покойную матушку. Вот она приседает перед дочкой, на лице - лучистая и добрая улыбка. Вот она повела Милу, гордую, что она такая взрослая, за ручку в первый раз в первый класс. У Милы день рождения, мама, отец стоит позади, с улыбкой протягивает огромную куклу-робота с розовыми, словно у сказочной Мальвины, волосами. Подарок мог ходить и поддерживать несложный разговор, Мила любила куклу больше всех игрушек. Если бы была жива матушка... она бы не позволила так поступать с дочкой. Как ни странно, отец, безжалостный словно стальной клинок, любил и уважал жену и, особенно после ее ранения, старался выполнить все ее просьбы.
  
   Что же произошло, когда Лешенька приходил к отцу свататься? Понятно, что ничего хорошего, но что сказал отец? Девушка подошла к переходу, светофор горел красным. Она остановилась, пропуская электромобили и нетерпеливо барабаня тонкими пальчиками по пластику сумочки. На противоположной стороне двое собирались перейти дорогу. Мила небрежно оглянулась. Так и есть, позади тащится Ахмед - слуга отца. Думает она такая глупая что не заметит? Отец совсем с ума сошел! Устроил за дочерью слежку! Стало совсем невмоготу, в уголках глаз все накапливались слезы обиды, одинокая слезинка стекла по щеке. Девушка достала платок, смахнула с лица влагу. Пошарила еще в сумке. Ага, вот и зеркало, не потек ли макияж? Вроде нет.
  
  Светофор мигнул зеленым, поток электромобилей остановился, девушка торопливо перебежала проезжую часть и, пройде еще пятьдесят метров, встала перед забором, за которым возвышался двухэтажный, обшитый снаружи белоснежным пластиком коттедж. Тонкий палец вдавил рядом с ажурной металлической калиткой кнопку звонка, вверху поблескивал миниатюрный 'глаз' камеры.
  
  Школьная подружка - Асида, отозвалась почти сразу, калитка открылась. Мила прошла мимо стоящего во дворе модного молодежного кабриолета -глайдера. Невысокая, на пол головы ниже девушка в черном платье - прошло меньше года после смерти отца, встретила Милу на крыльце, они обнялись и поднялись по ступенькам в дом.
  
  - Ну что, подружка, - Асида лукаво улыбнулась, - как обычно переодеваешься и... - неосторожные слова остановил прижатый к ее рту Милин палец и необычайно серьезное выражение лица подруги.
  Мила достала телефон, над сенсорной панелью запорхали пальцы. 'Отец послал следить за мной слугу, наверное и жучок к одежде подцепили, моя одежда где всегда?'
  
  Хозяйка коттеджа испуганно всплеснула руками и молча ткнула в сторону платяного шкафа.
  
  'Включи музыку погромче, если повесили жучек, пусть слушает ее!' - набрала новое сообщение гостья. Женщины иногда бывают так коварны!
  
  В доме загремела модная музыка в такт ей тоненько задзинькали винные фужеры на кухне, Мила торопливо переоделась. Девушки поднялись по деревянной и поэтому страшно дорогой лестнице на второй этаж в спальню. В зеркале на стене, напротив аккуратно заправленной кровати с мишками в изголовье, на миг мелькнули девичьи лица, одно с настороженно сузившимися карими очами, а в глазах Асиды - огонек сладкого ужаса и нетерпения. Мила подошла к окну от пола до потолка, осторожно выглянула. Благодаря хитрому напылению изнутри можно видеть все снаружи, а наоборот, нет. Шпик с крохотной чашечкой кофе устроился в открытом кафе напротив. Вот гад!
  
  - Подруженька, ты знаешь, что твой отец звонил родителям Сандро Есава? - спросила хозяйка.
  
  - Есава? Из нашего класса? - девушка презрительно поджала губы, - А зачем 'жопа с ушами' моему отцу?
  - Да ты что! - вновь всплеснула руками хозяйка и бросила изумленный взгляд на подружку, - он договаривался о твоей свадьбе, ты же знаешь Сандро по тебе сохнет еще со школы.
  
  Лицо Милы помертвело
  .
  - Это точно?
  
  - Наверное, - пожала плечами подружка, в глазах мелькнуло сочувствие, - по крайней мере Сандро хвастался Зурабу.
  
  Зураб был одноклассником девушек и врать ему не имело смысла.
  
  Девушки замолчали, Мила отвернулась к зеркалу. А Асида почти физически ощутила, что ее подружка вне себя.
  
  - Отец, как ты мог так со мной, отец - с тоской и нахлынувшей ненавистью прошептала Мила, почти задыхаясь от хлынувшей в нее ядовитой, словно газ и едкой ненависти; за краткий миг побледнела, из горла вырвался похожий на вой стон. Отец, единственный родной человек предал. Перечеркнул мечты, надежды ради проклятых денег, это было больно, больно почти физически. Перед ней возникло лицо Сандро, как всегда с чуть презрительной улыбкой. Жопа с ушами будет ее мужем? Ни за что! Лучше спрыгнуть с моста в Реку! Узенькие ладошки закрыли лицо, чтобы никто не мог видеть хлынувших слез. Почти сразу подружка начала гладить по спине. Снизу, с первого этажа доносились звуки музыки, словно издеваясь, певица пела о счастливой любви.
  
  - Милечка, Милечка, - засуетилась вокруг подружка, - прости, прости, я думала ты знаешь. Принести тебе воды?
  
  Не отрывая от лица рук, девушка кивнула. Ей хотелось одного, остаться одной. Простучали каблучки и через минуту Асида подала стакан и почти насильно стала поить. Зубы дробно простучали по пластику, но вода помогла немного успокоиться.
  
  Девушка вновь осторожно подошла к окну, встала сбоку. Шпик и не думал уходить - преспокойно попивал кофе, время от времени бросая взгляды на коттедж. Она в ловушке. Отчаяние с новой силой охватило Милу, девушка повернулась к подружке.
  
  - Мне нужно незаметно выйти из дома, отец послал следить за мной своего слугу Ахмета.
  
  - Да ты что! - всплеснула руками Асида, потом извечное женское любопытство взяло вверх, - Где, покажи!
  
  - Как романтично, - подружка, отошла от окна и почти завистливо вздохнула, - тайный возлюбленный, отец-тиран и шпионы...
  
  Договорить она не успела, Мила ее перебила:
  
  - Так ты можешь выпустить меня так, чтобы не заметил Ахмед?
  
  - Не бойся, подружка, - покровительственно улыбнулась Асида, - ты забыла что отец, - тут ее лицо слегка потускнело, - купил мне коттедж из наноматериалов!
  
  Она схватила Милу за руку и потащила на первый этаж. Новинка - дома из наноматериалов, появилась в последние годы и, несмотря на множество дополнительных возможностей, которые она давала владельцам, встречалась весьма редко по причине заоблачной стоимости.
  
  У противоположной к выходу стены Асида остановилась и торжествующим голосом приказала:
  
  - Домовой! Сделать здесь выход!
  
  - Выполняю, - сочный мужской голос домашнего компьютера шел, казалось, ниоткуда. Стена напротив девушек задрожала, словно студень, поплыла, одновременно истончаясь. Миг и сквозь поверхность стены просвечивает солнце. Еще через несколько секунд на ее месте появился проход размером с дверной выход. Пару мгновений он подрожал, замер. Сквозь открытую дверь виднелись ступени, спускающиеся на зеленый газон, дальше кованный забор и пролетающие по улице автомобили.
  
  - Здорово! - не смогла не восхититься Мила.
  
  - А то! - задорно подмигнула подружка.
  
  Через пятнадцать минут Мила спустилась на омерзительно зеленый газон. На милом личике без следов косметики, ее пришлось смыть, чтобы убрать следы слез, застыла решительность. Обернулась, прощально махнула рукой застывшей в двери Асиде. Девушка откинула щеколду на неприметной калитке на заднем фасаде коттеджа и выскользнула на улицу. Она не видела как проем дрогнул, за несколько мгновений затянулся белоснежным пластиком, стена как стена и не скажешь что всего несколько секунд тому назад была дверь.
  
  На это раз Мила была точна как никогда. Ровна в семнадцать часов ножки молодой женщины, приминая густую зеленую траву подлеска с разноцветными пятнами полевых цветов, вынесли ее из тревожно замершего леса. Встречались они на их старом месте, у неприметного ручья в паре сотен метров от входа на территорию леса. От вида девушки сердце парня наполнилось такой огромной мучительной радостью, неприятности дня, тяжелые размышления, что же делать дальше, отошли на второй план. Он был готов на все, лишь бы взгляд Милы всегда лучился от радости, но в этот раз было не так. Немного не доходя до возлюбленного, остановилась. Бархатистые щечки гневно пламенели, из огромных, расширенных карих глаз девушки сочился текучий ужас. Не мигая, она глядела на парня так, что тот невольно испугался. Такой всегда ласковую и сдержанную подругу он еще никогда не видел.
  
  - Что случилось Милечка? - спросил тревожным голосом.
  
  - Я в тебя так верила, а ты! Что ты наделал! - на глаза навернулись слезы обиды, - Теперь отец хочет отдать меня замуж за Сандро! За 'жопу с ушами!
  
  Она хотела рвать и метать. Маленькие кулачки задубасили об атлетическую грудь, через миг Алексей рывком притянул ее в объятия, прижал к себе. В ноздри попал чуть терпкий запах мужчины, твердые, но сейчас такие нежные руки обнимали ее за талию. Злость исчезла растворилась как утренний туман. Девушка подняла голову. В глазах Алексея мелькнула нехарактерная для него, всегда такого серьезного и непреклонного, нежность. Мила хотела что-то сказать, но в уголке карих глаз внезапно нависла слезинка; жалко дрогнули губы. Слезы густо брызнули на футболку, но Алексей не обращал на это внимание. Одной рукой он обнимал девушку а другой молча гладил ее по прямым и жестким волосам, с каждым мгновением содрогания утихали. Не только руками но и всем телом он ощущал содрогающееся от рыданий девичье тело и манящие холмики крепких грудок. Ему было так хорошо, что лучшего он и пожелать не мог. Они любили друг друга. Они видели друг друга. Чего еще можно пожелать?
  
  Внезапный клекочущий и резкий вороний крик словно разбудил Алексея от недолгой дремы. Он поднял голову: в черной синеве оперенья птица, поджав ноги, в беззвучном полете пролетела над ними а еще выше сверкали стеклами и фотоэлементами на крышах поселки и плантации - зеленели бесконечные поля с цитрусовыми. Колония большая, больше четырех тысяч квадратных километров, но недостаточно большая чтобы спрятаться от такого влиятельного человека как Мурадин бей. Мучительные размышления так ни к чему и не привели. Бежать за пределы колонии? Но куда? За время недолгой службы у Мурадин-бея ему пришлось участвовать в 'острых' акциях, а кто захочет дать приют преступнику? К тому же Мурадин-бей не простит. Будет мстить разорительными набегами за предательство дочери и воина. Неожиданно для самого себя, он сказал:
  
  - Бежать надо, на 'Новом Кавказе' мы от твоего отца не спрячемся...
  
  Девушка оторвалась от груди парня, заплаканные глаза радостно сверкнули. Отца она не простит! Нет его у нее больше! Вот так! Последний раз судорожно глотнув, шепнула:
  
  - Я согласна Алешенька, а куда? - глянула парню в лицо - уловила сухой и тревожный блеск глаз. Тот незаметно выдохнул воздух. Мила согласна! Алексей просиял. Улыбка, открытая и радостная, растеклась по лицу. Настороженная девушка слушала, ждала.
  
  - Ангел мой, а если к независимым шахтерам?
  
  - Да ты что! Если отец разыщет разве они нас защитят? Им свои дороже, нас выдадут.
  
  - А куда?
  
  - Кто из нас мужчина ты или я? Я всего лишь слабая женщина!
  
  - Ты говоришь об англосаксах? - Алексей вспомнил все, что он знал о них. Десятки полов, киборгизация человеческого организма. Насупился и отрицательно покачал головой.
  
  - Твоя же мать русская, - заглядывая парню в глаза, утвердительно сказала девушка.
  Тот молча кивнул, отворачивая взгляд от требовательных глаз Милы. Девушка рассмеялась негромким грудным смехом, буквально сводящим с ума.
  
  - Ну так почему ты не хочешь убежать туда?
  
  Алексей задумался. А правда почему? Отец не любил русских, хотя и признавал что некоторые из них по-настоящему славные воины, например казаки. Их опасались задевать даже самые отмороженные на голову джигиты. Но ведь он не отец! Почему он должен руководствоваться его мнением? Итак что он знает о русских? Да почти ничего. Тем ужасам о которых писали СМИ и говорили по СВ он, как и большинство здравомыслящих не верил, но осадчик как говориться, остался. Алексей, с трудом справившись с голосом, глухо ответил:
  
  - Пока был жив отец несколько раз приходили письма с 'Нового Валдая', от родственников матушки, но он ни разу не ответил на них... а потом и они прекратились. Зачем им нищий родственник? Все хотят родниться только с богачами! - парень упрямо стиснул челюсти.
  
  Девушка в волнении всплеснула руками:
  
  - Ты же не знаешь из-за чего отец не признавал русских родственников! Может они и не виноваты ни в чем!
  
  Алексей молчал.
  
  - Алешенька, - девушка провела рукой по крепкой шее парня, ладонь была прохладной и столь желанной, что Алексей вздрогнул словно от удара электрическим током. Колдовские, влажные и блестящие коричневые глаза смотрели на него, ... Какой взгляд! Какие волосы! Какие губы! В этот миг он понял, что не сможет ни в чем отказать своему ангелу.
  
  - Хорошо, ангел мой, бежим к русским.
  
  Девушка счастливо взвизгнула и наконец свершилось то, о чем Алексей так давно мечтал. Глаза Милы закрылись а нежные уста осторожно коснулись мужских губ и он почувствовал себя словно в раю.
  Влюбленных охватила безумная страсть, не замечая ни начавшего моросить дождика, бросавшего в лицо мелкие капли, они целовались, пока не затрещал телефон в сумочке Милы. Девушка бросила беглый взгляд на экран и забросила телефон обратно, но когда парень потянулся за продолжением в грудь ему уперлась ладошка. Тяжело вздохнув, он покорился. Потом они еще долго стояли, обнявшись, под укрывшем влюбленных густым, раскидистым дубом, с листьями столь сочно зелеными что казались не настоящими а нарисованными гениальным художником и обсуждали план побега. На душе было как никогда тепло. Они любили друг друга. Они видели друг друга. Чего еще можно пожелать? Только когда начало смеркаться они поцеловались и еще через несколько минут в лесу ничего не говорило о тех страстях, которые еще только-что здесь кипели.
  

Глава 7

  На следующий день, ближе к полудню Гюрза, пыхтя словно слон из зоопарка 'Нового Кавказа', пулей влетел в гостиную, бабахнула, закрываясь дверь. Сколько можно пить, сколько можно! Печень посадишь! Достала! Посажу - пересажу новую, денег и не на такое хватит! Чертова баба унюхала что он с утра пропустил пару рюмок коньяка ради успокоения нервов и давай пилить... А он право имеет, только недавно вернулся из трудной экспедиции на Марс! Из открытого окна коттеджа внутрь проникал шум улицы: тихий шелест электроавтомобилей и шум людских голосов. Взгляд Гюрзы остановился на модном столике у стены: ажурные ножки, модный красный цвет, короче на мужской взгляд полная гадость. На прошлой неделе жена полдня возилась подбирая цвет и дизайн изготовленного из наномассы кресла. Хмыкнув, хозяин коттеджа мстительно улыбнулся. Ага! Он знает как отомстить дуре-бабе!
  
  - Дэв! - произнес на всякий случай тихонько, - сделай из этого чертова стола нормальное кресло!
  
  - Принято, - прошелестел почти бесплотный голос домашнего компьютера, стол потек на блестящий пластиковый пол, расплываясь лужей серой наномассой, - а еще окно закрой! - крикнул вдогонку.
  
  - Принято, - вновь ответил тот же голос.
  
  Окно бесшумно захлопнулось, а наномасса на полу еще несколько мгновений словно бурлила, затем стремительно потянулась вверх, на ходу формируясь в кресло, по нему прошла дрожь, застыло. Гюрза аккуратно потрогал его за спинку. Усевшись в него, покосился на все еще зажатую в руке пустую рюмку и досадливо поморщился. Ну? И что теперь делать? Он не успел ничего придумать, потому, что в кармане домашних спортивных штанов завибрировал телефон. На экране высветился номер шефа, Гюрза поднес трубку к уху.
  
  - Да, хозяин, здравствуйте, - произнес встряхиваясь от ленивой одури и кладя пустую рюмку на подлокотник.
  
  - Здравствуй Гюрза, послезавтра к девяти выделишь двоих, молодого Гирея и еще кого-нибудь, в распоряжение моего помощника. Надо сопроводить ценный груз из моего дома до банка.
  
  - Будет сделано уважаемый бей. А людей не мало, если груз ценный может побольше джигитов выделить? Молодых отморозков у нас толпы.
  
  Мурадин-бей гулко хохотнул:
  
  - Не беспокойся Гюрза, все будет хорошо. Сколько будет охранников не важно, ни одна тварь не посмеет напасть на моих людей, но на крайний случай груз застрахован.
  
  Дверь бесшумно распахнулась, в проеме показалась жена, хорошо сохранившаяся женщина около сорока в пестром платке, но натолкнувшись на бешенный взгляд мужа, вылетела назад.
  
  Когда разговор прекратился, Гюрза откинулся в кресле, задумчивый взгляд с сомнением устремился на окно, по улице изредка пролетали электромобили, зашумел, забарабанил по стеклу мелкий весенний дождь. Было отчего задуматься... За годы службы у Мурадин-бея Гюрза хорошо изучил своего хозяина. Тот никогда не рисковал излишне. Так почему он поручает охрану ценного груза всего двоим джигитам? И почему он поручает охранять Алексею? Парень заслужил уважение Гюрзы как лихой воин и как сын человека которому Гюрза был многим обязан - он начинал в банде старого Гирея. Непонятно ничего, но опыт Гюрзы подсказывал, что здесь какая-то нехорошая тайна.
  
  Гюрза задумчиво почесал подбородок, может стоит переговорить с парнем так, чтобы об этом никто не знал? Он не успел решить, как телефон вновь завибрировал. Номер молодого Гирея.
  
  - Здравствуйте уважаемый, - Гюрза не видел, но по голосу догадался что Алексей взволнован.
  
  - Здравствуй дорогой! Молодец что позвонил, ты как раз мне нужен!
  
  - Вы мне то же нужны. Можно мне подъехать к вам домой?
  
  Несколько мгновений Гюрза раздумывал, потом выделив голосом последнюю фразу, произнес.
  
  - Нет, дома будет неудобно, моя старуха совсем развоевалась, ты знаешь чайхану старого Абдаллы?
  Старый узбек славился нелюбовью к шпикам и каждый знал, если где ты и можешь спокойно поговорить, не боясь подслушивания, то в чайхане Абдаллы.
  
  После некоторой паузы послышалось:
  
  - Около метро Ширгазы?
  
  - Да, подъезжай через час.
  
  - Хорошо, я буду, - в трубке раздались сигналы отбоя.
  
  Несколько мгновений в гостиной стояла полная тишина. Мужчина тяжело поднялся и подошел к окну. Задумчиво глядел, как на опустевшей улице гнутся на ветру кусты а дождь барабанит по траве. С одной стороны предупредить парня о том, что вокруг него начинается нехорошая возня, это риск. А рисковать, когда жизнь уже налажена и еще пару лет и можно будет отойти от дел, отчаянно не хотелось. Своя шкура всегда ближе к телу. С другой стороны Гюрза помнил, как старый Гирей однажды спас ему жизнь. Долг! А долги Гюрза привык отдавать. У закрытого окна он простоял несколько минут, повздыхал, с сомнением потирая колючую бороду. У закрытого окна он простоял несколько минут, так и не решив, как поступить, вышел из гостиной.
  
  Чайхана старого Абдаллы славилось вкусной узбекской кухней и располагалась на тихой улочке всего паре минут ходьбы от метро. По вечерам множество гостей пили, праздновали или просто тихо насыщались в ее просторном зале, но утром было занято всего два стола. За одним двое с серьезным видом играли в нарды. Около доски по которой с шумом катились белоснежные кубики тускло блестели два стакана с чаем. За полированной буфетной стойкой скучал высокий молодой человек с высокими скулами и флегматичным выражением лица, за его спиной блестели в солнечных лучах несколько рядов бутылок с яркими этикетками. Из открытой двери кухни раздавался бряк посуды и распространялись соблазнительные запахи жаренного на мангале мяса и плова. В углу - целое стадо роботов-официантов, пользуясь передышкой они уткнулись разъемами в электророзетки, подзаряжались. Мрачный, словно ночь, Гюрза сидел за столиком с противоположной стороны. На столе перед ним - початый стакан на сто граммов с армянским коньяком, распространяла аппетитный запах тарелка с тонко нарезанной сыровяленой говядиной. Рядом со стаканом стоял маленький горшочек, из которого торчал тонкий стебель с пышно распустившимся кроваво-красным тюльпаном.
  
  Зашел Алексей, на усталом лице чернели круги под глазами. Гюрза, отсалютовав стаканом, глотнул темной жидкости.
  
  - Здорово, что невеселый?
  
  Мужчины поздоровались. Алексей, присев за стул напротив, заказал подскочившему роботу-официанту стакан черного чаю.
  
  - Да, так, дела навалились, - с видимой неохотой ответил Алексей.
  
  - Дела подождут, - хмуро отрезал Гюрза, - Хозяин приказал выделить тебя и еще кого-нибудь в распоряжение своего помощника. Приедете послезавтра к девяти и с оружием к дому Мурадин-бея. Надо сопроводить ценный груз до банка.
  
  - А почему я? - парень поджал губы и скорчил недовольную гримасу, - Я только что вернулся от шахтеров, неужели никого другого нет?
  
  - Есть ли, нет ли, это не мое и не твое дело, так распорядился хозяин. Спроси у него сам, все-таки ты его воспитанник.
  
   Алексей помолчал, приглядываясь к тяжелому, массивному лицу Гюрзы, а потом очень тихо ответил:
  - Хорошо, я приеду, посоветоваться надо, ты обещал помочь, если будут проблемы.
  
  - Обещал, значит помогу, - Гюрза с хмурым видом поднял стакан, избегая и боясь встретиться с парнем глазами, отхлебнул, - Говори.
  
  - Я сватался к Миле, дочке Мурадин-бея, он не отказал, но назначил выкуп, очень большой - тридцать миллионов новых евро...
  
  - Кхм, - чуть не поперхнулся от изумления мужчина. Пытаясь отдышаться, похлопал себя свободной рукой в грудь, - немало...
  
  - Люди говорят, что Мурадин-бей пообещал руку Милы Сандро Есава. Помоги а, она меня любит. Ты обещал, ты же правая рука Мурадин-бея после помощника! - парень резко оборвал рассказ и, как ему показалось незаметно, потер затянутое, как волосяным арканом, жестким спазмом, горло.
  
  Гюрза задумчиво поджал губы. Несколько секунд он молча смотрел в зажатый в руке наполовину пустой стакан, не обращая внимания на пламенный взгляд молодого человека. Подъехала тележка робота-официанта со стаканом, постояла, потом недовольно прогудела. Расплескивая на пол горячий чай, Алексей подхватив стакан, положил на стол. Горящий надеждой взгляд юноши вновь остановился на неподвижном, словно маска африканского божка лице Гюрзы.
  
  - Вот что я тебе скажу парень, человек, конечно, надеждой живет, но ничем не могу тебе помочь.
  Алексей закусила губу от досады. Единственный человек, от которого он надеялся получить помощь, отказал а Гюрза повысив голос, продолжил:
  
  - Мурадин-бей назначил такой выкуп, который тебе ни в жизнь не собрать, значит не хочет отдавать дочь. Так что смирись. Ты простой и бедный парень, не тебе тягаться с самим Мурадин-беем! - локоть нечаянно задел солонку.
  
  - Какой я неловкий, - произнес Гюрза а пальцы тем временем начали чертить нечто на покрытой солью поверхности.
  
  'Беги' - рука стерла надпись через миг написала: 'Код дверей 'Абу Кир' 2985346327'.
  
  Алексей улыбнулся, губами, чуть-чуть, едва заметно, но в глазах его горела благодарность. Старый пират сделал все, что было в его силах. Мужчины допили напитки, переговариваясь ни о чем и, еще через пятьнадцать минут расстались.
  
  
  
  С утра юный Гирей отправился на кладбище, на котором покоились родители. Ровные ряды невысоких обелисков с табличками с именами, фамилиями и годами жизни тянулись до недалекой металлической ограды, украшенной поверх мусульманскими полумесяцами. Захоронение здесь стоило дорого, но в первые месяцы после гибели отца денег хватило чтобы заплатить на пятьдесят лет вперед. С купленными на станции двумя букетами алых, как человеческая кровь роз в руках, прошел по узкой каменной дорожке обсаженной неохватными каштанами, на ветру их ветки качались, словно совершали диковинный похоронный обряд. Хотя сюда он приходил нечасто, но могилы нашел быстро - скромные обелиски с именами отца и матери стояли. Букеты роз легли на посеревший от дождей и ветров псевдомрамор. Он постоял, прощаясь.
  В бедовых голубых глазах, которыми он смотрел на могильные плиты, сверкнул отчаянный огонек. 'А собственно почему я не люблю русских? Потому что их не любил отец? Но отец это отец а я это я и не обязан во всем придерживаться его мнения. Да я сам наполовину русский! Значит они одной со мной крови, как я могу враждовать с ними?' В той крайности, в которую его загнала жизнь он был готов на все! 'Примут меня с Милой, буду служить им верой и правдой! Надо, жизнь отдам!' Руки пошарили на груди, достали цепочку с мешочком из грубой синтетики, серебром блеснул материнский крест. Алексей прикоснулся к нему губами.
  
  - Клянусь!
  
   Хотя эту клятву никто не слышал, но для потомка Гиреев его слово, даже сказанное самому себе было свято.
  
  Потом его мысли вновь переключились на родителей. В памяти всплыло воспоминание. Родители уехали вместе с ним на пикник рядом с блестевшей серебристо-синим извивами Рекой, они улыбаются. Мама - такая красивая и юная, раскладывает еду на постеленный на земле коврик а отец колдует над вкусно пахнущим дымком и жаренным мясом мангалом. Все так счастливы и никто еще не погиб. Как жаль что он не сможет познакомить родителей со своей избранницей. Лицо побледнело, горечь разлуки с самыми близкими после Милы людьми вновь терпкой горечью подступила к губам. Словно он снова терял их. Он почти выкрикнул низким, стонущим голосом.
  
  - Прощайте, не смогу я снова вас навестить! - поклонившись, не оборачиваясь направился в сторону метро...
  
  Пока шла лекция по искусствоведению, Мила от волнения искусала губы, слова преподавателя проходили мимо сознания. Время от времени она доставала из сумочки телефон, на экране минуты до конца первой пары тянулись, словно улитки. Казалось, прошла целая вечность, когда наконец пронзительно свистнул звонок, она облегченно выдохнула воздух. Подхватив на плечо маленький, но туго набитый рюкзак, девушка вместе с громогласной толпой студентов вышла из осточертевшей аудитории. Она бродила по бесконечным коридорам альма-матер, которую ей больше никогда не придется увидеть, деревянно улыбалась в ответ, с кем-то здоровалось, но мысли ее бродили очень далеко от университетских аудиторий и классов. Наконец вновь просвистел звонок - на занятия, она дождалась пока коридоры опустеют, оглянувшись - вокруг никого нет, зашла в женский туалет, кровь гулко и нетерпеливо стучала в голове. Девушка подошла к сверкавшему на солнце металлом умывальнику, с плеча на безупречно чистый пластиковый пол опустился розовый рюкзачок с вышитыми пайетками котенком, косынка упала с головы. Длинные волосы упали на лицо девушки, щекоча щеки и нос, она нетерпеливо откинул их назад. Мила поднесла руки к крану, сработал фотоэлемент - тугая струя теплой воды ударила в раковину, она начала мыть руки, прислушиваясь к звукам. Дальше, ближе к закрытому окну начинались кабинки, каждая имела дверцы наподобие тех, что болтыхались в ковбойских салунах. Все они были открыты, только в дальней кто-то был.
  
  Вода журчала и журчала, а с дальней кабинки никто так и не выходил. Секунды шли, тянулись тягучей патокой. Глубокое внутреннее волнение наконец пробилось наружу - мелко задрожали губы, время от времени она бросала опасливые взгляды на входную дверь. Не дай бог зайдет преподаватель и заставит идти на занятия. Вчера, когда она приехала домой, отец позвал в кабинет и объявил свою волю - она выходит замуж за достойного юношу из хорошей семьи - Сандро Есава. Мила не выдержала, расплакалась, начала умолять не губить. Сопротивление, даже такое робкое, разгневало отца, он густо побагровел, начал орать, дескать она неблагодарная дочь и он еще разберется кто ее научил неповиновению отцу. Потом пригрозил до свадьбы закрыть дома. Пришлось сделать вид, что она покорилась отцовской воле, но кажется он поверил не до конца. Потом Мила ушла в свою комнату, закрылась, не вышла и на ужин. До глубокой ночи она переговаривалась с Алексеем пока они не договорились обо всем.
  
  Скрипнув, открылась дверь кабинки, Мила повернула голову. 'Черт! Надо было так влипнуть - Асида'.
  
  - О! Привет подруга! - Асида подошла к умывальнику, зоркий взгляд приметил лежащий у ног Милы рюкзак, горящие от волнения смугловатые щеки и взгляд упорно устремленный вниз, начала мыть руки. На лице застыло хитрое и восторженное выражение, не выдержала, подмигнула, указывая глазами на рюкзачок.
  
  - Милечка, неужели собралась бежать? Подруга, как ты решилась, а куда? Это так романтично! - Асида засыпала подругу буквально миллионом вопросов, продолжая мыть руки и, не дожидаясь ответов, задавала новые, - Ой, какая ты счастливая. Я тебе завидую белой завистью! А на чем вы бежите?
  Слова словно обожгли Милу, она опасливо покосилась на дверь.
  
  - Откуда ты взяла, что я собираюсь бежать, просто мою руки.
  
  - Подруга, ты за дуру меня то не держи, - Асида иронично покосилась на Милу, - ты вчера сама не своя была, а сегодня прячешься от занятий и рюкзак с собой взяла. Не бойся, я не предам тебя, мы же подруги!
  
  Мила несколько секунд смотрела в лицо подруги, потом молча кивнула и убрала руки от крана, журчание воды исчезло. На глазах Асиды появились слезинки, девушка всхлипнула. Те, кто говорят, что женской дружбы не бывает, они ошибаются, женщины тоже дружат, если между ними не стоит конкуренция за сердце мужчины.
  
  Потом девушки обнялись, немного постояли так, дружно проливая слезы.
  
  - Как устроишься напиши мне, - шепнула Асида, ее подруга молча кивнула и прошептала, щекоча горячим дыханием ушко, - конечно напишу, у меня время поджимает, на улице ждет Алеша, помоги мне выбраться из окна.
  
  Через пару минут Мила осторожно спрыгнул из открытого окна на траву, заплаканная подруга подала вниз увесистый рюкзачок. Через миг девушка, на ходу прощально махнув рукой, скрылась за плотным пологом из цветущих кустов. Здесь, вдали от входа в университет посланный отцом Ахмед ее не увидит.
  
  Звонко цокая каблучками спортивных туфелек по каменному покрытию тротуаров, Мила торопливо шла, почти бежала, мимо высокого забора, чугунными пиками, огораживающего территорию университета. Сердце в такт шагам тревожно стучало. С тихим шелестом пронисились роскошные Волги и работяги - фольксвагены и рено. Обдавали ветром проносящиеся мимо тупоносые махины беспилотных грузовиков. Улица почти безлюдна - поток студентов и преподавателей давно иссяк а прохожие, мазнув по лицу взглядом, торопились дальше и никому не было до нее дела, всем было безразлично что она навеки покидает родную колонию. А вот и автостоянка. Остановившись с краю, Мила растерянно заозиралась, дрожа как осиновый лист. Блестит в утренних лучах полированным пластиком целое стадо электроавтомобилей, а где же Алексей? В невзрачном автоматическом такси, расположившемся в паре десятков метров дальше, открылась дверь, выскочил Алексей в комбинезоне пилота, суматошно замахал руками. Лицо просияло, изо рта вырвался облегченный выдох, до последнего момента он до конца не верил, что подруга пойдет против воли отца и решится на побег. Откажется от обеспеченной жизни и уйдет в никуда с одной только надеждой на избранника. Алексей подошел к подруге, в синих как небо глазах парня костром пылал безумный восторг.
  
  - Любовь моя, - прошептал в изящное ушко отбирая рюкзак и забрасывая его в переполненный пакетами и сумками багажник. Мила покраснела, но подчиняясь настойчивому давлению руки села в машину.
  
  Автоматическая машина резко тронулась и помчалась к космопорту. Через несколько мгновений влилась в общую реку текущих по улице машин, мимо пролетали ухоженные коттеджные поселки, от которых так и веяло обеспеченностью, многоэтажные поселения тех, кто трудился на производствах и офисах, бескрайние посадки апельсиновых и лимонных деревьев со сгибающимися под тяжестью фруктов ветками - 'Новый Кавказ' славился цитрусовыми на всю обитаемую ойкумену (освоенная человечеством часть мира). Запах упавших и гниющих фруктов щекотал ноздри. Мила неотрывно смотрела на пролетающие мимо пейзажи. Больше никогда она их не увидит, на душе оседала терпкая горечь. Все эти дни она держалась, но сейчас наступил предел и ее сил. Глаза девушки заметно погрустнели, она шумно задышала через нос, не давая себе сорваться на рыдания. Одинокая слеза скатилась по щеке и, упав, утонула в заплетенных в косу черных волосах.
  
  - Что с тобой любовь моя? - с тревогой произнес Алексей.
  
  Мила всхлипнула и подняла глаза на парня:
  
  - Не обращай внимания. Просто грустно. Здесь прошло мое детство, здесь похоронена мать, - слезинки одна за другой потекли по щекам.
  
  Парень обнял за худенькие плечи с трогательно выступающими ключицами и подал платок, рука нежно, словно ребенка, начала гладить девичью головку. Рука была такой теплой такой родной, что девушка начала успокаиваться.
  
  - И мои родители здесь лежат, - тихо ответил.
  
  В это время пробок почти не было и через десяток минут они остановились перед бетонной коробкой станции метро 'Имам Шамиль'. Следующая остановка 'Космопорт'. Алексей помог выйти подруге и вытащил из багажника вещи. Потом твердо ступая по камням, направился в подземелье.
  
  Через несколько минут стеклянные автоматические двери терминала 'А' космопорта бесшумно распахнулись, впуская вместе с толпой нагруженных сумками и чемоданами пассажиров двух беглецов. Под строгими взглядами людей в форме и с кобурами на поясе - аэропортовых служителей, влюбленные прошли через рамку входного контроля, просветившую и их самих и багаж в руках Алексея, но не найдя ничего запрещенного, служивые равнодушно отвернулись. Звонко стуча по металлическому полу надетыми поверх обуви накладками с электромагнитами, без них от любого неосторожного движения взлетишь под потолок гигантского здания - космопорт располагался на основании 'цилиндра' колонии и гравитация там немногим отличалась от ноля, беглецы прошли внутрь. Эхо шагов разлеталось по колоссальных размеров зданию, теряясь под потолком, на высоте шестого этажа. Мила огляделась, тонкая ниточка бровей поползла вверх. Здесь, в преддверии космических дорог ей еще не приходилось бывать. Космопорт напоминали легендарные дворцы Гаруна аль Рашида из детских сказок. На противоположной стороне горел вмонтированный в стену гигантский информационный экран с ежесекундно меняющимися надписями с сообщениями о прилете и отлете кораблей. Суетливая людская толчея, не прекращающаяся ни днем ни ночью. На жестких диванчиках вдоль стен из стерильно чистого искусственного розового мрамора десятки мужчин и женщин читали, курили, просто сидели, наблюдая суету пассажиров. Все чисто и однообразно, монотонность обстановки немного нарушали пестрые торговые автоматы в углу где торговали всем - от фастфуда до автомобилей. В дальнем углу за стойками регистрации терпеливо скучали миловидные девушки в форме. Все было так интересно и необычно, казалось сам воздух пропитан космосом и романтикой странствий.
  
  Перебивая людской гул, женский голос из громкоговорителя на русском и арабском объявил прилеты и отлеты кораблей. Пассажиры оглядывались на замершую у входа юную и невероятно красивую девушку с черными волосами и растерянным лицом.
  
  - Пойдем, - тронул за плечо девушку Алексей и прошептал, обжигая горячим дыханием в ухо, - Не бойся, я внес тебя в базу данных пилотов.
  
  - Пойдем, - тронул за плечо замершую девушку Алексей и прошептал, обжигая горячим дыханием в ухо, - Не бойся, я внес тебя в базу данных пилотов. Их путь вел мимо спешащих на посадку и регистрацию пассажиров в дальний угол зала к неприметной двери с табличкой поверху 'Служебный вход'. По лицам беглецов скользнул лучик, внутри щелкнуло и дверь приоткрылась.
  
  Они прошли через стерильно чистый и пустой коридор и завернули за угол. Через два метра турникет, закрывавший дальнейший путь, около него за столом с компьютером скучал полный, слегка обрюзгший мужчина под сорок в форме в вальяжной позе уверенного в себе человека. За его спиной - дверь с транспарантом 'Выход на перрон'.
  
  Охранник поднял глаза на беглецов, на лице его дремала скука. Так, впереди пилот, а что за девчонка в гражданской одежде рядом с ним? Кожа на его лбу сморщилась от удивления. Гражданским здесь не место! Кстати девчонка потрясающе красива. Охранная система порта пропустила ее, значит имеет на это право? Ничего не понятно.
  
  Алексей сверкнул глазами и остановился, прислушиваясь. Тихо, лишь из-за двери на перрон едва доносится голоса и шум машин.
  
  - Карточки, - требовательно протянул руку охранник.
  
  - Конечно, конечно, - улыбнулся Алексей показав все тридцать два жемчужно-белых зуба. Положив вещи на пол, достал магнитные карточки - подделка, но качественная, с первого взгляда не отличишь от настоящих.
  
  Охранник положил карточки на сенсорный стол, короткая манипуляция пальцами, согнулся над добычей.
  Электрическая дубинка влетела в руку Алексея и, описав дугу, ударила мужчину чуть ниже шеи.
  
  Громкий электрический треск! Пахнуло озоном а тело беззвучно повалилось на каменный пол.
  
  Мила отчаянно взвизгнула, прикрывая ладонями рот, округлившиеся глаза лихорадочно блестели. Дальнейшее заняло буквально секунды.
  
  - Тихо! - оглянувшись на подругу, Алексей приложил палец ко рту. Потом наклонился над телом и приставил два пальца к шее. Пара томительных мгновений, точно - тонкая жилка лихорадочно билась, он облегченно выдохнул.
  
  - Ты убил его? - зябко передернула плечами девушка, не отрывая ошарашенного взгляда от парня.
  - Нет, - обшаривая охранника, ответил Алексей, в карманах нащупал карточку. Точно - ключ от двери на перрон, - скоро очнется.
  
  Выпрямившись, подхватил с пола вещи и мотнул головой в направлении двери:
  
  - Пошли!
  
  Длинная - больше километра платформа космопорта была серой и унылой. Картину оживляли только черные туши космических кораблей за толстой преградой бронестекла и вглядывающиеся внутрь разноцветные и безучастные искорки звезд. Что тем, срок существования кого исчисляется миллиардами лет, до разумных? До их стремлений, желаний и самих жизней? Стуча каблуками, беглецы торопливо двигались по серым плитам старого перрона. В воздухе стояла какофония запахов - вонь разогретого пластика и острый озоновый дух смешивались со странным, неповторимым ароматом космоса, похожим на запах сварки, знакомый каждому, кто хоть раз путешествовал по бездонным пространствам Солнечной системы. Мазнув безучастными взглядами проходили служащие космопорта, раз люди прошли на перрон, значит имеют на это право, вдоль разметки проезжай части бесшумно катились безпилотные автомобили технической службы. В дальнем углу толпились, заходя на борт корабля пассажиры. Беглецы торопливо прошли несколько таинственно блестящих металлом герметических дверей, через них, пройдя через телескопические трапы, можно попасть на борт корабля. Пройдя метров сто, остановились около двери над которой горела надпись 'Абу Кир'. Алексей торопливо облизал пересохшие губы. Если Гюрза соврал с кодом доступа на корабль, то все напрасно и лучше самому застрелиться чем ожидать мести Мурадин-бея за украденную дочку, а о том, что как покарают за нападение на сотрудника космопорта власти, лучше и не думать. Подойдя к двери, на миг замер напротив пульта, потом решился, набрал код. Несколько мгновений ничего не происходило. Он нахмурился. Ну же, ну! Он прислушивался к учащенному бою сердца, сейчас решиться все. Сердце на миг замерло, пропуская удар, потом внутри щелкнуло и когда Алексей толкнул, дверь распахнулась открывая путь внутрь корабля. Лицо парня просияло радостью и облегчением. Мила, от ее внимательного взгляда не укрылось тревога возлюбленного, ободряюще улыбнулась. Обернувшись к подруге Алексей произнес ликующим голосом.
  
  - Путь открыт! Заходи!
  
  

Глава 8

  
  Кабинет пропах неповторимым запахом гашиша -новомодные забавы вроде новококаина, Мурадин-бей презирал. Да, вставляет, зато привыкаешь на раз и мозги после него словно кисель. Специфический запах исходил из серебряного кальяна крепко зажатого в руках - раритета привезенного с далекой прародины - Земли и поэтому жутко дорогого. Тихо булькала вода в кальяне, дурманящий запах смешивался с неистребимым на 'Новом Кавказе' ароматом цитрусовых, приносимом из открытого до пола окна, ветром. Мурадин-бей расположился в удобном кожаном кресле, откинувшись всем телом назад и, вытянув вперед длинные ноги. Тело расслабилось, мысли неторопливо ворочались в голове. В камине негромко трещали голографические поленья, из окна доносился беззаботный сорочий стрекот. Вроде жизнь удалась. Все есть - хороший дом, верные джигиты, кое-какие деньги. Хотя денег никогда не бывает много! И, кое-какая собственность. Но даже самая счастливая жизнь не обходится без потерь.
  
  Мимолетный взгляд остановился на портрете красивой женщины средних лет в траурной рамке, немного ниже высокого потолка, разукрашенного позолотой, лепниной и росписью. Жена... лицо еще мгновения назад расслабленное, изменилось, две горькие складки собрались по углам жестких губ. Ее смерть он пережил тяжело. И что с того, что виновный в ранении жены из-за которого она через несколько лет умерла, ползал в ногах, умоляя простить, потом добить и не пытать больше... совсем как женщина. Он так и не получил пощаду. Тогда после похорон супруги он был сам не свой - чувства в нем словно атрофировались. Несколько дней жил словно в кошмарном бреду. Что-то делал, ел, спал, отдавал распоряжения, но все это проходило мимо сознания - ничего не хотелось и, ни о чем не думалось. Прошла почти неделя, когда к нему пришел помощник.
  
  - Хозяин, - сказал он вперив стылый взгляд в лицо Мурадин-бея, - джигиты волнуются. Пошли разговоры, что ты не в себе и тебя нужно к мозгоправам. Что делать будем?
  
  Слюна во рту стала тягучей, шрамы на лице покраснели.
  
  - Ти... знаешь гиде лежит коньяк, нэси!
  
  В тот день они напились до изумления, до 'пугания' унитаза, но на следующее утро Мурадин-бей был в порядке, только взгляд стал угрюмее а он сам - беспощаднее...
  
  В окно влетел тополиный пух, медленно закружил по кабинету. В детстве Мурадин-бей верил, что, кто поймает пушинку, на следующий день получит письмо. Но ему это не грозило. У него была единственная родственница - дочка, но к ней он относился прохладно. Это не сын - на него не оставишь беспокойное хозяйству. Ее предназначение - помочь улучшить связи с верхушкой колонии и тем самым увеличить возможности отца, но дрянная девчонка не хочет исполнить волю отца. Мужчина задумался. Не слишком ли он мягок? Возможно, стоит запереть ее до замужества дома?
  
  Мурадин-бей положил мундштук на низенький столик перед ним. Пододвинув поближе тарелку с наливными яблоками, взял в руки фруктовый нож.
  
  В дверь осторожно, но настойчиво поскреблись.
  
  Мурадин бей повернул голову к двери и недовольно поджал губы. В доме все знали, что когда хозяин в кабинете, прервать его уединение можно только по очень весомому поводу и горе тому, кто пришел с чепухой.
  
  - Кто там? Войди.
  
  - Здравствуйте хозяин, - неуверенно начал Ахмед, опустив глаза. На большом, чуть рябоватом, выбритом лице темнели уныло повисшие, но заботливо закрученные усы.
  
  - Ахмед? Ты, фуцин (обзывательство, означающее несуразного, неуважаемого человека) - брови на ужасном лице главаря пиратов удивленно приподнялись, рука с ножом опустилась на колени - я тебе что приказывал? Ты почему не с Милой?
  
  - Хозяин, прости, она сбежала от меня.
  
  - Как сбежала? - шрамы на лице Мурадин-бея налились кровью, задвигались, зажили собственной жизнью, - Ти баран куда смотрел? Я тэбе приказывал глаз не спускать с нее и жучок установить на одежду!
  
  Слуга виновато втянул голову в плечи и сморщился так сильно, будто его пронзила неожиданная и нестерпимая боль. Потом все-таки осмелился ответить.
  
  - Прости хозяин, но она его нашла и сбежала. Но вы не беспокойтесь, хозяин, наш Хасан сумел ее отследить. Она вместе с молодым Гиреем спряталась на вашем 'Абу Кире'.
  
  - Хде корабль?
  
  Ахмед почесал макушку, растерянно моргнул. Его взгляд торопливо скользнул по покрытому шрамами и побагровевшему лицу хозяина, наконец растерянно ответил:
  
  - Не знаю.
  
  Нож опустился на белоснежную поверхность стола, в руке Мурадин-бея появился вытащенный из кармана телефон. Несложная манипуляция и на экране высветился список кораблей в космопорту. Глаза от гнева налились дурной кровью, ноздри задрожали. Таким Ахмед хозяина еще не видел. Ужас накрыл с головой, по спине потекла холодная струйка пота, а зубы начали отбивать дробь.
  
  - Иды сюда!
  
  - Зачем? - холодея от страха осмелился спросить Ахмед.
  
  - Иды! - рык хозяина окончательно сломал волю старого слуги. Едва он приблизился, Мурадин-бей рывком поднялся с кресла. Ахмед рванулся в сторону, но не успел, в плечо вцепилась жесткая рука а живот обожгло болью. Он скосил глаза вниз. В рубашке торчал нож, вокруг него быстро расплывалось кровавое пятно.
  
  - За что хозяин? Я тебе служил верой и правдой! - Ахмед в ужасе смотрел на свою окровавленную ладонь, прижатую к животу. Сквозь пальцы на пол падали багровые капли.
  
  - За то, фуцин, что ти баран, а баранам нилзя на свете жить! Абу Кир' еще утром улетел!
  
  Мурадин-бей, утробно хекнув, рванул нож верх, пластая живот, потом с силой толкнул жертву. Ахмед упал на пол, несколько мгновений он почти ничего не чувствовал кроме немного вяжущей боли внизу живота. Он скосил глаза. Рядом с ним на когда-то белоснежном полу в луже крови лежала серая груда. Да это же мои кишки! Как же так? Его накажут за это! Мокрыми, красными руками он запихивал расползающиеся по полу кишки назад. И тут дикая боль охватила живот, словно его набили раскаленными углями. Он завыл. Завыл на одной ноте, страшась собственного воя и не в силах остановиться.
  
  - Ы-ы-ы-ы!!!
  
  Словно в полусне он слышал голос говорившего по телефону хозяина.
  
  - Слюшай сюда! Готов корабль, срочно!
  
  - Да, его!
  
   - Срочно я сказал! Сам полечу!
  
  - Э! что хочеш делай, но чтобы через два часа он стартовал! И это, пришли джигитов в кабынет, пусть убируться!
  
  Хлопнула дверь а сознание милосердно покинуло умирающего на полу человека.
  
  По телескопическому трапу беглецы прошли в невеликую - восемь шагов в длину и пять в ширину и высоту шлюзовую. На стенах и на потолке скобы для движения в невесомости и привязные ремни. 'Предбанник' корабля оказал на Милу большое впечатление. Хотя она была коренной космичкой (прозвище обитателей внеземных колоний) но на настоящем космическом корабле ей бывать еще не приходилось а передачи и фильмы по стереовизору не дают ощущения полного присутствия. Нельзя прикоснуться к стене, ощутить ее надежность и теплоту, полной грудью вдохнуть воздух, пропитанный странным запахом звездолета: горьким ароматом космоса и острым озоновым духом. Девушка благоговейно прикоснулась к чуть теплой стене.
  
  Алексей обернулся к подруге.
  
  - Проводить тебя в каюту? Или пойдем со мной, посмотришь старт из пилотажной?
  
  Мила слегка поджала губы и бросила на стоящего с вещами в руках парня недоумевающий и почти обиженный взгляд. Еще чего! Да чтобы она пропустила шанс увидеть собственными глазами старт корабля! Да не за что на свете.
  
  - Конечно с тобой. Отныне и везде только с тобой.
  
  Парень покраснел.
  
  - Подожди меня здесь, - он открыл один из двух выходящих в шлюзовую люков, - занесу вещи в каюты.
  
  Самое трудное - попасть на корабль они сделали, осталось еще затеряться в безбрежном космосе. Отец обязательно постарается догнать и вернуть непокорную дочку. Но ничего, с ней Алексей и отец ничего не сможет им сделать!
  
  - Пойдем! - махнул рукой появившийся через пару минут с пустыми руками Алексей. Негромко металлически лязгнул, открываясь, второй люк он нырнул в него.
  
  По короткому, но абсолютно пустому как и предписывается инструкцией, коридору - никаких помех для продвижения, они прошли в пилотажную, встретившую беглецов множеством плоских, пока еще черных экранов, на которых отражались потолочные светильники. Синими, голубыми, оранжевыми и зелеными огоньками таинственно подмигивал пульт управления. Пиктограммы на его поверхности абсолютно непонятны непосвященному в таинство управления космическим кораблем. Перед ними два кресла с привязными ремнями, рядом болтались в невесомости шлемы. Беглецы устроились перед пультом в креслах, Алексей - командира корабля а Мила второго пилота. Парень надел на голову шлем виртуального управления и, наклонившись над пультом, начал торопливо набирать команды. Экраны один за другим начали оживать, внутри них замелькали картинки и графики абсолютно неинтересные девушке, внутри пульта с каждой секундой что-то новое начинало негромко шуметь. Скукотища какая, девушка едва слышно вздохнула. Парень покосился на подругу.
  
  - Хочешь покажу тебе наш 'Абу Кир' на экране, можно даже увеличивать или удалять?
  
  - Давай, - девушка кивнула, хоть какое-то разнообразие.
  
  Перед ней загорелся экран с изображением корабля. Алексей на пару секунд отвлекся, показывал как увеличивать и уменьшать изображение, крутить его.
  
  - Поняла?
  
  - Да, - девушка махнула рукой, - не мешай.
  
   На миг она застыла, любуясь картинкой. Космический корабль представлял из себя трехгранное веретено с неровным шариком по центру, гребнями по всей длине и дисками по оконечностям. Миле он показался похожим на гигантскую летающую змейку, порхающую по бездонной черноте космоса. Тонкое стометровое тело состояло из трехгранных металлических ферм с узким герметичным проходом внутри. Тонкий пальчик прикоснулся к странному утолщению приблизительно посредине корабля, оно приблизилось, заняло почти весь экран. Внутри, в самой 'толстой' экваториальной части кружились в разные стороны две центрифуги, разделенные перегородками на множество помещений. Появилась надпись, комментирующая картинку - обитаемый отсек, пятнадцать метров в диаметре с пилотажной, системами вооружения и жизнеобеспечения, камбуз-столовой, душем и туалетом а также с десятью двухместными каютами для экипажа и пассажиров. Вокруг - броня из наноботов, способная увеличивать толщину на угрожаемых направлениях и заращивать пробоины - отличная защита от микрометеоритов и радиации. В части помещений обитаемого отсека создавалась искусственная тяжесть, примерно равная лунной - этого более чем достаточно чтобы предотвратить атрофию мышц и костей и другие неприятные последствия длительного пребывания в невесомости. Несколько секунд девушка внимательно рассматривала внутреннее устройство обитаемого отсека, потом пальчик потихоньку сдвинул изображение в сторону кормы. На миг остановился на узком, ажурном гребне из тонких трубок вдоль сверкающих металлом ферм. Всплыла поясняющая надпись - радиатор, отводящий тепло от корабля. Ближе к корме четыре резервуара с запасами жидкой смеси дейтерия с тритием. Часть ферм свободна и оснащена прицепными устройствами для танков с грузами. Это наследие прошлого корабля, когда он служил грузовиком. Дальше, в хвостовой части двигательный отсек со стеллараторами (стелларатор - замкнутая магнитная ловушка для удержания высокотемпературной плазмы температурой до двухсот миллионов градусов) - термоядерными сердцами и двигателями корабля и, магнитные сопла управления вектором тяги - они позволяли идти даже на одном реакторе, и плавно разворачиваться. В стеллараторах водород с тритием превращались в раскаленное звездное вещество. Узким 'лучом' вырвавшись наружу, оно разгоняло корабль до скорости несколько сотен километров в секунду. В носовой части, перед защитным диском из наноботов, такое же магнитное сопло, только с фокусирующей насадкой. Когда-то такие насадки стояли на всех трех движках корабля, но сейчас осталась одна, и то барахлила - не держало фокусировку. Насадка позволяла на расстоянии до 10 километров сжать луч в плазменную спицу, резавший астероиды словно сварщик резаком металл. При этом, чтобы компенсировать отдачу, еще один движок работал на тягу в обратную сторону.
  
  - 'Космопорт', я -'Абу Кир', разрешите взлет.
  
  - Я - 'Космопорт, 'Абу Кир', вас нет в полетном плане.
  
  Алексей прищурился, отсутствие корабля в полетном плане было еще одним слабым местом в плане побега, но юноша надеялся, что это не сможет помешать. На 'Новом Кавказе' строго придерживались графика полетов только рейсовые корабли. Диспетчеры привыкли что пиратские и старательские корабли стартовали, когда это понадобиться их хозяевам.
  
  - 'Космопорт', я - 'Абу Кир', срочное поручение Мурадин-бея, разрешите взлет.
  
   В наушниках зашуршало, после непродолжительного молчания донесся хрипловатый голос диспетчера:
  
  - Я - 'Космопорт, взлет разрешаю.
  
  Алексей довольно прижмурился. Занял в кресле прежнее положение - откинувшись на спинку и, расслабив плечи, продолжил готовить корабль к старту.
  
  Через десяток минут снял с вспотевшей головы шлем, вытер волосы пятерней и, обернувшись к Миле, задорно подмигнул .
  
  - Хочешь сама запустить движки?
  
  Девушка часто закивала.
  
  - Конечно хочу, что за глупые вопросы?
  
  - Жми сюда, - Алексей показал на пульсирующую пиктограмму на пульте с надписью - старт.
  
  Девичий пальчик осторожно прикоснулся к сенсору. Оглушительно рявкнула сирена, заставив испуганно сжаться, но несколько томительных ударов сердца ничего не происходило. Мила подняла отчаянный взгляд на Алексея. Потом в хвостовой части корабля фиолетово-белым сиянием запульсировали три плазменных жгута, корабль басовито загудел, а ускорение прижало к креслам. На экране, где демонстрировался корабль, медленно проплывал корпус 'Нового Кавказа', с каждой секундой все быстрее замелькали сложные конструкции из зеркал, направляющих свет внутрь колонии, отдельных причалов и заводов - спутников, несколькими секундами спустя они слились в черную полосу.
  
  - Ой! - схватила себя за щеки девушка, но через миг руки опустились, окинула парня дерзким и веселым взглядом. Они уносились в пространство к неведомой судьбе но она была счастлива - любимый был рядом с ней.
  
  - Ну что? - не улыбаясь, но весело произнес парень и азартно, как человек выполнивший трудное дело и довольный этим, потер руки, - Пойдем теперь познакомимся с кораблем наяву?
  
  - Ну что? - не улыбаясь, но весело произнес парень, - Пойдем теперь познакомимся с кораблем наяву?
  
***
  Закат, в кровь окрасив траву и Реку, догорал. Последние лучи солнца вечным праздником сверкали в бесчисленных фонтанах резиденции правителя 'Нового Кавказа'. Предметы теряли форму сливались в серую массу. Из земли и теплой воды понимался пар, застилая белой вуалью и дворцовый парк и присмиревшую, лишь еле слышно плещется о песчаный берег волна, Реку. Трудовой день заканчивался, но только не у тех, кто к нему приступил, когда другие его уже заканчивают. У таких он был в самом разгаре.
  
  Еженедельное совещание силовиков 'Нового Кавказа' проводилось во дворце Беслана Виелхоева. После смерти 'старого' Виелхоева - даже медицина середины двадцать третьего века не могла до бесконечности продлевать человеческую жизнь, власть в колонии передалась по наследству. Совещание вел лично хозяин колонии. В поисках очередной жертвы он величественно оглядел замерших в креслах вокруг большого стола силовиков. На тяжелом, с медным оттенком лицом под редеющими волосами с начесом, черными, как вороново крыло, появилась, как ему казалось, грозное выражение. Наконец его взгляд остановился на старавшемся слиться с кожей кресла невысоким толстяком с пухлым, обманчиво простым лицом.
  
  - А что может доложить начальник полиции?
  
  Тот торопливо подскочил, заискивающе улыбнулся, обнажая желтые, прокуренные, но крупные и крепкие зубы.
  
   - Босс! Все в моих утренних докладах, вот только к вечеру появилась неожиданная новость! От Мурадин-бея сбежала дочь!
  
  Хозяин колонии удивленно прищурился, потом откинулся в кресле, на лице появилась неприятно-сочувствующая улыбка.
  
  - От старого бандита сбежала единственная дочь? Это как это?
  
  - Да, босс. У нее был любовник, так парень угнал один из кораблей Мурадин-бея и сбежал вместе с девчонкой!
  
  - А что за джигит, я его знаю?
  
  - Вряд ли - Алексей Гирей.
  
  Гладкий после подтяжки лоб Беслана слегка сморщился.
  
  - Нет не знаю, но все равно лихой джигит! Дочку украл, а еще корабль увел! - Ладони стукнули по столешнице, он раскатисто захохотал, а зал последовал примеру босса. Лицо толстяка - полицейского затряслось в подобострастном смехе. Он был доволен. Жизнь в верхах колонии подчинялась простым законам. Хочешь наслаждаться преимуществами своего служебного положения? Тогда делай так чтобы босс всегда был доволен тобой.
  
  Когда смех отгрохотал под высоким, украшенным лепниной и изображениями амуров со стрелами потолком зала, хозяин колонии наклонился перед раскрытым ноутбуком.
  
  - Отец! - произнес негромко и как-то заискивающе, - ты слышал, как ловко провели Мурадин-бея?
  
  - Да слышал я, слышал, - донесся слегка брюзгливый голос немолодого человека, - как всегда заставляешь меня слушать твои тормознутые слова.
  
  - Отец, ну я же не виноват, что для тебя время течет в тысячу раз быстрее чем для нас!
  
  Зал замер. Нечасто хозяин колонии в присутствии посторонних общался со своим покойным отцом. Впрочем, не совсем покойным. Когда человеческая оболочка отца полностью поизносилась его сознание перегрузили в компьютер. Впервые удачное переселение человеческой личности в компьютер - загрузка сознания (Загрузка сознания (также называемая переносом сознания) - технология позволяющая перенести сознание человека в компьютер), прошла 2 октября 2150 г. С тех пор прошло больше ста лет и технология была вполне отработана, но пользовались ею крайне редко, хотя мысль продлить существование в небиологическом теле и стать фактически бессмертным одновременно с полной иллюзией биологической жизни, была очень заманчивой для многих, особенно для стоящих на пороге смерти стариков. В компьютере создавался целый мир, неотличимые изнутри от настоящего, где личность наслаждалась всем, что только мог придумать изворотливый человеческий ум. Внутри машины, вмещающей личность человека, скрывался целый мир, созданный электронными импульсами, неотличимый ограниченными чувствами человека от реального. Только представить себе: целая планета, устроенная так, как тебе мечталось при жизни, где есть все: и прохлада утреннего ветерка и пахнущий дымом и огнем аромат пожаренного на костре мяса, и упоительная теплота женских губ. Где человек живет полноценной жизнью - женится, рождает детей или переживает необыкновенные приключения. Где человек может стать кем захочет - багдадским халифом, завоевателем полмира, римским цезарем или властелином Земли. Среди фанатиков даже распространилась своеобразная религия. Учение сводилось к тому, что перенос в машину личности это и есть тот рай, который обещало большинство мировых религий. В отличие от остальных религий ее адептам теоретически можно было пообщаться с достигшими 'рая' и, количество приверженцев нового учения с каждым годом росло. Желающих переселиться в компьютер останавливала абсолютно запредельная цена операции и, переселить сознание могли позволить себе лишь мультимиллиардеры. 'Старый' Виелхоев был среди счастливчиков, могущих позволить себе такие траты.
  
  - Ну вот и нечего меня беспокоить по пустякам! Подумаешь от черкеса сбежала дочь! Это всего лишь черкес, им до абхазов далеко! Настоящий абхаз никогда не допустил бы такого позора. Все, конец связи!
  
  Босс злобно зыркнул на потупившихся силовиков и совещание потекло дальше по давно заведенному порядку.
  
  
***
  Капитанская каюта на пиратском корабле 'Тоушки' невелика: шесть шагов в длину и по три в ширину и высоту. Бело-коричневый Юпитер, во всей своей грозной и мрачной красе, маячил на потолочном экране. Оттуда на Мурадин-бея с насмешкой смотрел красный глаз Пятна (Пятно - самый большой атмосферный вихрь в Солнечной системе: постоянная зона высокого давления, создающая антициклонический шторм на планете Юпитер). Белесые облака неслись над ним и тогда казалось, что он злорадно и оскорбительно подмигивает. Под стать этой картине было и настроение сидящего за столом перед ноутбуком на узком сидении, так что едва поместишься между подлокотниками, человека. Родившийся в груди жесткий как изжога комок гнева, так и не растаял, но по прошествии нескольких часов старый пират уже мог действовать независимо от эмоций. Мурадин-бея, знаменитого подвигами предводителя джигитов, обокрал и унизил мальчишка. Кто из джигитов будет подчиняться Мурадин-бею, если он не способен командовать даже собственной дочерью? В узком мире пиратов и гангстеров 'Нового Кавказа' все держалось на личном авторитете. Ты сильный и удачливый предводитель и люди преданно следуют за тобой, но чуть оступился и потерял хватку и былой авторитет, то не успеешь оглянуться как останешься один. Джигита силой не заставишь следовать за собой - уйдет к другому предводителю, сильнее и удачливее и тогда враги... А у кого их нет? У Мурадин-бея их было в достатке, словно стая шакалов набросятся на потерявшего былую хватку старого льва и растерзают его. Оставить без возмездия побег дочери, при чем такого, чтобы все поняли, есть еще порох в пороховнице, старый пират и не мог, и не собирался.
  
  Мурадин-бей лично возглавил погоню, но скорости кораблей приблизительно равны. Успеет догнать негодяев, нет? Непонятно.
  
  Ноутбук негромко звякнул, на экране появился значок входящего звукового письма. Человек вставил в ухо наушник, палец коснулся кнопки 'Пуск'. Прослушал, постепенно багровея, отчего шрамы на лице стали особенно заметны, запись совещания во дворце хозяина 'Нового Кавказа, потом по каюте разнеслись раскаты истерического и хриплого смеха. 'Вот уже и маменькин сынок Бесланчик с дохлым папашей издеваются надо мной'. Когда от хохота закололо в боку, старый пират резко оборвал смех и, со всхлипом проглотил забившую рот вязкую и горькую слюну. Он хрипло вздохнул и прикрыл глаза. В воображении возникла сцена: Мальчишка, его лицо испугано, он бы умолял о пощаде, но не мог - рот заклеен скотчем. Мурадин-бей берет его крепкой рукой за подбородок и презрительно смотрит в глаза, в которых обреченным зверьком плещется ужас. Потом, улыбаясь, медленно перерезает горло мальчишке словно барану, струя густой темно-красной крови падает на землю, ноги чечеткой стучат в недолгой агонии. Потом другая: на полу в алой луже извивается от боли и кричит, недостойная, впихивает воняющие дерьмом кишки в разрезанный живот.
  
  Человек открыл глаза и обвел невзрачный интерьер каюты взглядом, в котором пылал настоящий восторг.
  'Вай, аллах! Решено. Именно так я отомщу за унижение и ни один шакал не посмеет сказать, что у Мурадин-бея кто-то вырвал кусок и остался безнаказанным!'
  
***
  
  Прошло три полных полетной скуки дня. На экране радиолокационной станции заднего обзора второй день висел, словно привязанный, преследующий 'Абу Кир' ядерный межпланетник, но расстояние между кораблями почти не менялось. Алексей почти не сомневался - это погоня, отправленная отцом Милы, но 'Абу Кир' был резвой лошадкой, и он не сомневался - до границ пространства 'Нового Валдая' их не догонят.
  
  Двенадцатого мая - особый день для 'Нового Кавказа' - годовщина официального заселения колонии и жители праздновали его с неменьшим пылом чем официальные Уразу Байрам (праздник разговения) и Курбан Байрам (праздник жертвоприношения). Не отметить его было как-то нехорошо. Вечером Алексей зашел на камбуз и пошарил в холодильнике. На полках, плотно заставленных вкусностями нашлась неведомо каким образом попавшая на корабль бутылка слабенького вина. Алексей решил - пойдет. Нагрузив на поднос рядом с запотевшей, красноголовой бутылкой два бокала на высоких ножках и немного фруктов, направился к милиной каюте. Постучался в двери, донеслось приглушенное:
  
  - Да, - дверь сдвинулась в сторону и, он зашел за порог. В маленькой каюте негромко болтал настенный экран, он все еще ловил стереопередачи с далекого 'Нового Кавказа'. На узкой- ради экономии пространства, по-девичьи аккуратно застеленной лежанке первого яруса по-турецки сидела Мила и грустными, словно у побитой собаки, глазами смотрела на экран. Собранные в тяжелую косу, недавно вымытые волосы пушились, черной змеей опускаясь на лежанку.
  
  - А теперь новости светской жизни. Третий день самой обсуждаемой новостью, после выступления в стрип-кабаре 'Иерушалим' всемирно известной стриптанцовщицы Жозефины из Новой Европы, продолжает оставаться таинственное исчезновение дочери уважаемого предпринимателя Мурадин-бея, - говорила диктор - миловидная женщина в платке, - мы пытаемся расследовать куда она делась, но ничего кроме туманных слухов не удалось узнать. К сожалению, Мурадин-бей срочно вылетел на своем корабле и нам не удалось взять у него интервью, но наши корреспонденты попытались взять интервью у ближайшей подруги Милы - Асиды. На экране показалось изображение убегающей девушки на фоне пустынного коридора, к ней тщетно взывали корреспонденты. Мила протянула к экрану плоскую коробку дистанционника, звук исчез. Девушка отвернулась к стенке, донесся печальный вздох, плечи затряслись в беззвучных рыданиях.
  
  Бежать от деспота - отца было единственным выходом из ситуации, но несмотря на это сердце Алексея защемило от жалости к подруге. Парень положил поднос рядом с ручной читалкой - Мила обожала 'любовные' романы на такой-же узкий, как все в каюте стол, и осторожно присел на лежанку рядом. Что говорить, как утешить, он не знал. Он смотрел на девушку жарко, любяще, преданно. Наконец рыдания стихли, Алексей услышал напряженный голос Милы.
  
  - Отец не простит, который день все передачи обо мне... - Алексей любяще погладил девушки по дрогнувшего под ладонью плечу, она всхлипнула, рывком повернулась к парню. Во влажных, карих глазах горела нешуточная надежда, - Алешенька, давай позвоним ему, он же любил мать, он не может не простить меня. Он же любит дочь! Я уверена, он на корабле, который нас преследует.
  Поднявшись с постели, Алексей прошелся из угла в угол, потом с сомнением и любяще посмотрел на подругу. Та умоляюще сложила руки под небольшой, но 'стоячей' грудью. Крупный красный камень на золотой цепи, горел на нежной шее в тон пылавшим от волнения щекам и маленьким ушам.
  
  - Хорошо.
  
  Алексей поднял дистанционник и перевел изображение с передатчика на настенный экран. Через пару минут установилась связь с преследователями, потом на экране появился Мурадин-бей. На смуглом лице, обезображенном яростью лице собственной жизнью танцевали белесые змеи рубцов, почти слышался зубовный скрежет. Алексей еще никогда не видел воспитателя в таком гневе, он вздрогнул, ему показалось, что ничего хорошего от переговоров не будет. Несколько мгновений сузившимися глазами старый пират рассматривал беглецов. На губах Милы растаяла робкая улыбка, но не выдержала она первой, тихо произнесла:
  
  - Здравствуйте отец,
  
  - Ты смеешь называть мэня отцом? - яростно закричал Мурадин-бей, - Из-за тэбя, надо мною смэется весь 'Новый Кавказ'!
  
  - Отец, - но девушка не смогла договорить.
  
  - Молчи! Нэт у тебя больше отца! Шлюха!
  
  Мила вскрикнула, закрывая побледневшие губы руками. Алексей налился яростью, щеки покрылись пятнами. вызревший гнев плавился и вскипал, как вода в роднике, выметываемая глубинными ключами. Не выдержал.
  
  - Не смей так говорить о моей невесте!
  
  - Ты! - перевел взгляд на главного обидчика Мурадин-бей и захохотал зло, словно звуки с трудом проходили сквозь сузившиеся горло, - Щенок! Порочное сэмя, клянусь аллахом я своими руками отрежу тэбе голову и скормлю ее грязным свиньям!
  
  Алексей замолчал, не отрывая взгляда от горевшего непримиримой ненавистью лица Мурадин-бея. Руки, все некрупное, но тренированное тело затряслось в крупной дрожи.
  
  - А ты, - глухо произнес Мурадин-бей, обращая выкатывая хищные, обессмысленные гневом глаза на иссиню-бледную дочь, - лучше сама убей себя, или я собственными руками вспорю тэбе живот!
  
  Ненависть, злоба и желание защитить избранницу охватило парня, изо-все сил топнув ногой он прокричал прямо в бешено выпученные глаза отца избранницы.
  
  - Попробуешь подойти к моей невесте, убью!
  
  Несколько мгновений мужчины бешено мерялись взглядами, потом Мурадин-бей перевел взгляд на девушку и провел ребром ладони по горлу. Ресницы Милы задрожали, в глазах задрожали слезы обиды. Еще миг и, изображение старого пирата растаяло.
  
  Алексей посмотрел на помертвевшее лицо Милы. В карих глазах девушки накапливались и часто, одна за другой стекали слезы. Жалко, по-детски, дрогнули губы. Сейчас она могла мирно учиться в своем университете, а не убегать от озверевшего отца. А во всем виновато сватовство! Как он в это момент ненавидел себя. Если бы только он мог отыграть все назад, но, к сожалению, время отыграть назад невозможно.
  
  Слезы стекали на побледневшие губы. Мила почувствовала себя так одиноко. Почему, почему отец так ненавидит ее? Она точно знала, отец любил покойную мать, а ее дочери не досталось даже крохи той любви. Она завидовала, она отчаянно завидовала матушке. Стыдясь саму себя и злясь на собственный эгоизм, она не могла избавиться от себялюбивой зависти и от этого ушки запылали ярче любого пламени. Оцепенев от жалости к себе, она сидел, уставившись на черный экран стереовизора.
  Алексей присел рядом. Женских слез он не переносил и как вести себя с плачущей девушкой не знал, поэтому осторожно обнял за нежные плечи.
  
  Во всей вселенной осталась единственная душа - Алексей, на чью бескорыстную любовь Мила могла надеяться и то, что он обнял ее стало пусковым крючком. Она рухнула лицом на мужское плечо. Затряслась от рыданий; страшно, как плачут взрослые, подзабывшие соленый вкус слез и не в силах остановиться. В крупной дрожи сотрясается все худенькое тело Милы, а руки, которыми она закрывала лицо, были пламенно горячи. Так продолжалось долго, пока девушка не выплакала все слезы и не оторвала руки от мокрого лица.
  
  - Промочила тебе рубаху, - произнесла со всхлипом, спой мне что-нибудь, - она еще раз совсем по-детски всхлипнула и сердце Алексея пронзила такая острая жалость что он поклялся: сделаю все, чтобы она больше никогда не плакала.
  
  - Тебе надо выпить, - Алексей, открыл бутылку. Налив бокалы на одну треть, один из них подал Миле. Девушка отчаянно замотала головой.
  
  - Душа моя, тебе сейчас обязательно нужно расслабиться, это, - Алексей показал глазами на бокал, - поможет. Тем более что сегодня праздник.
  
  - Какой, - все еще вздрагивающим голосом спросила девушка, поднимая глаза на возлюбленного.
  - Двенадцатого мая. Годовщина заселения 'Нового Кавказа'!
  
  Не в силах сопротивляться Мила выпила. То ли от действия вина то ли от такого близкого и родного лица Алексея, но ей и правда полегчало, она и как-то жалобно улыбнулось, что его снова кольнуло в самое сердце.
  
  - Душа моя, хочешь спою тебе на гитаре?
  
  - Ты умеешь на ней играть?
  
  - Ты еще многое обо мне не знаешь, но у тебя будет время узнать...
  
  Гитара, Алексей знал, лежала в шкафу каюты Гюрзы
  .
  Призрачно все в этом мире бушующем,
  Есть только миг, за него и держись.
  Есть только миг между прошлым и будущим,
  И именно он называется жизнь!
  
  Первые же строки такой странной, но так хватающей за душу песни так захватили Милу что она не отрывала зачарованного взгляда от лица избранника до самых последних строк.
  
  Вечный покой - сердце вряд ли обрадует,
  Вечный покой - для седых пирамид.
  А для звезды, что сорвалась и падает,
  Есть только миг, ослепительный миг.
  
  Пусть этот мир вдаль летит сквозь столетия,
  Но не всегда по дороге мне с ним,
  Чем дорожу, чем рискую на свете я?
  Мигом одним, только мигом одним.
  
  Счастье дано повстречать иль беду еще,
  Есть только миг, за него и держись.
  Есть только миг между прошлым и будущим,
  Именно он называется жизнь!
  
  'Это про нас' - подумал Алексей, откладывая гитару в сторону, - 'Есть только миг, за него и держись'. Он вновь и вновь пел, пока Мила не начала аккуратно позевывать в ладошку. Тогда он поцеловал нежное девичье запястье и, взяв гитару, аккуратно прикрыл за собой дверь.
  
  Прошло еще четверо суток, которые влюбленные провели впервые так, как хотели. Никто не мешал их встречам и не нужно было таиться от окружающих. Эти дни показались им самыми счастливыми в их короткой жизни...
  
  В ярком свете потолочных светильников многочисленные мониторы пилотажной казались окнами в какой-то иной мир, полный захватывающих приключений и надежд на лучшее. В центре пульта выделялся широкий монитор с эпической картиной тревожной бездонной тьмы, лишь слегка расцвеченной холодными угольками звезд и молочной белизной далеких туманностей и галактик. Свет далеких комков раскаленной плазмы смешивался с огоньками многочисленных приборов на панели, бросая разноцветные отблески на лицо юноши, делая его старше и суровее, очерчивая резкие, чернильные тени вокруг глаз и тонких губ, придавая взгляду васильковых глаз мрачное, почти трагическое выражение. Когда ты смотришь в небо то вглядываешься в звезды, но когда опускаешь голову, то иногда уже звезды всматриваются в тебя и зовут к себе, манят словно магнитом. 'Интересно, достигнет человек при моей жизни звезд? Очень бы хотелось поучаствовать в экспедиции. Не обязательно пилотом, хоть кем!'
  
  Алексей коснулся сенсора на пульте и на экране загорелась транслируемая с РЛС (радиолокационных станций) корабля карта окружающей обстановки с наложенной на нее схемой владений человеческих государств. Пульсирующая точка с надписью 'Абу Кир' почти касалась пунктирной линии, охватывающей пространство в несколько кубических мегакилометров - суверенную территорию колонии 'Новый Валдай', входящую в 'Социалистическое Славянское содружество'. Алексей опустил взгляд вниз и пренебрежительно усмехнулся. Далеко позади маячила точка, которую ИИ корабля идентифицировал как корабль преследователей. Не отводя слегка затуманенного усталостью взгляда от экрана, откинулся на спинку кресла и заложил руки за шею. Потом мысли перескочили на скорую встречу с пограничной стражей русских. Он нервно сглотнул. Все эти дни и ночи тревога за жизнь любимой сверлила мозг, не покидая, наведывалась и ночью, но перед Милой он не показывал неуверенности. Горячо уверял, что русские, конечно, примут их, но в глубине души не был уверен в этом. Кто он им? Сын пирата и сам пират и не важно, что в его жилах течет такая же кровь, как и у них.
  
   Позади щелкнула дверь, Алексей обернулся. Густые черные, заплетенные в толстую косу волосы Милы словно заискрились в свете потолочных светильников. Прижав к стене подошвы башмаков, точным движением оттолкнулась от стены и ловко затормозила, схватившись за кресло - за прошедшие дни она хорошо освоилась с невесомостью и давно перестала пользоваться обувью с магнитами. Щелкнула защелка, все она не улетит подобно мячику при неосторожном движении. Взгляд девушки, полный тревоги и любви, обратился на Алексея.
  
  - Ты меня звал?
  
  - Да душа моя, пересекаем границу русского сектора.
  
  Прошло еще пара минут и на пульте замигал багровый огонек вызова. Беглецы переглянулись, и Алексей коснулся сенсора включения радиосвязи.
  
  - Пограничная служба 'Нового Валдая' - неизвестному кораблю! - ворвался в пилотажную слегка хрипловатый голос, - Ответьте!
  
  - Я 'Абу Кир', слушаю тебя Пограничная служба.
  
  - 'Абу Кир' вы нарушили государственную границу.
  
  - Мы беглецы с 'Нового Кавказа', просим убежища и защиты!
  
  - Защиту, говоришь? - хмыкнул неизвестный, - Останавливайтесь и ждите досмотровую партию.
  
  - Выполняю, но за нами погоня, прошу ее остановить!
  
  - Да уж за это не сомневайся, - с непонятной интонацией протянул невидимый собеседник.
  
  Алексей надел на голову шлем виртуального управления, руки заплясали на сенсорах пульта. Коротко рявкнула сирена, предупреждая - сейчас появится тяжесть. Последнее прикосновение к сенсору и корабль басовито загудел - включился один из двигателей. Струя раскаленной до звездной температуры плазмы ударила из носового магнитного сопла, вдавливая людей в кресла и замедляя корабль. Все, что они могли, все что от них зависело, они сделали.
  
  Слегка тревожное молчание повисло в пилотажной, а Алексей успокаивающе положил ладонь на хрупкое девичье запястье. Молча они смотрели на экран с данными РЛС, где с каждой секундой корабль преследователей приближался к русской границе и сокращал расстояние до 'Абу Кира'. Через несколько минут на краю картинки появились два новых значка, ИИ корабля идентифицировал их как русские малые сторожевые корабли проекта 1258. К этому времени скорость корабля измерялась жалкими километрами в секунду. Корабли русских на миг словно расплылись в тумане, а по экрану поплыла тревожно пульсирующая красная надпись: 'Внимание! Торпедная атака!'
  
  Словно громом пораженный Алексей ошарашенно хлопнул глазами. Неужели русские их атакуют? Расстояние слишком мало чтобы убежать. Сбить противоракетами? Их мало, слишком мало для отражения массированной атаки. Несмотря на это пальцы забегали по сенсорам пульта, а мозг продолжали разрывать вопросы. Нахмуренные брови придали глазам мрачное, почти обреченное выражение. Да, они самовольно пересекли границу, но вышли на связь и выполняют рекомендации русских пограничников. За что на них напали?
  
  - Пограничная служба 'Нового Валдая' - 'Абу Киру'! - послышался слегка хрипловатый голос, в котором явственно слышалась насмешка, Алексей вздрогнул от неожиданности, - Вы там штаны не намочили? Ракеты не по вашу душу, пуганем этого, который за вами гонится. Как поняли? Прием.
  
  - Да... - Алексей задавил готовое вырваться из груди крепкое словцо и покосился на Милу. Слава богу, она не поняла, что происходит! - Шутнички!
  
  - Ну и слава богу! Принимайте досмотровую партию. Сам капитан к вам летит!
  
  ИИ корабля нарисовал на экране монитора пунктирные линии - траектории движения выпущенных русскими кораблями торпед. Все они проходили далеко в стороне от 'Абу Кира'. Ракетные снаряды стремительно миновали корабль беглецов и начали приближаться к границам русского сектора, навстречу тормозившему кораблю преследователей. Алексей смахнул в сторону промокший чуб и обнял подругу за точеные плечи. Все что мог, он сделал. Теперь все зависело от доброй воли русских пограничников. Он ощутил буквально физическое облегчение, будто сбросил с плеч пятипудовый мешок и украдкой выдохнул воздух. На несколько секунд не забыл свои проблемы, нет, но отстранился от всего, что произошло за короткие и, одновременно, невыносимо долгие дни: побег из 'Нового Кавказа', погоня. Душа просто не могла вместить и пережить сразу так много, и сейчас беглец испытывал обычное человеческое облегчение, что все закончилось благополучно и наслаждался пришедшим покоем.
  Прошло еще пара минут и от одного из русских сторожевиков стартовал в сторону 'Абу Кира' катер. Русские ракеты затормозили у невидимой границы русского сектора, зависнув всего в нескольких мегаметрах от благоразумно остановившегося за пределами дистанции поражения лазерных орудий сторожевиков 'Тоушки'. Оттуда преследователь не мог достать корабль беглецов.
  
  Русский катер пристыковался к шлюзовому отсеку, и Алексей нажал на клавишу. Ведущая внутрь корабля крышка люка откинулась и в то же мгновение два десятка десантника - аватара проскользнули внутрь корабля и с топотом ринулись по коридорам. Меньше чем через минуту заняли все ключевые точки корабля. Послышались звуки тяжелых шагов, негромко металлически лязгнув, открылся люк пилотажной. Быстрым, пружинистым шагом вошел аватар с нарисованными на пластиковых плечах погонами с четырьмя зелеными звездами. На плече висел короткий автомат, а на поясе - короткий абордажный кинжал. В тесной пилотажной стало тесно. Беглецы поднялись с кресел и смотрели на пришельца с настороженностью и опаской. Русский аватар выглядел не менее внушительно, чем новейшие модели производства 'Нью-Вашингтона'.
  
  - Итак гости незваные, позвольте представиться, - аватар слегка склонил голову, - капитан пограничной службы 'Нового Валдая' Дроздов. Позвольте узнать причины, я так понимаю умышленного, нарушения границы и кто вы?
  
  - Я Алексей Рустемович Гирей, - парень повернулся к девушке, - это моя невеста, Мила. Извини, капитан, но зайти на вашу территорию по официальному проходу возможности не было. Нас преследует пират с 'Нового Кавказа'. Мы хотим эмигрировать на 'Новый Валдай' и служить русским.
  
  - Мне еще влюбленных не хватало для полноты счастья, - произнес слегка насмешливо аватар, - И почему старый пират Мурадин-бей лично гонится за вами?
  
  Алексей сжал зубы так, что на скулах змеями загуляли желваки, но все-же ответил.
  
  - Он отец Милы.
  
  Пришелец повернул голову в сторону девушки, рассматривая ее, потом назад на Алексея. Кивнул.
  
  - Тогда понятно почему он так разоряется, - в голосе русского послышался сарказм, - Хотите послушать?
  
  Глаза Алексея разгорелись, не раздумывая, наклонил голову.
  
  В помещении зазвучал хорошо знакомый гортанный голос Мурадин-бея, и столько в нем было бешенства и злобы, что беглецы вздрогнули - на миг показалось что он где-то рядом.
  
  - Хотите войны? Клянусь аллахом, если не атдадите минэ девчонку и пробитого (безрассудный, сумасшедший, идиот) очкошника (трус), я соберу всэх начальников джигитов 'Нового Кавказа'. Мы будем воивать. Мы перебъем стока русских что нэбо станет красным! - с повышенной страстностью кидал ломанные фразы старый пират, - Я вас... - голос прервался на полуслове.
  
  - Ну пожалуй хватит, а то так и тянет дать команду взорвать его. Разозлил ты похоже тестя паря. Пиратов 'Нового Кавказа' мы не боимся, но и проблемы нам не нужны. А теперь скажи мне, может выдать вас ему и всего делов?
  
  Мила ойкнула и ошарашенно хлопнула глазами. По спине Алексея пробежал холодок страха. Нет не за себя, а за девушку, доверившую ему жизнь. Неужели все усилия напрасны и русские выдадут их на расправу Мурадин-бею? Внутри него все трепетало, словно ему предложили заглянуть в файл с описанием его судьбы. Впрочем, так и было от решения русского пограничника зависело жить им с Милой или умереть. Выражение лица отчетливо поменялось, синие, славянские глаза налились кровью, словно парень готовился кинуться в смертельную схватку.
  
  - Отдайте меня, - глухо произнес Алексей и задвинул девушку за спину, - Милу приютите, отец убьет ее, не берите грех на душу.
  
  Он умолк, стиснув кулаки, иначе не сумел бы удержать эмоции, и они выплеснулись бы из него наружу.
  Девчонка всхлипнула, изо всех сил вцепившись в мужское предплечье. Несколько мгновений капитан изучающе смотрел в лица влюбленных: разгневанное парня и испуганное девушки. Он не хотел платить жизнями подчиненных за романтические чувства двух молодых людей. Судьба Алексея и Милы повисла на волоске. Молчание затягивалось.
  
  - У Алексея родственники остались на 'Новом Валдае' - пискнула из-за спины парня Мила.
  
  - Вот как, - повернул голову к девушке аватар. Впервые в его голосе появился неподдельный интерес, - И как их зовут?
  
  - Не знаю, знаю только имя и отчество матери: Наталья Семеновна.
  
  - Русская?
  
  - Да... наверное, она погибла, когда я совсем маленький был.
  
  - Не думаю, что это поможет, но проконсультируюсь с куратором из службы безопасности, - аватар вновь замер, видимо вступив в неслышные невольным зрителям переговоры.
  
  Алексей с отчаянной надеждой посмотрел на неподвижное лицо аватара. В памяти всплыла клятва на могиле родителей. 'Примут меня с Милой, буду служить верой и правдой! Надо, жизнь отдам!'

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"