Белоус Олег: другие произведения.

Визит родственников

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
Оценка: 9.19*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Еще через пару минут стало окончательно ясно. Три группы воздушно-космических аппаратов Пришельцев стремительно снижались над севером Сибири, над Аляской и северной Канадой. Коротко взревел ревун, превращая рабочую атмосферу Национального центра управления обороной Российской Федерации в нечто похожее на лихорадочную атмосферу офиса крупной компании в дни аврала, когда всесильный директор настропалил сотрудников так, что они готовы вкалывать, не обращая внимания на мелочи, типа рабочего времени. А еще через минуту зазвенели 'тревожные' телефоны в спальнях у министра обороны и президента страны...

  И когда Он снял шестую печать, я взглянул, и вот, произошло великое землетрясение, и солнце стало мрачно как власяница, и луна сделалась как кровь.
  И звезды небесные пали на землю, как смоковница, потрясаемая сильным ветром, роняет незрелые смоквы свои.
  И небо скрылось, свившись как свиток; и всякая гора и остров двинулись с мест своих.
  И цари земные, и вельможи, и богатые, и тысяченачальники, и сильные, и всякий раб, и всякий свободный скрылись в пещеры и в ущелья гор
  откровение Иоанна Богослова
  
  В далекой-далекой солнечной системе, настолько отдаленной, что даже увидеть ее звезду с Земли возможно только в самый мощный телескоп, у низкого, в пол окна прислонившись к холоду пластика по-юношески гладким лбом молча стояла женщина. Вот только присмотревшись, внимательный зритель усомнился бы в ее юном возрасте. Слишком много прожитых лет и боли читалось в ее взгляде, слишком густая сетка морщинок окружала ярко-коричневые как янтарь глаза.
  
  Женщина прощалась с собственным миром. Горизонт на глазах подернулся темной дымкой, следом появилась стремительно расширяющаяся и увеличивающаяся в размере угольно-черная полоса. Город внизу, всегда шумный и веселый замер в ожидании неизбежного прихода смерти. На широких улицах и проспектах ни машин, ни прохожих; все: зелень бесчисленных рощ, дальше бескрайняя, плоская как ладонь тундростепь - родина расы драуни, с миллионами населяющих ее живых существ, десятки тысяч горожан - обречены. В первые дни атаки на планету казалось, что городу повезло. По нему ни пришлось ни единого удара соргисов, то ли поскупились расходовать дорогие ракеты на маленький городок, то ли постарались войска противоракетной обороны - не важно. Это только отсрочило неизбежный конец.
  
  Послышался скрип дверей, шум шагов. К окну подошла женщина, похожая словно сестренка, но только намного младше.
  
  Ветер, предвестник того ужаса, что через считанные десятки минут овладеет городом, завыл неистово и страшно. Понес по пустынным улицам мусор и пыль и листву, склонил ветви деревьев до земли.
  
  - Планету уже не спасти, - зябко поежившись, произнесла женщина помоложе.
  
  - Да - не поворачиваясь, ответила безжизненным голосом вторая.
  
  - Мамочка, давайте вместо вас останусь я?
  
  Старшая развернулась.
  
  - Что? - От гневного голоса зазвенели бокалы на столе. Щеку дочери обожгла хлесткая пощечина. Она ойкнула от неожиданности и схватилась за щеку, на ресницах задрожала слеза.
  
  - Прости, прости! - руки женщины обхватили тонкую талию дочери, сухие губы осыпали лицо самого родного человека поцелуями, - Не смей даже думать об этом! Ты должна улететь на колонизационном транспорте!
  
  - Мамочка вы нужна мне... - девушка обняла плечи матери, - надеюсь что все получится. Нет я знаю, что получится и нас ожидает планета, пригодная для жизни...
  
  Глупышка, - женщина болезненно улыбнулась сухими губами, - ты же знаешь, что после смерти отца я живу только ради тебя. Ты выросла, доченька моя, - ледяная как смерть ладонь погладила девушку по щеке и от этой немудреной ласки все в ней сжалось в снежный комок, - Ты большая и проживешь без меня а я не могу расстаться с могилой твоего отца. Жаль что не получится увидеть твоих детей.
  Она стояла прочно утвердившись на полу и, чуть расставив ноги, и отступать не собиралась ни на миллиметр. Девушка многое хотела сказать матери но лишь изо всех сил сжала кулачки.
  
  Полоса на горизонте превратилась в тучу цвета Преисподней, какую природа не способно сотворить. Полное горького пепла сгоревших городов и радиации облако стремительно надвигалось на застывший в страхе город. Рука младшей на талии матери дрогнула, голова склонилась ей на плечо, что-то потекло по коже шеи.
  
  - Глупышка моя, - ласково произнесла мать с нежностью глядя в разрисованное черными полосами потекшей туши дорогое и знакомое до последней черточки лицо. Женщина развернула дочку к себе, вытащив из кармана платок, тщательно вытерла ей лицо, - ты должна выжить и продолжить наш с папой род, обещай мне.
  
  - Да, мамочка.
  
  Долгий, неподвижный взгляд вонзился в глаза девушки.
  
  - Ты выполнишь со мной Последний обряд? Ты единственная родственница.
  
  Девушка содрогнулась от ужаса и посмотрела в обострившееся, словно в предчувствии неизбежного, лицо матери. Едкая горечь подступила к горлу. Ей стало все равно: жизнь, смерть. Она была в отчаянии и если бы не обещание матери выжить, то осталась бы с ней. Девушка кивнула и низко склонила голову, чтобы не выдать вновь брызнувших слез.
  
  - Ну и хорошо!
  
  Черная облако наползло, стало темно, глаза с трудом видели контуры мебели в комнате, ночь и смерть поглотили город. Негромко щелкнуло, под потолком вспыхнул светильник, осветив людей и неброскую обстановку комнаты. Женщина хлопнула в ладоши, в открывшуюся дверь вошли два человекообразных робота с сервировочным столом полным изысканных яств. Посредине его - два бокала с ярко-красным вином. Девушка содрогалась от ужаса, женские пальцы судорожно сжали за тонкую ножку бокал.
  
  - Кушай, доченька, так положено по обычаю.
  
  Девушка несколько мгновений ошеломленно смотрела на мать, потом судорожно сглотнув, кивнула но так и не смогла заставить себя прикоснуться к еде. Старшая женщина неторопливо отведала по ложке от всех блюд, потом подняла стоявший перед нею бокал. Мертвые губы сжались. Глаза дочери стали размерами с пятак.
  
  - Ну, наверное и все... - задумчиво произнесла старшая женщина.
  
  Ослепительно-белая пилюля упала в бокал, бесшумно растворилась.
  
  'Вино красное как кровь' - подумала девушка, изо всех сил сдерживая рвущийся из глубин естества крик.
  
  - Да прибудет жизнь! - громко провозгласила женщина на древнем, полузабытом языке и до дна выпила бокал. Девушка едва пригубила свой и поставила его назад.
  
  Мать отвернулась к окну навстречу овладевшей городом смерти.
  
  - Иди Аредэль, - неожиданным ударом кинжала в живот саданул по нервам мертвый голос женщины, - не стоит тебе видеть что будет дальше.
  
  Девушка в голос зарыдала и выбежала в дверь. 'Так будет лучше... для всех' - подумала женщина прижимаясь лбом к прозрачному и прохладному пластику окна. За его хрупкой преградой стремительно падала температура, щелкал счетчик субатомных частиц, скоро уровень радиации стал смертельным для любого крупного существа.
  
  Еще через несколько минут, женщина вздрогнула и бесшумно осела на пластик пола. Застывшие глаза смотрели в потолок, биение хрупкого сердца остановилось навсегда. Роботы подошли к телу, подняли его на руки. Им предстояло похоронить его в семейной усыпальнице.
  
  Через несколько дней сплошная и непроницаемая пелена грязно-серых туч и пепла горящих городов и экваториальных лесов накрыла планету. Сумрак, общепланетное похолодание и радиоактивные осадки уничтожили на суше высшие биологические виды. На несколько столетий планета стала непригодна для жизни.

Глава 1

  
  После событий на далекой планете прошло три года.
  
  Люк бесшумно открылся внутрь переходного отсека. Потянуло затхлым воздухом и туалетными запахами. Русские: Петр Александров и Анатолий Сидоркин - далеко не новички в космосе, непроизвольно поморщились. Ничего не поделаешь, станция старая, все системы порядком изношены и через год ее собирались затопить в Тихом океане. После этого дальнейшая судьба пилотируемой космонавтики США оставалась под большим вопросом. Привычно оттолкнувшись от стены, русские неторопливо вплыли в переходный модуль старушки МКС. Двое американцев - очередной экипаж, ставшей после ухода со станции несколько лет тому назад русских международным очень условно - девяносто процентов астронавтов состояло из американцев: Пол и Алан, выдавили на лица белозубые голливудские улыбки. Пол держал сооруженный из крышки контейнера рациона питания поднос с несколькими завернутыми в пластик кусочками хлеба. Рядом лежали четыре наполненные красным содержимым медицинских шприца, только вместо игл - пластиковые соломинки для коктейлей. За спиной американцев в иллюминаторе проплывала желтая с вкрапленными темно-зеленых пятен растительности - джунглей, Африка.
  
  - Окей, парни! - чернокожий астронавт Алан по очереди пожал руки русским. Он гордился тем, что был первым чернокожим представителем ЛГБТ на орбите и о нем взахлеб писали средства массовой информации англосаксонских стран, - Добро пожаловать на МКС! - и уж как-то слишком уж чувственно прижал гостей к груди. Алексей сглотнул слюну, даже голос у негра или как теперь правильно, афроамериканца звучал противно, как в фильмах. В душе появилось неприятное чувство гадливости, от которого не удавалось избавиться. Нет Анатолий не был расистом или ненавистником сексуальных меньшинств, но такое внимание первого представителя ЛГБТ в космосе изрядно напрягало. Но приказ есть приказ. Сначала посещение с дружеским визитом МКС и только потом к себе на национальную станцию РОСС - российскую орбитальную служебную станцию. Предстояло хлопотное но небывалое в истории космонавтики дело- достраивать космический комплекс Нуклон - с ядерной энергетической установкой, предназначенный для полета на Луну. Лететь на нем предстоит не ему и от этой мысли хотелось рвать и метать.
  
  - А теперь как это по-русски? - Алан изобразил на чернокожем лице задумчивость, - Хлеб вам и соль и... хряпнем за посещение старушки МКС!
  
  Он указал пальцем на шприцы и вновь раздвинул толстые губы в улыбке:
  
  - Это лучшее в мире американское вино, разбирайте, коллеги!
  
  Русские переглянулись. Нарочитое стремление понравиться коробило. К тому же спиртное в космосе не положено, но мало для кого секрет, что этот запрет регулярно нарушался. Немного, почему бы и нет?
  Космонавты и астронавты 'чокнулись' шприцами словно стаканами, выдавливаемое поршнем хмельное содержимое потекло в рот, но Анатолий немного перестарался. Из неплотного соединения шприца и соломинки выскочила большая капля и повисла перед носом.
  
  Тих пробормотав:
  
  - Черт, - он попытался поймать ее ладонью, но движение воздуха отнесло каплю к иллюминатору.
  Вторая попытка поймать непослушную каплю была удачнее, но взгляд успел зацепиться за иллюминатор.
  Русский замер, глаза стали круглыми, словно блюдца.
  
  Привычный рисунок земных созвездий кардинально изменился. В пространстве рядом с Луной висел заполненный странной белесой мутью огромный квадрат, в несколько раз больше спутницы Земли по угловому размеру. Как будто кто-то неведомый, но очень могущественный вырезал кусок самого пространства. И тишина, тишина, прерываемая только привычными и вечными шумами работающей станции. Этого не могло быть, но это было!
  
  Несколько мгновений космонавт разглядывал открывшуюся картину. Лоб покрылся холодной и мерзкой испариной, рука машинально смахнула ее. Он почти не почувствовал слишком игриво опустившуюся на плечо руку Алана. Внезапно она дрогнула. Американец увидел.
  
  - What is this? (Что это?) - разорвал тишину, нарушаемую только вечным шумом изношенной аппаратуры МКС, хриплый от волнения голос, но на него никто не отозвался.
  
  Люди столпились у иллюминатора, внезапно, в единый миг, внутренности квадрата очистились от мути. На его месте проступили очертания незнакомых созвездий, какие не видел еще ни один человек. А потом оттуда неторопливо показалась колоссальных размеров нечто, до боли напоминающее остров: буро-зелено-серая земля, казавшаяся издали макетом какой-нибудь обетованной страны. Это нечто находилось или слишком близко или имело поистине гигантские размеры, а скорее всего и то и другое вместе. Зеленый ковер густого, похожего на тропический, леса покрывала его поверхность, лишь у кромки острова виднелся дугой охватывающий берег довольно большой поселок; под молочно-белыми крышами сверкали стеклами окон двух - трехэтажные здания; в глубине - невысокие холмы, из чащи чудовищными зубами выглядывали мощные квадратные башни, по виду очень древние. Сверху над островом колоссальных размеров мыльным пузырем сверкало и переливалось всеми цветами радуги нечто удерживающее внутри воздух. Внизу чудовищное порождение иного разума ограничивала угольно-черная плоскость, ширину которой из-за расстояния невозможно определить. Туша чудовищного, невозможного с точки зрения человеческой логики межзвездного корабля - острова все выплывала и выплывал из чудовищного провала в пространстве, подобно кораблям из первого фильма лукасовских Звездных войн и, все никак не заканчивалась. Перед землянами был предсказанный учеными прокол в пространстве, соединяющий две точки, отдаленные гигантскими расстояниями. Прошло несколько секунд и гигантский корабль полностью выбрался в наше пространство а за ним появился следующий титан, но не видно ни яркого ракетного выхлопа позади ни чего-либо другого, что может перемещать корабль в пространстве и вообще непонятно, что за таинственная сила движет его.
  
  Алексей ощутил себя голым на пустынной площади - ни убежать ни укрыться. Тут впервые ему стало страшно - то был внезапный, безмерный и почти неодолимый ужас, что заставляет бежать, не помня себя с отчаянным воплем. И это не страх перед опасностью, ибо опасности пока не было. Звездные гиганты не обращали внимания на металлическую банку на орбите планеты с запертыми внутри людишками.
  
  Из неведомых пространств вылез десяток звездолетов - островов и калитка в неведомые пространства захлопнулась на ее месте засияли привычные земному взгляду созвездия.
  
  Что-то яркое, разноцветное, обтекаемое отделилось от опушки одного из островов и быстро пошло в сторону соседнего.
  
  Алексей покачал головой. 'Суперцивилизация говоришь? Ничего похожего на освоенные человечеством ракеты, но немыслимым образом летает!'
  
  Давно ожидаемый, предсказанный лучшими умами человечества, будоражащий кровь обывателя контакт с ИНЫМ разумом! Все произошло не так как предсказывали ученые и фантасты. Где текущие по земле реки крови на фоне апокалипсических картин? Где красивый фейерверк в пламенеющие небеса. Или братство звездных рас с лобзанием в десны или что там есть у неведомых братьев по разуму? Но так не бывает, точнее бывает, но редко, по-настоящему великие СОБЫТИЯ происходят совсем иначе - интеллигентно, тихо и незаметно.
  
  Некоторое время в отсеке стояла тишина, прерываемая лишь привычным шумом аппаратуры станции, а потом Алан громко сглотнул и повернулся к русским космонавтам. В коричневых глазах негра отражался дикий ужас. Анатолий торопливо сбросил чужую руку с плеча.
  
  - О мой бог! О мой бог! О мой бог! - беспрерывно повторял американец, выпученные глаза, казалось, еще немного и вывалятся из глазниц, - Это нашествие инопланетян. Мы все погибнем! Боже! Спаси Америку! - в последний раз пробормотали толстые губы, глаза закатились, страшно блеснув белками, доблестный или доблестная? американский астронавт был в глубоком обмороке.
  
  - Тьфу, чертова негра, - по-русски пробормотал Анатолий, - и что с тобой делать?
  
  Перед его мысленным взором пронеслись апокалиптические картины вторжений на Землю из многочисленных американских блокбастеров. А иначе зачем прилетать в таком количестве? Вот тебе и долгожданный контакт с внеземным разумом! А на станции Мир когда-то было орудие, подумал Анатолий, а у нас на двоих один полуавтоматический пистолет, им только застрелиться можно! На миг до хруста в зубах захотелось, чтобы все, что он сейчас увидел оказалось всего лишь кошмарным сном...
  
***
  
  Едва подполковник Фисенко - командир эскадрильи, пробасил: 'Разойтись', и направился к командирскому вездеходу, подгоняемая попутным ветром шумная толпа летчиков синей форме и технарей в черных робах бодро зашагала с вечернего построение. Лейтенант Сергей Соколов торопливо с толпой и, стараясь не попадать на глаза отцам-командирам, двинулся сквозь морозный полумрак полярной ночи к массивной коробке бетонного здания КПП (контрольно-пропускного пункта). После того как месяц тому назад на орбите Земли появились корабли инопланетян, в вооруженных силах ввели готовность 'Повышенная', начальство совсем озверело. Появилось множество задач, которые нужно выполнить срочно, а если еще и введена боевая готовность, то кто будет считаться с тем, что служебное время закончилось? И кто лучшая жертва для этого? Правильно! Молодой- меньше года тому назад выпускник Краснодарского высшего военного авиационного училища к тому же холостой! И никому нет дела до того, что и у молодого должно быть личное время!
  
  Сергей забрался в лениво рычащий двигателем переполненный автобус. Красно-белый шлагбаум медленно поднялся к хмурому небу и автобус-вездеход благополучно миновал КПП. Народ перешучивался, строя планы на вечер и в тысячный раз обсуждая молчание кораблей пришельцев на орбите. Еще через десяток минут по заснеженной дороге - это в центральной России середина апреля уже весна, а в поселке Новосеверный, что прятался в небольшой бухте на берегу Северного Ледовитого океана в Ямало-Ненецком автономном округе, только морозы перестали зашкаливать за сорок градусов и до настоящей весны: короткой, но бурной, еще далеко, спрыгнул на конечной остановке. Ветер усилился. В лицо наотмашь ударило колючими снежинками, вокруг главенствовал белый цвет снега, пахло морозом и близким морем. Лучи солнца, едва приподнявшегося над затянутым льдом океаном, с трудом пробивались сквозь свинцовые тучи. Солнечная дорожка по льду, вчера ветер его обнажил, терялась перед заснеженным берегом, упираясь в длинный мол небольшого порта - главную причину строительства в этих суровых местах поселка. Далеко, на горизонте на белом фоне льда виднелись темные точки каравана судов, осторожно пробирающихся вслед за ледоколом.
  
  На берегу белел десяток обшарпанных панельных пятиэтажек, помнящих еще времена генеральных секретарей, 'старой' части поселка. Там жили старожилы, занимавшиеся в основном обслуживанием северного морского пути. Круглогодичный грузопоток по нему достиг 120 миллионов тонн. Меньше, чем по пути через Суэцкий канал, но с учетом трансконтинентального транзита: автомобильного и железнодорожного а также перевозок по Международному транспортному коридору 'Север-ЮГ' через территорию Ирана, дальше по Каспийскому морю через систему речных путей в Черное и Балтийское моря, за последнее десятилетие Россия сумела отвоевать солидный кусок международных грузоперевозок. Справа сверкало два десятка пластиковых куполов и переходов 'новой' части поселка, обязанной своим существованием русско-китайскому проекту по экспериментальной добыче со дна моря гидрата метана.
  
  Сталкиваясь с множеством трудноразрешимых проблем, мир переходил, или точнее пытался перейти на следующий, шестой технологический уклад. Самой запутанной и сложной из них был катастрофический недостаток энергии. Физики давно погибшей страны - СССР, еще в далекие восьмидесятые годы двадцатого столетия доказывали, что при использовании только традиционных источников энергии, включая возобновляемые, с их исчерпанием человечество обречено скатиться вниз. Что жизненно необходимо овладение термоядерной энергией, позволяющей экологично, без вредных отходов, решить энергетические проблемы. Ведь по подсчетам ученых запасов дейтерия в воде океанов и морей хватало примерно на 300 миллионов лет. Десятилетия физики бились над проблемой создания термоядерного реактора, но сияющая впереди цель так и оставалась недостижимой. Выход видели в развитии международного проекта термоядерного реактора (ITER), но он хотя и развивался по графику, но ответ на вопрос, позволяют современные технологии создать термоядерные электростанции (ТЭС) или нет, мог дать только к 2035 году. В свою очередь массовое строительство ТЭС планировалось лишь к середине века, а пока приходилось использовать 'традиционные' технологии.
  
  А пока ТЭС были далекой перспективой развития цивилизации, страны Запада, или как они сами называли себя 'развитые страны' и альянс Китая и России по-разному решали мучительный энергетический вопрос. На Западе посчитали что достаточно добровольно закрыть большую часть атомных электростанций, якобы по причине их опасности, угольные шахты и разрезы из-за загрязняющих выбросов в атмосферу углекислого газа и сделать ставку на строительство ветровых и солнечных электростанций - возобновляемых, но крайне нестабильных, зависящих от времени суток и погоды: ветра и солнца, источников энергии. Такое решение привело к колоссальному - в десятки раз росту цен на ископаемые виды топлива. Водород, с помощью которого Запад пытался сгладить врожденные недостатки солнечной и ветровой энергетики, дорог в производстве, его трудно хранить и транспортировать к тому же он весьма взрывоопасен. Словом, несмотря на оптимистические прогнозы аналитиков и политиков, с созданием безуглеродной энергетики Запад явно буксовал. Массовые блэкауты (системная авария в энергосистеме, сопровождаемая массовым отключением потребителей) стали нормой в Европе и США, после одного из них в самый разгар зимних холодов от Украины окончательно отделился Донбасс, прихватив с собой Юго-Восток и Харьковщину.
  
  Россия и Китай, дружившие против общего врага - коллективного Запада, пошли другим путем, сделав ставку на гидрат метана - новое топливо будущего. Во-первых, его разведанные запасы, а он залегал на дне морей в виде многометровых пластов, более чем в 30 раз превышали объемы природного газа на суше. Во-вторых, сгорая, он разлагался на чистый водород и метан - самое то, для продажи сходящему с ума по экологии Западу. За дело взялся консорциум из государственных компаний Китая и российского Газпрома. Вскоре глубоко на дне северного российского моря появился первый, экспериментальный рудник. Над месторождением установили купол из изготовленного из углеродных нитей профильного двухслойного полотна. Потом в него загрузили компактный атомный электрогенератор и детандеры российского производства, изготовленные в Китае роботы и другое оборудование. Управление сложным и беспокойным хозяйством осуществлялось искусственным интеллектом и, посменно, операторами с берега. После включения атомного электрогенератора купол заполнился теплой водой, вздулся, приняв форму приклеившегося ко дну пузыря колоссальных размеров. Ожил дистанционно управляемый грейдер-рыхлитель. После нескольких часов работы из-под толстого слоя осадочной породы показался пласт белоснежного вещества - вожделенного гидрата метана. Сменные операторы на земле, встретили очередной этап работ ликующими криками на русском и китайском языке. Грейдер принялся рыхлить гидрат метана, одновременно промывая его мощными струями воды. Потревоженная от миллионолетнего сна порода буквально вскипела пузырьками газообразного метана. Поднявшись вверх, они образовали под куполом мощную метановую линзу. Мощные компрессоры отсасывали газ и сжимали в детандере. Дальше он отправлялся в накопительные резервуары. По мере их заполнения подводные лодки-газовозы увозили готовую продукцию на сушу. Когда гидрат метана заканчивался, купол перемещали на новое место, снятый грунт возвращали обратно и процесс повторялся.
  
  Еще на этапе подготовки к реализации проекта в ведущих средствах массовой информации и из уст политиков Запада звучали стенания, якобы добыча гидрата метана совершенно не экологична и разрушает хрупкую природу морского дна. После постройки рудника Европа категорически отказалась покупать 'грязные' метан и водород из гидрата метана. Но самыми опасными были периодически звучащие на Западе призывы разрушить подводный рудник. Несмотря на показную заботу об экологии, на самом деле, как и всегда, истинной причиной нападок были интересы 'зеленых' европейских компаний, производящих дорогой водород, совершенно неконкурентоспособный на фоне производимого русско-китайским проектом.
  
  Мнение китайских и русских ученых было противоположным - добыча ценного сырья производилась с соблюдением строгих экологических норм. Поэтому весь добываемый метан и водород шел дальневосточным потребителям, включая Китай. А чтобы охладить излишне горячие головы для охраны рудника и северного морского пути в окрестностях маленького северного поселка передислоцировалась эскадрилья МИГ-35 - многофункциональных легких истребителей, батальон спецназа и зенитчики.
  
  Сощурившись от секущих лицо колючих снежинок, Соколов открыл дверь и нырнул в теплоту пластикового перехода, соединявшего здания новой части поселка - там жили в основном управленцы подводного рудника и военные. Вообще-то это здорово придумали - накрыть дома прозрачными куполами и соединить переходами. Не нужно каждый раз одевать полушубок и морозиться на улице. Даже в самый лютый мороз под куполами температура не опускалась ниже двадцати градусов что позволяло сделать жизнь на крайнем севере комфортнее и прилично экономить на отоплении.
  Не выходя на тридцатиградусный мороз на улице, Соколов зашел в офицерское общежитие, простучали по ведущей на третий этаж лестнице быстрые шаги. На ходу сняв бушлат, он перекинул его через руку и прошел через холл с молчащим плазменным телевизором во всю стену. С дальнего конца длинного и темного коридора, где находилась кухня, доносился запах жаренного мяса. В обед Сергей успел только перекусить немного и желудок протестующе заурчал. Он направился по коридору с безликими и одинаковыми белыми дверями, отличающимися только номерами.
  
  Из щели полуприкрытой двери комнаты, которую он делил почти год с старшим лейтенантом спецназа Ванькой Жуковым на каменный пол падал луч света, доносился узнаваемый голос Луспекаева, смешиваясь с нудным бормотанием телевизора:
  
  Ваше благородие, госпожа победа,
  Значит моя песенка до конца не спета.
  
  Если дошло до 'Белого солнца пустыни', которого сосед обожал - то это верный признак - сосед в печали. Сергей вошел в маленькую прихожую, закрыл за собой дверь. Звуки музыки шли из-за прикрытой двери 'спальни', потом в нее что-то с шумом ударило. 'Так опять забавляется с ножами!' Сосед частенько забавлялся метанием бритвенно-острых ножей в укрепленную на двери мишень. Стараясь действовать нарочито громко, сбросил ботинки и повесил бушлат.
  
  - Ваня, я тебя умоляю, поосторожнее с ножичком, попадешь, дырку потом не заштопаешь!
  
   В комнате услышали, музыка прекратилась и дверь осторожно открылась. На лице высунувшегося в щель невысокого крепыша, на полголовы выше Сергея в майке и спортивных штанах, была озабоченность. На накаченном плече белел звездообразный шрам от пули - след прошлогодней командировки на Кавказ.
  
  - Ну так не попал же! А ты как зашел? Я что не закрылся? - произнес с досадой и с мягким южнорусским акцентом.
  
  - Нет, - Сергей проскользнул мимо него в комнату. Между двух опрятно застеленных кроватей стоял стол, аккуратно уставленный тарелками с колбасной нарезкой и нарезанными щедрыми ломтями белым хлебом, вскрытая банка шпрот источала резкий запах, белела большая тарелка с вареной картошкой. Посредине - стояла не открытая бутылка водки. Телевизор негромко бормотал что-то о загадочных пришельцах. Из десятки - центра висевшей на двери мишени торчали глубоко вонзившиеся ножи.
  Сосед зашел следом, привычно упал на своей кровати, рядом с газетой лежащей в ногах, Сергей устроился напротив.
  
  - Что напугал тебя? -произнес Сергей и насмешливо покосился на газету.
  
  - Я тебе дам напугал! - спецназовец направил палец, словно ствол пистолета на приятеля, на мгновение ставший стылым взгляд уперся поверх воображаемого прицела в переносицу Сергея.
  
  От невысокой, но крепко сбитой и накаченной фигуры соседа исходила почти видимая аура опасности. Хотя парни были друзьями, но на миг холодок страха пробежал вдоль позвоночника Сергея: приятель воспитывался матерью-одиночкой и в детстве на улице его дразнили байстрюком (внебрачный, побочный сын). Чтобы отомстить обидчикам он пошел в секцию бокса и кулаками доказывал собственные права а после школы пошел в военное училище а потом в 'северный' спецназ.
  
  Парни внешне были столь непохожи, что было непонятно, на какой почве они подружились. Наверное, их сдружила похожесть судьбы, у Ивана - так звали приятеля не было отца. У Сергея судьба была в чем-то схожа. Он родился на Донбассе в семье кандидата физико-математических наук, грезившего о серьезном научном открытии и увековечивании своего имени. В возрасте 10 лет на руках мальчишки от обстрела украинских карателей погибла горячо любимая мать а мальчишка возненавидел отца за то, что тот не спас ее. После гибели жены отец переехал в Москву, где со временем получил гражданство и поступил в один из исследовательских институтов. С годами угрюмость и неприязнь к отцу поутихли, но холодность в отношениях и лютая ненависть к нацистам остались.
  
  - Все, все, - шутливо поднял руки молодой летчик, - сдаюсь, круче тебя тока яйца и то страусиные!
  
  - То-то же! - сосед ощутимо расслабился, пальцы щелкнули суставами, но на лице оставалось мрачное выражение, - Надеюсь завтра у тебя полетов нет?
  
  - Да какие там полеты с такой погодой! - летчик махнул рукой, дай бог к выходным развиднеется!
  
  - Значит, переодевайся, Серега, поедим и бухнем! Вот, - ткнул рукой в бутылку спецназовец, - матушка прислала чистейшую чачу. У проверенного человека брала!
  
  - С чего бы это пьянка?
  
  - А, - досадливо махнул крепкой рукой спецназовец и сдвинул густые брови, но Сергей знал, что рано или поздно тот поделится проблемой.
  
  Сергей наморщил лоб. Если ограничится одной бутылкой, то за ночь запах выветрится.
  
  - Ладно. Наливай!
  
  Дождавшись, когда летчик переоденется в домашнее, Иван открыл бутылку. Прозрачная струйка полилась в граненые стопки, комнату наполнил запах винограда. Поднявшись с кровати, он сдвинул газету, под которой оказался недовязанный красный шарф на спицах. Иван торопливо спрятал его в встроенный шкаф. Своего необычного для мужчины увлечения - вязания, он стеснялся, как неподобающего офицеру спецназа и знал о нем только ближайший приятель и сосед - Сергей, но по просьбе Ивана держал это в тайне.
  
  - Ну, - пародируя генерала из старинной комедии 'Особенности национальной охоты' произнес спецназовец и поднял рюмку, - за справедливость!
  
  Прозрачная и жгучая жидкость протекла по пищеводу, вещь должен сказать изумительная и пьется словно вода! Поставив рюмку на стол, Сергей принялся усиленно закусывать. Негромко бормотал телевизор. От Новостей по первому каналу стало совсем невмоготу.
  
  С инопланетянами связывались во всех мыслимых радиодиапазонах, но пришельцы не реагировали. По предложению Академии наук России в верхних слоях стратосферы мощные лазеры рисовали разнообразные рисунки, но и это не вызвало никакой реакции. Молчание кораблей на орбите планеты повсеместно вызвало истерическую реакцию. В Вашингтоне стихийно возникли митинги, ораторы призывали правительство США разобраться с 'ужасными космическими монстрами' с неизвестными целями прибывшими на Землю; шумная толпа заполнила Красную площадь в Москве, требуя почти того же от русского Президента. Храмы всех религий переполнили прихожане, молящие Высшие Силы отвратить от Земли нашествие инопланетян.
  
  - Армия Соединенных Штатов Америки переведена на максимальную степень боеготовности, - комментатор, один из самых популярных, разглагольствовал с необычайным хладнокровием и самоуверенностью, - Это подразумевает, что США готовы к крупномасштабному военному конфликту с пришельцами с возможным использованием оружия массового поражения.
  
  А народные массы между тем охватила эпидемия массовых психозов, количество самоубийств увеличилось в несколько раз. Самозванные пророки тысячами вербовали адептов в новообразованные секты как за пришельцев так и против. Первые изображали их преодолевшим межзвездную бездну Высшим Разумом, не могущим быть не гуманным. По их мнению на Землю прибыли прекрасные 'эльфы' и люди должны встретить пришельцев с радостью. Вторые с пеной из рта доказывали, что раз пришельцы не идут на контакт, значит им есть что скрывать. Тем более что судя по размерам их кораблей, на Землю прилетели многие десятки тысяч инопланетян. Значит это колонизационные корабли и они готовятся завоевать Землю. Словом прилетели ужасные космические монстры и нужно готовиться к вторжению.
  
  - Вот уроды! - с чувством произнес Иван.
  
  - Кто? Эти? - Сергей кивнул на телевизор.
  
  - И эти и инопланетяне! Достали! Уже который день сидим на Повышенной, пусть или нападают или уматывают обратно! Вот ей богу, будь моя власть посбивал бы их всех!
  
  - Злой ты, - укоризненно покачал головой Сергей.
  
  - Зато справедливый! Ну их к черту, - Иван, нервно щелкнул пальцами. Нож молнией пролетел через всю комнату и воткнулся в десятку мишени с такими-же клинками. Привычные занятия всегда успокаивали его и помогали думать. Нащупав на кровати плоскую коробку дистанционника, нажал кнопку. Экран телевизора потух.
  
  Бутылка опорожнилась больше чем наполовину, успели и попеть песни под гитару - Сергей неплохо играл на ней, когда Иван признался что причина его мрачного настроения новые придирки Бздыня - так звали командира батальона спецназовцев, конечно, когда он не слышал. Причиной клички послужила его любимое присловье: 'Бздынь! И нет Хабаровского края!'.
  
  Иван потер нос это было верным признаком, что хмель овладевает.
  
  - Блин, Серега! - лицо исказила судорога ярости, - Затрахал комбат, придирается и придирается! Какого хрена я это должен терпеть?
  
  - А и не терпи, - парировал летчик.
  
  - И не буду! - заявил спецназовец и полез под кровать.
  
  - Ты чего, братан? На кровати спать-то лучше, - хохотнул Сергей.
  
  - Не учи ученого, - почти трезвым голосом ответил спецназовец и вытащил из-под кровати ящик с имитационными средствами. Этого добра у каждого уважающего себя взводного и ротного было в избытке. Вскоре на свет Божий появилась круглая картонная коробка с надписью на боку ИГН имитатор газового нападения (имитатор газового нападения), имитационный запал УИМД-5м и взрыватель замедленного действия ВЗД-Зм.
  
  - Я-я тебе устрою спокойную ночку, - слегка заикаясь забубнил спецназовец, одновременно вытаскивая из вставленного в имитатор взрывпакета огнепроводный шнур. После давней контузии он слегка заикался когда нервничал. Потом гулко хохотнул. Вздернутый нос забавно сморщился, - Значит так, мы казаки, обид не прощаем!
  
  Сергей поежился и бросил настороженный взгляд на собеседника. Вот не любил когда у его друга такое, шкодное настроение. А уж претворить задумку у друга возможность была. Он прекрасно владел всеми видами оружия от огнестрельного до холодного, включая шашку, владеть ее учил дед по отцовской линии.
  
  - Ты что задумал?
  
  А план был прост. Вместо огнепроводного шнура в отверстие имитатора вставил запал. Определявший время срабатывания взрывателя металлоэлемент слегка подрезал ножом. Все готово! Имитатор до кроев заполнен слезоточивым порошком. В коробке есть отверстие, куда обычно вставляется взрывпакет. Его шнур поджигают, взрывпакет, взрываясь, разносит имитатор в мелкие клочья, разбрасывая порошок, образующий в диаметре метров четыре-пять слезоточивое облако. Самое противное, что порошок, оседая, свойств не теряет, и стоит только, пробегая по зараженному участку и поднять пыль, как снова начинают ручьями течь из глаз слезы а из носа сопли.
  
  Сергей потер затылок а потом залихватски махнул рукой. А была не была, но другу поможет. Мстя будет страшна!
  
  Собрались быстро, взрыватель полетел в карман, имитатор под бушлат, хлопнула, закрываясь дверь. На часах был час ночи.
  
  По дороге не встретился никто, комбат жил в просторной трехкомнатной квартире в старой части городе в панельной пятиэтажке. Поднявшись на третий этаж, приятели остановились напротив квартиры зловредного комбата.
  
  Прислушались. Ни на верху, ни ниже ни звука - в поселке ложились рано.
  
  - Давай, - шепотом произнес Сергей.
  
  Из бушлата появился газовый имитатор и накрутил взрыватель, предохранительная чека отправилась в карман бушлата а картонная коробка - под командирскую дверь. Иван осторожно вытащил боевую чеку. Внутри легонько щелкнуло. Выпрямившись, прошептал.
  
  - Х-ходу.
  
  Друзья скатились по ступеням вниз и через десяток секунд скрылись в ночи.
  
  Встретились они вечером в общежитии.
  
  - Ну ты как? - спросил Сергей, выглянувшего на шум в прихожей спецназовца.
  
  - Да нормально, правда вычислил меня Бздынь, орал на построении... - Иван довольно прищурил глаза а потом гулко хохотнул, - глаза красные, словно у вампира. Спрашивает это ты? Ну а я отвечаю: 'Конечно я, разве я за ночь так изменился что вы меня не узнаете?'
  
  Сергей коротко хохотнул. Чтобы кто-нибудь издевался над Бздынем? Ничего более дикого он и вообразить не мог.
  
  - Ну а что дальше было?
  
  - Да колол он меня потом еще в кабинете, но ты же знаешь меня, по сравнению со мной Зоя Космодемьянская - болтушка. Короче ничего не добился еще и извинился...
  
  - Ну ты и жук...
  
  Остаток вечера друзья смотрели американский фильм про вторжение на землю с прикольным инопланетянином, назывался он вроде бы: 'Секретный материальчик'. За добрым инопланетянином гонялась секретная служба во главе с стервозной теткой, пытавшаяся отправить его в заключение, но с помощью двух землян - раздалбаев он каждый раз ухитрялся в последний момент ускользнуть.
  
***
  - Мужчины и женщины, люди других гендеров, немцы! - пожилая и словно высохшая от пылающих в ее душе темных страстей женщина потрясла сухеньким кулачком над головой, в другой она цепко зажала громкоговоритель. Усиленный голос раскатился над запрудившей и проезжую часть и тротуары толпой, зажатой между пяти-семи этажными каменными зданиями центральной улицы Берлина - Фридрихштрассе. Звуки плыли между угрюмыми: серыми и черными фасадами домов с неизменными магазинчиками на первом этаже, винные с объявлениями - 'продажа временно запрещена', с замысловатыми балконами и высокими решетчатыми окнами без штор, над готическими шпилями и островерхими мансардами; над радужными знаменами ЛГБТ, над зелеными - партии зеленых, над плещущими на холодном ветру белоснежными плакатами - что на них написано издали не разглядеть, пока не затихли вдали.
  
  Женщина подняла горящие фанатичным блеском глаза к хмурому, совсем не весеннему небу с тяжелыми, серыми тучами, почти царапающими крыши домов, словно через толстую вуаль атмосферы могла увидеть зависшие над Землей корабли пришельцев.
  
  - Человечество дождалось! Высшие космические силы прибыли на Землю, они помогут возродить погубленную неразумными людьми экологию Земли! Мы больше никогда не будем сжигать ужасный газ и уголь и портить атмосферу выбросами углекислого газа. Нам помогут!
  
  А что делают наши правительства и средства массовой информации? Вместо того, чтобы протянуть пришельцам руку дружбы, они нагнетают вокруг них самую настоящую истерию! - последние слова старуха почти провыла.
  
  Жадно внимающая толпа взорвалась одобрительным гулом. Лишь кучки полицейских в полном вооружении и со щитами на периферии митинга, всего пара сотен человек, безучастно смотрели на оратора, покуривали. Они еще и не такое видели. Рядом с ними суетилось несколько корреспондентов, в основном немецких. Бурное обсуждение прибытия инопланетян давно уже не новость.
  
  Высокий, с ухоженной бородой и намечающимся 'пивным' животом специальный корреспондент общественной телекомпании ARD: Фрайгерр, запахнул потуже ворот куртки и презрительно скривился. Что за бред она несет? А если это действительно вторжение? Пришельцы игнорируют все попытки связаться с ними. Почему? Это невольно наводит на подозрение, что их цели не так чисты как уверяет фрау. Но двадцать лет работы на телевидении приучили его к известному цинизму. Все эти лидеры общественного мнения действуют по одному шаблону. А зачем напрягаться? Это в одиночку человек способен на критическое мышление, а в толпе лишь очень немногие, только настоящие личности, которых, увы, не много. Там действуют иные законы чем в повседневной жизни. Еще древнегреческий мудрец Солон заметил, что один отдельно взятый афинянин - это хитрая лисица, но, когда афиняне собираются на собрания, имеешь дело со стадом баранов. Роль вожака заключается в том, чтобы создать веру, неважно во что. Для этого надо воздействовать не на разум, а на чувства - испытанный прием демагогов. Рассуждения и доказательства не нужны. Требуется утверждение и повторение этого утверждения и чем более оно будет кратким и, чем проще и нелепее выдумка, тем больше у демагога шансов на успех. Пусть что хотят болтают, его дело все снять и прокомментировать!
  
  - Иоганн, - произнес Фрайгерр, притрагиваясь к плечу оператора, - сними общий вид этого бедлама.
  Тот, не отрываясь от экрана камеры кивнул и медленно развернулся на девяносто градусов, беря в прицел собравшихся на улице демонстрантов: мужчин, женщин и представителей модных в Европе других гендеров, молодых и старых, полных и худых.
  
  - Сбрендившие от ненависти особи, - продолжала кликушествовать женщина, - верно подметили, что в больших кораблях многочисленный экипаж. Но что это означает? Это означает, что их планету постигла катастрофа или прогнали враги. Значит нам несказанно повезло, мы можем оказать Высшему разуму неоценимую помощь!
  
  Корреспондент вновь поморщился. Ну что она несет! Разве можно так однобоко воспринимать действительность? Внезапно его внимание привлекло здание на периферии митинга. Распахнулись ворота ближайшего дома, расположенного метрах в ста, оттуда вышло трое, похожие словно близнецы: крепко сбитые, с короткой стрижкой, тяжелая обувь в полувоенного вида черных куртках-бомберах.
  
   Чувствовалась в них какая-то агрессия и Фрайгерр приложил к глазам ладонь. Один из короткостриженных обернулся к товарищам и ткнул пальцем в сторону оратора а потом из рукава куртки выпала короткая полицейская дубинка.
  
  Внезапно и резко, словно топор по натянутому канату пришло понимание. Выцветшие светло-голубые глаза мужчины расширились. Это скинхеды или еще кто-нибудь придерживающийся противоположных взглядов и драки не избежать.
  
  - Иоганн! - дрогнувшим голосом произнес корреспондент, рука крепко схватила оператора за предплечье, - смотри, тут, похоже, наклевывается драка . Вторая вытянулась по направлению к странной троице. Это словно стало сигналом. Скинхеды, если это были скинхеды, с ревом кинулись на толпу а из черного провала двора выбегали все новые и новые вооруженные люди. С высоко поднятыми над головой палками, арматурой или дубинками в руках они бросались на толпу. Навстречу им с ревом, почти заглушившим крики паникующей толпы: 'Скинхеды!' кинулись крепкие молодые парни, отличающиеся от оппонентов только цветом одежды: такие же не стесняющие движение куртки, прочная обувь и главное лица, не изуродованные излишним пацифизмом. Зеленые и прочие ЛГБТ давно обзавелись группами поддержки, обеспечивающими безопасность.
  
  Все дальнейшее происходило быстро, очень быстро.
  
  Полицейские зашевелились, кинулись наперерез, но поздно, слишком поздно. Противники сцепились. С размаху задубасили битами и железными арматурами. Бешенные выкрики, мат, глухой стук соударяющихся палок, смешались в жуткую какофонию. На мостовую брызнула первая кровь. Через секунды драка превратилась в дикую свалку, где каждый сам за себя.
  
  - Снимай, снимай, - проорал в ухо оператора корреспондент. Да за эти кадры он еще дополнительную премию с компании слупит! Настоящий эксклюзив!
  
  Вот короткостриженый боевик зеленых с разворота пробивает ногой в грудь оппоненту. Охнув и коротко простонав, боец падает на окровавленную мостовую.
  
  Рядом размашистым хуком сносят на затоптанный асфальт его неудачливого товарища.
  
  Двое боевиков криком молотят упавшего скинхеда с арматурой по голове, по бокам - не важно, вопли боли упавшего почти не слышны.
  
  Высокий, по два метра боевик бьет ногой по ребрам в каратистком стиле скинхеда с рваным шрамом на лице от рта до виска, развернувшись на сто восемьдесят градусов, тот рухнул на асфальт.
  Из-за спин боевиков выскочил патлатый парень, в руке блеснул нож и тут же вонзился в тело. Скинхед, согнулся, между прижатыми к животу пальцами проступило алое. Подскочил боевик, с разбегу ударил по голове нунчаками. Стук, словно от удара по стволу дерева, взгляд скинхеда стекленеет. Словно подкошенный, рушится на грязный асфальт.
  
   Рядом лежит в расплывающейся под ним луже крови лысый парень. Тело сотрясает крупная дрожь, отходит. Глаза закатились, открывая страшно блестящие белки.
  
  Парень с лицом закрытым черной банданой с криком мощно бьет противника кулаком в нос, раз, другой. Потом добавляет в окровавленное лицо лбом, скинхед беззвучно рушится вниз.
  
  Лысый боевик ударил битой, с деревянным стуком та встречается с короткой полицейской дубиной его противника.
  
  Вклиниваются полицейские, молотят полицейскими дубинами всех подряд, пытаясь разделить противников.
  
  Горящими от возбуждения глазами Фрайгерр смотрел на драку 'противников' и 'поборников' пришельцев. Такого он даже в боевиках не часто видел, а сейчас все по-настоящему!
  
  Позади, в паре метров, послышалась яростная брань. Фрайгерр начал поворачиваться, но не успел, бита ударила в голову. Перед глазами словно взорвалась тысяча фейерверков. Окровавленный корреспондент телекомпании ARD упал на мостовую без сознания.

Интермеццо тайных лож

  
  Тайные общества - от этих слов так и тянет запахом тайны, закулисной власти, больших денег и крови. С конца XVIII века пользовалась популярностью теория, что миром правят ставящие перед собой цель подрыва устоев христианской цивилизации и подмену собой правительств тайные общества. Иные считали что они всего лишь ширма - слепое орудие, за которой прячутся управляющие миром евреи. Но все эти многочисленные теории не имели документальных подтверждений. Более того исследователи тайных обществ связывали появление слухов о масонском заговоре с сознательной дезинформацией иезуитов или государства. Означает ли это что тайные общества всего лишь сборища безобидных чудаков, не оказывающих влияния на политику и правительства? Конечно нет!
  В 1981 году из-за деятельности масонской ложи 'Propaganda Due'году в Италии разразился громкий скандал. В состав ложи входили самые могущественные персоны страны: министры, лидеры популярных партий, 23 депутата, 10 префектов, 6 адмиралов, 7 генералов финансовой гвардии, 10 генералов корпуса карабинеров, около ста президентов частных и государственных фирм, 47 директоров банков, высокопоставленных офицеров, крупных юристов, журналистов и политических деятелей. Под контролем ложи находились 4 издательства и 22 газеты. Она активно участвовала в политической жизни целого ряда стран: Италии, Аргентины, Уругвая, Бразилии. За это ее называли 'государством в государстве' или 'теневым правительством.
  
  Не меньшим, если не большим влиянием пользовались тайные общества в англосаксонских странах, прежде всего в США. Любовь к закрытым клубам американцы переняли от англичан. В Штатах таких заведений полно - включая древнейший South River Club, основанный еще в начале 1700-х, пенсильванскую Schuylkill Fishing Company и Old Colony Club - первый клуб классического типа, открытый в 1769-м. По сравнению с ними закрытый Богемский клуб, расположенный в 'городе Монте-Рио, Калифорния - только для сливок общества и мужчин, сущий младенец. Появившийся на свет в Сан-Франциско лишь в 1872 году он стал наиболее известным в мире клубом и многие, считали, что Богемская роща - то самое место, где плетутся нити опутывающего весь мир заговора, где встречается пресловутое тайное мировое правительство и проходят сатанинские гей-ритуалы...
  
  До прибытия пришельцев оставалось еще два года и ни один предсказатель не мог его предвидеть.
  
  Теплый калифорнийский июльский вечер, четверть десятого. Богемская роща. Тянулись ввысь неохватные реликтовые секвойи с корявой и коричневой, покрытой бахромой седых лишайников корой, под ногами лежала перина из гниющих иголок, топорщились пожухлые, желто-зеленые кустарники с метелками мелких цветов. Деревья росли густо, но в нечастых разрывах колючих крон маячило безоблачное, пронзительно-голубое небо. Два облачка: одно побольше, другое поменьше, летели, почти цепляясь за колючие вершины деревьев, к далекому океану. Еще не темно, но внутренности леса постепенно темнели и от этого становилось тревожно на душе. Не слышно ни птиц, ни цикад, словно все живое спряталось от жары или чего-то иного, таинственного. Тревожную тишину нарушал лишь свист ветра в кронах лесных великанов; он пах хвоей и перегретой на солнце землей. Вслед за уходящим солнцем по земле неторопливо ползли тени от цепляющихся за небо стволов деревьев.
  
  Вдали совершенно не к месту и не к времени - ее время ночь, заухала сова, но деревья приглушили и смягчили пронзительный вопль, словно ставший неким сигналом и в единый миг все изменилось. К этому времени еще больше стемнело, листва стала не как обычно зеленой а приняла кислотно-зеленый оттенок. В узком просвете между громадными стволами деревьев, по праву могущими называться патриархами леса, лишь слегка раздвигая полутьму замелькали огни. Появилась процессия: люди в кроваво-алых и темно-серых одеяниях с надвинутыми на голову капюшонами, делавших их похожими то ли на ку-клукс-клановцев то ли на странных монахов. Шестеро впереди держали в руках факелы, над ними судорожно плясали языки пламени. Еще шестеро, позади, несли на плечах закрытый черный гроб, от которого, казалось, исходили флюиды разложения плоти и смерти. Невольно на ум приходила догадка что 'монахи' задумали что-то сатанинское, запретное. Ноги ступали по земле медленно и осторожно, словно опасаясь резким движением или шумом пробудить нечто древнее и таинственное, спрятавшееся в этом лесу и казалось, что за ближайшим стволом неосторожного путника поджидает само ЗЛО. Дорожку перед таинственной процессией торопливым клубочком перебежала нечто, и опавшие иголки даже не зашуршали под маленькими лапками, процессия на миг в испуге остановилась и только потом перевозбужденный мозг понял, что это не злобный лесной дух а маленький зверек. Процессия двинулась дальше по извилистой, подобно большинству своих товарок, тропинке, разделявшейся дальше на две, левая тянулась вглубь рощи, правая сворачивала в жилые сектора. Люди обошли больное, неестественно изломанное и выеденное личинками дерево. Факелы бросали по сторонам странные блики света. Кусты невдалеке подозрительно зашуршали. Кажется? Это все проделки ветра? А может...Так и хотелось обернуться, посмотреть, что там сзади? Вот и всю дорогу казалось что где-то сзади раздаются чьи-то тяжелые шаги и хриплое дыхание.
  
   В полутьме мелькнуло нечто, похожее на щупальце неведомого чудовища. Сердце сжала липкая рука ужаса, но стоило присмотреться и приходило понимание, что это всего лишь корень.
  Встреча с расположенным в самом сердце рощи небольшим, возможно рукотворным, озером, оказалась полной неожиданностью. Мрачные древесные гиганты справа внезапно закончились, и процессия очутилась перед песчаным пляжем, за которым в конце протянувшейся по воде солнечной дорожки виднелся крохотный островок. Люди остановились. Огни факелов отразись в таинственных и темно-серых водах. Волны со злостью бились о берег, казалось что повсюду рассеяны флюиды зла. Световые столбы от спрятанных на острове прожекторов скрещивались на огромной 12-метровой статуи совы, сплошь покрытой зелеными 'бородами' мха, и пустынном каменном постаменте перед ней.
  
  А зачем он? Случайно это не жертвенник, на котором совершают кровавые обряды неведомые сатанисты?
  Голодный и пустой взгляд идола был устремлен на вновь прибывших людей а у берега островка стояла черная гондола с неподвижно застывшем человеком одетым в черные одежды.
  
  'Монахи' опустили факелы в воду, зло шипя пламя погасло, а гондола заскользила по водной глади к таинственным пришельцам. При этом не было видно никаких признаков двигателя, приводившего ее в движение, что уже было удивительно и наводило на мысли: какая сила движет лодкой? Нечто физическое или напротив иррациональная? Человек в черном молча стоял на корме а лицо его терялось в полутьме под надвинутом на голову капюшоном и казалось что там безликая маска. Киль гондолы заскрипел по песку и она остановилась. По неслышной команде монахи осторожно погрузили гроб на гондолу и лодка отправилась вместе с своим таинственны пассажиром в обратный путь.
  
  Неожиданно, заставив вздрогнуть всех, над озером послышались протяжные звуки мужских голосов, пробуждавшие в душе неясные страх и стремление как можно быстрее удалиться. Выстроившись в две шеренги до обреза воды а-капелла пели неизвестно откуда появившиеся на острове люди в причудливых одеждах. Одни в гнилостно-желтых одеяниях с широкими капюшонами, скрывающими лицо, другие в одеждах, напоминающих бедуинские, но кроваво-алого цвета а третьи полуголые, в одних набедренных повязках и платках на голове, мешавших разглядеть лицо. Впереди стоял одетый в алое и кислотно-зеленое главный жрец. Тревожные, резкие звуки, гимн, плыли над водой. Они плыли в прозрачном воздухе пока гондола не ткнулась в каменный берег острова а с опушки рощи секвой не откликнулось глухое эхо.
  
  Главный жрец повелительно указал рукой на гроб, его помощники залезли в воду, руки подхватили его, мужчины отнесли гроб на постамент перед статуей совы. В руке одного из младших жрецов блеснул огонь. Миг и жадное пламя охватило и гроб и его содержимое. Оттуда раздается лихорадочный стук, словно тот, кто заключен в гробу, пытается выбраться наружу. Неужели все? Неужели перешедший из живого в неживое рвется в мир живых?
  
  И в этот миг произошло то, что не могло произойти, статуя ожила! Клюв совы раскрылся. Над водой пронесся характерный, хриплый, словно стон, голос:
  
  - Глупцы! Когда вы наконец поймете, что меня нельзя убить? Год за годом сжигаете вы меня в этой роще. Но едва вы покинете ее, разве не буду я ждать вас у входа, как века назад.
  
  Фонтаны воды вырвались из-под земли по бокам идола, засверкали в лучах прожекторов инфернальной радугой.
  
  Жрецы бросились перед статуей на колени. Если даже огонь бессилен перед древним ЗЛОМ, то что может жалкий человек? Разноголосые, испуганные голоса призвали:
  
  - Взываем к тебе, о великий символ всей мудрости смертных, Сова Богемии! Дай нам совет!
  
  Внезапно все изменилось - огни на острове погасли и идола поглотила тьма. Все вокруг залил яркий электрический свет от замаскированных в кронах секвой светильников. Послышался разудалый регтайм и через миг из-за деревьев появился духовой оркестр в полосатых куртках, люди со смехом срывали с себя странные одежды - под ними оказались вполне обыкновенные и, началось безудержное веселье.
  
  Очередной сезон в Богемской роще - одном из самых таинственных мест США, начался.
  
  Следующий день начался для большинства членов клуба Богемской рощи слишком рано и слишком скверно: с головной боли. Соленый ветер с океана так и не принес желанную прохладу, безжалостное калифорнийское солнце усугубляло похмельные страдания. Вчерашняя вечеринка до часу ночи, сопровождалась неумеренными возлияниями виски, пива и вина, давала о себе знать. После совместного завтрака в обеденном круге, где ело одновременно полторы тысячи человек, члены сектора Cave Man ('мозговые центры'; нефтяные компании; университеты; СМИ; банкиры; военные подрядчики) собрались для дискуссии. Новое здание, умело и с большим вкусом вписанное в нетронутый ландшафт секвойевого леса, многие из деревьев перешагнули полуторатысячный рубеж, напоминало спичрайтеру - худому, жилистому и подтянутому, похожему на прусского генерала в отставке, только в гражданском летнем костюме, знаменитый 'Дом над водопадом' Райта. Такое же талантливое а может даже гениальное сочетание расположенных на разных уровнях и под равными углами плоских параллелепипедов и неожиданное сочетание элементов из дикого камня, дерева и стеклобетона. Не менее поражало и внутренний интерьер здания, но спичрайтер давно к нему привык и не обращал на него внимания. Шелестели, нагнетая холодный воздух, кондиционеры, колыхались на ветру ветки секвой, глубокие кресла обещали приятную и полезную беседу. Из больших, в пол окон, смотреть на жару снаружи даже приятно.
  
  Два десятка джентльменов возрастом от за тридцать до за шестьдесят церемонно рассаживались в холле здания сектора. Хотя они не принадлежали ни к одному из царствующих семейств, от них так и веяло неограниченной властью и сумасшедшими деньгами. Многие из собравшихся были широко известны любопытствующей публике, но далеко не все, но именно они негласно правили Америкой.
  Хозяева жизни безмолвно смотрели транслируемую TV тележвачку на плазменной панели на стене. Мир необратимо менялся и сказка о американской гегемонии годилась только для внутреннего потребления. Украина развалилась, юго-восток объединился в Новороссию. Донецк и Луганск после референдума присоединились к России а запад страны разделила Польша, Румыния и Венгрия. От Украины остался никому не нужный аграрный осколок без выхода к Черному морю, без промышленности и без населения. Белоруссия в рамках Союзного государства перешла на единую валюту с Россией и частично объединила вооруженные силы а на ее территории появились российские военные базы. Евразийский экономический союз пополнился новыми членами: Абхазией и Новороссией, приднестровская молдавская республика и Южная Осетия вошли в состав России.
  
  Китай и Россия подписали договор о военном союзе и пообещали прийти на помощь друг другу в случае нападения на одну из сторон.
  
  Воспользовавшись украинским кризисом заметно нарастивший военную мощь, в том числе ракетно-ядерную и военно-морскую, Китай высадил десант на Тайване и через месяц на организованном на острове референдуме он присоединился к материковому Китаю на условиях Гонконга. Два подряд поражения уходящего гегемона нанесли огромный ущерб международному авторитету страны. США ушли из большого Ближнего Востока. НАТО и новая военная группировка в составе США, Японии, Индии и Австралии едва не развалились.
  
  По объемам производства в мире безусловным лидером стал Китай, но гонка технологий, особенно в военной сфере и сфере технологий продолжалась с переменным успехом. В международной торговле все большую часть расчетов проводилась с помощью цифрового юаня а на территории СНГ в цифровых рублях. Инициатива Европы взимать экологические налоги с производителей углекислого газа с треском провалилась. Поставщики неэкологичной продукции на введение дополнительных сборов отреагировали бойкотом поставок продукции в страны западной Европы. Хвосту вилять собакой не получилось. После массовых демонстраций недовольных пустыми магазинами граждан и, недовольства бизнеса, налоги отменили.
  
  В западной Европе у власти находились либеральные режимы, провозглашающие толерантность и многообразие полов с положительной дискриминацией белых, количество некоренного населения в них колебалось от 10% до трети населения. В странах восточной и южной Европы к власти пришли жесткие авторитарные и националистические режимы. С целью залить деньгами кризис конца десятых - начала двадцатых годов двадцать первого века и выкупить 'плохие активы' частного сектора, долларов и евро напечатали так много, что это заставило ввести на Западе политику ПОПС - отрицательной процентной ставки. ПОПС привела к невыгодности хранения денег на банковских депозитах, так как они теряли в стоимости, одновременно к подорожанию недвижимости с падением покупательной способности населения - удорожание всего и вся. Это сделало владение недвижимостью доступным все сильнее сокращающейся доле потребителей. Уловив эту тенденцию, корпоративные маркетологи пропагандировали лозунг: 'платите только пока пользуетесь, и не платите, когда вам не надо'. Зачем вам собственный автомобиль, если есть каршеринг? Зачем собственный дом или квартира, если их можно взять в аренду? Для многих это звучало красиво, свежо, инновационно, прогрессивно, но привело к образованию в странах Запада класса 'новых бедных' не имевших ни накоплений, ни недвижимости и так же как древнеримские клиенты, подчинявшихся своим патрициям, зависящего от транснациональных корпораций в которых они работали.
  
  Когда на кресло уселся последний из членов секции, спичрайтер поднял плоскую коробочку мобильника, изображение на плазме погасло.
  
  Спичрайтер был высок, массивен, лицо являло миру великолепную смесь внимательности и доброжелательности. От него так и веяло чинными лекциями перед обожающими его студентами, впрочем он и был профессором в одном из старейших университетов Восточного побережья. При выборе ведущего секцией негласных хозяев США пал на талантливого философа-политолога и мыслителя. Его посчитали более способным к принятию так необходимых Америке нетривиальных, но взвешенных решений, чем погрязшего в рутине паркетного политика.
  
  Лакеев на собрание не пустили, поэтому пришлось действовать самому. Налив из стоящей перед ним бутылки в тонкий бокал тоника точно по внутреннюю рисочку. Не дыша, жадно выцедил бокал и аккуратно поставил его обратно. Затем оглядел кислые лица членов секции и произнес хорошо натренированным голосом:
  
  - Джентльмены, полтора десятка последних лет Америка непрерывно отступает и это очень печально. Мы ушли с Ближнего Востока и Афганистана, мы уже не первая промышленная держава мира и даже не первая торговая. Американская мечта и американское лидерство полиняли и уже не вдохновляют народы на следование по пути демократии и свободы. За долгую историю этой страны она еще никогда не подвергалась такой опасности, но я верю, что наша великая нация устоит, так же, как она выживала в прошлом, она воспрянет и снова станет процветающей. Я предлагаю подумать, как мы можем вернуть на эту планету Американский век! Я жду от вас мозговой штурм и нетривиальные, прорывные идеи. Итак. Прошу высказываться, джентльмены.
  
  Мужчина лет тридцати, рыжеволосый с лицом, изобличавшим ирландское происхождение, и бейджиком Р. Маклафлин на груди, лениво поднял руку.
  
  - Джентльмены, кладбища заполнены людьми, которые думали, что мир не может обойтись без них, - мужчина саркастически и как показалось спичрайтеру немного пьяно хохотнул, - Мир не хочет следовать за Америкой, но чему мы удивляемся? Пока мы могли подкармливать по всему миру послушные нам режимы и угрожать военной дубинкой всем остальным все было окей! Теперь мы вынуждены экономить каждый доллар и чему тогда мы удивляемся если мир больше в нас не нуждается?
  
  Спичрайтер едва заметно поморщился и несколько мгновений в упор рассматривал нарушителя спокойствия, потом невозмутимо дал слово старейшему члену секции - моложавому господину, представителю очень уважаемого на Среднем западе банкирского дома.
  
  Джентльмены, вот что значит тренировка, несмотря на вчерашние возлияния, говорили много и пафосно об ответственности Америки за судьбы планеты, о продвижении в мире правильных, демократических ценностей, о сохранении священного огня свободы, а также республиканской формы правления. Ради этого они предлагали использовать широкий арсенал средств, от банальных войн и серий конфликтов по периферии конкурентов в сочетании с давлением дипломатическом и санкционном до разжигания цветных революций в сочетании с национальной рознью.
  
  Участники секции поддакивали правильным, идеологически выдержанным речам, особенно оживляясь, когда очередной оратор начинал обличать в неблагодарности и не демократизме Россию и Китай но чем больше они говорили, тем больше спичрайтер мрачнел и почти зевал после бурно проведенного вечера, хотя внешне он выглядел также как в начале встречи: улыбчивым и приветливым. Покер-фэйс для истинного джентльмена - это главное! Все, что предлагалось для противодействия обнаглевшим конкурентам применялось и не раз, но Россия и Китай сумели как-то выработать иммунитет к не раз проверенному оружию Америки.
  
  Вначале он еще вслушивался в слова ораторов, но все было как всегда и, все против страшных конкурентов бесполезно. С неизъяснимой горечью он ощутил, что толку от дискуссии не будет. Он вспомнил какая гордость охватывала его когда перед занятиями в школе торжественно исполняли гимн страны а потом гимн Техаса, а он с прижатой к сердцу ладонью подпевал вместе с несколькими сотнями мальчиками и девочками всех цветов кожи. Он любил Соединенные Штаты, она - страна, могла ошибаться, но это была его страна. Он тихонько вздохнул и, сделав усилие, вновь сосредоточился на том, что излагал спокойным, размеренным голосом, так не соответствующим содержанию его речи очередной выступающий.
  
  - Джентльмены! - полный господин затушил сигару в пепельницу, стоящую на столе перед ним. - Я человек прямой поэтому не буду пытаться юлить. Вот тут говорили что русские и китайцы сильны, но я считаю, что не надо делать гору из муравейника! (американская пословицв эквивалент: не делайте из мухи слона). Моим аналитики считают, что единственный выход - это быстрый глобальный удар. За несколько часов мы можем уничтожить до 80-90 % ядерного потенциала русских и китайцев. Если мы предупредим, что не станем первыми применять ядерные бомбы и не выдвинем неприемлемые условия, аналитики считают, что русские и китайцы не посмеют первыми использовать оружие массового поражения. А если осмелятся, то ПРО перехватит то, что у них останется из стратегических ракет. В обоих случаях условия мира продиктуем мы. Другого выхода, джентльмены, у нас нет.
  
   Неужели выход один - большая война? - думал спичрайтер, неужели иного выхода нет? Но тогда весь мир в труху и найдется ли счастливый билет выжившего для него самого? Неужели не понятно? Незнание очень часто убивает. Хотя...разве мнение овец, должно интересовать льва?
  
  Единственным, кто нарушал чинное благолепие, был молодой человек, с насмешливой речи которого началось заседание секции. Едкими, на грани приличия замечаниями он все время прерывал выступающих а под конец и вовсе, дождавшись, когда очередной джентльмен закончит речь, заявил:
  
  - Джентльмены! Нас спасет только техногенная катастрофа, в результате которой конкуренты навеки отстанут от США.
  
  'Профессор' встрепенулся и посмотрел на возмутителя спокойствия тем взглядом, каким обычно смотрел на студентов, сдавших экзамен на 'отлично', но не внушавших, тем не менее, полного доверия. Понятно что обманул, но уличить совершенно невозможно, что само по себе заслуживает высокой оценки, но страдает профессиональная гордость преподавателя. Вот такая эмоциональная дилемма.
  Едва молодой человек закончил короткую речь, как за окном заскрипели автомобильные тормоза. Еще через пару секунд джентльмены услышали громкие, но неразборчивые голоса, стук шагов и звон брошенного на пол железа, потом дверь открылась.
  
  Уверенным шагом в холл вошла троица в полувоенной форме: начальник охраны Богемской Рощи в сопровождении двух шкафообразных охранников, похожих на игроков в регби с полицейскими дубинами в руках. Они застыли у двери а их начальник, демонстративно ни на кого не глядя и не обращая внимания на возмущенные взгляды, подошел к спичрайтеру. Наклонившись к его уху, тихо зашептал. Кожа на лбу 'профессора' сморщилась от удивления, невольный взгляд упал на молодого нарушителя спокойствия.
  
  Тот вдруг вскочил с кресла и кинулся к двери. Никто не успел ничего понять, как беглец ловко поднырнул под замах дубины стоявшего слева, и наткнулся горлом на вытянутую руку второго.
  С грохотом рухнул, словно подкошенный, на пол, руки прижались к горлу, закашлялся, судорожно пытаясь вдохнуть воздух и выкатывая затуманенные болью глаза. Не дожидаясь когда беглец очухается, охранники схватили его под мышки, подняли с земли и заломили руки за спину. Вопросительно посмотрели на начальника. Тот кивнул, за ушедшими с добычей 'шкафами' тихо закрылась дверь.
  Почтенные джентльмены невольно переглянулись в растерянности и чуть ли не со страхом. Что это было? Как смеет охрана ловить почтенных членов клуба Богемской рощи? И почему молодой джентльмен попытался сбежать?
  
  Начальник охраны молча окинул взволнованных и возмущенных людей взглядом и спокойно произнес:
  
  - Джентльмены! Вы все знаете правила клуба, никто и ни при каких обстоятельствах не может присутствовать на наших заседаниях если он не член клуба. Молодой человек, которого мы увели отсюда - не член клуба. К тому же в его номере мы обнаружили оружие, - предваряя вопросы, он поднял в успокаивающем жесте руку, - не беспокойтесь, только холодное. О результатах расследования, как и зачем к нам попал 'заяц', я проинформирую вас!
  
  Не дожидаясь вопросов, начальник охраны повернулся, твердо ступая по полу вышел. Глухо хлопнула, закрываясь дверт а еще через несколько секунд взревел автомобильный мотор, звук начал удаляться.
  
  - Джентльмены, - прервал воцарившееся в холле неловкое молчание спичрайтер, - случай, безусловно возмутительный, но в предложении молодого джентльмена, - он задумчиво покрутил пальцами, - что-то есть. Похоже он использует оба полушария мозга и еще немного мозжечок. Давайте обсудим его предложение. Техногенная катастрофа, после которой мир навеки отстанет от благословенной Америки!
  
***
  Прошло почти полтора года и до прибытия на орбиту Земли флота пришельцев оставалось менее полугода.
  Под поверхностью Тихого океана, приблизительно посредине между Южной Кореей и Тайванем, бесшумно, словно вышедшая на охоту рысь, двигалась подводная лодка.
  
  Небольшой и совершенно незаметный в ночной тьме бурун, образовавшийся от вынырнувшего перископа закрутился, осматриваясь.
  
  Небо над океаном черное, местами с синеватой подцветкой, словно перья падальщика - андского кондора. Солнце давно село а звезды скрыты за бесформенной толщей низко нависших облаков. До самой линии горизонта тянулась ленивая зыбь и ни одного корабля вокруг.
  
  За минуту обследовав горизонт на 360 градусов, перископ исчез в глубине а командир лодки оторвался от его окуляров.
  
  Вверху никого нет. Значит, можно приступать к тому, ради чего они совершили долгий поход.
  Оглянувшись на подчиненных, затвердел лицом, хищно выпятив квадратную англосаксонскую челюсть и, произнес спокойным голосом, так не соответствующим произнесенным словам:
  
  - Боевая тревога! Боевой курс 120, глубина 100 футов, держать скорость четыре узла!
  
  Зазвенел пронзительный сигнал тревоги, сжимая сердца моряков и офицеров и заставляя даже самых выдержанных замолкать на полуслове. Стремительно и плавно лодка погружалась в глубину. В отсеках началось движение и вскоре в Центральный пост посыпались доклады о готовности. Наконец прозвучала долгожданное сообщение:
  
  - Сэр! Есть нормальные условия старта!
  
  Рука командира повернула ключ - все данные для ракетной атаки были введены в новейшие гиперзвуковые ракеты уже давно.
  
  - five
  
  - four;
  
  - three;
  
  - two;
  
  - one - падали в тишине Центрального поста звуки, словно тяжелые кирпичи, отсчитывая время до и после запуска. И наконец прозвучало:
  
  - zero, - лодку качнуло.
  
  Над морем встала слегка изогнутая и стремительно впивающаяся в небо дымная колонна, увенчанная ослепительно белым пламенем ракетного факела. А над водой расползалась дымная туча раскаленных газов, раскатистый рев походил на крик целого стада разозленных кашалотов. Тучи осветились мертвенным оранжевым светом. Прошло несколько секунд и из клубов дыма появилась еще одна ракета, через несколько - вторая, третья... и вскоре шестнадцать вонзившихся в тучи дымных столбов рассеивались, разъедались ветром.
  
  Генеральная репетиция апокалипсиса прошла успешно.
  
  Радиолокационные станции китайского острова Тайвань и Южной Кореи обнаружили ракеты почти одновременно. Летящим низко над волнами в трехстах километрах от побережья гиперзвуковым крылатым ракетам оставалось лететь до цели немного больше двух минут. Их сумасшедшая скорость составляла более двух километров в секунду и, если создать и принять на вооружение к концу двадцатых годов гиперзвук сумели все крупные в военном отношении страны мира, то уверенно сбивать их наловчились одни сумасшедшие русские, их зенитные комплексы С-300В4 и последующие модели С-400 'Триумф', С-500 'Прометей' и разрабатываемый С-600 отлично справлялись с этой нелегкой задачей.
  
   - Баммм! - ударило по ушам дежурного персонала китайских комплексов Хунци-10, разработанных на основе русского - С-400. Стартовые позиции, где на постоянном боевом дежурстве стояли зенитчики с громом окутались огненно-белым дымом. Вертикально в ночное, темное небо вонзились кроваво-красные росчерки ракет-перехватчиков, мгновенно исчезнув в тучах. Прошла еще пара секунд и новый громовой удар - это стартовали перехватчики со вторых пусковых. Китайцам удалось сбить половину летевших в их сторону ракет, но это не помешало им прорваться на территорию острова, но почти половина гиперзвуковых ракет прорвались через выставленный зенитчиками заслон. Корейцы, использовавшие комплексы американского производства, не сумели произвести пуск противоракет, помешала непонятного происхождения системная ошибка управляющих компьютеров.
  
  Тайваньская тропическая ночь застыла в тревожном молчании, лишь из густых и темных кустов росших вдоль корпусов завода по производству чипов тайваньской компании Taiwan Semiconductor Manufacturing Company (TSMC) - крупнейшего в мире производителя в области полупроводниковых технологий, слышалась пронзительная песня цикад. Да с далекого шоссе доносился шум запоздалых грузовиков. Небо высокое-высокое, холодно сверкало тысячами драгоценных звезд. От стен завода протянулись по земле длинные угольно-черные тени, непроницаемые для слабого человеческого зрения, даже огни бесчисленных окон - завод никогда не спал, работая круглосуточно, не могли рассеять их мрак. Все как обычно, как день, год и даже десятилетие тому назад. Мир испытывал дефицит в полупроводниках и если США занимали ведущие позиции в разработке полупроводниковых технологий, то Тайвань и Южная Корея - в их производстве. Консалтинговая фирма TM Lombard, считала, что 83% мирового производства чипов для процессоров и 70% чипов памяти приходились на эти две азиатские страны. Еще в 80-е года прошлого века в погоне за прибылью американцы вынесли полупроводниковые производства за рубеж. В результате у них осталось менее 10 процентов мирового производства чипов. 'Для производства чипов Тайвань и Южная Корея стали тем же, чем ОПЕК был для нефти, а лидерами сектора являются тайваньская Taiwan Semiconductor Manufacturing Company (TSMC) и корейская Samsung Electronics Co,' - писали в обзоре аналитики фирмы.
  
  Внезапно из-под окружавшего заводские корпуса высокого бетонного забора послышался горестный вой бездомной собаки, через несколько мгновений еще несколько псов подхватили его. Печальный вопль все длился и длился, словно пророчествуя: Аннушка уже разлила масло и предрешенное свершится! Никто не видел как небо разорвали в клочья стремительные силуэты крылатых ракет. Впрочем это и не мудрено, зрение человека не способно на фоне звездного неба вычислить столь стремительные объекты.
  'Бам! Бам! Бам!' - один за другим на месте заводских корпусов вспыхнули огненные шары, похожие издали на гигантский фейерверк. Поднялись огненные грибы в небо на миг осветив аккуратные здания цехов в окружении посадок кустов, пышные пальмы и джунгли вокруг.
  
  Хлестнула упругая ударная волна, разрушая здания, что избежали разрушения, с корнем врывая пальмы. Даже сама по себе разогнанная до гиперзвуковой скорости болванка способна за счет кинетической энергии взорваться словно бомба а если учесть еще 450 кг. взрывчатки ее снаряжения, то мощь получается впечатляющей! Там, где стояли цеха, остались внушительного размера ямы и полыхающие развалины.
  
  'Бамм!' - вернулось могучее эхо, многократно отразившись от окружавшего завод леса. Задрожали стекла в стоявших в отдалении домов, где жили преимущественно рабочие и служащие завода. В небо поднялись столбы серо - черной пыли.
  
  На месте диверсии первыми появились жители соседних с заводом поселков. Выли женские голоса, мужчины пытались тушить пожары и искать уцелевших а еще через двадцать минут из-за леса послышался рев сирен. Подскочили две пожарные автоцистерны, со скрипом тормозов затормозили. Горохом посыпавшиеся пожарные принялись подсоединять прорезиненные рукава и бегом тащить к огню...
  
  Атакованные с разрывом десяток секунд заводы южнокорейской фирмы Samsung Electronics Co постигла та же судьба, они были уничтожены неизвестным агрессором.
  
  На следующее утро с грозным заявлением выступил Президент США и, хотя не было никаких доказательств а расследование только началось, обвинил в подлой, как он выразился, атаке Северную Корею и пригрозил последствиями. Западные средства массовой информации, словно по команде, развернули дикую компанию травли одного из последних коммунистических режимов на Земле а к берегам Корейского полуострова отправился американский флот во главе с атомными авианосцами 'Джон Ф Кеннеди' и 'Энтерпрайз'. В ответ Центральное телеграфное агентство Кореи выступило с резким заявлением. Северокорейцы категорически отрицали причастность к ракетному удару по заводам тайваньской Taiwan Semiconductor Manufacturing Company (TSMC) и корейской Samsung Electronics Co и угрожали применением ядерного оружия если американцы посмеют нанести по их территории удар. Американцы громко угрожали, демонстрировали ракетно-ядерные мускулы. Мир колебался, не зная кому поверить, или мутным коммунистам или уже не раз пойманному на вранье Западу? Кончилось все вполне ожидаемо. Эскадра, покрейсеровав две недели в Японском море на благоразумном расстоянии 200 морских миль, тихо вернулась на базы.
  
  Между тем, мир, завороженно наблюдавший за чуть не вспыхнувшей на Дальнем Востоке ядерной войной, поначалу почти не обратил внимание на последствия физического уничтожения в азиатских странах производств современной электроники. Прошел месяц и он столкнулся с катастрофическим дефицитом электронных компонентов и начал потихоньку осознавать потенциальную глубину технологического падения. Современное производство и инфраструктура, военная техника - все критически зависел от производства электроники. Без них через пару лет по мере физического износа электронных компонентов миру угрожало скатывание в технологическую пропасть на уровень первой половины двадцатого века. В выигрышном положение оказывались очень немногие страны, прежде всего США, владеющие ключевыми технологиями, в неплохом - Россия, имевшая устаревшие заводы микроэлектроники и неплохие производства аналоговой (ламповой) электроники для нужд военных и государственного аппарата. Спеша успокоить клиентов, руководители wan Semiconductor Manufacturing Company (TSMC) и Samsung Electronics Co выступили с меморандумом, что они немедленно приступают к строительству новых, более мощных чем прежние производств и надо только немного потерпеть так как цикл строительства займет от полутора до двух лет. Громом среди ясного неба прозвучало выступление госсекретаря США мистера Миллера. Администрация президента официально запретила передачу ключевых технологий по производству современной микроэлектроники за рубеж и объявила что в связи с невозможностью обеспечить безопасность производства чипов в азиатских странах, новые производству будут построены в штатах. Весь мир возмущался, но с новой реальностью поспорить было невозможно. Ключевые компоненты пятого и шестого технологических уровней будут производить только США, на долгие годы, если не навсегда, создавалась новая глобальная зависимость мира от американцев.
  

Глава 2

  Прошло две недели как эскадра пришельцев повисла на высокой орбите над Землей. За это время человечество всячески пыталось не только наладить контакт но и разгадать их секреты, но изучение космических островов, на которых передвигались пришельцы из бездны космоса, мало что дало человечеству. Как, на каких физических законах был основан принцип передвижения инопланетян по космосу было по-прежнему непонятно так же как и что за поле удерживает на островах атмосферу и почему на них есть гравитация или нечто ее замещающее? Виднейшие ученые Земли осмеливались лишь высказывать робкие предположения. Лишь одно удалось установить точно - состав атмосферы под накрывающими острова полями, был близок к земному, только кислорода немного меньше - 19,5 процента а температура 10-12 градусов тепла по Цельсию.
  
  Люди отчетливо понимали, что к ним прилетел разум, который по праву можно было назвать Высшим. Но с какой целью он преодолел, да еще такой большой эскадрой, которую многие считали колонизационной, межзвездные расстояния? Если цели инопланетян благородны, если они хотят облагодетельствовать младших братьев по разуму или хотя бы наладить честную торговлю, то почему на все попытки землян наладить контакт они никак не реагируют? Предположим что пришельцы намерены захватить Землю и смести с ее лица прежних владельцев - человечество, тогда все логично объясняется. Зачем вступать в контакт с теми, кого намерен уничтожить? И способны ли люди как-либо помешать пришельцам если они хотят захватить планету? В любом случае на Земле все больше людей сходились в мнении: проникнут ли пришельцы на Землю с согласия людей или наперекор их воле, - человечество бессильно их остановить, оно в их власти. Быть может, его истребят, а может быть, и нет, но если и нет, важно одно: стоит пришельцам пожелать - и они в любой момент уничтожат людей...
  
  В то же время вставал вопрос а надо ли сопротивляться Иным, ведь их эскадра уже две неделе на орбите планеты, но никаких агрессивных действий пришельцы не предпринимали? Даже если здесь может таиться опасность то не правильнее идти ей навстречу а не ждать первого хода от пришельцев? Впервые человечеству представилась возможность, если только хватит решимости, приобрести новые познания, по-новому, чужими глазами посмотреть на давно знакомое, постичь иные, новые и чуждые для него взгляды на мир, воззрения и чувства, разобраться в незнакомой и чуждой человеку логике. Неужели струсим и попятимся и не сумеем наладить взаимовыгодный контакт с пришельцами из иного мира? Ведь если провалимся на первом же экзамене - встрече с иным разумом, не миновать провала и во второй раз, и, кто знает, возможно капризная удача навеки повернется спиной.
  
  Так ли рассуждало правительство и президент США никто доподлинно не знал но, воспользовавшись тем, что у компании-производителя космической техники Space Exploration Technologies Corporation, или SpaceX имелась готовая к полету ракета Falcon 9.1 с пилотируемым кораблем Crew Dragon они решили отправить к таинственным пришельцам представителей. Америка вновь продемонстрирует свое величие и первой вступит в контакт с иным разумом.
  
  За окном пункта управления частного космодрома SpaceX, расположенного в деревне Бока-Чики в штате Техас, недалеко от границы Мексики наконец закончилась предстартовая суета. Горячее солнце на безоблачном голубом небе исступленно, по-весеннему палило. На модернизированном стартовом комплексе ELA-5 фаллическим символом вонзается вверх ракета с кораблем Crew Dragon с экипажем из 4-х человек. Белоснежная башня корпуса ракеты слегка плыла в потоках раскаленного воздуха, но смотрелась крайне эффектно на фоне далеких засеянных хлопком белоснежных полей колышущихся под порывами ветра словно море. Откуда-то из-под ракеты парило белым дымом.
  
  Широко разрекламированный старт транслировали в прямом эфире. Съемочные группы американских и допущенных НАСА европейских телеканалов теснились в отведенном им пятачке небольшого пункта управления, подальше от диспетчеров.
  
  - Дамы и господа, - произнес один из них, в рубашке с короткими рукавами и в скрывавшем повязку на голове роскошном мексиканском сомбреро. После съемок митинга в Берлине, когда герр Фрайгерр получил битой по голове, все оказалось не так уж и плохо как вначале казалось - он отделался небольшим сотрясением. Через три дня его выписали домой а еще через неделю он буквально напросился на редакционное задание. Во-первых чувствовал он себя неплохо а деньги после покупки в ипотеку дома были очень нужны вот и пришлось надавить на начальство.
  
  - Мы сейчас являемся участниками поистине исторического события! - пафосным голосом громко вещал корреспондент.
  
  Откуда-то из-за кадра послышался недовольный голос:
  
  - Эй, мистер, вы мешаете, нельзя потише?
  
  Лицо корреспондента дрогнуло, взгляд перенесся на кого-то невидимого зрителям но профессиональная выдержка не подвела. Кивнув, он продолжил но уже гораздо тише:
  
   - Человечество прошло чертовски тяжелый и долгий путь от каменного топора древности до красавца-корабля, который вы видели на ваших экранах. Не будет преувеличением сказать что львиной долей свершений двадцатого и двадцать первого века человечество обязано нашему великому союзнику Соединенным Штатам. Поэтому если кто и заслужил право отправить своих представителей навстречу иному разуму, то это Америка. И это еще раз подтверждает особую, я бы сказал историческую роль Америки на этой планете и дает ей право говорить с пришельцами от имени всех нас: землян, - он махнул рукой и одарил зрителей профессионально приветливой улыбкой, - итак пожелаем удачи представителям Америки, она им понадобится!
  
  Изображение на экранах миллионов европейцев смотревших старт на канале общественной телекомпании ARD поменялось и на миг появилось изображение склонившегося над микрофоном диспетчера:
  
   - Минутная готовность!
  
  Посыпались команды:
  
   - Протяжка! Продувка! Дренаж! Мачта!..
  
  Изображение поменялось, появилась громада корабля на старте. Вниз стремительно ушла мачта. Серебристая, огромная, без поддерживающих монтажных ферм ракета словно дрожала - то ли от марева раскаленного воздуха, то ли от нетерпения наконец оторваться от земли и умчаться в небо.
  
  - Пуск! Зажигание! ...
  
  Потом громко прозвучала команда: 'Подъем!' Из-под плиты стартовой с ревом ударил всполох дымного пламени, чтобы через миг смениться целым морем огня, могучий грохот вместе с волной белого тумана промчался по окрестностям. Серебристая ракета немного постояла, как будто раздумывая, потом словно нехотя, оторвалась от стартовой площадки - земля не хотела отпускать творение своих детей, удерживая его на дне гравитационного колодца. Ракета неторопливо приподнялась над стартовой площадкой и начала ввинчиваться в безоблачные техасские небеса. Огненный смерч двигателей постепенно увеличивал скорость ракеты, поднимая ее все выше.
  
  - Отлично Америка! - воскликнул немец но больше он не успел ничего сказать.
  
  То, что произошло потом, не ожидал никто. В небе сверкнула узкая, ярко-синяя полоска лазерного луча, коснулась взлетающей ракеты, шнур когерентного света моментально превратил ее в сгусток огня. Видимо луч попал в топливный бак
  
  Раздался первый истошный женский крик. Крик ужаса, пробирающий до самой души. Его немедленно поддержали другие голоса. Дружный крик ужаса вырвался у десятков, работающих в пункте управления человек, диспетчера м многочисленные служащие SpaceX повскакали с кресел, с побелевшими лицами наблюдая бегущие по мониторам красные строчки тревожных сообщений и переданный с укрепленный на крыше здания мощных камер. Корреспонденты с операторами засуетились у окон. Помещение наполнилось какофонией тревожных голосов 'гиен' и мастеров пера.
  
  Мировая сенсация - первая реакция пришельцев на людей! Пришельцы сбили мирный космический корабль США!
  
  На месте яркой вспышки погибшего корабля расплывалось безобразное облако, от которого во все стороны летели маленькие и большие обломки, самый крупный из них, напоминающий пылающий астероид, несется в сторону океана.
  
  Впервые в своей жизни побледневший герр Фрайгерр не знал, что сказать. Едва обломки корабля упали на землю, места падения оцепила национальная гвардия штата, живущих рядом жителей принудительно эвакуировали, а внутрь зоны вошли специалисты министерства внутренней безопасности в костюмах радиационной защиты.
***
  Представитель России в ООН - Игнатий Соловьев не любил зал, где собирался Совет Безопасности. Он был слишком велик, слишком холодно-помпезен, престарелый дипломат чувствовал себя в нем неуютно. Видимо подсознание связывало это место с тягостными часами, когда приходилось противостоять объединенному Западу. Слишком много приходилось использовать против 'потерявших берега' коллег право 'Вето'. Часто противостоять в одиночку, иногда опираясь на помощь Китая, в последнее время занявшего более активную позицию и, непостоянных членов Совета.
  
  Дипломат тихонько вздохнул и, сделав усилие, сосредоточился на речи представителя США, потребовавшего срочного созыва Совета безопасности ООН. Американка была назначена на высокую должность в ООН меньше месяца тому назад, но это не помешало ей успеть 'прославиться' амбициозностью и хамством. Невысоко роста, откровенно толстая, тяжелое, с медным оттенком лицо под свисающими на плечи редеющими рыжими и сальные волосами, женщина смогла пролезть на важную дипломатическую должность благодаря шумной деятельности в защиту сексуальных меньшинств в Америке и всем мире и участию в движении Black Lives Matter.
  
  - Господа я прошу вас почтить вставанием память четверых американских астронавтов, коварно убитых пришельцами.
  
  Женщин оторвалась от листка по которому она зачитывала обращение и торжествующе ухмыльнулась. Дескать только попробуйте не встать в память наших американских героев!
  
  Эта ее ухмылка всегда производила на русского какое-то странное впечатление, которое он никак не мог объяснить. Это было что-то... Видно как коэффициент интеллектуальности, и так не великий, снижается до минимума, достойного пациента психиатрической клиники.
  
  Встать требовали правила элементарной порядочности. Русский поднялся вместе с остальными членами Совбеза, только год тому вошедший в качестве непостоянного члена, остался сидеть. Пристальный взгляд не отрывался от побагровевшего лица американки.
  
  - Кубинский представитель не считает нужным подняться потому, что в экипаже два афроамериканца и один представитель ОГБТ? Не удивительно для диктаторского режима, угнетающего цветное население и сексуальные меньшинства! Это совершенно отвратительно и неприемлемо! Это расизм и гомофобия! Я считаю что кубинский режим это проблема всего мира, который должен объединить усилия по борьбе с расовой несправедливостью!
  
  Черное лицо кубинца расплылось в издевательской улыбке.
  
  - Вы меня, чернокожего, обвиняете в расизме? - кубинец учтиво кивнул, что еще больше усилило общее веселие. В зале улыбнулись и переглянулись даже представители западных стран. Не смотря на то, что обычно они следовали в фарватере политики заокеанского сюзерена, но американку никто не любил и они были рады ее публичному унижению.
  
  На глазах с интересом наблюдающего за скандалом русского, лицо американки пошло крупными бурыми пятнами. И без того выпученные глаза, такое ощущение, увеличились в полтора раза, а рот судорожно хватал воздух, изображая выкинутую на берег рыбу.
  
  Кое-как справившись с нервами, американка слегка поджала губы и бросила многообещающий взгляд на кубинца, потом на вечного оппонента: русского. Подняв к глазам листок, продолжила с небольшой заминкой.
  
  Вначале она долго распиналась о величии своей страны, о ее ценностях и союзах, о том, что США 'являются одной из величайших сил для творения добра в истории мира и величайшим защитником суверенитета, безопасности и процветания для всех'. Только потом перешла к сути дела, от чего у всех желание улыбаться и шутить исчезло.
  
  - Вместе с тем, прошедший день принес нам страшные новости о растущих опасностях, угрожающих всему, чем мы дорожим и что мы ценим. Пришельцы, чьи корабли висят над Землей и не отвечают на любые попытки связаться с ними, возвестили о наступлении новой эпохи, эпохи больших опасностей. Они применили по мирному кораблю, отправленному с миссией наладить отношения, лазерное оружие. Соединенные Штаты располагают большой силой и проявляли большое терпение, но, если придется защищать себя или своих союзников, у нас не останется иного выбора, кроме как атаковать преступных пришельцев. Они выбрали для себя самоубийственную миссию.
  
  Сегодня Организация Объединенных Наций, люди во всем мире, которые надеются на лучшую жизнь для себя и своих детей, должны честно ответить на простой вопрос: 'Мы все еще патриоты?'. Любим ли мы наши народы, чтобы защитить суверенитет и нашу планету от ужасных пришельцев? Мы призываем к великому пробуждению наций, к возрождению их духа, гордости и патриотизма. Мы призываем Совет безопасности принять резолюцию, разрешающую применение силы против пришельцев и призываем все демократические силы войти в создаваемую против них военную коалицию.
  
  Женщина откашлялась, выпила воды из стакана, потом, не глядя на ошарашенных дипломатов, только английский и французский представитель сохраняли спокойствие, видимо знали о содержании речи американского представителя, продолжила.
  
  - Итак, нашим посланием миру будет: мы будем сражаться, жертвовать и стоять вместе во имя мира, свободы, справедливости, ради семьи, человечества и всемогущего Бога, который сотворил нас всех. Благодарю вас. Да благословит вас Бог. Боже, благослови народы мира и Соединенные Штаты Америки. Большое спасибо.
  
  Когда китайский делегат - он исполнял обязанности Председателя Совета Безопасности, открыл дискуссию, позиции дипломатов были противоречивые. От полной поддержки американцев до категорического неприятия. Развернулись настолько бурные споры, насколько это было возможно среди дипломатов. Русский: Игнатий Соловьев упомянул, что по его сведениям в районе падения космического корабля отмечен повышенный уровень радиации, что снова побагровевшая американка начала с жаром отрицать. Дипломат несколько мгновений молча смотрел потом искривил губы в усмешке:
  
  - Зря вы отрицаете факты, это только вредит прохождению вашего запроса, - русский замолчал.
  
  В результате, когда через два часа состоялось голосование, лишь немногим больше половины высказалась за американское предложение, но Россия наложила на решение 'Вето'.
  
  Не вставая с кресла, русский представитель наклонился, на колени лег невзрачный кожаный портфель, куда легли лежавшие на столе записи. Разъяренной фурией подлетела американка.
  
  - Мистер Соловьев! - это вы виноваты, что Совет Безопасности не принял наше предложение! - женщина махала руками, словно ветряная мельница, палец ее уткнулся в грудь сидящего мужчины.
  
  Не успевшие разойтись дипломаты остановились, заинтересованные взгляды остановились на скандалистке и ее жертве.
  
  - Мисс, - категорическим тоном произнес русский, рука подхватила американку под локоть и развернула, - вам нужно познакомиться с правилами этикета, неприлично тыкать в людей пальцем и еще плеваться при этом!
  
  Раздался дружный и уже нескрываемый смех, трясущаяся от ярости американка оглянулась на улыбающиеся лица и пулей вылетела в двери зала.
  
  Прошли почти сутки. Солнце еще не встало, но уже достаточно рассвело, чтобы потушить фары и видеть на фоне серовато-сизого облачного неба голые, весенние деревья по обе стороны дороги. Высокие и узкие клочья утреннего тумана кое-где зацепились за стволы, стыдливо не пропуская человеческий взгляд дальше, вглубь леса. Длинный словно гусеница, зализанный белоснежный Вольво с полуприцепом позади включил правый поворот и начал тормозить. Вильнув по мокрому асфальту задом - ночью шел дождь, автомобиль остановился у обочины. Из открывшейся двери на асфальт тяжело спрыгнул человек, судя по виду порядком за сорок, пухлый и низкорослый в низко надвинутой на глаза бейсболке. В лицо ударил влажный и холодный ветер. Запахнув получше ветровку, мужчина воровато оглянулся.
  
  Противоположную сторону дороги закрывала высокая бетонная стена с колючей проволокой и камерами поверху а дальше тянулся все такой же лес как и с другой стороны дороги. Местные знали что там находилась авиабаза Мальмстрем, где бравые джи- ай (прозвище американских военных) берегут покой Америки от проклятых русских и китайских комми - там располагалась 341-е стратегическое ракетное крыло с пусть устаревшими, по по-прежнему грозными ракетами Minuteman III. Хотя СССР развалился почти сорок лет тому назад, но Смит - так звали дальнобойщика по перешедшей от родителей привычке продолжал называть русских 'проклятые комми'.
  
  Мужчина крикнул невидимому в утренней полутьме водителю фуры:
  
  - Я быстро, - еще раз оглянулся, подумав: 'Все-таки зря я на ночь выпил пива!' и поспешил, осторожно перешагивая лужи по разбитому асфальту к противоположной стороне дороги подальше от джи-ай с их видеокамерами в кусты.
  
  Он не знал что прямо в этот момент мощные гидравлические толкатели уже открыли оголовки ракетных шахт, в которых до срока скрывались новейшие ракеты ПВО-ПКО 'GBSD' - краса и гордость военно-воздушных сил США, способные сбивать объекты в космосе на высокой околоземной орбите.
  
  В кустах мощно зажурчало, послышался удовлетворенный вздох. С балдахина ветвей над мужчиной капнуло, он поморщился, продолжая застегивать штаны, когда краем глаза увидел вспышку и повернул голову. Вдали на закрытой джи-ай территории над деревьями вспухло несколько огненных шаров, ветер донес могучий грохот стартующих ракет. Рев еще катился над лесами Монтаны когда в хмурое небо потянулся десяток могучих белесых столбов, похожих на кривые янычарские ятаганы, с искорками пламени на конце, к низу они утолщались, теряли белизну и плотность, наконец растворялись под непроницаемым для взгляда пологе леса. Ракеты! В голове мужчины бился хаос. Да как же так! - мысли метались, ускользали, так что ему было трудно додумать хотя бы одну из них до конца.
  Неужели это ядерная война? С кем? С русскими или китайцами или и с теми и другими одновременно? Неужели за океаном сейчас точно так же стартуют ракеты, чтобы выжечь ядерным огнем Америку?
  
  Перед внутренним взглядом появилось лицо жены, потом дочки - Сьюзен. Самые близкие люди умоляюще смотрели на него. На шее змеями вздулись жилы. Он может орать, может проклинать, но изменить ход событий он бессилен.
  
  Неужели страхи, нагнетаемые средствами массовой информации и популярными блогерами, правда?
  
  Нет! Нет не хочу, я жить хочу!
  
  В животе заурчало. Еще чуть-чуть и сфинктер расслабился бы, но в последнее мгновение мужчина сумел собраться.
  
  Неожиданно в затянутом тучами небе сверкнули тонкие 'рапиры' лазерных лучей. Несколько секунд и в небе расцвело десяток огненных цветков, вниз посыпались черные обломки. Пришельцы церемониться не стали и сбили зенитные ракеты на взлете.
  
  Бледный словно вампир из дешевого ужастика, дальнобойщик осторожно пощупал штаны сзади. Слава богу самые позорные предположения не оправдались. Мужчина воровато оглянулся и с трудом заставил себя не побежать а дойти до автомобиля спокойным шагом.
  
  Сидевший за рулем сменщик сглотнул тягучую слюну.
  
  - Слушай, это то, что я думаю?
  
  - Гребанные пришельцы опять сбили ракеты, на этот раз они разделали наших джи-ай. Нельзя дважды войти в одну и ту же реку, но можно дважды сесть в одну и ту же лужу. Поехали побыстрее, чувствую, что здесь пахнет паленным.
  
  Машина тронулась с места, все быстрее замелькали стволы деревьев, Смит облегченно вздохнул когда вдруг уловил какой-то посторонний звук, он оглянулся и нахмурился. Это стало последним мигом его жизни. Обломки сбитой ракеты, большая их часть, рухнула на кабину, погубив Смита и его сменщика. Фуру с раздавленной всмятку кабиной обнаружил торопившийся на занятия в школу деревенский учитель, трясущимися руками позвонил по номеру 911 (телефон службы спасения на территории США и Канады). Через полчаса примчалась пожарная машина, спасатели, словно консервную банку, вскрыли гигантскими механизированными ножницами кабину и обнаружили внутри бездыханные тела водителей.
  
  Американские а затем и средства массовой информации их союзников с пеной у рта обвиняли пришельцев в агрессии против Земли и предрекали апокалипсис инопланетного вторжения. Западные обыватели верили им, хотя доверие к СМИ упало до небывало низкого уровня, но факт оставался фактом: пришельцы дважды атаковали ракеты США. Журналисты других стран были не склонны к спешке. Высказывались мнения, что необходимо подождать, что возможно произошло недоразумение. Возможно потому, что человеку свойственно верить в то, во что хочется поверить, или по каким-то иным причинам в Соединенных Штатах, в Англии, во Франции, да и во всем мире, простые люди колебались, не понимая что правда, а что манипуляции продажных СМИ.
  
  Выступление президента на лужайке перед Белым Домом не внесло ясности в ситуацию а только больше ее запутало. Обвинив пришельцев в агрессии против США и произнеся слова соболезнования погибшим, он объявил, что страна вводит уровень боевой готовности: 'DEFCON 3' (уровень повышенной боевой готовности). После этого вернулся в резиденцию, это немного успокоило разогретую слухами публику. Раз президент не улетел в один из защищенных командных пунктов, то прямо сейчас война еще не начнется.
  
  Мир замер в ожидании дальнейших событий а дальние и ближние соседи Америки подняли уровень боеготовности вооруженных сил. Президент России Мелехов и Генеральный Секретарь КПК подтвердили верность положениям пекинского договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, предусматривающий 'военную помощь в случаи агрессии против одной из сторон'. На всякий случай и для охлаждения излишне горячих голов, если изготовившиеся к войне американские вояки вместо пришельцев захотят вцепиться в одного из своих геополитических противников.
  

Глава 3

  
  Космоистребитель словно завис в расцвеченной звездами кромешной темноте космоса. С другой стороны бронепластика, сохранявшего хрупкую плоть живого существа от вакуума, дикого холода, когда останавливается движение молекул и атомов и радиации открытого космоса, на угольно-черном фоне беззвучно взрывались в вечном термоядерном апокалипсисе мириады и мириады красных, белых, желтых и голубых искорок. Впрочем, в пространстве все происходит беззвучно. Коллапсируют ли звезды или соударяются в хвосте кометы пылинки, не раздается ни единого звука. Природа рациональна и не расщедривается на то, чего некому оценить.
  
  В кабине корабля едва слышно пели приборы, на пульте управления перемигивались огоньки десятков дисплеев, по ним торопливо ползли непонятные непосвященным цифры и графики, бросая на лицо единственного человека на космоистребителе: штурм-бригадира Аридэль разноцветные тени. Делали старше и суровее юное лицо, очерчивая резкие тени вокруг янтарно-коричневых глаз, придавая им мрачное, обреченное выражение. Во взгляде была видна тень усталости. Чтобы не вспугнуть раньше времени соргисов истребитель с дронами сбросили за полторы световых минуты до планеты и за двое суток в скафандре в тесной кабине она успела изрядно измучиться.
  
  Пилот- штурм-бригадир Аридэль мысленно приказала: 'Включить виртуальность'. Мир изменился, картина космоса исчезла, вместо него все заполнило виртуальное пространство. В его глубине окруженный могучими орбитальными крепостями и минными полями висел ржаво-голубой шарик вражеской планеты, дрожали белые квадраты сетки целеуказателя. По нижней части трехмерного изображения бежали, постепенно уменьшаясь цифры: дистанция до цели: 10.1, 10.0, 09.9. Поворочав шеей, подвигала глазами, сетка прицела послушно сдвинулась, задрожала, повторяя движения человека. Перед глазами повис запрос: 'Произвести ПУСК?'. Хищно прищурившись и резко выдохнув, мысленно произнесла: 'Да!' Надпись погасла.
  
  Девушка на миг закрыла глаза, рот страдальчески искривился одинокая слеза упала и скатилась по стеклу шлема. Принять решение трудно, безмерно трудно. Все равно что раздавить котенка, только не одного а миллионы и не котят а разумных, думающих, любящих, страдающих.
  
  Как может она обречь их на гибель?
  
  Ей стало так же плохо как в тот день когда погибла мама.
  
  Эх, мама, мама, как мне вас не хватает! Почему же я не убедила вас улететь с планеты... Вы учили помнить о главном предназначении женщины: дарить жизнь! А я... я плохая дочь, собралась забрать ее у бесчисленного множества разумных существ.
  
  Долг, честь, какие красивые слова когда следовать по этому пути ничего не стоит. Однако рано или поздно в жизни каждого наступает день, когда не знаешь, как поступить, когда приходится выбирать.
  Глаза открылись. В углу пульта, прикрепленная магнитиком, фотография убитой матушки. Да, убитой соргисами, пусть она и умерла от добровольно принятого яда!
  
  Несколько мгновений девушка рассматривала родное лицо, потом почувствовала такую лютую, такую огромную радость, такой прилив сил и решимости, что помимо воли из горла вырвался повизгивающий, клокочущий хрип...
  
  Не гуманно? А вы видели сожженные планеты? Пилотам показывали хроники погибших миров, чтобы знали на что способны родственники из Ушедших кланов! Покрытые сплошным слоем низких грязно-серых и радиоактивных туч планеты, ничем не напоминали дружелюбные для жизни миры. День и ночь на истерзанную землю и руины городов лились потоки кислотного ливня, со временем сменившиеся грязно-черного цвета снегопадом. Закованные замерзшим океаном в ледяные оковы континенты и острова превратились в выжженную радиацией покрытую погибшими деревьями пустыню. Пепел погибших стучался в ее сердце. Никогда она не простит ни матушку, ни погубленные планеты!
  
  Руки действовали самостоятельно, почти без участия головы, перчатка торопливо коснулась сенсора пульта управления. По кабине пробежала волна визгливого гудения. Новейший космоистребитель Vandura G-15 тряхнуло: выброс ракет. Впереди и чуть справа в угольной черноте космоса расцвели огненные хвосты, стремительно рванули, в единый миг исчезнув, а в виртуальном пространстве появилось два десятка новых пятнышек: атакующих ракет, несущих к цели термоядерные и анигляционные боеголовки.
  Бортовой мозг, выровнял космоистребитель, ускорение прижало пилота к креслу. Корабль начало разворачивать в обратный путь. Перед глазами повисли четыре квадратика с надписями внутри: 'Произведен ракетный пуск'. Это означало, что ведомые дроны отстрелялись без замечаний. Космический бой, скоротечный и совершенно не зрелищный, закончен. По крайней мере Аридэль надеялась на это, и побеждает в нем как правило тот, кто первый нанес удар.
  
  Глаза молодой женщины одобрительно сощурились. Неуважаемые соргисы, принимайте подарки. Не мы первые начали а долг платежом красен, как говорили великие Предки! Какую-то часть ракет перехватят, но и тех что прорвутся, хватит, чтобы изрядно проредить средства противокосмической обороны на орбите и военные базы на поверхности планеты.
  
  Включился детектор гравитационных масс, после старта ракет, просигналившего соргисам о присутствии вражеского корабля, маскировка теряла всякий смысл. В виртуальном пространстве появилось больше сотни полупрозрачных пятнашек - отметок контратакующих противоракет, часть из них нацелены на ее истребитель. Теперь ходу отсюда! Когда истребитель уже обнаружен, его главная защита, это скорость. Системы наблюдения за космосом планеты Киракам, несомненно, засекли в космосе вспышки и отправили наперехват врагу ракеты и корабли.
  
  Погоня длилась почти сутки, два десятка ракет продолжали упорно догонять маленький корабль Аридеэль, но и до корабля-матки оставалось несколько часов лету когда в глубине виртуального пространства значки догоняющих ракет налились красным. Одна, вторая, третья... Поползла надпись: 'Противник приблизился на дистанцию нападения! Внимание, противник приблизился на дистанцию нападения!' Девушка вздрогнула, по телу стремительно пробежала волна ледяного озноба.
  
  Аридэль мысленно приказала чтобы позади истребителя выстроились дроны, чтобы корпусами прикрыть истребитель. Навстречу настигающим вражеским снарядам с пилонов сорвались огненные росчерки, ракеты помчались навстречу. Девушка не отводила напряженного взгляда от виртуального пространства, где стремительно сближались две группы полупрозрачных пятнышек.
  
  Девушка облизала пересохшие губы, рука поднялась вверх, к свалявшимся за двое суток волосам, но наткнулась на пластик шлема и бессильно упала вниз. Тесная кабина истребителя, казалась, известная за десятки вылетов до последнего уголка, вдруг стала незнакомой и чужой.
  
  Ей было страшно. Перед собой нет смысла скрывать правду и строить храбреца.
  
  Если снаряды соргисов сумеют прорваться, она труп. Но особенно угнетала невозможность что-либо изменить. Лежи и ожидай, что выбросит, метнув кости, судьба. Жизнь или смерть?
  
  Она почти задыхалась, словно закончился живительный кислород. Голова закружилась, точно от удушья.
  Через десяток суматошных ударов сердца в угольно-черном тьме расцвели огненно-алые тюльпаны взрывов, во все стороны полетели тучи осколков и шрапнели, а на экране виртуального дисплея начался обратный отсчет до того момента, как они достигнут корабля.
  
  Девушка закрыла глаза, ее обволакивала обморочная легкость, словно еще миг и, она провалится в забвение.
  
  Прошло несколько секунд. Или часов.
  
  Она не почувствовала, не ощутила, как ледяная шрапнелина, диаметром почти миллиметр, пробила тонкую броню корабля, проткнув, словно картонную, затылочную кость. Выбив тонкий фонтанчик крови, заплескавшего алым пластик шлема, вышла через глаз и, повторно пробив стенку истребителя, ушла в космос...
  
  Аридэль проснулась от собственного утробного крика.
  
  Глаза открылись. Ее чуть не ослепил пронзительный желтоватый свет, и она поспешно опустила веки, но он слепил даже сквозь них.
  
  Мысли вялые, словно после употребления наркотической травы трэкс, с трудом проворачивали заржавевшие шестеренки мозга.
  
  'Нужно немного подождать, чтобы глаза привыкли к свету...'
  
  Сердце лихорадочно билось о ребра, словно пойманная птица о прутья клетки а голова кружилась, словно после продолжительной болезни или ранения.
  
  Через минуту глаза привыкли и она огляделась. Сумеречный свет проникавший сквозь маленькое оконце в двери в изголовье открывал аскетичную картину узкого пенала кабины искусственного сна. Она лежала на покрытом мягкими пластиковыми роликами узком ложе.
  
  Девушка попыталась подняться, но не смогла, была еще слишком слаба, зато получилось поднять руки и дотронуться до близкого потолка.
  
  Ее била сильная дрожь, зубы стучали.
  
  'Это только сон. Снова этот дурацкий сон!' - с облегчением подумала она.
  
  Как она оказалась здесь?
  
  Не помню... но это нормально после искусственного сна.
  
  Вот только то, что только что приснилось, произошло с ней наяву.
  
  Тогда, на космоистребителе, она не погибла немедленно, такое бывает при ранениях в голову, очень редко, на грани с чудом, но бывает...
  
  Сколько прошло времени, когда она открыла глаз, второй почему-то упорно не открывался, она не знала. Умная аппаратура скафандра и корабля своевременно заделали пробоины, сохранив атмосферу на истребителе а ей жизнь. Хуже было со здоровьем. Левая половина тела отказалась подчиняться, жуткая головная боль не давала сосредоточится. Раненная девушка оказалась один на один с сотнями тысяч километров космоса, рассчитывая только на летное мастерство, силу воли и удачу.
  
  В детстве она любила петь - еще в школе у нее обнаружили великолепный голос. А еще мечтала блистать на сцене, но не сложилось. Началась война с Ушедшими кланами. Жестокая, какая может быть только между в хлам рассорившимися ближайшими родственниками. Враги не останавливались ни перед чем. Ни перед применением термоядерного оружия, ни - аннигиляционного, ни перед уничтожением биосферы целых планет. Кровь лилась морями, к богам космоса уходили миллиарды. Когда при тестировании у девушки обнаружили прекрасную реакцию, ей предложили пойти в военную школу пилотов. Она долго колебалась. В детстве Аридэль до смерти боялась полетов на воздушных транспортных средствах. Но долг и семейные традиции, оказались сильнее желаний и мечтаний юной выпускницы школы и она ответила согласием. Через четыре года она с отличием закончила школу по специальности пилот космоистребителя Vandura G-15.
  
  Долгие несколько часов полета, чтобы опять не соскочить в беспамятство, на последних остатках силы и воли она пела, или скорее шептала, любимые песни. Свои, потом мамины старинные баллады, повторяя их вновь и вновь.
  
  Схоронили обоих в храме одном.
  Куст белоснежных цветов,
  Вырос на могиле у них!
  И рост тот куст очень быстро, пока
  Не уперся в храма свод,
  И сплелся, как влюбленных пара, ветками там,
  И дивился на это народ.
  
  Как истребитель перехватила команда спасателей она уже не помнила - в очередной раз потеряла сознание. После прибытия на корабль-матку, девушку немедленно осмотрели медики и поместили в регенерационную камеру. Землянам уровень медицины драуни мог показаться колдовством, но за две недели вырос новый глаз взамен выбитого и регенерировали поврежденные отделы мозга. Еще через три дня военно-медицинская комиссия признала ее здоровой и годной к службе без ограничения. А на следующий день командир авиаматки вручил ей погоны штурм-мастера и орден Звезда чести...
  
  Несколько минут тянулись тягучей патокой - девушка набиралась сил - она еще была слишком слаба после искусственного сна. Из-за двери доносился гул тревожных голосов, хотя о чем именно говорят, не слышно. По мере того как взгляд становился все более осмысленным, Аридэль охватило предчувствие чего-то нехорошего, страшного. Сердце бешено заколотилось в груди, и тут дверь с гудением открылась. Пронзительный, желтый свет едва не ослепил, она поспешно закрыла глаза, но успела увидеть совсем молоденькую девушку, пожалуй, даже не закончившую школу.
  
  - Твои глаза отвыкли от света, - раздался чуть дребезжащий, словно от страха, уж Аридэль с ее идеальным слухом это было прекрасно заметно, - нужно немного подождать, пока они привыкнут. Помнишь как тебя зовут?
  
  - Аридэль, - ответила девушка неожиданно тихим и хриплым голосом.
  
  Нервные голоса из коридора стали громче, отчетливее.
  
  - Хорошо, - Аридэль почувствовал осторожное прикосновение прохладных пальцев к предплечью, - ты отдыхай, я пошла будить следующих, мы прилетели к планете-праматери.
  
  - Подожди! Что-то случилось?
  
  Пауза была недолгой, но многозначительной и многое сказал Аридэль.
  
   - На нас пытались напасть аборигены...дважды. И у них есть ядерное оружие.
  
  Не открывая глаза Аридэль мысленно присвистнула. Это уже серьезно. Близкий взрыв мог серьезно повредить корабли эскадры и даже уничтожить их. Неужели они бежали от кровожадных соргисов чтобы столкнуться с не менее агрессивными жителями Земли? Они достаточно цивилизованы, чтобы посылать корабли на орбиту своей планеты и по большому счету при таком развитии необходимость в убийствах разумных существ отпадала. Так почему же они попытались напасть на ничего плохого им не сделавших космических путешественников? Неужели в них, как и в соргисах, сидит вынесенная из каменных пещер и сражений с животными за собственную жизнь древняя жестокость?
  
  Она едва не скрипнула зубами. Демоны бездны!
  
  Еще через миг ощущение стоящего напротив человека исчезло. Еще десяток секунд девушка привыкала к пробивающемуся сквозь плотно сомкнутые веки свету, потом осторожно открыла глаза.
  
  В узком квадрате открытой двери проходили спешащие с озабоченными лицами люди. Звуки шагов смешивались с негромкими звуками голосов. На противоположной стене мелькали угольные тени. Это выглядело многозначительно и тревожно. Словно в белоснежных коридорах корабля-острова разлилась некая смутная, знобящая тревога. Добавь соответствующую обстановки музыку - и готовый эпизод из исторического фильма: герой пробирается по заколдованному замку с верным мечом в руках. А за каждым поворотом его подстерегает потустороннее Нечто...
  
  С трудом действуя все еще слабыми руками и ногами, она вылезла наружу. Народ высыпал в широкий и длинный коридор с бутафорскими факелами на стенах. Считалось что это поможет психологической реабилитации проснувшихся. Бесконечным потоком двигались мимо сотен открытых и еще закрытых дверей камер искусственного сна стайки примолкших подростков, лишь изредка мелькнет в толпе спешащий по делам взрослый - три четверти спасшихся составили дети и подростки, с озабоченным видом шагали члены экипажа в форменной одежде с земляннистыми лицами после долгого сна. Видимо корабельный мозг, пилотировавший корабль во время долгого межзвездного перехода - слабое человеческое тело было способно выдержать варп-полет лишь в состоянии искусственного сна, только начал будить экипаж и часть пассажиров. Постояла держась за стенку и собираясь с силами, потом Постояла держась за стенку, потом, слегка пошатываясь от слабости, пошла, с каждым шагом все увереннее. Пробравшись сквозь толпу к выходу, она спустилась по выщербленным временем каменным ступенькам с крыльца и двинулась по лесной тропинке мимо исполинских деревьев - изваяний к границам корабля-острова. Искусственное солнце выключили, в тиши-ни ветерка, ночь пронизывали сверкающие нити света ночных фонарей. Разноцветные звезды незнакомых созвездий ледяными брызгами застыли на угольно-черном небе, отражались в лужах выпавшего недавно дождя. Люди рассеивались, спешили по собственным делам и вскоре она шла по лесу в одиночестве.
  
  Она очутилась в каком-то заколдованном круге. Призрачный свет выхватывал из тьмы великаны-деревья, необъятная тишина, заполнена затаенным ожиданием чего-то потустороннего, аромат мокрой земли и леса, незримой пеленой стелющийся над податливой чернотой под ногами - все было необычно, волшебно.
  
  Кто-то разбегу ткнулся в спину, едва не повалив на землю. Пробормотав извинение, исчез за стволами.
  
  Колдовство рассеялось, очарование необычного исчезло - ее вновь окружал висевший над планетой-праматерью корабль.
  
  Она подошла к самому краю острова, туда, где ограда, достигавшая ей до груди, преграждала путь. Дальше была едва заметная пелена силового поля, закрывавшее от великого Ничто, называемого космос. Перегнувшись насколько могла, посмотрела вниз.
  
  Корабль шел в ночи и казалось, что он висел неподвижно, а огромный шар голубой планеты под ним, стремительно бежал. Яркие точки городов казались светлячками в ночи. Словно ободок опоясывала планету красная полоса расцвета. Затем она переходила в оранжевую, дальше в голубую, а голубая через синий полутон в фиолетовую. Выше простирался черный бархат космического неба.
  Из груди вырвался тихий вздох, полные восхищения глаза не могли оторваться от величественной картины внизу.
  
  Приподнялось солнце, все в ярких и красных сполохах солнечной короны. Несколько секунд и она растаяла а звезда стала словно меньше в размерах, но зато намного ярче.
  Внизу простиралась лазурная гладь моря, солнце отражалось от нее золотистым мячиком и бежало вслед за кораблем. Проплывал гигантский полуостров, сверху похожий на сапог, потом россыпь больших и малых островов, вновь переходящих в сушу.
  
  Она была прекрасна голубая планета убийц...
  
***
  В сверкающем в весенней ночи драгоценным алмазом Национальном центре управления обороной Российской Федерации -комплексе зданий на берегу Москвы-реки никогда не спят. И это неудивительно, потому, что сюда: в святая святых оборонного ведомства, ежесекундно стекалась от различных систем наблюдения, включая агентурную и спутниковую, актуальная военно-политическая обстановка в мире.
  
  В просторном зале под ярким светом потолочных ламп два десятка операторов-офицеров трудилась над анализом обстановки в мире. Нестройный шум тихих голосов сливался с тарахтением кондиционеров и щелканьем клавиш ноутбуков в ровный, привычный рабочий гул. На высоте второго этажа над залом с операторами полукольцом шли галереи для наблюдателей и приглашенных, таращились оттуда пустыми креслами. Не отводя взгляд от монитора, подполковник Лосев откинулся в кресле и вежливо прикрыл рукой зевок. Скоро начнет светать а там и домой пора. Кофе, сигарета и спать до обеда!
  
  На видеостене напротив входа в зал неторопливо плыл над разноцветными отметками военных баз, своих - зеленых, красных - партнеров, над плывущими по просторам морей и океанов эскадрами, над медленно ползущими крылатыми значками носителей ядерного оружия, десяток синих отметок - инопланетная эскадра на орбите планеты. С недавних пор - едва прошло две недели, в обязанности операторов добавилось отслеживание обстановки вокруг упорно продолжавших молчать Пришельцев.
  
  - Сергей, - обратился он к товарищу по соседству, - водичка не осталась?
  
  Тот пошарил в глубине стола, через миг появилась пластиковая бутылка с водой.
  
  Лосев протянул руку, но краем глаза увидел как на мониторе что-то мелькнуло, заставило перевести взгляд.
  
  Несколько десятков огненно-красных значков отделились от инопланетных кораблей. На ходу собираясь в три плотные группы, начали снижаться.
  
  - Постой, кажется инопланетные гости наконец то зашевелились.
  
   Офицер действовал точно по инструкции и только мелкие суетные движения да возбужденный взор выдавали нешуточное волнение.
  
  Еще через пару минут стало окончательно ясно. Три группы воздушно-космических аппаратов стремительно снижались над территорией севера Сибири, над Аляской и северной Канадой. Коротко взревел ревун, превращая рабочую атмосферу центра в нечто похожее на лихорадочную атмосферу офиса крупной компании в дни аврала, когда всесильный директор настропалил сотрудников так, что они готовы вкалывать не обращая внимания на мелочи, типа рабочего времени. А еще через минуту зазвенели 'тревожные' телефоны в спальнях у министра обороны и президента страны.
***
  Привычно клацнул, присоединяясь ОРК (объединенный разъем коммуникаций - подключение к рации, внутреннему переговорному устройству самолета, подаче воздуха и кислорода, поддува противоперегрузочной системы полетного комбинезона.), потом Сергей Соколов присоединил замки подвесной системы. Слегка поерзав, устроился поудобнее в кресле и доложился ведущему.
  - К полету готов!
  
  Его немного потрясывала. Сирию он не застал а меньше года офицерской службы никак не давали зачислить себя в опытные летчики. Несмотря на это придется идти на перехват аппаратов инопланетян. Раз они сумели преодолеть межзвездную бездну, значит и технологии у них развиты будь здоров. Это значит... Да ничего это не значит. Война-это смерть, это он помнил еще из детских воспоминаний, но офицер это когда живешь для других. Есть боевая задача и ее он будет выполнять лучше всех, чтобы это не стоило!
  
  Поворот ручки. Медленно опускаясь, фонарь отсек от привычных шумов аэродрома и ночного морозца. Стало не до рефлексий, привычная работа помогла отвлечься, почти забыть о страхах и хлопотах. В наушниках послышался простуженный голос техника самолета:
  
   - Добро на запуск!
  
   Придирчивый взгляд молодого летчика вновь обежал датчики и жидкокристаллические дисплеи приборной доски, летчик сдвинул РУД (рычаг управления двигателем) вперед, на упор малого газа и нажал кнопку запуска. Где-то во внутренностях самолета форсунки щедро впрыснули топливо в турбины, молнией проскочила искра... За хвостом самолета гулко полыхнуло. Почти неслышно в кабине заревели реактивные двигатели. Привычная периодичность проверки, переговоры с техником и наконец выход на связь с РП (руководитель полетов):
  
   - 'Северный', я - 'Гагара-4', разрешите вылет, волнуясь он остро поднял бровь.
  
   - 'Гагара-4' 'я- Северный', - разрешаю. Ветер встречный, два метра в секунду. Отход курсом двести семьдесят, набор высоты до двух тысяч метров, - послышался в наушниках летного шлема слегка встревоженный голос майора Дедова, сегодняшнего РП.
  
   - Принял, конец связи.
  
   Техник отцепил провод, соединяющий его с боротом и, отбежал в сторону, вверх взлетела левая рука с чеками катапультных кресел. Потом, разрешая вырулить из капонира, правой - указал вперед.
  Летчик отпустил гашетку тормозов, а левая рука привычно передвинула вперед ручку управления двигателем.
  
  Су-30 дернулся. Навстречу, с каждой секундой все быстрее, понеслась серая рулежная дорожка, через несколько секунд сменилась длинным полотном подсвеченной тусклыми фонарями сигнальных огней взлетно-посадочной полосы. Мчались, вились с ветром тучи, совершенно закрывая луну и звезды, словно угрожали. Погоди, самонадеянный человечишка, разразимся снегом и метелью, как будешь летать? Вдалеке и впереди светилась огнями вышка руководителя полетов, напротив световые пики прожекторов выхватывали тонкий крест на куполе маленького храма. В памяти на миг всплыли родные места. Мать, посещала храм ежемесячно, и частенько на службы брала с собой маленького Сергея. Тогда было все хорошо. Еще никто не погиб. Воспоминания всколыхнули где-то очень глубоко в душе что-то родное, теплое. Он сглотнул тягучую слюну и отвернулся. У сияющего огнями терминала белели два гражданских МС-21. Аэропорт был совместного пользования - военно-гражданский. Еще дальше россыпью светлячков - огоньки поселка Новосеверный. В небе промелькнули струи огня от взлетевшего немного раньше самолета ведущего - капитана Фролова, высветив заснеженное поле, на миг заискрившегося огоньками цвета крови.
  
   - 'Северный', я - 'Гагара-4', разрешите вылет.
  
   - Я - 'Северный', 'Гагара-4' взлет разрешаю.
  
   Через считанные секунды двухместный многоцелевой истребитель Су-30 словно пуля несся по бетону. Огни сигнальных фонарей взлетно-посадочной полосы стремительно рванули навстречу, превратившись в две сверкающие полосы. Несколько мгновений и они пропали позади и далеко внизу. Самолет плавно потянуло вверх, в ночное, мрачное небо.
  
  Вокруг непроницаемая темнота северной ночи, ни одна звездочка не пробивалась сквозь плотный облачный покров. Лишь далеко впереди горел яркий выхлоп самолета ведущего да огоньки многочисленных приборов на панели разгоняли тьму в кабине, успокаивая. Чувства обманывали, уверяя что Сергей влип в темноту, только многофункциональный дисплей с радиолокационной картой местности и наложенной на нее тактической схемой, показывал, что самолет не влип в пространство как муха в янтарь, а стремительно глотал километры пути. Вместе с ведущим капитаном Фроловым он был на боевом дежурстве когда эскадрилью подняли по боевой тревоге, поэтому первым вылетело их звено. Навстречу врагу? Кто его знает... но точно недружественно настроенным инопланетянам. Это нервировало и даже пугало. А еще пугало то, что на борту были боевые ракеты...
  
   В наушниках послышался голос РП. Передав новый курс и высоту, он совсем не по-уставному сообщил что пришельцы не отвечают и приказал атаковать.
  
   Кровь резко, толчком, ударила в голову. Отгоняя пришедшие так не вовремя мысли, летчик крепко сжал зубы. Ну и слава богу! Лучше бой, чем бесконечное ожидание неизвестно чего.
  Сейчас все не важно, все потом-главное выполнить боевую задачу.
  
  Доложившись, летчик кивнул, рука аккуратно отклонила ручку управления а нога, в облегченных унтах, выжала правую педаль. Истребитель послушно накренил плоскость, разворачиваясь.
  
  Подъемно-маршевые двигатели, басовито взревев, привычно вжали в кресло, а цифры скорости и высоты стремительно поползли вверх. Два широких крылатых силуэта с двойным вертикальным оперением на вершинах факелов бело-голубовато-розового пламени стремительно вонзались в мягкое чрево угольно-черного неба, приближаясь к рубежу атаки.
  
  По заснеженной тундре ударили раскаты грома, истребители проскочили звуковой барьер.
  
  Самолет стремительно пробил облачный слой и сразу картина вокруг изменилась. На угольно-черном небе застыли ледяными брызгами звезды. На большой высоте они сияли чисто и ровно. Казалось поднимись еще немного выше и можно прикоснуться к ним ладонью... и спросить пришельцев. Что вам у нас надо? Вас никто не звал! Внутри холодной ледышкой разгоралась ненависть. Вы выбрали свою участь. Или вы или мы!
  
   Летчик бросил взгляд на жидкокристаллические мониторы, прислушался к гулу турбины, подъемно-маршевый двигатель тянул исправно.
  
  На экране многофункционального дисплея появились многочисленные отметки снижающихся скоростных целей. Они приближались на сверхзвуковой скорости. Бортовой информационно-управляющий комплекс идентифицировал их как неизвестные цели.
  
   - Цели уничтожить, - пришел приказ с далекого командно-диспетчерского пункта.
  
  Истребитель приподнял нос еще больше. С жгучим нетерпением ждал Сергей момента, когда можно будет атаковать. Пальцы побелели, так крепко сжимал он их, так молил судьбу, чтобы время летело быстрее, но тщетно. Секунды тянулись, словно капли, падающие в песок.
  
  Наконец - пуск! Слегка колыхая самолет, пара за парой, с пилонов срывались ракеты. Огненными змеями на огромной скорости уносились в небо и вверх.
  
  Прошло несколько секунд и отметки ракет, заметались, понеслись к далекой земле.
  
  - Командир, ракеты потеряли цель, - раздался в наушниках хриплый от волнения голос оператора.
  От досады Сергей прикусил губу.
  
   - Цели не поражены, - доложил летчик на землю. - Расход бэка полный.
  
  - Я - 'Гагара-1'. Прошу разрешения повторно атаковать пушкой, - послышался в наушниках решительный голос ведущего.
  
  Встроенная 30-мм пушка ГШ-30-1 - грозное оружие в руках умелого бойца: 150 снарядов, очень точная система прицеливания и сумасшедшая скорострельность, при которой пушка способна очередью разрезать пополам многоэтажный жилой дом.
  
  В эфире зашуршало, после непродолжительного молчания донесся хрипловатый голос РП:
  
  - Повторную атаку разрешаю!
  
  Внезапно отметка на экране монитора летящего впереди самолета словно клюнула носом. По большой дуге потянулась вниз, к далекой земле. Напрасно Сергей звал 'Гагару'-1, ответом был лишь треск помех в наушниках. Последовала короткая пауза и следом послышался растерянный голос 'Северного':
  
  - 'Гагара'-4, 'Гагара'-1... сбит.
  
  Не было ничего, ни стремительного полета вражеской ракеты, ни сверкания лазера ни грохота авиационной пушки, без всяких видимых эффектов самолет ведущего превратился в мертвый кусок металла.
  
  Тихое шуршание в наушниках, самолет с каждой секундой пожирал километры расстояния до аппаратов пришельцев.
  
  Как Фролов погиб? Пришельцы его убили? Но это наша Земля и мы предупреждали их уходить. Мы в своем праве - защищаться! Умом он понимал потерю товарища, но шокирующий смысл слова погиб, слова умер, не доходили до сознания. Еще миг он боролся с охватившей его растерянностью. Они не были друзьями, но, несмотря на разницу в звании и в возрасте, вне службы - добрыми приятелями. Когда перед дежурством летчики встретились, то немного поболтали. Чуть-чуть - о пришельцах, но тема успела изрядно надоесть и так СМИ прожужжали о них все уши. Потом ведущий хвастался будущим ребенком. Глаза папаши горели ликованием и гордостью, когда он рассказывал как слушал сердце нерожденного сына. Потом с смешком - о капризах беременной жены. А теперь она вдова а ребенок - сирота.
  
  - Я - 'Северный', 'Гагара-4' - послышалось в наушниках, - Продолжение атаки по вашему решению.
  
  Вспышку страха и желания оказаться как можно дальше от места схватки, залила лава огненного-яркого гнева. Ну! Докажи, что ты не маменькин сынок! Карьера, собственное благополучие отошло на второй план. Вот оно ЗЛО, враги перед ним. Такие же, как те, кто на его глазах убил мать.
  
  - Я - 'Гагара' - 4, атакую, - произнес решительно, чувствуя как от неистового желания мести немеют губы. Ждите, гады, я иду к вам. Он побледнел, ноздри яростно раздулись. Порву, нахрен как собака грелку! Никого, за исключением украинских нацистов, он не ненавидел так, как убийц-пришельцев.
  
   Еще десяток томительно-длинных секунд и самолет приблизился к рубежу открытия огня, расстояние для современного воздушного боя почти вплотную - чуть больше километра. Летчик прищурился, совмещая метку цели с прицельной маркой - хотелось попасть с первой очереди.
  
  Палец вдавил гашетку, навстречу летевшему впереди аппарату хлестнула огненная струя из двух десятков снарядов, хорошо видимая в темноте ночи. Ничего не произошло а пришелец лениво вильнул в сторону. Толстую бронированную шкуру земные снаряды не пробивали.
  
  Лицо сморщилось от досады, а истребитель проскочил за строй презрительно игнорирующих попытки землянина, летательных аппаратов пришельцев и начал стремительно разворачиваться, словно сокол, промахнувшийся во время первой атаки.
  
  Ну не может пришелец одинаково прочно быть бронирован везде. У всего есть слабые места!
  Впереди пламенели алым выхлопные струи десятка невидимых в ночи аппаратов пришельцев, один позади, остальные строем фронта впереди. Видимо совсем не опасаясь последнего землянина, они даже не увеличили скорость.
  
  Это было очень обидно, но он лишь закусил губу, продолжая упрямо наращивать скорость пока не приблизился на расстояние менее километра.
  
  Атакую последнего гада!
  
  Несколько мгновений огненный бич пушечной очереди хлестал по корпусу пришельца и опять бесполезно.
  Да чтоб тебя! В груди заклокотала ярость настоящего берсерка, а чувство беспомощности, которое он испытал перед совершенными боевыми машинами инопланетян лишь усугубляло ее. Они были банально лучше совершеннее земной техники. Это как полуголому дикарю с каменной дубиной в руках тягаться с закованным в сталь конкистадором. Но в этом мире не все предрешено уровнем развития военной техники. Бывало и инкская доблесть и храбрость валили в прах испанцев.
  
  Он не уйдет без сбитого пришельца!
  
  - Держись, гад! - промычал сквозь зубы летчик непроизвольно прикусывая губу. Тонкий алый ручеек потек по подбородку а человек, сжался в комок каменно-твердых мускулов, всей силой, всей волей, заставляя себя не отводить взгляд от приближавшегося корпуса противника.
  
  В этот момент решившийся на крайность человек и его верный самолет слились, стали единым телом. Все, что чувствовал там, на высоте самых высоких гор, юноша-пилот, передавалось его крылатой машине. Она словно задрожала, готовясь к неизбежному. Все, что чувствовал человек, судорожно сжимая пальцами штурвал, испытывала и она: ненависть, жажду мести и страх смерти, испытывала и его рукотворная птица.
  
  - Ааааа! - вырвался из сведенных судорогой губ крик, только глаза сверкали яростью и обреченностью - их истребителю закрывать нельзя.
  
  Он приготовился к мгновенной смерти. И вдруг, как ему показалось - на расстоянии вытянутой руки, пришелец не выдержал. Скользнул вверх, и, когда впереди вспышкой молнии, мелькнуло брюхо, летчик, нажав гашетку, в упор распорол ее огненной струей и неуязвимый аппарат инопланетян окутался дымом.
  
   Через миг рухнул вниз словно утюг.
  
  - Аааа! - вновь зарычал от напряжения и яростного восторга человек, но ликование его длилось считанные секунды.
  
  В единый миг погасли многочисленные датчики и дисплеи приборной доски, басовитое гудение двигателей исчезло. Наступила тишина, мертвенная тишина. еще несколько секунд самолет словно подбитая влет птица мчался среди ночной тиши. Потом земная гравитация победила, закружившись в крутом штопоре, он стремительно рухнул к земле.
  
  Несколько секунд попыток реанимировать машину - все бесполезно. По спине потекла струйка ледяного пота. Неужели все? Не дрейфь, летчик.
  
  Надеясь, что оператор его услышит, проорал:
  
  - Катапультируемся!
  
  Втайне молясь про себя всем богам чтобы хоть это сработало, ударил по рубчатой кнопке катапульты.
  
   Бам! Мгновенно исчез, отстреленный пиропатронами, фонарь кабины. Подброшенное богатырским пинком кресло с его хрупким человеческим содержимым полетело вверх, многострадальный позвоночник словно ссыпался вниз. Пронзительная тишина, чернильная ночь вокруг, когда казалось ни одному органу чувств не за что зацепиться. Где ты? В каком-то абсолютном ничто... Несколько долгих секунд он томился, сработает парашют или нет? Наконец долгожданный рывок и с тихим шелестом вверху развернулся спасительный купол парашюта, еще раз рвануло, только гораздо тише. Только после этого он облегченно выдохнул. Он еще жив! Гибель товарища, судьба оператора, сбитый пришелец и выживание в заснеженной тундре пока не подберут спасатели, все это - потом...
  

Глава 4

  
  Кресло с пилотом под едва различимым в темноте белым куполом парашюта, словно неподвижно повисло в ночи. Нешуточный мороз яростно щипал лицо, пробираясь даже сквозь маску, ветер нес запах мороза и тундры. 'Не дай бог, если оправдается прогноз синоптиков' - подумал молодой летчик, вглядываясь в приближающуюся землю, метеорологи обещали понижение температуры до минус тридцати и самое главное сильный буран. А это исключало применение авиатехники для поиска сбитых летчиков.
  
  Низкое, молчаливое арктическое небо полыхнуло всеми цветами радуги, и сразу все изменилось. Тьма сбежала, разноцветные блики буйно танцевали по бескрайней, заснеженной тундре. Холодное буйство красок, словно безумный художник играется с гигантским калейдоскопом, податливая чернота под ногами. Сверкали ледяные равнины: до горизонта - заснеженные поля, изрезанные трещинами оврагов, заросшими низкорослыми деревьями, на горизонте переходящие в голые, пологие холмы. Летчик замер, не отводя взгляда от колдовской картины, да разве это мой, знакомый, привычный мир? До земли оставалось несколько сотен метров, когда словно в ответ на цветовую феерию неба и ледяной тундры справа замерцал тревожным красным светом явно искусственный огонек.
  
  'Люди? Откуда здесь люди? Но раз подвернулась такая удача, грех ею не воспользоваться'. На какое-то время он не забыл, нет, - но отстранился от всего, что произошло за недолгие минуты страшного боя: гибель товарища, неизвестная судьба оператора, собственной готовности пойти на таран и ожидание гибели. Хрупкая человеческая душа не могла сразу вместить и пережить так много и сейчас Сергей испытывал обычное человеческое облегчение, что для него все закончилось благополучно. А настоящая боль и скорбь по ушедшему товарищу придет позднее.
  
  Корректируя спуск, он немного потянул стропу, еще несколько секунд полета в невесомости, несильный удар снизу, кресло упало на снег, опрокинулось, больно ударив по спине. Ветер подхватил паруса парашютов потащил по слежавшемуся, весеннему снегу. Скрежет обшивки кресла по насту. Наконец Сергей изловчился и отстегнул парашют, яростно хлопнув напоследок, он улетел в ночную тьму, оставив летчика в неподвижности. Он облегченно выпустил воздух меж стиснутых зубов. 'Ты хотел приключений и поэтому пошел на военную службу? Кушай их не обляпайся!'
  
  Покойная мать обожала Высоцкого. Сколько он себя помнил, его песни и баллады сопровождали маленького Сергея везде. А когда по телевизору показывали 'Стрелы Робин Гуда' его было невозможно увести от голубого экрана. Ему снилось, как с мечом в руках, он штурмует замок вора и негодяя, как на рыцарском турнире в честь прекрасной дамы ломает копья, а нахалу, посмевшему подмигнуть его избраннице смело бросает в лицо перчатку. С пожелтевших страниц любимых книг шевалье Д'Артаньян говорил врагам: Сердце мое - сердце мушкетера. Я чувствую это и действую как мушкетер. И в душе маленького Сергея загорался восторг и восхищение. Свежий ветер странствий веял со страниц 'Одиссеи капитана Блада', он почти слышал плеск ласковых карибских волн в час утренней вахты, когда ни один звук не нарушает тишины, о борта 'Синко Льягас'. Это была та судьба о которой он мечтал и стремился.
  
  Жизнь обычная жизнь, полная повседневных житейских забот: гонкой за квартирой, машиной, дачей; статусными летними поездками в жаркие края; карьерой - все эти символы внешнего благополучия, не значили в его глазах почти ничего. Он тосковал по романтике и героизму. Это и стало, наряду с яростным сопротивлением желанию отца, чтобы старший сын последовал по его стопам и, поступил учиться на физика, мотивами бунта. Поступив в авиационное училище, он на долгих четыре года порвал с ним отношения и только перед выпуском они помирились.
  
  Сергей отстегнул ремни, опираясь ладонями о твердый и холодный даже сквозь перчатки наст, неуклюже выбрался из-под кресла и выпрямился во весь рост.
  
  В полусотне метров на фоне буйствовавшего северного сияния чернели хищные обводы длинного, приплюснутого корпуса, четыре стойки шасси, двигателей вместе с крыльями не видно вовсе. Ветер негромко подвывал и уже успел нанести под неожиданное препятствие сугроб. Красный огонек таинственно мерцал верху корпуса. Это был самолет, воздушный корабль, как его не называй, это Сергей понял сразу чутьем летчика. На миг он застыл, растерянно и удивленно раскрыв рот, словно первоклашка, которому показали настоящий боевой истребитель. 'Как? Как это... без крыльев летает в атмосфере? Это нарушает законы аэродинамики! Или они втянулись в корпус? А может там вообще какой-то экзотический способ передвижения вроде антигравитации?' Он сглотнул, и внезапно жаркая волна гнева захлестнула юношу. Как смеет он рассуждать о способе передвижения корабля пришельцев? Перед ним убийца его товарища!
  
  Полный ярости и надежды взгляд несколько мгновений рассматривал пришельца, потом летчик склонился к креслу. Выдвинув из его изножья контейнер с носимым аварийным запасом, откинул крышку. Автомат? Пожалуй, короткоствол сейчас будет лучше да и привычнее. Еще через миг в руке угрожающе блеснул пистолет ПЛ-15 в другой - фонарик. Стоит ли его включать? Да черт с ним, чего бояться? Если пришелец до сих пор не прореагировал на его посадку, то есть надежда что не прореагирует и дальше.
  
  - Жди, инопланетянин, я иду! - тихо произнес.
  
  Узкий луч выхватил из мрака желтовато-белую дорожку, немного не доходящую до аппарата пришельцев. Сто шагов по звонко и загадочно хрустящему снегу - и уже можно коснуться рукой корпуса. Свет фонаря уперся в черную, матовую поверхность, суматошно запрыгал по ней. Явно не стальная или алюминиевая, скорее из чего-то керамического. Рассчитывая, что корпус, может быть под напряжением или каким-либо защитным полем, он с некоторой опаской приблизил ладонь к корпусу.
  
  Дотронулся пальцем. Ничего не произошло. Корпус был полированный и ледяной, явно не металлический.
  
  ... Лезть было легко, выступы на корпусе через полметра, словно специально приспособленные для ног и рук похожего на человека существа, позволяли ботинку входить на глубину ранта. Меньше чем за минуту он оказался наверху. В последний раз подтянувшись, перебросил ногу через край крыши. Вновь включив фонарик и взяв в другую руку пистолет, осмотрелся, стоя на коленях. Узкий луч света выхватил из тьмы примерно посредине корпуса непрозрачный купол, с фонарем наверху, периодически озарявшем красными вспышками все вокруг. Через широкие трещины в куполе не виделся а скорее угадывался чей-то силуэт. Гулко и нетерпеливо застучало в голове, выдавая волнение.
  
  Он направил в сторону пришельца пистолет и десяток секунд выжидал, но вражеский пилот, если это был пилот, не шевелился.
  
  Несколько минут он ощупывал купол и узкую полоску корпуса вокруг него в поисках замка. Инженерная логика, которая, как он надеялся, была одинакова для любых миров, подсказывала, что кабина пилота должна открываться как изнутри так и снаружи.
  
  Ему повезло. Едва слышно хрустнуло, показалась щель между корпусом и куполом, медленно, словно нехотя, он поднялся почти вертикально.
  
  На пилотском кресле перед десятком мертвых, но вполне узнаваемых дисплеев и приборов непонятного назначения, сидела вполне человекообразная фигура. Две ноги, две руки, одет в некое подобие белого, плотно обтягивающего тело комбинезона, голова закрыта глухим черным шлемом. Ранений не видно, но это ничего не значило - пришелец при падении мог вдребезги разбить и внутренние органы, и позвоночник, конечно, при условии, что он у него есть. 'Ну вот и первая встреча лицо к лицу с инопланетным разумом... Сергей да ты войдешь во все учебники истории как первый контактер!'
  
  Краем сознания он отметил, что рука с пистолетом не дрожит, но сердце стучит так же громко, как колотит в ворота замка гонец со срочной вестью в сумке.
  
  С некоторой опаской притронулся стволом к шлему пилота. Никакой реакции. Подумал с досадой, наверное, мертв. Ни раскаяния, ни сожаления по убитому им пришельцу он не испытывал. Туда ему и дорога! Кровь за кровь, смерть за смерть!
  
  Попробую снять шлем, хоть посмотрю какие они, инопланетяне...
  
  Сергей присел на гладкую поверхность корабля пришельцев, положил пистолет в карман, взял фонарик в руки. Свет бликовал от черной поверхности шлема. Свободной рукой принялся осторожно ощупывать его основание.
  
  Сам удар он едва заметил, к тому же оказался в неудобном положении и не успел парировать. С виду несильный толчок в грудь опрокинул его на спину, покатившись по гулкому корпусу, больно ударился локтем и едва остановился на самом краю.
  
  В ушах еще гремел звонкий крик то ли 'Каййя' то ли 'Аййя' с которым ударил пришелец, когда, пылая яростью он вскочил на ноги. До соседа-спецназовца ему, конечно, было далеко, но готовясь к военной службе он два года проходил в секцию самбо. На противоположном краю мелькнула гибкая фигура в белом комбезе, с ходу начала спускаться вниз.
  
  - Стой, убью! - яростно рявкнул, на миг забыв, что инопланетянин не понимает по-русски и, ринулся за ним, рука полезла в карман за пистолетом.
  
  Только когда подбежал к краю и заглянул вниз, то понял, что, пистолета в кармане нет. На миг в растерянности замер, в груди суматошно билось сердце. Видимо выронил оружие, когда кувыркался по корпусу корабля. Пришелец, плотно прижимаясь к отвесной поверхности, ловко, словно паук, лез вниз и успел спуститься не меньше чем на метр - ни рукой, ни ногой не достанешь. Что делать? Искать пистолет, скорее всего лежащий в снегу с другой стороны корабля? За это время инопланетянин сбежит и не факт, что для него сибирский мороз, не все равно, что для людей комфортные 20 градусов тепла. Ищи его потом-свищи. Еще через миг он весь подобрался. Хотя сердце все еще продолжало биться учащенно и неровно, но от недавней беспомощной растерянности не осталось и следа. 'Сам прозевал, сам и поймаю!' - подумал, испепеляя беглеца пронизывающим взглядом и, еле одерживая готовое прорваться наружу холодное, ледяное бешенство. Повернувшись спиной, стремительно спустился.
  
  Спрыгнув в неглубокий сугроб, наметенный ветром у корабля пришельцев, помчался изо всех сил за оторвавшимся метров на двадцать чужаком. Морозный полярный воздух забил в горло бешенной волной. Тяжелое дыхание почти заглушало звуки шагов.
  
  Бежать было трудно, с каждым шагом он глубоко зарывался в снег, но помогла еще не забытая курсантская выучка.
  
  Погоня длилась всего несколько минут. То ли условия Земли не подходили пришельцу, то ли давала себя знать жесткая посадка, но через пару минут человек бежал в трех метрах позади. На бегу пришелец оглянулся, и Сергей едва не прозевал удар. Тело инопланетянина молниеносно взлетело вверх, словно подброшенное мощной пружиной, одновременно разворачиваясь к человеку лицом, а нога по круговой траектории ударила в голову.
  
  К чему-то похожему Сергей был готов и поднырнул под удар, а когда его прыгучий соперник приземлился в снег, но еще не успел обрести устойчивость, изо всех сил ударил по-боксерски круговым ударом по шлему, вложив в него все силы, да так, что несмотря на перчатки ожег костяшки пальцев, ободрал в кровь. От удара пришелец изломанной куклой, в которой, казалось, не было ни одной целой косточки и мышцы, бросило вниз. Изломанной куклой он остался лежать на снегу.
  
  Сергей позволил рукам расслабленно повиснуть. 'Это тебе не прыгать козлом', чуть презрительная улыбка скользнула по губам. Подхватив пришельца под мышки -оставить его без наблюдения он не рисковал, потащил неожиданно легкое, не больше пятидесяти килограммов, тело к своему пилотскому креслу. Волочащиеся по снегу ноги пленника оставили в тундре длинную борозду, с легкостью заносимой прилетевшим с Ледовитого океана ветром. Недавно испытанный страх, собственная готовность умереть, остались позади. Сергей уже не воспринимал врага несколько абстрактно, как это было до гибели товарища. Вот он и, ему хотелось отомстить врагу. Отомстить за пережитый страх, за мысли о смерти, за липкий пот на теле и прощание с жизнью и только вбитая в подкорку воинская дисциплина, и понимание ценности пленника как источника информации о пришельцах, не дали немедленно пристрелить убийцу товарища.
  
  В носимом аварийном запасе как раз были и нож, и крепкая веревка. Связав пленнику руки и на всякий случай - уж слишком прыгуч, ноги, он повторил попытку снять шлем, через десяток минут ему это удалось.
  
  Сергей ахнул. Перед ним было абсолютно человеческое лицо: необычное, но необыкновенно красивое и правильных очертаний, оно казалось немного скуластым; волосы, собранные в причудливую прическу из нескольких унизанных кольцами желтого, тусклого металла рыжих кос, яростно трепал северный ветер; кружась, словно в каком-то замысловатом танце, снежинки падали с ночного неба на неестественно белоснежную, мраморного цвета кожу и тут же таяли, стекали мокрыми дорожками. А еще это несомненно женщина, даже девушка, по виду лет двадцати, возможно немного больше. И женщины прекраснее, ему не встречалось. Лена - его почти невеста, которая, узнав о распределении Сергея на Крайний Север, немедленно порвала отношения, и рядышком с ней не стояла. 'Откуда эта красавица на инопланетном корабле?' Сергей ошарашенно тряхнул головой. 'Хорошо хоть не взял грех на душу, не убил такую красоту!' Совершенно не верилось, что такая красавица может быть хладнокровной убийцей.
  
  Парень пристально посмотрел в лицо пленницы и прикусил губу. Как он сразу не увидел? Да черты лица очень похожи на человеческие, но, если присмотреться, различие заметны: мраморный цвет лица и задорно торчащие из путаницы волос острые звериные уши неопровержимо свидетельствовали - это не человек.
  
  'Совсем как человек. В смысле как земной человек', - юноша смущенно почесал затылок, женщин, в память так рано ушедшей матери, он принципиально не трогал и тут же поправил себя, 'Если бы не острые ушки - один к одному Homo sapiens! А я чуть не убил ее...нда... вместо космического чудовища, такая красавица, жаль, что она еще и убийца...' Он не мог ненавидеть женщину тем более такую красивую.
  
  Юноша немного поколебался, потом наклонился и, сняв перчатку, прикоснулся к лицу пленницы. Кожа оказалась неожиданно горячей, словно уголь и, влажной от растаявших снежинок.
  
  Длинные, густые ресницы девушки дрогнули. В распахнувшихся лисьих, изумрудно-зеленых глазах, клубился мутный туман. Через несколько мгновений до отуманенного мозга дошло, где она и, что с ней произошло. В глазах сверкнула настоящая паника, девушка конвульсивно дернулась, но веревки надежно спутывали ее ноги и руки. Несколько секунд билась в путах под тяжелым взглядом разглядывающего ее парня. Наконец она перестала рваться из пут и что-то произнесла на неизвестном Сергею, но очень мелодичном языке, через миг послышался перевод.
  
  - Убийца, если ты, меня убивать, я принимать смерть с честью! 'Ты победить. Но не доказать, что достоин победы! - звуки родной для Сергея, но такой обидной речи, доносились с запястья пленницы, видимо там был надет переводчик. Парень покосился недобро на девушку, вражина еще смеет подозревать, что он опуститься до убийства беззащитной пленницы!
  
  - Я не убийца, мы убиваем только когда нападают на нас!
  
  - Ты не убийца? - внимательный взгляд парня заметил, что девушка немного расслабилась, по крайней мере уверилась, что немедленная смерть ей не грозит.
  
  - Нет! Почему это я должен быть убийцей? - сверкнул глазами Сергей, - Мы защищались, это вы напали на нас первые!
  
  - Нет! - страстно сверкнула кошачьими глазищами девушка, так что парень невольно залюбовался, - С другой ваш материк нападать на наши корабли. Мы проснуться после анабиоза, искусственный мозг корабля сказать, вы два раза направлять на нас термоядерный бомбы. Вы начать первые, мы защищаться!
  
  - С Северной Америки что ли? Там другое государство. Мы за американцев не отвечаем!
  
  - Враг мой, я не понимать, что есть другое государство! Мы драуни видеть, вы атаковать! Мы отправить к вам разведчиков вы опять атаковать, а мы защищаться!
  
  Сергей поежился от проникавшего сквозь комбинезон мороза. Поднявшись, задумчиво почесал затылок. Вот блин... попал. По всему выходило что со стороны пришельцев, картина выглядит очень даже по-другому, чем с точки зрения землян. Кстати, они оказываются сами себя называют драуни, пленница просто кладезь сведений о пришельцах. Тем более надо ее передать нашим! Он не видел, как девушка разглядывает его тем специфическим, оценивающим взглядом, которым женщина в поиске смотрит на мужчин.
  
  Он задумался, как же объяснить инопланетянке что такое государство? Кстати странно, если они способны летать между звездами, то почему у них нет государства? Или у них коммунизм, и оно отмерло? Между тем ветер задул сильнее, бросая в лицо целые пригоршни холодного и сухого от мороза снега. Он так же, как песок резал лицо, заставляя отворачиваться в сторону. Когда прошел кураж после приземления и погони стало холодно и неуютно. В такую погоду и думать не приходилось о посылке спасательного вертолета за сбитыми летчиками. Во весь рост вставал вопрос, где укрыться, чтобы до утра не превратиться в ледышку.
  
  - Государство это когда люди живут на одной территории, подчиняются одним правилам, поняла?
  
  - А понять, это как наши кланы. У нас важный решений принимать все кланы вместе. Мы думать у вас так же.
  
  - Нет у нас американцы сами по себе вот и делают всякую дурость.
  
  - Понять, понять, враг мой, - произнесла девушка, - Они ваши Ушедшие Кланы, только остаться на планете!
  
  - А кто это, Ушедшие кланы?
  
  Девушка отвернула лицо, черты лица стали словно из стали.
  
  - Я не хотеть говорить про это, враг мой.
  
  - Почему?
  
  - Не хотеть, - она отвернулась, после некоторой паузы, закончила, - Нельзя...
  
  Лицо землянина жалил мороз, по ощущениям под двадцать градусов ниже нуля. Сколько часов ожидать в морозной тундре спасателей, неизвестно. А в буран без надежного укрытия не выжить.
  
  - Понятно, - произнес онемевшими от холода губами. Сняв перчатки, потер их ладонью, стало легче. 'Черт, холодина то какая, да еще ветер!', - Погода портится. Пойдем в твой корабль, хоть какое-то укрытие.
  
  - Нет, это не помочь, мой корабль весь в дырках, больших, как твой кулак. Я помочь. А ты развязать меня для это! - девушка требовательно протянула связанные руки к парню.
  
  Сергей покосился на девчонку и заколебался.
  
  Ну не походила она на жестокого инопланетного врага и убийцу. Обыкновенная девчонка, а заостренные ушки даже красят ее, придавая диковатый шарм. Вот только она или кто-то такой же как она убил ведущего... Если один раз убил, что остановит ее от того, чтобы убить снова? Если развязать ее, где гарантия что она снова не нападет?
  
  - Такой сильный мужчина, бояться слабый женщина? - Запрокинув голову, девушка негромко засмеялась.
  
  'Как колокольчик... - Сергей нахмурился, - Ничего себе... слабая женщина? Врезала так, что чуть с не слетел с крыши на землю!' Парень поежился, хоть внизу и снег, а падение с высоты второго этажа могло быть фатальным.
  
  Доверится? А чем я рискую?
  
  Ну не воспринимал он девчонку как жестокого инопланетного врага. Был бы на ее месте уродливый космический гуманоид или мужчина, он не за что бы ему не поверил. 'Возьму пистолет, а с голой пяткой на шашку только в дурацких боевиках прут. А пока пусть расскажет, что задумала'.
  
  - Чем ты можешь помочь?
  
  - Я иметь, не знать, как сказать... - девушка попыталась улыбнуться, но у нее получилась довольно жалкая гримаска. Видимо мороз прибирал и ее, - В истребителе есть семя дома, его сажать, получаться дом. Тепло, жизнь! Доверься мне!
  
  - Ничего не понял, но ладно попробуем, - видимо колеблясь, нерешительно проговорил Сергей.
  Через десять минут землянин с пленницей отошли от подбитого аппарата инопланетянки. Ветер еще больше усилился, однотонно выл. Снег, холодный и сухой, змеился и тек по тундре, буквально на глазах переметывая, растворяя в себе свежие человеческие следы. В руке Сергея покачивалась сумка с отобранными инопланетянкой вещами, за спиной - рюкзак с носимым аварийным запасом. По просьбе девушки он выкопал ножом неглубокую ямку. Инопланетянка вытащила из сумки ощутимо тяжелый, отсвечивающий металлом шар, размером со страусиное яйцо. Опустившись на колени на снег, и выставив аккуратный задок, осторожно, словно он хрустальный, уложила шар на дно. Сергей невольно облизал губы. 'Хороша... 'Жаль, что инопланетянка!' Вытащив из сумки прозрачный флакон, открыла его. Из горлышка тонкой струйкой потекла в заносимую ветром ямку жидкость.
  
  Сергей с досадой покачал головой. Что происходит? Оживление' инопланетного артефакта? Инициация живой водой? Он ничего не понимал. Происходившее больше напоминало фарс или дурацкий фэнтези про магов и колдунов чем технологии сумевшей преодолеть межзвездные дали цивилизации. Он считал себя приверженцем научного взгляда на мир и разнообразную бесовщину, последние десятилетия так и льющуюся с экранов телевидения и на дух не переносил. Сергей уже собирался поинтересоваться, что происходит, как на ум пришла прочитанная в отрочестве книга американского фантаста Артура Кларка. Тот утверждал, что любая достаточно развитая технология неотличима от магии. Покатав желваками, парень решил все же не спешить и дождаться, чем все закончиться.
  
  Девушка поднялась с колен, тщательно отряхнув от снега брючки, указала тонким пальчиком на яму:
  
   -Закопать!
  
  Досадливо крякнув, Сергей вновь опустился на колени и заработал ножом. Потом выпрямился, с немым вопросом посматривая то на инопланетянку, то на полностью занесенную снегом ямку. Несколько минут ничего не происходило. Ехидно улыбнувшись, он уже собирался поинтересоваться, что все это значит, как из ямы утробно загудело, земля вокруг заходило ходуном, словно в ее глубине стремительно роет туннель наружу неупокоенный великан-зомби.
  
  Он вздрогнул. 'Это что!? Да как такое вообще может быть? В воображении промелькнули картины, одна причудливее и страшнее другой'. Несколько мгновений Сергей ошеломленно смотрел на проклюнувшееся из земли нечто, потом судорожно сглотнул.
  
  - Что это? Что там происходит? - парень осторожно показал рукой на шевелящуюся словно в приступе Паркинсона землю.
  
  Между тем из снега появилось нечто ярко-красного цвета, на глазах начало расти вверх.
  Девушка посмотрела на юношу с удивлением, тонкие дуги бровей приподнялись, в глазах плескалось непонимание. Потом до нее дошло, звериные ушки слегка шевельнулись, она звонко расхохоталась и ответила голосом, в котором чувствовалась легкая ирония:
  
   - Не бояться! Опасность нет!
  
  На лице парня нарисовалось задумчивое выражение.
  
  Инопланетянка совершенно женским жестом уперла руки в бока, девушка снова звонко рассмеялась:
  
  - Смешной ты! Пробовать объяснить! Там, - тонкая рука указала на проклюнувшееся из земли нечто, - механозародыш, пять минут и он вырастет в дом, мы мочь в нем жить! Он почти как жизнь, кушать землю, расти и превращаться в дом. Так понятно?
  
  Сергей на секунду задумался, кивнул. Между тем из земли уже торчала ярко-красная двускатная кровля, несомненно, здания, на глазах выпирая из мерзлой земли.
  
  Насколько парень смог понять из объяснения инопланетянки, механозародыш - это нечто вроде семени, только из него произрастает не растение, а здания. Очень удобно. Закопал в землю и не нужно никаких строителей, дом вырастет самостоятельно! Покачал головой. Современная земная наука бесконечно далека от понятия механозародышей, подобные трюки, как и предвидел Артур Кларк могли показаться магией и волшебством.
  
  Прошло еще несколько минут и перед человеком и его пленницей блестело небольшими, непрозрачными снаружи окнами незнакомых очертаний, но вполне узнаваемое одноэтажное здание со стенами, стилизованными под белый кирпич, увенчано на двухскатной крыше аккуратной трубой.
  
  Заходить внутрь откровенно не хотелось. Творение инопланетного разума, столь похожее на чудо из детской сказки, откровенно страшило. Нет, фантастику он читывал в свободное время и даже с удовольствием. Бушков там, Алексеев.... В теории ничего сложного. Фабрика нанороботов, труднее с компактным источником энергии, но и это решаемая задача. Страшило другое, кто знает какая в дом заложена программа? Вдруг едва он переступит порог, то сам станет пленником? Сергей поднял голову вверх. Небо низкое, черно-серая хмарь облаков мчится, почти стелется над тундрой. Ветер воет разъяренной гадюкой, уже не бьет - сечет сухим песком снега лицо, мороз обжигает щеки и нос. Это надолго и, если не найти укрытия, шансы выжить нулевые. Конец апреля в Заполярье еще не весна, а поздняя зима и мороз сорок градусов с бураном далеко не редкость. Пока погода не улучшиться, лететь спасательным вертолетам в тундру сравни самоубийству.
  
  - Ты идти, или замерзать, враг мой? - послышался девичий голос, - я, - она вытянула руку в сторону двери, - идти!
  
  Хлопнула дверь за инопланетянкой, Сергей глубоко вздохнул словно перед нырянием в омут, струя морозного воздуха ворвалась в самую глубину легких и, открыв дверь, заскочил вовнутрь.
  Тепло, уютное, домашнее, пахнущее свежей смолой и хвоей, пыхнуло в иззябшее лицо. Внутри дома все выглядело до удивления знакомо, мало чем отличаясь от тысяч российский изб в деревне - почти ничего не напоминало о инопланетном происхождении: стены - полная имитация бревенчатых, из комнаты, она же и прихожая, ведут две двери, скорее всего санузел и кухня. В дальнем углу едва возвышается над полом стол, вокруг него низенькие трехногие табуретки. Да на земной взгляд странно, но не чуждо природе человека, но чувствовалась, возможно на подсознательном уровне, в доме некая инаковость. Возможно и вполне нейтральная, но насквозь непонятная. Это как будто к тебе ластится огромный, свирепый зверь. Вроде бы он с добром, но становится страшно.
  
  Инопланетянка бросила на землянина чуть скучающий взгляд уверенной в своей неотразимости женщины. Парень вздрогнул: ну не может быть такого совпадения психики рожденных под разными звездами в результате миллионов лет эволюции существ. Не может он понимать в малейших деталях мимику и эмоции инопланетянки. Вот не может и все! Иначе все законы логики идут насмарку, но он понимал, и эта загадка все больше интриговала Сергея.
  
  - Дать, переодеться! - девушка требовательно протянула руку к сумке с отобранными ею вещами, - Холодно, холоднее, чем на Таламаши.
  
   Сергей на миг задержал руку, но все же передал сумку. Вещи он просматривал и ничего похожего на оружие не обнаружил. От прямого, рассматривающего и оценивающего взгляда девушки почувствовал некоторое смуще
  ние. Давно его никто так не рассматривал. 'Да какого черта! - разозлился он про себя. - Кто, в конце концов, хозяева на Земле?'
  
  - Так называется ваша планета?
  
  - Да!
  
  Инопланетянка не скрывала информацию о своей планете. И это было хорошо, потому что до этого земляне ничего не знали о посетивших их 'стеснительных' пришельцах, а сейчас информации море: внешний вид инопланетян, манера говорить, их технологии и особенности психики, остается только выжить до прилета спасателей...
  
  Девушка положила сумку перед собой и повернулась к стене, рука как-то то особенному провела по груди, которая как успел оценить Сергей была не меньше второго размера, пилотский комбинезон с тихим шелестом упал на пол.
  
  Формы были достойны древнегреческих статуй, даже в фильмах он редко видел подобное: узкие, но крепкие плечи, осиная талия, выпуклые ягодицы, стройные, мускулистые ноги, достойные профессиональной гимнастки. Побагровевший Сергей открыл рот, сказать ничего не вышло, закрыл, и только глазами смог хлопнуть ошарашенно. Никакого хвоста или иного отличия от человеческого рода под комбинезоном не оказалось, что немало его порадовало.
  
  Немного поколебавшись, он упер взгляд в пол. Ну не мог он относиться к существу, или все же девушке перед ним, враждебно. Слишком похожа на человека, а он с детства твердо усвоил: не дерись со слабым полом. С другой стороны, он понимал, если бы не ее дом, он не выжил бы в открытой тундре и не мог не испытывать за это чувство благодарности. Был бы снова бой, сбил бы не колеблясь, но вот так лицо в лицо, ненавидеть было трудно. Между тем девушка, не мало не смущаясь, согнулась и вытащила из сумки нечто, напоминающее комбинезон и, принялась одеваться.
  
  - Почему ты хотеть таранить меня, враг мой? Я знаю, я это видеть!
  
  - Не знаю... - он неопределенно хмыкнул, не поднимая взгляда на манящую картину перед ним, - меня так учили, уничтожать захватчиков.
  
  - Хорошо учили, правильно! Врага надо убить!
  
  Сергей мысленно поморщился, экая кровожадная мадам! Он успел опомниться от смущения и на лице стыла маска вежливого внимания.
  
  - Знаешь, вы похожи на наших эльфов, такие же уши, а в остальном как люди.
  
  - Это кто? Я не знать ваши кланы.
  
  Землянин бросил взгляд в окно, увы, неба вообще не видно: яростно выл буран швыряя снежные хлопья в стекло. Его передернуло. Выжить вне теплого помещения в такую погоду невозможно.
  
  - Это из наших сказок, - тихо ответил, бросив на девушку-драуни благодарный и немного смущенный взгляд.
  
  Девушка застегнула нечто невидимое на груди - все, она одета.
  
  - Зато я не из сказки, я настоящая! - девушка звонко расхохоталась, уши над рыжими волосами чутко шевельнулись, - мы никогда не прилетать на вашу планету. Только автоматический разведчики прилетать. Вы слишком далеко от Таламаши!
  
  Она обернулась, рука небрежно откинула рыжую прядь и, стрельнула глазами в сторону все еще смущенного парня. Ага видел, впечатление произвело. На приталенном комбинезоне полдесятка разноцветных нашивок. В этой одежде, показавшейся Сергею военным мундиром, она была чудо как хороша.
  
  - Что это у тебя на груди? Извини я не знаю, как тебя звать? Как-то неудобно, разговариваем, а даже не знаем, как зовут друг друга. Меня Сергей, - парень вопросительно посмотрел на прекрасную собеседницу, в свою очередь снимая противоперегрузочный комбинезон. При виде ладной фигуры землянина инопланетянка одобрительно сощурилась и посмотрела на него тем специфическим оценивающим взглядом которым женщина в поиске смотрит на мужчин.
  
  Девушка, как-то совершенно привычно устроилась на неудобном по мнению землянина трехногом табурете.
  
  - Аредэль, - сказала немного кокетливо, - а это, - указательный палец уперся в 'стоячую' грудь, - нашивки. Эта за уничтожение планеты Киракам, - последнее слово она почти выплюнула, хорошенькое личико исказила гримаса непримиримой ненависти, это, - палец коснулся следующей нашивки, - это за ранение.
  
  Ее слова изумили и привели в негодование землянина. Он слегка поджал губы и бросил внимательный взгляд на сидевшую перед ним инопланетянку. Только сейчас он заметил еще одно отличие от земных людей, лицо суровое и даже жесткое, а глаза ярко-коричневые как кусочек янтаря на балтийском берегу, мечтательные. Да, девушка была красива, но разве это что-то значит, когда речь идет о противостоянии двух рас? Агрессоров и их потенциальных жертв? Если она даже правду сказала о причинах атаки самолета Фролова, это ничего не меняет.
  
  Соколов вздохнул, сосчитал в уме до пяти, - произнес нарочито сдержанным тоном, тщательно фиксируя малейшие изменения в выражении лица пришелицы. Как учили, через ноль. Произнес тихо, без выражения:
  
  - Ты назвала меня убийцей, но убийцы это вы, - произнес он с раскатистым южнорусским акцентом, который проявлялся, когда Сергей волновался, - За моего погибшего товарища тебя тоже наградят... - он не успел договорить, девушка стремительно вскочила. Взгляд инопланетянки, суровый, даже злой, нашел глаза землянина. Вот теперь он на сто процентов верил, что перед ним не слабая женщина, а успевший по полной хлебнуть крови и грязи войны солдат. Но все же в них, если присмотреться, было что-то, что мешало до конца воспринимать ее как врага.
  
  - Откуда ты знать иметь мы право на месть или нет? - тихо произнесла девушка, но лисьи глаза ее метали молнии, - Ты видеть, как умирать твоя планета Таламаши, много планета умирать, много драуни умирать, ты хоронить отца и мать? Я хотеть умереть в бою, но меня удержать долг перед кланом, - в голосе звучали горечь и гордость одновременно, - Драуни осталось несколько десятков тысяч, они все на орбите твоей планеты. Все, кто выжить!
  
  Девушка отвернулась, некоторое время палец машинально накручивал прядь коротких волос, звериные уши чутко шевелились. Землянин несколько мгновений молча смотрел на крупные рыжие завитки, унизанные кольцами желтого металла. Если не врет, значит на орбите беглецы. Лишь жалкие остатки некогда могучей межзвездной цивилизации. Вряд ли они надеются покорить Землю. Уничтожить планету? Возможно у них и есть такие технологии, а зачем? Нет в этом никакого смысла. Но держать в повиновении точно не смогут. Не хватит сил. Где-то он читал, что в политике принимают во внимание не желания, а потенциальные возможности. Возможностей у пришельцев нет и это значительно уменьшает исходящую от них опасность.
  
  Не оборачиваясь, словно через силу, девушка тихо добавила:
  
  - Не думать, что он погибнуть, мое оружие обесточить его самолет как твой, он выжить.
  
  Землянин облегченно выдохнул и потер затылок. Быть может пришельцы - драуни, как они себя называют, не так уж и плохи, а все случившееся глупое стечение обстоятельств?
  
  - Я тоже потерял мать от рук врагов, - произнес он и ему показалось, что потери родных немного сблизили человека и женщину-драуни.
  
  - Мы оба терять родных, - печально произнесла Аредэль, присаживаясь обратно.
  
  - Слушай, а зачем вы к нам прилетели? Что вам от нас нужно?
  
  - Мы хотеть отдохнуть на планета-мать, потом колонизовать Марс, - заметив, как потемнело лицо землянина, поспешно добавила, - мы заплатить, мы щедро заплатить за это! Мы жить там вместе, мы и вы...
  
  Сергей задумчиво почесал затылок, подумав, примостился кое-как на табурете напротив инопланетянки. Загадочная женщина, подумал он. Ее тайны пленяли, особенно в сочетании с красивым личиком, янтарными глазками и безупречной фигурой. Вот в Лене - прежней подруге, никаких тайн не имелось только смазливое личико и апломб...
  
  - Ну, это должны решать правительства, а почему ты назвала Землю планета-мать?..
  
   Человек и женщина-драуни разговаривали до глубокой ночи, пока оба не стали зевать. И чем дальше, тем больше он бросал украдкой восхищенные взгляды на прекрасную инопланетянку, напрасно надеясь, что она их не увидит. Сергей узнал много такого, о чем раньше читал только в фантастических книгах, но разве сам факт, разговора в затерянном в заснеженной тундре домике с живой инопланетянкой, не фантастика? Приходилось верить на слово, пока нет фактов, опровергающих рассказанное прекрасной пленницей.
  
  Гибко поднявшись с табурета, Аредэль приблизилась к стене, девичья ладошка осторожно прикоснулась к ней. Вместо имитации под деревянные бревна медленно протаял экран, в глубине его загорелось незнакомое звездное небо, одна из звездочек стремительно приблизилась, превратилась в бело-голубой шар, едва прикрытый тонкой вуалью атмосферы и седых туч.
  
  Беглецы из неизмеримых глубин Галактики, называвшие себя драуни, оказались не автохонами (принадлежащими по происхождению к данной территории, местный, коренной по происхождению) планеты Таламаши. Словно сказку слушал землянин повествование о древнем РАЗУМЕ, могущественном, словно боги. Приблизительно двести тысяч лет тому назад он подверг терраформированию отдаленную от Земли на тысячи парсек планету в соседнем звездном рукаве Галактики - Персея. Драуни так и не смогли ни разыскать кто это сделал, ни понять двигавшие ими мотивы. Потом на планету переселили архаичных людей с Земли, не принадлежащих к виду гомо сапиенс и, вместе с ними привычные им животные и растения.
  
  С изумлением смотрел Сергей на проплывавшие по экрану кадры. Бродили по бескрайней тундростепи неисчислимые стада мохнатых мамонтов, шерстистых носорогов и оленей, за ними следовали охотничьи партии одетых в шкуры древних людей, плескались в мелководных и холодных морях и океанах киты и дельфины, порхали в небе орлы и приполярные куропатки. Земные люди оказались двоюродными братьями драуни, настолько близкими, что могли иметь общее жизнеспособное потомство.
  
  Планета Таламаши немного меньше размерами, но плотнее Земли и потому богаче ископаемыми. Климат суровее земного, на большей части суши господствовал субполярный климат и только на экваторе умеренный. Возможно это сыграло роль или какие-то неизвестные факторы, но развитие науки и техники у драуни шло быстрее чем на планете-матери Земле. Три тысячи лет тому назад цивилизация вышла в космос. За прошедшее с тех пор время драуни освоили еще две подходящие для жизни планеты и основали два десятка колоний. Не всем нравились царившие на Таламаши порядки и приблизительно тысячу лет тому назад недовольные добровольно эмигрировали с планеты. Их назвали Ушедшие кланы. До последнего времени жизнь цивилизации драуни никак не пересекалась с беглецами, пока двадцать лет тому назад ни случилась катастрофа. 'Ушедшие' одновременно атаковали отдаленные поселения драуни на других планетах.
  
  За столетия добровольного изгнания 'ушедшие' убедили себя, что уход предков был вынужденной ссылкой и пылали жаждой мести.
  
  Началась война. Вскоре после дичайшего геноцида, устроенного 'ушедшими', полыхнувшая с невиданным ожесточением. Не брезговали ни массовым геноцидом, ни уничтожением биосферы целых планет. Вражда между братьями, сыновьями одной матери, бывает даже более ожесточенной, чем между чужими. За двадцать лет погибли миллиарды и все обитаемые миры, а уцелевшие драуни: пятьдесят тысяч, в основном женщины и дети, отправились к далекой планете-праматери, которую автоматические разведчики отыскали всего за несколько лет до начала войны. После длительного перелета в состоянии анабиоза беглецы из неизмеримых глубин Галактики нуждались в отдыхе на поверхности планеты. В планах драуни было терраформирование Марса, планету они предлагали разделить со своими двоюродными братьями - земным человечеством. А за это заплатить поставкой своих технологий, столь необходимых попавшему в ресурсный и технологический тупик человечеству, обучением и поставками высокотехнологичных товаров. Конечно кроме оружия, хватит уже войн...
  
  Соколов слушал рассказ Аредэль стараясь запомнить как можно полнее. Потом, когда он вернется к СВОИМ, понадобится каждая подробность из сказанного инопланетянкой. Девушка нравилась ему и гораздо сильнее чем он мог себе признаться. По крайней мере будь она земным человеком он непременно попытался снискать ее благосклонность. Но в отличие от очень многих он сохранил мотивацию пришедшую в 'просвещенный' двадцать первый век из 'светлого средневековья': верность слову и присяге. Чувства есть чувства, но становиться вторым Андреем из повести 'Тарас Бульба', поменявшим честь, страну и жизнь на женщину, он категорически не желал. Поэтому он твердо решил, как только прилетят спасатели, отдать пришелицу властям.
  
  В свою очередь землянин многое рассказал о социальной жизни людей и устройстве земных государств и их союзов. Конечно то, что не являлось секретом. Инопланетянка недоверчиво качала головой, слишком устройство земной жизни отличалось от привычной ей клановой, но и ей приходилось брать на веру рассказы пленителя.
  
  Перед тем как человек и драуни улеглись в выросшие из пола низенькие лежанки, Соколов тяжело вздохнул.
  
  - Ты видела звёзды... - произнес он немного завистливым тоном, - Знаешь, я тебе завидую!
  
  - Звезды? - откликнулась девушка эхом, - Они безжизненные и холодны, словно лед. Как и планеты. И неважно какие они, холодные как ледышки или раскаленный ад. Значение иметь только богатые жизнью планеты, как ваша... - она помолчала и добавила тоном тише, - и какой была наша Таламаши пока ее не убили.
  
  Прошли сутки. За окнами по-прежнему бесчинствовала полярная вьюга, топя мир в снежной мути, и на улицу выходить совсем не хотелось, да и не было такой необходимости. Волей - неволей пришлось общаться. Они разговаривали, разговаривали и разговаривали и это настолько захватило их, что они прерывались только на еду и сон. Землянин очень многое узнал об удивительной на его взгляд клановой организации жизни планеты пришельцев и поближе познакомился с пленницей. Привык к ее немного необычному на земной взгляд, но очень красивому лицу, глазам лисички, смотревшем на человека, когда она рассказывала о историю собственной жизни, устало и грустно.
  
  В детстве Аредэль обожала петь - у нее обнаружили великолепный голос. В мечтах она представляла, как блистает на сцене, овации, цветы, но началась война. На тестировании у нее обнаружили феноменальную реакцию и предложили поступить в военную школу пилотов. Долг перед семьей и кланом возобладал над собственными желаниями, показавшимися детскими и неуместными. Туго пришлось девчонке, до поступления в школу до смерти, боявшейся полетов на воздушных транспортных средствах. Но она сумела все преодолеть и через три года фронтовой выпуск пилотов истребителей Vandura G-15 направился на военно-космический флот в экипаж авианосца. Воевала, была ранена, но выжила. Потеряла мать, в смерти которой до сих пор винила себя. В том, что не смогла, не убедила...
  
  'Моей лисичке все же крепко досталось в жизни... да и всем им, - думал человек. - Подумать только от многих миллиардов осталось несколько десятков тысяч!'
  
  Он уже не считал пришельцев несомненными врагами человечества, склоняясь к мысли что скорее произошло ужасное стечение обстоятельств. По крайней мере его пленница оказалась не таким уж и плохим человеком - после многих часов общения он не мог отделять девушку от человеческого рода и злится лично на нее. Он скорее сочувствовал полной сироте - с такой же обожженной войной душой, как у него. А когда он узнал о звании пленницы, несмотря на молодой вид она была целым майором - командиром-координатором подразделения воздушно-космических дронов, то даже немного позавидовал ей.
  
  В свою очередь Алексей рассказал историю собственной жизни, в некоторых деталях так похожую на историю инопланетянки. Как на руках ошеломленного мальчишки, а ему тогда было всего десять лет, умерла от шального осколка горячо любимая мать. В отличие от сына, отец горевал недолго. Российское гражданство он уже имел и через неделю он с сыном трясся в вагоне поезда Ростов-на-Дону - Москва. Кандидата физико-математических наук, грезившего о серьезном научном открытии и увековечивании своего имени, охотно взяли на престижную работу в один из столичных исследовательских институтов. Одно только беспокоило его, нелюдимость и неприязненное отношение единственного сына, так и не простившего отцу ни его скорой женитьбы на москвичке, ни то, что он не спас его мать. После школы отец хотел 'засунуть' сына в один из престижных вузов физико-математической направленности, но вопреки воле отца Алексей, не желавшего судьбы профессорского сынка, поступил в Краснодарское высшее военное авиационное училище. После бурной ссоры он четыре года не встречался с отцом и только смерть мачехи от лейкемии, ее он искренне уважал, заставила ближайших родственников примириться.
  
  - Ты хороший, ты не убийца, - произнесла Аредэль с милым акцентом и так взглянула на Алексея, что у него стало тепло на сердце.
  
  На следующее утро он проснулся первым и выглянул в окно. Лимонно-серые облака плывут по низкому небу - чуть не стелятся над землей. Над заснеженной тундрой сияло двурогое солнце и ни малейших следов бурана. Он оглянулся в угол, где спала его подруга по заключению и только в последний миг сумел сдержать едва не вырвавшийся с губ крик - она так сладко спала. 'Пусть спит, - подумал он с невольной нежностью. Быстро одевшись, выскочил на улицу, осторожно прикрыв за собой дверь.
  Обдало холодом. В ушах свистел ветер, заставляя щурить глаза, снежная крупа секла лицо, но от вчерашнего бурана не осталось и следа. А вокруг бесконечная белоснежная равнина. Ее величество тундра!
  
  - Ну наконец-то! Скоро прилетят наши! - он зажмурился и почувствовал необыкновенную радость, почти восторг. Долгое заточение закончено, скоро прилетят наши, только немного было жаль, что придется расстаться с Аредэль...
  
  Неожиданно его внимание привлек посторонний звук не иначе как вертолетного двигателя. Он поднял голову к облачному небу, немного растерянно улыбаясь, - не ожидал, что так быстро найдут. Звук стремительно нарастал, пока он человек не уловил некую неправильность, но не успел ни понять в чем она, ни отреагировать. С небес стремительно рухнул некий аппарат, в считанные секунды покрыв расстояние до земли и завис в полуметре от заснеженной тундры, негромко подвывая невидимыми моторами, человек ошарашенно хлопнул глазами, влипая в замороженную стенку дома позади.
  
  Хищные обводы приплюснутого корпуса, четыре стойки шасси, двигателей вместе с крыльями не видно. Это несомненно был аппарат инопланетян, как две капли похожий на тот, который он сбил. В утолщении на корпусе что-то плавно провернулось и на Алексея уставился хищный зрачок некоего орудия. Чутьем профессионального военного человек понял - это оружие, нечто вроде авиационной пушки, но гораздо мощнее. Это была настоящая крылатая смерть...
  
  Сердце замерло в ожидании. Прислонившемуся к стене бледному, осунувшемуся человеку казалось, что некто невидимый с борта инопланетного аппарата в упор рассматривает его, словно прикидывая, куда целится и еще миг и смертоносная пуля или луч пронзит грудь. Страшный момент продолжался несколько долгих, тягучих, словно клей, мгновений. Момент был ужасен, но неожиданно вместо страха он почувствовал ярость. Дальше все было как блики фотовспышки в ночи.
  
  - Стреляйте, гады, - орал, надрывая горло, Алексей, выплескивая в крике всю ярость и страх, - Я не боюсь вас.
  
  Он еще что-то орал, дрожа от бешенства, но это проходило мимо сознания. С каждым выкриком углы рта, грубея в очертаниях и утрачивая недавнее довольствие, сползали вниз, каменели извивами. Еще миг и он с голыми руками бросился бы на аппарат пришельцев.
  
  Нечто налетело на Алексея, снег стремительно приблизился, удар и он ощутил себя лежащим. В совершенно невозможном ракурсе - снизу вверх - увидел, как Аредэль, в тонком комбинезоне, в котором спала и, слегка наклонившись, кричит, яростно жестикулируя, собственным телом прикрывая его. От сердца отлегло сразу, словно свалился сдавивший его камень, и слабая улыбка проползла по бледным губам. 'Моя лисичка...' И время снова начало бежать по-прежнему, медленно. Он вскочил на ноги, не глядя, инопланетянка затолкала его себе за спину.
  
  Словно нехотя, орудие повернулось, уставившись куда-то в сверкающий снегом горизонт, но человек не сомневался: был бы повод, и он снова станет целью и даже стены дома не защитят его.
  
  - За мной прилететь, - сказала девушка тихим, чуть слышным голосом, - мне надо лететь... к своим.
  Алексей, растерянный и покрасневший, кивнул. В глаза бросилось, что губы у нее бесстыдно-жадные, пухловатые. На душе было так же плохо как почти год тому назад, когда его бывшая - Лена, объявила, раз он едет на Крайний Север, то они расстаются. Несколько мгновений инопланетянка молчала, потом провела удивительно мягкой ладошкой по небритой щеке мужчины и нырнула в дверь. Человек передернул плечами и прикинул, стоит ли идти за автоматом? Бесполезно... Кашлянул, глядя в упор на инопланетный аппарат и начал насвистывать 'Прощание славянки'. Громко и вызывающе.
  
  Еще через пару минут Аредэль вышла из дома, в руке ее покачивалась сумка. Найдя взглядом человека, остановилась напротив так близко, что он ощущал теплоту ее дыхания.
  
  - Ты не убийца, ты хороший... очень хороший. Я помнить тебя, - в руку Алексея упал правильной формы предмет, - это устройство связи, сжать в руках и позвать меня, я услыхать.
  
  Он машинально забросил подарок в карман, потом, повинуясь внезапному порыву, вдруг привлек девушку к себе, сомкнув руки у нее на спине. Аредэль коротко ахнула от внезапности и подняла 'лисьи' глаза на парня. Они словно кричали: 'Да, все правильно, но не сейчас, сейчас не время'. Девичьи руки мягко, но настойчиво нажали на плечи. Глубоко вздохнув, он отстранился, убрал руки. Девушка благодарно опустила ресницы. Не оборачиваясь, заскочила в протаявший при ее приближении в воздушном аппарате люк. Еще через десяток секунд инопланетный самолет подцепил крюком подбитого собрата и, слегка подвывая мотором, взвился вертикально вверх, с каждым мигом уменьшаясь в размерах. До боли прикусив губу, человек смотрел вслед, пока черная точка не скрылась в облаках. Снежная крупа жалила лицо, но он не чувствовал ее укусов, печально улыбнувшись, возвратился в дом.
  
  Солнце, и так нечастый гость в марте в Ямало-Ненецкого округа, готовилось покинуть небо, когда вновь зашумело. Спасательный вертолет Ми-8 шел на посадку.
  

Глава 5

  Аредэль медленно шла по знакомым коридорам, мысленно подбирая слова, которые смогут переубедить Линдирора, избранного советом кланов предводителем похода. Перед входом в его каюту она задержалась, поправила форму и проверила, чтобы край церемониального фалатрина (головной убор, отдаленно напоминающий пилотку, украшенную разноцветным пером птицы саги) был как предписано по уставу точно на два пальца выше бровей и уверенно толкнула ничем не отличающуюся от соседок, кроме номера, дверь.
  Маленькая комната, слева приоткрытая дверь в санузел. Справа у иллюминатора заваленный рукописями стол. Картина с видом бело-голубой планеты - Таламаши ДО ее уничтожения на стене.
  
  Услышав стук двери, сидевший за столом человек поднял голову, на губах проскользнула легкая улыбка. Движением руки он свернул экран терминала связи с искусственным интеллектом корабля, упруго поднялся. По внешнему виду и не скажешь, что он недавно разменял третью сотню лет. Впрочем, это был не возраст для драуни, благодаря прогрессу в медицине и биологии тысячелетние старцы никого не удивляли.
  
  Встретив Аредэль на полпути, на миг прижал девушку к груди. Это означало что троюродный дядя не склонен придерживаться требований этикета и расположен поговорить по-родственному.
  
  Он отстранился.
  
  - Садись, доченька, садись, - произнес с простецкой улыбкой, - Хочешь чашечку матэ (безолкогольный напиток - отвар кофеиносодержащих ягод)? Я только-что приготовил.
  
  - Спасибо дядя! Было бы не плохо.
  
  Девушка присела, фалатрин отправился на край стола.
  
  Хозяин кабинета и самый влиятельный человек в экспедиции драуни достал из встроенного в стену шкафа заварной чайник и две полупрозрачные чашечки. Тонкая струйка хорошо заваренного напитка полилась в чашки, наполняя воздух дразнящим и бодрящим ароматом. Как бы между прочим произнес:
  
  - Рассказывай доченька как тебя удалось выжить рядом с дикарем и почему ты не разрешила его пленить. Амрос так требовал предать тебя суду чести, что заплевал весь зал совета кланов. Но это так... лирика, пока твой старый дядя пользуется уважением, все эти попытки ни к чему не приведут, но и на награду за рейд на планету-праматерь можешь не рассчитывать, - мужчина в притворном сожалении развел руками, потом бросил проницательный взгляд на дальнюю родственницу и, не без ехидства в голосе, поинтересовался, - и все же почему ты не дала пленить дикаря?
  
  Дикарь? Невозможно описать, как это слово ошеломило Аредэль. Растерянная и покрасневшая, она не отрывала взгляд от блестящей и темной поверхности матэ. В памяти всплыло участливое, совсем как у матери, лицо Сергея, когда он слушал историю ее жизни. Потом - бросаемые им взгляды и свои, украдкой ответные, от которых томительно и сладко ныло в груди. Нет, он не дикарь. Возникшая пауза показалась ей мучительной, наконец она произнесла тихо, но твердо:
  
  - Он не дикарь!
  
   Она хотела еще что-то сказать, но мужчина остановил ее раздраженным жестом и зло катнул желваками. Заботливый дядюшка исчез, а на месте его появился жесткий словно алмаз товарищ председатель совета кланов. Поднявшись, заложил руки за спину и наискосок прошелся по невеликой комнате. Дальше Линдирор оставил маску заботливого дядюшки и начался едва прикрытый родственными отношениями служебный разнос.
  
  Аредэль выслушала подробный разбор действий взбалмошной девчонки, которой слишком рано присвоили звание майора-координатора. Иначе чем объяснить проявленную ею вопиющую некомпетентность? И если первоначальная лояльность к дикарю можно объяснить пережитым стрессом и возможностью выжать из него информацию об обстановке на планете, то дальнейшие события свидетельствует о забвении ею своего долга и граничит с воинским преступлением. Иначе чем объяснить приказ дрону не задерживать землянина - важнейшего источника информации о Земле?
  
  - Я могу замять это дело, но не буду это делать, но не буду у нас все равны и одинаково будут отвечать за свои поступки, - не прекращая размеренной ходьбы и зло катнув желваками произнес глава беглецов с Таламаши, - и разговор этот только в память твоей достойной матери. Я слушаю твои оправдания.
  
  Не выдержав, Аредэль начала смеяться. Действительно в изложении Линдирора история выглядела весьма дурно. Некий офицер не выполнил воинский долг. Вполне качественный повод для суда чести и как минимум разжалования. И за меньшие проступки теряли звания.
  
  Мужчина присел на угол стула, склонился над девушкой:
  
  - Я говорил смешное? - произнес резким голосом, - Расскажите мне об этом майор-координатор и посмеемся вместе!
  
  То, что она сообщила грозному дядюшке выглядело совсем по-другому. История вполне достойная пера великого романиста: спасшуюся при катастрофе девушку берет в плен абориген, но потом он же помогает ей выжить, а отношения между вынужденными соседями проходят трудный путь от вражды до искренней симпатии.
  
  - Как твой дядюшка, я готов заплакать от умиления, но как глава совета кланов я не вижу оснований для смягчения твоей участи. Мы снова на войне. Дважды пытались атаковать корабли ракетами с ядерными зарядами! Тебя вот, тоже сбили, слава богам ты выбралась, а никто больше из наших не пострадал. Теперь то хоть понимаешь, что натворила? Ты опозорила фамилию и клан.
  
  Девушка вспыхнула. Дерзко вскинув подбородок, посмотрела прямо в карие, как у матери и у нее самой, глаза мужчине. 'Чувствуется фамильная кровь - с невольным одобрением подумал тот, - такая же дерзкая'.
  
  - Ты меня учил, что честь не в фамилии, а в поступках, я уверена, что мой идет на благо всем драуни.
  Они долго смотрели друг другу в глаза. Глаза мужчины были насмешливыми и жесткими. Стояла тягостная тишина. Девушка задумчиво прикусила губу.
  
  - Все так, товарищ председатель совета кланов, - тихо произнесла. - И в то же время не так ... произошло чудовищное недоразумение. Абориген, его зовут Сергей, рассказал, что нас атаковали вооруженные силы одного земного государства и ... хотя бы с частью можно договориться.
  
  - Что это такое ... государства?
  
  Аредэль пришлось долго разъяснять разницу между клановой структурой общества драуни, когда отдельные индивидуумы могут территориально проживать где угодно, но придерживаться правил и установлений клана и земными государствами, жестко регламентирующими законами жизнь живущих на компактной территории подданых.
  
  - Разве мы не сможем договориться по-хорошему? - девушка решила взять инициативу в свои руки, - Почему бы и нет? Вы же сами говорили, что земляне наши братья по крови, глупые еще, но братья.
  
  - Между братьями и бывает самая большая вражда и ненависть, - глухо произнес мужчина, поднимаясь со стула и вновь начиная путь от стены к стене, - Пример Ушедших кланов недостаточно убедителен?
  
  - Ушедшие кланы... - девушка подняла глаза на мужчину, - Пример неправильный, Сергей не такой, он хороший, он единственный на планете, кто относится к драуни без предубеждения. Я передала ему устройство связи. Это шанс, это единственный шанс закончить дело миром! Мы можем связаться с их руководством и попытаться договориться!
  - Хороший... - задумчиво произнес Линдирор, - это так много и так мало...
  
  Мужчина снова присел. Длинные сильные пальцы переплелись, он ссутулился. А в углу рта появилась скорбная складочка, выдающая почтенный возраст. Ей хотелось сказать этому безмерно усталому человеку что-то обнадеживающее, но она понимала, что любые слова бесполезны. Нужна была информация - конкретная и четкая, дающая возможность решиться на поступки...
  
  Тишину разорвал резкий звук, Аредэль вздрогнула и, попросив глазами разрешения грозного дядюшки, достала из кармана устройство связи. На лице появилась ошеломленная и одновременно радостная улыбка, словно у ребенка, которому неожиданно и негаданно подарили торт. Девушка ахнула:
  
  - Сергей!
  
  Линдирор поднял голову.
  
  - Включи громкую связь и переводчик! - произнес, откидываясь на стуле.
  
  Прикусив губу, девушка кивнула.
  
  - Аредэль, здравствуй... - Спасатели прилетели, я хочу предупредить тебя. Мне придется все рассказать о вас, все, что я знаю. Прости.
  
  Повисла пауза, а девушка все еще счастливо улыбаясь, покачала головой.
  
  - Глупчик, ой... Неправильно, не знать, как сказать правильно. Не волноваться, - девушка бросила быстрый взгляд на председателя совета кланов. Тот согласно прикрыл веки.
  
  - Ты говорить все, мы не против. Еще лучше если ты связаться с руководством твоего государства. И еще...
  
  - Извини не могу больше говорить, до свидания! - звук исчез.
  
  Несколько мгновений мужчина сосредоточенно рассматривал дальнюю родственницу.
  
  - Иди, я подумаю, как поступить, - он придвинулся к девушке вплотную лицо председателя совета кланов стало бесстрастным., - И учти, решать я буду без оглядки на то, что мы с тобой в одном клане... Его голос замер.
  
   - До свидания, - Аредэль быстро поднялась. Она поняла, что пока гроза миновала.
  
  В коридоре выругала себя за торопливость, но сделанного не воротишь. На секунду ей стало страшно, правда не за себя - за ставшего близким и родным землянина...
***
  Сергей зябко поежился, в 'предбаннике' президентского кабинета он чувствовал себя до предела неуютно. Столь же неуютно чувствовали себя и двое мордоворотов в безукоризненных 'двойках', похожих друг на друга словно близнецы, только один с белобрысым ежиком на голове, другой с темным. Они исполняли при нем роль то ли сопровождающих, то ли роль конвоя. Похоже они сами точно не знали этого.
  
  Слегка склонившись над коммутатором, секретарь дождался. Послышался знакомый каждому гражданину России басок: 'Слушаю', от этого узнавания словно ледяной ветерок пронесся по телу. Секретарь доложил, что лейтенант Соколов прибыл. Выслушав ответ, обратил тяжелый взгляд на Сергея.
  
  - Проходите, вас ждут.
  
  Соколов повернулся к сопровождающим.
  
  - Идите, товарищ Соколов, мы подождем вас здесь, - ответил белобрысый и неожиданно слегка подмигнул, по крайней мере Сергею так показалась.
  
  Он торопливо оправил безукоризненно выглаженную повседневную форму. Накануне ему ее выдали взамен старой, пришедшей в негодность.
  
  Массивная двустворчатая дубовая дверь распахнулась от легкого прикосновения ладони. Сделав два шага в кабинет, он остановился, замерев в безукоризненной стойке 'смирно'.
  
  - Товарищ Президент Российской Федерации, - отбарабанил слегка изменившимся - волнение сжимало горло, голосом, - Лейтенант Соколов по вашему приказанию прибыл!..
  
  Неделю тому назад вздымая в небо белую круговерть снежинок, перед зданием, неизвестно откуда взявшемся посреди безлюдной и заснеженной тундры, приземлился белый, спасательный вертолет. Хмурый лейтенант встретил людей на пороге. За те несколько часов после улета Аредэль до появления спасателей он все еще раз обдумал и только утвердился в решении. Он расскажет обо всех своих приключениях ничего не скрывая и будь что будет. Посчитают нужным, пусть наказывают, посчитают необходимым наградить, так он будет этому только рад...
  
  Удивленно глядящему на него майору - начальнику эвакуационно-спасательного расчета, пришлось дважды рассказывать и откуда здесь взялось здание и про пленение инопланетного пилота и куда он потом делся. После этого все закрутилось. На взлетно-посадочной полосе родного аэродрома вертолет уже встречал озабоченный капитан-'особист' с двумя вооруженными спецназовцами за спиной. У Сергея отобрали сумку с инопланетными артефактами, включая врученное Аредэль устройство связи. Потом вся компания погрузилась в вездеход и через пять минут Сергей заходил в здание штаба. После краткого допроса, вспотевший от фантастических известий 'особист' посадил Сергея вместе с сопровождавшими его спецназовцами в грузовой борт. Еще через четыре часа самолет пробил плотный слой туч, укрывавших Центральную Россию, колеса коснулись плит расположенного в окрестностях столицы взлетно-посадочной полосы военного аэропорта. К борту самолета подъехала короткая кавалькада из трех автомобилей с затонированными окнами, с молчаливыми представителями то ли ФСБ, то ли военной контрразведки то ли еще какой службы. После короткого разговора с сопровождающими Сергея спецназовцами они забрали его с собой, не забыв захватить сумку с артефактами. В дороге он не успел заскучать - прошло не больше часа, как машины затормозили у прятавшегося в густом подмосковном лесу неприметного особнячка, укрывавшегося за высоким бетонным забором с колючкой поверху. В распоряжение Сергея предоставили комфортабельный номер на третьем этаже, но с железными решетками с сигнализацией на окне. Оставив его одного, сопровождавшие люди вышли, звонко щелкнул замок на массивной стальной двери.
  Через час за ним пришли двое накаченных молодых людей с короткой стрижкой - то ли надзиратели то ли охрана и за него взялись по-настоящему. Сначала повели на первый этаж, где располагались к медикам, просветили, прокололи и обследовали так, как еще никогда в жизни. Потом начались изнурительные допросы с утра до позднего вечера, перемежающиеся с написанием объяснительных записок. Взгляды, бросаемые дознавателями и каверзные вопросы буквально кричали: 'мы знаем ты все врешь, но погоди, парень, мы из тебя вытряхнем всю правду!'
  
  - Может ты вообще не человек? - сверля профессионально недоверчивым взглядом, спрашивал человек за аскетично обставленным столом.
  
  - Вы видели мои анализы, так что не говорите чепухи, - внешне Сергей был полностью расслаблен, но прекрасно понимал в какие жернова попал и что необходимо терпеть и быть настороже, - я человек.
  
  - Допустим, а скажите...
  
  Непрерывные допросы продолжались, а когда он вспомнил даже цвет одежды, в которой щеголяла инопланетянка и, все их разговоры до малейших подробностей, человек в белом халате и добрым взглядом доктора Менгеле вколол ему в плечо некий препарат. Сразу стало жарко, а что было дальше, он не помнил. Несколько часов жизни просто испарились из памяти. Открыл глаза он уже в номере, лежа на кровати, голова раскалывалась от жуткой боли. На следующий день приходил улыбчивый старичок с пронзительным взглядом. Тот крутил перед носом Сергея блестящим металлическим шариком на нитке и все повторилось. Очнулся он уже в номере, за окном догорал вечер и в отличие от первого раза голова не болела. Было тяжело, но он ни на миг не пожалел о решении все рассказать о встрече с инопланетянами. На следующее утро его оставили в покое, а после обеда охранники принесли новое обмундирование и сказали привести себя в порядок. На вопрос: 'Зачем это?' Нехотя буркнули: 'Вам предстоит важная встреча!'
  
  За затемненными окнами автомобиля мелькали яркие и до боли знакомые виды вечерней Москвы, в которой он после того, как отец уехал из пылающего Донбасса провел, наверное, самые счастливые семь лет. Сергей особо к тихим разговорам сопровождавших его охранников не прислушивался, в груди от волнения словно сжимались тугие пружины, по мере того как машина приближалась к центру столицы, они взводились все туже и туже пока он не выдержал.
  
  - Куда мы едем? Можете хоть это мне объяснить? - произнес слегка взвинченным тоном.
  
  Один из охранников, тот, что блондин, успокаивающе положил руку с набитыми костяшками на плечо Сергея.
  
  - Не волнуйтесь, Сергей Павлович, скоро все увидите и поймете сами.
  
  Он оказался прав. Когда машина, не задерживаясь, миновала монументальные кремлевские ворота он начал догадываться, к кому на встречу они едут ...
  
  В глубине кабинета за массивным письменным столом с монитором сидел Президент России: человек за шестьдесят лет, неплохо сохранившийся для своих лет, кругленький такой с простецким и пухлым лицом. Словом, самый заурядный, если бы не ощутимая аура властности, которая почти физически давила на каждого, кому довелось побывать в этом кабинете и умный взгляд, которым он несколько мгновений пристально и с интересом буравил застывшего словно оловянный солдатик лейтенанта Соколова.
  
  - Здравствуйте, Сергей Павлович, - Президент бросил взгляд в лежащую перед ним папку и произнес неожиданно мягко, - присаживайтесь, - рука указала на стул напротив коммутатора с множеством слегка потертых кнопок, подписанных фамилиями членов правительства и самых необходимых людей, - в ногах правды нет.
  
  Сергей осторожно уселся на краешек стула у стола-приставки и замер в ожидании дальнейших распоряжений. Солнце уже зашло за кремлевскую стену, за раскрытым окном потихоньку темнело, начался слякотный весенний московский вечер и в кабинете существенно потемнело.
  
  С легкой усмешкой наблюдавший за мучениями юного посетителя самый могущественный человек одной шестой части Земли, легонько вздохнул. Рука подняла коробочку пульта со стола, под потолком вполнакала зажглась хрустальная люстра, распугав по дальним углам намечавшиеся тени.
  
  Поднявшись с места, он пересел на стул напротив лейтенанта еще больше вжавшегося в спинку стула. Робким он не был, но уж слишком был резок переход от положения то ли заключенного, то ли подопытной мышки к посетителю ТАКОГО кабинета. Президент еще раз вздохнул, на губах появилась терпеливая улыбка.
  
  - Сергей Павлович, может чаю? Кофе.
  
  Молодой человек сдавленно откашлялся.
  
  - Чай пожалуйста.
  
  - Вот и славненько, признаться я тоже пью чай, уже не мальчик, надо мотор беречь, - с легкой улыбкой пожаловался президент, оглаживая живот барабаном, - два чая пожалуйста с бутербродами, - бросил он в пространство.
  
  - Пока мы неофициально общаемся, можете называть меня Михаил Владимирович. Признаться я очень доволен вашими действиями, а на наши органы не сердитесь, работа у них такая. Всех подозревать.
  Сергей почувствовал облегчение и немного расслабился. Михаил Владимирович, от внимательного взора которого, похоже, не укрылось смятение юного посетителя ободряюще улыбнулся ему и тут же отвернулся на звук открывающейся двери.
  
  Из неприметной двери в стене появилась моложавая официантка в строгом деловом костюме и подносом с дымящимися чашками и двумя блюдами с бутербродами. Споро расставив чашки и тарелки перед Михаилом Владимировичем и его 'гостем она направилась на выход, но дверь открылась. В кабинет ворвался крепко сбитый крупный короткошерстный пес с блестящими и умными глазами. Не задерживаясь, дружелюбно ткнулся носом в ноги хозяину кабинета и тут же озаботился незнакомым гостем. Сергей замер, на лице окаменела вымученная улыбка. В детстве его укусила собака и с тех пор он не выносил больших псов.
  
  - Паша - прикрикнул Президент, - не приставай, ко мне!
  
  Собака с видимой неохотой подошла, аккуратная рука любовно погладила пса по загривку.
  
   - Мария Семеновна, - обратился мужчина к официантке, - заберите этого баловника.
  
  Когда женщина с псом вышла из кабинета, президент развел руками, - Никакого сладу нет, совсем избаловался! Ну ладно перейдем к нашим делам. Да вы пейте чай, пейте, нашей беседе это не помешает. Ваши... - президент замялся на миг, подбирая слово, - пояснения я прочитал, все достаточно ясно описано. Меня интересует ваши личные впечатления о наших... гостях. Какие они? - президент вопросительно посмотрел на юношу.
  
  Тот кивнул, отрывая глаза от столешницы и поставил кружку в блюдце. Горячий чай обжигал губы, но не воспользоваться гостеприимством самого президента, было неудобно.
  
  - Товарищ Верховный главнокомандующий! - парень наткнулся на укоризненный взгляд собеседника, немного помялся и с видимым трудом поправился - Михаил Владимирович ... вначале я считал - они враги, а потом понял, что они в чем-то схожи с нами. Воевали, как мы в 41-м, сейчас спасают своих, не подлые...
  
  Из рассказа юноши следовало, что абсолютно все действия землян исходили из непонимания побуждений и мотивов, которыми руководствовались драуни, после их объяснения их действия становились вполне объяснимыми и логичными. Прихлебывая чай, президент выслушал впечатления первого настоящего земного контактера с внеземным разумом, изредка заинтересованно поддакивая и вставляя реплики и тем поощряя собеседника к продолжению.
  
  - Попытки проникнуть на Землю прекратились, - бледно улыбнулся президент.
  
  - Вот видите, это еще одно подтверждение тому, что я говорю!
  
  - А вот та девушка, инопланетянка, вы же почти сутки общались? Какая она?
  
  Сергей задумчиво прикусил губу. Зачем президенту его впечатления о Аредэль? Разве это может иметь какое-то значение для большой политики, подумал немного смятенно.
  
  Однако на лице эти мысли не отразились.
  
  - Аредэль, - парень поднял глаза на собеседника, - она хорошая, очень хорошая и несчастная.
  
  - Наверное и красивая? - хитро прищурился мужчина.
  
  - Так точно, то есть, - парень смущенно отвел взгляд, но потом справился с собой и посмотрел в смеющуюся глубину глаз Верховного главнокомандующего, - она словно ожившая древнегреческая статуя, только рыженькая и ушки из прически торчат.
  
  - А правда у них уши совсем как у сказочных эльфов? - с почти детской серьезностью спросил мужчина.
  
  - Правда, - впервые улыбнулся Сергей.
  
  - Скажите, Сергей Павлович, - президент поднялся, открыв ящик стола выложил на столешницу легло устройство связи драуни. Спросил резко, - Вы знаете, что это?
  
  - Знаю. Это что-то вроде нашего телефона, - глухо произнес Сергей, - мне его дала на прощание Аредэль.
  
  - Телефон... - повторил президент, - наши ученые что только с ним не делали, но так и не смогли понять, как это работает. Обыкновенный камень, а по структуре монокристалл с непонятными свойствами, нда... Развитая технология неотличима от волшебства, - горькая усмешка на мгновение сделала лицо по-детски беспомощным, незащищенным, - вы говорили, что смогли привести его в действие?
  
  Сергей кивнул.
  
  - Покажите, - президент хитро прищурился и подвинул инопланетное устройство к Сергею.
  
  Взяв его в руки, парень представил себе милый облик подруги. Огненно-рыжие волосы, торчащие ушки.
  
  - Ой, - раздался женский голос с легким, похожим на прибалтийский акцентом, - Наконец, тебя не быть долго, я беспокоиться! Ты где быть?
  
  - Аредэль, я не один, со мной президент России.
  
  - Это как наш председатель совета кланов? - голос девушки стал строже.
  
  - Да.
  
  - Ой, подождать немного!
  
  Через несколько секунд послышался мужской голос.
  
  - Меня зовут Линдирор, сын Аргонта, как я мочь уважительно обращаться к вам?
  
  Лицо русского президента стало бесстрастным, немного помедлив, осторожно произнес:
  
  - Очень приятно. Меня зовут Михаил Владимирович, - повернувшись к молодому человеку , произнес, - вы нам очень помогли товарищ старший лейтенант.
  
  Сергей удивленно вскинул брови, но промолчал, а президент с усмешкой продолжил:
  
  - Именно старший лейтенант, мне как Верховному главнокомандующему, виднее. Пусть это будет маленькой компенсацией за доставленное вам беспокойство. Вы можете быть свободны!
  
  - До свидания. - Сергей быстро встал, бросив сожалеющий взгляд на подарок Аредэль.
  
  - Когда надобность в этой штуке закончится, вам ее вернут, - бросил в спину парню президент и продолжил, обращаясь к невидимому собеседнику, - позвольте уточнить, вы представляете...
  
  Дверь закрылась, отрезая от самых необычных в истории дипломатии переговоров.
  

Дипломатическое интермеццо
  

  Уверенным шагом президент зашел в свой рабочий кабинет, в углу копошились с камерами телевизионщики. Осветитель заканчивал расставлять вдоль стен мощные лампы на высоких стойках.
  
  - Здравствуйте, - произнес президент и бросил вопросительный взгляд на немолодого поджарого мужчину в элегантном костюме - помощника по связям со СМИ. Мягкой, тигровой походкой тот подошел.
  
  - Все готово Михаил Владимирович! Две минуты до эфира.
  
  Кивнув, президент привычно присел за рабочий стол. Несмотря на огромный опыт публичных выступлений, он немного волновался, потому что сегодняшнее выступление несомненно станет судьбоносным и для него, и для всей страны. Включились лампы, ударив беспощадным светом по глазам. Президент слегка поморщился, отворачивая лицо. Возившийся с лампами молодой мужчина в джинсовом костюме торопливо довернул одну из них, свет перестал слепить. Президент благодарно наклонил голову.
  
  - Спасибо, так лучше, - он еще раз торопливо пробежал глазами текст обращения. Вроде ничего не забыли. Коротко, но по существу. Между тем суета в кабинете закончилась, а помощник, постучав пальцем по стеклу часов, напомнил:
  
   - Минута до эфира.
  
   Президент молча наклонил лобастую голову и поднял напряженный взгляд на объектив камеры...
  
   Когда в утренний прайм-тайм (наиболее выгодное и высокооплачиваемое время для размещения рекламы в радио- и телеэфире) телепередачи на центральных каналах экстренно прервались и, появилась заставка 'Обращение Президента Российской Федерации' страна сначала удивилась, потом, заподозрила что выступление связано с продолжающейся 'холодной' войной с коллективным Западом. Опять, наверное, что-то учудили 'партнеры'.
  
  На экранах десятков миллионов телевизоров появился президентский кабинет. На фоне двух флагов: России и Президентского штандарта сидел президент самой большой страны мира. На этот раз он выглядел необычайно серьезным и сосредоточенным, словно полководец накануне решающего сражения.
  
  - Уважаемые граждане России! - произнес он спокойным и даже немного меланхоличным голосом, не отрывая взгляда от текста на столе, что еще больше усилило ошеломительный эффект речи.
  
  - Как вы все знаете, почти месяц тому назад на орбите Земли появилась эскадра инопланетных кораблей. Все попытки международного сообщества, включая Россию, связаться с экипажем корабля были безуспешными. Высказывались разные догадки о причинах такого поведения инопланетян, вплоть до предположения о подготовке ими захвата Земли, но все они оказались неверными.
  
   Несколько мгновений Президент молчал, словно что-то еще раз обдумывая, затем поднял глаза на невидимых зрителей и продолжил:
  
   - Я должен сообщить, что несколько дней тому назад руководство пришельцев, их самоназвание драуни, установило связь с властями Российской Федерации. Оказалось, что это беженцы. Несколько лет тому назад на Таламаши - так они называют свою планету, произошла глобальная катастрофа, в результате которой из многих миллиардов выжили несколько десятков тысяч, в основном подростки и дети. Руководство пришельцев - совет кланов, обратился к властям Российской Федерации с просьбой о помощи. Беглецы провели в состоянии искусственного сна несколько лет и нуждаются в отдыхе на планете, особенно это необходимо детям. Россия всегда уделяло самое пристальное внимание вопросам гуманитарной помощи. Я уверен в том, что каких бы политических взглядов мы не придерживались, оказание помощи попавшим в беду, священный долг и традиция русского народа. Поэтому, исходя из гуманных соображений руководство Российской Федерации, сочло возможным принять положительное решение.
  
  В результате напряженных переговоров между Российской Федерацией и советом кланов Таламаши установлены дипломатические отношение и заключен Договор о Дружбе, Сотрудничестве, Торговле и Взаимной Помощи. В соответствие с договором Российская Федерация предоставляет драуни в аренду на двадцать пять лет участок земли на севере России для основания временного поселения, в качестве арендной платы драуни предоставят свои машины и оборудование. При этом закупка вооружений исключается.
  
   Я должен прямо сказать, что одной из целей предпринятых нами действий - знакомство народов Земли, конечно же, прежде всего российского, с передовыми технологиями и после насыщения внутреннего рынка изделиями драуни, они станут продаваться за рубеж.
  
  Я рассчитываю на ответственную и взвешенную позицию граждан России, на то, что вы поддержите решение помочь беженцам. Предложение о ратификации договора сегодня поступит в Государственную Думу.
  Спасибо за внимание.
  
  Не успели ошеломленные зрители 'переварить' известие о первом контакте с иным Разумом, как на экранах телевизоров загорелась мигающая заставка: 'Обращение к жителям Земли председателя совета кланов планеты Таламаши, господина Линдирора'. Картинка появилась на всех работающих в этот момент телевизорах Земли, в каждой квартире, в каждом доме, сколько их не было. Через несколько секунд на экране появилась фантастическая картина, которую можно снять только с применением компьютерных технологий или в настоящем космосе. На фоне громадного, в пол, иллюминатора, доверху заполненного равнодушными искорками красных, белых и синих звезд, появился человек, сидящий за непривычных очертаний столиком. Зрители ахнули, гуманоид внешне ничем не отличался от человека, и только присмотревшись, поняли, что он не принадлежит к тому же биологическому виду, что земные люди. Сквозь седую гриву длинных, тщательно уложенных в хвостик волос, пробивались острые 'звериные' уши, безостановочно трепетавшие, словно они жили собственной, таинственной жизнью. Облик вполне подходил эльфу из романтических кельтских легенд, но столько светилось в его лице собственного достоинства и власти, что его скорее можно было принять за их короля. Пришелец дал несколько секунд возможность 'полюбоваться' своим обликом, затем произнес звучным голосом, чуть-чуть растягивая слова. Позже оказалось, что он говорил каждому телезрителю на понятном ему языке:
  
   - От имени совета кланов Таламаши и ее человечества я приветствую жителей России и все человечество Земли.
  
   Говорил пришелец недолго, всего лишь несколько минут, но успел рассказать об искреннем уважении к человечеству Земли, которую он назвал планетой-праматерью и особой благодарности к России за помощь и о планах терраформирования Марса, на котором они надеются создать для себя и земного человечества новую Родину.
  
  Потом драуни рассказал о произошедших в седой древности событиях. Оказалось, что инопланетяне имеют общее с земными людьми происхождение. Этим и объяснялся облик инопланетян, словно две капли воды похожий на человеческий. В конце Плейстоцена (геологическая эпоха (2 миллиона - 100 тыс. лет тому назад), почти двести тысяч лет тому назад, неизвестный Разум перенес с Земли их пращуров вместе с флорой и фауной приарктических мамонтовых степей (В растительном покрове преобладали высококалорийные, кормовые виды трав и кусты ивы. Они круглый год обеспечивали надежную кормовую базу для большого количества животных мегафауны.) на предварительно подвергшуюся терраформированию планету Таламаши. Так что они тоже люди, но иного биологического вида, ведущие происхождение от человека прямоходящего - Homo ergaster.
  
  Немедленно и с восторгом поверила фантастическим новостям только часть зрителей, в основном в России. Россыпь движущихся звездочек в ночном небе: инопланетные корабли на орбите-реальность, видимая невооруженным глазом каждую ночь, намекали, что никто и не собирается шутить и Россия действительно заключила договор с пришельцами. А скептики посчитали, что обращение - всего лишь анонс фильма о 'пришельцах', и его не стоит принимать всерьез. Впрочем, под давлением фактов и они были вынуждены принять невероятную правду.
  
  К вечеру интернет вскипел. И если отечественные блогеры, как правило, отнеслись одобрительно, то на Западе и в бывших странах социалистического лагеря началась форменная истерика. Россию, русских и их президента проклинали. Со всех щелей доносились крики: 'Русские узурпировали контакты с инопланетянами' и призывы к новым санкциям, а то и вооруженному принуждению отдать контакты с пришельцами в руки авторитетной международной организации: ООН или ОБСЕ.
  
  Утром следующего дня по требованию ФРГ собрался Совет безопасности ООН. Предложенный Германией проект постановления предусматривал 'интернационализацию' контактов с пришельцами и передачу его в ведение Совета безопасности. Большинство постоянных членов проголосовало: 'За', Китай и Индия воздержались, а Россия заблокировала решение, применив право 'Вето'. В ответ на это американская представитель потребовала исключить Россию из числа постоянных членов Совета безопасности, но и это предложение провалилось: Китай наложил на него вето. Красная словно тряпка тореадора, американка после заседания вновь устроила безобразную истерику, на что русский дипломат демонстративно никак не отреагировал. Молча собравшись, он захлопнул дверь перед ее носом, оставив орать и топать ногами в зале заседаний в одиночестве.
  
  Корреспонденты отечественных СМИ и аккредитованные в России мировых, жаждали новостей из первых рук, но на экстренно созванную на следующий день пресс-конференцию прорвались далеко не все, зал физически не смог вместить всех желающих. Корреспонденты заняли не только сидячие места, часть нетерпеливо переминалась в проходах между рядами кресел. Ожидая прихода помощника президента по СМИ, толпа галдела на всех языках Земли, особенно шумно и беспардонно вели себя иностранцы.
  
   Хорошо знакомый большинству собравшихся поджарый мужчина в безукоризненном строгом костюме с папкой в руках появился из неприметной двери и направился к невысокой декоративной трибуне с микрофоном и бутылочкой с водой и стаканом сбоку. Толпа встретила его дружным гулом, засверкали фотовспышки. Кто-то из наиболее наглых и крикливых акул пера, смешно коверкая русские слова, выкрикнул вопрос, проигнорированный мужчиной. Встав у трибуны, он нацепил на лицо дежурную улыбку и принялся терпеливо ожидать пока зал успокоиться. Наконец наступила относительная тишина. Открыв папку, он начал зачитывать звучным, хорошо поставленным голосом.
  
  - Вчера, 27 марта 20... г., с целью развития дружественных отношений между народами и укрепления мира, произошел обмен нотами об установлении между Российской Федерацией и советом кланов планеты Таламаши дипломатических отношений и подписан Договор о Дружбе, Сотрудничестве, Торговле и Взаимной Помощи. Договор не направлен против третьих стран и не ущемляет их интересы. Хорошо известно, что Российская Федерация делала и делает все возможное, чтобы максимально учитывать интересы третьих стран. Исходили и исходим из того, что необходимо придерживаться норм общепринятого международного права. Выражаем уверенность, что большинство людей на планете разделяют такой подход, направленный на поддержание авторитета международного права и международных институтов, таких как ООН, Совет безопасности и других.
  
  Мужчина на мгновение остановился чтобы налить в стакан воды. Из зала послышался хриплый голос с отчетливым иностранным акцентом:
  
   - Почему Вы узурпировали контакты с пришельцами! Это незаконно!
  
  Зал притих, ожидая реакцию на явно провокационный вопрос. Помощник президента посмотрел в сторону кричавшего и слегка хмыкнул про себя. Так и есть американец, корреспондент Вашингтон пост. Вопрос очень удачный, и парировать удастся без труда. Все равно эту тему пришлось бы комментировать, а так ее затронул американский журналист. Тем лучше. Допив воду, мужчина поставил стакан на место.
   - Мистер Тарновский... - начал он, но американец перебил его.
  
  - Я мисс Тарновская!
  
  - Да? - деланно удивился мужчина, - вроде бы недавно вы были в мужском облике?
  
  Новоявленная американка густо побагровела, а в зале раздались сдержанные смешки. Далеко не все в мире разделяли взгляды Запада на многообразие и смену пола и многие были рады изощренному издевательству русского над 'хозяевами' мира.
  
  - Эта незаконно, это харассмент (поведение человека, причиняющее неудобство или даже вред другому человеку, нарушающее неприкосновенность его частной жизни) - взвизгнула она... или все-таки еще он.
  На губах помощника президента проскользнула холодная и самую чуточку издевательская улыбка.
  
  - Мисс Тарновская, надо предупреждать о столь резком изменении вашего статуса. Администрация президента России не обязана отслеживать такие нюансы, - переждав гам и издевательские крики в зале, он продолжил, - Теперь о вашем странном и совершенно безосновательным заявлении. С кем вступать в контакт, с нами или с другими странами, или с ООН - это суверенное право совета кланов Таламаши и о мотивах такого решения вам необходимо осведомиться у его официальных представителей.
  
  - Вы ничего не сделали, чтобы пришельцы установили контакт с цивилизованным миром! - не сдавалась американка.
  
  - Насчет цивилизованности вашего мира, это большой вопрос, - произнес официальный представитель президента России, скупо улыбнулся и продолжил объяснять тоном, будто разговаривает с несмышленым ребенком, - А разговоры о том, что мы можем как-то заставить драуни, мягко выражаясь, вызывают удивления! Как вы это себе представляете? На орбите Земли висит эскадра космических кораблей, оборону которых ваша страна уже безуспешно пробовала. Как можно их к чему-либо принудить против собственной воли? Опубликовать протест в Вашингтон пост?
  
   Зал уже откровенно взорвался насмешками и аплодисментами, американка еще больше запунцовела и замолчала. Больше никто из корреспондентов не пытался задавать провокационные вопросы, и представитель президентской администрации спокойно завершил официальную часть. Ответив еще на несколько вопросов, он скрылся со сцены.
  
***
  После скандального и сенсационного выступления президента и отказа России передать контакты с пришельцами в руки Запада, отношения с Европой и США застыли на точке заморозки. Большая часть посольств в Москве приостановила работу, часть дипломатов выслали из страны. Американское посольство - одно из немногих западных, оставшихся в Москве, развернуло лихорадочную деятельность: брифинги для оппозиционеров и прозападно настроенных журналистов, раздача грантов средствам массовой информации и журналистам с блогерами и просто разведывательные операции следовали одна за одной. Хотя служба безопасности контролировала территорию вокруг здания через множество миниатюрных камер наблюдения и замаскированных микрофонов, но то, что происходило внутри или когда один из сотрудников уходил из-под наблюдения 'наружки', никто не знал.
  
  Особенно досаждал ФСБ Тимоти Ричардсон из политического отдела посольства. В юности он профессионально занимался автогонками и даже был призером легендарного заезда по овалу Шарлотта на 600 миль на приз 'Кока-Кола 600'. Но карьера автогонщика закончилась после одного из тренировочных заездов, когда из-за отказа тормозов его машина на скорости 100 миль врезалась в ограждающий бортик. Потом пришлось почти год провести в госпиталях. В результате он слегка прихрамывал при ходьбе, но с автогонками пришлось навсегда расстаться.
  
  Раз в месяц, а в последнее время раз в неделю-две, непоседливый дипломат выезжал из двора посольства на мощном Chevrolet Corvette Z06. Несколько рискованных поворотов по заполненным стадами автомобилей улицам, стремительный полет по московским подворотням и Тимоти отрывался от слежки. Попытки посадить на крышу машины миниатюрный дрон-шпион, тоже ни к чему не привели. Едва он приближался к автомобилю, глохла радиосвязь и никем не управляемый аппарат рушился на землю. Что американец делал вне контроля контрразведки, с кем встречался и что делал, не знал никто. Это продолжалось долго, пока окончательно не надоело фсбшникам.
  
  Первого апреля, едва на улицах загорелись первые фонари, высокие железные ворота, скрывавшие внутренний дворик американского посольства распахнулись. До слез надоевший офицерам 'наружки' черный Chevrolet Corvette выехал в Большой девяткинский переулок.
  
  Оперативник, сидевший в кабине мощного Рено с форсированным двигателем в полусотне метров дальше по улице, увидел в лобовом окне черное лицо, взгляд автоматически отметил номер автомобиля. Ему даже показалось что он разглядел насмешливую улыбку на широкогубом лице. Офицер выругался, мощный электронный бинокль упал на колени.
  
  - Поехали, - бросил он коллеге за рулем, - опять Тимоти выполз.
  
  Машина с посольскими номерами и американским флажком на капоте взревела, словно кабан сквозь камыши помчалась между шарахающихся автомобилей по исчерченной белыми полосами улице. С места рвануло неприметное Рено, пристроилось несколькими машинами позади. Американец понимающе хмыкнул. Губы прошептали:
  
  - Ну что же поиграем, господа из кэйджиби!
  
  Ровное урчание мотора и сто раз испытанный, но все равно пьянящий азарт древней игры в беглеца и догоняющего, приятно щекотали нервы. Под шинами шуршал московский асфальт, мелкими брызгами разлетались оставшиеся после ночного дождя лужи.
  
  Chevrolet Corvette неожиданно рванул на красный свет, пронесся под носом едва успевшего увернуться от удара 'самосвала', суматошно вильнувшего в сторону, и помчалась, лавируя среди машин и не соблюдая никаких правил. Встречные автомобили заполошно шарахались в стороны. Рено рванул следом, словно приклеенный, держась в паре десятков метров позади.
  
  Полицейский разворот на полном ходу. Машина на миг встав на левые колеса и отчаянно визжа тормозами, вильнула - ее едва на тротуар не вынесло. Прохожие шарахнулись, рассыпаясь, словно вспугнутые воробьи. Ну просто голливудский боевик! Повернула влево и нырнула под узкую и темную арку, ведущую в проходной московский дворик. Именно так используя неплохое знание запутанных двориков старой Москвы обычно и отрывался от наружки нахальный американец.
  
  Взвизгнули тормоза и Рено остановился напротив темноты арки.
  
  Тимоти бросил взгляд в зеркало заднего вида, по губам скользнула презрительная улыбка. Вот так-то господа из кэйджиби! Не вам со мной соперничать!
  
  Руки крутанули руль, поворачивая во вторую, ведущую на выход, арку. Что было дальше он не успел понять, только почувствовать. Сильнейший удар почти выбил из водительского кресла. Треск, оглушительный скрежет рвущегося металла. Он налетел грудью на вылетевшую из рулевой колонки подушку безопасности, тело пронзила острая боль, и мир померк перед ним.
  
  Прибывшие на место дорожного происшествия гаишники увидели машину, на полном ходу врезавшуюся во вкопанный неизвестными посредине ведущей из старинного московского дворика дороги высокий стальной столб. После того как прибывшие по вызову спасатели вскрыли бесформенную коробку, бывшую когда-то красавцем Chevrolet Corvette Z06, двое медиков осторожно погрузили залитое алым бесчувственное тело чернокожего водителя в кузов. Жертве происшествия срочно требовалась реанимация. Распугивая встречные машины визгом сирены, карета помчалась в ближайшую больницу. А разбитая вхлам машина отправилась на свалку. Ремонту она не подлежала.
  
***
  
  Сквозь раскрытое окно в Овальный кабинет врывался тихий шелест весеннего ветра, заплутавшего среди молодой листвы густого сады, прикрывавшего резиденцию от нескромных взглядов публики. Вместе с ним в помещение проникала и весенняя сырость, которую президент США в силу преклонного - за семьдесят возраста, не терпел. Компромиссом между желанием дышать свежим воздухом и боязнью простудится, были рдеющие в камине на противоположной стороне кабинета угли. Овальный кабинет президент США не любил. В нем было все слишком: слишком огромен и помпезен, слишком холоден и неуютен. К тому же за ним тянулись длинным шлейфом пикантные сплетни вроде шокирующе знаменитого скандала Клинтон - Левински. Хотя с тех пор прошло почти сорок лет, но во всем мире Овальный кабинет плотно ассоциировался с сексуальным скандалом и враньем на самом высоком уровне. Однако кабинет был одним из самых защищенных помещений в Белом доме, где он мог уединиться для приема представителя истинных хозяев Америки, для которых он был лишь марионеткой в ловких и умелых руках. Давно прошли времена президента Трампа, осмелившегося использовать противоречия в рядах истеблишмента (имущие, правящие круги, политическая элита). Выводы были сделаны и пробиться на мало-мальски важную должность без предварительно надетого крепкого поводка, было невозможно.
  
   Президент сделал над собой усилие и бросил взгляд на собеседника, развалившегося за креслом по другую сторону помпезного резного стола, сделавшему бы честь знаменитому аукциону Sotheby. Сорокалетний, поджарый, жилистый адвокат по имени Стив Мартин с вечной 'американской' улыбкой на блеклых, словно подмороженных губах, улыбался и сейчас. Только одно портило впечатление - жесткий взгляд профессионального убийцы. Впрочем, он и был им, имя он сделал себе на доведении компаний до банкротства и 'отжатии' собственности, нередко заканчивающееся самоубийством или загадочными смертями прежних владельцев. Но пика собственной карьеры он достиг, став доверенным лицом клуба 'Богемской рощи'.
  
  Президент тихонько вздохнул и, сделав усилие, вновь сосредоточился на том, что излагал ему самоуверенным голосом адвокат, в этот раз выступавший голосом большинства, если не всех неформальных объединений истинных владык Америки.
  
  - Мистер президент, мы уважаем ваш опыт, - посетитель наклонил голову в легком поклоне, он говорил сухо, четко и только если вслушиваться в полутона, то чувствовался оттенок превосходства, - но моя обязанность передать вам настоятельный совет моих нанимателей. Действовать жестко, Россия уважает только силу. Америка должна предъявить ультиматум и сделать так, чтобы они не сомневались в нашей решимости. Или соглашаются разделить с нами моржу от сделки с пришельцами или мы их уничтожим. Их президент человек рациональный и если он увидит, если станет ясно, что потери для него, для России, от нерационального поведения будут выше, чем выгоды, то, конечно, из рациональных причин он уступит.
  Посланец закончил, воцарилась тишина. Предложение или скорее приказ были высказаны. Теперь наступила очередь хозяина кабинета высказать позицию. Между слугами хозяев Америки существовал негласный этикет, повелевавший делать вид, что главный в Америке - президент и без веских оснований его не нарушали. Было обидно, очень обидно. Обычно хозяева жизни доводили свои 'просьбы' завуалированно, а не тоном приказа, значит у посланника были основания так себя вести, а то и прямой приказ. Президент был слишком опытен, слишком долго 'варился' в политике, чтобы показать чувства, лишь в глубине глаз что-то мелькнуло. Адвокат это заметил и скупо улыбнулся.
  
  - А что с вашим прежним планом? - президент наткнулся на вопросительный взгляд посетителя и продолжил, нервно поглаживая короткие и такие немодные в 21 веке бакенбарды, - я об операции в Корее и на Тайване?
  
  - Это сейчас не актуально. По анонсам русских пришельцы могут завалить мир гораздо более качественной электроникой чем наша.
  
  Давить на русских? Президент задумчиво потер подбородок, вспоминая прошедшие месяц тому назад командно-штабные учения. Вначале все выглядело очень неплохо и даже вдохновляюще. Америка сделала трудный выбор и нанесла внезапный массированный удар по зазевавшемуся глупому русскому медведю. С подкравшихся к берегам Евразии подводных ракетоносцев Ohio в столбах дымного пламени взмыли в небо многие сотни гиперзвуковых ракет, помчались к материку. С баз в США отправились в далекий путь межконтинентальные баллистические ракеты, а границы России брала штурмом американская стратегическая авиация, самая многочисленная в мире. Вот только удача улыбалась Америке недолго, медведь успел проснуться. Где-то в Сибири глухо заворчали гигантские механизмы шахт, открывая не менее огромных размеров защитные устройства, оголовки отлетели в стороны а потом все звуки заглушил могучий рев устремляющихся в небо гигантов, способных доставить множество боевых блоков и 'обманок' на межконтинентальные расстояния; в облаке дыма и яростного пламени взлетали с мобильных комплексов, затерявшихся в бескрайних глубинах русских лесов, ракеты; в стартовых районах с громом и пламенем выплескивались из потемневших волн ракеты подводных ракетоносцев. От десяти до сорока минут и престали существовать все крупные европейские и азиатские базы штатов вместе с техникой, персоналом. Не отрываясь от картинки, президент смотрел на экран ноутбука, передававшего имитацию последствий неограниченной ядерной войны с русскими. И неважно, что нет больше Москвы, Санкт-Петербурга и множества других русских городов. Все это уже не имело значения, потому что нет больше Вашингтона и Нью-Йорка, нет Лос-Анджелеса, нет Хьюстона и Сан-Диего, названия окаймлены красной каймой- это означало что они сожжены ракетами русских. Ничего больше нет. Несколько десятков прорвавшихся русских зарядов могли нанести США неприемлемый ущерб. А их прорвалось гораздо больше и это еще не подошли к побережьям ужасные ядерные 'Посейдоны', способные смыть прибрежные города и на века отравить континенты радиоактивной заразой. Старею, вздохнул про себя президент, заставляя себя вновь сосредоточиться на разговоре. А улыбка у Стива очень неприятная, словно у змеи, только сейчас заметил он. С такой улыбкой нужно работать не адвокатом, а палачом! Президент медленно провел длинными пальцами по таким несовременным бакенбардам.
  
  - А если я откажусь?
  
  - Ну что же... Когда ковбой слишком стар, то тогда произойдет одна из тех случайностей, которые меняют Америку, - посланец прищурился, окинув собеседника волчьим взглядом.
  
  - Например, говорите прямо мистер Мартин! - с некоторым вызовом посмотрел в глаза посланцу хозяин Овального кабинета. В углу рта появилась злая складочка.
  
  - Например тот, что произошел в пятницу 1963 года в Далласе или в 1972 году в 'Уотергейте'.
  Президент зло вскинулся:
  
  - Вы осмеливаетесь угрожать мне, мистер адвокат? -. спросил он утверждающе.
  
  - Что вы, мистер Джонсон, - впервые Мартин назвал президента не по должности, а по фамилии что было на грани открытого оскорбления, - как я могу? Я просто голос моих нанимателей и передаю их слова.
  
  - Предположим, - произнес президент, вильнув взглядом в сторону. Горькая усмешка на мгновение сделала его лицо по-детски беспомощным, незащищенным. Собственное место в американском политическом раскладе он знал хорошо и понимал пределы президентских возможностей и отлично понимал, что жалкое 'предположим' - это просто фиговый листок, прикрывающий жалкую капитуляцию. Все, что посулил посланец, его хозяева были в силах совершить. При этом вариант с убийством гораздо более вероятен, так как на импичмент необходимо время.
  
  Президент молчал, глядя куда-то за окно, на расцветающие весенние деревья, словно погрузился в воспоминания. Сейчас он снова был мальчишкой, бегущим темным зимним утром по безлюдной улочке в школу. А где-то впереди прячутся двое хулиганов, обещавших намять ему бока и страх на мягких лапах следует за ним.
  
  - Ну хорошо, предположим мы выскажем претензии и требования, а они не согласятся. Русские крепкие орешки. Что тогда?
  
  - На этот случай есть план 'Б'.
  
   - План 'Б'? - осторожно произнес президент, - Что это? Я впервые слышу о нем!
  
   - Большие боссы никогда не кладут все яйца в одну корзину, - заметив, что президент хочет что-то спросить, адвокат протестующе поднял ладони, - Не спрашивайте о подробностях, мистер президент, вы слишком много хотите от скромного адвоката. Я знаю только, что он есть и, это нечто сногсшибательное!
  
  - А если в игру вмешаются пришельцы? Вы хотите уничтожить Америку?
  
   - Не вмешаются, не беспокойтесь! Мистер президент я рад что мы пришли к согласию. А теперь простите, я вынужден откланяться. У меня есть не менее важные дела! До встречи мистер президент, - Мягкой, тигровой походкой он вышел в дверь.
  
  - Да пошел ты! - прошипел президент, далеко не всегда бывший респектабельным пожилым джентльменам, каким его знала Америка. Он еще долго не поднимался с кресла, напряженно размышляя как поступить и как избавиться от влияния больших боссов. Выхода не было, конечно, если он хочет жить и оставаться у власти.
  
  Спустя неделю в неприметном гостевом домике в десяти километрах к северу от Стокгольма встретились два неприметных джентльмена. Один из них обладал безукоризненной осанкой профессионального дипломата и так часто говорил: 'нет', что его собеседник тайком наделил оппонента кличкой 'мистер нет' (действительное прозвище министра иностранных дел СССР Громыко А. А. более двадцати раз использовал в Совете Безопасности ООН право вето).
  
  - Итак мистер Иванов, - разрывая в клочья вязкую, непримиримую тишину, произнес второй из переговорщиков слегка раздраженным голосом - немного полный блондин, лет сорока, с коротко подстриженными усами и светлыми глазами. Во рту перекатывалась громадная сигара с золотым бумажным кольцом, - вы категорически отказываетесь от нашего предложения? Хочу вас проинформировать, что сохранение русской монополии на контакты с драуни это для нас абсолютная красная линия вплоть до применения силы. К тому же почему вы уверены, что мы не сможем заинтересовать их своими предложениями? Не забывайте, что мы все еще самая богатая и влиятельная страна в мире!
  
  До этого переговорщику, назвавшемуся Ивановым, пришлось выслушать ряд тезисов и старых, известных по истерике в западных средствах массовой информации и новых, что называется - с пылу, с жару. Все они сводились в конечном счете к одному: контакты с инопланетным разумом общее достояние всего человечество и монополизация их аморальна. Поэтому Россия обязана передать их в ведение международного органа. Тогда и эффект от таких связей будет сильнее и поможет всему человечеству, а не только одной России. В противном случае она столкнется с тотальным бойкотом цивилизованного мира, по сравнению с которым санкции начала двадцать первого века покажутся легким предупреждением. И вообще, - собеседник Иванова зло сверлил его взглядом, - в России далеко не все поддерживают курс президента, там достаточно не приемлющих имперские амбиции, в том числе и среди высших кругов. Более того...
  
  - Постойте, - перебил русский негромко, - Не желаете переговорить здесь и сейчас с главой совета кланов Таламаши? Вы можете сами выяснить, желают они или нет иметь с вами контакты.
  
  Полный праведного гнева взгляд вонзился в немного курносое славянское лицо. Белые, моргающие, точно подмигивая кому, ресницы, растерянно хлопнули. Раз и еще раз. Сигара американца отправилась в хрустальную пепельницу на столе, тонкий дымок, извиваясь словно пойманная змея, плыл вверх к светло-коричневой коробке кондиционера над окном.
  
  - Это возможно? - осторожно спросил американец, наклоняясь к оппоненту, - Вы готовы дать возможность переговорить с мистером Линдирором?
  
  - А почему нет? - меланхолично ответил русский, доставая из кармана телефон. Пальцы забегали по кнопкам. Послышались гудки. 'Иванов' демонстративно нажал на громкоговорящую связь.
  
  - Господин Линдирор? - произнес русский, - Тут с вами хочет переговорить представитель США, мистер Джонсон, будете говорить?
  
  Русский пододвинул аппарат по полированному столу к американцу, а сам отвернулся к окну. К вечеру ветер разгулялся ни на шутку, звонко барабанил ветвями по стеклу. С детства он любил эту страну за 'Карлсона', повзрослев, ненавидел за слишком многое. За 'нейтралитет' во время второй мировой, когда его страна захлебывалась кровью, а шведы зарабатывали на торговле с гитлеровской Германией, за вздорные обвинения в нарушении русскими подлодками территориальных вод и неизвестные широкой публике скандалы - дипломаты и разведчики далеко не все выносили на людской суд.
  
  После нескольких мгновений молчания послышался голос на русском с легким 'прибалтийским' акцентом.
  - Мистер Джонсон, что вам нужно от драуни?
  
  Американец нервно откашлялся. Его чувства были вполне понятны - не каждый день вступаешь в переговоры с инопланетным разумом.
  
  - Прежде всего позвольте поприветствовать вас, мистер Линдирор, я и мое правительство...
  Договорить он не успел, драуни весьма резко прервал американца.
  
  - Без церемоний мистер Джонсон, повторяю вопрос: что вам нужно от драуни?
  
  - Нам бы хотелось завязать с вами добрососедские отношения. Мы...
  
  - Достаточно мистер Джонсон. Ваш клан дважды пытался атаковать нас. После этого нам не о чем с вами говорить. До свидания!
  
  Из телефона послышались звуки отбоя.
  
  Русский бледно улыбнулся.
  
  - Вы все слышали сами. Ваша просьба невыполнима, потому что драуни не желают с вами говорить!
  
  - Инопланетные существа настроены очень агрессивно, - вкрадчиво произнес американец, - не будет ли правильно, если человечество выступит единым фронтом и откажется от контактов с ними? Поверьте мне, наша страна может быть достаточно благодарна тому, кто окажет ей услугу в таком важном деле... - американец не договорил, по губам его скользнула любезная и многозначительная улыбка.
  
  Несколько мгновений русский с немалой иронией во взгляде смотрел на американца. На ум пришла клятвенная запись из тех далеких времен, когда больше всего ценилась честь и верность слову: '...И мечом и всем достоянием своим послужу честно и грозно, воистину и без обмана, как достоит верному слуге светлой милости твоей...' Потом произнес, словно выплюнул:
  
  - Нет.
  
  Через два часа, во время которых американец еще раз десять услышал короткое и категоричное: нет, переговорщики расстались. Каждая из сторон осталась с собственным мнением, ни на йоту не изменив его.
  

Глава 6

  
  Яркие солнечные лучи отражались от грязно-белых сугробов - в рост человека, по краям плаца. Колючий ветер волчком кружил по бетону ледяную крупу, с тихим шорохом швыряя ее в лица летчиков и техников, офицеров и рядовых, задувал в рукава. Строй эскадрильи застыл в безукоризненном, ну почти, строю. Авиация никогда не была поклонницей тупой шагистики, но свято соблюдала технологическую дисциплину и различные руководства, написанные предшественниками кровью.
  
  Прижив подбородок к груди, чтобы хоть немного укрыть лицо от напора яростных, колючих снежинок, Сергей стоял в первом ряду, хотя обычное его место - во втором. Только вчера он прилетел после недельного пребывания в весенний Москве - будь оно неладно, обратно в родную часть, в Новосеверный с его морозами и метелями.
  
  На низко висевшее над горизонтом багровый круг солнца наползло небольшое и плоско вытянутое облачко и в результате лучи солнца засверкали в четырех направлениях: влево вправо и вверх вниз. Настоящее крестное знамение! К добру, решил он. К тому же Сергей догадывался, что предстоит на утреннем построении и время от времени на его лицо наползала немного дурацкая, но очень довольная улыбка.
  Подполковник Фисенко отдал обычные утренние распоряжения, рука залезла в карман. В солнечных лучах блеснули золотом звездочки погон.
  
  - Ну а теперь приятная часть, - произнес спокойным, размеренным басом, ясно слышимым в самых дальних уголках плаца, - Приказом министра обороны от 28 марта, номер 313, лейтенанту Соколову за мужество, проявленное при защите границ Российской федерации и образцовое выполнение воинского долга досрочно присвоено воинское звание 'старший лейтенант'.
  
  Командир эскадрильи закончил, на миг воцарилась тишина, нарушаемая лишь шелестом ветра. Об обещании президента Сергей не стал никому говорить. Мало ли что, вдруг передумает и останешься дураком и пустобрехом. На невольном виновнике торжества остановились все взгляды. Сергей не выдержал, губы невольно растянулись в довольной улыбке, левая бровь остро сломалась. Смотрите все, он не профессорский сынок и сам делает карьеру. Наверное, еще никто из его выпуска не получил звание 'старшего', а он получил! Он не видел ничего зазорного в том, чтобы уступить в чем-то незначительном, но были вещи, где он неистово хотел быть первым. Прежде всего в карьере. Карьере военного летчика.
  
  - Старший лейтенант Соколов, ко мне!
  
  - Есть!
  
  Твердо ступая по бетону сапогами с с электроподогревающими стельками - для унт уже слишком жарко, он подошел к командиру, рука щегольски взлетела к обрезу шапки.
  
  - Това..., - но командир перебил:
  
  - Поздравляю вас товарищ старший лейтенант, - подполковник протянул жилистую руку, рукопожатие было крепким, мужским, - Носите погоны с честью!
  
  Командир наклонился к уху новоиспеченного 'старшего' щеку защекотало теплое дыхание:
  
  - Много не пить, а в пропорцию разрешаю, - выпрямившись, скомандовал:
  
  - Встать в строй!
  
  - Есть!
  
  После того как командир пробасил: 'Разойтись!' Сергея окружила буйная толпа сослуживцев. Протолкавшись сквозь нее, ведущий: капитан Фролов - его успели подобрать спасатели до наступления бурана, с чувством пожал руку, на усатом лице - искренняя радость.
  
  - Хочешь - не хочешь, а назначай обмывание!
  
  - Да чего тут думать, сегодня в 'Юности' жду в полседьмого! - громко произнес слегка ошалевшим голосом Соколов.
  
  Вечером мужская компания: почти десяток крепких парней - никого старше тридцати, собрались за несколькими сдвинутыми вместе столами в лучшем, потому что единственном, кафе Новосеверного. Несмотря на то, что все одеты в 'гражданское' опытный взгляд легко определял в них военных. Выправку, манеры - не скроешь. Обстановка безлюдного кафе была до уныния стандартной и мало чем отличалась от тысяч собратьев, где благодаря максимальной автоматизации персонал исчислялся всего несколькими работниками. За последние пять лет такие кафе и магазины стали повседневностью даже в маленьких городах и деревнях необъятной России. Половина столиков оккупирована нетрезвыми компаниями - вахтовики гуляли перед отправлением со смены домой; за высокой полированной стойкой хозяин заведения лениво протирал и так чистые стаканы, он же администратор; за его спиной сверкала разноцветными импортными наклейками бутылочная армия; из дальнего угла, где собрались футбольные фанаты время-от времени доносились пьяные и азартные выкрики. Негромко играла старая, начала века, ритмичная музыка из невидимых колонок. Певица сексуально вздыхала о ушедшей любви.
  
  У стойки перед высокими стаканами с коктейлями устроилась стайка девиц. Время от времени они бросали заинтересованные взгляды на гуляющих офицеров, но подойти не спешили. Их время придет позже, когда компания достаточно зарядится спиртным. Для девушек с берегов Северного ледовитого океана военные были завидной партией.
  
  - Вроде все собрались, - поднимаясь, громко произнес, перекрикивая крики фанатов из угла, Иван Жуков. На правах ближайшего друга он присвоил себе право вести пирушку. Вопросительно посмотрел на товарища, тот кивнул, - В таком случае наливаем.
  
  Иван повернулся к другу, в руках блеснула пузатыми боками открытая бутылка водки. В специально принесенный граненый стакан звякнув, упали три звезды, тонкой струйкой полилась прозрачная жидкость, наполнив внушительную емкость почти по края и оставив после себя в воздухе крепкий запах алкоголя. Сергей незаметно содрогнулся. Грамм двести водки, не меньше. Слава богу хоть солдатскую кружку не притащили, там все триста будет.
  
  Он дождался пока наполнятся все рюмки, поднялся со стаканом в руках, взгляды сослуживцев немного нервировали.
  
  - Товарищи офицеры, представляюсь по случаю присвоения внеочередного звания старший лейтенант, - решительно поднял стакан. Обжигающая жидкость стремительно полилась по пищеводу вниз, взорвавшись жарким пламенем в желудке. Звездочки противно звякнули о зубы. Он слегка вздрогнул, не проглотить бы, но все обошлось. Выплюнул их в пустой стакан и сел. Стол взорвался восторженными криками, водка полилась в луженые глотки.
  
  - Закусывай, закусывай, - двинул в плечо друга Ванька, подвигая к виновнику торжества тарелку со всякими вкусностями, не часто доступными холостяку - а то выедешь быстро.
  
  Сергей кивнул, замелькала вилка. Через пару минут в голову ударило, но парень успел забросить в желудок столько, что удержался на грани полного опьянения.
  
   Пьянка, совмещенная с обмыванием звания, катилась по накатанным рельсам, провозглашали тосты, офицеры выпивали и закусывали, когда к столу нетрезвой походкой подошла девица с фужером красного, как пролитая на весеннюю траву кровь, вина. Несколько мгновений она внимательно рассматривала парней, потом жеманно улыбнулась.
  
  - Мальчики, а что у вас происходит?
  
  Фролов поджал губы, собираясь сказать что-то резкое, но сдержался и хмуро процедил:
  - Звание обмываем, - его как ведущего двойки, Сергей пригласил одним из первых.
  
  - О! - деланно удивилась девушка, - и кто виновник торжества?
  
  - Я! - с довольной ухмылкой произнес Сергей слегка заплетающимся голосом и ткнул себе пальцем в грудь, - старлея получил.
  
  - Поздравляю, - девушка протянула парню узкую ладонь, дыхнула в лицо водочным запахом - в качестве награды я приглашаю тебя на танец, - я Маргарита.
  
  Красавицей девица не была, но Аридэль была далеко и неизвестно увидит Сергей ее когда-нибудь или нет а тут рядом молодая женщина. И не особо потасканная к тому-же давал знать алкоголь. Как говорил приятель Вовка: или женщина красивая или водки мало. Он поднялся.
  
  - Я - Сергей.
  
  Как перед ним возник крепыш с лысой башкой затуманенный алкоголем мозг не зафиксировал, сильные руки схватили за рубашку, сдернули со стула вверх.
  
  - Ты чо, мужик офанарел? Это моя маруха - дыхнул свежим перегаром в лицо, взгляд исподлобья словно гипнотизировал.
  
  В голову ударила горячая волна адреналина, прочищая мозги, смывая хмель, Сергей рванулся, тренькнув полетела на пол пуговица. Вырваться не получилось, незнакомец держал крепко.
  
  Девица схватила здоровяка за плечо и тут же с криком полетела наземь от небрежного взмаха рукой.
  Незнакомец захватил пальцы Сергея и вывернул руку, боль заставила со стоном рухнуть на колени. Офицеры начали подниматься но драчун, обратил на это не больше внимания чем на возню детей в песочнице.
  
  - Мужик, если я... - договорить он не успел. Мелькнула тень и в грудь ему шибанул кулак, отбрасывая назад. Лишь через пару шагов он восстановил равновесие.
  
  На дебошира недобро прищурясь, в упор смотрел Иван Жуков по кличке 'Козак', старший лейтенант спецназа, вынесший из горячей 'точки' пулевую отметину на теле.
  
  - Ах, ты! - с этими словами драчун быстро подшагнул. Хорошо поставленный боксерский хук (боковой удар) в голову должен был снести противника с ног, нокаутировать.
  
  В последний момент, когда, казалось, времени на уклонение или защиту уже не осталось, 'Козак' нырнул вниз, пропуская крепко сжатый кулак над собой, почти упал на пол. Крутанулся юлой, словно в дурацких китайских боевиках с мастерами кунг-фу. Нога подсекла опорную - дебошира, тот рухнул, словно кегля сбитая палкой. В фильмах это мираж, постановка, подстава, а здесь мастер рукопашного боя в настоящей драке задней подножкой обрушил противника на пол.
  
  Через миг Иван сидел верхом на судорожно ловящим ртом воздух, словно выброшенная на берег рыба, противнике. Это было настолько быстро, что Сергей едва успел подняться с пола. На миг кольнула белая зависть к приятелю. ТАК драться он вряд ли когда-нибудь научится.
  
  Забияка побледнел, словно мертвец. Левая ладонь 'Козака' крепко сжимала его горло, не давая шевельнутся, а правая, сжатая в каменно-крепкий кулак с набитыми костяшками, угрожающе застыла возле уха. Ледяной взгляд примораживал, обещал смерть.
  
  Хозяин заведения выключил музыку, стояла тишина, столь же совершенная, как в первый день творения.
  
  - Прибью, сука! - зло рявкнул 'Козак', - Извиняйся, салабон!
  
  Из рта упавшего вместо слов послышался то ли всхлип, то ли стон.
  
  - Постой, командир, - из-за стола, с которого подошел забияка, поднялся коротыш сорока пяти лет, абсолютно лысый и с аккуратной черной бородкой, - он сейчас извинится!
  
  Подойдя вплотную словно нечаянно наступил на ладонь поверженного, тот задавленно взвизгнул, вырывая руку. Мужчина наклонился над лежащим.
  
  - Ну что Пашенька, говорил я тебе не ищи на свою пятую точку приключений а ты не послушался. Не хорошо это, - мужчина посмотрел в глаза 'Козака'. Взгляд серых глаз ничего не выражал, словно там, за преградой глазниц прятался кто-то абсолютно чуждый людскому роду, змей, пресмыкающееся, - он сейчас извиниться, правда, Пашенька, - голос не угрожал, он констатировал.
  
  - Извиняюсь, - сдавленно каркнул поверженный драчун. Медленно, нехотя, Иван слез с него и направился к столику, сжимая изо всех сил пальцы в кулаки. Не хватало еще чтобы увидели как после драки трясутся пальцы. Он много раз рисковал жизнью и здоровьем, но от странной реакции организма на адреналиновый взрыв никак не мог избавиться.
  
  - А ты не летчик, кто ты? - прилетело в спину.
  
  На миг обернулся:
  
  - Спецназ...
  
  - Ой-ее, - долетело со столика в углу откуда пришел драчун.
  
  - Слышал придурок? - послышался злой голос лысого, - Штаны меняй и молись что не прибили!
  
  - Батон!
  
  - Что батон, фуфломет?
  
  Инцидент был исчерпан, вновь заиграла музыка и пьянка пошла по новой, но того настроения, которое было до стычки, не было. Фролов уже пару раз демонстративно смотрел на часы, словом, народ собирался расходиться, когда в кармане кое-как застегнутой рубашки Сергея зазвенел рингтон телефона. Он вытащил трубку.
  
  - Уважаемый Сергей, вам доставлена посылка, дрон ожидает вас по адресу. Улица Победы, дом 16, повторяю, - произнес хорошо поставленный женский голос.
  
  Названный адрес был кафе 'Юности', но никаких посылок он не ожидал. На вопросительный взгляд Фролова пожал плечами.
  
  - С доставки звонили, какая-то посылка.
  
  На грязном, весеннем снегу перед входом в кафе блестели в свете фонаря осколки разбитой бутылки. Немного дальше тлел огонек, освещая крепко сжимающие сигарету пальцы и чуть горбоносый нос Ивана Жукова.
  
  - Сокол, это не твое? - рука с сигаретой ткнула в сторону фонарного столба.
  
  Приблизительно на высоте трех метров висел небольшой цилиндр с едва слышно вращающемся пропеллером вверху. Доставка товаров и посылок грузовыми дронами практиковалась во всем мире и даже в затерянном в снегах городке на берегу океана она давно уже стала обыденностью. Аппарат маленький, так что в нем что-то очень компактное. Несмотря на легкий морозец на улице, лицо молодого человека порозовело, а в душе вспыхнул отчаянный огонек надежды. Неужели это то, что он так ждет?
  
  - Наверное, мое, - дрогнул голос Сергея, он подошел к столбу.
  
  - Идентификация клиента произведена, - послышался только что звучавший в телефоне голос, - иду на посадку.
  
  Аппарат мягко ткнулся в снег в паре шагов от Сергея, лопасти несколько мгновений еще пластали морозный воздух, замерли. Тихо щелкнули запоры, внизу цилиндра показалось квадратное отверстие.
  Сергей присел и засунул в него руку, пальцы нащупали правильной формы предмет. Неужели это оно? Неужели!
  
  Это был он: переданный Аридэль телефон. Волна ликования накрыла с головой, он покраснел словно кумач.
  
  - Ваня, это телефон, тот самый! Не обманул президент!
  
  'Козак' с сомнением покосился на покрасневшую физиономию приятеля и саркастически хмыкнул.
  
  - Да ты похоже по уши влюбился в свою инопланетянку! - произнес негромко и усмехнулся.
  
  - Да ну тебя! - торопливо и немного смущенно сказал Сергей, поворачиваясь так чтобы приятель не видел его расплывшегося в глупой улыбке лицо. Ему было сложно однозначно определить чувство, испытываемое к красавице - драуни, но все чаще на ум приходило слово любовь. Ладонь вновь влезла в дрон. Показавшийся на свет конверт выглядел до крайности солидно и представительно. Чего стояли одни почтовые реквизиты канцелярии президента РФ! Руки вскрыли конверт, глаза торопливо замелькали по казенным строкам: возвращаем...примите наши уверения... с уважением и прочий официоз.
  
  С сияющим видом парень сжал в руках 'телефон' и представил облик инопланетной подруги. Задорно торчащие из огненно-рыжих волос ушки. Он был так трогателен в своем счастье словно ребенок. Приложил аппарат к уху.
  
   - Сергей, - послышался низкий, любовно-грудной женский голос с легким прибалтийским акцентом, - Я ждать твой звонок, а ты не звонить! Почему не звонить? Я страдать! Очень страдать, думать ты забыть меня!
  
  - Аридэль, - произнес задыхающимся голосом, отходя подальше от входа, в ночную тьму, - дорогая, как я мог позабыть тебя? Только позвонить не мог, 'телефон' только что вернули.
  
  - Телефон? - раздался удивленный голос, - а... понять это устройство связи. Ты прощен Сергей! Я скоро быть рядом, Драуни будут строить город рядом с твоим городом. Я хорошо говорить по-русски? Это я сама говорить а не переводчик, я выучить ваш язык!
  
  - Отлично! - искренне произнес Сергей, - прямо не вериться, что ты так быстро выучила! Русский язык очень сложный.
  
  - Я умница у тебя! - вполголоса произнесла девушка самодовольным тоном, - Сам Линдирор назначить меня координатором переселения со стороны драуни. Ждать меня через три дня!
  
  - Здорово, - произнес Сергей, лицо его просияло, - буду ждать тебя!
  
  Он немного помолчал, потом решился.
  
  - Слушай, я не спросил... а ты замужем?
  
  - А зачем тебе это знать? - озорным тоном поинтересовалась девушка.
  
  - Так, просто, - тихо ответил Сергей немного смущенным тоном.
  
  Звонкий смех в морозной вечерней тишине прозвучал как глас судьбы.
  
  - Я не иметь мужа.
  
  Он почувствовал такую огромную радость, такой прилив сил и надежды, что помимо воли из горла едва не вырвался клокочущий хрип.
  
  Они поговорили еще немного и когда Сергей вернулся в кафе, на лице сверкали такие шалые глаза, что не заметить это было невозможно.
  
  Первое апреля особый день - день шуток и розыгрышей, но гарнизону Новосеверного было не до забав. На следующий день после вручения Сергею старшелейтенантских погон, начали готовиться к прилету инопланетных гостей. Технари роты аэродромного обеспечения приводили в идеальное состояние аэродром, подметали, мыли, красили. Спецназ усиленно тренировался, готовясь реагировать на все мыслимые и немыслимые нештатные ситуации. Чем занимались зенитчики никто не знал, но и они усиленно суетились. Возможно это знали журналисты, их понаехала полная гостиница. Они очень возмущались, что их беспилотники, а без них пишущая братия уже не представляла как добыть информацию, теряли связь и пропадали едва приблизившись к аэродрому. Словом царил подлинный бедлам. Гости из Москвы: один из Министерства, седой, импозантный генерал с грозной славой уничтожителя карьер и штатский, но от этого не менее властный и влиятельный аппаратчик из администрации президента, придали подготовке к встрече еще больше суеты и показного усердия. Словом неделя вышла головоломная, но 'Все проходит. Пройдет и это', гласила древняя мудрость. Подготовка закончилась и в 7.00 утра первого апреля гарнизон, кроме дежурных и тех, кто был на боевом дежурстве, находился на аэродроме или вблизи него, хотя прибытие первых кораблей с поселенцами-драуни ожидалось только к 9.00. Как объявил подполковник Фисенко: оцепить аэродром нужно заранее, чтобы ни одна любопытная гражданская б... и тем более журналистская, не попала на взлетно-посадочную полосу!
  
   Ночью был небольшой морозец. Лужи, которые не вымели вчера бойцы роты аэродромного обеспечения, блестели в лучах весеннего солнца, словно намекая, мороз и холод, это ненадолго. Совсем скоро наступит короткое и стремительное, словно выстрел, полярное лето.
  
  Сергей успел закоченеть, не помогали даже электроподогревающие стельки, когда с небес донеслось громовое -БАМ! Рокочущий звук, походивший на хлопок, возникающий при переходе самолетом звукового барьера, боксерской перчаткой ударил по барабанным перепонкам, он вздрогнул.
  
  - Летит. Летит! - радостно закричал стоящий рядом в оцеплении Ванька Жуков. Сергей бросил осуждающий взгляд на приятеля и тот со смущенным видом потупился, отвернувшись.
  
  Сергей задрал голову вверх, в синем, весеннем небе появилась темная точка. С каждым мгновением она увеличивалась в размерах, приближаясь. Перекрывая обычный аэродромный шум, донесся приглушенный расстоянием рев двигателей. Угольно-черный, зализанный силуэт, чем-то неуловимым, возможно рудиментарными крыльями, похожими на ласты, а возможно формой, напоминающей дельфина, инопланетный аппарат с точностью хоккейной шайбы коснулся плит взлетно-посадочной полосы. Покатился, подпрыгивая на стыках бетонных плит. Из крыльев вперед с ревом ударили две струи рыжего пламени, на глазах замедляя стремительный бег машины. Несколько секунд и пришелец с далеких звезд с громовым ревом промчался мимо. Тугая воздушная волна наотмашь хлестанула по лицу, пролетел клочок бумаги, мгновенно исчез из виду. Сергей схватился за шапку, ее едва не сорвало с головы. Воздушно-космический корабль, с каждой секундой замедляясь, промчался еще метров сто, теряя скорость, застыл, словно вкопанный, двигатели замолчали. Любопытные взгляды и солдат, и офицеров застыли на космическом пришельце. Вытянутый вдоль корпус, казался монолитным, ни один иллюминатор не светился на длинном фюзеляже. Встреча с инопланетным разумом прошла как-то слишком буднично. Конечно, не так, как в американских блокбастерах, но Сергей ее представлял как-то по-другому.
  
  - Здоровая дура, пожалуй будет побольше даже 'Мрии', - восхищенно произнес Ванька, - Говорят их сотню ждут? До хрена туда солдат напихать можно...
  
  - Чушь не мели! - резко ответил Сергей. Ему был неприятен сам факт что народ его Аридэль обвиняют в коварстве, - У них в основном женщины и дети!
  
  - Дай то бог, - тихо произнес Иван и щелкнул пальцами - верный признак, что нервничает, - Да уж больно лихо они пиндосов посшибали, да и вас тоже...
  
  - Я сбил один борт, - с нотками обиды напомнил Сергей.
  
  - Сбил, - кивнул Иван, - не ожидали они такой наглости. Все равно что дикарь с дубиной накинется на вооруженного с головы до ног спецназовца. Блин, принесло нам на голову родственничков...
  
  Сергей промолчал. Он прекрасно сознавал что его победа - во многом объясняется неожиданностью, так же как понимал что мир после прилета драуни изменится. Станет лучше, хуже? Неизвестно... одно понятно - изменения неизбежны.
  
  Несколько минут ничего не происходило. Инопланетный аппарат остывал, затем в хвосте упала вниз широкая дверь, поплыла, вытягиваясь и через пару секунд широкая аппарель коснулась плит взлетной полосы. Сергей вытянул шею, пытаясь рассмотреть, что там, во внутренностях? И где его Аридэль? Но с его места разглядеть, что внутри, оказалось невозможно: слишком далеко. На лице мелькнуло досадливое выражение. Через миг оно исчезло, по аппарели сбежала на бетон высокая и гибкая фигура. Грациозно потянулась и стремительно шагом направилась к ближайшей группе землян. В тот же миг аппарель бесшумно поднялась вверх, на ходу трансформируясь в дверь и еще через пару биений сердца перед глазами изумленных землян была монолитная броня.
  
  Несколько мгновений стояла полная тишина. Затаив дыхание, люди с жадным любопытством разглядывали подходившего, он станет первым драуни, которого они увидят вблизи. Хотя все собравшиеся и видели выступление предводителя инопланетян, но одно дело телевизионное изображение и совсем другое - увидеть собственными глазами.
  
  Сергей протер глаза. Он сразу узнал - это его Аридэль. Никогда в жизни он так не радовался встрече. Все смешалось в нем: и радость, и смирение, и такая нахлынула безмерная, еще ни разу не испытанная нежность, что он едва не задохнулся.
  
  - Ни фига себе! - послышался сзади удивленный голос. И правда, высокая, под метр восемьдесят девушка, была хороша. Весенний ветер игрался, пытаясь расплести роскошные рыжие волосы; приталенный комбинезон не скрывал а скорее подчеркивал приятные мужскому глазу выпуклости на достойной античной богини фигуре; красивое, правильных очертаний, лицо казалось немного скуластым, но ничего слишком отличающегося от земных женщин и только острые 'звериные' ушки говорили - это не человек, это драуни.
  
  Она уже подходила, когда неожиданно сбилась с шага, охнула, на губах задрожала радостная, налитая сбывшимся счастьем улыбка. С криком: 'Сергей' помчалась изо всех сил к людям. Налетела взвизгивающим от счастья вихрем, упала в объятия, сладкие и манящие девичьи губы страстно коснулись мужских. Сердце обоих были переполнены огромной и мучительной радостью а губы были обжигающе горячими. Оторвались они только когда в легких кончился воздух, но это было очень нескоро.
  
  - Это мой мужчина! -объявила инопланетянка, окидывая гордым взглядом обалдевших солдат и офицеров, - Сергей, ты ждать, у меня много дел, я закончить, приехать к тебе! Ты ждать меня, хорошо?
  Сергей ошарашенно хлопнул глазами и кивнул. Такой напор подруги ошеломил его.
  С тихим шелестом напротив обалдевших людей остановилось нечто, напоминающее размерами двухэтажный междугородний автобус, на трех парах высоких и очень широких колес. Серый корпус монолитен, не видно ни окон ни дверей. Девушка развернулась и, подойдя к 'автобусу' грациозно вбежала в протаявшую дверь во внутрь. Она уже почти скрылась внутри, когда Ванька восторженно и, достаточно громко, чтобы его услышали все, произнес:
  
   - Хороша, чертовка!
  
   Плечи девушки содрогнулись, словно она хихикнул, а еще через несколько секунд ее фигура скрылась за закрывшейся дверью.
  
  Сергей украдкой показал приятелю кулак на что тот лишь развел руками, дескать извини, не сдержался а потом поднял большой палец руки вверх, дескать классная девчонка.
  
   Следующая машина внешне напоминала предыдущую, только верх отсутствовал. Над высоким бортом виднелись три поросшие рыжей шерстью гигантские головы, с огромными ушами по бокам и лихорадочно метавшимися из стороны в сторону хоботами. Маленькие глазки с опаской вглядывались в стоящих у бетонки людей. Неожиданно один из зверей поднял хобот к небу, и резкие тревожные звуки, каких планета не слышала уже много тысячелетий, раскатились над взлетным полем аэропорта. Только тогда Сергей понял, что это за звери.
  
   - Да это мамонты! Откуда они у них? Они же вымерли! - вырвался у него вопрос.
  
   - Живые пришельцы -это неудивительно, а мамонты поражают? - хохотнул Ваня, - с этими драуни мы еще не такое увидим.
  
   'Откуда у них земные мамонты? - сдвинув шапку, почесал в затылке Сергей, - Или их переселили вместе с их предками? Возможно... А зачем они их притащили? Хотят развести на Земле? Непонятно...'
  
   Когда перед людьми скопился добрый десяток машин, длинная колонна инопланетных транспортов ожила и двинулась в направлении аэродромного КПП (контрольно-пропускного пункта). Один из мамонтов, видимо, испугавшись движения и незнакомой обстановки, вновь оглушительно протрубил, его сосед, то ли из общности эмоций, то ли солидарности, поднял хобот к небу и поддержал соплеменника. Трубные звуки летели над взлетным полем, эхом отдаваясь от темневших вдали холмов. По дороге к веренице машин присоединился полицейский автомобиль. Включив световую сигнализацию, возглавил колонну. Между тем воздушно- космический аппарат драуни ожил, негромко зашумев двигателем, поехал, потихоньку набирая скорость, по полосе, а с неба вновь ударил громовой звук разрываемого воздуха-очередной корабль шел на посадку.
  
  
  Скупое северное солнце давно уже спряталось за горизонтом а молчаливое северное небо украсилось тусклыми угольками звезд, когда старший лейтенант Соколов, изрядно подмерзший и усталый, сев в старенький армейский автобус, уехал с военного аэродрома. Весь световой день и вечер непрерывным потоком садились на взлетно-посадочную полосу воздушно-космические аппараты драуни. Остановившись напротив башни руководителя полетов, спускали на землю трап, по нему бесшумно спускались на землю вездеходы, а 'самолеты' немедленно шли на взлет. Машины, сбившись в длинные караваны, уходили в тундру. Чтобы не помешать великому переселению даже закрыли на день аэродром для гражданских самолетов. Без авиации на Крайнем Севере никуда: вахтовиков поменять, привести срочные грузы, которые не доставили во время краткой летней навигации да и просто улететь на Большую землю в отпуск или еще по какой нужде. Но содержать два аэродрома для небольшого поселка, спрятавшегося на берегу ледовитого океана было слишком дорого и военный - использовали для гражданских нужд. Словом день начавшийся так рано и так хорошо, закончился бы на минорной нотке если бы вечером не 'ожил' телефон Аридэль. Накинув на плечи офицерский бушлат и, сопровождаемый подтрунивающим взглядом соседа по комнате, Сергей пулей выскочил в крытый переход соединяющий здания 'новой' части Новосеверного. Вернулся он минут через сорок с сияющими глазами и глупой улыбкой до ушей. Посмотрев на приятеля обычно острый на словцо Ванька, прикусил язык. Так и друга лишиться можно.
  
  На следующий день роту спецназа подняли по тревоге и десяток вездеходов укатил в тундру, как успел шепнуть Иван: 'Минимум на неделю. Охранять твою зазнобу'.
  
  Прошло три дня, полные повседневной суеты. Каждый вечер после того как Сергей приходил со службы, влюбленные созванивались, это помогало легче переносить расставание. Вот и в этот вечер, наскоро перекусив ужином холостяка: яичницей и горячим чаем с бутербродом, Сергей потянулся к телефону квиртов, когда отчаянно затрезвонил собственный мобильник. На экране высветился телефон отца. Несколько мгновений парень с сомнением смотрел на экран, потом все же рука подняла мобильник. Совсем недавно они помирились после ссоры, продлившейся несколько лет и вновь начинать ее не хотелось - отец был обидчив. Да и младшего брата, пусть и родного только по отцу, увидеть охота. Шкодный пацан, но настоящий и обожает старшего до безумия. Поссоришься и опять придется встречаться тайком от отца.
  - Да пап, привет, только пожалуйста, давай недолго, мне тут по службе должны позвонить!
  
  - Хорошо, хорошо, сына, ты представляешь, - захлебывающимся голосом произнес старший Соколов, от волнения неистребимое южнорусское 'гы' звучало особенно раскатисто, - нам в институт поставили технику драуни!
  
  - Да? - вяло поинтересовался Сергей, - Папа, а по телефону об этом говорить можно? Это, случайно, не секретные сведения?
  
  - Да какие там секреты! - с досадой произнес старший Соколов, - завтра об этом передача будет по телевидению. Но это все так... Ты же читал Дрекслера 'Машины созидания'?
  
  После недолгого молчания Сергей бросил мимолетный взгляд на аппарат 'драуни, поморщившись, осторожно ответил:
  
  - Что-то такое помню.
  
  - Так вот нам поставили программируемый репликатор, совсем как у Дрекслера. Твой отец провел его испытание и получил изо всякого хлама два килограмма 1,4 нм. чипов! Ты представляешь сколько это сейчас стоит? Да если бы они были из золота и то стоили бы дешевле!
  
  Сергей удивленно моргнул. О кризисе в электронной промышленности после диверсий на заводах в Корее и Тайване хоть немного слышали все и ощущал его весь мир. Из-за дефицита предложения цена на электронику кратно подскочила и продолжала расти.
  
  - Здорово, а...
  
  - Это ерунда! - перебил отец, - из произведенных репликатором деталей мы собрали работоспособный и компактный оптический компьютер.
  
  Сергей задумался на секунду. А вот это уже было очень серьезно. Хотя он и категорически отказался идти по папиной стезе и поступать учиться на физика, но школу заканчивал с физико-математической направленностью и вполне осознавал сенсационность отцовского заявления. Несмотря на многообещающие ожидания - производительность фотонного компьютера могла быть в тысячи раз выше чем у электронных супермашин, и, все усилия ученых, развитие квантовой электроники никак не могло перешагнуть рубеж демонстраторов технологии и теоретических изысканий. Работоспособный экземпляр фотонного компьютера вполне тянул на Нобелевскую премию и обещал переворот в экономике и науке.
  
  - Молодец! - искренне похвалил он отца, - я никогда в тебе не сомневался! А как там Илюша?
  Ильей звали младшего брата.
  
  - Да все хорошо у него! Только учится плохо, опять по физике четверку получил.
  
  Раздалось негромкое гудение - это ожил аппарат драуни.
  
  - Пап, извини, мне звонят. Еще раз поздравляю тебя, по-моему ты вполне на Нобелевку тянешь! До связи! - Сергей нажал на кнопку выключения и, положив телефон на стол, поднял аппарат драуни.
  
  - Да, Лисичка!
  

Глава 7

  
  Дерзкое непослушание заокеанской стране, все еще мнящей себя владыкой планеты, хотя Китай превзошел ее по объемам производства и догнал по силе флота, а Россия создала сухопутную армию и военно-космические силы, способные уничтожить США. К тому же обе страны подписали договор о военном союзе и пообещали прийти на помощь друг другу в случае нападения на одну из сторон, что сделало военное нападение на них слишком опасным, но все же Гегемон нанес ответный удар.
  
  Когда после весенней распутицы в русском приграничье исчезли лужи и грязь на тысячах дорог, стежек и троп, граница вскипела от десятков попыток прорваться на территорию России вооруженных банд. Гибли пограничники, гибли и мирные граждане. Такого накала граница не видели с недобрых времен девяностых годов - еженедельно ФСБ фиксировало несколько нападений. Но в отличие от тех времен Россию пробовали на зуб не только в традиционной болевой точке: на Кавказе, но и на русско-казахской границе, и на русско-украинской, точнее по периметру огрызка, оставшегося от Украины: без Новороссии, включая Одессу, без запада, который поделили по-братски Польша, Румыния и Венгрия. То, что осталось: аграрный осколок прежней страны, без выхода к Черному морю, без промышленности и без населения - его осталось не более десяти миллионов человек, был никому не интересен, но это не мешало маленьким и большим, до нескольких десятков недобитых националистов и интернациональных наемников, бандам, словно наскипидаренным, прорываться через границу.
  
  В соответствии с законом 'О противодействии России', США ввели, как с пафосом объявил на пресс-конференции на южной лужайке Белого дома престарелый президент, максимальные санкции против нелигитимной и недемократической России: запрет на покупку российского госдолга и распространили его на иностранных граждан, в случае нарушения им грозили персональные санкции. Фактически запретили российским банкам, большинство из которых прямо или косвенно принадлежало государству, доступ на международные рынки заемного капитала. 'Вишенкой' на торте стало отключение под давлением США России от SWIFT (международной межбанковская системы передачи информации и совершения платежей). Вслед за лидером, большинство стран Запада: и страны 'Старой' Европы, где у власти угнездились ультралиберальные режимы, проповедующие толерантность и многообразие полов с положительной дискриминацией белых и государства восточной и южной Европы, где к руководству пришли жесткие авторитарные и националистические режимы, приняли в отношении России и союзных ей Белоруссии и Новороссии жесткие санкции.
  
  В Кремле это назвали экономической агрессией, но в отличие от середины 2010-х годов Россия в этот раз посчитала себя достаточно сильной чтобы ответить не зеркально, но чрезвычайно болезненно для Запада. Это стало возможным благодаря тому, что большая часть русской торговли уже давно переориентировалась на глобальный Восток. К тому же в расчетах русские использовали преимущественно цифровой юань, на который западные санкции никак не влияли, а на территории СНГ - цифровые рубли. Россия сослалась на форс-мажор: невозможность оплаты контрагентами русских товаров из-за санкций против российских банков и отключения SWIFT. Закрылись задвижки подземных трубопроводов, ежедневно качающие в западном направлении десятки тысяч кубических метров нефти и газа. На безвестных полустанках остановились составы с грузами угля, минеральных удобрений и редкоземельных металлов. Впрочем, торговля и другими товарами из-за санкций почти замерла. По Европе это нанесло сокрушительный удар - русские товары заменить было нечем.
  
  На информационном фронте Запада воцарилась форменная истерика, походившая на информационную подготовку к началу реальной войны. Известный журналист, лауреат престижной американской Пулитцеровской премии John Makepeace в скандально прогремевшей статье 'О иррациональных врагах рода человеческого' сравнил Россию с библейским народами Гога и Магога, которые должны появиться перед концом света и призвал западные страны сплотиться в борьбе с ней и вышвырнуть пришельцев с Земли. Это стало спусковым крючком компании травли. Целый хор подпевал - журналистов и известных блогеров подхватил 'жаренную' тему. Даже привычных ко всему политиков брала оторопь, в каких только преступлениях не обвиняли Россию западные СМИ в сотнях статей и блогах. Многие из них не останавливались на этом и истерично требовали от правительств применить в отношении России силу, словно забыв про ее внушительный ядерный потенциал, гарантирующий сокрушительный ответ агрессору.
  
  В самой России резко обострилась информационная истерика в немногих оставшихся либеральных СМИ и в интернете. Власть обвиняли во всех грехах, от желания продать Россию пришельцам до снижения уровня жизни народа, от предательства социалистических идеалов до угнетения коренных наций. На митинги в Москве, Санкт-Петербурге и в большинстве областных городов собрался весь 'цвет' пятой колонны, до нескольких десятков тысяч человек: от остатков либералов до националистов, вместолевых и джихадистов. Еще больше обстановку в обществе обострила прокатившаяся по стране волна кровавых терактов. Взрыв в московском метро унес жизни тридцати четырех человек, бомбы в автобусах, наезды грузовиков на толпу и нападения вооруженных ножами исламистов стоили еще несколько десятков жизней.
  Все это происходило на фоне часто скандальных и провокационных заявлений ряда 'политиков' что власть не справляется, что она и есть главный виновник народных бед и еще больше раскаляло обстановку в стране. Ряд изданий, в основном иноагентов, стало пророчить или призывать? цветную революцию за все хорошее против всего плохого...
  
  По узкой тропинке вдоль холодного и стремительного ручья, бегущего между вздымающихся почти вертикально ввысь каменистых стен, словно прорубленных в горных склонах легендарным великаном - удмером (великан в осетинской мифологии), неторопливо двигался караван вооруженных людей на выносливых кабардинских лошадях. Солнце уже садилось, но прозрачные весенние сумерки только слегка подсинили воздух, и дорога отлично просматривалась с пятиметровой высоты до дальнего поворота, где она вместе ущельем, поворачивало направо.
  
  - Духи, - тихо произнес один из казаков, помоложе, залегший немного пониже вершины лохматого, покрытого свежей зеленью холма, блокировавшего путь дальше, на север, - и много, человек тридцать не меньше.
  
  Несмотря на вечер, было жарко. Майка липла к потной коже, в глаза лезла мошка, самозабвенно жужжали, вились вокруг весенних цветов пчелы. Молодой оглянулся назад, на несколько километров ущелье прямое, словно кавказский кинжал. Ни одного поворота за которым можно спрятаться от наблюдения.
  
  - Дай бинокль, - произнес второй лет тридцати с косым шрамом, бороздившим щеку, протягивая руку к товарищу, поднес его к глазам, - От бисовы дети, где мы вас всех хоронить то будем. Передавай в часть, встретились с бандгруппой, численность до тридцати человек. Отступить не можем, принимаем бой.
  
  Они прошли почти половину маршрута и, после ночевки, собирались возвращаться в часть, а тут такая встреча. Не повезло. Хотя и неизвестно кому, позиция у них крепкая, попробуй сбей! Отступить казаки не могли но и сбить их с нее тяжело. Кровью умоешься!
  
  Молодой вытащил рацию из разгрузки, переключив тангетку, забормотал негромко:
  
  - Застава, я орел один, докладываю обнаружили в квадрате ... бандгруппу до тридцати духов. Принимаем бой, просим подмоги!
  
  Выслушав ответ, повернулся к старшему.
  
  - Просят продержаться сорок минут.
  
  - Ну раз просят, продержимся. Готовимся! Огонь по моему приказу, - казак постарше начал деловито проверять снаряжение от автомата АК-12, дальнего родственника знаменитого АК-46 до ножа в разгрузке.
  
  Молодой спрятал рацию, помедлил, наблюдая как пчела тяжело - лапки полны тяжелой желтой пыльцы, взлетала словно перегруженный бомбовоз. А вот бомбардировщик, отработавший по духам совсем не помешал бы. Мечты, мечты, где ваша сладость! Это было его первое реальное дело, но страшно не было, совсем, он даже удивился собственному спокойствию. Может, потому, что до сих пор до конца не верил в реальность происходящего, смотрел на все, словно со стороны, будто на фильм с собою в главной роли, а может, всё еще был настолько шокирован произошедшим, что чувство страха оказалось сильно притупленным.
  
  Караван приближался, бандиты уже прекрасно видны невооруженным взглядом, бородатые, в камуфляже натовского образца, уверены что никто не сможет им заступить в здешних горах дорогу. Широкие плечи прильнувшего щекой к автомату молодого казака напряглись, выдавая волнение, второй словно почувствовал это. Повернувшись к товарищу, задорно подмигнул.
  
  - Не журись, и не в такие переплеты попадал и ничего, живу! - прошептал, словно боевики могли его услышать на расстоянии пары сотен метров.
  
  - Огонь!
  
  'Тра-та-та' - оглушительно разорвал тишину автомат старшего казака, через миг ему завторил калашников его младшего товарища.
  
  Кинжальный огонь в два ствола способен в считанные секунды выкосить банду и побольше но боевики попались опытные. Едва первые раненные и убитые кони и люди упали на свежую траву, с дикими воплями попадали с лошадей, банда рассыпалась.
  
  С десяток бандитов и столько-же лошадей остались на земле: мертвые и раненные.
  
  Застрекотали ответные очереди, справа и слева от залегших казаков взлетели осколки камня. Пока еще довольно далеко - еще не нащупали противника, но волки безусловно битые и опытные.
  
  Тщательно прицеливаясь, молодой стрелял, перебегал меж валунов, вновь стрелял по мелькавшим среди камней силуэтам боевиков, стараясь не поддаваться азарту и расходовать патроны поэкономнее - много их не бывает никогда. Боевики ползком приближались к позиции казаков. Противник недостатка в патронах не испытывал, близкое попадание словно нагайкой стегануло каменным крошевом по щеке, сбив прицел. Молодой провел рукой по подбородку - кровь, матерно выругавшись, прильнул к автомату.
  
  Он понимал, что так не может продолжаться долго, - боевики уже оправились от неожиданности и рано или поздно настанет момент когда удача будет на их стороне. Два десятка против двоих: математика наука точная и при всем везении ее не переспоришь. Спасало только то, что в узком ущелье враги не могли зайти с тыла или с фланга. Будь такая возможность - без вариантов покрошили бы из двух десятков стволов. Вся надежда на вертолеты подмоги - в этот момент самое желанное изобретение человечества. Рано еще умирать недолюбив, не заведя собственную семью, не оставив после себя детей. Молодой родился слишком поздно, чтобы собственными глазами видеть, что творилось на Кавказе в 90-е прошлого века, но и рассказов старших хватало чтобы твердо знать, зло не должно вернуться на эту землю.
  
  На холме казаки были как в ловушке - спустишься вниз и, пока добежишь до поворота ущелья, боевики словно в тире сверху расстреляют. Но, во-первых, они и не собираются никуда бежать, а во-вторых боевики понимали, что подмогу казаки уже вызвали. Значит или они в ближайшие минуты прорвутся и растают среди путаницы ущелий или их сметут огнем с боевых вертолетов.
  Вокруг все чаще пули высекали из камней крошку. Молодой пополз к краю холма. Пока нащупают новое расположение пройдет драгоценное время. Двое боевиков нагло вскочили, рванули пригибаясь вперед. Молодой перекатился на бок, вскинул автомат. Сейчас охлажу их пыл...
  Одного боевика он достал. На полпути тот крутанулся от удара в бок, рухнул на землю, но второй успел укрыться за удачно подвернувшимся валуном и короткая, в три патрона, очередь лишь выбила каменное крошево.
  
  - Черт! - раздраженно прошептали губы.
  
  Двое боевиков вынырнули над прикрывавшими их валунами. В руках - обращенные в сторону казаков остроносые трубы одноразовых гранатометов.
  
  Выстрел из гранатомета и автоматная очередь слились. И все ж таки молодой казак успел первым. Очередь шибанула боевика в лицо и отбросила за валуны, однако за миг до того как упокоиться тот успел нажать на курок. За спиной боевика взметнулся пороховой дым и пыль а граната ушла вертикально в небо.
  
  Казак не успел порадоваться удачному выстрелу. Рядом с оглушительным треском рвануло и что-то нестерпимо горячее, острое обожгло, прошило грудь справа и ногу немного пониже колена. Он оглянулся, товарищ лежал на боку, на куртке стремительно набухали красные пятна, лицо покрывалось меловой бледностью и стекленели глаза и это было страшно. Несколько мгновений молодой растерянно смотрел, потом рука метнулась к разгрузке - там был индивидуальный пакет для перевязки. Острая и неожиданная боль молнией пробила израненное тело, казак вскрикнул и мир исчез в тумане обморока...
  
  Гортанно переговариваясь, но не забывая автоматами контролировать окрестности, боевики поднялись на холм. Немного ниже вершины на камнях лежали окровавленные тела. О аллах! Всего двое русских сумели ранить и убить половину отряда. Шайтаны! Ну ничего дайте только пройти через эти горы и доблестные воины джихада покажут неверным, кто здесь хозяин! Одно из тел пошевелилось и ближайший боевик довольно огладил иссиня-черную бороду. Последние мгновения жизни русского будут такие, что даже черти в аду будут ему сочувствовать! Боевик подошел к будущей жертве, тактический ботинок толчком перевернул неожиданно тяжелое тело. Молодое лицо славянского типа, вокруг заспавшихся глаз черные круги, темно-бардовые пятна расплылись на камуфляжной форме.
  
  Боевик присел перед беззащитным телом, одновременно вырывая из ножен клинок и, привычно пытаясь поймать взгляд будущей жертвы. Любил он такие моменты, когда он для гяура-всемогущий аллах, когда только он определяет жить или умереть и если умереть, то как. И тут испачканные кровью губы русского растянулись в победной и немного презрительной усмешке. Это было так необычно, так не соответствовало ситуации что бритвенно-острое лезвие кинжала остановилась на полпути к горлу будущей жертвы.
  
  Губы русского шевельнулись, левая, неповрежденная рука протянулась к боевику, ладонь раскрылась.
  Зеленое, рубчатое 'яблоко' оборонительной гранаты смог бы узнать и новобранец, а боевика никто не мог бы спутать с новичком. Уже пять лет, после подготовки в лагере организации 'Аль-Каиды в Ираке', притаившемся в далеком саудовском оазисе, он занимался своим опасным делом и ни одного ранения. Он даже хвастался этим перед другими боевиками.
  
  Будь у него хотя бы секунда, он получил бы шанс, но не в этот раз.
  
  На вершине холма вспух огненно-черный шар взрыва, тонко просвистели осколки и камни а когда эхо перестало гулять между отвесных стен ущелья, трое уцелевших боевиков, не обращая внимания на собственных погибших и стоны тяжелораненых, скатилась вниз. А еще через считанные секунды бешено нахлестывающие коней мчались по направлению к выходу из ущелья. Растерзанное тело молодого казака откинуло в сторону в заросли кустарника, десятки темных пятен отмечали места попадания осколков, но о чудо! Лицо осталось неповрежденным. Победная и немного презрительная улыбка застыла на мертвом лице, обращенном в сторону, куда убегали 'доблестные' воины джихада.
  
  Слабый шум, совсем слабый, послышался, когда боевикам оставалось еще половина пути. Считанные секунды он нарастал и уже не осталось никакого сомнения - это боевые вертолеты. Прошел еще миг и на фоне бездонно-голубого с грохотом появились хищные силуэты универсальных охотников: двух 'Черных акул' ...
Оценка: 9.19*12  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"