Цепляев Андрей Вадимович: другие произведения.

Тоннель

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
Оценка: 6.29*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ОРИГИНАЛЬНОЕ НАЗВАНИЕ: "КРАУЛЕР" На самом ли деле в московском метро пропадают люди? Наверное, все слышали эту легенду и верили, что это чья-то старинная шутка. К сожалению, в любой шутке есть доля правды, а любая легенда основана на реальных событиях. 2008 год. Москва. В разгар ночной смены бесследно исчезает путевой обходчик. Утром пропадает пассажир. Улик нет. К удивлению следователей, в исчезновении людей работники подземки винят некоего Виталия Косматского, советского шахтера, убитого во время прокладки тоннеля в 1934 году. Той же ночью двое друзей спускаются в старинный бункер на заброшенном заводе, откуда попадают в систему карстовых пещер под городом. Вскоре они понимают, что не одиноки под землей. С числом жертв увеличивается число подозреваемых, но ни стражи порядка в метро, ни похищенные люди под землей, ни военные "Метро-2" не подозревают, с кем на самом деле им придется столкнуться. Перейти на сайт книги - Дом Виталия Косматского

  
КРАУЛЕР
  
ПРОЛОГ
  
  Откуда в сердце этот страх?
  Как ты все это перенес
  И в заточенье не зачах,
  Когда насильственно, взамен
  Живых и богом данных сил,
  Себя средь этих мертвых стен
  Скелетами ты окружил?
  
  Иоганн Гете, 'Фауст'
  
  2008 год, Москва.
  
   Ночью метро напоминает гигантский склеп. Все реже сквозь темные тоннели проносятся пустые поезда. Первыми растворяются в тиши перроны пригородных станций. В центре еще встречаются группы пассажиров, а звуки их шагов эхом проносятся под овальными сводами. Уже к часу тридцати радиальные станции кольцевой линии покидают последние поезда. Патрули милиции обходят обезлюдившие нефы. Закрываются двери наземных точек. Бригады путевых обходчиков ждут, пока в тупики пронесутся резервные составы.
   В короткий четырехчасовой перерыв в подземельях засыпающей Москвы начинается новый рабочий день. Щелкают замки. Открываются двери подсобных помещений. Уборщики смывают грязь миллионов ног с истоптанного камня. Десятки служб приступают к проверкам рельсового полотна, проводят плановые осмотры линий электроснабжения и ремонт тоннельных сооружений.
   Каждый специалист занимается своим делом не подозревая, что за четыре часа в недрах подземного лабиринта может произойти все что угодно. В первую очередь с тем, кто думает, что он в полной безопасности.
  
  
***
  
   В тусклом свете облепленных хлопьями паутины лампочек по тоннелю шли два человека. На обходчиках были мешковатые спортивные штаны и футболки. На груди у каждого висел безразмерный оранжевый жилет со светоотражающими полосами.
   Высокий грузный мужчина с короткой черной бородой держался близко к спутнику, время от времени постукивая острием лома по шпалам. Его напарник, коренастый старик с седыми волосами и сухим изможденным лицом, выглядел уставшим. В руке путеец держал противоударный фонарик. Обходчики шли молча. Старик двигался неуклюже, как механическая кукла. Мутный взор сверлил пустоту впереди. Бородач, напротив, казалось, был чем-то обеспокоен. Он то и дело бросал взгляды за спину и тяжело вздыхал, недовольно покачивая головой.
   Там, куда тянулись две блестящие полосы, в самом конце ребристой трубы виднелся гранитный край перрона станции 'Площадь Ильича'. Впереди из-за поворота доносились голоса и скрежет металла. Там была дефектоскопная бригада, которую они должны были нагнать у 'Марксистской'. В обязанности такой бригады входил мониторинг рельсового полотна с помощью передвижной тележки. Работа не самая сложная, особенно в разгар смены.
   Связки паутины колыхались на теплом ветру. Вдоль вогнутых стен тянулись кабели разной толщины. Переступая со шпалы на шпалу, грузный обходчик все вздыхал. Он совсем недавно устроился на эту работу. Тяжелый воздух, искусственный свет, бесконечные изгибы однообразных тоннелей и коридоров угнетали его. Кроме того, покоя не давала одна история, которую ему рассказали в столовой.
  - Слишком долго возятся, - пожаловался бородач, подступая к напарнику. - Два часа до открытия осталось. Убыстримся, а?
  - Без нас как-нибудь окно закроют. Мы свое отбатрачили, - махнул фонариком путеец. - Доберемся до конца тоннеля и передохнем. Как ты на это смотришь?
  - Хорошо бы, да только работа есть.
  - Какой ты ответственный. Сразу видно - из новых.
  - Так и должно быть сначала. Новичок должен себя проявить.
  - Только не здесь. Оставь все эти глупости на поверхности, - поучал старик. - Одна ошибка и ты для них никто. Я через это прошел.
  - А вдруг я не ошибусь.
  - Ты что робот? Выбрось весь этот шлак из головы. Здесь в тоннелях мы в первую очередь отвечаем друг за друга, и сейчас твой друг говорит тебе, что пора передохнуть.
  - А вдруг узнают?
  - Не волнуйся, Паш, никто нас не хватится. Я знаю несколько укромных мест. Можешь мне поверить. Здесь человека часами искать можно.
  - Или вовсе не найти. - Бородач устремил на старика тревожный взор. - Слышал, еще один обходчик пропал?
  - Опять сказок наслушался? В твоей деревне все такие легковерные? Брешут люди. - Старик пренебрежительно фыркнул. - Тридцать лет работаю в этих тоннелях и ни разу не было случая, чтобы кто-то исчез.
  - Где ты видел, чтобы люди из разных бригад говорили одно и то же?
  - Эх ты, дурак легковерный, - мягко огрызнулся старик. - Эти попугаи повторяют все, что им на язык упадет. Всегда находили 'пропавших', вусмерть пьяных в какой-нибудь дыре или дома под одеялом.
  - Можешь говорить что хочешь, только мне от этого не легче. Не люблю я все эти байки о живых покойниках.
  - Живых покойниках? - переспросил старик. - А разве одно не противоречит другому?
  - Не смейся! Ты знаешь, о ком я говорю.
  - О ком же?
  - О Виталии Косматском.
   Ответом ему был сухой прерывистый смех, больше похожий на кашель. Старик кивнул.
  - Я же тебе уже говорил. Историю про Косматского придумали в 68-ом, чтобы пугать новичков из Службы пути. Тех, кому частенько приходится ходить со станции на станцию попарно или в одиночку.
  - Спорить с тобой не хочу, но...
  - Правильно. Лучше слушай. Был такой шахтер: Виталий Косматский. В 1934 году вместе с другими батраками он рыл первые тоннели под Москвой. Дело это было новое. Многие тогда пострадали. Нехватка воздуха, жара, обвалы... Косматский, однако ж, переплюнул их всех. Точно не помню, как его замуровали.
  - Замуровали?
  - Конечно, замуровали, - ответил старик с невозмутимым спокойствием. - По слухам, его случайно запечатали строители метро во время заложения станции 'Дзержинская' . Говорят, что во время обхода Косматский провалился в какую-то трещину и сломал ноги. Он долго завал на помощь, но там было слишком глубоко, и никто его не услышал. Рабочие тем временем провал забетонировали. С тех пор злобный призрак рыщет по тоннелям столичной подземки и ищет своих губителей.
  - Не-е-ет, - отмахнулся бородач, словно собирался прогнать страх вручную. - Говорят, ему кто-то проломил череп киркой.
   Старый обходчик хрипло рассмеялся, убыстрив шаг.
  - Года не проходит, чтоб ему новую смерть не придумали. Уверен, найдутся и те, кто скажет, что его поездом размазало или током на тот свет унесло. Брехня все это. Сам подумай, как они могли знать, что он провалился в ту трещину и при этом забетонировать ее.
  - Да, странно, но быть может...
  - Под 'Дзержинской' в те годы вскрыли слой плывуна. Действительно пришлось бетонировать многие штреки и упрочнять крепи, иначе все это подземное хозяйство непременно раздавило бы тоннами песка. Никаких трещин и тем более пещер там в помине не было. Почва под Москвой вообще похожа на слоеный пирог, и каждый этот слой можно копать лопатой. Ты здесь недавно, поэтому я вот что тебе скажу, только это серьезно. Действительно, работал в метро уральский шахтер Виталий Косматский. В марте его бригада проводила первый глубокий тоннель под Дзержинской площадью, а потом он исчез.
  - Исчез? Я думал, что его убили.
  - Мало ли что ты думал. С 25 марта 1934 года и по сей день Косматский числится в списках пропавших без вести. У меня свояк работал в архиве. Я сам досье видел. Можно сказать, что он пропал в центре Москвы.
  - Но это странно.
  - Слышал об ОГПУ? - старик провел пальцем по горлу.
   Напарник кивнул.
  - Это моя версия. Не знаю, кому Косматский мог помешать, но за ним, как это было раньше, в один прекрасный день могли просто прийти. Если понимаешь, о чем я. Да, и еще не стоит забывать о том, какому риску подвергается шахтер под землей. Только за время строительства первой ветки ногами вперед вынесли восемнадцать бобылей.
  - Его могло завалить в штреке?
  - Маловероятно, но и такое могло случиться. Может быть, его скелет до сих пор лежит за какой-нибудь стенкой между 'Охотным рядом' и 'Лубянкой'.
   Бородач заметно повеселел, однако полумрак и тишина остались. Тоннель продолжал тянуться вперед, но теперь уже не было видно ни его начала, ни конца.
  - Тогда, что ты скажешь о Петьке? - спросил Павел, стараясь держаться ближе к напарнику. - Говорят, его вторую смену никто не видел.
  - Петька Саврасов? Тот алкаш, что ли? Тут и говорить нечего.
  - Я и не подумал.
  - Не ты один.
  - Но тогда, что с Анатолием? Он мужик порядочный.
  - Анатолий Кипятков? Это тот лось, которому жена рога наставила?
  - Он самый.
  - Сколько его не было?
  - Три смены.
  - Тоже.
  - Думаешь, он с горя спился?
  - Я бы спился, - окончательно повеселел путеец, похлопав сконфуженного бородача по плечу. - Не бери в голову, Паша. Нет в метро никаких призраков.
   Старик открыл рот, собираясь добавить еще что-то, но так и не успел. Вереницы лампочек по обе стороны тоннеля одновременно погасли. Раздался оглушительный грохот.
  - Почему выключили свет? - заволновался Павел, дрожащими руками пытаясь нащупать упавший лом.
  - Ничего удивительного, - донесся сбоку прерывистый голос. - Наверное, опять напряжение скачет. В прошлый раз во время обхода то же самое было.
  - Пойдем скорее.
  - Верно. Нечего здесь торчать. Платформа в десяти минутах. Только под ноги смотри.
   Раздался гулкий щелчок и тьму прорезал желтый луч фонарика. Старик переступил через рельсовую плеть и быстро зашагал между сверкающими полосками металла. Схватив лом, Павел поспешил вслед за напарником. Пятно света выхватывало из темноты ребристые стены с кабеледержателями и почерневшие от мазута шпалы. Во мраке круглый тюбинговый тоннель походил на чрево гигантской змеи. Перемещаться по такому месту даже с кем-то было неприятно. Павел шел спотыкаясь, вдыхая влажный воздух. Иногда вспотевшее лицо ласкал теплый ветерок. Голоса впереди давно смолкли, но обходчик поймал себя на мысли, что слышит какие-то звуки. Сквозь бетон из-под земли доносились глухие удары, и эти удары приближались.
  - Призраков нет. Их нет, - шептал Павел, наступая напарнику на пятки.
  - Чего ты там бормочешь? - ворчал старик, продолжая шарить лучом света перед собой.
   Вдоль путей чернели коробки распределительных щитов и глубокие заделы. Кривой силуэт в одном из таких заделов привлек внимание Павла. В нем обходчик увидел тень от огромной кирки. Он показал ее напарнику, на что тот прерывисто рассмеялся. Фонарик осветил пустой задел и связку кабелей. Раньше тоже отключали свет, но таких галлюцинаций у него еще не было. Павел оглянулся и в тот же миг боязливо попятился.
  - Смотри! - почти прохрипел он, указав ломом в темноту.
   В широкой нише, которую они недавно миновали, с краю темнело что-то большое. Как будто из-за угла торчала засаленная телогрейка или старинный бушлат.
  - Куда?
  - Туда! Там в заделе кто-то стоит.
   Старик сделал шаг вперед. Сощурился. Луч фонарика не достал до темного предмета.
  - Видишь? На нем старая одежда.
  - Это ржавчина. Мы же проходили мимо. Там стоял электрощиток.
  - Но как же...
  - Идем! Ты как ребенок, честное слово.
   Напарник зашагал дальше. Павлу стало не по себе. По легенде, два десятка обходчиков поплатились за самонадеянность, встретившись в темноте с острием ржавого кайло, которой орудовал призрак Виталия Косматского.
   Стихшие на время удары возобновились. Теперь они быстро приближались и раздавались прямо за спиной. Павел уже приготовил лом, собираясь ударить преследователя, когда впереди замерцали огни 'Марксистской'. Тьма рассеялась. Обходчик оглянулся, обнаружив за спиной пустоту. Вытерев лоб рукой, он неожиданно нашел источник зловещих звуков. Стучало у него в висках. Как глупо. Прошел месяц с тех пор как он стал работать в Службе пути. Для сельского человека, выросшего среди полей и лесов, потрясение весьма тяжелое, и все же так лучше, чем жить в одной избе с бабкой-коммунисткой и сердобольной матерью, которая до сих пор отказывается верить, что тебе тридцать два.
   Вычищенный розовый мрамор блестел в свете люминесцентных ламп. Павел шумно вздохнул. Поднявшись по приставленной к перрону шаткой лестнице, они остановились у края платформы. Там старик уселся на лавочку, пристроенную у входа специально для рабочих.
  - Почему здесь свет горит, а там нет? - удивился Павел.
  - Может, профилактика какая. Я вообще-то не электрик.
  - Пойдем дальше?
  - Пусть сначала свет включат. А ты что встал, стахановец? Сядь, отдохни. Успеешь еще осчастливить товарища Г.
   Павел зевнул. С какой радостью он сейчас не уселся, а улегся бы. Лучше на мягкую кровать. Зря он не пошел учиться, когда представлялась возможность. Сидел бы сейчас в офисе с чашкой кофе и в потолок плевал.
   Ход мыслей нарушил металлический скрежет, принесшийся из тоннеля. Дрему как рукой сняло. Павел чуть ли не ногой выбил дверь заслонки и пулей вылетел на перрон. Его напряженный взгляд натолкнулся на сонный взор напарника.
  - Ты сегодня очень странный.
  - Я же говорил, что там кто-то был. Кто-то шел за нами.
  - Ну и что? Даже если и так, что бы он, по-твоему, сделал? Убил бы нас?
  - Не знаю, возможно.
  - Да ты спятил!
   Старик поднялся с лавки и направил луч света в тоннель.
  - Это Серега Кравцов. Он часто ходит один.
  - Без фонаря? Почему он тогда нас не догнал.
   Старик задумался. Действительно странно.
  - Пошли отсюда.
  - Сере-е-ега! - сложив руки рупором, закричал обходчик.
  - Это не он.
  - Да погоди ты, - отмахнулся старик, пытаясь заглянуть туда, откуда исходили звуки.
   Снова послышался скрежет. На этот раз ближе к выходу. Теперь звук был густым и долгим, как будто кто-то с усилием царапал бетонную стену острым предметом. В темноте раздались крадущиеся шаги. За ними последовала тишина.
  - Издевается, леший, - терпеливо произнес обходчик, и неуклюже заковылял вниз по лестнице.
   Сжимая в руках лом, бородач беглым взглядом окинул станцию, надеясь найти в помощь хотя бы уборщицу. К несчастью неф был пуст. С трудом он различал голоса людей, звучавшие где-то наверху у эскалаторов. Бросать напарника Павел не хотел. Звать на помощь было стыдно. Пришлось ему вернуться. Старик к тому моменту уже стоял напротив входа в тоннель, рассекая тьму лучом света.
  - Ну, что там? - спросил бородач, глядя в объектив камеры, установленной над аркой.
   Напарник не ответил, шагнув глубже. Снова раздался скрежет, а за ним смешок. Старик махнул рукой.
  - Вот оно в чем дело. Кажись, объявился твой пропавший.
  - Петька?
  - Точно, он! Опять грязный, как свинья. Комбинезон зачем-то нацепил.
  - Где он? - с облегчением вздохнул Павел, опуская лом.
  - В заделе прячется, шельмец. Привалился к стенке и стоит столбом. В который раз его пьяным пропускают! Меня б давно уволили, но таким дуракам всегда везет.
  - Что он там делает один и без фонаря?
   Коренастый силуэт обходчика растворился во мраке. Послышались удаляющиеся шаги. Потом старик остановился. Было слышно, как он говорит. Внезапно раздался смех, потом тихое шипение, а потом тишина.
   Павел стоял под огнями станции, теряясь в догадках. Посмеялись и хватит. Он подобрался к краю перрона и окликнул старика. За углом, где минуту назад потух свет его фонарика, царила непроглядная тьма. Никакого скрежета и шагов он уже не слышал. Сердце бешено колотилось. Прошла одна минута. Потом вторая. Чувство страха нарастало. Что-то ему подсказывало, что старик уже не вернется.
   Уткнув конец лома в живот, Павел стоял неподвижно, словно пикинер, готовящийся отразить атаку вражеского авангарда. В глубине души он продолжал надеяться, что сейчас из темноты выйдет напарник и в своей обыкновенной шутливой манере начнет над ним подтрунивать.
   Наконец случилось то, на что он надеялся. Впереди из-за поворота блеснул луч света. Когда обходчик достиг станции, Павел опустил лом. Навстречу ему вышел мужик, огромный, как каланча. Тучный и неповоротливый, то ли с родимым пятном, то ли с ожогом на правой щеке, он поднялся по скрипящей лестнице и встал напротив подобно горе, устремив на него туманный взор.
   В руках у толстяка был серебристый фонарик. На широкую грудь натянут оранжевый жилет. Под глазами темные круги. Павел не помнил его имени, знал только, что он из бригады Воронцова и здесь его быть не должно.
  - Ты чего так смотришь? - пробасил здоровяк.
  - Вы кто? - хлопая глазами, пробормотал Павел. - Вы не из нашей бригады.
   Обходчик слегка смутился, но потом усмехнулся.
  - Ну, Юра... Юрий Бычков. Да я тут пролетом, а что?
  - А Игорь где?
  - Какой Игорь?
   Павел по-прежнему смотрел в тоннель. Юрий проследил за его взглядом и пожал плечами. Тут только обходчик вспомнил, что старик часто говорил о каком-то 'меченном омбале' из бригады Воронцова, который вечно сует нос в чужие дела.
  - Не может быть! - воскликнул Павел. - Ты прошел там. Ты должен был их встретить! Они с Петькой ушли туда.
  - Ты говоришь о Петре Саврасове? Это совершенно невозможно.
  - Почему?
  - Его вчера уволили. Мужик новый пылесос с товарищами обмывал. Ну, малец расслабился. Так и пришел на работу. С кем не бывает. Пылесос-то стоящий. С пятью режимами. Могли бы войти в положение. Подумаешь, выпил. Разве это преступление?
   Павел слушал поток слов с открытым ртом и ничего не понимал. Вдруг Юрий умолк и подозрительно сощурился.
  - Может ты тоже того, а?
  - Где Игорь? - дико завопил Павел, выронив лом под ноги монтеру.
  - Не знаю. Успокойся! Ты чего?
  - Нужно позвать милицию! Экстрасенсов! Тут призраки!
   Юрий застыл в изумлении, наблюдая, как бородач неуклюже бежит по перрону, беспорядочно размахивая руками. И куда только смотрит отдел кадров. Домовые, лешие, призраки. Бородатый наверняка был родом из какой-то глухомани. Такие под землей долго не держатся. Интересно, он вообще во Христа верует или в Перуна.
   Юрий не удержался и расхохотался.
Оценка: 6.29*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Дремлющий "Тектум. Дебют Легенды"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Б.Батыршин "Московский Лес "(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) К.Леола "Покорители Марса"(Научная фантастика) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"