Чадова Анелия: другие произведения.

Мое долгожданное счастье

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В процессе. Когда тебе немного под тридцать, а ни мужа, ни детей у тебя нет, не отчаивайся. Все в жизни закономерно, когда придет твое время, тогда и встретишь ты лучшего в мире мужчину. И подарит он тебе свою любовь, и лучшего на свете сына, а после может быть и дочь. А пока, расслабься, поезжай к маме отдохнуть и получай от жизни удовольствие.

  Что может быть лучше проснуться рано утром в хорошем настроении и с блаженной улыбкой на губах? Сладко потянуться и вновь зарыться в тепленьком одеялке? Кстати, здорово, если можно еще кого-нибудь обнять. И это я сейчас не про любимого, единственного и горячо любимого мужа/парня/жениха. Такого, к сожалению, не имею. Но в такое замечательное и солнечное утро, расстраиваться по такому поводу совсем не хочется. Тем более до обоняния доносятся умопомрачительные запахи блинчиков. Мамулечка моя знает, что ее непутевая младшая дочка просто обожает ее блинчики. К тому же есть их только в ее исполнении и только, когда они с пылу с жару. Так, что аккуратно отодвигаем кота, которого все же обняла за неимением мужа/парня/жениха и растрепанная, неумытая и не переодевшаяся, быстренько шлепаю на кухню. Ммм, как же вкусно пахнет. А на столе уже кружечка с горячим чайком. Что еще человеку нужно для счастья? Съесть все это! Вот что!
  
  Тихонечко подкрадываюсь со спины к самому близкому и обожаемому человечку на свете, и, обняв ее, целую в щечку.
  
  - Доброе утро, роднулька! - бодро здороваюсь и, получая свою порцию поцелуя, занимаю излюбленное место за обеденным столом - подле огромного окна, из которого открывается сказочный вид на наш сад. Сад - это мамина гордость и отрада. Все свое свободное время она проводит среди роз, тюльпанов, ирисов и прочих цветочков, название которых я никогда не могла запомнить. Но просто ловила ни с чем не сравнимый кайф просто находясь в нем. Особенно вечером, когда во дворе включали тусклый фонарь, и создавалась иллюзия сказки, неги и волшебства. А аромат ночной фиалки. Что может быть слаще? Лично я не знаю. О, совсем забыла, весною, когда цветут еще и все ягодные кустарники, фруктовые деревья и виноград - создается такая какофония ароматов, что просто не хочется заходить в дом. Поэтому я часто засыпаю на качели. И только вездесущие комары после заставляют меня просыпаться и сонной брести в дом: в кроватку, под тонкое, но такое любимое одеялко и к коту Басилию, неизменно спящему на моей подушке. Эта наглая морда оккупировал мою постельку давно и прочно. Мне даже иногда кажется, что это я подлый завоеватель личного пространства кота, а не наоборот. Но вот парадокс, кот спит на моей постели только в мое присутствие дома. В другое время его любимое место - кресло или моя Анфиска. Анфиска - это моя большая мягкая игрушка - обезьяна, почти в метр длинной и полметра шириной. Анфису мне подарила мамулечка на мой шестнадцатый день рождения. Я когда ее увидела, пищала от радости, как сумасшедшая. Странно, правда, что девочке исполняется столько лет, а она радуется не навороченному телефону, или не золотому колечку, а мягкой игрушке, пусть и такой большой. Ирония в том, что когда я была маленькой, мама не могла себе позволить покупать новые игрушки нам с сестрой. Обычная кукла воспринималась нами на Новый год, как чудо чудное и такое долгожданное. Но в те времена, мы даже не задумывались, что у других детей много игрушек и родители их балуют по поводу и без. Или мы такие сами по себе, или мамочка нас такими воспитала, но мы никогда никому не завидовали, не поддавались на чужое влияние и не слушали чужое мнение. Ты имеешь, то, что имеешь. И, на самом деле, я всегда считала, что главное мама нас любит и уделяет нам столько внимание, сколько может. А игрушки, вещи, сладости - все не важно. Это придет, со временем, но обязательно придет. Но это так, ностальгия. Сейчас, Слава Господи, у нас все хорошо. И мама словно с каждым годом все больше и больше расцветает, жаль, что в гости к ней не получается часто приезжать, как хочется. Но мамулечка у меня понятливая, да и работая воспитателем в детском саду, у нее остается не так много свободного времени. А то, что остается она дарит любимому внучку, дому и саду, конечно, не обделяет и нас сестрой, и зятя за одно. Опять не в ту степь.
  
  В общем, отпуск у меня. Целых две недели. Я вообще не задумывалась, как его проведу. Еще с прошлого года мечтала поскорей бы лето, к маме, к любимым местам, к тишине и покою. То, что доктор прописал.
  
  Вкусненько позавтракав, весело поболтав с мамой, я все же соизволила умыться и привести себя в порядок. Сегодня первый день долгожданного отпуска, поэтому решила сперва хорошенько отдохнуть, а уже после приступить к прополке огорода, побелки сараев и все в таком духе. Старшая сестренка не может пока приехать со своим мужем, запара на работе, что у нее, что у него. Так, что мы решили сами делась всю нужную работу потихоньку. Спешить не куда.
  
  Спустя минут сорок мама пошла работу работать, то есть, деток воспитывать, а я решила прогуляться. Но, настрой изменился, прогуляюсь, но позже. Мне всегда нравилось наше небольшое село. Маленькое, чистое, уютное. Рядом речка, пусть не глубокая, но все же можно и искупаться, и порыбачить, и просто отдохнуть на берегу. Особенно мне нравится сидеть возле небольшого искусственно сделанного порога. Смотря на него и слушая шум воды кажется, что это настоящий маленький водопад. Красиво, умиротворяюще. А еще недалеко от села находится заповедник с небольших музеем и со скоплениями каменных баб. Но, если честно, мне не очень нравится там бывать. Косулю или лисичку можно встретить и с нашей стороны речки - заповедник находится по ту ее сторону. А беркуты и сокола вообще не редкость в наших краях. Но больше всего мне нравятся Совушки, они у нас часто делают свой слет возле магазина. Такие чудные!
  
  Так вот, решила я все же сделать полезное дело и первую половину дня провела за уничтожением сорняка в моих любимых тюльпанах. Тюльпаны - это единственные цветы обожаемые мной. Под них отдан один из палисадников - ранние, поздние, дикие и вообще разные-разные. По-моему это вообще самые лучшие цветы в мире, поэтому, когда мама решила часть из них выкорчёвывать, я стояла за них до конца. Правда самой же и пришлось их пересаживать и облагораживать. Но они того стояли. Моя прелесть!
  
  Сорняк вырван и прополот, а я, приготовив обед, все же собралась на отложенную прогулку. Сперва в лесочек, там так легко дышится, после спуститься к речке, и на ее пологом бережку посидеть, нарвать цветов - маме подарить. Опять детство в одном месте заиграло. До тридцатки рукой подать, а я как маленькая. Но у меня есть оправдание! Я безумно рада - отпуску, приезду к маме, ласковому и теплому маю. Собрала небольшой рюкзачок - вода, пару конфет, влажные салфетки и, конечно же, пирожки с горохом и капустой. Мамулечка вчера их напекла, к моему приезду. Балует. А я и не сопротивляюсь, главное к концу отпуска в колобка не превратиться.
  
  Мама придет только ближе к пяти, так что у меня в запасе есть часа полтора, но на всякий случай написала ей все же СМС. В жизни всякое бывает. Наушники-капельки в уши, музыку по тише и не любимый альтернативный рок, не сегодня. Сегодня хочется чего-то легкого, спокойного - стихи Эдуарда Асадова. Еще одна моя страсть. Особенно когда читает какой-нибудь мужчина с приятной хрипотцой в голосе. Релаксуем друзья!
  
  Дойти я успела... А никуда не успела. Только вышла за пределы нашего села, как так и остановилась. Я уже говорила, что у нас красивая местность, так вот поля у нас переплетаются и оврагами и балками, иной раз резкими обрывами. И первый же овраг находится на выезде из села. Выезд этот не по главной дороге. Дорога грунтовая и ведет в сторону соседнего села и в заповедник. Так вот, иду, никого не трогая, тихонечко повторяю за приятным мужским голосом стих 'И появилась женщина', как взгляд мой замирает на одинокой маленькой фигурке, сидящей на краю оврага. Сердце ушло в пятки. Мозг-то сразу понял, что это маленький ребенок - мальчик. А к детям у меня особое отношение. До рождения племянника я вообще холодно относилась к маленьким детям, но с появлением Тёмыча, во мне что-то изменилось. Я не стала любить всех детей без разбору, но если ребенок мне с первого взгляда приглянулся, я буду обожать его всем своим сердцем. Наверное, материнский инстинкт, впрочем, не важно. Важно, что малыш находился один в таком опасном для него месте.
  
  Подходила я медленно и как можно громче, чтобы не напугать его внезапным своим появлением. Мальчуган явно услышал мое приближение, но головы не повернул.
  
  - Привет! - как можно дружелюбнее поздоровалась я, и присела подле него.
  
  - Здравствуйте - все же соизволив посмотреть на меня, ответил маленький мужчина. Посмотрел и я пропала. Его большие карие глаза пленили меня раз и навсегда. Мне так непреодолимо захотелось прижать этого грустного и одинокого ребенка к себе. Поделиться своим теплом, своей нежностью и лаской. Но, естественно, ничего такого я не сделала, лишь постаралась лучезарно ему улыбнуться. Надеюсь, получилось. А сама внимательно рассматривала его. Про большие карие глаза я уже упомянула, но они все же сделали контрольный выстрел - длинными пушистыми ресницами. Это преступление ребенку, к тому же мальчику, иметь такие глазки! Идеальный разлет черных бровей, маленький прямой носик и немного большеватые, но такие пухленькие губки. Волосы темно русые, коротко стриженные, скорей всего под двоечку, я в этом не разбираюсь. В общем, отбоя от девчонок не будет, когда это чудо подрастет. На вид ему лет шесть, вот только взгляд таких красивых глаз - грустный, осмысленный, взрослый.
  
  - А ты чего с другими не играешь? - после непродолжительного совместного разглядывания друг друга, поинтересовалась я.
  
  - Они со мной не хотят играть. - Смущенно отводя взгляд своим красивых глазок, тихо и явно нехотя ответил он. Речь у него какая-то интересная, не могу понять почему.
  
  - Почему?
  
  - Я... Я плохо слышу. Папа заставляет носить слуховой аппарат, а остальные дети из-за него смеются надо мной. И я... Я не всегда могу правильно говорить. - Взгляд вообще опустился к земле, плечики поникли. То, что ему трудно даются некоторые слова я уже заметила. Но это явно не заикание. Такое ощущение, что он только недавно их выучил.
  
  - А как тебя зовут? - решила соскользнуть с неприятной темы. Мне хоть и скоро тридцать, но с детьми мне трудно общаться, не считая моего племянника.
  
  - Илья.
  
  - А меня Лера. Будем дружить? - искренне улыбаясь, предложила я. Илья удивленно на меня посмотрел. - У меня просто здесь тоже нет друзей. И я бы с удовольствием с тобой подружилась.
  
  -Папа говорит, что нельзя разговаривать с незнакомыми людьми. - Все так же неуверенно сказал Илька, пристально меня рассматривая.
  
  - Так мы же уже познакомились. К тому же тебе нечего бояться, если хочешь, будем играть возле твоего двора, чтобы твои родители нас видели. - Предлагаю, а сама думаю, что с удовольствием дала бы чертей и его папе и его маме. Неужели они не видят, что их ребенку скучно? Неужели не могут уделить ему время или занять чем-нибудь? - Ты где живешь?
  
  - В конце улицы, возле речки.
  
  - В красивом доме из красного кирпича?
  
  Ильяка утвердительно кивнул головой.
  
  - Там моя бабушка с дедушкой теперь живут. Мы с папой приехали в гости, но ему нужно было опять уехать по делам.
  
  Я тоже кивнула, мол, поняла и приняла к сведению.
  
  - Так будет дружить?
  
  - А тебе разве интересно со мной? Я же маленький?
  
  Маленький, но такой серьезный и рассудительный. Мои губы против воли еще больше растянулись в улыбке. Я его уже обожаю.
  
  - Даже не сомневайся в этом. - Совершенно серьезно заверила его.
  
  - А тогда ты со мной порисуешь? Я взял альбом и карандаши, но самому не интересно. - В голосе столько неуверенности, а во взгляде надежды. Нет, я его все-таки затискаю в своих объятиях. Вот привыкнет ко мне, и затискаю.
  
  - Давай. А что будем рисовать?
  
  - М... Машинку?
  
  - Хорошо, давай машинку. Только ты меня будешь учить, как ее рисовать, а то я не умею.
  
  Малыш радостно просиял и достал из своего маленького рюкзачка в виде мишки, альбом, явно не новый и цветные карандаши. Положил себе на коленки. Я, в свою очередь сняла свой рюкзак, и поближе подсев к Ильке, стала внимательно слушать и смотреть, как правильно рисовать машинку. Учитель мне попался толковый, а вот ученик из меня так себе. Моя машинка получилась какой-то корявой, гламурно-розовой и с несимметричными колесами. В общем, кошмар какой-то. Но нам было весело. Илька заразительно смеялся над моими потугами сотворить шедевр, что-то вечно подсказывал, показывал, дорисовывал и с таким восхищением смотрел на меня, что я почувствовала себя настоящим волшебником.
  
  Время неумолимо двигалось к вечеру, мы уже съели все пирожки с конфетами, выпили воду и даже поиграли в догонялки. Если бы вы только слышали, как он заливисто смеялся, когда я его ловила и кружила. Мы быстро привязались друг к другу, и я просто физически с ним не хотела прощаться. Но наступали сумерки, и такие красивые карие глазки вновь стали грустнеть.
  
  - Пойдем домой? - как можно беззаботнее, предложила я. Илька лишь вздохнул и кивнул в знак согласия. Мы собрали все свои пожитки и, собирая по пути в село цветы, направились к дому моего маленького друга. Цветы для бабушки, и нарисованная розовая машинка тоже ей, а вот для папы Илья выбрал самую большую и красивую машину. Я, когда мы ее рисовали, не удержалась, пририсовала на ее дверце цветочек, Илька долго по этому поводу возмущался, но сам же, в конечном итоге, и разрисовал мой тюльпан. И машину назвал точно также.
  
  Илька шел медленно, словно нехотя. И я грела себя мыслью, что ему тоже не хочется расставаться.
  
  - А какие у тебя на завтра планы? Может, сходим на речку? - все же не выдержав нашего молчания, предложила я. Илька вновь просиял и энергично закивал головой, а я расплылась в счастливой улыбке. Уже около его двора нас встретила Илюшкина бабушка - Вера Николаевна. Мы поздоровались, познакомились и немного поговорили. Все это время малыш держал меня крепко за руку. Маленький мужчина мой. Мне очень было интересно, почему за все время, проведенное вместе, он ни разу не вспомнил о своей матери. Но спросить, ни его, ни теперь у его бабушки, я так и не осмелилась.
  
  - Иль, ты приходи ко мне завтра сам, а я буду ждать. Я живу вверх по улице. Дом номер семнадцать. Запомнишь? - присев перед Илькой на корточки, обратилась я к нему. Он кивнул головой.
  
  - Так ты дочка Светланы Петровны? - Полюбопытствовала в свою очередь бабушка малыша. Я кивнула, и мне показалось, что пожилая женщина окончательно успокоилась на мой счет. Мою мамочку знали и любили все. Неудивительно, что и семейство Суходоловых с ней уже знакомы. И про нас с сестренкой, скорей всего уже тоже слышали. Так что мы довольно дружелюбно попрощались, меня даже робко обняли и пожелали сладких снов, и я неспешным шагом пошла домой.
  
  Кузнечики играют на своих скрипках, лягушки на речке им подпевают, а на небо выплывает полная луна. Хороша романтика! А дома мамулечка смотрит укоризненным взглядом, а мне так хорошо и радостно, что хочется танцевать.
  
  - Ма, - обращаюсь я к своему самому любимому человечку, обнимая ее и устраивая свою голову на таком любимом и надежном плече, - а я сегодня с таким мужчиной познакомилась! - с придыхание, на распев, промурлыкала я.
  
  - Где? В нашей глухомани? Не смеши мои подковы. Или ты решила на старичков перейти, раз на сверстников не хочешь смотреть.
  
  - Ну, мамуль, это не я на них не смотрю, это они меня не замечают. Я же не виновата, что уродилась не такой красоткой, как наша Еська.
  
  К слову о моей сестренке. Её зовут Есения. От чего мама так прикололась до сих пор не понятно. Но имя сестре очень подходит. Она словно лучик весеннего солнышка, словно легкий ветерок в летнюю жару. Нежнее и ласковей я не знаю человека. А за ее внешность и утонченность характера зову ее принцессой. Еська наигранно обижается, но я-то знаю, что моей сестренке приятны все мои комплементы и подколы (каюсь).
  
  - Не говори ерунды. Ты у меня куколка! Куда только эти мужики смотрят? Или это ты такая переборчивая, что вероятнее всего. Но ты от темы не увиливай. Что за мужчина? И где ты здесь его откопала?
  
  - Места знать надо! А вообще, иду себе никого не трогаю и вижу - ОН. Так и обомлела от красоты неземной.
  
  - Издеваешься?
  
  - Ни в коем разе. Мамуль, ты только не ругайся и не обижайся, но мой идеальный мужчина оказался... Эх... - Я горестно вздохнула и изобразила грустную мордашку.
  
  - Да не томи!
  
  - Ну, мужчинка он хоть куда, вот только возраст подкачал. Ему где-то около шести.
  
  Мама явно расстроилась. Вот такая у нее младшая дочь неудачница, что поделать. Я всегда знала, что мама за меня очень переживает. В детстве я была не очень общительным ребенком, да и, повзрослев мне так же трудно знакомиться, общаться с посторонними людьми. Все знакомые знают, что я очень позитивный и веселый человек, а вот случайные встречные чаще всего воспринимают меня, как слишком серьезного, замкнутого человека. Порой умной, расчетливой стервой, это не мои слова. Так мне ответил мой бывший одноклассник, когда мы с ним случайно встретились и разговорились. Вот так. Увы.
  
  Ко всему прочему, отношений с противоположным полом у меня практически не было. Неудачная первая любовь и один кратковременный роман. А годики та идут. Мама переживает. Одну дочку пристроила очень рано, благо, что удачно. А вот вторую, ну ни как.
  
  - Мамуль, ну не расстраивайся ты так. Будет и на нашей улице машинка с мороженкой проезжать. И замуж я еще выйду, и внуков тебе нарожаю. Мне же только два..., хотя нет, восемнадцать. У меня еще вся жизнь впереди.
  
  - Угу, с такими темпами быстрей апокалипсис случится.
  
  - Ну, все, не хандри! Давай по пятьдесят капель винца?! Для улучшения кровообращения и настроения!
  
  - Угу, выпьем с горя, где же кружка?! Тащи, давай. Я уже удобно умостилась и вставать не буду.
  
  - А пойдем на улочку, посидим на качеличке.
  
  - Комаров кормить. Нет уж, увольте. Посидим здесь тихо, спокойно. По полстаканчика вина и спатаньки.
  
  
  * * *
  
  Утро было ясным и радостным, настроение прекрасным. Душа пела и плясала, а я хотела творить! Увы, творческим человеком не являюсь, поэтому решила творить на кухне. Раз решила до конца отпуска стать колобком, значит нужно к этому дело подойти ответственно. Вчерашние блинчики мы с мамулечкой отдали моему родному дяде. Он живет через дом от мамы. Его жена, конечно, готовит разные вкусности, но дядя Сема никогда не отказывается от лакомства (может он, поэтому мне напоминает беременного бегемотика?). Пирожки ушли туда же. А чего-то же хочется, вот и решила я на скорую руку приготовить сырников. Я вообще-то творог не очень люблю, но сырники - это святое!
  
  Подпевая тихо играющему радио и подкармливая своего обжорливого кота творогом, я гадала, придет или не придет ко мне в гости мой новый маленький друг. А еще очень хотелось угостить его сырниками с молочком. И чтоб ему понравилось. Пирожки-то ему вчера очень понравились. Он практически сам их и съел. Но пирожки готовила мама, ее готовка всем нравится. А вот я не часто готовлю для кого-то другого, но умею и практикую. Сама себе что-то новенькое приготовлю, сама попробую, оценю. И если, дегустация прошла успешно, могу и родных своих этим блюдом угостить.
  
  Уже дожаривая последнюю партию сырников, услышала детский зовущий меня голос. Улыбка намертво приклеилась к моему лицу, и, позабыв обо все на свете, а именно, готовящихся сырниках, поспешила на улицу. Мое чудо расчудесное стояла возле калитки, но дальше не проходило. Я быстро подбежала, заключила дитятко в объятьях и смачно поцеловала в его вкусно пахнущую щечку. Мой мальчик засмущался, а я только сейчас заметила зрителя нашей встречи. Мужчина. Молодой, высокий и притягательно красивый. Блондин с серыми словно грозовое небо глазами. Ресницы длинные, густые. Прямой нос и пухлые четко очерченные губы. Ммм, какие соблазнительные. А вот одет мужчина был точно так же, как и мой маленький друг - светлые джинсы и белая футболка. Папа - поставил диагноз мозг. Хотя кроме ресниц и очертаний губ, у них ничего общего не было.
  
  - Здравствуйте - мило улыбнувшись, поздоровалась я, но руки Илькиной так и не отпустила. Мужчинка и не думал улыбаться в ответ. Бука. А после его еле заметного кивка в знак приветствия решила - хам.
  
  - Ой, пойдем скорей! - очнулась я, и потянула Ильку за собой. Следовал ли за нами папа, неизвестно. Последнюю партию сырников удалось спасти, что удивительно. Воодушевленная я таким положением дел, обернулась к мальчонку. Тут же увидела и папу. Ну, вот, не ушел. Печалька.
  
  - Илька, сырники будешь? - не переставая улыбаться, спросила я у маленького гостя, внимательно рассматривающего окружающую обстановку.
  
  - Буду. С молоком. Можно?
  
  - Конечно, можно, мой хороший.
  
  Папе предлагать даже не пришлось. В то время пока сын увлеченно смотрел по сторонам, этот молчаливый и незваный гость, уже сидел за обеденным столом и внимательно следил за мной. Зверушкой в зоопарке почувствовала себя. Брр.
  
  Я быстренько накрыла на стол, сама присела возле Ильки и, подперев щечку рукой, наслаждалась картиной - 'Ребенок кушает'. Мальчуган в присутствии папы был, посмелей и понаглее, или это он просто уже так ко мне привык. Но он перестал стесняться и видно получал от своей трапезы истинное удовольствие. Аж мурлыкал! Значит вкусно! Значит понравилось! Ай, какая Лера молодец! Сама себя, как говориться не похвалишь, никто не догадается.
  
  - Лера, а мы на речку пойдем? - поедая очередной сырник, поинтересовался Илька. Губки в молоке, щечка в варенье. Красавчик! У меня уже скулы болели от глупой, счастливой улыбки, но поделать я с собой ничего не могла. Да и не хотела. Увидел лучик - улыбнулся.
  
  - Пойдем, конечно. - Ответила я. - Если твой папа разрешит. - Тут же добавила я.
  
  - А папе можно с нами? - И взгляд такого невинного ангелочка. Папа у нас, что немой? Почему все время молчит и только глазеет? Дырку скоро протрет во мне маленькой.
  
  - Можно.
  
  - А эти оладушки с собой возьмем?
  
  - Возьмем. Только не оладушки, а сырники.
  
  - Угу. И молочка.
  
  - Нет, солнышко, молочко не возьмем, оно может скиснуть. Давай я сделаю сладкого чая или компот открою.
  
  - А компот какой?
  
  - А какой твой самый любимый?
  
  Малыш задумался, а я решилась посмотреть на молчаливого обжору. А как его еще назвать? Уже половину сырников уничтожил. Но, с другой стороны, приятно. Значит нравится. Значит вкусно.
  
  - Клубничное.
  
  - Хорошо, будет тебе клубничное.
  
  - А с кисой можно поиграть?
  
  - Можно. Только не сильно его мучай, чтобы не поцарапал. А я пока соберу нам походный рюкзак.
  
  - Ты подольше бери, папа сильный, все унесет. - Соскакивая со своего места, дал мне совет малыш и погнался за бедным Басилием. Видно кот еще помнил детское 'поиграться' в исполнении Тёмыча.
  
  Я лишь иронически улыбнулась и стала потихоньку убирать со стола. Мой второй гость тоже уже видно утолил свой голод. Теперь сидел со скрещенными руками на груди и сквозь окно наблюдал за своим ребенком.
  
  - Вам чем-нибудь помочь? - вопрос прозвучал так неожиданно, что заставил невольно вздрогнуть. Я удивленно посмотрела на молчаливого доселе мужчину. Ты смотри-ка, разговаривает. И голос такой приятный: властный, спокойный, бархатный.
  
  - В принципе, не надо. Но, раз мы с вами теперь разговариваем. Посоветуйте мне, брать еще что-нибудь кроме сырников и напитков?
  
  - Если вас не затруднит, то можно.
  
  - Полноценный пикник?
  
  - Да. - В подтверждении своих слов, он даже кивнул головой. Но вот, что привлекло мое внимание - на протяжении всего нашего небольшого разговора, он внимательно смотрел на мои губы. Я, конечно же, могла бы подумать, что они у меня такие красивые и соблазнительные, но реально смотрела на мир и не обманывалась. К тому же я уже имела дело с его сыном. Уж слишком они похожи в этом смысле. Илька хоть и носит слуховой аппарат, но все равно неосознанно смотрит на губы во время разговора.
  
  Я еще больше воодушевленная стала думать, чтобы такого с собой взять, тем более бесплатная рабсила в наличии имелась. И эта самая рабсила явно была не против своей эксплуатации.
  
  - Максим.
  
  Да, что ж такое! Я аж подпрыгнула от неожиданности.
  
  - Что простите?
  
  - Зовут меня Максим.
  
  - Ааа, очень приятно, Лера.
  
  И тут он улыбнулся. Да, чтоб мне провалиться! Это ж надо иметь такую греховно-обольстительную улыбку. Самооценка моя уползла ниже плинтуса и поставила в известность, что в этом столетии не вернется. Я рядом с ним смотрюсь обычной зам... Просто обычной. И нафиг он улыбнулся?!
  
  - Я поеду на улицу, присмотрю за Ильей, чтобы никуда не влез.
  
  - Угу. Хорошо.
  
  Оставшись одна, перевела дыхание и вновь вернулась к сбору пикника. Яйца варенные были - это заготовка на очередные пирожки, с луком и яйцом. Нарезала бутербродов, зелени. Даже отыскала котлеты в холодильнике, надеюсь, не столетней давности и пару часов на жаре они переживут. Ко всему этому добавила оставшиеся сырники, перелила в пластиковые бутылки компот, еще в одну набрала воды. Ну и конфет, конечно. Последним достала большое покрывало. Все, я готова. Выглянула в окно. Мои гости сидели на качели и болтали. Максим держал на руках спящего кота. Илька аккуратно его гладил. И так мне понравилась эта картина, что ни словами сказать, ни пером описать.
  
  Написала мамулечке СМС-сообщение и пошла к своим (ага, уже размечталась) мужчинам.
  
  
  ***
  
  На речку мы шли весело. Максим и слова не сказал о тяжелом рюкзаке. Илюшка бегал вокруг нас и звонко смеялся, а я просто млела от счастья. Как легко, оказывается, погрузиться в иллюзию, в мечту. Я всегда мечтала и о любящем муже, и о маленьком сыночке, а потом еще и дочке, и еще можно одного сыночка. Но годы шли, а мечты все не сбывались. Почему? Ведь я не мечтала о чем-то сверхъестественном, но счастье ко мне не спешило стучаться в дверь. После двадцати семи я вообще перестала, и мечтать и ждать. Просто приняла как данность. Не всем суждено быть женой и матерью. Конечно, хандра заглядывала в гости, но долго я ей не позволяла рядом быть и выгоняла поганой метлой. Мило улыбалась все знакомым с их извечным вопросом: ' А чего еще не замужем?' И смотрела в недоумении на встречных мужчин. Так и хотелось у них спросить: 'Что со мной не так? Не уродина. Не гулящая. Хозяйственная. И верная. Почему вам всем так нравятся разукрашенные стервы? Чем я хуже них?' Но, естественно, я никому таких вопросов не задавала, а просто продолжала жить.
  
  И вот теперь я иду в окружении двух импозантным мужчин, и словно вижу себя со стороны. Да, мечты имеют свойства сбываться, вот только моя мечта как-то неправильно сбылась. Совсем не правильно. Или это я так неправильно мечтала? В общем, не суть.
  
  - Лер, а бабушке цветочки понравились. Мы же сегодня ей тоже нарвем? - беря меня за руку и всматриваясь в мое лицо, интересуется мое чудо чудесное.
  
  - Нарвем. - Отвечаю я. - А еще может венок сплести. Ей должно понравиться.
  
  - А мне венок?
  
  - И тебе если хочешь, сплетем.
  
  - А ничего, что я мальчик? - И теперь вопросительно смотрит на отца.
  
  - Если очень хочется, то можно. - Отвечает тот, при этом вновь греховно улыбаясь. Блин, я сейчас лужицей растекусь. Или о какой-нибудь камушек споткнусь. Ну, нельзя так улыбаться. Казалось бы молчун нелюдимый, но притягательный такой, зараза.
  
  - Тогда и папе сделаем!
  
  Я рассмеялась. А вот Максим лишь брови нахмурил.
  
  - Нет, Илюх, мне не надо.
  
  - Почему? - и столько в этом 'почему' было непонимания и изумления.
  
  - Веночки плетут и носят девушки. Иногда можно и маленьким мальчикам. Они тогда на ангелочков очень похожи. - Вместо папы ответила я.
  
  - А я буду похож на ангелочка?
  
  - Ты и есть ангелочек. Маленький ангелочек.- Заверила я его.
  
  Илька лучезарно улыбнулся и еще крепче сжал мою ладонь.
  
  - Значит тебе мы тоже сплетем веночек?
  
  - Обязательно сплетем. И вниз по реке пустим.
  
  - Зачем?
  
  - Ну, а вдруг мой венок доплывет до моего суженого. - Продолжала шутку я.
  
  - С..суженного? А кто это?
  
  - Это тот мужчина, за которого девушка выходит замуж - будущий муж.
  
  - А зачем нам этот суженый? У нас же есть папа. - Вот детская непосредственность, а ты мучайся. И папа, блин, молчун. Приходится самой отдуваться.
  
  - Так у твоего папы уже есть жена.
  
  - Да?- И столько изумления было в этом 'да', что я невольно задумалась: 'где же наша мама, мать ее за ногу?!' В надежде помощи перевела свой взгляд на Максима. Тот шел себе спокойненько, смотрел строго перед собой, но к нашему разговору явно прислушивался. Ууу, вредный, вредный человек! Решила быть тоже вредной и... А что 'и', так и не придумала.
  
  - Ладно. Если ты так просишь, ангел мой, я подарю свой венок твоему папе. - Мило улыбнувшись, пропела я свой ответ. Максим споткнулся, я чуть ли не хрюкнула от удовлетворения, а малыш с криком 'ура' умчался вперед.
  
  Мы уже давно спустились к реке и шли вдоль берега в поисках подходящего места. В принципе, я уже решила, где именно мы устроим пикник. Мое второе любимое место было немного в стороне от людского взгляда. В простонародье мы называли 'Кут'. Почему именно так, мне неизвестно. Но место поистине было замечательным. От дороги нас закрывала небольшая лента лесополосы, а с другой - высокий камыш и кустарники. В детстве мы часто здесь устраивали пикники или играли в 'казаков разбойников'. Детство давно уже прошло, но место так и осталось красивым, уединенным.
  
  - Лера! Лера! Смотри сколько там цветов! - сияя счастьем и довольством, защебетал Илька, стоило нам по тропинки пройти сквозь лесополосы. - У нас получится много-много венк... веночков! И бабушке на букет останется!
  
  - Останется - согласилась я, улыбаясь в ответ детской радости. Илья сразу же стал обследовать неизвестную ему территорию. Мы же с Максимом решили разместиться под одиноко стоящей ивой. Мой компаньон, если его можно так назвать, негромко включил радио на своем навороченном телефоне и присев с одного края подстилки, стал наблюдать за сыном. Я взяла с него пример, и пристроилась с другого края. Вот я же говорила, что мне трудно находить общий язык с малознакомыми людьми. А этот еще попался молчун молчуном. Идеальная парочка, блин.
  
  - Почему не спрашиваешь, почему Илья такой? - Ой, лучше бы он и продолжал молчать, а то нестерпимо захотелось двинуть его чем-то тяжелым
  
  - Какой 'такой'? Такой жизнерадостный? Такой замечательный? Или такой одинокий? Такой грустный? Какой именно вы хотите услышать от меня вопрос? - Из-за чего я так взъелась на него, мне и самой не совсем понятно, но слово, как говориться не воробей. Благо один из нас оказался танком. В смысле таким же невозмутимым.
  
  - Тебе действительно нравится с ним проводить время. - И это был не вопрос. Констатация факта, а раз так, имею право не отвечать. Да, этого и не требовали. - Если, честно, я рад, что Илья повстречал тебя.
  
  А вот теперь удивил. Однозначно удивил. Я даже оторвалась от такой прекрасной картины - 'Илька ловит бабочку'. Для меня, между прочим. Заинтересованно посмотрела на соседа по подстилке (блин, как смешно звучит), и если бы умела, обязательно бы приподняла одну бровь. Чисто в вопросительных целях.
  
  - Ему трудно с кем-то сдружиться. Стесняется слухового аппарата.
  
  - Он так обязателен?
  
  Макс пожал плечами.
  
  - Со временем он может и не понадобится, но, пока, да.
  
  Я промолчала. Вопросов было много. Еще больше претензий. Но кто я такая, что бы здесь воздух растрясать? Хотя хочется неимоверно.
  
  Какое-то время мы молча наблюдали за счастливым Ильей. Пару раз малыш прибегал к нам: компота попить, мне цветочек подарить и попросить одну маленькую баночку для сбора жучков. Пришлось освобождать баночку с солью. На самом деле это баночка была из-под детского ягодного пюре, но лучше емкость под соль я не придумала. А теперь оказывается и хорошо, что именно ее взяла. Максим проделал в крышке маленькие прорези, чтобы воздух поступал и наш маленький энтомолог, с новым энтузиазмом, пошел собирать свою первую коллекцию.
  
  - А где его мама? - Все же не удержалась я от этого вопроса. Именно он интересовал меня больше всего.
  
  - В городе. - Просто ответил Максим. Равнодушно, как-то.
  
  - А почему она с вами не приехала? Работает?
  
  - Лиза и работа? - Макс саркастически улыбнулся. - Нет, эти понятия не совместимые. Мы в разводе. Уже три года. Илья, он... - Максим замолчал, нахмурился, а я приготовилась к самому худшему. - Лиза, она глухонемая... Я, когда мелким был, переболел сильно. Мать со мной сильно намучилась. Я тоже ходил со слуховым аппаратом, поэтому представляю, как нелегко сейчас моему сыну. Даже пришлось изучить язык глухонемых, но мама, она не сдавалась и мы стравились... Я с Лизой познакомился в семнадцать. Любовь с первого взгляда, как говориться. Я всегда знал, что мама не одобряем наших отношений. Злился на нее, думал она против из-за Лизиной исключительности. Оказалось, нет, не из-за нее... Мы когда поженились я стал в плаванье ходить, чтобы семью содержать, ни от кого не зависеть. Со временем купили квартиру, машину, родился Илья. Но Лиза... Она ничем не интересовалась. Дома бардак, есть нечего, да и с Ильей она не занималась. Но взамен требовала много - новую шубку, телефон, поездку на крутой курорт... Я долго ничего не замечал. Или просто не хотел... Я тогда только вернулся с рейса. Дома не был больше шести месяцев, а мой ребенок... Он меня совсем не понимал. И, что хуже всего даже не пытался говорить какие-либо слова. Прежде, говоришь ему слово, он старается за тобой повторить. Злится, но старается. И если не с первой попытки, то со второй, третьей, у него получалось. Здесь же он ничего не понимает и даже аппарат не носит. Я с вопросами к Лизе...
  
  - А она?
  
  - А она считала раз ей так хорошо живется, то Илье так будет тоже хорошо. - Максим повернулся и внимательно посмотрел на меня. - Илья нормальный, полноценный ребенок просто с ним заниматься нужно. - И эти слова для меня подтвердили - Макс очень любит своего сына. Пусть не сразу, но он понял, увидел, взял ситуацию в свои руки. - А возмутительней всего, то, что она сама не хотела водить ребенка к специалистам, так и моей матери не разрешала. Просто не давала ей видеться с внуком.
  
  Максим замолчал и вновь перевел свой взгляд на сына. Сердце у меня не сжалось от такой грустной истории жизни, а вот злость появилась. Так остро захотелось встретить эту мамашу и показать ей кузькину мать!
  
  - Илья часто с ней видится?
  
  - Нет. Мы развелись по договоренности. Я ей квартиру, она мне сына. Я, конечно, не запрещал ей видится с сыном, все же мать есть мать. Лиза... мы словно ей стали не интересны. Она не приезжает в гости, мы не напрашиваемся.
  
  - А Илья? Он же скучает.
  
  - Конечно, скучает, но думаю, он понимает, что маме с ним не интересно. Мягко говоря.
  
  - Лера! Лера, смотри какие я цветы нарвал! Давай веночек плести! - Мой маленький ангел положил небольшой букет мне на коленки и, усевшись рядом, потянулся в сторону чего-нибудь съестного.
  
  Максим, как истинный строгий папа заставил помыть руки, а уж после приступать к поглощению вкусняшек. Слышать слово 'вкусняшки' от такого серьезного человека было не привычно, я бы даже сказала - дико. Но рядом с сыном, Макс словно преображался. Вот он сидит серьезный, хмурый, неприступный, а появляется рядом Илька - словно солнышко сияет.
  
  Пока мужчины предавались уничтожению нашего провианта, я приступила к плетению первого венка. Естественно под пристальным присмотром маленького любознателя и большого надзирателя.
  
  - Иль, кому первому плетем венок? - Поинтересовалась я у малыша.
  
  Он нахмурил свои идеальные бровки и перевел свой неуверенный взгляд с меня на Максима.
  
  - А это будет сильно эго... эго... Пап?
  
  - Эгоистично, сынок. - Подсказал Макс.
  
  - Да, именно так. А это будет сильно эгоистично, если мне первому?
  
  Я вновь не смогла удержать глупую улыбку. Вот чудо мое чудное. И в кого он такой расчудесный? Риторический вопрос.
  
  - Нет, солнышко мое. - Ответила я, и приложила почти законченное плетение к подставленной голове. - Еще несколько цветочков и будешь у нас венценосной особой.
  
  Что может быть лучшей наградой на свете, чем детский смех? Чем счастливые и ясные детские глазки? Чем детские такие крепкие и сладкие объятья? Не знаете? Я скажу - если все выше перечисленное принадлежит твоему ребенку. Но я даже ни на секунду не задумалась, что Илька не мой. Ни тогда, когда он меня обнял в знак благодарности, ни когда запечатлил свой застенчивый, но такой долгожданный поцелуй на моей щеке, ни когда стал красоваться на камеру телефона. Фотки получились замечательными. И напозировавшись, мой маленький ангелок побежал собирать новую партию цветов.
  
  - Мама вчера мне все уши прожужжала о твоей матери. Она работает воспитателем в детском саду? - Видно кого-то пробрало на 'поговорить'. Я лишь кивнула в знак согласия. - Ты здесь живешь?
  
  Я все-таки не удержалась и перевела свой удивленный взгляд на Макса. Кто-то стал интересоваться мной обычной?
  
  - Нет. Я к маме приехала на время отпуска.
  
  - Надолго?
  
  - Ну, он начался у меня только вчера. А так, положенные четырнадцать дней мои.
  
  - Значит, ты здесь будешь где-то до седьмого июня?
  
  - Выходит так. - Согласилась я, не понимая, к чему он ведет.
  
  - Мы сегодня вечером с Ильей уезжаем.
  
  Мое хорошее настроение помахало мне 'пока' и свалило нафиг, а 'подленькая' душенька вылезла наружу, оценила ситуацию и вынесла вердикт: надо этому противному типу, что-то сломать, например, машину - тогда точно останутся здесь еще на какое-то время. Я с ней была полностью согласна, но портить имущество категорически отказалась. Мысленно предавалась жалости к себе, и молча продолжая выжидательно смотреть на этого вредного мужчину.
  
  - Мы вернемся в пятницу вечером или в субботу с утра. Я понимаю, что не нужно поощрять ребенка, но он вчера весь вечер и сегодня с утра с таким воодушевлением говорил о тебе, что я не мог отказать ему. Обещал попросить твой номер телефона и твои заверения ждать его.
  
  Я просияла. 'Подленькая' залезла обратно в норку, а хорошее настроение с новой силой наполнило меня. Ты ж мой лапочка! Ты ж мое солнышко! Ты ж мое счастьечко! Естественно я дала свой номер телефона, а когда подбежал Илька с охапкой цветов, заверила его, что непременно буду ждать его приезда и с радостью буду общаться с ним по телефону. Мое маленькое счастье так растрогалось, что больше никуда не захотел убегать. Пристроился под моим бочком и с интересом наблюдал за процессом плетения очередного венка. Бедненький мой малыш, как же ему не хватает женского внимания. А мне маленького чуда рядом.
  
  - А когда мы вернемся с папой опять придем сюда?
  
  - Придем.
  
  - Хорошо - удовлетворительно вздохнул Илька, и прикрыл сонные глазки. Набегался, намаялся. Я умилительно улыбнулась и отложила не законченный венок в сторону. Малыш еще минуту поборолся с сонливостью и сладко засопел. Я не удержалась и на мгновение прижала маленькое тельце к себе. Вдохнула его сладкий запах. Так пахнут только маленькие детки - молоком и счастьем.
  
  Максим уже был на ногах. Что ж хорошего понемножку. Передала ребенка отцу и стала тихонечко собираться. Недоплетенный венок все же выбросила в реку, авось суженный все же подберет. Фантазия разыгралась, и я представила, как Макс передает мне спящего ребенка и прыгает в реку вслед за венком. Сама придумала, сама улыбнулась. Уж кто-кто, а Максим точно не способен на безрассудные поступки. По крайней мере, теперь. Эх, такая фантазия пропадает.
  
  Обратно мы шли молча. В рюкзаке кроме покрывала и пустых контейнеров больше ничего не было, поэтому я настояла, на том, что понесу его сама. Макс немного поворчал, но согласился. А на входе в село распрощались. На сегодняшний вечер у меня была запланирована прополка еще одного палисадника. Запланировала я ее, пока шли домой. Думать о чем угодно, лишь бы не об отъезде Ильки. Максим пообещал, что они заедут попрощаться на том и разошлись. Он вниз по улице, я вверх.
  
  А дома меня накрыло отчаяние. Как, вот как я так быстро умудрилась прикипеть к этому маленькому ангелочку? Минут двадцать я промаялась, а после все же решила заняться полезным делом. Максим обещал, что они заедут попрощаться, следовательно, у меня в запасе есть часа три. Я замесила и поставила тесто. Сварила яйца, нарвала и порезала лук. И вновь образовалось 'свободное' окно. Недолго думая приступила к приготовлению горохового супа. У нас с мамочкой на его счет есть общий пунктик. Мы любим его кушать вприкуску с луком и копченым салом. В сам суп я никогда не добавляю ни мяса, ни колбасу, ни чего-то еще. Горох у меня всегда так разваривается, что получается суп-пюре. Так что буду сегодня мамулечку свою баловать любимым супчиком и пирожками.
  
  Я как раз только развернула военные действия против сорняков в палисаднике напротив дома, когда у моего двора остановилась большая белая иномарка. Я разогнулась, окинула оценивающим взглядом машинку и горестно вздохнула. Мда, Мерседес G-класса это вам не обычная отечественная Лада. Чего-то еще горестней стало. Но стоило вылезти из этого монстра Ильке, я обо всем забыла, и уже через мгновение обнимала свое личное солнышко. Я уже скучаю по нему. Как же прожить предстоящие три дня?
  
  - Лера, отпусти его. Он тяжелый.
  
  Мы с Илькой в недоумении посмотрели на подошедшего к нам серьезного Максима. Мальчуган крепче прижался ко мне, и я в успокаивающем жесте погладила его по спине. Да, не пушинка, но отпускать не хочется.
  
  - Лер. - А взгляд-то, какой нравоучительный. Я вздохнула, и поставила Ильку, на близь стоящую скамейку, так что малыш оказался выше меня, ему явно это понравилось.
  
  - Лера, а какой тебе привезти подарок из города? - Не выпуская меня из своих маленьких, но таких крепких объятий, спросил Илья.
  
  - Себя - С готовностью ответила я. - Мне больше ничего не дано. Ты главное сам возвращайся.
  
  - А может еще цветочек?
  
  - Нет, хороший мой, цветочков у меня и так много. Привози себя.
  
  Илька нахмурился и вопросительно посмотрел на своего отца. Макс одобрительно улыбнулся.
  
  - Мы что-нибудь придумаем. Будет подарок-сюрприз. А теперь прощайтесь, нам пора.
  
  Я уже хотела расцеловать Ильку и посадить в машину, но вовремя встрепенулась и, попросив их подождать минутку, помчалась на кухню. И только выходя с гостинцами, я невольно замедлилась. Стало неловко. Илька уж точно обрадуется. А Максим? Посмеется? Хотя какая мне разница, я для своего чуда старалась, а не для молчуна. Вот! Себя успокоила и с лучезарной улыбкой поскакала горной козочкой обратно к мужчинам.
  
  - Я, конечно, знаю, что Вера Николаевна вас не отпустила с пустыми руками, но и сама не удержалась. - С этими словами я передала плетеную корзинку явно удивленному Максиму.
  
  - Спасибо.
  
  - Лера! Лера, а что там? - прыгая вокруг папы, и суя свой любопытный носик вовнутрь корзинки, спросил Илька.
  
  - Пирожки - Скромно улыбнулась я и улыбнулась детской радости.
  
  - А гостинец на одного или мне тоже можно пристроиться? - Полюбопытствовал Макс.
  
  Я украдкой посмотрела на него. Вроде не издевается. И ответила, что на двоих. Теперь и этот сверкал довольной мордочкой. Да, что ж такое. Они решили с ума свести меня своими умопомрачительно одинаковыми улыбками? Но хорошее всегда имеет свойство заканчиваться. И моим (ага, один так точно мой) мужчинам нужно было уже ехать. Мы еще раз пообнимались с Илькой. Я заверила, что буду с нетерпением ждать его возвращения и пообещала всегда держать телефон рядом с собой. Сдержанно попрощалась с Максимом и они уехали. Работать враз расхотелось. Я присела на скамейку и уставилась невидящим взглядом вдаль - туда, где скрылась белая машина. Сидела я так долго, минут пятнадцать-двадцать точно. А после мысленно дала себе пинка под пятую точку и принялась за прерванную работу. В скором времени пришла и мама с работы. Я как раз закончила свою ожесточенную войну с сорняками, и мы приступили к обжорству. Я уговорила маму поддержать компанию, и мы вновь приняли на грудь по пятьдесят капель красного домашнего винца. Ммм, хорошо!
  
  
  ***
  
  Дни летели стремительно быстро. Я не позволяла своей хандре полностью овладеть мной и нагружала себя работой. За что я люблю свой отпуск, так это за предоставленную возможность заниматься домашними делами. Для того-то это не отдых, а я получаю настоящий кайф от такого времяпровождения. И возвращаюсь на работу, как никогда посвежевшая и довольная. Так, вот в это раз я поняла, что иду на золото. Мамулечка только возмущенно ворчала на меня, но тихонечко и очень редко. Она видела, как я сильно скучаю по своему чуду расчудесному и прекрасно знала, что только работа может меня удержать от апатии и хандры. С Илькой мы разговаривали каждый вечер. Он подробно рассказывал, как провел день, я рассказывала о своем дне. Потом мы строили планы на будущее и прощались. В четверг он поставил меня в известность, что папа уже купил для меня подарок. Что именно не признался. Остается надеяться, что что-то не дорогое. А вот в пятницу все пошло не так. Утром я разбила свою любимую чайную чашку, поплакала малость, и поставила маму в известность - с нее новая чашка. В обед обожгла руку, а вечером позвонил заплаканный Илька. После продолжительных попыток успокоить свое солнышко, я так отчаялась, что решилась на крайние меры.
  
  - Иль, а папа где? - Настойчиво спросила я.
  
  - Здесь где-то - недовольно пробурчало мое чудо. Ну, хоть какие-то слова. Уже хлеб.
  
  - А дай ему телефон - Вновь строгим голосом потребовала я.
  
  - Зачем? - настороженно.
  
  - Ну, ты же не хочешь со мной разговаривать, вот я и решила поговорить с твоим папой.
  
  - Нет, я хочу разговаривать!
  
  - Дай папе телефон. Я с ним минутку поговорю, а ты за это время успокоишься, и мы нормально поговорим.
  
  - Обещаешь?
  
  - Да.
  
  Было слышно, как мой малыш куда-то идет, открывает дверь и в следующее мгновение мне в телефон четко говорят 'да' - это я так понимаю вместо приветствия.
  
  - Здравствуйте, Максим. - Голосом строгой училки, начала я.
  
  - Здравствуй, Лера. - От его интерпретации моего имени в его исполнении стадо бешенных мурашек пробежали кросс вдоль моего позвоночника. Вот же ж...
  
  - Что у вас произошло, позвольте у вас узнать? - Придерживаясь официального тона, продолжила я. По ту сторону телефона вздохнули.
  
  - Лер, а ты не можешь к нам приехать? - Поверг меня в полнейший шок, этот... обладатель сексуального голоса. Тут я тоже не сдержала вздоха. И он явно не был трагическим.
  
  - Нет. - Я танк! - В чем суть проблемы?
  
  - У Ильки истерика хочет к тебе.
  
  - Так вы же уже завтра приедете.
  
  - В том-то и проблема. Объявились другие Ильи бабушка с дедушкой. Они хотят взять его к себе на неделю. Я не могу им отказать.
  
  Блииин. Эх, жизнь моя, жестянка!
  
  - Я чего-то не пойму. Даже если я приеду, Илька будет в гостях.
  
  - Будет, но я смогу его забрать на несколько часов.
  
  - Максим, я не смогу приехать. - Сказала и сама себя возненавидела за свои слова. Мой мальчик скучает, а я... Дура я.
  
  - Почему? - Голос прозвучал приглушенно, как будто Максим и сам расстроился из-за моего ответа. Хотя, конечно же, расстроился. У него ребенок истерит.
  
  - У меня осталась отпуска всего неделя, а работы еще не початый край. Я должно, хоть немного маме помочь. Извини, но, нет.
  
  Максим молчал, но и не отключался - уже плюс. Я усиленно думала, искала выход с этой поганой ситуации, и ничего не лезло в мою 'светлую' головушку.
  
  - Илька успокоился? - прервала я ваше обоюдное молчание.
  
  - Да.
  
  - Дай мне с ним поговорить.
  
  Максим позвал Илью, а я все продолжала думать.
  
  - Да? - Вот парадокс, внешне они почти не похожи, а манера разговора по телефону и повадки у них одинаковые.
  
  - Иль, я не приеду. Ты только не плачь, а выслушай меня внимательно. Ты должен поехать погостить у своих бабушки с дедушкой. Но им обо мне не рассказывай.
  
  - Почему?
  
  - Они могут подумать неправильно. Могут не поверить в нашу дружбу. - На самом деле я переживаю, что они могу устроить Максу выяснение отношений: кто я, откуда и с какими претензиями. - Ну, или скажи, что мне лет девять. Хорошо? - Ага, девять, разве что если убрать двойку спереди.
  
  - Да.
  
  - Вот и хорошо. Ты даже оглянуться не успеешь, а неделя уже пройдет, и мы вновь увидимся.
  
  - Мы все же приедем к тебе? - С надеждой спросил Илька.
  
  - Скорей я к тому времени вернусь в город. - Улыбнулась я.
  
  - Лер, я скучаю.
  
  Знал бы ты, мой хороший, как я скучаю. И почему жизнь такая несправедливая? Больше всего переживаю, что пока я приеду в город, он обо мне и не вспомнит. Теперь вряд ли мы будем по вечерам разговаривать. Как я без него? Как я без наших ежевечерних поболтушек? Предательница слеза уже хотела скатиться по щеке, но я со злостью стерла ее и, придав голосу энтузиазма, ответила своему чуду расчудесному:
  
  - Я тоже скучаю.
  
  - Лер, а почитаешь мне сегодня сказку? Маленькую, пока я не усну.
  
  - Конечно.
  
  - А про гадкого утенка у тебя есть?
  
  - Да. - Я улыбнулась, когда-то моему племяннику тоже эта сказка очень нравилась. Ему каждый раз так жалко было утенка, и так радовался в конце его перевоплощению. Пока я брала нужную книгу и искала сказку, Максим помогал Ильке укладываться в постельку, включил громкую связь и дал мне добро. Я приступила к чтению. А сама сижу и думаю. Какая у моего солнышка комната? Много ли у него игрушек? Удобная ли кроватка? Спит он при свете светильника или нет? А есть ли комнатные цветы у него? Мозгами я понимала, что с таким папой и бабушкой, у мальчика все самое лучшее, но все же... Сказка подходила к своему закономерному завершению, мой телефон не издавал ни звука. Уснул мой мальчик? Нет? Может еще что-нибудь почитать? Хорошо хоть спеть ему песенку не попросил. Нет, детских песен и колыбельных я много знаю, просто медведь потанцевал по моим ушам, а бегемот попрыгал по горлу. Эх, всегда расстраивалась по этому поводу. У меня мамулечка очень красиво поет, она раньше в хоре пела, а еще играет на фортепиано. На нас сестрой природа решила отдохнуть, к сожалению.
  
  Сказку я все же дочитала. Замолчала и только хотела тихонечко позвать Ильку по имени, как спокойный голос Максима оповестил, что Илька крепко спит. Он что тоже сидел слушал? Засмущал, блин. Мы тепло попрощались и я отключилась. Спать совсем не хотелось. Я так ждала завтрашний день, а теперь все пустое. Думать и расстраиваться еще больше не хочется. Я заставила себя встать и побрела побитой собакой к мамочке. Моя самая лучшая мамочка на свете уже лежала на расстеленном диване и смотрела 'Разрисованную вуаль'. Потрясающий фильм. Я умастилась под 'крылышком' и сосредоточилась на фильме. Всегда в конце плачу, но все равно смотрю его снова и снова. Почему? Не знаю, вот книгу я так не люблю, как фильм, хотя обычно наоборот происходит.
  
  - Ты почему такая грустная? - шепотом спросила мама, на мгновение, отрываясь от красивой картинки на экране телевизора.
  
  - Они завтра не приедут. - Так же шепотом ответила я. Мамулечка только поцеловала меня в лоб. Молчаливая поддержка. Обожаю свою мамочку. Я еще крепче прижалась к родному человеку и все же не удержала одинокую слезинку.
  
  ***
  
  Думаете, я долго хандрила? Как бы не так! Уже следующим утром я проснулась счастливая и полная энтузиазма. Жизнь прекрасна! У меня самая лучшая мамочка на свете. У меня самая любимая сестра на свете, которая, к тому же, и единственная настоящая подруга на этом же свете. У меня самый замечательный и горячо любимый племянник на свете. У меня самый лучший брат-приколист на свет (братом я называю мужа своей сестренки). А теперь, к этому списку, прибавился и самый настоящий ангел. Мой маленький и безумно любимый ангелочек. И даже его вредный, молчаливый папа мне нравится. Что еще нужно человеку для счастья? Да, сегодня мой ангел ко мне не приедет. Но это не трагедия, не конец света. Солнце не перестало светить, а луна завораживать. Просто наша встреча переноситься на недельку. Что неделя по сравнению со всеми теми годами, пока я его не повстречала? Песчинка в пустыне. Капелька в океане. Неделя пролетит, как одно мгновение, я вернусь в город, и пусть не сразу, но обязательно поеду в гости к своему счастьечку. Или он ко мне приедет.
  
  Так что, зарядившись энергией в виде ароматного свежесваренного кофе, принялась за работу. В этот раз я принялась за покраску забора. Он у нас обычный - деревянный, но почему-то не хотим его менять на современные - навороченные. Так вот, крашу себе тихонечко, горланю песни Linkin Park и тут как заверещу. Ну, а вы бы что сделали, если бы к вам сзади подкрались и 'ласково' так хлопнули по плечу? Вот и я заверещала и уже обернулась, чтобы высказать обидчику пару 'ласковых', как вновь заверещала. Теперь уже от радости. Передо мною с улыбкой сытого гиппопотама стояла моя закадычная школьная подруга - Галка Сорокина. Чего мы только с этой ведьмочкой не делали в школьные годы! Нет, вы не подумайте мы не буянили и не шкодничали в школе. Во все свои истории мы вляпывались вне ее стен. То пошли на рыбалку и чуть ли не утонули. Вместе. Осенью. Благо на тот момент я хоть как-то могла худо-бедно плавать. Но ангина была нашей. То Галка повисла вниз головой на заборе бабы Моти - это мы так 'удачно' слазили за клубникой. То решили научиться нырять с большой высоты. То ли мы такие 'везучие' были, то ли мост (точнее сказать деревянная кладка) - место пыток гестапо, но в результате у Галки весь кончик поцарапан, а у меня нога пробита. И это только начало наших похождений. Но, не суть, в общем.
  
  И вот теперь это чудо белобрысое стоит передо мною в красной кожаной юбке, такого же цвета корсете и на охренительных шпильках. Как, вот как она ходит на этих ходулях? Смотрелась бывшая одноклассника эффектно, особенно в сочетании с боевым раскрасом. Ммм, пальчики оближешь.
  
  - Чего старушка так орешь? - обольстительно улыбаясь, пропела Галка.
  
  - Так я от радости, детка. Блин, супер выглядишь. Была бы мужиком утащила бы уже в кусты.
  
  Галка рассмеялась и полезла обниматься. А я что? Я ничего, если моя ботаничка не додумалась, что я вся в краске - это ее проблема. К слову сказать, Галина действительно закончила школу с золотой медалью и своим умом. И теперешний ее внешний вид очень отличается от тогдашнего. Очень отличается.
  
  - Спасибо, дорогая! Как ты? Замуж вышла? Спиногрызов нарожала?
  
  - Куда мне с моей серой внешность. - Отчаянно вздохнув, пожаловалась я.
  
  - Ну да, ну да. Тебе бы только прибедняться.
  
  - Чего это сразу 'прибедняться'? - Возмутилась моя светлость. - Между прочим это не я щеголяю по нашим колдобинам на пятнадцатисантиметровых ходулях. Ты откуда такая красивая вылезла? Так, пока молчи, пойдем на кухню, чайку хряпнем.
  
  - А чаёк будет красненький или беленький? - и такими невинными глазками хлоп-хлоп. Вот артистка.
  
  - Чаёк будет черненький. Галка, имей совесть двенадцатый час дня, рано еще пить.
  
  - А потом будет уже поздно. Не жадничай давай. Ты спонсируешь вино, я шоколадный тортик.
  
  И тут-то, как говориться, я заметила 'маленькую' такую коробочку.
  
  - Ладно, уговорила.
  
  В общем, мы сообразили небольшой банкетный столик и расположились у нас в саду.
  
  - Вот, теперь повествуй. - Милостиво разрешила я, когда мы выпили за встречу.
  
  - Да, в принципе, нечего рассказывать. Он оказался нудным скупердяем. - Тяжко вздохнув, поведала Галка.
  
  - Угу, как и все предыдущие. И что ты решила?
  
  - Ничего нового. Подала на развод. Съездила в Таиланд - отпраздновала свою вновь обретенную свободу...
  
  - И там встретила свою следующую настоящую и единственную любовь?
  
  - Если бы. Так пофлиртовала то с одним, то с другим, но ничего интересного.
  
  - Когда ты уже остепенишься гулена?
  
  - С чего это я должна остепеняться? Я же не виновата, что мне попадаются одни придурки. И вообще, если мужик баб меняет - это нормально, а если девушка все никак не может одного выбрать, значит все - блядь. Где справедливость? Да я спала только со своими мужьями! Не считая моего первого мальчика.
  
  Опять же к слову сказать. От этого первого мальчика у нее был сынуля - точная копия своей мамы, только не голубоглазый блондин, а кареглазый.
  
  - Сорокина не езди мне по ушам. Я же не критикую тебя, просто мне хочется, чтобы ты была под боком. А не появлялась раз в год - после очередного развода.
  
  - Знаешь, Лерка, мне бы действительно хотелось повстречать того единственного. Но, чтобы он был властным. Сказал, как отрезал, а не мямля мямлей. А они в основном сейчас все такие. Хочется почувствовать себя хрустальной принцессой, а не огонь бабой - и в избу на коне или коня на себе. В общем, как только я своего брутала встречу, так сразу и перестану смотреть по сторонам и искать приключения на свои нижние девяносто три.
  
  Мы вновь выпили. Тортиком закусили. И снова выпили. Обожаю холодное вино. Какая-то в нем своя изюминка. Особенно, если сперва это вино готовилось, как глинтвейн.
  
  - Ну, а ты, так и хранишь свой целибат?
  
  - Сорокина, я все же тебя ударю! Ничего я не храню. Я не виновата, что являюсь для мужчин невидимкой.
  
  - Рассказывай сказки кому-то другому.
  
  - Галь, я честно говорю. Ко мне мужчина подходил знакомиться в последний раз года три назад.
  
  - Ууу, как все запущено. Решено, сегодня идем на дискотеку.
  
  - С дуба рухнула? Нам по сколько лет?!
  
  - Ой, не начинай. Тем более наши сегодня собираются. Вот и тряхнем стариной. И знаешь, кто там будет?
  
  - Не уверена, что мне интересно.
  
  - Зря. А вот он о тебе уже спрашивал.
  
  - Только не говори, что Семыкин? - взмолилась я.
  
  - Хорошо, не скажу. Но ты у меня сегодня будешь куколка. И не спорь.
  
  - Угу, с тобой поспоришь.
  
  Вот здесь я должна немного объяснить. Александр Семыкин наш одноклассник. Красавчик брюнет с офигительной улыбкой и фигурой. В школьные годы он был звездой нашего класса и моей первой симпатией. Естественно он знал, что мне нравится и бессовестно этим пользовался: то домашку списать, то контрольную за него сделать. Симпатия это прошла под конец одиннадцатого класса. А вот у него наоборот расцвела аки цветочек. Ага, ромашка. Он даже пару раз позвал меня на свидание - я категорически отказалась. Когда в человеке видишь все его недостатки, как-то ничего уже и не хочется. Тем более я всегда знала, что Саша бабник еще тот. И нужна я ему была только для галочки - в тот период нашей жизни. А вот когда мы встретились спустя семь лет после окончания школы, вот тогда я ему действительно приглянулась. Но, не судьба, я вновь ответила отказом. Почему? Вот такая я, и тогда не поверила ему. Галка потом мне весь мозг 'полюбила'. Я покивала-покивала, мол, приняла к сведению, но осталась при своем мнении. Мнение мое заключалась в следующем: если мужчина говорит, что пьет только потому, что ему скучно, он будет пить дальше, какой бы ты замечательной не была. И не надо говорить, что ты мало прилагаешь усилий, чтобы помочь измениться человеку. Таких примеров у меня вагон и огромная тележка. А Сашка был именно с этой категории людей. Жаль, как человек он был замечательным, а вот стоит выпить - придурок придурком.
  
  Но, не смотря на все это, мой пьяный мозг решил сегодня оторваться по полной. Галка мне в помощь. В общем, пока мы собирали меня, оприходовали бутылочку винца и начали вторую. Мамулечка моя была в шоке, но ничего не комментировала. Я даже ей предложила с нами пойти. Мне деликатно отказали и взамен попросили быть благоразумной. Это мы умеем, это мы практикуем. Иногда.
  
  Сбор бывших одноклассников был назначен на восемь часов вечера у входа в клуб. Мы с Галкой к тому времени были уже при параде. Ну, подруга уже приехала ко мне такой, а вот меня она одела в бежевое, облегающее платье длинною чуть выше колен. Так как вечерами еще прохладно, захватила с собой модный пиджачок и обула туфли на небольшом каблуке. Галка нарисовала мне лицо. И посмотрев на конечный результат, я даже сама себе понравилась. Вот что делают вино и умеющие руки.
  
  Компашка наша была не возле клуба, а уже заняли три столика в самом клубе. Пили, болтали, смеялись. Мы с Галиной произвели фурор. Точнее фурор произвела Галка, а я так, в сторонке постояла, а потом и присела. Рядом с Семыкиным. А вот Галинка, согнала Юльку и уселась подле Артемки. Тёмка Ольшанский был мальчик-лапочка. Во-первых, внешность у него была модельная. Высокий блондин с зеленными глазами и пухлыми губами. Но внешностью своей он пользоваться не умел. И тут место, во-вторых, Тёма был очень скромным парнем. Он так мило краснел и тупил свои глазки, просто милота милотой. С чего бы это Галка решила на него бросить свой глаз - непонятно, всю школу она с него смеялась. По-доброму, по-дружески, но все же. Даже, кажется, пыталась с кем-то его свести. Чем вся та история закончилась, честно не помню.
  
  В общем, от водки я категорически отказалась. Санька уговорил меня на стаканчик пива, я согласилась, и цедила этот стаканчик на протяжении всего вечера. Сидели мы хорошо, а плясали еще лучше, вот если бы еще Семыкин так навязчиво не клеился, было бы вообще замечательно. К двенадцати вечера остались только не женатики, то бишь мы с Галиной и трое Александров с Тёмкой, но пьянка продолжалась, без моего посильного участия. Галка откровенно висела на Ольшанском, бедный Артем уже даже перестал краснеть от частых перешептываний с Галькой. О чем они там так увлеченно разговаривали дословно неизвестно, но явно договорились до чего-то хорошего. Тёмка светился лампочкой Ильича на очередном медляке. Даже осмелился и опустил свои ручонки пониже талии. Я такой вольности Семыкину не разрешила, хотя все медляки были наши. А его нашептывания о том, какая я замечательная и сексуальная, так вообще бесили.
  
  - Лерк, а пошли ко мне, предки укатили на море. Весь дом в нашем распоряжении. - Внес Саша очередное бредовое предложение. Я окончательно вышла из себя, и от всей доброты своей душевной наступив ему на ногу каблуком, прошествовала в уборную. Пора собираться домой. Галька тут же проследовала за мной. Оперевшись своей пятой точкой об умывальник, скрестила на своей выдающейся груди руки и недовольно посмотрела на меня.
  
  - Ну и чего ты морду воротишь? Лерка он вечно за тобой бегать не будет.
  
  - Его никто не заставляет. - Недовольно проворчала я.
  
  - Дура ты. Не хочешь отношений с ним, так просто приятно проведи время. Ночь-две, тебе что плохо.
  
  - Галь, не беси меня. И вообще, я домой ты со мной или еще останешься?
  
  - Останусь. - Галина предвкушающе улыбнулась. - Знаешь, я только сегодня рассмотрела какой Артёмка секси. Да и вообще...
  
  - Ясно. Ну, тогда не поминай лихом, я пошла.
  
  - Может передумаешь? Сашка под дверью тебя точно ждет.
  
  - Вот ты его сейчас и отвлечёшь, а я мышкой проскочу. Ничего я не хочу, тем более с ним.
  
  - Ну, как знаешь.
  
  Угу, знаю, знаю, что дурная моя голова вспоминает совсем другого мужика. Нет, не мужика - мужчину. Молодого, импозантного и молчаливого. Вот же ж, напасть.
  
  Блондинка хорошо выполнила свою миссию, так что я без труда смогла проскользнуть никем не замеченной и уже на улице, вдохнув глоток ночной прохлады, неспешным шагом направиться в сторону дома. За что еще я люблю наше село, так это за освещенные фонарями улицы и за его беспечность, не нужно, как в городе, смотря по сторонам быстрым шагом бежать домой. А здесь, расслабилась, пьяненькую голову задрала вверх и иду, любуюсь звездами. Сама себе улыбаюсь, звездам тоже улыбаюсь. И вообще настроение вновь поползло вверх, стоило мне только отделаться от настырного Сашки. За Галку была спокойна, если что она сможет постоять за себя, а нет, так позвонит папе-участковому.
  
  Ночную тишину разрезал звонок моего мобильного. Странно, кому я понадобилась так поздно? Или Сашке неймется? С горем пополам вытащила телефон из маленького клатча и остановилась. На дисплее высветилось 'Максим'. Сердечко затрепыхало, руки затряслись.
  
  - Да? - несмело ответила я, все еще не веря в происходящее.
  
  - Доброй ночи, Лера. Не разбудил? - А голос-то, голос, словно патока течет. И почему такому вредному достался такой голос? Или это моему пьяному мозгу он кажется таким замечательным?
  
  - Доброй. Нет, я вообще с дискотеки иду. Пьяная. - Сдала сама себя.
  
  - Да? Я надеюсь, не помешал?
  
  - Нет, что вы. Я очень рада, не так скучно идти. - Заверила я, хотя сама уже приземлилась на свою лавочку. Вновь задрала свою довольную мордочку к звездам и блаженно улыбнулась. А мне Максим позвонил!
  
  - Ты одна?
  
  - Ну, да. Кому я еще нужна?
  
  - Спорный вопрос.
  
  - Дааа? - Я заулыбалась еще больше. Определенно сегодня замечательный день, вернее ночь.
  
  - Конечно, ты же не одна в клубе была. - Не спросил, констатировал. Не поспоришь.
  
  - Да. - Вздохнув, покаялась я. - У нас был слет одноклассников. Хорошо посидели. Вот если бы еще Сашка таким назойливым не был. Вообще б здорово было.
  
  - А кто у нас есть 'Сашка'?
  
  - Одноклассник.
  
  - И только? - Ой, какие интересные у нас вопросы. Ой, как мне нравиться. В сердце расцвела полянка тюльпанов - желтых, моих любимых.
  
  - Ну, да. Но он активно настаивал изменить свой статус. - Решила я подразниться.
  
  - И?
  
  - Что 'и'? Он же не вы, чтобы я была согласна на все!
  
  На том конце звучно рассмеялись, я решила человека поддержать и посмеялась вместе с ним.
  
  - Так если бы на его месте был я, ты бы согласилась на изменение статуса? - Отсмеявшись, спросил оппонент. И чего только смеялся? Но смех явно был довольный.
  
  - Все может быть. - Тут же ответила я. А что я сегодня пьяненькая, мне сегодня можно все. Или многое. - Так чего вы позвонили? - Решила я сойти со скользкой темы. Алкоголь алкоголем, но здравомыслие нужно хоть иногда включать, а то наговорю сейчас много чего, а после будет стыдно.
  
  - Просто узнать, как у тебя дела.
  
  - А! Как Илька?
  
  - Он уже у бабушки с дедушкой. Очень по тебе скучает.
  
  - Я тоже по нему. - Я горестно вздохнула.
  
  - Ты уже дошла до дома?
  
  - Да. Сижу на лавочке, звездами любуюсь.
  
  - Заходи, ложись отдыхать.
  
  - Вы тоже. Спокойной ночи, Максим.
  
  - Спокойной ночи, Лера.
  
  Я отключилась, блаженно улыбнувшись своему потухшему телефону и побрела домой, в кроватку.
  
  Утром я проснулась рано. Голова, конечно, болела, но не смертельно. А еще было стыдно за свое поведение. Но, так как я оптимист по жизни, а сделанного не исправишь, решила не зацикливаться на прошлом и смотреть в ясное будущее. Реально оно такое ясное, как мне хотелось бы, увы, не знаю, но утро ясное, теплое, поэтому нет причин грустить. Мамочка уже что-то колдовала на кухне. Я сегодня сделала все по-правильному. Сперва умылась, оделась, а уже после появилась пред светлые очи моей мамулечки.
  
  - Как погуляли вчера? - поинтересовалась мама. Я лишь пожала плечами, мол, хорошо все. Похоже такой ответ мою родительницу полностью удовлетворял и она больше не возвращалась к вчерашнему дню. После завтрака мы распределили обязанности: мама прибирается в доме, я докрашиваю забор. Часа через два я закончила свою работу и почувствовала просто звериный голос. Захотелось мне рыбки. Я тут же помчалась к мамочке.
  
  - Мам, а давай сегодня устроим рыбный день. Селедочка с лучком в уксусе, отварим картошечки, нарежем салатика. Ммм, вкуснятина будет. - Начала я сходу перечислять преимущества будущего обеда. Мамулечка согласилась, и я поскакала горной козочкой в магазин. У входа стояла Галка с Артёмом, мило болтали, за ручки держались. Я усмехнулась. Надеюсь у них все получиться. К тому же изменения уже сейчас произошли. Галя стояла в легком светлом сарафане и без макияжа. В таком простом виде я ее видела в последний раз лет десять назад, а еще она была в обычных босоножках без каблуков. Стоит задуматься. Я подошла.
  
  - Привет, тунеядцам-пьяницам! - Жизнерадостно поздоровалась я.
  
  - Привет! - Синхронно ответили мне две блондинистые головы. Я рассмеялась и решила не мешать зарождению нежных чувств и, махнув рукой, вошла в магазин. Рыбки не оказалось. Печаль-печальная. Я повздыхала-повздыхала и пошла к дяде Паше - он у нас торгует мясом. Да и живет всего через два дома от магазина. Там меня ждал успех, а именно кусок свежей говядины. Домой я чуть ли не вприпрыжку вернулась.
  
  - Мамуль, а рыбки нет! - Ложа на стол пакет с мяском, довольно пропела я.
  
  - Рыбы нет, тушите мясо! - констатировала мама, горько вздыхая.
  
  - Не, тушенного мяса не хочу. Манты хочу, чтоб лучка было много-много, и чтоб солененькие были. Я еще и сметанки у дяди Паши купила. Вкуснятина! У нас сегодня праздник живота будет!
  
  - Точно праздник. К нам гости явятся?
  
  - Нет, мамуль, никому мы не нужны. - Изобразила я тяжкий вздох. - Так, что толстеть будем сами.
  
  ***
  
  Знаете, есть свое какое-то неописуемое волшебство в закатное время. На землю опускаются сумерки и лишь на горизонте расплавленное золото. Что-то магическое, волшебное. За свои прилично прожитые годы я так и не определилась, что больше люблю рассвет или закат. В обоих этих природных явлениях я нахожу что-то свое: теплое, волшебное, неописуемое, манящее, родное.
  
  Вот и теперь я сижу и любуюсь открывающейся мне картине. Золотое солнышко постепенно прячется от моего взора за горизонт и с одной стороны мне очень хочется, чтобы оно побыстрей уплыло, чтобы на небе зажглись звезды и луна. С другой, хочу, чтобы задержалось еще на немного. Зачем? Сама не знаю. Сегодня у меня какое-то лирическое настроение. Настроение покоя и умиротворения. Я только закончила телефонный разговор со своей старшей сестрой и улыбалась. Она такая у меня наивная. Старше меня на два года, а своими рассуждениями порой мне напоминает несмышлёного ребенка. Хотя в данной ситуации ее можно понять. Моя Есения вновь беременна, я безумно за нее рада. Но и в тоже время мне немножко больно и обидно. Я тоже хочу стать мамой. Чтобы у меня тоже был замечательный малыш, который меня любил бы не за что-то, а просто, потому что я его мама. Хочу постоянно любоваться его улыбкой, его достижениями, его неудачами, куда же без них, и его взросление. Хочу готовить ему завтраки, печь торты и водить гулять в парк. Хочу каждую свободную минуту, секунду проводить с ним. Хочу подарить ему весь мир.
  
  Моя сестренка носит под сердцем новую жизнь и как добросовестная молодая жена и мамочка очень переживает, что растолстеет до размеров слоника и муж ее разлюбит. Глупая. Беременная женщина самая прекрасная женщина на свете. К тому же ее муж любит не за внешний вид (хотя и не без этого, конечно), а просто за то, что она - это она. Они больше тринадцати лет вместе и их любовь с годами только крепчает. А пара килограммов ей точно лишними не будут. Уж слишком она у меня худенькая - тростинка.
  
  Мамулечка уехала в соседнее село, к своей подруге с ночёвкой, я же теперь сижу одна и перевариваю услышанную новость. Радуюсь и немного грущу. Против воли, в очередной раз вспоминаю Ильку. Сегодня только вторник до возвращения в город еще долгих пять дней. К чему приведет нас жизнь? Как долго будет продолжаться наше общение? И не забудет ли он обо мне за эту неделю? Максим мне больше не звонил, а у меня смелость и наглости не хватает позвонить ему.
  
  - Лера! - словно сквозь толщу воды мне слышится такой родной, такой любимый голос. Первая слезинка уже готова скатиться вниз по щеке, и тут... - Лера! - я вздрагиваю и выпрямляюсь натянутой струной, словно еще не веря оборачиваюсь назад и вижу, что мое чудо расчудесное бежит через весь мой двор ко мне. Это сон? В какой момент я уснула? Перевожу свой не верящий взгляд назад за бегущим ко мне солнышко и вижу улыбающегося Максима - от тоже идет ко мне, но медленно и спокойно. Я все же решаю встать с качели и успеваю сделать лишь шаг - ловлю Ильку в свои объятия. Мой ангел неземной так крепко прижимается ко мне, так отчаянно хочет быть еще ближе, что я отпускаю себя и, наконец, верю. Он здесь. Он приехал. Меня переполняет такая радость, такая эйфория, что я боюсь раздавить свое чудо в своих же объятиях. В блаженстве вдыхаю только ему присущий запах - запах счастья, и радостно улыбаюсь.
  
  - А я приехал! - Оповещает меня Илька и вновь обнимает сильно-сильно. - Я так соскучился. - Тихим шепотом делиться он, а я до сих пор не могу вымолвить и звука, слова. - А папа сказал, раз я раньше вернулся от тех дедушки с бабушкой, мы можем сегодня же приехать к тебе. Ты же рада?
  
  - Безумно рада. - Сипло все же отвечаю я и с благодарностью смотрю на стоящего рядом Максима. Он все так же улыбается, а в глазах такое понимание, словно он меня прочитал, как открытую книгу. Но, мне все равно. Я благодарна этому молчаливому мужчине за понимание и за такой неожиданный подарок.
  
  Я все же нехотя немного отстранилась от своего счастьечка и, всматриваясь в любимое личико, перецеловав по очереди обе щечки и носик, хрипло интересуюсь:
  
  - Кушать хочешь? - Илька отрицательно качает головой. - А вы Максим?
  
  - Нет, спасибо. Добрый вечер, кстати. - Все так же улыбаясь, отвечает Макс и присаживается в плетеное кресло, стоящее возле небольшого столика. Я кивнула в знак принятия его ответа и приветствия, и не выпуская Ильку из рук, умостилась на качели. Мой ангел сразу приступил к повествованию своего пребывания у родителей его матери. И чем больше я слушала рассказ своего малыша, тем больше недоумевала: зачем они вообще брали его к себе? Чтобы он эти три неполных дня провел в отведенной ему комнате в обнимку с планшетом? И чего они этим добились?
  
  Золотое солнце давно уже спряталось за горизонтом, Максим по моей просьбе и подсказке, включил уличный фонарь, и мы продолжили наше такие тихие вечерние посиделки. Илька, поделившись эмоциями и впечатлениями, стал сонливо жаться ко мне. Я поудобнее уложила ребенка на качели, так чтобы его маленькая головка была на моих коленях, успокаивающе гладила его по жестким волосикам и млела от счастья. Макс полностью освоившись, вновь сходилв дом, там раздобыл плед и укрыл нашего мальца. В саду наступила вечерняя тишина. Я точно знала, что Максим смотрит на нас, но оторвать своего влюбленного взгляда от Ильки не могла.
  
  - Знаешь, мне до сих пор не вериться, что он здесь, рядом со мной. Сладко сопит у меня на коленях и улыбается мне во сне. - Я говорила тихо, боясь потревожить сон своего личного счастья. - Спасибо тебе большое за него. - Переведя свой преданный взгляд на моего второго молчаливого гостя. Сейчас я готова была молиться на него за предоставленную возможность. Максим смотрел внимательно, сосредоточенно и тепло.
  
  - Не за что.
  
  -Я знаю, что ты это сделал не ради меня. Ты сделал это для своего сына. Но, все равно спасибо тебе... - Мне вдруг захотелось выговориться. И когда это я успела перейти на 'ты'? Не важно. - Просто Илька... Он стал моим наваждением. Моей страстью. Моим личным наркотиком. Я когда впервые увидела там его сидящего одного, такого грустного, такого одинокого... Во мне словно что-то изменилось. Я сама изменилась. И чтобы кто не подумал или не сказал, но я к нему прикипела не из-за жалости. Просто его бездонные глаза... Они мои. Он мой. - Да, может мой монолог получился непонятный и сумбурный, но только так я смогла выразить свои чувства.
  
  - Ты уверена? - Тон Максима показался мне отстраненным, я бы даже сказала холодным. Из взгляда тоже ушла теплота, осталась лишь отчужденная непроницаемость. - Ты уверена, что через месяц-два, или полгода, год он тебе не надоест? Что ты не захочешь просто развернуться и уйти из его жизни навсегда? Уверена, что когда у тебя появится собственный ребенок, Илья просто станет тебе не нужен? Лер, ты извини, быть может, мои слова тебе кажутся жестокими и оскорбительными, но Илья - он ребенок, и он уже сильно к тебе привязался. И с каждой проведенной минутой рядом с тобой, он будет привязываться еще больше. А сделать больно своему сыну, вновь дать ему почувствовать себя брошенным и не нужным, я не позволю. Так что хорошенько подумай и реши, действительно ли он тебе нужен? Действительно ли он твой, как ты только что сказала? Илья ребенок у него не может быть взрослых друзей, тем более женщин. Он может воспринимать тебя только как любимую тетю или маму. И боюсь, что первый вариант - это уже не его вариант.
  
  Между нами вновь повисла тишина. Я все так же продолжала ласково гладить моего ангела по голове, но взгляд, обращенный на него, теперь был задумчивым. Краем сознания я видела, как поднимается со своего места Максим и неспешно подходит к нам.
  
  - Нам пора. - Голос тихий и спокойный. Я знаю, что он прав, уже поздно, да и Максим скорей всего уставший, но отпускать Ильку совсем не хочется. Макс, тем временем аккуратно и бережно забирает у меня ребенка и на долю секунды выжидательно смотрит на меня. Чего он от меня ждет? Не знаю. И, если честно, в данный момент не уверена, что хочу знать. Я, все так же храня молчание, поднимаюсь со своего места и провожаю Максима до калитки, а после, не задумываясь над своими действиями, иду дальше. Максим ничего не говорит против, а у меня появляется возможность подольше побыть рядом с ними.
  
  Во дворе Суходоловых нас встречает Вера Николаевна, она тихонечко, как-то по доброму ворчит, но я не прислушиваюсь, все мое внимание сосредоточенно на маленьком спящем ребенке. В доме мы проходим в самую дальнюю комнату. Обстановка нейтральная и лишь большое количество игрушек и детских книжек, говорит, что здесь живет ребенок. Мы с Максимом укладываем Илью и так же тихо выходим на улицу.
  
  - Мам, я провожу Леру. - На ходу, оповещает Максим родительницу, и первый идет в сторону улицы. Я прощаюсь и следую за ним.
  
  Идем мы медленно, кажется еще медленнее, чем шли сюда. Максим прячет руки в карманах джинс и я невольно задаюсь вопросом: 'а курит ли Максим?' При мне он ни разу не травился никотином, но это еще не показатель. Следующая мысль меня шокирует еще больше, да так, что я чуть ли не встала на месте. Я же практически ничего о нем не знаю. Он посторонний, незнакомый мне мужчина, а у меня такое чувство, что я вечность с ним знакома. Что вечность я наслаждаюсь его спокойствием, его молчаливостью и его теплом.
  
  Еще несколько шагов и мы останавливаемся напротив моего дома.
  
  - Ты, уходя, не закрыла дверь в дом. - Вдруг нарушает тишину мой провожатый.
  
  - У нас все друг друга знают, да и чужаки тут редко бывают. - Пожимая плечами, ответила я.
  
  - Ты не обижаешься на меня?
  
  - Нет. Ты все правильно сказал. И я обещаю подумать над твоими словами.
  
  - Лера, ты замечательная девушка. - Тихо говорит Максим, и, делая шаг ко мне, неожиданно нежно касается пальцами моей щеки. Мне приятна его ласка, точно так же, как и слова, но в ответ я даже не улыбнулась.
  
  - Доброй ночи, Максим. - Тихим шепотом, прощаюсь я и, не дожидаясь ответа, захожу в калинку.
  
  - Доброй. - Доносится до меня и только теперь я несмело улыбнулась. Сама себе? Темноте? Не важно. В сердце поселилось теплое предчувствие чего-то хорошего, а своему предчувствию я доверяю.
  
  Почти всю ночь я проворочилась на кровати. Спать хотелось, так что болела голова, но мысли переполняющие мой мозг, не давали долгожданного покоя. Я вновь и вновь прокручивала слова Максима, свои мысли, ощущения и чувства. Он прав. На все сто процентов прав, я должна окончательно и правильно определиться со своими мыслями, чувствами и желаниями, прежде чем еще больше позволю Илье ко мне привязаться. Я не могу позволить себе причинить боль маленькому и такому беззащитному человечку. Пусть я могу сделать это и непреднамеренно, но я взрослая, я должна сама отвечать за себя и свои действия. Ночь все больше и больше отступала, а я все думала, вспоминала, анализировала.
  
  Кажется, я все же поспала несколько часов. И сон этот явно не дал мне умиротворения. На часах было начало седьмого утра, когда я все же соизволила поднять свою тушку и пойти умыться. Свежесваренный кофе принес некое ощущение покоя. Я знаю, что Илька ранняя пташка и скорей всего он уже бодро бегает у себя по двору. Вопрос в другом. Когда он придет ко мне? И придет ли вообще?
  
  - А мне кофе можно? - Тихий, спокойный мужской голос заставил подпрыгнуть на месте и немного пролить живительного напитка. Зашипев от ощущения горячей жидкости на своей коже, я недовольно обернулась к незваному гостю. - Прости, я не хотел тебя напугать. - Максим уже был рядом и начал вертеть мною, как куклой. Сперва забрал чашку с остатками кофе, отставил ее на стол. Потом потянул меня к раковине, включил холодную воду и подставил мою пострадавшую руку под воду. Я все это время в изумлении смотрела на него, после обвела взглядом кухню. Ильки нигде не было видно. - Он на улице. Подарок тебе очень бережно несет. - Словно в очередной раз, прочитав мои мысли, тихо сказал Макс.
  
  Я кивнула.
  
  - Максим, все в порядке. - Заверила я мужчину. И это была правда. Кофе был не таким уж и горячим, но небольшая боль и покраснение имели место быть. В этот момент на кухню вошел смущенно улыбающийся Илья. В руках он держал огромный букет ярко красных пионов. Мой мальчик! Нежность и любовь заполнили каждую частичку моего сознания. И я еще сомневалась? Думала, что когда-то на самом деле смогу не почувствовать к нему то тепло и любовь, что переполняют меня с первой минуты нашей встречи? Нет, как бы не сложилась наша жизнь, он всегда будет в ней. Он всегда будет ее неотъемлемой и значительной частью. Одной из самых главный ее частей.
  
  Я улыбнулась своему чуду и, освободив свою руку из нежного захвата Максима, не раздумывая больше не секунды, направилась к своему малышу. Он сделал контрольный выстрел. Теперь я навеки его, а он мой.
  
  - Привет, мой хороший. - Присаживаясь на корточки напротив ребенка, поздоровалась я.
  
  - Привет. - А улыбка такая обольстительная, но в то же время скромная. Хана девкам, когда мой мальчик подрастет. Да и мне тоже - отбиваться-то я буду. - Это тебе. - Мне вручили цветы, я, естественно поцеловала своего ангела в знак благодарности и, выпрямившись, с блаженной улыбкой на устах, обернулась к Максиму.
  
  - Вы все цветы у Веры Николаевны сорвали? - полушутя поинтересовалась я, но Максим не улыбнулся. Его взгляд так и остался внимательным и пытливым. - Вы завтракали, мальчики?
  
  - Да, я кашу манную кушал. - Ответил мне Илька. - Но хочется хлеба с вареньем.
  
  - Хорошо. Мой руки и садись за стол, а я пока поставлю цветы в вазу и будет завтракать.
  
  Пока Илья мыл руки и занимал место за обеденным столом, я, пристроив вазу с цветами на широкий подоконник, принялась соображать завтрак. Мелкому поставила вазочку с клубничным вареньем и нарезанный батон. Сварила кофе, теперь уже для двоих, и задумчиво посмотрев за наблюдавшим за мною Максимом, решила сделать бутербродов посущественней, чем у Ильки. Илья увидев, что идет такая пляска попросил и себе горячий бутербродик. В общем, маленький легкий завтрак постепенно превратился в полноценный.
  
  Я все время поражаюсь прожорливости этого молчаливого мужчины. У него, что там бездна вместо желудка? И как с таким аппетитом ему удается оставаться таким подтянутым и жилистым? Аж завидно стало. Я-то явно набрала за время отпуска минимум один лишний килограмм и избавляться от него придется долго и усердно. Но это будет после, а пока... Пока я просто допивала свое кофе и наблюдала за двоими такими разными внешне мужчинами, но так похожими повадками, жестами. Наверное, у меня на лице растлилась глупая улыбка, раз Максим отложил надкусанный бутер и, приподняв вопросительно бровь (Ууу, я тоже так хочу уметь!), остановил свой взгляд на мне. Пока играли в гляделки, Илья успел закончить свой завтрак и, поблагодарив, умчался за котом. Чувствую мой старичок скоро вновь уйдет в подполье. Я, лишь бы куда-то себя деть от гипнотического взгляда Максима, принялась не спеша убирать со стола.
  
  - Ты не изменила своего решения. - Констатировал Максим. Я лишь угукнула и продолжила мыть посуду. - Лер, ты же понимаешь, что папа идет в комплекте? - Как он так тихо смог подойти ко мне сзади, сталось загадкой. Но, то, что этот мужчина имел привычку вечно меня пугать, я уже уяснила. Вот и теперь от тихого и вкрадчивого шепота на ухо, я вздрогнула и чуть ли не выронила тарелку. А когда теплые, но такие сильные руки легли мне на талию, вообще ушла в астрал. Это что такое? Это ж ни в какие ворота. Да моё сумасшедшее стадо мурашек взбунтовалось и с криком: 'наконец-то к нам прикоснулся мужчина!', исполнили праздничный марш вдоль позвоночника. - Лер...
  
  Я как ужаленная отскочила от этого непостижимого для меня мужчины, попутно ударилась бедром об открытую дверцу кухонного шкафчика (блин, какая сволочь забыла ее закрыть?), ошалелыми глазами уставилась на Максима. На его лице красовалась понимающая улыбка. Так и захотелось ударить чем-то тяжелым по его наглой морде лица. Все-то он понимает. Аж обидно. А еще обиднее, что только на него я так реагирую. Вот Семыкин в субботу весь вечер жался распускал руки, а мне хоть бы хны. А тут невинное касание, и я уже вся навзводе.
  
  - Суходолов, не зли меня. - Злясь, прорычала я. - Хочешь с кем-то поиграть - дорога в город открыта.
  
  Улыбка тут же исчезла, на смену ей появился тяжелый вдох и шаг ко мне. Я бы с удовольствием отступила назад, но вот кухонная стенка не способствовала стратегическому отходу.
  
  - Лер, с чего ты взяла, что это игра?
  
  - С того! То ты молчишь, не проявляя никаких эмоций, то решил руки распустить.
  
  - Глупости не говори. - Еще один шаг и он практически касается меня. Пристальный взгляд смотрит в самую душу. А мне тревожно. Он вновь кладет свои руки мне на талию и не разрывая зрительного контакта склоняется к моему лицу. Затаив дыхание я жду, что меня сейчас поцелуют. И меня целую. Нежно, напористо, страстно. Расписывать на три страницы и десять строк, как в бульварных романах, не буду, не умею. Скажу одно - мне безумно понравилось. Да, так что я незамедлительно ответила на поцелуй и на объятия. Я даже недовольно вздохнула, когда Максим прервал поцелуй. Дыхание у обоих учащенное, я бы даже сказала бешенное. Он так сильно стиснул меня в своих руках, что даже дышать было трудно и больно. Но я же жалуюсь, я кайфую. Не знала, что можно только от одного поцелуя так разомлеть.
  
  - Даже если бы ты решила по-другому, я бы все равно попытался тебя переубедить - Выдыхает мне в губы Максим.
  
  - Зачем тогда вообще завел тот разговор?
  
  - Лер, ты должна понимать, на что подписываешься. - Выдыхает Максим и вновь, не удерживаясь, целует меня. На этот раз медленно, чувствительно, но возмутительно непродолжительно.
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | | А.Минаева "Мой первый принц" (Любовное фэнтези) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Любовное фэнтези) | | М.Леванова "Попаданка, которая гуляет сама по себе" (Попаданцы в другие миры) | | Л.и "Адриана. Наказание любовью" (Приключенческое фэнтези) | | А.Медведева "Это всё - я!" (Юмористическое фэнтези) | | К.Кострова "Ураган в другой мир" (Любовное фэнтези) | | Н.Князькова "Про медведей и соседей" (Короткий любовный роман) | | Д.Острожных "Эльфийские игры" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"