Чагай Александр Александрович: другие произведения.

Миссия в Пукоране-фрагмент

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Как-то президент пожаловался министру заграничных дел о том, что друзей у страны не хватает. Это стало началом полного шуток, улыбок, ухмылок, издевок, зубоскальства, словом, непрекращающегося стёба повествования об одиссее юного бездельника Мухина, по недосмотру затесавшегося в ряды дипломатов.


Александр Чагай

  
  

МИССИЯ В ПУКОРАНЕ

  

0x01 graphic

  
  

Глава 1

Друзей всегда мало

   -- Чего-то не хватает.
   С этими словами Президент вылез из кабины реактивного истребителя (муляж на игровой площадке перед резиденцией), подошел к дельтаплану и стал прилаживать крепления. Выглядел глава государства хорошо - в куртке "пилот", в летчицком шлеме. Был подтянут и бодр.
   -- Что случилось? - спросил министр заграничных дел, которого вызвали на аудиенцию в загородный дом гаранта конституции.
   -- Друзей не хватает. Международное положение ухудшается. Не знаешь, что ли?
   Министр знал, но предпочитал не заговаривать об этом. По соображениям безопасности. Другое дело, когда об этом заговаривает сам глава государства. Тут нужно соглашаться. Поэтому министр кивнул, правда, несколько судорожно.
   Ухватившись за поручни дельтаплана, Президент повис в воздухе. Специальный кран принялся кружить его по периметру площадки. Президент улюлюкал.
   -- Есть, конечно, сложности, -- смущенно забормотал министр, -- но мы в постоянном режиме работаем, задействуем весь инструментарий, грубую силу, мягкую силу, имплементируем, внедряем, реализуем, проводим, добиваемся, вбрасываем, ведем пропаганду, клевещем, наконец...
   Президент соскочил с дельтаплана, расстегнул куртку, стащил с яйцевидного черепа шлем и суровым взглядом обвел министра. Тот сглотнул слюну.
   -- Да, мы это знаем, -- резюмировал Президент. - При этом в его речи на какое-то мгновение прорезался кавказский акцент. Получилось что-то вроде "Да, ми ето знаем...". Министр вторично сглотнул слюну.
   -- Но понимаешь, -- продолжил Президент (он перешел на интонации и лексику более позднего периода отечественной политической истории), -- все говорят, что у России нет друзей. У Советского Союза были, а у России нет. Журналисты спрашивают - кто ваши друзья, зарубежные лидеры интересуются. Вот Обама и Меркель допытывались...
   -- Уже не допытываются, -- неосторожно брякнул министр и, спохватившись, похолодел от ужаса. Но на этот раз пронесло. Президент ограничился гневным прищуром.
   -- И хорошо, что не допытываются, значит дошло до них. Значит, не зря мы старались. Лучше суровая ясность, чем гнилая неопределенность. Я прав или не прав?
   Министр энергично затряс головой, что означало - правы, ясен пень, как всегда, по-другому и быть не может.
   -- А те, что все еще допытываются, которые не потеряли надежду? Трамп, например. Или Макрон. Могерини. Ну, Берлускони... Им надо отвечать?
   -- Как хочешь, -- бросил Президент. - Хочешь - отвечай, а не хочешь - так не отвечай. Главное, что именно отвечать. Или не отвечать. Понял?
   -- Да! Нет! - сумбурно ответил министр.
   -- И я о том же, -- пробурчал Президент. -- Проблемы это не снимает. Проблема с друзьями. Венгрия уже не друг. Болгария - тоже. О Польше и вспоминать не хочется. Прибалты козни строят. Хохлы обвиняют. Турки самолет сбили. Сейчас снова в друзья набиваются, а потом возьмут и опять собьют. Белорусы фигу в кармане держат. Казахи себя пупом земли считают. Вот ты скажи, хватает нам друзей или нет?
   -- Друзей всегда мало, -- философски отозвался министр.
   -- Сейчас не "мало", а нету. Ни хрена нету.
   -- А Китай? - спросил министр.
   -- Один китаец засунул в ж... палец.
   -- Американец, -- сказал министр.
   -- Что "американец"?
   -- Это про американцев так говорят.
   -- Хочешь сказать, что у китайцев нет ж...?
   -- Есть.
   -- И что же, они туда ничего не засовывают? Когда ж... есть, туда всегда засовывают. Думаешь, не все засовывают?
   -- Ну... -- Министр наморщил лоб, сделав вид, что задумался.
   -- Ты что же, споришь? Ты со мной не спорь. Вот заимеешь друзей, тогда можешь спорить. А ж... есть у всех.
   Тут Президент щелкнул пальцами, явно намекая на то, что засунуть можно и тем, и этим. Пальцев на всех хватит. Но от этого ни китайцы, ни американцы друзьями нашими не станут. При этом глава государства укоризненно посмотрел на министра. На международные дела поставлен, а такие простые вещи объяснять приходиться. Эх, что бы вы все без меня делали...
   Президент подошел к стенному шкафу.
   -- Все мы вышли из гоголевской шинели.
   Снял с плечиков толстую, серо-зеленого сукна шинель до пят. В таких в Гражданскую войну ходили хмурые комиссары с маузерами, сажавшие пули в контру и недобитую интеллигенцию.
   -- Это не гоголевская, -- вырвалось у министра.
   -- История не стоит на месте. О такой Гоголь мог только мечтать.
   Облачившись в шинель, Президент прочувствованно запел: "И вновь продолжается бой, и сердцу тревожно в груди...". Допев, потрепал министра по плечу:
   -- Будешь хорошо работать, такую же дам. Пробитую пулями. Хочешь?
   Министр мотнул головой. Трудно было понять, был это вежливый отказ или выражение радости в связи с предложенной обновкой.
   Президент хлопнул в ладоши. Явился помощник.
   -- Продолжим.
   Помощник убежал и спустя минуту вернулся с полным чекистским нарядом. Президент облачился в скрипящую черную кожу, отливавшую нефтяным блеском, наглухо застегнул куртку и надвинул на глаза фуражку с красной звездочкой. На груди, на шелковой подкладке алел орден Боевого Красного Знамени.
   -- По врагам революции. Отчизны. Тверда чекистская рука, разя коварного врага.
   Начальник охраны выложил на переносной столик наган, люгер, маузер, ТТ, вальтер, глок и разные другие револьверы и пистолеты.
   Президент вооружился наганом и ТТ и грозно повел бровями. Из-за высокого каменного забора показались щиты-мишени с фотографическими изображениями. Тут был серьезного вида человек в очечках и в тюремной робе, широкоплечий красавец с открытым взором, верзила в халате и тюрбане, европейцы в модных костюмах, главарь заокеанской демократии, какие-то госдеповцы и цэрэушники в плащах и с кинжалами, прибалты со злобным оскалом, хищный грузин и поляки в конфедератках. Президент повел стрельбу с двух рук. Мишени исчезали и появлялись снова.
   Пригибаясь, Президент бегал по площадке, палил и приговаривал: "чистыми руками в горячее сердце", "семь пулек, как в Сараево", "если враг не сдается, его уничтожают", "надежно обеспечим мир и покой всего человечества", "восстановим историческую справедливость" и "крымнаш". Начальник охраны подавал обоймы и старался не попасть под обстрел.
   Когда все мишени были неоднократно поражены, Президент вытер пот со лба и расстегнул кожанку. Воспользовавшись паузой, министр заграничных дел подал голос.
   -- Сирия - большой друг.
   Президент молча подул на раскаленный ствол.
   Ђ Абхазия и Южная Осетия Ђ тоже большие друзья, -- приободрился министр. - Эти полные внутреннего достоинства суверенные государства...
   Ђ Мы таких друзей Ђ за х..., да в музей, Ђ безрадостно возразил Президент. Ђ Придумай что-нибудь еще.
   -- Тогда вот, -- несмело сообщил министр. - Есть один вариант...
   -- Какой?
   -- Расширить наши отношении с Вахией. Укрепить. Сделать нашим другом это маленькое свободолюбивое государство.
   -- Вахия? -- равнодушно поинтересовался Президент. - Вах-вах? Или паф-паф? А может пиф-паф?
   -- При удачном стечении обстоятельств она может стать и паф-паф, и пиф-пиф и даже пуф-пуф, -- убежденно заявил министр. -- Там много нефти. А еще газ, уран, молибден, алюминий и вся таблица Менделеева.
   -- Подробнее, -- заинтересовался Президент. - Что за страна такая? Где находится? Не на Донбассе?
   -- Вахия расположена в континентальной Азии. Это островное свободолюбивое государство давно провозгласило свою независимость. Но мы его не признавали. Руки не доходили. А теперь дошли. Признали и установили дипломатические отношения. Поскольку на территорию Вахии претендуют сразу несколько соседних держав - Узистан, Мудистан, Пиранья и Пим-Пом-Пам, она ищет верного друга. Трудности у нее большие.
   -- Какие?
   -- Вахия не имеет доступа к морю, а хочется, чтобы был.
   -- Ты же сказал -"островное государство".
   -- Это метафора. В смысле -- гипербола. Остров в окружении врагов. К морю пробьется и тогда станет частью суши. Понимаете?
   -- Нет, не понимаю, -- признался Президент. - Но не имеет значение. Какая в сущности разница. Вот Украина имеет доступ к морю, а нам от этого легче?
   -- Это так, -- потупился министр.
   -- Главное, народ вахийский за кого? За красных или за белых?
   -- За кого скажут. А власти колеблются.
   -- Это нехорошо, -- огорчился Президент. - Кто там правит?
   -- Демократически избранное правительство. Парламент в виде Национальной ассамблеи. Но в действительности - король. Точнее, был король, умер совсем недавно. Сейчас дочь его, принцесса, руководит всем.
   ---- Суверенная демократия, значит. Это хорошо.
   -- Принцесса прогрессивная. Училась повсюду, в России тоже. Когда пришла к власти, мы дипломатические отношения и завязали. Положительно нашу страну воспринимает. Правда, ее брат, принц Сарвак, воду мутит. Хочет сестру с трона сместить. С америкосами и хохлами заигрывает, о правах человека заботится.
   -- Там у нас посольство есть?
   -- Открыли в Пукоране.
   -- Где-где?
   -- Пукоран -- это столица Вахии...
   -- Странное название.
   -- "Пук" - на вахийском означает блаженство, а "ран" -- рай. Пукоран означает райское блаженство.
   -- Что, действительно приятный город?
   -- Обычный азиатский гадюшник.
   -- Гм - Президент почесал в затылке. - Любопытно. Ладно, Пукоран - так Пукоран. Я так понимаю, если постараться, Вахия станет нашей опорой.
   -- Точно! - подхватил министр. -- С ресурсами. Запустим экспортную линию. Будем поставлять танки, самолеты, пушки и водку. Ответ санкциям по-вахийски. Европейцы и американцы будут локти себе кусать.
   -- Молодец, -- похвалил Президент. - Хорошая мысль. Кто нам помешает? Будем крепить братские связи с Вахией. Вместе с Южной Осетией и Абхазией она станет надежным якорем нашей государственной безопасности. В общем, продумай программу и доложи. Пару сотен конвоев с гуманитарной помощью, авианосец, балетную труппу из "Мариинки" или "Большого", группу наркоконтроля и Кобзона. Визит правительственной делегации. Межправительственная комиссия. Что-нибудь разминировать, обезвредить. Конкретно, по-взрослому.
   Министр с воодушевлением закивал головой и умчался отдавать указания. А Президент продолжил заниматься делами государственного значения. Надел плотный комбинезон, предназначенный для подводного плавания. Натянул ласты, примерил маску с трубкой. Помощник подтащил акваланг, подводное ружье, к которому присобачил гарпун-трезубец крупных размеров. Они подошли к краю глубокого колодца, находившегося в дальнем углу лужайки.
   -- Докуда прорыли? - спросил Президент.
   -- Докуда просили.
   -- До Марианнской?
   -- Как велели.
   -- И до Филиппинской?
   -- И дотуда.
   Президент перевалился через бортик и сиганул вниз. Летел недолго. Вскоре послышалось негромкое "бултых". Помощник с облегчением вздохнул.

Глава 2

Путч

   Принцесса Фамида уль-улюк-ибн-Мамед-ас.Сукко сладко потянулась. С постели вставать не хотелось, но звали государственные дела. После кончины папы-короля Джезказгана IV, который отличался свирепостью и диктаторскими замашками, принцесса несла в массы идеалы свободы. Естественно, в сочетании с национальными и мусульманскими традициями, ведь иначе простой люд не примет просветительские новшества.
   Она вздохнула в предвкушении очередного дня, наполненного полезными делами, и глянула на себя в зеркало, укрепленное в соответствии с исламским обычаем на потолке. Отражение ей понравилось. Черноволосая красавица. Носик, правда, слегка вздернут, не по-восточному. Ее родила Манихея-абу-Кута, 389 жена Джезказгана, звезда гарема, никогда не отличавшаяся супружеской верностью, и, возможно, папа был прав, посадив на кол ее личного парикмахера Федю Додонова, у которого был тоже вздернутый нос. Джезказган всегда подчеркивал свое стремлением к межцивилизационному взаимодействию, и пришельцев с Запада карал с таким же удовольствием, как и коренных вахийцев. Справедливость превыше всего, любил повторять он.
   Король не стал любить меньше свою дочурку, выделяя ребенка среди прочих отпрысков. Брал на руки, качал и бормотал под нос о взаимопроникновении цивилизаций. Ну, а Фамида, ни на секунду не сомневавшаяся в своем вахийском происхождении, повзрослев, стала ощущать внутреннюю привязанность к родине убиенного парикмахера. Манихею венценосный супруг, кстати, тоже прикончил. Со слезами на глазах. Признался, что был чересчур жесток, умерщвляя Додонова, достаточно было бросить его в темницу с крысами и ядовитыми пауками. Но теперь-то куда деваться? Манихея вечно будет напоминать ему об непоправимой ошибке и ему трудно смотреть на нее: мучают угрызения совести. Чтобы не мучили, Джезказган приказал сбросить звезду гарема со стометрового минарета стариной городской мечети Моск-аль, символизировавшей то самое межцивилизационное взаимодействие, о котором он неустанно пекся. "Кому звезда, а кому п...", -- взволнованно шептал Джезказган, наблюдая, как Манихея летит вниз, все больше набирая скорость.
   Мечеть Моск-аль воздвигли две тысячи лет тому назад в знак дружбы с древними славянскими племенами. Они явились на вахийскую землю с миссией дружбы, разрушая города, села и насилуя каждую женщину, попадавшуюся на пути. Придя в Пукоран, вожди этих племен заключили с вахийским ханом договор о "мире и любви", который считается первым совместным дипломатическим документом вахийцев и славян.
   Впрочем, в последнее время в связи с обострением российско-украинских отношений среди ученых возник спор. В Москве вахийский поход приписывают восточным славянам, основоположникам Древнерусского государства. В Киеве утверждают, что в действительности это были древние укры, а Древнерусского государства отродясь не было. Мол, было Древнеукраинское. В Москве в обоснование своей точки зрения ссылаются на название мечети - Моск-аль, но в Киеве заявляют, что это название - следствие исторического подлога и фальсификации истории и изначально мечеть называлась Укр-аль.
   Пару дней назад Фамиду посетил украинский посол Матвий Козолуп, предложив официально переименовать мечеть, а заодно воздвигнуть мемориал матушки Манихеи, которая со всей очевидностью стала жертвой агрессивных происков русских империалистов. Нашептали кацапы свои грязные наветы на ушко Джезказгану... Фамида ответила отказом. Во-первых, она считала Федю Додонова сибирским цирюльником, во-вторых, целый год проучилась в МУДИКС - Московском университете дипломатической и консульской службы. Козолуп удалился раздосадованный, но в то же время дал понять принцессе, что понимает ее позицию. Он не такой уж одномерный и одноклеточный этот Козолуп и иногда Фамиде казалось, что украинский посол тяготится тем, что вынужден озвучивать чересчур прямолинейную линию официального Киева.
   Как-то в разговоре он шутливо прокомментировал .развернувшуюся на его родине кампанию украинизации. "Поскреби любого русского и найдешь татарина, -- сказал он, -- а поскреби любого украинца и найдешь русского, поляка или еврея". Принцессе такой подход пришелся по вкусу и она тут же заявила, что если поскрести любого вахийца, то можно обнаружить узистанца, мудистанца или пим-пом-памца.
   У нее сложилось впечатление, что на переименовании мечети Козолуп настаивал без особого задора, без внутренней убежденности, словно по необходимости зачитывал официальную ноту украинского правительства. Хотя, возможно, это обманчивое впечатление...
   Продолжая смотреть на себя в зеркало, Фамида откинула одеяло и пришла к выводу, что без одеяла она еще лучше. Затем встала, бросила взгляд на фотографию в золотой рамке у изголовья, изображавшую юношу с проникновенным взором. "Мухин, Мухин", -- нежно прошептала она, с грустью подумала, что может уже никогда его не увидит, и начала быстро одеваться. Взглянула на часы. Половина первого... Ничего страшного - она глава государства и может позволить себе поспать. Но уже пора, да, пора. День обещал быть сложным.
   Предстояло провести заседание Совета национальной безопасности и обсудить важный вопрос об отношении к радикальным исламистским движениям и группировкам. Их в Вахии хватало. Все привыкли к тому, что исламисты взрывают бомбы в культурных центрах, на рынках, у отделений полиции, захватывают заложников. Подобных организаций пруд-пруди, с ними пытались договариваться, но ничего это не давало. Иногда они шли на контакт, но потом с легкостью нарушали свои обязательства, порой исчезали и появлялись под другими названиями.
   В последние месяцы большим влиянием стала пользоваться организация "Поххудин-моджахеддин". Ее возглавила таинственная личность, о которой прежде никто не слыхал - Саддар Масуд. О нем слагали легенды. Будто бы овеял себя славой в ходе боев в Ираке, Афганистане, Чечне и являлся непримиримым врагом иностранных захватчиков. Саддар призывал к национальному возрождению, социальной справедливости, опоре на собственные силы, но, вместе с тем, не поддерживал примитивно националистических и обскурантистских идей и проявлял милосердие. Запретил казнить пленников по пятницам, по часу в день разрешал слушать современную музыку и смотреть фильмы, снятые в мусульманских странах, ограничил тремя днями в неделю нападения на школы для девочек, христианские церкви, шиитские молельные дома, индуистские, буддистские и зороастрийские храмы. О синагогах речь не шла, поскольку евреев в Вахии давно истребили и синагоги сожгли. На это с завистью обращали внимание официальные делегации отдельных европейских стран. "Никаких проблем с дискриминацией евреев, никакого антисемитизма, как просто все решается".
   Но вернемся к Саддару. Население, уставшее от террора, с симпатией отнеслось к новому вождю. К его организации примыкали все новые и новые группы боевиков. Она превращалась в серьезную силу, с которой следовало искать компромиссное соглашение. Саддар не возражал, в отличие от тех радикалов и экстремистов, для которых терроризм стал формой существования. От него поступило предложение начать переговоры. Об этом должна была пойти речь на Совете национальной безопасности.
   После заседания предстоял арест принца Сарвака, которого Фамида, придя к власти, неосмотрительно назначила министром внутренних дел. Хотела задобрить брата, строила иллюзии, что он станет ей помогать, была готова закрыть глаза на его прежние козни. Хорошо, что тайные агенты держали ее в курсе. Что ж, Сарвак сам выбрал свою судьбу. Вчера состоялась его встреча с Козолупом и шефом резидентуры ЦРУ Джоном Смитом, на которой эти негодяи утвердили план государственного переворота. Хотят сыграть на том, что в стране экономический кризис и безработица, словно в этом она виновата! Будто Аллах прогневался на Вахию из-за принятых ею законов о равноправии женщин. Им разрешили ходить в кафе, играть в карты, в биллиард, курить и носить купальные костюмы в светлое время суток.
   Хорошо, что глава службы безопасности Рахман-ур-Рахман обо всем доложил. Вилла Сарвака, наверное, уже оцеплена. Она поедет туда, чтобы все увидеть своими глазами. На месте решит - забросать дом гранатами, расстрелять из пушки или пустить в ход ядовитые газы.
   Но первым делом нужно посетить представление иностранного иллюзиониста Азада Закашмири. Не то, чтобы она так уж любила фокусы и фокусников, зато народ подобные развлечения обожал, а время от времени полезно побывать в гуще народной.
   Но все это после завтрака.
   Фамида выпила кофе, съела булочку и уже собралась выходить, когда к ней в спальню ворвался ее личный помощник и наперсник Вова-Раззак, единственный, кому было позволено посещать принцессу в любое время дня и ночи без доклада. Наряду с исламом он принял православие, взяв при крещении имя Вова и в зависимости от ситуации выступал в роли то мусульманина, то христианина. Он чутко прислушивался к своим чувствам и внутреннему голосу. Когда нужно было укреплять международное мусульманское единство и представлять страну на заседаниях Организации Исламская конференция, участвовать в замечательной игре Бузкаши (вроде конного поло, только с головой козла вместо мяча) или побивать камнями неверных жен, Раззак ощущал себя мусульманином. Однако в период рамадана перестраивался на христианский лад, чтобы не истязать организм голодом.
   Обязанности помощника принцессы Вова-Раззак совмещал с работой переводчика в посольстве России. Это обеспечивало прямой канал связи между Пукораном и Москвой через посла Никодима Бухаевича Полугарова.
   Обычно Вова-Раззак держался вальяжно и непринужденно, сознавая свой вес в коридорах власти, но на этот раз был возбужден, говорил торопливо и сбивчиво.
   -- Моя принцесса! Спасайтесь! Отряды Сарвака разблокировали его виллу! Захватывают официальные учреждения! Вот-вот подойдут к дворцу! Рахман-ур-Рахман бежал в Пим-Пом-Пам!
   Брат Фамиды, вступив в должность министра, создал многочисленные внутренние силы безопасности, свою гвардию, которая подчинялась ему лично.
   -- Вот черт... -- вырвалось у принцессы. - Хотела же расформировать его банду. Не успела... Что армия?
   -- Выжидает. Начальник Объединенного комитета начальника штабов сказал, что по конституции вооруженные силы не должны вмешиваться во внутреннюю политику. Но я-то знаю, в чем дело. Американцы военным три полевые кухни пообещали и девять тонн сушеной кукурузы. Они и...
   -- Понятно. Откуда сведения о путче?
   -- Грицько эсэмэску прислал!
   Вова-Раззак располагал сетью осведомителей, и Грицько считался одним из самых ценных. Он служил поваром в украинском посольстве и был в курсе тесных отношений посла Козолупа и Сарвака. Вова-Раззак ценил мастеров кулинарного дела, справедливо полагая, что чревоугодие развязывает язык и на полный желудок чего только не выболтаешь. Повару оставалось только уши навострить.
   -- Я тут же в город. Повсюду флаги. Наши, вахийские, штандарты Сарвака и еще американские и украинские. Майдан повсюду.
   Снаружи послышался шум.
   Принцесса и Вова-Раззак высунулись из окна. Вооруженные до зубов гвардейцы Сарвака сминали жидкое оцепление охраны дворца.
   -- Глупцы, -- процедила Фамида. - Смена власти никогда еще не улучшала экономического положения. Надо Маркса читать. Энгельса.
   -- Ага, -- поддакнул Вова-Раззак и неосторожно добавил: -- Еще Каутского и Маркузе. Шило на мыло. - За это неосмотрительное высказывание он получил увесистый подзатыльник. Тонкая ручка принцессы была твердой как доска. Она изучала восточные единоборства и принимала участие в соревнованиях.
   -- Нужно меня спасать, -- заявила Фамида. - Ради спасения нации. Вдруг меня отмайданят. Ты же этого не хочешь?
   Вова-Раззак решительным жестом подтвердил, что не хочет.
   -- Тогда как собираешься меня спасать?
   -- Для начала необходимо попасть на выступление иллюзиониста. Тысячи зрителей, руководство Национальной ассамблеи, дипломатический корпус. Там вас не тронут, не посмеют.
   -- А потом?
   -- Увидите. У меня с Азадом полный контакт.
   -- Но как туда добраться? Шатер на центральной площади. Как выбраться из дворца?
   -- Все учтено, моя принцесса. План "А" -- сигаем в свингсьюте из окна. Но свингсьюты в кладовке в противоположном крыле дворца, можно не успеть... План "Б" -- через каминную трубу, но на крыше нас могут заметить...
   -- Это все ерунда, -- воскликнула принцесса. - Нужно что-то понадежнее. Не забывай, что речь идет о судьбе страны, а может и всего мира. Если Сарвак спутался с хохлами, это будет иметь далеко идущие последствия. Думай, болван! Если хочешь оставаться моим помощником!
   -- Есть! Бинго! - заорал Вова-Раззак, на которого, по всей видимости, подействовало строгое предупреждение.
   -- План "С"?
   -- Нет!
   -- "Д"?
   -- Тоже нет!
   -- "Е"?
   -- Опять не угадали! План "Ц"!
   -- В смысле пипец? Или трындец?
   -- Нужны фломастеры, белые рубахи, синие штаны от вашего старого шальвар-камиса и каракулевая шапка, которую вам подарил Хамид Карзай!
   Когда через полчаса гвардейцы Сарвака, преодолев не слишком упорное сопротивление дворцовой охраны, ворвались на этаж принцессы, они столкнулись с живописной парой запорожских казаков. Густые усищи свешивались почти до пола, вышиванки блистали химическим узором, шаровары полоскались над кожаными сапогами. Один красовался в папахе, другой был обрит наголо и только оселедец жидкой соплей торчал из середины голого черепа. Он был изборожден царапинами, сочившимися алой кровью, что придавало казаку особенно грозный вид. Вероятно, только что из боя.
   -- Украинский спецназ приходит на помощь! - радостно вопили казаки, размахивая ножками от стульев, которыми они лупили по коридорным светильникам. Те разбивались с веселым треском. - Разрушим гнездо мучительницы вахийского народа! Мир хижинам - война дворцам!
   Гвардейцы почтительно оглядели казаков. Один из них поклонился и произнес: -- Друзья издалека придут наверняка.
   Удалившись на некоторое расстояние "казаки" принялись привычно переругиваться.
   -- Ты изрезал мой лучший парик, усы можно бы и покороче... -- сказал тот, что был ниже и тоньше.
   -- Нельзя ограничиваться полумерами, -- отрезал второй, тот что был крупнее и выше. - Не та ситуация. К тому же я пострадал больше, чем вы. Не нашлось машинки для стрижки волос! Позор! Пришлось скоблить мою бедную голову каттером... Она вся горит. Была бы вторая папаха...
   -- Хватит с меня твоих жалоб. О другом надо думать. Где найти надежное место, чтобы нас не нашел Сарвак. и можно было организовать сопротивление узурпатору?
   -- Я ведь объяснил, для начала - на представление иллюзиониста. - Второй "казак" достал носовой платок и промокнул царапины. - Лучше посочувствуйте. Видите, как я страдаю. Мне бы в больницу, за квалифицированной помощью, а не фокусы смотреть. Все ради вас.
   -- Ради нации, -- напомнила принцесса. -- И ради тебя самого. В больнице тебе окажут квалифицированную помощь, но потом выдадут гвардейцам. А уж они тебе обязательно голову отрежут, или еще что-нибудь.
   ........................................................

Из главы 9

В посольстве

   В Вахии Мухину понравилось. Народ веселый, трудолюбивый. Бедный, но неунывающий. Жители много работали, но были не прочь и отдохнуть. Пройти толпой по улицам, разгромить пару магазинов, сжечь кинотеатр, побить камнями святотатца, выдававшего себя за пророка Мухаммеда. Чем не отдых. К тому же действия эти были направлены на отстаивание чистоты мусульманской религии. В магазинах не должны торговать женским нижним бельем, потому как оно вредно влияет на мужчин. Вместо того, чтобы думать о возвышенном, начинают помышлять о земном. Муллы призывали женщин ходить без трусов, поскольку эта часть туалета предназначена исключительно для усиления мужской похоти. Как только мужчина видит женщину в трусах, ему хочется их с нее стащить. А когда трусов нет, то и стаскивать нечего. Либидо угасает, нравственность и аскетизм торжествуют.
   А с каким наслаждением стар и млад выходили на улицы и шлепали себя по спине и животу цепями в священный праздник Муххарам! Войдя в раж, принимались шлепать друг друга.
   Прилетев в Пукоран, Мухин остановился в самой дорогой гостинице, где номера убирали не реже двух раз в месяц. Чтобы познакомиться с городской жизнью, прошелся по вечерней столице. Восточная разношерстная публика, кучи мусора между домами, попрошайки, мечети на каждом шагу, -- все это шумело, бурлило, искрилось яркими красками. Живо, непринужденно, не то, что где-нибудь в Европе. Мухин ежесекундно ощущал потребность в развитии дружеских отношений с горожанами и, вообще, с жителями Вахии. Однако времени на это не было. Звали неотложные дела, и на следующее утро Жека отправился с визитом в российское посольство. Оно располагалось в центре Пукорана - массивное бетонное сооружение за высоким забором.
   На территории миссии Мухину сразу бросились в глаза некоторые странности. Нигде не было скамеек, даже на центральной аллее. У бассейна - ни одного лежака и кресла. Он хотел прямиком пройти в резиденцию посла, но на полпути остановился. Его внимание привлек мужчина средних лет, ловко орудовавший топором и разрубавший на части детский стульчик. Рядом лежала гора обломков. Как видно - бывшие стульчики. Трудно сказать, сколько их пало безвинными жертвами. Десять или двадцать. Неподалеку рабочие-вахийцы распиливали скамейки.
   Мухин поздоровался и полюбопытствовал: что происходит? Неужто отключили центральное отопление и потребовалась заготовка дров? С другой стороны, сейчас был разгар лета, да и зимой в Вахии никто не страдал от холода. Климат в этом государстве был почти тропический.
   На вопросы человек с топором не ответил, лишь напутствовал Мухина в излюбленной русской манере:
   -- Идите на х... -- вежливо произнес он, вытирая пот со лба. - Не мешайте работать.
   Мухин прошел дальше по тенистой аллее и узрел еще одну странную фигуру. На этот раз -- с лопатой и киркой, в мешковатом комбинезоне. Фигура склонилась над свежевырытой траншеей. Рядом суетился некто с фотографическим аппаратом и судорожно щелкал спуском.
   Когда землекоп выпрямился, то Мухин с удивлением увидел, что это женщина.
   -- Господи! - воскликнул он. - Женщину прислали на ставку неквалифицированного рабочего?
   -- Что вы, -- шепнул фотограф. - Не прислали. На месте вырастили. И ставка не одна, а шесть. Три ставки рабочего по эксплуатации зданий посольства, ставка помощника бухгалтера, преподавателя начальной школы и офицера безопасности. Супруга посла. Труженица. Всем нам пример. - Он всхлипнул и перекосился лицом.
   -- Но это ведь ужасно! - сказал Мухин, глядя, как супруга главы миссии ковыряет киркой слежавшиеся земляные пласты.
   -- За такие-то бабки, - вздохнул фотограф, -- я бы все это посольство на хрен перекопал.
   После этой ободряющей встречи Мухин направил свои стопы в резиденцию посла.
   Полугаров сидел в клубах дыма. Вокруг валялись блоки "Мальборо". Стол был уставлен пепельницами с окурками. Под столом валялись пустые бутылки. Ласково улыбнувшись, посол попросил подождать и подошел к широко распахнутому окну. Выглянул во двор. Там, пыхтя от натуги, какой-то человек толкал перед собой тележку с мраморными плитами. Мухин тут же признал в нем встреченного недавно индивида, того самого, который разрубал стульчики.
   -- Опять брак, -- хмуро произнес посол.
   -- Что?
   -- Плитки это, для облицовки писсуаров на даче. Брак. Я разберусь с этим бездельником-завхозом!
   Глава миссии взял пустую бутылку и швырнул ее в завхоза. Попал в затылок. От сильного удара завхоз пошатнулся и, потеряв равновесие, рухнул в декоративный бассейн с фонтаном. Бассейн был пустой и завхоз больно ударился.
   -- Шалишь, брат, -- пробормотал посол. -- Фонтан забыл почистить! В следующий раз бутылка будет полной. Хотя жалко добро переводить...
   Подойдя к телефону, он снял трубку, набрал номер.
   -- Инженер?
   На другом конце провода преданно хрюкнули.
   -- Воду отфильтровали?
   Виноватое хрюканье.
   -- Пустите крупной струей.
   Из трубы в стенке бассейна хлынула жидкость желто-бурого цвета.
   -- Чистой воды в Вахии почти не осталось, -- пояснил посол. - Что имеем...
   Завхоз беспомощно барахтался в наполнявшемся бассейне.
   Полугаров удовлетворенно потер руки. -- Чего не сделаешь ради родной страны. Я это посольство поднял из руин. До моего приезда дипломаты писали менее 300 телеграмм в год. Тратили время на встречи с представителями политических кругов, собирали информацию. Глупости. Газеты надо читать.
   Он хитро прищурился.
   -- Знаете, как мы обошли посольство в Мудистане? У них газет раз-два и обчелся! Ресурсы ограничены. А Вахия культурная страна... Сейчас мы уже полностью освоили центральную прессу и даже Нью-Дели опередили по количеству шифрсообщений. Не то, что Пим-Пом-Пам. Три тысячи в год! На очереди Вашингтон и Лондон. Для этого придется вплотную заняться обработкой провинциальной прессы.
   Мухин осведомился о тех странностях, которые увидел в посольстве.
   -- А! Это вы о посадочных местах? Часть нашей борьбы против пьянства. Народ чаще пьет сидя. Не будет на чем сидеть, не станет пить.
   -- А детские стульчики?
   -- Все дети становятся взрослыми, -- грустно заметил посол. - Потом знаете... -- Его взгляд затуманился, он явно вспоминал прошлое. - Бывало и на детском стульчике такое случалось...
   В этот момент в кабинет вошла послица, уже не в рабочем комбинезоне, а в легкомысленном шелковом платьице. За ней поспешал озабоченный человечек, оказавшийся бухгалтером.
   -- Ну что? - поинтересовался посол. - Можем еще полставки накинуть?
   -- Тогда уже семь с половиной тысяч будет, -- затравленно ответил бухгалтер. - Американских долларов. Уже всю эксплуатационную группу из страны пришлось отправить. Если так пойдет дальше, придется учителей сокращать. Все вашей супруге...
   -- Но копает она хорошо? - угрожающе спросил глава миссии.
   Бухгалтер обреченно кивнул.
   Дверь открылась, и в комнату вплыл фотограф, принялся показывать снимки.
   Послу они понравились.
   -- С кем договорились?
   -- С "Уикли Мэйл". Всего пять тысяч долларов....
   Бухгалтер ахнул и прижал руку к сердцу.
   -- Где же я возьму...
   -- На вопрос "где", -- грубовато прокомментировал Полугаров, -- у меня один ответ. - Бухгалтер, фотограф и послица покраснели. Никодим Бухаевич ожидал именно такой реакции и бурно расхохотался. -- Где, где - в Караганде! А вы что подумали? Но ничего, не смущайтесь. - Он похлопал бухгалтера по загривку. - Подготовьте телеграмму в центр с просьбой выделить дополнительные средства по статье на информационно-пропагандистскую работу. Ясно?
   Бухгалтер кивнул и удалился на дрожащих ногах.
   -- Ну, что там с "Уикли мэйл"?
   -- На развороте, -- сообщил фотограф. -- Напечатают к благотворительному базару. Я и название придумал: "Благотворительное копание верной спутницы посла России". Хорошо?
   -- Неплохо. - Посол обнял жену. -- Будем работать в поте лица. Пусть Пиранья заткнется. А у Мудистана вообще никаких шансов...
   В это время откуда-то с улицы донесся частый сухой треск, напоминавший автоматную стрельбу. Мухин вздрогнул и вопросительно глянул на посла. Тот снисходительно хмыкнул.
   -- Не пугайтесь. Сотрудники репетируют предстоящее празднование юбилея победы.
   Глаза Полугарова азартно сверкнули.
   -- Мы тут такое устроим, все вздрогнут. Мудистан вздрогнет. Мусульмане на всю жизнь запомнят. Никакое другое посольство на такое не способно. Центр увидит и отметит. Ну, и пресса... Идемте.
   Они спустились вниз и вышли из административного корпуса. По двору посольства бегали мужчины и женщины в форме времен Великой Отечественной войны и палили из автоматов. Время от времени кричали "ура" и бросали гранаты.
   -- Гранаты не настоящие, -- с некоторым сожалением заметил посол, -- но автоматы - вполне. Их сюда для охраны прислали, а террористы все не нападают. Стреляют холостыми.
   Последняя фраза была произнесена с оттенком печали.
   В этот момент грузный мужик с пузом, которое вываливалось из бриджей цвета хаки, истошно завопил: "За Родину, за Сталина!" С этими словами швырнул гранату, которая разбила окно. Осколки посыпались во все стороны.
   -- Политсоветник, -- восторженно произнес посол. - Преданный патриот.
   Когда посол с Мухиным вошли в Большой зал посольства, то застали необыкновенную картину. Везде маскировочные сети, импровизированные брустверы, траншеи, ходы сообщения.
   -- Чем не находка? Приходят гости на государственный прием, и их сразу сюда. Пусть атмосферу почуют. Рюмка водки - в окоп. Вторая - в траншею. - Третья - в дзот. Ну, а после четвертой -- милости просим на командный пункт.
   -- А после пятой? - поинтересовался Мухин.
   -- В блиндаж! Пойдемте, покажу.
   Они свернули куда-то и через несколько секунд подошли к помещению, в котором угадывался обычный ватерклозет с писсуарами и кабинками. Однако над входом зеленой краской было выведено: "Блиндаж".
   -- Находка, не правда ли? Всем запомнится. Мы тут еще стойку с блинами, пивом, черным хлебом и солеными огурцами установим. И салом.
   -- Салом? - изумился Мухин. - В мусульманской стране? Идете по скользкому пути украинцев?
   -- Перехватываем инициативу. Ломаем стереотипы. Доказываем, что русское сало, не хуже украинского. Или лучше. Намного лучше. Во имя российско-вахийского взаимодействия. Смычка цивилизаций. При поддержке патриархии.
   Никодим Бухаевич размашисто перекрестился.
   Возразить было нечем.
   Посол хлопнул в ладоши.
   -- Эй!
   Примчался завхоз, который дышал, словно загнанная лошадь.
   -- Бабы где?
   -- Ща!
   Спустя минут пять, пританцовывая, в залу впорхнул десяток женщин. Некоторые были одеты в военную форму времен войны. В сапожках, пилотках. Другие могли похвастаться лишь некоторыми армейскими аксессуарами. Солдатские ремни перетягивали обычные платья. Красные звезды украшали кепи-бейсболки.
   -- Да вы что! - гавкнул посол. - Да вы как! Да это... -- Багровея от натуги он подыскивал слова. - САБОТАЖ! Почему не все в форме?
   -- Второй секретарь из Москвы мало предметов привез, -- заюлил завхоз.
   -- Какой секретарь?
   -- Синяков. Вы ж сами говорили, что только двух девушек оденем, гостям водку разносить.
   -- Ничего такого я не говорил, -- отрезал посол. - Война - это патриотизм всего народа. Нужна массовость. А вы мне баб одеть-обуть не можете! Нельзя дискредитировать идею победы. Нужен широкий охват, иначе в центре не поймут.
   -- Что же делать? - завхоз оцепенел от страха.
   -- Да, что делать? - мяукнул политсоветник.
   - Никакой творческой инициативы, -- проворчал посол. -- Один я выдвигаю идеи. И то они повисают в воздухе, потому что никто не работает. Кроме меня. Ладно... -- Он встопорщил брови. - Полного обмундирования сколько комплектов?
   -- Два.
   -- Не полного? Отдельных предметов?
   Завхоз долго шевелил губами, но сбивался со счета.
   -- А если не побояться, и... -- посол рубанул рукой воздух.
   -- И? - трепетно осведомились завхоз и политсоветник.
   -- Снять все лишнее. В смысле гражданское. Обеспечить чистоту эксперимента.
   Эта блестящая мысль была реализована через несколько минут. Эффект был сногсшибательный.
   -- Недурно, -- пробормотал посол, придирчиво осматривая бело-розовые округлости, перетянутые ремнями и портупеями. Две дамы щеголяли в армейских юбках, вызывающе покачивая спелыми грудями. Две других - без юбок, но в гимнастерках.
   -- Вот только колготки и стринги в то время не носили. Снять.
   Указание было исполнено почти мгновенно.
   -- Во славу Отечества! - громогласно рявкнул Никодим Бухаевич.
   -- Служим Советскому Союзу! - обреченно взвыл женский взвод.
   -- И в блиндаж, все в блиндаж! - приказал глава миссии.
   После столь удачно завершившейся репетиции Мухин напомнил Полугарову о том, что время не ждет и нужно что-то делать для оздоровления обстановки в Вахии.
   -- Не против, -- согласился посол. - Но мой график сверстан на много дней вперед. Каждый день, ровно в двенадцать. я занимаюсь физическими упражнениями. А сейчас уже полдень. Поэтому - завтра. Ждите. Все обсудим, продумаем, сформируем штаб, напишем телеграмму. Работа есть работа.
   Мухин проводил взглядом Полугарова, который вернулся в резиденцию и поднялся на балкон второго этажа. В руках бережно нес литровую бутыль кукурузного виски. Внизу суетились завхоз и врач, раскладывая носилки.
   Расправившись с целебным напитком, посол отшвырнул пустую посуду и отважно шагнул через перила.
   Бум!
   Врач и завхоз принялись укладывать тело на носилки.
   -- И так каждый день, -- пожаловался завхоз, который узнав, что Мухин - высокий гость, проникся к нему уважением. - Это наполняет Никодима Бухаевича творческой энергией и дает силы для работы.
   -- Как он шею себе не сломает, -- удивился Мухин.
   -- Сам не знаю, -- с сожалением пропыхтел врач. - Старая закалка. Дипломат ленинской школы. Или сталинской. Мать его.
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | В.Крымова "Возлюбленный на одну ночь " (Приключенческое фэнтези) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Попаданцы в другие миры) | | И.Шаман "Демон Разума. Часть первая" (ЛитРПГ) | | А.Субботина "Невеста Темного принца" (Романтическая проза) | | У.Гринь "Чумовая попаданка в невесту" (Юмористическое фэнтези) | | А.Гвезда "Нина и лорд" (Попаданцы в другие миры) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Попаданцы в другие миры) | | А.Россиус "Ковен Секвойи" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"