Чайка Богдан: другие произведения.

Наследник

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мир сотрясла война, она стала переломной для всего человечества, весь социальный строй полностью разрушен, время для рождения новых лидеров, но некоторые люди,чье предназначение именно в лидерстве отказываются от него,а заодно и может быть и от чего-то большего взято с openner.net

  Есть вещи неизбежные в нашей жизни и рано или поздно
  мы все равно на них наткнемся и одна из них это ... встреча с нашим судьей.
  Нет ,не тем ,который сидит глубоко в каждом из нас ,а тем ,кто в нас верил.
  Верил всей душой - видел о чем мы мечтали в детстве ,видел как мы делали свои первые шаги ...Он верил в нас и он увидит в нас больше перемен ,чем кто-либо .И его ,как и себя ,ты никогда не обманешь... ДА уж хотел бы я, чтоб мне хватило смелости посмотреть ему в глаза .
  
   * * *
  
   Мы сидели у костра .Все молчали . Я солдат. Нет, солдат - это тот человек, который
  пошел на войну по долгу службы - я не такой .Я не солдат ,я убийца.
  Что от нас ждали , мы дали .Мы жгли костер на руинах города Донецка .Никогда
  здесь прежде не был и не буду больше. Это не перестало быть городом несколько часов назад - это руины .Командир сидел возле костра и молча взирал на нас.
  Что нас роднило, всех нас ( вокруг костра сидело пять людей- об этом мы еще поспорим )?.
  - Я не могу понять теперь ,зачем кому-то понадобилось ,чтоб мы остались живы? -
  подал голос Макс,- почему мы не сгорели в той мясорубке? Нас тут осталось только 5 солдат из двух армий .Вы вдумайтесь в это слово - 2 -х армий .Здесь сошлись 2 военных формирования по 300 тыс. человек в каждом. Здесь было 1.5 млн населения в городе .
  А осталось пять ,Смысл?
  - А зачем понадобилось ,чтоб из миллиона спермотозоидов до яйцеклеики добрался твой калечный зародыш -, перекривлял его Алексей.
   Не знаю как им ,а мне не хотелось говорить .Мне хотелось молчать .
  - Я не признаюсь ,что я здесь был .Никогда не признаюсь никому! -продолжал Макс.
  Я б тоже не признался в том,что из автомата поразил баллоны с газом огнеметчика взвода противника, и они ,разорвавашись ,подожгли весь их взвод, который ,кстати ,как раз шел на нас наступлением ; и что потом я смотрел, как горящие люди продолжали бежать на нас , полыхая пламенем. Не сказал бы ,как они до меня добежали ,и как пахло поджаренное человеческое мясо. И как я подстреливал каждого из них еще раз ,чтоб, не дай бог, они в меня не выстрелили ,а они при этом вскрикивали последний раз, Впрочем ,то нельзя назвать криком .
   А Алексей не скажет ,что заняв позицию на крыши дома ,он не подозревал ,что за один час своей газонокосилкой( 6-ствольным пулеметом ) уничтожит десант из одного батальона ,который неосмотрительно решил десантироваться с вертолетов в центре города .Он был один ,и его быстро засекли ...Что потом - он наверно никогда не расскажет .Мы его найдем
  на первом этаже ,дома беспрерывно стреляющим из "солдатокосилки" по высадившемуся десанту.
  Мы присоединимся к нему и отвлечем часть огня на себя ,что позволит ему довершить все до конца. Когда мы поймем, что десант уничтожен - мы недосчитаемся половины взвода ... и всего
  мирного населения ,проводившего митинг на этой площади ...Десант! они думали ,что они прикроются гражданскими ,а мы думали,
  что не посмеем скосить всю площадь простого народу.
  И Мы,и они ошибались....
   -Я грешник,мне гореть в аду ,нам всем гореть -,простонал Евгений. Ага! грешник он. Думать
  надо было раньше ,прежде нежели вскочить на двадцать три танка и кидать в салон каждому по оборонительной гранате,надо было не заглядывать потом в двадцать четвертый.Кто ж тебе доктор? А что ты думал, что граната одним осколком убивает одного солдата и все .Вот и узнал ,что бывает когда такая гадость побадает в закрытое помещение ... И хорошо ,что лица было уже не различить. Ах если б можно было сбежать на другую планету и больше не смотреть в глаза ни одному человеческому существу ,ни одному!Я смотрел на горящие паленья,и перед глазами начинали мелькать виденья из прошлого сражения - горящии дома ,люди выпадавшие или выпрыгивавшие из окон, мы шли по горящим улицам .Наши лица стали тогда черные ,все вокруг было черным. Мы не различали тогда ничего .Пепел укрыл все вокруг ,и только перецепившись обо что-то ,ты вдруг понимал , что это чей-то труп . Неба видно не было ,была только черная пелена. И в этот момент я не думал о том ,правильно ,что я еще жив ,я просто жил ....И пытался не погибнуть из-за всех сил. В какой-то момент нас или только меня накрыло спокойствие. Мы стали смотреть на себя со стороны . И когда очередное подразделение с криками ура бросалось по улицам навстречу нам - мы укрывались в черном дыму или прятались под трупами .И потом ,когда они доходили до нас ,паля во все стороны , мы открывали огонь по ним в плотную,и они вскоре все погибали. Мы стали черными, как все вокруг ...
  Эти виденья во мне просыпались каждый раз ,когда я смотрел на костер ,на его пламя.
  Отался только один человек, о котором мы не не упомянули,этот человек вел нас в тот бой.
  И я б не сказал ,что он только лишь отдавал приказы.Я б не сказал даже ,что он вообще иногда их отдавал. Были моменты - мы все действовали как единое целое ,и единственным его отличием перед всеми было то ,что он всегда был впереди.Его первого видели противники ,его первым видели наши жертвы. Мы уже заметили ,что он весь буквально кровоточил. Его форма была темнокрасного цвета от его и чужой крови. Мы все видели свои цели издалека и изредка мы им смотрели в глаза.
  - Нам пора выдвигаться - он встал и пошел .Мы все двинулись за ним .
   Каждый выбирает себе дорогу по плечу .Каждый видел свое небо . Но почему-то мне казалось, что мне пора сворачивать со своей.
  
   * * *
   Я шел уже вторые сутки , без перерыва . Я шел один - это было хорошо ,что один : никто не доставал разговорами ,никто не мешал думать ,а думать мне
  было о чем . Одинокий путник в безлюдной пустыне. После третьей мировой войны их стало много . Как предсказывал настардамус 4/5 человечества исчезло в этой
  войне ,еще половине из оставшихся суждено погибнуть в борьбе за выживания в новом мире .Я б не сказал,что мне не нравился новый мир . Как же я лицемерен- я сражался против тех ,кто хотел сделать эту землю именно такой как она есть сейчас. Война закончилась не в их пользу ,но мир повернулся так как им нужно было. Третий мир почти был истреблен , развивающиеся страны погреблены под развалинами , "старый свет" , как всегда , был на коне, азиаты существенно уменьшились в численности( теперь они состовляли половину из оставшегося населения ) , "новый свет"(США и Канаду) поглотила латинская америка, славянскии народы перестали существовать в виде отдельных государств( наша чиленность мизерна по сравнению со всеми остальными ).В новом мире государств в чистом виде не осталось ,как мне казалось. Единственное ,что нас теперь объединяло - это рассы, национальности . Я смотрел на творения наших рук ,на новый мир .Он был рожден и мною тоже. В городе Донецке ,а потом и в остальных компаниях : при защите Киева ,бегстве в Карпаты , обороне Львова ,побоище при переходе Днестра. Идя тропой на Киев , я с каждым шагом осознавал , что я один из творцов нынешнего мира. Я не знаю ,зачем я остался в живых в этой войне . Иногда благодорю кого-то за свою жизнь , иногда проклинаю . Я пытался найти в себе те чувства, которые испытывал раньше : страх , боль при виде смерти ,любовь к людям.
  Но ничего не мог найти. Я даже перестал называть себя человеком .Я надеялся найти совета у тех ,с кем был близок, когда первый раз пришел к этому. Тропа,раньше это было дорога на Киев ,но война разрушила ее , вела к горизонту ,не сварачивая .Раньше для меня была б трудна эта бесконечная дорога ,но не теперь ...
   Впереди стоял человек в плаще, я его уже давно заметил по свежим следам на дороге . Он почему-то ждал кого-то.Я подошел к нему достаточно близко,
  что бы разглядеть . На нем был плащ,достаточно мешковатый ,чтобы прятать автомат. На ногах были натовскии ботинки ,явно обработаные нашим
  армейским способом(от него они действительно становились "неубиваемыми").Он поднял на меня голову.
  - Как дела Ярослав ? - так звали меня когда-то ,но по имени меня давно перестали называть.
  На меня бесцветными глазами смотрел командир.Мы все расстались после выхода из руин Донецка.Каждый отправился своей дорогой : кто-то отправился спасать свою семью ,кто-то пошел замаливать свои грехи , кто -то присоединился к другому военному формированию(чтобы снова отправится в мясорубку ,которых потом было еще много ), кто-то побежит в Киев (прятаться от войны). Командир ,как я случайно узнал , стал борцом за мир ,правда очень специфическим ,- террористом ,который убивал , сабатировал все стороны сразу.Этому "человеку" я смотреть в глаза мог спокойно .
  - Куда ты держишь путь ?В Киев? Зачем ,Ярослав?- продожал командир.
  - Я не знаю ,что вам ответить, - чесно признался я .Я не удивился : это чувство я тоже потерял.
  -Ответь первое ,что придет на ум .
  Я напрягся .Врать ?!Зачем мне врать.Что он не знает обо мне?
  - Я хочу опять чувствовать!Я хочу ,чтоб люди меня научили этому .
  - А тебя научили этому те ,кто с тобой защищал Киев.ОЙ!Наверно они все уже мертвы,- его лицо оскалила зловещая улыбка .
  - Откуда ,вы знаете ?Я вроде не сильно отличился там .Я только выживал .
  - Ты так выживал , что тебя прозвали "черным фениксом" . Мол, солнечный дает жизнь ,а ты - "черный" несешь смерть .
  Уже стемнело.Через пару часов мы разожгли костер .И теперь смотрели на его пламя,поедая какую-то дичь ,которую где-то подстрелил командир.Потом командир рассказал ,что крутился в тот момент возле Киева, когда азиаты подошли к нему и мы выстроили оборону .Там было 2-х миллионная армия азиатов и русских из восточнх провинций РФ.Киев, как и многое, был превращен в пепел .Мы защищались как звери .Киев был взят ,но потом почти вся их армия полегла от болезней на пепелище того города : чума ,трупный яд,от миллионов погибших,голод, холод,простой грипп.Я убегал оттуда вместе с остатками нашей армии, я прикрывал их отход в надежде погибнуть - погибнуть не получилось.
  - Ярослав,ты никогда больше не задавал себе вопрос : почему ты еще жив?помнишь так мы хотели на него ответить - В конце концов наш разговор продолжился.
  - я пытаюсь об этом не думать, наверно так было бы легче,потому "по закону подлости" - мы живем.
  - Чего ты уверен ,что все остальные живы ?
  - Мне так кажется .Я слышал про какого-то "монаха" в Крыму,слышал про "психа" в Днепропетровской области, слышал и про ваши подвиги ... Чего - то мне кажется что это наши знакомые.- Я улыбался .
  - Чего ты ничего не сказал про Максима?
  - О нем ничего не слышал,просто ...
  - ясно, - проговорил Капитан.
   Он и я вместе уставимся на огонь.Он медленно будет догорать, и никто из нас не подкинет в него дров.Мы молча будем наблюдать, как он будет
  медленно догорать, испепеляя остатки жизни в свежесломаных ветках деревьев - они горят плохо , но немного керосина хорошо исправляют этот недостаток.
  - Мы сейчас с тобой находимся на развалинах старого мира,Петр, - наконец нарушил наше молчание командри - как он тебе?
  - Не знаю,я над этим не задумывался - вяло отвечал я.
  - А знаешь ,чего не задумывался? - это был наверно риторический вопрос с его стороны,так как он сразу продолжил - Ты не задумывался над этими вещами ,потому
  что ты эгоист!Твой мир - это только твой мир!Ты думал,что стало с твоими родными ,где они?Ведь и бой ты ведешь так же,как отдельная боевая единица!И не говори ,что ты не видел ,что кого-то ждет верная смерть - ты не останавливал его .Ты всегда позволял людям смертельно ошибаться.Они умирали у тебя на глазах,а ты знал это еще до того,как они сделают роковую ошибку.
   Я поднял взгляд на командира ,сквозь дым костра.Его глаза оказывается буравили меня.
  - А что вы хотели ,чтоб я жертвовал собой ради них!Зачем?!Они ж даже не поймут ,что я для них сделал.
  - Ты даже не пытался!Ты понимаешь, ты никому не давал ни единого шанса.- в голосе моего бывшего командира звучала еле заметная нотка досады.
  - Наверное,я грешник. - мы смотрели друг другу в глаза - и что вы предлагаете мне делать - исправляться?!
  - Нет,я просто хочу найти то ,что ты сам ищешь.То, чтобы заставило двигаться в каком-то направление в отличие твоих собственных интересов.
  - Думаете я это ищу?
  - Ты об этом не подозреваешь,а именно это.Ведь ты всегда выходил целым из мясорубок. Ты всегда оставался хладнокровен ,как ледовитый океан.
  Когда ты успевал просчитать ситуацию ты шел вперед,когда не успевал всегда поспешно ретировался с линий огня.Но зачем ты уходил, для кого ты оставался жив.
  - Теперь мне стало интересно,а вам зачем это? - я наконец проявил хоть какой-то интерес к разговору.
  - Об этом мы наверно поговорим позже.
  - ну ладно, - и сразу же его и утратил,я про интерес.
   Мне тогда показалось,что его задело мое безразличие.Теперь командир опустил взор на костер.Он глубоко вздохнул и начал говорить снова.
  - Петр, посмотри где мы оказались.Я не имею ввиду какие-то национальности,я имею ввиду человество, как таковое.Мы чуть не перестали существовать, как вид.
  А причины ты можешь назвать?!Ведь по сути это было просто еще одна война человеческих рас,которых было до этого великое множество.После последней все ужаснулись последствиями,но уроков, как мы с тобой увидели , не усвоили. Почему же каждая следующее столконовение становится хуже предыдущего ,наверное только потому ,что человек не становится слабей, а становится только сильней.А причины остаються все те же - кто-то оказался богаче ,чем его сосед.И ведь хуже всего в этом то,что нельзя обвинить бедных китайцев и индусов,напавших на базы США в Исламских странах, ведь 400 миллионов ели и прожигали бензина раза в 4 больше нежели они,а их было раз в 10 больше, и они умирали от голода!В чем можно обвинить африканцев,которых использовали как обычных рабов в закаулках Европы!В чем обвинять страны третьего мира ,если их технологиям мешали развиваться "красивые" развитые страны, только потому что боялись их конкуренции. Все смотрели на них и переставали думать о собственной родине,а хотели ее променять на другую. А когда у них получалось это - они видели ,что миллиарды шли на то,чтобы сделать богатых еще богаче,нежели помочь бедным хотя бы не умирать от голода. Они наблюдали,как их собственная еда вывозилась с их родины.Они видели ,что у них такая же кровь, как и них,что у них такие же дети,как и у них. Это все могло бы продолжаться бесконечно, если бы развитые цивилизации не решили немного цивилизировать безграмотные народы,чтоб те могли выполнять более интеллектуально трудоемкую работу и позволили им вообще только наслаждаться жизнью. Ну у интеллекта есть забавная особенность - делать собственные ввыводы из происходящего.А тут особо и думать не надо. И дело было не в том,что лидеры этих стран третьего мира хотели сразиться со странами золотого миллиарда,лидером же и так хорошо жилось,а в том ,что их народ этого хотел.Те лидеры понимали,что на этот раз им придеться послушаться народа.И никакие черный поставки вооружения из США во все дыры мира не могли остановить восстания масс,этим
  банановым президентам хватило ума это понять.Правда те негры в Крыму, голые, но с М16 и приборами ночного виденья смотрелись забавно?Ты помнишь конец войны,последние два года!?Это были просто многотысячные банды мародеров ,которым хотелось только не подохнуть от голода.И которые подыхали таки от голода.
  Как думаешь ,Петр, мир переживет еще раз хоть одну войну рас?А ведь процесс снова повторяется - снова все окапываются в своих "огородах". После второй мировой войны,говорили ,что Япония совершила экономическое чудо,а японцы отвечали,что залогом этого чуда были не заумные экономические теории ,а общественное самосознание.Нельзя снова позволить образоваться государствам, эта модель нашей планеты устарела.Она будет стоить нам выживания.
   В этот момент я понял его.Еще я понял ,чем он занимался все то время.Помните ,я сказал ,что он стал террористом, работающим на все стороны
  сразу.
  - Вам трудно одному.Вам нужны соратники - оборвал я моего бывшего командира.
  - И никого,способного ,кроме вас я не знаю - закончил за меня он.
  - Чего вы решили ,что у вас получится.Столько было неудачь,а у вас вдруг получится!?
  - А ты задумайся ,Петр, неужели кто-то до нас пробывал это сделать.У них же были совсем другие мотивы...У них были совсем другие цели...Мы первые...
  - А в чем наше преимущество перед всеми остальными местными князьками,которых уже и так много расплодилось. Они тоже военные,они тоже хорошо
  стреляют, - на моем лице тогда появилась едва заметная улыбка.
  - Я думаю,что Черный Феникс боиться снова расправить крылья... - командир снова пристально смотрел на меня.
  - А я думаю ,что они не заслужили того,чтобы их спасать...
   Потом я улягусь и быстро усну.Утром командира уже не будет..
  
  Он зрим на миг-И вновь завесой скрыт,
  Что между тьмой и зрелищем стоит,
  Который,чтоб вечность коротать,
  Сам творит,играет и глядит.
   Омар Хайям
  
   На следующее утро я продолжу свой путь.Он займет у меня около двадцати дней и триста километров дороги.Дороги по разрушенным городам, селам полных
  полуобглоданых воронами трупов.На этой земле природа снова брала свое,если села были близки к какому-то лесу, то в них я находил лишь парочку обглоданых костей и пустые дома ,в которых уже вили гнезда птицы.Такие дома напоминали больше просто пещеры, так как заросли простой травы скрывали их практически до самой крыши.Забавно было наблюдать, насколько быстро следы человека стирались с лица земли. Какая-то организованая война закончилась четыре года назад, потом еще банды
  озверевших солдат и их генералов тынялись на огромных пространствах два года, опустошая все на своем пути, и пытаясь где-то осесть и начать вести нормальный
  образ жизни. Некоторые такие формирования заходили в город , устанавливали свой порядок,начинали жить ,заставляли местных кормить себя, когда еды
  переставало хватать, шли на соседние ,где сталкивались с такими же ,как и они.Большая война почти уничтожила все крупные города мира,моего мира - на
  остальных континентах я не убивал.А хаос после большой войны - уничтожил маленькие города. В маленьких было меньше народа, но больше пищи... Рядом
  с селами ,заселенными животными, опасно не было , иногда мне казалось ,что они на меня смотрели каким-то особым взглядом с горечью,сожелением и
  разочарованием. Мне иногда казалось , что так проважают королей, которые подовали надежды,но не оправдали их.А опасней всего было заходить
  в города побольше, в них на улицах были горы загнивающих трупов. Над такими городами вились только огромные стаи воронов.Стаи воронов,иногда,
  казалось, закрывали небо. Мне приходилось заходить в такие города ,так как дорогу я знал только по указательным знакам на бывших магистралях, по которым
  я шел. Я шел по этим улицам с выцветшей краской на домах, с брошенными машинами, и с воронами.Вороны были везде.Мне казалось, что они смотрели
  на меня с крышь домов,парапетов -наверно так и было.Стаи этих птиц черным ковром стелились на моей дороге - они меня не боялись. Я делал шаг - они раступались и освобождали передо мной дорогу,но никуда не улетали.Я когда-то попробывал их разогнать - я дал пару очередей из автомата , но эти птицы все так же взирали на меня отовсюду и никуда не улетали. Меня это раздражало - от этих взглядов мне казалось, что я уже не на этом свете.
  Я с трудом подовлял гнев и шел дальше.Животных тут не было - они, так же как и я, боялись отравиться трупным ядом тех ,кто раньше были людьми.
  Эти города надо было быстрей проходить, чтоб остаться живым и не подхватить какаю-то заразу.Когда я проходил очередной из городов, мне приходилось
  после перехода отдыхать на обочине около часа ,вдыхая чистый воздух.
   Чтобы отвлечься немного, я вспоминал детство - вспоминал самого себя добрым мальчиком , игравшем на гитаре, прагающим в море, и наслаждавшимся его холодом,ведь на берегу было дико жарко и душно.Вспоминал, как я ,просто гуляя без никого, ходил по улицам моего родного города.То был большой город. Я там был последний раз во время войны, когда там еще были люди.Не знаю - смогу ли я когда-нибудь посетить его снова.Вспоминал, как,когда мне было лет 12, первый раз мне стало просто грустно осенью. Помню, как я смотрел на эти
  красивые деревья , одевшиеся в желтые , оранжевые, красные цвета,а потом видел как все это заменяло их черные скелеты. Мне казалось ,что я
  умру к концу осени,но шли годы и я научился не так близко к сердцу воспринимать увядающую жизнь этих деревьев.Наверно в одну из этих осеней я понял , что
  не бессмертен. Нет, это вроде саморазумеющаяся вещь ,но нам в таком возрасте нам кажется, что смерть придумал какой-то шутник с плохим чувством юмора.
  А я осознал , что она буквально ходит за всеми нами и ждет своего часа.Помню , после этого,что я тогда начал метушиться ,как будто я завтра уже умираю.
  А потом наоборот успокоился - я вдруг понял , насколько стал выше своих сверстников и многих взрослых.Но грусть осенью так и не ушла.
   Вот еще один город остался позади, и я сел на обочине дороги,чтобы отдышаться. Спиной я опперся на дорожный знак, потом я запрокинул голову к небу
  и смог расслабиться и отдышаться.Солнце уже уходило за горизонт.Был ли я эгоистом ,я не знаю. Но я не часто задумывался о причинах этой войны.Мне почему-то
  казалось , что они и так ясны. Командир был прав в этом плане.Правда ,что мешало людям задуматься о возможностью такой ситуации до этого?Та некоторые об
  этом и задумывались, но их не слушали - одни из-за того ,что не хотели делиться своим богатством,другие платили мелкие взятки своей совести, другие
  просто были эгоистами,а простые люди всегда хотят меньше делать и больше получать - это их природа.Как иногда полезно думать не только о насущном .
  Как теперь все глупо выглядит.Выжившие теперь понимают , как глупы были все их устремления.Абсолютно все.Меня наверно от этого спасло только то,что
  все социальные нормы не успели пустить во мне корни.А я был на грани катострофы, получается.А что теперь?Я смотрю на небо надо мной.Я не чувствую
  дискомфорта, иногда мне неуютно ,но тогда было намного чаще неуютней.А уж взгляды птиц я как-то смогу выдержать.Я поднялся - пора искать место ночевки.
   В километре от места моего отдыха меня окружили.
  - Ты кто, у тебя есть еда?- их было человек пятнадцать,все они были вооруженны.Я их увидел гораздо раньше ,нежели они меня.
  Они шли навстречу мне,но я не стал сворачивать - все таки не так часто представляется шанс поговорить с человеческими существами.
  - Есть ,но только для себя?
  - Думаю ты не в той ситуации,когда можешь решать это! - из них со мной разговаривал,только один - вожак.
  - Думаю, да.
  - куда держишь путь?- продолжал он.
  - В киев!- ответил я.
  - Зачем?
  - хочу к людям.Нас осталось совсем мало.Надо держаться вместе.Иначе мы вымрем.- отвечал я.
  - Люди в Киеве вымрут и так!
  - Почему? - меня вожак заинтересовал.
  - Они снова там затеяли демократию.
  - А ты что предлагаешь? - меня немного интриговал вожак.
  - Я предлагаю ,чтоб все решали лишь сильнейшие.Мы уже видем, к чему привели мир хлюпики и наследные политики.
  - А как же ты решаешь,кто сильнейший? - мое лицо озарила улыбка.
  Вожак стал меня пристально рассматривать.Не знаю , что он там увидел.Наверно еду.
  - Отдай нам еду и ты останешься жив.
   Насчет моего положения он был прав.Они стояли кольцом вокруг меня, на расстоянии до десяти метров.
  -Думаю, у меня нет выбора.
   Я снял походный мешок и поднял его перед собой.
  - Медленно!
   Трое, с разных сторон ,двинулись ко мне .
  
  В этом мире не вырастет правды побег,
  Справедливость не правила миром вовек.
  Не считай, что изменишь течение жизни,
  За подрубленный сук не держись, человек!
  Омар Хайям
  
   Когда они подойдут ко мне на расстояние трех метров ,двое из них остановяться ,не опуская оружия, а один подойдет ко мне.Походный мешок весит на моей руке.Он протянет руку,чтобы взять.Вожак был прав - я не в том положение,чтобы решать.Первая секунда...Я схвачу его за руку одной рукой ,а второй начну отводить в сторону его вторую ,с автоматом,забегая ему за спину.Когда я дотронусь до его руки с автоматом,у него сработает реакция и он начнет нажимать на курок.Так как я уже отвел автомат в сторону ,люди с той стороны окружения начнут прятаться.Вторая секунда....Те за спиной замешкаются на полсекунду стрелять, и этого мне хватит, чтобы забежать за спину моей первой жертве.Я сразу уже начну стрелять,по стоявшим за его спиной и в стороны,чтобы они начали приседать и дали мне еще пару секунд.В этот момент уже начнут стрелять те двое за моей спиной .Третья секунда...Я почувствую, как тело первого начнет дрожать. Я уже достаю пистолет ,не переставая стрелять с одной руки из автомата одиночными выстрелами по всему периметру...В меня пока не уверенно стреляют с двух сторон - обоих флангов. Четвертая секунда...я уже успел пробежать пять метров..В этот момент начинатся уверенные выстрелы со всех сторон..Пока я бегу - в меня трудно попасть,с направления моего в меня пока не стреляют - я сам в них стреляю ...Пятая секунда...я вырвался из круга.Уже убил троих по пути бега.Прыгаю...Надо развернутся...приземляюсь...Надо сосредочить зрения...Они стреляют...Шестая секунда...Теперь они все в одной стороне, но и стреляют они теперь не боясь задеть своих.Стреляю во все направлениях ,когда они заметили,что пару из них я задел - они снова лягут в укрытие.Я перекатываюсь в сторону от них.Они не преследуют - они лежат на гладкой дороге ,а я уже в траве- она меня лучше скрывает.Гранаты...Седьмая секунда....Бросок...Я стреляю...Я останавливаю на секунду свою беспорядочную стрельбу,прицеливаюсь,стреляю,я попаду ,ведь всего двадцать метров.Граната приземляется,я приседаю и прыгаю на уровне пояса в сторону.Седьмая секунда...Взрыв...Я ничего не слышу-оглушен,но сразу начинаю прицеливаться.Противники встают..Поднимают автоматы.Мой выстрел,еще один ,третий...Ложусь...Начинаются ответные выстрелы...Восьмая секунда..Считаю :"Три ,еще три,один,один - восемь".Девятая секунда...Сейчас они должны в меня попасть,но кто-то из них,осмелев, уже должен встать.Поднимаю глаза - один уже встал...Спокойно,только спокойно...Стреляю три раза из пистолета в ноги почти не целясь,чуть задел...Они теперь не поднимаются ,а того мне удалось задеть -тоже лежит...Десятая секунда...я отползаю еще дальше,перекатываясь боком.Стреляют...Одиннадцатая секунда...все еще перекатываюсь...разварачиваюсь,сдвигаясь чуть в сторону.Дальше лезть нельзя,иначе я стану хорошо виден,так как дорожное полотно находится чуть выше обочины.Двенадцатая секунда...Я уже развернулся ,и прицелился из автомата в сторону противника.Кто-о из них должен
  подползти к краю,так как дальним я уже наверно не виден.Тринадцатая...Четырнадцатая...Пятнадцатая...Я уже остановил дыхание,теперь мой автомат не водит в стороны,и мушка не дергается.Один приподнимается.Целюсь...Шестнадцатая секунда...Он сосредоточенно пытается выглядить мое расположение..Семнадцатая....Стреляю...Попал...Восемнадцатая...Девятнадцатая...Перекатываюсь на другую позицию - еще дальше на их фланг...Двадцатая...
  Двадцать первая...Двадцать вторая...Достаю три гранаты...Двадцать третья...Кидаю подряд три гранаты - по центру ,на дальний фланг от меня и на ближний...
  Двадцать четвертая...Вскакивают...Начинаю стрелять очередями по два выстрела...Двадцать пятая...Взрыв..Стреляю...Двадцать шестая...Взрыв..Стреляю..Двадцать
  седьмая ...Взрыв ...Стреляю...Двадцать восьмая...Поднимаюсь бегу обратно к дороге..Двадцать девятая...Тридцатая...Кто-то из них уползает,кто-то просто пытается бежать,кого-то оглушило...Тридцать первая..Стреляю..Тридцать вторая..Стреляю..Тридцать третья..Стреляю..Тридцать четвертая..Стреляю..Тридцать пятая....Стреляю..Тридцать шестая...Стреляю...Тридцать седьмая...Стреляю...Тридцать восьмая..Все кончено...
   Я сел на дорогу,вокруг валяются тела убитых и их оружие.Оглядываюсь.Сейчас я поднимусь и быстро осмотрю каждого убитого в поисках еды и боеприпасов,но сначала я найду вожака.Мне просто хочется еще раз посмотреть ему в глаза.Короткие седые волосы,прищюренные глаза,морщинистый лоб,орлиный нос и немного впалые щеки,тонкие губы,глаза бледного серого цвета - типичный командир прошедший войну.
   - Вот и решили...- уже отвернушись от него,зачем-то произнесу я.После десятиминутного осмотра павших, я пойду искать дальше место для ночлега - мне надо отойти от города...
  
  
   * * *
  
  Очередной город на моем пути.Он был явно большой ,но высоких зданий тут не наблюдалось, только трех,четырех,одноэтажные.я шел по улицам города и не мог понять,что мне кажется здесь необычного.Через некоторое время я понял ,что нет трупов и ворон.Город меня встречал руинами,но не запахом смерти и ее спутниками- стаями воронов.Тут чувствовался людской дух.Скорее всего большое скопление людей было уже рядом.В этом городе была зелень.Скоро я понял,что
  непонятные черные кучи, то и дело встречающиеся, на улицах были ни чем иным, а сожжеными останками людей.Руины выглядили какими-то ухоженными,никак не мог понять почему.Наконец я понял,что нигде не было мелких деталей таких как арматура,железные баки,газеты,груды пластиковых бутылок.Верно все это было убрано или скорее всего сожжено.Тут определенно где-то были люди - они чувствовались.Я шел по середине улицы,давая себя увидеть.Здесь на меня смотрели не вороны,а слегка разбитые стены домов.Солнце добралось до своего зенита и под его лучами все это смотрелось как-то весело и оптимистично.Наконец я заметил какой-то шорох.Мальчик ,прячась за руинами, следил за мной.Он был на той же стороне улицы,что и я.Я откровенно дал понять ,что заметил его,повернувшись в его сторону,пытаясь разглядеть его детальней.Он был весь черный.Его одежда был вымазана во что-то черное,он явно был худ,но передвигался без особых усилий,значит просто плохой рацион.ОН наконец остановился ,поняв,что я его засек.Мы смотрели друг на друга через два паралельных окна разрушенного дома.Его глаза не выражали страх,скорее интерес.Мне не хотелось нарушать это молчание ,но все же.
  - Эй!Передай своим,что у них гость.И что я ищу людей!
   Мальчик секунду обдумывал услышаное,потом исчез,а я продолжил идти в том же направление.Скоро меня встретили...Их было трое,еще двое шли по флангам,целясь в меня из автоматов,похоже то были американские М16.
  - Стой!
   Я остановился и демонстративно поднял руки со своим автоматом вверх.
  - Кто такой?- они не подходили близко,кричали издали.
  - Солдат, - отвечал я.
  - Что надо?
  - Просто ищу,где б мне приткнуть свою жизнь.
   После этого он замолчал.Потом,один из его спутников пошел ко мне.Когда он поравнялся со мной я его узнал - это был Максим.
  -Ну здравствуй!- сказал он мне.
  
  
   * * *
  
   Их лагерь стоял в центре этого города. Огромное кострище в центре служило больше для общих собраний и сейчас просто тлело, а меня отвели к какому-то тенту, находившемся недалеко от центра лагеря. По лагерю было видно ,что он стоял уже здесь давно. Вообще казалось,что люди не собирались в ближайшее время сдвигаться в другое место, но при этом здесь мало чего было лишнего. Весь уклад был прост ,как у военных.Так же я не заметил ни играющихся детей, ни сновавших без дела подростков. Лица людей,как правило , ничего не выражали.От предложенной миски с какой-то кашей я отказываться не стал.Максим за все дорогу к лагерю больше не проронил ни слова.Возле костра меня не распрашивали,что само по себе было странно.Похоже здесь моему давнему соратнику доверяли.
  
   * * *
  - Куда идешь ? - когда уже доедал свою кашу спросил Макс.
  - Я вроде ответил,– нмного прожевав ответил я.Все время до этого, жуя похлебку, я не отводил взгляда от
  Максима, он впрочем тоже.
  - Зачем?
  - Странный вопрос – вообще-то человек не создан быть одиноким, - пытался изобразить замешательство – у меня слабо получалось это сделать.
  - И все же ты идешь один – не верю,что никого не нашлось по дороге.
  - У нас с ними, как правило, не совпадали дороги. Такое бывает.
  - Бывает, - Максим отвел в этот момент взгляд от меня и уставился на огонь, - очень часто именно так и бывает, не находишь?!
  - Что поделать, такие обстоятельства, - невольно отвечал я ему первое ,что пришло в голову.
  - Разве обстоятельства от нас не зависят?
  - Мы мало можем сделать, Макс, если весь мир вдруг решает сойти с ума. А если до сих пор не нашли виноватого, значит с тем миром действительно было, что-то не так.
  - Что?Ярослав? Что с ним было не так?
  - Трудно сказать,наверное то ,было несколько слоев ярко выраженных социальных слоев населения, независимо от рассовой принадлежности, которые диктовали свою волю другим.По -моему ничего удивительного – обычная революция. – я натянул на себя улыбку.
  - Ну и результат – раньше хоть кто-то был счастлив, а теперь на Земле вообще не осталось счастья не дл я кого.
  - Зато, сбылась мечта коммунистов – все одинаково несчастны, - нет я ни в коем случае не коммунист, но никакой другой ассоциации у меня не возникло.Хотя признаюсь она пришлась мне по вкусу.
  - Похоже где-то уже проходили.
  - Где-то...
  - Ярослав, в этом городе нет рабов, нет полиции как таковой , нет даже руководства , как такового – все , кого ты видишь вокруг – все делают добровольно.
  - Ты это к чему сказал?
  - К тому, что тут никто не счастлив!
  - И? - я откровенно не никак не могу понять к чему он вел.
  - А то, что здесь все равны!
  - Макс, к чему ты меня хочешь привести?
  - Ярослав , как ты думаешь ,несчастный человек может придумать новое, вообще способен к полноценной созидательной работе?
  - Макс, счастье - это дело наживное.
  - Да! И мы придем снова к тому витку истории, где наша человеческая гордыня уничтожила результат социальной эволюции за две тысячи с лишним лет.И где , спрашивается, смысл?
  - То есть по-твоему когда один горбатиться в поле , чтоб другой мог работать над прогрессом человеческого рода ,нормальное явление. – наконец до меня дошла общая мысль.
  - Я б сказал , что единтвенное возможное.
  - Макс , но такого ж не было?
  - Было , просто в какой-то момент ,стал наиболее важен социальный класс, который занимался управлением и кооперированием всех нас.
  - Макс то , что ты говоришь называется смирением!
  - Но в этом смирение я был счастлив, так как мне достовляло удовольствие видеть свою семью, слушать дикое количество разнообразной музыки, смотреть тупые фильмы со спецэффектами, бухать во дворе и орать песни, сидеть в кутузке, трахаться в конце-концов , и засыпать в теплой постели после этого, знать ,что если я буду прилежно работать – я получу свою долю удовольствия и кусок хлеба. Я не абориген, я не могу снова вернутся на уровень выживания в природной среде.
  - Ну так прилежно работай!Кто тебе мешает!
  - Ага, а из автомата, кто будет стрелять?
  - Допустим , если я!
  - А кто меня защитит от тебя, ведь мы оба знаем , что тебя и меня уже не остановит и рота солдат.Кто меня теперь защитит от таких монстров войны как ты ,я,командир,Леша,Женя...Я теперь прикован к автомату...
  - Максим , зачем ты мне это говоришь?
  - Затем ,что если у нас есть возможность подрправить историю, то мы обязаны это сделать.Современный человек не переживет снова век собирательства и охоты друг на друга.
  - Ты уже говорил с командиром?
  - Да, говорил, и думаю, что к нему присоединюсь, а ты останешься вместо меня здесь, раз уж ты так удачно подвернулся.
  - Знаешь, Максим, у него немного другое виденье нового мира.
  - Сейчас это не важно...
  - Думаешь...
  
  
  
   * * *
  
   Прошел месяц после ухода Максима и того ,как я решил остаться в этом островке человечества в степной пустыне.Так как дорог не было, то могу
  сказать , что Макс ушел на северо-восток .В этом лагере не оказалось практически никакого вооружения и людей способных им пользоваться, или скорее всего они добровольно отказались от оружия, поэтому меня приняли довольно легко, так как защищаться всеравно надо было. Как я понял
  местный проповедник привел постепенно эту комуну к такому решению. Как я выяснил чуть позже, все эти люди в той или иной степени были собраны проповедником. Теперь все они были глубоковерующими, но никто веру не
  навязывал, как я понял к ней все пришли. На меня смотрели с сожелением, впрочем мне было всеравно. Единственное, что от меня требовали, чтоб я не терял навыков, поэтому я тренировался с ножом, а то с атоматом бы никаких патронов не хватило бы им “отчитываться”.Остальное время я тратил на осмотр местности и расставления ловушек – на случай все таки серъезной опасности.
  Этот город накрыло волной азиатского наступления - его защитники защищали его до последнего. Такие вот городишки были частым явлением – все понимали, что в той войне пленных не будет. Этот город отличался от других тем, что его обустроили эти верующий аборигены. Всего обитавшего населения хватило только ,чтоб заполнить центральную площадь этого города , что составляло мизерную часть всей площади города . Люди предпочитали жить в палаточном городке на площади нежели заполнять полуразрушенные дома города. Эти разрушенные дома ,а точнее их крыши, стали моим пристанищем и основным местом обитания. Там я встречал рассвет и, как правило, проводил закат - в мирное время я не часто видел такое. Еще мне понравилось наблюдать за лагерем с одной из крыш домов – смотрелся он, как муравейник . Смотря на стаи ворон, которые огромными
   облаками вились где-то вдали , я вдруг пришел к выводу, что для меня этот город стал оазисом в пустыне.Смешно было наблюдать , как черные облака ворон кружили где -то вдали и, как явно было видно , что их косяки облетают город десятой дорогой . Да! Здесь они станут добычей!Глядя на то , как вороны остерегаються попобадать в город ,я вдруг понял , что человечество все таки выжило.
   Ещя я гулял по домам и квартирам в них. Как правило в каждой из них жизнь как бы застывала на каком-то моменте – никто не эвакуировался, потому что эвакуироваться было некуда . Вообще то, что случилось больше напоминало большую гражданскую войну – все друг на друга и никуда не спрячешься. Разрушенные кухни,спальни – в них все было на своих местах, отсюда никто не убегал.
   Вот я теперь наблюдал за очередным закатом и очередной бегатней людей внизу по подготовки к темному времени суток. Здесь в лагере людей, я чувствовал , что мне не хочется идти куда-то дальше. Это означает , что похоже я все таки остался человеком для этого мира – другим человеком, но все таки человеком.Странное чувствство снова обрести принадлежность. Это как мальчик-плохиш всегда гуляющий один, и вдруг обретает свою компанию, правда в ней он забывает, кто он такой. Сейчас сидел на крыше разрушенной шестиэтажки. Половина дома была просто снесена со всеми лестничными пролетами и превратилась в груду камней, поэтому забраться сюда было трудно. На маленьком костре я грел себе перловую кашу. Карабкаться сюда с хворостом занятие неблогодарное, поэтому для костра я жег мебель из разрушенных квартир дома, там же я нашел пару бутылок какого-то полусухого вина. С перловкой и вином я провожал солнце.
   Через некоторое время я услышал какое-то кряхтенье внизу , а потом отчетливые звуки карабканья по стене, но пока не обращал на это внимание – скорее всего я просто был рад сейчас любой компании.Через десять минут незнакомец долез до предпоследнего этажа. Интересно ,когда во мне умерла надежда, незнакомец лез тихо, не подавая никаких знаков оповещения, поэтому я не раздумывая передвинулся в сторону от места своей стоянки , спрятавшись за кусок стены. Автомат я не поднимал – просто держал на готове . Наконец из-под крыши появилась коротко стриженная, седая голова с большой лысиной , покрытой потом. Он с трудом вскарабкался на крышу,после чего разлегся и тяжело задышал. Он был одет в порванный во многих местах балахон священника, ткань на балахоне уже давным давно выцвела, а количество латок указывало на то, что хозяин в нем уже давно.Это был тот местный проповедник,до этого я его видел только из далека.Но в этом месте такую одежду носил только он один.
   Наконец он поднялся на колени , огляделся по сторонам, затем поднялся совсем. Прихрамывая, он подошел к месту моей трапезы взял бутылку вина и отглотнул . Вкус ему явно понравился , так как он довольно поморщился , но бутылку поставил на место. Он еще бегло осмотрел мой стол и пошел к краю крыши. Перегнувшись сильно через перило, посмторел по сторонам, наверено в надежде увидеть кого-то на дальних концах крыши – никого он естественно не увидел. После этой процедуры он уставил свой взор на лагерь внизу.
   К этому моменту я уже просмотрел его путь по стене, на предмет наличия охраны или чего-то на подобии этого,после чего решил ,что можно выйти из своего укрытия.Старик оглянулся на меня. Я подошел к своему столику и налил вина в две чашки. Подошел к своему гостю и молча протянул одну ему – он так же молча ее принял.
  - Здравствуйте! Вы не любите расслябляться ? - начал разговор он.
  - Простая привычка , которая мне нравится.Чем обязан визиту? - поинтересовался я в свою очередь.
  - Стало интересно посмотреть на защитника деревни.Управляющий деревни должен знать такие вещи.
  - До этого так не было, - я позволил себе улыбнуться.
  - Ну мое время на всех не растянешь . К сожелению мое внимание нужно всем в этом лагере – помощниками здесь не обойдешься.
  - С вами в этом я согласен. Пришли переубеждать меня?
  - Что вы ?Какое переубеждение , вы обо мне плохого мнения. - морщинистое лицо проповедника изобразило смущение, - вообще я к вам как бы это сказать , пришел провести ,как это раньше называли , собеседование , так сказать задним числом.
  - А по результатом его меня еще вдруг захотите уволить? - мы оба на друг друга не смотрели , взоры обоих были направленны на лагерь внизу. Солнце уже село к этому времени, но небо еще было красное, поэтому в лагере уже зажгли огни. Черные тучи воронов в этой наступающей темноте немного зловеще выглядили – они кружили огромными тучами где-то вдалеке и не переставая издавали каркающие звуки, которые, учитывая количество птиц, напоминали больше грохот.
  - Скорее мне просто интересно с кем имею дело, вы ж должны понимать , что я ответственен за многии жизни в данной ситуации. Пока здесь нет человека , которому я бы мог доверить управление.
  - Странно , но я привык , что люди тянуться к власти в большем своем количестве, поэтому я вам не верю.
   Я смотрел на проповедника в профиль. Его лицо мне чем-то напоминало профиль императора, я не знаю как выглядили императоры , но мне казалось, что они должны выглядить именно так. Старое лицо выражающее страрость, былую силу, опыт и ... усталость , и при ней на нем не было желания сдаваться, интересно , что за его плечами кроется.
  - Понимаете, может и есть , но я ему не доверяю. Вы ж тоже доверяете только себе,- немного хрипловатый голос пропоповедника в своей интонации выражал согласие.
  - Верно, но мы в разных сферах. Я не ответственен за чью-то жизнь,а только за свою.
  - Вы ответственены за каждого человека, которого убивали.
  - Не сравнивайте нас пожайлуста, мы немного в разных сферах , у меня не было выбора, хотя впрочем и у вас – вы скажете тоже.Но наверное мы отклонились от темы,что вас интересует?
  - Многое , на самом деле.Но не думаю , что все вы расскажете.Главным образом меня интересует на что вы готовы ради тех людей внизу. И на этот вопрос мне врять ли получиться получить ответ. Наверное сойдет , что важно для такого человека , как вы, на данный момент? - старик немного повернул голову в мою сторону.
  - Вы закрутили...почему вы решили , что получите правдивый ответ и на этот вопрос, такие вопросы задают друзья, а не первые встречные, извините, но так оно и есть.
  - Считайте это просьбой и профессиональным интересом – старик не растерялся.
  - В чем заключается профессиональный интерес? Чем это я отличаюсь от обычного человека.
  - Вы ответите на мой вопрос, после моего ответа ? - не было похоже , чтоб проповедника смутили постоянные мои уходы от ответа.
  - Да , я и так бы на него ответил, если быть чесным, - это было правдой , какой- либо страх я уже давным-давно перестал ощущать вообще.
  - Как вам сказать , как для человека, для которого доступно теперь все - вы ведете себя необычно.
  - Необычно?!Я не граблю и не насилую, да наверно ,да! Но я убиваю.Это для вас показатель?
  - Конечно?!Вам может показаться странным, но вы не стремитесь получить или удовлетворить все свои физиологические потребности , вы не стремитесь к власти над людьми и так далее.Вы просто остановились у людей выполняете какую-то работу и любите побыть наедине. И мне интересно теперь хотя бы часть вашей мотивации, чтоб знать как долго на вас можно будет расчитывать – старик говорил спокойно и немного спеша из вежливости, как-будто стараясь меня не обидеть и не напрягать.
  - Почему вы решили, что для меня все позволено?
   Старик на секунду задумался, потом отхлебнул немного вина. Он повернул голову направо , как- будто пытаясь , что-то вспомнить.Потом снова заговорил..
  - В сложившейся ситуации , в которой оказалось человечество , такие индивиды, как вы , над которыми теперь нет никакой силы , которая способна их остановить, могут делать все , что им захочеться и получать все. Ведь по сути вас некому остановить. А такого, как вы, вообще невозможно контроллировать. Ведь вам не нужны даже единомышленники , как остальным, вы сами можете прервать жизни всех людей , которых вы видите внизу и они все не смогут вас остановить. Что вас останавливает перед удовлетворением любой вашей прихоти? - наконец
  в голосе старика я услышал какой-то слабый оттенок эмоций.
  - Во- первых опыт предыдущих поколений, во-вторых у меня не так уж и много прихоти. Не у всех такие желание , как у вас ,святой отец, - я его перекривлял и это не ускользнуло от него, но его явно его это не смутило.
  - Какие , по-вашему, у меня желания? - спокойно поинтересовался он.
  - Первое , чтоб не было истории , которая произошла сейчас,второе – дети наверно.
  - Дети... – старик задумался ,точно задумался, потом сказал, - вы так и не ответили на мой вопрос, а вы обещали !
  - Извините конечно... Вы не можете требовать от меня , чтоб я пожертвовал своей жизнью ради вашего лагеря , а все остальное , как вы поняли пожайлуста.
  - Все же этот не тот ответ.
  - Важно для меня?! В некоторых случаях действительно стало трудно остановить ,но во всех... Понимать, что ты смертен, и никто кроме тебя самого тебя не спасет - помогает выживать тогда, когда не на что надеяться. Но это не по теме.После того , что случилось страшно к чему-то привязываться или просто понимаешь , на сколько все в этом мире зыбко , что каждая человеческая жизнь – это всего лишь правильный набор ритмов сердца. Боишься доверять кому-то , ведь подскользнулся и его уже нет. Понимаешь , что та цивилизация, которая жжилась на вранье и на ролях , и что достаточно оказалось смелости нескольких людей, чтоб взломать существующий порядок.И я не говорю , что они не правы . Больше боишься повторения .Вот и иду теперь я всегда, а здесь остановился ,чтоб в коем веке позволить себе слабость – под названием надежда. Надежда , на то, что мы поняли, что нельзя больше пытаться восстановить то , что было, потому что это неправильно.
  - Почему неправильно?Разве то, что тут сейчас происходит неправильно? - старик наконец позволил выход своим эмоциям – ведь посмотрите по-вашему здесь происходит что-то плохое?
  - Вы им дали надежду. И что еще хуже надежду на чудо, что ведет к фанатизму.Они должны понимать, что они сами делают свое чудо. Хотя это мое мнение . Зачем им верить в непонтно кого, если можно верить в себя.
  А вы им дали мифическое существо.Людям проще , когда за них решают , но вы увидели уже к чем привела горстка
  людей всю нашу цивилизацию . - не знаю , зачем я это говорил.
  - Вы предлагаете анархию , как сейчас. Вам просто она выгодна , никто вас не останавливает , не говорит , что делать. Вы чувствуете себя свободными.
  - А вы хотите , чтоб все были в одной гребенке , и каждый был подневольной птицей.
  - Так а чем вы отличаетесь от владельцов корпораций и президентов, которые привели к такому исходу , как сейчас? - старик не срывался на крика, но голос был его наполнен эмоций.
  - Ну хотя бы тем, что вы только что сказали. Мы не потыкаем каждой своей прихоти. Мы несем всемя бремя ответственности за каждые наши поступки. Мы куклы, мы люди, которые волей случай стали такими , каким вы видите их сейчас.Каждый из которых много раз должен был умереть, но почему-то остался жив.
  - И сейчас ты моему лагерю дал шанс?!
  - Нет, как и вам мне интерсно , что важно для таких как вы. Что вас отличает от меня. Почему я не чувствую больше того, что чувствуете вы.А надежда может как раз к этому меня и ведет.Думаю это больше похоже на надежду, - я замолчал.
  - Понимаете сейчас в вере не стоит вопрос. Не стоит вопрос в том, что являеться объектом веры. А главным является результат, который она дает, ту мотивацию ,которая появляется у этих существ , которые именуються людьми. Ведь им нельзя было оставаться в мясорубке, в которой такие , как вы, чувствут , как рыба
  в воде, - проповедник посмотрел на меня своими серыми, немного выцветшими серыми глазами.
  - Вы хотите сказать , что вы спасаете их?
  - Да, иначе как? Ведь они чуть ли не кидались друг на друга.
  - Зачем спасать массы людей путем обмана , ведь вы ж видели чем это потом заканчивается. Мы с вами стоим на обломках мира подобного вашему.
  - Почему вы не допускаете мизерную возможность существование того , в кого верят
  все эти люди. Ведь мы живы, а если послушать историю каждого человека в этом лагере – это уже чудо, – он снова замолчал.
  - Проповедник, ты сказал,что не будешь мне чистить мозги. - мой голос не был грозен,зол или раздражен, больше это походило на вопрос.
   Проповедник замолчал. Смотрел на меня со стороны и молчал.Поэтому я снова заговорил.
  - Вы получили ответ на свой вопрос?
  - Отчасти ,но никак не могу понять ваших мотивов, и насколько на вас можно положиться. - голос проповедника приобрел некоторую досаду,что вызвало у меня некоторую улыбку.
  - Проповедник, вы мне дали приют ,еду и ночлег – я сделаю для вас все возможное, хотя бы потому ,что мне это не трудно, но невозможное я сделать для вас не могу. Рано или поздно твой уклад жизни придеться менять из-за внешнх причин. История снова начнет неспешное повторение – люди начнут конфликтовать,воевать, сражаться.Вам повезет , если вы это не застанете,хуже если вы это застанете.Все зависит на сколько хватит ресурсов ,оставшихся от цивилизации. И вы сами мне сказали, почему это случится – жажда власти,желания, зависть – этого никто не отменял.
  - Но раз вы понимаете это все, значит вы в силах что-то изменить, ведь у вас сейчас
  истиная власть – теперь в голосе проповедника появились нотки мольбы.
  - Не думаю, я не могу понять чем я буду отличаться от всех остальных да и не вижу
  я смысла для себя помогать выживать всем остальным.
  - Но ведь вы нам помогаете?!
  - Проповедник, я не могу спасти мир,но наверное могу защитить одну деревню.Будь рад и этому, проповедник.
  - Спасибо.
   Уже полностью опустились сумерки, и только лагерь людей внизу подавал
  какой-то свет. Спускаться в такой темноте по разрушенной крыше было опасно. Так что я сел на покрывало возле костра и принялся к поеданию перловки, что предложил сделать и моему гостю. Мебелью для костра я запасся заранее. Пройдет еще некоторое время , мы поедим перловки и долго еще потом будем смотреть на костер, по-тихоньку попивая вино. Мне стало тяжело – совершенно незнакомый мне человек связывал со мной какие-то свои надежды, надежды от, которых зависела его жизнь. Я не испытывал ответственности за них, мне просто не хотелось этих людей обижать.
  
  
  
   * * *
  
  
   Как водится спускаться всегда было намного тяжелее, чем подниматься – в частности просто из-за того, что не видно куда ты опускаешься, поэтому пришлось подстраховывать проповедника, когда тот спускался вниз. Лагерь спокойно пережил отсутствие своего вдохновителя. Обычное утро лагеря беженцов ...Недалеко от лагере на еще одной площади были оборудованы самопальные теплицы, где-то за городом находились плантации зерновых и овощей – все это требовало внимания, как правило внимания мужчин. Смотря как с каждым днем эти люди просыпались и отправлялись на выполнение своей определенной работы и видя ,что каждый вечер они ели пищу, не особо себе в чем-то отказывая, я понимал , что наблюдаю за становлением новой общины. Я никак не мог заметить присутствие каких-то торговых явлений здесь , может больше потому, что еще не было никаких ценностей – была пища, одежда, топливо для кострища, которое было обязательным атрибутом каждой хижины здесь. Я вдруг поймал себя на мысли, что глядя , как работает обычный дровосек или как они все самоотверженно занимались переноской материалов для их нового водопровода, я понимал , что они выглядят куда благороднее, чем какой-то солдатик с автоматом, чем я сам с тем же автоматом. Где это было в том мире, поглощенные себялюбием мы наверно перестали понимать наверно, что за каждым куском хлеба стоит труд человека. И все бы хорошо , если бы тот человек , который делал тот белый хлеб не потерял к себе уважение. Уважение от того, что его зарплаты ели хватает на кроссовки его сыну или больше от того , что само общество говорило, что менеджер среднего звена успешнее , чем он. Человек может понимать, жертвовать собой ради высокой цели. И все эти тягости он может принимать наверно , если только у него есть то ,что они называют надеждой. А может сейчас в этом лагере, где стерлось неравенство – исчез стимул , который заставлял всех прорываться наверх. Ведь больше никого не гложит здесь зависть. Все что здесь я видел было похоже на старый советский фильм ,в котором какие –то рабочие чуть ли не герои прокладывали транссибирскую магистраль и каждый из них ответственно понимал , что от его труда зависит счастье какой-то области того огромного государства. Странно, но из той обители зла вышли люди в тот новый, буржуазный, «лучший» мир, которые даже по тем меркам были – были объективно лучше или сильнее , чем те, которых породил уже тот новый «лучший» мир. Мы потеряли себя, но когда теряешь себя, не случает конфликт , наоборот все становится спокойней. Что такое «успех» ? То общество бредило этим словом, не особо задумываяюсь над тем , что оно означает для других ,а главное не понимая ,что значит оно для них самих. Ведь «успех» стал означать деньги, которые стали привязывать к месту работы, к людям определенному слою и хорошо было детям «успеха», которые с удовольствием пожинали плоды своих родителей.Так рождалось новое поколение ,которое мыслило на одну категорию выше ,чем их родители. Поколение, которое привязывалось к чему-то своему,поколение которое в своем апогее восхождения по социальной лестнице начинало мыслить категориями благополучия целых общин или даже народов, а взятки своей совести платило копейками благотворительным организациям. Это то , чем заканчивался в конце концов «успех». Это то, что мы называли прогрессом , не заглядывая
  в день, который наступит за днем ,который следует за послезавтром.
   Ты рыба , ты плывешь против движения своего косяка, именно тогда ты заметен, именно тогда косяк извивается , пытаясь тебя обогнуть, именно тогда он пытается пойти в более удобную сторону, что не так сильно ощущать твое влияние на него. Но как только ты поплыл со своим косяком - ты сразу перестал заметен, и более важно то, что косяк сам по себе стал спокоен. Или это рыба выбьется из стаи и поплывет своей дорогой , а косяк просто о ней забудет. Глобальный конфликт не результат возмущения пары людей – они бы не могли такого сделать.
   Наверно в таком вот благородном общест ве рождался мир , который сейчас поргреблен под руинами Азии, Европы,Африки , Северной и Южной Америк. Нет! В их начале лежали первобытные племена , которые не могли мыслить , а просто выживали в условиях дикой природы, но ведь этим же сейчас занимается и этот лагерь. Ведь отсутствие образования сгладит все знания , котрыми обладала та цивилизация , как только умрет мое
  поколение, и люди должны снова вернутся к тому первобытному времени. Может этот замкнутый цикл и есть природный цикл человеской цивилизации, это было б природно ,ведь все в природе движется по какому-то замкнутому кругу, почему мы являемся исключением.
  Интересно, а проповедник додумается ввести образование? Хотя , наверно он додумается, а вот те , кто скоро придут к власти догадаються , что управлять необразоваными гораздо проще — именно тогда начнется новое начало цикла человечества. Как же интересно, если прервать все это — одно плохо , врят ли я увижу тогда конец,ах как жалко. Впрочем я был весьма наивен — нарушить этот ход эволюции было также трудно , как заставить олигарха пересесть на запорожец, то есть невозможно. Но это я пойму позже.
  
  
   * * *
  
  
  
   Я бродил по лагерю, развлекая детишек всякими фокусами с ножом.Сейчас стояла жаркая погода — солнце было в самом зените и беспощадно жгло все вокруг. Жизнь в лагере
  замерла — сильно ощущался недостаток воды. А водопровод еще не достроили. После того , как все мои фокусы исчерпались , я разогнал толпу детей и улегся на одной из крыш , подставив себя беспощадному солнцу, если не двигаться , то так лежать было приятно. Когда-то я пытался обитателям лагеря помогать по хозяйственным делам, но потом понял , что так я перестану быть тем , кого они себе взяли для защиты и перестал заниматься такими делами - посмеиваться надо мной не посмели ...Я привязывался к этому месту , я ощущал это всем телом... Сейчас я отчетливо понял , что я в блаженном , расслабленном состоянии уже не тот человек , которого когда-то называли «Черным фениксом». Я все еще
  старался без лишней надобности не общаться с обитателями лагеря , но... Женщины мне улыбались , мужчины жали руку , дети радостно кричали при появление меня в поле зрения.
  Может человека делает человеком его общество , а какое общество , такой и человек. Нет так быть не может — мы все разные, абсолютно разные.
   Солнце меня жгло прямо в лицо, одинокие птицы летали где-то так далеко от земли , что были похожи просто на белые точки, а вороны уже давно притихли — их время уходило.
  Вороны притихли... Командир, Максим... Неужели они остановились?!Нет , не остановились...
  Я смотрел за одинокой птицей, парящей где под облаками в гордом одиночестве , и сам отвечал на свой вопрос — они не останавливались, они где-то там. И если у них что-то получается, то когда-то они должны вернуться и сюда... Вернуться...Птица улетела...Я поднялся — мне пора в путь... Я ж сам понял , что цикл должен повторится ...Почему об этом забыл?!Надо исправлять.
   Проповедника я не нашел в его шатре , зато мне сказали , что он отправился в степь гулять, куда-то на юг( в принципе направления было достаточно). Я отправился на юг — проповедник любил такие прогулки, обычно он уходил на сутки. Ночь меня застала одиноко шагающим по степи, от этого было даже легче, так как проповедник сейчас должен разжечь костер и будет виден из далека, что сразу и подтвердилось после часа продвижения в том же направление — одинокий огонек в степи гордо мне маячил. Через пятьнадцать минут я подошел к костру.
  - Здравствуй , Ярослав — он приветсвовал , сидя у костра .
  - Здравствуйте.
  - Тебе стало скучно лазить по крышам и ты решил присоединиться здесь ко мне этой ночью, - на его лице на миг появилась едва заметная улыбка.
  - Может и так, а что у вас на ужин, - сказал я заглядывая в котелок, в котором варилась какая-то курапатка, интересно , как он умудрился ее спаймать.
  - Ну как тебе? Подойдет? Ты не взял случайно того вина с собой?
  - К сожелению нет , - сказал я разводя руками, и искренне жалея из-за этого факта.
  - Жаль, — наверно не менее искренне пожалел проповедник , - потому что у меня завалялся только разбавленный спирт.
  - Подойдет - не хотелось пить, но что поделать . Видно , проповедник любил по придаваться забвению в одиночестве.
   Бульон из курапатки был готов через десять минут.Мы достали столовые принадлежности и принялись за еду, попутно молча чокаясь и выпивая розбавленный спирт.Когда с трапезой и в фляге оставалось спирта на один заход, проповедник решил вернуться к разговору.
  - Так зачем явился,Ярослав? - он продолжал доедать остатки бульона , но его глаза были устремлены на меня.
  - Мне надо уйти на некоторое время.
  - Зачем если не секрет?
  - Ну вообщем все просто — узнать, что творится в окружающем нас мире .
  - Похвально, думаешь с нами ничего не случится , за время твоего отсутствия?
  - Надеюсь , что нет . Но жить в информационном вакууме нельзя, хотя бы из причин безопасности.
  - Согласен.И куда направишься?За своими знакомыми ?
  - Вы знаете и про Капитана?
  - Он приходил до тебя.
  - Ясно.
   Распрашивать проповедника про капитана было бессмыленно , так как я и так примерно знал все. Он пришел до меня, они общались с Максимом,после Максим остался ждать меня .Он устроил меня здесь...и отправился за Капитаном следом. Стоп...Он устроил меня здесь , без него я б тут не задержался , на неделю, но не больше...Они меня и так сначала хотели убить, иначе, как объяснять тот патруль , который меня встретил...Проповедник не гнушается никакими мерами похоже, но сейчас он этого не скажет. Если это так, то вдвойне интересно , чем они занялись там ...Где там? Даже не знаю, как их найти . Хотя с другой стороны , если они действительно хотели меня задержать , то
  сейчас я он них должен что-то услышать, а если я все себе сам придумал, то я ничего не потерял...Пора идти в любом случае.
  
   * * *
  
   На следующее утро я встану где-то в пять часов . Учитывая время года , солнце уже появится , так что я свой путь начну еще в теплых , но не жарких его лучах. Днем будет двигаться вообще мало приятного – солнце будет выжигать все, и любое движение будет невыносимо , в лагере вообще в полдень объявлялся тихий час. Над направлением я долго думать не буду - пойду в направлении, в котором ушел Максим.
   Я шел целый день не по дороге – это немного напрягало, так как заставляло все время смотреть под ноги. Дул очень теплый ветер – очень неприятный теплый ветер. Горизонт постоянно плыл перед глазами, океан высохшей травы не давал расслабиться ни на секунду – он постоянно напоминал как ты мелок, насколько твой человеческий шаг незначителен по сравнению с этими огромными пространствами. Так наверно надо было лечить людей от самоуверенности – выкидывать посередине пустыни или степи и не говорить в каком направление ближайший город, а можно и говорить, но при это не говорить сколько километров до него. Ты барахтаешься в этом океане и осознаешь , что ошибись ты в направление и ты вообще пойдешь в никуда, поэтому каждый шаг вызывал сомнения, каждый шаг заставлял вспоминать об уютном лагере. Через полчаса после моего выхода, я понял , что необходимо выйти на дорогу. Вспомнив примерное направление дороги из лагеря, я сменил свой первоначальный план и направился в сторону, в которой должна была находиться дорога – и вот уже целый день шел к ней.Наверное, поэтому меня обуривали сомнения по поводу каждого шага. Призраку надежды я упорно не давал появиться , я заменил призраком знания — уверял себя, что знаю куда иду. Холм, за холмом я преодолевал , и за каждым холмом был снова только холм. Во время перехода пытался высматривать какую-то живность, но она в упор не появлялась, только птицы были моими неизменными спутниками. Во время пребывания в лагере я обзавелся картой страны, и если ей верить, то похоже за этот день мне пока не удается преодолеть пятьдесят километров до дороги, которые меня отделяли от моего места ночевки с проповедником.
  Небольшая стайка птиц стала кружить над моей головой, образуя некое подобие урагана-смерча.Каркающие звуки выдавали в них воронов . Они меня стали раздражать. Они стервятьники, но я не мертв....Не мертв...
  - кто тебе сказал , что ты не мертв — один из воронов опустился на уровень моих глаз, и определенно говорил со мной...
  - Я ж ощущаю, чувствую... - почему мне кажется , что все нормально , что все вороны умеют разговаривать.
  - Ощущения - это только твои рецепторы, которые передают сигналы в мозг, А вот чувства -
  неужели ты чувствуешь? - ворон летал вокруг меня , мерно описывал круги вокруг меня...
  - Что ты имеешь ввиду? - я пытался тщетно уследить за пируэтами этого существа, но это мне мало удавалось...
  - Что я имею ввиду под чувствами? Что я имею ввиду под чувствами? - ворон казалось начал хохатать, потом он резко замедлил свой полет и спарил мне на плечо, - ты человек , знаешь , что двигает человеком ?Чувства ! А под чувствами можно понять многое , очень многое....Например мозг получает , сигнал , что ему выгодно убить вон ту ворону....Что им двигает ?
  - Вообще-то это называется сознания ....Глупый ты ворон...
  - А ты убил вон ту ворону ,если б у тебя была такая возможность?
  - Конечно!Я люблю мясо...
  - Дурак!Дурак!! - закаркал ворон противным карканьем, и его подхватили вся стая, которая кружила у меня над головой....Дурак, дурак — кричали они....
  - Перестаньте !!! - закричал я , закричал во весь голос....Я метнулся , вперед ....Ворон взлетел , а я выхватил автомат...Птицы тотчас разлетелись в разные стороны, испуганно каркая, только ворон парил на одном месте.....И смотерл мне в глаза. Я опустил автомат.
  - Стечение обстаятельств предоставляет тебе шанс, но этот шанс становится шансом для тебя лишь потому , что обстаятельства в нужном для тебя русле сейчас. Не будь нужных обстаятельств и эта ситуация обернулась бы дл тебя крахом....Вот этим чувства , которые тобой двигают отличаются от сознания...сознания....Сознания заставляет самого тебя творить нужные тебе обстаятельства....И тогда ты сам выбираешь свой шанс...Каррр....Карр...
   Я открыл глаза, на меня смотрели тысячи звезд.....Небо было ими усеяно. Похоже жара
  сыграла на моей голове все таки. Такого со мной не было...Наверно сытая жизнь в лагере меня немного расклеяла. По всей видимости у меня случился простой тепловой удар.В рту сильно пересохло... Я смочил горло....Куда-то идти сейчас уже не имело смысла, я ничего не видел в этих сумерках...Абсолютно ничего...Я принял решение — лечь спать.Я достану спальный мешок из своей котомки и мирно усну , предварительно , смочив горло парой глотков воды. Утром я обнаружу , что не дошел до полотна шоссе всего двадцать метров.
   Двигаться по дороге гораздо приятней. Эти два дня мне дались гораздо легче, чем тот первый день в степи. Нескончаемая дорого морально легче , чем нескончаемая неизвестность желтых холмов степи.Холмы кричали , что ты ничего не значишь, а дорога кричала будет трудно , но какая-то цель тебя всеравно ждет.Неизвестно, что тебя ждет в конце этой дороги, но что-то всеравно ждет. Все таки, как важно человеку осознавать, что все что он делавет имеет какую-то цену. Он так этим иногда захватывается, что забывает , что он сам тоже творец этой цены, что он сам задает цену, и она намного объективней , чем та , которую зададут другие.Потому что нам ведь так тяжело обмануть самих себя, чем других.На третий день , примерно в середине дня , я наткнулся на указатель Черкассы — это была черта города, а еще меня встретили люди.
   Их было трое....Как водится с автоматами.Странное оказалось то, что они сразу открыли по мне огонь, едва приблизившись. А еще было странней , что я не предпринял никаких мер безопасности — расслабился я все таки в лагере. Лежа на траве , под огнем, наблюдал за их действиями — они меня окружали. Они определенно пытаются меня убить. Такая маленькая группа так сильно рискует, если б они были отдельной самостаятельной группой, то для них на первом месте стояло бы выживание, а не убийство одинокого путника, значит они часть чего-то большого, чего агрессивного.Думаю , что стоит убедить этих, что я от них сбежал. Я стал ползти в сторону, пытаясь обойти их с правого фланга по очень широкому радиусу. Сильный степной ветер прятал мои действия , вскоре они перестали ориентироваться , где я нахожусь. Они с большим безрассудством стали передвигаться вперед, оглядываться, а я уходил все дальше в сторону, из которой они появились.
   Было конечно опасно оставлять патруль у себя за спиной, но что поделать, не хотел к себе привлекать внимание...Это был именно патруль — у них не было вещевых мешков, значит они не могут передвигаться долго. Я решил сойти с дороги, и стал двигаться параллельно ей примерно в двух километрах с стороне, не упуская ее из виду. Вообще встреча с этим патрулем была интересна тем, что по-близости не было руин каких-либо городов. Через пять часов пути, минуя еще один патруль, я наткнусь на то , что и предпологал увидеть. Возле места , где дорога, проходила через водохранилище , стоял лагерь.
   Интересно, имеет смысл пытаться красться к этому улию людей ...Думаю , надо идти туда открыто — может и повезет, но все таки наверно не стоит пытаться заходить в лагерь
  со стороны дороги: уж очень агрессивный у них был патруль. Лагерь не был обнесен частоколом - действительно , а где взяться деревьям посереди степи — одни военные тенты, прикрытые тканью защитного раскраски. Среди тентов шныряли , но не очень активно. Какого-то подобия охраны я не заметил. Я подойду к тентам с запада, и вынырнув из высокой травы быстро подбегу к ним . Как только я окажусь возле тента , я сразу перейду на обычный шаг. Я свой, я здесь уже хожу каждый день.Медленным и уверенным шагом я направлюсь в центр этого тентового города. Я буду идти медленно , прислушиваться к разговорам вокруг, пытаясь уловить какую-то информацию , кроме той, кто с кем вчера после смены развлекался, и кому, как не повезло сегодня со сменой.Оглядываться по сторонам нежелательно. Я б обратил бы внимание на человека, разглядывающего все подряд.За мою пятиминутную прогулку мне удасться выяснить, что этот лагерь передвигается с места на место, такая тактика оказывается наиболее им удобная , чтобы оставаться не замеченными для различных банд и отрядов других городов. Упоминание про другие города меня заинтересовало...Они есть, они воюют....Не навоевались что ли, правда у этих самих не самый безмятежный характерец. Наконец я дошел до центра , на мое удивление здеь не оказалось никакой площади, подобия базара или склада. Что дальше... Надо быстро пройти мимо . Я направился к другому концу лагеря , все также прислушиваясь к разговорам вокруг. Малоинформативные, но мне все же удалось узнать, что они ушли из устья какой-то реки, так как там стало опасно из-за чересчур опасного поселения по близости.Не знаю, почему, но мне не хотелось входить с этими людьми в контакт — слишком много среди них было людей с оружием. Дойдя до окраины , я подойду к зарослям травы и встану в позе справляющего нужду, через секунду я прыгну в высокую траву и поплзу прочь.
  На утро я продолжу свой путь...
   Солнце жестоко светило над головой, выжинные поля травы изредка провиднялись бледнозеленными проплешинами — в этом пейзаже чувствовалось истощение, как бегун добегает до финиша ели дыша, так и здесь все ели дышало. Где-то там в поднебесье
  снова летали птицы, среди них я искал своего знакомого ворона — мне почему-то казалось, что он появится снова. Я знаю , что этот ворон только моя галлюцинация , но с ней хоть можно было поговорить. С каких это пор мне нужен был кто-то , с которым бы я мог бы говорить.Мне это не нравилось , совсем не нравилось...
   Надо признать, что переходы по выжинной земле давались мне гораздо легче. Наверно во мне играла гордость — смотреть , как стаи воронов кружились над мертвыми городами, как они шарахились при виде меня. Они смотрели и не верили, что это существо , так долго нагонявшее на них страх таки выжило. Как на черном ковре этих птиц мгновенно появлялись проплешины там , где ступала моя нога, как они испытывающи смотрели на меня со всех сторон, как -будто ждя моей смерти.Во мне сейчас играла гордыня и мне хотелось снова испытать это чувство, но где оно было тогда.
   - Как где?!кар-кар-кар!!! - мой знакомый приземлился мне на плечо, - тебе было просто стыдно , ты ж видел другой исход конфликта , ты видел смерть человечества . А сейчас видишь, что не смотря ни на что люди все таки будут жить...
   Я посмотрел на небо — солнце было в самом зените. Теперь я знаю , когда это черная гадость будет появляться . Вроде бы у меня не было ранений и контузий — какого черта это галлюцинация.
  - Ты не прав — заговорил я со своим гостем,- я чувствовал одиночество ... Я остался один ...
  А теперь похоже осознал , что остались такие же как я, и что мы остались правителями этого мира..
  -Дурак-дурак !Ты сам причислил себя к этим существам, которых ты называешь людьми. Ты отнес себя к этим только потому выдержать диалог самим собой не каждому под силу. У тебя хороший судья, с которым тебе очень трудно. И когда в этой мясорубки многии лишились своих судей , у тебя остался твой.Этот судья ты сам...
  - А другие?!
  - А других оценивали все кому ни лень , кроме них самих — вот они теперь и бесятся, мечутся ,снова строят старую цивилизацию.Кар-кар-кар...
  - А что дальше тогда, думаешь у них получиться ?
  - Помнишь, что тебе сказал проповедник ?Дурак!!! Раньше система могла перемолоть тебя — ты был ничтожен по сравнению со всей этой огромной системой!А сейчас?! Кто тебя может остановить?! Теперь судьба этого мира у твоих ног!
  - Я один что ли?!
  - Ну не совсем, ты ж знаешь своих знакомых...Кар-кар-кар ...думаю есть еще такие ....Не много, но есть....кар-кар-кар....Мне пора ,Ярослав....
   Я открыл глаза...Солнце уже миновало зенит примерно час назад, а я лежал на дороге. Пора с этим заканчивать — так меня можно брать голыми руками. Пожалуй стоит отдыхать днем, а то мой мозг явно решил играть в игры в полдень — ему явно надоели этот желтый океан.На следующий день днем я буду лежать под кустиком и дремать — ворон не появится. За время пути из предыдущего лагеря я пропущу мимо себя несколько групп следующих в направлении , откуда пришел я. Я с ними не буду входить в контакт, просто буду наблюдать , как они проходят мимо...В основном они будут состоять из пары человек с оружием и десятки разношорстного народу от семей до пионерского отряда.На третий день я решу вступить в диалог...Их было семеро, как я понял большая семья. Один отец, мать, пара сыновей, пара дочерей, и маленький ребенок. Отец наведет на меня автомат и чуть ли не плача будет угрожать мне , с расстояния шестидесяти метров — я буду видеть, как у него трясутся руки.
  - Не подходи ....Не подходи....Не подходи....Убью....Сволочь... - закричал он.
  - Эй !Вообще людям стоит держаться вместе, а не стрелять в друг друга ...
  - Уйди, ты иди своей дорогой , а мы своей....Не подходи..
  - Объясни куда все идут? Вы не первые...
  - Не подходи.... - не унимался мужик. Дети за его спиной прятались в объятьях матери.
  - Все-все ! Я стою на месте.Видишь? - один из сыновей достал непонятно откуда дубинку и с воинственным видом стоял на равне с отцом.
  - Владик уйди .Уйди Владик... - закричал ему тут жи отец.
  - Эй мужик там, куда вы идете сейчас есть два лагеря , один из них было б неплохо оставить целым, если хочешь в нем ты найдешь убежище, но только,если ответишь мне.
   Мужика явно заинтересовало сказанное мной, так как он успокоился и стал меня слушать.А я продолжил.
  - Как тебя зовут?Меня Ярослав.
  - Сергей.
  - Итак, Сергей, чего по этому пути такое активное движение в эту сторону?
  - Там снова война, там нет еды и люди снова воюют.
  - Сергей , ты понимаешь, что говоришь бессмыслицу!Как еды может не хватать?!Из-за чего воевать, ведь земли теперь снова предостаточно.Пахай и собирай урожай!
  - Но не хватает же. Сначала так и было все расселились и стали организовывать хозяйства, а потом везде стали пропадать люди.Все стали объдиняться ,чтоб защищаться, тогда снова вспыхнули разногласия из-за земли — ведь всем не хватало земли в округе лагерей , а отходить далеко от них никто не хотел.Появились серъезные конфликты внутри лагерей, стали появляться группировки. Те, кто не хотел входить в группировки становились рабами группировок.
  - Это бред, а никто не пытался отловить первоначальных разбойников, которые разоряли вас сначала.
  - Пытались , но все отряды возвращались ни с чем, либо не возвращались, - мужик уже успокоился,он говорил почти не запинаясь.
  - А вы все были из одного лагеря?
  - Нет, было много образований, постепенно они тоже стали воевать между собой.
   В этом не вязалось все, абсолютно все. Если то , что говорит этот человек правда, то там сейчас должен был царить хаос. Но не может же быть, что они там все по сходили с ума, ведь не один же такой проповедник, как в том первом лагере на руинах. Должны же были найтись лидеры, которые показали бы путь к равновесию интересов. Любая систем рано или поздно приходит в стационарное состояние. У человека есть логический аппарат , значит
  его можно рассматривать как математическуй абстрактную систему , много людей возникает система, атомы, которой является человек. Люди могут не уживаться между друг другом, связи между ними приводят к конфликтам, но понимая , что из своих связей они могут получить выгоду - они должны стремиться к равновесию. Это так же подтверждает тот факт, что ими всеми движут одни и те жи моральные устои,одна логика. То есть в конце концов все должно было утрестись , не важно каким способом — кровавым или мирным. А он говорит , что там хаос!Неужели там такой процесс становления.Нет !такой вот процесс буквально уничтожил мир.Не могли люди так скоро прийти снова к конфликту.Революции заканчиваются новым строем, а не гибелью всего народа. Но, кто бы не управлял тем лагерем, что я нашел до этого он молодец , что увел его оттуда.
  - Серега, сколько мне еще идти до вашего прошлого дома?
  - Мы шли два дня .
   Значит мне идти не больше суток — не больше семидесяти километров.
  - Сергей , через километров двести свернешь с дороги.Пойди параллельно ей в километрах пяти от нее. Таким образом обойдешь там какой-то лагерь , в нем очень воинственные патрули.Когда обойдешь его, иди дальше по дороге , так ты набредешь на руины города . В нем ты найдешь мой лагерь, скажешь им , что от меня . Передай им , что я вернусь. Все !До встречи !
   Мы расстались.Уже подошло время заката и идти стало веселей. Все внимание на себя забрало красное солнце и перестал замечать бесконечный желтый океан высохшей травы.Дорога приобрела красноватый оттенок. Мне захотелось улететь, невольно мне захотелось поменяться с тем вороном местами, летать себе по небесами , издеваться над одинокими путниками в полдень. Да,определенно, мне бы понравилось. Только вот наверно я б не летал над полями сражений ,лучше б научился питаться червячками что ли. Полет , почему мы все время мечтаем о нем? Может быть для людей — это символ бесконечной свободы. А такая есть?Ведь в небе есть ветер, который частенько будет указывать , куда стоит лететь.Есть грозы, которые будут заставлять приземляться на болотах. Смешно, даже в самых смелых человеческих мечтах , человек не мечтает о свободе, а только лишь о ее иллюзии. Наверно мы смешны. Так может сразу себе вышибить мозги.На моем лице появилась улыбка , потом она переросла в тихий смех, и наконец дорога начала содрагаться от моего хохота. Таким образом я хочу себя освободить , а никто не сказал, что это освободит, просто мы ничего о ней не знаем, вот наверно, и спрятали там абсолютную свободу. А гарантий то и нет. Хотя , это нелогично, если б человек мог получить абсолютную свободу в том понимание, в котором ее увидел я сейчас. Ведь тогда мы поравнялись с тем, кого многии люди называют богом, что в принципе невозможно ,что это тогда за бог.Разве что мы несем его частичку в себе, а не только образ и подобие.
   Когда солнце почти село вдали замаячала какае-то одинокая фигура. Это был определенно человек — один человек. Я не прятался ,и после десяти минут движения друг другу навстречу я понял, что он не мог меня не заметить.Скоро мы приблизились на достаточное расстояние , чтоб я был в состояние заметить автомат на его правом плече. Казалось , что я его ничуть не смутил — он шел не останавливаясь мне на встречу, но при этом похоже практически не отводил от меня взгляда. Было немного неудобно на него смотреть , так как как раз за его спиной садилось солнце.Это значит, что в случае чего, прицельно стрелять в него тоже будет трудно . Поняв, что именно этот факт меня сейчас смущает, я поднял левую руку ладонью вверх , по направление к незнакомцу. Человек вдали развел руки в стороны — его правая рука сжимала атомат.Я сделал ответный жест.Когда мы оказались на расстоянии ста метров друг от друга — я смог различить черты лица,морщины и... улыбку. Лицо Алексея почти не изменилось, только морщин немного добавилось, скорее всего от его неизменной
  улыбки.
  - ну здравствуй - поздоровался я.
  - привет - ответил Алексей, - мне сказали ,что ты осел в какой-то деревне.
  - ну мало ли что говорят, - не признавался я, - а кто говорит,Алексей?
  - у нас же есть общие знакомые - с лица Леши не сходила его фирменная улыбка.
  - так я ж и спрашую,какой именно из них - подыгрывал я ему.
  - Ярослав, какая в сущности разница.
   Я невольно улыбнулся.Общаться с ним всегда было занятным делом.Он почти не изменился.
  Война на многих оставила следы — нервозность,страх,шрамы,усталость или разочарование в глазах, а на нем были только следы от его неизменной улыбки. От этого впечатления я никак не мог избавится.
  - Действительно — я позволил себе улыбнуться.
  - Мне всегда нравилась твое чувство юмора,Ярослав.Итак где ты застрял?
  - Если тебе сказать , ты захочешь ту да же, Леша.
  - Можно подумать ты сбежал из рая.
  - Нет, но там спокойней , нежели ходить по руинам.
   Алексей уже уселся на бордюре и раскладывал какие-то пожитке на асфальтном полотне. Наконец достал из недр своего наплечного мешка флягу. Он глотнул из нее, но мне не предложил.
  - Просто вода с медом — пояснил Алексей, пряча флягу обратно.
  - Откуда идешь,Алексей?Я слышал, что в километрах семидесяти отсюда вновь идет чуть ли не настоящая война?
  - А тебе не всеравно ,Ярослав - Алексей вновь игриво улыбнулся, - возвращайся в свой рай, и живи там.
  - Ну любой земной рай могут и разрушить всякие доморощенные вояки типа тебя.
  - А ты его будешь защищать? - Алексей не переставал хитро улыбаться .
  - Вот именно сейчас этим и занимаюсь, - ответил я ему.
  - Думаешь кто-то додумается снова развязать войну?Слушай чего это мы говорим о таких глобальных вещах, нашего ли это ума дела.Наше дело было стрелять , а теперь поднимать страну или то, что от нее осталось.А мы тут встретились - двое старых боевых товарищей — и разводим демогогию непонятно о чем, а Ярослав?
   У Алексея были короткие светлые волосы. Правильный овал лица ,в меру густые брови, прямые линии подбородка и носа, большие светло голубые глаза — это все наверно состовляли то ,что девушки называют мужской красотой. В бурной армейской жизни он не позволил никому сломать себе нос, а шрамы над его светло голубыми глазами были плохо видны на его смуглой коже. В этих голубых глазах всегда был виден какой-то игривый огонек, когда с ним говоришь ,часто казалось,что они смеються над тобой. Наверно так оно и было ,но вот словить на открытой насмешки Лешу было очень трудно. Алексей в офицерских кругах считался мажором,который пошел в армию ради развлечения. Как было на самом деле уже врять ли кто узнает, а сейчас это уже не имело никакой разницы.Я смотрел сейчас ему в глаза, и наверно впервый раз в его глазах не видел насмешки.
  - Алексей, мы постепенно снова пересекаемся с друг другом. Если не пересекаемся , то слышим друг о друге в очень далеких кругах. Знаешь что я слышал о тебе?
   - Наверно ты слашал про психа в центральных.
   - А как мне это трактовать?
   - Ярослав, я защищал свой дом. Так же как ты скоро будешь защищать тот свой поселок.
   - Почему ты решил,что мне придеться его защищать? - я спросил, хотя уже знал ответ сам.
   - Нам всегда надо что -то защищать ,Ярослав ,исключение состовляет только случаи ,когда мы нападаем.
  - Не пойму тебя, Алексей, ты думаешь мы снова будем сражаться?
  - У нас с тобой нет выбора. Что ты будешь делать в этом мире?Ты ничего не умеешь, а если и умеешь, то тебе не хочется больше этим заниматься. Судьба поставила тебя выше других.Намного выше. Ты это знаешь , и ничего поделать не сможешь с этим знанием. Так получилось, Ярослав, что ты, я , Максим, Женя, командир новый закон в этом мире. И нет другого закона пока есть мы. Или ты хочешь , чтоб вся эта толпа баранов снова захлебнулась в собственном говне.
  - Леша , ты правильно сказал - мы всего лишь случай , небольше и не меньше. Если б это было не так, вы б там не развели непонятную междуусобицу между поселениями. Вы только снова доказали, что как бы вы сильны не были одолеть покорить сами вы их не можете.
  - Нет , Ярослав , мы развели эту междуусобицу только для того ,чтоб они сами поняли , что у них нет другого выбора.Одно дело управлять толпой рабов, а другое дело макаками , которые признают твое главенство.
  - Почему ты решил ,что ты к примеру достоин быть законом этим несчастным макакам.
  - Ты поймешь это когда то племя баранов ,которое ты встретил , не долго думая, вырежит твой тихий уголок , в котором ты прятался.
   Так скорее всего и будет, а я об этом и забыл подумать.Почему? Наверно пребывание там меня слишком разнежело — я стал верить в человеческий гумманизм.Странная это вещь — вера, она заставляет надеяться. Но мне и не надо видеть, как того тихого уголка , построенного проповедником, не станет. Я вспомнил свой разговор с проповедником на крыше.
  - Знаешь, там живут люди, которые понимают вас.
  - Ярослав, ты меня не слушаешь , скоро нас частично будут понимать все.А если не понимать, то осознавать , что мы их надежда.
  - А вы знаете, как заставить их?Как ты предстанешь перед ними?Ведь время декларативных лидеров прошло безвозвратно.Кто ты для них?Никто! - я говорил ему, а сам не мог отделаться от мысли, что они правы.Кто дал им право на это, ведь раньше такое называли геноцидом , и весь мир плевался, только заикнесь о нем. А в глазах Леши снова появился огонек насмешки.
  - Думаю за этим дело не встанет. Ведь , если глубоко заглянуть внутрь каждого человека, то свобода ему не нужна, ему нужны хлеб и зрелище, а другие вопросы он с удовольствием оставит кому-то другому.Сраная демократия Европы это наглядно нам показала, так же как и США.- продолжал Леша, - ведь даже ты никогда не брал на себя роль командира, ведь так ?!
  - Леша, а кто будет конроллировать вас? Власть — тонкая дорожка. Не боишься соблазна.
  - Демоны внутри каждого из нас будут играть всегда,Ярослав.
  - Знаешь,я больше боюсь не за вас ,а за ваших наследников,вообще-то.
  - Не стоит,так было всегда. А знаешь, Ярослав, я тут подумал, все будет так же как и в этот раз,снова все закончится вот таким глобальным конфликтом,который погубит большую часть нас.
  - То есть вы всего лишь повторяете историю, делая нас бессмертными?Начинает новый цикл жизни человеческой цивилизации.
  - Получается , что да — ответил Леша после некоторой паузы.
  - Бессмыслица какая-то ,тебе так не кажется...- сказал я , хотя думал наоборот.
  - Почему? Все так устроенно в природе, везде кругооворот,по-моему это логично... - не казалось ,что Алексей удивился моими сомнениями,скорее ,что он защищал ревностно будущее своего мира или он защищал прошлый наш мир.
  - Если мы знаем , куда все это ведет. И даже теперь не надо никаких доказательств для этого ведь есть такой наглядный практический опыт. То зачем ездить по кругу — ведь сама по себе одиночная езда по кругу не имеет смысла. У нас есть замечательный шанс вырваться из окружающих нас
  границ .
  - Ярослав , если ты знаешь как, то помоги нам.Я понял ,что не знаю , как не наступить еще раз на эти грабли, скажи мне как , и я их обойду обещаю! - в голосе Леши появились умоляющие нотки,такие отчетливые,такие знакомые.
  - Алексей , ты правильно сказал, я никогд не брал на себя роль командира.Ты себе выбрал предводителя, он знает ,что делает , ты знаешь к чему это ведет.Дерзайте. А не знаю как , не знаю что!Лучше синица в рукаве , чем непонятная черная тень в небе.
   Глаза Алексея впервый раз посмотрели на меня. Мне показалось,что он хотел через низ заглянуть мне в душу, что он изо всех сил пытается прочитать мои мысли,что он изо всех пытается во мне увидеть свою будущее — это было похоже на мольбу.Жаль Алеша , что во мне нет твоего будущего, я наверно предоставлю решать его вам...
  
  Что там , за ветхой
  Занавеской Тьмы?
  В гаданиях
  Запутались умы.
  
  Когда же с треском
  Рухнет занавеска,
  Увидим все ,
  Как ошибались мы.
   Омар Хайям
  
  
   * * *
   Давно наступил вечер.Я сидел у костра — мой переход на сегодня уже закончен. Алексей ушел
  в сторону ,откуда пришел я. Мне не хотелось думать о целях, двигавших его туда.Я как-то совершенно не подумал о возможном нападение на село проповедника.Вернее думал,но не взвесил ситуацию заново , когда наткнулся на сбежавший лагерь.Я не мог разобраться с тем ,что на меня нахлынуло сейчас. Мне казалось,что погибни проповедник и его преспешники — они меня проклянут, а себя ощущал предателем. Это чувство я уже ощущал — оно называется тревога и вина.
   Хлопаньям крыльев я почти не удивился. Мой старый знакомый ворон уселся на камне передо мной. В его маленьких черных глазках отражался огонь.
  - Привввеееет! - прокаркал он.
  - Здаров!Чего так долго,а почему не удивил Алексея, вы б нашли с ним общий язык.
  - кар-кар-кар!Остряк...
  - Иногда бывает!Что поделать?! - гордо заявил я.
  - Знаешь чем отличаються чувства от сознания?!
  - Вроде бы мы об этом уже говорили — я позволил себе улыбку.
  - А знаешь ,что управляет чаще всего человеком.
  - Нет ,ты наверно мне сейчас это поведаешь.
  - Ничего им не управляет!!кар-кар!как тебе такое ? - ворон облетел круг и вернулся на место.
  - У человека есть сознание,ты сам говорил. Значит его поступки не случайны иногда.
  - Им управляет ,кто угодно , но не он . Технологии массовых коммуникаций,пиар-технологии,реклама — миллионы людей было задействовано,чтоб избавить их от непосильного бремя выбора.А для них еще работало куча психологов,социологов. Посмотри на них — они несчастны ,а должны были стать счастливыми...
  - Почему это — удивился я, - почему они должны были стать счастливыми, - повторил свой вопрос.
  - Ну они обрели вооще-то свободу — прокаркал ворон.
  - Что за свобода от чего? - не понимал я .
  - Кар-кар. От законов государства , от его гнета. Ведь государственный аппарат — это насилие.Теперь почти никто никому не должен, а будущее каждого зависит от него самого больше нежели когда-то.Человек волен поступать как ему заблограссудится, теперь каждый сам хозяин своей жизни.А на его сознание больше не действует дикое количество разрушительных факторов таких, как
  пропаганада, догмы, реклама, средства массовой информации...
  - А свобода оказалась не такой сладкой, как казалось.... - перебил я ворона, - почему ты думаешь, что ее вообще кто-то хотел.
  - Кар-кар...Та за нее никто и не воевал...Воевали, чтоб избавиться от лишних хозяев, ведь их развелось дикое количество: корпорации, олигархи, сторонние государства. И все было бы хорошо , если б это хоть как-то прикрывалось. Один социальный слой бы пахал — получал свой хлеб и был бы доволен,другой слой работал и получал бы ванну и бокал вина — и тоже был бы доволен.кар-кар....
  - А что тогда случилось?В чем появилась проблема?
  - кар-кар...В том, кто когда у человека есть цель — он к ней как-то двигается ...кар-кар....
  - Ага и миллионы людей, что всю жизнь провалялись на диване — не в счет.
  - кар-кар...не путай желания и цели... Человеческая цель связана с его выживанием или дальнейшим его видением себя,а желания — это просто проэкции на его нынешнее положение дел...кар-кар...А когда европеец сам показывает, к чему надо стремиться , то африканца не надо особо подгонять.
  - Постой , в человеской цивилизации всегда были рабы , но при этом мы все же дожили до этого момента... - слабо я как-то возражал.
  - Но те рабы не владели такими объемами информации,как владели эти — в этом вся разница.кар-кар...
  - Может просто мы не успели создать общество, которое бы укладывалось бы в голове каждого его субъекта, тогда бы и не возникло чувства неудовлетворенности каждого из нас.Мы б понимали нашу роль в нем, и оставались бы довольны. - начал уже рассуждать я.
  -кар-кар.А может количество информации ,которая огромным трудом давалась предыдущем поколениям буквально клалась ложечками новым поколениям, и естественно каждый не так ее ценил , как следовало бы — эгоизм одним словом.Теорий, Ярослав, бесконечное множество, а может быть их несколько, они просто действовали на разные слои населения.кар-кар...Смысл не в этом, а в том ,что человек оказался не способен перенести свободу,не оказался не способен мыслить самостаятельно.Поэтому находясь в смятение — он естественно несчастен.
  -И те знания , которые раньше позволяли ему выживать в социальном неравенстве,которые он получал по одному лишь запросу теперь оказались недоступны.Ему не хватает собстенного сознания для осознания себя как личности. - закончил я за ворона.
  - И раз он не способен, то пусть он станет чьим-то рабом — ворон закончил...Ворон взмыл и распарился во тьме, а долго слышал хлопот крыльев.
   Потом я проснусь...Солнце еще не встало. Больше я ни минуты не сомневался о том, надо ли возвращаться или нет.Врять ли что-то интересующее меня было там впереди ,разве что командир и пара наших.Там развалины и обозленные друг на друга люди, а мне надо было возвращаться назад — не знаю то ли спасать проповедника , или наставлять на путь истинный то племя дикарей. Трудно прогнозировать, как бытро они будут идти . Скорее всего они меня обгонят, но есть шанс на то, что они некоторое время поблуждают в развалинах города, окружающих тот лагерь или вообще обойдут стороной.Я испытывал смешанный чувства, когда ,торопясь, собирался в оратную дорогу — что-то между высокомерием и тревогой. Одно дело испытывать ответствененность перед людьми, которых убиваешь , а другое перед людьми, которые сами доверили свою судьбу в твои руки. Может именно это хочет сделать командир — положить на себя бремя ответствености за судьбу народа, надеясь , что оно переборит груз высокомерия, что возникает при власти.Если и так, то его явно не понимают его последователи.Да и как он передаст это наследие своим наследникам?!Я думал , а сам уже шел третий час по безлюдной, некогда живой автомобильной дороге. Больше не видно было огромных стай ворон . Иногда встречались обглоданные птичьи косточки , по черным перьям которых можно было догадаться об их принадлежности — человек вернулся. Солнце нещадно жгло мне голову, надеюсь оно жжет не только меня.
  
  
   * * *
   Этот день — никогда такого не было до этого. Я вроде бы не устал, но мое волнение усиливалось , с каждым часом ,а желтая пылающая сфера,то что солнце, над головой делала какой-то мыслительный процесс невозможным. Я двигался по дороге весь день. С каждым пройденным часом я все более злился на себя за собственное бессилие, глупость и неосторожность.К вечеру я подошел к лагерю, пройденной мной раннее общины, - там никого не осталось.Лагерь был собран, и только пепелища от костров да и вытоптанная трава выдавали здесь наличие в прошлом лагеря людей.Какая-то часть меня чуть было не впала в отчаяние — я это почувствовал очень отчетливо. Какая-то часть, которую я раньше не видел в себе. Осознав , что я чувствую меня охватило легкое смущение , это смущение позволило взять себя в руки.Я осмотрелся , обошел лагерь кругом в поисках следов , указавших бы мне направление их движения , они указали мне туда ,откуда я пришел...Никогда закат не был так красен, как показалось мне сейчас.Солнце в алом цвете зловеще садилось , я чуть ли не бежа шел по дороге , пытаясь не прозевать засаду или что-то в этом роде.
   Наконец опустилась тьма. Звездное небо освещали дорогу настолько , что можно было идти и ночью. Я долго размышлял над этим вариантом.Эх где же ворон,он бы подсказал что делать.Хотя я и сам знаю — необходимо ложиться спать и самым утром вставать , то есть поспать минимум , чтоб отдохнуть. Иначе от меня будет мало толку.Засыпать было тяжело — вернее я почти не спал, только ворочился или просто лежал тупо уставившись на звездное небо.Утро , где же мое утро?!
   Утром я снова буквально буду бежать. Самое тяжелое было то , что я не мог абстрагироваться
  от мысленных метаний и терзаний по поводу варианта, когда мой лагерь подвергнится нападению. Пытался себя успокоить — убивать всех им не выгодно.Им вообще выгодно взять их, как дармовую рабочую силу, а это значит , что они будут живы. Живы...Живы..Именно сейчас мне показалось,что я понял ,что значит жить по-настоящему. Это было короткое озарение, после которого я снова его утратил, а остались какие-то мелкие кусочки мозайки : что-то близкое к любви, что-то близкое к потомству,что-то близкое к борьбе. Но за что бороться ,что любить, хорошо хоть с потомством все ясно. Нет это все придумали люди, для них же главное давно уже стало непонятное желание возвыситься над своими соплеменниками любым способом.Мне казалось все бессмыслицы мира решили напасть на меня сейчас.Я бежал, когда уствал бежать переходил на шаг — и так до бесконечности. Тут появился ворон. Он спланировал пару кругов вокруг меня , а потом завис в воздухе передо мной, а я тем временем упал на колени перед ним тяжело дыша.
  - Кар -кар....Что с тобой?!Устал?
  - не знаю ? -отвечал я.
  - Устал-устал!! То , что сейчас занимает твой рассудок называеться эмоциями, чувствами .Это то ,что ты начал искать после окончания войны, помнишь?кар-кар...
  - Это мне мешает, почему ? - спросил я.
  - Они уже тебе помешали.кар-кар.Ты запыхался ! Твое дыхание врять ли скоро придет в норму.Это тебе будет мешать стрелять.Это цена за этот дар.кар-кар...Тебя сейчас кто-то из твоих старых знакомых может брать голыми руками — прокаркав это ,ворон зловеще заржал.
  - Откуда они взялись? — перебил я было увлекшегося ворона.
  - Они всегда с тобой были...Вот только раньше не было людей , которые доброврольно дали свою судьбу в твои руки.кар-кар...Я б на твоем месте лучше уж задумался над источником этих терзаний!
  - ?! Не могу определиться — отвечал я через отдышку.
   Ворон засмеялся снова, но на этот раз каким-то ехидным или может призрительным смехом. Потом он развернулся и медленно полетел прочь, продолжая смеяться.
   Я поднялся с колен.Постоял немного , а потом пошел медленным размеренным шагом.Когда мое дыхание восстановилось и я смог снова думать я уже разглядел вдали знакомы холмы , которых раньше не замечал.Да я злился , а не переживал, что те люди перестанут существовать.Я злился за то, что меня перехитрили. Меня душил гнев , а не состродание.А еще меня душило какое-то чувство собстенности.Тот лагерь — моя территория. От этого понимания мне стало тошно.И это я!Да мы всегда ставим себя выше других, наше себялюбие не имеет границ. Нам нужны друзья , чтоб мы не оставались наедине с собой и не снимали розовые очки — многих из нас это спасало, а некоторые были чисты перед своим внутренним судьей. Каким мелочным стремлниям я поддался, каким безответсвеенным. Почему безответсвеенным, спрашивал я себя?У каждого человека есть свой дом, который он защищает, и это нормальная реакция человека, защищающего свой дом. Действительно, ведь так было всегда. Что-то быстро он стал для меня домом — та община проповедника. Нет , то не мой дом,я воспринял ее как свою собственность.Неужели это угрызения совести?!Совесть это то чувство , которое испытывает человек, сделав что-то неправильное?!Я не делал что-то неправильное.
  Я остановился. Впереди садилось солнце, сзади уже наступали сумерки.Я вглядывался в багровое солнце и силился понять, зачем я рвусь спасать тех людей. Если из того мнимого чувства собственночества , то это бессмысленно.Признав этот факт мое желание идти совсем не угасло.Я начал вспоминать людей, живших там: проповедника, Женю, маленького мальчика, ребят, гулявших там, девушек.Что объдинило их всех?! Ах да каждый из них не был счастлив , каждый работал, каждый был всегда не только сам.Я понял, что меня тянула спасти их всех?!
  
   * * *
   Он смотрел в лицо вожаку .Тот предложил сесть ему за стол.Он не стал отказываться. Тот смотрел на него в упор.Они пришли через четыре дня после ухода Ярослава, преодолев с потерями его ловушки, его люди подошли к их дому. Мои однополчане решительно подняли кирки , но я их остановил. Пришедшие были вооружены огнестрельным оружием — они б просто пооубивали некоторую часть , пока мы б не успокоились. Это не были военные — просто мужики с оружием , были среди них и женщины , но очень мало.Нас согнали в одну кучу, и спросили кто из нас главный.
  - Итак!Здравствуй! - вожак протянул мне руку.Я ее не пожал.Он долго , испытывающе смотрел на меня, но руку все же убрал.
  - Зачем я тебе?!
  - У нас есть два выбора - хороший и плохой. Мы ж все таки цивилизованые люди. - вожак изобразил
  некое подобие улыбки.
  - Ну этому еще не долго осталось. - я не скрывал иронии.
  - Но все же. Мы начинаем работать с вами на условиях сотрудничества.Просто главный буду теперь я, а ты, как бы , бригадир отдельного нашего подразделения.
  - Ты понимаешь , что мы люди не военные...
  - Будете добывать пищу, как вы это делали до этого. - его лицо попыталась изобразить какое -то подобие выржения примерения.
  - На самом деле пы предлогаешь мне добровольное рабство и хорошее положение среди них, пока я смогу держать их возмущение в узде.А возмущаться есть от чего - пахать придеться на всю твою орду. - вожак смотрел на меня снова испытывающем взглядом.Он был определенно умен, но похоже он не был хозяином положения здесь до конца.
  - Я тебя понял...Уведите его... -сказал он коротко и меня повели обратно к своим.
   Люди на меня смотрели грустным глазами безнадежности , мне нечего было им сказать.У нас не было сил противостоять им. Как это все глупо пережить тот кошмар и умереть от банды каких-то мародеров, которые наверняка и не воевали тогда толком. В их глазах было только дикое желение жить любой ценой.
   Прогремел выстрел все, и все наши охраники пригнулись.Потом еще один. Мародеры подняли головы куда-то на вверх — там на крыше одного из домов стоял человек.
  
   * * *
  
   Надоели мне эти разговоры — всегда одно и то же. Я устроился на крыше и открыл по ним огонь — одиночный, прицельный. Две трети выстрелов достигали цели. Меня уже засекли, но нормально стрелять по мне еще не могли, так как не видели, где я. Моя огневая позиция была перед расчелиной в стене , через которую я и стрелял на некотором расстоянии от нее так, чтоб огонь выстрелов не был виден издалека.Из-за этого они только побежали ко мне, что упрощяло мне задачу.После того, как первый отряд из десяти человек был мной полностью уничтожен они понял , что в лоб меня атаковать бессмысленно :черевато потерями, да и боялись они теперь. Попрятолись они, поэтому я начал сосредотачивать свой прицел на одном человеке и когда тот высовывался — стрелял в него.После потери таким образом еще десяти людей - они наконец сообразили ,что надо все таки атаковать меня и сообразили , как лучше это сделать.Несколько бригад выбежали в разные стороны из их лагеря , еще одна очень медленно и осторожно начала ползти на меня. Вообщем все ясно — меня окружают, теперь настало время убираться отсюда. Спуститься с крыши займет у меня порядка двух минут.К этому времени отряд , двигающийся ко мне напрямик приблизиться ко мне на расстояние до двухсот метров.Один из их патрулей, которые я обошел начнет ко мне с тыла здания.
  На двухста метрах они уже могут стрелять , что они и начнут делать.Упав на землю и перекатившись на некоторое расстояние в сторону, я дам себе время прицелится и три раза прицельно выстрелить — двое упадут. В это время по мне начинает стрелять и двое патрульных.Первая секунда....перекатываюсь еще в сторону....Вторая секунда....целюсь в патрульных....Третья стреляю — один падает...
  
   * * *
  
   Тот человек спрятался, а потом начал откуда-то оттуда по ним стрелять.Стрелять редко, но метко — то и дело вокруг нас в разных местах падали люди. Сразу же к нему бросится отряд.Он даже не приблизиться к нему , а будет так же расстрелян редкими выстрелами.Все вокруг лягут на живот, пара десятков мародеров при это нацелят на нас автоматы. Человек с крыши продолжит стрелять и то и дело будет убивать кого-то из мародеров , не осторожно высунувшегося.Их командир некоторое время замешкается , но через некоторое время снарядит три отряда . Одному из отрядов будет приказано двигаться осторожно по пути первых погибших,остальные двое начнут обход стреляющего со сторон. Снова огонь будет открыт только через минуту -две .И больше не будет прекращаться. Дети начнут плакать...Наши часовые начнут на них орать.Они будут пытаться отнять ребятишек, наших сирот сразу же будут оглушать прикладом по голове. Вскоре их вожак отправит в разветку еще несколько отрядов — все они отправяться в разные стороны, отойдут на некоторое расстояние и засядут в ближайших разрушенных зданиях.
   Тем временем активность огня сместиться относительно первоначальной точки.Вожак мародеров стал изрядно нервничать.Когда же он увидит как обратно бегут пара его людей, вожак уже не сможет сдержать страх.Я так понял , что он подумал об окружение их.Все это происходило при непрекрощающемся плаче и крике. Откроет огонь одна из застав, им кто-то ответит.От этого они увеличат частоту выстрелов.Неожиданно выстрелы раздадуться с другой стороны, оттуда куда ушла другая группа, что должна была окружать нападающего или нападющих. Неожиданная активность прикует внимание всех,но она быстро закончится.Командир не удержиться и выкрикнет что-то типа
  «ХРЫЩ», я так понял , что это прозвище командующего той группой. Ему никто не ответит.Вожак снова повторит свой зов, и снова не ответа. Уже было видно волнение среди всех наших оккупантов.
  Уже везде стихла стрельба.Все затихло.Вожак отправит куръеров во все стороны , чтоб узнать , что случилось.
   Через некоторое время куръеры вернулись все — кроме одного. Они будут разговаривать около 5 минут,вожак после окончания докладов страшно начнет психовать, избивать бедных посыльных.Командир отдаст распаряжение на смену патрульных, как я понял , группы из двух человек патрулировали местность вокруг лагеря. Доклад посыльных просочился в массы. Детский плачь сменится зычным галдяжом мужских глоток. В основном мусолили тему «Да они уже давно мертвы», «Зачем погибать оставшемся», «Никуда я не пойду». Это все было похоже на панику.Тем временем раздались снова выстрелы ...Они все дружно повыхватывали автоматы..Выстрелы снова раздилсь , но уже с другой тыльной стороны лагеря — нас окружили?!Кто-то упал...потом снова выстрел — и чья-то смерть... Кто-то побежал в сторону, откуда мародеры пришли,откуда изначально последовал первые выстрелы,там где изначально завязался бой, а потом прекратился.Командир издал :«Слушай мою команду ! По периметру раааазойдииииись, круговая оборона», люди наконец его послушали и бросились в рассыпную. Мародеры медленно подбирались к, окружавшим площадь,разрушенным домам, потом исчазали в них.Вскоре они были во всех зданиях вокруг.Нас остались сторожить около тридцати человек и сам командир.Вдруг раздался взрыв.Мы все стали оглядываться, и успели заметить , как одно из зданий начала обрушаться.Вскоре только столб остался на том месте.Из некоторых зданий выбегать, укрывшиеся в них, люди. Теперь снова наступило затишье.Через пара часов снова разрозится вызрыв,и снова одно из зданий медленно сложиться, как карточный домик.Потом снова затишье...
   Люди вокруг нас начнут пятиться. Их командир тоже. Они медленно начали пятиться в сторону от упавшего дома. Потом перешли на бег.Все это время они оглядывались по сторонам, изредка стреляя.Некоторых из нас они будут страться погнать с собой, те будут сопротивляться и их сразу будут расстреливать.В конце концов они побегут без нас. Я пригляделся к «линии обороны» - там тоже,похоже, уже никого не было.Мы остались одни по-середине своего дома.Мы стали ждать...
   Через некоторое время захочется кушать,вспомнят про какие-то недоделанные дела...Жизнь сама войдет в прежнее русло, так как вокруг ничего происходить не будет — постепенно будут наступать сумерки.Люди непонимающим взглядом будут смотреть на меня. «Что нам делать?», «Неужели мы умрем?», в конце концов я собрал всех в центре лагеря и объявил , что пойду на разведку, так же приказал собрать кострище и спалить убитых — все молча разошлись.
   Вспомнив о наблюдательном пункте Ярослава , я выйду по направлению к нему из лагеря. Я успею добраться к тому разрушенному зданию до наступления полных потемков. Примерно помня , как туда забираться, так что мне не составит особого труда в относительной темноте взобраться на крышу по развалинам. Мои годы уже давно стали напоминать о себе, так что к последнему этажу я уже порядком задыхался. Выбравшись на последний этаж , я так же, как и в прошлый раз, плюхнусь на цемент, чтобы отдышаться. Перевернувшись на бок я увижу человека , стоящего у края. Не поверю,что он не услышал, как я прерывисто задыхаюсь после подъема — значит , если бы хотел меня убить давно убил бы.Значит убивать не хотел, не сейчас точно.
  -Эй, кто ты? - окрикнул я .
   Он повернулся ко мне.На меня смотрел Ярослав.
  
   * * *
  
  - Ну как у вас дела? - спросил я. Проповедник ели дышал после подъема. Он не очень удивился , увидев меня.
  - Ты видел , что здесь случилось ? - интересно , зачем этот святоша спросил меня об этом, или просто совневается .
  - Почти все разбежались? Вояки не очень, чесно скажу.Хотя может на них сыграло то , от чего они сбежали в прошлом. - я проигнорировал его вопрос.
  - И?
  - На севере было , как я понял , много поселений и среди них кто-то неуловимый затеял настоящую
  междуусобную войну, вот и все — я улыбнулся, сообщив святоше эту новость.Он долго будет молчать. По его лицу я буду читать смятение.Смятение смешанное со страхом.Страхом человека, из той прошлой эпохи, который боиться войны,а не человека этой эпохи, для которого война и смерть уже стали частью жизни.
  - Ярослав, я думал ты не вернешься? - наконец изрек святоша.
  - Это уже не важно... Я и не вернулся.
  -Тогда что ? -спрсосил снова священник.
  - Священник, время таких, как я пройдет и надо будет жить дальше. Все снова должно быть уравновешенно .Чем меньше людей , тем проще ими управлять , но когда-то наступит время, когда людей снова станет слишком много. И тогда управлять ими уже будет невозможно , снова возникнет социальное неравенство,снова войны.Снова гибель...Снова время таких, как я.
  - Ярослав, я об этом не думал — мое дело, чтоб смогли жить эти люди.Может их отпрыски построят общество , которое не уничтожит само себя.
  - А ты подумай!Что это должно быть за общество!! - я поднял голос, не крикнул, а очень сильно и повелительно поднял голос.Проповедник на меня снова посмотрел растерянно , но без страха.Наконец он произнес.
  - Я не знаю, Ярослав.Ты понимаешь, что я не знаю! Если судить по тому, как себя зарекомендовали предыдущие поколения — я не могу ничего придумать. Я надеялся на тебя. Что ты станешь деспотом , но главное отличие тебя от предыдущих будет то, что будешь полностью осознавать всю ответствененность, возложенную на тебя.
  - Эх ...Святоша, мы уже проходили это...Великие империи строили великие ,а разрушали их бездарные потомки....А власть масс привела к гноблению большинства мира...А коммунизм к диктатуре...Такое впечатление ,что демократия немного распылила диктатуру, но привела к гноблению всех вокруг, кроме маленькой ее части. Знаешь , какой вывод из этого всего можно сделать?!Что человек не предназначен нести на своих плечах бремя власти над миром, бремя ответствененности за цивилизацию — он ничтожен сам по себе , если сравнивать его с масштабами нашей планеты. Когда он начинает нести на себе это бремя, чтоб упрастить себе задачу , он начинает упрощать состовляющие. Или, если объяснить проще , он начинает мыслить другими ,более огромными, категориями, а в масштабах личности он попросту жертвует интересами их интересами ради остальной массы.Это если мы берем достойных, а если к власти приходит какой-то крестьянин.С этого этапа начинается социальное неравенство, и мы снова возвращаемся к сегодняшней картине.
  - Если судить по-твоему , то мы обречены, Ярослав. - святоша произнес это как-то обиженно.
  - Вот вы святоши любити все фатализировать.У тебя в лагере все трудяться и слушаються тебя , не потому что бояться , что ты их пристрелишь.Значит выход есть наверное...- произнес я это нарочито неуверенно, - ты ж веришь в человека, иначе не строил бы свое общество.Общество для людей, новых или старых, но людей.
  - Но мы не можем себя защитить.Что это за общество такое , которое упадет при малейшем «ветре», - теперь в голосе проповедника слышались нотки отчаяния.
  - Не знаю! Это лично твое упущение!Я б сказал тактическое,но не стратегическое — ведь ты нанял же меня для охраны, а я в конце помог. Правда несколько поздновато.Но вы имеете право на существование...Раз тебя слушаються....А не то «коголо» трусливых макак с автоматами.И это лучше , чем ничего ,по крайней мере у нас имееться шанс на еще один круг в этом забеге,а значит и время , чтоб найти ответы. - проповедник давно уже встал и теперь мы смотрели на муравейник людей внизу.Он выслушал мою реплику , и мне показалось ,что я его немного разочаровал.
  - Мне кажется , Ярослав, что ты просто трус.Боишься ответствененности , и боли, которую почувствуешь , не справься ты.
  - Святоша я не верю в то, что ты построил, и не знаю, как надо делать...Ты же веришь в то , что ты сделал и знаешь, что надо делать дальше. Я предпочту, чтоб какой-то тупица строил новую цивилизацию , косо-криво , но строил .Нежели я буду метаться из стороны в сторону, не зная что лучше. И поэтому ты будешь строить. Не надейся больше на меня — свой долг перед тобой я выполнил. И мой тебе совет напоследок — не ставь никогда на одну лошадь, хотя бы в плане защиты, - в конце я позволил себе улыбнуться.
  
  
   * * *
  
   Ярослав пошел к противоположному концу крыши и там скрылся.Разговор ни о чем, обычный разговор с неопределившимся человеком, да он и сам так сказал.Первый раз я позволил себе подумать о нем свысока.Думаю не стоит.Оставшись один, я смотрел на огни моего лагеря на площади.Мне придеться заночевать здесь, так как мой возраст мне уже не позволяет спуститься отсюда.Я разведу огонь,и буду думать — попытаюсь прислушаться к его словам.
   Всеравно он не последователен . Говорит, что роль повелителя планеты не для одного человека , а сам оставил меня здесь одного.Хотя это и не планета. Так маленький астероидек. Правда, он не заметил, что я дико устал. Мое ж дело быть священником, мое дело вселять веру,правда, что я и делаю. Постелю подстилку возле моего костра, улягусь на него и уставлюсь на звезды. Мы теперь не снова далеки от них.Далеки на сотни лет научного прогресса.Смешно: каким зыбким оказалось наше развитие. Мы научились летать в космос , но не научились выращивать еды , хватившей бы всем.А теперь та же природа поставила все по местам, заставив нас учиться заново.Надо бы сделать какую-то школу что ли здесь, хоть будет чем заняться.Да и подумать об какой-то маломальской защите села.Ведь праведное добро должно быть с кулаками.А вообще заметил за собой в последнее время одну особенность — я стал мало обращаться к богу. Наверно я грешник, хотя , а кто сейчас не грешник...Но это не должно снимать вины с меня...
  
  
   * * *
  
  - Спасибо, что разогнал тех племенных придурков — прокричал издалека Макс.
  - Не за что — я позволил себе улыбнуться. Я помохал ему рукой.Через пять минут мы подошли к друг другу и остановились на расстоянии пяти метров.Для меня этот разговор должен быть коротким.
  - Как поживает , Папа — так Макс называет святошу.
  - Ну у него меньше хлопот , чем у вашего Адольфика — я улыбнулся во всю ширь своего лица.
  - Чувствую недружелюбные нотки, - голос Макса приобрел строгий оттенок.
  - Мне кажется, что ты к этому должен был уже привыкнуть...
  - В чем-то ты прав, это точно?Так как они там поживают? - он все настаивал на своем вопросе.
  - Живы -здоровы, с маленькими потерями.
  - Жаль....
  - Макс , а как выши успехи?
  - Действуем на всех направлениях.Но знаешь ли рук не хватает, - при этих словах он улыбнулся.
  - Ну и знаете , что строить будите из того, что разрушите? - мне искренне был интересен ответ на этот вопрос.
  - Что-то на подобии очень демократичной монархии, - Макс это сказал таким тоном, который не подрозумевал, что продолжения не будет.
  - А что будет с несогласными? - продолжил я.
  - А их просто не будет! - Макс снова засмеялся.
  - А допустим я не согласен?
  - С чего это? - Максим уже стал серъзным.Его глаза уже ненавидели меня и сжигали.
  - Знаешь, начнем с того, что не нравиться такой вот правитель , как ты!Ты немного высокомерен, а там наверху , это усилиться, сам знаешь как.А Леха слегка легкомысленен.Командир тоже с недостатками. Получается наша песня хороша, начинай сначала...
  - Ярослав, мы кажется об этом говорили? - Максим уже ели скрывал свой гнев.
  - Все бы хорошо , Макс, но знаешь ли движение по кругу имеет нулевое КПД.
  - Думаешь остановить нас...Или меня...
   Он начнет выхватывать автомат. Я рвусь сразу к нему....У меня окажется около двух секунд — его автомат , просто был под плащем.Как не осторожно.Этих секунд мне хватит , чтобы пересечь расстояние,отделяющее меня от него.К этому времени он уже успеет поднять автомат Калашникова. Уже стреляющий ствол я отведу в сторону и ударю его локтем в лицо.Он согнется, не выпуская автомат.Не тратя времени, я начинаю доставать свой автомат из под руки, этого хватит , чтоб Макс оклемался от моего удара.Он оценит ситуацию , не выпуская автомат из одной руки он ринется на меня, пригнув голову.Он явно хочет меня сбить с ног,а я первую секунду уклонюсь от этого броска и удобно перехвачу в руке приклад.Макс поднимет голову, чтоб соориентироваться...И получит удар прикладом прямо в лицо.
  
  
  
   * * *
   «Блядь, я жив. Какого я жив.Гребаный Ярик — наверно поехал головой, черт распанахал мне морду. Пиздец как распанахал. Такая лужа крови. Оружие на месте.Неужели подумал, что убил меня. Нет , такого же не может быть.Быстрый, чтоб его так.Не подумал, потому что руки у меня связаны.Иди нахрен гребанная птица, видишь я еще не сдох.Быстрый засранец.Интересно, что будет в следующий раз. Почему будет следующий раз?!Ну не просто ж так он меня оставил в живых, прикончу суку.Нет сначала надо доделать работу — догнать того хитрожопого командира, ведь рук действительно не хватает. Он наверно и от Ярика умудрился сбежать. А потом может быть.Ниче, свидимся , ведь не просто...»...
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"