Чайко Артемий Александрович: другие произведения.

Королевство Адальир - Часть I I I - Возрождение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 6.24*1686  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Королевство Адальир - часть третья. Сегодня день рождения Алёны, и я публикую третью, завершающую часть фэнтези-романа "Королевство Адальир". Текст полностью готов, возможны лишь некоторые доработки, но история завершится уже на этих страницах. Спасибо, что дождались завершения работы над книгой. Пожалуйста, оценивайте произведение и делитесь мнением, как об этой части, так и обо всём произведении в целом, для меня это очень важно! Спасибо! Третья часть Адальира называется "Возрождение", желаю всем приятного прочтения!


Артемий Чайко

  

КОРОЛЕВСТВО АДАЛЬИР

  

0x01 graphic

  

ЧАСТЬ III

  

ВОЗРОЖДЕНИЕ

  

Эпиграф

   Мечта не кажется такой волшебной, когда ты её уже достиг... Поэтому всегда нужна новая мечта, настолько несбыточная, чтобы её достижение оказалось настоящим чудом!
  

Вступление

   Перо продолжает танцевать на листах, рассказывая эпичные легенды. И есть ещё много того, что я бы хотел поведать вам, мои благодарные слушатели. Удивительное путешествие продолжается, пришло время распутать все ниточки и узнать, чем завершилась эта волшебная история...
  

Глава I

  

17 марта

   Несметные войска застыли на позициях, полководцы, скрестив мечи, замерли. Чародеи ещё не творили артефакты, подлые злодеи не вынашивали злокозненные планы, а славные герои не стремились им помешать. Весь мир застыл, словно игрок нажал на паузу...
   Силий припал к запотевшему голубоватому стеклу, сквозь маленькое протёртое пальцем пространство наблюдая за тем, что происходит по ту сторону. Взгляд Арбитра был сосредоточен, лицо напряжено, как струна. Он судорожно теребил свою "козлиную" бородёнку, словно желая вовсе вырвать оставшиеся три волосины. На руке Силия красовались часы, показывающие не только время, но и дату: 17 марта. Высокотехнологичное устройство сильно контрастировало с его потёртым пальто и покрытым катышками шарфом. За спиной Силия, едва помещаясь в узком коридоре, толпилась дюжина трёхметровых воинов в высоких шлемах и латах с серебряными крылами. Они нервно переминались с ноги на ногу, перешёптывались трубным басом, ожидая чего-то очень важного.
   Вдруг раздался громкий крик новорожденного. Совсем молодой усатый акушер в синем халате держал на ладонях измазанного в крови младенца, показывая его матери. Ребёнок продолжал недовольно кричать, размахивая ручками и ножками.
   - У вас девочка! - восторженно пробормотал акушер. Видимо, он был ещё не очень опытным, и чудо рождения не стало для него привычной рутиной.
   Роженица слабо улыбнулась, переводя дух после сакрального труда.
   - Родилась! - отирая пот со лба и оборачиваясь к великанам, облегчённо выдохнул Силий. Это прозвучало так, словно он сам принимал участие в нелёгком процессе.
   Воины-великаны тотчас неистово засияли, словно весенние звёзды, залив коридор светом, с ликованием зааплодировали и замахали крыльями, отчего всё вокруг наполнилось золотым звоном. Картина медленно растворилась в пространстве и сквозь время чередой двинулись образы будущего: цветущие долины сменялись сверкающими горными вершинами, белоснежные птичьи стаи рассекали утренний ультрамарин над древними крепостями, чародеи варили зелья, корабли устремлялись за моря, бесчисленные армии схлёстывались в безжалостных сражениях, а девочка с серыми глазами всё росла себе и росла, приближаясь к настоящему моменту...
  

Чат

Двадцать три года спустя, наши дни...

  
   Переписка с технической поддержкой портала Адальирского сообщества:
   Gyrtron789:
   - Доброго времени суток! У меня здесь странная ситуация с игровым профилем. Из перечня игроков исчез Шэу, то есть он есть, но картинка не активная. Я только вчера прокачал его возможности до интеллектуальной атаки на 2 с дополнительным уроном на 1. Подумал, что сбои в профиле, выгрузил игроков, попытался добавить заново, но теперь Шэу неактивный и в главном окне. Подскажите, пожалуйста, что произошло и как восстановить этого игрока с настройками общего сбора?
   Техподдержка Адальирского сообщества:
   - Здравствуйте! К сожалению, Шэугкан пал в битве с Волербусом, поэтому вы не сможете воспользоваться данным персонажем. В логове его нанять также не получится, поскольку, связанное строение высшего уровня, Шадоурок, разрушен. Воспользуйтесь другим игроком.
   Gyrtron789:
   - Как так пал? Что это значит? Я прокачал игрока, потратил кучу времени, верните мне персонажа в сбор!!!
   Техподдержка Адальирского сообщества:
   - Это невозможно. В правилах чётко указано, что игры на портале это интерактив, связанный с параллельным миром. Персонаж не может существовать, если он уничтожен в Адальире. Выберите, пожалуйста, другого юнита.
   Gyrtron789:
   - Ну так сделайте его снова, восстановите игрока, я не хочу играть за других юнитов!!!
   Техподдержка Адальирского сообщества:
   - Мы очень сожалеем, но ничем не можем помочь, таковы правила интерактива.
   Gyrtron789:
   - Тогда нафиг мне ваш удолбанный сайт, пошли вы нахрен со своим интерактивом тупым, я хочу играть в игру, а не слушать ваши бредни про параллельные миры!!!
   Техподдержка Адальирского сообщества:
   - Тогда сам катись на сайты подражателей, тупое быдло из Первоначального Мирка!
  

Мотоциклист

   Город ещё спал в предвкушении рассвета. Полупустые улицы мегаполиса покрылись белоснежным, нехоженым снегом, в чьей ослепительной белизне, ещё не успевшей растратить первозданный блеск под натиском смога, отражалось широкое северное сияние, растянувшееся над улицей в прорехе ватных облаков. Рёв мотора и визг шин мощного мотоцикла разнёсся над урбанистическим пейзажем, и белизну улицы углём прочертил след стального коня. Мотоцикл унёсся в глубину мерцающего огнями рукотворного исполина, и над трассой остался лишь огненно-дымный хвост да шлейф ледяного тумана...
  

Алёна

   - Она тебе непременно понравится, дружище! Большущие серые глаза, наивный взгляд... - голос звучал волшебно и словно из ниоткуда над промозглой улицей, говоря о той, что чрезвычайно ценна для этого мира. Снежное эхо подхватывало невесомые слова и разносило их по всем закоулкам старинного города. - Она тебе непременно понравится, дружище, непременно понравится!
  

Алёна собирается на работу

   Вот она. Встав сегодня пораньше, Алёна долго смотрела в окно на городские пейзажи, некогда казавшиеся ей такими унылыми, находя в них теперь лишь вдохновляющую красоту. В прежнее время с трудом продирая глаза даже в девять, сейчас девушка почему-то ощущала бодрость и небывалую энергию, поднимаясь значительно раньше. Как будто даже звёзды, скрытые обычно городскими огнями и дымами, стали ярко светить ей, когда в жизнь вошёл волшебный Адальир. Действительно, думала Алёна, глядя на синие контуры зданий, разукрашенные бесчисленными светлячками, как легко меняется взгляд на мир, когда узнаёшь нечто сакральное!
   Тем не менее сознание Алёны, словно раздваиваясь, то и дело стремясь вернуться в привычное состояние, знание сохранялось, но удивительное ощущение волшебства, делаясь привычным, слабело, и возникали сомнения: а было ли всё это на самом деле? Потому для подержания веры Алёна теперь всегда носила с собой сувениры, привезённые из Королевства. Ведь человеку так трудно верить в то, чего он не видит, не может пощупать. Её новые сокровища же были явно реальными, подтверждали истинность Адальира, и оттого ценились ею ещё выше: сперва хватало только когтя на шнурке - подарка Авельира. Затем добавилась фотография, сделанная на фоне мельницы в Гленнвуде и лист исполинского растения, на котором гот ногтём нацарапал её мало похожий портрет. Последний, к слову сказать, с недавних пор вообще всегда был при ней, хранясь заткнутым между листочков паспорта.
   Задумавшись, она машинально ткнула пальцем в цветочный горшок, проверяя влажность почвы, не требуется ли полить растение, и даже не заметила, как вновь принялась перебирать разложенные там камушки из Адальира. Эти обыкновенные с виду безделушки странным образом притягивали к себе, словно обладали волшебной силой.
   Перебирая их в пальцах, Алёна мгновенно отчётливо вспоминала волшебное путешествие и решила сегодня прихватить с собой что-нибудь и из этого великолепия, дабы, глядя на кристаллы, всегда ощущать себя в Адальире, будучи готовой к предстоящим свершениям. Все их брать смысла не имело, поэтому, подумав, она, выбрала подарок Тора, тот самый горный хрусталь из Вавилона.
   После недавней встречи с Силием, когда Арбитр пообещал ей новое путешествие в компании Авельира, Алёна стала всё свободное время изучать сайты, посвящённые Королевству. Ей ужасно хотелось произвести на гота впечатление при встрече.
   Из обильной информации об Адальире, имевшейся в сети, Избранная узнала много нового, но наиболее заинтересовали её странности и нелогичности. Во-первых, писали, что "Тайная книга созидания" Т'эрауса не только являлась объектом поклонения сторонников чудовища, но также и имела с ним энергетическую связь, а уничтожение фолианта наносило падшему божеству большой урон, делая слабее. Алёна никак не могла взять в толк, почему, в таком случае, никто не попытался уничтожить зловредную книгу, а Филлерст даже зачем-то бережно хранил сие мракобесие в своей библиотеке. Во-вторых, описание энергетической сути Даосторга, его перевоплощений и фаворитов полностью сбивало с толку. Получалось, что Гиртрон, например, обладал возможностями сильнейшего чародея, контролировал всевозможные энергии на уровне божеств, но при этом не был способен испытывать самые обыкновенные человеческие чувства, как, например, раскаяние, сожаление или любовь. Это казалось странным, чтобы столь могущественное демоническое существо чего-то не знало или не умело.
   В-третьих, что особенно поразило Алёну, большинство людей на сайтах Адальира искренне полагало, что Королевство - всего лишь онлайновая игра. Для девушки это было настоящим открытием. Нет, она, конечно, помнила рассказы рекрутов Вавилона из отряда Брелова, но и не предполагала, что непосвящённых в сакральную тайну настолько много. Она с замиранием сердца смотрела видеозаписи сражений, которые ловкие навигаторы ухитрялись протащить через порталы, осознавая, что это никакая не игра и всё происходит взаправду, отчего становилось действительно не по себе...
   Просматривая новости из Адальира, она также наткнулась на видео, записанное буревестниками под ником "Повелители Ветра". Эти бедолаги, снесённые с вершины скалы ураганом, явно убились, хоть и успели передать важнейшие кадры, а участники сообщества оставляли под записью циничные комментарии, высмеивая "неумелый монтаж". Алёна даже вступила в перепалку с несколькими особо резвыми персонажами, пытаясь пристыдить их, но быстро вспомнила о необходимости сохранять Адальир в тайне и просто ушла с форума. Однако в душе остался неприятный осадок от неблагодарности непосвящённых, кои даже не понимают, скольким обязаны истинным воинам Вавилона. А ещё Алёне ужасно захотелось, чтобы эти отважные "Повелители Ветра" всё же выжили...
   "Нет, - думала Алёна, - если бы я создавала Адальир, то сделала бы там всё так, чтобы было только добро. Чтобы все были счастливы, здоровы и жили вечно, не зная страданий и раздоров!" - и действительно, если бы бывшая медсестра Алёна умела создавать миры, подобные Адальиру, они бы и были именно такими: совершенными во всех отношениях, полными любви и всеобщего счастья...
   Уже в прихожей перед зеркалом, поправляя помаду и наматывая любимый шарф, Алёна вдруг ощутила, что на неё кто-то пристально и с укором смотрит и, обернувшись, заметила Жужу. Таракан сидел на косяке у кухонной двери и наблюдал за хозяйкой с явным недовольством.
   - Ах! - всплеснула руками Алёна. - Как же я забыла тебя покормить?!
   Не разуваясь, она пробежала на кухню и кинулась к холодильнику. Внутри филиала Арктики было не богато, но зато весьма сладко: пара банок сгущёнки, пакет шоколадных конфет и сдобная булочка. Алёна вытащила конфету, развернула фантик, и положила угощение на стол. Жужу тут же оказался рядом и принялся усиками исследовать корм. Ещё она подумала прихватить сладостей с собой, чтобы подкрепиться на обеде, но в ящике рабочего стола у неё уже были припрятаны на такой случай две большие конфеты. Все ведь знают, что шоколад - лучшее питания для девушек.
   Алёна направилась обратно в прихожую, но вдруг остановилась: в суете она забыла, куда дела камушек Тора! Принявшись вертеться по сторонам, и ощупывать одежду в поисках пропажи, она тотчас обнаружила хрусталь в кармане плаща. Обрадовавшись, что всё в порядке, хоть камень почему-то и показался ей колючим, она вернулась в прихожую, и в изумлении застыла на месте: в зеркале никто не отражался! Алёна сделала шаг назад, затем вперёд и обернулась вокруг оси, но зеркало отражало лишь противоположную стену с зелёными обоями.
   Алёна по-настоящему испугалась, она не понимала, что происходит, и куда подевалось её отражение. Сама себя она видела преотлично, а вот в зеркале ничего не было. Чтобы не впасть в панику, девушка решила рассуждать логически и пришла к выводу, что это может быть связано с последствиями путешествия в параллельный мир, а, если так, то Силий непременно поможет ей всё исправить. От волнения у Алёны пересохло во рту, и она поспешила на кухню, чтобы выпить воды. Утолив жажду, Избранная вернулась в прихожую и осторожно вновь поглядела в зеркало: отражение было на месте!
   Алёна мотнула головой и нахмурилась. Несколько раз она прошлась мимо зеркала в ту и в другую сторону, приблизилась к нему вплотную и отошла к противолежащей стене: всё было нормально, отражение двигалось, как ему и положено, точно повторяя все движения хозяйки. Одежда была прежней: светлый плащ, приталенный офисный пиджак и зауженная юбка светло-кремового цвета, зелёный свитер с толстым воротом, отвёрнутым несколько раз, шарф, тёмные колготки и сапожки. Вокруг тоже всё как будто бы на своих местах: обои такие же зелёные, и даже старый белый халат медсестры, сохранившийся с прежней работы, висел на положенном ему месте... Тут Алёна взглянула на своё лицо и совсем по-детски рассмеялась: выражение у неё было действительно забавное: напряжённое и совершенно ошеломлённое.
   - Ну, в самом деле, надо меньше работать, а то крыша уже едет! - усмехнулась она, решив, что всё это ей просто показалось.
   Ещё раз пристально изучив вернувшееся отражение и убедившись, что всё на месте и как надо, Алёна помахала ручкой любимцу Жужу и уже собиралась выходить, как вдруг заметила, что в ладони у неё пусто.
   - Вот растеряха! - воскликнула она, недовольно. - Камушек на кухне оставила!
   И действительно, подарок Тора преспокойно лежал у раковины, видимо, она забыла его, когда пила воду. Алёна аккуратно взяла хрусталь, который по-прежнему странно покалывал пальцы, и направилась к выходу, но проходя мимо зеркала, опешила: отражение вновь исчезло!
   От неожиданности девушка вздрогнула и выронила камушек, тот покатился по полу, а Алёнино отражение тотчас вернулось в зеркало, как по мановению волшебной палочки!
   Только тут Алёна сообразила, что к чему и смогла облегчённо выдохнуть:
   - Это камень делает меня невидимкой! - воскликнула она с восторгом. - Не зря Тор говорил, что вещица полезная!
   Чтобы проверить догадку, Алёна подняла камень и сильно сжала его в ладони: отражение её тотчас плавно стёрлось с зеркальной поверхности. Разжала ладонь, и в зеркале проступили неясные очертания её силуэта. Положила камешек в карман - и вновь всё с отражением было так, как положено!
   - Какая нужная штука! - рассмеялась Алёна. - Буду всегда его с собой носить, это ж какие возможности открываются!
  

Алёна идёт на работу

   Алёна вышла на улицу. В это время года светало совсем поздно и кругом стояла кромешная ночь. Она вдохнула странно по-весеннему тёплый воздух, поправила шарф и двинулась привычной дорогой в сторону приевшейся конторки. В голове её уютными кошками бродили мысли о новом приключении в Адальире и том, что совсем скоро они встретятся с Авельиром. Теперь она не забывала смотреть ввысь, туда, откуда мы все пришли, восхищаясь красотой Вселенной...
   Небеса цвели мириадами звёзд, меж которых неслись серебряные кометы с пушистыми хвостами и таинственные космические корабли. В вышине вспыхивали и тут же гасли широкие радуги. Вселенная радостно встречала Алёну, распахивая взору всю свою неописуемую красоту.
   Уже на подходе к конторке, Алёна свернула к торгующему видеотехникой магазину с телевизорами в витринах. Её телефон, как мы помним, сожрали странные зелёные жучки, и нужно было обзавестись новым. Она вошла в торговый зал и сразу направилась к витрине с телефонами. Выбор просто поражал воображение, но большинство моделей были смартфонами последнего поколения с сенсорными экранами, Алёна же хотела нечто иное. Зная, что предстоит миссия в Адальире, Избранная решила заранее подготовиться к путешествию и приобрести самую старую модель с кнопками, авось, его эти противные жучки не сожрут. Лишь в дальнем углу зала в узком стеллаже имелись устаревшие модели, одна из которых особенно приглянулась Алёне. Это был совершенно допотопный аппарат, серого, как родной цвет её глаз, цвета, с кнопками и крохотным чёрно-белым экраном. К тому же в старинном устройстве имелся замечательный ксеноновый фонарик, свет которого пробивал ночной мрак на много метров вперёд. Незаменимая вещь в любом путешествии по параллельным мирам...
   Алёна позвала продавца, как вдруг взгляд её скользнул по витрине, и она замерла: в стекле вместо её отражения подрагивала полупрозрачная фигура воина в изящном шлеме со стальным завитком на вершине. Казалось, что эфемерный латник смотрит на Алёну, но как он ухитрился втиснуться за стекло? Девушка резко обернулась, решив, что это отражение, а воин стоит сзади, но увидела лишь спешащего к ней продавца. Прыщавый парень с ходу принялся убеждать покупательницу приобрести что-нибудь получше этого динозавра, но Алёну больше волновало увиденное в отражении. Немного растеряно она вновь поглядела в стекло витрины, но там никого уже не было, отражались лишь её собственные серые глаза, поэтому она решила, что рыцарь ей просто померещился.
   Купив телефон и быстро его настроив, благо, кнопочные модели прошлого были интуитивно просты, она покинула магазин. Выйдя на улицу, Алёна ощутила, что погода сменилась, весеннее тепло уступило место промозглой слякоти, и оттого неимоверно сильно захотелось согреться чашечкой ароматного кофе. И тотчас Алёна столкнулась взглядом с расположившемся напротив любимым кофейным автоматом. Едва завидев подругу, аппарат зажужжал и скинул в окошко стаканчик, начав наполнять его горячим напитком. В этот момент из магазина вышел охранник и удивлённо скосился на работающий сам по себе автомат. Стаканчик тем временем наполнился до краёв, и приятный кофейный аромат стал наполнять собой пространство вокруг. Обрадовавшись такому подарку, охранник было хотел взять напиток, но внезапно произошло странное: окошко подачи само собой раскрылось, и полный кофе бумажный стакан выпорхнул оттуда, словно на крыльях, быстро улетев прочь и скрывшись за углом магазина. При этом охраннику показалось, что он слышал тихий девичий смешок... Мужик испуганно огляделся, встряхнул головой, и для чего-то заглянул внутрь окошка подачи на автомате: но ничего подозрительного там не заметил.
   - С выпивкой надо завязывать! - пробормотал он себе под нос и поспешил вернуться в магазин.
   Алёна тем временем уже подходила к крыльцу конторки, допивая любимый капучино...
   Она остановилась у входа. По бокам от крыльца, прижавшись всем телом к зданию, из снега торчали деревья, на вершинах которых ещё подрагивали на ветру по несколько забытых с осени жёлтых листков. Алёна всегда смотрела на эти закладки из осенней книги перед входом, отмечая, когда же, наконец, и они облетят. У неё даже была собственная примета на этот счёт. Если листья оставались на деревьях долго, значит, зима будет тёплой и пушистой. В этот раз они додержались почти до самого Нового Года, что, впрочем, могло объясняться и странными погодными явлениями, которые наблюдались в столице последнее время.
   Вдруг что-то привлекло её внимание справа от входа, где часть здания выдавалась вперёд, образуя закуток, где и росло одно из деревьев. Алёна сделал несколько шагов к стене и присмотрелась: действительно у основания строения из-под снега проглядывало что-то, чего раньше там не было. Протянув руку, она отряхнула снег, пытаясь высвободить то, что скрывалось под ним, и не поверила глазам: перед ней зеленела молодая листва! Алёна продолжила отряхивать снежок, пока зелёная поросль не оказалась полностью освобождена. Зеленел ствол какого-то странного дерева с сильно замысловатым рисунком на стволе. Он выходил прямо из асфальта у основания стены и как бы врастал в стену на уровне оконного карниза. При этом всё странное деревце покрывало множество веточек, исполненных яркой зелёной листвой.
   Засомневавшись в реальности видения, Алёна дотронулась до коры: дерево оказалось влажным и тёплым, что было немыслимо посреди столичной зимы. Конечно, всем известно, что деревья и зимой остаются теплее, чем другие предметы, но это было каким-то уж сильно горячим.
   Алёна сразу же стала припоминать, чему их учили в университете на лекциях по экологии, решив, что здесь имеется какая-то антропогенная аномалия. Но присмотревшись, удивилась ещё больше: вдруг, словно солнечный блик, по стволу деревца пробежал крохотный зелёный жучок! Алёна даже не успела его хорошенько разглядеть, так быстр он был.
   Внезапно небо над городом сверкнуло белым цветом, словно в самом зените родилась молния. Огни в окнах зданий мигнули, на мгновение, обозначив едва светлеющее утреннее небо наверху, и погрузив город внизу в полнейший мрак. По металлическим перилам, карнизам с водосточными трубами и даже стоящему неподалёку фонарному столбу забегали голубоватые искры. Затем свет вновь зажёгся, и откуда-то издалека, видимо с окраин промышленного гиганта, до ушей донёсся протяжный гул, напоминающий звук авиамотора, сбрасывающего обороты. Алёна узнала его с первых нот, именно так, тревожно и неоднозначно пел город в тот день, когда она повстречала Силия и бежала, сломя голову, прочь из родной квартирки, преследуемая герддроном...
   Над землёй пронёсся порыв морозного ветра. Алёну тут же прошиб озноб и её зубы застучали. Она нервно оглянулась и, нащупав в кармане камешек-нивелятор, поспешила взять его в руку, чтобы в любой момент сжать ладонь и скрыться от возможной угрозы. Промозглый холод унёсся прочь и вокруг вновь потеплело, гул затих, но городской шум не смолк, как обычно, отозвавшись на странный звук раскатистым ржавым скрежетом, словно кто-то пилил тупой пилой старую металлическую бочку. Город пел так ещё какое-то время, постепенно затухая, а затем и это звучание сошло на нет, уступив место привычному шуму автомобилей, сшитому из гула моторов, шуршания шин по автострадам и звонких гудков клаксонов...
   Алёна стояла не шевелясь и испуганно озиралась по сторонам. На улице было темно и пусто, но в окнах сновали самые рьяные клерки, спешившие первыми явиться на работу и тем заслужить похвалу начальства. Их мелькание в жёлтых квадратах не зашторенных окон конторки как будто немного успокаивало, ведь там кипела жизнь, а, значит, всё в порядке, но Алёна всё равно ощущала сильную тревогу. Дерева, обнаруженного ей только что у стены дома, уже не было и в помине, лишь разворошенный снег на том месте убеждал логичный разум в том, что растение было реальным, а не плодом воображения.
   Вдруг что-то звякнуло у самой её ноги справа, Алёна опустила взгляд и увидела приоткрывшийся рядом с её сапогом канализационный люк. Она невольно отшагнула в сторону, и тотчас люк открылся полностью, а из него показалось грязное лицо какого-то оборванца.
   Алёна сразу узнала бродягу и кинулась к нему, как к родному, крепко обняв за шею. Тревоги и след простыл, казалось, от бродяги исходила какая-то до безумия светлая энергетика, которая мгновенно и стёрла из разума все страхи и волнения.
   - Джулиус! - воскликнула она восторженно. - Ты же мне жизнь спас!
   Бродяга смущённо улыбнулся и опустил взгляд, он явно не ожидал такой радушной встречи:
   - Да ладно, чего уж там говорить, - он заложил руку за голову, почесав в затылке, - на здоровье...
   - Давай, я тебе денюжку дам, - засуетилась Алёна, вытаскивая кошелёк.
   Но Джулиус замотал головой:
   - Не-не-не, - затараторил он, - это лишнее... Я это, может, у тебя... Закурить есть? - он поднял руку с зажатым в пальцах старым обмусоленным окурком и продемонстрировал его Алёне. - В канализации вечная проблема, где добыть огня, Прометеи тут не водятся...
   Алёна усмехнулась шутке, вынула пачку сигарет с заткнутой в неё зажигалкой и отдала всё вместе бродяге.
   - На, хоть огонёк и курево возьми, - улыбнулась она. - Я ж вроде как бросаю.
   - О, вот это подарочек так подарочек! - обрадовался Джулиус. - Ну спасибо, дочка, - он ласково улыбнулся Алёне.
   - Ты ко мне? - уточнила девушка.
   - Да нет, - бродяга уже закурил тонкую дамскую сигарету и устремил мечтательный взгляд куда-то вдаль. - Тебе, говорят, предстоит увлекательное путешествие, просто хотелось пожелать удачи!
   - А, - Алёна поджала губы и понимающе кивнула, - спасибо!
   - И ещё, - бездомный сделал настораживающую паузу. - Береги себя...
   - Что-то не так? - заволновалась Алёна. - Ты что-то знаешь?
   - Нет, - Джулиус покачал головой. - Просто какое-то странное предчувствие. Я за тебя беспокоюсь, сама понимаешь. Ты - Избранная и всё такое. Одним словом, береги себя, Алёнка!
   Алёна несколько растерялась и даже испугалась, поэтому ничего не ответила.
   - Ну, бывай, - Джулиус ещё раз посмотрел на неё с каким-то, как ей показалось, сожалением, и помахал рукой в старой рваной перчатке без "пальцев". - Надеюсь, ещё увидимся! - он затянулся поглубже, всё-таки женские сигареты были совсем не такими крепкими, к каким он привык, и скрылся в канализации, на удивление ловко прикрыв за собой тяжёлый люк.
   Алёна проводила его взглядом и вздохнула: без Джулиуса ей стало совсем некомфортно, а волнение усилилось в разы. Меж тем, вокруг всё как будто было спокойно: город шумел привычно, снежные облака плыли по звёздному небу, а улицы мегаполиса нервно заполнялись людьми. Алёна ещё раз огляделась, скомкала стаканчик из-под кофе и кинула его в стоящую подле крыльца урну. Вдруг свет в окнах вновь мигнул и по округе разнёсся тревожный электрический треск. Алёна вздрогнула, ожидая, что следом произойдёт нечто пугающее, но свет зажёгся и мир вновь обрёл привычный порядок. Беспокойство чуть отступило.
   - Верно говорят, если б мы научились управлять собственными чувствами, то стали бы властелинами реальности, - недовольно пробормотала она себе под нос, поднимаясь по ступенькам.
  

Алёна на работе

   Как всегда тихо Алёна попыталась проскользнуть мимо вахтёра, после путешествия в Адальир и сделанных открытий, с коллегами общаться хотелось ещё меньше обычного, однако он её заметил.
   - Опаздываешь, Маврина? - улыбнулся в усы старичок.
   - Угу, - поморщилась Алёна.
   - Да и правильно, работать вообще вредно! - вахтёр явно был сегодня в хорошем расположении духа.
   Алёна поднялась по старенькой лестнице на второй этаж и прошмыгнула в родной кабинет. При входе обнаружилась странная дыра в порожке, около сантиметра в диаметре, коей явно не было накануне. Алёна не смогла догадаться, откуда она взялась, и списала всё на ветхость здания, что вечно шло трещинами и разваливалось по швам. Несмотря на раннее вставание, на работу она добралась позже обычного и потому коллеги были уже на местах.
   За столом слева от двери, уткнувшись в компьютер, сидела немолодая и чрезмерно полная женщина в пыльном, безвкусном парике, вечно сползающем на сторону, Елизавета Евгеньевна. Она старательно делала вид, будто погружена в работу, тем не менее, дымящийся чайник на столике в дальнем углу свидетельствовал, что её мысли заняты вовсе не никчёмными делишками конторки, а тем, когда можно будет сделать первый перерыв. Потёртый и поношенный мужичонка с нелепой лысиной, старший клерк Андрей Леонардович расположился чуть дальше у стены и, словно, следил за дверью. Поскольку как только Алёна вошла, так сразу же столкнулась с ним взглядом.
   - Приветики! - наигранно задорно пискнул он, разведя руками.
   Видимо, это жест должен был что-то символизировать, то ли раскрепощённость, то ли небрежность. Но Алёна этого не поняла, как, впрочем, и остальных движений и интонаций нелепого субъекта, явно скрывающего за ширмой напускного самомнения комплекс неполноценности и глубокое осознание собственного убожества.
   - Доброго утра, - пробормотала Алёна, стараясь не смотреть на надоевших коллег, и поспешила к себе за стол.
   Только, когда пробуждённый Алёниным ногтем, системный блок пискнул, возвещая начало нового рабочего дня, немолодая дама соизволила оторвать унылый взор от экрана и посмотреть на Алёну затуманенными, совершенно пустыми глазами:
   - А, здравствуй, здравствуй, - протянула она сиплым неприятным голосом.
   Алёна аж поёжилась, ей было отвратительно терпеть общество этих примитивных субъектов, к которым, как к непосвящённым в тайны сакрального королевства, она теперь испытывала лишь острую неприязнь. Да и будь они трижды посвящены, думала Алёна, всё равно не сообразили бы ничего, даже в том случае, если бы Адальир располагался не в тонком эфире по правую руку от Полярной звезды, а прямо у них под носом!
   Волшебное ощущение, остававшееся от Адальира, то ли мгновенно полностью выветривалось, то ли трансформировалось в эту неприязнь. Даже недавняя встреча с Джулиусом как-то не сильно помогала восстановить баланс чувств, усиливая сомнения. А было ли на самом деле чудесное путешествие? А может, это просто красочный сон? Ведь такие бывают, сны-фантазмы... Лишь редко вспыхивающие зелёные искорки в глазах, отражающиеся в чёрном омуте экрана, подтверждали реальность путешествия, но и они уже почти исчезли, уступив место прежнему серому цвету Алёниных глаз.
   Монитор озарился приятным голубым светом, и Алёнино сердце невольно ускорило бег, ведь девушке вдруг показалось, что Силий может выйти с ней на связь и через рабочий компьютер. Однако ничего необычного не происходило. Алёна занялась чтением годового отчёта, который необходимо было перечитать хотя бы на раз, прежде, чем отдавать начальству. Ясно, что его там никто даже не посмотрит, но проверить цифры стоило хотя бы для самой себя. Некоторое время Алёна старалась вчитаться в криво изложенную ахинею, но разум совершенно не желал работать, вращая в своих глубинах лишь мысль о предстоящем возвращении в Адальир. Быть может, Силий забыл о ней, волновалась Алёна, или послал вместе с Авельиром кого-нибудь другого, более опытного? Странно... Если бы кто-то рассказал Алёне про королевство ещё год назад, она бы ему не поверила, но ещё меньше поверила бы, что во всём этом чудесном мире её будет, главным образом, заботить лишь возможность встречи с понравившимся готом... Воистину, любовь главенствует в мире!
   От нежелания продолжать уже опротивевшую работу жутко разыгрался аппетит. Алёна тотчас вспомнила о конфетах и полезла в ящик стола, но там оказалось пусто. Кто-то из "заботливых" коллег уже ухитрился свистнуть припасы и сожрать их...
   - А вот и новая работёнка, - противным голоском пропищал Андрей Леонардович, кладя на стол перед Алёной пухлую папку с бумагами.
   При этом он как будто специально кинул кипу прямо на клавиатуру, да так "удачно", что компьютер мгновенно перешёл в спящий режим.
   - Ой, спасибо! - недовольно пробасила Алёна, и только покачала головой, таких коллег и врагу не пожелаешь.
   Поняв, что вновь совершил глупость, старший клерк сделал вид, будто ничего не заметил, и диковатой приплясывающей походочкой поспешил вернуться на своё место. Устроившись на стуле, Андрей Леонардович странным, чуть прищуренным взглядом уставился на Алёну, при этом как-то непонятно улыбаясь. Девушка не сразу заметила это, а когда обратила внимание, то поняла, что мужчина смотрит на неё уже дольше приличного. Алёна резким движением повернулась и нарочито пристально уставилась коллеге прямо в глаза. С лица мужичка враз сползла ухмылка и он, резко отведя взгляд, сделал вид, что увлечённо читает что-то на мониторе. Девушка так и не поняла, что означал этот многозначительный взгляд, то ли неумелая подделка под "страстный взор Казановы", то ли очередная нелепость, свойственная этому унылому персонажу.
   Алёна ещё что-то недовольно пробормотала себе под нос, встала, взяла бутылку с водой, стоящую возле батареи, и щедро полила чахнущие в горшках на окне комнатные цветы. Надо сказать, что это были единственные её "коллеги", которых Алёна искренне любила. Делая сию нехитрую работу, она отметила, что с прошлого раза они ещё больше зачахли и едва показывались из горшков, обвисая вялыми листьями с их краёв. В офисе царила явно нездоровая обстановка, поскольку даже цветы здесь вообще никак не желали расти нормально, хоть удобряй, хоть не удобряй почву, хоть поливай, хоть - нет. Девушка давно заметила это, но отчего-то совершенно не удивлялась.
   После этого Алёна нехотя, со скрипом и недовольными вздохами, вернулась за стол и открыла принесённую ей папку. Здесь как всегда была куча разных бумаг и Алёна, по обыкновению, принялась изучать их, начиная с самой первой. Сверху оказалось письмо, оформленное с кучей нарушений. Не было печати, адресата, просто пустой белый конверт с размашистой надписью "от Силия"...
   "От Силия?!" - от неожиданности Алёна даже вскочила со стула и изумлённо уставилась на письмо.
   Коллеги поглядели на неё как-то странно, чего это она прыгает? Алёне даже показалось, что в этом взгляде присутствовал некий страх. Это было очень непривычно, ведь до того момента ещё никто никогда её не боялся. Неужели, путешествие в Адальир настолько сильно на неё повлияло?
   Она осторожно присела на стул и аккуратно, стараясь не шуметь и не привлекать дополнительного внимание коллег, разорвала конверт. Внутри лежал помятый обрывок листка, на котором чуть ли ни угольком было написано следующее: "Точка сбора на углу дома, где жил Конструктор, мы с тобой там были. Время сбора: через час. Авельир будет ждать тебя там, отправитесь к земле Фарфаллы и проверите на месте ли вверенный ему адальир. Это простое путешествие и вам нечего бояться, поэтому после того, как сообщите о результате, можете там задержаться. Магистр Фарфалла очень гостеприимный человек. Силий".
   Алёна от радости снова подпрыгнула, и ведь не зря компьютер выключился! Встреча с готическим рыцарем уже через час, а, значит надо поторапливаться! Сердце её приятно стучало, предвкушая скорую встречу с Авельиром
   "Если поехать на метро, то будет куда как быстрее!" - подумала Алёна и, не удостоив приевшихся коллег даже простым "до свидания", красивой, невесомой бабочкой выпорхнула за дверь.
   Конечно, ей могли влепить прогул за такое поведение, но на тот момент это было последним, что её волновало. А вас бы волновали такие мелочи, если бы вы спешили в прекрасный мир волшебного королевства? Вопрос риторический...
   Силий не зря направил Алёну и Авельира именно к Фарфалле. Земля, вверенная магистру и носящая его имя, была защищена мощнейшим волшебством вроде отклоняющей силы пурче-дхарны, которое не пропускало никакой дурной энергетики. Кроме того магистр хранил сильнейший адальир - корону, что сама по себе обладала огромной позитивной силой. Поэтому путешествие в сей чудесный край Адальира было лишь увеселительной прогулкой и не несло никаких рисков. Таким образом, Силий имел возможность вновь подружить Алёну с энергетикой параллельного мира, а заодно и подыграть понравившимся друг другу молодым людям, отправив их в путешествие вдвоём и позволив побыть наедине, не беспокоясь при этом за безопасность Избранной.
  

Ваджавьяра

   Алёна быстро семенила по плывущему под ногами талому снегу. Погода в городе опять чудила, то неистово морозило, то по-весеннему теплело. Уже не забывая о главном, она то и дело посматривала ввысь, где среди темнеющих облаков всё яснее виднелись ленты северного сияния. Когда Алёна прошла примерно половину пути до метро, внезапно пушистыми хлопьями повалил поистине новогодний снег, что несказанно порадовало девушку, ведь она так любила ощущение праздника.
   Проходя в тени большого здания, Алёна заметила на стене какой-то светящийся узор, напоминающий фосфорный рисунок на ёлочной игрушке. Заинтересовавшись, она поспешила включить фонарик: пролившийся свет озарил кирпичную стену, многократно разрисованную граффити и исписанную вечным "Цой жив!". Алёна приблизилась и всмотрелась в хитросплетение цветастых линий и клякс. В центре аляповатого орнамента, уже частично выцветшего, сверкал совсем новый рисунок, сделанный, по всей видимости, фосфоресцирующей краской совсем недавно - маленькая рыбка размером с Алёнину ладошку, под которой витиеватыми буквами было написано странное слово "Ваджавьяра", а следом: "Dea praeceptum, non quaeritur". Алёне почему-то показалось, что символ был скрытым посланием, оставленным здесь именно для неё. Но это было не просто внутреннее ощущение, ведь Алёна родилась в марте, рыбы были её знаком зодиака. Поэтому она тщательно рассмотрела рисунок рыбки и несколько раз перечитала надпись, которая в переводе с латыни гласила: "богини повелевают, а не просят". Однако, не поняв, в чём тут смысл, она двинулась дальше.
   Вот среди снежной пелены показалась всем знакомая большая буква "М" красного цвета, метро было совсем близко. Алёна уже чуток подзабыла с университетских времён, как в нём ездить, но решила, что это так же, как на велосипеде, если один раз научился, то разучиться просто невозможно. Она быстро вошла в двери, спустилась по лестнице и, миновав турникет, оказалась на перроне.
  

Алёна в метро

   Столичное метро, как обычно было переполнено, вокруг шумело настоящее море людей и Алёна, отвыкшая от подобного, внезапно ощутила некий психологический дискомфорт. Она по старой привычке встала подальше от края платформы, опасаясь поездов, и принялась думать о своём. Конечно же, мысли Избранной целиком и полностью занимало предстоящее путешествие. Ей казалось, что в этот раз непременно произойдёт нечто волшебное и прекрасное. И это тёплое чувство приближающегося чуда неимоверно грело душу, поднимая настроение.
   Временами Алёна поглядывала на толпу и арку тоннеля, не желая пропустить поезд. И в очередной раз, подняв взор, она заметила двух молодых мужчин. Непонятно почему, но они сразу привлекли её внимание, словно разум осознанно выхватил из пёстрой толчеи именно их. Это были смуглые рослые парни с характерной восточной внешностью, которая выдавала в них выходцев из земного Адальира. Да-да, именно из Адальира! Будучи студенткой, Алёна работала волонтёром на каком-то международном форуме, где присутствовала большая делегация из этого ближневосточного королевства, и потому сразу могла определить адальирцев по внешности. А кроме того и у самой девушки имелись дальние адальирские корни. Наверное, это и привлекло её внимание.
   Парни были крайне напряжены, даже встревожены. Они о чём-то негромко, но взволнованно переговаривались, сопровождая диалог активной жестикуляцией. Сама не понимая зачем, Алёна продолжала смотреть на них, как зачарованная. Обычно она старалась не обращать на окружающих людей такого пристального внимания, как учили книги по городской безопасности, и оттого начала беспокоиться, не заметят ли они её взгляда. Однако отвести глаза почему-то не получалось.
   Тем временем к перрону уже подходил поезд...
  

* * *

   Внезапно вокруг всё загудело, словно на станцию ворвался ураган, пол под ногами качнулся, и всё в мгновение ока погрузилось в кромешный мрак. Алёна сперва даже не поняла, что произошло. Люди вокруг зашумели: кто-то запричитал, жалуясь на транспорт, кто-то испуганно заохал.
   Самым странным было то, что подошёдший поезд тоже скрылся во тьме. Алёна и раньше наблюдала отключение света в метро, но поезда при этом продолжали светить фарами, и двигаться в положенном направлении. Но сейчас казалось, что энергия полностью иссякла во всём окружающем пространстве.
   Опасаясь быть раздавленной толпой в образовавшемся мраке, Алёна осторожно отступила назад, нащупав пальцами стену станции. По мере того, как гвалт не на шутку перепуганной толпы пассажиров метрополитена нарастал, также всё громче звучал странный протяжный гул, напоминающий звук глохнущего авиамотора. Сперва его было трудно различить за шумом голосов, но вскоре он заглушил всё вокруг. Люди смолкли, прислушиваясь к этому пугающему гулу, который, достигнув своего максимума, внезапно сорвался и унёсся куда-то в сторону, стихнув за считанные мгновения.
   Тотчас пол вновь качнулся, и всё вокруг мелко завибрировало, а откуда-то сверху донёсся гулкий грохот, словно бы произошёл обвал карстовой пещеры. Алёна невольно вскинула голову на звук и обомлела: под сводами потолка станции медленно расплывалась голубоватая спираль, напоминающая то ли нить накаливания в лампочке, то ли северное сияние. Она становилась всё ярче и ширилась, превращаясь в блистающую алмазную россыпь звёзд. По тёмному помещению прошелестела волна встревоженных голосов:
   - Охренеть! Что это за фигня?
   - Красиво-то как!
   - Это, наверное, газ горит...
   Пассажиры просто не знали, что и думать, но все как один изумлённо смотрели на кружащие под сводами потолка огоньки, как на что-то волшебное.
   Алёну это зрелище не на шутку напугало. Ей вдруг почудилось, что из странного сияния за станцией кто-то наблюдает и этот кто-то выискивает в толпе именно её. Алёна спешно нащупала в кармане заветный хрусталь из Адальира, и изо всех сил сжала его, растворившись в пространстве.
   Голубоватое облако, наполнившееся миллионами белых искр, ещё немного покружило над перроном и неожиданно померкло. Всё вокруг вновь погрузилось в антрацитовый мрак.
   По перрону тут же прокатилась волна характерных щелчков, это люди, пытаясь подсветить окружающее пространство, принялись включать мобильные телефоны. Однако энергия покинула и их тоже...
   Темноту пронзил испуганный крик с дальнего края станции. Паника тотчас охватила стоящих там пассажиров, и толпа понеслась в противоположную сторону. Алёна вжалась спиной в стену, ощутив, как мимо проносится людской поток. Однако ничего страшного не произошло, и давки, к счастью, не случилось. Наоборот, шум толпы внезапно словно бы растворился, и ему на смену пришло щебетание птиц. Алёна обернулась: перед ней сверкала росой, пронизанная солнечными лучами изумрудная глубина векового леса. Девушка глазам не поверила, но создавалось ощущение, что это не просто изумительное виденье, а действительно с обратной стороны станции вместо стены враз соткалась чудесная лесная роща. Алёна, вновь поддаваясь порыву, сделала шаг вперёд, стремясь войти в волшебный лес, и даже успела рассмотреть вдали оленя с огромными серебристыми рогам, промелькнувшего сквозь наполненные светом заросли. Но вдруг изумительная картина поплыла туманными спиралями и вовсе растаяла.
   Испугавшись, что может застрять в иллюзорном мире, Алёна поспешила шагнуть назад, повернувшись лицом станции: вокруг всё было как раньше, толпа ещё шумела, но уже совсем без паники.
   Избранная немного успокоилась и отпустила камень из пальцев, вновь возникнув на прежнем месте. Тут она вспомнила про ксеноновый фонарик в новом телефоне, возможно, тот, будучи совсем старинной моделью, мог работать. Она поспешила достать телефон, но внезапно ощутила неприятное щекочущее чувство, словно по пальцам кто-то пробежал. Ещё месяц назад она бы с криком отдёрнула руку, отбросив телефон подальше, ведь это отвратительное ощущение обычно означало, что по ней ползёт таракан. Но после знакомства с Жужу Алёна стала относиться к этим милым созданиям почти с любовью. И потому лишь с интересом принялась ощупывать корпус устройства, пытаясь понять, откуда на нём мог взяться жучок. Уж не Жужу ли это отправился в новое путешествие с любимой хозяйкой, испугавшись за животину, было подумала она. Но тотчас ещё кто-то пробежал по ладони, затем ещё и ещё...
   Алёна нервно ткнула кнопку питания, однако телефон не включился, а вместо этого лопнул, как перезрелый помидор и с треском разлетелся на части.
   В это мгновение свет на станции вновь зажёгся. У поезда, стоящего на путях как раз напротив платформы, также включились фары и габаритные огни. Люди облегчено выдохнули, спешно проверяя смартфоны, работают ли.
   Алёна сперва невольно зажмурилась, ослеплённая вернувшимся освещением, а когда свыклась с ним и поглядела вниз, то просто ахнула: в руках её была лишь крышечка от телефона. Остальные части устройства валялись на мраморном полу метро, а по её пальцам бегали крохотные зелёные жучки, каждый из которых нёс в лапках детали! Это было немыслимо, но существующие в пространстве между измерениями, насекомые странным образом оказались здесь, хотя Алёна ещё никуда не перемещалась! Жучки меж тем растаяли в воздухе вместе с унесёнными деталями, оставив корпус телефона зеркально гладким и чистым, как и в прошлый раз.
   По спине девушки пробежал неприятный холодок, она вскинула испуганный взор к потолку, где ещё миг назад вращалось сияющее нечто, а затем тщательно огляделась: люди, немного успокоившиеся с появлением света, вернулись к прежним пустым беседам, тем не менее как-то тревожно поглядывая по сторонам. Алёна пристально изучала их, стараясь заметить, не появилось ли вокруг ещё чего-нибудь необычного, кроме жучков.
   Вдруг взгляд её встретился с другим взглядом. Кто-то пристально смотрел на неё через всю станцию. Это был один из той парочки адальирцев. Он стоял на том же месте, уставившись на девушку немигающим взором. Алёна решила, что парень смотрит на что-то другое, но нет, он смотрел именно на неё, причём так, словно они были давно знакомы. На груди у парня поблёскивал странный значок с тремя буквами "АОА".
   Алёна дёрнулась с места, собираясь скрыться в толпе, но почему-то не смогла даже пошевелиться. Причём, она не понимала, зачем убегает, ведь не чувствовала страха или угрозы.
   В этот момент к парню подошёл его товарищ и, невежливо дёрнув за руку, что-то шепнул на ухо. Первый потупил взгляд и через мгновение они оба растворились в толпе.
   Алёна сунула руку в карман, и нащупала там волшебный камушек.
   "Надо было его использовать", - подумала Алёна.
   И в самом деле, как же это она забыла о таком замечательном нивеляторе?
   "Оживший" же поезд уже раскрыл двери, и люди начали заходить в вагоны. Алёна тоже поспешила внутрь.
  

* * *

   Тем временем парочка парней из земного Адальира уже была в вагоне:
   - Что ты там увидел, Селиг, на кого так уставился? - раздражённо поинтересовался один у другого.
   - Не знаю, Адир, - Селиг встряхнул головой, словно бы отгоняя дремоту, - там была девушка, очень красивая. Большие серые глаза, наивный взгляд, русые волосы...
   - Ты что, влюбился? - усмехнулся Адир. - Ты о чём вообще думаешь, что у тебя в голове? Забыл о своей миссии?! - казалось, он разозлился.
   Селиг метнул в собеседника испепеляющий взгляд:
   - Я всё помню! Я всё помню, - с нажимом повторил он. - Но это не просто миссия, это судьба, а, значит, это нечто большее, чем простая работа. Понимаешь?
   - И что? - нахмурился Адир.
   - Думаю, я не просто так встретил её здесь. Мне показалось, что я когда-то видел её во сне, или ещё увижу......
   - О чём ты говоришь? Мне это не нравится...
   - Я не знаю, - пожал плечами Селиг, - думаю, это начало чего-то нового...
  

* * *

   Алёна по привычке встала у окна в конце вагона, чтобы меньше толкаться с другими пассажирами, как вдруг с ужасом осознала, что не взяла билет! Как же она тогда прошла турникеты и вообще попала на станцию?! Это не укладывалось в голове, но Алёна действительно ехала без какой бы то ни было карточки! Неужели метро также поддалось силе её мысли, как и кофейный автомат?
   Дверь в дальнем конце вагона с шелестом сдвинулась, и в забитый битком салон прошла толстая дама в форме контролёра. Алёна уже давно не ездила на метро, тем более "зайцем", поэтому растерялась. Ей тут же вспомнилось, как это было во времена её студенческой юности, когда она, имея крайне мало денег и постоянно на всём экономя, ухитрялась постоянно кататься без билета. Для этого юная Алёна просто бегала от проверяющего по вагонам, причём наловчилась делать это просто-таки виртуозно. Она уже было собиралась двинуться к выходу, чтобы успеть выскочить из салона до того, как её приметят, а, надо сказать, у контролёров глаз намётан на безбилетников. Но тут же вспомнила о камушке, подаренном Тором.
   Когда проверяющая добралась до конца вагона, Алёна просто сжала кристалл в пальцах и мгновенно растворилась в пространстве. В давке переполненного поезда этого никто даже не заметил, и проверяющая прошла мимо.
   Однако и даже когда опасность миновала, Алёна не сразу выпустила хрусталь, а сделал это лишь на своей станции, когда вместе с потоком людей поднималась по лестнице, выводящей на улицу.
  

Готический поцелуй

   Алёна быстро шагала по заснеженному тротуару, на удивление отчётливо помня путь, проделанный с Арбитром Стихий намедни. Вскоре показался тот самый дом. Приблизившись, Алёна замялась, поскольку в письме Силия не было указано, на каком именно углу здания располагается точка сбора. Девушка прошлась вдоль обветшавшего фасада и огляделась. На улице было уже достаточно светло, и Алёна подумала, что всяко заметит Авельира, когда тот подойдёт. Тут она поняла, что забыла самое главное: тотчас сунула руку за ворот, вытащив из колец шарфа готическую безделушку, подаренную Авельиром. Ей очень хотелось, чтобы гот сразу же заметил, как бережно она относится к его подарку.
   Алёна принялась расправлять шнурок, и вдруг кто-то, подойдя сзади, нежно закрыл ей руками глаза. В другой момент она бы испугалась, но лёгкий аромат театрального грима не позволил ей этого сделать.
   - Авельир! - взвизгнула Алёна, резко оборачиваясь и обнимая гота за шею.
   - Алён... - Готический рыцарь улыбнулся совершенно растеряно и в ответ обнял девушку, а та в свою очередь вжалась лицом в его плечо, от удовольствия даже закрыв глаза.
   Фигуры застыли в безмолвии, крепко обнявшись средь искрящихся в свете ещё не погасших фонарей снежинок. Радость от встречи оказалась настолько сильной, что полностью поглотила влюблённых. Время шло, а Алёна с Авельиром продолжали стоять на месте, сжимая друг друга в объятиях и плавно раскачиваясь из стороны в сторону, словно танцуя.
   Вдруг резким движением Алёна оторвалась от плеча гота и страстно прильнула к его губам. Поцелуй был долгим, так им не хотелось прерываться, а когда, наконец, губы разомкнулись, оказалось, что у Авельира с лица частично стёрлась краска.
   - У тебя грим стёрся, - хихикнула Алёна, сияющими от счастья глазами глядя Авельира.
   - Он не стёрся, - произнёс гот, ответив девушке нежным взором. - На тебя перекочевал...
   Алёна удивлённо подняла пушистые брови и поспешила вынуть пудреницу с зеркальцем: действительно Алёнины губы были перепачканы готической чёрной помадой.
   - Вот и целуйся с тобой, - она улыбнулась и принялась вытираться носовым платочком.
   - Я соскучился, - признался Готический Рыцарь.
   - И я. Боялась, что мы разминёмся!
   - Могли, - кивнул Авельир, продемонстрировав запястье с кучей фенечек и старенькими механическими часами производства ещё прошлого века. - Еле идут, - посетовал он.
   - А где твои крутые часы с тремя циферблатами? - спросила Алёна.
   - Скажем так, одолжили в Вавилоне, - уклончиво отозвался гот.
   - А у меня теперь даже телефона нету, - пожаловалась девушка. - Хоть я и купила самый старую модель, но его всё равно сожрали те же самые зелёные жучки.
   - Как это? - удивился Авельир. - Ты, что, уже успела побывать в Адальире?
   - Именно, что не успела, - возразила Алёна. - В метро спустилась, там свет вырубился, а когда его зажгли снова, то из телефона эти пакостники и поскакали, все детальки повытаскали.
   - Я видел, что огни гасли, но не думал, что метро тоже обесточивалось, - Авельир явно занервничал. - То, что ты рассказываешь, это очень тревожно. Получается, что произошло какое-то наложение миров друг на друга, но я про такое раньше никогда не слышал.
   - А что это может значить? - увидев волнение гота, Алёна и сама занервничала. - Это для нас не опасно?
   - Ума не приложу, - Авельир покачал головой и вновь крепко обнял возлюбленную, изо всех сил прижав к себе. - Но тебе переживать не следует, я тебя никому обижать не позволю! - добавил он. - Главное, что мы снова вместе, и у нас есть отличная возможность побыть только вдвоём.
   - Да, точно! - обрадовалась Алёна. - У нас же задание в Адальире!
   - И отправимся мы туда только вдвоём...
   - А после задания можем там побыть, погулять, - она улыбнулась. - Мне Силий всё рассказал в письме.
   - Слушай, может, ты голодная? - спохватился Авельир.
   - Ещё какая голодная, - пробасила Алёна, уткнувшись носом в шарф. - У меня конфета была в столе, так, представляешь, кто-то спёр, а больше нету ничаво, так что я с вечера ничего и не ела...
   - Ты моя бедняжка! - с сочувствием протянул гот. - Я как знал, вот и подарочек тебе припас! - он вынул из кармана фирменного сюртука огромную конфету и протянул её девушке. - А то хотел сюрприз сделать, да вспомнил, что ты не любишь, когда цветы рвут, вот и подумал, от конфетки точно не откажешься!
   - Не откажусь, - подтвердила Алёна, беря угощенье. - По пути съем.
   - Тогда, пошли?
   - Пошли! А куда?
   Авельир лукаво улыбнулся и вытащил из-под плаща уже хорошо знакомый Алёне ноутбук. Раскрыв его полностью, гот положил XRSys-X-777 на тротуар рядом с крышкой канализационного люка и нажал кнопку питания. На пальце гота, как и в прошлом путешествии, красовался не в меру большой белый перстень с розовым завитком и витиеватой надписью на английском "love kills".
   По дисплею пробежали строчки из странных иероглифов, напоминающих кипрское письмо, затем всё озарилось золотистым светом, возник древнеегипетский "глаз" и зелёная шкала загрузки. Среди танцующих символов на незримое мгновение вновь промелькнула фигурка, напоминающая виденную Алёной на стене дома рыбку, но это произошло слишком быстро, чтобы хорошенько её рассмотреть, потому она не стала ничего говорить Авельиру. Когда прогресс показал 100 %, картинка сменилась, и на экране завращались вихри всех оттенков зелёного цвета. В углу экрана Алёна заметила время, часы показывали десять часов пятнадцать минут...
   - Портал! - догадалась Алёна.
   Авельир вытащил свой дефендер и осторожно поднёс горный хрусталь к монитору, по светящейся поверхности кругами прошла рябь, словно это была водная гладь, и камушек с лёгкостью провалился внутрь экрана.
   - Можно отправляться! - сообщил Авельир, приглашая в новое путешествие, и учтиво предложив Алёне руку.
   Алёна приняла приглашение, крепко сжав ладонь парня.
   - Прыгай в экран за мной! - скомандовал Авельир и прыгнул на лежащий на тротуаре компьютер.
   Несмотря на комичность ситуации Алёна, не задумываясь, прыгнула следом. Вспышка белого света озарила улицу, а когда свет иссяк, на тротуаре уже никого не было. Лишь ноутбук продолжал работать, отображая на экране какие-то чудесные и далёкие земли. Тут же с ржавым скрежетом сдвинулся в сторону канализационный люк, откуда на заснеженную улицу повалил пар, а следом выглянул какой-то оборванец и, опасливо оглядевшись, спешно забрал компьютер. Его рука в рваной вязаной краге ещё раз мелькнула в черноте хода, и люк вновь затворился...
  

На поиски адальиров

   И вновь навстречу сквозь зелёный туман летел свежий ветер вперемешку с ароматами цветущих растений, а вокруг в сверкающем вихре танцевали листья и лепестки. И вновь отовсюду слышались трели райских птиц, наполняющие пространство волшебством и вдохновением...
   Преодолевая поток свежего воздуха, Алёна раскрыла глаза и увидела перед собой стремительно приближающуюся землю. На этот раз приземление оказалось более плавным, и девушка мягко спикировала в густую луговую траву, которая спружинила, словно подушка.
   Заливистое птичье щебетание унеслось прочь, а ему на смену пришёл громкий стрекот кузнечиков, взволнованных появлением непрошеных гостей. Алёна перевернулась на спину и осмотрелась: вокруг вновь стояло тёплое, душистое лето Адальира. Обрамляя искрящийся росой луг, высились золотистые сосны исполины с изумрудной кроной, а изумительную лазурь небес пронизывали лучи восходящего солнца. По всей видимости, здесь было не только лето, но и утро...
  

Первый Герддрон

   Белые облака сгустились, закрыв небо ровной пеленой, сквозь которую всё же проглядывали отблески северного сияния. Бродяга со спутанной бородой в старом пальто и рваной шляпе, припорошенной снегом, быстро семенил по слякоти. За ним неотрывно следовал высокий, мощный человек в дутой куртке с надетыми поверх защитными щитками и чёрном мотоциклетном шлеме с опущенным забралом. Поверхность шлема была отполирована до блеска и отражала все окружающие предметы, причудливо искажая их облик. Человек в шлеме шёл за спиной оборванца, сохраняя дистанцию около метра.
   Вскоре бродяга свернул в сторону с центральной дороги и, миновав ворота, приблизился к зданию, напоминающему торговый центр. Он поднялся по крыльцу к чернеющей арке входа меж двух мощных колонн, где почему-то не было двери, и сделал жест рукой, зовя мотоциклиста следом.
   Мотоциклист вошёл в здание и очутился в длинном широком помещении со стенами, разбитыми на ячейки, подобно банковскому хранилищу, по которому бродило несколько человек. Вокруг царил полумрак, нарушаемый лишь одинокими огоньками свечей, теплящихся у стен на разном уровне. Бродяга быстрыми шагами направился к противоположной входу стене и остановился около неё, указав рукой в рваной вязанной перчатке без "пальцев" на немного выступающий квадрат, где было что-то написано.
   - Вот! - с гордостью заявил нищий.
   Мотоциклист с подозрением огляделся по сторонам:
   - Что это? - строго спросил он низким, ржавым басом, напоминающим лязг стали.
   - Ты хотел узнать, где Конструктор, вот он! - с хрипотцой ответил бродяга, потирая замёршие руки. - Кстати, где мои деньги?
   Мотоциклист вновь огляделся, не понимая, в чём тут дело, но всё же достал из кармана пачку банкнот и протянул бродяге. Оборванец с опаской посмотрел на руку мотоциклиста в чёрной кожаной перчатке, которая почему-то дымилась. Спешно схватил сокровище, сунул за пазуху и, улыбнувшись до ушей, отступил в сторону, пропуская мотоциклиста вперёд. Тот приблизился, пристально рассматривая квадрат.
   На выступающем элементе стены было написано следующее: "Конструктор Вавилона. Уехал к Алёне...". Под надписью неровным линиями был изображён непонятный рисунок, больше всего напоминающий кисть человеческой руки, демонстрирующей неприличный жест.
   - Что это, куда ты меня привёл?! - глухо проревел мотоциклист из-под шлема. - Ты обещал показать жилище Конструктора!
   - Нет, - возразил бродяга. - Ты просил отвести тебя туда, где Конструктор обитает!
   - Ну?
   - Это столичный колумбарий, здесь и обитает наш великий лидер! - едва сдерживая смех, промолвил бродяга. - Вернее, мы не знаем, куда он подался на самом деле, но сие есть сакральное место пребывания его духа!
   Поняв, что его обманули, мотоциклист совершенно по-звериному зарычал:
   - Я всегда говорил, что вы грязь и отбросы, но то, что вавилонцы ещё и пройдохи, узнал лишь теперь! - злобно вымолвил он.
   - Ну, мне пора откланяться! - усмехнулся бродяга и небольшими скачками направился к выходу.
   Мотоциклист истошно взревел и ринулся следом, в ярости замахиваясь дымящимся кулаком. Оборванец обернулся у самого выхода, крикнул что-то явно уничижительное и со смехом растворился в воздухе, оставив вместо себя мелькнувшую голубым светом электрическую дугу. Кулак мотоциклиста пролетел сквозь растаявшего противника и со всей силы врезался в колонну, с грохотом раскрошив камень.
   Посетители колумбария с визгом кинулись прочь и зал за секунды опустел.
   Первый Герддрон остался в одиночестве, разум его переполняла неистовая ярость и злоба. И как он мог поверить, что вавилонец станет работать на него?! Ведь это просто немыслимо, так нелепо ошибиться! Похоже, сказывались последствия Волербуса, который с огромной частью энергии Даосторга прихватил, видимо, и интеллектуальные способности демона сновидений.
   Обдумав всё, мотоциклист вернулся к стене и ещё раз оглядел квадрат с надписью. Первый Герддрон хотел найти хоть какую-то энергетику, но, видимо, Конструктора здесь никогда и не бывало. Однако слова "Уехал к Алёне" давали некоторые колебания в энергосфере. Земное воплощение демона отлично видело это по незримым для обычных людей струйкам голубоватого тумана, клубящимся около букв. В памяти Первого Герддрона стали всплывать какие-то отдалённые образы, казалось, что энергетика ему знакома. Сперва он было решил, что речь об Избранной, носящей это странное для его слуха имя, но потом понял, что сие предположение ошибочно. Здесь имелась энергетика совсем другого человека, кого-то, кто имеет отношение непосредственно к Конструктору Вавилона.
   Но сколько он не силился, а так не смог вспомнить, где уже пересекался с подобным энерготечением. Вероятно, контакт демона с этим человеком был очень кратким и незначительным, и потому не сохранился в памяти. Впрочем, это никак не мешало Первому Герддрону воспользоваться энергией для поиска жилища Конструктора.
   Покинув столичный колумбарий, он некоторое время стоял на улице, анализируя окружающее пространство, выявляя верное направление. Затем, поймав течение, Первый Герддрон оседлал стоящий на обочине мощный мотоцикл с серебряными трубами и погнал двухколёсного коня по энергетическому шлейфу, ощущаемому лишь им.
  

* * *

   Едва Первый Герддрон покинул место, и треск мотоцикла стих за углом, в помещении столичного колумбария прямо из воздуха соткался антропоморфный лев трёхметрового роста с ярко-синей гривой. Пригибаясь, чтобы не царапать головой по потолку, он подошёл к той же ячейке и одним ударом проломи каменную стенку с надписью. Запустив мохнатую лапу, на которой блеснули часы Авельира с тремя циферблатами, в образовавшуюся брешь, лев извлёк пакет с товарным знаком известной в городе сети закусочных, завязанный шнурком от ботинка. Развязав его, лев сунул нос внутрь, несколько мгновений рассматривая содержимое, затем довольно улыбнулся, вновь закрыл пакет и с довольным смехом растворился в воздухе.
  

Город в квартире

   Энергетический путь вывел Первого Герддрона к старому дому, построенному ещё в прошлом веке. Припарковавшись в соседнем дворе, откуда была видна городская телевышка, мотоциклист спешился и уже на своих двоих прошёл к зданию. Оглядев фасад, он мгновенно сообразил, в каком именно подъезде обитает нужная энергия. Уверенными шагами мотоциклист направился ко входу, на котором уже даже не было двери.
   Зайдя внутрь он услышал, как рядом чиркнула спичка, и оранжевый огонёк озарил лицо парня, стоящего в предбаннике, отразившись и в шлеме гостя.
   - Закурить есть? - наглой интонацией поинтересовался оболтус, выпустив в сторону вошедшего кольцо дыма.
   Мотоциклист медленно повернул голову в сторону парня, сразу поняв, что перед ним лиходей, затем перевёл взгляд вверх. Там послышались шаги, и на лестнице показался второй. Он быстро спустился вниз и встал около мотоциклиста, преградив ему путь к отступлению, однако вошедший не одарил его вниманием, продолжая смотреть куда-то ввысь.
   - Закурить, говорю, есть? - с нажимом повторил первый и сделал шаг к вошедшему.
   - Ты бы хоть сперва сигарету выкинул, придурок! - заметил второй подельник.
   - Ерунда, и так сойдёт! - огрызнулся первый. - Лучше посмотри на этого байкера, хам же. Зашёл в наш подъезд, закурить не даёт, молчит, как рыба об лёд и вообще ведёт себя некультурно.
   Мотоциклист продолжал стоять молча, смотря вверх.
   - Здесь такие правила, - развёл руками лиходей. - Наш подъезд, зашёл - плати!
   - Золото подойдёт? - вдруг деловито поинтересовался мотоциклист.
   Голос его прогремел рокотом проснувшегося вулкана и настолько жутко, что парни, не на шутку перепугавшись, попятились. Эхо прокатилось по промёрзшему подъезду, заставив редкие уцелевшие стёкла мелко задрожать. Даже фонарь за окнами качнулся, рассыпав снег с плафона.
   - Или лучше бриллианты? - мотоциклист достал из кармана кожаных брюк огромный кристалл, продемонстрировав его опешившим хулиганам, на указательном пальце его при этом сверкнул рубиновый перстень. - Вот этот я забрал из казны города Карверрогральда, после того, как перебил всех его обитателей...
   Парень с сигаретой, продолжал пятиться и ошалело глядеть на мотоциклиста, пока не упёрся спиной в стену. От фигуры в шлеме исходила какая-то лютая жуть, словно за забралом таилась сама преисподняя.
   - Эти, - мотоциклист вынул горсть золотых монет, - я забрал у служителей ордена Альгриогрогронта, каждая монета покрыта их благородной кровью...
   Парни думали сбежать от греха подальше, но тут мотоциклист, ничего не говоря, поднял левую руку, направляя ладонью на несчастного курильщика. Парень закашлялся, схватился за горло и выпучил глаза. Хулиган силился заорать, но ничего не получалось, вдруг всё его тело обуяло огнём и он оранжевым факелом рухнул на пол. Волна пламени взметнулась по подъезду вверх, опалив обивку дверей и деревянные перила, с гулом вырвавшись на волю через чердак.
   Всё стихло, Первый Герддрон обернулся ко второму подельнику и угрожающе двинулся а него, перстень на руке при этом стал светиться лимонно-жёлтым огнём. Парень застыл, ожидая, что чудовище сейчас же и с ним расправится, но мотоциклист вдруг вновь заговорил:
   - Здесь жил человек, который создал коммуникационную систему, - начал Герддрон. - Ты должен знать, где его жилище?
   Парень что-то невнятно промямлил, из чего можно было разобрать лишь слово "семь", и указывал пальцем наверх.
   Герддрон кивнул, и двинулся к лестнице, словно собираясь уходить, как вдруг звонко пропело лезвие клинка, и второй бандит, рассечённый надвое, рухнул на ступени.
   Взойдя на нужный этаж, мотоциклист приподнял забрало шлема, за которым показалась жуткая ржавая маска с продольными прорезями, похожая на нож старинного паровоза и, истошно взревев, обдал дверь гудящим потоком пламени. Затем одним ударом ноги вышиб створ так, что тот распахнулся на полную, едва не слетев с петель. В глазницах шлема повисла, загудев на низкой ноте, алая завеса огня...
   Войдя, он сразу двинулся в комнату, где недавно побывали Силий с Алёной. Внутри было холодно, окно оставалось приоткрытым и через щель на подоконник и пол слетали хлопья снега. Герддрон принялся шарить по помещению в поисках чего-то, известного лишь ему одному. Хотя вокруг царил полумрак, Герддрон отлично всё видел, ориентируясь, в том числе, и по энергетике. Самая сильная она исходила от игрушечного ёжика с ворсинками вместо иголок, стоящего на столе среди бумаг, он аж светился голубоватым светом и полностью соответствовал вектору, пойманному Герддроном. Однако демону нужно было нечто иное. Внимание его привлёк письменный стол, сплошь заваленный бумагами и радиодеталями, где виднелась печатная плата со странной пирамидкой в центре, также расточающая сильную энергетику. Герддрон было схватил предмет, решив, будто обрёл искомое, но тут же понял, что ошибся.
   Печатная плата с пирамидой сама по себе не несла никакого заряда, просто кто-то касался её не так давно, оставив в энергосфере объекта собственный след, чей вектор также был знаком Первому Герддрону. Это очень заинтересовало демона, он настроился на энерготечение, пытаясь распознать суть его, но ощутил нечто странное: лёгкая и невесомая, словно нежный морской бриз, но мощная, как ураган, волна совершенно неконтролируемой энергии тотчас ворвалась в разум чудовища, мгновенно очистив его от всех мыслей и устремлений. Герддрон застыл, наслаждаясь, завладевшим им, незнакомым чувством покоя и умиротворения, и даже алая завеса в глазницах его шлема в тот момент ослабила сияние. Он погрузился в состояние, сходное с тем, когда чародеи Вавилона применяли заклинание "лазури", но на этот раз всё происходящее демону почему-то нравилось. Раньше ему не доводилось испытывать ничего подобного, и он никак не мог для себя даже идентифицировать новые ощущения.
   Вдруг в глубине разума монстра что-то всколыхнулось, что было вызвано именно этой остаточной энергией, обнаруженной им на пирамидке, и среди тумана спутавшихся мыслей внезапно появилась полупрозрачная фигурка девы с большими серыми глазами. Герддрон резко дёрнулся, словно его пронзило молнией, глухо при этом зарычав. Облик девы стал очерчиваться всё чётче, словно магнитом притягивая к себе. Вместе с тем, странное чувство умиротворения и наслаждения принялось стремительно ослабевать. Стремясь вновь вернуться в прежнее состояние блаженства, Первый Герддрон двинулся деве навстречу, не осознавая, что пошёл не только в своём разуме, но и в реальном мире. Он сделал несколько шагов и упёрся головой в стену квартирки. Старенькие обои вокруг мотоциклетного шлема тотчас взялись коркой льда. Странная дева в фантазии притягивал Герддрона к себе, словно магнитом, но он никак не мог её догнать. Продолжая двигаться, мотоциклист вжался в стену. Он не понимал, зачем идёт за эфемерным видением, какое ему вообще дело до какой-то девы, но уже не мог совладать с собой.
   Поняв, что потерял контроль, чего ранее с демоном никогда не бывало, Герддрон вновь зарычал, но на этот раз так громко, что перепугал весь район. Видение тотчас растворилось, и власть над собственным естеством вернулась к тени четвёртого воплощения Даосторга в полном объёме. Мотоциклист отлип от стены и с изумлением оглядел печатную плату с пирамидкой, которую сжимал в руке. Перстень его отчего-то почти совсем потух, словно и не было на нём драгоценного кристалла.
   Видимо, это была ложная цель, какая-то ловушка, специально оставленная на виду и призванная отвлечь внимание от подлинного сокровища. Пришлось отложить обманку и продолжить поиски. Перевернув вверх дном всё помещение, мотоциклист, наконец, нашёл старенький компьютер, хорошо спрятанный в укромном месте. Системный блок стоял на диванчике, заваленный бумагами и даже дополнительно прикрытый доской, видимо, облезшей от времени столешницей. Первый Герддрон отбросил доску и опустился на пол перед компьютером. Из щелей системного блока сочился почти осязаемый золотистый свет, какой бывает лишь на рассвете в западных краях Адальира, кольцами ложась на пол. На боковой панели компьютера на скотч была приклеена бумажка со знакомой фразой "Уехал к Алёне..." и уже вполне отчётливо нарисованным неприличным жестом.
   Герддрон выпустил коготь, прорвав кожаную перчатку, подцепил боковую крышку устройства и аккуратно отставил её в сторону. Взору демона предстало чудесное зрелище: материнская плата выглядела не как устройство, а как город с вавилонской башней в центре. Эта пирамида была целиком из золота, а вершину её окружало голубоватое кольцо, сотканное, словно из электрической дуги. От краёв платы к башне, как по улицам, по тончайшим линиям неслись сияющие сгустки энергии всех цветов радуги...
   Первый Герддрон резко поднялся и, закинув голову, громко загоготал. Чудовище просто не верило удаче, неужели за все годы никому не пришло в голову просто перепрятать сие сокровище? Хотя, по сути это было верным решением, ведь и Свиртенграллю не приходило мысли искать сей артефакт именно здесь...
   Герддрон ринулся к системному блоку, вырвал из него плату со сверкающим золотым городом и, замахнувшись, со всей силы обрушил устройство на угол стола. Сверкнула вспышка, в свете которой облик мотоциклиста на мгновение исчез, а на его месте мелькнула фигура рыцаря в тяжёлых доспехах. Золотые детали города с треском брызнули в стороны, драгоценными искрами рассыпаясь по комнате. Демон продолжал колотить плату об угол, сопровождая каждый замах громогласным гоготом. Чудовищный смех монстра разносился над кварталами, ржавым эхом отзываясь в водосточных трубах, и заставлял пешеходов вздрагивать, ускоряя шаг. Прозрачным миражом наполняя помещение, плавно проступили и вновь растворились в пространстве иллюзорные стены, содрогающегося от землетрясения величественного города, по которым бежали глубокие трещины...
   Когда устройство было уничтожено, в руке Первого Герддрона осталась лишь золотая пирамида Вавилонской башни со световым кольцом на вершине. Замкнутая сама на себя молния сияла уже слабее и подрагивала, то и дело с электрическим гулом расширяясь и сужаясь, но всё же продолжала светиться. Герддрон с презрением швырнул пирамиду под стол, она откатилась в пыльный угол и энергетическое кольцо погасло, рассыпавшись на тысячи искорок.
   Герддрон снова рассмеялся, эхом заставляя в унисон звенеть стёкла в окнах, проговорил что-то непонятное на древнегеоральдическом наречии и покинул жилище Конструктора, даже аккуратно прикрыв за собой дверь...
  

На пути к земле Фарфаллы

   - Авельир? - позвала Алёна, не найдя парня взглядом.
   - Я тут, - прошептал знакомый голос над самым её ухом.
   Алёна подняла взгляд и встретилась с глазами гота буквально в нескольких сантиметрах от лица. Авельир довольно улыбался, а в руке держал веточку клубники с несколькими большими ягодами, поднося их к губам девушки.
   - Скушай, - предложил он, - я ухватил угощение, пока перемещались.
   Алёна губами сорвала ягоду с ветки и просто-таки обомлела: настолько сочной и сладкой клубники она ещё никогда не пробовала.
   - Я, кажется, и не знала, какой у неё вкус, - пробормотала Алёна. - Это что-то невероятное!
   - Да, - протянул Авельир, довольно, - здесь всё такое!
   - А меня давно никто не кормил вот так, - Алёна от удовольствия даже зажмурилась. - Я сразу детство вспомнила, когда совсем маленькой была, ночью просыпалась и просила есть. Родители несли меня в кухню, мазали хлеб маслом и давали мне. А я масло слизывала, протягивала хлеб обратно и говорила: "ещё"! - она хихикнула.
   - Расскажи ещё что-нибудь о себе, - попросил гот.
   - А ты ещё не устал от женских историй? - Алёна искоса глянула на парня, как будто в чём-то подозревала. - Ты же наверняка ловелас...
   - Ну не то чтобы ловелас, - чуть натянуто усмехнулся Авельир. Являвшаяся ранее предметом гордости популярность у противоположного пола, теперь пред Алёной казалась ему постыдным пороком. Готический рыцарь уже трижды пожалел обо всех предыдущих романах, ныне желая изначально принадлежать лишь ей и не знать никого другого. - И мне правда интересно всё, что касается тебя.
   Алёна задумалась, подбирая истории для рассказа, но ничего интересного, как всегда и бывает в таких случаях, не вспоминалось. Решив, что пауза слишком затягивается, она принялась рассказывать всё, что само приходило на ум, независимо от значимости. В конце концов, Авельир сам просил рассказать "что-нибудь", да и лежать тут было очень уютно:
   - В детстве у меня был белый медвежонок, вылитый Тор, только маленький и без таких клыков, - Алёна улыбнулась, вспоминая любимую игрушку. - Мы с ним были не разлей вода, всё время с ним таскалась. Вот ведь, в детстве думаешь, что этот мишка или кукла какая-нибудь - самое ценное в мире и ты никогда с ними не расстанешься, дорожишь ими, бережёшь, как зеницу ока, а с годами забываешь. Вот сейчас даже не помню, куда его засунула...
   Авельир плюхнулся в траву рядом, прижавшись щекой в Алёниной щеке. Близость возлюбленного породила в душе и теле девушки волну блаженства, отчего мысли её начали путаться, а язык заплетаться, но она всё же продолжила воспоминания:
   - Когда потом училась в институте, начала подрабатывать. Вставала часов в пять утра, в шесть бежала на электричку, два часа в пути, как минимум. Денег всегда не хватало, а билеты дорогие, поэтому ездила "зайцем".
   - Как это? - удивился Авельир.
   - Так, заходила в вагон и ехала, а когда видела контролёра, давала дёру. Так и бегала по вагонам, чтобы билет не спросили.
   - А если догонял?
   - Приходилось покупать билет, но это было редко, чаще удавалось удрать. Потом учёба. После пар ехала на работу, уже на метро, тоже приходилось иной раз бегать от контролёров.
   - И когда же ты домой приезжала?
   - Часам к одиннадцати добиралась, язык на плечо, конечно, ну а что поделаешь?
   - Да уж, - протянул Авельир, - вот так жизнь у Избранной! - он живо вообразил, как трудно приходилось его возлюбленной и так распереживался, что даже глаза его чуть намокли.
   Затем замолчал и отвернулся, скрывая лишние, как ему казалось, эмоции, но Алёна тотчас заметила это:
   - Ты что, плачешь?! - изумилась девушка.
   - Просто тебя стало жалко, - дрогнувшим голосом отозвался парень. - Подобных тебе надо на руках носить, а ты так трудно живёшь...
   - Вот тебе и раз! Простой рассказ о жизни заставляет рыцарей плакать! - Алёна засмеялась, повернулась на бок, обняла парня и нежно поцеловала в щёку. - Ну не плачь, не плачь, маленький, - сказала она сюсюкающей интонацией, наигранно вытягивая губы. - Это уже в прошлом, теперь у меня работа обычная и не так далеко от дома. А то вот так будешь раскисать, реально подарю тебе что-нибудь розовое, как говорил Дэльвир!
   Авельир усмехнулся, вспомнив шутку друга, но тотчас сделался чрезвычайно серьёзным:
   - Ты сказала, что я ловелас, - он пристально поглядел любимой в глаза, которые стремительно вновь набирали изумительный зелёный цвет. - Но раньше я не верил в любовь, то есть в такую, о какой пишут в книгах. Понимаешь?
   Алёна в ответ кивнула, тоже в момент сделавшись серьёзной.
   - Видишь это кольцо? - Авельир поднял руку, продемонстрировав знаменитый перстень. На белой поверхности его красовался розовый завиток с витиеватой надписью на английском "love kills".
   - Вижу, я его сразу заметила.
   - Так вот, это не просто украшение, вроде моих фенечек, это нечто большее. Я раньше никогда не относился к чувствам серьёзно, для меня это была игра, - он сделал паузу, продолжая пристально и с преданностью смотреть Алёне в глаза. - Пока не встретил тебя...
   - Хочешь сказать, это не только цитата из Фредди, но и твой девиз? - догадалась Алёна.
   - Раньше был, - кивнул гот. - Я ведь действительно полагал, что любовь может только ранить, что любовь убивает, поэтому никогда не позволял чувствам брать верх над самолюбием, но теперь, узнав тебя, понял, что заблуждался. И он мне больше не нужен! - с этими словами Авельир стянул перстень с пальца и зашвырнул его как можно дальше.
   Перстень пронёсся над лугом, сверкнув в лучах солнца и, звякнув, скрылся где-то в зелёной траве, унеся с собой и прежние заблуждения Авельира...
   Алёна от удовольствия вновь закрыла глаза.
   - Я хотел сделать это именно здесь, ведь тут не простое место.
   - Весь Адальир волшебное место!
   - Но этот его край особенный. Мы с тобой попали в самое благословенное место Адальира - это мир магистра Фарфаллы, все земли вокруг принадлежат ему и подвластны его доброй воле, а Фарфалла один из самых добрых просветлённых Адальира...
   - Расскажи о нём! - попросила Алёна.
   - Сан-Киви Фарфалла, наверное, самый сильный чародей в королевстве. Его мощь могла бы сравниться разве что с могуществом бога Кэльвиара. Он подобно Даосторгу может путешествовать в людских снах, что делает его необычайно могущественным даже среди прочих волшебников. Правда, уже давненько никто не встречал Сан-Киви на тропах сновидений, но, возможно, он просто не желает вторгаться в чужие мысли. В нескольких милях отсюда есть укромное место у подножья Свиреальских гор в долине древнего леса, - Авельир указал рукой на север. - Там располагается уютная обитель Фарфаллы, где он живёт вот уже много лет со своими учениками. Магистр берёт на обучение только самых одарённых и взращивает из них великих волшебников для умножения добра в Адальире. Когда были созданы адальиры для защиты королевства, магистру доверили один из главных - корону...
   - Мы за этой короной и идём?
   Парень кивнул.
   - А ты уже бывал там?
   Авельир усмехнулся:
   - Нет, что ты, это великая честь побывать в землях Фарфаллы!
   - Значит, я действительно Избранная, раз Силий отправил к нему меня! - самодовольно улыбаясь, заметила Алёна. Ей было безумно приятно осознавать собственную исключительность.
   - Конечно, Избранная! - с нежностью в голосе подтвердил Авельир.
   Алёна протянула руку и нежно провела пальцами по волосам гота. Авельир поспешил прильнуть к ним губами.
   - Я только сейчас заметил, что у тебя ногти на больших пальцах отличаются, - сказал он. - На правом он значительно уже.
   - Не мог не заметить, - Алёна недовольно поморщилась, этот ноготь ей никогда особо не нравился. - Ну да, наследственное, в роду у всех были маленькие, а у меня вышел один такой, а один большой.
   - Если у всех маленькие, значит, это как раз норма, - улыбнулся Авельир. - Разве Силий не говорил тебе, что нужно ценить и любить в себе всё, каждую чёрточку?
   - Наверно, говорил.
   - Ну, так и что?
   - Ну он мне не очень нравится.
   - Силий? - пошутил Авельир.
   - Ноготь! - Алёна нахмурилась.
   - А мне нравится, - Авельир нежно поцеловал кончик её пальца. - Он трогательный, буду звать его бегемотиком.
   - Вот ещё!
   - Просто ты действительно необычная, - Авельир вновь с нежностью посмотрел Алёне прямо в глаза. - И не нужно быть просветлённым, чтобы понять это...
   - Из-за ногтя? - хихикнула девушка.
   - Из-за всего! И мне следует поблагодарить тебя дважды: во-вторых за то, что благодаря тебе я удостоился такой чести, побывать в гостях у самого Фарфаллы...
   - А во-первых? - уточнила Алёна, немного сбитая с толку тем, что гот начал перечисление не по порядку. - Ты пропустил первую причину, за что меня надо благодарить! - она снова хихикнула.
   Настроение у Алёны было просто отличное: опять она перенеслась из слякотной промозглой зимы столичного региона в уютное лето волшебного мира, да к тому же милый сердцу Авельир был рядом, и она чувствовала, что тоже нравится ему, очень нравится...
   - Я не пропустил, - пояснил Авельир, приблизив своё лицо почти вплотную к Алёниному, - просто первая причина намного важнее и я хотел бы сказать о ней отдельно. Во-первых, я должен поблагодарить тебя за то, что ты родилась, и я могу наслаждаться этими мгновениями...
   От этих слов у Алёны закружилась голова и она, растаяв словно мартовский снег на жарком солнце, поспешила прильнуть к губам Авельира, слившись с ним в долгом поцелуе.
   - Ты мне безумно нравишься, - прошептал Авельир, наконец, оторвавшись от её губ. - Я уже влюбился в тебя и продолжаю влюбляться всё сильнее...
   - Ты мне тоже понравился, - честно призналась Алёна, - очень-очень!
   - Я хочу, чтобы после миссии, мы не расставались, - Авельир нежно провёл кончиками пальцев по девичьей щеке. - Знаешь, сколько лет я ждал именно такую, как ты?
   - Которая будет тебе макияж налаживать? - улыбнулась Алёна.
   Авельир недовольно нахмурился, шутка явно задела его самолюбие:
   - И это тоже...
   - Ну ладно, когда в следующий раз грим смоется, сразу нарисую новый, лучше прежнего! - пообещала Алёна. - Я тебе адрес запишу и телефон, сможешь зайти. А лучше сразу по возвращении ко мне пойдём, я тебя чаем напою, с Жужу познакомлю...
   - А кто такой Жужу?
   - О, - Алёна снова захихикала, - мой домашний питомец, он тебе понравится!
   - Надеюсь, это не крокодил, - пошутил Авельир, - имя какое-то странноватое. Но, кем бы он ни был, я полюблю и твоего Жужу!
   Алёна посмотрела в сторону, где среди травы виднелось несколько грибов, напоминающих лисички, на шляпках которых красовались розовые бутоны.
   - Самая макушка лета, вот и грибы зацвели! - девушка звонко рассмеялась. - А как насчёт папоротников? А то, если цветут, то можно желание загадать и оно непременно сбудется!
   - Конечно, - невозмутимо подтвердил Авельир. - У нас здесь и папоротники цветут.
   - Да ну, - Алёна посмотрела на гота с явным подозрением. - Не может быть!
   - Давай поспорим? - уверенно предложил Авельир. Однако на его губах промелькнула ехидная улыбка, что сигнализировало: доверять парню не стоит. - Я тебе покажу, сама убедишься.
   - Ага, сейчас! - многозначительно покивав, возразила Алёна. - Ты ему на макушку какой-нибудь цветочек пришпандоришь и скажешь, что это папоротник зацвёл! Знаю я такие шутки!
   - Раскусила! - Авельир громко и заливисто рассмеялся, ведь план его был именно таким.
   Вдруг Алёна нахмурилась, почему-то вспомнив странные вещи, которые творились в метро по пути в Адальир.
   - Что такое? - спросил гот, заметив перемену в девушке.
   - Да, - Алёна махнула рукой. - Сегодня ехала сюда, в метро творились какие-то странные вещи... Жучки зелёные мой телефон сожрали...
   - Ты говорила, - кивнул Авельир. - Портал слишком серьёзно барахлит в последнее время. Тебе только это взволновало?
   - Не только...
   - А что ещё?
   - Я видела там двух парней, один явно адальирец, он пристально смотрел мне в глаза...
   - Адальирец? - Авельир не понял сказанного. - Кто-то из наших, но как ты это поняла?
   - Да не тот, - улыбнулась Алёна. - Я говорю о беженцах из земного Адальира, а поняла я это по его внешности, их трудно спутать с другими народами.
   - Да уж, - Авельир нахмурился. - Не нравятся мне эти земные адальирцы, понаехали, под ногами только мешаются. У себя страну разгромили, теперь хотят и у нас то же самое учинить. Будь моя воля...
   - И что бы ты сделал? - Алёна посмотрела на гота с осуждением. - Продолжай! Что бы ты сделал с ними, будь твоя воля?
   Авельир мгновенно понял, что сморозил лишнего, Алёну явно задели его слова, вот только почему, гот сразу не сообразил.
   - Не знаю, - попытался смягчить ситуацию он.
   - Убил бы? - продолжала напирать Алёна. - Ну уж говори, как думаешь!
   Авельир замялся. Он крайне недолюбливал беженцев из королевства, полагая, что они отнимают рабочие места и наносят вряд экономике, однако это было просто убеждением, и он никогда особо не задумывался, как бы решал проблему, если бы имел возможность. Они просто раздражали его как факт. Однако девушка, в которую он уже успел влюбиться, ждала ответа. Сказать истинное отношение - означало испортить о себе мнение, переиграть - тоже не вариант, она догадается и это продемонстрирует его слабость. В конце концов, гот решил настоять на своём, лишь слегка сгладив формулировку:
   - Ну не депортировал бы, конечно, но в какую-нибудь резервацию согнал бы точно, чтоб не мешались!
   - Ты какой-то ксенофоб, - возмущённо произнесла Алёна. - У людей там война грохочет, их дома разрушены, есть нечего и детей кормить нечем, а ты к ним относишься, как к мусору.
   - Это не ксенофобия, - возразил Авельир. - Я говорю логично, они реально приносят много проблем. И почему мы должны помогать им? Но если уж помогаем, то я бы селил их в отдельных резервациях, чтобы они не мешали населению.
   - Ну говори уж прямо, строил бы гетто! - закипела Алёна. - Или сразу концлагеря!
   - Да ладно тебе, успокойся, - мягким тоном попытался примириться Авельир. - Они же нам никто, зачем ссориться из-за чужих?
   - Тогда уж сошли в свой концлагерь и меня! - резко заявила Алёна. - У меня в роду есть адальирцы, я сама адальирка наполовину!
   Авельир остолбенело уставился на девушку. Только теперь он понял, как глубоко обидел её неосторожными словами. Но кроме этого ему как-то внезапно открылась и вся нелепость прежних убеждений. Достаточно было представить Алёну даже в воображаемом гетто, как сама идея превращалась в отвратительное злодейство. От разыгравшегося воображения Авельир даже нервно сглотнул слюну. И внезапно... Ощутил жгучую любовь к народу земного Адальира! Если кровь адальирцев текла в венах той, кого он полюбил, то как мог он ненавидеть её, пусть и далёких, но всё же сестёр и братьев? От переживаний гот замотал головой.
   - Прости, я, конечно же, не прав! - воскликнул он, крепко обнимая девушку. - Я просто никогда не смотрел на ситуацию с этой точки зрения... Конечно же, я не стал бы делать ничего, что повредило бы тебе...
   - То-то же, - произнесла Алёна снисходительно, гнев её тотчас улетучился. - Вот думать надо, прежде чем рубить с плеча. А я всегда ужасалась тому, что творят люди с себе подобными, разделяя нас по признаку пола, нации, убеждений... Нельзя так огульно всех под одну гребёнку, я уверена, что даже среди обитателей Свиртенгралля есть те, кто заслуживают снисхождения, а что уж говорить о подобных нам людях? Это недостойно человека разумного, а уж тем более цивилизации, в истории которой была Эпоха Возрождения...
   - Нет, я правда как-то не видел это в таком свете, понимаешь? - произнёс Авельир, извиняющимся тоном, он был смущён и не знал, как исправить ситуацию.
   Алёна ничего не ответила, лишь в ответ обняла его и ласково похлопала ладошкой по спине.
   - Такой крутой воин Вавилона, а страдает ксенофобией, - Алёна вновь заговорила сюсюкающей интонацией. - Ну, ничего, я тебя научу ценностям Руссо!
   Авельир понял, что девушка больше не сердится, и мысленно поблагодарил Проведение за этот урок. Алёна оказала ему огромную услугу, мгновенно исцелив от многолетнего заблуждения. Правду говорят мудрецы, нет силы больше любви, ведь она поистине способна творить чудеса, в один миг меняя мировоззрение на противоположное.
  

* * *

   - Что будем делать дальше? - поинтересовалась Алёна, вспомнив о задании Силия. - Ты ж вроде как предводитель у нас, так веди!
   - Пойдём проверять хранящийся у Фарфаллы адальир, - просто ответил Авельир. - Вообще, говоря честно, магистр сам по себе как адальир. Представляешь, здесь даже никогда не было дозорного пункта! Ибо ни один из прихвостней Гиртрона не способен преодолеть границу этих земель. Нам нужно добраться до его обители и узнать на месте ли корона-адальир, вот и все дела, а затем мы сможем вернуться на землю или задержаться в этих чудесных краях. Говорят, Сан-Киви очень гостеприимен...
   - А чего мы тогда не переместились сразу в нужное место? - удивилась Алёна. - Не пришлось бы пешком ходить...
   - Мы переместились как раз туда, куда нужно, - заверил Авельир. - Силий выбрал максимально близкую точку для перемещения, ибо дальше течения энергий совсем другие и волшебство, включая произвольные порталы, может просто не сработать. Сила Фарфаллы гасит все прочие магические энергии.
   - А скажи честно, почему в первом путешествии, добравшись до Арвельдона, ты сказал, что мы на месте? - задала Алёна, вопрос, что уже долго её занимал. - Мы, вроде, шли в Вавилон...
   - В Арвельдоне стоит дворец магии Гаур-Хэс, в котором живёт ещё один величайший чародей, мудрец и философ Сальир-Вери, он обладает такой силой, что мог бы легко переправить нас в Вавилон, - пояснил Авельир. - Вот поэтому-то я и сказал, что мы фактически пришли. Если ты спрашиваешь про Конструктора, то я не знал, что он окажется там. Не знаю, почему он тогда решил прервать наше путешествие, наверное, на то были причины.
   Ответ Алёну вполне удовлетворил, она поднялась на ноги, отряхнулась, и задумчиво уставилась куда-то вдаль. Только тут она поняла, что забыла самое главное: на этот раз у неё не было, во что переодеться! В привычном наряде, идеально подходящем для столичной зимы, в Адальире тем не менее оказалось довольно жарко и душновато. Особенно не к месту был её любимый старый шарф в катышках...
   Авельир сразу же сообразил, в чём причина замешательства, ему тоже не пришло в голову, что им может понадобиться сменная одежда!
   - Погоди, - пробормотала Алёна, - давай смастерим мне что-нибудь!
   - Конечно! - Авельир хлопнул себя ладонью по лбу. - Как это я сам не додумался? Возьми меня за руки. Так, теперь нам надо представить одно и тоже, а именно, средневековый костюм среднестатистической такой крестьянки...
   Алёна зажмурилась и принялась тщательно воображать, как её плащ, офисный приталенный пиджак с юбкой, и свитер с шарфом вместе трансформируются в свободную белую блузку, кожаный жилет на шнуровке и клетчатую юбку, как у пастушки с пасторальной картинки...
   "В конце концов, я Избранная!" - думала Алёна. - "А, значит, для меня пара пустяков создать вообще что угодно!"
   Вдруг она ощутила, как стало легче и приятнее дышать, ветерок обдувал шею... Стоп, откуда ветерок и куда делся шарф?
   Алёна раскрыла глаза и увидела, что трюк сработал: вместо зимней одежды на ней было всё то, что она так старательно выстраивала в воображении: широкая белая блузка, клетчатая юбка и кожаный жилет на шнуровке...
   Тщательно оглядев себя с ног до головы, Алёна подняла взор на Авельира: гот стоял напротив, продолжая сжимать её ладошки, нежно при этом улыбаясь.
   - Это потрясающе! - выдохнул он с неподдельным восторгом, будучи действительно поражён талантами возлюбленной. - Ты воистину Избранная! Второй раз в Адальире и так легко создаёшь объекты!
   - Ну Силий же не может ошибаться! - Алёна ещё раз пристально оглядела материализовавшиеся вещи, как идеально они на ней сидят, словно были сшиты искусным портным по идеальным меркам. - Может, я и ещё что могу создать?
   - Конечно, можешь! - подтвердил Авельир. - Я такого ещё никогда не видел!
   - Ой, обувь-то забыла! - Алёна рассмеялась: на ногах её были всё те же сапожки, что и в зимней столице. Они лишь немного трансформировались в летнюю модель, но внешний вид сохранили вполне современный.
   - На самом деле я и сам с трудом могу представить, что носили на ногах в средневековье, - улыбнулся гот, догадавшись о причине неудачи.
   - Надо будет потом перед возвращением обратно вещи трансформировать, - вдруг заволновалась Алёна. - А то вернусь в таком вот виде и буду мёрзнуть!
   - Не волнуйся, - Авельир приобнял её за плечи, - всё сделаем, как надо!
   Алёна поцеловала его в щёку, и они зашагали по зелёному лугу на север, где высились исполинские деревья долины Сан-Кави Фарфаллы...
  

Лаура

   Спускались глубокие синие сумерки, туман медленно струился с гор, заполняя долины. Старинный полуразрушенный хэз стоял совсем на отшибе, прильнув задней стороной к скале. Из прорехи в стене сооружения, видимо, служащей окном, к небесам тянулся серый хвост дыма и временами даже проблёскивало оранжевое пламя. Вслед за дымом по округе разносился аромат варящейся еды, излюбленной в здешних краях чесночной похлёбки.
   Ариллия готовила ужин, стоя около окна-пролома. Волербус сидел в углу на куче битого камня и соломы. Вокруг него надоедливо кружили крохотные синие птички, которых он то и дело отгонял когтистой рукой.
   - И чего им надо, зачем летают тут, как осенние мухи? - наконец, не выдержав, возмутился Волербус.
   - Это аулилирри, - пояснила Ариллия. - Обычно они селятся около источников волшебства...
   - Я тоже так подумал, но про них пишут, что птички эти появляются лишь около течений пурче-дхарны. Во мне же сила демона присутствует, - Волербус задумался. - Получается, что всё это враньё, и аулилирри привлекает магия, как таковая, а суть энергий им безразлична?
   - Или твоя энергия всё же суть положительная...
   - Думаешь?
   - Неудобная кастрюля, - совсем не в тему вдруг заметила Ариллия, помешивая варево корявой палочкой. - Очаг и так кривой, так ещё и она елозит туда-сюда...
   - Это не кастрюля, - отозвался Волербус. - Присмотрись получше! - он ухмыльнулся, оголив острые клыки.
   И точно, присмотревшись, Ариллия поняла, что варит суп в старом шлеме герддрона.
   - И очаг из них же? - предположила Ариллия.
   - А то!
   Импровизированная жаровня на поверку оказалась действительно из обломков чудовищ Фаур-Каста. У Волербуса всё шло в хозяйство, от ушей грешников до лат герддронов...
   - Надеюсь, ты его хотя бы почистил, прежде чем давать мне под кастрюлю? - брезгливо проговорила Ариллия и с подозрением скосилась на Волербуса.
   - Я там когтём поковырял, вроде чисто, - пошутил в ответ крылатый гигант. - Лучше, послушай песню, которая самая популярная у моих почитателей!
   Волербус принялся выстукивать пальцами по камням, создавая нужный ритм, и речитативом выдал текст знаменитой песни "Ты можешь всё!". После фразы "но внимают ему короли и другие великие этой земли", завершающей второй куплет, Волербус совсем по-бреловски улыбнулся, собираясь что-то добавить, но Ариллия прервала его:
   - Т-с-с! - шепнула она, прикладывая изящный палец к губам. - Смотри, там кто-то есть! - она указала когтем в пролом стены на виднеющуюся под горой дорогу.
   Волербус нехотя поднялся с насиженного места и приблизился к пролому: действительно по дороге двигалась странная процессия. Впереди шагали стражники, затем два вола тянули телегу, а позади шли люди в длинных зелёных балахонах, напоминающие гильдийцев или монахов лесного монастыря.
   - Так, - протянул Волербус, всматриваясь своим неимоверно острым взглядом в процессию. - Похоже, ты права, на это стоит обратить самое пристальное внимание!
   Ариллия ласково улыбнулась рокеру и нежно потрепала его по загривку:
   - В здешних краях на всех надо обращать внимание, - сказала она, - поскольку нормальных людей крайне мало.
   Процессия тем временем добралась до поворота дороги, но свернула в сторону и остановилась на небольшом ровном участке ландшафта с сильно вытоптанной травой.
   В телеге на куче хвороста сидела девушка, руки и ноги её сковывали тяжёлые металлические кандалы, а лицо было перепачкано сажей. На щеках её виднелись свежие царапины, один глаз был подбит, а из носа сочилась струйка крови.
   Когда процессия встала, стражники бесцеремонно сбросили пленницу на землю и принялись перетаскивать хворост с телеги, складывая кучей неподалёку. Девушка с ужасом смотрела на приготовления, понимая, что её ждёт...
   Один из идущих позади гильдийцев, седовласый старец в длинной балахоне тёмно-зелёного цвета, видимо, главный жрец, приблизился к ней и, наклонившись, пристально посмотрел в лицо:
   - Сознайся, лучше! - посоветовал он. - Всё равно тебя казнят, так хоть сними камень с души, всё легче будет!
   Девушка нервно сглотнула слюну, замотала головой, но ничего не ответила.
   - Ладно, - гильдиец махнул рукой, - это дело бесполезное, давайте заканчивать...
   Тем временем стражники уже установили в центре кучи хвороста шест и тут же привязали к нему пленницу.
   Другие участники процессии разожгли факелы и расставили их полукругом, дабы осветить место действа. Когда огонь разгорелся, вокруг стало светло почти как днём. Главный жрец вынул свиток и обернулся к собравшимся:
   - Мы борцы с демонами во славу Кэльвиара! Прискорбное дело предстоит нам совершить, - начал он, то и дело поглядывая в свиток. - Закон и воля великого Кэльвиара понуждают нас бороться со злом, какой бы облик оно ни приняло....
   Он обернулся к шесту, у которого стояла привязанная пленница. Девушка не пыталась освободиться, видимо, смирившись с участью. Она стояла молча и опустив голову, лишь немного двигая ногами, словно пританцовывая. Колючие ветки будущего костра больно кололи босые ноги, и ей было трудно долго устоять на одном месте.
   - Мы предаём огню эту подлую ведьму во исполнение закона и во славу Кэльвиара, - продолжил главный жрец. - Пускай священное пламя очистит её душу и избавит наш мир от всех демонов, что приходили через неё!
   Гильдийцы вскинули руки к темнеющим небесам и пропели что-то на своём языке.
   - И да свершится справедливость Кэльвиара! - подытожил главный жрец, делая знак рукой, чтобы стражники начинали экзекуцию.
   Один из воинов взял факел и направился к кострищу, собираясь поджечь кустарник, однако пламя внезапно погасло. Не поняв, в чём дело, он взял другой факел и сунул его в кучу сухих веток, но огонь вновь иссяк, ещё не добравшись до топлива. Гильдийцы переглянулись. Гаснущий сам по себе во время исполнения приговора огонь был дурным знаком. Считалось, что высшие силы, таким образом, милуют провинившегося, и казнь следует отменить, однако главный жрец приказал продолжать. Когда стражник в третий раз поднёс факел к костру, из-под ветвей хлынул сильный поток свежего ветра, который вновь загасил пламя.
   Девушка у шеста приподняла голову и с ожиданием поглядела на собравшихся, она знала здешние порядки и в душе её затеплилась надежда, что ей сохранят жизнь или, по крайней мере, не будут казнить таким ужасным способом.
   - Это демоны защищают свою служанку! - в припадке вскричал главный жрец. - Сжечь негодяйку сейчас же!
   Но в четвёртый раз стражник уже не решился приближаться к кострищу, а вместо этого вернулся к собратьям:
   - Я боюсь, - пролепетал он дрожащим голосом, обращаясь к главному жрецу. - Мне кажется, будто там кто-то есть под хворостом, у меня руки от ужаса отнимаются...
   Жрец вгляделся в облик стражника: двухметровый здоровяк в тяжёлых доспехах дрожал, словно осиновый лист на ветру, и весь был покрыт крупными каплями пота. Его руки мелко тряслись, а ноги, казалось, вот-вот подкосятся, и он рухнет на землю.
   - Твоя слабость постыдна! - рявкнул главный жрец, вырывая факел из его рук. - Я исключу тебя из ордена за этот позор! - он грубо оттолкнул стражника в сторону, возжёг факел от горящего рядом и сам направился к куче хвороста.
   Приблизившись, жрец оторопел: пока он стоял на расстоянии, чувствовал уверенность в себе, но теперь, когда собратья его были далеко, а вокруг творилось нечто странное, он и сам испытал страх. Преодолевая себя, жрец наклонился к куче и сунул пылающий факел в хворост. Огонь вновь погас, не успев даже лизнуть сухостоя, и жрец понял, что кто-то дунул из-под ветвей, затушив факел. По спине жреца пробежали мурашки, а волосы на голове встали дыбом. Он попятился, в ужасе роняя потухший факел, как вдруг произошло невероятное: хворост полетел в стороны, словно от взрыва, и из неудавшегося кострища вырвалось жуткое существо огромных размеров. Чёрная фигура с гигантскими перепончатыми крыльями за спиной взметнулась ввысь и взревела так, что жрецы и воины попадали наземь, зажав уши руками.
   Главный жрец выкатил глаза и, ругаясь на чём свет стоит, кинулся наутёк, но появившийся как из ниоткуда монстр выбросил ему вслед мутную волну, будто линзой искажающую пространство, совсем как это делал Визиронт. Незримый шквал с гулом и завыванием прокатился над землёй, сбив жреца с ног и, ударившись в телегу, разнёс её в щепки. Волы, освободившиеся от повозки, двинулись прочь в сторону дороги, животные как никто другой хорошо чувствовали энергетику демона и понимали, что долее здесь оставаться не следует...
   Главный жрец с трудом поднялся и обернулся к кострищу: перед ним возвышалась огромная фигура с перепончатыми крыльями за спиной. Стражники и собратья жрецы валялись вокруг, не решаясь подняться. Круглыми от ужаса глазами они неотрывно следили за крылатым монстром, боясь даже моргнуть.
   Волербус заскрежетал зубами и со всей дури шибанул кулаком оземь:
   - Ты кто такой, мразь?! - брезгливо морщась от одного вида отвратительной хари жреца, зарычал он.
   - Я жрец великого Кэльвиара, - пролепетал старик.
   - А, - Волербус понимающе кивнул. - Ты тут сказал, что ты борец с демонами?
   - Да, я борец... - старик не успел закончить фразу, получив мощную затрещину от Волербуса.
   - Тогда какого хрена ты хотел сжечь девчонку, что стоит у шеста? - рассвирепел рокер. - Если ты борец с демонами, так и борись с демонами!
   Жрец затрясся и попятился. Волербус двинулся за ним, неумолимо наступая:
   - Вот я перед тобой, я главный демон, борись со мной, скот! - Волербус запрокинул голову, извергнув из пасти фонтан огня и смрадного чёрного дыма. При этом он взмахнул крыльями и возникшим ветром опять сбил жреца с ног.
   - Я, я... - залепетал старик в ужасе, теряя остатки разума.
   - Ты не борец с демонами и не жрец Кэльвиара, ты мракобес дурной!
   - Я борюсь со злом, ты исчадье низших миров, грязный выродок огненной стихии! - словно придя в себя, заорал главный жрец, тыча в Волербуса пальцем. - Ты воплощение зла, а я служитель великого Кэльвиара!
   - Ты придурок, - брезгливо бросил Волербус. - Во-первых, как вообще можно служить Кэльвиару, убивая людей, да ещё и делая это при помощи костра? Ты хоть знаешь, кому служишь? Кэльвиар бог растений, а ты жжёшь дерева, да ещё и смеешь называть себя жрецом? Впрочем... Если ты действительно его жрец, а заодно и борец с демонами, то у тебя появился отличный шанс это доказать!
   Старик вздрогнул лицом, близость чудовища наполняла его разум неописуемым ужасом.
   - Я демон, борись со мной! - снова потребовал Волербус, но жрец лишь пополз прочь. - Почему не борешься, чего уползаешь, аки змея?
   Жрец замер и уставился на Волербуса, казалось, ещё мгновение и старик просто лишится рассудка.
   - Ты не жрец Кэльвиара, - заключил Волербус. - Иначе он защитил бы тебя от меня... А знаешь, почему он этого не делает?
   Главный жрец мотнул головой.
   - Потому что ты предал его! - рявкнул Волербус. - Ты просто садист, наслаждающийся властью над другими людьми, получающий извращённое удовольствие от всей этой омерзительной гадости. Тот, кому вы якобы служите, совершая одно только зло, сам жаждет истребить вас с лица земли великого Адальира, просто он по природе своей не способен разрушать...
   - Ты хочешь сказать... - жрец не верил собственной догадке.
   - Верно! - ухмыльнулся Волербус. - Это Кэльвиар послал меня пресечь ваши злодейства, потому что вы предали его! - с этими словами он кинулся на жреца и одним движением откусил ему голову, рывком отшвырнув в сторону.
   Кровь хлынула фонтаном, залив всё вокруг. Затем Волербус кинулся на остальных. Жрецы пытались убежать, но крылатый гигант с лёгкостью настигал их.
   - Куда же вы?! - кричал он, заходясь злорадным хохотом, от которого у перепуганных гильдийцев и воинов лопались барабанные перепонки. - Вы же борцы с демонами, давайте боритесь! Боритесь со мной, а не с беззащитными женщинами, мрази!
   Нагнав стражника, который собирался убить пленницу, Волербус не стал долго возиться и одним ударом отшиб ему голову. Голова полетела в сторону, оказавшись в руках другого жреца. Тот в ужасе отбросил её прочь, но не успел и шага ступить, как клыки Волербуса вонзились ему в шею. Очередной мнимый жрец повалился в траву и затих...
   Приговорённая и спасённая смотрела на всё это от шеста, но не чувствовала себя освобождённой, а также сильно боялась Волербуса, как и все прочие здесь. Когда тот в очередной раз оторвал голову стражнику, вымазавшись в его крови, девушка от ужаса потеряла сознание и осела.
   Вскоре всё было кончено. Растерзанные тела изуверов валялись на земле, и всё вокруг несостоявшегося кострища заливала кровь. Волербус, одним пальцем отряхиваясь от ошмётков, выглядел довольным, как никогда. Вдруг он резко обернулся и заметил странным образом уцелевшего гильдийца. Человек в капюшоне, надвинутом на лицо, стоял совсем рядом, но почему-то рок-менестрель его пропустил. Видимо, у него была какая-то иная энергетика.
   - А ты чего здесь торчишь?
   Волербус приблизился и когтем откинул капюшон: гильдиец оказался молодым парнем, он поднял на Волербуса взгляд, но в нём не было страха, а лишь какая-то отрешённость.
   - Меня учили, что нельзя бояться демонов, ибо это придаёт вам силы! - вдруг произнёс он. - И я не боюсь тебя, раз я давал клятву сражаться с демонами, то не могу бояться вас, какими бы ужасными вы ни были...
   - Хочешь сказать, что готов сразиться со мной? И не станешь улепётывать, как твои дружки, которых я порвал в клочья? - удивился Волербус.
   - Не стану! - гильдиец выхватил кинжал и попытался пронзить им Волербуса, но тот мгновенно отбил удар и тут же выплюнул в лицо атакующему фонтан огня.
   Парень отлетел назад и принялся кататься по земле, пытаясь сбить пламя, которое тотчас охватило его балахон. Волербус решил, что смелость гильдийца заслуживает снисхождения и поспешил вобрать энергию обратно. Огонь тотчас сошёл на нет, позволив парню вздохнуть.
   - Вижу, и среди вас есть люди, готовые положить жизнь за свои убеждения, - Волербус покачал головой. - Но как ты мог созерцать всё, что здесь происходило? Неужели ты всерьёз полагаешь, что можно бороться со злом, сжигая людей на кострах?!
   - Я ничего не мог поделать, - сквозь зубы процедил парень, поднимаясь на ноги. - Я не думал, что они всё же решат убить эту девушку. А кинжал я приготовил для нашего предводителя, хотел вонзить ему в спину при удобном случае...
   - Неужели я слышу разумные слова? - Волербус недоверчиво прищурился.
   - И я рад, что ты, подлый демон, одержал верх! - признался гильдиец, смело посмотрев чудовищу прямо в глаза. - Ибо мы действительно предали Кэльвиара, а, значит, стали такими же, как ты... И ты прав, что я виноват не меньше, чем все прочие, я такой же, как и они, поэтому будет правильно, если ты и меня убьёшь! - парень приблизился вплотную к Волербусу. - Давай, убей меня, а то мне противно жить такой мразью...
   - Это достойные слова! - раздался голос Ариллии, внезапно появившейся за плечом у Волербуса. - Отпусти его, пускай идёт восвояси.
   - Думаешь? - уточнил Волербус.
   - Думаю!
   Парень удивлённо посмотрел на Ариллию.
   - Вы не похожи на демонов, - пробормотал он в замешательстве. - Не уж-то действительно Кэльвиар прогневался и послал вас?!
   - Конечно, а кто же ещё? - мгновенно подтвердил Волербус. - Так что считай, что сам Кэльвиар помиловал тебя и даровал второй шанс, на этот раз уж не оплошай. Ступай в своё селенье, расскажи всем, что видел и предупреди, если кто ещё хоть раз устроит здесь нечто подобное, я вернусь и лично перегрызу глотку каждому. Понял?
   - Понял, - парень кивнул, - а если мне не поверят?
   - Поверят! - Волербус усмехнулся, оголив огромные клыки. - Я сделаю так, что тебе все поверят!
   Парень кивнул.
   - А с ней что будем делать? - он указал пальцем на привязанную у шеста девчушку.
   - Не твоё дело! - рявкнула Ариллия. - О ней мы сами позаботимся.
   - Давай, проваливай, пока мы не передумали! - добавил Волербус и злобно заскрежетал зубами.
   Гильдиец не стал вновь испытывать судьбу и бегом кинулся прочь...
   - Зря ты ему не довесил, - заметила Ариллия. - Он хоть и понял, что был неправ, а всё равно потворщик их злодеяний.
   - Это верно, - Волербус кивнул.
   Крылья монстра взметнулись, подняв облако пыли, Волербус взмыл ввысь, за мгновение нагнал улепётывающего гильдийца и отвесил ему хорошую затрещину, сбив с ног, а потом ещё и добавил пинка под зад. Парень рухнул в грязь, откатился в сторону, но тут же поднялся и продолжил бег.
   Ариллия рассмеялась и захлопала в ладоши.
   - Ему это было очень нужно! - похвалила она Волербуса.
   - Займись трофеем, освободительница, - Волербус ткнул когтем в сторону привязанной у шеста пленницы. - Справишься или помочь?
   - Конечно, помочь. Сталь перегрызи, - Ариллия вспорхнула на кучу хвороста и отвязала девушку. А Волербус так ловко снял с неё оковы, что Ариллия даже не поняла, как он это сделал. Металл словно расплавился в когтях рок-музыканта и стёк на землю грязной жижей.
   - Руда тоже стихия, подвластная мне, - пояснил Волербус.
   Освобождённая пленница пребывала в состоянии шока и плохо реагировала на происходящее вокруг. Поняв, что деве потребуется время, чтобы прийти в себя, Волербус взвалил её на плечо и отнёс в их временное прибежище в полуразрушенном хэзе.
   Ариллия уложила спасённую на кучу соломы в углу строения и укрыла своим крылом, как одеялом. Девушка тотчас уснула, а вернее будет сказать просто отключилась.
   - Суп сам доваришь, - сказала Ариллия, указывая на шлем герддрона, снятый с огня перед выходом из хэза.
   - Да вроде уже готово, - Волербус взял шлем-кастрюлю и хорошенько его встряхнул. Аромат похлёбки мигом заполнил пространство хэза, вызвав прилив аппетита.
   - Надо будет её покормить, когда проснётся, - добавила Ариллия и тут же осеклась.
   - Серьёзно? - Волербус с подозрением скосился на возлюбленную. - Хотя, можно просто не говорить, из чего мы его сварили...
   В импровизированном котелке тем временем всплыл кусочек чешуи очередного демона, добытого Волербусом намедни...
   - Главное, что вкусно! - заметила Ариллия. Они переглянулись с Волербусом и хором рассмеялись.
   И как раз в этот момент где-то в соседней деревеньке, заслышав чудовищный гогот неведомых чудовищ, крестьяне в панике позакрывали ставни...
  

История Лауры

   Когда пришло радостное светлое утро, и солнечные лучи золотыми нитями пронзили заполняющий округу туман, бывшая пленница очнулась. Она осторожно выбралась из-под крыла спасительницы и уселась на соломе, подобрав колени к подбородку и кое-как закутавшись в ветхие лохмотья.
   Ариллия проснулась следом и потихоньку приблизилась к спасённой, стараясь не напугать её. Всё-таки, надо сказать, вид у Ариллии ныне был весьма демонический и легко мог вогнать её обратно в ступор.
   Тут корявая дверь хэза из расщепившихся досок раскрылась, и на пороге показалась огромная крылатая фигура Волербуса, несущего под мышкой какой-то тюк. Ночная охота явно удалась, и пока Ариллия с освобождённой девушкой блуждали в стране сонных грёз, он уже успел что-то добыть.
   - А, очнулась уже твоя красавица, - заметил Волербус. - Сейчас узнаем, кто она и откуда и выясним, кого ещё нужно проучить. Всем выдам, каждому лично! - заверил он.
   Девушка удивлённо посмотрела на гиганта, но в её взгляде совершенно не было страха, лишь какое-то недоумение.
   - Ну давай, рассказывай, - предложила Ариллия. - Кто ты, откуда?
   - А я где? - вымолвила девушка, оглядевшись. - Это трансцендентариум?
   Волербус громко рассмеялся:
   - Ясно, - он скинул тюк на пол и подошёл ближе, чтобы дать возможность лучше себя рассмотреть. - Твоя красавица решила, что эти мракобесы её всё-таки грохнули, а мы, видимо, демоны ада...
   Ариллия усмехнулась:
   - Да нет же, глупая, - сказала она максимально доброжелательно, - мы тебя освободили, ты жива и тебе ничего не угрожает.
   Девушка снова огляделась, вдохнула свежи утренний воздух и ощупала себя с ног до головы.
   - Это последствия шока, - пояснил Волербус, - по крайней мере, она нас уже не боится, что здорово.
   - Я действительно жива? - девушка пристально посмотрела Ариллии в глаза. - Вы спасли мне жизнь?
   - Да вроде того, - Ариллия довольно улыбнулась. Казалось, ей было безумно приятно выступить в роли спасительницы. Освободившись силой Волербуса от чар Гиртрона, она быстро вернулась к изначальной чистоте помыслов, в которой высшим счастьем является помощь другим...
   - Ой, лучше бы вы этого не делали, - сокрушённо пробормотала спасённая, закрыла лицо руками и заплакала.
   - Это ещё почему? - опешила Ариллия.
   - Мне некуда идти и неоткуда ждать помощи, - всхлипывая, вымолвила девушка. - Зачем мне жизнь, если я бессильна помочь даже себе...
   - Спокойно! - Волербус положил руку ей на плечо. - Мы тебе поможем.
   - Конечно, поможем! - поддержала Ариллия. - Просто успокойся и расскажи всё по порядку!
   - Но вы же демоны?! - возразила девушка.
   - Ну, не совсем, - Волербус рассмеялся.
   - Мы не демоны, - заверила Ариллия. - И раз мы спасли тебе жизнь, то можешь смело нам всё рассказать, мы тебе поможем. Видишь его? - Ариллия указала рукой на Волербуса.
   Девушка кивнула.
   - Это самый сильный человек в Адальире, он может всё. Думаешь, он не сумеет решить твои проблемы и развеять горести?
   Девушка долго рассматривала крылатого гиганта, из пасти которого то и дело струилось пламя, пытаясь понять, что это за чудовище, спасающее жизни, и что с ней вообще произошло...
   - Давай, я тебя покормлю, а ты расскажи нам всё с самого начала, - предложила Ариллия, подавая девушке кастрюлю с супом.
   Та с жадностью припала к еде, и в мгновение ока опустошила шлем. Насытившись, она окончательно успокоилась и убедилась, что перед ней друзья, которым можно доверять.
   - В конце концов, что я теряю? Я столько молилась Кэльвиару, чтобы он послал мне спасение. Может быть, именно вы и есть ответ на мои мольбы? - рассудила бывшая пленница и поведала спасителям свою невесёлую историю.
   Как оказалось, звали девушку Лаурой, жила она в старой хижине с сестрой Лавеной и их отцом. Но однажды заявился к ним блудный колдун, поселился, как у себя дома, и сделал из сестры и отца своих рабов. Сама Лаура в то время работала у одного крестьянина в Зирвельдоне, и посему узнала о случившемся лишь спустя время. Вернуться домой она не решилась, а на скопленные в работе деньги отправилась к главе Зирвельдона, чтобы попросить о защите сестры и отца. Добиралась она очень долго и в пути совершенно обнищала. Разумеется, босую и в рванье её к главе не пропустили, а кинули в темницу, как бродяжку...
   - Знавал я одного главу Зирвельдона, - многозначительно произнёс Волербус, еле сдерживая смех, и ковырнул когтем в зубах. - К великому сожалению, правда, подох он со всей свитой под руинами дворца...
   Девушка с недоумением поглядела на Волербуса.
   - Да там, собственно, все передохли, - пояснил он. - Или, скажем так, я им в этом немного помог.
   - Много помог, - улыбнулась Ариллия.
   - Много, - согласился Волербус.
   Лаура не знала, о чём говорят её спасители, поэтому растерялась и замолчала.
   - Рассказывай дальше, - подбодрила её Ариллия.
   - А дальше, - девушка грустно вздохнула, - из темницы отпустили, а куда идти, я не знала. Кое-как добралась до той деревни, где работала у крестьянина. Попросилась назад, а оказалось, о моей истории в селении уже было известно. Местные приверженцы Кэльвиара обвинили меня в том, что я лазутчица колдуна. Гильдийцы сказали, что он вовсе не порабощал сестру и отца, а это они сами продали свои души Даосторгу и я тоже. Я пыталась бежать, но жители деревни выдали меня гильдийцам. Их глава повелел меня казнить, как колдунью...
   - Пусть теперь повелевает змеям в трансцендентариуме! - ухмыльнулся Волербус, вспомнив, как хрустнула голова старого недоумка под натиском его клыков.
   - Как они смогли обвинить тебя в служении колдуну? - недоумевала Ариллия, ведь она неплохо знала законы, по которым жили на этой стороне Свиреаля. - Чем доказали?
   - Ну, я босая и в рванье ходила, я же совсем обнищала, вот и сказали, раз так выглядит, значит, колдунья...
   Волербус злобно зарычал:
   - Всех поубиваю в том селении! - заверил он. - Гады непотребные!
   - И вот они решили меня казнить во славу Кэльвиара, привезли туда, но появились вы и... - девушка горестно заплакала.
   Ариллия обняла её и принялась гладить по голове, попутно выбирая из волос прицепившийся репейник. Жизнь спасённой Лауры напомнила Ариллии её собственную историю, ведь её когда-то также продали свои же, отдав на забаву Гиртрону, и она также скиталась по пустыне Кйя-Ори, нигде не находя помощи и защиты. И её считали чудовищем и сторонились даже те, кто по определению должен был любить всех: мнимые служители Кэльвиара и прочие гильдийцы, не по праву считавшиеся оплотом добра...
  

* * *

   - Мы должны помочь Лауре! - наконец уверенно заявила Ариллия. - И освободить её сестру и отца.
   - Ха! - хохотнул Волербус. - Нет ничего проще, я как раз уже давно не отрывал голов всяким гнусным выродкам! - он снова ковырнул когтем в дециметровых клыках.
   - Можешь показать, где стоит твоя хижина? - спросила Ариллия. - Мы тотчас же отправимся туда и вызволим твоих родных из лап любого колдуна!
   Лаура кивнула и вдруг крепко обняла Ариллию, прижавшись к ней всем телом:
   - Спасибо тебе, спасительница! - прошептала она.
   На глазах Ариллии невольно навернулись слёзы, никто никогда не называл её так.
   - Сперва надо приодеться, - прагматично заметил Волербус, разворачивая принесённый тюк, в котором оказалась нехитрая провизия и гора какого-то тряпья. - Айри, выбери здесь, что получше может подойти женщине, я-то в этом ничего не смыслю, и одень Лауру, пришло время её врагам жить в обносках!
   - Даже не хочу спрашивать, где ты это взял, - усмехнулась Ариллия, глядя на барахло.
   - Да ладно, - Волербус махнул когтистой рукой, - наведался в гильдию, главу которой загрыз намедни... - он многозначительно ухмыльнулся. - Я же обещал заставить всех поверить в предостережение.
   И действительно, молодому гильдийцу никто не поверил. Узнав, что чудовища освободили приговорённую Лауру, местные приверженцы Кэльвиара хотели и с ним расправиться, заподозрив в сговоре с демонами. Но тут в гильдию пожаловал Волербус, быстро всем объяснив, кто на самом деле прав...
   - Тем более надо же нам кормить твою подругу чем-то более привычным, да и одеть во что-то, - добавил он. - В общем, будем считать, что гильдийцы одумались и подарили девушке приданое, - Волербус громко рассмеялся.
   - А знаешь, почему меня прозвали чёрной ткачихой? - спросила Ариллия. - Ты ведь никогда не спрашивал.
   - И почему? - пропел Волербус. Взгляд его при этом сделался томным, он подался вперёд, явно намереваясь поцеловать возлюбленную.
   - Потому что после возвращения из королевства Гиртрона местные жрецы Кэльвиара нарекли меня проклятой и хотели уничтожить, как и Лауру.
   - Поэтому ты так прониклась к ней, - догадался Волербус. - Но не переживай, - он широко улыбнулся, продемонстрировав сочащиеся слюной клыки. - Я убью их всех. Нет, не так, я убил их всех!
   И Волербус снова разразился громогласным хохотом, Ариллия тоже засмеялась, наслаждаясь торжеством справедливости.
   Сварганив Лауре некое подобие платья из тряпья проклятых гильдийцев, они втроём покинули хэз и направились в ту сторону, где, по словам девушки, находился её родной дом...
  

Блуждающий колдун

   Волербус и Ариллия быстро преодолели путь до дома Лауры. Когда на пути вставали утёсы, они взлетали, перенося спасённую девушку на руках. Жилище её родни оказалось высоко в скалах, и по пути к ним прибилась высокогорная сельерра. Огромная чуть лохматая птица с закрюченным вниз клювом сперва просто следовала за ними по пятам, а после, уяснив, что никакой угрозы от путников не исходит, и вовсе зашагала рядом. Ариллия ещё пошутила, что на энергию Волербуса слетаются не только аулилирри, но уже и сельерры.
   Лаура немного побаивалась этого семиметрового создания, временами переливающегося всеми цветами радуги, но Волербус успокоил её, объяснив, что обладает позитивной энергетикой, притягивающей к себе всю живность и распугивающей чудовищ. Кстати сказать, довольно странно для девушки было опасаться птицы, при этом не смущаясь своих спутников. Волербус с Ариллией смотрелись намного более угрожающе. Воистину, в основе всего лежит человеческое восприятие!
   Они вскарабкались по заснеженному склону к гребню скалы, откуда открылся великолепный вид на искрящиеся серебром ледяные горные вершины. На склоне напротив виднелась хижина семьи Лауры. Волербус проанализировал окружающее пространство всеми своими девятью чувствами, учитывая полученный при пожирании горного демона навык энергетического зрения, стараясь определить, что за чародей здесь беснуется, но всё было подозрительно тихо. Колдун вряд ли мог быть настолько сильным, чтобы скрыться от чутья Волербуса, и рок-менестрель это прекрасно понимал. Стало быть, это был самоучка, не обладающий большой силой, поэтому и выявить его не получалось. Слабые энергии всегда тонули в окружающем буйстве других, более сильных энерготечений. А возможно, он просто давно здесь не бывал.
   Вдруг внизу что-то двинулось, Волербус прищурился, всматриваясь: по склону спешными шажками двигалась фигура старца в длинном плаще. Видимо, это и был тот самый блудный чародей, однако явно отрицательной энергии от него не исходило.
   - Колдун? - нахмурилась Ариллия.
   - Похоже на то.
   Тем временем фигура старца уже добралась до хижины и скрылась за её дверью...
  

Появление Гиратро

   Стронцвет блуждал в лесах Гленнвуда, слушал пение птиц и наблюдал за движением светил. Всё, что произошло в Шадоуроке ещё совсем недавно, казалось теперь страшным сном и совершенно не укладывалось в голове колдуна. Он знал, что новое воплощение Даосторга должно стать поистине ужасающим, но то, что явилось к горной крепости намедни, не лезло ни в какие рамки. Ещё ни разу за всю свою долгую жизнь не встречал Валькирисиум столь злобного и неуязвимого существа, коим был Волербус. Никогда ранее он даже не помышлял о существовании в Адальире такой неистовой силы.
   Конечно, умудрённый магическим опытом, колдун догадывался, что произошло на самом деле: просто Гиртрон проиграл рок-менестрелю и тот, согласно законов энергетических течений, обрёл его мощь. Но всё же Стронцвет никак не мог уяснить, куда же подевался сам Гиртрон, его личностная основа, происходящая от необоримого Даосторга. Ведь демоны такого уровня не могли просто растворяться, не оставляя после себя вообще ничего. В Волербусе же он не чуял даже толики основы существования Гиртрона, а раз его не было там, значит, он должен был сохранить бытие где-то ещё, снаружи рок-музыканта...
   По утрам в самые ранние рассветные часы колдун выходил из лесу на опушку и подолгу смотрел в ту сторону, где некогда возвышался Шадоурок, недоумевая, как же одному человеку удалось разрушить то, что казалось незыблемым. Возможно, в том была великая необходимость, которую невозможно обороть даже могучей магией...
   Всматриваясь в туманную даль, Валькирисиум анализировал окружающее пространство на всех доступных энергетических уровнях, силясь отыскать привычные себе течения силы Свиртенгралля, но, казалось, обрушив скалу, Волербус поставил некий экран, надёжно отделив колдуна от прежнего мира.
   Сейчас тоже было совсем юное утро, Стронцвет брёл по влажной от росы тропе, вспоминая различные важные дела, которые не мог доделать, будучи запертым в Шэугленн. Любой другой на его месте был бы счастлив поселиться в цветущем саду этого удивительного уголка бескрайнего Адальира, но красоты колдуна совсем не радовали. Он был раздосадован промедлением и от бессильной злости лишь отвратительно гримасничал, морщил лоб, раздувал ноздри и скрежетал острыми зубами. Занятый размышлениями, он даже не заметил, как минул небольшую рощу и вышел к широкой лесной дороге. Вдруг откуда-то справа раздался громкий топот стальных сапог, а затем показался отряд.
   Стронцвет едва успел юркнуть в кусты, прежде чем воины оказались рядом. Из укрытия колдун с изумлением наблюдал, как мимо него прошагал целый сбор отборных герддронов. Валькирисиум сразу узнал предводителя отряда - то был тяжёлый герддрон, специально присланный Грасом Даркфлессом в прошлом году для командования большими подразделениями. Звали металлического великана Арт.
   Стронцвет сильно удивился, что воины из Горы Теней маршируют по здешним тропам. Неужели, Волербус похоронил под обрушенной скалой не всех гигантов Фаур-Каста? Или, быть может, отныне они служат ему?
   Конечно же, колдун не знал про обещание, данное Бреловым Аллвэ и того, что на самом деле отряд сохранил жизнь лишь благодаря эльгвейту. Однако, применив магическое зрение, он без труда смог определить, что на загривке Арта сидит какое-то существо, имеющее в своей основе положительную энергетику. Голубая нивелирующая нить, вдёрнутая Дианой в шерсть Аллвэ, не позволяла увидеть его даже Стронцвету, но пурче-дхарну умудрённый колдун почувствовать смог. Для него положительный вектор энергии седока говорил о том, что это враг Свиртенгралля, а, значит, приближаться к сбору не стоит.
   Отряд тем временем ушагал дальше, скрывшись в бушующей повсюду зелени. У Стронцвета же сильно испортилось настроение. Казалось, он видел уже всё, что мог сотворить этот гнусный рок-менестрель, по недомыслью получивший силу древнего демона сновидений Даосторга, но герддроны, верно служившие невидимому существу с позитивной энергетикой - это было просто запредельно. Колдун даже забоялся, что и в Фаур-Касте могло произойти нечто аналогичное, и тогда шансов у Свиртенгралля становилось совсем мало...
   Вдруг кто-то тронул его за плечо. Колдун подскочил как ошпаренный. Он всегда точно контролировал окружающую реальность и поэтому подойти к Стронцвету незамеченным, тем более вплотную, было просто немыслимо. Конечно же, первым делом в воображении колдуна возник зловещий образ Волербуса, ведь только он мог проигнорировать защиту и просочиться там, где и муха бы не пролетела. Однако, обернувшись, Валькирисиум увидел перед собой лишь какого-то воина в лёгких серебряных доспехах и изящном шлеме. Вершину шлема венчал длинный металлический завиток, похожий на локон, скрученный в спираль у самого кончика. Латник стоял неподвижно, словно пристально смотря на колдуна, а за забралом его шлема разгоралось алое закатное свечение...
   - Господин! - радостно закричал Стронцвет, падая к ногам воина.
   - Я вернулся и сотворил предначертанное - рокочущим, словно разбушевавшийся вулкан, голосом Гиртрона проговорил воин. - Четвёртое воплощение пред тобой - Даосторг-Маг!
   - Но как вам удалось это?! - Стронцвет пребывал в полнейшем недоумении. - Я сам видел, как вы пали в сражении с бледноликим воином из Вавилона. Он обрёл вашу силу, став чудовищем, коих доселе не видывал Адальир!
   - Ты прав, колдун, бледноликий менестрель захватил мою энергию, это должно было произойти.
   Теперь колдуну всё стало ясно: Гиртрон специально подставился под удар Брелова и устроил всё так, как оно вышло. Наверняка, за всем этим стоял какой-то хитрый план! И как это он раньше не додумался? Ведь, как простой музыкант мог переиграть тысячелетнего демона сновидений?!
   - Я просчитался, - огорошил его правдивым ответом воин. - Поединщик-демоноборец поборол демона, сие есть истина.
   Стронцвет вздрогнул лицом:
   - Я ничего не мог поделать! - нервно задрожал колдун. - Он вобрал в себя всю вашу мощь, Ваше Величие! Это было поистине невероятно и никто, поверьте мне, господин, даже лучшие из лучших прорицателей не смогли бы предвидеть такого!
   - Но это было предсказано. Гиртрон пал на вершине Шадоурока, как и предвидел Филлерст. Прошло ровно триста тридцать три года и триста тридцать три дня с падения Старгерольда, свершилось солнцепомрачение и величайший демоноборец сокрушил Гиртрона, завершив Эпоху Разочарования. Бледноликий пришелец из зелёных земель оказался не по зубам Гиртрону и обрёл его мощь, как дурак, нашедший на земле лук знатного стрелка, оброненный им случайно.
   - Он даже имя украл! - пожаловался Валькирисиум. - А вы ведь знаете, что избранное вами имя, несёт энергетический вектор, противный пурче-дхарне, но этот сожрал и не поморщился!
   - И это правда, - подтвердило четвёртое воплощение. - Там на вершине Шадоурока он оказался сильней Даосторга, не клинком, но сутью разума пожрал мои энергии. Имя это отныне его по праву...
   - Тогда, как объяснить, что я вижу пред очей моих?! - Стронцвет осторожно поднялся с земли и принялся разглядывать воина. - Как Гиртрону всё же удалось перевоплотиться вновь, если демоноборец одолел его?
   - Гиртрона больше нет, зови меня Гиратро! Накануне битвы с поединщиком мне приснился сон, - сказало четвёртое воплощение. - В нём я видел трёх воинов, что по пробуждении обрели плоть. Один из них оказался очень сильным, я отправил его в Эрнонд в шатёр Шэугкана, приказав после идти в Кйя-Ори. Это была моя страховка, дабы сохранить собственные энергии подальше от места сражения на всякий случай, но тогда я думал лишь использовать его в качестве предводителя армий. Однако, оказалось, что рождённому воину предстояло исполнить гораздо более значимую роль...
   Всё действительно обстояло именно так, и Гиратро сильно повезло, что он разминулся с Волербусом. Ведь серая тень, появившаяся около шатра Шэугкана, и была воином из сна Гиртрона. Стоило рок-менестрелю замешкаться на мгновение около жилища демона, и никакого четвёртого воплощения не состоялось бы в принципе...
   - Я понял! - обрадовался Стронцвет. - Вы смогли восстать из небытия в рождённом из сна! - мысли колдуна путались, но разум всё же стремительно выстраивал всё известное в единую систему. - Видимо, вы слишком долго ждали поединщика, ваша сила стала избыточной и породила ещё одно воплощение...
   - Именно, - подтвердил догадку вновь восставший демон сновидений. - В нём сосредоточилась моя магия, поэтому я - Гиратро - Даосторг-Маг. Поединщику же досталась энергетическая мощь, он - Волербус - Даосторг-Монстр.
   - Хотите сказать, властитель Гирато, что имеете некую связь с этим мракобесием? - последнее слово в устах поганого колдуна звучало насмешкой над логикой...
   - Думаю, что он в конце концов поддастся моему влиянию, - Гиратро кивнул. - Однако энергия Волербуса столь велика, что сейчас он представляет для нас величайшую угрозу, вторую по значимости.
   - Вторую?! - неподдельно изумился Стронцвет. Он воочию видел, как разъярённый Волербус крушил всё и вся, как никто и ничто не могло встать на его пути, а теперь слышал от новой реинкарнации Даосторга, что сие бесноватое чудовище всего лишь второе по значимости! Это просто не укладывалось в голове. - Но позвольте тогда узнать нижайшему колдуну, кого же магистр считает первой по значимости?
   - Алёна! - сухо отрезал Гиратро. - Именно она сейчас представляет для нас главную угрозу.
   - Какая Алёна? - переспросил Стронцвет, нахмурившись.
   Колдун не полагал, что Избранная представляет хоть какой-то интерес, он вообще не понимал, что происходит, и почему Силий решил, будто бы именно эта девчонка из Первоначального Мира столь значима. Стронцвет сразу подумал про другую Алёну, с которой когда-то началась вся история, предположив, что, может быть, Гиратро имеет в виду её.
   Тут и сам Гиратро вспомнил, что имя это было ему известно и до Избранной, а также разгадал загадку знакомой энергии, что помогла обнаружить жилище Конструктора Вавилона в мире Земли:
   - Избранная, - пояснил он. - С тех пор, как она появилась - мы несём постоянные поражения. Поединщик-демоноборец оказался в Шадоуроке, благодаря ей. Ведь именно путешествие с Алёной вывело его к победе. Полагаю, она принцесса в своё мире, раз обладает такой силой.
   Стронцвет думал иначе, но спорить с четвёртым воплощением Даосторга он не смел. На самом же деле и воплощение не знало истины, лишь догадывалось, пытаясь сложить разрозненную мозаику.
   - Поэтому нам нужно в первую очередь избавиться именно от неё! - подытожил Гиратро. - Затем мы сможем добиться окончательной победы, ведь я уже нанёс Вавилону такой урон, какой не смогли бы причинить многие легионы, ибо действовал я в Изначальном Мире...
   - Первый Герддрон! - догадался Стронцвет. - Первый Герддрон четвёртого воплощения, он тоже обрёл плоть?
   - Он появился даже раньше, чем я смог сконцентрировать собственную суть в новом сосуде, - сказал Гиратро. - Я послал его разрушить самую основу Вавилона, и он сделал это блестяще! И именно благодаря ему я окончательно понял, что суть наших проблем в той, кого Силий называет Избранной.
   - Я не понимаю вас, властитель Гиратро?
   - Она обладает странными способностями, коих я раньше не знавал ни в ком, ни в одном живом существе. Когда моя тень в Изначальном Мире нашла основу Вавилона, эта дева вклинилась в его разум. Ты знаешь, что мы связаны, ведь и нас с Первым Герддроном объединяет сила древнего стремления...
   - Жажда крови, жажда власти...
   - Страсть к войне и разрушениям, всё верно. Он лишь коснулся её энергии и оказался полностью поглощён ею. И я также ощутил это странное, неимоверно сильное воздействие даже здесь. Но я не знаю, что это было...
   Стронцвет округлил глаза, вновь недоумевая, как же демон, существовавший в Адальире с незапамятных времён, может не знать сути какой-то энергии, да ещё и от кого исходящей - от простой девушки из Изначального Мира! Сражение с демоноборцем, видимо, нанесло Даосторгу намного больший урон, чем он предполагал.
   - А на что это было похоже, Ваше Величие? - аккуратно уточнил колдун.
   - Я не могу идентифицировать сию энергию, она напоминала притяжение, как когда спелые плоды опадают с древа. Нас неудержимо притягивало к ней, словно железный порошок к магниту. Дева и была тем магнитом...
   Стронцвет понимающе кивнул, хотя на самом деле ничего не понял. Конечно же, он знал, что такое влечение к женщине, но и помыслить не мог, что демон, изначально лишённый любовных чувств, мог испытывать его. Здесь явно было что-то другое, что он пока просто не мог постичь.
   - Я бы сказал, что это похоже на любовь, мой господин, но вы не можете касаться сего течения пурче-дхарны, - развёл руками колдун. - Возможно, это какая-то новая магия...
   - Я уже коснулся пурче-дхарны, - возразил Гиратро. - Когда создавал экстриодронов...
   - Я не знал, что новые воины обладают энергетикой пурче-дхарны, - забеспокоился Стронцвет, и его маленькие глазки нервно забегали. - Вы же понимаете, Ваше Величие, чем это грозит?
   - А ты сомневаешься?! - огонь за забралом вспыхнул и загудел.
   - Нет, что вы! - испугавшись, поспешил оправдаться колдун. - Но смею напомнить, что наличие пурче-дхарны делает воинов уязвимыми к атакам антиэнергией...
   - Зато они невосприимчивы к энергиям позитивным, а наши враги владеют именно такими. Кроме того экстриодроны способны теперь свободно путешествовать между мирами и, мало того, не поддаются заклинаниям типа "лазури". Раньше у нас был лишь один воин - Сторн, кто сочетал в себе оба энерготечения, теперь же целая армия подобных ему.
   - Вы, кончено же, правы! Но я не могу взять в толк, откуда в новых герддронах появилась энергия наших врагов?!
   - Она влилась в экстриодронов с экстриорайдеррами Апплоусерта, когда я творил их, неужели ты не уразумел, откуда проистекают имена новых герддронов?!
   Колдун понимающе покивал, лишь теперь вникнув в суть названия "экстриодрон".
   - Но сейчас меня больше всего интересует эта дева, что, словно магнитом, притянула меня, кто она и откуда... Ты должен выяснить это! - отрезал Гиратро. Из шлема его заструился чёрный дым, и вокруг запахло гарью. По доспехам же потекли знакомые колдуну струйки ледяного тумана.
   - Конечно же, я займусь этим, - пробормотал Стронцвет, всем естеством ощущая запредельную мощь, излучаемую новым воплощением его старого хозяина. - А что делать со Сторном?
   - Ты так и не разобрался с его условием? - спросил Гиратро.
   - Не совсем, мой господин, - колдун виновато склонил голову.
   - И в чём же проблема?
   - Я смог вытащить его возлюбленную жену из трансцендентариума, даже вернул ей жизненные силы, но она всё равно не человек, а, подобно мужу своему, словно ожившая мумия. Сторн требует сделать её прежней, но я не в силах вдохнуть жизнь заново! - посетовал Валькирисиум.
   - Возвращать жизнь могут лишь те, кто плывёт по течениям пурче-дхарны, - согласился Гиратро. - Их силы не сравнить с нашими, они слабы, но в этом нас всегда превосходили...
   - Так и что же делать?
   - Пока пусть довольствуется тем, что есть, - Гиратро выдохнул, и через щели забрала выпорхнули клубы яростно гудящего пламени. - Это тебе он смел ставить условия, а мне будет служить беспрекословно.
   - У вас на него по-прежнему планы, господин?
   - Сторн возглавит новый поход против наших врагов, - пояснил Гиратро. - В прошлый раз, попытавшись выйти к столице Герронии через тоннель Кергелля, вы потерпели позорное поражение от старого призрака, но больше такого не повторится. Теперь я отдам Сторну не только власть вести войско, но и дарую мощь Эаррограссерогиратроподиема.
   - Мощь Гиратроподиема? - переспросил Стронцвет.
   - Именно! - Гиратро поднял руку и продемонстрировал странный предмет, лежащий на его стальной ладони. С виду он напоминал извитую свистульку вроде тех, которыми пастухи Илверра созывают стада, разбредшиеся по полям, но только не перламутрового, как у них, а антрацитового цвета.
   - Это оно?! - глаза Стронцвета жадно заблестели. - Я думал, вы даруете гирогротрон мне...
   - Нет, - Гиратро отрицательно мотнул головой, оставив в воздухе дымный шлейф. - Ты уже соприкоснулся с Волербусом и не потянул противостояния. Для нового похода необходима настоящая сила. Но ты не остаешься без работы, чёрной магии властитель, ибо я возлагаю и на тебя важнейшую миссию.
   - Я сделаю всё, что прикажете! - заверил Валькирисиум и подобострастно подался вперёд, готовый исполнить любое указание Гиратро.
   - Отправляйся к Тарнтгору и доверши начатое. Чтобы восстановить силы я черпал энергию из Гиратроподиема, поэтому его необходимо восстановить.
   Стронцвет внезапно обратил внимание, что в странном названии скрывалось и имя четвёртого воплощения Даосторга, вот почему тот взял именно его, ибо был обязан возрождением непосредственно Гиратроподиему...
   - Он всё ещё там? - немного испуганно уточнил колдун.
   - Конечно, иначе как бы я мог черпать оттуда силы? Найдёшь его в ущелье и продолжишь работы. Гиратроподием уже показал, на что способен, и я хочу, чтобы ты взрастил его энергию до запредельной. Он понадобится мне в ближайшее время, а потому нужно ускорить работу. Используй любые ресурсы, но добейся максимального результата, - Гиратро вновь выдохнул, и из всех щелей шлема опять повалил густой чёрный дым вперемешку с языками оранжевого пламени. - Скоро мы обретём совершенно неимоверную мощь, и для нас больше не будет существовать никаких границ.
   - Неужели, вы придумали способ заполучить оставшиеся адальиры?
   - Совершенно верно, даже корону и Апплоусерт. Для нас это будет триумфом, а для твоих бывших собратьев - катастрофой.
   - Это великолепно, Ваше Величие!
   - Когда завершишь работу, передашь гирогротрон Сторну. Ты понял?
   Гиратро поднял руку и направил пальцы на Стронцвета. Из перстов его в тело колдуна тотчас заструились тонкие голубоватые молнии. Валькирисиум ощутил, как наполняется новыми энергиями. Это было очень странно, но умудрённый магическим опытом чародей не мог распознать, что за силу сообщает ему новый король. Ему даже показалось, что это была положительная энергетика, поскольку чувствовались энерготечения совсем как те, что ощущал он много лет назад, бывая в обители магистра Сан-Киви Фарфаллы...
   - Понял, мой король! - глаза Стронцвета недобро сверкнули. Он вновь чувствовал за собой силу, да не просто силу, а намного, намного большую, чем прежде, хоть и имеющую странный для него вектор.
   Затем Гиратро поблёк, стал полупрозрачным, словно приведение, взмыл ввысь и растаял в утренних туманах, что так часто укрывают леса этого удивительного края великого Адальира.
   Стронцвет остался один, погрузившись в глубочайшие раздумья. Всё, что произошло, казалось колдуну очень странным. Видимо, думал Свиртенгралльский чародей, четвёртое воплощение Даосторга Гиратро и сам подпал под действие пурче-дхарны, иначе, как мог он испытывать влечение, да ещё и к обыкновенной деве? Видимо, похищая экстриорайдерры из Армильд-Клианор, демон сновидений слишком увлёкся и произошёл процесс слабой, но всё же диффузии. Стронцвет, конечно же, не присутствовал при вторжении Даосторга в крепость-святыню и не видел, каким образом всё происходило, поэтому мог лишь предполагать. Но увидь он сам воочию, как демон прятал похищенные экстриорайдерры в себя, то сразу бы понял, что именно произошло в Клианор.
   В момент, когда сущность Брелова уничтожила Гиртрона, большая часть энергий его перешла рок-менестрелю. А, материализовавшись вновь через приснившегося воина, четвёртое воплощение оказалось слабо и не смогло полностью контролировать ход энергий. Тогда-то в шатре Шэугкана, что стоит в благодатных, исполненных пурче-дхарны лесах около Эрнонда, позитивная энергия и коснулась естества чудовища...
  

Гиратро в шатре Шэугкана

   Гиратро пробудился, сидя на камне в шатре посреди утреннего леса и поначалу не понимал, как тут очутился. Лишь постепенно прежнее осознание возвращалось к нему. Но, пока демон сновидений ещё не полностью сформировался в облике собой же порождённого создания, последнее существовало на неком горизонте между разных энергий...
   Гиратро сфокусировал взор и увидел прямо перед собой солнечные лучи, стекающие откуда-то сверху и заливающие золотом всё вокруг. Картина поистине эдемского сада просто поразила демона. Благодаря прозрачности стен волшебного шатра, он мог видеть окружающее пространство и раньше, но никогда не замечал, насколько прекрасен утренний лес в свете поднимающегося солнца. Это чувство восхищения сотворённым миром показалось ему настолько странным, что сперва четвёртое воплощение Даосторга даже решило, будто возрождение в вассале не удалось, уж слишком много чуждого его изначальной природе существовало в том, кем он стал. Гиратро поднялся и направился к выходу, но не сделал и нескольких шагов, как что-то дёрнуло его назад, словно он зацепился плащом за гвоздь. Однако на воине не было плаща. Гиратро огляделся: тело воина, сотворённого им из сна, и использованное в качестве нового сосуда взамен злобного рок-музыканта, уже почти оформилось, покрывшись сталью, как у герддронов. Но кроме того корпус и руки опутывали тончайшие побеги молодого плюща ярко-зелёного цвета, они росли словно прямо поверх брони и тянулись к земле, кончиками уже начиная укореняться. Всё это было просто непостижимо уму, ведь шатёр Шэугкана, как мы знаем, был местом проклятым, вокруг ничего не росло и даже пауки избегали стоить домики здесь. Меж тем, поросль с доспехов уверенно врастала в пол, словно то был плодородный чернозём...
   Не в силах постичь, что происходит, Гиратро просо сорвал с себя побеги и двинулся дальше. Покинув шатёр, он направился к реке, что журчала где-то совсем рядом. Вода должна была снять все избыточные энергии и помочь завершить реинкарнацию. Пройдя немного по зарослям он увидел серебристый поток, резво звенящий в низине. На противолежащем берегу виднелись руины из белого камня, видимо, старинный хэз, откуда доносились приглушённые голоса и смех. Гиратро спустился к кромке воды и увидел людей: влюблённая парочка, молодой пастух и рыжая селянка придавались любви под сенью деревьев. Девушка, видимо, пришла набрать воды, но вмиг позабыла обо всём, бросив кувшин на берегу. Не размыкая губ и жадно целуясь, они совместными усилиями никак не могли расшнуровать её кожаный жилет, и эта досадная заминка вызывала у обоих смех. Гиратро застыл, словно каменное изваяние в саду магистра Сан-Киви Фарфаллы, с изумлением глядя на влюблённую парочку. Им было так хорошо вместе, что, казалось, двое слились воедино, став неразделимы, но Гиратро не мог постичь той энергии, что рождалась в этот миг между ними. Зрелище целующихся потрясло демона до глубины души. Оказалось, что пройдя великое множество миров и постигнув, а иной раз и подчинив себе бесчисленное количество энерготечений, он чего-то не знал. И, как не силился вникнуть в суть происходящего, но так и не смог...
  

Тайное убежище Стронцвета

   После беседы с Гиратро, Стронцвет ощутил неимоверный приток сил и энергии. Мощь просто-таки распирала его изнутри, да так, что он буквально парил над землёй и никакие барьеры его больше не сдерживали.
   Получив приказ, колдун, не долго думая, ни на секунду не стал задерживаться в Шэугленн, а тотчас поспешил двинуться в обозначенное место прямо через руины некогда возвышавшейся здесь Горы Теней Шадоурока.
   Место, в которое направился Стронцвет, располагалось в высокогорьях северного массива Свиреальского хребта на западе от Зирвельдона. Достаточно было лишь преодолеть равнину, известную как Оберег Хранителя Т'аоса, и подняться по известной лишь ему одному тропе до места назначения. Именно здесь скрывалось тайное убежище чародея, где он мог свободно предаваться магическим экспериментам и оттачивать колдовское мастерство. Надо сказать, что с этой позиции весь Авернгленн был как на ладони, а кроме того отлично просматривался Кристалькраут со Свиртенграллем на севере и Северный Георальд на западе.
   Ещё на подходе к скалам чёрной магии властитель обратил внимание, как густо зелень покрыла их склоны. Казалось, что лес несётся со скоростью всадника, наступая на некогда пустынную долину. Трудно было предугадать, что разрушение Шадоурока окажет столь благотворное влияние на здешнюю растительность, меж тем результат изменения энергетики был явно заметен даже за столь небольшое время.
   Стронцвет пока не знал, что Волербус устроил в Зирвельдоне, вытравив негативные течения энергии и оттуда, но всё же догадывался, что одним разрушением Горы Теней озверевший демоноборец обойтись просто не мог.
   С другой стороны это было даже неплохо, ведь густой лес хорошо скрывал его путь от возможного наблюдения с высоты птичьего полёта. И если Волербус сохранил сбор герддронов, виденный им в Шэугленн, то почему бы монстру было не взять на службу парочку дартгротов, дабы они следили за землями с воздуха?
   Валькирисиум шёл очень быстро, практически нёсся со скоростью ветра, добавляя к уверенным шагам магическую силу, и вскоре преодолел зеленеющие на восточных склонах леса, выйдя к искрящимся снегами вершинам.
   Именно здесь на возвышающемся над ущельем утёсе стояла небольшая, но весьма прочная хижина из толстых брёвен с соломенной крышей, служившая колдуну одновременно тайным убежищем и магической лабораторией, в которой, ещё по задумке Гиртрона, он должен был воплотить в жизнь опаснейшие планы Свиртенгралля.
  

Путешествие в Армильд-Клианор

   Разослав отряды вавилонцев на поиски адальиров, сам Силий отправился в Армильд-Клианор, где хранился чудесный меч Апплоусерт. Конечно, это было не самое опасное из направлений, требующее непременного присутствия просветлённого такого уровня, скорее одно из наиболее безмятежных. И Силий мог бы направить сюда кого-то попроще, тем более, вряд ли в краю, где хранился главный адальир, вообще могли возникнуть хоть сколько-нибудь серьёзные трудности. Однако Арбитр Стихий не мог поступить иначе, ведь в крепость-святыню не пускали никого из смертных, кроме него самого.
   С собой Силий взял Дэльвьира и Фариселла. Полагая сие путешествие простым и быстрым, дальше он намеревался проследовать вместе с ними на поиски других адальиров в более опасных краях королевства.
   Смеркалось, и всё вокруг окрашивалось изумительным ультрамарином, недаром пик Армильд именовали Голубой Горой Свиреаля. Путники быстро поднимались по тропе, едва заметной в густой траве. Очевидно, здесь уже давно никто не ходил, что было совсем неудивительным, ведь все знают, сколь уединённую жизнь ведут обитатели крепости.
   Однако внезапно тропа резко расширилась и на ней стали заметы многочисленные следы, по всем признакам напоминающее сапоги герддронов.
   - Ничего не понимаю, - проворчал Фариселл, рассматривая странные узоры в дорожной грязи. - Я раньше никогда не ошибался, но это не могут быть следы герддронов! В конце концов, откуда бы им взяться на этой стороне да ещё и в непосредственной близости от Клианор?
   - Течения пурче-дхарны не позволили ли бы им блуждать в окрестных лесах, - подтвердил Силий. - Меж тем, - он прикрыл глаза и старательно прислушался, - вокруг витают такие странные энергии, что я затрудняюсь что-либо утверждать с уверенностью.
   - Ты чувствуешь что-то, несвойственное этому месту? - встревожился Дэльвьир, берясь за рукоять меча и нервно озираясь.
   Силий не ответил, лишь ещё больше погрузился в себя.
   - Что-то странное здесь, - пробормотал он.
   Просветлённый ощущал, что потоки энергии вокруг странным образом перемешаны, чего ранее не бывало. Обычно, когда сталкивались энерготечения, имеющие различный заряд, побеждало сильнейшее. Оно становилось доминирующим, а слабый поток отклонялся. В природе всегда побеждала пурче-дхарна, поскольку изначально положительная энергия значительно сильнее отрицательной. Однако колдуны Свиртенгралля с подачи демона сновидений наловчились настолько усиливать потоки негативной энергии, что те стали превалировать в определённых местах. За века концентрация антиэнергии в завоёванных Даосторгом землях достигла такой мощи, что потоки её стали пробиваться сквозь пурче-дхарну, соединяясь в единую сеть. Именно это и обнаружил с помощью энергетического зрения Волербус, наблюдая розово-красные свечения в небесах над Адальиром.
   В настоящий же момент определить превалирующий поток Силий почему-то не мог, хотя и старался. Как будто пурче-дхарна перемешалась с антиэнергией или вообще появилось новое энерготечение, не относящееся ни к положительному ни к отрицательному вектору...
   Вдруг средь вершин распространился сильный гул, деревья в лесу зашатались, небо посветлело и над головами путников сверкнул серпантин голубоватых молний.
   Силий резко раскрыл глаза и устремил взору в сторону, куда подсказывало ему чутьё. На фоне темнеющего леса очертились странные прямоугольные силуэты, усыпанные звёздами. Силий даже не сразу понял, что это такое, как вдруг отчётливо увидел прямо перед собой привычный глазу городской пейзаж. Дома высились тёмной стеной, а у их подножья пролегала шумящая автострада с несущейся россыпью огней. Мимо миража сновали силуэты спешащих по делам горожан. Силий опешил от увиденного. Он, как никто другой, был знаком с явлением остаточных иллюзий, но это видение имело совсем иную природу. Спутники Силия тоже явно заметили возникшие посреди адальирского леса очертания современного города и с недоумением глядели на него, ожидая разъяснений:
   - Это ещё что такое? - напряжённо прошептал Дэльвьир.
   - Наверное, это из-за нарушения энергетики портала, - туманно предположил Силий. Как ни странно, он вновь не понимал, что происходит.
   Гул стал меняться, теперь он оформился и звучал, как авиамотор, сбрасывающий обороты. Силий сразу вспомнил их первую встречу с Алёной, когда точно такой же шум нарушившейся защиты портала при прохождении герддрона звучал на маленькой кухоньке, пугая Избранную. Небо высоко над головой вновь сверкнуло, молнии растеклись с треском, на мгновение образовав купол. И тотчас видение плавно растворилось. Вокруг вновь стоял безмятежный лес с насыщенными ароматами цветущих деревьев и голосами вечерних птиц.
   - Не нравится мне всё это, - сердито поморщился Фариселл и совсем по-собачьи почесал за ухом.
   Силий нервно расправил козлиную бородёнку в три волосины, протянув её сквозь плотно сжатые пальцы, и зашагал дальше.
  

* * *

   Скоро стало совсем темно, и путники решили устроить привал. Приближаясь к вершине, тропа сильно петляла, огибая скалы, и шла вдоль ущелий, поэтому двигаться в потёмках становилось небезопасно. Фариселл приглядел для стоянки ровную площадку в стороне от тропы. Место это располагалось на утёсе, нависающем над пропастью, и потому с него отлично просматривалась вся округа.
   Путешественники развели костёр, расположились вокруг и принялись разбирать припасы, собираясь поужинать. Силий достал из-за пазухи пшеничную лепёшку и уселся спиной к валунам, лежащим у самого обрыва, Дэльвьир с Фариселлом - напротив него.
   - Чему улыбаешься так мечтательно? - поинтересовался Дэльвьир, заметив блаженное выражение лица Арбитра Стихий.
   - Думаю, - протянул тот в ответ.
   - О чём?
   - Думаю, мне очень повезло, что Бог есть, - Силий поглядел куда-то вдаль, искрящимся взором. - А то мне пришлось бы потратить всю жизнь на доказательство Его бытия, а так я могу просто наслаждаться Его великими благами, и это здорово!
   - Расскажи что-нибудь, - предложил Дэльвьир, который ужасно любил слушать всякие байки у костра. - У тебя это отлично получается, Арбитр, особенно в таком настроении!
   - Так, а о чём же рассказать-то? - немного растерялся Силий. - Вот притчу о фасоли знаете?
   - Нет, - Фариселл мотнул головой.
   - Тогда слушайте! Сказал однажды мудрец, фасоль на столе рассыпав: видишь фасоль эту коричневую? Можешь ты выбрать себе из неё белую фасолину? Нет. Но ты простой человек, а я мудрец. Мог бы в таком случае я выбрать себе фасоль белую, а не коричневую из этой, что на столе? Нет. Так и мир наш весь, как фасоль сия. Сколько бы ни постиг ты тайн и искусств великих, насколько б ни был ты мудрым и посвящённым, а из коричневой фасоли выбрать себе белой не сможешь. Лишь одно понять мудрецу следует: коричневая фасоль ничуть не хуже белой, вся фасоль хороша, лишь гнилые плоды не стоит есть, а цвет их не важен нам, если внутри они чисты и пригодны.
   - Мудро, - протянул Фариселл, закуривая трубку.
   - Но коротко, - добавил Дэльвьир.
   - Ладно, - Силий улыбнулся и привычным движением расправил бородёнку в три волосины. - Тогда слушайте ещё притчу, на этот раз об трёх строителях Вавилона! Итак, жили-были три разных человека в Вавилоне древнем городе, и все они строили башню Вавилонскую. Первый был работягой простым, таскал камни он и песок, месил глину, раствор готовил и трудом своим стены башни возводил высокие. Хоть и не знал он инженерии и правил, архитекторам известных, но без труда его грубого не смогла бы башня строиться одними умозаключениями умозрительными без камня и древа. Второй много добился, на вершину башни Вавилонской вскарабкался, начальником стал, инженером мудрёным. Много он думал ночами, много расчётов сделал дельных, много толкового спроектировал для строительства. Приходил каждый день на работу и отдавал приказы, планы чертил. А работяги исполняли всё, что сказано было им, и башня всё выше становилась, и строились стены её высокие. И хоть слаб он был телесно, и камни, подобно рабочим, не таскал на спине своей широкой, и древа весомые поднимать не способен был, а лишь мысли думал, но не построилась бы башня великая без расчётов его да изысканий научных лишь силой грубой. Камни, без ума положенные, развалились бы и никакие мускулы не спасли бы строение сие от ливней да ураганов вездесущих.
   - А третий? - поспешил уточнить Дэльвьир, увлёкшись рассказом.
   - А третий строитель Вавилона тоже многого добился, - продолжил Силий. - Прочили его даже в прорабы, но снизошло на него озарение, просветлился разум его, тщеславием не пожранный. И стал он философию думать. Ушёл с башни, строительство забросил, от должности отказался и сел под башней, у самого подножья её к дереву спиной прислонился и мысли думать стал. И не строил он башню с тех пор руками и не придумывал её усилием мысленным и планов не чертил, а лишь созерцал, как стены возводятся высокие. Рухнула башня, не удержалась на гордыни одной, и завалила всех троих. Вот и думай теперь, мораль сей истории в чём?
   - Так и в чём? - не понял Фариселл, отпустив в воздух дымное колечко.
   Силий лукаво и многозначительно улыбнулся:
   - А в том, что каждый сам волен выбирать, как ему жизнь жить и путь свой пройти. Но под деревом сидя, постичь больше можно, нежели на башне стоя, видно со стороны философской более, чем с пика рукотворного...
  

* * *

   После ужина они уже собирались ложиться спать, как вдруг зашумел ночной ветер, и вместе с ним над уступом пронеслось странное унылое завывание.
   Фариселл встревожено оглянулся, но в обозримом пространстве, куда долетал свет костра, ничего подозрительного не узрел.
   - Странный звук, - заметил Силий. - Как будто привидение заплутавшее.
   - Так и есть, - подтвердил Дэльвьир. - Это старая история. Говорят, несколько лет назад в Армильд-Клианор решил пробраться один весьма опытный диггер-параллельщик, но во время подъёма по склону что-то случилось, и диггер погиб. Одни утверждают, что на него напал блуждающий в здешний краях демон, другие, что он просто сорвался в ущелье. Однако с тех пор, - Дэльвьир понизил голос и многозначительно поглядел на друзей, - дух его неприкаянный бродит по здешним местам, наводя ужас на путешественников. Его называют чёрным диггером-параллельщиком.
   Фариселл усмехнулся:
   - Сказки всё это!
   - Да, да! - воскликнул Дэльвьир. - Я и сам думал, что это сказки, но мне один навигатор говорил, будто бы собственными глазами видел это привидение. Говорит, жуть такая, чёрный силуэт, который завывает и просит у путников хлебушка...
   - Здесь действительно есть что-то такое, - покивал Силий.
   Дэльвьир недоумённо поднял брови. Он был уверен, что рассказывает стандартную байку, а Силий возьми да и подтверди её.
   - На утёсе в самом деле присутствует странная энергетика, - повторил Арбитр Стихий.
   Тут у Дэльвьира и Фариселла по спинам забегали противные ледяные мурашки, а вслед за ними волна непонятного парализующего страха прокатилась по телам от пяток до ушей. Позади Силия показалась огромная чёрная тень, напоминающая силуэт человека. Дэльвьир хотел предупредить Арбитра об опасности, но понял, что от ужаса не может вымолвить ни слова. Страх сковал по рукам и ногам, не позволяя и шелохнуться. Тень же всё росла, пока не стала раза в три больше Силия.
   Арбитр как будто ничего не замечал, продолжая что-то бормотать про странную энергетику места. Фариселл глухо зарычал, совсем по-собачьи, но тоже не сумел раскрыть рта, лишь пристально уставился на Силия ошалелым взглядом.
   - Что не так? - Силий удивлённо поднял брови, заметив ужас на лицах друзей.
   - Дай хлебушка! - внезапно раздалось над самым ухом Арбитра чудовищное завывание.
   - Легко, - невозмутимо отозвался Силий и, не глядя, протянул оставшийся кусок лепёшки за спину.
   Тень превратилась тем временем в клубящееся чёрное облако и уже собиралась поглотить Силия, как вдруг Арбитр резко развернулся, сунул руки в самую глубь антрацитовой черноты и заливисто рассмеялся. Тень было рванулась прочь, но Силий надёжно ухватил что-то в глубине этого странного облака, не позволив ему ретироваться.
   - Нет уж, теперь вылазь на свет Божий! - со смехом воскликнул Силий, выволакивая из черноты что-то непонятное.
   Сверкнула молния, озарив пространство серебристым светом, и чёрная тень растворилась в воздухе, а из неё на землю прямо перед Силием выпал субтильный паренёк маленького роста в потёртых штанах и спортивной куртке.
   - Вот ничего себе! - воскликнул Дэльвьир, по-звериному отпрыгивая назад. Дар речи вновь вернулся к нему, а вместе с ним и свобода движения.
   Небесное электричество, призванное Силием на помощь, вывело из транса и Фариселла. Низкорослый рыцарь в один момент выхватил меч и ринулся на парня, валяющегося у костра, но Силий жестом остановил его.
   - Ты что это? - Арбитр Стихий недовольно приподнял одну бровь. - Успокойся, он не опасен.
   Фариселл снова зарычал, нехотя убрал оружие в ножны и вернулся на своё место.
   - Ну рассказывай, - улыбнулся Силий, обращаясь к валяющемуся перед ним парню. - Кто ты, откуда, почему стал призраком?
   - Сколько времени прошло? - в панике воскликнул парень, озираясь по сторонам. - Что случилось? - взгляд его остановился на спокойном лице Силия.
   - Я думаю, ты попал под какое-то негативное магическое воздействие, - Силий привычным движением расправил бородёнку. - И это было чрезвычайно сильное воздействие, поскольку мне пришлось приложить неимоверную мощь, чтобы освободить тебя.
   Парень прищурился, пытаясь припомнить, что произошло, но в памяти было совсем пусто.
   - Я шёл куда-то, хотел найти Ваджавьяру, думал, она в крепости, - пробормотал он, крепко обхватив руками голову, словно это как-то помогало думать. - Всё-таки Армильд-Клианор - это последнее место на карте, куда я ещё не проникал...
   - Не может быть! - воскликнул Дэльвьир. - Ты что ли Меркурий?!
   - Собственной персоной, - подтвердил догадку парень.
   - А что за Меркурий ещё? - уточнил Фариселл.
   - Это же самый известный в среде вавилонцев диггер-параллельщик! - с восторгом пояснил Дэльвьир. - Тот самый, который проникал в королевство Свиртенгралль. Не помните? - он посмотрел на друзей, но судя по выражению их лиц, эти истории прошли мимо них.
   - Понятно, Фариселл не в курсе, - развёл руками Дэльвьир. - Он здешний и в наших делай по ту сторону портала мало разумеет, но как же ты, Арбитр, не слышал про Меркурия?
   - Погоди, погоди, - протянул Силий. - Что-то припоминаю... Меркурий, Меркурий... Он, кажется, подевался куда-то несколько лет назад?
   - Да, и даже слухи ходили, будто его Шэу сожрал! - подхватил Дэльвьир.
   - Несколько лет? - вскричал Меркурий, вскакивая на ноги. - Это сколько же я тут блуждал?
   - А как по ощущениям? - спросил Силий.
   - По ощущениям, - парень задумался, - трудно сказать. Кажется, вот только вчера я начинал подъём сюда...
   - Хотел пробраться в крепость Клианор, - Силий хитро усмехнулся. - Не думаю, что у тебя получилось бы.
   - Конечно, получилось бы! - уверенно воскликнул парень. - Вот только что-то произошло и я будто куда-то провалился. Было ощущение, что это глубокое-глубокое ущелье, я оттуда всё время пытался вылезти, как в дурном сне. А вылезал, видел каких-то монстров, думал, они меня съедят, а потом один схватил меня за руки и выволок из ущелья...
   - Это был я, три минуты назад, - пояснил Силий.
   - Ааа, - протянул Меркурий. - Ты Силий Вечный, я узнал тебя по бороде!
   - Да это я, - подтвердил Арбитр Стихий. - А вот на тебя оказали мощнейшее магическое воздействие, спутав линии ума и превратив в приведение. Те, кого ты принимал за монстров, были обычными путниками и воинами Вавилона. И они пугались тебя не меньше, чем ты их, поверь мне. Так хитро и подло действует эта магия.
   - Но что же со мной произошло, и почему я ничего не помню? - сокрушался парень. - Столько времени потерял впустую!
   - И продолжаешь его терять, раздумывая над тем, что не имеет значения, - философски заметил Силий. - Не лучше ли отпраздновать крушение заклятия и твоё возвращение в этот чудесный мир?
   Подумав, как следует, все согласились с сей нехитрой истиной. Вавилонцы пригласили парня к костру и щедро поделились едой. Тот жадно набросился на предложенное угощенье, словно на заморские яства, хоть пища было совсем простой, видимо, очень проголодался.
   - А что за Ваджавьяра, которую ты собирался найти в крепости? - поинтересовался Дэльвьир. - Слово, кажется знакомым, но я что-то не припомню, что это.
   - Как?! - удивился Меркурий, старательно жуя лепёшку. - Я думал, про это все знают, тем более в ремесленническом крыле...
   Вавилонцы переглянулись, парень не только узнал Силия, но и сообразил, кто именно в его окружении. Слухи о необычайных способностях этого диггера-параллельщика явно подтверждались.
   - Это старинная легенда, - сказал Силий, привычным движением расправляя свою скудную бородёнку, продёргивая её волоски сквозь плотно сложенные вместе пальцы. - В Адальире существует множество энерготечений, и одно из них - наиболее сильное, то, что осталось от творения мира богами Первого Круга. Эта энергия наречена Ваджавьяра и способна восстанавливать изначальную благодать реальности, возрождать уничтоженное в первозданном совершенстве. Многие полагают Ваджавьяру основой пурче-дхарны, но до сих пор никто так и не обнаружил её течений.
   - А искали? - уточнил Дэльвьир.
   - Бодхисаттвы Электрического Рима на протяжении столетий пытались обнаружить течения Ваджавьяры, -добавил Силий. - Но энергетическое состояние при достижении просветления сильно меняло их личность, многие просто забывали свой человеческий облик, становясь сгустками энергии. Если они что и нашли, то никому не сказали.
   - Я думал, что ты знаешь все энерготечения Адальира, - удивился Фариселл. - Но получается, есть нечто, что недостижимо вообще никому среди обитателей королевства?
   - Может и достижимо, - философски протянул Силий. - Просто пока мы до этого не дозрели. Ещё говорят, что Ваджавьяра имеет воплощение в виде кусочка горного хрусталя и именно от неё произошёл весь хрусталь в королевстве. Это нечто вроде ключа ко всему Адальиру...
   - Значит, тот, кто завладеет им, станет могущественнее всех? - предположил Дэльвьир.
   - Именно! - кивнул Меркурий и глаза его хищно сверкнули.
   - Ну понятно, зачем ты полез штурмовать Армильд-Клианор! - снисходительно улыбнулся Силий, тяга к могуществу всегда казалось ему пустой и смешной страстью.
   Накормив и напоив диггера, вавилонцы отдали ему запасной плащ и уложили отсыпаться поближе к костру, где было особенно тепло и уютно. Дальнейшая ночь прошла без приключений и все смогли отлично выспаться.
  

* * *

   Утром, едва поднялось солнце, Дэльвьир затушил ещё не догоревший костёр и прошёл по тропинке чуть выше. Там, сидя на большом придорожном валуне в позе "лотоса" с закрытыми глазами, уже медитировал Силий.
   - Доброе утро, Арбитр, - поприветствовал его Дэльвьир.
   - Воистину доброе, как и все утра в этом прекрасном мире! - улыбнувшись, ответил Силий, не размыкая глаз.
   - Нашёл Ваджавьяру?
   - И не искал даже, - честно признался Силий.
   Над тропой весело просвистел освежающий высокогорный ветерок. Издалека заиграла юная флейта, и пространство вокруг мгновенно наполнилось умиротворением и радостью.
   - А что думаешь о Меркурии? - спросил Дэльвьир. - Парень не понимает, куда попал, что происходит. Надо с ним что-то решать.
   - Думаю, возьмём его с собой, - уверенно сказал Силий.
   - Думаешь, это неспроста?
   - Думаю, что всё совсем неспроста...
   - Путь Вавилона?
   - Именно, ведь он первый, кто заговорил про Ваджавьяру с тех самых пор, как я узнал о её существовании, - Силий раскрыл глаза и тут же быстрым привычным движением расправил бородёнку, протянув волоски между плотно сжатых пальцев. - Последнее время всё вокруг идёт исключительно по собственному разумению и Путь Вавилона стал играть ныне главную роль. А посему нам следует прислушиваться к тем знакам, которые он посылает.
   - Но как ловко ты освободил его от заклятия! - Дэльвьир неподдельно восхищался магистром.
   - Да, века тренировок не прошли даром, - Силий улыбнулся.
   На том и порешили, и дальше в Армильд-Клианор они отправились уже вчетвером. Меркурий не стал возражать, а наоборот даже обрадовался оказаться в компании Силия Вечного и его друзей. Обычно вавилонцы и диггеры-параллельщики недолюбливали друг друга, но здесь ситуация была совсем иная. Дэльвьир, фантазируя, даже представил, что в далёком будущем история со спасением диггера от проклятия могла бы послужить мостиком, соединяющим эти два течения, связанные с Адальиром.
  

Армильд-Клианор

   К вечеру нового дня отряд во главе с Силием поднялся по тропе к крепости Клианор. За зеленеющей листвой уже показались величественные стены древней твердыни, но Силий почему-то остановился и сделал жест спутникам оставаться позади.
   - Здесь стоит сильная волшебная защита, - пояснил он. - Хотя энергия и положительная, однако непосвящённым может и навредить.
   Затем Силий поглядел на опускающееся за горы солнце, потянул носом воздух, закрыл глаза, совершив мгновенную медитацию и, сложив руки рупором около губ, что-то в них прошептал. В воздухе тотчас разлилось медовое благоухание цветущих яблонь, отовсюду на разные голоса запели птицы и флейты. Затем прямо перед Арбитром в пространстве медленно, но верно проступили очертания ранее незримой стены. Силий дотронулся до полупрозрачной преграды рукой, но пальцы без труда прошли через неё, и тут же всё видение растворилось.
   - Странно, - Силий встревожено нахмурился, - как это странно!
   - Что-то не так? - заволновался Дэльвьир.
   - Защиты нет, - Силий с недоумевающим видом продолжал водить рукой по тому месту, где мгновение назад проступала незримая стена. - Здесь должен стоять мощнейший заслон от вторжения. Я использовал древнее заклинание с положительным вектором, чтобы открыть путь, но, как оказалось, тут ничего нет.
   - Это плохо? - спросил Меркурий.
   - По меньшей мере странно, - расплывчато ответил Силий.
   Ещё немного поднявшись по склону, путники оказались под самыми стенами крепости как раз напротив входа. Здесь тропа заканчивалась, переходя в сильно вытоптанную тяжёлыми рыцарскими сапогами площадку.
   - Стражи крепости отражали атаку, - заключил Фариселл, пристально осмотрев глубокие следы. - Они выходили за пределы Клианор большой группой.
   - Когда? - напряжённо нахмурившись, поспешил уточнить Силий.
   - Трудно сказать, - Фариселл покачал головой. - Думаю, не очень давно.
   - Было сражение?
   - Не уверен...
   - Здесь побывали вассалы Свиртенгралля, - уверенно произнёс Силий, направляя руку ладонью на стену замка. - Энергии в округе перемешаны, и здесь очень много течений, противных естественным. Я даже не могу предположить, что происходило под стенами крепости, но уверен, это как-то связано с Даосторгом.
   Силий посмотрел вверх на крепостную стену, завершающуюся огромными зубцами, ожидая узреть стражей, но никого там не заметил. В стене имелось два входа с окованными железом деревянными створами. Так называемые "Солнечные" и "Лунные" врата. Через первые запускали, приходящих в крепость днём, а во вторые тех, кто возвращался в Клианор ночью. Такое устройство входа имелось здесь со дня основания крепости и служило для разделения энергий. Поскольку был уже вечер, Силий, согласно традиции, постучался в "Лунные" врата, те, что были слева.
   Долгое время никто не отвечал. Но Силий продолжал настойчиво колотить в дверь, дополнительно посылая внутрь строения различно заряженные мысли, стараясь хотя бы таким образом достучаться до обитателей крепости.
   Наконец внутри послушался шум, и створы медленно отворились. На пороге показался человек в изумрудном балахоне с низко надвинутым на лицо капюшоном. В нём Силий без труда узнал своего старого знакомого главу магической гильдии Армильд-Клианор Аукоралла.
   - Что вы хотели, путники? - спросил глава, словно не узнав Силия.
   - Приветствую вас, магистр Аукоралл! - Силий кивнул. - Мы пришли с важнейшей миссией, а послал нас совет Тех, кто правит в Вавилоне.
   - И какое же у вас дело? - нехотя поинтересовался Аукоралл.
   - Мы должны убедиться, что главный адальир - меч Апплоусерт всё ещё находится у вас и, что он в сохранности, - сказал Силий.
   - Главный адальир - меч Апплоусерт находится у нас и он в полной сохранности, - повторил Аукоралл. - Это всё, что вы хотели узнать?
   Силий с друзьями переглянулись.
   - Мы должны убедиться в этом лично, - Силий сделал шаг, попытавшись войти внутрь, но Аукоралл не позволил этого сделать, придержав дверь.
   - В святыню Клианор не может войти ни один смертный, это запретное место, - сухо ответил глава магической гильдии и злобно поглядел на Силия. В глубине его глаз сверкнуло воинственное пламя, словно он готовится к атаке.
   - Ты не узнаёшь меня? - напряжённо вглядываясь в странно изменившийся облик старого знакомого, спросил Силий. - Я бывал в Клианор множество раз, именно поэтому меня и прозвали Силием Вечным, я не обычный смертный, так что...
   - Нет, Арбитр, - перебил его маг, - даже вам не дозволено вторгаться в святыню, только членам ордена...
   - Какого ещё ордена? - несвойственно себе рассердился Силий. - Не забывай, что верховная власть в королевстве принадлежит Тем, кто правит в Вавилоне, а они направили меня сюда, чтобы я лично удостоверился в сохранности меча-адальира!
   - Не Те, кто правит в Вавилоне, даровали нам священный меч, а боги древнего Адальира, - возразил Аукоралл. - И лишь они могут решать, кто войдёт сюда, а кто нет.
   - Ты выступаешь против решения Вавилона?! - глаза Силия гневно засверкали, руки его окутало серпантином потрескивающих молний, и вокруг всё загудело, как в трансформаторной будке.
   - Никто не войдёт в крепость, точка! - Аукоралл нахмурился, тёмное пространство за дверьми наполнилось алыми отблесками, засиявшего вокруг колдуна пламени. - Только боги древнего Адальира могут указывать нам. Если считаешь, что они дали тебе право, то можешь рискнуть, и посмотрим, кого они поддерживают на самом деле!
   Силий понял, что маг не шутит, здесь явно произошло что-то из ряда вон выходящее, и хранители добровольно не пустят их внутрь. Конечно, Арбитр Стихий ощущал в себе силу ворваться в крепость и заставить обитателей Клианор исполнить приказы Вавилона, а заодно и призвать к ответу зарвавшихся колдунов. Ведь и сам Аукоралл недвусмысленно намекал, что готов поднять руку на посланцев Вавилона. Однако тот факт, что маг шёл путём заблуждений, не являлся причиной направляться туда же и Силию. Арбитр Стихий не желал вражды и не стремился навредить хранителям крепости, поэтому принял решение отступить.
   - Ладно, - Силий философски улыбнулся, гнев утих и молнии, окутывающие длани Арбитра, также сошли на нет. - Но мы можем хотя бы заночевать здесь, под защитой ваших стен?
   Аукоралл, ещё мгновение назад готовый к битве, тоже вмиг успокоился и пламя, бушевавшее вокруг него в воздухе, растаяло.
   - Конечно, Арбитр, - сказал он, с почтением склонив голову. Колдуну явно понравилось, что он так легко одержал победу над самим Силием Вечным. Тщеславное естество его мгновенно приняло временное отступление за капитуляцию. - Вы можете расположиться, где пожелаете, кроме территории внутри крепости.
   - Это очень снисходительно с вашей стороны, - с искренней признательностью в голосе ответил Силий.
   Вдруг Аукоралл с опаской оглянулся себе за плечо и схватил Силия за рукав.
   - Ещё это, совсем забыл, вы у нас оставили свои вещи, - затараторил старец, спешно сунув в руку Силию какой-то предмет.
   Перед этим он странно двинул плечом, и Силию показалось, что за спиной Аукоралла мелькнула чья-то огромная тень.
   - Я? - удивился Арбитр Стихий. - Да вроде бы нет...
   - Берите же! - нервно рявкнул Аукоралл и скрылся во мраке.
   Двери вновь затворились. Силий разжал пальцы и увидел на своей ладони три маленьких мешочка из очень плотной серой материи, сквозь которую просачивался едва заметный свет. Мешочки были как братья-близнецы похожи на тот, что он выковырял из дыры в двери диггеров-параллельщиков. Силий вновь привычным движением расправил свою козлиную бородёнку в три волосины, протянув её сквозь плотно сжатые пальцы.
   Фариселл, Дэльвьир и Меркурий смотрели на сцену в воротах молча и затаив дыхание, ни один из них не мог взять в толк, почему какой-то колдун позволяет себе так разговаривать с самим Арбитром Стихий и отчего Силий не расправился с ним на месте, проявив вместо этого кротость.
   Внезапно откуда-то сверху раздался голос скрипки, и волшебная мелодия разлилась над округой.
   Все вскинули головы, пытаясь разглядеть в ночном небе Адальира, откуда льётся дивный звук, но сильное эхо, блуждающее в горах, не позволяло этого сделать. Потом музыка стихла, и округа вновь погрузилась в тишину.
  

Меркурий предлагает помощь

   Новую стоянку вавилонцы устроили недалеко от крепостной стены. Силий использовал карманный навигатор - золотистое устройство, напоминающее морской секстант и выверил точное место для ночлега на таком расстоянии от стен, где ещё довольно сильно действовала положительная энергетика Клианор, но гильдийцы крепости уже не могли беспрепятственно прослушивать их разговоры и мысли. Вдобавок Силий установил энергетическую защиту, которая нивелировала расточаемые энергии и создавала пространственно-энергетическое завихрение, внутри которого они могли общаться только друг с другом.
   Фариселл развёл костёр и начал готовить ужин. Остальные сидели тут же, обсуждая дальнейшие планы.
   - Не думаешь же ты просто так уйти отсюда не солоно хлебавши? - возмущался Дэльвьир, который по природе своей был победителем.
   - Пока не знаю, - пожал плечами Силий. - Не хочу, чтобы мои опасения оправдались, но мне кажется, что Апплоусерт в крепости нет. Иначе почему они отказали во входе даже мне?
   - Надо во что бы то ни стало узнать, что с произошло мечом-адальиром, - напористо заявил Фариселл. - Если Апплоусерт похищен, то нам следует знать об этом наверняка.
   - Совершенно верно, - подтвердил Силий. - И нам необходимо выяснить это быстро, я просто пока не придумал, как действовать. Если мы попробуем пробраться в крепость тайком, то они сразу это узнают, ведь мы носители энергетики Вавилона.
   - А что если я попробую? - вызвался спасённый Силием диггер-параллельщик Меркурий.
   - Ты? - удивился Дэльвьир.
   - Я же, собственно, и шёл сюда, чтобы проникнуть в Армильд-Клианор, - сказал парень. - Тем более вы спасли меня и я как бы ваш должник, а диггеры-параллельщики, знаете ли, не любят оставаться в должниках.
   - Вообще-то в этом что-то есть, - Силий внимательно оглядел Меркурия. - Ты маленького роста и вполне мог бы проникнуть в крепость, тем более, ты не отягощён нашими энергиями, которые знакомы обитателям Клианор... А, может?
   - Путь Вавилона? - перебил его Дэльвьир.
   - Именно! - глаза Силия сверкнули одновременно победно и хищно. - Возможно, именно для того мы и повстречали Меркурия...
   - Я готов, что нужно делать? - профессионалу скрытных путешествий не терпелось как можно быстрее попасть в запретную крепость.
   - Значит так, - Силий поднял глаза к небесам, подробнее припоминая внутреннее строение Клианор. - Через двери и окна там не пройти, всюду стража со специальными скипетрами, которые чётко отслеживают любые изменения энергии.
   - Даже положительной? - удивился Дэльвьир.
   - Положительную энергетику они отследят по изменению удельной массы этой самой энергетики, так что тоже не вариант.
   - Знаю, - кивнул диггер-параллельщик.
   - А ты хорошо подготовился, Меркурий, - хитро заметил Фариселл.
   - Ну так, - парень горделиво задрал нос. - У нас всё чётко в работе, каждый нюанс изучаем заранее.
   - Кроме того, как не попадать под атакующие заклинания, - съязвил Фариселл.
   Меркурий сразу заметно сник и отвёл взгляд в сторону, ему было сильно некомфортно от такой нелепой промашки.
   - Кстати, - Силий словно что-то вспомнил. - А как тебя зовут-то в реальности?
   - Мельников Борис, - представился Меркурий.
   - Мельников? - Дэльвьир не поверил ушам.
   - Вот это да! - воскликнул Силий, вновь привычным движением расправив бородёнку. - Диггер-параллельщик, а вполне мог бы служить Вавилону в нашем ремесленническом крыле. Это точно был Путь Вавилона!
   - А, действительно, я что-то об этом не подумал, - честно признался Меркурий.
   - Ну что, перейдёшь к нам? - улыбнулся Дэльвьир.
   Меркурий замялся, видимо, не поняв насколько серьёзно это предложение. Но, подумав, кивнул, мол, может быть когда-нибудь потом, дав понять, что в принципе не отметает такую возможность.
   - Так вот, - продолжил Силий. - Единственный шанс пройти в крепость, оставшись незамеченным, это воспользоваться брешью в стене. Много-много лет назад с той стороны Свиреальского хребта бушевала жуткая гроза, и одна из молний ударила как раз в башню Апплоусерта, расколов каменную кладку и образовав довольно крупную трещину. При этом, поскольку молния есть суть энергия природная, то маги из Клианор брешь сию не заметили. И, думаю, по сей день она остаётся открытой.
   - А ты откуда знаешь? - удивился Дэльвьир.
   - Есть у меня друг синего цвета, - Силий хитро прищурился. - Один из Тех, кто правит в Вавилоне. Он-то и поведал мне сию тайну, но мы решили не сообщать хранителям крепости о бреши, мало ли, вдруг пригодится. Вот и пригодилось.
   - Я всё понял, - заверил Меркурий. - То есть мне надо пробраться на ту сторону хребта и влезть в башню через трещину в стене?
   - Именно, - подтвердил Силий. - А там ты уже сам сориентируешься. Внутри башни имеется скала, на вершине которой в землю будет воткнут меч - главный адальир Апплоусерт.
   - Мне его забрать?
   - Нет, что ты! Просто убедишься, что меч на своём месте и вернёшься сюда.
   - А если его там нет? - предположил Меркурий.
   - Тогда у всего Адальира крупные проблемы, - многозначительно подытожил Силий.
  

* * *

   Вавилонцы экипировали Меркурия тёплой одеждой, поскольку с другой стороны хребта бушевала морозная зима, Силий сотворил над ним защитное заклинание, и парень отправился на задание.
   Поначалу двигаться было трудновато, здесь было ещё довольно тепло, несмотря на прохладные высокогорные ветра. Меркурий ловко преодолел сокрытую в тени густого леса тропу и оказался у лаза. Расщелина в скале была не очень широкой, но смотрелась как волшебное окно в параллельный мир. На этой стороне его обрамляли вросшие упругими корнями в камень зелёные растения с едва распустившимися розовыми бутонами ночных цветов, а на другой стороне трещины виднелся снег, и гудящей стеной бурлила метель.
   Меркурий юркнул в щель и, выйдя на другой стороне, оказался на заснеженном склоне. Это было непостижимо уму, но погода по разные стороны хребта действительно разительно отличалась.
   Парень двинулся по еле заметной тропке, вьющейся вдоль обрыва. Около самых ног его пролегала бездонная пропасть, но благодаря ночному мраку её не было видно, что уменьшало страх сорваться вниз. Наконец он добрался до обратной стороны крепости с нависающей над обрывом округлой частью башни. В основании сооружения действительно виднелась трещина, правда хорошо скрытая снегом. Если бы Меркурий не знал о ней, то вряд ли бы обнаружил невооружённым взглядом. Только теперь он понял, как наивны были его планы покорить твердыню, ведь без информации, полученной от Силия, он наверняка бы потерпел фиаско.
   Пробираясь внутрь, парень думал, что погреется, но в стенах Клианор было почти также холодно, как и снаружи. А, когда он выбрался из трещины и оказался в башне, то взгляду его предстало совершенно невероятное зрелище: знаменитая сокровищница, хранящая волшебный Апплоусерта выглядела совсем не так, как в описаниях. В центре действительно имелось нечто вроде утёса, но на нём не было чудесной зелени, о которой ходили легенды. Внутри башни стояла поздняя осень, все растения лежали пожухлые и жёлтые, а откуда-то сверху временами облетали сухие листья.
   Меркурий осторожно вскарабкался по уступам и обследовал вершину утёса. В том месте, где, по словам Силия, должен был храниться Апплоусерт, в земле виднелась лишь щёлочка от лезвия. Вокруг всё было сухим и безжизненным и даже мох здесь пожелтел. Чуть дальше располагались огромные песочные часы, но только совершенно пустые. И вообще место это больше смахивало на трансцендентариум, нежели на необоримую твердыню добра и света...
   Меркурий, опасаясь быть обнаруженным, не стал дольше испытывать судьбу и поспешил назад. Путь к месту стоянки показался значительно короче, когда он возвращался по уж хоженой тропке. Добравшись до трещины в скале, Меркурий вдруг ощутил на спине противный холодок. В глубине лаза мелькнуло что-то металлическое...
   Какое-то время диггер стоял, притаившись у входа в лаз, пытаясь рассмотреть в темноте, кто или что находится по другую сторону, но ничего не выходило. Ему показалось, что в щели был человек в доспехах, но это могло быть и просто игрой воображения или остаточными явлениями от длительного заклятия. Вскоре, переборов накативший внезапно страх, Меркурий всё же двинулся в расщелину, но не успел он дойти и до середины лаза, как раздался жуткий грохот. Парень инстинктивно шарахнулся и едва успел выйти из-под удара, заметив, как стальная рука со свистом врезалась когтями в стену буквально в миллиметре от него.
   - Герддрон! - воскликнул он в ужасе и ринулся назад.
   За спиной его слышался лязг и грохот, чудовище Фаур-Каста пробиралось следом, но, будучи большим и неповоротливым, застревало в узком ходе.
   Меркурий выскочил из расщелины и прижался к заснеженной скале. Куда было деваться дальше, он не представлял. Убегать можно было лишь по узкой скользкой тропке, на которой и так-то сложно удержаться, не говоря уже об уходе от погони. Оставаться здесь - тоже не вариант, вот-вот стальной гигант вылезет из щели и тогда конец...
   Однако герддрон отчего-то не спешил догонять беглеца, затаившись в середине хода. Меркурий вдруг вспомнил, что воины из Фаур-Каста не переносят холода. Герддрон элементарно опасался оказаться на ледяном ветру и потерять энергию. Стало быть, сюда он точно не полезет, и это было хорошей новостью. Но сам Меркурий, несмотря на прозвище, тоже не был особо морозостойким, чтобы пытаться переждать герддрона. Оставалось только надеяться, что вавилонцы спохватятся и придут ему на помощь.
   Как раз в тот момент, когда он так думал, сверху что-то зашуршало, и рядом с парнем плавно приземлился Силий. Меркурий изумлённо уставился на Арбитра, не понимая, на чём тот прилетел. Силий же лишь улыбнулся.
   Затем он резко заскочил в трещину и, ухватив герддрона за латы, выволок его на морозную сторону хребта. Меркурий метнулся в сторону и едва удержался на краю пропасти. Герддрон взревел металлическим басом, выхватил меч и попытался уязвить Силия. Но Арбитр продолжал удерживать его за латы, не позволяя ни нанести удара ни высвободиться. Герддрон ещё какое-то время побарахтался в крепком захвате просветлённого, а потом стал замедляться. Из щелей доспехов его повалил густой чёрный дым, а шлем взялся тонким слоем инея. Ещё через несколько мгновений герддрон полностью потерял энергию, руки его с металлическим лязгом повисли, выронив меч, что со звоном улетел в ущелье. Силий облегчённо выдохнул и отбросил латника в сторону. Упав, герддрон чуть проехал по свежему снегу и укатился в пропасть следом за собственным оружием.
   - Ничего себе! - выпалил Меркурий. - Герддроны прямо здесь, я такого не ожидал!
   - Да, странновато, - согласился Силий, - их не должно быть тут.
   - Спасибо, кстати, за второе спасение, получается, я снова тебе должен, - Меркурий смущённо улыбнулся. - Не знаю, что бы я без тебя делал!
   - Пустяки, - Силий по-доброму усмехнулся.
   Дальнейший путь прошёл без приключений и вскоре Меркурий вновь сидел у костра рядом с новыми друзьями.
  

* * *

   - Апплоусерта там нет, - выпалил Меркурий, едва опустившись на землю возле пылающего огня. - Там вообще ничего нет, как будто внутри башни осень наступила.
   - Как?! - Силий вскочил с места и нервно затеребил бородёнку. - Вообще ничего?!
   - Вообще, даже волшебного света, как рассказывают. Там полумрак и всё сухое, жёлтое.
   - Как это понимать? - заволновался Дэльвьир. - Может быть, они в сговоре с Гиртроном и отдали меч Свиртенграллю?
   - Погоди, - Силий напряжённо нахмурился, - погоди, погоди... Нельзя делать поспешных выводов, но если Апплоусерта нет на месте, то теперь понятно, почему происходят все эти странности с порталом. И ясно, почему герддроны гуляют здесь, как у себя дома.
   - Здесь?! - Дэльвьир выхватил меч и резко обернулся за спину.
   - Там только что был один, - Силий указал рукой в сторону прохода через скалы, - он поджидал Меркурия у лаза, но я подоспел вовремя.
   - Не нравится мне всё это! - сквозь зубы прорычал Фариселл.
   - Там ещё какие-то песочные часы в человеческий рост на вершине скалы торчат, - Меркурий попытался показать руками их огромным размер. - Я не знаю, зачем они нужны, но внутри них тоже пусто.
   Силий смотрел на парня пристально и напряжённо, ловя каждое слово.
   - Я было подумал, может быть, в них адальир спрятан, но нет, там тоже ничего не оказалось.
   - Это экстриокреаратор, - пояснил Силий, усаживаясь на своё место подле костра. - Ёмкость для хранения высокоэнергетических объектов, позволяющая их силе циркулировать и сохраняться на максимальном уровне.
   - А для чего он там? - спросил Дэльвьир.
   - Возможно, были какие-то сложности с хранением Апплоусерта, - пространно предположил Силий, который на самом деле и сам плохо понимал, зачем потребовались подобные магические ухищрения в работе с самым мощным источником пурче-дхарны. - Адальиры покрывают побеги волшебного плюща, листья постоянно растут и иногда, если они опадают, то хранители могут собирать их в экстриокреараторы...
   - Так и что же нам теперь делать? - нахмурился Фариселл.
   - Надо доложить обо всём Тем, кто правит в Вавилоне, - заключил Силий. - Вот теперь нам нужна помощь всего братства и вся сила вечного города, иначе мы рискуем утратить контроль над королевством и тогда...
   - Что тогда? - с опаской уточнил Меркурий, впрочем, наверняка, зная ответ.
   - Тогда Свиртенгралль выиграет, - неохотно вымолвил Силий.
  

Лесная малина

   От несвойственного себе волнения Силия внезапно обуяла жажда, он потянулся к кружке, стоящей у костра, и отхлебнул настоявшегося чая. Однако кроме напитка там оказалось несколько больших спелых ягод малины.
   - Малиновые ягоды! - напряжённо прошептал Арбитр, уставившись внутрь кружки. Он сразу понял, что это послание.
   - Что? - переспросил Фариселл.
   Uberrima Fides ничего не ответил, лишь с опаской оглянулся. Вдруг над лесом пронёсся порыв ледяного ветра, едва не вырвавший Силию бородёнку. Арбитр Стихий вскочил на ноги и устремил пристальный взор куда-то в сторону тропы, по которой они поднимались к крепости. Пламя костра дёрнулось и затрещало, принявшись выбрасывать облака чёрного дыма.
   - Я сейчас, - пробормотал Силий и быстрыми шагами направился прочь.
   Он сошёл с тропы и, пройдя рощу из нескольких деревьев, вышел на небольшой заросший густой травой уступ. Отсюда открывалась панорама ночного Адальира и Южный Георальд был как на ладони. Силий ощутил сильнейшие потоки энергии, однако вновь не смог их идентифицировать, что в свете отсутствия Апплоусерта в башне казалось ещё более зловещим. Силий выплел шерстинку из бороды и попробовал с её помощью определить вектор энергий, но ничего не получилось. В это мгновение он сделал неосторожный шаг в сторону, споткнулся о торчащий из земли корень, и мягко плюхнулся наземь. Вокруг всё зашумело, поднялся хорошо знакомый гул, напоминающий звук сбрасывающего обороты авиамотора, и трава покрылась мелкими капельками дождя. Арбитр начал спешно подниматься, опершись руками о землю, и вдруг ощутил под пальцами не траву, а асфальт...
   - Что за... - Силий не успел договорить, потому что поднял взгляд и увидел невероятное: перед Арбитром вновь возвышались столичные небоскрёбы, мелькали огоньки машин на ночной автостраде, и туда-сюда сновали толпы вечно спешащих прохожих. Только теперь это был уже совсем не мираж. Каким-то невероятным образом Uberrima Fides действительно очутился на улице столицы, хотя ещё мгновение назад находился на вершине сакральной горы в волшебном Адальире.
   Наверно, так же удивлённо и обескуражено должна была чувствовать себя Алёна, когда в самый первый раз перенеслась в королевство, подумал Силий. Он даже увидел девушку в своих мыслях, как будто образ из памяти обрёл плоть. Философ мотнул головой, он никогда не чувствовал такого странного, навязчивого движения образов в памяти, словно бы кто-то управлял ими извне. Силий вздрогнул и вскочил на ноги. Так оно и было: некто силой вторгался в его разум! Немыслимо, но чья-то чужая воля ухитрилась проникнуть в мысли самого Силия Вечного и выискала среди них воспоминания об Алёне!
   Арбитр мгновенно сориентировался, кинулся в сторону и хорошенько шибанулся головой о фонарный столб. Видение тотчас растворилось в воздухе, сверкающий полночными огнями мегаполис обратился тёмным лесом, а мокрый от дождя асфальт вновь принял облик густых лесных трав... Силий зажмурился, вошёл в мгновенную медитацию и вслед за встряской от удара установил блокирующую ментальное вторжение энергетическую завесу. В голове всё тут же прояснилось. Арбитр раскрыл глаза: он вновь стоял на уступе скалы среди деревьев, а прямо перед ним, как из ниоткуда, возник воин в лёгких доспехах и изящном шлеме.
   Силий ловким движением выхватил меч, готовясь отражать возможную атаку, а мысленно попытался проанализировать энергетическую природу незваного гостя, дабы определить враждебен тот или нет. Судя по энергетике, исходящей от латника, воин не относился ни к Вавилону, ни к Свиртенграллю. Это было нечто среднее, скорее, даже вообще нейтральное.
   - Я говорил тебе, что мы получим и Избранную и весь Адальир? - произнёс рыцарь, неспешными шагами двинувшись к Силию.
   - Как? - Силий отпрянул, внезапно осознав, что перед ним стоит никто иной, как Даосторг в своём новом воплощении. - Ты?!
  

Энергетический удар

   Воин не успел ответить, Арбитр тут же вскинул меч и, используя лезвие, как направляющую антенну, нанёс по противнику энергетический удар неистовой силы, вложив в него всю мощь, какой обладал. Сноп молний сорвался с острия меча и ударил в доспехи приближающегося воина, но вместо того, чтобы поразить врага, разряды небесного электричества просто рассеялись.
   Затем прогремел оглушительный взрыв, и вспышка синего света озарила всё высокогорье Армильд. Неимоверно мощный энергетический удар выбил из рук Арбитра меч, сшиб его самого с ног и полностью лишил каких бы то ни было сил. Упав, Силий по инерции чуть скатился по склону, застыв на самом краешке обрыва. В голове его, раскатываясь гулким эхом, зазвучал хор стальных голосов, скандирующий имя чудовища: "Гиратро, Гиратро"!
   Воин в изящном шлеме приблизился и, демонстративно наступив сапогом на выроненный противником меч, склонился над Силием. Теперь он без особого труда пробрался в разум обессиленного и обездвиженного просветлённого и нашёл там всё, что желал знать об Избранной:
   - Простолюдинка?! - изумлению Гиратро не было предела. - Я думал, что она принцесса...
   За деревьями послышался шум, это товарищи Силия, услышав громы и молнии, поспешили на помощь.
   Гиратро заскрипел доспехами, вынимая меч. По поверхности лат его заскакали золотистые искры, а в просветах между сталью встало гудящее алое пламя. Чёрный дым окутал фигуру воина, сделав его невидимым в темноте.
   Силий понял, что противник немедленно расправится с вавилонцами, если они окажутся здесь, и, собрав все ещё оставшиеся запасы энергии, решил воспользоваться последним шансом:
   - Она и есть принцесса, лучше любой принцессы, по крайней мере, для меня! - шепнул Арбитр Стихий, тотчас сотворив "лазурь" одной силой мысли.
   Зеленоватый туман поплыл над утёсом, но латник лишь замедлился. Меж тем Силий, оказавшись в энергонасыщенной среде благодатной "лазури", из последних сил исхитрился вытащить из кармана дар Аукоралла и швырнуть его в противника. Подхваченный неспешными волнами магического туман, мешочек полетел вперёд, как в замедленном кино. Гиратро попытался отбить атаку, но был слишком медленным для этого. Материя расползлась по швам, и изнутри ёмкости сверкнула неописуемой красоты звезда, что тотчас ударилась в грудь воина, обдав его волной ослепительного сияния.
   Гиратро странно передёрнуло. Его рука с мечом вяло пустилась вдоль туловища, искры на броне и пламя в щелях доспеха померкли, а чёрный дым рассеялся. Четвёртое воплощение было дёрнулось куда-то в сторону, но, окружённое зеленоватым туманом, не смогло сойти с места. Издалека донеслись птичьи трели и вдохновляющий голос флейты. "Лазурь" над утёсом словно укреплялась, становясь сильнее благодаря этому сиянию. По доспехам Гиратро внезапно с неистовой скоростью принялись расползаться пятна ржавчины. Местами ржа так глубоко проедала сталь, что мгновенно образовывались рытвины и даже дыры. На плечах воина таких прорех получилось сразу три, и из них на поверхность лат выбралось несколько стальных бабочек чёрного цвета. Внешне эти создания больше напоминали Грассеротепа, выпорхнувшего недавно из головы поверженного Граса Даркфлесса, нежели крылатых обитательниц цветущих лугов. Меж тем они, срываясь с доспехов, начинали кружить вокруг головы Гиратро также проворно, как Тали в долине фей...
   Силий не верил глазам: наличие бабочек, пускай даже таких странных, являлось нонсенсом. Ни одной существо из Свиртенгралля никогда не имело в своей основе пурче-дхарны, однако крылатки, выпорхнувшие из доспеха, свидетельствовали о благодатных течениях внутри воина, и это было абсолютно невероятно! В то же время сей хрустальный ключ положительной энергии, бьющий в чреве мрака, открывал возможность Арбитру попытаться подключиться к основе его бытия и проникнуть в мысли противника.
   - Простолюдинка, - вяло повторил Гиратро.
   - Принцесса! - с нажимом повторил Силий, ощущая меж тем, что чудовище окончательно утеряло контроль над собой, и хранилище его мыслей открывается, как старинный ларец.
   Воспользовавшись моментом, Силий тотчас вклинился в разум чудовища, насколько это было возможно глубоко, но узрел там лишь образ Алёны, полученный, очевидно, из его собственной памяти: "Она тебе непременно понравится, дружище! Большущие серые глаза, наивный взгляд..." - прозвучал в мыслях Гиратро голос Силия. Следом за всем этим пред взором предстала армада странных созданий, напоминающих герддронов Свиртенгралля, но с длинными развевающимися на ветру зелёными гривами. Армия уверенно двигалась по заснеженной равнине под завывание вьюги и шелест знамён Кйя-Ори к зеленеющим землям вдали, Силий, кончено же, сразу узнал это место...
   - Силий! - крикнул в темноту Дэльвьир, выскакивая из-за деревьев.
   Гиратро метнул в сторону валяющегося пред ним Арбитра огненный взгляд, плавно, точно во сне встряхнул головой и незримым туманом растаял в воздухе...
  

Силий раскрывает правду

   Дэльвьир с Фариселлом в панике выскочили на уступ, держа оголённые мечи наизготовку, но едва вступили в облако "лазури", как сразу успокоились. Следом подоспел и Меркурий с какой-то палкой в руках, очевидно, диггер схватил первое, что попалось на глаза. Взору парней предстала странная картина: над поверхностью уступа клубился зеленоватый туман, внутри которого кружили розовые лепестки и порхали бабочки, отовсюду звучали удивительно мелодичные птичьи трели и пели флейты. А у самого края обрыва на спине лежал Uberrima Fides.
   - Арбитр! - Фариселл кинулся к Силию и бегло оглядел того на предмет возможных ранений. Однако просветлённый был абсолютно невредим, но выглядел парализованным, словно бы статуя из сада магистра Сан-Киви Фарфаллы.
   - Он цел? - всё же немного нервно уточнил Дэльвьир, беспокойство которого оказалось столь велико, что не полностью нивелировалось магическим туманом. - Что здесь произошло?!
   - Цел я, цел, - отозвался Силий шёпотом.
   - Всё в порядке, - подтвердил Фариселл.
   - Здесь был Даосторг, - сказал Силий.
   Парни вздрогнули и начали озираться по сторонам.
   - Его четвёртое воплощение обрело мощь гораздо быстрее, чем мы предполагали, - продолжал Арбитр Стихий. - Я не смог предвидеть этого. Вам нужно торопиться, Дэльвьир, подойди!
   Дэльвьир кинулся к валяющемуся Силию и склонился над ним.
   - Что? Говори!
   - Вам срочно нужно спасать Алёну! - Силий едва двигал губами, но по выражению его лица было хорошо заметно, как сильно он взволнован. - Отправляйтесь скорее за Алёной и защитите её от атаки Свиртенгралля! Они с Авельиром отправились к магистру Фарфалле, действуйте как можно скорее!
   - А как же ты? - спросил Дэльвьир.
   - Я в порядке! - Силий нахмурился. - Меня просто обездвижило энергетическим ударом, это позитивная энергия, поэтому я скоро приду в себя. Не думайте обо мне, главное, спасти Алёну!
   - Спасать Избранную? - переспросил Дэльвьир, непонимающе. - Ты же говорил, что девушка обладает невероятной силой, и как раз она должна спасать всё королевство!
   - Я обманул вас, - прошептал Силий. - Алёна никакая не Избранная...
   - Что?! - Дэльвьир в изумлении отпрянул назад.
   - Я всё выдумал, чтобы внушить вавилонцам веру в победу, это было необходимо...
   - Не может быть! - Дэльвьир вскочил на ноги и ошарашено уставился на Арбитра.
   - Всё оказалось хуже, чем я думал, - продолжал признаваться Силий. В другое время он никогда бы не раскрыл этого, но нынешнее положение и опасность, грозившая Алёне, вынуждали к откровенности. - Все пророчества против нас, всё, что происходит в королевстве, ведёт к становлению власти Т'эрауса, я должен был воспрепятствовать этому!
   - А я должен был догадаться! - Дэльвьир с досадой мотнул головой. - Всё наше путешествие не имело ни цели, ни смысла. Мы просто прошлись по Адальиру, ввязались в несколько сражений, а потом резко вернулись обратно... Конструктор прервал поход, словно мы достигли какой-то цели, но никто не понял, какой именно... - Дэльвьир задумался, постепенно осознавая глубину сказанного Силием.
   - То есть, ты просто хотел, чтобы она познакомилась с миром королевства? - догадался Фариселл. - Обтёрлась и обвыклась, так сказать, пропиталась энергетикой? Или чтобы мы уверовали в её избранность?
   - И то и другое, - Силий попытался улыбнуться, но тело его едва слушалось.
   - Мне бы мог и сказать правду, - немного обиженно заметил Фариселл.
   - Теперь всё это уже неважно, главное - Алёна!
   - Катастрофа, просто катастрофа! - несвойственно себе запричитал Дэльвьир. Услышанное из уст Арбитра повергло его в настоящий шок.
   - Меньше слов! - шёпотом крикнул Силий. - Отправляйтесь спасать Алёну, позовите всех, кого сможете найти в пределах Земли Фарфаллы. Ты, - обратился он к Фариселлу, - переместишь их с помощью моего навигатора, он в кармане. А сам останешься здесь. Я думал, что успею воспитать из неё настоящего воина, но лишь подставил девушку, и сейчас Алёна беззащитна, как котёнок. Я обманул вас всех, и вы поверили мне, а заодно поверил и древний демон сновидений. По моей вине Даосторг теперь видит в Алёне опаснейшего врага, он уже отправил за ней герддронов!
   - А если они уже вернулись на Землю? - спросил Дэльвьир.
   - Тогда найдите Обращённый Вавилон, не мне вас учить, только быстро! И не вздумай выболтать кому-нибудь правду об Алёне, для всех она должна оставаться Избранной, ведущим к победе маяком!
   Дэльвьир хотел сказать ещё что-то, но Силий не дал ему даже рта раскрыть:
   - Бегом, спасайте Алёну!!!
  

Граффити 1

   Из темноты урбанистических пейзажей вновь выпорхнули вольные художники индустриальных улиц. И как всегда их двое: она и он. Розовая куртка, приободрясь, изобразила костёр и собравшихся вокруг гильдийцев. Но жёлтая кепка вклинилась в рисунок и закрасила поверх всё зелёным цветом. Парень взглянул на спутницу из-под нависающего капюшона, словно что-то вспомнив, стукнул себя ладонью по лбу и звонко рассмеялся. А девушка в жёлтой кепке тотчас нарисовала поверх пятна крылатого монстра, пожирающего гильдийцев. Но, что это? Вот парень уже выводит стены старинной крепости, под которыми у костра устроились путники, и некий воин высится рядом. Жёлтая кепка продолжает рисунок: баллончики нещадно фонтанами расточают краску, огненные равнины сменяются изумрудными лесами, а рядом на скале видны пустые песочные часы...
   Пара художников завершает рисунок: несметная армия стальных воинов с ярко-зелёными гривами уверенно и угрожающе движется в сторону изумрудной долины...
  

0x01 graphic

  

Глава II

  

Актеон

   Жаркая южная ночь приближающегося тайфуна была в самом разгаре, на улице уже неистово хлестал ветер ароматами цветущий растений. Несмотря на сгущающуюся непогоду, в штабе командования армии земного Адальира царило необычное спокойствие и умиротворение. Воины спали, набираясь сил в окне временного затишья. Странный летательный аппарат, виденный накануне на подлётах к городу, сокрушил все окрестные силы мятежных генералов, и в ближайшие время можно было ничего не опасаться.
   Лишь в разведывательном управлении кипела работа. После атаки на колонну вражеской бронетехники неизвестного воздушного судна начальник разведки получил от правительства выговор за то, что проморгал столь опасный объект, считай, прямо у себя над головой. А потому седеющий генерал активизировал работу всего вверенного ему подразделения. Ему не суждено было узнать, кто на самом деле спас город от вторжения повстанцев, и отчего правительство столь обеспокоено появлением этого странного во всех отношениях корабля. Ведь, разумно рассуждал он, НЛО пришёл на выручку в самый ответственный момент, а столь важно ли, кто был их новый друг, если помощь его оказалась спасительной?
   В центре комнаты для допросов на стуле по-королевски расположился двухметровый африканец в изорванной форме и высоких армейских ботинках. Погоны его, несмотря на опалённые края, смотрелись всё ещё роскошно. Да и сам человек держался величаво и с большим достоинством. Справа на груди его поблёскивал характерный значок с хорошо знакомой всем аббревиатурой "АОА" - отличительный знак "Армии Освобождения Адальира".
   За столом у соседней стены расположились сотрудники разведывательного управления. Ещё никогда в руки их не попадались столь высокие чины из стана повстанцев, и каждому хотелось лично поприсутствовать при его допросе. Одним для получения ценнейшей информации из первых уст, другим для повышения собственного профессионального уровня, а третьим ради праздного тщеславия, чтобы потом хвастаться, какую важную птицу они имели честь интервьюировать.
   Однако чести этой не выпало никому. Глава разведывательного управления Сток решил лично побеседовать со сдавшимся в плен врагом. Он пришёл в кабинет последним и с порога обратился к противнику:
   - Вы знаете, что в нашей власти было уничтожить вас у городских стен, - начал глава управления. - Но наше правительство гарантировало жизнь всем, кто сдастся добровольно, и потому мы сейчас беседуем. Вы приняли верное решение и, смею уверить, дальнейшая ваша судьба также полностью в ваших руках.
   Генерал сдержано кивнул.
   - Я принял решение не допрашивать вас, как обычного пленного, ибо вы таковым не являетесь, а намерен побеседовать с вами иначе, - Сток взял из-за стола свободный стул и уселся на него прямо напротив повстанца. - Назовите ваше имя и звание.
   - Четвёртый командующий "Армии Освобождения Адальира", генерал Актеон, - назвался здоровяк.
   - Начальник разведывательного управления Адальира, генерал Соломон Сток, - представился в ответ глава разведки.
   - Очень приятно, - криво ухмыльнувшись, съязвил Актеон.
   - Мне тоже, - словно бы не заметив сарказма противника, бросил Сток. - Почему вы решили сдаться нам, генерал? - поинтересовался он следом. - Вы непременно знаете, что до этого момента нам не удавалось захватить в плен ни единого хоть сколько-нибудь крупного чина из вашей армии, они в лучшем случае гибли в сражении, отстреливаясь до последнего патрона. Или пускали этот самый последний патрон себе в лоб, когда мы приближались настолько, что возникала угроза попасть в плен...
   - Вы не поверите, генерал, - Актеон пожал плечами, - просто не поверите мне, если я назову вам истинную причину своей капитуляции.
   - А вы попробуйте, - тон Стока сделался вкрадчивым и доверительным, и трудно было понять, ёрничает он или всерьёз предлагает пленному генералу перейти на другой уровень общения.
   Актеон задумался, почесал в затылке, и вновь пожал плечами:
   - Что ж, это можно, - заключил он, наконец. - Я думаю, что Бог на вашей стороне, а воевать против Него у меня нет ни малейшего желания.
   - Что? - переспросил Сток, искренне не поняв слов Актеона.
   - При этом броске всё было в нашу пользу, ООН не спешит поддерживать вас, даже резолюцию принять не могут. А никакие силы обороны города не смогли бы сдержать натиск нашей мощи, мы всё рассчитали до миллиметра, - заверил Актеон. - У вас не было ни единого шанса, и вдруг эта штука, которая за пару минут сравняла с землёй сотни танков и бронемашин... Я никогда не видел такой мощи и не испытывал столь сокрушительного поражения, будучи на вершине могущества... В сражении Бог был на вашей стороне, а если это так, то я обязан подчиниться.
   Сток изумлённо уставился на Актеона, с высоты гигантского жизненного и профессионального опыта он мог предполагать любой ответ, но только не такой. Про генерала армии повстанцев ходили легенды, и уж точно никто не мог упрекнуть его в суевериях и предрассудках. Сток просто недоумевал, почему тот посчитал разгром сил под Солярополисом именно сверхъестественным вмешательством.
   - Ладно, - протянул Сток, задумчиво. - А теперь, генерал, послушайте меня внимательно, - он наклонился вперёд, приблизившись лицом к лицу собеседника.
   Актеон тоже подался навстречу и пристально посмотрел Стоку в глаза, готовясь услышать нечто важное.
   - Не буду ходить вокруг да около, а скажу прямо, у меня есть полномочия ходатайствовать о минимальном наказании для вас, - огорошил пленника Сток. - Фактически, это вариант полной амнистии, но есть одно условие.
   Актеон удивлённо поднял брови. Он ничего не ответил, но по выражению лица было ясно, что генерал страстно желает знать подробности столь щедрого предложения.
   - Мы крайне заинтересованы, чтобы вы сами, добровольно и полностью честно ответили нам на ряд вопросов, касательно сферы вашей деятельности и последнего наступления на Солярополис...
   - Я, кажется, понял, - перебил его здоровяк. - Но не думайте, что я стану предавать своих товарищей по оружию! - твёрдо заявил он. - И я не предоставлю никакой информации, которая позволит вам успешно атаковать наши позиции...
   Сток покачал головой, в этом движении прослеживалось разочарование и досада.
   - Да, - повторил Актеон, - я не дам вам информации, которая поможет уничтожить моих собратьев, но я готов рассказать то, что поможет спасти жизни ваших людей, в частности, мирного населения...
   Сток вскинул взор и уставился на Актеона, о такой удаче он и не мечтал. Неужели в голове этого вояки действительно что-то переменилось, и он всерьёз озаботился жизнями людей? НЛО принёс им гораздо больше пользы, чем виделось до этого момента! Жилы на висках Стока набухли и запульсировали, мозг активизировал работу, требуя всё больше питания...
   - Принимается! - обрадовался Сток. - Я могу начинать?
   - Спрашивайте, - Актеон развёл руками, по виду генерала Сток понял, что тот готов говорить по-настоящему откровенно.
   - Вы хорошо видели судно, атаковавшее вас? Сможете описать его подробно?
   Актеон понимающе покивал, но, как видно, не сразу уразумел смысл сказанного. Внезапно он отпрянул назад и округлил глаза, по мере того, как менялось выражение лица Актеона, было заметно, как до него доходит суть этих слов...
   - То есть, - он замялся, ошалело глядя на Стока, - другими словами, получается, что это был не ваш корабль?! Или...
   Сток закусил губу и невольно кинул взгляд на товарищей по управлению, будто ожидая от них помощи. Он понял, что на радостях сморозил лишнего, не продумав вопрос, как следует. Контактность генерала ввела его в заблуждение, а теперь тот может просто закрыться и ничего не скажет. Ведь если выяснится, что это был корабль не из Адальира, то по логике Актеона, уже известной Стоку, никакого Божественного вмешательства не было.
   - Или вы вообще не знаете, что это было?! - осенило Актеона. - Потрясающе! - он хлопнул себя ладонью по ноге. - Неизвестный корабль... Ну конечно!
   Сток ничего не отвечал, осознавая, что прокололся как юнец. Ему было стыдно перед подчинёнными. Может быть, он действительно уже не справляется со своей работой? Сперва проглядел гигантское боевое судно, по мощи сравнимое со всеми ВВС Адальира, а теперь проворонил возможность получения ценнейшей информации...
   Но чужая душа - потёмки, и новые рассуждения Актеона пошли совсем в другую сторону:
   - Конечно, это был не ваш корабль! - здоровяк громко рассмеялся. - Это было Божественное проведение, и даже вы не поняли этого!
   - Опишите, пожалуйста, то, что вы видели, - почувствовав, что ещё не всё пропало, повторил просьбу Сток.
   - Даже не знаю, - Актеон задумался, - наши приборы его не определили, хотя и техника, честно сказать, допотопная. Он был похож на обыкновенный гражданский лайнер, но только большой, очень большой. И крылья у него как ангельское оперение, золотом отливают, он вообще красивый, я бы засмотрелся, если бы не координировал наступление.
   - Когда вы его засекли?
   - Когда он вышел на позицию атаки, - Актеон задумчиво посмотрел сквозь собеседника. - Вообще-то мне показалось, что вокруг судна был некий экран, он переливался и искрился, какая-то мощная маскировка.
   - Вы бывалый вояка, - употребив это слово, Сток перешёл на ещё более неформальный стиль общения, - задавать вам вопросы просто глупо, можете сами рассказать что-то, что могло бы нам пригодиться?
   - Про атаковавший нас корабль вряд ли... А вот про нечто, что представляет гораздо большую значимость - могу, но цена будет куда большей, нежели амнистия бывшему генералу армии повстанцев.
   Актеон сам назвал себя бывшим, отметил Сток, значит, он трезво оценивает ситуацию, что весьма хорошо. В группировке мятежников, именующих себя "Армией Освобождения Адальира" было принято уничтожать всех, кто побывал в плену, поэтому в сложившейся ситуации Актеон не мог рассчитывать не то, что на сохранение звания, но даже и на сохранение жизни, при условии, конечно, возвращения в расположение повстанцев.
   - Я вас слушаю, генерал, - Сток всё же вновь указал звание. Подчеркнув это, он дал понять, что уважает Актеона и готов продолжать беседовать с ним на равных. - Повторяю, у меня имеются самые широкие полномочия относительно вашей судьбы.
   - Моё условие, - начал Актеон, - помилование сдавшихся вместе со мной, а ещё вы должны гарантировать, что приложите все усилия для минимальных потерь среди моих бывших подчинённых.
   Сток понял, что перед ним человек поистине достойный, раз заботится о собратьях по оружию даже в нынешней ситуации, понимая при этом, что сам он стал отверженным среди них. Глава разведывательной службы замялся, будучи человеком честным, Сток не желал обманывать Актеона, давая ему такие фантастические гарантии в обмен, к тому же, неизвестно на что.
   - Я понимаю, что просьба не убивать атакующих вас людей да ещё во время войны звучит нелепо, - добавил Актеон. - Ваше руководство не пойдёт на это, зачем им рисковать жизнями собственных людей, стараясь спасти жизни противника. Я бы не стал даже говорить об этом, если бы не то, что произошло у городских ворот... Это было Божественное проведение, поэтому, полагаю я, теперь можно просить любые, самые невероятные вещи.
   Сток было открыл рот, собираясь что-то ответить, но Актеон не дал ему этого сделать, продолжив говорить:
   - Мне хватит вашего слова, что именно вы используете всё своё влияние, чтобы сохранить жизни максимально возможному числу моих людей по ту сторону баррикад, - он пристально взглянул в глаза собеседника. - Это ведь вы можете гарантировать?
   Сток тяжело вздохнул, всё обдумывая:
   - Да, генерал, даю вам слово, что сделаю всё, что зависит от меня, чтобы в этой войне было как можно меньше жертв и среди ваших людей тоже.
   - Тогда приготовьтесь услышать важнейшую информацию в своей карьере...
   Сток увидел, как сверкнули глаза его противника и понял, что информация, припасённая генералом, поистине судьбоносна для всего Адальира.
   - У нас есть ядерная бомба и средство доставки, - заявил Актеон.
   Сток аж привстал со стула, на котором сидел. Остальные присутствующие в комнате переполошено вскочили из-за стола, устремив на генерала свои испуганные взоры.
   - Что за средство доставки? - пробормотал Сток, видимо, ещё не до конца осознав значение слов о наличии ядерной бомбы у повстанцев.
   - Самолёт есть, старый правда, но доставить бомбу сможет...
   - Но откуда у вас ядерная бомба?! - губы Стока нервно задрожали, когда-то он присутствовал на полигоне во время испытания ядерного заряда и видел ужасающую мощь этого наигнуснейшего изобретения человечества...
   - Купили ещё полгода назад.
   - Если оружие было у вас столько времени, то почему вы не применили его ещё тогда? - недоумевал Сток.
   - Генерал, генерал, - Актеон покачал головой, - вы по-прежнему считаете нас простыми террористами, но ведь наша задача не уничтожить всё и вся, мы хотим лишь освободить королевство от гнёта вашей власти. Бомба - это страховка, план "Б" на случай провала. Ведь мы знаем, что подавляющее большинство стран выступают на вашей стороне. Наш последний шанс был ударить в лоб, захватив Солярополис. Именно поэтому мы стянули для наступления всю лучшую технику, мы собирались взять город быстро и без особых потерь...
   - Но этого не вышло, - задумчиво протянул Сток, - и ваш блицкриг оказался фактически сорван странным кораблём...
   - Верно, - Актеон очень медленно кивнул, - понимаете, к чему я веду?
   - Кажется, понимаю, и меня это пугает, - честно признался Сток.
   - Меня тоже. Потому что после этого поражения вполне вероятно применение ядерного оружия, как последнего способа борьбы.
   От этих слов Актеона лбы собравшихся покрылись крупными каплями холодного пота.
   Сток в смятении дёрнулся в сторону, быстрыми шагами обошёл вокруг Актеона и вновь вернулся на прежнюю позицию:
   - Скажите, генерал, - вид его сделался чрезвычайно серьёзным. - Какова, по-вашему, вероятность того, что после провала наступления на Солярополис командование "Армии Освобождения Адальира" применит ядерное оружие?
   Генерал аккуратно вынул из кармана очки и зачем-то надел их на нос. Теперь этот двухметровый громила выглядел совсем не похожим на воина, скорее на университетского преподавателя:
   - Мы обсуждали этот вопрос неоднократно, у нас были разработаны дорожные карты для действий в той или иной ситуации, исходя из различных сценариев развития событий. В том числе в командовании принимались решения и на этот счёт. Кроме того, нашей разведке уже, наверняка, известно, что я сдался вам. А сам этот факт ставит под угрозу внезапность атаки, ведь я могу рассказать вам о плане "Б", что я и делаю, поэтому вероятность нанесения ядерного удара по Адальиру возрастает в разы. Я, правда, не знаю, будут ли готовиться дальнейшие действия по подчинению королевства, или это будет просто возмездие...
   - Так сколько процентов, генерал?! - сердце Стока неистово колотилось, заставляя дышать ртом.
   Актеон устало вздохнул, поглядев на Стока поверх очков:
   - Сто процентов! - рубанул он.
   В ушах у Стока зашумело, а в глазах всё поплыло. Комната наполнилась, словно бы осязаемым чувством испепеляющего страха. Все начали что-то наперебой кричать и в панике метаться из угла в угол. Лишь Сток и Актеон остались неподвижны, на своих позициях. Бывалые воины понимали, что теперь судьба королевства лишь от чуда...
  

* * *

   Вдруг что-то оглушительно грохнуло, стены помещения зашатались и по ним побежали трещины, а с потолка хлопьями принялась осыпаться штукатурка.
   Сток испуганно обернулся к двери, разыгравшееся воображение мигом нарисовало картину ядерного гриба, поднимающегося над городом...
   Дверь распахнулась и в помещение вбежал часовой:
   - Попытка прорыва у городской стены! - крикнул он и бегом кинулся прочь.
   - Присмотри за генералом! - приказал Сток, а сам побежал следом.
   На улице жарким мокрым ветром всё сильнее расходился надвигающийся тайфун. От ароматов тропических цветов голова шла кругом. Над городом плыли клубы густого серого дыма, указывая направление, куда следует двигаться.
   Не успел Сток пробежать и нескольких сотен метров, как показалась городская стена, в одном из сегментов которой зияла огромная прореха. Из дыры торчал развороченный взрывом капот военного грузовика. Вокруг всё пылало алым пламенем, языки которого жадно облизывали каменную кладку, взбираясь на самый верх защитного сооружения, откуда и тянулись дымные хвосты.
   У пожарища уже трудилось несколько пожарных бригад, старательно заливающих пеной пламя, никак не желающее уступать завоёванное пространство. Вокруг толпились полицейские, военные и множество зевак из числа городских жителей.
   - Что здесь случилось? - поинтересовался Сток, обращаясь к стоящему подле офицеру.
   - Машина протаранила стену и взорвалась, - отозвался тот. - Хорошо, что в стене мощная арматура, а то бы он мог прорваться...
   Сток согласно кивнул и вдруг заметил что-то валяющееся на земле. Он наклонился и поднял обгорелый значок с буквами "АОА".
   Сток нервно огляделся и, убедившись, что никто не заметил его движения, спешно припрятал значок во внутренний карман. Затем он отошёл чуть в сторону и, скрывшись в тени городской стены, вытащил смартфон:
   - Говорит Буревестник Солярполиса, - произнёс он встревожено. - Они пробили городскую стену и попали на территорию Адальир!
   - Повторите информацию! - донёсся с обратной стороны странный механический голос. - Насколько серьёзный прорыв?
   Сток на мгновение замялся:
   - Формально весь путь открыт, - сказал он, вынимая из кармана значок и рассматривая его.
   Действительно, если понимать всё произошедшее буквально, то можно было говорить о том, что "Армия Освобождения Адальира" действительно впервые вторглась на территорию королевства, хотя бы и в таком странном виде.
   На другом конце телефона в столичной штаб-квартире буревестников Вавилона уже царила настоящая паника. Мессенджеры рассылали тысячи сообщений, телефоны раскалялись до бела. Такого не было даже после сражения Эллмэороса с Грасом Даркфлессом и падения последнего. Посвящённые понимали, что произошло на самом деле. Ведь если "АОА" хоть и формально смогла проникнуть внутрь земного Адальира, то это означало, что и в параллельном мире войска Свиртенгралля обретали путь на запретные ранее земли, что грозило хаосом королевству Адальир в тонком эфире по правую руку от Полярной звезды...
  

Земля Фарфаллы

   Алёна и Авельир держась за руки, как наивные влюблённые, не спеша брели по изумрудной траве. Готический рыцарь не сводил с Избранной влюблённого взора, а она чуть улыбалась самым краешком рта. Удивительно, но куда подевалось насмешливое превосходство этого знатного ловеласа? И не за ним ли ухлёстывали толпы окрестных девушек в обоих мирах? Поистине, правду говорили мудрецы древних эпох, любовь меняет нас самым неожиданным образом!
   Воздух, наполненный ароматами трав и цветущих деревьев, свежий, как самый первый утренний бриз, внезапно стал меняться. Это происходило так медленно, что Алёна даже не сразу поняла. Зато Авельир, наделённый от природы обострёнными чувствами, быстро уловил странную перемену. Отдалённый запах гари становился всё сильнее и уже начинал буквально резать его чувствительные ноздри.
   - Что такое? - поинтересовалась Алёна, заметив, как готический рыцарь брезгливо морщится.
   - А ты ничего не чувствуешь? - Авельир потянул носом. - Что-то горит, я уже давно слышу отвратительный смрад пожарища.
   - Нет, - Алёна пожала плечами, - у тебя же супернос, вот ты и слышишь им то, чего другим не учуять!
   Однако уже через несколько сотен шагов Алёна и сама отчетливо услышала этот характерный запах, вместе с которым на смену расслабленному умиротворению пришла тревожная неуверенность.
   - Действительно, что-то горит, - подтвердила Алёна. - Теперь и я это услышала.
   Вдруг Авельир остановился и удивлённо поглядел ввысь, видимо, вновь заприметив нечто, доступное лишь его обострённому взору: он поднял руку и подставил ладонь, на которую тотчас упало что-то маленькое, напоминающее клочок ваты серого цвета.
   - Пепел, - недоумённо пробормотал гот. - Да это же пепел!
   - Откуда он здесь? - Алёна испуганно огляделась.
   - Видимо, невдалеке что-то действительно горит, - логично предположил Авельир, - но вот почему мы не видим дыма?
   Они продолжили движение, и вскоре воздух вокруг стал нагреваться, словно солнце в утренние часы решило светить, как в полдень. Луг закончился, и путешественники двинулись через негустой лесок, стоящий на пути в долину Фарфаллы. Едва Алёна вступила в рощу, как сразу ощутила густую удушливую жару, словно в бане. И чем дальше они шли, тем жарче становилось. Вокруг уже совсем не пели птицы и не стрекотали кузнечики, отчего делалось не по себе.
   - Лес, наверное, горит, - кашлянув, сказала Алёна. - Может, поищем другой путь? Тут даже живности не слышно, разбежались все!
   - Да нет же ничего, - возразил Авельир, - ни дыма, ни огня... Я бы заметил, если бы была какая-то опасность, не бойся! - он улыбнулся Алёне, от чего на душе у неё сразу стало гораздо уютнее. Ведь всегда здорово, когда рядом воин, пекущийся о твоей безопасности и готовый защитить от любой напасти.
   Лесок закончился также резко, как начался, и вавилонцы вышли на опушку, хотя место это трудно было назвать опушкой. Ковёр лесных трав под ногами обрывался так неожиданно, словно художник, рисовавший пейзаж, решил использовать приём нон-финито, оставив часть холста пустой. Дальше шла узкая полоска дёрна, лишённая растительности и уже в паре метров от деревьев текла густая огнедышащая лава!
   Оранжево-алые потоки этой пламенной субстанции почти не выбрасывали огненных языков, однако расточали нестерпимую жару и тот самый отвратительный запах пожарища.
   Авельир отдёрнул Алёну и увёл её немного назад в рощу.
   - Это ещё что за новости? - пробормотал гот, удивлённо вглядываясь в огненный пейзаж.
   Алёна осторожно выглянула из-за кустов и, прикрыв лицо ладошкой, тщательнее рассмотрела место: оказалось, что за лесом располагалась широкая равнина, почти вся залитая лавой. Слева и справа поднимались каменистые горы, склоны которых внизу были совершенно лишены растительности, однако выше облачены шапками густых зелёных лесов. Всюду в огненной реке виднелись торчащие камни, на некоторых из которых даже ухитрялась расти трава. Получалось, что лавовый поток тёк здесь очень давно, раз успел обезлесить склоны гор снизу, но сам так остыл, что позволял прорасти новой флоре. Кроме того, невысокий уровень лавы и вязкость её также говорили в пользу очень давнего извержения.
   - Странная лава, - заметил Авельир. - Если она течёт здесь так давно, что выкосила лес на той стороне, то почему же не остыла совсем?
   - Может быть, где-то поблизости извергается вулкан? - предположила Алёна. - Есть же такой Эребус в Антарктиде, который постоянно извергается потихоньку, там целое озеро лавы на вершине.
   - Может быть, - Авельир задумчиво почесал подбородок. - В любом случае нам надо как-то перебраться на ту сторону. А как это сделать? Или попробовать обойти вокруг, хотя, Бог его знает, где поток кончается.
   - Так давай просто сделаем тут похолоднее и всего делов, - предложила Алёна.
   Авельир удивлённо приподнял брови:
   - То есть как?
   - А вот так! Я же одежду себе смастерила, значит, и лаву усмирить возможно, - она деловито уселась в позу "лотоса", совсем как это делал Силий, закрыла глаза и принялась усердно представлять заснеженные пейзажи зимней столицы.
   Авельир от удивления даже раскрыл рот, поскольку через считанные мгновения жара стала стремительно ослабевать, уступая место приятной лесной прохладе. Роща вновь наполнилась голосами лесных обитателей, застрекотали привычные уху кузнечики и по округе разлилось многоголосие дивных адальирских птиц.
   Поражённый волшебными умениями Избранной, Авельир поспешил присоединиться к её медитации. И, едва закрыл глаза, сразу же вообразил ту самую Антарктиду, о которой они только что говорили.
   Через совсем небольшое время от былой жары и следа не осталось, да и смрад пожарища куда-то подевался. Избранная, меж тем продолжала сидеть и медитировать, словно бы уснула.
   - Сработало! - шёпотом воскликнул Авельир, аккуратно дотронувшись до её плеча.
   Алёна приоткрыла сперва левый, затем правый глаз и осторожно огляделась, как будто не понимая, где находится.
   - Ты что, уснула?
   - Зависла, - пробормотала Алёна, приходя в себя. - У меня такое бывает, могу зависать, делая какое-нибудь дело. Беру, например, читать отчёты, читаю и читаю...
   - Понятно, - Авельир улыбнулся и нежным, влюблённым взглядом поглядел на девушку. - А нам пора выдвигаться, ты усмирила лаву!
   - Правда? - удивилась Алёна. - Вот это я молодец! - она заливисто рассмеялась. - Дома с изжогой справиться не могу, желудок ничего жирного и острого не варит. Даже масло на хлеб мажу так, что его не видно, а тут на тебе, укротила целый вулкан!
   Она прислушалась к организму и внезапно ощутила странную лёгкость. Казалось, что все недуги куда-то улетучились, словно само пребывание в Адальире исцелило её. Желая проверить, на самом ли деле всё так, Алёна сорвала первую попавшуюся ягоду с куста и проглотила, не жуя. Ни рези в желудке, ни изжоги не последовало, только энергии прибавилось.
   - Надо сюда людей возить, чтобы гастриты лечили, - заключила девушка.
   Они вышли из укрытия рощи и оглядели равнину: лава, текущая по ней ранее, теперь поблекла и, казалось, начала застывать, кристаллизуясь, однако в близи от поверхности всё ещё могла обжечь. Меж тем через равнину вполне можно было двигаться, если аккуратно переступать по торчащим из потока камням, что Алёна с Авельиром и принялись делать.
   Долго ли, коротко ли, они оказались на другой стороне равнины, и дорогу им вновь преградил лес. И снова разлив лавы обрамляла полоса дёрна, за которой опять же очень резко начинались заросли сочной ядовито-зелёной травы. Алёна давно подметила эту изумительную особенность природы Адальира, выражающуюся в контрастах и резкой смене стихий. Словно бы каждый элемент природы в этом чудесном краю Света обладал разумом и волей, стремился отвоевать свой кусочек территории любыми силами и, супротив привычных законов биологии, захватывал иной раз даже совсем непригодные для жизни участки.
   Без мешающей жары роща была преодолена быстро, и с другой стороны её уже стало отчётливо видно саму долину Фарфаллы.
   Огромная котловина, напоминающая лунный кратер, располагалась где-то внизу и смотрелась с возвышенности весьма глубокой. Слева её границу обрамлял поистине исполинский лес. Деревья были настолько огромными, что потрясали воображение, вершинами своими буквально подпирая небесный свод. Справа высились Свиреальские горы с сияющими на солнце вершинами, окутанными голубыми кольцами пышных облаков. Где-то там, за этой завесой располагались высокогорья Армильд, где находилась самая запретная святыня Адальира - крепость Клианор...
   Сама долина Фарфаллы, согласно известным описаниям, должна была представлять собой цветущий рай и буйство зелени, но отчего-то и она оказалась залита той же самой смрадной огненной стихией!
   - Здесь что-то не то, - встревожено нахмурился Авельир. - В долина Фарфаллы огню не место, если только он не служит людям, обретаясь в жаровне или фонаре.
   - И что это может значить? - Алёна от волнения сильно-сильно сжала ладонь гота. - Думаешь, в долине может быть опасно?
   - Честно говоря, даже предположить не могу, что бы это всё могло значить, - честно ответил Авельир. - Но, думаю, стоит спуститься туда и проверить. Если что, просто быстро уходим назад тем же путём. Согласна?
   - Согласна, - мгновенно кивнула Алёна и с улыбкой добавила:
   - С тобой хоть на край света!
   Авельир польщёно улыбнулся, и они двинулись дальше.
  

* * *

   В долине уже не было той жуткой жары, с которой им пришлось бороться на подходах, однако лава затопила буквально каждую трещинку в камнях и каждую щёлочку в земле. Вокруг вновь стояло полнейшее безмолвие, не пели птицы, не жужжали комары. Казалось, даже воздух застыл и ни один листочек не шевелился на дереве. От такой тотальной тишины становилось очень неуютно и, дабы хоть немного разрядить ситуацию, Авельир принялся рассказывать Алёне о своих прошлых похождениях в Адальире. Истории, одна занимательнее другой, сыпались из уст гота, как из рога изобилия, и Алёна даже не заметила, как они спустились в самое сердце земли Фарфаллы.
   Время подбиралось к полудню. С утра они пешком преодолели огромное расстояние, но Алёна отчего-то совершенно не чувствовала усталости. Пройди она столько же в своём родном городе, то вернувшись домой, упала бы на кровать и провалялась с разбитостью как минимум сутки, но здесь, в Адальире, тело её переполняла неимоверная сила, и она готова была поклясться, что ни капельки не утомилась. Да и вообще может пройти ещё столько же и три раза по столько же.
   "Наверное, я в самом деле Избранная", - думала она. - "Раз Силий так уверен во мне, то так оно и есть. Неудивительно, что в Адальире раскрываются мои скрытые ранее силы".
   Незаметно они прошли дальше и, миновав частично пожелтевшую и облетевшую от раскалённых испарений лавы рощу, вышли на равнину, где вновь царила сильная жара. Поверхность земли была выжжена и лишена растительности, если не считать чёрных обгорелых деревьев, торчащих то тут, то там.
   Авельир присмотрелся своим волшебным зрением и смог различить в центре равнины одинокий островок, покрытый ярко-зелёной шапкой леса. Если прикинуть расстояние, то он выходил совсем небольшим, однако каким-то странным образом это место смогло не поддаться огненной стихии и сохраниться живым и зеленеющим.
   - Что там? - спросила Алёна.
   - Кажется, наша цель - обитель магистра Фарфаллы, - ответил Авельир, немного неуверенно. - Это, если судить по карте, но мне трудно представить, чтобы величайший волшебник жил в таком ужасном месте.
   - И что будем делать?
   - Придётся проверить, что там сейчас, но безопаснее сделать это с расстояния, - Авельир уселся поудобнее в позу "лотоса" и закрыл глаза.
   Он отстегнул от пояса сумочку для мобильного телефона, которая оказалась доверху наполнена сверкающей пыльцой, и Алёна мигом смекнула, что следует делать. Она уселась рядом и прижалась к парню, который тотчас обнял её за плечи. Затем Авельир взмахнул рукой, распылив меллеор, и вокруг встало золотистое сияние. Тут же огнедышащая равнина с неимоверной скоростью понеслась на них, словно бы это Алёна с готом устремились вперёд. Затем показалась чарующая красотой зелёная роща, пушистым облаком усевшаяся на небольшом холме-островке, торчащем из лавы, словно кочка из болота. Удивительно, но покрывающая склоны трава доходила до самой огненной стихии и, казалось, совершенно не замечая такого вредного соседства, росла толстыми и сочными стеблями.
   - А что за деревьями? - Алёна подалась вперёд, стараясь разглядеть хоть что-нибудь, но ничего не выходило.
   Авельиру тоже никак не удавалось заглянуть за пышные кроны, ни силой волшебства, ни собственным сверхчеловеческим зрением. По всей видимости, на роще лежало заклятие, не допускающее внутрь взоры непосвящённых. Однако кое-что и снаружи оказалось весьма интересным. Так Авельир увидел несколько оснований старинных мраморных колонн и другие архитектурные элементы, которые были ему хорошо знакомы по многочисленным атласам Адальира. Несомненно, остатки этих изящных сооружений относились именно к обители магистра Сан-Киви.
   Видение растворилось, панорама отступила назад, вернув себе изначальный вид.
   - Тебе что-то помешало увидеть, что там за деревьями? - спросила Алёна.
   Авельир поглядел на неё удивлённо:
   - А ты делаешь потрясающие успехи! - воскликнул он. - Неужели почуяла магию?
   - Нет, - Алёна смущённо отвела взгляд в сторону и тихо засмеялась. - Я просто захотела узнать, почему мы не можем заглянуть дальше и эта мысль сама пришла мне в голову. Ты же не забыл, что я Избранная?
   - Потрясающе! - восторженно вымолвил Авельир. - Силий не ошибся в тебе ни на йоту. Такое ощущение, что ты просто создана для Адальира, так быстро и легко постигаешь всё то, на что у других уходят годы упорных тренировок!
   - Ну так! - Алёна нарочито гордо задрала нос и подбоченилась.
   - Действительно, вокруг рощи стоит нивелирующее заклятие, - подтвердил догадку Авельир. - Придётся туда тащиться и смотреть всё обычным способом.
   - Но сперва остудим равнину немножко, а то снова слишком жарко!
   Алёна лишь бросила взор в сторону пепелища, и земля вмиг принялась зеленеть молодыми побегами. Затем прилетел прохладный ветер, остудив перегретый воздух до комфортного состояния.
   Авельир был искренне потрясён невероятными способностями Алёны, он лишь раскрыл рот, но от восторга не смог вымолвить и слова.
  

Волшебник из сновидений

   Уже без особого труда они пересекли остывшую равнину и приблизились к холму. Однако деревья на нём росли так плотно сплетя ветви, что пришлось хорошенько постараться, чтобы найти лаз внутрь.
   Видели бы вы, что за чудесное место отыскали Алёна с Авельиром в этом краю великого Адальира! По ту сторону цветущей лесной стены открылся совершенно невероятный мир. На каждом клочке земли здесь кипела жизнь: летали исполинские стрекозы аз-зурри, отовсюду стрекотали кузнечики, из глубин крон доносились чудесные птичьи трели. Контраст исполненного благодатью рая с безжизненной пустотой равнины был настолько сильным, что в первые мгновения Авельир даже испытал дискомфорт. Его, и без того по-звериному восприимчивые органы чувств, успев свыкнуться с безмолвием и бесцветностью окрестных земель, теперь оказались просто поражены шумами и яркими красками. Гот зажмурился, зажал уши руками и несколько раз мотнул головой, лишь после чего начал потихоньку привыкать к новой реальности.
   Алёна же не обладала никакими сверхспособностями, поэтому просто обрадовалась буйству красок, звуков и ароматов поистине Эдемского сада. Она даже не заметила страданий гота, устремив всё внимание на огромную бабочку, сидящую на розовом цветке. Летунья привлекла внимание девушки не только размерами и изумрудной окраской, но и странными гигантскими глазами с ресницами. Алёна никогда не видела таких существ в реальном мире, и потому просто остолбенела. Крылатка меж тем неотрывно следила за девушкой пристальным взглядом. Затем резко сорвалась с цветка, сбив несколько лепестков порывом ветра от крыльев, и скрылась среди зелени.
   - Странное какое место! - Алёна обернулась к спутнику. - Куда же нам дальше идти?
   - Думаю, туда! - Авельир указал пальцем в кожаной перчатке с изящным стальным когтем в сторону виднеющейся за деревьями лужайки, над которой проблёскивали радуги.
   Они пошли вглубь и вскоре очутились на залитой солнцем поляне. Здесь всё было ещё более сочным и жизнерадостным, чем раньше. Всюду пышно цвели цветы, расточая пьянящее благоухание. Порхали бесчисленные бабочки, стрекозы, пчёлы и даже крохотные птички, напоминающие колибри. Если бы Алёна не знала, куда попала, то решила бы, что именно так выглядит рай! Но самое главное, по всему саду возвышались прекрасные мраморные изваяния, изображающие воинов в доспехах, вольных лучников и прекрасных девушек. Фигуры сильно заросли плющами и мхами, удивительно гармонично вписываясь а ландшафт, словно кто-то продумал композицию до мельчайших чёрточек. Например, одна из девичьих фигурок стояла, склонившись над небольшим прудом, едва касаясь воды самыми кончиками пальцев, словно пробуя её перед купанием. Не даром сад магистра славился своими чудеснейшими скульптурами на всё королевство!
   Около берега на воде медленно покачивался ещё не до конца раскрывшийся белый бутон, напоминающий кувшин молочников из Гленнвуда, до краёв наполненный сверкающим нектаром. Алёна, отчего-то совсем не опасаясь отравиться неведомым угощеньем, не преминула тотчас отведать напитка, оказавшегося не только вкусным, но и освежающим, особенно после путешествия по жаре.
   На противоположном краю лужайки виднелся разрыв в деревьях, где, очевидно, пролегал путь в это укрытое от взоров местечко. По краям прохода возвышались изящные статуи драконов. Там же, где-то очень-очень далеко на горизонте угадывались блестящие ледяными склонами горы Криальстара - преддверий Кристалькраута. Это означало, что они вышли на рубеж двух миров Адальира, оказавшись в разрыве горных цепей Центрального Свиреаля.
   В центре поляны среди множества изящных статуй на ступенчатом основании возвышалось округлое сооружение из множества колонн, увенчанных куполом, на подобии античного моноптера. Капители колонн украшали барельефы с изображением диковинных животных, гроздей винограда и полуобнажённых девушек-лучниц. Сооружение густо обвивали цветущие гирлянды плющей. На куполе виднелись птичьи гнёзда, вокруг которых кружили соловьи. Их пение было поистине чарующим и просто-таки вводило в некий блаженный транс. Вообще, создавалось ощущение, что вся природа тянулась к моноптеру. Деревья и кустарники устремляли ветви и побеги в его сторону, насекомые, пролетая по своим делам, норовили оказаться как можно ближе к нему. Даже травы, игнорируя ветерок, колыхались строго по направлению к странному сооружению. Можно было подумать, что перед вавилонцами обитель самой матушки Природы, и это её благодатная сила притягивает к себе всё живое в округе.
   Алёна ощутила невероятное блаженство, запредельное счастье, волнами наслаждения и умиротворения раскатывающееся по телу. И, чем ближе она находилась к моноптеру, тем сильнее было это чувство. Девушка даже не заметила, как невольно зашагала в сторону сооружения, всё ускоряя шаг, и буквально бегом взбежала по ступенькам.
   За рядами колонн внутри моноптера царила освежающая прохлада и воздух пронизывали тончайшие солнечные нити. Всё вокруг покрывал толстый слой светло-зелёного лесного мха, как будто бы сооружением уже давненько никто не пользовался. В центре же располагался округлый подиум, чуть приподнимающийся над полом, разделённый на сегменты кружевными ширмами, сделанными из сверкающего серебра. Местами виднелись такие же изящные крыши беседок, но всё сие великолепие настолько густо увивали цветущие лианы плющей, что подробно изучить гениальность архитектуры, не представлялось возможным. Алёне показалось, что перед ней просто абстрактная картина, сотканная из различных зелёных красок и серебряных штрихов. Однако, столичная девушка уверенно и без промедления двинулась вперёд и, найдя лаз среди плюща, забралась внутрь зелёно-серебряного великолепия.
   Оказавшись под увитыми плющами сводами, Алёна огляделась: здесь было что-то вроде округлого пространства с полом из белоснежного, поистине каррарского мрамора, также сильно заросшим ковром мха. В центре виднелся круг с узкой прорезью, видимо, сток для воды или что-то вроде этого. По крайней мере, Алёна подумала именно так, поскольку в этом месте пол был чуть ниже основного уровня.
   По периметру располагались беседки, а в них изящные скамейки, на которых возлежали молодые парни в старинных одеждах. Сперва девушка решила, они мертвы, но едва чувствующееся незримое дыхание говорило, что все они просто спят глубоким сном. Прямо перед Алёной под витиеватым балдахином на красивом ложе расположился мужчина постарше. У него был большой нос, пухлые щёки и копна тёмных кудрявых волос. Человек лежал совершенно неподвижно, напоминая статую, и Алёна даже засомневалась жив ли он.
   Тут под сень цветущего балдахина пробрался и Авельир, он встал подле Алёны и остолбенело уставился на спящих людей. Внимание его волшебного зрения привлекла паутина, покрывающая тела.
   - Это Сан-Киви Фарфалла! - воскликнул гот, указывая серебряным когтем на кудрявого соню.
   - А эти? - Алёна обвела взглядом прочих спящих.
   - Это его последователи, их должно быть ровно шесть...
   - А их пять, одного не хватает, - заметила Алёна.
   И действительно, одно ложе справа было пусто.
   Авельир задумчиво взялся за подбородок и старательно огляделся:
   - Надо пойти посмотреть, что на выходе, - сказал он деловито. - Я проверю сам.
   - Думаешь, мне опасно идти с тобой? - уточнила Алёна. - А оставаться здесь одной? - она хитро улыбнулась.
   - Верно, - Авельир кивнул. И то и другое было рискованно, и это ему совсем не нравилось, ведь он очень беспокоился за драгоценную спутницу. - Пойдём вместе.
   Они покинули моноптер и прошли дальше по лужайке, выйдя на противоположную сторону зелёного оазиса, куда поднималась тропа, идущая со стороны Криальстара. И вновь дышащая жизнью лесная благодать резко обрывалась на краю островка, уступая место выжженной равнине. Авельир немного спустился по обгорелому склону, где уже чувствовалось огненное дыхание текущей вокруг холма лавы.
   - А это ещё что такое? - готический рыцарь не поверил глазам: буквально в нескольких метрах правее у входящей на холм тропы виднелись три тела в балахонах...
   - Боже мой! - испуганно выдохнула Алёна. - Кто это?
   Авельир напряжённо поджал губу, обдумывая дальнейшие действия. Но всё же решился приблизиться и разглядеть тела.
   По внешнему виду они напоминали монахов, но балахоны их так сильно обгорели, что утверждать что-либо наверняка было бы неблагоразумно.
   - Кто они? - спросила Алёна.
   - Ума не приложу, - пожал плечами Авельир. - Вот по одежде они похожи на монахов, а у этого, - гот присмотрелся, - в руках что-то блестит, напоминает тубус для свитка, такие бывают у гонцов...
   - Мы сможем прочитать, что там написано?
   - Сильно сомневаюсь, - гот аккуратно тронул стальным когтем краешек обгорелого тубуса, и тот частично рассыпался. - Лава сделала своё дело и всё, что могло представлять интерес, утрачено.
   - Жалко так, - Алёна искренне расстроилась. Ещё минуту назад она радовалась путешествию в волшебный мир с понравившимся ей парнем, и уж никак не ожидала найти здесь мертвецов. Ей было ужасно жаль монахов, которые шли куда-то, возможно, с важными донесениями, а так бесславно почили. - Знать бы хоть, кто они, откуда, и куда шли...
   - Погоди, здесь, кажется, что-то есть, - Авельир порылся в угольной пыли и вытащил блестящий предмет, очертаниями напоминающий медальон.
   - Что там? - с нетерпением воскликнула Алёна.
   - Похоже на символику Армильд-Клианор, - пробормотал гот, разглядывая находку. - Возможно, это гонцы из крепости-святыни, - он вскинул голову, устремив пристальный взор в сторону величественного Свиреальского хребта, за вершинами которого и должна была располагаться обозначенная цитадель.
   - А что они здесь делали?
   - А Бог их знает, может, Фарфалла пригласил... Я, если честно, мало знаком со всеми их перипетиями, это Силий бывал в крепости и всё досконально знает...
   - Там ещё что-то! - Алёна указала пальцем на странную зелёную нить, обмотавшуюся вокруг руки одного из пилигримов.
   Авельир поспешил снять таинственные волокна, дабы лучше их рассмотреть:
   - То ли волосы, то ли водоросли, не пойму, - готический рыцарь всматривался изо всех сил, но такого материала ещё никогда не видел, потому и не мог определить, что именно нашёл. - Больше всего похоже на лошадиную гриву или пропиленовые волокна...
   - Мы должны были проверить, на месте ли корона-адальир, но как это сделать теперь? - с сомнением в голосе произнесла Алёна. - Может быть, нам стоит вернуться и рассказать обо всём Силию?
   Авельир брезгливо выбросил находку, отряхнул руки от пепла и поглядел на часы:
   - Время пока есть, так что сперва попробуем разбудить этих лежебок, а если не выйдет, тогда уже быстренько уберёмся восвояси и расскажем всё Силию, - он ласково улыбнулся Алёне, желая её подбодрить. - Здесь какие-то серьёзные дела варятся, думаю, не стоит терять времени, используем шанс.
   - Выходит, Силий не знал, что Фарфалла спит? - вдруг сообразила Алёна.
   - Выходит, - кивнул Авельир. - Никто этого не знает. Иначе Арбитр не послал бы нас сюда...
  

* * *

   С тем они и вернулись к моноптеру, вновь пробравшись под своды цветущего балдахина. С помощью меллеора Авельиру удалось разбить чары и кое-как разбудить спящих юношей. Очнувшись, они сперва перепугались, завидев грим Авельира, так сильно смахивающий на внешность древнего героя. Но после, разобравшись, приняли путников, как дорогих гостей.
   Двое из последователей оказались монахами знаменитого Лесного Монастыря. Один - пастух из Илверра. Ещё двоё - начинающий гончар из Гленнвуда и даже знатный рыцарь обедневшего рода, пришедший обучаться к великому Фарфалле из Ормунда. Парни долго не могли разобраться, какая нынче эпоха. Авельир рассказал им о том, что происходило в королевстве в последнее время, но создавалось впечатление, будто ничего из этого им неизвестно. Даже факт смены власти в Фаллен-Граунде странным образом прошёл мимо них.
   Самым молодым учеником был гончар, по его словам, последнее, что он запомнил, покидая родной Гленнвуд примерно год назад, было небывалое нашествие саранчи на Шейнлигленн. Тогда погибло много урожая, и суеверные родственники отправили его проситься в обучение к Сан-Киви, дабы тот научил парня магии, защищающей посевы. Конечно же, магистр не занимался присущей лишь необразованным колдунам борьбой с естественной природой, но откуда могли знать об этом тёмные жители Гленнвуда? Авельир, услышав о нашествии саранчи, просто обомлел. Описанные последователем события происходили много лет назад, из чего получалось, что ученики Фарфаллы, как и он сам, проспали минимум несколько лет.
   Парень даже не желал верить, что такое возможно, и принялся горячо спорить. Но тут двое монахов прервали пустопорожний диспут и решили обратиться за разъяснениями к Фарфалле. Однако, как ни старались они, сколько магического порошка не рассыпали и какие сильнейшие заклинания не использовали, а разбудить наставника так и не смогли. Сан-Киви словно бы сам превратился в одну из тех статуй, что украшали его волшебный сад.
   Тут кто-то спохватился, что их было шестеро, и все кинулись искать недостающего. Однако в пределах сада его не было.
   Алёна вспомнила о находке у входа на островок и толкнула Авельира локтем в бок:
   - Может, это их шестой там? - предположила она шёпотом.
   Авельир заметно напрягся при мысли, что среди испепелённых монахов может оказаться ученик Фарфаллы, но всё же проводил остальных к выходу из рощи. Ученики тщательно рассмотрели останки пилигримов, но не признали в них собрата.
   - Нет, нет, - покачал головой тот самый гончар из Гленнвуда, по имени Салль. - У Валькирисиума совсем короткая бородка и он небольшого роста...
   Авельир дёрнулся, как ошпаренный:
   - Валькирисиум? - переспросил он, напряжённо. - Вашего собрата звали Валькирисиум?
   - Ну да, - парень развёл руками. - А, что?
   Авельиру пришлось рассказать последователям Фарфаллы, что Валькирисиумом зовётся приближённый Гиртрона, подлый колдун из Свиртенгралля, чёрной магии властитель Стронцвет. Сопоставляя факты, общими усилиями они смогли выяснить, что именно Стронцвет проник в сады Фарфаллы под видом ученика и, завоевав доверие, наложил на всех сонное заклятие. Это было немыслимо, чтобы обычный колдун смог заколдовать самого Фарфаллу, поэтому очевидно, что использовал он какие-то древнейшие чары из арсенала Т'эрауса, доступ к которым в королевстве имел один лишь Гиртрон.
   - Видимо, готовясь к вторжению через тоннель Кергелля, Свиртенгралль хотел загодя изолировать Фарфаллу, - предположил Авельир. - Но убить волшебника не вышло, и тогда они просто усыпили вас всех. Удивительно, насколько неимоверной силой обладает магистр Сан-Киви, если даже во сне энергия его хранит это место!
   - А я всё удивлялась, как же это соседствует лава и цветущая зелень! - добавила Алёна.
   - Здесь сконцентрирована великая энергия, она тоже хранит сей чудесный сад, - туманно произнёс кто-то из последователей.
   - Понятно, - Авельир прищурился, пытаясь постичь планы противника. - Сперва вывели из игры Фарфаллу и вас, потом спустили в долину огненную стихию вулкана, полагая, что за годы забвения она пожрёт всё на своём пути. Однако они недооценили волшебную энергию магистра, поскольку даже лава не смогла взять штурмом его обитель, обойдя островок стороной!
   Кажется, всё было выяснено, но оставалась главная проблема: никто не знал, как снять заклятие и разбудить чародея.
  

Ученица Фарфалла

   Алёна приблизилась к спящему магистру, пристально оглядев с ног до головы. В этот момент девушка подумала, раз она Избранная, то может сотворить в Адальире всё, что только способна вообразить, абсолютно всё! Сейчас было необходимо во что бы то ни стало снять чары сна с магистра Фарфаллы, а представить пробуждение человека совсем несложно. Поддаваясь порыву, Алёна бесцеремонно отпихнула чародея и уселась рядом с ним на краю лежанки, приняв позу "лотоса".
   - Ты что это делаешь? - возмутился один из учеников-монахов, ошарашенный поведением гостьи.
   - Ну раз у вас ничего не выходит, попробую я, - как бы мимоходом пояснила Алёна.
   - Попробуешь что? - Авельир совершенно растерялся, впрочем, как и все присутствующие.
   - Не мешайте! - строго скомандовала Алёна и зажмурилась.
   Вспомнив, как легко обуздала огненную стихию, Избранная просто принялась воображать, отчётливо представляя пробуждение Сан-Киви ото сна бодрым и отдохнувшим.
   - Это крайне неуважительно! - возмутился гончар.
   - Мы, конечно, чтим закон гостеприимства, но есть же границы! - поддержал его другой ученик.
   - Алён, - тихо позвал подругу Авельир, - так ничего не получится!
   Внезапно худенькое тело Алёны окутало серпантином серебристых молний, во все стороны расширяющейся сферой брызнул зелёный, словно свежая листва, свет и прогремел гром. Ученики Фарфаллы шарахнулись от локальной грозы, ведь совершенно не ожидали, что девушка способна творить волшебство. Но ещё большим сюрпризом произошедшее оказалось для самой Алёны, от неожиданности она взвизгнула и едва не свалилась с места.
   В этот момент внутри сооружения прямо под сводами купола моноптера возникло облачко, из которого началась морось. Капли воды долетели до лица Фарфаллы, коснулись ресниц, и чародей открыл глаза. Авельир от изумления встряхнул головой, ученики Сан-Киви замерли, как всё те же статуи. Полноватый кудрявый мужчина приподнялся на локте и с нежностью поглядел на восседающую рядом девушку.
   - Кто ты, милое создание? - воскликнул он удивительно мелодичным голосом. - Поистине чудесное пробуждение, если пред очами столь прекрасное творение!
   Алёна смущённо отвела взгляд и польщено хихикнула:
   - Я Алёна, - пробасила она.
   - Прекрасное имя! - воскликнул Фарфалла. - Звучит, как просветляющая флейта поутру! Тот, кто придумал его, был явно щедр! И мне что-то сразу вспомнилось одно стихотворение, хочу им с тобой поделиться!
   Лицо Фарфаллы сделалось задумчивыми, и он прочитал гостье пришедший на ум стих:
  

Когда мыслители метут дворы

А дворник управляет государством

Тогда все мысли будут неверны

Поскольку всё неверно в искажённом царстве

Когда художник экономит краски

Ну а писатель бережёт свой слог

Становится непросто их талантам

С вершин искусств изобличать порок

Когда тебя забыло озарение

Когда умы скрывает теменью забвения

Ты не найдёшь ответа среди строк

И не увидишь вспышки просветления

В кривом и искажённом мире лжи

Есть только отблеск правды и любви

Есть только капля райского вина

В любви вся суть, вся суть - и есть она...

  
   Ученики, отойдя от шока, произведённого незамысловатым волшебством гостьи, кинулись к учителю, наперебой рассказывая о том, что случилось в долине, но Фарфалла прервал их гомон:
   - Не спешите рассказывать мне о том, что я уже знаю, - сказал он спокойно.
   Голос Фарфаллы безумно мелодичный и приятный звучал, будто прекрасная музыка. Манера разговора, мягкая и безгранично доброжелательная, напоминала то, как говорит Силий. И это сразу понравилось Алёне. Она даже подумала, что недурно было бы иметь такого отца, как он, очень недурно!
   - Я хоть и спал, но уже многое знаю, - продолжал говорить Фарфалла. - Злые колдуны наложили на нас заклятие, но и в этом есть своя тайная суть и смысл, как и во всём мире, пронизанном волшебным Путём Вавилона! Если бы не они, то не пришла бы сюда та, кого так ценит Силий Вечный! - он с нежностью поглядел на Алёну и ласково погладил её по русым волосам.
   Тут Алёна поняла, что слишком злоупотребляет гостеприимством и поспешила слезть с лежанки, позволив и Фарфалле подняться. Встав, чародей заливисто рассмеялся, раскинул руки, сладко потягиваясь, и вдруг пустился в пляс, кружа по моноптеру. Со всех сторон пуще прежнего зазвучали птичьи трели, заиграли незримые флейты, и долина мгновенно наполнилась радостью и весельем.
   Лава, окружающая рощу, вмиг остыла и растворилась, словно утренний туман. А на её месте уже прорастали молодые побеги. Алёна не верила глазам, но всё вокруг пришло в движение. Колонны и статуи сами собою очищались от мха, плющи, извиваясь змеями, меняли небрежное положение запущенности на изящные узоры. Буквально за считанные минуты только что безжизненные равнины вокруг рощи покрыла густая трава, сменившаяся затем кустарниками и озёрами. И вот, не прошло и десяти минут, как в долине уже зеленел тенистый, напоённый прохладой лес, полный жизнью, голосами животных и пением райских птиц.
   Фарфалла подбежал к Алёне и, подхватив её за руки, принялся кружить в танце. Но не успели они сделать и одного круга по моноптеру, как со стороны выхода из рощи что-то зашуршало, и среди листвы показались фигуры трёх пилигримов. Это были те самые монахи, которых нашёл Авельир обгорелым пеплом. Одежда их выглядела ветхой и изорванной, но ни на ней, ни на самих пришельцах не было даже следа огненной стихии.
   - Вы их оживили! - воскликнула Алёна, не веря счастью. - Я так расстроилась, что они погибли, а теперь они живы!
   - Верно, дитя, - улыбнулся Фарфалла. - Но только это не я, а ты, ты оживила их своим жгучим желанием!
   Пилигримы прошли внутрь сооружения и с глубоким почтением приветствовали Фарфаллу.
   - Мы пришли из Армильд-Клианор, нас послал настоятель Киаррион, - начал один из них, стоящий посередине, но тут же осёкся и замолчал. Он скосился на Алёну, не решаясь продолжать разговор в присутствии чужестранки.
   - Говори всё, как есть, добрый пилигрим! - твёрдо сказал Фарфалла. - Здесь нет никого, чьего слуха следовало бы тебе смущаться, тем более Алёниного. Кому, как не Алёне, следует нам довериться? Кому, как не Алёне, стоит отдать все свои секреты?
   Пилигрим обдумал сказанное и понял, что должен повиноваться. Ведь любой путник, вступающий в благодатную землю магистра, обязан был безоговорочно доверять не только самому просветлённому, но и всем, кого тот считал достойными.
   - Нас прислали настоятели святыни Клианор, - продолжил он, - чтобы просить вас дать нам экстриорайдерров, поскольку крепость наша ныне остался без какой бы то ни было частицы адальиров. Но на подходе к вашей земле нас атаковали странные войны.
   - Они напоминали герддронов Свиртенгралля, - продолжил рассказ тот, что стоял левее. - Но только с ярко-зелёными гривами, подобными лошадиным. Мы и опомниться не успели, как они сразили нас...
   - Долгое время провели мы в трансцендентариуме, пока волшебная сила этой юной красавицы не возродила нас в чудесном Адальире! - закончил рассказ стоящий правее.
   - Я так и догадался, что вы из Армильд-Клианор, - сказал Авельир. - У вас символика крепости, - гот протянул найденный медальон владельцу.
   - Я не знаю, что произошло с вами, друзья, - Фарфалла приблизился к путникам, приветственно кивнув. - Но здесь больше нет чужой энергии, и вы можете чувствовать себя абсолютно спокойно. Благодаря Алёне я избавился от дурного заклятия и вернул власть над этими землями, отныне ни один воин вражьей армии не войдёт сюда!
   Вокруг действительно чувствовалось присутствие поистине божественной благодати, всё наполнилось одновременно радостью, ликованием и безмерным умиротворением. Даже бесчисленные насекомые стали летать медленнее и жужжать тише.
   Авельир поведал Фарфалле о том, кем на самом деле был его ученик Валькирисиум. Готический рыцарь недоумевал, как магистр мог проглядеть лазутчика и взять на обучение чёрного колдуна. Объяснение же просто ошарашило его:
   - Ученик Стронцвет пришёл в мои сады по наивысшей рекомендации, - сказал Фарфалла, сам неотрывно глядя на Алёну нежным, отеческим взором. - Его привёл лично Сальир-Вери, что специально для такого случая нарушил обет и покинул Гаур-Хэс.
   - Сальир-Вери был здесь? - изумился Авельир, который отлично знал, как и все в вавилонском движении, что древний волшебник никогда не покидает пределов дворца магии. - Как вы это можете объяснить, магистр?
   - Он сказал, что в сём гильдийце есть семена величайшей силы, которая сослужить великую и добрую службу Адальиру, - ответил просветлённый. - И я, конечно же, поверил ему.
   - А вы не проверяли их энергетически? - не унимался гот, стараясь выискать хоть какую-нибудь приемлемую причину такой неимоверной промашки умудрённого волшебника.
   - Нет, - Фарфалла отрицательно покачал головой и посмотрел на Авельира с укоризной. - Это было бы так неуважительно по отношению к великому Сальиру-Вери, сам понимаешь... Валькирисиум был чудесным учеником, но я чувствовал, что у него была трудная жизнь. Вот если бы он стал моим воспитанником с младых ногтей, тогда бы я смог воспитать в отроке любовь к добру и истине, - мечтательно добавил Сан-Киви.
   Алёна посмотрела на волшебника, почувствовав в нём родную душу, его слова сильно зацепили её сознание. Ведь она и сама так думала, во многом соглашаясь с доводами детерминизма. Если бы злодеи жили в иных условиях, то не стали бы теми, кем они стали. Алёна тотчас вспомнила собственные размышления в долине Кэльвиара, когда они двигались с отрядом по дну распадка. Тогда, окружаемая чудесной, вдохновляющей природой, она задавалась вопросом, действительно ли ужасный образ жизни и злодеяния, творимые фаворитами Гиртрона Шэугканом и Визиронотом, были их осознанным выбором? Но, если в прошлом, она не смогла найти ответа на этот вопрос, то теперь получила его из уст просветлённого. Жизнь тёмного чародея Стронцвета не была его выбором, просто в своё время он подпал под влияние демона сновидений. Теперь река его жизни виделась не единым потоком зла, но разветвлённым ручьём. Окажись он в обучении у магистра Сан-Киви чуть раньше, и не было бы никакого чёрной магии властителя, а Адальир обогатился бы ещё одним мудрецом, гуманистом и, вероятно, добрым волшебником. Алёне отчего-то безумно захотелось вернуть всю историю вспять, дабы так и вышло, чтобы Стронцвет стал добрым учеником Фарфаллы, как того, наверняка, и хотел Создатель сего чудеснейшего мира! Алёна даже подумала, что в такой предрешённости судьбы чудовищ Адальира есть часть вины и просветлённых. Это звучало странно для неё самой, но ведь никому из мудрецов в голову не приходило дать какому-нибудь герддрону или дартгроту шанс исправиться, использовать свои сверхмощные силы на добрую перемену монстров Свиртенгралля, а не только на их уничтожение.
   - Понимаю, - кивнул Авельир. - Теперь всё ясно, это, скорее всего, тоже была хитрость. Кто-то из прихвостней Гиртрона с помощью магии прикинулся Сальиром-Вери, чтобы Стронцвет смог проникнуть в вашу обитель!
   - Не стоит делать поспешных выводов, - улыбнулся Фарфалла. - Теперь, когда чары сняты, я сам отправлюсь в Гаур-Хэс и узнаю всё лично у Сальира-Вери.
   - А нам, что делать? - поинтересовалась Алёна.
   - Это зависит от того, какова ваша цель, - снова улыбнулся просветлённый. - Зачем вы прибыли в наши края?
   - Нас послал Вавилон, чтобы проверить, на месте ли адальир, вверенный вам, - пояснила Алёна.
   - Какой из? - Фарфалла поднял взгляд, указывая глазами на кудрявый шар своих волос. - Этот?
   На голове чародея тотчас медленно соткалась тончайшая хрустальная корона.
   - Точно, это адальир Фарфаллы! - воскликнул Авельир. - Он на месте... Но, что значит "какой из"? - готический рыцарь нахмурился, сообразив, что здесь что-то не так.
   - Вы хотите сказать, в долине хранится не один адальир? - догадалась Алёна.
   - Я всё расскажу подробно, - пообещал Фарфалла, приблизился к Избранной и нежно взял её за руки. - Но сначала я хочу принять тебя в круг своей семьи.
   Алёна смущённо улыбнулась и опустила взгляд.
   - Я нарекаю тебя своей ученицей и передаю тебе часть силы природы, которая течёт во мне, - продолжил магистр.
   Он наклонился и поцеловал девушку в лоб. Тотчас вокруг всё засверкало и заискрилось, это тысячи бабочек, взявшись как из ниоткуда, пёстрым смерчем окружили их, взмыв ввысь. Через мгновение они растаяли в воздухе, оставив на Алёниных волосах россыпь сияющей пыльцы. Лишь несколько самых чистых золотистых крылаток продолжали кружить вокруг девушки. Фарфалла отступил назад и с искренним восторгом оглядел новую ученицу, чьё тело окружал невероятный по красоте золотистый ореол.
   - Удивительно, - прошептал один из учеников, - ни одного изъяна!
   - Все бабочки золотистые, чистые, как рассвет! - подтвердил Фарфалла. - Силий не ошибался, когда говорил, что она понравится всем!
   - Силий говорил вам обо мне? - изумилась Алёна.
   - Конечно, - развёл руками Фарфалла, - в каждом движении энергии твоей есть столько его любви и восторга, что не нужно использовать слов. Всё и так становится ясно, достаточно правильно взглянуть!
   Фарфалла коснулся пальцами Алёниных волос и откуда-то со стороны зазвучал едва слышный голос Силия: "Она тебе непременно понравится, дружище! Большущие серые глаза, наивный взгляд"...
   - Спасибо, конечно, но что мне теперь полагается делать, как вашей ученице? - поинтересовалась Алёна, которой ужасно не хотелось взваливать на себя дополнительные обязанности.
   - Тебе полагается жить и дарить этому миру тепло своей души, - улыбнулся Фарфалла. - Я чувствую в тебе великие течения пурче-дхарны, и ты не выдумаешь себе более полезного заделья, нежели просто быть.
   - Ну это мне подходит, - хихикнула Алёна. - Если, чтобы быть вашей ученицей ничего особенного делать не надо, то я, пожалуй, соглашусь!
   - Она просто великолепна! - от восторга и умиления магистр Сан-Киви хлопнул в ладоши. - Я видел великих мыслителей и умудренных колдунов, которые хитрили и унижались, лишь бы стать моими адептами, но впервые встречаю ту, кто соглашается получить сию величайшую честь со снисхождением!
   - По-моему это оскорбительно для вас, - заметил один из пилигримов Армильд-Клианор.
   - Серьёзно? - Сан-Киви громко и заливисто рассмеялся. - Тогда вам следует ещё прилежнее постигать мудрость в вашей цитадели, ведь будь вы обучены по-настоящему на высоком уровне, то поняли бы, сколь великолепно то, что произошло здесь теперь!
   Алёна ощущала гордость от услышанного, совершенно при этом не понимая, как же так получается. Всю жизнь унылое окружение заставляло её чувствовать себя серой мышкой, ничего не добившейся и ничего не значащей. Отчего душу терзало мучительное желание быть нужной и любимой, прислониться к кому-то, кто оценит и поддержит. О, сколько раз она пыталась построить отношения и выйти замуж, не осознавая при этом, что ищет лишь исцеления от лжи и насаждённых окружением комплексов. Потому-то избранники и шарахались от неё, всё глубже вгоняя в депрессию и растаптывая самооценку. Но стоило девушке просто узнать об истинной своей ценности, как все мечты из прошлого осуществились легко и просто, став при этом в стократ лучше. Ей хотелось встретить хорошего парня, а судьба даровала ей любовь готического рыцаря со сверхспособностями. Она мечтала быть нужной и любимой и враз превратилась в Избранную, надежду целого королевства! Как будто добрый волшебник взял дневник её скудной жизни и щедрыми красками исправил всё, но действовал с огромной любовью, ибо преумножил каждую мечту, доведя её до неимоверного совершенства. Лишь теперь Алёна понимала, что этим волшебником была она сама.
   - Я постараюсь быть для вас хорошей ученицей, - заверила Алёна. - Научите меня чему-нибудь, чтобы я могла помогать другим и исполнила ту миссию, которую должна.
   - Конечно, дитя, я научу тебя всему! - Фарфалла нежно провёл ладонью по волосам девушки. - У нас с тобой будет ещё много времени для изучения важнейших вещей и постижения древних истин...
   Фарфалла не успел договорить. Внезапно раздался странный звук, напоминающий рёв двигателей реактивного самолёта на взлёте. Небо на мгновение потемнело, земля качнулась под ногами, и над кронами деревьев сверкнули россыпи фиолетовых молний.
   - Это ещё что?! - Авельир схватился за меч.
   - Кто-то нарушил защиту и вторгся в мои земли! - ошеломлённо проговорил Фарфалла. - Я уже чувствую их приближение!
  

Секрет Фарфаллы

   Фарфалла использовал волшебство и сделал невидимое видимым, совсем как Авельир, когда показывал Алёне свои возможности в деревушке вэльмов. Заросли словно бы расступились, и взору предстала равнина, примыкающая к саду со стороны Криальстара на северо-востоке. По ней, рассредоточившись, двигалось целое войско стальных гигантов, внешне похожих на герддронов Свиртенгралля, вот только отвороты их плащей были не синими, а зелёными, такими же зелёными, как и их длинные волосы, напоминающие лошадиные гривы.
   - Они прошли энергетический барьер! - в ужасе вскрикнул один из учеников Фарфаллы. - Но это невозможно!
   - Они будут здесь через считанные минуты! - прикинув скорость войска, сообщил Авельир.
   - Надо срочно что-то предпринять! - воскликнул один из пилигримов Армильд-Клианор.
   - Слушайте меня! - Фарфалла вскинул руки, призывая к вниманию. - В моём саду хранится не только корона, но и главный адальир - благословенный меч Апплоусерт!
   Авельир только ахнул от удивления.
   Сан-Киви кинулся к центру моноптера, где в полу располагалось углубление, вытащил каменный цилиндр, запечатывавший тайник, и вынул оттуда нечто длинное, завёрнутое в толстый холст.
   - Возьми его! - Фарфалла передал предмет Алёне.
   Девушка крепко схватила дар и ощутила ладонями исходящее от холста тепло. Она прислушалась: из свёртка доносилось умиротворяющее журчание ручья и шелест молодой листвы. Тотчас все бабочки, стрекозы и птички сада устремились к Алёне, окружив её щебечущим и жужжащим облаком. Казалось, что Апплоусерт притягивает их, подобно магниту.
   - Это Апплоусерт сберёг наш сад от вражеских сил, пока я спал, - пояснил Фарфалла. - Некоторое время назад монахи из Армильд-Клианор обнаружили, что крепость их уже не обладает прежней мощью. Вассалы Свиртенгралля стали проникать даже в запретные высокогорья, и Апплоусерт оказался под угрозой, тогда они передали главный адальир на сохранение мне, оставив у себя лишь экстриокреаратор с экстриорайдеррами - хранилище с листьями, опадающими с меча, когда тот особенно сильно цветёт. Однако, по всей видимости, слуги Т'эрауса смогли похитить и их, - Сан-Киви кинул взгляд на пришлых пилигримов.
   Те одновременно кивнули.
   - Теперь же они прорвались даже сюда, - продолжал Фарфалла. - И Апплоусерт не может быть защищён и спрятан нигде в Адальире, поэтому ты, Алёна, вновь наречённая моя ученица, должна спасти благословенный меч! Я завернул его в страницу из книги Т'эрауса, отданную мне когда-то Силием, холст частично нивелирует благодатную энергию, и у тебя будет время, чтобы найти для меча безопасное место.
   - Где же я могу его спрятать, если даже у вас небезопасно? - растерялась девушка.
   - Забери Апплоусерт в Изначальный Мир!
   Алёна нахмурилась и испуганно прижала свёрток к груди:
   - Я сделаю всё, что нужно! - заверила она, пристально поглядев Фарфалле в глаза. Во взгляде её магистр прочитал непоколебимую уверенность в своих силах и готовность пойти на всё ради спасения чудесного меча-адальира.
   - Уходите как можно быстрее, отступайте на северо-запад, там живут выходцы из вашего мира, они помогут! - сказал Фарфалла.
   - А как же вы, магистр?! - заволновалась Алёна.
   - Это потрясающе! - несмотря на катастрофичную ситуацию, Фарфалла не смог сдержать улыбки. Девушка умиляла его всё больше. - Столько людей просило моей помощи, защиты и покровительства, но никто ещё ни разу не волновался о моём собственном благополучии! Прав был Силий, ты - Избранная!
   Фарфалла приблизился и обнял Алёну, крепко прижав к груди. Потом чуть отстранился и заглянул в её огромные серые глаза:
   - Не волнуйся обо мне, дитя! - сказал он ласково. - Я самый сильный чародей в королевстве и мой сад защищён ещё более крепкой энергетической стеной, чем та, которую прорвала сия армия. Поверь, мне ничего не грозит, а вот безопасность Апплоусерта под большой угрозой, его необходимо унести отсюда и спрятать там, куда герддроны не смогут проникнуть никогда, а именно, в твоём родном городе. Я сотворю для вас защиту и придам скорости, вы сможете быстро найти своих и вернуться в Первоначальный Мир.
   Девушке не хотелось покидать доброго волшебника, которого она уже успела полюбить, но спорить Алёна не стала. Всё-таки магистр, наверняка, лучше знал, что надо делать. Она тяжело вздохнула и согласно покивала.
   - А это твой возлюблённый? - Фарфалла взглядом показал на Авельира.
   - Угу, - чуть смутившись, подтвердила девушка.
   Авельир блаженно заулыбался.
   - Присматривай за ней, оберегай и защищай! - напутствовал Фарфалла.
   Авельир приложил руку к груди и слегка поклонился, подтверждая, что всё выполнит.
   Фарфалла закрыл глаза и шёпотом проговорил какие-то, лишь ему слышимые слова. Тотчас с неба к земле медленным водопадом устремилась широкая радуга. Когда разноцветное сияние достигло трав, всё вокруг содрогнулось, воздух наполнился сверкающими искрами, и через заросли в сторону северо-запада пролегла тропа, сотканная словно бы из солнечного света. Алёна сразу узнала заклинание, ведь именно оно спасло их во время атаки герддронов у старинного хэза на переправе через Кристеллию, правда тогда его творил старец Крафтсман. И вновь с лазурных небес заструились белые лучи, будто указывая направление движения.
   - Как в прошлый раз? - улыбнулась Алёна.
   - Конечно! - с радостью отзывался Авельир, подхватил девушку на руки и вскочил на тропу. В прошлом путешествии сие было подарком судьбы, но теперь готический рыцарь ощущал право брать возлюбленную на руки в любой момент, и это безмерно его радовало.
   Алёна лишь успела крикнуть Фарфалле "спасибо", как всё вокруг понеслось прочь с неимоверной скоростью, оставляя чудесный сад где-то далеко-далеко позади. Лишь спустя несколько мгновений Алёна поняла, что это не сад уносится от них, а они, подгоняемые радужным вихрем, с быстротой ветра удаляются от него, приближаясь к величественным зелёным горам на горизонте...
  

Волшебная радуга

   Подсчитывать время сложно, если пред очами творятся настоящие чудеса, но ещё труднее контролировать сей бурный поток, когда сам находишься в вихре волшебства... Алёна не могла точно сказать, сколько времени заняло их стремительное перемещение по тропе. В прошлом путешествии она была так напугана сражением у развалин старинного хэза, что не заметила, каким образом им удалось сбежать от герддронов. Теперь же девушка больше внимания придавала происходящему вокруг и пыталась постичь этот непонятный, но столь манящий мир.
   Когда почти осязаемое свечение необыкновенно яркой радуги сошло на нет, а тропа растаяла в густой луговой траве, Алёна поняла, что путешествие окончено. Они с Авельиром стояли посреди дивного царства бушующих красок зелени. Луг был столь огромен, что казалось, выгибался дугой. Где-то в туманной дали на линии горизонта виднелся лес, а за его взъерошенными изумрудными вершинами голубые силуэты далёких скал. Алёна прислушалась к ощущениям собственного тела: слева чувствовалось летнее тепло, а справа кожу холодил ветерок со снежным привкусом. Очевидно, там был север. По всей видимости, они слишком приблизились к границам Сивории, откуда уже долетало ледяное дыхание снежного королевства.
   И действительно, по правую руку от Алёны леса видно не было даже на горизонте, лишь острые пики горных хребтов, окрашенные в сотни оттенков синего цвета, поднимались над кромкой зеленеющего простора, обозначая границы далёкого Кристалькраута.
   - Удивительно, - пробормотала Алёна, задумавшись о чудесной силе природы. - Сколь долгий путь проделал этот ветер, сохранив мороз и запах снега. Наверное, там, откуда он прилетел, по-настоящему ледяной край...
   - Да, - подтвердил Авельир, приобняв девушку за плечи. - Там лежит королевство Северной Сивории, удивительное место, хотя и очень морозное. Если выйти на границу лугов, то можно увидеть ледяные равнины, за которыми откроется потрясающий вид.
   - А ты был там?
   - Был один раз, видел скалы, обрамляющие Сиворийские земли, и скалы те обнесены высокой крепостной стеной, что тянется отсюда, - Авельир указал рукой на линию горизонта, где появлялись очертания леса, - до самого Форринггленна. Местами стена врастает в горные хребты, а пройти в королевство можно лишь в одном месте, левее Криальстара есть врата, их так и называют Врата Сивории.
   - А там кто-нибудь живёт? - заинтересовалась Алёна.
   - Раньше в Сивории обитали великие народы, например, сиворийцы. У них были большие города, развитая культура и высокие технологии. Но соседство с Кйя-Ори - настоящая катастрофа, и после множества войн, учинённых Даосторгом, королевство оказалось разграблённым и разрушенным. Теперь я даже не знаю, остались ли там хоть какие-то следы этого славного народа, или бывшая их обитель обращена в плацдарм для армий Свиртенгралля.
   Авельир поглядел на возлюбленную: Алёна внезапно загрустила, уставившись куда-то себе под ноги.
   - Что такое? - участливо поинтересовался готический рыцарь.
   - Про Фарфаллу думаю, - призналась Алёна, вздохнув. - Как он там сейчас? Не стоило бросать его и убегать вот так...
   - Да что ты такое говоришь? - Авельир усмехнулся и ласково потрепал девушку по волосам. - Магистр Сан-Киви самый сильный чародей во всём Адальире, не уж ты думаешь, что он нуждается в нашей помощи? Да он ещё из самых первых магов и в сто раз превосходит любого вавилонца!
   - Правда? - Алёна с надеждой поглядела на парня. Её чрезвычайно беспокоила судьба магистра, а потому хотелось думать, что он в безопасности.
   - Ну конечно же! - уверенно воскликнул Авельир. - Он сам сказал тебе, главное спрятать от Свиртенгралля Апплоусерт, а уж о себе Фарфалла сможет позаботиться. Если и есть абсолютная сила против герддронов, то это магистр Сан-Киви!
   Алёна обнадёжено улыбнулась.
   Вдруг совсем рядом что-то затрещало, и земля под ногами путников мелко завибрировала. Алёна вздрогнула, резко обернувшись через плечо: из луговой травы примерно метрах в трёхстах поднялась чёрная фигура латника с двумя парами самолётных крыльев за спиной. Он, словно майский жук, с гулом взмыл над равниной и, пролетев несколько метров, вновь грохнулся в густую зелень, подняв облако росы. Можно даже сказать, что воин не летел, а просто прыгнул, подобно тому самому жуку, помогая себе в этом деле крыльями.
   Авельир буквально остолбенел. Несмотря на расстояние, его чрезвычайно острое зрение сразу же определило в прыгуне чудовище Фаур-Каста:
   - Дартгрот! - воскликнул гот, хватая Алёну за руку. - Бежим, что есть мочи!
   Парень рванулся, увлекая девушку за собой. И они припустили по лугу в сторону едва виднеющегося леса с такой скоростью, с какой не двигались даже по магической тропе.
   Звук за спиной повторился, на этот раз дартгрот пролетел значительно дальше и плюхнулся в траву метров на сто ближе. Затем новый прыжок и расстояние вновь сократилось.
   - Почему он не летит?! - воскликнула Алёна, в ужасе оглядываясь на преследователя.
   - Холодно, - кинул Авельир, наращивая темп. - Они тепло любят, видимо, ему здесь сложно обретаться!
   За спиной вновь послышалось характерное стрекотание и шлепок от падения стального гиганта в траву.
   - Уже совсем рядом! - взвизгнула Алёна, подпрыгнув на бегу, словно уворачиваясь от настигающего их воина.
   - Ещё немного! - крикнул Авельир.
   Вновь зазвучало стрекотание, оно было уже очень громким, словно лязг шестерней мельницы, и грохотало над самым ухом. На несущейся под ногами зелени очертилась тень летящего воина, находящегося вплотную к беглецам.
   Алёна завизжала от ужаса, а Авельир вдруг резко затормозил и, схватив возлюбленную в охапку, повалил наземь. Они вместе упали в траву и по инерции покатились вперёд. Алёна даже не поняла, что происходит: вокруг всё завращалось, закрутилось, трава и небо смещались в единый зелёно-голубой клубок... Где-то совсем рядом лязгнули стальные крылья летающего воина, на фоне вращающегося пейзажа мелькнуло ржавое забрало с продольными прорезями, сквозь которые вырывалось оранжевое пламя. В ноздри ударил отвратительный запах гари, и лицо девушки обдало волной раскалённого воздуха. Алёна зажмурилась, полагая, что это конец, как вдруг что-то звякнуло подобно разбивающемуся хрусталю, и вращение остановилось...
   Шум стих. Всё ещё боясь раскрыть глаза, Алёна попыталась сориентироваться силой прочих чувств: она явно была жива, Авельир, по всей видимости, тоже. Девушка слышала его ровное, несмотря на беготню, дыхание. Избранная аккуратно приоткрыла глаза, и первое, что увидела, был Авельир, смотрящий на неё с нежностью. Алёна огляделась: она лежала посреди луга сверху на готическом рыцаре, который крепко обнимал её обеими руками, продолжая защищать от враждебного мира. Правее валялся воин огромного размера в ржавой броне, стальной шлем, служивший монстру головой, покачивался средь трав чуть поодаль, расточая по округе зловонный чёрный дым...
   Алёна с недоумением поглядела на Авельира, неужели это он сразил грозного дартгрота?! Парень, поняв изумление возлюбленной, не смог скрыть гордости, самодовольно улыбнувшись.
   Действительно, спасло их исключительно обострённое восприятие готического рыцаря. На бегу он, конечно же, не мог одновременно следить за дорогой и контролировать преследователя зрительно, но зато отлично слышал воина Фаур-Каста. Когда тот приблизился на нужное расстояние, Авельир вывел Алёну из-под удара, повалив на землю, а сам, не отпуская возлюбленную из объятий, ухитрился выхватить меч и виртуозно отсечь нападавшему дартгроту голову. Воистину, комбинация, проделанная готом была великолепна и, если бы предводитель отряда Брелов увидел это, то поставил бы парню максимальный балл, как за идею, так и за исполнение!
   - Не знаю, как тебе это удалось, - сказала Алёна, - но по-моему ты только что спас мне жизнь...
   - Вроде того, - Авельир пожал плечами, приблизил Алёну к себе и слегка поцеловал в уста.
   - А это значит, - Алёна тоже поцеловала парня, - что теперь ты в ответе за меня, должен обо мне заботиться, любить и лелеять, понял?
   - Понял, - Авельир перестал улыбаться, поглядев на возлюбленную с максимальной серьёзностью. - Мне кажется, я всю жизнь искал именно тебя...
   - Все вы так говорите, - недоверчиво пробасила Алёна. - Слова это пустяки, главное дела. Вот только что ты сделал такое дело и подарил мне новую жизнь.
  

* * *

   Поднявшись, отряхнувшись и убедившись, что дартгрот повержен окончательно, Авельир с Алёной поспешили к ближайшей роще, дабы передохнуть и укрыться от возможных преследователей. Кто мог теперь поручиться, что летающий воин Фаур-Каста был здесь только один?
   Скрывшись в зарослях, путешественники устроили привал среди огромных древесных корней, арками выходящих из земли. В роще было довольно прохладно, поэтому Авельир расстелил на земле плащ, усадив спутницу на него. Потом сходил к бьющему невдалеке ключу и принёс Алёне воды. Девушка сильно перепугалась во время атаки дартгрота, отчего вмиг сделалась усталой и сонной.
   - Сейчас передохнём и двинемся дальше, - пояснил планы Авельир. - Пойдём на север, там должна быть точка диггеров-параллельщиков. Они вавилонцев, кончено, недолюбливают, но я постараюсь заставить их оказать нам содействие.
   Алёна согласно кивнула, полностью доверяясь готическому рыцарю и, едва привалившись к дереву, мгновенно заснула. Опасаясь за безопасность вверенной ей реликвии, она предварительно подложила свёрток с адальиром под голову, как подушку, сама не подозревая, какой это может вызвать эффект. Избранная не провела в стране сновидений и пятнадцати минут, а проснулась бодрой и отдохнувшей. Можно было подумать, что прошло очень много времени, раз она успела так здорово выспаться, но тени на земле сохранили прежнее положение. Да и усталый вид сидящего напротив Авельира говорил об обратном, парень клевал носом, засыпая на ходу.
   Прилив сил и бодрости показался Алёне весьма странным, но вдруг из холста послышалось журчание, и она поспешила приоткрыть свёрток с адальиром: Апплоусерт радостно зеленел и бурлил, расточая вокруг себя неописуемую благодать, мгновенно заряжающую неимоверной энергией. Смекнув, что к чему, Избранная подползла к уже заснувшему Авельиру и вложила сверток с мечом готу в руки. И точно, минут через пять парень пробудился. Глаза его сверкали и на лице не было даже тени усталости.
   - Я чувствую потрясающую энергию! - воскликнул он. - Что это?
   Алёна в ответ хихикнула и взглядом указала на завёрнутый в холст Апплоусерт.
   - Ничего себе! - искренне изумился Авельир. - Вот это силища у адальира!
   В этот момент из-за деревьев со стороны Кристалькраута донеслось хорошо знакомое стрекотание. Алёна вздрогнула и испуганно поглядела на Авельира. Гот, не долго думая, выхватил меч и поспешил к краю рощи, аккуратно выглянув из зарослей. Над лугом виднелось около дюжины дартгротов, перемещавшихся недлинными прыжками, в которых они раскрывали ржавые крылья, становясь похожими на огромных жуков. Чудовища Фаур-Каста вновь были здесь, но теперь их оказалось значительно больше.
   - Что-то не то здесь происходит, - напряжённо сообщил Авельир, вернувшись к Алёне. - Я думал, что дартгрот случайно оказался здесь, заплутал, отбился от отряда, но там их теперь целый сбор. Надо быстро уходить, они совсем близко!
   - Дартгроты? - Алёна изо всех сил прижала Апплоусерт к груди.
   Готический рыцарь кивнул:
   - Валим отсюда!
   Они бегом преодолели рощу, выбравшись с противоположной стороны. Удивительно, но Авельир совершенно не узнал местности. Казалось, они очутились в совершенно другом краю Адальира. Скалы были уже значительно ближе, луг начинал подниматься вверх, быстро переходя в лес.
   Околок, покинутый ими, был крохотным и не мог прикрывать беглецов от дартгротов на большом расстоянии, поэтому Авельир принял решение двигаться прямо, а уже потом менять курс. При этом готический рыцарь совершенно не понимал, где находится. До привала в роще, он полагал, что совсем недалеко должна быть перевалочная база диггеров-параллельщиков, именуемая Оплотом. Именно про неё, видимо, и говорил магистр Фарфалла, упоминая живущих неподалёку выходцев с Земли. На картах Адальира она располагалась чуть выше и левее Земли Фарфаллы, и именно к ней он и собирался вывести Алёну. Но, судя по окружающим скалам, они уже давно прошли это место.
   Гот прислушался: странно, но стрекота дартгротов уже не звучало. Он обернулся влево и внезапно узрел белоснежные скалы, подпирающие небеса. А за самыми высокими их вершинами, купаясь в солнечных лучах, сверкала гряда хрустальных и серебряных шпилей, напоминающая крону древнего монарха.
  

Корона Электрического Рима

   - Да быть того не может! - воскликнул Авельир.
   - Что такое? - забеспокоилась Алёна.
   - Видишь эти шпили там, за вершинами скал?
   - Вижу.
   - Это Корона Электрического Рима - обитель просветлённых самых древних эпох. Когда-то там жили боги и чародеи, но потом они переместились в Электрический Рим, а от их сакрального святилища на вершине горы остались лишь хрустальные стены...
   - Очень красиво! - с восторгом произнесла Алёна. - Жаль, что такое прекрасное место опустело. Хотя, как по мне, так я бы лучше поселила там каких-нибудь чудесных летающих созданий...
   Алёна тотчас живо вообразила, как из сверкающей на солнце "короны" вылетают радужные стаи райских птиц, но вдруг сзади послышался неясный шум. Памятуя о преследовании, Избранная с опаской оглянулась в сторону рощи.
   - Не бойся! - улыбнулся Авельир. - Наверное, просто какие-то лесные зверьки. Дартгротам нас теперь точно не догнать!
   - Это почему? - Алёна ещё сильнее сжала свёрток с Апплоусертом.
   - Если там наверху Корона Электрического Рима, то мы находимся совсем рядом с Вавилоном, - гот тщательно огляделся. - А место, где мы напоролись на дартгротов, осталось далеко позади.
   - Я ничего не поняла! - воскликнула девушка, растерявшись.
   - Мы каким-то образом переместились значительно дальше, чем могли уйти на своих двоих, - пояснил Авельир. - Теперь до диггеров-параллельщиков мы уже не доберёмся, но это и к лучшему, ибо недалеко имеются гораздо более доброжелательные люди, - Авельир намекал на Новую Христианию, но Алёна этого, конечно же, не знала.
   - Как же мы ухитрились сделать это и не заметить? - Избранная совершенно не понимала, что происходит.
   - Ума не приложу, - честно признался парень. - Или это волшебство Фарфаллы, или в роще скрывался летучий портал, а мы в спешке просто вбежали в него.
   - Или это Путь Вавилона, - Алёна постучала указательным пальцем по свёртку с Апплоусертом. - Адальир прибавил нам сил, он же мог и переместить нас. Такое возможно?
   Авельир задумчиво уставился на свёрток, сделанный из толстого холста - страницы из "Тайной книги созидания", написанной некогда самим Т'эраусом.
   - Всё может быть, - наконец заключил он. - Стоит просто воспользоваться даром и двигаться дальше.
   - И куда будем двигаться? - поинтересовалась Алёна.
   - Напрямик, через лес, - парень указал рукой на сверо-запад. - Это единственный путь в Новую Христианию!
  

Вторжение экстриодронов

   Когда Алёна с Авельиром покинули сад магистра, Фарфалла тотчас призвал на помощь стихии и установил дополнительную защиту. Золотистый купол, сотканный словно из солнечного света, встал над долиной, одновременно закрыв вход в сады со стороны Кристалькраута и перекрыв выход на северо-запад, дабы лишить противника возможности преследовать готического вавилонца и новоявленную ученицу Сан-Киви.
   Затем, удостоверившись в надёжности купола, Фарфалла лично отправился на северную границу сада, дабы посмотреть, кто решился атаковать его благословенную землю.
   Магистр вышел из зарослей и остановился у полуразрушенной каменной стены, стоявшей на границе долины с незапамятных времён. Стена эта некогда играла роль защитного сооружения от войск Северного Георальда, но с тех пор, как в садах поселился магистр Сан-Киви, никакие бастионы уже не требовались.
   Камни сильно потрескались, и сплошь были покрыты цветущими гирляндами плющей. Вдоль остатков того заграждения и пролегала энергетическая защита, виднеющаяся стеной золотого света. Волшебство действительно задержало неприятеля. Один из модифицированных герддронов со странной изумрудной гривой стоял у самой границы, и словно бы не мог шагнуть дальше. Однако, несмотря на силу Апплоусерта и волшебство Фарфаллы, возродившие природу вокруг, под ногами герддрона земля была сухой и растрескавшейся пустошью, как будто армия Свиртенгралля несла с собой увядание и разруху. На стороне же Фарфаллы природа вновь оживала, и под его защитой всё пышно цвело и зеленело.
   Сан-Киви с интересом рассматривал застывшего герддрона, пытаясь понять его не только визуально, но и на уровне энерготечений. Удивительно в этом признаться, но Фарфалла так давно не участвовал в сражениях и не видел воинов Гиртрона, что был поистине заинтригован фигурой противника.
   Герддрон стоял недвижно, словно окаменев, и напоминал изваяния из сада. Лишь его зелёная грива развевалась на лёгком ветру, долетавшем досюда из самого Криальстара. В руке воин сжимал мощный, но острый как бритва, обнажённый меч, явно готовясь атаковать.
   - Сия граница необорима для тебя, - наконец твёрдо заявил Фарфалла, однако в голосе его не чувствовалось вражды, лишь мудрое и безмерное превосходство учителя над неразумным учеником. - Возвращайся к своим создателям и скажи, чтобы больше никогда не пытались нарушить границ моей земли, иначе мне придётся наказать их.
   Герддрон выслушал Фарфаллу, что было понятно по скрежету шестерней, доносившемуся из-под его шлема, но не сдвинулся с места.
   - Никто из падших прихвостней Т'эрауса не смеет сделать шага на эту землю, - сказал тогда Фарфалла, приблизившись к самой кромке энергозащиты. - Пурче-дхарна хранит сие место!
   В этот момент герддрон совершенно беззвучно двинулся вперёд и спокойно вступил на цветущий ковёр трав позади защитной стены из света! Фарфалла ошарашено отступил, это было немыслимо, но странный воин преодолел необоримый барьер так, словно бы его и не было! За спиной стального гиганта показались другие герддроны, схожие внешне с предводителем.
   - Вы не смеете ступать сюда! - гневно вскричал Фарфалла и воздел руки к небу, длани его тотчас окутало серпантином молний.
   Ученики магистра поспешили встать рядом с учителем. Молнии с характерным электрическим треском принялись перескакивать на них, окружая голубоватым свечением. Вслед за растекающимся светом тела учеников облачались в серебряные доспехи.
   - Убирайтесь отсюда навеки! - грозно приказал Фарфалла, готовый отразить атаку.
   Однако бой даже не успел начаться. Герддрон был уже слишком близко, он лишь невесомо взмахнул мечом и рассёк магистра пополам. Фарфалла схватился рукой за рану и тут же рухнул в траву, на лету рассыпавшись на миллионы искр. Это было немыслимо, но величайший волшебник Адальира магистр Сан-Киви Фарфалла был повержен с первого удара!
   И в тот же миг трава вокруг пожухла. Волна увядания принялась расходиться по долине, губя на своём пути всё, что ещё мгновение назад цвело, магическим образом превращая благодатное лето в позднюю осень. Ученики даже среагировать не успели, как другие герддроны с изумрудными гривами налетели на них, ловко повергнув острыми клинками. Чудесный сад теперь уже полностью увял, сменив буйство зелени на унылый серый цвет...
   Герддроны ж продолжали прибывать, нескончаемым потоком вливаясь в пожухлую долину. Предводитель их, столь просто сразивший Сан-Киви, наклонился к тому месту, где стоял магистр, и вынул из пожухлой травы сверкающую корону:
   - Ещё один адальир наш, - произнёс он, обращаясь к кому-то незримому, словно бы присутствовавшему рядом. - Земля Фарфаллы покорилась войску экстриодронов!
   В ответ ультрамариновые небеса тотчас затянуло низкими свинцовыми тучами, хлынул небывалый ливень, и поднялся неистовый ураган. В клубящемся непогодой небе сверкнула одинокая звезда. Она сорвалась с небосклона, спикировала в долину и, ударившись оземь, обратилась воином в лёгких серебристых доспехах и изящном шлеме, верхняя часть которого завершалась длинным стальным завитком, напоминающим локон...
  

* * *

   На высокую крепостную стену из гигантских валунов вспорхнула огромная золотая птица с искрящимся оперением. Она взмахнула крыльями, осыпав каменную кладку сияющей пыльцой, и протяжно крикнула. Эхо прокатилось по Вавилону, приведя весь великий город в движение. Тотчас пустынные до того улицы заполнились переполошёнными воинами в серебряных доспехах, а рядом с птицей на стене возникла исполинская смесь льва и человека голубого окраса с развевающейся на ветру ярко синей гривой. Лев внимательно поглядел на птицу и проревел что-то нечленораздельное, в ответ птица свистнула.
   - Фарфалла! - воскликнул лев басом, обо всём догадавшись. - Всё настолько серьёзно?! - тотчас выражение его лица, если эту морду вообще можно было назвать лицом, сделалось напряжённым и ошарашенным.
   Птица в ответ кивнула и пискнула, совсем как мышь.
   Лев нахмурился и зарычал, из приоткрытой пасти его начало вырываться гудящее пламя. По рядам воинов, вываливших на улицы, прокатились шепотки. Было видно, что все они пребывают в полнейшем замешательстве.
   - Нам нужно действовать! - заключил лев, всё хорошенько обдумав. - Прямо сейчас!
  

Второе изобретение Конструктора Вавилона

   Когда Дэльвьир с Меркурием отбыли, Силий отправил Фариселла присматривать за огнём, а сам остался лежать на краю обрыва, мало-помалу собирая растерянную в сражении энергию. Применённая им "лазурь" уже развеялась, поэтому восстановление баланса шло довольно медленно.
   Ещё никогда Арбитр не ощущал такого бессилия, однако никак не мог понять, что же всё-таки произошло. Беспрестанно изучая глубины собственного разума и окружающее пространство в стремлении отыскать ответ на этот вопрос, он всё больше склонялся к мысли, что получил удар своей же собственной энергией. Это было немыслимо, но, похоже, именно его атака странным образом отразилась от противника и нанесла удар по творившему. Такое могло бы произойти, если бы Арбитр, допустим, решился атаковать кого-то, равного себе по вектору... Стоп! Силий вздрогнул лицом, эта догадка просто ошеломила его. Действительно, ведь перед появлением нового воплощения Даосторга он не ощущал никакой отрицательной энергетики, присущей древнему демону сновидений. Вероятно, Гиратро, обладал не нейтральным, как ему показалось сначала, а положительным вектором энерготечений, о чём свидетельствовали и бабочки, выбиравшиеся из-под его доспехов. Насколько бы фантастическим не казалось сие предположение, но, видимо, Даосторг в четвёртом воплощении всё же нашёл способ вобрать в себя даже пурче-дхарну...
   Вдруг в кустах что-то зашуршало. Силий приподнял голову и посмотрел, не Фариселл ли это, но вместо низкорослого рыцаря из зарослей появилась едва различимая в темноте фигура, очертаниями напоминающая дракона. Тьма скрывала пришельца, не позволяя разглядеть хорошенько, лишь глаза его сверкали, подобно полночным звёздам. Тем не менее Силий отчего-то совершенно не испугался:
   - Что ты здесь делаешь? - удивился Арбитр, словно знал, кто перед ним.
   - Да вот, выполняю твои поручения, - стараясь говорить шёпотом, прорычал дракон.
   - Мои поручения?! - изумился Силий.
   - Именно, - подтвердила тень. - Будут ещё указания или это финал путешествия?
   - Будут, - уверенно заявил Силий. - Ты должен отправиться в Изначальный Мир и спасти Избранную! - просветлённый приподнялся на локте и пристально посмотрел пришельцу в его светящиеся глаза, энергетически сообщая дополнительную информацию.
   - Всё настолько плохо? - скривилась тень.
   - Действуй быстро, они уже знают всё про девушку, перехвати всех, кого отправят за ней! Сейчас это самое главное в жизни королевства, понимаешь? Главное - Алёна!
   - Понял, - тень кивнула. - И, кстати, ищи меня в окрестностях Тарнтгора Пограничного.
   Силий не совсем понял, к чему эта фраза, но кивнул:
   - Спаси Алёну! - напутствовал он.
   - Всех убью! - заверило существо, развернулось и растворилось в воздухе.
   Тотчас над утёсом пролетел свежий ветер, принёсший с собой запахи тропический цветов, и Силий ощутил, как возвращение сил ускорилось в разы. Запела флейта, и откуда-то сверху принялись облетать розовые лепестки, расточая вокруг себя медовый аромат. Небо просветлело, и на его фоне плавно проступила фигура исполинского антропоморфного льва с голубой шерстю и синей гривой. Лев стоял на задних лапах, аки человек, словно порхая в воздухе недалеко от утёса. Силий присмотрелся: под когтистыми лапами льва медленно прорисовывался изящный мост из тончайших нитей. Он выходил из тумана и постепенно удлинялся, пока не коснулся утёса.
   В этот момент Силий ощутил, что силы уже почти вернулись к нему, он поднялся на ноги, подобрал выроненный меч и, чуть прихрамывая, направился навстречу льву. Лев также двинулся вперёд и они встретились на фоне луны на самом центре моста, буквально воспарив над бездонной пропастью высокогорий Армильд.
   - Мой верный друг! - улыбнулся Силий.
   - Приветствую тебя, Арбитр Стихий! - голос синего льва звучал чарующе, словно песня ирландской красавицы. - Ты потерял много сил, но я дам тебе ещё больше, чем было прежде!
   - Ты прибыл из Вавилона? - заволновался Силий, ощущая меж тем, как каждая клеточка тела наполняется неистовой мощью и радостью великолепного весеннего рассвета. - Что ещё случилось?
   - Разве ты только что сам не наблюдал, что случилось? - спросил синий лев.
   - Так это ты бросил мне малину в кружку с чаем? - догадался Силий.
   Лев кивнул:
   - Для тебя есть важнейшая миссия, - объявил он. - Нам понадобится то, что было создано человеком, возродившим портал. Ты меня понимаешь?
   - Второе изобретение Конструктора! - кивнул Силий.
   - Оно здесь, - лев покопался в гриве, вынул пакет с логотипом какой-то закусочной, а из него небольшой золотистый шар, который протянул Силию.
   Арбитр подставил руки, и тяжёленькая металлическая сфера мягко упала в его ладони. При ближайшем рассмотрение оказалось, что шар собран из бесчисленного количества шестерёнок разного размера, а в центре его сияет зеленоватый свет. Сверху на устройстве виднелись часы Авельира с тремя циферблатами, стрелки на которых вместо движения лишь нервно подрагивали. Они словно слились с устройством, частично погрузившись в механизм.
   - Что это? - Uberrima Fides уже догадывался, что именно держит в руках, но не мог до конца поверить в реальность наблюдаемого.
   - Это навигатор для времени, - пояснил лев. - С его помощью можно путешествовать не только сквозь пространство, но и через время...
   - Не слишком ли рискованно мне вторгаться во временные течения? - с опаской уточнил Силий. - Я не думаю, что это хорошая идея править временные потоки, как нам заблагорассудится. Вдруг что-то пойдёт, не как задумано, произойдёт сбой, ведь так можно и всё настоящее порушить!
   - Это не для тебя, - возразил синий лев.
   - А для кого?
   - Для твоего любимого протеже.
   - В смысле? - Силий не понял, о ком идёт речь.
   - И ничего не будет порушено. В устройстве уже заложена карта путешествия.
   - Хочешь сказать, что двигаться по времени можно будет лишь заданным путём? Но кто гарантирует, что этот путь выверен правильно?
   - Эту карту создал Конструктор, использовав то, что называется Путём Вавилона. Путешествие пройдёт по заданным точкам в тех местах времени, где оно уже было пересечено, поэтому стабильности реальности ничего не грозит, - разъяснил лев. - Нужно просто следовать за ним и выполнять то, что необходимо. Сам знаешь, adversus necessitatem ne dii quidem!
   - И всё же это слишком большой риск, - Силий отлично знал, насколько опасно играть с течениями времени, поэтому не желал запускать сей неуправляемый впоследствии процесс. - Любая мелочь, любая незначительная ошибка может оказать такое влияние на всё и вся, что никакие чародеи не восстановят баланса. И ты сам не хуже меня знаешь, что не было ещё в Адальире такого существа, которое бы не допускало ошибок, хотя бы мелких...
   - Ты верно заметил, что не было, - лев усмехнулся. - Раньше действительно не было, до того времени, пока ты не создал такое существо!
   Силий напряжённо прищурился, пытаясь понять, о ком идёт речь и вдруг его осенило:
   - Брелов!
   - Волербус! - поправил синий лев.
   - Волербус отправится путешествовать во времени и будет менять прошлое?
   - Он должен это сделать, иначе многое, достигнутое нами за последнее время, окажется под угрозой. Я не знаю, принесёт ли всё это нам победу в будущем, но если этого не сделать сейчас, то нам гарантировано поражение в прошлом. Только один Волербус способен на это, ведь ему подчинилась сила древнейшего демона сновидений, который сам свободно путешествовал и между мирами и внутри потоков времени. Найди Волербуса, отдай ему навигатор, пусть летит в прошлое. А ещё отдай ему то, что взял в крепости Клианор!
   Силий мотнул головой, откуда лев мог знать, что ему подарили в крепости?!
   Однако собеседник ничего не сказал, а набрал в лёгкие побольше воздуха и дунул на Силия, выпустив из пасти ультрамариновую шаровую молнию. Разряд с треском пролетел над мостиком и опустился Силию на плечо, впитавшись в старое и рваное пальто философа.
   - Понял! - глаза Силия сверкнули. Теперь он получил полную информацию о предстоящей работе, мгновенно воодушевившись. - А как же Избранная? Первым делом нужно позаботиться о ней!
   - Не вторгайся сюда, тот, с кем придётся бороться, уже сильно зол на тебя после вашей последней встречи!
   - Всё зашло настолько далеко?
   В ответ синий лев лишь кивнул:
   - Сделай то, что я сказал, и у Избранной появится шанс на спасение, - произнёс он. - Иначе шанса не будет не только у всех нас, но и у неё тоже. Ты понимаешь, о чём я говорю?
   Силий отвёл взгляд в сторону, посмотрев куда-то вдаль, на самом деле заглядывая глубоко внутрь себя:
   - Думаю, что да, - уверенно заявил он, кивнув льву. - Мы отправляемся к Волербусу немедленно!
  

Персональный XRSys-X-777

   В заснеженном дворе Алёниного дома появился парень в толстовке с капюшоном, низко надвинутым на глаза, из-под которого виднелись длинные, толком не расчёсанные волосы. Под мышкой пришелец держал прямоугольный предмет, завёрнутый в гофрированную бумагу, словно ёлочная игрушка. Это был тот самый заместитель начальника отдела технической поддержки из параллельного потока вавилонского сообщества Виктор Лесников, а по-простому Лесник. Парень огляделся, быстро сориентировавшись, и полез на крышу подъезда. Рядом проходили трубы и он, перебравшись на них, быстро оказался у Алёниного окна. Лесник оглянулся и, убедившись, что во дворе никого нет, вытащил из кармана свёрток, сделанный из носового платка. Внутри него оказался порошок, напоминающий серебряную пудру. Растерев порошок в пальцах и прошептав что-то, он двинул правую руку вперёд, и она плавно погрузилась в стену здания. Парень довольно улыбнулся, нащупав штору, висящую по ту сторону около окна. Затем он попытался двинуться следом за рукой, чтобы пройти сквозь стену, но этого не получилось. Его левое плечо упёрлось в оконное стекло, напрочь отказавшись проникать глубже. Лесник попытался было двинуться в другую сторону, дабы обойти преграду, но стена стала вязкой, и манёвр не удался.
   Выругавшись, он вынул руку и ретировался тем же путём, что и пришёл. Однако, потерпев поражение от стены, настырный тип не опустил рук, а решил воспользоваться древним Римским принципом. Когда-то Силий использовал его, дабы возродить Крафтсмана и помочь отряду Брелова. Суть принципа заключалась в том, что объекты, постоянно используемыми в повседневной жизни, начинали нести ту же энергетику, что и их владелец и, чем сильнее человек был связан с предметом, тем сильнее была и энергия, им излучаемая. Первые просветлённые Электрического Рима использовали это знание, чтобы, например, наставлять на верный путь воинов. Они не вторгались в разум человека, а подчиняли, скажем, его меч, воздействуя на владельца оружия опосредованно. Отсюда принцип и получил своё название, известное нам поныне. В мире же Земли Силий заметил, что масса людей наиболее тесно была связана именно с телевизором. Этот прибор сопровождал людей всю жизнь и, кроме того работал на электричестве, поэтому становился идеальным объектом, как для энергетического подключения, так и для путешествий... К слову сказать, именно на этом принципе и работал портал в знаменитом XRSys-X-777, который теперь полагался и Алёне.
   Пробраться сквозь стену не получалось, по посмотреть внутрь жилища было вполне возможно. Лесник прошёл по карнизу до следующей комнаты и увидел, где стоит Алёнин телевизор. Через мгновение экран устройства сам собою замерцал синим светом, и из пучины помех высунулась рука. Затем из экрана показался Лесник, выглядывая, словно из окна.
   - Вот зачем эти сложности, когда можно было вручить из рук в руки? - недовольно пробормотал он, отряхивая с пальцев всё тот же серебристый порошок. - Всё бы им сюрпризы делать, однако... Не мытьём так катаньем!
   Парень миновал границу экрана, проскользнув в тёмную комнату, и очутился на полу около Алёниного любимого кресла. Телевизор за его спиной сразу же сам собой выключился. Оглядевшись, Лесник прошёл на кухню, развернул гофрированную обёртку и поставил на стол рядом с раковиной принесённый сюрприз - новенький ноутбук XRSys-X-777. Раскрыв экран, он собирался уходить, но тут по руке его что-то проползло. Страдающий инсектофобией компьютерщик непроизвольно дёрнулся и стряхнул с себя ползущее нечто.
   Существо чуть ли ни со свистом пересекло кухню и шлёпнулось о стенку холодильника. Лесник спешно включил фонарик, направив луч в ту сторону: на торце агрегата сидел крайне недовольный таракан. Крылышки его выбились из-под элитр, а усы сложились пружинками. В остальном, как будто бы, насекомое ничуть не пострадало.
   - Да чтоб тебя! - воскликнул Лесник по адресу таракана. - Избранная, Избранная, а на кухне гадюшник развела такой, что тараканы уже ползают как у себя дома!
   Бранную тираду недалёкого компьютерщика прервал внезапно сам собою включившийся экран ИксэРСиса, заливший кухню зелёный светом. Лесник с какой-то опаской скосился на, заживший собственной жизнью аппарат, и поспешил отключить питание, нажав главную кнопку. Жужу тем временем, расправив лапками усики, сполз с холодильника, пересёк стол и забрался на клавиатуру компьютера.
   Лесник собирался уже раздавить вредного жука, но ИксэРСис вновь включился, странно затрещав, видимо, давая парню понять, что обижать Алёниного таракана не стоит. По крайней мере, парень расценил необычное поведение техники именно так. Не желая дольше общаться со столь самовольными персонажами, Лесник выключил фонарик и покинул квартирку...
   Оставшись наедине с компьютером, Алёнин питомец принялся ползать по нему, старательно изучая. Надо сказать, Жужу был крайне привязан к Алёне и всё, что появлялось в доме нового, расценивал, либо как потенциальную опасность, если то была вещь, либо как вредного конкурента, если это был человек. Вообще, Жужу постоянно ревновал хозяйку, как будто это была единственная его человеческая эмоция, появившаяся после чудесного возрождения от рук Силия и желания Алёны.
   Компьютер, как ни странно, оказался весьма дружелюбным, видимо Жужу ему понравился. Когда таракан забрался на экран, тот услужливо сменил стандартную заставку с древнеегипетским "глазом" на фоне закорючек, сильно напоминающих кипрское письмо, на красивый лесной пейзаж. Всюду зеленели рощи, гирляндами цвели плющи, а над всей этой роскошью на фоне ультрамаринового неба виднелись хрустальные пики какого-то совершенно неземного сооружения...
  

Неожиданная помощь

   Алёна с Авельиром быстро шли по негустому лесу, состоящему в основном из хвойных деревьев. Подлеска, который обильно имелся на опушке, здесь практически не было, и под ногами виднелась лишь почва, усыпанная пожухлой хвоей и пересечённая толстыми, выпирающими из земли корнями. Местами, где на поверхность выходило скальное основание долины, земля становилась каменистой с редкой растительность. Едва ухитрялись прорастать здесь лишь отдельные стебельки, удачно упавшие семянышком и укоренившиеся в какой-либо трещине, куда добрый ветер предварительно успел занести крохи почвы. Несмотря на то, что они чудесным образом оторвались от преследования, Авельир спешил быстрее провести Алёну через подобные участки, опасаясь, по всей видимости, быть выслеженными с высоты птичьего полёта зловредными дартгротами.
   На очередном таком каменистом пятаке Алёна что-то подняла с земли и поднесла раскрытую ладонь к лицу гота. Авельир нервно сглотнул слюну и непроизвольно схватился за рукоять меча. В ладони девушки лежали характерные чешуйки, напоминающие плевелы от зёрен...
   - Нет, чушь! - готический рыцарь не поверил сам себе. - Откуда они здесь?
   - Ты меня спрашиваешь? - Алёна посмотрела на гота с явным недовольством. - Я-то откуда могу знать? Ты здесь столько лет лазишь, а не знаешь...
   - Нет, - Авельир уверенно замотал головой. - Ну не слышал я никогда, чтобы в этих краях обитали кэльвирны! Откуда им тут взяться?
   - Выросли! - уверенно воскликнула Алёна. - Пока вы ушами хлопали, они росли себе старательно, вот и выросли.
   Она перемешала найденные чешуйки в пальцах, тщательно их изучая.
   - В прошлом путешествии Фариселл поднял с земли точно такие же, - наконец заключила она. - И ты, между прочим, тоже ему не верил. А потом сам помнишь, что было! Я чуть не умерла от ужаса, пока мы от них бегали!
   По тому, как Алёна разнервничалась, Авельир понял, что даже если кэльвирнов здесь и нет, он просто обязан прислушаться к опасениям девушки. Гот приблизился, нежно обнял Алёну и крепко прижал к себе:
   - Не бойся ничего! - прошептал он на ухо. - Я рядом и никому не позволю причинить тебе вреда, так что можешь расслабиться.
   От готического рыцаря в этот момент исходило настолько сильное ощущение надёжности, что Алёна сразу ему поверила. Она прижалась к парню и тоже обняла его. Так они простояли какое-то время, пока Алёна полностью не успокоилась.
   После чего они решили двигаться дальше. Авельир тщательно изучил всё окружающее пространство, применив свои удивительно острые чувства зрения, слуха и обоняния, и пришёл к выводу, что на данный момент опасаться нечего.
   Вскоре в траве показалась тонкая тропка, по всей видимости, даже не человечья, а принадлежащая лапкам каких-то животных. Уж больно узкая и извилистая она была. Авельир двигался точно по ней, постоянно прислушиваясь, принюхиваясь и оглядываясь по сторонам. Он заметил, что явный контроль окружающего пространства с его стороны успокаивает Алёну, и потому делал это демонстративно.
   Вот они миновали очередную рощу и вновь оказались на каменистом месте, где было много солнечного света и деревья росли небольшими группками, сильно отстояв друг от друга. Тут Алёна вновь остановилась и уставилась себе под ноги: камни вокруг были усыпаны характерными чешуйками, напоминающими плевелы от каких-то зёрен. Она собиралась наклониться, чтобы подобрать их, но вдруг по земле, словно по водной глади озера, пробежала рябь, а над головой что-то пронзительно засвистело. Алёна не успела опомниться, как к ней подлетел Авельир и вновь, схватив её в охапку, как в прошлый раз, сшиб с ног. Всё закружилось и полетело прочь, Алёна зажмурилась, а когда вновь открыла глаза, поняла, что они катятся по склону куда-то в сторону. Краем глаза она заметила массивную драконью голову не менее трёх метров в длину, которая вонзилась клыками в землю на том месте, где она стояла ещё мгновение назад.
   - Драконы! - завизжала она в ужасе.
   В этот момент движение прекратилось. Они уже скатились к подножью небольшого холма и остановились, упёршись в густой куст. Авельир мгновенно вскочил на ноги, одним рывком поднял Алёну и, крепко схватив за руку, потащил в чащу. Несколько минут, не отдавая себе отчёта в происходящем, Алёна покорно двигалась за ним, пока они наконец не остановились возле огромного раскидистого дуба.
   Гот кинулся к девушке, принявшись тщательно осматривать её и ощупывать.
   - Цела? Не ушиблась? Здесь не болит? - бормотал он встревожено, хватая Алёну то за руки, то за ноги.
   Алёна пребывала в некотором оцепенении, а потом, вернувшись в нормальное состояние, закричала на парня:
   - Я же говорила тебе, что это они! А ты спорил! Драконы, самые настоящие драконы! - Алёну трясло от испуга и гнева. - У него голова с автобус, ты видел?!
   - Ладно, ладно, успокойся только! - Авельир тщательно огляделся. - Видишь это дуб? Мы в тени его ветвей, даже если здесь обитают кэльвирны, поблизости раскидистых деревьев они не опасны.
   - Ты уверен?! - Алёна тут же прижалась спиной к стволу дерева.
   - Уверен, уверен! - заверил гот. - А теперь мы просто оглядимся и найдём тропу, чтобы миновать кэльвирнов, только и всего! - он умоляюще посмотрел на Алёну.
   Тут Избранная вдруг подумала, что зря накричала на парня. В конце концов он только в очередной раз что спас ей жизнь, каким-то чудом выведя из-под удара драконьих клыков. Её даже стало немного стыдно и она поспешила сменить гнев на милость:
   - Ладно, - произнесла Алёна максимально мягко, хоть голос всё ещё дрожал. - Ты прав, нельзя впадать в панику, надо успокоиться.
   - Ты же Избранная! - воскликнул Авельир. - От тебя зависит всё королевство Адальир, поэтому ты должна уметь держать себя в руках.
   Глаза Алёны сверкнули. И как это она снова забыла, что обладает некой невероятной силой и значимостью? Всё-таки до чего же въедается в разум навязанное обществом примитивное мышление и нелепые стереотипы, мешающие истинному пониманию мироздания! Видимо, нужно постоянно работать над собой, интенсивно и сосредоточено, чтобы изжить этот унылый бред, насаждённый окружением и наследуемый каждым новым поколением по вине лишь собственной лени и слабой воли...
   - Да! - твёрдо заявила Алёна, ощущая как новые силы наполняют её тело, изгоняя прочь страх и нервозность. - Я действительно Избранная, поэтому в Адальире мне нечего бояться! Я просто немного расслабилась и размякала.
   - Ничего страшного, - Авельир нежно поглядел на Алёну и улыбнулся. - Со всеми бывает, вспомни хотя бы меня, когда ты мне грим восстанавливала! Однако такая ты мне нравишься ещё больше!
   - И спасибо, что спас мне жизнь, - добавила она, слегка смущённо.
   - Не стоит благодарить за такое, - сделавшись враз чрезвычайно серьёзным, отозвался Авельир. - Если бы с тобой что-то случилось, то я бы сам умер, поэтому я спасал не только тебя, но и себя.
   Алёна ничего не ответила, ибо сказанное готом было настолько нежно и романтично, что любые другие слова казались совершенно излишними.
   Внезапно среди зелени напротив дуба что-то мелькнуло, словно там пронёсся табун лошадей...
   Авельир с Алёной не успели даже понять, что происходит, как из зарослей принялись выскакивать свиртенгралльские герддроны с пышными ярко-зелёными гривами. Казалось, что лес просто был набит ими под заявку, но даже Авельир со своим суперухом не смог заметить, как они подкрались в таком количестве.
   Гот схватил Алёну в охапку и метнулся напролом через заросли в обратном направлении.
   - Ты куда?! - завизжала девушка. - Там же драконы!
   На то и был расчёт Едва Авельир выскочил из-под кроны дуба, очередной кэльвирн, поджидавший снаружи, ринулся в атаку. Но скорость готического рыцаря была слишком велика и клыки древесного монстра впились аккурат в несущегося по пятам герддрона. Удар клыков был столь мощным, что воина Свиртенгралля порвало пополам, но не прошло и мгновения, как части начали снова срастаться, образуя единое существо. Кэльвирн с удивлением наблюдал за метаморфозами, происходящими с добычей, и не заметил, как оживший враг ловким взмахом меча отсёк ему голову. При падении гигантская пасть ещё раз успела клацнуть и полностью поглотила, стоящего под ней герддрона.
   Остальные воины Свиртенгралля продолжали погоню. Авельир выскочил на свободное от деревьев пространство и вновь ощутил под ногами хорошо знакомые плевелы... Парень встал, как вкопанный, посреди усыпанного шелухой пятачка, судорожно соображая, что же делать дальше. Выхода уже не было совсем: сверху в любое мгновение могли атаковать древесные драконы, со всех сторон из зарослей звенели доспехами герддроны...
   - Сейчас налетят, держись за мной! - скомандовал гот, не придумав ничего лучшего, чем просто принять бой, полагаясь на исключительную силу пришельцев из Изначального Мира.
   Алёна же на этот раз не подчинилась, а наоборот, зачем-то встала перед парнем. Вспомнив вдруг про камешек, Избранная спешно сунула его в рот и припала губами к накрашенным губам гота.
   - Целуй меня! - невнятно пробормотала она, не отрывая уст ото рта Авельира, и обняла парня, изо всех сил прижав к себе.
   Тотчас на кромке леса показалось несколько десятков герддронов. Не сбавляя скорости, они обнажили мечи и ринулись в атаку.
   Авельир увидел, как Алёна на глазах растворяется в окружающем пространстве и, всё поняв, принялся жадно целовать её в уста. Парочка тотчас растаяла в воздухе, и герддроны остолбенело застыли посреди залитой солнцем площадки. Внезапно всё заходило ходуном, раздался дикий грохот, буквально разрывающий барабанные перепонки, и сразу несколько десятков исполинских драконьих голов обрушилось на герддронов. Одних воинов Гиртрона кэльвирны поглотили целиком, других размазали по камням скалы, рассыпав по округе бесчисленные шестерёнки их механизмов. То ли чудом, то ли благодаря неизвестным свойствам камня-нивелятора, но Алёна с Авельиром оказались точно между тремя драконьими головами, оставшись невредимы.
   Чрезвычайно чувствительные уши гота могли бы взорваться от шума, но он даже не шелохнулся. Поцелуй возлюбленной был так сладок, что просто сводящее с ума наслаждение перекрыло все прочие ощущения.
   Кэльвирны вновь подняли головы и скрылись в кронах высоких деревьев, оставив на пятачке лишь груды разбитых доспех и клоки зелёных грив, напоминающие водоросли. Обломки герддронов тут же двинулись друг к дружке, пытаясь вновь собраться воедино, но поскольку принадлежали они разным воинам, то это не очень-то получалось.
   Улучив удачный момент, Алёна оторвалась от губ возлюбленного и кинулась наутёк, держа Авельира за руку и увлекая за собой. Камешек оставался у неё во рту и поэтому готический рыцарь по-прежнему не видел Избранную, ощущая лишь тепло её кожи.
   Над головой опять затрещали ветки, очередной дракон устремился в атаку. Алёна едва успела затормозить и вновь слиться в поцелуе с возлюбленным, скрыв его таким образом, от древесного кэльвирна. Зубастая пасть ударилась оземь, вызвав локальное землетрясение. От вибрации беглецы повалились на траву и покатились под уклон, однако так и не разомкнули губ.
   От смеси адреналина и эндорфина Авельир уже начал терять голову, и хоть опасность миновала, он по-прежнему не отлипал от уст возлюбленной, наслаждаясь их сладким вкусом.
   - Я не думал, что мне так понравится эта беготня! - выдохнул он, наконец. - Я на седьмом небе, надо чаще целоваться!
   Алёна нервно засмеялась, из-за драконьей угрозы ей-то было совсем не до поцелуев, а все мысли были лишь о том, как бы сбежать подальше отсюда.
   - Всем вам парням надо лишь одно! - буркнула она с наигранным недовольством, всё же целоваться с готом было весьма приятно.
   Девушка огляделась: к этому моменту они уже скатились к подножью очередного холма и лежали в густой, влажной от росы траве. Отовсюду доносились заливистые птичьи трели, над головой жужжали пчёлы и стрекозы, а в самом зените среди золотистых нитей тёплого, солнечного света кружили огромные радужные бабочки.
   - Мне это порядком надоело, - нахмурилась Алёна. - Когда мы уже выйдем к Христиании? Ты вообще в курсе, куда идти или мы так двигаемся, по наитию?
   Авельир мотнул головой, уши его словно бы отказывались работать. Видимо, сильный шум атаки на время вывел их из строя:
   - Дай сориентироваться, - попросил парень. - Мои чрезмерно обострённые чувства не приспособлены к такому использованию! Голова отказывается думать в нужную сторону после таких кувырков, - посетовал гот, вновь встряхнувшись.
   - Знаю я, в какую сторону ты думаешь! - рассмеялась Алёна, выплёвывая камешек. - Я просто нас спасала, хорошо, камешек под рукой оказался, а тебе всё бы целоваться!
   - Только не говори, что это было неприятно! - самоуверенно сказал Авельир.
   - Не скажу, - сделав многозначительную паузу, отозвалась девушка. - Но всё равно это было по делу!
   - Поражаюсь, как ты сообразила! - Авельир был искренне восхищён. - Хотя, чего это я... Ты же Избранная!
   - Вот именно!
   Алёна не успела договорить, рядом, как из-под земли, возник здоровенный герддрон, с замаху кинувшийся рубить их мечом. Всё произошло так молниеносно, что ни Авельир, ни Алёна явно не успели бы уйти из-под удара, наверняка оказавшись повержены на месте. Однако в самый последний момент вражеский клинок, осыпав валяющихся на земле снопом искр, замер всего в нескольких сантиметрах от атакуемых, ударившись о лезвие другого меча. Это было непостижимо уму, но подле них, словно из воздуха соткался другой воин, ловко отбивший атаку. Воспользовавшись замешательством противника, защитник ринулся на него и несколькими виртуозными ударами рассёк врага на множество кусков. Странно, но обломки зелёногривого герддрона на этот раз не стали пытаться воссоединиться, а продолжили валяться в траве металлическим хламом.
   Только теперь спасённым удалось хорошенько рассмотреть защитника: воин чуть сгорбленным телом и тяжёлыми доспехами напоминал гирльда, кроме того у него было четыре руки. Шлем воина смахивал на голову муравья, чуть продолговатый и с раскосыми прорезями в забрале. Из-за шлема выглядывали два длинные щупа, более всего напоминающие тараканьи усы...
   - Ты кто? - изумлённо пробормотал Авельир.
   Но воин ничего не ответил, лишь усы его принялись покачиваться из стороны в сторону.
   Алёна тут же признала пришельца и кинулась к нему как к родному:
   - Жужу! - завопила она от радости, прильнув к странному существу всем телом.
   Жужу с нежностью обнял её всеми руками и ласково погладил по спине.
   - Это мой лучший друг, - сообщила Алёна, указывая на воина. - Я придавила его на кухне, а Силий починил, теперь он у меня живёт. Но я ума не приложу, как он оказался тут!
   Авельир задумчиво почесал в затылке, честно говоря, он вообще не понял, о чём идёт речь.
   - Ты меня пришёл спасать? - с нежностью глядя на воина, прошептала Алёна. - А я-то глупая думала, ты просто таракан, а ты такой хороший друг!
   Жужу кивнул и радостно замахал усами. Было ясно, что он всё отлично понимает, но просто не умеет разговаривать. Алёне вдруг так сильно захотелось пообщаться со своим питомцем, явившемся спасать её в столь экзотичном обличие, что она даже расстроилась невозможности желания. Но тотчас вспомнила: в Адальире нет ничего невозможного! Раз таракан смог обрести облик рыцаря, то что уж говорить о ней? Неужели она, целая Избранная, не сможет даровать этому существу человеческую речь? Кончено, сможет! Алёна сконцентрировалась и вдруг ясно представила, как таракан начинает с ней общаться красивым человеческим голосом:
   - Конечно же, тебя! - тут же прожужжал Жужу почти по-человечески. - А кого ещё? На твоих друзей-человеков полагаться трудно, - он явно недолюбливал Авельира, да и всех прочих Алёниных знакомых тоже, виной чему была всё та же банальная ревность. - А тут какой-то парень принёс тебе компьютер ваш Вавилонский. Я, как тебя увидал, так сразу в экран и занырнул!
   - Значит, не обманул Силий, выделили мне таки личный ИксэРСис! - обрадовалась Алёна.
   - А как же ты назад вернёшься? - задумался Авельир. - Компьютер с порталом остался там, в квартире.
   - Он пойдёт с нами! - уверенно заявила Избранная, снова обняв любимого питомца. - Вернёмся все вместе.
   - Резонно, - нехотя согласился Авельир. - Дополнительный воин нам весьма кстати!
   - Он не просто воин, он мой друг!
   - Мне вот интересно, почему побеждённый им герддрон не проявил регенерации, если все прежние...
   Авельир осёкся, устремив взор к вершине холма: там уже виднелись зелёные гривы восставших воинов Свиртенгралля, которые, даже не обретя прежней силы, уже ползли в новую атаку.
  

В преддвериях Новой Христиании

   - Надо отсюда убираться, и как можно дальше! - воскликнула Алёна, припустив в противоположную сторону.
   Авельир с Жужу устремились следом, но не успели пробежать и нескольких десятков метров, как путь им преградил старец в длинном балахоне и радужном хаернике. Он был чем-то сильно похож на Силия, и потому сразу располагал к себе. Старец вскинул руки, призывая беглецов остановиться:
   - Вы из Вавилона? - уточнил он, наверняка, заранее зная ответ.
   - Да, - растеряно подтвердила Алёна.
   - Она тебе непременно понравится! Большущие серые глаза, наивный взгляд... - пробормотал старец и восторженно улыбнулся. - Всё так и есть, ты - Алёна!
   - Алёна, - подтвердила девушка, с опаской оглянувшись на сопровождающих её воинов. - А откуда вы знаете?
   Авельир с Жужу тут же взялись за оружие, не сказать, что старец показался им опасным, скорее они сделали это для спокойствия спутницы.
   - Меня предупредили о тебе и твоём спутнике, правда, только об одном.
   - А вы, простите, кто такой? - с недоверием уточнил Авельир.
   - Зовите меня Натан, я живу здесь в Новой Христиании.
   - Так мы и идём к вам за помощью! - обрадовалась Алёна.
   - Я так и думал, но в город сейчас идти опасно, - Натан покачал головой. - Защита прорвана и со стороны Кристалькраута наступают полчища герддронов, мы вряд ли сможем сдержать их натиск...
   - Что?! - Авельир не поверил ушам. - Мы думали, это за нами погоня!
   - Это вторжение, я не знаю, как так получилось, но, похоже, нашей резервации пришёл конец. А спасти всех нас теперь может лишь Избранная, - заключил Натан. - Вам нужно срочно бежать отсюда обратно в Изначальны Мир.
   - А как же адальир? - Алёна показала свёрток с Апплоусертом, из которого уже со всех сторон выпирала ярко-зелёная листва.
   - Против этих он не поможет, - возразил Натан. - Долину атакуют свершено новые, сильно модифицированные герддроны, против которых адальиры бессильны. Они лишь захватят реликвию, а этого ни в коем случае нельзя допустить!
   - Тогда надо уходить в горы и пытаться перевалить через Свиреаль, - предложил Авельир. - Может быть, сумеем пробраться к Короне Электрического Рима, а там уже спустимся в долину Вавилона, войска вечного города смогут защитить нас!
   - Нет, - прервал гота Натан. - Вернётесь домой с помощью корабля, на котором прибыл ваш друг из братства Вавилона.
   - "Моисей"! - догадалась Алёна.
   - Что? - Авельир удивлённо уставился на Натана. - Какой ещё наш друг?
   - Это сейчас неважно. Главное, быстрее добраться до корабля и отправить вас на Землю, - уверенно заключил Натан. - Если нам удастся это сделать, то мы сразу решим три проблемы: спасём Избранную, адальир и корабль. Уж, надеюсь, в ваш мир они не прорвутся...
   Авельир замешкался, он не мог вот так сразу довериться совершенно незнакомому человеку, однако его тончайший слух отлично различал, как за спиной ползут, приближаясь, герддроны. А, значит, решаться надо было быстро.
   - У вас нет другого выбора, как только довериться мне! - прочитав его мысли, ответил Натан.
   Авельир был неподдельно удивлён способностями нового знакомого, но ещё больше удивило его то, что Натан сказал это голосом Силия!
   - Давайте пойдём с ним, - предложила Алёна. - Здесь был Силий, я чувствую, это тот самый корабль, который мы нашли в квартирке Конструктора!
   Авельир совершенно не понимал, о чём идёт речь, но подчинился Алёне. Всё же, думал он, она действительно Избранная, раз так быстро начала проявлять лидерство.
   - Только я с вами не пойду, - сказал Натан. - Мне нужно возвращаться в Христианию и помогать в обороне города, вас проводит моя помощница.
   Из кустов тотчас появилась высокая черноволосая девушка в странном наряде, напоминающем национальный костюм североамериканских индейцев. Сходство с которыми усиливало и гигантское птичье перо, прикреплённое к её радужному хаернику. Не иначе, принадлежавшее некогда высокогорной сельерре.
   - Это Анджела, - представил помощницу Натан. - Она проводит вас.
   Девушка кивнула и сделала жест рукой, приглашая следовать за ней.
   Все трое двинулись по указанному пути, а Натан быстрыми шагами устремился в северо-западном направлении, где, по всей видимости, и должна была располагаться благословенная Новая Христиания.
  

* * *

   Они углубились в заросли и быстро вышли на тропу. Алёна то и дело испуганно оглядывалась, когда откуда-то сзади доносились странные хлопки и электрический треск. Но, встречаясь взглядом со своими верными защитниками, уверенно продолжала путь. По всей видимости, герддроны уже атаковали прибежище хиппи-параллельщиков, и то были именно звуки сражения.
   Вскоре тропа вывела их на цветущий луг, усеянный крупной росой, словно рассыпанными бриллиантами. С самой кромки луга уже стало отлично видно огромный самолёт, напоминающий пассажирский авиалайнер. Он лежал на противоположной стороне, чуть завалившись на правое крыло. Корабль имел странную окраску, переливаясь всеми цветами радуги, словно калейдоскоп, а вокруг него кружили белые точки.
   Лишь подойдя достаточно близко, путники смогли различить, что всё это бесчисленные бабочки, стрекозы и даже крохотные райские птички. Создавалось ощущение, что внутри корабля обосновалась сама матушка Природа, и именно поэтому вся живность так и льнёт к нему.
   Дверь в салон была открыта, словно бы "Моисей" ожидал новых пассажиров, загодя подготовившись к их визиту.
   Энджи подошла к кораблю, но почему-то не стала входить внутрь, уступив дорогу Алёне. Избранная шагнула в салон и замерла от восторга: всё вокруг вмиг окрасилось дивной лесной зеленью, по стенам, потолку и полу поплыли радужные волны света и солнечные блики, а птицы вокруг корабля запели так волшебно, что сердце Алёны тут же наполнилось блаженством и счастьем до самых краёв.
   Кресло пилота само собой развернулось, приглашая Алёну. Избранная даже не успела подумать, каким же образом она будет управлять столь сложной махиной, как тотчас розовая в белый цветочек приборная доска, ранее выдуманная Эстер, трансформировалась в гладкую, ровную поверхность цвета весенней зелени, с одним единственным рычагом управления. Алёна сразу узнала его: когда-то в детстве у неё была любимая восьмибитная игровая приставка с точно такой же ручкой!
   Авельир с Жужу зашли следом, и дверь корабля сама собою закрылась. Энджи отошла подальше и стала наблюдать за странным кораблём с почтительного расстояния, ожидая, смогут ли путешественники взлететь.
   После того, как Алёна оказалась внутри, "Моисей" преобразился не только в салоне, но и снаружи. Корпус его сперва сделался серебряным и засверкал, словно самый высокий горный пик Свиреаля, а затем на нём проступил тончайший золотистый узор, некоторые фигуры которого напоминали ёжиков, хомячков и кроликов, просто Алёна очень любила животных. Было очевидно, что корабль принял её, как родную.
   - Взлетаем? - уточнила Алёна.
   Авельир кивнул, хотя он не мог даже предположить, как девушка собирается поднять в воздух, да ещё и увести на Землю махину, непостижимую даже для его компьютерных мозгов.
   - Надо поверить в себя, и всё получится! - просто отозвалась Алёна, даже не заметив, что прочитала мысль гота. Для неё это было всё равно, что высказанное сомнение, которое необходимо мгновенно развеять.
   Закрыв глаза, Алёна максимально сконцентрировалась, настраиваясь на полёт, и стала представлять, как корабль поднимается в воздух, как разворачивается, набирает высоту и входит в сияющий портал, ведущий прямо в её родную столицу. Всё воображаемое ею выглядело настолько реалистично, что сильнее убеждать себя просто не было смысла. Тогда Алёна решила открыть глаза и взяться за рукоятку управления, но едва она это сделала, как оказалось, что "Моисей" уже на огромной скорости несётся над зелёными лугами и изумрудными лесами, а прямо по курсу в небесах расцветает искрящийся молниями энергетический портал...
   Авельир, затаив дыхание, с неподдельным восторгом наблюдал за возлюбленной. Он и представить не мог, что Алёна способна на такое!
   Энджи также была обескуражена той скоростью, с какой неказистой на вид девушке удалось укротить и увести в небеса крылатого исполина. Она долго смотрела вслед удаляющемуся кораблю и, лишь когда "Моисей" скрылся из виду в воронке портала, побежала в сторону родной Христиании.
  

Возвращение

   Вокруг фюзеляжа засверкали ветвистые молнии, в салоне запахло озоном и пол заполонили полчища зелёных жучков. Они вновь носились по фантастическому кораблю, стремясь чем-нибудь поживиться, но не могли отыскать никаких деталей, ведь "Моисей" не был судном в полном смысле этого слова.
   Алёна, счастливо улыбаясь от осознания собственной силы, обернулась к друзьям, но не увидела Жужу. В салоне находился лишь растерянно оглядывающийся по сторонам Авельир.
   - А где Жужу? - испуганно воскликнула Алёна.
   Авельир, продолжая шарить удивлённым взором по пустому отсеку, лишь пожал плечами:
   - Только что здесь был, я даже не заметил, когда он исчез из поля зрения.
   - Ну поищи его! - взмолилась Алёна. - У тебя же волшебное зрение!
   Просьба прозвучала по-детски наивно, ведь даже чародей не смог бы увидеть отсутствующего воина в совершенно пустом отсеке.
   - Следи за управлением, - заволновался Авельир. - Возможно, он просто переместился быстрее нас, мы же не знаем, какую энергетику он в себе несёт...
   Алёна посмотрела на возлюбленного с недоверием, он мог просто успокаивать её. Готический рыцарь сразу понял, в чём проблема, и добавил весьма уверенным тоном:
   - Сама посуди, если в сражении с герддронами он обладал другими способностями, нежели мы, то и с порталом взаимодействовать может иначе, разве не логично?
   Алёна задумалась, в словах гота был смысл, однако волнение за горячо любимого питомца не отпускало. Однако, переборов эмоции, девушка вернулась к рукоятке управления.
   Ультрамарин небес Адальира за окнами уже сменился антрацитом столичной ночи. Видимо, корабль вышел в Изначальном Мире на очень большой высоте, поскольку сперва показались крупные серебряные звёзды и лишь затем всё вокруг затянуло привычным серым смогом.
   - Снижаемся, - догадался Авельир. - Теперь сделай мягкую посадку, и всё будет отлично! - гот улыбнулся любимой.
   Алёна в ответ тоже улыбнулась:
   - Попытаюсь!
   Меж тем под днищем проплывали лишь высотные дома, узкие улицы и мелкие дворики. Куда можно было приземлить такую здоровенную махину, Алёна просто не представляла...
  

* * *

   Оборванец спустился в коллектор и спешно спрятал компьютер за пазуху, опасаясь, чтобы тот не намок от стоящего кругом пара. Внезапно из темноты сбоку показался другой бродяга с окурком в зубах. Спустившийся, молча протянул ему зажигалку и крутанул колёсиком. Огонёк взвился и тут же запалил остатки табака.
   - Я его видел! - выпалил подошедший, выкатив глаза.
   - Кого ещё ты видел? - пробурчал спустившийся.
   - Первого Герддрона!
   - Ну?!
   - На точке находился, следил. И тут как огненный шторм, потом смерч, потом стена огня, словно разверзлась преисподняя, - оборванец развёл руками, показывая, как это было. - И тут раз, и появляется рыцарь!
   - Ты уверен? - забравший компьютер оборванец подозрительно прищурился. - Может, перебрал, да и почудилось тебе?
   - Уверен! - выпалил второй бродяга. - Весь в пепле, не иначе, как из ада выбрался!
   Первый задумчиво почесал за ухом:
   - Тогда нужно срочно доложить обо всём Вавилону, действуй!
   - Действую! - второй резко вынул из-за пазухи бутылку, хорошенько отхлебнул прямо из горлышка, отдал остаток товарищу и вновь скрылся во мраке...
  

Силий и Фариселл отправляются к Волербусу

   Силий с Фариселлом быстро сложили нехитрый скарб, собираясь искать Волербуса. Путники даже предположить не могли, куда следует двинуться. После порабощения силы древнего демона сновидений, рок-менестрель стал своенравен и совершенно непредсказуем. А, главное, энергетика Волербуса вообще не поддавалась отслеживанию. Силий всё чаще задавался вопросом, принесёт ли пользу Адальиру эдакое перевоплощение Брелова? Но теперь, после того, что он узнал от синего льва, философ был уверен: иначе и быть не может. Однако надо было хотя бы наметить направление, куда следует держать путь. Фариселл, будучи коренным адальирцем, предложил положиться на так называемый Путь Вавилона и пойти, куда глаза глядят, но Силий не согласился:
   - А пойдём мы к Тарнтгору Пограничному! - сообщил он свои планы.
   - Но, почему именно туда? - удивился Фариселл.
   - Потому что это самое верное решение! - улыбнулся Силий, привычным движением протянув свою козлиную бородёнку сквозь плотно сжатые пальцы, и добавил. - Adversus necessitatem ne dii quidem!
  

Сила мысли

   "Моисей" принялся снижаться слишком быстро. Алёна не могла знать, что умный корабль сам выбирал место для приземления, следуя лишь её искреннему желанию, поэтому сразу же перепугалась, явно вообразив все падения самолетов, когда-либо виденные по телевизору. Как и следовало ожидать, "Моисей" мгновенно исполнил её мысли! Корпус заскрипел, всё вокруг заходило ходуном, и судно камнем понеслось на стремительно приближающийся город, тающий в предрассветном мраке...
   - Верь в благополучный исход! - успел крикнуть Авельир, падая на пол и откатываясь к борту.
   Корабль трясло и швыряло, словно осенний лист на ветру. Алёна поняла, что не может сконцентрироваться, и контроль над полётом полностью утрачен, вероятно, сейчас летательный аппарат грохнется оземь. Но тут в голове её мелькнула спасительная мысль, что было бы хорошо зацепиться за крышу какого-нибудь дома. "Моисей" тотчас замедлился, словно бы зависнув в воздухе, и плавно опустился на заснеженную кровлю высотного здания.
   Тогда Алёна зачем-то подумала об инерции, ведь корабль может сползти с крыши. И тот действительно стал медленно ползти к краю, хотя ещё мгновение назад он уже полностью остановился.
   - Думай о том, что хочешь! - прошептал Авельир, наконец, добравшись до кресла пилота и схватив девушку за плечи. - Не думай о ненужном!
   Алёна вмиг сообразила, что вновь влияет на ситуацию, старательно представив, как корабль останавливается на самом краю крыши. Причём, думала она, это не просто случайный дом, а что-то хорошо знакомое, где живут друзья... Пейзажи за окнами "Моисея" сменились и крейсер волшебным образом тут же очутился на столь же заснеженной, но уже совсем другой крыше.
   - А ещё было бы здорово, - прошептала Алёна, - если бы здесь была лестница, чтобы спуститься, и дверь с чердака не была бы заперта...
   "Моисей" замер на самом краешке крыши, нависнув носом над располагающейся здесь же неоновой вывеской с изображением древнеегипетского "глаза"...
   Придя в себя после не очень комфортного приземления, Алёна первым делом кинулась искать Жужу, но воина нигде видно не было. Только убедившись, что салон полностью пуст, она согласилась покинуть корабль, задержавшись лишь для того, чтобы переодеться. Меж тем, словно по волшебству сотворённый силой мысли наряд средневековой селянки, сам принялся меняться, вновь трансформировавшись в привычную девушке одежду. Алёна оглядела себя: на ней опять был любимый свитер с толстым отложным воротником, юбка, приталенный офисный пиджак, несколько раз накрученный шарф и плащ. Теперь можно было двигаться дальше, разумеется, прихватив с собой завёрнутый в холст Апплоусерт. Надо сказать, что в мире Земли, меч-адальир почему-то стал сильно светиться зеленоватым светом, просвечивая даже сквозь обёртку...
  

Алёна и Авельир

   Едва Алёна с Авельиром начали спускаться с крыши по грязному подъезду, Избранная сразу ощутила волну утомительной депрессии. Обшарпанные стены, давно не мытые ступени и промозглый ветер, сквозивший здесь повсюду, так контрастировали с цветущими долинами западного Адальира, что мгновенно разрушали ощущение волшебства. Лишь отблески Алёниных вновь ярко зелёных глаз в отражении грязных стёкол подтверждали реальность чудесного путешествия.
   Когда они добрались до нижней площадки, дом внезапно сильно качнуло из стороны в сторону. По перилам со следами облезшей масляной краски забегали синие искры, а лампочка в разбитом плафоне с громким хлопком лопнула, усеяв пол осколками и погрузив лестничную клетку во мрак.
   Город за стенами издал протяжный гул по нисходящей, голосом своим напоминая авиамотор, сбрасывающий обороты при приземлении самолёта. Этот унылый и тревожный звук прокатился по подъезду, после чего вокруг стало очень тихо и темно, видимо, во всём мегаполисе вырубилось электричество.
   Алёна ахнула и закрыла рот рукой, чтобы от страха не вскрикнуть. Авельир выхватил меч и с недоумением обернулся к возлюбленной:
   - Что? - спросил он, нервно оглядываясь по сторонам.
   - Так уже было, - прошептала Алёна. - Тогда, давно, в самом начале путешествия...
   За грязными окнами подъезда проглядывало затянутое тучами небо, по которому расплывались странные узоры, напоминающие северное сияние. Эти цвета в беззвучии и мраке смотрелись особенно пугающе...
   - Он здесь! - вновь прошептала девушка, ощущая нарастающий ужас.
   В глазах её было блеснули слёзы, но теперь рядом стоял настоящий защитник. Авельир кинулся к ней, обнял и принялся целовать:
   - Никто тебя не тронет, я их всех убью! Любого, кто хоть криво на тебя посмотрит, всех убью! - заверил готический рыцарь грозно.
   Алёна не знала что сказать в ответ, лишь изо всех сил прижалась к парню.
   Внезапно здание вновь закачалось, а со стен крупными кусками посыпалась штукатурка. Раздался нарастающий гул, и стёкла мелко зазвенели. Оценив обстановку, Авельир решил, что в здании теперь не безопасно и поспешил вывести Алёну на улицу. Мегаполис действительно пребывал в кромешной тьме, лишь северное сияние да редкие звёзды, проглядывающие сквозь тучи, позволяли немного ориентироваться.
   - Тебе нужно срочно уходить! - наконец констатировал гот.
   - А ты?
   - Я свяжусь с вавилонцами, и мы решим, что делать дальше.
   Авельир сам не подозревал, что находится у здания вавилонского сообщества, ведь без электричества, отключившегося в городе, неоновый знак на крыше не был виден!
   - Я точно не знаю, что происходит, но связь миров сильно нарушилась. Ты сама видела, что стало с Землёй Фарфаллы, герддроны ходят повсюду, как у себя дома, - Авельир устремил напряжённый взор вглубь тёмного мегаполиса. - Предполагаю полномасштабное вторжение... Мы не можем рисковать Апплоусертом! - заключил он.
   Парень вынул из сумочки от смартфона горсть меллеора, растёр его в пальцах и, подбросив, осыпал себя. Фигура гота тотчас засверкала зеленовато-золотистым светом, и Алёна вдруг отчётливо ощутила, что Авельир прибыл из Адальира.
   - Раз ты это чувствуешь, твари Свиртенгралля тем более учуют! - пояснил вавилонец. - Если они прошли в наш мир, то пойдут за мной по энергетическому шлейфу...
   - Ты готов так рисковать ради артефакта?! - изумилась Алёна. Для девушки сама мысль о герддроне казалась жуткой, а уж о том, чтобы сознательно отманивать чудовищ Гиртрона на себя, и речи идти не могло!
   - Ради тебя, глупышка! - улыбнулся готический рыцарь. - И не потому, что ты Избранная... Ты для меня Избранная!
   Алёна растеряно поглядела на Авельира, он действительно полюбил её, той самой, настоящей любовью, раз с готовностью шёл на риск! Осознание этого поразило девушку до глубины души:
   - Нет, нет, - замотала она головой. - Я не могу тебя оставить, давай уйдём вместе!
   - Нельзя! - Авельир схватил Алёну за плечи. - Если герддроны в самом деле здесь, то нужно сообщить Обращённому Вавилону - это часть нашего братства, защищающая Землю от вторжения. Пойми, вдвоём мы не сможем противостоять Свиртенграллю, и Апплоусерт окажется в руках Т'эрауса, а этого нельзя допустить ни в коем случае!
   - Ты всё это говоришь, чтобы просто меня защитить, - воскликнула Алёна, - я знаю!
   - Пусть так, но Фарфалла доверил Апплоусерт Избранной, а, значит, именно ты отвечаешь за его безопасность! Понимаешь?
   Алёна нехотя кивнула, осознавая, что на самом деле Авельир прав.
   - Я буду защищать тебя, - продолжал Авельир, - а ты защити всех нас, ибо теперь от Избранной зависит будущее королевства Адальир!
   - Но куда же я пойду, думаешь, они не почувствуют энергетику Апплоусерта? - Алёна изо всех сил искала повод не расставаться.
   - Возвращайся на работу, - уверенно сказал Авельир. - Позже я найду тебя.
   - На работу? - Алёна округлила глаза. - Ты видел мою конторку? Если герддроны туда нагрянут, всё в щепки разнесут! Может, лучше домой?
   - Иди на работу! - с нажимом повторил Авельир. - Не спорь, там безопасней. Поверь мне, я знаю, что говорю, - он пристально посмотрел девушке в глаза, словно на что-то намекая.
   Алёна взяла парня за руку и поднесла запястьем к лицу, поглядев на циферблат стареньких механических часов. Стрелки показывали восемь утра с копейками:
   - Только начало девятого, - пробасила девушка, засунув нос в кольца шарфа. - На этот раз успею без опозданий, могу спрятать Апплоусерт в кабинете.
   - Такая рань? - удивился Авельир. - Хотя, да. Когда мы отправлялись, было светло. Интересно, мы вернулись в прошлое или это уже следующий день?
   Алёна пожала плечами. Конечно, было бы лучше, если бы это оказался прошлый день, потому что тогда она могла бы не объяснять прогул.
   - Ладно, не важно, - Авельир спрятал меч в ножны. - Надо торопиться!
   Алёна поняла, что гот сейчас уйдёт, кинулась к нему и крепко поцеловала в уста.
   - Я люблю тебя, - прошептала она.
   Авельир тяжело вздохнул, ему было невыносимо трудно расставаться с возлюбленной даже на мгновение, но Алёна нуждалась в защите, ведь герддроны могли появиться в любой момент. Сознательно облачившись в энергетику Адальира, сам Авельир теперь становился опасным, притягивая монстров Свиртенгралля...
   - Береги себя и Апплоусерт, но ничего не бойся! - с этими словами Авельир развернулся и бегом кинулся прочь.
   Алёна метнулась в сторону, но вдруг осознала, что не знает, где находится. В темноте город выглядел совершенно иным, нежели при включённой иллюминации, и ориентироваться было невозможно. Вдруг небо озарилось ярким синим светом, словно от разряда молнии. В вышине раскатисто прогремел гром, сопровождающийся электрическим треском, и тотчас в окна домов и плафоны фонарей вернулся свет. Мегаполис вновь заговорил привычным шумным басом, голос возвращался к великану стремительно, всё нарастая, пока не достиг привычного, давящего на уши уровня.
  

Алёна возвращается на работу

   Алёна огляделась и поняла, что находится совсем недалеко от дома. Логично было туда и пойти, но она не могла ослушаться Авельира. Выбрав направление, девушка быстро зашагала по снежной каше в сторону надоевшей конторки, откуда ещё недавно сбежала в Адальир. Она так и не знала, в каком времени находится, но, судя по ощущениям, это был всё же другой день.
   Вот привычная заснеженная улочка вывела её к старому зданию. Она вновь замешкалась при входе, рассматривая удержавшиеся на ветках осенние листья. Но, вспомнив про чудесный дар, таящийся в холсте, поспешила войти внутрь.
   Странно, но сегодня здесь было удивительно уютно! Едва войдя и прикрыв за собой дверь, Алёна сразу же расслабилась и успокоилась. В здании было светло и тепло, пахло свежесваренным кофе, и откуда-то сверху слышалось играющее радио, по которому передавали кельтскую арфу. Из соседнего с холлом кабинета доносились голоса коллег, обсуждающих какие-то важные вопросы. Все эти мелкие детали повседневного быта, казавшиеся ещё намедни приевшейся тягомотиной, сейчас, в условиях стресса, чувствовались спасительной нитью, связующей разум с реальностью. Здесь кипела жизнь, пускай, и убогая, но всё же привычная. Алёна знала, что никто из работающих с ней никогда не поверит в Адальир, а уж тем более в каких-то там герддронов, и это почему-то её успокаивало. Обыденная реальность, пользуясь авторитетом у восприятия, с лёгкостью разгоняла страхи, принесённые из параллельного мира.
   - Что-то ты рановато сегодня, Маврина, - раздался голос вахтёра из его каморки. - Лучше бы поспала лишний часик, всё равно за переработку не платят.
   Алёна обернулась к старичку, но ничего не ответила, а лишь вынула из кармана подаренную Авельиром конфету, закинула в рот и принялась старательно её пережёвывать.
   Подкрепившись сладостью, она тихо поднялась на второй этаж, приоткрыла дверь кабинета и осторожно заглянула внутрь. Андрей Леонардович и Елизавета Евгеньевна уже торчали на своих местах, уткнувшись носами в документацию, даже не обратив на пришедшую никакого внимания. Алёна была уверена, что они непременно начнут упрекать её за вчерашний прогул, но никто ничего не сказал. Может быть, это всё тот же день? Но, тогда почему они не поздоровались? Она опустила взгляд: утреннее отверстие в порожке была на месте.
   - Приветики! - пробормотала Алёна, спародировав унылого клерка, и пристально поглядела на коллег.
   - Доброго утра, - слащаво улыбнувшись, крякнул Андрей Леонардович.
   - А, здравствуй, здравствуй, Маврина, - протянула Елизавета Евгеньевна противным сиплым голосом.
   Алёна ясно ощутила то, что все называют дежа вю, и что на самом деле является лишь повторяемостью шаблонного образа построения человеческой деятельности.
   Убедившись, что коллеги не смотрят на неё, Избранная, скрывая свёрток с адальиром за спиной, спешно пробралась к рабочему месту, где, воспользовавшись прикрытием монитора, спрятала сокровище под столом. В конце концов, думала она, это вполне естественно, что коллеги не заметили её отсутствия, ведь они так погружены в собственное убогое бытиё, что до других им точно нет никакого дела.
   Стараясь отвлечься от тревожных мыслей, Алёна включила в наушниках любимую "Being Boring" группы Pet Shop Boys и быстро занялась решением накопившихся дел. А, улучив момент, когда осталась в кабинете одна, перепрятала свёрток с волшебным мечом в укромном месте под батареей.
   Коллеги вернулись в кабинет через несколько минут, и Алёна, невольно скосившись в сторону тайника, заметила, что привычно вялые офисные цветы, способные лишь чичереветь в стенах второсортной конторки, воспрянули и разрослись, в мгновение ока заполнив зеленью весь подоконник. Она не поверила глазам, ведь ещё накануне её цветики едва выглядывали из горшков!
   Очевидно, именно благодатная энергетика Апплоусерта так на них повлияла. Но перепрятывать меч на глазах у всех Алёна не решилась, положившись на то, что загнанные делами коллеги не обратят на такую мелочь внимания, а по существу на обычный авось.
  

На перехват

   - Центральный офис строительной корпорации, - профессионально холодным тоном произнесла секретарша-блондинка в дорогом офисном костюме, привычным движением снимая трубку телефона и одновременно подтачивая пилочкой алый ноготь. - Да, да. Директор сейчас не может ответить...
   По кабинету с гулом носился ледяной ветер верхотуры, разметая документы. На месте окна зиял здоровенный пролом, и всё вокруг было перевёрнуто вверх тормашками. Последствия буйства Волербуса, огромными крыльями разнёсшего офис намедни, никто так и не убрал. Не обращая на беспорядок ровным счётом никакого внимания, секретарша встала с кресла, приблизилась к пролому и, чуть брезгливо скривив рот, выглянула на улицу. Где-то внизу, у подножья немыслимо высокого небоскрёба виднелись руины офисных зданий, а прямо под окном в мостовой, исчерченной трещинами, чернела глубокая воронка, из которой торчала кабина карьерного грузовика.
   - Я же говорю вам, генерального сейчас нет на месте, у него некоторые затруднения, - с нажимом произнесла она в трубку. - Поговорите с первым замом.
   Рука в чёрной кожаной перчатке, расточая клубы дыма, перехватила трубку:
   - Слушаю, говорите! - отчеканил мужской металлический голос.
   Человек в идеально сшитом костюме, с длинными волосами, собранными золотым кольцом в хвостик, возник в кабинете словно призрак.
   - Она в городе, - донёсся из телефона скрипучий голос, больше всего напоминающий механический синтезатор человеческой речи. - Апплоусерт с ней, но в текущих условиях ты сможешь его одолеть. Подключи все ресурсы, делай всё, что нужно, но избавься от Избранной. Если получится, добудь меч, однако главное - Алёна.
   - Я понял, - человек в костюме кивнул, - приступаю! - он отпустил телефонную трубку, даже не удосужившись положить её на место, и та с грохотом упала на пол.
   Секретарша продолжала невозмутимо запиливать алый ноготь.
   Человек в костюме надел идеально отполированный, чёрный мотоциклетный шлем, как у гонщика, отражающий в гладях окружающие предметы. Со стороны города донёсся протяжный гул, пол нервно качнулся, и свет в помещении мигнул. Стёкла в шкафах звякнули, а папки с документацией попадали на бок. Мотоциклист бросил взгляд в окно на чернеющую панораму столицы и быстрыми шагами покинул помещение.
   Секретарша вернулась к пролому окна и увидела, как по полуразрушенному пейзажу промзоны строительной корпорации в сторону города со скоростью ракеты удаляется чёрная фигура всадника на гоночном мотоцикле...
  

Конец рабочего дня

   С самого утра Алёна усиленно занималась работой. Сперва она сознательно делала это, дабы отвлечься от беспокойства, а затем так увлеклась, что полностью погрузилась в текущие проблемы своей второсортной конторки, сделав за первую половину дня все накопившиеся дела. Цветы на окне становились всё пышнее и гуще, но Алёниных коллег это не интересовало, словно бы они вообще не заметили изменений в интерьере. Избранная за это время не раз мысленно отмечала, сколь скудны умы сих людей, настолько увлечённых собственным убогим бытиём, что полностью игнорируют всё, происходящее вокруг. Нет, действительно, даже если бы Силий возник тут верхом на драконе, соткавшись из серебряных молний прямо перед ними, вряд ли бы кто-то из серой парочки отреагировал на это. Вот почему Арбитр Стихий выбрал именно её, думала Алёна, потому что она-то уж точно давно была готова всем сердцем принять волшебный мир королевства Адальир, лежащего в тонком эфире по правую руку от Полярной звезды...
   Когда наступил обед, Алёна ощутила волну сильнейшего беспокойства. Чем ближе был конец рабочего дня, тем сильнее становился страх. Ведь ей придётся покинуть уютный тёплый офис, отправиться в одиночку по промозглой тёмной столице... Вдруг Алёна осознала, что Свиртенгралль, наверняка, знает месторасположения её квартирки, ведь воины королевства уже были там однажды! И куда идти теперь, если и там её могут поджидать герддроны или, того хуже, дартгроты?!
   От волнения у Алёны полностью пропал аппетит, поэтому она не стала обедать, а отправилась к своей нелюбимой коллеге чтобы разжиться дополнительной работой, надеясь хоть так немного отвлечься от дурных мыслей. Дико накрашенная, как портовая девка, эта недалёкая во всех отношениях особа занималась привычным делом - старательно красила ногти в алый цвет, развалившись на диванчике в приёмной начальника. Войдя, Алёна предложила ей помощь в делах. Иногда у той возникали сложности с оформлением корреспонденции, отправляемой в региональные офисы, и она обращалась за помощью к коллегам. Главным образом, разумеется, к парням, которые клевали на её яркую внешность и готовы были помогать просто за красивые глаза.
   Секретарша Катя сильно удивилась появлению Алёны с таким странным предложением, однако не стала отказываться и с радостью выдала ей целую папку не разобранной документации. Теперь у Алёны было заделье не только на обеденный перерыв, но и до самого вечера, а то и на следующий день.
   Работа вновь увлекла Избранную с головой, и лишь временами из подсознания всплывали страхи, отдаваясь лёгкой дрожью в кончиках пальцев. Однако к вечеру девушка уже полностью взяла себя в руки. День прошёл спокойно и рутинно, разум, привыкший к конторке за много лет, с лёгкостью вернулся в изначальное состояние, принявшись убеждать хозяйку в надуманности и нелепости новых страхов. Ну, разумеется, какие ещё герддроны? Какие чудеса и магия в обыкновенном мире? Это же всё сказки...
   Алёна подошла к окну и посмотрела наружу: в свете только что зажёгшихся фонарей кружили пушистые снежинки, тень от которых изящными кружевами стелилась по заснеженной земле. Мирная, тихая картина столичного вечера. Никаких странных явлений и даже миганий света за прошедший день больше не происходило, значит, с герддронами обошлось, думала Алёна. Теперь её больше всего волновала судьба питомца. Жужу исчез из поля зрения так внезапно, что она не могла быть уверена в безопасности любимого таракана. После встречи в Адальире, и без того обожаемый жучок, стал для неё на самом деле родным существом.
   Из-за пропущенного обеда вдруг жутко захотелось есть, Алёна поспешила к столу, выдвинула ящик и принялась шарить в нём рукой, надеясь отыскать хоть что-то съестное.
   - Всё сожрали, попроворнее меня-копуши, - пробормотала она себе под нос недовольно, вновь подумав про Жужу, где он сейчас?
   Вдруг что-то скользнуло по запястью, Алёна вскинула руку и увидела любимое насекомое: оказалось, Жужу всё это время прятался в рукаве!
   Не помня себя от радости, девушка поспешила поцеловать таракана. И тут же поймала на себе сильно удивлённый взгляд Андрея Леонардовича. С его места никак нельзя было заметить сидящего на руке Жужу, и поэтому ему показалось, что Алёна зачем-то целует собственную руку. Потёртый мужичёк несколько мгновений озадаченно смотрел на девушку, а потом резко отвёл взгляд, сделав вид, что чем-то очень сильно занят.
   Поняв, что сплоховала, Алёна поспешила спрятать таракана в карман офисного пиджака и уселась в кресло, продолжив возиться с документами. Рабочий день закончился минут пятнадцать назад, но сегодня она не очень спешила покидать офис, ведь здесь было так спокойно и уютно.
   Андрей Леонардович потянулся через стол, чтобы взять карандаш, но сделал это, как всегда, нелепо, сбив стакан с канцелярскими принадлежностями. Алёна бросила в его сторону недружелюбный взгляд: наверняка, опять хотел изобразить что-то и сел в лужу. Тут грохот падающих предметов донёсся и со стола Елизаветы Евгеньевны. Алёна лишь недовольно вздохнула, ну, что за народ! Ничего по-человечески сделать не способны. Она-то никогда такого...
   Вдруг её стол качнулся, чуть съехав в сторону, и из упавшего стакана по столешнице раскатились ручки и карандаши. Ластик жёлтого цвета в форме котика прокатился по клавиатуре, замерев прямо напротив Алёны. Девушка даже не поняла, что происходит, ведь никаких вибраций не ощущалось, но стол Андрея Леонардовича в этот момент тоже куда-то покатился. Растерявшийся клерк схватился за него обеими руками, пытаясь удержать и что-то пробормотал, видимо, призывая мебель вернуться на положенное место. Елизавета Евгеньевна подняла взгляд, посмотрев на коллег поверх очков, все трое переглянулись.
   - Что вообще происходит? - в голос возмутился Андрей Леонардович, обращаясь непонятно к кому.
   Алёна испуганно оглянулась: по батарее беззвучно растекались тончайшие электрические дуги. Вдруг всё здание зашаталось, и с потолка начала осыпаться штукатурка, затем поднялся заунывный гул. Он шёл снаружи и как бы втекал через окно, наполняя шумом всё пространство офиса, но не был похож на прошлые энергетические перепады, свидетелем которых довелось быть Алёне. Вскоре странный гул растаял, уступив место знакомому звучанию вырубающейся подстанции...
   Городские шумы, достигнув апогея, резко стали сходить на нет. Мегаполис вновь издал звук сбрасывающего обороты авиамотора, а светлячки городских огней за окнами принялись гаснуть целыми секторами. Вот, в черноту скрылись соседние офисные здания и большой жилой дом. А вот уже и фонари у подъезда померкли, и... Свет в комнате погас, компьютеры, которые должны были работать на автономных источниках питания ещё не менее пятнадцати минут, почему-то тоже вырубились, погрузив кабинет в полнейший мрак тишину. Однако что-то ещё продолжало освещать помещение слабоватым зелёным сиянием...
   Издалека донеслись гудки автомобильных клаксонов и неясный шум, видимо, что-то происходило на обесточенной автостраде, пролегающей за соседними домами. В воздухе запахло одновременно озоном и гарью...
   Алёна машинально попыталась на ощупь найти кнопку питания компьютера, чтобы его выключить, и вдруг заметила в глади погасшего монитора отражение собственных глаз: они ярко светились молодой зеленью. Девушка вздрогнула: ведь коллеги могли заметить это! Она резко отвернулась, но вместо того, чтобы скрыть эффект, столкнулась взором с глазами Андрея Леонардовича.
   Клерк сидел напротив, Алёна отлично видела ошеломлённое выражение его лица, которое озаряло зелёным светом, расточаемым её собственными глазами.
   Сцена довольно затянулась. Алёна поняла, что в темноте просто не может скрыть странной особенности взгляда, приобретённой в Адальире. В этот момент заволновался Жужу, он начал бегать в кармане, как будто стараясь привлечь внимание хозяйки.
   Вдруг здание опять зашаталось, раздался треск, и по стёклам снаружи потекли крупные капли, напоминающие конденсат. Все компьютеры и оргтехнику покрыло сетью тончайших молний статического электричества, и вместе с их появлением Алёна ощутила жуткий, почти животный ужас. Это пугающее ощущение мгновенно заполнило всё тело, мерзкими мурашками пробежало по спине и вновь мелкой дрожью отдалось в кончиках пальцев. Избранная вскочила, будто собираясь бежать, но тут же застыла на месте, не понимая, куда именно.
   Прошло ещё несколько минут. Город продолжал молчать, и вокруг по-прежнему царил мрак. Откуда-то с нижнего этажа стали доноситься топот и грохот. Послышались голоса: сперва люди говорили тихо, потом кто-то завизжал и раздались крики. Грохот нарастал и раскатывался по зданию, начиная от подъезда, и постепенно уходя вглубь.
   Алёнино сердце неистово забилось, словно бы собираясь выпрыгнуть из груди. Девушка раскрыла рот, принявшись жадными глотками хватать воздух. Коллеги её продолжали оцепенело восседать на местах, пребывая в тотальной растерянности.
   В полнейшей темноте шум переместился, раздавшись внезапно уже из коридора на этаже, создавалось ощущение, что за стенами кто-то нервно багет. Потом что-то сильно грохнуло, как будто на пол рухнул сейф, и до кабинета долетел звон мечей и звуки, напоминающие рычание хищных зверей. Кто-то кричал, охал, истерично взвизгивал. Андрей Леонардович не решался сдвинуться с места, в ужасе смотря на дверь кабинета, видимо, ярко представляя то, что происходит за ней. Теперь эта деревяшка была последней преградой, что отделяла офис от неведомого хаоса, происходящего во всём остальном здании конторки.
   - Боже, что там творится?! - прошептала Алёна, отступая к окну.
   - Может быть, люди просто испугались, что свет вырубили? - неуверенно пробормотал Андрей Леонардович.
   - Эка невидаль, - буркнула Елизавета Евгеньевна. - То же мне удивительная вещь!
   Неожиданно грохот, звон и крики стихли. Но тут же странное рычанье донеслось с верхних этажей. Видимо, события не прекратились, а просто переместились выше. Алёна непроизвольно пригнулась, с опаской посмотрев на потолок, впрочем, трудно было что-то разглядеть в антрацитовом мраке, по-прежнему царящем в кабинете.
   В этот момент внезапно зажёгся свет, и мониторы компьютеров озарились приятным голубым сиянием. Вновь зазвучал привычный ушам голос мегаполиса. Он начался резко и очень быстро достиг обычного уровня. К нему поспешил примешаться стрекот ожившей оргтехники, так необходимой в работе каждой занюханной фирмы.
   Все наполнившие пространство шумы на мгновение заслонили пугающие звуки сражения. Алёна рванулась к двери, но на полпути передумала и спешно вернулась за стол. Кинув взгляд на монитор рабочего компьютера, она увидела знакомый орнамент, напоминающий кипрское письмо с треугольником и древнеегипетским "глазом" в центре. Тут же в воздухе разлился аромат хорошего малинового вина...
   Алёна с недоумением посмотрела на коллег, ожидая реакции. Елизавета Евгеньевна выглядела просто жалко: она сидела с застывшим на лице выражением полнейшего отчаяния и ужаса, напряжённым взглядом следя за дверью. Андрей Леонардович был чуть спокойнее, но всей позой выражал готовность в любой момент сорваться с места и, если потребуется, даже сигануть в окно, благо здесь было не так высоко.
   - Стоит сходить посмотреть, что там произошло, - проговорил он опасливо, и тут же осёкся, пожалев о сказанном.
   В кабинете он был единственным мужчиной, пускай и формально, а потому идти на разведку должен был, разумеется, сам. Надо сказать, затея сия совсем ему не улыбалась.
   Однако, переборов страх, клерк потихоньку встал и крадучись приблизился к двери. Впрочем, открыть её сразу Андрей Леонардович не решился, сперва приложил ухо и прислушался.
   Внезапно в дверь что-то ударило, она распахнулась, сбив мужчину с ног, и в помещение ввалилась та самая секретарша Катя.
   Алёна взвизгнула от ужаса и буквально подпрыгнула на кресле.
   На Катерине был непривычный наряд: поверх делового костюма виднелось нечто вроде сильно обшарпанной брони, как у рыцарей. Правая рука от запястья до плеча была измазана кровью, пропитавшей рукав пиджака. В пальцах секретарша крепко сжимала длинный тонкий меч, лезвие которого покрывали кусочки ржавой стали вперемешку со странными зелёными водорослями...
   - Они здесь! - выдохнула она, падая на пол.
   Андрей Леонардович подхватил девушку и приподнял ей голову:
   - Как здесь?! - воскликнул он в растерянности. - Это невозможно!
   - Другие, - пробормотала секретарша, едва сохраняя сознание. - Другие герддроны, совсем новые, они уже в конторе, - на этих словах Катя отключилась.
   Андрей Леонардович принялся трясти девушку, пытаясь привести её в чувства:
   - Ну, что там? Говори, говори, не теряй контакта со мной! - приговаривал он при этом.
   Секретарша открыла глаза и чуть слышно произнесла:
   - Hora triumphum! Выполняйте миссию, спасайте Избранную!
   Алёна вздрогнула. Она полностью потеряла ощущение реальности. Что происходит, почему секретарша Катя знает о ней, что за миссию должны исполнить её коллеги?! Не может быть...
   Андрей Леонардович аккуратно уложил секретаршу на пол, вскочил и рывком захлопнул дверь. Затем он вынул из кармана стальной стержень и впихнул его в отверстие в порожке, заблокировав таким образом вход. Только теперь Алёна поняла, зачем была нужна эта дыра в полу и, почему она появилась здесь накануне. Видимо, о возможном появлении гостей из параллельного мира было известно заранее.
   Елизавета Евгеньевна, на удивление ловко выскочив из-за стола, кинулась помогать баррикадировать вход офисной мебелью. Вместе с коллегой они быстро подпёрли дверь столом, в придачу ещё и взгромоздив на него тумбочку.
   Алёна была в полнейшем изумлении, но то, что произошло дальше повергло её в настоящий шок: Андрей Леонардович преобразился, он распрямился, выражение лица стало осмысленным, а взгляд глубоким. Из ящика стола он вынул разборный меч и ловко свинтил его, а затем достал из тумбочки старинные рыцарские латы и профессионально в них облачился. У Елизаветы Евгеньевны тоже нашлась броня и меч. Наверное, в другой ситуации эти двое в средневековых доспеха с мечами наперевес и смотрелись бы нелепо, но только не теперь. Казалось, что именно для такого одеяния они и были сделаны.
   Внезапно страшный удар сотряс дверь, которая, сыграв, даже немного отбросила импровизированные заграждения.
   Андрей Леонардович одним прыжком вскочил на Алёнин стол, использовав монитор как подножку, подпрыгнул к потолку и удивительно ловким ударом меча распахнул решётку вентиляции.
   - Беги, - воскликнул он, протягивая Алёне руку. - Я помогу тебе забраться, лезь в вентиляционную шахту и уползай на другую сторону здания, там тебя встретят!
   Алёна растеряно смотрела на своего спасителя, переживая целую гамму чувств. Кроме страха она испытывала ужасный стыд за то, сколь высокомерно относилась к своим коллегам, не подозревая о том, что они тоже вавилонцы. И как она могла не заметить этого?!
   - Это ужасно, - пробасила она, оборачиваясь к Елизавете Евгеньевне. - Я к вам так плохо относилась, вы не заслужили этого...
   - Ерунда, - женщина ласково улыбнулась ей. - Всё должно было быть именно так, иначе нельзя. Нам необходимо сохранять тайну, ты же сама знаешь. А тебе нужно бежать!
   - Мне так стыдно! - в Алёниных глазах сверкнули слёзы. - Это я приволокла герддронов за собой, подставила вас!
   - Ни слова больше! - перебила её Елизавета Евгеньевна, спешно надевая на Алёну шарф и плащ. - Мы всего лишь хранители Избранной, но Избранная лишь ты! - убеждённо заверила она. - Поэтому беги, уходи через в вентиляцию, а мы будем прикрывать и защищать тебя, как нам и полагается. Не тяни время, дитя, им только того и нужно!
   - Мы можем защитить тебя, но не можем спасти Адальир, - добавил Андрей Леонардович. - И если придётся отдать за тебя жизнь, то я буду счастлив, ибо благодаря мне спаслась та, кто может спасти наше чудесное королевство в тонком эфире...
   - По правую руку от Полярной звезды, - договорила за него Алёна и крепко обняла клерка.
   Мужчина сдержанно улыбнулся и нежно погладил её по спине:
   - Всё в порядке, я был счастлив каждым днём, что имел честь находиться рядом с Избранной! - произнёс он глубоко серьёзно.
   - Не забудь Апплоусерт, - Елизавета Евгеньевна кинулась к тайнику под батареей, вытащила меч, завёрнутый в холст, и сунула его Алёне под мышку. - Беги и спаси Адальир, так ты спасёшь всех нас, только ты это можешь! - напутствовала она.
   Алёна обещающе кивнула и залезла на стол, а Андрей Леонардович подсадил её в окошко вентиляции.
   - Да, и привет твоему Жужу! - мужчина чуть улыбнулся.
   Обернувшись, Алёна ещё раз взглянула на родной кабинет и лица коллег. А когда вентиляционная решётка захлопнулась, закрыв лицо руками, разрыдалась. Слёзы текли в три ручья, так жалко ей было оставлять вновь обретённых друзей, которых ещё недавно она на дух не переносила. С трудом преодолев эмоции, Алёна встала на четвереньки и поползла по пыльному вентиляционному жёлобу прочь. Сзади послышались звуки сражения, очевидно, герддроны вломились в кабинет почти сразу после её бегства. И, вероятно, они уже повергли защитников Избранной... Алёна то и дело порывалась вернуться, чтобы как-то попытаться помочь своим спасителям, но Апплоусерт в руках не позволял рисковать, заставляя двигаться дальше.
  

* * *

   Трудно точно сказать, сколько Алёна ползла по шахте, пока не оказалась в большом помещении с решётчатым полом. Снизу проникал свет и доносился тёплый запах работающего оборудования. Девушка осторожно подползла к решётке, заглянув в прорези: прямо под ней виднелись опутанные лианами проводов шкафы, заполненные какими-то устройствами с рядами перемигивающихся светодиодов. По всей видимости, это была серверная компании.
   Алёна вспомнила слова клерка, что в конце тоннеля её должны встретить и осторожно постучала в решётку пальцами. Внизу послышалось какое-то шевеление и показался лохматый парень в очках и потёртой футболке. Он с опаской вгляделся в вентиляционное отверстие, но увидев Алёну, разулыбался и куда-то исчез.
   Вскоре он вернулся, неся с собой лестницу-стремянку. А ещё через минуту Алёна очутилась в помещение серверной в компании означенного паренька и ещё одного, одетого в готический сюртук, с лицом, раскрашенным на манер Авельира.
   - Вавилонцы? - догадалась Алёна.
   - Конечно! - радостно отозвался парень в очках. - Нас предупредили, что может потребоваться запасной путь эвакуации, поэтому так и выстроили вентиляцию. Правда, мы думали, что до этого не дойдёт, - говоря это, он отчего-то сиял как начищенный пятак.
   Сперва Алёна не могла понять, почему сотрудник серверной такой радостный, но потом до неё вдруг дошло, что причина в ней. Видимо, Силий уже многим успел рассказать об Избранной, и участники Вавилонского сообщества считали честью встретиться с живой легендой. Для девушки, прожившей всю жизнь серой мышкой, это было не просто непривычно, а непостижимо. И, возможно, ещё пару дней назад она был была счастлива таким положением дел, но сейчас переживания за коллег не позволяли ей насладиться славой.
   - Герддроны в здании! - взвизгнула Алёна.
   Прямо над их головами что-то грохнуло и на собравшихся посыпалась штукатурка. Парень в очках испуганно поглядел вверх.
   - И сюда скоро доберутся... Валить надо по-быстрому!
   - Мы сможем уйти? - испугалась Алёна.
   - Не волнуйся, всё продумано, - спокойно заверил второй в готическом гриме, который сразу понравился Алёне, напомнив, разумеется, возлюбленного Авельира.
   Тут же в дальнем углу помещения между двух стоек с серверами странно двинулся пол. Алёна присмотрелась: в том месте оказался канализационный люк, который медленно раскрывался. В щели Избранная увидела перепачканное в саже, но хорошо знакомое лицо оборванца. В зубах он держал тонкую дамскую сигарету...
  

Алёна сбегает из конторки

   Алёна вместе с Джулиусом спустилась в люк и двинулась по тоннелю. Здесь было тепло, даже жарко, пахло сыростью и плесенью, со всех стороны слышалось журчание вод, словно на улице не морозная зима, а самый расцвет весны. Однако бегство было недолгим, и Алёна даже не успела устать. Ход вывел в небольшое помещение, очень напоминающее то, из которого в самом начале путешествия Алёна в первый раз отправилась в Адальир. В центре, как и тогда, на торце стоял овощной ящик, только на этот раз вместо ноутбука сверху расположилась банка из-под чая с оранжевой мордой тигра, выглядывающей из джунглей. Бродяга кинулся к ней, зачерпнув горсть сверкающего серебряного порошка.
   - Меллеор? - догадалась Алёна.
   - Самой высшей пробы, - подтвердил Джулиус. - Я специально берёг эту горсть на всякий случай!
   Он взмахнул руками и осыпал девушку сверкающей пылью с ног до головы, стараясь, чтобы золотат попал и на свёрток с мечом-адальиром. Алёнин силуэт засиял зеленоватым свечением.
   - Это защита на некоторое время, - пояснил бродяга. - Ты успеешь уйти и унести Апплоусерт.
   Джулиус осёкся: сияние вокруг девушки сошло на нет, словно его и не было. Лицо бродяги сделалось встревоженным.
   - Что? - испугалась Алёна.
   - Странно, - пробормотал Джулиус. - Что-то не сработало.
   Он повторил операцию, но свечение вновь быстро исчезло. На третий раз золотат вообще не оказал никакого эффекта.
   - Что-то переменилось в энергетике нашей реальности, - напряжённо прошептал бродяга, скосившись на свёрток с адальиром.
   Из холста предательски вытекало ярко-зелёное сияние.
   - По шлейфу Апплоусерта тебя можно вычислить в да счёта! - воскликнул Джулиус. - Беги скорее, уходи из района, герддроны уже повсюду!
   - Но я даже не знаю, куда...
   - Просто убегай и как можно дальше! - перебил её Джулиус. - Пускай, волшебство не работает, но и без магии мы сможем задержать неприятеля!
   Алёна испытывала смешанные чувства: от приближения чудовищ Свиртенгралля в теле клокотал парализующий волю страх, но одновременно она вновь ощущала огромную ответственность за будущее Адальира, наполнившую душу силами и энергией. Уже который человек готов был пожертвовать собой ради неё, значит, она - действительно Избранная и не имеет права дать противнику ни единого шанса.
   - Спасибо! - Алёна в благодарность крепко обняла бродягу. - Я понимаю, как вы все рискуете ради меня, - в глазах её вновь блеснули слезинки. - Я не подведу, с Апплоусертом всё будет в порядке!
   Джулиус натянуто улыбнулся, стараясь скрыть тревогу, кивнул, затем открыл люк в потолке и помог Алёне выбраться на улицу.
   И вот она опять оказалась на заснеженном тротуаре посреди вечернего мегаполиса, где-то в районе своей работы. После канализационной жары холодный уличный ветер буквально обжёг лицо, заставив Алёну наморщить нос. Даже не отряхнувшись и едва переведя дух, Избранная быстро зашагала прочь.
   - Верить, даже когда не видишь, - бормотала она сама себе под нос, ускоряя шаг. - Мир это то, что я обо всём этом думаю! Я - Избранная, я - Избранная, я - Избранная! Спасти Апплоусерт!
  

Граффити 2

   Из мрака старых переулков появились граффитеры. Жёлтая кепка невесомо подлетела к стене и нарисовала моноптер со спящим внутри мудрецом. Розовая куртка тоже зря времени не терял и изобразил огромного антропоморфного льва синего окраса, стоящего на задних лапах аки человек. А вот и сверкающая на солнце корона, возлежащая на вершине скалы. И философ в рваном пальто, вытаскивающий из плена тьмы юношу. Затем она и он принялись рисовать уже вместе, и, конечно же, в центре сюжета была пара влюблённых: чуть наивная девчушка с русыми волосами и парень в готическом гриме. Наподобие комиксов они изобразили путь парочки от цветущих садов до заснеженного мегаполиса. Вот в углу картины появился сверкающий корабль, а вот человекоподобный таракан в доспехах...
   Картина завершается и на первом плане только её облик, что непременно вам понравится: большущие серые глаза, наивный взгляд...
  

0x01 graphic

  

Глава III

  

Возвращение колдуна

   Добравшись до хижины, Стронцвет не сразу пошёл внутрь. Внезапно в нём взыграл страх, вселённый Волербусом, по всей видимости, до конца жизни. Этот гигантский монстр, в мгновение ока вывернувший наизнанку Шадоурок, теперь казался колдуну чем-то ирреальным, словно дурным сном. Ну как простой человек с Земли мог обрести силу древнейшего из демонов, да так ловко, что научился использовать её в противоположном энергетическом течении? Это не укладывалось в голове! Если бы Стронцвет не был тёмным колдуном Свиртенгралля, он бы характеризовал произошедшее, как злую мощь, перешедшую по воле Волербуса на службу добру. Но, будучи приверженцем антиэнергий, он попросту не полагал противоположную сторону добром. Считая всех лишь врагами себя и своего короля Даосторга, поэтому категорий добра и зла в его восприятии вообще не существовало, что особенно отвратительно в природе чёрных магов.
   Поддаваясь страху, он тщательно осмотрел округу в поисках возможных лазутчиков Волербуса. Стронцвет был уверен, что чудовище, обратившее силу демона против его же чертогов, непременно вернётся за ним, чтобы закончить начатое. Поражённое энергией Волербуса воображение колдуна рисовало всё новые и новые картины возможных ужасов, которые рокер способен сотворить с ним. Однако вокруг всё было тихо, и на энергетическом уровне тоже не наблюдалось присутствия чего-то хотя бы сопоставимо мощного. Хотя, памятуя о могуществе Волербуса, чёрной магии властитель вполне допускал, что тот просто скрылся от его взора.
   В энергосфере над утёсом имелся другой мощный источник энергии, но она была, безусловно, негативной, и Валькирисиум, учуяв сие, сразу же приободрился. Он спешно приблизился к краю обрыва, выходящего на северо-запад, и осторожно заглянул в ущелье: в глубине пропасти бурлило нечто тёмное, похожее на огромную и густую грозовую тучу. Она клубилась, перекатывалась от края до края расщелины и гудела, словно миллион трансформаторов. Из чрева мрака то и дело сверкали фиолетовые вспышки, озарявшие клубящиеся каскады, и в их свете на мгновение становились видны мечущиеся в недрах тучи силуэты странных созданий. Существа имели длинные шеи, перепончатые крылья, у некоторых по несколько пар одновременно, и хвосты с шипами. Создавалось ощущение, что всё это, и необозримо великая туча, засевшая в ущелье, и странные обитатели её глубин являют собой единое целое, нечто неимоверно мощное и ужасающее.
   Даже сам Стронцвет подпал под влияние исходящей от объекта энергетики, что свидетельствовало о её запредельной силе. Ещё на подходе к обрыву у него резко испортилось настроение и началась хандра. Надо сказать, что колдуны, вставая на путь магии, первым делом учились контролировать собственные чувства и лишь потом, овладев ими в совершенстве, переходили к борьбе с природным естеством. И действительно, как можно пытаться указывать совершенству природы, если ты не научился управлять самим собой? В конце концов, ведь и Стронцвет являлся частью природы, хоть некогда и отринул по глупости и гордыни её благодать, перейдя на службу к разрушительному Гиртрону.
   Убедившись, что всё именно так, как сказал Гиратро, и объект его работы на месте, Стронцвет пошёл в хижину.
   Распахнув дверь, колдун застал своих слуг за работой: старик отец, сгорбившись за столом, переписывал длинные свитки, данные ему Стронцветом ранее. А дочь его, как вы уже догадались, сестра спасённой Волербусом и Ариллией Лауры Лавена, варила в котле пищу. По приказу колдуна, не желавшего лишний раз видеть их лиц, слуги вынуждены были носить серые балахоны с капюшонами, чем сильно напоминали монахов.
   Стронцвет отсутствовал очень долго, и рабы уж надеялись, что лихо миновало, поэтому встретили своего поработителя в испуганном удивлении.
   Колдун сразу смекнул, что к чему и излил на невинных слуг всю злость свою, которую не мог обратить на Волербуса. Все знают, что вымещать недовольство на слабых и унижать зависящих от тебя - низкие и гадкие поступки, недостойные человека, но Стронцвет был тёмным колдуном Свиртенгралля и к нему подобные понятия были неприменимы.
   Первым делом он крепко врезал старику, сбив его со стула. Потом скинул капюшон с бедной девушки, схватил её за волосы и рванул с такой силой, что едва не выдрал их с корнями. Лавена истошно завопила, кое-как вырвалась и забилась в дальний угол. Колдун, наслаждаясь властью, прошёл следом, отвесив ей несколько звонких пощёчин и оплеух.
   - Будете знать, лентяи! - скрежеща зубами от злости, прорычал Стронцвет. - Видать, уж и не ждали меня обратно? Признавайтесь!
   Но бедняги молчали, ибо из опыта знали, что отвечать колдуну - себе дороже, уж лучше просто молча всё терпеть.
   - Ну ничего, у меня для вас есть средство воспитания!
   Стронцвет злобно ухмыльнулся и вынул из-за пояса плеть, собираясь исхлестать несчастных, но едва замахнулся для удара, как вдруг передумал. Перед глазами его возникла иллюзорная картина: ухмыляющаяся морда Волербуса, который запихивал плеть ему в глотку. Валькирисиума перёдёрнуло, спина его покрылась холодным потом, а руки задрожали.
   В припадке паники колдун швырнул орудие наказаний на стол и выскочил из хижины. Ему показалось, что он почуял энергию Волербуса, что тот уже совсем близко и вот-вот выскочит с воплем из-за какого-нибудь камня. Пыхтя и ряхтя от ужаса, он вглядывался в окружающий пейзаж, но ничего так и не увидел. Наконец, осознав, что слишком сильно подпал под влияние рок-менестреля, чародей чётко понял: нужно срочно заняться собственным восстановлением. Видимо, в Шадоуроке коготь монстра нанёс ему гораздо более глубокие и серьёзные повреждения, нежели казалось на первый взгляд. Немного успокоившись и отдышавшись, он вернулся в хижину и устало свалился на лежанку.
   - Приготовь пожрать, Лавена! - приказал Стронцвет рабыне, в кои-то веки назвав девушку по имени. - А старик пусть наколет дров и разожжёт очаг пожарче, мне нужно больше энергии!
   Слуги кинулись выполнять приказания, а Стронцвет впал в раздумья: с каждым разом он всё больше удручался силой Волербуса. Накануне, получив новую могущественную энергию от Гиратро, чародей решил, что полностью изжил из себя даже воспоминания о позорном провале в Шадоуроке, но теперь оказалось, что Волербус по-прежнему обитал где-то в глубинах его разума, вылезая в самый неподходящий момент. Неужели он - великий Стронцвет, знаменитый чёрной магии властитель кончился и уже не может противостоять бледноликому воину из далёких земель? Тут же на ум пришёл его старый учитель, через которого в своё время он переступил в прямом и переносном смысле, когда тот утратил могущество и пал к его ногам. Неужели колесо жизни вновь провернулось, и он стал так же слаб, как и наставник его юности?
   Стронцвет вынул из кармана кристалл, внутри которого танцевало оранжевое пламя и принялся всматриваться в огненный узор, силясь разглядеть местоположение чудовища, но на этот раз его знаменитый огненный кристалл ничего не показывал, видимо, энергия демоноборца была уж слишком мощна.
   Вдруг ухмыляющаяся морда Волербуса сама собой появилась в углу хижины. Рокер громко расхохотался и стал вылезать из щели в стене, распугивая потревоженных шашелей, становясь всё больше и больше.
   - Думал, спрячешься от меня?! - заорал он в неистовстве.
   Стронцвет, выкатив от ужаса глаза, отбросил кристалл и рывком вскочил на лежанке, принявшись отползать к стене. В это мгновение Волербус распахнул пасть с несколькими рядами острых зубов, и из неё вылетел тот самый коготь-контролёр, испепелённый колдуном на опушке леса в Шэугленн. Теперь у когтя имелось перепончатое крыло, как у летучей мыши, и он отвратительно шелестел им...
   - Всех убью! - заорал Волербус, растянув клыкастую пасть до неимоверных размеров во всю комнату.
   Коготь-контролёр устремился вперёд и яростно вцепился колдуну в глотку, принявшись рвать плоть на куски. Стронцвет ощутил дикую боль, схватился за крыло когтя, попытавшись вынуть его, но было уже поздно. Комната завращалась перед глазами. Уязвлённый колдун полетел кувырком, слыша вокруг себя лишь неистовый рёв Волербуса...
   Стронцвет раскрыл глаза и с воплем подскочил на лежанке. Со лба его струями хлестал холодный пот. Но вокруг всё было спокойно. Старик в этот момент, исполняя приказание, как раз закидывал дрова в камин, а Лавена стояла рядом, держа в руках деревянный поднос с пищей. Они испуганно глядели на хозяина, не понимая, что произошло. Просто до того момента колдуну ещё никогда не снились кошмарные сновидения...
   Стронцвет отдышался и прислушался, ему показалось, что где-то далеко-далеко кто-то отвратительно похохатывает, причём голосом Волербуса...
  

Силль и Килль расстаются в Эрнонде

   Расставшись с Крафтсманом и улепётывая от неведомой угрозы, Силль и Килль направились в Эрнонд. Трудно сказать, сколько времени заняло путешествие, но вот к утру какого-то дня они, преодолев густые заросли кустарника, вышли на границу сего славного королевства. Слева простирался Арвельдон, место открытое, почти чистая степь с редкими группками деревьев. С возвышенности отлично просматривались желтоватые дороги, пересекающие равнину. Здесь можно было не опасаться диких зверей и разбойников, спокойно продолжая путь в нужном направлении.
   Прямо по курсу виднелись людские поселения, по всей видимости, где-то там располагался и дворец местного правителя. Килль сразу понял это по высоким остроконечным башням, что свойственны дворцам.
   - Надо идти прямо к правителю и рассказывать ему обо всём, - сказал Килль уверенно. - Сейчас без поддержки мы ни со своими связаться не можем, ни в Изначальный Мир вернуться, и единственная надежда захватить Низерельдер - это получить подмогу у местных. Насколько я помню бихевиористические и геополитические карты региона, люд здесь склонен помогать другим, кроме того, все они безусловно принимают власть Ормунда и его короля Эллера, что играет нам на руку.
   - Ты забыл, дружище, - Силль виновато улыбнулся. - Это тебе нужно домой и спасать королевство, а я уже обрёл, что хотел.
   Было видно, как сильно парень вымотался. Ещё недавно он бы и не заметил относительно небольшого лесного перехода, но, став благодаря волшебству Крафтсмана адальирцем, Силль утратил большую часть умений, в том числе и неимоверную выносливость, коей обладал изначально, как выходец с Земли. Конечно, он по-прежнему владел навыком трансформации реальности силой мысли и связью миров сквозь чувственную сферу, но отныне всё это стало каким-то мизерным, далёким и малопонятным, совсем как у коренных обитателей Адальира.
   - Но ты же видел, что случилось! Слуги Гиртрона уже ищут проклятый меч. Разве тебя не волнует судьба Королевства?! - возмутился Килль. - В конце-то концов, подумай об Аэл'орри! Что будет с ней, если Т'эраус одержит победу?
   Но Силль словно бы не слышал ничего, устало и мечтательно глядя куда-то вдаль. Весь его влюблённый разум занял лишь образ возлюбленной, к которой он вот-вот вернётся. Всё остальное было совершенно неважно.
   - Я сделал всё, что мог, - ответил он, помолчав. - Я был в братстве Вавилона, служил ему верой и правдой. Рассказал вам, где находится Низерельдер, и больше ничего не хочу знать об этом. Я возвращаюсь в Шэугленн к любимой и буду сам строить свою жизнь.
   Силль похлопал Килля по плечу и обнял:
   - Прощай, дружище, дальше мы врозь, - он вновь чуть улыбнулся и быстро зашагал в сторону Арвельдона.
   Килль долго смотрел ему вслед сожалеющим, но не осуждающим взглядом, пока уже крохотная фигурка путника не скрылась в утреннем тумане, стелящемся над долиной.
   В конце концов, думал он, хотя бы один из нас обрёл то, что искал в Адальире, начиная это долгое путешествие. И, видит Бог, это не так уж и дурно!
  

Силль возвращается в Шэугленн

   Силль устало брёл по равнине, силы были на исходе, но счастье райской птичкой пело в каждой клеточке тела. Раньше он лишь мечтал снова увидеть возлюбленную, считая мгновения до их встречи. А теперь он уже достиг желаемого, обрёл мечту во плоти. Всеобъемлющую, прекрасную, как рассвет, наполняющую душу волшебной музыкой...
   Он не знал, как доберётся до Шэугленн, на чём переправится через Кристеллию, где будет укрываться от дождей и палящего солнца. Но всё это было совершенно неважно, ведь он шёл по главному пути своей жизни. К воплотившейся мечте, к самой любимой, и этот путь, подобный Пути Вавилона, непременно приведёт его к ней, иначе и быть не может! Силль верил в это всей душой, ведь adversus necessitatem ne dii quidem!
   Солнце поднималось и припекало всё сильнее. Чтобы укрыться от лучей, Силль спустился в ложбинку, продолжив движение в роще. А когда вышел из зарослей с другой стороны, то не поверил собственным глазам: вокруг был уже не Арвельдон, а какой-то дремучий лес с исполинскими деревьями. Рядом журчал серебряный ручей, отовсюду слышались заливистые трели лесных птиц, а меж стволов туманом струилась прохлада.
   Парень, не веря глазам застыл на месте, с изумлением узнавая округу: это было уму непостижимо, но каким-то невероятным образом он оказался в Гленнвилле! Да, точно, яркие цвета, чарующие ароматы, море птичьих голосов... Это ни с чем невозможно спутать! И тут Силль вспомнил про Путь Вавилона. Правда, он и не мечтал о таком подарке судьбы, как в сладком сне. Но всё было наяву.
   Он рысью кинулся к ручью, чтобы напиться. Потом, заметив куст с ягодами, наелся плодов и, удовлетворив первичные потребности, попытался сориентироваться, в какой именно части Гленнвилля находится. Все прекрасно знают, что главным ориентиром в этом краю королевства служил Шадоурок. Путнику достаточно было взабраться на высокое дерево и оглядеться, поскольку Гора Теней была выше всех прочих скал и возвышенностей в округе. Этому приёму в Гленнвилле учили всех с раннего детства.
   Силль, несказанно обрадованный волшебным перемещением, выбрал сосну повыше и быстро забрался на неё. Однако даже с самой вершины дерева никаких гор вокруг не наблюдалось. Силль просто не знал, да и не мог знать, что случилось в Шадоуроке накануне, как поверг великую Гору Теней его бывший собрат по воинству Вавилона и предводитель "ремесленнического" отряда рок-музыкант с Земли Брелов...
   "- Наверно, это не Гленнвилль", - подумал Силль, спускаясь с дерева.
   Мысль сия сильно его удручила, ведь он подумал, что вот-вот встретится с возлюбленной...
   Он сел под дерево и прислонился спиной к стволу. Птицы щебетали как и прежде и так же звонко журчал ручей, но теперь это Силля уже не вдохновляло. Он вынул из-за пазухи целлофановый файл с вложенным рисунком Аэл'орри и в миллионный раз принялся изучать обожаемые черты. Вдруг откуда-то сзади послышался треск ветвей и недовольное рычание. Силль, будучи опытным воином, быстро сообразил, что неподалёку обитает крупный хищник, и поспешил обнажить меч. Он осторожно поднялся и крадучись пробрался к соседнему дереву из трёх толстых стволов, что росло на небольшой возвышенности, нависая корнями над ручьём. Отсюда был великолепный обзор на ту часть леса, где он услышал звуки. Силль затаил дыхание, дабы не выдать себя, и всмотрелся в заросли: сперва заметил лишь две большие тени, а затем из кустов появилась пара медведей, бурый и серый. Они двигались неспешно, совершенно не похоже на животных. Скорее, напоминали вальяжно прогуливающихся людей.
   Силль успокоился, казалось, они не представляют угрозы. Но вдруг сердце его заколотилось столь неистово, что едва не выпрыгнуло из груди. Кровь застучала в висках, а голова поплыла кругом: на буром медведе восседала Аэл'орри. Да, да! Это была именно она, в лазурном одеянии, правящая огромным бурым медведем!
   Силль просиял от счастья, сунул меч обратно в ножны и, забыв обо всём, через заросли кинулся девушке навстречу.
  

Король Эрнонда

   Вскоре Килль добрёл до городской стены, если так можно было назвать метровый парапет из валунов, ограждающий территорию центральной части Эрнонда. Благодаря силе адальиров, стерегущих рубежи королевства, на этой стороне Свиреальского хребта давно не знали больших войн, а потому и в стенах, подобных Зирвельдонской, не нуждались. Скорее, сие сооружение лишь обозначало границы владений, нежели защищало от нападений вражеских королевств. Однако не только адальиры хранили эту местность. Чтобы выйти к Эрнонду с востока, необходимо было сперва каким-то чудом миновать Гаур-Хэс, а мало кто-то желал связываться с чародеем Сальиром-Вери. С запада всю необозримую долину контролировали ударные силы Ормунда. Геррония являлась самым сильным королевством нынешнего времени, и потому Эрнонду нечего было опасаться в плане безопасности.
   Стена выглядела сильно обветшавшей, была сплошь покрыта трещинами, а сверху заросла лютиками и подорожником. Там, где дорога пересекала укрепления, не имелось даже калитки, просто широкий проход, часто расчерченный следами от колёс многочисленных повозок и карет, прибывающих в город и покидающих его.
   Ещё на подходе к стене Килля заметила детвора, игравшая на окраине. Дети сперва с невероятным интересом рассматривали путника, а затем припустили в сторону города, что-то наперебой выкрикивая. Килль был опытным вавилонцем и потому знал почти все языки и диалекты великого Адальира: из тех слов, которые не унёс ветер, он понял, что дети узнали его. В Эрнонде рыцари Вавилона являлись легендой, о них писали в книгах, и каждый знал, как выглядит их облачение. Поэтому даже по запылённому и потрёпанному битвами костюму ребятня сразу же признала воителя из Вавилонского братства.
   Когда парень вошёл в город, его обступила толпа местных жителей. Было видно, что они очень спешили, поскольку даже не успели закончить делаемой работы. Некоторые женщины держали в руках не достиранные тряпки и кухонную утварь. Мужчины различный инструмент. Горожане с удивлением и некоторым замешательством смотрели на Килля. По толпе гуляли встревоженные шепотки:
   - Зачем он явился? - говорила полная дама в грубом деревенском платье.
   - Должно быть что-то случилось, вавилонцы просто так не ходят... - чуть испуганно отвечала ей юная пряха, сжимая в пальцах веретено.
   - Да их тут сто лет не видывали! - бормотал старик с длинной седой бородой.
   - Смотрите, смотрите, он явно побывал в бою! - воскликнул какой-то юноша.
   Килль подумал, что шумиха может навредить делу и решил пойти на хитрость.
   - Что вы, дорогие горожане! - возразил он, улыбаясь. - Это я с уклона свалился, когда через лес брёл. У меня тут друг живёт, я к нему в гости направлялся и просто немного заблудился...
   Люди сразу успокоились и заметно повеселели. Они поспешили проводить Килля в таверну, хорошенько накормили, напоили вкуснейшим элем и даже обработали ссадины, полученные им в сражении у хэза на реке.
   Горожанам было очень интересно поглядеть на живого вавилонца и пообщаться с ним. Уже вечерело, а они всё шли и шли, но Килль не отказывал никому. Он старательно играл роль хорошего парня-простачка, стремясь максимально успокоить людей. Странно, но создавалось ощущение, будто жители Эрнонда полагают воинов Вавилона чуть ли ни за божеств каких. Приходящие приносили ему, кто еду, кто полезные предметы быта, вроде песочных часов, а иные даже совали большие монеты. Всё это смахивало на подношение даров, что в определённой мере льстило Киллю, ведь он ещё никогда не чувствовал себя столь значимым и любимым. Как мог, он, разумеется, пытался отказываться от приносимого добра, но это почти никогда не получалось. Однако больше подарков его поражало другое: приходившие в таверну горожане спрашивали Килля обо всём на свете так, словно были уверены, что он непременно знает ответы на все мыслимые и немыслимые вопросы.
   - Когда пойдёт дождь? - спрашивал крестьянин, кладя на стол рядом с Киллем две серебряные монеты.
   - Уродится ли пшеница в этом году? - интересовалась коренастая красавица в клетчатом платье и алом чепце.
   - Каким именем лучше назвать дочку, которая должна родиться со дня на день, если день рождения придётся на полнолуние? - интересовался мужчина, судя по белой пыли, засевшей в каждой складочке его одежды, мельник.
   Килль отвечал всем в позитивном ключе, стараясь в этот момент направить собственные мысли и уверенность на исполнение лучшего варианта. И как Силль добровольно отказался от такой замечательной силы, думал он, которой обладают все выходцы из Изначального Мира от рождения?
   На вопрос про дождь, вавилонец уверенно кивнул:
   - Будет, будет дождь и очень скоро!
   И тотчас по крыше таверны забарабанили резвые капли. Собравшиеся ахнули от восторга, а двое весьма недоверчивых ко всему местных оболтусов даже кинулись наружу проверять, правда ли пошёл дождь.
   Килль пробыл в таверне допоздна. К тому времени возле стола, где он сидел, уже собралась огромная куча разных подношений. Решив, что пора с этим заканчивать, Килль сказал всем, что устал, очень хочет спать, и попросил людей прийти завтра.
   Жители Эрнонда оказались весьма воспитанными и поспешили удалиться. На принесённые ими деньги Килль снял комнату в трактире, располагавшемся на втором этаже, и уже собирался отправиться спать, но захотел допить вкуснейший эль. Однако, приложившись губами к краю большой дубовой кружки, обнаружил, что вместо эля там было уже малиновое вино...
   Вавилонец аккуратно взялся за рукоять меча, стараясь не привлекать внимание других посетителей, и неспешно двинулся к лестнице. Он специально шёл медленно и вразвалочку, чтобы не вызывать подозрений, а сам пристально изучал собравшихся в таверне людей. Однако выделить врага ему не удалось, все выпивохи казались обыкновенными селянами и работягами, зашедшими сюда передохнуть после трудового дня.
   Внимание Килля всё же кое-что привлекло: то было странное украшение в виде огромной железной птицы с широко раскинутыми крыльями, острым оперением и подозрительно светящимися лимонным огнём глазами, восседавшей на полке над жарко пылающим камином. Статуя смотрелась уж больно угрожающей, и словно бы следила за Киллем. Вернее, у него возникло такое чувство на уровне интуиции. Несколько раз он прошёлся по залу таверны мимо камина, пока не заметил, что из крыла стальной птицы торчит стрела с ярко-зелёным опереньем. Такие стрелы со стабилизатором из редкого вида осоки очень яркого цвета использовали лесные жители Гвирендорфских чащ...
   Килль попытался настроиться на окружающее пространство, стремясь постичь, о каком враге предупреждало малиновое вино в кружке, но так и не смог ничего уловить. Решив, что эта задача ему не по зубам, он отправился спать.
  

* * *

   Ночью, когда выпивохи угомонились и всё стихло, Килль потихоньку выбрался в окно и опрометью кинулся по тихим ночным улочкам, залитым лунным светом, в сторону севера, где в отрогах Свиреаля располагался дворец местного властителя.
   У ворот в свете факелов стояла стража в лёгких доспехах из тонкой стали. По всей видимости, здесь действительно давно уже ничего не опасались. Охранники удивились странному гостю, но едва Килль продемонстрировал им хрустальный дефендер, как тотчас пропустили его внутрь. Несмотря на поздний час, король Эрнонда согласился принять вавилонца в зале городского совета.
   Килля проводили в холл с высокими потолками и колоннадами, предложив подождать. Примерно через четверть часа к вавилонцу выбежал толстенький человечек с круглым лицом в довольно простом для королевской особы наряде. На нём была зеленоватая туника, серые шоссы и коричневый плащ. Вместо короны почти лысую голову венчала скромная тиара с одним большим изумрудом и двумя алмазами.
   - Приветствую вас, Ваше Величество! - в знак почтения Килль приложил руку к груди и чуть склонил голову. Правда, ему не очень-то хотелось кланяться какому-то мужику, чьё условное превосходство над другими в этом мире определялось лишь навязанным большинству мнением, но так полагалось по этикету, а в чужой монастырь, как известно, со своим уставом не ходят.
   - Приветствую, приветствую! - нервно пробормотал король, подбегая к гостю и заглядывая ему в глаза. - Что-то случилось?! - испуганно спросил он. - Я знаю, что посланники из Вавилона являются лишь в случае крайней необходимости!
   - Я прошу простить меня, Ваше Величество, что мне пришлось потревожить ваш покой в столь поздний час, - продолжая речь согласно этикету, о котором он когда-то читал на сайте Адальирского сообщества, начал оправдываться Килль. - Но...
   - Не томите! - перебил его король. - У нас тут церемонии все упразднены, они лишь время отнимают и недостойны разумных людей. Говорите по существу, как говорили бы со своим предводителем в сборе!
   Килль немного удивился столь демократичному монарху, но сразу же с радостью принял правила игры:
   - Я знаю, где Низерельдер! - выпалил он уверенно.
   Король вздрогнул лицом, как будто не совсем поверив ушам.
   - Но у меня нет связи со своими, а меч там может долго и не пролежать, если кто-то из прихвостней Гиртрона прознает про него и решит захватить оружие первым.
   - Войско, тебе нужно войско! - догадался король.
   - Да, а ещё что-то типа повозки, но очень большой и проходимой, чтобы погрузить меч и вывести в безопасное место.
   - Колёсная основа от стенобитного орудия подойдёт? - без лишний расспросов, уточнил король.
   - Думаю, что вполне!
   - Тогда я немедленно отдам приказ, чтобы собирали отряд и готовили орудия.
   - Но это ещё не всё, - добавил Килль. - Нужно как можно быстрее связаться с Ормундом, на тот случай, если мы не успеем, и Низерельдер окажется в руках врагов. Хорошо бы, чтобы король Эллер вывел в Арвельдон ударную конницу способную преследовать противника и отбить оружие.
   - Я всё понял! - заверил король. - Я отправлю скоростных гонцов немедленно, думаю, они достигнут Ормунда не позже, чем через сутки.
   - Благодарю вас, Ваше Величество! - Килль снова чуть поклонился, но теперь сделал это уже с искренним уважением к столь мудрому и одновременно простому правителю.
   Король быстро засеменил к выходу и, ещё не дойдя до двери, стал звать помощника. К нему тотчас подбежал какой-то человек в сером балахоне с капюшоном, подпоясанный золотым шнуром, крупного плетения. В свете факелов Киллю показалось, что из-под балахона выглядывает туника фиолетового цвета, но поручиться за это он не мог.
   - Быстро, но тихо соберите мощный ударный отряд, снарядите его всем необходимым и двумя колёсными основами от стенобитных орудий, - приказал король. - Этот человек, - он указал пальцем в сторону Килля, - поведёт войско и будет руководить им, пускай все слушаются его, как меня. Ясно?
   Помощник кивнул:
   - Будет исполнено! - подтвердил он чистым, звенящим голосом.
   - Отправьте сейчас же скоростных гонцов на лучших скакунах в Ормунд, я напишу письмо королю Эллеру, его необходимо доставить с максимальной скоростью. Ах, да, чуть не забыл, отправьте также почтовых голубей в Ормунд, на всякий случай...
   - Не надо, Ваше Величество, - вмешался в разговор Килль. - Мне кажется, это небезопасно, птиц могут перехватить.
   - Наших не перехватят! - усмехнувшись, махнул рукой помощник. - Они летают с неимоверной скоростью!
   - А, кроме того, наши послания сокрыты в колбе, кто не знает секрета не сможет ни извлечь письма, ни прочесть ни единого слова, - заверил король.
   Килль понимающе кивнул.
   - Так, что же ещё? - пробормотал король, упёршись пальцем в лоб, видимо, это помогало ему сосредоточиться. - Что ещё? - обернулся он к Киллю.
   - Выдвигаться надо как можно быстрее!
   - Да, точно! - подхватил король, возвращая взор к помощнику. - Как только отряд будет готов, тут же и выступайте. И пусть с ними отправятся лучшие из мастеровых, состоящих на службе у королевства, на случай если потребуются инженерные решения.
   - Всё будет исполнено! - помощник учтиво поклонился и опрометью кинулся исполнять приказания.
   - Может, хотите передохнуть? - участливо поинтересовался король. - У вас, друг мой, усталый вид.
   - Благодарю вас за заботу, Ваше Величество, - улыбнулся Килль, искренне тронутый вежливостью и учтивостью короля, столь не свойственной его касте. - Передохну в седле.
   - Воистину, не устаёт мой разум удивляться вашему чудесному братству! - с неподдельным восторгом произнёс король.
   А Килль сразу подумал о Силле. Интересно, что сказал бы монарх об их "чудесном" братстве, узнай он об этой истории? Впрочем, кто из нас не был влюблён? Наверняка, и король знавал, конечно же, подавляющую разум и все прочие чувства, силу Афродиты и Венеры...
  
   Вскоре отряд был собран и они, ведомые Киллем, выдвинулись на восток, держа путь к великой Кристеллии...
  

Силль и Аэл'орри встречаются

   Заслышав шум, медведи грозно зарычали и шерсть на их загривках стала дыбом, но Аэл'орри, узнав Силля, не позволила хищникам напасть. Эрфния спрыгнула с холки и побежала через заросли навстречу возлюбленному. Они встретились на берегу ручья. Аэл'орри бабочкой впорхнула в объятия уже бывшего вавилонца, хоть говорят, что бывших вавилонцев не бывает, и застыла. Они ничего не говорили и даже не целовались, просто стояли, прижавшись друг к другу, слившись в единое целое. Лишь спустя несколько минут смогли чуть разомкнуть руки, но лишь для того, чтобы налюбоваться друг другом.
   В голове Силля кружился миллион мыслей, рвущихся сорваться с языка и сотрясти воздух, но бывший вавилонец не решался ничего произнести, просто наслаждаясь моментом воссоединения.
   - Я так ждала тебя! - первой заговорила эрфния. - Так скучала, боялась, что мы не увидимся.
   - Теперь я один из вас, - радостно ответил Силль.
   Аэл'орри вопросительно приподняла золотистые бровки.
   - Я ушёл из своего клана, стал адальирцем, - поспешил пояснить парень. - Теперь я больше никуда не уйду, никогда! Я всегда буду здесь с тобой!
   Лицо Аэл'орри просияло, наполнившись золотистым светом:
   - Всегда! - шёпотом повторила она, нежно погладив Силля по щеке.
   - Мы поженимся и проживём очень-очень-очень долгую и счастливую жизнь в этих лесах, - Силль притянул Аэл'орри к себе и нежно поцеловал в губы. - Я люблю тебя, принцесса моих фантазий!
   Аэл'орри ответила на поцелуй, ощутив волну небывалого счастья, обуявшую её с ног до головы.
   Внезапно романтический момент прервало недовольное рычание.
   Аэл'орри обернулась к хищникам и сделала жест рукой, чтобы те уходили. Гиганты переглянулись и нехотя двинулись прочь.
   - Что это за звери? - нахмурился Силль. - Они мне не понравились.
   - Нет, что ты! - поспешила возразить Аэл'орри. - Это помощники великого Сальира-Вери, чародей освободил меня от чар, одарил одеждой и дал в помощь своих медведей, чтобы они сопроводили меня до долины.
   - Да? - недоверчиво произнёс Силль, хищники почему-то показались ему совсем недобрыми.
   Поддавшись странному порыву, парень вновь вынул меч и осторожно двинулся следом за медведями. Те шли неспешно, и ему не составило труда нагнать их. В какой-то момент хищники свернули с тропы, углубившись в лес, и Силль потерял их из виду. Он остановился, чтобы оглядеться, не понимая, куда надо двигаться дальше, как вдруг за кустами что-то сверкнуло и послышался электрический треск. Силль кинулся через заросли и очутился на небольшой поляне. Однако никаких медведей там уже не было, а перед ним стояло два гигантских воина в чёрных доспехах. У одного в руках блестел меч, другой оказался вооружён здоровенной палицей. Откуда они взялись, Силль не понимал, однако по расточаемому воинами смраду пожарища сообразил, что они имеют отношение к армии Фаур-Каста.
   Воин с мечом ринулся в атаку, и Силль едва успел увернуться от удара, запрыгнув обратно в кусты. Парень кинулся наутёк, слыша, как сзади с треском валятся деревья. Аэл'орри испуганно взвизгнула, увидев несущегося Силля, и заметалась на месте.
   - Убегай! - заорал Силль и тотчас ловким ударом меча срубил растущее рядом дерево.
   То повалилось за его спиной, преградив путь показавшимся из зарослей латникам. Однако стальные великаны быстро преодолели преграду и, оглушительно грохоча ржавыми доспехами, выскочили на берег ручья. Силль понял, что убежать не получится и решил принять бой, хотя в текущих обстоятельствах это было самоубийственно. Теперь он сильно пожалел, что отказался от своей природы, став адальирцем, ведь, будучи вавилонцем, с лёгкостью расправился бы с четырьмя такими же, но теперь...
   - Прячься за меня! - скомандовал он, становясь между Аэл'орри и стальными гигантами.
   Воин с палицей кинулся в атаку, обрушив грозное оружие на противника, Силль защитился мечом, но тот от удара разлетелся на осколки. Бывший вавилонец остался с рукояткой в руках, остолбенело уставившись на неё. Второй замахнулся мечом, собираясь зарубить обезоруженного врага и эрфнию. Аэл'орри поняла, что это конец, и от ужаса зажмурилась. Но атаки не последовало. Послышался звон стали и грохот. Эрфния раскрыла глаза: выросшая словно из-под земли толпа герддронов подобно урагану налетела на странных воинов и в мгновение ока повергла обоих.
   Силль испуганно попятился, продолжая прикрывать Аэл'орри собственным телом. А герддроны и не думали нападать, спокойно вытерли мечи о траву и выстроились вдоль берега. Только теперь Силль заметил знакомого эльгвейта, сидящего на загривке у предводителя сбора.
   - Аллвэ! - воскликну он, не поверив глазам. - Ты ль это?!
   - Я, я, - пробурчал шерстистый коротышка.
   - А что ты здесь делаешь?
   - Я к Эрверсдэн направлялся, а сам видишь, чем приходится заниматься, опять вас выручаю!
   Аэл'орри с недоумением поглядела на эльгвейта, перевела взгляд на Силля и вновь обратила очи к странному существу, по-королевски восседающему на загривке мощного герддрона.
   - Ты его знаешь? - изумилась эрфния.
   - Да, это мой старинный друг, - улыбнулся Силль. - А что тебе у Эрверсдэн понадобилось и как удалось заиметь целый сбор герддронов? - обратился он к Аллвэ.
   - Там мои предки обитали, пока их люди не потеснили. А про герддронов - это очень долгая история, - отмахнулся Аллвэ, самодовольно улыбнувшись в усы. - Зато теперь я самый сильный эльгвейт во всём лесу, могу смело возвращаться в родные края и уже никто мне не помешает! Воины - огонь, сам видел! И забот с ними почти никаких, питаются древесным углём, пень найдёшь им старый, они его спалят, уголь сожрут и сыты. Совершенно безвредные существа, если б не Даосторг, не в пример людям... Кстати, что за чудовища это были и почему на вас напали?
   - Сам не знаю...
   Силль осторожно приблизился к дымящимся обломкам стальных гигантов и поднял с земли несколько шестерёнок.
   - Что это такое? - дрожащим голосом вымолвила Аэл'орри, заметив среди деталей, лежащих в ладони Силля клочки бурой и серой шерсти, больше напоминающей металлические опилки.
   - Может, герддроны съели твой транспорт? - напряжённо прошептал Силль.
   Вдруг раздался противный металлический скрежет, с которым лазурная накидка Аэл'орри совершенно неожиданно стала расползаться по швам, рассыпаясь в чёрную труху. Силль поспешил скинуть плащ и укутать им Аэл'орри. Труха, оставшаяся от накидки, волной двинулась по земле в стороны, словно была живой. Силль присмотрелся и понял, что это не труха, а бесчисленное множество крохотных железных жучков, напоминающих тех "муравьёв", что Брелов С Ариллией видели в Кйя-Ори, и которых рок-менестрель нарёк "рассадой герддронов". Всем было очевидно, что вокруг творилось колдовство, но толком никто ничего не понял...
   - Что всё это значит? - Аэл'орри смотрела на возлюбленного совершенно ошеломлённо, почему-то уверенная, что бывший вавилонец непременно даст ей ответ, но Силль и сам пребывал в полнейшем замешательстве.
   - Не знаю, что это было, но нам стоит рассказать обо всём Силию, и как можно быстрее! - наконец, заключил Силль.
  

Стражников получает задание

   Патрульный Стражников вышел на дежурство вечером. Настроение у него было не лучшее. После недавней истории в тоннеле коллеги посматривали на него, как на умалишённого. Мало того, ему ещё пришлось долго и утомительно объяснять, куда подевалась машина, которая, по свидетельствам очевидцев, и явилась причиной транспортного коллапса. Стражников был убеждённо честным человеком, а потому рассказал всё так, как видел. И про летающее такси и о призраке, играющем на флейте. Разумеется, никто ему не поверил, ни начальство, ни коллеги, ведь только у него в управлении была ремесленническая фамилия...
   Придя на работу, Стражников направился прямиком к дежурному:
   - Прибыл на дежурство, жду указаний! - максимально бодро сообщил он, входя в кабинет.
   В помещении за столом, засыпанным горой бумаг, сидел тучный мужчина средних лет с утомлённым выражением на лице:
   - А, Стражников, - вяло протянул он, узнав подчинённого. - Заходи, заходи, как раз жду. Есть работа, для тебя персонально.
   - Слушаю!
   - Короче, смотри: значит, патрули по боку, берёшь машину и сопровождаешь колонну техники, - дежурный смерил Стражникова снисходительным взглядом. - С тобой, сам знаешь, работать никто не хочет после того случая, а тут можно и одному, поэтому я и решил тебя направить.
   - Без проблем, - Стражников кивнул. - Так, а что за техника?
   - Ракетоносцы военные, две штуки, - пояснил дежурный. - Ну из тех, которые пригнали для усиления безопасности после событий в Адальире. Они громоздкие, как не знаю что, семиосные гиганты, - он странно поморщился. - Их будут перегонять на стоянку строительной техники в промзоне, мы там дороги перекроем на время движения, а ты возглавишь колонну. Ясно?
   - Ясно, - пожал плечами Стражников. - Сделаем.
   - Это я похлопотал, - признался Дежурный. - После твоих видений нужно как-то реабилитироваться, так что сказал бы спасибо!
   - Спасибо, - Стражников по-доброму улыбнулся, явно не ожидая такой заботы. - Тогда, я пошёл?
   - Да, выдвигайся!
   Стражников кивнул и покинул кабинет.
  

Экзорцист

   Доставив именной XRSys-X-777 Алёне, Лесник направился в маленький магазинчик на проспекте, торгующий компьютерной техникой, где сейчас работал продавцом. Вы можете удивиться разнообразью его деятельности, как начальник отдела технической поддержки мог выступать и в роли продавца? Но странно это лишь на первый взгляд. Дело в том, что магазин, в котором торговал Лесник, был не простым. Именно здесь члены братства Вавилона приобретали компьютеры марки XRSys-X-777. Да, да, им самим приходилось тащиться в магазин и покупать уникальный компьютер, созданный гением Конструктора и волей портала.
   Персональная доставка ноутбука XRSys-X-777 на дом была редчайшим явлением, и говорила об огромной значимости владельца. К слову сказать, до Алёны Леснику вообще ещё ни разу не приходилось таскать компьютеры домой к вавилонцам и уж тем более в их отсутствие.
   Рабочий день давно закончился, магазинчик уже должен был закрыться, но Лесник продолжал сидеть за прилавком среди груды компьютерного барахла, ожидая покупателей. Просто он знал, что сегодня за волшебным компьютером должен явиться какой-то олдовый и крутой вавилонец, потерявший свой ноутбук во время путешествия в Адальир, и ему необходимо вручить новую машину.
   Леснику было скучно, поэтому он заварил кофе и засел в Интернете, то и дело прикладываясь к чашке с горячим, ароматным напитком. Сеть ужасно барахлила, как будто трафик утекал куда-то не туда, в лишь ему известные дали.
   - Опять сидят на наших серваках! - недовольно воскликнул Лесник, перезагружая приложение, чтобы посмотреть логи. - И зачем Конструктор сделал код открытым?
   Он вгляделся в танцующие на экране цифры и буквы:
   - Что за "Центр", чтоб их там... Весь трафик сожрали!
   Вдруг свет в помещение погас, пол качнулся как при землетрясении, а из-за окон донёсся характерный гул тормозящих механизмов, напоминающий звук авиамотора, сбрасывающего обороты.
   Лесник вздрогнул и отставил чашку с кофе подальше. XRSys-X-777, на котором он и просматривал страницы любимых сайтов, продолжал работать, ведь чудесному изобретению Конструктора, перебои с электроэнергией были нипочём.
   В это мгновение за стеклянной дверью магазинчика возникла тёмная фигура огромного роста. Колокольчик над входом звякнул, извещая о новом покупателе, и кто-то, закутанный в плащ, вошёл в помещение.
   Лесников опасливо поднял взгляд: в слабом свете компьютерного монитора виднелась двухметровая фигура человека в чёрном плаще и характерном высоком шлеме. Лесник не раз видел таких и сразу признал в вошедшем герддрона Свиртенгралля. Правда, у этого экземпляра поверх шлема струились странные зелёные волосы, напоминающие то ли водоросли, то ли лошадиную гриву. Однако парень не очень поверил увиденному, ведь он отлично знал, что отрицательное отклонение пурче-дхарны не позволяло герддронам проникать в Изначальный Мир, где он и находился. Может быть, кто-то просто решил подшутить над компьютерщиком?
   - Вам чего, любезный? - максимально непринуждённо поинтересовался Лесник, меж тем спина его покрылась холодным потом. Всё же не каждый день видишь герддрона в полный рост...
   Вошедший гигант с трудом помещался в маленьком магазинчике. При каждом движении он, то задевал стеллажи с системными блоками, то запинался о стойки с комплектующими.
   - Эк... экзорцист! - наконец рявкнул вошедший стальным, лязгающим голосом.
   Лесника передёрнуло, речь существа всерьёз напугала его. Вдруг свет в магазинчике вновь зажёгся, лампочка под потолком тускло осветила фигуру в плаще: сомнений не оставалось, перед парнем быт классический герддрон Свиртенгралля!
   - Что-что? - пробормотал Лесников, отступая к полкам за спиной.
   - Мне нужен экз... - прорычало существо. Причём речь его показалась продавцу механической, как будто тот не понимал значения сказанного, а лишь запомнил звучание слов, как делают нерадивые учащиеся, готовя домашнее задание по английскому языку.
   Лесник прищурился и напряг слух, стараясь понять, что же говорит пришедший.
   - Мне нужен экзорцист! - рёвом повторил великан, ударив облачённым в стальную перчатку кулаком о прилавок, отчего тот пошёл трещинами.
   - Это очень даже заметно, дружище! - согласился Лесник. - Экзорцист бы тебе явно не помешал, а ещё лучше психиатр!
   - Принеси экзорцист! - воин в плаще вынул меч с антрацитовым лезвием и, перегнувшись через прилавок, поднёс остриё к шее Лесника. - Быстро!
   - Понял, понял, - засуетился продавец. Ему вдруг пришло в голову, что это может быть тот самый вавилонец, которому полагалось выдать новый XRSys-X-777. - Тебе, наверное, компьютер нужен, - спохватился он. - А меня предупредили, что зайдёшь, я вот специально задержался для этого!
   Парень осторожно, чтобы не обрезаться об остро отточенное лезвие клинка, склонился под прилавок и вытащил завёрнутый в пупырчатую полимерную упаковку компьютер.
   - Мне нужен весь экзорцист, давай все! - приказал воин и тотчас одним ударом рассёк компьютер, который держал Лесник, едва не отрезав ему при этом руки.
   Парень с криком отпрыгнул назад и, каким-то чудом ухитрившись вывернуться от последовавшей атаки меча, проскользнул в дверь подсобного помещения.
   За спиной раздался грохот и рёв, герддрон был слишком большим, чтобы протиснуться в дверь коморки, поэтому застрял в торговом помещении. В злобе и ярости от того, что упустил противника, он принялся остервенело рубить всё вокруг, что попадалось под руку. Вскоре от магазинчика остались лишь руины, а гигант, расправившись со всеми ноутбуками, какие нашёл, покинул здание.
   Лесник же к тому времени уже далеко убежал от магазина. Запыхавшись и выбившись из сил, он упал на заснеженный тротуар и, откинувшись на стену дома, принялся жадно хватать ртом морозный зимний воздух. Кровь стучала в висках, а по спине бегали противные мурашки. Лесник просто не знал, что и думать. Герддрон, самый настоящий герддрон, и прямо в его мире, это было просто невероятно!
   В этот момент рядом с ним зашевелился снег и повалил пар. Вавилонец невольно дёрнулся и отполз в сторону, когда на том месте, где он только что сидел, приоткрылся канализационный люк. Лесник сунул руку в карман, нащупав там забытую отвёртку, и приготовился отражать атаку Свиртенгралля.
   Из люка меж тем показалось вовсе не чудовище из параллельного мира, а довольно симпатичное личико его помощницы, старшего специалиста по сетям Кристи. Из-за плеча девушки выглядывал колчан со стрелами, что столько времени пылился в углу за компьютером.
   - Ты что здесь делаешь?! - ошалело пробормотал парень.
   - Вить, помощь твоя нужна, причём срочно! - отозвалась Кристя, немного нервно. - Эти гады уже в нашем мире, лезут изо всех щелей. У нас общий сбор, поднимаем всех, кто есть. Пошли!
   Она схватила Лесника за руку и поволокла за собой в люк канализационного коллектора.
  

Алёна и экстриодроны

   Алёна выбежала на проспект, собираясь запрыгнуть в первый попавшийся автобус, но никакого общественного транспорта поблизости видно не было. Она сосредоточилась, вспоминая навык творения желаемого в Адальире, и стала отчётливо представлять, как видит тот самый автобус, на котором легко удерёт от всех герддронов вместе взятых. Что-то неуловимо сместилось в энергетике привычного ей мира, словно кто-то отмотал кино назад...
   Алёна выбежала на проспект и запрыгнула в первый попавшийся автобус, который как раз стоял у остановки. Странно, но в салоне почти никого не было, это-то в вечерний час пик! Девушка насторожилась и тщательно огляделась, но ни внутри автобуса, ни снаружи ничего подозрительного не заметила. Кажется, пространственно-временной трансферт сработал просто-таки замечательно! Тут к ней подошла тучная, усталая контролёрша. Алёна вынула проездной.
   - Проездной! - сказала она и тут по её пальцам вновь пробежал Жужу.
   Контролёрша ахнула от испуга и отпрянула назад. Алёна в ответ посмотрела на неё с явным неодобрением.
   - И как ты оттуда вылез только, не пойму? - пробормотала девушка, поспешив спрятать таракана обратно в карман. - Проездной! - повторила она, протягивая карточку.
   Контролёрша с совершенно растерянным видом посмотрела на документ и, кивнув, поспешила уйти в передний конец автобуса.
   Двери с шипением закрылись, машина тронулась. Алёна обернулась в заднее стекло, чтобы удостовериться в отсутствии преследования. И хоть сзади было пусто, немного успокоилась она лишь, когда автобус набрал достаточную скорость.
   Теперь ей вновь очень-очень захотелось есть, она вспомнила про исчезнувшую из ящика стола конфету и нахмурилась. Ведь не в первый раз кто-то съедал её припасы, оставленные на работе...
   "- На какой ещё работе?" - Алёна вдруг чётко осознала, что только что произошло!
   То, что ещё недавно казалось игрой, перешло в реальную жизнь! Это было просто немыслимо и никак не желало укладываться в голове, герддроны на Земле, герддроны вторглись в офис и перебили всех. А те, кого она презирала столько лет, оказались добрыми защитниками, пожертвовавшими собой ради её спасения...
   Алёна громко шмыгнула и из глаз её выкатились хрустальные капли. Жужу вновь каким-то неведомым образом ухитрился выбраться из-под одежды, оказавшись у девушки на плече. Он прошёл по воротнику и ласково погладил её усиками, видимо, пытаясь утешить. В ответ Алёна постаралась улыбнуться и нежно поцеловала крошечное создание.
   Проехав несколько остановок, Алёна поняла, что рискует слишком удалиться от дома, что весьма нежелательно. Ведь Авельир, наверняка, уже ищет её и, скорее всего, после произошедшего в офисе отправится именно туда. Тогда она решила, что стоит покинуть приветливый салон и пойти домой пешком, присмотревшись по пути, нет ли в округе герддронов. Она сунула руку в карман, нащупав нивелирующий камушек, в конце концов, если чудовища Свиртенгралля действительно поджидают её, она просто сожмёт его и незримо покинет район. С этими мыслями Избранная сошла на первой же остановке и, быстро сориентировавшись, двинулась вглубь района по направлению к своему дому.
   Привычно смотря под ноги, Алёна вдруг заметила, что нечто странное творится с её тенью на снегу: та как бы раздваивалась, словно позади следовал источник света. Избранная резко обернулась: вдаль уходила заснеженная улица в окружении засыпающих в вечернем сумраке зданий, над которой клубилось сияющее изумрудное облако, наподобие шлейфа, что вытекало из свёртка с Апплоусертом, зажатым у неё под мышкой.
   - Да что ж это такое! - всплеснула руками Алёна. - Тут и не герддрон меня вычислит по такому-то следу!
   Алёна сразу упала духом, но тут Жужу вновь показался на воротнике и, перейдя на шарф, пощекотал ей усиками щёку. И, словно бы благодаря этому касанию, Алёна вдруг вспомнила, что она - Избранная!
   Девушка закрыла глаза и сконцентрировалась, явственно представляя, как шлейф энергетики Апплоусерта просто растворяется в морозном воздухе, полностью исчезая. Когда она открыла глаза вновь, дорога была чиста, и в пространстве не осталось даже следа от изумрудного облака!
   - Сработало! - Алёна с трудом верила собственным глазам, даже волшебный меч-адальир после её мгновенной медитации ослабил свечение.
   Одной силой мысли ей удалось обуздать энергетику самого сильного артефакта, это было поистине невероятно!
   - Нет, я точно - Избранная! - заключила она и двинулась дальше.
  

* * *

   - Ды-ды-ды-ды-ды-ды-ды-ды-ды, - бормотала Алёна, стуча зубами от холода.
   Мороз крепчал, а родного дома ещё даже не было видно. Алёна совершенно не узнавала района и подумала, что заблудилась. Для продолжения пути нужно было как можно быстрее согреться. На счастье в поле зрения тотчас попалось крыльцо магазина, на краю которого около стены прилегающего здания красовался большой кофейный автомат. Девушка так привыкла эксплуатировать современную технику, что даже не вспомнила о мелочи, лежащей в кармане, а просто поспешила к автомату и повторила всё тот же трюк, отчётливо представив приготовление горячего, пенящегося напитка. Всё сработало точь-в-точь, как Алёна и пожелала, вот только, когда она взяла стаканчик с кофе, следом за ним последовал второй такой же.
   Видимо, автомат понял, что девушка сильно замёрзла и решил угостить её двойной порцией. Алёна не стала возражать учтивому устройству, залпом выпила первый стакан и принялась греть ладошки вторым. По рукаву её пробежал Жужу, он приблизился к краю бумажного стаканчика и тоже отхлебнул согревающего напитка.
   Допив кофе, Алёна ощутила, что более-менее согрелась. Взамен промозглой дрожи в тело пришло приятное тепло и некое умиротворение. Погода, словно подражая ей, тоже изменилась, с небес стали медленно слетать пушистые снежинки, тая прямо на лету. Воздух пронизал неизвестно откуда взявшийся тончайший аромат весны...
   Алёна взглянула в витрину, за которой стоял ряд больших мониторов. На всех них шла одна и та же новостная программа, и вёл её Алёнин знакомый диктор:
   - И главная новость сегодня, - ведущий сосредоточенно нахмурился, стараясь передать настроение озабоченности сразу всем телезрителям. - По неподтверждённым пока ещё данным, на Ближнем Востоке назревает глобальная катастрофа: после поражения сил Армии Освобождения Адальира, повстанцы могут нанести ядерный удар по королевству Адальир...
   Алёна, глядя в экраны, аж вздрогнула, а диктор продолжал вещать:
   - Источники близкие к Моссад сообщили на условиях полной анонимности, что повстанцы обладают, как минимум одним ядерным зарядом, а также средствами доставки. В Минобороны Адальира от комментариев отказались, меж тем источники сообщают также, что ядерных зарядов в распоряжении повстанческих сил может быть несколько. И данное сообщение прокомментировал на специальной сессии Совбеза ООН генеральный секретарь Объединённых Наций Аффи Конан: "Мы стоим на пороге, возможно, самого большого и опасного военного кризиса в Адальире, который когда-либо был. Если подтвердятся разведданные о том, что террористическая АОА обладает ядерным оружием, то последствия могут быть самыми непредсказуемыми", сказал мистер Конан. Он также отметил, что, цитата: "Несмотря ни на что, мы должны и дальше продолжать консультации и вести совместную работу по всеобъемлющему примирению всех сторон конфликта, добиваясь деэскалации". Добавлю, что по итогам экстренного заседания Совбеза была принята резолюция, жёстко осуждающая возможность применения ядерного оружия, как нарушающую все существующие договорённости о нераспространении. Меж тем Совбез так и не согласовал резолюцию о венной помощи легитимным властям Адальира. Забавная новость: настоящую панику вызвала заброшенная баржа с рыбаками, - диктор криво ухмыльнулся, словно не понимал, насколько напряжена обстановка в Адальире. - Инспектора ООН обнаружили корабль у берегов королевства, приняв старую посудину за базу повстанцев.
   Мониторы продемонстрировали окаймлённый золотистой полоской пляжа ультрамариновый залив с высоты птичьего полёта, посреди которого на волнах чёрной кляксой виднелась огромная ржавая баржа.
   - Однако выяснилось, что на судне, которое давно не на ходу, было всего несколько рыбаков...
   В небе что-то сверкнуло, по пространству раскатился сухой треск и над крышами, ярко вспыхнув, засияло северное сияние. Алёна насторожилась, после всего, что было за день, она пугалась любых странностей в окружающей природе.
   - И вернёмся к столичным новостям, - продолжал диктор. - И снова про "Адальир", только на этот раз про популярную компьютерную игру. Так называемые "ролевики" терроризируют город. В Интернете множатся видео, на которых странные люди, одетые в костюмы персонажей из знаменитой игры "Королевство Адальир", устраивают бесчинства на улицах. По данным правоохранителей, как минимум несколько человек пострадало при нападении преступников в рыцарских костюмах на магазины, торгующие компьютерной техникой. Также поступают тревожные сообщения о массовом появлении на улицах так называемых "вавилонцев", представителей большой группы игроков "Адальира", которым, видимо, наскучило просиживать штаны за мониторами и они решили развлечения ради перенести игру в реальность. Меж тем по официальным каналам сообщается, что ситуация под контролем и волноваться не о чем. Некоторые источники, близкие к производителям компьютерных игр, утверждают, что всё это постановка с целью рекламы новой версии "Адальира", чей релиз должен состояться уже совсем скоро.
   Алёна вновь спрятала Жужу, поплотнее запахнув плащ, и подумала, что скоро это движение станет у неё навязчивой привычкой, как бесконечное расправление скудной, замусоленной бородёнки, присущее Силию. Девушка поёжилась, на улице снова холодало, а эффект от кофе таял на глазах, словно айсберг, настигнутый глобальным изменением климата.
   - А теперь к другим новостям, - голос диктора сделался наигранно бодрым. Надо сказать, этот тип вообще не очень-то нравился Алёне, поскольку был насквозь фальшивым. - Прибывшие накануне в столицу для усиления безопасности системы противовоздушной обороны прошли по улицам города, чем вызвали восторг у населения.
   На всех экранах появилось изображение заснеженной площади и движущихся по ней двух четырнадцатиколёсных тягачей. На каждом сверху возлежало по огромной зелёной ракете, больше напоминающей палку любительской колбасы. Лишь на одном телевизоре, стоящем в самом углу витрины, показывали какую-то телепередачу о живой природе с деловито копошащимся средь зелёной листвы ёжиком. Бегущая строка сообщала, что из-за сведения лесов эти животные теряют естественные местообитания и могут полностью вымереть. Рядом с ракетами этот колючий кроха смотрелся особенно волшебно, словно пришелец из других миров.
   - Красавцы цвета хаки меж тем продолжают нести дежурство в столице, - бравурно продолжал диктор на экране. - Поэтому у каждого жителя будет шанс воочию посмотреть на это чудо инженерной мысли!
   - Ничего себе красавцы! - Алёна покачала головой. - Чудо инженерной мысли - это ёжик! - добавила она. - Попробуй-ка, создай такого, даже со всеми технологиями нового века, сможешь? А оружием уже весь мир завалили...
   Алёне внезапно безумно захотелось, чтобы оружия просто не существовало, и мир заполнился любовью. Избранная подумала, что, обладай она настоящей силой, как боги Адальира, то непременно раскрыла бы глаза всем заблудшим в пелене злобы, показав им истинное положение дел. Тогда, думала Алёна, познав истинную ценность жизни и глупость вражды, никто никогда не взял бы оружие в руки...
   Будучи мягким и чрезвычайно добрым человеком, Алёна всё же яро ненавидела всё, что было связано с оружием. Особенно нежное девичье естество Избранной противилось, не желая принимать факт существования такого отвратительного явления, как ядерное оружие. Всякий раз, наблюдая военную технику, она думала, как же глупы люди, что вместо того, чтобы жить в мире друг с другом, тратят драгоценное время и несусветные деньги лишь на то, чтобы изобрести новый способ поубивать побольше себе подобных. И если при ней кто-то заговаривал на тему добра и зла, утверждая, что не верит в существование демонов ада, Алёна всякий раз возражала: "Как это их нету? А кто же выходит с конвейеров военных заводов по всему миру?". И в этом она, безусловно, права.
   Мысль Алёны меж тем незримой бабочкой выпорхнула из её русых волос и солнечным бликом унеслась куда-то прочь, растаяв в северном сиянии...
   Диктор же проигнорировал возмущение Избранной, спокойно продолжив эфир:
   - И немного о погоде, - на экране за его спиной возникла голубая карта, отражающая положение снежных фронтов, взявших город в плотное кольцо окружения. - Странные электромагнитные эффекты, наблюдаемые в столичном регионе, вновь пугают жителей мегаполиса, - диктор замялся, посмотрев на экран подсказок. - За сутки несколько раз полностью обесточивались разные районы города и даже метро. Однако опасаться не стоит, это временные явления, связанные, по утверждению специалистов из Гидрометеослужбы, с плотными снежными фронтами, столкнувшимися над городом и создающими электростатическое напряжение в атмосфере. Эти небесные явления совсем не опасны, поскольку данных о пострадавших не поступало, но весьма красивы, как, например, раскинувшееся на многие километры невероятно сильное северное сияние, больше напоминающее радугу. Напомню лишь, что в целях безопасности, настоятельно рекомендуется проявлять осторожность в обращении с металлическими предметами, такими, как поручни в общественном транспорте, ручки подъездов и всевозможные ограждения, которые, наэлектризовавшись, способны бить током...
   Диктор внезапно растаял, даже не договорив фразы, и взамен него на экране появилась изумрудная лесная чаща. Изображение леса смотрелось настолько реалистично, что Алёна как будто даже почувствовала свежий летний аромат цветущих деревьев, но тут же осеклась: запах был настоящим! Алёна ахнула и вздрогнула всем телом, мгновенно плотно сжав в ладони камушек из Адальира. Едва её силуэт сделался прозрачным, как на экране показалась чёрная фигура рыцаря в высоком серебристом шлеме. Это без сомнения был герддрон из Свиртенгралля, вот только почему-то не с классическим синим, а с зелёным воротником плаща и пышной гривой такого же цвета. Алёна спешно отскочила в сторону, сойдя с дороги герддрона, и вжалась спиной в стену возле кофейного автомата.
   Только теперь она поняла, что изображение леса было не на экране. Полупрозрачная часть чуждой, почти тропической реальности, как по волшебству вторгалась в витрину магазина посреди промозглого мегаполиса, словно какой-то художник-чудодей нарисовал сие прямо поверх замызганного стекла. Меж тем герддрон полупрозрачной тенью прошёл сквозь стекло витрины и высунулся на заснеженную улицу.
   Алёна оказалась всего в нескольких сантиметрах от чудовища, стоило ему лишь повернуть свою голову-шлем, и он вполне мог бы зацепиться шипами за её шарф. Благо, что нивелирующий камушек оказался при ней и надёжно скрывал от взгляда зловещей смотровой щели монстра.
   Герддрон покрутил головой из стороны в сторону, издавая при этом отвратительный шелест, словно стая летучих мышей, усердно машущая крыльями и, ничего не заметив, также плавно забрался обратно в витрину.
   Алёна облегчённо выдохнула, уже собираясь уматывать, но тут раздался жуткий грохот и звон. Стекло взорвалось миллионами осколков, и герддрон в полном обмундировании выпрыгнул из витрины на тротуар. Его кованные сапоги ударились об асфальт, подняв облако искрящейся, снежной пыли, и тут же каменная поверхность покрылась сетью крупных трещин.
   Алёна невольно взвизгнула от неожиданности и испуга. Герддрон услышал голос и резко обернулся в пустой угол за кофейным автоматом.
   Алёна изо всех сил вжалась в стену, судорожно шаря взглядом по сторонам в поисках спасения. А что, если у этого чудовища есть какое-нибудь особое зрение, при помощи которого он сейчас рассекретит ей местоположение?!
   Тут двери магазина распахнулись, и на крыльце показался грузный охранник с фонариком. Он направил луч в сторону разбитой витрины, осветив фигуру герддрона. Воин Свиртенгралля повернулся к стражнику, медленно потянув из ножен свой чёрный, как ночь новолуния, меч.
   Охранник бросил фонарь на крыльцо и с оханьем скрылся внутри магазина. Алёна поняла, что сейчас у неё остался единственный шанс на бегство, но ноги не желали двигаться. Девушка так перепугалась, что буквально вросла в спасительную стену. Меж тем в голову её закралась зловредная мысль, что Апплоусерт как раз в этот момент может начать расточать свою зримую энергетику и это её выдаст. А как известно, мысли материальны, особенно у просветлённых и Избранных... Тотчас из свёртка потекло зеленоватое свечение. Герддрон резко рванулся в сторону Алёны, явно почуяв меч-адальир, но тут из-за спины его донёсся злобный окрик.
   - А ну, ко мне! - крикнул охранник.
   Алёна не поверила глазам: толстяк вернулся с мечом в одной руке и щитом в другой.
   - Не желаешь сразиться с воином великого Вавилона? - толстяк кинулся на герддрона и нанёс ему удар клинком, вложив в движение всю силу, что у него имелась.
   Меч рассёк герддрону правую руку и вошёл в торс. Охранник ловко вытащил лезвие и вновь атаковал воина, ударив с разворота по другой руке. Герддрон взревел и повалился на тротуар.
   - Беги! - крикнул парень в пустоту. Неужели он знал, что Алёна здесь? - Я его сдержу!
   Алёна вскочила из укрытия и сломя голову кинулась прочь, оставляя за собой лишь следы на слякотном снегу, возникающие цепочкой словно сами собой.
   В противоположном конце улицы послышался трещащий звук мотора, и из-за угла здания показался мощный мотоцикл с серебряными выхлопными трубами. На шлеме всадника было приподнято стекло, за которым виднелась стальная маска с характерным забралом, похожим на нож старинного паровоза с продолговатыми прорезями для обзора, из которых тянулся серый дым. Он заглушил двигатель и стал наблюдать за поединком.
   Герддрон ускоренно регенерировал, причём срасталась не только его стальная плоть, но и одежда. Охранник уже занёс меч, собираясь зарубить поверженного противника, но тут герддрон буквально взлетел с земли и, продолжая движение, насквозь пронзил парня своим чёрным клинком. Охранник вскрикнул и свалился. Герддрон посмотрел в сторону мотоциклиста, тот поднял руку и сделал жест в сторону уходящей цепочки следов. Герддрон кивнул и, грохоча сталью доспехов, побежал за Алёной. Мотоцикл взревел и унёсся в противоположную сторону.
  

Пересечение

   Не помня себя от страха и словно ощущая спиной огненное дыхание, нагоняющего её герддрона, Алёна неслась по заснеженной улице, даже не обращая внимания, куда именно движется. Наконец, поняв, что полностью выбилась из сил и вот-вот просто рухнет, если не даст себе отдохнуть, Избранная остановилась, припав спиной к стене, и стала жадно хватать ртом холодный воздух. Только переведя дух она вдруг поняла, что пробежала как минимум пару кварталов и оказалась в районе недалеко от реки. Алёна уже бывала здесь раньше и потому быстро сориентировалась. Если пойти прямо, думала она, и перейти трассу, то можно без труда затеряться в новой части города. Там постоянно шло какое-то строительство и здания появлялись чаще, чем грибы после дождя. Всё хорошенько обдумав, Избранная решила так и поступить. Отдышавшись, она тщательно огляделась и опрометью кинулась в сторону, где, предположительно, пролегало шоссе.
   Пройдя сквозь арку в здании, Алёна оказалась как раз напротив пешеходного перехода. Светофор горел зелёным, разрешая движение автотранспорта, однако ни одной машины по дороге не ехало, что было весьма странно для вечно оживлённого столичного трафика. Девушка, почуяв неладное, настороженно огляделась: в небесах расцветало изумительное северное сияние, а слева вдалеке среди клубящегося над трассой ледяного тумана виднелись медленно приближающиеся цепочки огоньков жёлтого, синего и красного цвета. Последние, явно проблесковые маячки какой-то спецтехники, перемигивались и разбрасывали по тёмным стенам обступивших трассу домов яркие отблески. Над улицей с шумом пронёсся порыв свежего ветра, вмиг разогнав туман и обнажив важно шествующую по шоссе автоколонну. По габаритам машин, Алёна сразу догадалась, что это те самые прибывшие в столицу ракетоносцы, о которых говорили в новостях. Становилось понятно, что движение перекрыли специально для прохода сих гигантов.
   Автоколонна едва ползла, и Алёна решила, что правильнее будет прямо сейчас пересечь дорогу, несмотря на сигнал светофора, дабы не оказаться запертой, если герддроны покажутся сзади. Никогда в другое время она не рискнула бы нарушать правила, но ситуация не оставляла выбора. Девушка перебежала на противоположную сторону, где земля шла чуть вверх, и засеменила по заснеженному склону к зданию нового торгового центра. Она было подумала, в магазине можно погреться и собраться с мыслями, но витрины супермаркета, пустые и тёмные свидетельствовали, что объект ещё не работает.
   Колонна техники, двигающаяся по трассе за спиной, меж тем уже почти добралась до перехода...
   Алёна свернула вправо и пошла вдоль тёмных витрин магазина, собираясь обогнуть здание, как вдруг прямо перед ней словно из-под земли возник герддрон с зелёной гривой. Алёна вскрикнула и судорожно сжала камушек, растаяв в воздухе, но герддрон уверенно направился к ней, вынимая из ножен длинный меч. Каким-то непостижимым образом чудовищу удавалось видеть её.
   Алёна опустила взгляд: энергия Апплоусерта вновь вытекала из свёртка, выдавая местоположения своей хранительницы. Убегая от погони, Избранная совершенно позабыла о необходимости сдерживать энергетику меча-адальира, и тот вновь выдал её местоположение.
   Герддрон занёс меч, собираясь зарубить Избранную. Алёна в ужасе попятилась, понимая меж тем, что деваться некуда... Вдруг раздался оглушительный рёв мотора. Откуда-то сбоку из темноты показалась кабина грузовика без капота. Старый мусоровоз вылетел из мрака и, снеся герддрона, впечатался радиатором в стену торгового центра. Грохот и звон оглушили округу, во все стороны брызнули кирпичи и осколки стекла. Грузовик же, пробуксовывая колёсами, продолжал неистово вжиматься радиатором в стену, стараясь превратить герддрона в компост.
   Наконец, спустя несколько секунд, машина отлипла от стены и сдала назад. Дверца кабины открылась, и кто-то протянул девушке руку. Алёна увидела знакомые перчатки с блеснувшими в свете фонарей железными накладными когтями на кончиках пальцев...
   - Прыгай ко мне, быстро! - крикнул Авельир.
   Алёна отпустила камушек, став вновь видимой, и спешно забралась в кабину. Едва захлопнув дверцу, она припала к готическому рыцарю, изо всех сил обняв его. Авельир принялся нежно целовать Алёну в макушку и поглаживать по спине:
   - Всё в порядке, - приговаривал он успокаивающим голосом, - разве я мог позволить, чтобы с тобой что-то случилось!
   Алёна посмотрела на готического рыцаря, и из её глаз беззвучно хлынули слёзы, страх и внезапное спасение совершенно выбили девушку из колеи.
   - Я думала, он меня зарубит! - срывающимся голосом пожаловалась Алёна и вдруг истерично расхохоталась.
   Авельир сразу сообразил, что девушка в шоке, поэтому не стал ничего говорить, просто наблюдал. Алёну же совсем разобрало, она всё сильнее заливалась смехом, буквально катаясь по сиденью.
   - Да что ж тебя так насмешило? - не выдержал наконец гот.
   Алёна с трудом заставила себя перестать хохотать и стукнула ладонью по приборной доске:
   - Ты где это добро отхватил? - она вновь разразилась взрывом смеха. - Кто тебя учил за девушками ухаживать, эх ты, рыцарь!
   Авельир уставился на неё с явным непониманием.
   - На мусоровозке припёрся! - воскликнула Алёна и вновь обняла парня, повиснув у него на шее. - Разве так полагается поражать воображение? - добавила она нарочито назидательным тоном. - Надо было на лимузине шестнадцатиметровом золотом, или хотя бы на Плимуте "Бродяге"!
   - Что под руку подвернулось, на том и прикатил! - гот тоже засмеялся. - Скажи спасибо, что вообще на колёсах.
   В этот момент спереди послышался шум, и в свете фар стала медленно подниматься фигура воина с мечом.
   - Он жив! - взвизгнула Алёна, отпрянув и вжавшись в спинку сиденья. От былого веселья не осталось и следа.
   По лобовому стеклу промелькнула несуразная тень, и в свете фар сверкнула сталь клинка. Авельир едва успел вывести Алёну из-под удара, и то лишь благодаря обострённому восприятию, вовремя уронив девушку на сиденье. В то же мгновение меч герддрона, разбив стекло, вонзился в заднюю стенку кабины, вырвав клок обшивки. Следом что-то с чудовищной силой ударило в радиатор. Мусоровоз содрогнулся, словно по нему со всего размаху долбанули строительной гирей. Авельир изо всех сил выжал тормоз, стараясь удержать громадину, но приданный мусоровозу импульс оказался слишком велик. Машина покатилась, а вернее будет сказать, полетела назад и застопорилась, лишь упёршись в бордюр. Двигатель заглох и огоньки на приборной доске вмиг погасли, как будто отключилась энергия.
   - Пронесло, - выдохнул гот. - Но машина, кажется, накрылась медным тазом.
   Вдруг произошло нечто странное: заснеженный пейзаж за окнами стал расплываться, заменяясь изумительной зелёной чащей. В кабину через разбитое стекло устремился густой тропический туман, и послышались голоса райских птиц. Земля под колёсами мусоровоза также трансформировалась: вместо асфальта и снега зазеленели травы, из которых поднялись рельефные корни вековых деревьев. Вслед за изменением ландшафта машина стала сползать дальше.
   Авельир высунулся в окно и увидел, что они катятся под гору с высокого холма посреди густого адальирского леса, это было немыслимо, но всё происходило именно так!
   - Влетели в портал! - сообразил готический рыцарь.
   Машина неслась всё быстрее, набирая скорость. Иногда она врезалась в небольшие деревца, но те не могли задержать падения. Мусоровоз выворачивал их с корнем и, лишь на мгновение замедлившись, вновь продолжал движение.
   - Куда мы катимся? - Алёна кинулась к окну, за которым мелькали увитые плющом гигантские деревья, но едва высунулась наружу, как кожу обжёг холодный зимний воздух с уже привычным привкусом озона.
   Лесная чаща растаяла в воздухе, машина вновь оказалась посреди заснеженного города, но уже вплотную к трассе. Авельир беспрестанно вращал ключ зажигания, пытаясь всё же запустить мотор, но ничего не выходило. Поддаваясь набранной инерции и при этом двигаясь задом, мусоровоз вылетел на шоссе и тотчас получил мощнейший удар в бок. Взревела и сразу же умолкла сирена, а по кабине побежали красно-синие блики проблесковых маячков.
   - Этого ещё не хватало! - с досадой воскликнул Авельир.
   Мусоровоз, как вы уже догадались, вывалился на трассу как раз перед автоколонной, возглавляемой патрульной машиной Стражникова. И именно его автомобиль, не успев затормозить, протаранил грузовик.
   Стражников даже не понял, что произошло. Сперва он видел, как по склону к дороге катится старинный мусоровоз, затем машина исчезла и через мгновение, как по волшебству, появилась прямо перед ним.
   Капот патрульного автомобиля сильно смялся, крышка поднялась, и из мотора повалил густой серый дым. Стражников поспешил выскочить наружу и кинулся к мусоровозу.
   - Замри! - шепнула Алёна, мгновенно сунув нивелирующий камушек за щеку и прильнув губами к устам гота, как делала это намедни, спасаясь от кэльвирнов.
   В этот момент Стражников распахнул дверцу, ожидая увидеть за рулём очередного алкаша, которых наблюдал на каждом дежурстве. Однако внутри кабины никого не оказалось, хотя ещё мгновение назад он явственно наблюдал людей в окне, и они явно не могли так быстро покинуть машину. Он пригляделся и различил какие-то едва уловимые очертания, больше напоминающие иллюзию, а ещё услышал чьё-то дыхание. Мгновенно вспомнив о странных видениях в тоннеле, Стражников встряхнул головой, стремясь изгнать из восприятия то, что узрел, ведь совершенно не желал вновь касаться сверхъестественного.
   Тут же за спиной патрульного показалось несколько людей в камуфляже с оружием в руках, это подоспели охранник колонны из машин сопровождения:
   - Что там? - напряжённо поинтересовался один из них, по всей видимости, главный.
   - Не знаю, - уклончиво отозвался Стражников и вновь мотнул головой. - Видимо, на ручник поставить забыли, вот он и скатился по склону...
   - Надо расчистить дорогу и продолжать движения, - тщательно оглядевшись, сказал охранник. - Не нравится мне всё это.
   - Я тоже не в восторге...
   Вдруг всё вокруг заходило ходуном, свет в окнах домов замигал, фонари со звоном повзрывались, выбросив в пространство синие электрические дуги, и в воздухе запахло гарью. Охранники начали озираться, направляя оружие в разные стороны, ожидая неведомой атаки. В небе пуще прежнего засияло северное сияние, городской шум начал стихать, словно бы энергия вновь покидала мегаполис. Над склоном у стен торгового центра вспыхнуло зелёное пламя и, словно картина граффити, возник изумрудные лес. Ошарашенные увиденным охранники и Стражников застыли, раскрыв от изумления рты. Переплетающиеся заросли внезапно стремительно двинулись на них, видение ширилось заполняя всё вокруг...
  

Силий встречает Волербуса

   Волербус разбил лагерь прямо на заснеженном склоне за большими валунами так, чтобы со стороны хижины места стоянки не было видно. Из нескольких перьев горной сельерры, найденных на склоне, соорудил крышу, а мхом утеплил пол. Однако в укрытии для Лауры по-прежнему было слишком холодно. Девушка же не была демоном, и нуждалась в тепле. Тогда Волербус обдал импровизированное жильё раскалённым дыханием, и прогрел укрытие так, что снег на полу тотчас растаял, а камни скалы едва не начали обжигать. Ариллия наскоро сварила некое подобие супа из пойманного Волербусом очередного горного демона и покормила девушку. Наевшись, Лаура устроилась в углу укрытия и мгновенно заснула. Было видно, как она измотана и измождена, буквально вырубаясь на привалах.
   Волербус сел рядом с Ариллией у входа в жилище и обнял её крылом за плечи, устремив взор куда-то вдаль.
   - Мне нравится, как ты о ней заботишься, - сказал он, улыбнувшись. Хотя эта улыбка больше напоминала злобный оскал. - Из тебя получится отличная мать.
   - Мне тоже представилось, что это наш ребёнок, - кивнула Ариллия. - Бедняжка столько натерпелась, причём ото всех подряд и от чародея и от гнилых гильдийцев...
   - Ничего, - Волербус заскрежетал зубами и засмеялся. - Скоро всем им придёт конец, я их всех убью и намотаю их гнилые потроха на свой кулак.
   - Будет им наука! - с улыбкой поддержала Ариллия.
   - Ещё какая, ещё какая, говорю, наука! Я буду рвать их на части до тех пор, пока они не поймут, что необходимо творить исключительно добро и не откажутся от служения злу.
   - Не откажутся, - изящно махнула рукой Ариллия. - Я-то уж их хорошо знаю, получше даже, чем ты.
   - Тогда они все подохнут, потому что я убью их за это! - пообещал преобразившийся рокер.
   Вдруг прямо перед Волербусом и Ариллией из снега в небеса взметнулся гудящий смерч. Он стремительно двинулся на них, и едва Волербус успел сообразить, что происходит, как с треском сверкнула молния, а смерч растаял в воздухе, оставив на склоне две человеческие фигуры. Волербус сразу признал пришельцев.
   - Кого я вижу! - воскликнул он, поднимаясь.
   Перед ним стояли Силий и Фариселл. У Силия было крайне напряжённое, озабоченное выражение лица:
   - Ты нужен мне, ты нужен Вавилону и срочно! - заверил он, приближаясь.
   - Я, конечно, рад тебя видеть, - прорычал Волербус. - Но у меня свои дела есть, и недосуг заниматься вашими.
   - Но ты их уже сделал и если сейчас откажешься, то всё пойдёт прахом!
   Волербус удивлённо уставился на Силия, не поняв, что именно тот хочет сказать.
   Силий меж тем спешно вынул из-за пазухи золотистый шар, собранный из шестерёнок разного размера со встроенными часами Авельира - дар синего льва, и протянул его Волербусу.
   - Это второе творение Конструктора, - пояснил он. - С его помощью можно перемещаться во времени.
   - И этим я и должен заняться? - скептически приподняв одну бровь, уточнил Волербус.
   - Ты уже этим занимался, - подтвердил Силий. - И, кстати, сам сказал мне, где искать тебя! Я отдаю дар сей тебе, а ты должен сделать то, что уже сделал однажды...
   - А меня спросить не хочешь? - злобно оскалившись, поинтересовалась Ариллия. - Всё-таки это мой мужчина!
   Силий обернулся к Ариллии и глаза его сверкнули изумрудной зеленью:
   - Твой мужчина обрёл ту силу, с помощью которой одолел Шадоурок, а заодно и низложил проклятие, наложенное на тебя Гиртроном, именно благодаря ходу истории, в котором сам принимал участие с двух сторон.
   Ариллия взялась рукой за подбородок и задумчиво посмотрела ввысь, обдумывая услышанное.
   - Если мы не совершим теперь это путешествие, то прошлое может измениться, и все победы Волербуса исчезнут, - Силий вновь посмотрел на рокера, пристально заглянув ему в глаза. - Ты должен помочь, в первую очередь, самому себе, чтобы не лишиться уникальной силы, понимаешь? И потом, никто кроме тебя не сможет использовать второе изобретение Конструктора - навигатор времён.
   Волербус понимающе кивнул.
   Он изучающе ковырнул шар когтём, и в нём открылось небольшое углубление, ведущее к центру устройства, где с лёгким шумом летней листвы, вращался вихрь зелёной энергии.
   - А это зачем? - Волербус вновь замкнул сферу.
   Силий пожал плечами и привычным движением расправил бородёнку, протащив её сквозь плотно сжатые пальцы, он и правда не знал, как устроено изобретение Конструктора.
   - Если хочешь, чтобы я сделал это, то останься с моими и присмотри за ними! - сказал Волербус.
   - Конечно, а как же ещё? - кивнул Силий.
   - Тогда я отправляюсь. Как его запустить и, что нужно делать?
   - Я сам не знаю, как и того, что ждёт тебя в этом путешествии, - честно признался Силий, вновь нервно расправив непослушную бородёнку, быстро протянув её сквозь плотно сжатые пальцы. - Могу лишь посоветовать то, что подсказывает мне моё седьмое чувство: будь крайне осторожен во всём, дабы не нарушить хода уже свершившихся вещей, ибо сие есть очень опасно! Навигатор времени станет направлять тебя, а ты двигайся, следуя своему седьмому чувству, той части Пути Вавилона, которая заложена в каждом из нас. Ты единственный обладаешь столь совершенной силой и не нарушишь течений энергий и времён, просто положись на собственное чутьё. Помнишь про связь миров сквозь чувственную сферу их обитателей? Со временем, похоже, та же штука. Понимаешь?
   Волербус кивнул.
   - А вот тебе ещё, - Силий вынул из кармана оставшиеся мешочки, полученные от Аукоралла, и протянул их на раскрытой ладони Волербусу.
   - А это что?
   - Пригодится! - пояснил Силий. - Небольшой презент из Армильд-Клианор, сконцентрированный свет молний, что собирают служители крепости во время гроз.
   Волербус взял дар, безусловно, оружие сие было ценнейшим, но зачем оно ему? Волербус и так знал свою мощь, впрочем, отказываться не стал, спрятав мешочки в карман у пояса. Видимо, и в этом был какой-то смысл.
   - Возвращайся быстрее! - напутствовала Ариллия, поцеловав Волербуса в губы. - Я уже начинаю скучать!
   - Обещаю! - кивнул Волербус.
   Он попытался настроиться на устройство, сотворённое Конструктором, дабы постичь, как то действует, и вдруг понял, что оно само настроилось на его энергетику. Зеленоватый огонёк внутри сферы ослепительно вспыхнул, словно звезда. Перед глазами Волербуса, как в компьютерной игре, возникло нечто вроде сверкающей зелёной карты предстоящего путешествия, и тотчас вокруг заливисто запели райские птицы, а воздух наполнился зеленоватым туманом, как будто сильнейший волшебник творил "лазурь". Волербус осмотрелся и увидел лишь вращающийся вихрь всех мыслимых и немыслимых зелёных оттенков, поняв, что путешествие началось...
  

Трактир в Гленнвуде

   Путешествие закончилось на опушке леса в каком-то чудесном, зелёном уголке Адальира. Волербус медленно проступил из воздуха и упёрся взором в бревенчатую стену до боли знакомого строения - трактира в Гленнвуде. Судя по всему, на этот раз Волербус оказался с противоположной стороны здания. Он сразу понял, что попал в тот самый день, когда они впервые перенеслись вместе с Избранной в Гленнвуд. Волербус прикрепил сферу у пояса и принялся наблюдать за округой, пытаясь понять, что от него требуется.
   У входа в трактир толпилось несколько всадников в чёрных плащах с синими воротниками. Теперь, с близкого расстояния, он воочию убедился, что не зря опасался их.
   "- Защити свой отряд!" - прозвучал в голове рок-менестреля голос Конструктора Вавилона.
   Волербус невольно дёрнулся и зарычал от яростного возмущения, не поняв сразу, как кто-то посмел без разрешения вклиниться в его разум, и лишь мгновение спустя ощутил, что информация пришла из сферы навигатора времён, с которой он сам вступил во взаимодействие.
   Всадники действительно оказались герддронами Свиртенгралля. Волербус тотчас сделался невидимым и направил восприятие на группу воинов, стараясь услышать, о чём те переговариваются. Один из герддронов сообщил товарищам, что скоро здесь появится бледноликий, словно ночная луна, воин с соратниками и их нужно перебить. После они обсудили, как лучше расположиться, чтобы застать неприятеля врасплох. Понятно, что речь шла о самом Брелове и отряде Вавилона. Волербус прикинул и понял, что если бы атака удалась, то они вряд ли смогли бы отбиться от этого герддроновского сбора, состоявшего сплошь из матёрых свиртенгралльских гигантов.
   Потоптавшись некоторое время перед входом, герддроны проскакали мимо него и, спешившись, затаились у стены трактира. Волербус устремил взор вдаль и увидел себя, вместе с Алёной и отрядом вавилонцев, двигающихся к трактиру.
   Герддроны обнажили клинки и приготовились к нападению. Тут Волербус уже не стал ждать, он кинулся на воинов Свиртенгралля и принялся рубить их мечом. Благодаря энергетической маскировке, те не видели, кто их атакует, лишь сияющий лимонный огонь в фаре "рокерского" меча нельзя было скрыть. И со стороны это смотрелось так, словно крушит герддронов мечущийся жёлтый шар, никем не управляемый.
   Герддроны почему-то даже не пытались защищаться, и Волербус без труда перебил всех за считанные секунды. Он даже не понял, почему они так легко поддались ему, а дело всё в том, что герддроны ощутили энергетику Волербуса, полученную им от Гиртрона, приняв рокера за своего короля. Известно, что герддроны, будучи созданы из тени Даосторга, не могли противиться ему, именно поэтому они и оказались лёгкой добычей для Волербуса.
   Расправившись с воинами Свиртенгралля, Волербус раскидал их обломки по округе, дабы герддроновские латы не бросались в глаза, и вновь взял сферу. Зелёный огонёк внутри шестерёнок не светился, видимо, здесь было ещё не всё выполнено. Тогда Волербус уселся на траву и принялся тупо ждать, что будет дальше.
  

Появление Дора

   Стемнело. Волербусу надоело торчать на одном месте и он пробрался под окна трактира, пытаясь сообразить, в каких комнатах остановился его отряд. Тут он вдруг заметил копошившуюся рядом чёрную тень. То был Дор. Ранее не понимаемый Бреловым, теперь он стал для Волербуса почти что своим.
   - Эй, иди сюда! - позвал Волербус, вдруг поняв, что владеет языком гирльдов.
   Дор на удивление мгновенно послушался и примчался к зовущему.
   - Проберись в трактир и погляди, где я остановился, - приказал Волербус, ощущая странную власть над Дором.
   Впрочем, ничего странного в этом не было, ведь Дор был порождением Шадоурока, а Волербус, как уже говорилось, являлся носителем энергии, сотворившей сию великую крепость.
   Дор тотчас подчинился и с шелестом скрылся во мраке. Начал накрапывать мелкий дождик, вскоре послышался грохот и Алёнин крик с другой стороны строения. Волербус тут же метнулся на звук и увидел в распахнутом окне фигуру Дора, освещённую лучом белого, электрического света. Только теперь он сообразил, что Дор не сам полез в келью к Алёне, а выполнял его же приказание.
   Теперь Волербус точно знал, где остановился ведомый им отряд. Он решил следить за вавилонцами, прикрывая от возможных атак вассалов Гиртрона, пока созданная Конструктором сфера вновь не перенесёт его во времени. Видимо, цель его путешествия заключалась именно в этом.
   Скоротать ночь Волербус решил рядом с трактиром, устроившись в овраге так, чтобы его даже случайно никто не заметил, и мгновенно и крепко заснул.
   Проснулся Волербус от прохладного душа, словно кто-то окатил его из ведра. Он вскочил, пытаясь понять, откуда пришла вода, и вдруг заметил, что весь раскрашен, словно радуга, цветной пыльцой. Откуда-то сверху послышались голоса, и над оврагом показались фигуры Алёны и Авельира, движущиеся вдоль обрыва.
   Припомнив события того дня, рок-менестрель решил проверить дороги, ведущие к Гленнвудскому трактиру, но вдруг сфера Конструктора у пояса застрекотала шестерёнками, вокруг всё окутало зеленоватым туманом, запели птицы и путешествие во времени продолжилось...
  

Мельница Тарильо

   Волербус оказался посреди широкой дороги в густом туманном молоке. Видимость для обычных глаз была минимальной, не более метра, однако Волербус мог смотреть многими другими способами, включая самый мощный - энергетический, и потому туманная пелена не представляла для него никакой проблемы.
   Впереди на дороге показался всадник. Это было Фариселл, он вынырнул из тумана и, едва завидев Волербуса, спешно ретировался.
   Волербус не понял, что произошло, неужели Фариселл испугался именно его? На всякий случай рокер оглянулся через плечо и увидел толпу здоровенных дартгротов, стоящих прямо за спиной. Воины Фаур-Каста, как и герддроны у трактира, почуяли знакомую энергетику и застыли, ожидая приказаний мнимого повелителя.
   Волербус не смог сдержаться и громогласно расхохотался. Вдруг кто-то коснулся его руки. Волербус обернулся: перед ним стояла безумно красивая девушка в зелёной накидке и с золотым луком за плечом, пронзая его насквозь волшебным, одурманивающим взглядом, какой бывает только у очень красивых голубоглазых женщин. Волербус тотчас узнал незнакомку, это именно она была в трактире во время первого путешествия с Алёной, и именно она спасла его, буквально вырвав из когтей Гиртрона в Шадоуроке.
   - Обалдеть! - чарующим голосом пропела красавица. - Классно смотришься, Брелов!
   Волербус криво улыбнулся:
   - Я тоже тебя знаю! - воскликнул он. - Ты спасла меня, вытащив из Шадоурока!
   - Я?! - искренне удивилась Диана. - Не было такого! - уверенно заявила она.
   - То есть спасёшь, - поправился Волербус. - Я отлично запомнил твои черты, когда ты тянула меня сквозь расщелину! Может, хоть сейчас назовёшь своё имя, спасительница?
   - Зовут меня Диана, а ты что, из будущего прибыл?
   - Именно.
   - Ясно, - Диана кивнула. - Значит, я не зря направлялась к Шадоуроку. Меня попросили присмотреть за вашей новой подругой, говорят, она Избранная и очень важна для Адальира. Но чутьё подсказало мне понаблюдать за рокером-предводителем, то есть за тобой, поэтому я сильно удивилась, узрев тебя здесь, да ещё и в таком облике.
   - Я теперь не совсем я, - пояснил Волербус. - Брелов же скоро вернётся в Шадоурок, и ты спасёшь его, то есть меня...
   Пока они мило так беседовали, дартгроты молча стояли напротив, не шелохнувшись, как и подобает вести себя вассалам в присутствии господ.
   - У тебя мощнейшая энергетика, - заверила Диана, постучав идеальным алым ногтем по доспехам рок-менестреля. - Ты только посмотри на этих, - она ткнула пальцем в дартгротов, - замерли, как изваяния из сада магистра Фарфаллы. Может, составишь мне компанию? Ты можешь быть полезен.
   - Это зависит не от меня, а от вот этой штуковины, - Волербус продемонстрировал Диане навигатор времён, сотворённый Конструктором.
   - Знакомые часы, - улыбнулась голубоглазка, заметив в устройстве вещицу Авельира.
   - Как только он сработает, я вновь перемещусь во времени и пространстве, но даже не знаю, куда именно.
   - Ну если в будущее, то я буду уже в курсе, - Диана усмехнулась. - Кстати, тебе стоит знать, там впереди стоит засада в Зарльсгленне, несколько десятков герддроновских сборов из Карвергольда во главе с магом Свиртенгралля Ророуторром.
   - Десятков сборов? - уточнил Волербус. - Это же целая армия, я и не знал, что они нас так боятся!
   - И даже больше, - подтвердила Диана. - Проход между скал патрулируют сотни герддронов и дартгротов. Они должны перебить твоих друзей по отряду, если те всё же пробьются на юг.
   - Понял, - Волербус кивнул. - Это ценнейшая информация, спасибо тебе!
   - Отправишься туда?
   - Думаю, да, надо же их уничтожить... Ещё, чуть не забыл, в Шадоуроке останется воительница Северной Сивории Филирд, о ней нужно позаботиться.
   Диана понимающе кивнула.
   - Хочешь сказать, что я это уже сделала?
   - Именно! - подтвердил догадку Волербус.
   - А как? Лучше расскажи в подробностях, на всякий случай.
   - Ты подослала в скалу эльгвейта, сделала невидимым с помощью ниточки голубого мохера, под цвет твоих глаз.
   - Обалдеть! - лицо Дианы озарилось обворожительной белоснежной улыбкой. - Всегда бы так заранее знать, что и как делать, чтобы добиваться успеха!
   - И я бы не отказался, - согласился Волербус.
   - Ладно, бывай, увидимся! - девушка вновь очаровательно улыбнулась, развернулась и зашагала прочь.
   Волербус же направился к дартгротам:
   - А вы чего застыли? - взревел он гневно. - Быстро в трактир, исполняйте приказ!
   Дартгроты застрекотали крыльями, взмыли в воздух, обернувшись гудящими тучами, и полетели над дорогой в сторону трактира. Теперь Волербус заметил, что затянувший округу странный туман - это дым маскировки чудовищ, в огромном количестве валящий от дартгротов во время их движения.
   Когда чудовища скрылись из виду, сбоку послышался ржавый скрежет, и из клубящегося у края дороги тумана показался ещё один дартгрот:
   - Я нашёл отряд, - прорычал он голосом, напоминающим рёв проснувшегося вулкана. - Они прячутся на старинной мельнице недалеко от дороги, если ударим сейчас, то всех перебьём без проблем!
   Волербус уже собирался уничтожить воина Фаур-Каста, как вдруг из сферы поступило новое сообщение:
   "- Отправь его подальше, но не трогай!" - сказал голос Конструктора.
   Волербус задумался, а ведь действительно, гибель дартгрота могла явно указать на местоположение отряда.
   - Не нужно! - резко возразил Волербус. - Двигайся следом за своими к трактиру, а мельницей я сам займусь.
   Дартгрот замешкался, пристально уставившись на Волербуса чёрной смотровой щелью шлема. Казалось, бездушная железяка что-то заподозрила.
   - Выполняй! - гаркнул Волербус, направив при этом в голову дартгрота всю свою ментальную энергию.
   Воин тотчас подхватился, обернулся гудящим, клубящимся облаком, и полетел следом за остальными.
   Сфера вновь заскрежетала шестерёнками и засияла зеленью, совершая очередной пространственно-временной трансферт...
  

Засада в Зарльсгленне

   Волербус очутился в глухом лесу посреди покрытой густым мхом поляны. Вокруг высились вековые сосны, также сильно поросшие мхом. Впереди сквозь ветви проблёскивало пламя костра и доносился омерзительный запах гари.
   Волербус двинулся напролом сквозь заросли и вскоре вышел к краю пышного луга в уютной лесной долине. Не желая раскрывать присутствия, он вновь сделался невидимым и принялся наблюдать за округой. В долине, видимо, располагалось поселение, однако сейчас оно было почти полностью разрушено. Виднелось несколько спалённых бревенчатых строений, от которых к небу ещё тянулись серые дымные хвосты. На лугу валялись тела убитых людей, и всюду сновали фигуры стальных великанов.
   Волербус тотчас сообразил, что попал в Зарльсгленн, захваченный силами герддронов, о чём его и предупреждала Диана. Удивительно, как точно работало второе изобретение Конструктора Вавилона! Мозаика путешествия складывалась просто идеально, словно была сконструирована искуснейшим мастером. Волербус и не подозревал, что львиная доля всего успеха заключалась в нём самом, поскольку никто иной, кроме человека, обуздавшего силы демона сновидений, не сумел бы встроиться в волны меняющегося временного потока. Зато теперь он точно знал, что нужно делать - уничтожить захватчиков и расчистить путь для отряда!
   Советы уже не требовались, всё было очевидно, однако голос Конструктора напомнил о себе:
   "- Уничтожь засаду!" - прозвучало в голове Волербуса очевидное решение.
  

* * *

   Тем временем, убедившись, что в поселении никого не осталось, герддроны собрались у единственного уцелевшего сооружения - большого бревенчатого дома, по всей видимости, местной гильдии. На пороге в окружении нескольких человек в доспехах с символикой Фаур-Каста стоял коренастый мужчина в фиолетовой накидке с угрюмым лицом и густой чёрной бородой. Вероятно, это и был тот самый колдун Ророуторр.
   - Рассредоточьтесь по лесу, - приказал он хриплым неприятным голосом, - и убивайте всех, кто попробует пройти мимо вас. Особенно, если приметите зелёные плащи. Один сбор пусть идёт на Гленнвудскую дорогу и ждёт там, ещё один сбор двинется тропой через Шейнлигленн и, когда отряд вавилонцев пройдёт в нашу сторону, перекроет пути к отступлению. Всё ясно?
   Герддроны утвердительно закивали огромными стальными головами, издавая при этом ужасный лязг. Волербус в лесу пересчитал противников, оказалось, что вся армада состояла преимущественно только из массивных герддронов и дартгротов Фаур-Каста. Воинов Свиртенгралля с характерными ярко-синими деталями одежды здесь было всего двое. Они, словно охранники, стояло по бокам от оратора.
   Вдруг один из них, тот, что стоял слева, вытянулся по струнке:
   - Да здравствует владыка Гиртрон! - отчеканил он стальным голосом, устремив взор на Волербуса, словно тот в этот момент стал видим.
   Волербус тотчас оглядел себя, пытаясь сообразить, где допустил ошибку, но всё, как будто, было в порядке. Невидимость сохранялась, никакой утечки энергетики он также не обнаружил, да и расстояние между ним и герддроном было слишком велико, чтобы тот сумел его распознать.
   Ророуторр оглянулся по сторонам, остановив взгляд на герддроне.
   - Где владыка? - спросил он, немного растерявшись.
   Герддрон начал озираться, медленно вращая шлемом то в одну, то в другую сторону, словно вновь потерял Волербуса из виду.
   - Или ты просто решил пожелать нашему властителю здоровья? - с недоверием уточнил Ророуторр. - Полагаешь, демону сновидений это нужно?
   Герддрон же повёл себя крайне неуважительно и просто недопустимо. Ничего не ответив колдуну, он вдруг без разрешения сорвался с места и быстро зашагал в сторону леса, где прятался Волербус.
   - Что происходит? - слегка испуганно поинтересовался один из латников.
   - Шестерёнки у него в голове заело что ли, - отозвался Ророуторр, провожая герддрона напряжённым взглядом. - Смазать надо бы!
   Герддрон дошёл до стоящего стеной леса на окраине долины, встав практически перед Волербусом, и начал всматриваться в заросли.
   - Да здравствует владыка Гиртрон! - вновь громогласно воскликнул он металлическим голосом, резко повернув шлем смотровой щелью прямо на Волербуса.
   Ророуторр от этого звука передёрнулся и схватился за висящий у пояса клинок.
   - Здесь что-то не то, - пробормотал он, нервно. - Этот герддрон учуял что-то, но спутал энергетику...
   - Может, стоит прошерстить округу? - предложил всё тот же латник.
   - Что с вами?! - заволновался другой, заметив, как у Ророуторра от испуга нервно задрожали губы. - С нами целая армия герддронов!
   Ророуторр, будучи опытным магом, перебрал все возможные способы выявления чужеродной энергии, и внезапно наткнулся на сгусток неимоверной ярости и злобы, направленной именно на него. Он, разумеется, не смог ни увидеть Волербуса, ни идентифицировать источник энергетики, но безусловно ощутил неумолимую решимость некой чудовищной силы расправиться с ним и с его войском.
   Волербус же понял, что может установить мысленный контакт с герддроном, и тотчас вступил с ним в диалог. Герддрон, получив послание от Волербуса, как и дартгроты на дороге, принял его за Гиртрона, полностью подчинившись воле рок-менестреля.
   - Ророуторр предатель, - мысленно сообщил герддрону Волербус. - Я пришёл, чтобы покарать изменника, и тебе выпала честь стать орудием возмездия, иди и убей Ророуторра!
   Герддрон радостно кивнул, ведь, как и все чудовища Свиртенгралля, получал особое удовольствие от возможности убить кого-нибудь, развернулся и бегом кинулся обратно.
   Увидев, несущегося к ним герддрона, Ророуторр решил, что тот завидел в чаще неприятеля и скомандовал остальным воинам отразить атаку. Армада кинулась в сторону леса, а герддрон, пробежав сквозь них, выхватил меч и одним ударом проткнул колдуна насквозь. Ророуторр схватился рукой за лезвие пронзающего его клинка, пытаясь удержать оружие, но герддрон ловко вывернул меч и рассёк колдуна надвое.
   Воины, как вкопанные, остановились на полпути и в изумлении уставились на герддрона, спокойно пучком травы очищающего лезвие от крови колдуна. Никто не понял, что произошло. Это было просто немыслимо, ведь герддроны в принципе не могли быть предателями, и невозможно было даже представить, что кто-то из воинов Свиртенгралля способен атаковать своего же господина.
   Старший по званию латник, не понимая, как следует поступить, приказал уничтожить сошедшего с ума герддрона, но тут из лесу раздался жутчайший рёв, да такой силы, что люди и герддроны, повалились наземь. Затем в глубине зарослей возникла ужасающая фигура саблезубого гиганта с перепончатыми крыльями.
   - Атака, атака! - закричал предводитель латников, кое-как поднимаясь на ноги и кидаясь наутёк.
   Герддроны же не знали, что делать, и лишь метались в разные стороны. Когда Волербус снял с себя невидимость, его энергетика стала ощутима всем, а она имела вектор энергий Гиртрона, не могли же вассалы Фаур-Каста напасть на короля Свиртенгралля?!
   Волербус сконцентрировался, собрал всю силу, которой обладал, и устремил неимоверный поток энергии ввысь. Тотчас над долиной вспыхнул огненный шар, размером со стадион. В следующую секунду он устремился вниз и рухнул в долину. Прогремел оглушительный взрыв, слепящий белый свет залил всю округу, растворив в себе и герддронов и латников Фаур-Каста, а когда он поблек, долина обратилась выжженной пустыней. Именно о последствиях этой атаки и рассказывал молодой колдун Стронцвету в лесу Шэугленн после обрушения Шадоурока, говоря об упавшей в долину звезде. Крылья же Волербуса сильно уменьшились, ибо затраты энергии оказались колоссальными.
   Когда жар остыл, Волербус выбрался из лесу, и направился к тому месту, где стояло здание гильдии. Среди углей и золы он откопал шлем герддрона, убившего Ророуторра, и прихватил его с собой. Делать в долине больше было нечего, шестерёнки в навигаторе времён вновь завращались, засиял зелёный свет, и путешествие Волербуса продолжилось.
  

Появление Шэугкана

   Волербус обнаружил, что находится на склоне у подножья высоких скал. Вокруг царил густой сиреневый сумрак, под ногами стелился вереск вперемешку с кустиками земляники, изредка росли отдельные деревья с толстенные корнями, кольцами поднимающимися из земли. Судя по пейзажу, место это располагалось где-то в южной части степи С'арруса. Вскоре над землёй неспешно поплыл густой туман, покрывающий всё вокруг сеткой хрустальных капель, видимо, недалеко была река. Он низко стелился по земле белым войлоком, образуя вокруг небольших кустиков и трав кольца, напоминающие приведений.
   Волербус осмотрелся: чуть поодаль виднелось едва различимое обычном взором строение - руины очередного хэза. Место сие было близко королевству Граса Даркфлесса, который не терпел иных мировоззрений, поэтому регулярно посылал герддронов разрушать иноплеменные магические дворцы.
   Вдруг из мрака послышались лёгкие шаги, громко крикнула ночная птица, потревоженная пешеходом, и Волербус увидел сильнейшее алое свечение буквально в нескольких метрах от себя. Энергетический навык, приобретённый после поедания демона Гироторна, сработал великолепно, обнаружив вражескую антиэнергию, однако и без оного Волербус сразу узнал идущего: то был Шэугкан.
   Шэу с факелом в руке шёл медленно, немного покачиваясь и расточая вокруг себя уже слабый белый дым. Волербус не мог знать, что произошло намедни в разрушенном хэзе на вершине холма у великой Кристеллии, и что именно Алёна нанесла чудовищу столь значимый урон, но то, что с Шэу явно дурно, было очевидно.
   Конечно же, первым желанием рок-менестреля было ринуться в атаку и загрызть фаворита, но это было неразумно. С одной стороны, думал Волербус, логично, что нынешняя часть миссии должна быть связана с Шэугканом, раз они так удачно совпали во времени и пространстве. С другой, если он увидит его сейчас, то смекнёт, что к чему, и победа над "крокодилом" в будущем может оказаться под вопросом. Поразмыслив несколько мгновений, Волербус решил выждать, что посоветует Конструктор, и спрятался в развалинах хэза.
   Шэугкан остановился недалеко от строения, прислонившись к дереву, словно чего-то ожидая. Вскоре из облаков вынырнула огромная голубая луна, хорошо осветив округу. В её свете через щель в стене Волербус увидел фигуру, двигающуюся навстречу Шэу. Идущий также был окутан алыми вихрями антиэнергии, видимо, это был воин Фаур-Каста. И точно, характерный лязг двух пар стальных крыльев развеял оставшиеся сомнения: к Шэугкану приблизился дартгрот.
   Они заговорили на своём языке, который Брелов, разумеется, не знал. Но Волербус, подчинив себе энергию демона сновидений, обладал теперь абсолютным знанием, и ему не составляло труда понять, о чём идёт речь.
   Дартгрот рассказал, что отряд вавилонцев поднялся в горы, но ушёл совсем недалеко и их можно догнать, однако воины Даркфлесса опасаются штурмовать склоны из-за сьиорнов, обитающих в лесу на вершине плато. Шэугкан в ответ разругал дартгрота в пух и прах, обозвав его недоделанной лопатой, а не командиром летающих герддронов, и приказал, невзирая ни на что, штурмовать горы, дабы достать беглецов. Дартгрот пообещал всё исполнить и удалился, на этот раз улетев. Когда отвратительный для человеческих ушей стрекот его крыльев стих, Шэугкан внезапно резко повернул к хэзу свой шлем, напоминающий череп крокодила, и явно уставился на Волербуса. Он, безусловно, не мог видеть его через стены, но, обладая отчасти сходной энергетикой, ощутил присутствие трансформировавшегося рок-менестреля.
   Волербус понял, что может быть раскрыт, и поспешил отступить вглубь хэза. Конструктор почему-то ничего не говорил, и действовать надо было самостоятельно. Шэугкан же, недолго думая, полез следом. Волербус, едва сдерживая злорадный смех, продвинулся ещё глубже. Его обрадовало, что сфера не направляет действие, а фаворит сам напрашивается, и у него, возможно, не будет иного выхода, как прикончить чудовище ещё раз.
   Шэугкан испытывал странное чувство, коего ранее ему ощущать не доводилось. Из глубины развалин хэза исходила одновременно и позитивная и негативная энергетика, причём отрицательная часть явно имела вектор, сходный с энергиями Гиртрона. Фаворит не мог оставить такой феномен без внимания и потому продолжал углубляться в строение. Волербус уже упёрся спиной в стену, поняв, что ещё пара шагов, и монстр его точно увидит.
   "- Не убивай фаворита!" - наконец соизволил проявиться голос Конструктора Вавилона. "- Победа в Шадоуроке не должна ставиться под сомнение!"
   Волербус счёл предостережение разумным. Дабы не сорвать то, что уже так успешно свершилось в Шадоуроке, но и не оказаться раскрытым, он нацепил на голову помятый шлем герддрона и приготовился хорошенько врезать фавориту. Однако тут вновь возникло затруднение. Памятуя о собственной силе, Волербус побоялся, что может ненароком угрохать Шэугкана, а это в его планы не входило. Поэтому он подобрал валяющееся в хэзе бревно и отошёл в угол. Как раз в этот момент ничего не подозревающий Шэу вошёл в помещение, неосмотрительно выкинув вперёд руку с факелом. В огненном свете мелькнул искорёженный шлем герддрона, раздался отвратительный злорадный смех, и кто-то со всей дури врезал фавориту бревном по голове. Шэугкан, получивший уже второй раз за день, как ошпаренный вылетел из хэза, выронив факел и, пробежав несколько метров, с глухим рёвом повалился на вересковый ковёр. Волербус так хорошо врезал ему, что частично расколол шлем, из трещин которого засочилась кровь.
   Воспользовавшись моментом, рок-менестрель руками выломал у хэза крышу, взмахнул крыльями, и улетел прочь, промелькнув по небу, словно огромная летучая мышь. Шэугкан же ещё долго валялся на земле, злобно скрежеща клыками. Чудовище никак не могло уразуметь, кому это удалось повергнуть его одним ударом. Наконец, немного придя в себя, Шэу поднялся, снял повреждённый шлем, подобрал факел и, пошатываясь, двинулся в сторону скал.
  

Скрипка Варя

   Волербус же взлетел над скалой, высматривая свой отряд, и вскоре обнаружил стоянку вавилонцев на уступе скалы. С высоты птичьего полёта Волербус также увидел россыпи огней в степи. То были, как вы уже догадались, поиции дартгротов и герддронов, что жгли костры для восстановления энергии. Рассредоточенное воинство было поистине огромным, и если бы все они разом ринулись в погоню, то наверняка прорвались бы через сьиорнов, охраняющих преддверия Кэльвиарона. В такой ситуации Волербус решил, что нужно проконтролировать ситуацию и, если что, дать отпор преследователям. Вдруг цепкий взор его выхватил из ночного мрака оранжевую точку костра, что горел среди развалин древнего гирльдского хэза на соседнем со стоянкой вавилонцев утёсе. Полуразрушенная стена сооружения, торчащая зубцами, загораживала обзор и потому рекруты отряда не могли видеть, кто устроился по соседству. Меж тем Волербусу ничего не мешало, и он обрадовано улыбнулся. Впрочем, с его мордой сие смотрелось скорее жутковато.
   Он сделал круг над утёсом, изучив возможные подходы, и спикировал к костру. У огня на брёвнышке, сосредоточенно шевеля палочкой хворост, сидела Диана. Вокруг воительницы сиял изумительный орел положительной энергии. На огне кипел котелок с супом, рядом прямо на земле были разложены продукты и стояло несколько бутылок с водой. На поясе девушки болтался олдскульный кассетный плеер популярной в прошлом фирмы.
   - О, привет! - улыбнулась она. - Ты был прав, намедни выволокла тебя из Шадоурока, Гиртрон с тобой едва не расправился. А дальше я не знала, что надо сделать, ты же не сказал, короче, бросила тебя там валяться.
   - Правильно, - шёпотом ответил Волербус, присаживаясь рядом. - Всё должно было произойти именно так, как произошло, Силий предупреждал меня об опасности изменения прошлого.
   - А у меня уже ужин поспел, ты голодный?
   Диана ловко подцепила палочкой крышку на котелке, сняв её. По округе мгновенно растёкся великолепный аромат чего-то безумно вкусного.
   - Да вроде пожрал недавно, - усмехнулся Волербус, вспомнив суп из демона, который они намедни ели с Ариллией.
   Тут взгляд его скользнул по брёвнышку и уткнулся в прислонённую к нему старенькую скрипку, обёрнутую мохеровой кофточкой голубого цвета. Понятно, откуда воительница взяла ниточку для придания невидимости коротышке Аллвэ, с таким запасом она могла подчинить себе добрую половину королевства. Лицо Волербуса тут же утратило демонические черты, и он стал опять похож на прежнего рок-музыканта:
   - Скрипка? - удивился Брелов.
   - Скрипка, - подтвердила Диана. - Зовут Варя.
   - Так ты что, скрипачка?! - с неподдельным восторгом воскликнул он.
   - Скрипачка, а что? - искоса взглянула на него Диана.
   - Да у меня в группе нет скрипача, я уже замучался искать, всё не устраивает звучание, - затараторил Брелов, совершенно позабыв о том, кто он, и где находится. Проблемы музыки увлекли парня с головой. - Всё не тот уровень, понимаешь, а ты само совершенство, может, и играешь также великолепно, как побеждаешь?
   - Хочешь послушать? - догадалась Диана.
   Брелов кивнул. Вдруг над горами разнёсся величественный звук играющей вдалеке волынки, в сочетании со сверкающими в вышине звёздами он звучал ещё более роскошно.
   - О, уже кто-то музицирует! - засмеялась Диана.
   Вскоре волынка стихла, и девушка взяла скрипку. Брелов навострил уши, Диана взмахнула смычком, и Варя запела поистине божественно. Рок-менестрель оторопел, заслушавшись чудесным голосом скрипки, в мгновение ока поняв, что это именно то чудесное и вдохновенное звучание, которое он столько искал.
   - Это просто чудесно, само совершенство!
   - Арбитру тоже нравится, - вдруг проговорилась Диана.
   Волербус пристально поглядел на девушку:
   - Значит, твоё появление, всё таки - задумка Силия, - он хитро прищурился. - Тогда почему он не предупредил нас, Артемида?
   - Так было надо, - Диана обворожительно улыбнулась.
   - Понятно, но всё же ты из Вавилона или в свою игру играешь?
   - Сейчас я просто играю на скрипке! - Диана продолжила вдохновенно музицировать, как вдруг Волербус приложил палец к губам. Девушка тотчас прижала струны пальцами, прислушавшись.
   - Что такое? - шёпотом спросила она.
   - Я чувствую приближение дартгротов! - прорычал Волербус, непроизвольно оскалившись и заскрежетав клыками, что со стороны прозвучало, словно бы он откашлялся.
   Затем рокер поднялся с места, схватил одну из бутылок с водой и спешно залил костёр. Огонь зашипел и, обратившись белым паром, унёсся ввысь. Теперь светила лишь луна, отражаясь в прекрасных голубых глазах воительницы Дианы, придавая им ещё больше очарования. Девушка наспех замотала скрипку в кофточку, чтобы та не замёрзла, ведь всем известно, что добротно сработанные музыкальные инструменты, как и герддроны, не любят холода. Вместе они подкрались к обломкам стены хэза на обрыве и устремила взор вниз, под скалу. Волербус перегнулся через парапет и принялся что-то напевать вполголоса, видимо, воспоминания о музыкальной карьере оказались столь сильными, что мелодия уже сама по себе лилась из него.
   Внизу под обрывом у самого подножья скалы показалось несколько тёмных фигур с двумя парами самолётных крыльев за спиной. Волербус же видел их как в инфракрасном диапазоне алыми сгустками антиэнергии.
   "- Перебей их, защити отряд, только так, чтобы твои друзья ничего не услышали!" - прозвучал в мыслях Волербуса голос Конструктора.
  

Волербус и Диана

   - Сейчас развлечёмся! - криво ухмыльнулся Волербус, показав клыки. - Но сделаем это тихо! - он расправил крылья и сиганул с обрыва прямо на дартгротов.
   Один из воинов Фаур-Каста как раз собирался взлетать и даже начал подниматься в воздух, но тут на него грохнулся Волербус, придавив вместе с ним и его товарищей. Дартгроты и опомниться не успели, как Волербус разорвал их в клочья. Одному гиганту всё же удалось вывернуться. Он выхватил меч, собираясь ринуться в атаку, но тотчас был сражён наповал золотой стрелой.
   - Если чары на кого не действуют, всегда можно уложить по старинке, - не без юмора заметила Диана, появившись рядом.
   - Хорошо стреляешь! - заметил Волербус.
   - Лучше всех! - без лишней скромности похвалилась девушка.
   Расправившись со зловредными летунами, Волербус заметил впереди ещё несколько сгустков антиэнергии, тотчас опрометью кинувшись к ним. Диана же вложила в лук новую стрелу и прицелилась.
   Завязалось сражение, которое больше напоминало возню. Дартгроты не могли оказать Волербусу серьёзного сопротивления не только в виду его силы, но и будучи сбитыми с толку бушующей в рок-менестреле энергией Даосторга. Принимая атакующего за своего, стальные гиганты упускали важнейшее время, становясь лёгкой добычей для Волербуса. Кого он не успевал разорвать на части, сражало золотыми стрелами Дианы. И вскоре воинство Фаллен-Граунда по эту сторону утёса было полностью сокрушено.
   - Там ещё кто-то! - шепнула Диана, указывая рукой в туманную даль, где едва угадывался плывущий над равниной светлячок.
   Волербус потянул носом, мгновенно учуяв знакомый запах.
   - Опять Шэу бродит, - сказал он. - И чего "крокодилу" не спится?
   - Ну и фавориты у Гиртрона, - с пренебрежением заметила воительница. - Ни слова сказать, ни действие сделать! Те же герддроны только в профиль.
   - Это точно! - усмехнулся Волербус, оценив несуразные движения Шэугкана.
   - Завалим? - голубые глаза Дианы засверкали разыгравшейся яростью. - Давай порвём его на тряпки! - с нетерпением предложила она.
   - Нет, - Волербус мотнул массивной головой. - Это прозвучит странно, но сейчас пусть бродит.
   Диана нахмурилась, будучи явно недовольна, но вдруг, что-то поняв, просияла и улыбнулась:
   - Поняла! - воскликнула она. - Ты его потом завалишь?
   - Ну да, - Волербус почесал подбородок, стряхнув с него стальную стружку, оставшуюся от доспехов очередного поверженного дартгрота. - Вернее, я его уже завалил, только позже...
   Диана удивлённо приподняла брови:
   - В смысле?
   - Я сам уже запутался! - прорычал Волербус. - Короче, я его уже давно завалил, ещё до начала этого путешествия.
   - Ну ладно тогда, пускай себе лазит, - девушка махнула рукой, видимо, нечаянно задев кнопку плеера, отчего в ночи тотчас громко заиграли знаменитые "Белые розы" Юры Шатунова...
   В этот момент шестерёнки в навигаторе времени застрекотали, извещая о продолжении путешествия.
  

Армильд-Клианор

   Волербус очутился в тёмном помещении замка. Прямо перед ним виднелись приоткрытые ворота, в которых стоял человек в изумрудном балахоне с низко надвинутым на лицо капюшоном. Он вёл беседу с кем-то, кто желал войти. По голосу Волербус понял, что с той стороны врат стоит Силий. Услышав, как неуважительно человек в балахоне общается с Силием, Волербус впал в ярость.
   "- У старца с собой концентраты молний, заставь его отдать их Силию!" - на этот раз послание обозначилось даже не голосом, а лёгким потоком энергии, видимо, Конструктор, зная силу местных чародеев, опасался, что его услышат даже мысленно.
   - Ладно, - сказал Силий с той стороны. - Но мы можем хотя бы заночевать здесь, под защитой ваших стен?
   Волербус быстро приблизился к старцу, вокруг которого уже расцветало боевое пламя, и вцепился когтистой лапой Аукораллу в плечо. Маг ощутил неимоверную мощь, такую чудовищную силу, с которой раньше никогда не встречался. Он постарался не подать виду, но Волербус ощутил его жуткий страх. Теперь грозный глава Армильд-Клианор оказался полностью во власти крылатого рок-музыканта. Огненный вихрь мгновенно стал гаснуть и вскоре вовсе развеялся.
   - Соглашайся! - мысленно приказал старцу Волербус. - И повежливее, а то придавлю!
   - Конечно, Арбитр, - сказал Аукоралл, с почтением склонив голову. - Вы можете расположиться, где пожелаете, кроме территории внутри крепости.
   - Это очень снисходительно с вашей стороны, - ответил Силий.
   - У тебя с собой концентраты молний, отдай их Арбитру! - вновь приказал Волербус.
   Аукоралл пошарил в кармане, найдя там три маленьких мешочка из очень плотной серой материи. Затем с опаской обернулся к Волербусу, тот оскалился и для пущей убедительности ещё сильнее впился старцу когтями в плечо.
   - Быстро, мурло!
   Аукоралл сунул мешочки Силию в руку.
   - Ещё это, совсем забыл, вы у нас оставили свои вещи, - затараторил он.
   - Я? - опешил Силий. - Да вроде бы нет...
   - Сделай так, чтобы он взял! - скомандовал Волербус, едва не оторвав Аукораллу руку.
   - Берите же! - рявкнул Аукоралл, поспешив закрыть двери.
   Теперь они остались с Волербусом наедине.
   - Ты кто такой и как посмел сюда ворваться?! - гневно зашипел Аукоралл, однако не пытаясь вырваться из когтей Волербуса.
   - Это не важно! - рявкнул рок-музыкант. - Но с этого дня вы будете слушаться Силия и выполнять все его приказы, понял?
   Старец ничего не ответил, лишь сверкнул глазами и злобно скривил рот.
   Волербус взмахнул крыльями, запрокинул голову, и выбросил под своды помещения гудящий столб огня. Одновременно с этим он распростёр в окружающее пространство такую неистовую энергетическую мощь, что Аукоралл задрожал от ужаса.
   - Понял, понял! - затараторил тот, перепугано.
   Однако Волербус не очень поверил магу, и для усиления эффекта отвесил ему хорошую оплеуху.
   - Если я узнаю, что ты снова был невежлив с посланцами Вавилона, я вернусь! - он погрозил чародею пальцем с огромным когтем.
   Аукоралл, пребывая в шоке, спешно закивал. Столько лет он возглавлял магическую гильдию святыни Клианор, полагая себя самым могущественным чародеем после Сальира-Вери и магистра Сан-Киви Фарфаллы, и вдруг такой провал! Мощь, исходящая от крылатого монстра не шла ни в какое сравнение с теми силами, коими обладал он или прочие члены гильдии.
   Торжествуя над поверженным противником, Волербус громогласно рассмеялся и швырнул Аукоралла на пол.
   - Ай, какой злой! - раздался из темноты знакомый женский голос.
   Волербус резко обернулся и увидел прямо перед собой Диану со скрипкой Варей под мышкой.
   - Ты как здесь оказалась? - удивился он.
   - Так твоя штуковина, видимо, и меня переместила.
   Волербус в замешательстве почесал в затылке:
   - Наверное, в этом есть смысл, - заключил он, подхватил Диану на руки и, расправив крылья, улетел ввысь, покинув крепость через окно в куполе крыши.
   Взлетев, Волербус уселся на вершине одной из башен, Диана устроилась рядом. Судя по едва заметной безмятежной улыбке, украшающей её уста, девушка совершенно не боялась высоты, а даже наоборот получала неописуемое удовольствие от созерцания красот с такой дивной позиции.
   Волербус полагал, что навигатор времён тотчас перенесёт их куда-нибудь ещё, однако шестерёнки в устройстве молчали и даже стрелки на часах Авельира, впечатанных в механизме, отчего-то не шли, видимо, здесь было сделано ещё не всё.
   Внезапно в голову ему пришла великолепная мысль, что стоило бы полететь и найти самого себя, а лучше сделать это несколько раз, собрав, таким образом, огромную армию Волербусов. И тогда уже бросить вызов всему мироустройству Адальира и сопредельных миров. Подумав так, он рассмеялся, поскольку поистине наполеоновская идея была вряд ли выполнима, но как заманчива!
   Диана хмыкнула, словно прочитав его мысли, вынула скрипку и вдохновенно заиграла на ней лёгкий лесной мотивчик.
  

Встреча с Арбитром

   Со своего наблюдательного пункта на вершине башни Волербус отлично видел, как Силий с товарищами разбили лагерь недалеко от стен крепости, но, что именно происходило внизу, рассмотреть уже не удавалось, видимо, из-за установленной Силием энергетической защиты.
   Через какое-то время, когда Волербус уже задремал, вокруг поднялся сильный шум, напоминающий гул глохнущего авиамотора, и начался мелкий дождик. Диана спешно толкнула его в бок локтем, Волербус проснулся и устремил взор в сторону, откуда исходил шум, с изумлением увидев, как над лесом чуть поодаль возвышаются окутанные гирляндами огней столичные небоскребы.
   - Ничего себе! - чарующим голосом выдохнула Диана. - Это же пересечение миров, как в древние времена!
   Кроме необычного видения в центре аномалии сиял концентрат энергии неимоверной мощи, такие сгустки Волербусу доводилось видеть лишь в районе Свиртенгралля. Меж тем он одновременно переливался и зелёным и красным цветом и не имел конкретного вектора, вернее, Волербус не мог однозначно определить энергетику концентрата, как положительную или отрицательную. Мгновенно сообразив, что внизу происходит нечто крайне серьёзное, Волербус спрыгнул с башни и, расправив крылья, спикировал в ночной лес рядом с небоскрёбами.
   Когда он приземлился, видение уже растворилось. Рокер двинулся напролом через чащу, вышел на небольшое ровное место и узрел Силия, лежащего на спине у края обрыва.
   - Что ты здесь делаешь? - удивился Силий.
   - Да вот, выполняю твои поручения, - Шёпотом ответил Волербус.
   - Мои поручения?!
   - Именно. Будут ещё указания или это финал путешествия?
   - Будут, - сказал Силий. - Ты должен отправиться в Изначальный Мир и спасти Избранную! - он приподнялся на локте, пристально посмотрев Волербусу в глаза.
   Волербус тотчас ощутил, как огромное количество информации поступает в его разум. В мгновение ока он увидел всю историю Алёны с самого начала, от идеи Силия создать Избранную, до нынешнего момента. Уяснив, что девушка не обладает никакой сверхъестественной силой, Волербус, быть может, с ещё большей ясностью, нежели сам Силий, осознал, в какой опасности находится теперь Алёна! Он ощутил собственную вину за это, поскольку, хоть и не осознанно, но всё же втащил хрупкую девочку в полный опасностей мир Адальира.
   - Всё настолько плохо? - не поверил Силию Волербус, до этого он и не подозревал, что Арбитр Стихий способен на такие поступки, пускай, даже и ради всеобщей победы и торжества добра.
   - Действуй быстро, они уже знают всё про девушку, перехвати всех, кого отправят за ней! Это самый главный вопрос в жизни королевства, понимаешь? Главное - Алёна!
   - Понял, - кивнул Волербус, вдруг вспомнив слова Силия о том, что он сам сказал, где его можно найти.
   Шестерёнки навигатора времён снова застрекотали, сообщая, что вот-вот начнётся новый раунд путешествия.
   - И, кстати, ищи меня в окрестностях Тарнтгора Пограничного, - поспешил сказать Волербус, опасаясь не успеть до перемещения.
   Силий кивнул:
   - Спаси Алёну! - сказал он с тревогой в голосе.
   Внутри Волербуса всё закипело от негодования, если кто-то только решит тронуть Алёну, если хоть волос упадёт с её головы, тогда всем вокруг не поздоровится!
   - Всех убью! - заверил он.
   Навигатор времён сработал, выбросив вспышку зелёного света, и вновь вокруг зазеленел весенний туман, а тело рок-менестреля окутал свежий ветер, наполненный ароматами цветущих растений, и в вихре звёзд кружили листья и лепестки...
  

Изначальный Мир

   Волербус соткался из воздуха на ночной улице родного мегаполиса. Причём, явно не в том времени, откуда отбывал в Адальир. Вокруг было тепло, и деревья шелестели густой зеленью. Судя по первым ноткам аромата засухи в воздухе, это было самое начало осени, либо, что вероятнее, конец лета. Волербус огляделся, его взору предстала страннейшая картина: рядом возвышалось довольно старое здание с неоновой вывеской "диггер" над входом. На двери красовался аляповатый дракон, выполненный в стиле граффити. Возле рисунка копошилось огромное существо, метров пять ростом, имевшее облик антропоморфного льва синего цвета. Он проковырял когтем в двери отверстие и спрятал что-то в образовавшуюся брешь, затем обернулся и остолбенело уставила на Волербуса огненными глазами. Проанализировав существо, Волербус нащупал весьма знакомую энергетику, однако точно не сумел идентифицировать её вектор. Агрессии от льва точно не исходило, но всё же Волербус грозно зарычал, давая понять незнакомому чудовищу, что играть с ним не стоит. Лев продолжал пристально смотреть на Волербуса, явно что-то обдумывая. В это мгновение рок-менестрель ощутил, как в его разум кто-то вторгается, предлагая контакт. Теперь энергетика гостя соответствовала положительным течениям пурче-дхарны, а посему Волербус подключился к предложенному каналу связи. Впрочем, диалога не последовало. Лев лишь изучил содержимое памяти собеседника, пролистав события последнего времени с того момента, когда Брелов впервые услышал об Алёне задолго до начала их общего путешествия в Адальир.
   "- Она тебе непременно понравится, дружище! Большущие серые глаза, наивный взгляд..." - зазвучал в глубинах разума голос Силия. Затем чередой прошли воспоминания текущего путешествия во времени.
   Лев вздрогнул, распушив гриву, с рёвом изверг из пасти огненное облако и тотчас растворился в пространстве. Этот момент совпал со стрекотом сферы навигатора времён, донёсшимся с пояса. Время словно бы ускорилось, ветви деревьев сделались голыми, а тротуары покрыло снегом. Смена сезонов происходила с неимоверной скоростью, остановившись лишь, когда над улицами засверкали гирлянды новогодних украшений...
   Волербус понял, что только теперь добрался до нужного момента.
   - Куда теперь? - поинтересовалась Диана, вновь оказавшаяся рядом.
   Волербус задумался, надо было спасать Алёну, но ведь, что делать конкретно, и куда идти, он не знал. Даже время, в которое его перенёс навигатор, могло оказаться прошлым, где Алёне ещё ничего не угрожало. Сфера же молчала, и решать необходимо было исключительно самим. Не придумав, как действовать, Волербус решил направиться туда, куда пошёл бы Брелов - в студию своей музыкальной группы. Диана не стала возражать, почему-то она была уверена, что всё идёт именно так, как надо.
   Добравшись до старого многоквартирного дома, где в полуподвальном помещении базировалась штаб-квартира его музыкального коллектива, рок-менестрель внезапно вновь ощутил себя гораздо больше прежним Бреловым, нежели Волербусом. А, кроме того, задумался, как он смотрится в новом облике на улицах города. Он попытался сделаться невидимым, но это почему-то не выходило. Попытки трансформироваться, дабы хотя бы крылья не были столь заметны, также не приносили результата. Видимо, давала о себе знать энергетика его родного мира, где мысль обладала гораздо меньшей силой, нежели в Адальире.
   - Это ваша студия? - уточнила Диана, оглядывая убогое строение.
   - Вроде того, - кивнул рок-музыкант.
   Волербус спустился ко входу в студию, кое-как втиснувшись между стеной и кирпичной кладкой, отгораживающей лестницу со стороны улицы, но дверь оказалась заперта. Причём над ней горел красный огонёк - условный знак, сообщающий посвящённым, что группы нет на месте. Этот сигнал придумал сам Брелов, и обычно огонёк зажигали, когда уезжали на концерт. Брелов немного разозлился, ведь, как это его товарищи могли давать концерт без него? Вдруг разум осенила догадка: вероятно, это снова прошлое, какой-то момент, когда Брелов ещё не увяз в Адальире и, возможно, он встретит самого себя на концерте. Так что, идея с целой армией Волербусов была совсем недурна!
   - Это действительно может быть другое время, - заметила Диана, вновь словно прочитав его мысли. И как это ей всё время удавалось?
   - Надо найти моих придурков, - сказал Брелов. - Мне кажется, что это часть плана.
   Он отцепил сферу и поднёс к глазам, пристально рассматривая тончайший механизм.
   - Ладно, - пожала плечами Диана, - двинули!
   Брелов не знал, где проходит выступление, а за последнее время они давали столько концертов, что вычислить наиболее вероятное место было попросту немыслимо. Зато Волербус вполне мог нащупать верное направление движения по энергетике. Волербус потянул носом морозный воздух, определив вектор, и они вместе зашагали в выбранном направлении.
   Вскоре догадки подтвердились. Они вышли к зданию какого-то допотопного и сильно обшарпанного дома культуры, перед которым бушевало настоящее море из молодёжи. На многих была одежда с логотипом группы или просто фамилией Брелов, вроде той, что он хотел навязать Филирд в тоннеле во время памятного солнцепомрачения. Тогда он радовался, обретя фанатку, скромно умолчав о том, что в родном мире у него их было достаточно много...
   - А ты - знаменитость! - улыбнулась Диана. - Надо было у тебя автограф попросить.
   - Как раз про автографы, набегут сейчас толпами и, что с ними потом делать? Давай-ка свалим потихоньку!
   Стараясь не привлекать к себе внимания, они обошли здание сзади и зашли через технический вход. Тут-то Волербуса и поймал клавишник группы. Долговязый парень сразу признал лидера, даже и в таком экзотическом облике.
   - Где ты пропадал?! - закричал он, хватая Брелова за плечи. - А это кто с тобой? - взгляд его упал на скрипку в руках девушки.
   - Диана, - обворожительно улыбнулась скрипачка, чем буквально сразила парня.
   - Ты что, скрипачку нашёл? - обрадовался клавишник. - А мы тебя обыскались просто, ты уезжал что ли? Опять твои странные дела с ролевиками?
   Волербус даже ответить не успел, как друг уже потащил его в гримёрку за сценой, где ожидала начала выступления группа. Он лишь схватил Диану за руку, увлекая за собой. Музыканты были безумно счастливы, увидев Брелова. Как оказалось, он отсутствовал уже очень долго, и они пропустили несколько выступлений, но за сегодняшнее им заплатили авансом, и на общем совете коллектива было принято решение выступить самостоятельно без фронтмена.
   - Прикид у тебя обалденный! - с нескрываемым восторгом заверил ударник. - Я им говорил, что ты непременно успеешь и явишься в самый последний момент! - он обернулся к товарищам. - А вы мне не верили!
   - Это моё новое амплуа! - прорычал Брелов, привычно беря электрогитару и начиная её настраивать перед выступлением.
   Он тотчас позабыл обо всём прочем, полностью погрузившись в атмосферу предстоящего концерта. В конце концов, указаний от сферы не поступало, а у него были ещё обязательства и перед фанатами.
   - Я знал, что ты не подведёшь, - продолжал ударник. - Но, что припрёшься в таком виде, этого я и предположить не мог, видуха - что надо!
   - А зрители оценят? - скривился второй гитарист. - Публика не любит, когда фронтмен меняет облик без предупреждения!
   - Не боишься, что эта штука сработает посреди выступления? - шепнула Диана на ухо Брелову. - Раз, и растворишься в воздухе прямо перед толпой фанатов!
   - Растворюсь? - теперь Волербус хотя бы знал, как выглядит момент его перемещения со стороны. - Во всяком случае стоит попробовать, это мой девиз, лучше попробовать и пусть не удастся, чем совсем не пробовать!
   - Логично! - поддержала Диана, разворачивая мохеровую кофточку и вытаскивая скрипку.
   Брелов хотел что-то сказать, но Диана не дала ему даже рта открыть.
   - Поняла уже, надо тебе подыграть на сцене! Верно? - взгляд её огромных голубых глаз пронзил Брелова насквозь.
   - Были бы все девушки такими же, - вздохнул Волербус. - Это даже не с полуслова, а вообще без слов!
   - Вот уж загадка вселенская, - усмехнулась Диана. - Вас, мужиков, вообще понять не трудно, вы как открытая книга, я бы даже сказала, открытый букварь.
   В гримёрку заглянул взъерошенный тип с маленькими, бегающими глазками:
   - Скорее, там молодёжь уже с ума сходит! - шепнул он и вновь скрылся за дверью.
   - Наш организатор, - пояснил клавишник. - Ну что, двинули?
   - Если речь обо мне, то я всегда готова! - Диана сверкнула глазами.
   Волербус оскалился и зарычал.
  

Самый крутой рок-концерт в истории человечества

   Когда занавес поднялся и на сцене появилась группа в полном составе, публика просто взорвалась. Толпа молодёжи ринулась к сцене, оттесняя охрану так, что те едва выдержали натиск. Брелов не знал, что произошло за время его блужданий по Адальиру, поэтому даже не ожидал подобного приёма. А в городе к этому времени уже циркулировали слухи относительно таинственного исчезновения фронтмена группы Брелова, и один интереснее другого. То говорили, что рокер сбежал из города, то рассказывали, будто бы он ушёл в секту, эмигрировал и даже дематериализовался по причине сильного увлечения ролевыми играми...
   Фанаты, огорошенные долгим отсутствием музыканта, начали одолевать его товарищей по группе, пытаясь выведать хоть какую-нибудь информацию. Некоторые подозревали, что это лишь хитрый ход для привлечения внимания к собственному творчеству, но и те и другие желали наверняка узнать, что же произошло на самом деле. А там всплыла и информация о популярной компьютерной онлайн игре, в которой принимал участие рок-менестрель Брелов. Сайты Адальирского сообщества испытали настоящий прилив новых посетителей, состоявших, главным образом, из поклонников музыкального таланта Брелова. Часть из которых утвердилась в мысли, что Адальир вполне реален, и именно туда и отчалил их любимый рокер...
   Сегодня молодёжь пришла на концерт, не рассчитывая на появление любимца, который пропустил уже много выступлений, поэтому просто обезумела, увидев Брелова, да ещё и в столь сногсшибательном образе.
   Волербус ощутил неимоверный прилив сил, энергия, летящая из орущей толпы, оказалась столь мощной, что крылья Волербуса, уменьшившиеся после сражений, вновь подросли. Двигаясь навстречу этому божественному потоку обожания и нарушая притом все правила проведения концертов, Волербус, раскинув крылья, прыгнул в толпу. Молодёжь подхватила рокера на руки и начала носить по залу. Охранники дома культуры кинулись было следом, пытаясь высвободить музыканта, но также оказались подхвачены обалдевшими от счастья фанатами без какой-либо возможности вырваться. Впрочем, они не бросали попыток, изо всех сил борясь с этим неистовым хороводом.
   Музыканты из группы растерялись, но тут на сцену выскочила Диана. Она скинула плащ, оставшись в зелёном костюме, словно героиня древних кельтских легенд. В свете софитов девушка смотрелась невероятно гармонично на фоне обвешанных железом рокеров, как будто, так и было задумано. Диана вынула из-под мышки скрипку Варю и, вскинув смычок, заиграла весёлый, зажигательный мотив. Звуки были настолько чарующими, что беснующаяся толпа замерла. Девушки и парни отвлеклись от Брелова и обернулись к сцене. Охранники также позабыли о своих обязанностях и вместо того, чтобы, воспользовавшись моментом, отбить Брелова у обожателей, уставились на скрипачку. Шум голосов стих, лишь льющийся мёдом голос скрипки, поющей в изящных пальцах красавицы, заполнил весь зал дома культуры.
   - Ну что же вы? - воскликнула Диана своим звенящим, словно струны юной арфы, голосом. - Подыграйте мне!
   Тут прочие участники группы сообразили, что следует делать. Барабаны загремели, электрогитары взревели, и в зал полился тяжёлый рок. Диана стала играть быстрее, на ходу ловя музыку и импровизируя. Слух у девушки был поистине идеальный!
   Волербус, что продолжал возлежать на ладонях верных фанатов, взмахнул крыльями и в один перелёт оказался на сцене. Однако он не стал брать микрофон, теперь его голоса хватало, чтобы буквально оглушить весь зал, да, что там зал, весь город!
   - Ты можешь всё! - заорал он и изверг из пасти фонтан огня.
   Группа среагировала мгновенно, заиграв вступление той самой песни.
   Что творилось дальше, трудно передать словами. Это надо видеть. Это надо слышать. Брелов пел песни одну за другой, Диана играла на скрипке, мгновенно подбирая мелодии так, словно сама написала эти произведения. Публика сходила с ума. Примерно к половине концерта, поняв бесполезность борьбы, вымотанные охранники дома культуры, вяло расползлись по углам, уступив бразды правления обезумевшей, но столь прекрасной молодёжи. Вскоре фанаты, окончательно позабыв обо всех правилах, забрались на сцену, обступив музыкантов кольцом и оставив им лишь небольшое место для игры. И, если членов группы это мало обрадовало, поскольку они опасались неуправляемой толпы, то вот Диана с Бреловым получали от всего происходящего неимоверное удовольствие. Брелов то и дело подхватывал девушку, усаживая на плечо, взлетал под потолок, откуда божественные звуки скрипки разлетались ещё более волшебно. Во время таких полётов толпа взрывалась криками и аплодисментами, зрители не понимали, как это выходит у Брелова, ведь незаметно было ни ниточки, ни какого другого приспособления, что позволяло бы ему парить над сценой. Однако, в век нигилизма и неверия в чудеса, никто не допускал реальности полёта, полагая всё это очень хитрой иллюзией.
   Концерт, рассчитанный на час, завершился лишь спустя три. Диану с Бреловым семь раз вызывали на бис, после чего требовали у рокера гарантий, что девушка станет полноценным членом группы и будет выступать на всех будущих концертах.
   Наконец Волербус объявил:
   - Диана отныне официальная скрипка группы!
   Голубоглазая красавица посмотрела на него с удивлением:
   - А меня спросить не думал?
   Толпа замерла, ожидая решения девушки. Волербус приблизился к ней, наклонился и, заглянув в глаза, прошептал:
   - А я знаю, что ты согласна!
   - Ах ты негодник! - рассмеялась Диана. - Уже и мысли читает!
   Толпа возликовала. Теперь все в зале были уверены, что не просто сходили на концерт, но присутствовали на историческом моменте, новом рождении группы Брелова.
   Ещё около часа шла раздача автографов и фотографирование с множеством желающих. Причём абсолютное большинство парней мчались сломя голову фотографироваться именно с Дианой, словно бы вообще позабыв о Брелове. Девушки же облепили крылатого великана, стремясь запечатлеть себя рядом с Волербусом во всех мыслимых позах и бесчисленное количество раз.
  

Сладкая парочка

   Когда концерт завершился, и публика покинула дом культуры, группа принялась разбирать оборудование. Через полчаса было назначено ещё одно выступление и требовалось уступить место новому коллективу.
   - Музыка, нарушающая стереотипы человеческого восприятия, - задумчиво протянула Диана, изучая афишу, висящую на стене около гримёрки. - "Hyponeystal' Project", хм, наверняка, опять какая-нибудь пластмассовая лабуда, типа электронной музыки современного толка.
   - Наверняка, - поддержал Волербус. - Но думаю, нам пора сваливать.
   Диана ловко упаковала скрипку, вновь надела плащ, и они вместе двинулись к выходу. Иногда в коридоре встречались сотрудники дома культуры, которые, едва завидев крылатого гиганта, в испуге прижимались к стенам, суетливо уступая монстру дорогу. Диана в такие моменты заливисто и довольно смеялась.
   Она меньше Волербуса понимала, почему навигатор перенёс их именно сюда, но всё происходящее вокруг, от невероятно удачного концерта до внезапного обожания фанатов, ей очень и очень нравилось. Возможно, Путь Вавилона помогал не только в глобальных вопросов, но попутно и решал творческие задачи.
   Коридор закончился маленькой дверкой, однако за ней оказался не выход, как думал Волербус, а ещё одна комнатка. Не зная этого, рок-менестрель сразу ломанулся вперёд, едва не врезавшись в тех, кто был внутри. Диана была деликатнее и не пошла следом, оставшись в коридоре. В помещении, переоборудованном в гримёрную, находилось двое: первый - невысокий, широкий качок с зализанными назад волосами и большим носом с горбинкой, вторая - длинная, стройная девушка с шоколадными волосами и чуть скошенными глазами. Она была выше спутника головы на две, так что тот едва доставал ей до груди. Парочка прижималась друг к другу, словно они только что обнимались и ещё не успели отлипнуть.
   - Ничего себе, вот это я понимаю образ! - воскликнул мужчина, с восторгом глядя на застрявшего в узком дверном проёме рокера.
   - Вы кто? - гаркнул рок-менестрель, осматривая комнатку на предмет выхода.
   - Вообще-то, мы ту выступаем, - нахально поглядев в глаза Волербусу, заявила девушка. - Арчи, что здесь творится? - с явным возмущением добавила она, обращаясь к спутнику.
   - Арчи? - удивлённо произнесла Диана, выглянув из-за спины рокера. - Сколько же Арчи в этом городе?
   - Я говорила, что это не дом культуры, а проходной двор! - с ещё большим возмущением воскликнула высокая девушка. - Не стоило связываться с этими организаторами, мне они сразу не понравились, когда только пригласили выступать.
   - Ну что ты, Ариэль, сразу переживаешь, - отозвался мужчина. - Скажи спасибо, что вообще позвали! - он обернулся к Волербусу. - Может, свалишь, любезный? Если что, то выход слева, ты проскочил дверь.
   Волербус понял, что ошибся и собирался было уходить, но вдруг Ариэль окликнула его:
   - Эй, а я тебя знаю, ты же Брелов!
   Рокер нахмурился:
   - Я это, я, - прорычал он.
   - Мы давно хотели записать с тобой дуэт! - воскликнула длинная.
   - Реально! - подтвердил низкорослый.
   Брелов задумался на мгновение. Он не любил совместные проекты, но решил, что лучше согласиться, дабы быстрее отвязаться.
   - Ладно, споём вместе, так и быть, - кинул он и вышел.
   - Не отвлекайся! - донёсся сзади голос низкорослого качка, за которым последовали звуки смачных "французских" поцелуев...
  

* * *

   Отыскав наконец выход, Диана с Волербусом покинули дом культуры, вновь оказавшись на зимней улице. Медленно опадал свежий снежок, играя бликами в свете фонарей. Небо то и дело окрашивалось всеми цветами радуги от ирреального северного сияния, стоящего над мегаполисом последнее время.
   Диана подняла голову, посмотрев ввысь, и тотчас заметила падающую звезду.
   - Успела загадать желание? - вполне серьёзно поинтересовался Волербус.
   - Успела, - улыбнулась Диана, - правда, оно уже сбылось, ты же сам видел сегодняшний фурор моей Вари.
   - Фуроров будет ещё много, - пообещал Волербус.
   Тем временем поднялся ветер, принёсший с собой колючие льдинки, Диана поморщилась, закутавшись в плащ.
   - Почему мы не двигаемся дальше? - спросил Волербус в пустоту, искренне не понимая, зачем он здесь. - Ну не для концерта же нас перенесло в пространстве и времени?
   - А помнишь, как в детстве, когда играли в новую компьютерную игру с элементами квеста и зависали на каком-нибудь уровне, не понимая, что надо сделать, чтобы перейти на следующий? - сказала Диана.
   - Особенно это было круто, когда мы ещё не знали о существовании такого типа игры, как квест, - заметил Волербус, живо вспомнив детские переживания, связанные с раундами, которые было невозможно пройти.
   Всё же королевство Адальир - не только компьютерная игра, в нём такого быть попросту не может, а стало быть, во всём происходящем имелся некий скрытый смысл.
   - Путь Вавилона нам поможет, - заверил Волербус, энергетически проанализировав окружающее пространство. - Мне видится, что мы на верном пути, по крайней мере, энергетически не наблюдаю никаких сбоев...
   Он не успел договорить, потому что сфера у пояса заскрежетала, сверкнула зеленью, и вокруг вновь начался круговорот свежей листвы в весенней дымке, сопровождаемый чарующими трелями невиданных птиц.
  

* * *

   Новое путешествие завершилось у затушенного костра на утёсе среди развалин старинного хэза. Диана огляделась: по её внутренним часам казалось, они переместились в тот самый момент, откуда и отбыли в путешествие по временам. Девушка посмотрела на часы, оказавшиеся точной копией тех, что носил на руке Авельир: действительно, с момента их отбытия прошло всего минут десять.
   - И что дальше? - развела руками Диана, присаживаясь на брёвнышко.
   Вдруг раздалась современная музыка, на это раз какой-то "рейв". Оказалось, что вновь сработал плеер. Диана мгновенно зажала динамик ладошкой и поспешила отключить устройство.
   Волербус с изумлением поглядел на электронного менестреля, до него внезапно дошло, что техника выдержала уже несколько путешествий, хотя давно должна была быть сожрана вездесущими зелёными жучками.
   - Как это тебе удалось?! - с искренним восхищением, поинтересовался Волербус.
   Диана польщено улыбнулась, ей было очень приятно, когда ей восхищались, что, впрочем, происходило постоянно.
   - Это ещё что, у меня даже свой летающий автомобиль есть, называется Диамобиль! - гордо заявила она, указав пальцем на что-то, напоминающее серебристую ракету, выглядывающее из-за остатков стены хэза с другой стороны утёса.
   Волербус устремил взор в указанном направлении, внезапно ощутив мощнейший поток энергии от спрятанного объекта.
   - Теперь понятно, как ты протащила сюда столько вещей, даже бутылки с водой, - догадался Волербус. - Я уж подумал, что у тебя рюкзак волшебный, в котором помещается гораздо больше, чем он сам.
   В это мгновение рокер чётко осознал, что цель текущего путешествия была достигнута. Что конкретно являлось целью, ускользнуло от восприятия, однако энергетика объекта, названного Дианой "Диамобилем", запечатлелась в разуме, как нечто очень важное. Шестерёнки в сфере навигатора тотчас завращались, и из глубин механизма заструился зеленоватый свет.
   Диана хитро поглядела на растворившегося в воздухе Волербуса и улыбнулась. А затушенный намедни огонь в импровизированном очаге сам собою, как по волшебству, вспыхнул, продолжив приготовление пищи.
  

* * *

   На этот раз перемещение сработало как-то странно, Волербус чувствовал, что перемещается не столько телесно, сколько переносится его энергетическая суть. Из летящих навстречу зелёных вихрей плавно выплыли заснеженные пейзажи ночного мегаполиса. Показалась улица, заставленная вереницей огромных бронированных машин защитного цвета. Земля приближалась с огромной скоростью, Волербус было попытался взмахнуть крыльями, но внезапно осознал, что находится в состоянии чистого энергетического концентрата, расточая вокруг поистине солнечное сияние, и тотчас ясно узрел цель...
  

Предназначение

   Видение, спускающееся по склону, докатилось до трассы. Выглядело это совершенно ирреально, словно густой тропический лес вырастал над заснеженной мостовой по мановению волшебной палочки. Наконец, всё вокруг заполнилось изумительной зеленью, холод промозглого мегаполиса растворился, сменившись летним теплом, и даже запели птицы. Колонна техники оказалась стоящей посреди поистине волшебного леса, какой бывает, разве что, в компьютерных играх. Стражников не мог поверить глазам, он наклонился и провёл озябшей рукой по ковру густых лесных трав. Из буйства красок в воздух взмыл легион золотистых бабочек в сопровождении облака разноцветной пыльцы, а на пальцах патрульного остались хрустальные бусины свежей росы.
   Алёна, не отпуская от себя Авельира и даже не размыкая слившихся в поцелуе уст, скосилась в сторону чудесного видения за окнами машины, однако лицо её в этот момент выражало растерянность и тревогу. То ли интуиция, то ли логика подсказывали ей, что за красотой пересечения миров скрывается угроза.
   Птицы пели всё громче и заливистее, словно город превратился в настоящий Эдемский сад. Ощутив волну небывалого умиротворения и спокойствия, охранники из сопровождения опустили оружие, принявшись с интересом рассматривать заросли. Позабыв о правилах, даже водители ракетоносцев покинули кабины, дабы посмотреть творящиеся рядом чудеса.
   Внезапно над техникой с низким гулом пронёсся порыв ледяного ветра, и вслед за ним чудесное видение мгновенно растворилось, сменившись зимним городским пейзажем, и оставив после себя россыпь золотых искр в воздухе...
   Алёна вздрогнула, ощутив, что сейчас что-то произойдёт...
   Светлячки ослепительно вспыхнули, залив округу светом так, что на мгновение ничего не стало видно, а затем взору явилось несметное воинство. Рыцари в чёрных доспехах, высоких серебряных шлемах и с зелёными гривами буквально заполонили пространство. Их было так много и располагались они так плотно, что охранники оказались блокированы. Они стояли среди стальных великанов, не в силах пошевелиться, словно парализованные какой-то неведомой силой. Повисла жуткая тишина, в которой слышен был лишь синхронный шелест клинков, покидающих ножны...
   В следующее мгновение раздались крики и грохот автоматных очередей. Герддроны кинулись на охранников, а те, выйдя из оцепенения, открыли беспорядочную стрельбу во все стороны. Шум канонады вперемешку с воплями, лязгом стали и ржавым рёвом чудовищ Свиртенгралля взорвал тишину, разлетевшись с морозным эхом по прилегающим кварталам.
   Воинство Гиратро пришло в движение, словно океанская волна налетев на мусоровоз, и даже сдвинуло махину. От рывка Алёна с Авельиром полетели с сидений, сразу же став видимыми. Очутившись на полу, Избранная быстро перевернулась на живот и увидела в открытую дверцу патрульного. Стражников стоял напротив машины, застыв, словно каменное изваяние сада магистра Сан-Киви Фарфаллы, теперь Алёна могла с уверенностью судить об этом, лично повидав знаменитые скульптуры. Парня обступили герддроны с обнажёнными мечами, но они почему-то не атаковали.
   Внезапно в морозном воздухе вспыхнул солнечный блик, скользнул по одежде Стражникова и впитался в неё около солнечного сплетения. Откуда-то издалека донёсся приглушённый рёв электрогитары...
   Стражников тотчас пришёл в себя. Вернее будет сказать, кто-то другой пришёл в Стражникова... Парня всего передёрнуло, он отшатнулся назад, глухо зарычав, опустил голову и зажмурился. Затем вновь раскрыл глаза, которые уже странно светились, как у демона, и поглядел исподлобья, обведя герддронов злобным взглядом.
   Авельир кое-как вытащил меч и приготовился отражать атаку, если монстр рискнёт полезть внутрь кабины. Алёна замерла, уставившись на странную картину. Стражников вдруг топнул ногой и издал поистине звериный рык, от которого герддроны расступились, образовав коридор и пропустив его к мусоровозу. Странно преобразившийся Стражников быстрыми шагами приблизился к машине и протянул Алёне руку:
   - За мной, я вас вытащу! - хриплым басом, переходящим в рёв, скомандовал он. - Только быстрее, пока эти не очухались!
   - Ты кто? - Авельир пристально вгляделся в лицо подошедшего. От парня исходила буквально ощутимая волна сильнейшей энергии. - Вавилонец?!
   - Делайте, что говорю! - сквозь зубы процедил Стражников.
   Алёна обернулась к Авельиру, тот уверенно кивнул. Девушка взяла предложенную руку и парень помог ей выбраться. Готический рыцарь вылез следом, держа меч наготове. Очутившись на улице, Алёна от холода поморщилась и с опаской оглядела столпившихся вокруг великанов с зелёными гривами. Те стояли недвижно и не предпринимали никаких действий. Алёна опустила взгляд к мостовой, сплошь залитой кровью, и испуганно ахнула.
   - Спокойно! - голосом Волербуса пророкотал Стражников, чуть нервно сжав её ладонь. - Ничего не бойся, просто иди за мной!
   Они двинулись меж гигантов Свиртенгралля, которые спешно расступались перед уверенно ступающим Стражниковым, при этом с явной ненавистью глядя на его спутников. От страха у Алёны сердце ушло в пятки, она попеременно смотрела то на Авельира, прикрывающего тылы, то на стальных великанов, то на холст с Апплоусертом, поток изумрудной энергии которого уже валил из свёртка густыми клубами. Главный адальир не отпугивал модифицированных герддронов, но, очевидно, сильно раздражал чудовищ. Замечая свечение из свёртка, гиганты из стали начинали с громким лязгом злобно сжимать рукояти мечей. Путь в несколько метров показался Алёне нескончаемым, ибо каждый шаг через преодоление парализующего ужаса давался ей с величайшим трудом. Ведь любому из зелёногривых герддронов-экстриодронов было достаточно одного небрежного взмаха клинка, чтобы зарубить сразу всех троих. Наконец, они дошли до ракетоносца, дверца кабины была открыта, но путь преграждал здоровенный герддрон-экстриодрон с особенно пышной зелёной гривой.
   - В сторону, мелюзга! - рявкнул Стражников на трёхметрового великана.
   Но герддрон остался на месте. Наклоняя голову то в одну, то в другую сторону, он оценивающе рассматривал отдающего приказы. С одной стороны монстр уверенно ощущал энергетику своего повелителя и обязан был подчиняться, но будучи, видимо, умнее остальных, он чуял подвох. Апплоусерт в руках Алёны просто не позволял чудовищу поверить пришельцу, пускай тот бы являлся даже обладателем энергий самого Т'эрауса. Алёна сообразила, что что-то пошло не по плану, и от волнения принялась жадно хватать ртом воздух. Авельир обнял её сзади за плечи и нежно поцеловал в шею:
   - Всё будет хорошо, Алёнушка, - заверил он шёпотом. - Я никому не позволю тебя обидеть!
   Волербус, вселившийся в Стражникова, тем временем понял, что с этим экстриодроном его трюк не сработает, и решил пойти на хитрость:
   - Пошёл прочь, сказал! - взревел Стражников, схватил стального великана за броню и одним рывком отбросил в сторону.
   Герддрон, лязгая доспехами, пронёсся над собратьями, грохнувшись о борт мусоровоза с такой силой, что тот отъехал ещё дальше. В чём тут хитрость, спросите вы? Но ведь это же Волербус, и хитрости у него соответствующие...
   - Вперёд! - Стражников помог Алёне с Авельиром забраться в кабину и залез следом. - Пора валить! - заключил Волербус.
   - А ты умеешь этим управлять? - напряжённо поинтересовался Авельир.
   - Сейчас выясним! - Стражников ухватил руль и запустил двигатель.
  

Гонка

   Огромный, неповоротливый ракетоносец двинулся вперёд, как щепку отбросил в сторону машину Стражникова, придавив ей нескольких герддронов, врезался носом в мусоровоз и поволок его, толкая перед собой.
   Внезапно герддроны вышли из ступора, осознав, что их провели, и кинулись следом, на ходу запрыгивая на борта.
   - Скинь их! - крикнул Авельир.
   Стражников крутанул руль в одну, и тут же резко в другую сторону. По правому борту послышался грохот и звон, герддроны не удержались и, словно спелые яблоки, посыпались на шоссе.
   - Грузовик мешает обзору, - заметила Алёна. - Сделай что-нибудь!
   Но как Стражников ни пытался, а всё никак не мог сбросить