Чайко Артемий Александрович: другие произведения.

Три серебряные спицы и одна золотая стрела - Часть 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 9.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Под новый год в школе проходит бал для выпускников наступающего года. Три верные подруги собираются отлично провести время перед вступлением во взрослую жизнь, но накануне праздника вокруг начинает твориться нечто странное... Лёгкое новогоднее фэнтези, полное волшебства, первая серия. На это раз я решил не делать долгие вступления и переплетать сюжетные линии. Действие развивается легко, просто и быстро. Книга была написана в период с 14.12.2015 г. по 08.12.2016 г. Рабочее название было "Фэнтези для девочек, вернее, фэнтези для одной единственной девочки". И действительно, на создание этой истории меня вдохновила девушка по имени Ариэль, которой книга, собственно, и посвящается.


0x01 graphic

  

Чайко А.А.

  

ТРИ СЕРЕБРЯНЫЕ СПИЦЫ И ОДНА ЗОЛОТАЯ СТРЕЛА

  

ЧАСТЬ I

  

ГЛАВА I

  

Где-то в северной Европе.

Городок Хоулкрэйг.

Канун Нового Года.

  
   Выпускной класс это самое волшебное время в жизни любого подростка. Вроде бы ты уже взрослый и совсем скоро начнёшь самостоятельный полёт в этом мире, но в то же время ты ещё ребёнок и можешь позволить себе пофантазировать.
   Так думала и Кэт, когда собиралась на новогодний бал. Эта традиция, давать бал в честь нового года для выпускников, тянулась с незапамятных времён. Один из первых директоров школы, единственной в Хоулкрэйг, ввёл её, и крепко-накрепко утвердил за время работы. Поговаривали, что по какой-то причине, в его семье никогда не отмечали праздники, и даже собственный выпускной он пропустил. Потому, якобы, и хотел дать подопечным школьникам оторваться на славу.
   Школа была старинной, а посему в ней всегда большое значение придавали дисциплине, и она славилась на всю округу образцовым поведением учащихся. Но только не в день новогоднего бала! В девять часов вечера, когда двери школы закрывались за спинами последних гостей, директор торжественно объявлял о том, что здание переходит в полную власть выпускников до шести утра, и после этого никакие правила внутреннего распорядка уже не действовали.
   Тут вы, конечно, можете подумать, что новогодний бал - что-то вроде локальных Содома с Гоморрой, но это далеко не так. По-вашему, можно все годы быть культурным воспитанным человеком, а в выпускном классе на одну ночь вдруг сделаться неандертальцем? Нет, конечно же! Однако все веселились, кто во что горазд, не отказывая в возможности ощутить себя настоящим королём школы.
   Идя на бал по заснеженной улочке Хоулкрэйга, будущие выпускники важно говорили встречающимся младшеклассникам, которые, безусловно, завидовали им, мол, ничего такого в этом нет. Вам ещё много лет учиться можно, а у нас это последний новый год в школе.
   Кэт, которую многие звали просто Дикой Кошкой, училась здесь с первого класса. Она была отличницей и, благодаря решительному характеру и виртуозному уму, бесспорным лидером. Также здесь учились две подружки Кэт, Никки и Мелисса. Они жили по соседству, всегда держались друг друга и слыли неразлучными подругами. Сегодня они договорились пораньше прийти на бал, чтобы успеть пообщаться перед началом торжества.
   Дело в том, что произошло довольно необычное, но приятное событие: парни из параллельных классов, которые весь год лишь робко ухаживали за Никки и Мелиссой, внезапно набрались смелости, и предложили пойти на новогодний бал парами. Понятно, что в такой ситуации общаться с подругами было бы трудновато, кроме как до начала праздника. А вот Кэт никто не пригласил, стоит сказать, что она не очень-то и хотела, но тем не менее факт остаётся фактом. И не подумайте, что подруги так легко бросили её в одиночестве. И Никки и Мелисса изначально хотели отказать парням, чтобы поддержать оставшуюся без кавалера подругу, но Кэт сама настояла на том, чтобы они согласились на предложение. Объяснив это тем, что сама не желает тратить время такого чудесного праздника на какого-нибудь "прыщавого увальня". А, поскольку подруги никогда друг дружке не врали, это просто не было между ними принято, то Никки и Мелисса поверили и согласились. На самом деле, Кэт была уверена, что парни, в конце концов, неминуемо разочаруют девчонок, как это всегда бывает. И не желала отказать себе в возможности после сказать им: "а я вас предупреждала!".
  

* * *

   Чтобы вы могли представить себе эту тройку, как следует, я их вам опишу: подруги олицетворяли три наиболее ярких типа внешности. Кэт - высокая, стройная брюнетка с огромными скошенными глазами, карего цвета. Мелисса ещё выше ростом, сложена как топ-модель, не просто стройная, но даже худая натуральная блондинка с голубыми глазами. Ну а Никки - рыжая зеленоглазая и не очень высокая. Причём Никки и Мелисса ещё накладывали макияж, усиливая эффект внешности. Кэт же косметика не нравилась да и не была нужна, природа щедро одарила её красками: брови, ресницы и губы были такими яркими и сочными, что несведущий человек с виду всегда решал, будто это супер крутой естественный макияж. В детстве даже случались забавные казусы, когда кто-то удивлялся, зачем девочке позволили использовать косметику в таком раннем возрасте? Потом же человек долго не мог поверить, что и естественные черты могут быть столь яркими. Как всё же сильно засели стереотипы в человеческих головах!
   В старших классах парни уже вовсю заглядывались на красоток, но те были настолько разборчивы, что набраться смелости и объясниться с ними никто не решался. Причём, главным образом из-за Кэт. Та за словом в карман не лезла, и всегда так виртуозно отшивала любых ухажёров, что парни элементарно опасались оказаться посрамлёнными. После общения с Кэт многие получали уничижительные прозвища, и, как следствие, теряли личный авторитет. Вообще, стоит оговориться, что Кэт являлась лидером не только среди подруг и одноклассников, но и вообще в школе. Её уважали, и ей завидовали не только девчонки, но и ребята, впрочем, самой Дикой Кошке это было по большей части безразлично.
   Единственной реальной конкуренткой за титул школьной королевы для Кэт была Роузи Каллен - дочь мэра городка Велла Каллена. Роузи также заканчивала школу, но училась в другом классе. Энергичная и весёлая, вечно что-то выдумывающая и вовлекающая в свою орбиту всех вокруг, Роузи Каллен была внешне полной противоположностью Кэт. Она больше походила на Мелиссу, только не такая худая и не такая высокая. Была она среднего роста с идеально белой кожей без единого прыщика. С просто-таки гигантскими зелёными глазами и длинными золотистыми волосами, которые постоянно укладывала по-новому. То носила распущенными, то собирала в две косички или одну длинную косу до пояса. Больше всего Роузи напоминала ожившую куклу, выбравшуюся в мир прямо с витрины магазина, при первом взгляде люди просто терялись, думая, что видят перед собой не человека, а настоящего ангела.
   При всём этом Роузи была хитрым и аккуратным человеком, при внешней раскованности и непосредственности она никогда ничего не делала просто так. Любое сказанное слово или сотворённое действие, словно волшебное заклинание, приносило ей пользу. Роузи могла беззаветно дружить с человеком, создавая ощущение бескорыстности, но часто оказывалось, что на самом деле она преследовала в такой дружбе лишь свои узко практические цели. Делала же она это настолько тонко и ненавязчиво, что непосвящённому догадаться было просто невозможно. Некоторые даже на полном серьёзе поговаривали, что девушка просто настоящая колдунья.
   Обычно никто и не замечал её лицемерия, никто кроме Кэт. Будучи чрезвычайно проницательной и не вынося фальши, она недолюбливала Роузи. Меж тем если бы в школе провели голосование за звание королевы то наверняка бы победила именно Роузи, а не Кэт. Ей достаточно было просто широко раскрыть глаза, и посмотреть наивно и невинно, после чего растаяло бы любое жюри. Кэт же не обладала при всей своей красоте подобными чарами. Но если речь заходила о чём-то важном, то скорее обращались именно к ней, поскольку доверяли её мнению практически все.
   Как относилась Роузи к Кэт, понять было сложно, потому, что девушка очень хорошо умела скрывать истинные эмоции, но можно предположить, что также недолюбливала, что вполне логично. Кэт была уверена в негативном отношении к себе со стороны Роузи, однако прямых конфликтов никогда не случалось. Были отдельные казусы и подвохи, которые вполне могли бы быть подстроены Роузи против Кэт, но никаких прямых доказательств не было. В пользу версии о взаимной нелюбви говорили меж тем косвенные признаки как, например, то, что они никогда не обращались друг к другу за помощью и даже мельком почти что не общались. Впрочем, многие объясняли это не взаимной неприязнью, а просто напросто тем, что и та и другая, являясь лидерами, соблюдали неформально принятый этикет, и не нарушали соседскую территорию. Причём, выигрывающей стороной от такого, с позволения сказать, нейтралитета, была именно Роузи. Ведь пойди Кэт на неё войной, не трудно догадаться, за кем осталась бы победа. В кухонных разговорах с домочадцами, меж тем и Кэт и Роузи называли друг друга не иначе, как главными врагами...
  

* * *

   Как и было уговорено, Дикая Кошка явилась на бал чуть ли не самой первой, и сразу уселась за небольшой столик, накрытый бордовой плюшевой скатертью. Столик этот располагался не в самом актовом зале, а в примыкающем к нему помещении, вроде небольшого коридора-перехода. Рядом возвышалась колонна, подпирающая высокие своды потолка и висели тёмно-вишнёвые гардины. Такие укромные уютные места специально были предусмотрены для тех гостей, которые не любят быть на виду.
   Кэт отлично знала этот уголок ещё с первого класса. В детстве ей иногда снились сны, где её подругой была большая крылатая кошка. Этот персонаж из сновидений так нравился девочке, что поступив в школу, она первым делом нацарапала любимое создание на этой самой колонне. Кэт протянула руку, и сдвинула край гардины: нацарапанная ею много лет назад крылатая кошка по-прежнему красовалась на своём месте...
   С собой Кэт принесла старинный саквояж. Он был замкнут на три золотых замочка, а в довершение всего ручка ещё и была перемотана золотистой цепью с тремя кольцами, которые хитрым способом крепились на дужку замков. Таким образом, раскрыть саквояж без ключа было просто немыслимо. История этого таинственного предмета была тоже не простой.
   Кэт жила вместе матерью и бабушкой в старинном домике в конце аллеи. В доме имелось много подсобных помещений: кладовочек, каморочек и прочих укромных уголков. Кто и когда построил этот дом никто уже не помнил, таким старым он был. Несмотря на то, что обитатели дома прожили в нём уже несколько десятков лет, они так и не ухитрились полностью его изучить. Регулярно обнаруживались новые предметы, оставленные, видимо, прежними хозяевами. А иногда находились даже новые помещения. Как однажды, делая генеральную уборку на кухне, бабушка внезапно обнаружила старинную антресоль, заваленную антикварным хламом. Дверка, ведущая на антресоль, была элементарно скрыта под обоями, наклеенными несколькими слоями, вот почему раньше её никто не замечал.
   На этих самых антресолях, по заверениям бабушки Кэт, и был найден странный саквояж. Причём найден он был как раз в том самом виде, в котором пребывал и сейчас, запертым на три замка. Бабушка Кэт сильно заволновалась, найдя его и зачем-то спрятала в своей комнате, после чего о вещице забыли на несколько лет.
   Но сегодняшним утром, когда зашла речь о новогоднем бале, бабушка вновь вынула саквояж, и передала его Кэт. При этом сказав, что в нём хранится нечто очень важное и нужное, однако открыть его можно только в вечер бала. Кэт поначалу не придала вещице большого значения, но, посоветовавшись с матерью, решила всё же порадовать бабушку и взять странный предмет с собой. В конце концов, в нём можно покопаться вместе с подругами, и найти какие-нибудь интересные вещицы из прошлых лет, что всегда забавно. Иной раз, находя в закромах родного дома что-то из повседневного обихода прошлых поколений, Кэт подолгу рассматривала эти вещи, пытаясь сообразить, для чего же они могли бы служить предкам. Чаще всего мозговой штурм заканчивался провалом, поскольку даже в энциклопедии иной раз не находилось ответа на вопрос, что это такое и зачем это нужно. Примером подобной вещи может послужить одна штуковина, найденная самой Кэт в тайнике за умывальником.
   Однажды она вернулась домой из школы и первым делом кинулась мыть руки, потому как была настоящей чистюлей и ненавидела всякую грязь. Однако умывальник оказался сдвинутым, как будто одно из креплений немного ослабело. Кэт, имеющая настоящий талант ко всякому ремонту, сразу взялась за починку, и в процессе изучения поломки обнаружила небольшое углубление в стене, аккуратно обитое гладкой фанерой с такой же дверкой. Разумеется, девочка не преминула раскрыть потайной шкафчик. В тайнике оказалась запрятана наистраннейшая вещь: длинный позолоченный шпиль, напоминающий ёлочную игрушку, или учительскую указку. Вещица была сделана из какого-то странного материала, напоминающего древесину, но в то же время просвечивала насквозь. Местами под слезшей позолотой виднелся некий узор. При помощи дедушкиной лупы Кэт удалось разглядеть, что узор на шпиле под сколами позолоты, проложен буквами или иероглифами, значения которых, несмотря на все старания, понять ей так и не удалось.
   Кэт спрятала шпиль под подушкой, но вскорости он странным образом исчез. Пропажа обнаружилась спустя два дня. Зайдя на кухню, Кэт увидела бабушку: та стояла у окна и вертела указку в руках. На вопрос Кэт, что это за вещь, она лишь странно улыбнулась, но ничего не ответила. Хотя по виду её было ясно, что предмет ей хорошо знаком.
   Так вот, взяла Кэт с собой этот саквояж и только на месте поняла, что вряд ли сумеет его открыть. К саквояжу прилагался ключ, и Кэт полагала, что он должен подходить ко всем трём замкам, но он сумел отворить только центральный. Впрочем, это не очень её расстроило, ведь девушке совсем не хотелось копаться в старом хламе, а тут, вроде бы и бабушку уважила - взяла саквояж с собой, но открыть просто не сумела, вот и гора с плеч.
   Больше её беспокоили странные воспоминания, которые с самого утра лезли в голову туманными обрывками. Поначалу это были даже не воспоминания, а, скорее, как кусочки далёкого сна. Иногда такое у всех бывает, вот ты проснулся, но одним глазом всё ещё продолжаешь пребывать в том, сонном царстве, где поют стрекозы, и танцуют единороги... Память странным образом стала вытаскивать из закоулков разума таинственные картинки. Судя по некоторым деталям, таким, например, как жёлтые стены дома, которые давно были перекрашены, и аромату фиалок, что раньше росли по всему саду, воспоминания эти относились к самому раннему детству Дикой Кошки. Перед глазами проплывали непонятные образы, какие-то люди, которых Кэт, как ей казалось, никогда не знала, а, быть может, вообще придумала. Лейтмотивом через все эти туманные, полустёртые картины проходила маленькая девочка с большими и чуть скошенными зелёными глазами в кружевном платьице голубого цвета. Кэт видела её образ всё чётче, но никак не могла вспомнить, кто она и откуда взялась в памяти.
   Больше всего Кэт волновало даже не то, кто эта девочка, а из какого периода жизни выплывают воспоминания. Поскольку она отчётливо помнила их все. Все, кроме этого. Судя по ощущению, сопровождавшему далёкие грёзы, это явно было совсем раннее и смутное детство.
  

* * *

   Вскоре на бал подошли и Никки с Мелиссой. Первая как всегда нарядилась в изящный костюм голубого цвета, а Мелисса пришла в нежно огуречном вечернем платье. Они уселись за столик Кэт, и сразу же обратили внимание на то, что подруга явилась на бал в своей обычной повседневной одежде - тёмно-синих джинсах, лиловой кофте и чёрном готическом сюртуке.
   - Я думала, ты хотя бы сегодня нарядишься поярче, - сказала Никки, снимая шапочку и поправляя рыжую шевелюру. - Бал всё-таки!
   - Да ну, - отмахнулась Кэт, - обычный день, ничем не примечательнее других. Просто люди выдумывают себе какие-то там праздники, мол, один день совсем не такой, как все прочие, а другой ещё больше не такой, как все прочие и даже первый "не такой". Стоит ли этим голову забивать?
   - Не знаю даже, - нежным голоском пропела Мелисса, - мне вот всегда очень приятно нарядиться как-то покрасивее... Сейчас шли сюда, видели, как господин Эмерсон с семейством снеговика лепили перед домом. Как всегда всё в последнюю минуту делают! А дочки-то у них ну такие нарядные, такие нарядные, как принцессы! В канун праздника все наряжаются, даже ёлки украшаются, и нам, значит, стоит!
   - Ёлки? Ну да, - Кэт саркастично усмехнулась, - росло себе деревце, срубили, нацепили на него какие-то погремушки, а через недельку выбросят и забудут. Одно слово - люди!
   - А мне нравится, как всё красиво в городе устроили! - продолжала восторгаться Мелисса. - И самой приятно быть красивой и привлекательной!
   - Да ясное дело, перед парнем решила покрасоваться! - усмехнулась Кэт. - Только, поверь мне, они того не стоят!
   - Зак такой душечка! - тут же воскликнула Мелисса, и глаза её заблестели как у ребёнка, открывающего рождественские подарки. - Весь год мялся-мялся, а третьего дня пришёл ко мне прямо домой и говорит, пошли, мол, со мной на бал! Представляете?
   - Конечно же, представляем, - кивнула Кэт, - тем более что у Никки та же история, - она посмотрела на рыжую подругу многозначительным взглядом человека, которому всё-всё про всех известно. - Как он там поживает, кстати?
   - Если ты про Агвида, то я даже не созванивалась с ним сегодня. Но ты права, он поступил в точности, как Зак, пришёл домой и позвал на бал... - Никки задумчиво прищурилась, анализируя ситуацию. - Проклятье! - воскликнула она, догадавшись. - Да они просто сговорились так сделать, или даже поспорили!
   - В тебе просыпается истинная женщина, - обрадовалась Кэт, - узнаю прежнюю Никки! В конце концов, наше кредо - никогда ни в чём не доверять мужланам, правильно?
   - Нет, девчонки, - Мелисса глубоко вздохнула, и подняла мечтательный взгляд к небесам, а вернее будет сказать, к потолку актового зала, - Зак не такой, как другие... Он просто прелесть! Никогда не поверю, что он может меня обманывать! Помните, в шестом классе, когда я стала расти не по годам, мальчишки начали меня сторониться, ну понятное дело дылда такая! А вот Зак тогда не изменился, как смотрел на меня, так и продолжал смотреть. Я часто чувствовала его взгляд в столовой, наверное, он влюбился в меня ещё с класса пятого... Что вы на это скажете? Это так романтично, так прекрасно!!!
   - Спустись с небес на землю, - посоветовала Кэт максимально доброжелательно, - конечно, твой Зак кажется тебе Аполлоном, но не забывай, что парни всегда остаются парнями и в пятом классе и в выпускном! Меньше верь словам, больше делам, а наговорить красивостей и нафантазировать романтики каждый может!
   Мелисса насупилась и плаксиво поджала губу, глаза её вновь заблестели, но уже от слезинок. Одна мысль о том, что понравившийся ей парень может подвести, мгновенно разрушила счастливые грёзы. Девушка с надеждой поглядела на Никки, ожидая, что хоть та поддержит её, и скажет что-нибудь ободряющее.
   - А, может, Зак реально влюблён, кто знает? И насчёт красивостей не скажи, - возразила Никки, и Мелисса тут же вновь радостно засияла. - Вот Агвид молчун, я вообще не слышала, как он что-нибудь говорит, не то, что красивое. Хотя и общаемся давно и все дела. Мне, собственно, поэтому он и приглянулся. Вежливый, молчаливый, порядок соблюдает, а не хулиган какой...
   - Сами мы хулиганы ещё те! - воскликнула Кэт. - Нас уже мало чем удивишь!
   - Это точно, - подхватила Никки, - вот разве что Роузи Каллен явится на бал в мешке с прорезями и соломенной шляпе - тогда действительно удивлюсь до глубины души!
   - Этого точно не будет, - улыбнулась Мелисса, живо вообразив описанную подругой картину, - припрётся в наряде от кутюр и на километровых шпильках, впрочем, всё равно тягаться ростом со мной ей не выйдет.
   - Зато станет смотреть на Никки сверху вниз! - засмеялась Кэт.
   - А знаете, что со мной сегодня произошло интересного? - как будто вспомнив что-то важное, спохватилась Мелисса. - Ни за что не догадаетесь, причём даже две вещи!
   - Со мной тоже кое-что приключилось с самого утра, - подхватила Никки, - но давай ты первая рассказывай!
   Кэт облокотилась о стол, и подпёрла щёки ладонями, собираясь слушать истории подруг.
   - Короче, - начала Мелисса таинственным шёпотом, попеременно глядя то на Кэт то на Никки, - встала я, значит, с утра пораньше - пошла умываться, прихорашиваться, всё как обычно, потом спустилась в гостиную, а там сидит, кто бы вы думали? Дядя Петер! Уж не знаю, каким ветром занесло его в наши края! Я его лет с двенадцати не видела, всё где-то пропадал, а тут нарисовался и, мало того, подарил к балу роскошный кулон! - Мелисса потянула цепочку, висящую на шее, и продемонстрировала подругам изящный, сантиметра три в длину, золочёный ключ.
   - Наверное, это типа символ знаний, ключ от новых открытий! - предположила Никки.
   Кэт же почему-то нахмурилась, подарок дяди Петера всколыхнул в памяти воспоминания, и перед глазами вновь проступило лицо той самой девочки в голубом платьице из далёкого детства.
   - А что за вторая странная вещь? - немного отстранённо по причине погружения в себя, поинтересовалась Дикая Кошка.
   - А вторая - чисто мои фантазии, вы же знаете какая я у вас мечтательница! В общем, приснился мне сон, как будто мы опять совсем мелкие играем в песочнице у дома Никки, только нас не трое, а четверо!
   - Четверо? - Кэт встревожено вскинула голову. - А кто с нами был?
   - В том-то и дело, что не знаю! - Мелисса поглядела на подруг растеряно. - Какая-то девочка, помню, как она во сне кинула в меня песком, а вы засмеялись, и принялись меня отряхивать. Потом мне приснилось, будто мы гуляем все вчетвером в лесу, и эта девочка учит меня летать, показывает, как надо расправить руки и медленно-медленно подниматься, словно взбираясь на воздух, - Мелисса развела руки, показывая движение. - И на ней ещё было такое красивое голубое платье, как у принцессы с кружавчиками. Так необычно!
   - Слушай! - перебила её Никки, от изумления широко раскрыв глаза. - А ты знаешь, ведь мне тоже...
   - Погоди, - прервала Мелисса, - я ещё не договорила! Так вот, когда проснулась - осталось удивительное ощущение волшебства, но и это не самое главное!
   - Так что, что самое главное?! - Кэт напряжённо вглядывалась в лицо подруги.
   - То, что теперь мне кажется, будто девочка из сна и все истории, с ней связанные - это реально было, но когда-то очень давно!
   Кэт от удивления даже рот приоткрыла.
   - Так я и говорю! - вновь вклинилась в разговор Никки. - У меня то же самое было!
   - А у тебя что? - Кэт резко обернулась к рыжей подруге.
   - С самого утра одолевает ощущение, что я что-то вспоминаю. Знаете, так бывает, когда читаешь книгу в полусне, а потом, засыпая, видишь фантастические сны. И на следующий день не можешь понять, что происходило в реальности, а что было лишь образами из книги...
   - Что вспоминаешь? - уточнила Мелисса.
   - Да вот ту девочку в голубом платье, о которой ты говоришь! И я сейчас начинаю понимать, что тоже помню тот поход в лес вместе с вами!
   - Вы, наверняка, не поверите мне, - Кэт провела руками по волосам, убирая упавшие на лицо пряди назад, - но я тоже вспомнила эту девочку и тоже только сегодня. И воспоминания появились с самого утра как у вас...
   - Значит, это было на самом деле?! - Мелисса как будто даже слегка испугалась. - Но что это всё может значить, кто она такая? Почему мы все вспомнили о ней только теперь и, отчего так основательно забыли то время, когда вместе играли?
   - Знаете, в разных тупых шоу по ТВ говорят типа "подавленные воспоминания", вдруг у нас что-то подобное? - предположила Никки, которая была самой скептичной из всех подруг. - Вот мы и забыли что-то, а теперь вспоминаем...
   - Но почему все сразу и, почему именно сейчас? - недоумевала Мелисса.
   - А может это наша выдуманная подруга? - выдвинула новое предположение Никки.
   - Это как "выдуманная"? - Кэт нахмурилась, ей совсем не хотелось думать, что на самом деле она настолько неразумна, что в детстве выдумывала себе подруг, в существование которых вновь начала верить спустя десятилетие.
   - Ну бывают же такие выдуманные друзья у тех, у кого мало настоящих, - Никки улыбнулась, казалось, она сама не очень верит в эту теорию, ведь чего-чего, а дружбы им всегда хватало. - Вот, значит, мы и выдумали девочку, а потом выросли из этой игры, и всё забыли, а теперь вспоминаем, ну, может быть это как-то связано с периодом взросления... Я вот читала Эриксона...
   - Нашего географа? - пошутила Кэт.
   Дело в том, что работавший в школе учитель географии был полным тёзкой известного психолога, что являлось причиной множества шуток. Школа Хоулкрэйга была более чем хорошей, и учащиеся проходили расширенную программу, в которую входила, в том числе, и психология.
   - Мне не хотелось бы думать, что мы вот так враз все сошли с ума, - продолжила Дикая Кошка, - так что, давайте предположим, что всему есть рациональное объяснение, просто мы его пока не знаем.
   - Это ненаучный подход, - возразила Никки, - так могут говорить обычные люди, но ведь мы особенные! - она искренне верила в сказанное, потому что очень любила подруг и они для неё действительно являлись первыми во всём.
   - Само собой, - как бы даже не заметив похвалы, отозвалась Кэт, - всё равно это странно.
   - Есть ещё кое-какое странное совпадение, - Никки хитро прищурила свои зелёные глаза, и понизила голос до таинственного шёпота.
   - Ну не томи, говори быстрее! - воскликнула Мелисса, которая была крайне нетерпелива, как все высокие блондинки.
   - Я про твой кулон, - пояснила Никки ещё более вкрадчиво, и сверкнула глазами.
   - Да что ж, нам из тебя слова клещами тянуть? - Кэт наигранно сердито нахмурилась, а Никки пакостно захихикала. - Говори, не тяни резину за хвост в долгий ящик!
   - Дело в том, что он в форме ключа, а мне сегодня тоже подарили ключ, - она вытащила из кармана небольшой золотистый, ключик и продемонстрировала его подругам. - Бабушка вручила сие с напутствием, мол, хранить, как зеницу ока и таскать с собой весь праздничный вечер, как она сказала, "пока не понадобится"!
   - Ногти замечательно сделала, - улыбнулась Мелисса, которую больше заинтересовал безупречный маникюр подруги, нежели совпадения и ключи.
   К слову сказать, сегодня Никки действительно постаралась на славу, выкрасила ногти в малиновый цвет, поверх которого расположились кошки, сидящие на каждом ногте в собственной позе.
   - Это всё неспроста, - Кэт стала ещё серьёзнее, чем обычно, - не знаю, что и думать, но у меня тоже есть ключ! - с этими словами она выложила свой ключ на столик.
   - Интересно, что они открывают? - Мелисса тщательно осмотрела предмет, который в отличие от ключа Никки и её кулона не смотрелся украшением. Обычный старенький ключик...
   - Да, осталось найти замки, к которым бы они подошли, - Никки довольно улыбнулась. Все эти таинственные совпадения, общие с подругами воспоминания, мысли и даже схожие подарки, полученные в один и тот же день, пуще прежнего утверждали её в вере, что они трое избранные, уникальные и самые лучшие. Разумеется, это приятно, принадлежать к числу избранных и лучших!
   - У меня есть то, что можно попробовать ими открыть, но если учесть все факторы, в частности то, что наши с тобой бабушки много лет дуются друг на друга и не разговаривают, - произнесла Кэт, обращаясь к Никки, - не думаю, что ключи подойдут.
   Кэт была правда, их с Никки бабушки много лет враждовали. Хотя вряд ли кто-то по прошествии времени смог бы припомнить истинную причину разлада, но то, что две пожилые дамы не разговаривали и избегали общества друг друга, было фактом. В своё время и Кэт и Никки предпринимали множество попыток выяснить причину той давней вражды. В детстве всегда интересные взрослые дела. Как-то вдвоём они выносили план, согласно которому каждая должна была ненавязчиво выяснить у своей бабушки причину конфликта, а затем уже вместе обсудить полученные ответы. Внучкам-заговорщицам действительно не составило труда разговорить бабушек на эту тему, только вот результат оказался странным. И бабушка Кэт и бабушка Никки сильно растерялись, когда разговор зашёл об истоках их давней вражды. Как показалось подругам, они просто не знали, что ответить. Поразмыслив немного, бабушка Кэт сказала, что бабушка Никки одолжила у неё какую-то ценную в хозяйстве вещь и забыла вернуть. Бабушка Никки обвинила бабушку Кэт в излишней болтливости и любви к сплетням. Обсудив услышанное и хорошенько поразмыслив, подруги тогда пришли к выводу, что их бабушки просто не желают признаваться в реальной подоплёке раздора и просто выдумали то, что первым пришло на ум. Поскольку они не ожидали расспросов на эту тему, выдуманные на скорую руку версии и оказались столь нелепыми и неубедительными, да к тому же и не связанными друг с другом.
   Но время шло и собственные дела и интересы стали для подрастающих девочек гораздо важнее старинных ссор их бабушек, заслонив и ту странную историю...
   - Ты о чём? - зелёные как свежая листва глаза Никки сверкнули неистовым любопытством.
   Вместо ответа Кэт лишь пожала плечами, и выставила на стол свой саквояж.
   - Какой красивый! - воскликнула Мелисса.
  

* * *

   Тут к столику подошёл долговязый прыщавый паренёк, которого звали Гербертом. Праздничный вечер уже начинался, выпускники съезжались в школу, а Герберт работал кем-то вроде билетёра, проверяя пригласительные билеты и следя за тем, чтобы младшеклассники не проскользнули на вечеринку. Маленьким всегда интересно, как развлекаются их повзрослевшие товарищи, поэтому из года в год на торжестве ловили от трёх до пяти лазутчиков из младших и средних классов. Должность Герберта была крайне завидной, поскольку привратник был единственным человеком, который мог, таким образом, попасть на бал выпускников и наблюдать это волшебное действо дважды. Первый раз в качестве билетёра, а второй уже сам, будучи выпускником. Ко всему он получал столь вожделенную власть над товарищами, которые обязаны были демонстрировать ему свои пригласительные билеты. Кто не мечтал о таком почёте?
   Странная ситуация, скажете вы, ставить наблюдать за порядком выпускников человека на год младше. Однако как было найти ровесника, если все хотели лишь развлекаться? Учителя и сотрудники тоже не годились, всё-таки по незыблемым правилам во время бала школа полностью переходила во владение учащихся. Герберт также учился классом младше, он уже второй год старался изо всех сил, чтобы заслужить эту почётную обязанность. Ведь должность привратника гарантировала не стихающий интерес к нему весь следующий год. Он уже представлял, как толпы поклонниц будут одолевать его расспросами, что же происходило у "взрослых" на выпускном балу?
   Герберту, несмотря на долговязость и прыщавость, удалось заслужить доверие у учителей и пройти нелёгкую процедуру избрания в три этапа. Поскольку он был на самом деле ответственным и старательным учеником, его и поставили "на воротах". Так говорили о должности билетёра игроки школьной футбольной команды по аналогии с любимой игрой, самого же стража именовали "вратарём". Пробирающимся же тайком на праздник младешеклассникам досталось прозвище "мячики". Каждый, кто хоть немного играл в футбол или хотя бы слышал о таком виде спорта, входя в школу, считал своим долгом непременно задать билетёру один и тот же вопрос: "ну как, вратарь, много мячиков пропустил?". Затем следовал хохот и неизменное: "ну ты и мазила"! Почему мазилой называли вратаря - большой вопрос, однако эта традиция на празднике сохранялась из года в год, а билетёры обычно даже не обращали внимания на такие шутки, воспринимая их как дань традиции или даже проявление зависти. Наверное, действительно, все подспудно завидовали тому, что "вратарь" посещает две вечеринки, вместо одной, как все остальные, отчего и старались подшутить над ним, не задумываясь, что простоять полвечера у дверей как швейцар, а затем просидеть за столиком контролёра - то ещё веселье... Кроме того, будучи младше на год, билетёр всегда оказывался не из круга собравшихся, да и власть младшего над выпускниками тоже многих раздражала, одним словом, причин высмеять "вратаря" была масса. Впрочем, в школе для такого иной раз и вовсе никаких причин не требуется.
   На должность "вратаря" Герберта выдвинули согласно процедуре от школьного комитета. Председатель оного предложил кандидатуру на утверждение завучу госпоже Кригель. Та одобрила её, и предложила директору и вот, наконец, сам директор школы Коулфрост утвердил прыщавого паренька на почётное место контролёра. Накануне бала выпускников собрали в актовом зале - месте будущего праздника, и перед всеми торжественно вручили Герберту пять ключей от основных значимых помещений школы, которые во все прочие дни могли находиться лишь в руках руководства. Это был один из самых запоминающихся дней в жизни парня, если не считать его будущий бал.
   У Роузи Каллен глаза так и вспыхнули как только она увидела заветные ключи в руках долговязого Герберта, ведь в прошлом году именно она была фавориткой на должность "вратаря", но её обошёл Гленн Форси из параллельного класса. Роузи тогда возненавидела парня, и целый год рассказывала всем, что его выбрали только потому, что он физически сильнее, жаловалась на дискриминацию по половому признаку, и распускала про него отвратительные слухи. Впрочем, эти обвинения руководства школы не были совсем уж безосновательными. Конечно же, директору и учителям хотелось видеть на месте привратника, сильного человека, способного заставить исполнять нехитрые правила на балу, а не красавицу-кокетку, которая сама нуждается в опеке и защите.
  
   Герберт сильно вытянул шею с большим кадыком, стараясь заглянуть через голову Мелиссы на столик, дабы убедиться, что у подруг есть пригласительные, но встретившись глазами с прожигающим взглядом Дикой Кошки, попятился назад и замер в нерешительности.
   - Чё надо? - недружелюбно поинтересовалась Кэт, продолжая сверлить парня тяжёлым недовольным взглядом.
   - Просто это, пригласительные, я не видел, как вы пришли, - произнёс парень высоким противным голосом.
   - Конечно, не видел, потому что мы пришли раньше всех, - усмехнулась Кэт, - вратарь, а не понимаешь таких простых вещей.
   - Но билеты, они у вас есть?
   - Ты что не понял? - вмешалась в разговор Никки. Она повернулась к Герберту вполоборота: лицо её выражало раздражение и недоумение, почему этот тип всё ещё здесь? - Мы в выпускном классе! Как думаешь, нам не дали пригласительных?
   - Мне просто нужно удостовериться, такой порядок, - занудным голосом пояснил Герберт.
   - Проваливай и не мешай нам отдыхать! - скомандовала Кэт, и так посмотрела на Герберта, что тому ничего не оставалось, как удалиться.
   - Иди поиграй в машинки, - бросила вслед Никки, намекая на то, что парень младше их.
   Герберт давно был знаком с подругами, и знал, что с ними лучше не связываться, особенно с Кэт, поэтому тотчас вернулся к дверям, и занялся своими прямыми обязанностями: приёмом и размещением гостей.
   - Раздражают эти мужики! - сердито скривилась Дикая Кошка.
   - Он ещё подросток, - заметила Никки.
   - Всё равно, - возразила Кэт, - ну, будущий мужик, от того не легче, лезут вечно с тупыми вопросами, как будто нельзя немного пораскинуть мозгами и самому додуматься до такой элементарщины! Мы с ним столько лет бок о бок учимся, он что, не понимает, что мы выпускницы и по любому приглашены?
   - Ну Герби просто хотел удостовериться, он же сказал, - попыталась заступиться за парня всегда добрая и снисходительная Мелисса, - надо было показать ему пригласительные и всё...
   - Да ну его, ещё что-то доказывать! - махнула рукой Никки. - Обойдётся, мужичьё тупое!
  

* * *

   Саквояж вновь стал центром внимания. Никки и Мелисса сразу догадались, что к чему. И в результате недолгого перебора ключей таинственный саквояж оказался отперт. Внутри него прятался небольшой ларец с хрустальным шариком-ручкой на крышке. Мелисса тут же разочаровано вздохнула, подумав, что для разгадки тайны потребуется искать четвёртый ключ, но на удивление, ларец оказался не заперт.
   Наступил самый прекрасный и таинственный момент: ключи, попавшие к ним в руки совершенно разными путями, каким-то невообразимым образом подошли к замкам старинного саквояжа, чьё происхождение было ещё более загадочным. И вот перед ними конечная цель этого небольшого путешествия - ларец! Стоит только потянуть за шарик на крышке и старинная тайна сама упадёт в руки как спелое яблоко...
   - Ну, я открываю? - отчего-то засомневалась Кэт, или же ей просто хотелось разделить принятие важного решения с любимыми подругами.
   - Конечно! - хором поддержали Никки и Мелисса.
   Дикая Кошка осторожно приоткрыла крышку, и тотчас из-под неё выпорхнуло огромное облако пыли, которое с такой скоростью разлетелось по сторонам, словно внутри ёмкости было повышенное давление. Разлетевшись, она начала сверкать подобно алмазной пудре и, оседая, растворяться в воздухе. Мелисса громко чихнула, и мотнула головой, странная пыль на мгновение затуманила ей взор, и заставила мысли спутаться в клубок.
   - Давненько его не открывали, - заметила Никки, старательно зажимая нос, - эк, сколько пыли внутри! Ну, давай, открывай скорее, что там?
   Подруги склонились над ларцом, и принялись пристально изучать содержимое. Здесь лежали на первый взгляд совершенно непримечательные вещи, какие-то палочки, свёртки бумаги и мелкие безделушки, больше всего напоминающее швейные принадлежности. При этом покрывающая их пыль не позволяла хорошо рассмотреть предметы. Не долго думая, Кэт перевернула ларец и вытряхнула всё его содержимое на стол, а затем тщательно сдула пыль. Мелисса снова громко чихнула, и почему-то засмеялась звонко-звонко. Никки взглянула на неё с непониманием: ну что здесь смешного? Но ничего не сказала.
   Освободившись от слоя пыли вещи заиграли яркими красками. Вот то, что оказалось содержимым ларца: три вязальные спицы средней длины серебристого металла, свиток толстой бумаги, сильно истрепавшийся с краёв. Большой флакон с остатками духов, выполненный в форме изящной хрустальной стрекозы. Можно было решить, что это просто статуэтка, если бы не золочёная крышечка, навинченная на конце брюшка и просматривающиеся внутри остатки розовых духов. А так да, вполне себе стрекоза... Может, она умеет летать? Трудно в такое поверить... Пустой пузырёк, напоминающий те, в которых продают настойку валерианы, но только с очень толстыми стенками. Четыре стеклянные статуэтки в виде тёмно синих антропоморфных котиков высотой по пять сантиметров. Что-то металлическое напоминающее то ли пуговицу с множеством прорезей, то ли шестерёнку. И главное, то, что привлекло к себе внимание больше прочего: роскошная золотая стрела, наверно именно такую выиграл некогда Робин Гуд на турнире в Ноттингеме. Стрела причём оказалась длиной сантиметров пятьдесят, то есть больше размера ларца и становилось неясно, каким образом она умещалась внутри раньше. А ещё в ларце обнаружился четвёртый замочек совсем как те, что замыкали саквояж, с торчащим из скважины ключиком.
   - Вот это ничего себе богатство! - восторженно выдохнула Мелисса, и снова чихнула.
   - Да будь же ты здоров! - усмехнулась Никки.
   - Сама не знаю, отчего пыль так на меня повлияла, - пробормотала Мелисса. - Вот бы в наше детство этот ларец и эти штучки! А котики-то, котики! Вы только гляньте, какие милые! - она схватила одну из статуэток, и прижала к щеке, словно то было настоящая животинка.
   - Ну да, - скептически произнесла Кэт, - мы бы всё это или сломали или потеряли! Как сейчас помню, что ни прогулка - то непременно посеем что-нибудь из игрушек, то заколку с эльфом, то из гардероба кукольного что-нибудь. И ведь, главное, ничего потом не отыщешь!
   - А приходишь домой тут и нервы тут и сопли, что растеряла своё добро, - добавила Никки. - И я бы, конечно, не отказалась от такого ларца в юную пору, но ты права, Кэт, мы бы это всё быстренько проворонили.
   - А стрела-то, небось кучу денег стоит! - заметила Кэт. - Она что, реально золотая?! - Дикая Кошка как настоящая ушастая хищница попыталась укусить стрелу для проверки. Она видела, как пираты в старых фильмах пробовали золотые дублоны на зуб, дабы удостовериться в их подлинности, но поскольку не знала, какой должен быть вкус у золота, то и не смогла точно определиться настоящая стрела или нет.
   - Там должна проба стоять, если золото, - подсказала Никки.
   - Неа, - Кэт мотнула головой, - я её всю осмотрела, даже намёка нет на пробу.
   Никии сама взяла стрелу и принялась тщательнейшим образом исследовать поверхность снаряда своим придирчиво-зелёным взглядом.
   - Может быть где-то под оперением? - пробормотала она, попытавшись отогнуть ряды серебряных и золотых волокон в хвосте стрелы, но и там ничего не оказалось.
   - Значит подделка, - заключила она, - так, позолота одна! - и вернула стрелу Кэт.
   - Какое-нибудь сусальное золото, - добавил Мелисса.
   - Сусальное золото - это такие тоненькие фолежки, при помощи которых раньше наносили позолоту на разные вещи, - поправила её Кэт, которая непременно знала ответы на все вопросы. Её кругозор вообще был настолько широк, что часто заставлял окружающих чувствовать себя глупо, впрочем, подруги воспринимали её подсказки исключительно положительно. - Например, на ёлочные игрушки в стародавние времена. Как рассказывала моя бабушка в её детстве, они сами пользовались таким вот сусальным золотом.
   - Я хочу этого котика себе! - сказала Мелисса, поняв, что просто не может выпустить статуэтку из рук.
   - Забирай, - улыбнулась Кэт, - тут на всех хватит.
   - Почему же их четыре, а пузырёк, скажем, один? - удивилась Никки. - Странный какой-то набор получился, не находите, девчонки?
   - Да, странный, - согласилась Кэт, - и как так вышло, что твой ключ и кулон Мелиссы подошли к замкам на саквояже?
   - Может просто замки такие? Как, знаешь, ставят на дневниках, - предположила Никки, - их можно открыть любым ключом, потому что они без секрета, просто там педалька и всё.
   - Не получается, - отклонила версию Кэт, - мы же пробовали открывать замки разными ключами, а к каждому подошёл только свой, так что это не случайность. Слушай, - она повернулась к Мелиссе, - твоя дядя Петер не знаком с моей бабушкой или с бабушкой Никки?
   - Не знаю, - Мелисса пожала плечами, - может быть и знаком. Но зачем им было устраивать всю эту чехарду с ключами и замками? Разве твоя бабушка не могла просто отдать тебе все три ключа или просто открыть замки сама?
   - Всё это очень странно и подозрительно! - подытожила Кэт. - Я просто уверена, что твой дядька не случайно решил заехать к вам именно сегодня, здесь скрывается нечто большее, какой-то глубинный смысл...
   - Может быть ты и права...
   - Да каждому логически мыслящему человеку очевидно, что здесь кроется какой-то секрет! - воскликнула Никки, сверкнув при этом своими ярко зелёными глазами. - Наши родственники просто хотели, чтобы мы получили все эти вещи именно сейчас и, главное, чтобы открыли ларец вместе, поэтому ключи роздали нам по отдельности.
   - А что там за бумага? - Никки вытянула шею, пытаясь заглянуть в свёрток. - Может прочитаем?
   - Да, давайте прочитаем, что там сказано! - поддержала Мелисса. - Вдруг это инструкция, как всем этим пользоваться? Тогда всё сразу станет понятно!
   - Сомневаюсь, - пробормотала Кэт и, сняв шнурок, перевязывающий свиток, раскатала лист. - Разве что там описана какая-нибудь хитроумная техника вязания, но мне не хочется думать, что это так...
   К слову сказать, бабушка Кэт давно пыталась научить внучку рукоделию и, в частности, вязанию, по её выражению "чисто женскому ремеслу", но та наотрез отказывалась постигать эти умения. Кэт была убеждена, что нет "чисто женских" работ и рассматривала их как очередной способ угнетения прекрасной половины человечества, выдуманный коварными мужланами.
   Внутри свитка оказалось письмо, причём адресованное Кэт, Никки и Мелиссе! Кэт принялась читать текст:
   - Вы читаете это строки, а это значит, что вы встретились и сумели открыть саквояж. Теперь у вас есть совсем немного времени, чтобы восстановить то, что было разрушено. Спасти то, что было поставлено под угрозу и вспомнить о том, о чём вас заставили забыть на долгие годы...
   Кэт оторвалась от текста, и взволнованно поглядела на подруг.
   - Давай, читай дальше! - воскликнула Мелисса, и Кэт продолжила:
   - Двенадцать лет назад ваша судьба изменила вектор по чужой воле, и теперь вы должны вернуть всё на круги своя, чтобы спасти четвёртую из вас, владелицу золотой стрелы. В этом деле вам понадобятся помощники, которые уже ждут вашего появления. Мы не можем сказать больше в письме, поскольку велик риск, что противник может прочитать его и сорвать наши планы. Поэтому придётся двигаться по подсказкам: для начала вам надлежит найти Хранителя, который передаст полное послание. Найти Хранителя поможет Проводник, вы узнаете его по нескольким приметам: в день прочтения письма он будет постоянно рядом с вами и ему должны соответствовать цифры три и пять. Также он наделён властью над дорогами. Он и отведёт вас к Хранителю, где вы получите новые инструкции. Также вашим помощником станет Покровитель, он скрыт от вас по собственному желанию, но придёт на помощь в самый нужный момент. Так, перемещаясь от пункта к пункту, цель будет достигнута. В саквояже имеется всё, что потребуется вам в этом путешествии. Теперь всё зависит от вашей настойчивости...
   Никки вскочила из-за стола и подбежала к Кэт, через плечо заглянув в текст письма:
   - Помните, что нужно уверенно двигаться к цели, в этом залог успеха! - прочитала она следующую строку, и обернулась к Дикой Кошке. - Что это значит? Кто эта четвёртая из нас, которую нужно спасти?
   - Не знаю, - Кэт пожала плечами. - Может быть, та девочка из наших воспоминаний?
   - Смотрите, тут ещё что-то, - сказал Мелисса, заглядывая в свиток. - Если сомневаетесь в чём-то, просто сомкните ваши палочки, и всё тайное станет явным! - дочитала она замыкающую строчку послания.
   - Какие ещё палочки? - удивилась Кэт. - Или речь идёт о спицах?
   Подруги снова с самого начала перечитали послание, но так ничего и не поняли.
   - Может быть, это какая-то игра типа шарад? - предположила Мелисса.
   - Да, точно! - Никки слегка подпрыгнула на стуле. - А это нам подарки к выпускному!
   - Странные какие-то подарки, - засомневалась Кэт, - и потом вы забыли о наших воспоминаниях и сне Мелиссы! - она обвела подруг многозначительным взглядом. - Здесь что-то гораздо сложнее. Я думаю, что это только первый шаг на пути, просто теперь нужно определить направление, куда двинуться дальше. Помните, как нас учили в скаутском лагере? Ну ориентация на местности?
   - По скаутским штучкам и шарадам у нас ты спец, - Никки улыбнулась, - так что тебе и карты в руки - попробуй разгадать эту загадку, а мы поможем. Поможем? - обратилась она уже к Мелиссе.
   - Поможем! - подтвердила та.
  

* * *

   - Итак, - начала Дикая Кошка, - у нас имеется цепь событий и некоторые предметы. При этом часть событий происходила в реальности, а часть лишь в памяти и воображении. Нам всем троим в один и тот же день...
   - И почти в одно и то же время, - поспешила дополнить её Мелисса.
   - Верно, и в одно и то же время, вспомнилась некая девочка, с которой мы, как будто бы дружили в далёком детстве. При этом мы не помним точно, было ли это на самом деле, но ощущение такое, будто всё взаправду. Однако всё это может быть лишь игрой воображения, мы не можем исключать такой вариант...
   - Тогда почему эти фантазии такие похожие? - резонно усомнилась Никки.
   - Друзья часто становятся похожи друг на друга! - ответила за Кэт Мелисса. - Вот я вас так люблю, девчонки, что порой буквально читаю ваши мысли! Знаю, кто что когда скажет и всё тут! Может, поэтому и игры разума у нас одинаковые?
   - Ладно, объяснение принимается, - соизволила убедить себя Никки, и чуть застенчиво улыбнулась, видимо смутившись откровенным и приятным признанием любимой подруги.
   - Пойдём дальше, - продолжила Кэт, - теперь рассмотрим реальную часть истории. Есть совпадения, которые очевидны всем: в письме говорится о некой четвёртой из нас. В ларце обнаружился четвёртый замок, это хоть и косвенно, но указывает на реальность той нашей подруги, которую мы вспомнили. Смотрите, бабушка вручила мне саквояж, запертый на три замка и всего один ключ. Твоя бабушка, - Кэт кивнула на Никки, - подарила тебе ключ, а дядя Мелиссы Петер подарил ей кулон, который тоже оказался ключом и оба этих предмета подошли к замкам. Очевидно, что четвёртый замок как и золотая стрела должны принадлежать этой самой таинственной подруге из воспоминаний. Наши родственники явно знают некий секрет, просто по какой-то причине не могут рассказать всё прямо, поэтому прибегли к шифру. Я не думаю, что здесь что-то серьёзное, скорее это просто игра, но тем не менее - вот перед нами элементы сей игры, сплетённой из реальности и снов, - Кэт вновь развернула свиток. - И теперь только нам решать участвовать в ней или забросить всё и пойти развлекаться на балу!
   - Хочешь сказать, что та девочка из наших воспоминаний должна присутствовать где-то здесь? - уточнила Никки, и невольно огляделась по сторонам.
   - Вряд ли, - покачала головой Кэт.
   - Почему? - не поняла Никки.
   - Потому, что четвёртый замок был уже с ключом, - объяснила Дикая Кошка. - А так, по логике, ключ должен был бы находиться у неё.
   Мелисса, тщательно слушая разговор подруг, согласно кивнула.
   - Так и что мы решаем? - повторила вопрос Кэт. - Играем в шарады или идём кутить?
   - Предлагаю голосовать! - воскликнула Мелисса.
   - Годится, - Кэт подняла руку, - я за, это обещает быть забавным!
   - Я тоже за! - вскинула ручку Мелисса. - Обожаю головоломки!
   Никки снисходительно улыбнулась:
   - Вот только не умеешь их решать! - хихикнула она. - Ну тогда и я за, раз мои лучшие подруги решили поиграть!
   - Единогласно! - подытожила Кэт.
  

* * *

   - Поскольку таскать саквояж или даже просто ларец не комильфо, - сказала Кэт, - предлагаю спрятать его до поры до времени, а с собой взять только свиток и спицы.
   - А давайте разделим вещи из ларца? - предложила Никки. - В письме сказано, что они являются частью шарады и должны нам пригодиться?
   - Верно! - поддержала идею Мелисса. - Так и нести проще и всё при нас будет!
   Но вот здесь возникло затруднение. Подруги не хотели обидеть друг друга и взять то, что было в единственном числе, поэтому разрубить гордиев узел пришлось, как всегда Кэт. Она быстро нарисовала лаком на подушечке указательного пальца весёлую рожицу, подняла его вверх и положила то, что все посчитали пуговицей, на ноготь вроде короны. Получился презабавный человечек:
   - Я королева, - сказала она, сделав голос нарочито писклявым, - доверьтесь мне, и я всё разделю как надо!
   Никки с Мелиссой рассмеялись и, конечно же, согласились. Каждая из подруг получила по спице и статуэтке котика. Золотую стрелу, свиток, пузырёк и шестерёнку-пуговицу, "королева" доверила на сохранение Кэт. Длинную и ужасно острую золотую стрелу, которую крайне неудобно таскать с собой, подруги сперва решили оставить в ларце, но та уже просто в него не влезла. Поэтому Никки попросила Кэт понести и эту драгоценность. Всем было хорошо известно насколько Дикая Кошка аккуратна и осмотрительна, ведь она ещё никогда ничего не теряла! Поэтому Кэт сунула стрелу за пояс вместе со своей спицей, словно то был модный аксессуар. Меж тем момент с неподдающимся логичному объяснению изменением размера стрелы остался незамеченным.
   Флакон в форме хрустальной стрекозы и четвёртый котик возвратились в ларец, который был возвращён в саквояж, и отнесён в раздевалку, где Кэт спрятала сокровище в свой персональный шкафчик. Затем она заперла шкаф на ключ, убрав последний в плотно прилегающий карман джинсов, и обернулась к подругам. На лице Дикой Кошки блуждала таинственная улыбка. Новая затея начинала ей нравиться и увлекала всё больше.
   - Теперь, чтобы начать игру, нам следует найти Проводника, - сказала она. - Но что мы о нём знаем?
   - У него есть какие-то цифры: три и пять, - вспомнила Мелисса.
   - А ещё он имеет власть над дорогами! - добавила Никки.
   - И что приходит на ум? - Кэт, как будто, уже знала ответ, но хотела проверить догадливость подруг.
   - Даже не знаю, - покачала головой Никки, - это может быть что угодно...
   - Вряд ли наши бабушки, затеяв игру, дали бы нам подсказки о чём-то таком, что мы не знаем, - предположила Кэт, - логично?
   Подруги синхронно кивнули.
   - Тем более что проводник согласно письму должен быть где-то рядом...
   - К чему ты клонишь? - не вытерпела Мелисса. - Если знаешь, говори уже!
   - Да это же элементарно! Наш драгоценный Герберт!
   - Почему это? - удивилась Никки.
   - Ну во-первых, он стоит на входе и имеет власть над входящими, то есть над дорогами, - начала объяснять Кэт. - Во-вторых, у него есть три одобрения: от главы школьного комитета, - она начала загибать пальцы, - который, собственно, его и выдвинул на должность контролёра, затем от завуча госпожи Кригель, одобрившей выбор и от директора Коулфроста, утвердившего его кандидатуру.
   - А что означает цифра пять? - Никки по-прежнему не верила, что этот прыщавый тип на класс младше мог быть вовлечён в странную шараду.
   - У него пять ключей! - догадалась Мелисса. - От самой школы, актового зала, учительской, спортзала и кладовок - общий ключ. Выходит ровно пять!
   - Верно сообразила, - похвалила подругу Кэт.
   - Вот только как заставить его рассказать нам правила игры, после того как мы его так грубо отшили? - растерялась Никки.
   - Положитесь на меня, - Кэт сделала многозначительный взгляд. - Мне ещё пока никто не отказывал!
   - Надеюсь, он не станет придуриваться, - добавила Никки.
  

ГЛАВА II

  
   Подруги дождались, когда привратник покинул пост и присел передохнуть за столик, стоявший в углу. К тому времени на праздник подошло уже довольно много выпускников, и Герберт расположился там, держа в руках целый ворох пропусков. На столе находилась длинная вертикально установленная игла на металлическом основании, и парень принялся накалывать пропуска на неё, пытаясь распределить их в алфавитном порядке. Конечно, учитывая то, что учащиеся являлись на бал вразнобой, сделать это сразу было сложно. Сперва стоило дождаться, пока соберутся все, но Герберт работы не боялся, тем более что потом рассортировывать сразу все пригласительные кучей было бы отнюдь нелегче.
   Девушки приблизились к столику контролёра так тихо, что парню показалось, будто бы они возникли перед ним буквально из ниоткуда. Герберт дёрнулся от неожиданности, и с опаской поглядел на подруг исподлобья, ожидая какого-нибудь подвоха со стороны известной всем троицы.
   - Вам чего, девчонки? - как будто бы даже испуганным голосом поинтересовался он, стараясь при этом напустить на себя непринуждённый вид. Руки же Герберта при этом задрожали, выдав его.
   - Так, я буду говорить прямо, - начала Кэт, опершись о стол и наклонившись к самому лицу Герберта.
   Парень потянул носом, принюхиваясь к модному парфюму Дикой Кошки, сладкий аромат розовых духов буквально опьянил его. Кэт обожала эти духи и уже много лет пользовалась только ими.
   - Мы всё знаем, - продолжила Кэт, - так что без лишних бредней проводи нас к Хранителю, и мы тебе ничего дурного не сделаем. Годится? - она улыбнулась хищно и угрожающе.
   Герберт округлил глаза, и стал медленно отползать назад вместе со стульчиком, на котором сидел. Хотя, скорее он даже не отползал, а отпрыгивал, едва заметно раскачивая стул.
   - Хранителю чего? - уточнил он, не сводя напряжённого взгляда с подруг, попеременно глядя то на Кэт, то на её спутниц. - Вы о чём вообще?
   - Всё-таки стал, - заключила Мелисса, обращаясь к Никки, - твои предположения не оправдались!
   - Да, - подтвердила та, недовольно скривившись, - придуривается знатно!
   - Хватит уже играть! - воскликнула Кэт. - Мы прочитали, что нужно быть настойчивыми, так что отбросим эту деталь. Сам же, небось, знаешь правила. Считай, что мы максимально настойчивы и убедительны. Так что мы с тебя без положительного результата не слезем! Уяснил?
   - Какой ещё хранитель вам понадобился, и про какие правила ты толкуешь? - Герберт, казалось, реально не понимал, что от него требуется.
   - Это что? - Кэт вытащила из кармана свиток, и сунула его парню в самый нос.
   Тот попытался взять бумажку за краешек, но вечно осторожная, как настоящая кошка, Кэт тут же отдёрнула руку.
   - Читай так, - скомандовала она, возвращая листок к глазам ещё больше недоумевавшего "вратаря". - Руками брать необязательно.
   - Я просто хотел рассмотреть получше, не нервничай только, - попытался объяснить Герберт. - Тем более, может быть, ты не знаешь, но у меня зрение хромает, - он вытащил из кармана очки и надел их на нос.
   - Мало того, что прыщавый и писклявый, так ещё и очкарик, - шепнула Никки Мелиссе на ухо.
   Мелисса в ответ обиженно надула губы:
   - Я тоже не очень хорошо вижу, - шепнула она в ответ, но так, что чтобы Герберт смог её услышать. - И что же теперь? Я не человек? Я очкарик?
   - Я не то имела в виду, - смутилась Никки, поняв, что фраза её была действительно обидной.
   - А плохое зрение в школьные годы это вообще признак ума, значит, человек много читает! - добавила Мелисса.
   - Это признак небрежного отношения к зрению детей со стороны взрослых, - возразила Кэт. Казалось, что она не слушает подруг, но на самом же деле, ничего не ускользнуло от её тонкого слуха. - В годы, когда нужно беречь зрение, тебе суют кипы книг и тетрадок, и заставляют портить его ради каких-то мифических оценок. Чистейший маразм!
   И тут с Кэт никто поспорить не мог, ведь действительно многие люди портили зрение именно за школьной партой.
   Герберт, который как будто и вовсе не заметил насмешки Никки, уже дочитал письмо и, оторвавшись от листка, посмотрел на девушек круглыми от удивления глазами:
   - Я вообще не понимаю, что это за абракадабра! - он испуганно огляделся, словно опасаясь, что их кто-то подслушивает.
   - Да ладно тебе! - Кэт посмотрела на Герберта пронизывающим как промозглый ветер взглядом. - Ясно, что ты в курсе, это следует из письма.
   Парень подался назад, словно собираясь убегать, поправил очки, и с ошеломлённым видом заново перечёл странное послание из ларца.
   - Всё равно я ничего не понимаю, - констатировал он. Судя по выражению лица, парень был абсолютно уверен в своих словах. - В конце концов, что вам от меня надо? Я на работе вообще-то!
   - Здесь сказано, что для того, чтобы начать движение и разгадать загадку, нам нужен проводник, - начала объяснять Мелисса.
   Голос её звучал нежно как весенний ручеёк, и Герберт услышав его, тут же начал улыбаться. А, может быть, это поддержка девушки минутой раньше вызвала у него такую симпатию.
   - Мы подумали, что Проводником можешь быть только ты, потому что больше на эту роль никто не подходит.
   - Хорошо, хорошо, - парень поднял руки, направив их ладонями на собеседниц, призывая к спокойствию, - но я вам честно говорю, ничего не знаю, и знать про эти игры не желаю. Уверен, девчонки, что вы просто-напросто ошиблись!
   - Может быть, ты просто чего-то боишься, поэтому так нелепо отнекиваешься, но здесь точно описаны приметы искомого Проводника, у которого имеются цифры три, пять и власть над дорогами, - Кэт снова сунула пожелтевший листок парню в лицо. - И кроме тебя никто не подходит на эту роль!
   - Допустим, вы правы, - наконец сдался Герберт, - но если я тот, о ком сказано в свитке, то должен быть уверен в том, что и вы те, за кого себя выдаёте... Я понятно выражаюсь?
   - То есть ты нам не веришь, и хочешь подробного объяснения? - уточнила Кэт.
   - Наверное, это часть игры, - догадавшись, шепнула ей на ухо Никки. - Проводнику требуется подтверждение, что мы верно истолковали подсказки!
   - Пожалуйста! - согласилась Кэт. - Могу изложить, что указывает на тебя!
   - Сделай такое одолжение, пожалуйста! - нарочито учтиво попросил парень. - А то у меня работа стоит, могу "мячики" пропустить, мазилой ещё обзовут...
   - Три согласования, - Кэт загнула указательный палец, - пять ключей, - загнула средний, - и ты проверяешь пропуски, то есть имеешь власть над дорогами, говоришь, кому куда идти, - она загнула безымянный палец, и пристально посмотрела парню в глаза. - Этого мало?
   - Верно! - Герберт хищно и радостно улыбнулся. - Мне просто нужно было удостовериться, что вы именно те, кого я ждал.
   - Так ты действительно Проводник? - изумилась Мелисса.
   На самом деле никто из троих не верил, что Герберт тот, кто им нужен... Правильнее будет сказать, никто из подруг и предположить не мог, что странное письмо действительно имеет связь с реальностью.
   - Мой наставник всегда говорит, что нам просто не под силу понять вас, женщин, - парень покачал головой, - вы были так настойчивы, и уверены в себе ещё мгновение назад, но как только я подтвердил вашу правоту, то сразу же усомнились.
   - Хватит болтать! - скомандовала Кэт. - Выполняй, давай, свою роль и по существу!
   - Как пожелаете, - Герберт учтиво склонился совсем как паж перед принцессой. - Пошли за мной! - он хитро улыбнулся, встал из-за столика и двинулся в сторону запасного выхода из актового зала.
  

* * *

   Вдруг кто-то сзади протянул руки, и нежно закрыл ими глаза Мелиссе, а кто-то другой сделал то же самое с Никки. Девушки улыбнулись и начали ощупывать пальцы, пытаясь понять, кто бы это мог быть. Хотя и так уже знали правильный ответ.
   - Зак! - воскликнула Мелисса, нащупав на руке, закрывающей её глаза, большой перстень. - Это ты? - она отстранила руки, и резко обернулась к шутнику.
   Перед ней действительно был Зак, высокий, стройный красавец с голубыми глазами и светлыми волосами чуть длиннее средних. Он лукаво улыбался и смотрел на девушку нежным романтичным взглядом, от которого ей тотчас замечталось растаять словно апрельский снег.
   - Я соскучился, - произнёс он мягко, - мы же договаривались встретиться сегодня вечером, пришёл, а тебя не видать.
   Никки тем временем также сообразила, кто с ней пошутил, и обернулась к своему избраннику. Агвид был совсем не похож на Зака, среднего роста, с тёмными волосами и зелёными глазами, в которых вечно проблескивали странные искорки. Никки казалось, что это спрятанная улыбчивость всегда серьёзного парня так проявляет своё естество, запрятавшись в зеркале души. Агвид был немногослоен и вообще избегал лишний раз что-то говорить, он лишь смотрел на Никки и в его взоре читалось поистине Шекспировское обожание.
   Как странно порой бывает, столько лет они знали друг друга, но не испытывали ни симпатии ни даже интереса. И вдруг под самый конец обучения появилось это новое чувство, которое наивные юноши назвали бы первой любовью, а мы с вами можем и усомниться в том, что это всё же любовь. Быть может, Агвид просто испугался, что после окончания школы они расстанутся, и он не сможет уже признаться ей в своих чувствах?
   - Потанцуем? - спросил он, указав взглядом на уже заполненный гостями зал. - Ты не забыла? Сегодня ведь наш вечер! - он аккуратно заключил возлюбленную в объятия, едва коснувшись руками её тела.
   Никки была на седьмом небе от счастья, ей просто не терпелось кинуться танцевать с Агвидом, забыв обо всём на свете. Но дружба всегда была для неё важнее, ведь она не могла бросить вместе начатое дело. Никки обернулась к Мелиссе, та стояла рядом, занятая важнейшим делом созерцания Зака. Её глаза и все чувства были обращены лишь на него, и она даже не заметила взгляда подруги. Никки было подумала, что стоит потанцевать, раз и Мелисса больше заинтересована ухажёром, чем начатой шарадой, но тут она перевела взор в сторону, и увидела недовольное лицо Кэт. Дикая Кошка стояла рядом с Гербертом, опершись рукой о колонну подле выхода, и раздражённым движением поигрывала взятой из саквояжа спицей.
   - Я бы с радостью, - вымолвила Никки, поняв, что подруга для неё всё же важнее, - но чуточку попозже. Ладно?
   Агвид понимающе кивнул, и спешно убрал руки за спину, высвободив её. Вечно серьёзное лицо парня сделалось отрешённым. Он сделал шаг в сторону, освобождая дорогу, и попытался улыбнуться.
   - Ну я тебя жду, Никки, приходи поскорее! - шепнул он.
   Никки не сдержала восхищения такой учтивостью и пониманием, и чмокнула Агвида в щёку.
   - Я быстро! - бросила она, и обернулась к Мелиссе. - Ну ты идёшь наконец?
   - Э, куда это вы мою избранницу забираете? - наигранно возмущённым тоном поинтересовался Зак, и схватил Мелиссу за талию. - Не пущу! - он громко засмеялся.
   Кэт недовольно фыркнула: не успел пригласить на бал, и уже права качает, вот ведь настоящий мужлан!
   - У нас тут дельце есть важное, - пояснила Мелисса, - мне нужно отвлечься ненадолго!
   Однако вырываться из объятий нравящегося до безумия парня она даже не попыталась. Зак меж тем пристально взглянул в её огромные голубые глаза, притянул к себе и, пока она не успела опомниться, поцеловал в щёку. У Мелиссы сразу же закружилась голова, и она упала на Зака, прильнув к нему всем телом.
   - О, Закки, - прошептала она, - ты тоже мне очень нравишься, но мне правда надо спешить!
   Парень сразу преобразился, сделавшись из задиры-весельчака холодным и жёстким.
   - Ну раз так надо, так иди, - бросил он словно ему было наплевать, и убрал руки, - хотя бы не лазь там очень долго! - добавил он раздражёно.
   Кэт тут же отметила про себя, как профессионально парень манипулирует чувствами подруги. Сперва даёт пряник, а в случае неповиновения тотчас применяет кнут.
   - Я мигом, - извиняющимся тоном вымолвила Мелииса, и направилась к ожидающим её подругам.
  
   - Я поражаюсь! - воскликнула Кэт, когда они отошли на порядочное расстояние и углубились в коридор. - Ещё вчера вы их и знать не знали, а тут вдруг такая симпатия! И, главное, какие командиры нашлись, Зак так вообще ведёт себя с тобой как король!
   - Он такой милый, зря ты на него надулась, - попыталась возразить Мелисса, - это просто эмоции, влюблённость, любовь, понимаешь? Когда влюбляешься...
   - Я никогда не влюблюсь, очень мне надо! - возразила Кэт. - И уж точно не буду ставить чувства мужиков выше своих и наших общих дел! - Дикая Кошка явно рассердилась.
   Её возмутило даже не то, что подруги едва не предали их союз ради новоявленных ухажёров, а то как нагло и по-хозяйски вели себя эти парни. Словно они прямо такая завидная партия!
   Никки ничего не сказала, вблизи Агвида ей хотелось быть только с ним, и его желания действительно становились важнее её собственных. Это напоминало гипноз, делающий её податливой и послушной, но когда она отходила в сторону, то прекрасно понимала, что подпала под чары его обаяния. И ей становилось неловко от этого, ведь обычно Никки всегда стремилась в любых отношениях быть на равных или даже доминировать. Слова Кэт она восприняла как справедливые, но оправдываться не захотела, поскольку ей было бы от этого вдвойне неловко.
  

* * *

   Они шли, ведомые "вратарём", Герберт уверенно и быстро шагал по коридору, как вдруг застыл перед кабинетом математики.
   - Что мы здесь забыли? - поинтересовалась Кэт.
   - Мы не туда шли, - отозвался Герберт, разворачиваясь и приближаясь к маленькой дверце в стене напротив кабинета. - Вот эта дверца.
   - И куда ты нас привёл? - не поняла Никки.
   - Пятый ключ, - таинственным шёпотом произнёс Герберт, - от всех подсобных помещений в школе!
   Он вставил, вверенный ему накануне, ключ в замочную скважину, и дверца раскрылась. За ней оказалась крохотная комнатка, в которой уборщица хранила рабочий инструмент, здесь помещалось лишь ведро и швабра с метлой.
   - Вам туда, - пояснил Герберт, указывая внутрь полутёмного помещения.
   - Ага, а ты нас там и запрёшь! - воскликнула Мелисса.
   - Не хотите - не идите, - пожал плечами парень, - я же вас не заставляю. Я выполнил свою работу, дальше сами решайте!
   - Я уже придумала! - быстро сообразила Кэт, и выхватила ключ из рук Герберта.
   И сделала она это так молниеносно, что он даже не успел толком ничего сообразить, ведь Кэт славилась скоростью реакции и быстротой движений.
   - Э, так нельзя, я за эти ключи головой отвечаю! - попытался возразить Герберт, и двинулся вперёд, словно собираясь отобрать ключ назад.
   Но Кэт тотчас выхватила спицу, и направила её на парня.
   - Даже не думай об этом, - пригрозила она, - верну, когда поймём, что к чему! - она грубо оттолкнула "вратаря", да так, что парень буквально отлетел назад.
   - Отдай ты ему ключ, - попросила Мелисса, - он всё-таки на работе как бы, я шпильку в скважину засуну, и он нас не сможет запереть.
   Кэт с Никки с удивлённым видом обернулись к подруге. И кто бы мог подумать, что у кроткой Мелиссы имеются такие полезные навыки!
   - В младшей группе научилась, - заметив удивление, пояснила она и посмотрела на подруг ясным голубым взором истинной шпионки. - Была у нас там одна девочка мерзкая, вечно таскала ключи, и запирала нас везде, где только можно.
   - Наверняка, это была Роузи, - скривилась Никки. - Уж сколько раз так было: расскажут историю из прошлого, как кто-то в школе пакостил, а потом выясняется, что она это и была.
   - Так ключ вернёте? - просящей интонацией поинтересовался Герберт, уже и не надеясь на положительный ответ.
   Кэт меж тем, увидев, как Мелисса вынула из волос шпильку, и ловко втолкнула её в замочную скважину двери кладовки, всё же вернула ключ "вратарю". Парень радостно подбросил предмет, и ловко поймал его в полёте.
  
   Девушки зашли в каморку и прикрыли за собой дверь. Изнутри помещение оказалось ещё более тесным, чем смотрелось снаружи. Девушки, не смотря на стройность, едва помещались там, а бедной Мелиссе даже пришлось одну ногу поставить на ведро, чтобы хоть как-то втиснуться. Кроме того здесь было темно и пахло сыростью.
   - И что теперь? - поинтересовалась Никки, и прислушалась к удаляющимся шагам Герберта. - Он, кажись, отвалил. Что будем делать?
   Кэт нахмурилась, пытаясь на ходу что-нибудь придумать.
   - А помните письмо? - сказала Мелисса. - Там говорилось, чтобы мы сомкнули спицы, если возникнет затруднение на пути, и всё тайное тут же станет явным. Может, стоит попробовать?
   - О, Мелисса! - Никки улыбнулась. - Это всего лишь куски металла, пусть даже красивые и блестящие. Их, как ни складывай, как ни смыкай, всё одно ничего не будет. И какого результата ты вообще ждёшь от этого?
   - Я не согласна, - Кэт внезапно встала на сторону Мелиссы, - раз уж мы решились поиграть в эти странные шарады, то надо следовать правилам, какие бы глупые они ни были. Помните? Настойчивость наш помощник!
   - Ладно, - вздохнула Никки и нехотя вынула спицу, - поиграем ещё...
   Достав спицы, они заколебались, ведь всё это выглядело ужасно глупо. Странное письмо на старинном свитке, втянутый в игру малознакомый младшеклассник Герберт... Что он вообще мог знать? И вот в итоге решения первой загадки они оказались в подсобном помещении, собираясь что-то узнать при помощи скрещивания бабушкиных вязальных спиц допотопной эпохи... Бред, да и только! Ну посудите сами, ни один здравомыслящий человек не воспринял бы это нагромождение странностей и непонятных событий всерьёз.
   Вот тут Кэт и порадовалась, что она девушка. Все так любят издеваться над женским мышлением, упрекать дам в нелогичности и наивности, но, может, всё это лишь оттого, что девушки просто легче верят в чудеса? Их души чисты и прозрачны как свежий утренний бриз и именно в таком лёгком дуновении могут расцветать настоящие фантазии! Она почти готова была скрестить спицы...
   И Мелисса думала о своём: на ум, как обычно, пришли мысли, что она, наверное, выглядит глупее всех. Ведь именно Мелисса с первой секунды заинтересовалась всей историей, и теперь вполне может считаться самой наивной, если не сказать самой глупой. Поняв, что усугубить положение и сделаться в глазах подруг ещё более нелепой уже просто невозможно, Мелисса внутренне тоже решилась на эксперимент со спицами...
   Никки также погрузилась в себя, обдумывая ситуацию. Однако её внутренний спор в силу черт характера и логического склада ума сводился лишь к соотнесению полученной информацией с тем, что являлось для неё критериями реальности. Чтобы поверить, что они не просто так пришли сюда и за каморкой уборщицы скрывается продолжение пути и целый новый мир открытий и древних тайн, ей требовалось всего-то-навсего объяснить рационально все совпадения. Это не очень удавалось, то есть правильнее будет сказать, удавалось до половины. Кэт в своих рассуждениях изложила ситуацию весьма логично, появление в истории Герберта тоже не было чем-то сверхъестественным, и могло объясняться вполне тривиально. Но вот, что делать с их воспоминаниями?! Воспоминания об одном и том же, об одной и той же девочке, так внезапно всплывшие в памяти сразу у всех трёх, не могли быть простым совпадением. Конечно, могло быть и так, что подруги всего лишь разыграли её, но и тогда оставались вопросы, на которые Никки никак не могла найти ответы. Во-первых, как они узнали о смутных воспоминаниях Никки, чтобы соврать про свои аналогичные? Или это был экспромт такой? Вот, что уж точно невозможно! Во-вторых, Кэт никогда не затевала подобных розыгрышей и уж тем более не стала бы так долго обманывать одну из двух своих лучших подруг. Заподозрить Дикую Кошку можно было во многом, но точно не в этом. Никки была в ней уверена, порой, даже больше, чем в самой себе. Ну и, наконец, в-третьих, Мелисса совершенно не умела лгать! А это не позволяло даже фантазировать в сторону розыгрыша. Наконец, Никки также, как и её лучшие подруги, коих она считала ни больше ни меньше родными сёстрами или даже более близкими людьми, решила, что тоже готова поэкспериментировать и сомкнуть спицы...
   Девушки взглянули друг на друга, их глаза сверкали в темноте как у кошек, и сразу без слов поняли, что пришли к единому решению. Пальцы двинулись навстречу, и старинные серебряные спицы сомкнулись, нежно звякнув как рождественские колокольчики.
   Сперва ничего необычного не получилось, лишь в кармане сюртука Кэт что-то еле уловимо шевельнулось. И вдруг произошло невообразимое, то, чего никто из подруг и представить не мог! В месте соединения спицы вспыхнули как бенгальский огонь, раздался сухой электрический треск, и каморка озарилась ярким голубым светом, а в воздухе вместо запаха сырости поплыл свежий аромат озона. И тотчас противоположная двери стена кладовки двинулась в сторону и, отъехав подобно двери супермаркета, открыла путь в какое-то помещение, освещённое золотистым сиянием.
   Мелисса даже ахнула от восторга. Не понимая, что происходит, погрузившись в странное состояние грядущего волшебства, подруги шагнули вперёд, даже не подумав о возможной опасности, и оказались внутри небольшого зала. Дверь-стена за их спинами вновь замкнулась, да так плотно, что невозможно уже было заметить зазора, очерчивающего контур входа.
   Зал со сводчатым потолком и рядами колонн вдоль стен заливало золотым светом. В центре его располагалось нечто вроде подиума или пьедестала, высотой около полуметра, а над ним висело что-то странное. Подруги издали даже не поняли, что бы это могло быть. Больше всего предмет напоминал огромный мыльный пузырь, как будто бы парящий в воздухе на небольшой высоте.
   Подруги двинулись вперёд, ступая осторожно и пристально вглядываясь в центр помещения...
  

* * *

   Огромный прозрачный шар, вблизи ещё больше напоминающий мыльный пузырь, действительно парил в нескольких сантиметрах над пьедесталом, разбрасывая вокруг себя радужные отблески. Внутри шара просматривался едва различимый образ статной пожилой дамы в серебристой накидке. Чем ближе подруги подходили к шару, тем ярче становился этот образ. Наконец изображение оформилось, и дама обвела пришедших сосредоточенным взглядом. Кэт постаралась рассмотреть её, но снующие всюду блики света не позволяли различить черты.
   - Наконец-то вы пришли сюда, значит, этот день настал! - промолвила дама приятным бархатным голосом. - Кэт, Мелисса, Никки, я ждала вас!
   - Откуда вы знаете, как нас зовут? - изумилась Никки.
   - Когда-то мы были знакомы, - ответила дама.
   - Но мы вас не помним! - растерялась Мелисса.
   - Конечно, тогда вы были ещё совсем маленькими...
   - Мы получили письмо, - Кэт продемонстрировала даме свиток из саквояжа, - тут говорится, что вы должны сообщить нам нечто важное. Вы Хранитель, то есть Хранительница?
   - Да, - дама двинулась вперёд, при этом окружающий её шар завращался в такт шагам, и поплыл по воздуху в сторону подруг. - Меня зовут Келда. Когда-то я создала свой фантом, чтобы передать вам информацию.
   - Мы вас внимательно слушаем! - Никки просто-таки не терпелось узнать разгадку тайны, привёдшей их сюда.
   - У нас мало времени, поэтому обо всём по-порядку, - начала Келда. - Когда-то в стародавние времена существовало королевство Флиннфлоутт, подданные которого обладали великими способностями воздействовать на окружающий мир по своему желанию...
   - Как волшебство? - уточнила Никки.
   - Именно, - подтвердила Хранительница Келда, - позже наши умения назвали волшебством. Однако магия Флиннфлоутта не требовала выполнения ритуалов и варки зелий. Волшебство этих людей было естественной частью их жизни. Однако со временем среди нас стало рождаться всё больше тех, кто не обладал подобной силой. Они чувствовали себя неполноценными и, чтобы достичь уровня собратьев, стали развивать искусственное волшебство с использованием зелий и ритуалов. Так родилась чёрная магия. Королевство распалось надвое, обделённые естественной силой природы, озлобленные колдуны выстроили собственное королевство, скрыв его вне зримого мира людей, и нарекли Криптельгронт. Их мир был надёжно защищён непреодолимым барьером, никто не мог взломать защиту и проникнуть туда. Но чёрная магия требовала от магистров творить зло и делать кровавые жертвоприношения, для чего они стали проникать обратно в наш мир. Криптельгронт был настолько жесток и коварен, что в людском понимании волшебство стало синонимом зла, всех, владеющих магией, преследовали и уничтожали. Поэтому нам пришлось скрываться многие годы. Путь доброго волшебника, красивый и лёгкий в начале, стал теперь большим трудом, тяжким бременем и всё больше чародеев отказывалось от естественного волшебства, уходя служить Криптельгронту в его защищённый мир, - шар достиг противолежащей стены и, коснувшись её, поплыл в обратном направлении.
   - Мы слабели, а наши враги становились всё сильнее. Но однажды случилось чудо: верховному магу Флиннфлоутта Альвизирауну было видение, в котором он увидел, что грядёт новая эпоха в жизни королевства. У подданных Флиннфлоутта должны были родиться три девочки, обладающие величайшей естественной волшебной силой, которая могла сокрушить защиту Криптельгронта...
   - Три девочки? - пробормотала Кэт. - Вы хотите сказать, что это...
   - Вы! - договорила за неё Хранительница Келда. - Вы те сёстры, получившие при рождении эту сверхсилу.
   - Сёстры? - переспросила Кэт, ведь они с Никки и Мелиссой не были родственниками.
   - Вы хотите сказать, что мы трое сёстры? - Мелисса от удивления даже открыла рот. - Но ведь у нас разные родители!
   - Да, всё именно так, - подтвердила Хранительница Келда. - Но вы сёстры другого рода, вас объединяет общий вектор волшебной силы, что гораздо важнее для нас, нежели родственные связи.
   - Поэтому мы трое никогда не ссоримся? - догадалась Мелисса.
   - Да, сами вы не можете поссориться, потому что вы мыслите в унисон друг другу. Внести раздор между вами может лишь сильное заклятие. Только не трое, а четверо!
   - Четверо? - Кэт переглянулась с подругами. - У нас есть сестра?
   - Да, у вас есть сестра, - подтвердила догадку странная дама, продолжая полёт в шаре, - но не будем спешить, дослушайте сперва мой рассказ. Когда рождается волшебник, верховный маг посылает к нему фею с запасом волшебной пыльцы. Фея осыпает колыбельку пыльцой, и она подобно ключу открывает скрытые внутри человека способности, а затем дарит волшебную палочку будущего мага. Но в день вашего рождения произошло непредвиденное: в одной из трёх колыбелек оказалось две девочки...
   - Близняшка одной из нас! - догадалась Кэт. - Но чья именно? Где она сейчас?
   - Твоя, - улыбнулась Хранительница Келда, - она твоя сестра по крови и по магии.
   - Моя сестра?! - переспросила Кэт изумлённо.
   - Именно. Когда фея прибыла в дом твоих родителей, в колыбельке она обнаружила близняшек. До того она уже успела побывать в двух других домах и подарить каждой из твоих сестёр по волшебной палочке...
   - Вы говорите про серебряные спицы, которые мы нашли в ларце? - Никки подняла руку, и продемонстрировала сверкающую серебром спицу.
   - Это не просто серебряные спицы, - Хранительница покачала головой, - но магические скипетры, волшебные палочки, которыми вы теперь будете владеть.
   - Так что стало с моей сестрой?! - Кэт не могла ждать и хотела немедленно всё узнать.
   - Когда фея оказалась в твоём доме и увидела, что вас две, она была несказанно удивлена. Сила, которая была дарована вам троим, оказалась столь же сильна и в твоей сестре. По правилам фея должна была вручить волшебную палочку и ей, но у неё оставалась только одна. Тогда сопровождающий посланницу лучник из далёких земель Фриоруанда вынул из колчана золотую стрелу, и отдал её твоей сестре вместо палочки.
   - Фриоруанда? - переспросила Никки.
   - Это королевство незримо для людских глаз, как и Криптельгронт, однако воины его иногда покидают пределы цитадели, и сопровождают фей в качестве охранников. Это был первый и единственный случай на моей памяти, когда человеку даровали Фриоруандскую стрелу.
   - Золотая стрела в ларце - это волшебная палочка моей сестры-близняшки! - Кэт понимающе закивала головой. - Теперь понятно, почему саквояж оказался в моём доме. Но что было дальше, что с ней стало?
   - Рождение сестёр-волшебниц, способных нарушить защиту, не могло остаться незамеченным со стороны Криптельгронта, постоянно враждующего с нами. Сила, заключённая в вашем союзе, угрожала вернуть превосходство на сторону Флиннфлоутта. Ведь если бы врата оказались открыты, то мы смогли бы ворваться в Криптельгронт, и победить их. Поэтому король Криптельгронта Фарегазонт решил немедленно избавиться от угрозы. Он наложил на вас древнее заклятие, заставив забыть то, кем вы являетесь на самом деле. А чтобы мы не помешали его планам, похитил четвёртую сестру, и спрятал её в своём замке в скрытом мире, куда ни один из нас не мог проникнуть.
   - Где этот негодяй?! - Никки в остервенении сжала кулаки. - Скажите нам, и я лично расправлюсь с ним!
   - Мы тоже хотели вступить в сражение с колдуном и вызвали его на бой, но он пригрозил, что убьёт ребёнка...
   - Какой гнусный и подлый тип! - Кэт в ярости заскрежетала зубами.
   - Нам пришлось заключить с колдуном унизительный договор, в результате которого мы обязались впредь не мешать магам Криптельгронта творить их грязные дела в нашем мире, и не пытаться снять с вас заклятие, взамен же он гарантировал жизнь девочке.
   - Господи, до чего же это мерзко! - возмутилась Кэт.
   - У нас не было другого выхода, но я была против этого решения, - попыталась оправдаться Хранительница Келда, - и твоя бабушка, Кэт, тоже. Но большинство в королевстве не были готовы брать на себя такую ответственность и пошли на поводу у колдуна...
   - Поэтому наши бабушки столько лет не разговаривают друг с другом? - догадалась Никки.
   - Это стало причиной разлада не только их дружбы, - подтвердила Хранительница, - несогласные с позорной капитуляцией, те, кто думали, что смогли бы спасти вашу сестру, основали тайное общество и стали готовить реванш. Мы положили ваши волшебные спицы, и другие магические предметы в саквояж и спрятали до поры до времени в твоём доме, Кэт. А ключи от него роздали вашим родственникам, тем, кто был посвящён в детали плана.
   - Теперь понятно, почему бабушка так занервничала, когда я нашла саквояж! - догадалась Кэт.
   - Вы должны были вместе открыть ларец и получить послание, нам пришлось зашифровать его, чтобы лазутчики Фарегазонта не сорвали наш план.
   - Я всё поняла! - воскликнула Кэт. - Вы полагали, что нашей общей силы хватит, чтобы проникнуть в Криптельгронт и вернуть сестру. Но почему это происходит именно сейчас?
   - Сегодня удивительная ночь, - пояснила Хранительница, - древний праздник, когда волшебная сила природы максимально велика, а магия чернокнижников слабеет. Колдун будет терять силу до самого утра, но после вновь обретёт былое могущество. Сегодня ваша память и волшебные способности вернулись к вам. Вы должны проникнуть в логово врага и вызволить сестру, сегодня вам это под силу! Когда она будет в безопасности, мы, - она замялась на мгновение, - наши силы должны атаковать Криптельгронт...
   И, помолчав, добавила с некоторой неуверенностью:
   - Я надеюсь...
   Фантом, созданный Келдой, не знал, что могло произойти за прошедшие годы. Поэтому он мог лишь предполагать, исходя из того, что знала волшебница на момент создания, и надеяться на исполнение давно задуманного плана.
   - Конечно, - закричала Мелисса, - мы готовы, но кто этот Фарегазонт, где он скрывается?
   - Вам будет трудно поверить в это, но он, вероятно, был всё время рядом, чтобы наблюдать и контролировать вас. Он постоянно присутствовал в вашей жизни, не отступая ни на шаг, я почти уверена, что он сделался вам близким другом, чтобы иметь возможность влиять на вас и пользоваться безграничным доверием...
   - Директор Коулфрост! - хором выдохнули подруги.
   Никто из них действительно не мог до конца поверить, что столь добрый и отзывчивый человек, всегда готовый прийти на помощь и не раз выручавший их в сложных ситуациях, мог оказаться подлым колдуном и похитителем их сестры!
   - Многие передряги, о которых вы сейчас вспомнили, и в которых он помогал вам, он сам и подстраивал, чтобы сильнее втереться в доверие, - продолжала говорить не укладывающиеся в голове вещи, Хранительница в шаре. - Он хотел контролировать каждый ваш шаг, зная, какую опасность вы представляете для него, но в этом-то он и просчитался. Изначальная природа единения оказалась сильнее чар забвения и вы всё равно сплотились, став истинными сёстрами. Этого он предугадать не мог!
   - Просто скажите, что нужно делать, чтобы вернуть сестру, и мы это сделаем! - воскликнула Никки.
   - Фарегазонт спрятал её здесь, в замке...
   - Вы хотели сказать, в школе, - поправила Мелисса.
   - Нет, я сказала как раз то, что хотела. Ваша школа на самом деле цитадель Фарегазонта, она имеет другую, скрытую от глаз сторону, и множество порталов, ведущих в мир колдуна, просто никто не знает, как ими пользоваться. Я не могу даже сказать, где находится хотя бы один из переходов, ведь я создала свой фантом двенадцать лет назад. А за это время всё могло сто раз измениться. Уверена лишь в том, что вам нужно искать тронный зал колдуна.
   - И вы никогда не покидали пределов этой комнаты? - догадалась Никки.
   - Верно, - подтвердила Хранительница, - именно поэтому я даже не знаю, как выглядит замок теперь. Знаю только одно: двери, ведущие в его мир, должны быть отмечены печатью Криптельгронта. На ней изображены клинок и книга. Это единственный признак, по которому можно узнать врата в тайный мир Фарегазонта. Уверена, что ваша сестра по-прежнему там.
   - Нужно во что бы то ни стало отыскать эту дверь! - воскликнула Мелисса. Она уже была готова броситься в бой.
   - Верно! - дама в шаре продолжила полёт вдоль стен залы. - Вы пока ещё не умеете пользоваться собственными волшебными способностями, но рядом с вами есть человек, который научит вас этому...
   - Что? - Кэт бросила на даму пристальный взгляд. - Какой ещё человек?
   - Этого я знать не могу. Но к вам должен был быть приставлен защитник, на случай, если Фарегазонт вдруг решится расправиться и с вами. Он оберегал вас всё это время, но кто именно ваш Покровитель я не знаю. Скорее всего, вы никогда не подумаете на него, ибо в обязанности Покровителя входит скрытность.
   - Теперь мы всё знаем и можем действовать! - подытожила Никки.
   - Верно, идите только вперёд и помните, что время на стороне ваших врагов!
   - Что это значит? - Мелисса нахмурилась. - Почему время работает против нас?!
   - Вы должны успеть спасти сестру до шести часов утра, пока сила Фарегазонта ослабела, а ваша память пробудилась. Если вы не успеете до этого времени, то снова всё забудете, и станете самыми обычными людьми, и уже навсегда...
   - А сестра? - Кэт нервно сжала спицу в пальцах. - Она навсегда останется в мире Фарегазонта?!
   - Да, - Хранительница кивнула, вид её сделался грустным, - и Фарегазонт получит, наконец, абсолютную власть и над нашим миром тоже.
   - Да уж, перспективка - отстой! - заметила Никки.
   Кэт бросила задумчивый взгляд куда-то вдаль, сквозь стены, погрузившись в раздумья. Затем приблизилась к парящему шару:
   - А как её зовут?
   - Её имя Вендла.
   - Красивое имя, - Мелисса улыбнулась. - Мне уже не терпится познакомиться с ней заново! Ведь столько лет мы не виделись, сколько всего нужно будет обсудить! - она была оптимисткой по натуре, и сразу же уверовала в благополучный исход приключения. - А как бы ты назвала сестру, если бы сама могла выбрать ей имя? - обратилась она к Кэт.
   - Дрянью, дурой и сволочью, - пошутила Дикая Кошка, до сегодняшнего дня ей никогда не хотелось иметь сестру...
   - Торопитесь! - напутствовала дама. - Ищите тронный зал Фарегазонта и не выпускайте из рук свои спицы!
   Комната принялась таять в воздухе, становясь всё меньше и меньше и выдавливая сестёр обратно в кладовку.
   - Торопитесь, успейте до шести! - вновь раздался напутственный голос Хранительницы из шара, и все трое вновь оказались в каморке подсобного помещения возле ведра, швабры и метлы.
  

* * *

   Подруги поспешили покинуть кладовку, но на удивление, прыщавого Герберта поблизости уже не было.
   - Сбежал куда-то, - заключила Никки. - Никогда он мне не нравился и его прыщи тоже!
   - Ладно, двинули! - Кэт быстро зашагала по коридору в сторону актового зала. Подруги засеменили следом.
   - А куда мы идём? - уточнила Никки. Лично она совершенно не представляла, откуда следует начинать поиски указанной двери.
   - В кабинет директора Коулфроста! - уверенно отозвалась Кэт. - Он большую часть времени проводит именно там, стало быть, и Вендла спрятана где-то неподалёку.
   - С трудом верю в сказанное Хранительницей! - по пути то и дело восклицала Мелисса. - Я просто не способна вообразить даже в самом вычурном кошмаре, что наш заботливый и мягкосердечный директор Коулфрост - злой колдун! Ведь он столько раз выручал нас, я думала, повезло, что у нас такой милый директор!
   - А что если Хранительница сказала не правду? - вдруг предположила Никки. - В конце концов, директора мы знаем столько лет и ни разу не видели от него никакого зла, а эту дамочку узрели первый раз! Что если она просто хочет запудрить нам мозги, возможно, она сама злая колдунья, а директор как раз тот, кто приставлен нас оберегать?
   - Всё может быть! - Кэт шагала всё быстрее, уверенно смотря перед собой, словно уже видела цель. - Хранительница могла и соврать, но мы ж ощущаем внутри себя одно и то же! Разве вы не чувствуете, что наша сестра где-то здесь? - Кэт внезапно остановилась, когда перед ними в коридоре возникли Зак и Агвид.
   - Ах, вот вы где ходите-бродите, неразлучные наши нимфы, - Зак игриво подмигнул Мелиссе. - А мы вас обыскались уже!
   - В самом деле, может быть, вернёмся на бал? А то всё самое интересное пропустим! - предложил Агвид, нежно взглянув на Никки, искренне влюблёнными глазами.
   - Нет, Зак! - Мелисса приблизилась к возлюбленному и взяла его за руку. - Повеселиться мы всегда успеем, а сейчас у нас очень важное дело, которое не терпит отлагательств!
   - А что за дело? - Агвид сосредоточенно нахмурился.
   По его виду сразу стало ясно, что он готов помочь девчонкам в абсолютно любом вопросе.
   - Это долго объяснять, - ответила Никки, - но нам нужно тайком попасть в кабинет директора и сделать это как можно быстрее!
   Кэт лишь закатила глаза: это ж надо, вот так просто всё выболтать!
   - Ух ты, что-то задумали! - обрадовался, жадный до приключений Зак. - Если Мелисса участвует в сём мероприятии, то и я в деле!
   - Кабинет, наверняка, заперт, - Агвид развёл руками, - надо что-то придумать.
   - Придумаем, - заверила Кэт, - придумаем! - в конце концов, подумала она, помощь парней может им действительно пригодиться.
  
   В коридоре у директорского кабинета никого не оказалось. Стоило лишь проскользнуть мимо ярко освещённых стеклянных дверей залы, где проходил бал, и здесь уже было совсем безлюдно. Свет в коридоре почему-то не горел, и вокруг царил таинственный полумрак.
   - А вам не кажется, что это немного, ну, как бы нарушение распорядка? - максимально ненавязчиво заметил Агвид. Он слыл приверженцем строгого соблюдения правил, и славился неприятием всяческих авантюр. - Может, не стоит лезть в чужой кабинет, тем более директорский?
   Мелисса вдруг застыла, и вопросительно взглянула на подруг. Она была нежной натурой, и потому её было легко ввергнуть в сомнения по поводу любого совершаемого действия.
   - Ты забыл, что сегодня наш день и мы хозяева школы! - возразила Никки, которая как раз наоборот была чрезвычайно напориста и уверенна в себе, отчего практически никогда не сомневалась в принятых решениях.
   - Правильно, сегодня мы здесь главные! - радостно поддержала Мелисса.
   - И поэтому нам всё можно, - закончила мысль Кэт. - Вот только как попасть внутрь? Дверь-то заперта!
   - Может быть, попытаться выманить ключ у сторожа? - предложил Зак. При этом улыбаясь во все тридцать два зуба и явно наслаждаясь возможностью нарушить установленные не им правила. Ведь это всегда так приятно, когда тебе семнадцать лет!
   - Стоп! - Кэт хитровато улыбнулась. - Кажется, у меня есть идея! - она обернулась к парням. - А вы идите в тот конец коридора и посмотрите, чтобы никого не было!
   - Понял, - Зак ухмыльнулся. - У дам свои секретики по открыванию дверей директорских кабинетов! - он схватил Агвида за плечо и потянул за собой в указанную сторону. - Пойдём, пойдём, дружище, дадим дамам возможность посекретничать, наше дело стоять на стрёме!
   - Ну, разве он не прелесть?! - влюблено воскликнула Мелисса, едва парни скрылись за поворотом коридора.
   - Не стоит быть столь падкой на демонстрируемые хорошие качества личности, - как всегда уверенно заявила Никки. - Всё это может улетучиться, как только парень поймёт, что завоевал тебя!
   Мелисса посмотрела на Никки, недовольно нахмурившись, ей всегда не нравилось, когда подруга вырывала её из сладких грёз, возвращая на грешную землю. Оно и понятно, ведь в грёзах всё гораздо красивее и приятнее!
   - Так что ты придумала? - Никки обернулась к Кэт. - Ты так загадочно и шкодливо улыбнулась, что я сразу поняла: мысль стоящая!
   - Я подумала о том, что неосмотрительно выбалтывать наши секретные секреты парням! - недовольно заметила Кэт.
   Никии открыла рот, чтобы возразить, но тут же осеклась. Кэт была права, впрочем, как и всегда. Влюблённость сильно влияла на разум, в ведь Никки ещё ухитрилась и прочитать нотации Мелиссе!
   - А ещё я подумала о том, что говорила Хранительница про тайную сторону школы и порталы, - Кэт понизила голос до уровня шёпота. - Если мы добудем ключ или взломаем дверь, то, скорее всего, попадём в кабинет директора. А нам ведь нужно в тронный зал цитадели!
   - К чему ты клонишь? - не поняла рассуждений Никки.
   - Необходимо вновь скрестить спицы! - Кэт вынула свою, и подняла в пальцах на уровень лица.
   Мелисса и Никки тут же последовали примеру сестры и скрестили свои спицы с её.
   - Теперь закроем глаза и попробуем сконцентрироваться на цели, как делали это в кладовке! - скомандовала Кэт.
   Тут же все трое почувствовали, как энергия их разума соединяется в общий поток, и устремляется по рукам в эти тонкие серебряные спицы. В сумраке коридора слабое голубоватое свечение, расточаемое спицами, показалось ярче рассвета. Когда сияние коснулось век, Мелисса первой распахнула очи, звонко и восхищённо засмеялась: место перекрестья спиц светилось утренней звездой, рассыпая вокруг себя миллионы крохотных серебристых искр.
   - Получилось! - воскликнула Никки, поспешив раскрыть глаза. Взгляд её тотчас упал на дверь кабинета директора.
   Та словно по волшебству сама собою раскрывалась перед ними, как бы приглашая войти.
   Кэт, стоявшая всё это время спиной к двери, обернулась и нахмурила одну бровь.
   - Дверь открылась! - обрадовалась Мелисса совсем по-детски.
   - Открылась-то открылась, - подтвердила Кэт, - вот только внутри ничего не изменилось!
   И действительно, кабинет директора школы Коулфроста смотрелся как раньше, ничего волшебного в нём не оказалось, да и врат с печатями видно не было.
   Подруги осторожно вошли внутрь и затворили за собой дверь.
   - Неужели не сработало? - разочарованно промолвила Мелисса.
   - Сработало, дверь-то открылась! - возразила Никки.
   - Здесь обязательно должно что-то быть! - Кэт отказывалась верить в неудачу. - Надо просто поискать хорошенько!
   - А что мы будем искать? - спросила Мелисса.
   - Что угодно, что-то, что могло бы быть порталом, не знаю... - Кэт на мгновение замялась, вспоминая все книжки про волшебников, которые читала в детстве. - Может быть, хрустальный шар, какой-нибудь старинный ларец, дверь, в конце концов.
   - А этот Фарегазонт не лыком шит! - с возмущением в голосе заметила Никки. - Хорошо окопался, так просто не подберёшься!
   Подруги бегло оглядели помещение, но ничего примечательного не обнаружили. Кэт случайно взглянула на свою волшебную палочку, которую засунула за пояс, и заметила, что та нервно подрагивает, словно хочет высвободиться. Никки с Мелиссой ничего не заметили, продолжая тем временем искать заветную дверь портала. Кэт осторожно вынула спицу из-за пояса, и положила на ладонь так, чтобы та могла свободно двигаться.
   Спица оторвалась от ладони, зависнув в нескольких миллиметрах над ней, и полетела в сторону выхода. Стараясь, чтобы та не упала с руки, Кэт двинулась следом. Так, шаг за шагом, она покинула кабинет директора, и очутилась в коридоре. Тут подруги заметили, что происходит, и поспешили следом.
   - Куда это ты? - удивилась Мелисса.
   - Мне кажется, она меня куда-то зовёт, моя спица, - пояснила Кэт, продолжая осторожно ступать вслед за движением магического инструмента. - Пойдёмте, посмотрим, что она хочет нам показать!
   Когда подруги прошли несколько метров, спица перестала тянуться в сторону, и застыла. При этом развернувшись, и указав остриём на дверь соседнего с директорским кабинета.
   - Может быть, это та самая дверь в замок Фарегазонта? - предположила Мелисса, отчего-то перейдя на шёпот.
   - Всё может быть, но я не вижу здесь никаких печатей, - сказала Никки, - если я не ошибаюсь, это кабинет спортивных трофеев. Господин Коулфрост держит здесь кубки и медали, выигранные школьной командой.
   - Значит, он может держать здесь и другие ценные для него вещи, - резонно заключила Кэт, и попробовала осторожно толкнуть дверь.
   Странно, но та оказалась не заперта и поддалась. Внутри помещения было довольно светло, в глаза сразу же бросился большой стол возле окна, что напротив двери и высокие стеллажи слева. Они были сплошь уставлены кубками, и увешаны медалями. Школа их славилась спортивными успехами.
   - Почему так светло? - удивилась Мелисса. - Вроде бы луны сегодня не было, облака низкие такие.
   - Или облака ветром сдуло, или там фонарик за окошком где-то, - предположила Никки. - Ну, что, заходим?
   - Разумеется! - Кэт первой шагнула внутрь помещения, и стала рассматривать окружающее пространство.
   На первый взгляд всё казалось обычным, кабинет как кабинет, но что-то здесь было не так. Глаз упорно не желал принимать видимую им картинку за нормальную и бил тревогу, однако разум пока не понимал, в чём тут дело.
   - Здесь что-то не так, - Кэт встряхнула головой, поправляя упавшие на лицо волосы, - но вот что именно, пока не пойму.
   Первой озарение пришло Мелиссе. Как любая сверх чувствительная натура, живущая эмоциями, а не разумом, она умела интуитивно познавать то, что логикам даётся лишь усилием ума. Оглядевшись после слов Кэт, она внезапно произнесла то, что полностью перевернуло картину окружающего пространства:
   - С той стороны церковь должна быть видна, а там башни какие-то, - и указала своей волшебной палочкой в сторону окна.
   Тут и Никки с Кэт сразу же сообразили, что показалось им странным с самого начала! Это непостижимо уму, но привычный вид за окном, который полагалось лицезреть с этой стороны школьного здания, был совершенно иным! Они по-прежнему находились на первом этаже школы и потому за окном кабинета, располагающегося рядом с директорским, в котором они, разумеется, бывали частенько и не раз смотрели в окно, должен был виднеться школьный дворик. И, как верно заметила Мелисса, старинная церковь, что располагалась на противоположной стороне дороги, проходящей мимо школы.
   Подруги приблизились и припали к окну, с удивлением рассматривая странный мир по ту сторону стекла: зеленеющий посреди зимы двор оказался где-то бесконечно далеко внизу, словно они находились этаже эдак на десятом. На противоположной стороне двора возвышалась серая зубчатая стена с множеством башен как у средневекового замка. Местами в ней виднелись ярко освещённые мерцающим светом узкие и высокие окна, по типу бойниц, за которыми мелькали какие-то тени. Сооружение сие уходило ввысь и скрывалось за сводами окна. Справа имелся просвет, в котором голубело утреннее небо, хотя когда они шли на бал уже смеркалось. Вдруг вверху что-то просвистело, и мимо серой зубчатой стены пролетело странное существо. Даже не пролетело, а промелькнуло подобно молнии. На первый взгляд оно показалось подругам похожим на дракона, но это было бы уже слишком.
   Тут Кэт заметила, что левее окна имеется дверь, и поспешила её открыть. Дверца вывела их на балкон из такого же серого как и сам замок камня. Он тянулся вдоль стены, и заканчивался другой дверью. Судя по расположению, если вспомнить планировку школьного здания, этот переход должен был вести прямиком в кабинет директора Коулфроста. Вот только непонятно было, где там мог скрываться потайной ход...
   - Нам туда! - уверенно заявила Кэт, и направилась по балкону к двери. Никки и Мелисса поспешили следом.
   С балкона видимость была куда как лучше, чем из окна. Взорам девушек открылась изумительная панорама уходящих вдаль зелёных равнин и окутанных туманом синих гор на горизонте. Замок, вернее видимая его часть, стояла с трёх сторон. Башни уходили ввысь под самые небеса, где высоко-высоко в чистом небе сияла гигантская ранняя луна. Именно её свет, оказавшийся сильнее лучей юного рассвета, и освещал кабинет своим таинственным сиянием.
  

ГЛАВА III

  
   - Господи, какой вид! - воскликнула Никки, застыв посреди балкона и всмотревшись в далёкие земли на горизонте. - Куда мы попали?
   - Может быть, это и есть его королевство, о котором говорила Хранительница? - предположила Кэт.
   - Я просто не верю глазам! - Мелисса облокотилась на каменный парапет, и стала всматриваться во двор цитадели. - Всё это время я жила в сказочном замке, но даже не знала об этом! Правда, Никки, ощущение, что тебя обманули?
   Внизу сновали еле различимые фигурки, ездили повозки и неуклюже переваливались с ноги на ногу какие-то странные существа, сверху напоминающие жуков.
   Никки улыбнулась:
   - Да, есть немножко! - честно призналась она. - Я бы могла сюда выбираться чтобы готовить уроки, тут можно прекрасно уединиться! - она бросила взгляд в сторону выпирающей из стены колонны, которая была сплошь увита плющом. За колонной в тени располагалось плетёное кресло, и девушка сразу же живо представила, как было бы здорово расположиться здесь с учебничком алгебры...
   - Эй, девчонки! - окликнула их Кэт, вытащив из сладких грёз. - Не забывайте, что нам следует торопиться. И это, держите спицы наготове, а то мало ли что нас ждёт за дверью, не думаю, что через неё мы вернёмся обратно в школу!
   Они приблизились к двери, которая оказалась стеклянной, и заглянули внутрь. Отсюда кабинет Коулфроста действительно выглядел преобразившимся. Это было огромное помещение, украшенное помпезной лепниной со сводчатым потолком. Кабинет был выдержан в аристократичных неброских тонах от светло серого до глубокого каштанового. И смотрелся действительно как тронный зал. Предметы внутри располагались как и в обычном кабинете, но были несколько другими. На месте письменного стола, например, возвышалось нечто вроде алтаря, украшенного драгоценными камнями. Там, где у директора стоял шкаф с коллекцией классической литературы, в этом кабинете располагались полки, выдолбленные прямо в каменной стене, сплошь уставленные какими-то колбами, кувшинами, пробирками и другими крайне алхимическими вещами. Вместо вешалки с одеждой виднелось странное сооружение из переплетённых древесных ветвей и огромных, по-видимому, оленьих рогов. Только напольный глобус стоял на том же самом месте. Правда, этот глобус был значительно больше, не желтоватый, а серый и на нём была нанесена совсем незнакомая девчонкам карта. Также здесь не было привычных светильников, вместо которых помещение освещало несколько дюжин свечей и факелов...
  

* * *

   Едва переступив порог, подруги сразу кинулись осматривать комнату в поисках врат с печатью. Однако и здесь на первый взгляд ничего подобного не было. Вдруг за выводящей в коридор дверью послышались быстрые шаги. Кэт вскинула спицу, направив её остриём на замочную скважину, до конца даже не понимая, что собирается сделать. Она надеялась, что её волшебная внутренняя сила сама сработает, и атакует неприятеля. Что, впрочем, вполне возможно. Однако сражение миновало, шаги также быстро удалились. Никки облегчённо выдохнула. Но не успели подруги перевести дух, как вновь зазвучали шаги. На этот раз они слышались откуда-то сверху, и звук приближался очень быстро, словно бы над комнатой располагалась шахта лифта, и кто-то бежал по её стене, приближаясь к потолку. Кэт вскинула голову, устремив взор к каменным сводам, и перенаправила руку со спицей в ту же сторону. Никки нервно оглянулась, прислушиваясь, нет ли ещё каких-нибудь подозрительных звуков.
   Внезапно шаги сверху стихли, но в тот же момент совсем рядом зазвучал омерзительный смешок. Он был совсем коротким, но Мелисса взвизгнула и подпрыгнула от испуга. Эхо подхватило её голос, смешало с отзвуками дурного смеха, и понесло по замку гулкой волной резонанса.
   - Что-то мне здесь не нравится, - прошептала Никки, нервно озираясь по сторонам.
   Кэт сделала несколько осторожных шагов к двери, и притаилась у замочной скважины. С той стороны послышалось сопение, и кто-то принялся царапать замок когтями, словно внутрь помещения пыталась проскрестись очень большая мышь. Кэт прищурила левый глаз, а правым заглянула в отверстие для ключа, однако с той стороны никого не оказалось, лишь пустой коридор и его серая противоположная стена. Меж тем сопение и скрежет когтей по металлу продолжался.
   - Чушь какая-то, - пробормотала она, крадучись отступая от двери.
   Вдруг раздался сильный грохот, как будто рухнула башня, всё вокруг заходило ходуном и с потолка осыпались мелкие камушки. Подруги застыли, с испугом ожидая, что же будет дальше. Со стороны коридора послышался топот и встревоженные голоса. Кто-то пробежал мимо двери, громко цокая стальными сапогами, по-видимому, это был латник. Кэт грациозным прыжком пересекла помещение, и припала к дверному стеклу: в окнах видимой части замка замелькали огни, во дворе тоже началось какое-то перемещение. Обитатели цитадели явно были обеспокоены тем, что вызвало странный грохот, но что именно произошло, никто из подруг и предположить не мог.
   - Не стоит обращать внимание на всё это, - Никки махнула рукой. - Если мы хотим успеть спасти сестру, нам нужно действовать быстро. Лучше продолжим искать дверь.
   - Да тут и без двери полно всякого интересного, - раздался голос Мелиссы.
   Кэт обернулась: Мелисса сидела на корточках возле стола и с удивлением рассматривала стоящую на краю стеклянную тарелку. Посудина была полна крохотных золотых сабелек, какие бывают у игрушечных солдатиков.
   - Зачем ему они? - удивилась Никки.
   Дальнейшее изучение комнаты давало всё больше вопросов, но ни одного ответа. В шкафу рядом с колбами и пробирками обнаружилась большая стеклянная банка, внутри которой летали странные светлячки. При ближайшем рассмотрении светлячки оказались крохотными крылатыми человечками. Однако рассмотреть их подробно подругам не удалось, поскольку они расточали вокруг себя слишком сильный свет. А о назначении длинного жезла, прислонённого к стене подле окна, вообще невозможно было догадаться...
   Никки хотела было вытащить банку с полки, но та не поддавалась. Лишь кружащие внутри существа потухли, и испуганно сбились у противоположной стенки.
   - Ты их пугаешь! - воскликнула Мелисса, которой всегда было всех жалко, а особенно маленьких и беззащитных.
   Никки забросила затею с вытаскиванием банки, но случайно задела рукой стоящую правее колбу. Однако та не слетела на пол, как ей полагалось бы, а с металлическим скрежетом шестерни двинулась в сторону. Тут же на соседней полке открылся тайник - небольшое углубление, скрытое сдвижной дверцей.
   - Там должно храниться нечто чрезвычайно важное, раз спрятано! - воскликнула Мелисса, мигом сунув свой любопытный нос к тайнику.
   Здесь взгляд ожидала страннейшая вещь: прозрачная как морозный воздух пирамида, внутри которой копошилось десятка три серебряных медведиков. Одни водили хоровод на дне пирамиды, другие блуждали по стенкам, выписывая непонятные фигуры, третьи просто парили в воздухе. При этом все они размахивали лапками, и вертели носами, словно принюхиваясь к окружающему пространству.
   - Какие миленькие! - воскликнула Мелисса. - Давайте их выпустим! Ну что такое, столько красивых существ здесь и все по колбам запрятаны!
   - И в самом деле, - поддержала Никки, - надобно их освободить из заточения. Ишь, удумал, раз колдун так, значит, можно над малютками издеваться?! - глаза её зелёные сверкнули негодованием.
   - Полегче, девчонки, - возразила Кэт, - а откуда мы знаем, что это не чудовища какие выводятся?
   Никки с Мелиссой озадаченно переглянулись. И в самом деле, никто не мог дать гарантию, что существа здесь были не опасными. В конце концов, нельзя забывать, что они находятся в тронном зале злобного колдуна!
   - Так что ж, оставим их здесь? - Мелисса состроила плаксивую физиономию. - Такие замечательные медведики и кидать их приходится на произвол колдуна!
   - Вот разберёмся с ним, и узнаем, что это всё значит, а пока нужно дальше искать, - Кэт стала спешно перебирать прочие предметы на полках, с усердием выискивая хоть что-то, за что можно было бы зацепиться. - Никки, посмотри в том углу, что там за штука?
   Никки подошла к указанному месту, где стояло нечто, закинутое роскошным фиолетовым сюртуком, и ловко сняла его. На свет показался старинный подсвечник со множеством чашечек, но в каждой из них вместо свечей были воткнуты большие золотые сверчки. Мелисса, которая всегда очень боялась всевозможных насекомых, взвизгнула и отпрыгнула назад при виде их, а сверчки, оказавшись на свободе, тотчас принялись стрекотать на всю комнату.
   - Закинь, закинь их скорее обратно! - спохватилась Кэт. - А то они сейчас нам весь замок сюда созовут!
   Никки вернула сюртук на место, и странные сверчки замолчали. За их стрекотом никто не услышал, как кто-то вставил ключ в замочную скважину с другой стороны, и дверь медленно отворилась.
   Лишь когда вошедший показался на пороге, подруги резко обернулись и направили на гостя спицы, готовясь отражать атаку.
   В дверях показался директор Коулфрост, но как-то странно одетый. Вместо привычной серой "тройки" и синего галстука, на нём были старинные доспехи, расписанные замысловатыми узорами и длинный чёрный плащ. Директор просто остолбенел, увидев непрошеных гостий напротив себя. Несколько мгновений он стоял молча, выкатив глаза и нервно хватая ртом воздух. Подруги тоже молчали, напрягшись как натянутая струна, и не сводя с директора нехитрое волшебное оружие.
  

* * *

   В этот момент обычно уверенный в себе, спокойный и рассудительный директор выглядел совершенно обескураженным. Однако точно утверждать, какие именно эмоции он испытывает, было невозможно. То ли это замешательство неожиданности, то ли страх жулика, чьи злокозненные планы оказались раскрытыми к его великому удивлению, а, может быть, и вовсе когнитивный диссонанс. Такая реакция могла быть как у злобного колдуна, так и у доброго директора, и эта неопределённость вызывала у подруг сомнение. Вот если бы он ринулся в атаку, метая гром и молнии, тогда бы сразу можно было расставить все точки над "i".
   - Вы что здесь делаете? - наконец вымолвил Коулфрост.
   Он сделал осторожный шаг по направлению к Никки, при этом отклоняясь всем корпусом назад. Никки попятилась, стараясь сохранить с директором прежнее расстояние. Директор снова сделал шаг вперёд, Никки опять отшагнула назад, и упёрлась в стол. Коулфрост с выражением брезгливости дотронулся пальцем до острия спицы, которую сжимала девушка и, словно ошпаренный, отшатнулся назад.
   - Ты что, хочешь меня этим тыкнуть? - с неподдельным возмущением воскликнул директор и, отступил. Взгляд его при этом скользнул в сторону и упёрся в пол у подножья закинутого фиолетовым сюртуком подсвечника.
   Кэт заметила это движение глаз, и тотчас проследила за ним, но не поняла, на что именно смотрит Коулфрост, там был обычный ровный пол.
   - Это же небезопасно вот так махаться острыми предметами, тем более спицами! - добавил Коулфрост, попеременно глядя то на Кэт, то на участок пола под подсвечником.
   - Это не спица, а магический скипетр, проще говоря - волшебная палочка, - пояснила Кэт, обходя директора полукругом, стараясь отсечь его от выхода. - И если что, поверьте мне, мы их используем!
   - Ну, волшебные или не волшебные, я не знаю, - Коулфрост пожал плечами, - но вот глаз кому-нибудь выбить точно можно. И, что это за тон у вас, юная леди? - он нахмурился. - Я не понимаю, что здесь происходит! Может, постараетесь объясниться?
   - А, может быть, это вы нам объясните, что происходит? - в ответ предложила Мелисса.
   - Ну эти две - воительницы, я ещё понимаю, - Коулфрост разочарованно поглядел на Мелиссу, - но ты-то, вот от тебя точно не ожидал!
   - Не заговаривайте нам зубы, - отрезала Никки, - мы всё знаем, господин Фарегазонт! Хранительница поведала нам интереснейшую историю!
   - Ах, вот оно что, - директор всплеснул руками, - и вы вот так легко поверили этой старой ведьме?!
   - То есть вы всё отрицаете? - уточнила Кэт, впрочем, по её виду было понятно, что она не верит ни единому слову Коулфроста.
   - Я, конечно, не знаю, что она вам там наговорила про меня, - директор устало опустился на стоящий слева от двери высокий табурет, - но вижу, поработала она на славу...
   - Где наша сестра?! - Кэт приблизилась к директору, встав между ним и дверью и быстро затворила ту на защёлку, дабы гнусный колдун не сумел улизнуть.
   Директор повернулся к ней всем корпусом, и удивлённо поднял брови:
   - Какая ещё сестра? - удивление выглядело вполне правдоподобным.
   - Не увиливайте! - воскликнула Никки, также воинственно двинувшись на директора.
   - О чём речь-то? - Коулфрост вскочил с табурета и устало закатил глаза. - Дело в том, что я не знаю, что именно наврала вам эта особа! Потому и пояснить ничего не могу. Расскажите, что происходит, вдруг я вам сам всё расскажу без угроз и давления? - он как будто бы невольно вновь скосил взгляд в угол с подсвечником...
   Подруги переглянулись.
   - Ладно, - согласилась Кэт, - Никки, расскажи ему!
   - Мы узнали, что вы на самом деле злой колдун и похитили нашу сестру Вендлу, а нашу память запечатали древним заклятием, чтобы мы забыли о существовании сестры, и растеряли свои магические способности!
   - И всё это я сделал... Зачем?
   - Чтобы не допустить усиления Флиннфлоутта! - выпалила Кэт. - Вы знали, что вчетвером мы сумеем вернуть королевству былое могущество, а это угрожало вашей власти! - в её глазах пылала ненависть.
   - Ну, собственно, другого ничего от этой старой ведьмы я и не ожидал, - сокрушённо покачал головой Коулфрост. - Конечно, она наплела вам о том, что вы особенные, что вы очень сильные, просто воспользовалась вашим юношеским тщеславием... Сестру какую-то выдумала, чтобы, очевидно, сыграть ещё и на родственных чувствах... Я вот только одного не могу понять, - он обвёл подруг разочарованным взглядом, - как вы так легко поверили первой встречной гарпии, и предали меня - своего настоящего друга и покровителя?!
   Мелисса, услышав слово "покровитель" засомневалась, но Кэт будто пропустила всё мимо ушей:
   - Как ты смеешь говорить о предательстве, когда отнял у нас сестру и много лет настоящей жизни, подменив всё это дурманящим мороком?! - закричала Кэт.
   Вдруг спица в её руке задрожала и, сверкнув зелёным огнём, с треском выбросила вперёд огромную искру. Искра прошила воздух, едва не задев директора, и ударилась в стену. Прогремел мощнейший взрыв, и ослепительная вспышка на мгновение озарила комнату, а на месте столкновения искры со стеной образовалось опалённое пятно.
   Никки с Мелиссой изумлённо уставились на Кэт, ведь до того момента они даже не представляли, как их волшебные палочки могут работать, а тут такое!
   Директор опасливо оглянулся на дымящееся пятно на стене, и нервно сглотнул.
   - Так и убить же можно! - вяло возмутился он.
   Вообще, реакции директора школы на происходящее, смотрелись странно, и совсем не были похожи на то поведение, которое в подобной ситуации должен был демонстрировать самый сильный и самый злобный в мире колдун.
   - Я думал, мы друзья, - продолжал стыдить подруг директор, - вспомните, сколько раз я помогал вам, сколько раз прикрывал и выгораживал, когда вы творили Бог знает что! Помнишь, Никки, как ты разбила коллекционный глобус, а я отдал школе вместо него свой, лишь бы тебя не ругали?
   Никки задумалась, она, конечно же помнила всё добро, которое сделал для неё этот человек.
   - А когда ты, Кэт, не смогла сдать экзамен, но я заставил учителей принять пересдачу в тот же день, наплевав на министерские правила?
   Кэт кивнула, подтверждая, что помнит всё добро, однако по выражению её лица можно было понять, что она относится скептически к речам директора, всё-таки Кэт была не так проста и уж точно не так доверчива. В первую очередь, она привыкла верить себе, а она, то есть её воспоминания твёрдо стояли на стороне Хранительницы.
   - Ну, а ты, моя любимая Мелисса, разве не я привёл тебя в школу за ручку, и сказал во всеуслышание, что если кто-то тебя обидит - то будет иметь дело лично со мной?
   У Мелиссы, которая была наивнее и доверчивее других, первой закралась мысль, что они зря обвинили директора во всех смертных грехах и, возможно, всё здесь гораздо сложнее, чем могло показаться на первый взгляд. Она сразу вспомнила тот день во всех подробностях, и вновь испытала чувство приятного спокойствия, какое бывает только у ребёнка, которому покровительствует большой, сильный и умный директор.
   - Как вы могли так легко забыть все годы нашей дружбы и поверить на слова первой встречной ведьме?! - Коулфрост обвёл подруг недовольным взглядом, после чего вновь стрельнул глазами в сторону подножья странного подсвечника, где, как будто, не было ничего особенного.
   - Но ведь мы не просто поверили ей на слова, - Мелисса опустила палочку, стараясь показать, что не собирается причинять директору вреда. - Мы вспомнили, как всё было, вспомнили нашу сестру, наше детство, как мы гуляли в лесу...
   - И вспомнили это задолго до встречи с Хранительницей, - добавила Никки. - Как вы это объясните?
   - Ах, наивные мои девочки! - директор устало улыбнулся. - Наколдовать воспоминания - нет ничего проще! - он обернулся к Мелиссе, посмотрев на неё с отцовской нежностью. - Помнишь, в детстве ты нашла в лесу удивительную полянку с кузнечиками?
   Мелисса сразу же невольно заулыбалась, это было одно из самых удивительных и счастливых воспоминаний её детства.
   - Помню! - подтвердила она.
   Кэт с Никки посмотрели на неё, затем с подозрением перевели взор на директора, ожидая какого-нибудь подвоха.
   - А потом ты всем рассказывала про эту дивную лужайку, но никто не верил?
   - Да, мама сказала мне, что я никогда не ходила в лес одна и потому не могла ничего там видеть, - Мелисса покивала головой. - Я и сама потом пыталась найти то место, но так и не вышло.
   - Верно, - подтвердил Коулфрост, - а ты знаешь, почему?
   Мелисса совсем по-детски пожала плечами.
   - Потому что этого никогда не было, - ошарашил подруг директор, - в тот день ты упала, играя в песочнице и пребольно расшибла обе коленки, ты долго плакала и твоя бабушка попросила меня, чтобы я сделал тебе другое воспоминание, доброе и приятное...
   - Вы стёрли мне память? - изумилась Мелисса.
   - Нет, дитя, - Коулфрост вновь обезоруживающе улыбнулся своей тёплой, уютной улыбкой, - я убрал из воспоминаний боль, только и всего. Стирать память строго настрого запрещено и я как и все носители магических искусств, подчиняюсь этому закону. А потом, зная, как ты любишь кузнечиков, я придумал для тебя эту лужайку.
   Мелисса почувствовала сильный стыд за то, что набросилась на директора, даже не дав себе труда задуматься, так легко поддавшись на оговор. Она сунула спицу за пояс, и пристыжено отвела в сторону свои огромные голубые глаза.
   - Но если всё так, как вы говорите, тогда почему вы раньше не посвятили нас во всё, не показали этот волшебный мир?! - спросила Никки, её явно возмущало, что столько лет волшебная вселенная скрывала от неё своё существование. - У нас чувство, будто нас обманули!
   - Каждый волшебник сам решает, куда и когда ему идти, - просто ответил Коулфрост. - Как раз только злые колдуны и треклятые ведьмы, вроде этой вашей Хранительницы, смеют направлять других, потому что они исполнены чванливого самомнения и думают, будто лучше всех знают, кому что надо. Истинные волшебники никогда не заставляют прорастать колдовские побеги, мы просто ждём, когда семена магии взойдут сами собою, потому что магия лучше нас знает, когда ей прорастать на ниве одарённости!
   - Ну, допустим, так, - с недоверием в тоне произнесла Кэт, - но как тогда вы объясните нам всё, что здесь происходит?
   - Да очень просто! - директор повернулся к Кэт, и пристально посмотрел ей в глаза. - У нас много врагов, очень много врагов! Злые колдуны много лет терзают наше королевство, ты не представляешь, сколько всевозможных пакостей они делают нам каждый год и, сколько труда стоило мне, чтобы сохранить наш мир хотя бы частично. Только для того, чтобы защитить вас от влияния злых колдунов я работал не покладая рук многие и многие годы.
   - Значит, вы на нашей стороне? - уточнила Никки.
   - Тогда помогите нам найти нашу сестру! - добавила Кэт, она не очень поверила аргументам директора, и стремилась, таким образом, вывести его на чистую воду.
   - Да с радостью! - воскликнул Коулфрост. - Только у вас никогда не было никакой сестры! Объясните мне, что от меня требуется и я, разумеется, помогу вам!
   Никки посмотрела на Кэт, взглядом спрашивая, можно ли рассказать директору всё узнанное от Хранительницы. Они все трое давно умели понимать друг друга без слов, подчас даже по мимолётному движению ресниц. Кэт также невербально подтвердила, что можно.
   - Хранительница сказала, что наша сестра спрятана замке колдуна, а ведёт туда дверь с печатью Криптельгронта, - получив одобрение, произнесла Никки. - На нём должен быть изображён клинок и книга...
   При этих словах директора слово током ударило, он испуганно вздрогнул, и даже лоб его покрылся крупными каплями пота.
   - Теперь понятно, зачем они задурили вам голову... - пробормотал он себе под нос. - Вы хоть представляете, о чём просите?
   - Я так и знала! - воскликнула Кэт. - Всё что она говорила нам - правда, вот вы и выдали себя, господин Фарегазонт!
   - Нет, нет! - Коулфрост замахал руками. - Это не я Фарегазонт! Фарегазонт, - он понизил голос до уровня шёпота, и принялся нервно озираться, словно опасаясь, что его кто-то услышит, - это тот, кто живёт за дверью с описанной вами печатью!
   - Что-что? - Никки настороженно нахмурилась и переглянулась с Кэт.
   В этот момент вновь раздался ужасающий грохот, помещение зашаталось, стены качнулись. Свечи моргнули, часть из них потухла, а другие вспыхнули подобно факелам. Прозвучало громогласное рычание, и эхо разнесло его по всему замку.
   - Что это было?! - испуганно вымолвила Мелисса.
   - Фарегазонт, - Коулфрост многозначительно поиграл бровями. - Тот самый!
   - Я ничего не поняла! - честно призналась Никки.
   - Это их цель, - начал пояснять Коулфрост, - однажды враги нашего королевства вызвали из самых глубоких миров чудовище, вызвали его прямо внутри замка. Много лет ушло на то, чтобы победить монстра и загнать его обратно, но мы не смогли одолеть эту древнюю магию, слишком сильной она была. Лучшим колдунам королевства удалось лишь нейтрализовать монстра, загнав его в подземелье, а проход туда как раз и предваряет описанный вами створ с печатью. Если кто-то войдёт туда, то чудовище, наверняка, его поглотит!
   Подруги вновь переглянулись, сразу же поняв, мысли друг друга. Все они сошлись на том, что даже если всё это неправда и проделки злых колдунов, отступать просто так нельзя. Если есть хотя бы один шанс из миллиона, что их воспоминания - правда, что где-то у них есть сестра, которая нуждается в помощи и защите - они просто обязаны, невзирая на опасности и неловкость перед директором, проверить это и помочь сестре.
   - Покажите нам дверь с печатью, если вы действительно наш друг, - предложила Кэт, опуская спицу остриём к полу, - а уж мы там как-нибудь сами разберёмся. Потому что если вы откажетесь, то мы будем считать вас врагом и колдуном по имени Фарегазонт, а если покажете, то развеете все чары и дурманы, которым, по вашему утверждению, оказались подвластны наши умы!
   - Я защищал вас столько лет и теперь, по-твоему, отдам вас на съедение Фарегазонту только для того, чтобы оправдаться?! - возмутился Коулфрост. - Вы можете мне не верить, мне всё равно, я привык и к большей несправедливости за свою долгую жизнь! Вы можете вообще меня убить своими волшебными спицами, если не верите, но я не стану подвергать вас такой опасности!
   - А если мы уничтожим монстра? - предложила Никки.
   - Это невозможно! - воскликнул Коулфрост. - Ты просто не понимаешь, о чём говоришь. Есть лишь одно оружие, способное уничтожить Фарегазонта, но раздобыть его ещё никому не удавалось. И не думайте, что мы не пытались заполучить Фриоруандскую стрелу!
   - А если мы скажем, что у нас есть это оружие? - Кэт вынула из-за пояса стрелу Вендлы, и продемонстрировала Коулфросту.
   Глаза директора тут же вспыхнули, он рванулся вперёд, но Кэт мгновенно отскочила, и выставила перед собой волшебную спицу.
   - Нет, не подумай дурного! - директор отпрянул назад и даже поднял руки, демонстрируя, что не собирается отнимать стрелу силой. - Я просто немного шокирован, что вижу в твоих руках то, что даже великие маги не могли заполучить столько долгих лет! Откуда она у вас?
   - Значит, это она? Та самая стрела? Тогда у нас есть возможность победить монстра, который терзает ваше королевство, а заодно и убедиться в том, что вы нас не обманываете, и никакой сестры действительно не существует.
   - Но у вас нет никаких магических навыков! Я не знаю, каким чудом вам досталось сие сокровище, но лучше отдайте эту стрелу мне, и мы покончим с чудовищем, а потом я лично устрою вам экскурсию в любой из миров по вашему выбору!
   Подруги задумались. Мелисса была готова согласиться на предложение директора, Никки тоже склонялась к этой мысли. Она была импульсивна и очень быстро меняла решения. Однако ж Кэт, руководствуясь всегда только логикой и предпочитая сухой расчёт эмоциям, решила всё же повременить с этим. В конце концов, она просто доверяла больше всех только одному человеку - самой себе и потому решила, что стрела должна остаться у неё, и, что только она, в случае чего, сможет поразить чудовище.
   - Нет, директор, - пораздумав, ответила Дикая Кошка, - вы сказали, что каждый волшебник сам решает, когда и куда ему двигаться и это сражение - мой осознанный выбор. Стрела останется у меня, и я сама сражу монстра, или не сражу, но, по крайней мере, винить буду только себя, и не стану сокрушаться, что отдала оружие, не испробовав этот шанс лично.
   - Ну, что ж! - директор Коулфрост выпрямился в полный рост, и театральным жестом отбросил плащ назад. - Как говорят волшебники, решения принимаем не мы, лишь магия определяет наши пути. Я долго оберегал вас от всего зла этого мира, но, видимо, пришло время вам отправиться в свободный полёт... Да будет так. Я покажу вам дверь с печатью. Пойдёмте за мной!
  

* * *

   Кэт отперла дверь и они вышли в коридор. Подруги сразу отметили, что замок изнутри планировкой в точности копировал школу, только стены были сложены из больших камней, и потолки оказались значительно выше. Директор Коулфрост уверенно зашагал в ту сторону, где в школе располагался актовый зал. На полпути вновь раздался грохот, и со сводов вниз устремилась мелкая каменная крошка. Очевидно, скрывающееся в глубине цитадели чудовище было поистине могущественно.
   Тут у Мелиссы вновь закралось сомнение. Девушка подумала, что если всё рассказанное Хранительницей - обман, и никакой сестры нет, то, получается, они зря рискуют. Ей даже захотелось отказаться от задуманного, доносящийся грохот и рёв неведомого чудовища нехило утверждали в этом намерении. Однако она не стала говорить свои опасения, потому что больше всего в жизни она любила и ценила подруг, коих и до встречи с Хранительницей считала родными сёстрами. А Кэт с Никки уверенно рвались спасать сестру, быть может, даже мнимую. Стало быть, думала Мелисса, наша дружба больше всего в этом мире, раз они готовы рисковать жизнью даже ради той, кого, возможно, и не существует в реальности. А раз они готовы на всё ради мнимой сестры, то и я не могу подвести их, настоящих!
   Мелисса была очень эмоциональной и наивной, но именно эта наивность в нынешней ситуации и двигала её в сторону полной самоотдачи ради близких подруг.
   Когда они дошли до поворота, за которым в школе был актовый зал, там вместо стеклянных дверей оказалась глухая стена. Директор свернул в другую сторону, где в реальном мире должны были караулить на страже Зак и Агвид. Но вместо парней перед ними появился коренастый приземистый стражник в тяжёлых доспехах, быстро бегущий из глубины коридора.
   - Фарегазонт! - воскликнул он.
   - Знаю! - резко и явно нервно отозвался Коулфрост. - Я уже рассказал нашим гостьям, что Фарегазонт ныне разбушевался.
   Стражник замер, встряхнулся, видимо, поправляя доспехи, и непонимающе скосился на подруг.
   - Это свои! - нажимая на каждый слог, процедил Коулфрост. - Не будь таким глупым, особенно, когда чудовище так разбушевалось!
   Стражник продолжал тупо стоять и сверлить пришельцев странным взором из смотровой щели шлема. Глаза его были маленькими, и светились оранжевым светом, вселяя какое-то неуютное чувство в душу.
   Кэт с подозрением посмотрела на Коулфроста, и незаметным движением вынула свою спицу.
   Директор раздражённо взмахнул руками, словно собираясь порывом ветра сдуть нерасторопного стража, и быстрыми шагами приблизился к тому вплотную.
   - Ты что, не понимаешь, что я говорю?! - поинтересовался он крайне сердито, хватая воина за край брони. - Фарегазонт бушует, а вы прохлаждаетесь?! Быстро на нижние уровни и держать оборону!
   Только тут страж вышел из ступора:
   - Бегу исполнять! - проскрежетал он, и бегом кинулся в обратную сторону.
   - И всем прикажи, чтобы не спали там, быстро, быстро!
   - Слушаюсь! - не оборачиваясь, на бегу прокричал страж.
   Воспользовавшись моментом, когда директор оказался далеко, Никки скользнула к Кэт поближе и приложила свою спицу к её. И Мелисса тут же оказалась рядом и сделала аналогично. Как только спицы скрестились, всё вокруг замерло, словно время застыло. Это означало, что подруги вошли в свой собственный мир и могли не бояться, что их подслушает директор.
   Тем не менее Никки наклонилась к самому уху Кэт и произнесла шёпотом:
   - Как это у тебя получилось, ну, в смысле, в кабинете директора?
   - Да, как ты выстрелила из своей спицы? Научи нас! - добавила Мелисса.
   - Я сама не знаю, - честно призналась Кэт, приглаживая ладонью карман сюртука, который отчего-то вновь топорщился, - накатила какая-то несусветная злоба и оно само вырвалось, я даже не знаю, что это вообще было!
   - Я тоже так хочу! - воскликнула Никки. - Как кто-нибудь что-нибудь только вякнет поперёк мне, я такая, раз - и смутьян в нокауте!
   - Скорее уж, в преисподние! - усмехнулась Мелисса.
   - Ладно, - Кэт улыбнулась этой фантазии подруги, - найдём нашего Покровителя, авось все чему-нибудь научимся! Главное, чтобы Коулфрост не догадывался, что мы не владеем волшебством, пока он в неведении - мы можем спокойно делать своё дело.
   - А может быть он ни в чём не виноват! - предположила Мелисса. - Вы же сами видели, он добровольно стал нам помогать!
   - Всё может быть, - согласилась Кэт, - но ставки слишком высоки, и мы просто не имеем права так рисковать. Ладно бы собой, но сестрой - нельзя!
   - В конце концов, просто извинимся перед ним потом, - предложила Никки, - если он тот человек, которого мы знали столько лет и по-прежнему наш друг - то всё поймёт и не станет дуться!
   - Никки дело говорит, - поддержала план Кэт, - а нам надо выходить из укрытия, пока оно само не рассеялось, и он ничего не заподозрил. Я вообще не знаю, как работают эти волшебные палочки...
   Она резко оторвала свою спицу от прочих, и время вновь потекло прежним ходом.
   Директор Коулфрост стоял на том же месте, пристально смотря на девушек. Наверное, заподозрив что-то неладное...
   - Почему встали? - удивился он. - Сами же требовали, чтобы к порталу доставил.
   - Пошли, пошли, - Кэт посильнее сжала спицу, и уверенно зашагала следом.
   Так они двигались по коридору довольно долго, затем спустились по винтовой лестнице на несколько этажей вниз. Поскольку у школы цокольный этаж по площади был меньше самого здания, соотносить эту часть замка с родным учебным заведением оказалось уже невозможно. Однако после недолгого перехода по нижнему уровню, где пахло сыростью, и царил полумрак, совсем, как в каморке уборщицы, директор вновь двинулся по лестнице. Кэт успела подсчитать ступеньки, когда они спускались и теперь, поднимаясь, вновь проделала эту нехитрую операцию, но уже в обратном порядке. По её прикидкам, поднявшись по новой лестнице, они вышли на том же этаже, откуда и спускались. Вновь вокруг узнавалась планировка родной школы, и даже элементы интерьера были такими же.
   Справа показались большие напольные часы размером со шкаф. Странно, но здесь они выглядели идентичными школьным: старинные, массивные и весьма солидные.
   - Господин Коулфрост, а что у вас там за медведики в пирамиде томятся? - вдруг вспомнив о существах в кабинете, спросила Мелисса.
   Директор тут же остановился, и постояв так некоторое время, не оборачиваясь, спросил напряжённым голосом:
   - Какие ещё медведики?
   - Серебристые такие, - уточнила Мелисса.
   - А вы их, надеюсь, не трогали?! - забеспокоился директор.
   - Нет, - ответила Никки уверенно.
   - Это ужасные создания! - директор резко обернулся, и нахмурился. - Разрушители материального мира, только дай им волю и всё сожрут!
   - Поэтому вы держите их в стеклянной пирамиде? - догадалась Мелисса. - А разве стекло они не могут прогрызть?
   - Нет, единственное, что не могут - так это стекло!
   - А мне вот кажется, что вы просто тянете время, господин директор! - вмешалась в разговор Кэт, направляя спицу в его сторону. - Сперва мы шли прямо, потом свернули, спустились вниз, и поднялись обратно. Вы что, хотели нас запутать, и думали, я ничего не замечу?!
   - Ты как всегда слишком подозрительна, - Коулфрост улыбнулся, - но, собственно, мы пришли! - он подошёл к стене и театральным жестом взмахнул руками. Тотчас из каменной кладки выступили очертания старинной двери. Правда, никаких печатей на ней видно не было.
   Створы медленно со скрипом раскрылись.
   - Милости прошу, - Коулфрост недовольно скривился, - и хватит тыкать в меня спицей, реально можно глазик выколоть!
   Кэт с подозрением заглянула в раскрывшиеся створы: вниз уходил длинный узкий ход с лестницей, выдолбленной прямо в каменном полу. Дверь, проступившая из стены, если соотнести её месторасположение с планировкой школы, в реальном мире могла вести только в подвал библиотеки, где хранилось множество дубликатов книг или просто мало востребованные по причине своей чрезвычайной научности издания. В конце же этого хода вместо библиотечного подвала виднелись едва различимые своды коридора, подсвеченные странным оранжевым сиянием.
   Никки уже было рванулась вперёд, чтобы скорее бежать на помощь сестре, но голос Дикой Кошки заставил её застыть на месте:
   - Это ловушка! - воскликнула Кэт. - Он думает, мы сейчас туда полезем, а ему останется только запечатать дверь и все дела!
   Никки с Мелиссой переглянулись, и вновь вынули свои волшебные спицы, угрожающе направив их остриём на директора.
   Коулфрост утомлённо закатил глаза, и шлёпнул себя ладонью по лбу. Казалось, он совершенно удручён всем происходящим:
   - Конечно же, ловушка! - подтвердил он на повышенных тонах, переходящих в несвойственный статному директору визг. - Я сто раз сказал вам, там внизу проход в запретную часть замка, где обитает чудовище! И я сто раз не советую вам лезть туда, даже с Золотой Стрелой из Фриоруанда! В чём тут моя вина или какая-то злокозненная игра? Прямым текстом говорю: девчонки, там опасно, там живёт несусветный монстр, сотрясающий весь замок своей злобной силой, не лезьте туда, куда вам не следует!
   Поскольку в словах "злобного колдуна" была логика, и он ещё ни разу не дал повода уличить себя в чём-то нехорошем, тут уже и сама Кэт засомневалась, правильно ли она подозревает директора. Тем не менее, внутренний голос по-прежнему утверждал своё: этому человеку доверять нельзя, твердил он, хотя бы то, что он оказался здесь именно в роли главы замка, уже говорило о многом.
  

* * *

   Раздумья прервало прикосновение, Кэт обернулась, оказалось, что это Никки тронула её за руку. Дикая Кошка сразу не поняла, к чему это движение и уставилась на подругу, ожидая разъяснений. Рыжая красотка состроила многозначительную гримасу, и указала глазами куда-то назад. Обычно она использовала такой знак, чтобы намекнуть на какого-нибудь нелепо вырядившегося школьного увальня, не желая при этом, чтобы тот заметил излишнего интереса к себе. Известно, как мужики толкуют любое, даже маломальское внимание со стороны девушек в свою пользу. Кэт осторожно скосилась туда же, стараясь не привлечь внимания директора, и вдруг заметила то, на что указывала Никки. В стене коридора за колонной, которую они только что миновали, цепкий взгляд Кэт обнаружил еле заметную дверь. Над дверью виднелся полустёртый круг, внутри которого были изображены клинок и книга...
   - Выход там, - шепнула Никки, - надо действовать!
   - Ну так пойдёте сражаться с Фарегазонтом или всё-таки доверите сие дело профессионалам? - спросил Коулфрост с явной надеждой, что юные барышни всё-таки одумаются.
   - Ни то, ни другое! - скороговоркой вымолвила Кэт, и скрестила свою спицу со спицей Никки.
   Мелисса подоспела к ним, и сделала также: приём сработал как и в прошлый раз, и подруги мгновенно перенеслись в реальность замедленного времени. Казалось, что спицы сами знают, когда и что нужно колдовать!
   - Скорее к двери! - крикнула Никки, первой рванувшись к заветному порталу.
   Дверь поддалась легко, то ли сработало волшебство сомкнутых спиц, то ли она и не была заперта. Портал распахнулся, подруги не смогли рассмотреть, что именно находилось по ту сторону двери, поскольку в проёме было темно, но, не задумываясь, прыгнули вперёд.
   Внезапно мрак расступился, и перед глазами возник паркет родной школы. Девушки приземлились на пол, чудом сохранив равновесие. А за спиной послышался хлопок закрывшейся двери.
   - Где мы? - спросила Мелисса, хорошенько оглядевшись. - Мы вернулись в школу?
   - Похоже, это западное крыло! - догадалась Никки. Она встала, отряхнулась, поправила волосы, и всмотрелась вдаль коридора. - Да, точно, западное крыло.
   - Мы вернулись в наш собственный мир! - сообразила Кэт. - Видимо, это был портал возвращения.
   - Это крыло было заперто перед балом, - сообщила Никки. - Зря мы сюда скакнули.
   - Ну так сейчас пойдём обратно и найдём другой портал, только и всего! - Мелисса кинулась к двери, и раскрыла её, но за ней оказался обыкновенный класс.
   - Вспомнила! - улыбнулась Никки. - Это кабинет ботаники, мы здесь классе в седьмом занимались!
   - Да, точно, - поддакнула Мелисса, - но где же портал?
   - Это односторонний переход! - догадалась Кэт. - И, похоже, что мы застряли здесь надолго. Вряд ли кто-то зайдёт сюда в разгар бала!
   Надо сказать, что школьные корпуса, которые называли крыльями, разделял длинный коридор, поэтому, будучи запертыми в этой части здания, докричаться до одноклассников в другом крыле было довольно-таки сложно.
   Так и оказалось: двустворчатая дверь, отделяющая крыло от коридора, была заперта. Тем не менее, она поддавалась, и даже немного раскачивалась, но было понятно, что замок заперт с той стороны.
   - Единственная возможность - если сторож господин Деккер ещё не ушёл домой, - сказала Никки. - Но, впрочем, он мог, как обычно выпить и теперь дрыхнет где-нибудь под лестницей.
   - Самое дурное, что мы были так близко от разгадки, и по глупости вернулись к началу! - воскликнула Кэт с явной досадой в голосе. - Мы допустили непростительную оплошность!
   - Да уж, - согласилась Мелисса, - если директор Коулфрост действительно колдун и просто тянул время, то мы ему здорово подсобили.
   - Да уж! - повторила Никки. - Сидим здесь запертые, а время-то идёт! - от злости она стиснула зубы, и раздосадованным жестом взмахнула спицей.
   Кэт потянула рукав сюртука, высвобождая точёное запястье. На руке красовались серебряные часы, выполненные в готическом стиле. Стрелки указывали на девять часов пятнадцать минут. Под стрелками уютно устроилась нарисованная чёрная кошка. Она лежала, свернувшись клубочком и накрыв носик кончиком пушистого хвоста. Кэт очень любила эти часы, которые называла "кошачьими", ведь их оформление так точно соответствовало её неповторимому стилю хищницы. Иногда она даже разговаривала с нарисованной на циферблате мурлыкой, вспоминая далёкие детские сны, в которых у неё была подруга - огромная крылатая кошка.
   - И оно работает против нас! - заключила Кэт.
   Девушки принялись барабанить в двери, пытаясь привлечь внимание сторожа. В перерывах между попытками выломать створ, они скрещивали спицы, но их волшебство, почему-то, именно на эту дверь никак не хотело срабатывать.
  

* * *

   Вдруг в коридоре что-то зашуршало. Кэт сделала жест подругам, чтобы те притихли, и прислушалась: к двери быстро приближались чьи-то уверенные шаги. Кэт прильнула к щели зазора между дверьми, и увидела учителя географии Эрика Эриксона. Он быстро приближался, двигаясь на грани бега, словно знал, что в крыле кто-то заперт.
   Эриксон подлетел к двери и наклонился к замочной скважине:
   - Девчонки, вы там? - шепнул он.
   Подруги в первый момент растерялись, вроде бы сами только что звали на помощь, но появление Эриксона их почему-то смутило. Откуда он мог знать, кто именно заперт в крыле? А сказать ему об этом мог только директор Коулфрост...
   - Да, мы здесь! - первой нашлась Кэт. - Откройте двери, а то мы не можем выйти!
   - Позовите сторожа Деккера, у него должны быть запасные ключи! - крикнула Мелисса.
   - Не надо, у меня свои! - отозвался Эриксон из-за двери.
   У замочной скважины раздался звон, и через мгновение двери распахнулись:
   На пороге показался учитель Эриксон в странном пиджаке цвета болотной зелени и диковатом фиолетовом галстуке, никаких ключей у него в руках не наблюдалось. Он пристально оглядел девушек цепким, пронизывающим взглядом, остановившись на спице в руке Никки.
   - Я так понимаю, что вам уже многое известно? - произнёс он крайне серьёзно. - Вы воспользовались порталом, и вернулись обратно в школу! Верно?
   - Верно, - немного неуверенно подтвердила Мелисса. - Но откуда вы знаете?
   - Я многое знаю, - уклончиво ответил географ. - Также и то, что вам нужно обрести волшебные навыки, а я - тот, кто вас научит! - просто заверил он.
   - Так это вы наш Покровитель, о котором говорила Хранительница? - удивилась Никки. - Ни за что бы не подумала на вас!
   - А мы пока ещё и не знаем, насколько это правда, - Кэт с подозрением прищурилась. - Откуда вы узнали, что мы здесь, как вы так быстро нашли нас в здании школы? Может быть, вам сказал об этом директор Коулфрост?
   - Я последний человек, которому Фарегазонт станет что-то говорить, - усмехнулся учитель Эриксон. - Скорее, он попытается скрыть от меня даже то, что мне самому хорошо известно!
   - Вы хотите сказать, что директор Коулфрост соврал? - переспросила Мелисса. Ей очень не хотелось вновь разочароваться в старом друге, разум метался между двумя представлениями, но пока не мог найти верную гавань. - Значит, мы столько времени потеряли, это ужасно!
   - Самое ужасное, что директор Коулфрост теперь всё про вас знает! - поправил её Эриксон. - Он не допустит, чтобы вы воссоединились с сестрой, и кинет на это все силы.
   - Хорошо, - пораздумав, согласилась Кэт, - теперь понятна та заминка с латником в коридоре! Подлый колдун обвёл нас вокруг пальца, ведь это его латник окликнул именем Фарегазонта!
   - Именно, - подтвердил Эриксон.
   - И что вы предлагаете делать?
   - Для начала побыстрее уйти отсюда, - Эриксон нервно огляделся по сторонам. - Фарегазонт знает все порталы, сокрытые в школьных стенах, уверен, что патруль Фалькерстоуна уже в пути!
   - Что ещё за патруль?! - зелёные как хвоя глаза Никки блеснули неподдельной тревогой.
   - Слуги Фарегазонта, - Эриксон многозначительно прищурился, его тонкие губы нервно задрожали, - целый орден ослеплённых ненавистью фанатиков. Среди них есть мастеровитые колдуны старой закалки, некоторым по тысяче лет...
   - Тогда давайте действовать! - воскликнула Кэт. - Только хватит стоять как истуканы!
  

* * *

   - Идите за мной, барышни! - скомандовал учитель географии, и быстрыми шагами двинулся по коридору.
   Подруги поспешили следом. С каждым шагом Эриксон ускорялся, пока не перешёл на лёгкий бег. Подруги ещё никогда не видели географа таким нервным и встревоженным и это их пугало. С самого начала было понятно, что у них очень мало времени, но когда об этом напоминала торопливость учителя, проблема становилась гораздо весомее. Все мы отлично знаем, как передаётся детям волнение взрослых, особенно тех, кто в их глазах являет собой авторитет. И чем больше этот авторитет, тем сильнее и беспокойство.
   Когда они преодолели половину коридора, справа что-то щёлкнуло и дверь, ведущая в пристройку с кабинетом астрономии и обсерваторией, стала медленно раскрываться. Эриксон замер подобно статуе. Спина его была напряжена как натянутая струна, что было заметно даже через пиджак. Девушки, пробежав по инерции ещё немного, тоже остановились. Эхо от топота бегущих унеслось вперёд, и скрылось в глубине школьных коридоров. Кэт, первой поняв, что что-то не так, поспешила выхватить спицу, и приготовилась отражать атаку, впрочем, не зная какую и каким образом она собирается это делать.
   Никки с Мелиссой переглянулись. Учитель Эриксон, не оборачиваясь, сунул руку во внутренний карман пиджака, и продолжил стоять, словно каменное изваяние.
   В повисшей тишине скрип открывающейся двери зазвучал ещё громче. Эриксон внезапно резко обернулся, и устремил напряжённый взгляд в сторону источника звука.
   - Зайдите ко мне за спину! - скомандовал он, разводя руки, словно пытаясь защитить девушек.
   - Что происходит?! - испуганно прошептала Мелисса.
   Никки тоже вынула спицу, готовясь к сражению.
   - Патруль Фалькерстоуна... - напряжённо и как будто напугано прошептал Эриксон.
   Наконец дверь раскрылась полностью, и из неё вышел, можно сказать, человек. Можно сказать, потому что пропорциями он был похож на человека, но вместе с тем и отличался от обычных двуногих. Во-первых, пришелец двигался плавно, словно в замедленном кино, совсем не так как двигаются настоящие люди. Он как будто плыл в незримых волнах. Во-вторых, образ его было трудно разглядеть, казалось что пришельца окутывает туман, скрывающий тёмную фигуру. На голове у появившегося из двери существа было нечто вроде шлема из мелкой кольчуги, который переходил в накидку, спадающую на плечи. На уровне глаз виднелся надетый поверх неё обруч с прорезью, наподобие смотровой щели. Существо, которого Кэт уже окрестила про себя "воином", культурно прикрыло за собой дверь, и уверенным шагом направилось в их сторону.
   Поступь воина эхом отдавалась в стенах школы, напряжение звенело в ушах. Облик появившегося существа вселял в сердца леденящий ужас. Кэт зачем-то вновь взглянула на наручные часы: стрелки на них неслись с бешеной скоростью. Несмотря на то, что ещё мгновение назад было чуть больше девяти, сейчас они показывали уже десять восемнадцать. С каждым шагом воина, стрелки ускорялись всё больше...
   Эриксон выхватил из кармана сверкающий сферический предмет, похожий на медальон, и выставил его перед собой на вытянутой руке. Пришелец остановился, очевидно, разглядывая противника. Стрелки на часах Кэт замедлились, почти что встав, как им и полагается, но через мгновение воин вновь двинулся вперёд и стрелки опять понеслись с удвоенной силой.
   Девушки сгруппировались вокруг учителя, направив спицы на приближающегося воина, совершенно не понимая, что тут творится. Но вдруг произошло невероятное:
   - Ирриадерро аллекиссар фас! - громогласно воскликнул Эриксон.
   Блестящий предмет в его руке сверкнул, озарив весь коридор ослепительной вспышкой, и выбросил вперёд струю жёлтого пламени. Луч ударил по пришельцу и словно лёгкую пылинку отбросил его назад. Да с такой силищей, что воин долетел до самых дверей корпуса. Створы с грохотом распахнулись, пропустив продолжающего полёт воина, и тут же вновь сомкнулись. Из глубины коридора донёсся глухой шум, свидетельствующий, что пришелец наконец-то приземлился.
   Кэт поспешила вновь взглянуть на часы: стрелки, минутная и часовая стояли на месте, секундная кружилась с обычной скоростью.
   - Кто это был, что вы сделали?! - кинулась к учителю Кэт. - Хватит держать нас в неведении!
   Эриксон находился в какой-то прострации, смотря рассредоточенным взглядом куда-то вглубь себя, очевидно, очень глубоко. И совершенно не реагировал на внешнюю среду. Тогда Кэт схватила его за ворот и принялась трясти.
   - Я всё расскажу! - внезапно выйдя из оцепенения, заверил географ. - А сейчас нам нужно бежать, как можно быстрее, пока он не очухался!
   - Да его, наверняка, в компост размазало! - воскликнула Никки, прикинув возможные последствия атаки.
   - Не думаю... - напряжённо прошептал Эриксон.
   И тотчас с другого конца коридора послышался скрип: двери корпуса уже раскрывались, а в них проглядывала фигура знакомого воина...
   - Бежим!!! - закричала Кэт.
   Все четверо припустили что было мочи. Девчонки бегали, дай Бог, но вскоре Эриксону всё же удалось обогнать их и вырваться вперёд. Теперь уже он был ведущим, и указывал путь. На полном ходу они ворвались в первый корпус школы. Кэт успела мельком взглянуть на часы: в циферблате отразился кольчужный шлем преследователя, который, как оказалось, был уже за спиной, стрелки опять неслись с огромной скоростью, приближаясь к одиннадцати...
   Кэт была уверена, что Эриксон ведёт их к выходу из школы, но внезапно тот нырнул в коридорчик, примыкающий к главному ходу справа. Это ответвление вело к оранжерее. Мощные двери зимнего сада распахнулись, как по волшебству и едва беглецы успели проскользнуть внутрь, также сами собою захлопнулись за их спинами. Сзади послышался грохот и звон, это воин-преследователь врезался в дверь. То ли он просто не успел затормозить, то ли хотел протаранить заслон. Но, как бы там ни было, а добротные дубовые двери выдержали удар. Лишь стёкла в них покрылись сетью трещин, но и то не рассыпались.
  

* * *

   Эриксон обернулся к дверям и довольно хохотнул.
   - Ага! Не вышло! - учитель торжествующе потёр руки. Затем он бросился к стене и принялся разгребать пышно разросшиеся плющи у её основания.
   - Кто это был?! - Кэт подбежала к учителю и заглянула ему в лицо.
   Эриксон на мгновение бросил дело и напряжённо нахмурился:
   - Комеденти темпоре, так их нарекли от создания. Воины Фалькерстоунского патруля. Мы их зовём девораторами...
   Кэт неплохо знала латынь, и сразу перевела сказанное:
   - Пожиратель времени?
   - Именно! - подтвердил догадку Эриксон.
   - Что он здесь делает, откуда взялся? - отдуваясь после быстрого бега, пробормотала Никки.
   - Его послал Фарегазонт?! - испугалась Мелисса, в её огромных голубых глазах блеснула тревога.
   - Правильно, - Эриксон принялся вновь разгребать плющи, словно собираясь проковырять в стене дыру. - Фарегазонт не хочет атаковать вас напрямую, ибо знает о вашей силе...
   - Какой ещё силе? - Никки пренебрежительно фыркнула. - Мы и сами-то о ней ничего не знаем!
   - Да, верно, но ведь колдуну ничего неизвестно наверняка, - географ развёл руками. - Он не хочет рисковать, ведь понимает: сегодня ночью сила его заклятий иссякла, и значит, вы всё вспомнили. Наверняка, он догадывается и о том, что мы не стали сидеть, сложа руки, а готовили реванш. Кроме всего прочего колдун в курсе, что вас в школе не оставили без присмотра. Он знает, кем является ваш покорный слуга на самом деле.
   - Поэтому он послал деворатора сожрать наше время? - догадалась Кэт.
   - Вот именно! - подтвердил Эриксон. - Ему не нужно прямого противодействия с вами. Власть Фарегазонта контролирует всё королевство и зачем, скажите на милость, ему рисковать? Он избрал лёгкий путь, хочет дождаться утра, когда его магия вновь обретёт силу, а вы, став обычными людьми, уже не будете представлять для него никакой опасности.
   - Но что же тогда будет с Вендлой? - забеспокоилась Мелисса.
   - Она навсегда останется во власти Фарегазонта, - Эриксон покачал головой, - или тоже всё забудет, главное, что другого шанса нам уже не представится!
   - Так не пойдёт! - уверенно заявила Кэт. - Мы обязаны его одолеть и этого вашего перфоратора тем более!
   Вдруг вновь раздался грохот и звон, кто-то со всей силы ударил в дверь оранжерейного зала. Деворатор не оставлял попыток добраться до беглецов. Кэт спешно взглянула на часы: стрелки опять двигались слишком быстро, показывая уже половину двенадцатого.
   - Времени совсем не остаётся! - воскликнула она. - Надо быстро что-то предпринять!
   - Давайте, помогите мне убрать отсюда эти хвощи! - попросил географ.
   Девушки принялись спешно разбирать лианы, и вскоре за ними показалась дверца. Она была совсем небольшой, и смотрелась как фреска, выдолбленная в стене. Никки с удивлением осмотрела границы старинного изображения, обнаружив, что там нету даже крохотного зазора. Дверь однозначно была имитацией. Оранжерею вновь сотряс ужасающий удар, на этот раз стёкла в двери лопнули, и со звоном посыпались внутрь помещения, тем не менее, окна оказались слишком мелкими, и деворатор по-прежнему не мог прорваться внутрь.
   - Идите за мной! - скомандовал Эриксон.
   - Но куда?! - изумилась Никки, ведь идти из зимнего сада было попросту некуда.
   Вдруг стена качнулась, и нарисованная дверь подалась назад. Когда она отъехала на достаточное расстояние то стала двигаться вбок, пока полностью не освободила проход.
   Взору открылось удивительное помещение. Это была огромная округлая зала, сходящаяся книзу воронкой. В центре неё на множестве золотых нитей висел золочёный шар, напоминающий старинную ёлочную игрушку, покрытую сусальным золотом. Он слегка подрагивал и разбрасывал вокруг себя многочисленные блики всех цветов радуги. От двери к шару вёл золотой выгнутый мостик. Который подходил к чуть заметной дверце на поверхности сферы. Всё пространство гигантского помещения между стенами и шаром занимали цветущие растения, расточающие дурманящий аромат. Они переплетались ветвями, тянулись к стенам, рвались ввысь острыми стрелами побегов, и спадали куда-то вниз зелёными весенними водопадами. Всё вместе, сочетание сияния золота и буйства зелёных красок, создавало в сердце невероятно праздничное и радостное чувство. Несмотря на то, что в дверь оранжереи вновь колошматил деворатор, готовый сожрать всё оставшееся у них время, в этот момент на душе у подруг порхали ясные бабочки и пели ангелы.
   - Нам туда! - улыбнувшись, сообщил Эриксон. Он заметил, как преобразились лица его учениц, в момент сделавшиеся из хмурых и напуганных весёлыми и беззаботными, и эта перемена порадовала его.
   Вчетвером они без труда пересекли мостик, и очутились возле золотого шара. Дверь за их спинами в этот момент также самостоятельно задвинулась, надёжно запечатав вход и преградив путь возможному преследованию. Перед тем, как каменная стражница полностью закрылась, из оранжереи донёсся неясный шум, возможно, деворатор, всё-таки сумел выломать двери и ворвался внутрь заветного помещения, но беглецам он уже не угрожал.
  

ГЛАВА IV

  
   Стоя на золотом мостике перед сверкающей сферой в окружении дивных цветов и благоухающих лиан, подруги нестерпимо жаждали волшебства. Им казалось, что проникнуть внутрь шара можно только при помощи какого-нибудь древнего и очень красивого заклинания, и что учитель Эриксон непременно сотворит сейчас нечто чудесное, но тот просто надавил на дверцу и та с лёгким звоном раскрылась. Девушки даже немного замешкались на пороге, будучи уверенными, что это не может делаться так просто.
   - Заходите быстрее, - пригласил Эриксон, - мы и так потеряли слишком много времени!
   Девушки вошли в полумрак шара и учитель поспешил закрыть дверь, отчего вокруг стало ещё темнее.
   - Целостность Темпора Кустос неотъемлемая часть сохранения нашего времени! - пояснил он.
   При словах о времени Кэт невольно вновь взглянула на свои наручные часы, желая уточнить, сколько ещё минут или даже часов успел сожрать зловредный деворатор, но часы оказались сломанными. Вернее, так ей показалось, потому что Кэт не заметила привычного бега секундной стрелки. Девушка встряхнула рукой, пытаясь исправить, таким образом, механизм, но ничего не изменилось. Однако ей показалось, что нарисованная на циферблате кошка на мгновение насторожила ушки.
   - Так не починишь, - улыбнулся Эриксон, - да они и не сломаны ни разу! - с этими словами он взмахнул рукой, в которой продолжал сжимать странный медальон, и яркий солнечный свет вмиг озарил округлое помещение.
   Убранство шара внутри оказалось потрясающим, возможно, даже более роскошным, нежели вид снаружи. Сфера была размером со школьный класс, как, например, тот, где преподавали физику. Стены покрывали бесчисленные шестерёнки, какие-то механизмы, системы противовесов и крохотные фигурки животных. Всё это великолепие деталей было выполнено из золота, и двигалось в идеальной гармонии. И не техник сразу понял бы, что всё это многообразие есть часть единого механизма, так точно и слажено волна движения перетекала с одной стороны сферы на другую. Под куполом в самой высшей точке шара располагался маховик с крестовиной и четырьмя гирьками по её краям, он быстро вращался, разбрасывая вокруг себя золотистые отблески, и при этом жужжал, как вентилятор.
   При сферичности пространства, пол меж тем был ровным, выполненным из золотистой решётки с продолговатыми ячейками. Сквозь них можно было рассмотреть, что нижняя часть шара заполнена странной жидкостью золотого цвета, словно расплавленный благородный металл. Однако это предположение казалось неправдоподобным, потому как при ближайшем рассмотрении в жидкости угадывались прозрачные фигурки рыбок, которые весело плескались, и резвились у самой поверхности, а в золотом расплаве они вряд ли смогли бы существовать.
   Из обстановки внутри был только стол, сделанный всё из тех же странных шестерёнок, цепочек, колёсиков и противовесов и четыре креслица. Одно из них было большим, и располагалось за столом, на нём и уселся учитель Эриксон. Три других стояли спереди. Географ жестом пригласил их присаживаться, что девушки и сделали. Мелисса, однако, немного замешкалась, опасаясь как бы вращающиеся части кресла не зажевали ей платье, но потом тоже рискнула усесться. На удивление кресло оказалось даже удобным.
   - Может быть, наконец, поведаете нам, что здесь происходит? - по-деловому предложила Кэт. - Мы уже поняли, что вы тот самый Покровитель, но всё равно ещё осталось много вопросов!
   - Разумеется, - заверил Эриксон, облокачиваясь на стол. - Я не зря привёл вас именно сюда, - начал он, - это место называется Темпора Кустос...
   - Сфера времени? - уточнила Кэт, вновь сумев мгновенно перевести латынь.
   - Именно. И в пределах сферы мы можем замедлить наше время. Хранительница, наверняка, сказала вам, что Покровитель должен обучить вас управлять магическими навыками?
   Девушки синхронно кивнули.
   - Но вы сами понимаете, что для того, чтобы овладеть искусством волшебства, нужны годы, долгие годы тренировок и обучения. Однако у нас элементарно нет времени на такой долги путь! - он встал из-за стола и принялся прохаживаться взад-вперёд. - Но как сделать времени больше, если его так мало? Зная, что на всё про всё у нас будет всего несколько часов, я обратился к верховному магу Флиннфлоутта чародею Альвизирауну, чтобы он помог воздвигнуть этот Темпора Кустос в школе, и мы с ним поработали на славу, надёжно скрыв сферу от лазутчиков Фарегазонта. Она будет защищать наше время в течение тренировок. Сейчас я постараюсь дать вам самые азы магического искусства, - пообещал Эриксон. - И будем надеяться, что ваша уникальная волшебная природа возьмёт своё, дав хорошие всходы того, что будет нами ныне посеяно!
   - Хотите сказать, что здесь время идёт медленнее? - уточнила Никки, зачем-то оглядываясь по сторонам. Видимо, желая познать суть механизма путём его визуального изучения.
   - Даже больше, оно здесь вообще стоит, а временами идёт даже в обратную сторону, - учитель географии взмахнул руками, слово факир в цирке. - Самое замечательное, что здесь мы можем владеть главным сокровищем веков - временем!
   - Тогда расскажите нам всё с самого начала, - предложила Мелисса, - вы обещали!
   - Хорошо, - Эриксон кивнул, - на самом деле меня зовут Эриксиаль Суаль Форсес, мне восемьсот двадцать три года...
   Девчонки округлили глаза от изумления, учителю они не дали бы и сорока!
   - Да, да, - видя удивление на лицах подруг, Эриксон усмехнулся. - И я взрастил множество достойных волшебников. Но сотни лет запустения я ждал только одного - когда же в наш мир явятся истинные маги, которые смогут возродить Флиннфлоутт, я ждал вас. Ваша исключительность и особенность должны были спасти весь мир от злого колдовства. Ждал этого и Фарегазонт, вы уже знаете, что он сотворил с вами и вашей сестрой в попытках разрушить угрозу своему безраздельному властвованию. И теперь идёт главное время в истории волшебства: или вы одолеете его или Фарегазонт станет единым властителем магии. Никто кроме вас не сможет помешать ему ни теперь ни после. Именно поэтому он прислал сюда деворатора. К слову сказать, - Эриксон задумчиво посмотрел поверх голов слушательниц, - я не поручусь, что деворатор здесь всего один. Их может быть и два и три и сколько угодно. Поэтому, чтобы сохранить себя, свою память и спасти сестру, а, заодно и весь мир, вы должны выйти из Темпора Кустос подготовленными и способными дать отпор любым вассалам Криптельгронта.
   - А что дальше? - Никки развела руками. - Ну, допустим, мы сразимся с деворатором, и свалим его, но как мы снова попадём в королевство Фарегазонта?
   - Будем искать дверь с печатью, - шепнула Мелисса.
   - Верно! - поддержал Эриксон. - Просто нельзя выходить отсюда неподготовленными, иначе велик риск, что он сожрёт всё оставшееся у нас время...
   - Если всё так, - вдруг засомневалась Кэт, - то почему же он не вызвал деворатора, когда мы были в его кабинете? Ведь он мог просто щёлкнуть пальцами, и всё наше время вышло бы?
   - Нет! - резко возразил Эриксон. - Невозможно! Комеденти темпоре не могут тратить время в королевстве по ту сторону портала, это может нанести непоправимый вред течению времени в Криптельгронте. Патруль Фалькерстоуна применяется колдуном лишь здесь, ведь его мало заботят последствия их атак для нашего мира. Он хотел избавиться от вас в своём пространстве, поэтому-то и лгал, я уверен, что он спровоцировал ваше бегство через односторонний переход с тем, чтобы тут же организовать атаку деворатора.
   - Это странно, - Кэт, как и всегда, не могла сразу поверить на слова. - Что-то слишком много правил и ограничений для самых сильных волшебниц, - заметила она. - А почему мы не можем просто нарушить все условия и сохранить себе память и после того, как выйдет время?
   - Увы, - географ покачал головой, - об этом мне ничего неизвестно, иначе я не стал бы утаивать от вас такого шанса!
   - Тогда не будем терять ни минуты! - воскликнула Кэт. - Научите нас тому, что необходимо!
  

* * *

   - В таком случае начнём обучение. Для начала, запомните: ни ваши спицы, ни слова заклинаний сами по себе не обладают никакой силой, - начал Эриксон, - даже пыльца, которой одарили вас при рождении как плодородная почва для семян и ростков, лишь основа для того, что уже заключено внутри каждой из вас. Поэтому не стоит переоценивать волшебные предметы, которыми вы обладаете.
   - А я всегда думала, что именно в волшебной палочке и словах заключена вся сила волшебников, - удивлённо призналась Мелисса. - В сказках всегда кто-то взмахивает палочкой, проговаривает заклинания, и всё получается само собой.
   - Совсем нет, - Эриксон взглянул на Мелиссу со снисходительной добротой во взоре, как смотрят на несмышлёнышей. - Спица лишь проводник твоей силы и энергии, а слова - ключ, открывающий хранилище магии внутри сознания волшебника. Теперь, Никки, возьми свою спицу за самый кончик и попробуй что-нибудь сотворить!
   Никки немного растерялась, что было крайне не свойственно её напористой натуре. Впрочем, волшебство ей было тоже несвойственно... До настоящего момента...
   - Что именно? - она сосредоточенно посмотрела на Эриксона.
   - Ну сложные вещи мы делать не станем, ибо тому следует долго учиться. Попробуем сразу боевую магию, просто атаку, - он подошёл ближе и, аккуратно взяв спицу за свободный кончик двумя пальцами, навёл её на большую золотую шестерню на стене, которая почему-то не вращалась, но была окружена по периметру делениями наподобие часового циферблата. - Это будет наша мишень, - пояснил он.
   - А мы тут ничего не повредим? - забеспокоилась Мелисса. - В прошлый раз мы едва не спалили кабинет Коулфроста!
   - Что?! - Эриксон вскинул голову, и глаза его сверкнули. - У кого-то из вас уже получалась атака магией?! - он обвёл подруг пристальным взором. - И у кого? Нет, не говорите мне, сам угадаю... - он опустил глаза к полу, склонил голову и начал что-то шептать себе под нос.
   После нескольких мгновений такого задумчивого состояния, Эриксон резко вскинул голову, и указал пальцем на Кэт:
   - Ты! Это у тебя получилось сотворить огненную атаку! - восторженно заключил он. - Я мог бы даже не настраиваться, и так было ясно, что ты самая сильная... И это вышло само собой, верно?
   - Да, - просто ответила Кэт, и кивнула, похвала никогда не значила для неё много.
   - И что ты почувствовала в тот момент? - Эриксон буквально подлетел к девушке, и принялся вглядываться ей в глаза, словно бы пытаясь прочесть в них что-то сокровенное. - Это очень важно для обучения, что ты ощущала в момент атаки?
   Кэт закинула голову и уставилась в золотую сферу потолка, стараясь тщательно припомнить, что именно чувствовала в то мгновение. Маховик плавным вращением помогал мыслям искать верные тропы:
   - Ярость, - наконец заявила она и глаза её недобро блеснули, - и злобу и ненависть!
   Эриксон отпрянул назад:
   - Это очень не очень, - он неодобрительно покачал головой, - в момент атаки нужно чувствовать жажду справедливости, торжество добра, если, конечно, ты исповедуешь светлое волшебство. Иначе магия может утратить добро и тогда один неверный шаг и ты уже тёмный колдун. А этого нельзя допустить!
   - Где-то я уже слышала про доброе волшебство, - Кэт подозревающее прищурилась. - Фарегазонт плёл ровно то же самое.
   - Я понял, - Эриксон понимающе кивнул.
   Разумеется, он и не ожидал, что после всего, что произошло в стенах школы, и, особенно, в замке Фарегазонта по ту сторону портала, ему сразу и безоговорочно поверят.
   - Итак, Никки, попробуй повторить то, что сделала Кэт, прицелься точно в центр шестерни и почувствуй жажду справедливости, жажду правды. Ощути всеми чувствами, как гнусна подлость и как прекрасно добро, просто позволь этому порыву уйти в спицу и свершить атаку против зла...
   Никки погрузилась в какое-то медитативное состояние, как в транс, она слушала голос Эриксона отрешённо, словно из далёкого сна, всё естество её было направлено сейчас лишь на руку и на спицу, будто приросшую к ней...
   - Почувствуй, что ты можешь это, вспомни все моменты в жизни, когда ты видела несправедливость, но не могла наказать подлеца, - продолжал наставлять Эриксон, стоя за плечом девушки. - Вспомни это чувство беспомощности и пойми, что сейчас ты это можешь! Восстанови справедливость, накажи подлецов!
   В голове Никки поплыли картины из жизни, она стала вспоминать, как часто окружающие были несправедливы к ней и к другим. Людская подлость показалась теперь ещё более отвратительной и низкой. Из всей кутерьмы воспоминаний внезапно появился хромающий кот, которого походя пнул прохожий. Она сразу вспомнила, как хотела проучить этого мерзкого типа, запустив в него камнем, но отец не позволил ей этого сделать, и даже отругал, потому что, мол, это некультурно. А культурно обижать животных? Конечно же, нет, это гнусно и мерзко! Большой и сильный мужик спокойно пнул кота только потому, что тот попался под ногу... Это мерзко, недостойно, омерзительно, негодяй должен понести наказание... Никки ясно представила, как подбирает своей маленькой ручкой камень, и запускает им в мерзавца...
   Раздался оглушительный свист, спица сверкнула, и выбросила вперёд огненную молнию. Разряд расчертил воздух, и ударился в центр шестерни, но затем ничего не произошло. Ни взрыва, как при атаке, сотворённой Кэт, ни даже дыма, ничего!
   Эриксон задумчиво почесал в затылке. Куда же делся импульс?
   Он не знал, что в это самое время на другом конце города пьянчуга Вильсон, тот самый мужик, обидевший в далёком прошлом хромого кота, проснулся от сильного удара, который сбросил его с кровати, словно кто-то швырнул в него хорошим таким булыжником.
   Жена Вильсона сонно приоткрыла один глаз, и искоса поглядела на растерянного супруга, сидящего на полу и ощупывающего ушибленную голову.
   - Пить надо меньше, это тебе карма прилетела! - буркнула она раздражённо, и перевернувшись на другой бок, вновь захрапела.
  
   - Что-то не так, - заключил Эриксон, - надо повторить. Только на этот раз пытайся поразить именно цель, понимаешь?
   - Угу, - кивнула Никки, - попробую!
   Она вновь навела спицу на мишень, и опять прокрутила в голове все воспоминания. Второй раз по этой тропе оказалось пройти значительно проще. И вновь спица вспыхнула, и метнула молнию. Сияющий сгусток столкнулся со стеной, прогремел взрыв, и из места столкновения с поверхностью мишени заструился дымок. Шестерня же немного провернулась по часовой стрелке.
   Эриксон молнией подлетел к шестерёнке, и от восторга даже хлопнул в ладоши:
   - Я такого никогда в своей жизни не видел, за все восемьсот двадцать три года! - восторженно выдохнул он. - Тебе удалось сдвинуть её на целое деление с первого раза! - он присмотрелся к циферблату под шестернёй. - Нет, даже на деление с четвертью!
   Знал бы Эриксон, что удалось сделать Никки с пьянчугой Вильсоном, он бы удивился гораздо больше, гораздо...
   Затем, когда подруги уже уразумели принцип творения боевого волшебства, тренироваться вышла Мелисса. Но поскольку она была очень доброй, то атака у неё никак не получалась.
   - Ладно, - раз нечего делать, развёл руками Эриксон, - попробуй не атаковать, а защищать. Тебе следует почувствовать, что сёстры нуждаются в твоей защите, сконцентрируйся именно на том, что ты защищаешь их, а не атакуешь противника. Пробуй!
   - Это легче! - обрадовалась Мелисса.
   Она собрала воедино всю любовь и заботу о подругах, наполнив сознание лишь одним единственным стремлением: защитить любимых сестёр от любого колдовства... Спица сверкнула совсем чуть-чуть, выбросив вперёд огненный залп. Шестерёнка несильно дрогнула, но, тем не менее, волшебство, наконец, сработало!
   - Восхитительно! - Эриксон снова был поражён до глубины души. - Тебе тоже удалось овладеть прямой атакой!
   Но, правда, учитель географии и не подозревал, что по-настоящему удивляться ему ещё только предстоит.
   Под конец тренировки к мишени-шестерёнке вышла Кэт. Поначалу ничего не выходило. Она пробовала снова и снова, но спица лишь нагревалась, однако большего эффекта достигнуть не получалось. Казалось, что указанный путь просто не подходит строптивой и самолюбивой девушке, жажды справедливости, как, впрочем, и заботы о других, внутри было значительно меньше, чем злости. В очередной раз Кэт, продолжая всё же соблюдать правила боевой магии, собрала в пучок всю жажду справедливости, но даже не заметила, как вольно, или невольно, к этому набору сама собою добавилась ярость и злоба. Спица тут же сверкнула просто ослепительно, на мгновение стерев всё видимое белым сиянием, затем прогремел гром, молния рванулась к шестерне и, ударив в центр, заставила мишень не просто сдвинуться, но и вращаться...
   Эриксон ошеломлённо выкатив глаза, смотрел на дымящуюся шестерню, которая, свистя, неслась с такой неистовой скоростью, что её даже трудно было рассмотреть. Затем он перевёл взгляд на Кэт, и от изумления даже открыл рот. По этому виду учителя уже можно было без труда уверовать, что такого он не видел за все восемьсот двадцать три года жизни.
   - Это было невообразимо! - наконец, выйдя из транса, заверил Эриксон. - Но я ощутил внутри Темпора Кустос сильное движение ненависти, как порыв ветра. Думаю, ты неосознанно применила негативную энергию для этой атаки, что... - он замялся.
   Следовал бы указать ученице на ошибку, но та сила, с которой было сотворено волшебство, не позволяло ему этого сделать. Вообще говоря, сила Кэт, продемонстрированная в атаке, уже не позволяла древнейшему волшебнику Эриксиалю Суалю Форсесу даже считать Кэт ученицей. Потенциал её энергии оказался настолько силён, что указывать вектор мог бы, разве что, сам Альвизираун, по крайней мере, точно учитель, не ниже его по уровню...
   - Мне кажется, вы немного сконфужены, - заметила Кэт, осознавая, что именно произошло. - Ну нету у меня тех эмоций, которые вы хотели получить! - она как будто бы извинялась, но голос при этом звучал с вызовом и крайне агрессивно. - Больше жажды правды меня всегда вела ярость, я использовала то, что у меня есть, и видите, какой получился эффект!
   - Я даже не знаю, что сказать! - честно признался Эриксон, и, обернувшись к Мелиссе с Никки, добавил: - Кроме одного: держитесь, девчонки, её, это гарантия безопасности! - учитель географии довольно расхохотался.
   Никки с Мелиссой тоже залились смехом, который прервал странный звук, словно кто-то скрежетал куском металла по стеклу.
   - Стойте! - воскликнул Эриксон, и лицо его вновь сделалась встревоженным. - Кажется, я что-то слышу! - его взгляд устремился ввысь к потолку.
   Кэт спешно взглянула на наручные часы: стрелки уже опять неслись вперёд с немыслимой скоростью, показывая в настоящий момент полпервого-ночи.
   - Деворатор! - догадалась Никки.
   И вдруг раздался сильный и странный звук, какой бывает при обрыве гитарной струны. Сфера Темпора Кустос слегка качнулась. Затем вновь послышался звук обрывающихся струн, как будто кто-то большими ножницами планомерно перекусывал старинную арфу.
   - Деворатор наверху! Он режет временные нити сферы! - в ужасе закричал Эриксон. - Шар не должен ничего касаться, кроме нитей поддержки, иначе весь эффект механизма сойдёт на нет! - он кинулся к двери, на ходу выхватывая медальон, но не успел сделать и нескольких шагов, как всё вокруг завертелось и полетело в разные стороны.
  

* * *

   В это самое мгновение деворатор, расположившийся на сфере с ржавой пилой, перегрыз последнюю нить, и Темпора Кустос, оторвавшись от мостика, устремилась в свободном падении к воронке. Деворатор же, по-видимому, не последовал за ней сразу, потому что стрелки на часах Кэт вернули прежний неспешный ход, а, значит - деворатор отстал.
   Падение длилось всего несколько мгновений, но внутри сферы всё уже стояло на ушах. Девушки едва успевали хвататься за шестерёнки на стенах, дабы не упасть и не расшибиться, в то время как Эриксон с большим трудом сдерживал стол, одной рукой повиснув на большой шестерне. Он опасался, что массивная мебель может навредить воспитанницам и потому бросил все силы именно на удержание стола.
   Наконец падение замедлилось, сфера врезалась во что-то и начала двигаться вниз уже гораздо медленнее, создавалось ощущение, что она застряла в узком ходе. Об этом говорил и характерный скрежет, доносящийся снаружи. Всё это время в голове Кэт крутилась только одна мысль: Дикая Кошка всерьёз опасалась, что золотой расплав со дна шара вот-вот выльется на них при очередном вираже, однако этого почему-то не происходило.
   Ещё немного и движение прекратилось, при этом дверь оказалась повернута почти что вниз, став люком в полу.
   - Подержитесь ещё немного, - крикнул Эриксон, - отпускаю! - он отпрыгнул в сторону, повиснув на руках и, высвободившийся стол, улетел вниз.
   Мебель с грохотом врезался в дверь, и рассыпался на множество мелких деталей: шестерёнок и планок. Следом за столом спрыгнул и учитель. Поняв, что опасность миновала, подруги разжали пальцы, и аккуратно сползли по покатым стенкам к двери.
   - Я, кажется, головой ударилась! - простонала Никки, ощупывая рукой свою пышную и рыжую как солнце шевелюру. - Все мозги себе отшибла!
   - Не переживай, - Кэт заботливо оглядела голову подруги и по-родительски погладила её по ушибленному месту. - Отшибать у тебя там нечего, это всем известно! - она пакостно улыбнулась.
   - Умеешь ободрить! - в ответ с ехидцей заметила Никки. - От радости, что спаслись, на шуточки потянуло?
   - Что дальше? - спросила Мелисса, широко раскрыв свои голубые как весеннее небо и наивные как у котёнка, глаза. - Где мы теперь?
   - Думаю, где-то в подземелье дворца, - отозвался Эриксон и по-старчески закряхтел, видимо, сдерживание тяжёлого стола далось ему непросто. - То есть я хотел сказать в подвале школы...
   - Нужно отсюда выбираться, пока деворатор не прыгнул следом! - мигом сообразила Кэт.
   И тут же наверху что-то подозрительно заскрипело. Звук исходил из-за стен Темпора Кустос, и уверенно приближался.
   - Как пить дать полезет за нами, - нахмурился Эриксон. - Действительно нужно уходить и как можно скорее!
   С этими словами он упёрся руками в стены, ставшие в этот момент полом, и со всей силы ударил ногой в дверь. Створ тотчас поддался и вывалился вниз. Оказалось, что до земли было всего ничего. Девушки без труда вылезли из лежащей на боку сферы, и принялись отряхиваться. Следом выбрался и учитель географии. Он быстро огляделся, и настороженно прислушался. Но всё, как будто бы, было тихо.
  

* * *

   Эриксон поднял медальон вверх на вытянутой руке: от него пролилось золотистое свечение, которое тотчас наполнило пространство уютным светом.
   Вокруг всё оказалось покрыто толстым слоем снега и наледи. Темпора Кустос вывалилась в тоннель с округлыми стенами. Дальше ход расширялся, превращаясь в подобие пещеры. Снег искрился в золотистом свете и мерцая, переливался странными бликами.
   - Ну и холодрыга здесь! - воскликнула Никки, попытавшись натянуть воротник на нос.
   И действительно, вокруг было очень холодно, не так, конечно, как на улице, но для комфортного мироощущения здесь требовалось хорошее пальто.
   - По-моему мы провалились в тартарары... - предположила Мелисса, застучав от холода зубками.
   - Тартарары - это тартар - древнегреческая преисподняя, - пояснила Кэт. - То есть там должно быть очень жарко, а здесь, наоборот, мороз как на северном полюсе!
   - Сейчас поправим, - сказал Эриксон, вынул из-за пазухи крошечный ларчик и, подняв на ладони на уровень лица, аккуратно открыл.
   Из-под крышки во все стороны устремились струи лимонного света, они неслись как бурные потоки, завиваясь в спирали и наполняя пространство теплом. Присмотревшись, девушки сумели различить, что лучи слагают крохотные человечки с крыльями, напоминающие стрекоз. Не более сантиметра ростом и потому разглядеть их можно было лишь когда они пролетали совсем близко от глаз. Существа, разлетаясь изначально, затем стали возвращаться к Эриксону, группируясь возле него и его спутниц. Вскоре вокруг них уже возникло нечто вроде светящейся сферы. Воздух заметно степлился и Мелисса перестала дрожать. А ещё через несколько мгновений внутри светового шара стало даже жарковато, при этом свет от летунов расточался всё дальше и дальше, освещая тоннель как днём.
   Теперь уже стали хорошо различимы его сводчатые стены, покрытые изморозью и припорошенные снегом странные статуи, то там, то здесь торчащие из ледяного пола.
   - Что это такое? - спросила Никки.
   - Это личинки эльфов, - пояснил Эриксон, - они будут освещать нам путь, и заодно спасут от мороза.
   - Понятно, - Никки улыбнулась, - но я имела в виду этих каменных великанов, торчащих из стен.
   Тут Мелисса заметила угрожающие серые фигуры, и стала тесниться к подругам, статуи отчего-то напугали её.
   - Не стоит их бояться, - Эриксон заботливо похлопал Мелиссу по плечу, - теперь они уже безопасны. Я понял, где мы находимся - это Элленианский тоннель.
   - Элленианский тоннель? - переспросила Кэт, пристально осматривая торчащую из ледяного пола каменную фигуру воина. Левая рука его была отбита, и гигантская кисть валялась неподалёку. Рядышком, вмёрзший в пол, виднелся наконечник копья и расщеплённый кусок древка.
   - Сто тридцать лет назад колдун Криптельгронта Фариодрагвус предпринял попытку взять штурмом наш славный город. Для этого он воспользовался тоннелем, прорытым четыреста лет назад. Тогда здесь ещё не было школы. - Эриксон наклонился к торчащему изо льда окаменелому рыцарю, и постучал пальцем по его голове. Истукан отозвался звонким металлическим звуком.
   - Он направил через тайный ход армию криптельгронтских ударных воинов-карлигозорров. Но мы сумели отбить атаку, Альвизираун создал ледяное облако, и напустил мороз в тоннель, заморозив карлигозорров ещё на подступах.
   - Значит, они не живые? - обрадовалась Мелисса, страх тотчас оставил её.
   - Не совсем, - Эриксон покачал головой, - они, скажем так, заморожены, но живы. Если о них вообще можно говорить в таком ключе, ведь они не биологические существа, а суть магические объекты.
   - Почему тогда вы бросили их вот так без присмотра? - изумилась всегда предусмотрительная Кэт. - Это всё равно, что сидеть на бочке с порохом!
   - Во-первых, разморозить их невозможно, а во-вторых, не совсем без присмотра, - Эриксон стал озираться по сторонам. - Если я ничего не путаю, что где-то здесь должен обретаться хранитель тоннеля, кстати, весьма добрый малый...
   - Если он добрый, может, не стоило определять его на работу в такую морозилку, а? - с укором заметила Мелисса.
   - Да уж, в волшебном мире всё также, как и в нашем, и людей тоже заставляют работать не пойми как и не пойми где, - Никки неодобрительно покачала головой.
   - Мне правда нравится, что вы такие справедливые особы, - улыбнулся Эриксон, - но можете мне поверить, хранитель тоннеля способен о себе позаботиться. Достаточно сказать только то, что он сам пришёл в королевство Флиннфлоутта из снежных далей Криптельгронта, а вы бы знали, как там холодно, ууу! Иной раз даже воздух, - Эриксон замялся, вглядываясь куда-то вглубь делающего изгиб тоннеля, - даже воздух замерзает...
   - Он пришёл из Криптельгронта? - изумилась Кэт. - Но ведь это королевство Фарегазонта?
   - Перебежчик, так сказать, - пояснил географ, - некоторые подданные его королевства всё же понимали истину, и возвращались к нам, хранитель тоннеля один из них...
   - Что-то мне здесь как-то не по себе, - пожаловалась Мелисса и поёжилась словно опять стала замерзать, хотя тепло от эльфов, кружащих повсюду, становилось только сильнее. - Ощущение такое, что за нами кто-то наблюдает...
   Эриксон резко обернулся в ту сторону, откуда они пришли. Торчащая из пролома сфера заскрипела и едва заметно провернулась на несколько дюймов. Затем послышался металлический скрежет, а за ним громкий лязг и шум, как будто кто-то спрыгнул внутрь шара...
  

Продолжение следует...

  
  
  

Оценка: 9.00*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Л.Свадьбина "Попаданка в академии драконов" (Попаданцы в другие миры) | | М.Эльденберт "Девушка в цепях" (Романтическая проза) | | М.Амакс "Землянка для альфы." (Любовная фантастика) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Любовное фэнтези) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | Я.Ольга "Допрыгалась" (Юмористическое фэнтези) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | В.Старский "Трансформация" (ЛитРПГ) | | М.Эльденберт "Мятежница" (Приключенческое фэнтези) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"