Чайко Артемий Александрович: другие произведения.

Три серебряные спицы и одна золотая стрела - Часть 3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Под новый год в школе проходит бал для выпускников наступающего года. Три верные подруги собираются отлично провести время перед вступлением во взрослую жизнь, но накануне праздника вокруг начинает твориться нечто странное... События приближаются к своей кульминации. Подруги, кажется, достигли желаемого, но на избранном ими пути таится множество опасностей, а ведь время, отведённое для волшебства, уже почти на исходе... Три серебряные спицы и одна золотая стрела - Часть III. Первую часть (начало истории) можно почитать здесь: http://samlib.ru/c/chajko_a_a/tssaoga001.shtml А вторую (продолжение истории), вот здесь: http://samlib.ru/c/chajko_a_a/tssaoga002.shtml Посвящается Ариэль.


0x01 graphic

  

Чайко А.А.

  

ТРИ СЕРЕБРЯНЫЕ СПИЦЫ И ОДНА ЗОЛОТАЯ СТРЕЛА

  

ЧАСТЬ III

  

ГЛАВА IX

  
   В дверь мэрии кто-то робко постучал. Завуч Кригель удивлённо приподняла брови, и жестом приказала одному из девораторов проверить. Воин подошёл к дверям и прислушался, затем медленно приоткрыл дверь, и выглянул наружу. Всё было тихо и пусто, на всей улице ни души. Лишь слабый зеленоватый свет струился из прорезей забрала девораторского шлема, раскрашивая падающие снежинки. Крыльцо мэрии было присыпано тонким слоем свежего снега, и на нём не виднелось ни единого следа.
   Госпожа Кригель вытянула и без того длинную куриную шею, стараясь разглядеть, что происходит снаружи, как вдруг раздался странный свист. Деворатор у входа опомниться не успел, как что-то взметнулось с крыльца, и ударило его в грудь. Воин отлетел назад, и с силой грохнулся об колонну. Кригель вскочила с трона, и спряталась за его спинкой. Жракис вскинул голову и уставился на входную дверь, однако вокруг вновь сделалось тихо. Деворатор продолжал валяться в углу, не подавая признаков жизни, возможно, пожирателя времени просто сильно оглушило. Никому не хотелось думать, что кто-то смог так легко разделаться с магическим стражем.
   - Посмотри, что там такое! - шёпотом пролепетала перепуганная госпожа Кригель из своего временного укрытия за троном.
   Жракис обнажил меч, и размеренным шагом направился к дверям. Сидящий на полу Эриксон вздрогнул, когда монстр прошёл совсем рядом, проводив его напряжённым взором. В голове географа мелькнула мысль, что на помощь пришли сторонники Флиннфлоутта, но он не имел ни малейшего представления о том, как они узнали обо всём и кто бы это мог быть. Впрочем, дату финального сражения знали все, и в обоих королевствах. Или, по крайней мере, догадывались, а потому шанс для надежды оставался вполне ощутимый. Эриксон ждал любой ниточки, за которую можно было бы ухватиться, уж теперь-то он точно не подведёт своих товарищей! Лишь бы только эта ниточка появилась...
   Жракис вышел на порог и огляделся. По центру крыльца кружил маленький смерч, разметающий снежинки. Он двигался то в одну сторону, то в другую, пока полностью не растаял в ночном сумраке. Тут не требовалось обладать большим умом, чтобы ощутить присутствие магии и Жракис, будучи сам существом волшебным, сразу же это понял. Он наклонил голову в бок, прислушиваясь к течениям энергий, стараясь понять, что здесь только что произошло. Это было странно, но по его ощущениям колдовство творил кто-то из своих. Магия, атаковавшая деворатора, чувствовалась, как колдовство Фарегазонта и приверженцев Криптельгронта...
  
   - Госпожа Кригель! - звонкий голос как током пронзил завуча, и та буквально подпрыгнула от неожиданности.
   Обернувшись, Кригель увидела до боли знакомое лицо дочери мэра Каллена. Роузи стояла в тени недалеко от трона, держа правую руку за спиной, а левой сжимая указку.
   - Ты меня до ужаса напугала! - взвизгнула завуч. - Сколько раз можно повторять, что я терпеть не могу, когда подкрадываются бесшумно! И вообще, что ты тут делаешь? Как вошла? Фарегазонт приказал, чтобы здесь не было никого постороннего!
   - Вы здесь за главную? - уточнила Роузи, словно бы пропустив всю тираду мимо ушей. Глаза девушки светились яростью, отчего по спине Кригель забегали противные мурашки.
   - Ну да... - пробормотала она, вцепившись испуганным взглядом в дочку мэра.
   - А где мои сёстры? - произнесла Роузи, нажимая на каждое слово.
   - Они отправились в подземелье, Фарегазонт заключил с ними договор. Они убьют замковое чудовище, а мы...
   - Верни их сюда! - жёстко и безапелляционно скомандовала Роузи.
   - С какой это стати?! - госпожа Кригель попыталась прикрикнуть на девчонку, дабы выглядеть увереннее, при этом почему-то попятившись.
   - Верни моих сестёр немедленно! - рявкнула Роузи, надвигаясь на завуча.
   Кригель сделала неосторожный шаг, споткнулась о трон и, перевалившись через подлокотник, оказалась на сиденье в дурацкой позе.
   Роузи занесла руку с указкой.
   - Делай, что говорю, или пожалеешь!
   - Я не могу, правда, не могу! - в ужасе прошептала Кригель.
   Глаза её забегали, попеременно глядя то на злобненькое личико Роузи, то на грозное оружие в её руке. От испуга она даже забыла, что сама владеет волшебством, и в её подчинении находится толпа девораторов во главе с непобедимым Жракисом.
   - Врёшь! - крикнула Роузи с досадой и раздражением. Кончик указки засиял полночной звездой, сияние принялось шириться, превращаясь в ослепительный сгусток энергии.
   - Не врёт, - раздался голос учителя Эриксона. - Портал закрылся по приказанию Фарегазонта, не думаю, что она или кто-то ещё из вассалов сможет открыть его отсюда. Даже не видно створов, сама посмотри, обычный пол как всюду... Если хочешь спасти сестёр, нужно искать другой вход в королевство колдуна.
   Тут Кригель внезапно пришла в себя:
   - Жракис, убей её! - завопила Кригель, отпрыгивая в сторону.
   Жракис резким движением развернулся, и ринулся в атаку. Меч рассёк воздух в замахе, и готов был уже обрушиться на миниатюрную Роузи, но всего в нескольких сантиметрах от жертвы, воин застыл как каменный...
   - Убей её! Чего же ты медлишь? - повторила Кригель. - Она не наших кровей, видишь, пришла спасать своих подруг-неудачниц!
   Жракис не среагировал, его взор был устремлён через щель забрала на Роузи, вернее ей за спину. Девушка торжествующе улыбнулась и вывела правую руку из-за спины, конечно же на ней сверкала стальная перчатка от древних доспехов короля Фора.
   - Теперь слушай мой приказ, - произнесла Роузи, обращаясь к Жракису, - перебей девораторов, живо!
   Кригель вздрогнула лицом, и потянулась к карману, чтобы достать боевой медальон. Но Роузи не стала дожидаться этого, и, вскинув указку, рявкнула первое пришедшее на ум боевое заклинание. Огненный шар сорвался с кончика оружия, и тотчас поразил завуча. Госпожа Кригель крякнула, и отлетела в дальний угол помещения.
   - Выполняй приказ, куча металлолома! - повторила Роузи раздражённо.
   - Слушаюсь, - нехотя произнёс Жракис, который прекрасно понимал, что происходит, но просто не мог противостоять управляющей им силе. Он развернулся и направился к группе девораторов, окруживших учителя географии.
   Воины комеденти темпоре не среагировали, они подчинялись лишь прямым указаниям членов Фалькерстоунского патруля, но сами соображали туговато. Жракис вначале даже не встретил сопротивления, исполняя противный ему приказ дочки мэра Каллена. Первому из девораторов он врезал с такой силой, что тот отлетел к противоположной стене. Другого рубанул мечом и отсёк руку. Только тут пожиратели времени сообразили, что нужно обороняться и кинулись на Жракиса. Завязалась борьба. Часть воинов схватилась, с бывшим вассалом Фора в рукопашной, двое продолжали охранять сидящего на полу Эриксона.
   Роузи подбежала к географу и села рядом, глаза её сверкали как у хищницы, вышедшей на охоту при полной луне. Девораторы было шагнули к ней, собираясь преградить путь, но не решились. Роузи злобно рявкнула на них поистине королевским тоном и те вернулись на место.
   - Вы можете помочь моим сёстрам? - прямо спросила Роузи. - Можете?!
   - Я могу попытаться, - развёл руками Эриксон.
   - Не нужно пытаться! - Роузи буквально затрясло. - Нужно спасти их!
   Эриксон опасливо оглянулся на стражей. Двое девораторов продолжали стоять молча и недвижно. Гудящая толпа бьющихся против Жракиса переместилась к трону.
   - С твоей помощью, думаю, у нас всё получится! - заверил он. - По крайней мере, могу обещать, что впредь я никого не подведу!
   - Если вы поможете им, то я помогу вам, - пообещала Роузи, но у меня будет одно условие.
   - Конечно, - Эриксон кивнул, - какое условие?
   - Когда всё кончится, я хочу, чтобы мои родители... - она замялась, и даже закрыла глаза, перебарывая поднимающуюся волну разочарования и ярости. - Чтобы мои приёмные родители, - выдавила она, - не пострадали, никакой мести и преследования! Идёт?
   - Само собой, - снова кивнул географ, - клянусь тебе!
   - Я хочу, чтобы вы поклялись мне именем вашего королевства!
   - Клянусь Флиннлоуттом! - поспешил заверить Эриксон.
   Роузи поджала губы, встала, и отошла на несколько метров.
   - Тогда, - она мотнула головой, и, как будто собираясь с силами, глубоко вдохнула, - бегите! Бегите, учитель Эриксон, прямо сейчас!
   Географ тут же сообразил, что Роузи собралась атаковать девораторов, и, не теряя попусту времени, ринулся наутёк, проскользнув меж стражей. Девораторы хотели задержать его, начав всасывать время, но это только ускорило умудрённого волшебника. Эриксон успел проскочить между ними как раз в тот момент, когда гудящая волна огненной атаки сразила воинов Фалькерстоуна.
   Эриксон выскочил на улицу и сломя голову кинулся в сторону школы.
   Роузи отряхнула руки и указку от хлопьев пепла, но они ещё долго продолжали дымиться. Атака вышла настолько мощной, что запах гари заполнил всё здание городской ратуши. Девушка обернулась на негромкий уже шум борьбы: Жракис планомерно доколачивал оставшихся двух воинов Фалькерстоуна. Прочие девораторы валялись в полнейшем ауте.
   Роузи усмехнулась, и злобно пнула лежащего рядом пожирателя времени. Воин распался на несколько мутных контуров, он всё ещё сохранял магические свойства, с доспехов деворатора отвалилась стальная бусина, и покатилась по полу. Роузи проследила её движение, и вдруг с изумлением округлила глаза. Поверьте мне, дочку Бальтазара Кролиокрау, взращённую в волшебстве с пелёнок, трудно было чем-то удивить, но сталь, проскальзывающая сквозь камень, могла бы привести в изумление кого угодно...
  

* * *

   Подруги брели по равнине в полной темноте, ориентируясь исключительно на слабо освещённые скалы вдали. Причём непонятно было, чем они освещаются, ведь в вышине даже звёзд почти не наблюдалось. Несмотря на то, что они по всем признакам находились в подземелье, свежий ветер, гуляющий над равниной и ароматы близкого моря свидетельствовали об обратном. Кэт то и дело поднимала голову, всматриваясь в высь, то ей казалось, будто над ней чистоё ночное небо, то вдруг краем глаза обнаруживались каменные своды потолка подземелья. Впрочем, в такой темноте мало ли что может привидеться.
   Трудно точно сказать, сколько они шли, пока не добрались до скал. Только тут стало ясно, откуда исходил освещающий их склоны свет. Странным образом над горными пиками висел клочок настоящего неба. Тут виднелись голубые и розовые кружевные облачка и имелись довольно яркие россыпи звёзд. В центре сей красоты блистало созвездие плеяд, правда, немного кривое. Можно было подумать, что это небо рисовал начинающий художник, и по незнанию изобразил всё именно так, немного условно.
   Засмотревшись на узор небес, Никки оступилась, и вдруг поняла, что под ногами у неё не привычный камень равнины, а что-то напоминающее траву. Подруги остановились и присели на корточки, стараясь рассмотреть землю. Так и оказалось, вблизи гор ранее безжизненный камень начинал покрываться растениями. Главенствовала здесь луговая трава, которая также местами казалась нарисованной неуверенной детской рукой.
   - Мы выбрали верное направление, - заключила Кэт, - раз здесь растёт трава, значит, есть энергия жизни, мы на правильном пути!
   - А сколько времени?! - спохватилась Мелисса.
   В круговороте последних событий они совсем забыли о времени! Да ещё и девораторы подожрали немного в холле тайного дворца...
   Кэт повернула запястье, и пригляделась. Нарисованная на циферблате кошка странно покачала головой, что на фоне всех прочих чудес, уже не показалось чем-то необычным.
   - Три часа ночи, - объявила Кэт.
   - У нас всего три часа! - заволновалась Никки. - Потом мы просто всё забудем. Нужно успеть сделать хоть что-то.
   - Я не верю, что директор Коулфрост даже господина Эриксона отпустит, - сказала Кэт, - верить колдуну наивно, глупо и нелепо. У нас сейчас одна задача, остаться живыми самим и спасти парней.
   - Согласна, - кивнула Мелисса, - найдём их, и уже тогда вместе что-нибудь обязательно придумаем.
   Свирепый рокот прервал их беседу. Чудовище вновь подало голос, а эхо растиражировало его по всей округе.
   - Господи, откуда это?! - испугалась Мелисса.
   - Похоже, что где-то рядом ущелье, звук как будто из глубины идёт, - предположила Кэт. - Думаю, это где-то там! - она указала рукой правее скал.
   - Точно, тут тропа есть! - подтвердила догадку Никки. - Айда за мной!
   Девушки принялись спускаться по еле виднеющейся тропе и вскоре вышли в ущелье. Расщелина в равнине располагалась так, что клочок звёздного неба нависал прямо над ней, и внутри трещины всё было хорошо видно.
   - Наверное, логово совсем рядом! - догадалась Кэт.
   Небольшой уступ вёл вдоль левой стены каньона прямо и чуть вниз, где виднелась ровная площадка, образовавшаяся, по-видимому, в результате обвала породы.
   - За мной! - скомандовала Дикая Кошка, и они двинулись по уступу вниз.
   Когда подруги проходили самое узкое место, где ширина уступа была не более полуметра, откуда не возьмись налетел ураган и едва не сбросил их в пропасть. Кэт успела воткнуть золотую стрелу сестры в стену и поймать за руку соскальзывающую Мелиссу. Никки ухватилась за подол платья Мелиссы и, таким образом, тоже удержалась на тропинке. Стало ясно и откуда пришёл этот порыв ветра, вслед за ним из расщелины выпорхнуло замковое чудовище. Теперь его можно было хорошо рассмотреть: чудовище представляло из себя нечто вроде гигантской кошки тигрового окраса с перепончатыми крыльями летучей мыши на загривке. В длину оно было метра три без хвоста, а размах крыльев - все пять. Глаза существа сияли ядовито-зелёной краской юной весенней листвы. Крылатый монстр скользнул ввысь вдоль стены ущелья, и сделал вираж над равниной. Видимо, существо не приметило людей сразу и только теперь сообразило, как легко могло с ними расправиться. Монстр пошёл на новый заход...
   - Назад, бежим на равнину! - закричала Мелисса, рванувшись было обратно, но Кэт не отпустила её руку и потянула в противоположном направлении.
   - Оно нас там быстрее настигнет! - пояснила Кэт. - Бежим вниз, на площадке будет больше шансов удержаться.
   Они кинулись вперёд, и едва успели вбежать на спасительный уступ, как когти монстра процарапали камни буквально над их головами. Каменная крошка высыпалась из-под когтей, и устремилась в зияющую черноту ущелья, лишь через несколько мгновений эхом вернув звук падения. Глубина здесь была поистине огромной!
   - Идёт на нас! - предупредила Кэт, когда чудовище, набрав скорость, вышло на прямую линию с уступом. - Будет таранить!
   Монстр раскрыл зубастую пасть и истошно взревел подобно авиамотору идущего в атаку истребителя. Казалось, что это конец и гибель неминуема...
  

* * *

   Фарегазонт собирался отправиться в свой кабинет, дабы навести там порядок после учинённого юными дарованиями погрома. С каждым часом энергия колдуна иссякала всё больше, и он уже полностью утратил способность видеть одновременно оба мира, а равно не имел возможности управлять делами на расстоянии. Всё приходилось делать вручную как обычному человеку. Фарегазонт яростно ненавидел такие периоды, и завидовал волшебникам Флиннфлоутта, использующим силы природы, ведь они не знали подобных проблем. Собственно говоря, именно поэтому он отвёл Жракису столь важную роль в исполнении плана, переложив этой ночью на магического воина свои обязанности. Жракис, будучи воином Флиннфлоутта, не терял энергии сегодня, а даже наоборот, становился только сильнее. Ощущая ослабление магических сил, колдун понимал, что управлять Жракисом, несущим в себе противоположную энергетику, будет сложно. Бывший караульный, будучи суть существом волшебным, легко чувствовал силу других магов, и заметив слабость Фарегазонта, мог стать неуправляем. Чтобы такого не произошло, колдун вооружился перчаткой от доспеха давно почившего короля Фора. Ему нужно было лишь выиграть время до утра, когда его сила начнёт возвращаться, и это почти удалось, если бы не помешали криогорронты. Отмотав время назад, они, сами того не подозревая, повторно запустили ослабление колдуна. И на новом витке всё того же вечера, Фарегазонт слабел быстрее и больше терял возможностей, чем до этого.
   Однако в кабинет он не пошёл, а предчувствуя что-то неладное, с полпути решил вернуться, и вместе со школьным сторожем Деккером - по совместительству министром его королевства, отправился обратно в мэрию. Сегодня всё шло не так, как задумывалось, и поэтому казалось целесообразным прислушаться к интуиции.
   Уже на подходе к зданию колдун сообразил, что его опасения не напрасны. Дверь ратуши была выломана, а изнутри доносился грохот и звон. Вбежав в холл, древний колдун просто-таки остолбенел: напротив двери в углу дымился деворатор, завуч Кригель валялась у противоположной стены. Эриксона в помещении не было, а возле трона Жракис остервенело доколачивал ещё борющихся, но уже еле стоящих на ногах последних двух пожирателей времени. Окрик Фарегазонта настиг Жракиса как раз в тот момент, когда он обрушил на пол последнего воина.
   Стальной гигант медленно обернулся, и из смотровой щели шлема брызнуло жёлтое пламя.
   - Сейчас же уймись! - скомандовал Фарегазонт, взмахивая рукой, облачённой в доспеховую перчатку.
   Жракис встряхнулся. Было хорошо видно, в какой неистовый раж он вошёл и как трудно ему вновь взять себя в руки. Тем не менее, магическое существо действовало как часы, и через мгновение это вновь был хорошо управляемый вассал. Жракис приблизился к Фарегазонту и уставился на него, ожидая дальнейших указаний.
   - Что, от души поработал? - злобно съязвил колдун. - И, главное, стоит как героически, точно награды ждёт!
   Жракис в ответ глухо зарычал, прекрасно осознавая, что натворил.
   Тем временем Деккер, приведя завуча в чувства, пытался выяснить у неё, что же здесь всё-таки произошло. Та всё время щурилась, мотала головой как пьяная, и что-то несвязно бормотала. Одежда госпожи Кригель продолжала слегка дымиться, что указывало на огненную атаку, ничего другого понять было невозможно. Из несуразного лепета оглушённой пришедшие поняли только то, что атаковала их некая "мелкая дрянь".
   - Малышка Роузи расстаралась, - заключил Фарегазонт, сообразив, как именно было дело. - Наследница дома Кролиокрау возомнила, что раз она не одна из нас, то сумеет стать одной из них. Это даже смешно!
   - Но почему Жракис перебил охрану? - недоумевал Деккер, обмахивая завуча Кригель попавшимся под руку обломком доспеха деворатора.
   - Старый идиот Каллен рассказал ей о доспехе Фора, - Фарегазонт покачал головой, по своей природе он не знал родственных чувств, а потому подобные порывы были ему совершенно непонятны. - Впрочем, и это нам только на руку! - уста колдуна растянулись в злобной ухмылке. - Не придётся искать повода, чтобы не дать ему обещанного. Мы просто поймаем изменницу, и всё станет на свои места, а дружище старый пень Бальтазар окажется не у дел при новом миропорядке!
   - Я думаю, что господин мэр и не станет претендовать на что-то, если Роузи окажется у нас в руках, - заметил Деккер, - старик уж больно её любит.
   - И это тоже, - согласился Фарегазонт, - тем не менее, мы будем значительно лучше выглядеть в глазах подданных, если обретём формальный повод не делить с мнимыми Калленами ни власть ни богатство королевства. А теперь этот повод у нас есть!
   Колдун хлопнул в ладоши, и вокруг него тотчас возникло шесть новых девораторов.
   - Найдите мне Роузи Каллен, - приказал он, - она где-то здесь, в здании. Живо!
   Воины кинулись в разные стороны исполнять приказ.
   - Почему вы думаете, что она всё ещё здесь? - удивился Деккер.
   - Чувствую, - пояснил маг, - чувствую энергетику волшебного доспеха короля Фора, только вот не пойму, откуда именно она исходит.
   Он обернулся к Жракису:
   - Будем придерживаться плана и никакие выкрутасы этой девчонки нам не помешают. Теперь твой выход, отправляйся в Элленианский тоннель!
   Караульный Жракис молча кивнул.
   - Вот только придётся подтянуть ещё девораторов, а то эти вашими стараниями уже закончились...
  

* * *

   Внезапно в самый последний момент крылатый монстр почему-то передумал нападать. Он резко забрал в сторону и ушёл на вираж уклонения. Лишь ветер от крыльев тряхнул утёс, однако никак не навредил девушкам.
   - Улетает, - подытожила Никки, проследив за движением чудовища, закладывающего широкий круг.
   - Странно, почему он нас не атаковал? - удивилась Кэт, с подозрением скосившись на подруг.
   - Неважно, - махнула рукой Никки, - сейчас самое время поразить чудовище. Оно пойдёт на второй круг и, когда будет проходить на той стороне каньона, где светят звёзды, мы его легко сразим...
   Кэт почему-то ужасно не хотелось убивать монстра, даже ради спасения учителя Эриксона и собственной безопасности. Ей почему-то казалось, что с ним можно найти общий язык против колдуна, всё-таки он ещё не причинил им никакого вреда, а вот Фарегазонт да, и много!
   - Стреляй! - воскликнула Никки. - Если боишься не попасть, дай мне, я уж точно не промажу!
   - Не торопи меня, - рассердилась Кэт, - я не стану стрелять в живое существо просто так, если оно нам не угрожает! - отрезала она. - Если пойдёт в атаку, тогда в качестве самозащиты ещё куда ни шло...
   - Да, кажется, оно улетает, - согласилась Мелисса, выглядывая из-за валуна у края уступа. - Может быть, его кто-то спугнул?
   В этот момент сзади раздался шорох. Подруги обернулись, и увидели Агвида. Он поднимался на уступ с другой стороны, видимо, там тоже имелась тропка, и тащил за собою Зака. Блондин еле держался на ногах, повисая на плече товарища. Лица парней были иссечены царапинами, одежда местами оказалась разодранной и висела клочьями. Создавалось ощущение, что парочка выбралась не меньше, чем из пасти исполинского аллигатора.
   - Зак! - завизжала Мелисса, кидаясь к возлюбленному.
   Лицо парня искажала страдальческая гримаса, видимо, от перемогаемой боли. Однако он не смог не обнять любимую девушку и, кряхтя как древний старикан, всё же заключил Мелиссу в объятия. Никки тем временем повисла на Агвиде. Вечно серьёзный и молчаливый, он так расчувствовался, что подхватил возлюбленную за талию, и закружил как в свадебном вальсе.
   - Ну-ну, - сквозь зубы процедила Кэт, которая просто-таки ненавидела все эти телячьи нежности и розовые сопли.
   - Как ты, ты цел, тебе больно? Что с тобой?! - затараторила Мелисса, принявшись осматривать Зака со всех сторон. - Боже мой, тебе, должно быть, очень больно! Тебя поцарапало чудовище?! Оно тебя покусало?!
   - Всё в порядке, - слабым голосом попытался успокоить возлюбленную Зак. - Это всё те парни в странном прикиде, навалились толпой и запихнули в подземелье мэрии. Я так и не понял, что они хотели от нас. А потом мы здесь блуждали-блуждали и вдруг эта летающая тварь, она пыталась сбросить нас со скалы, но Агвид ухитрился меня вытащить. Он вообще большой молодец, а то бы ты уже и не увидела меня живым!
   - Ладно тебе, - махнул рукой Агвид, при этом не отрывая обожающего взора от Никки, видимо, опасность обострила его романтические чувства и развязала молчуну язык. - Видели бы вы, девчонки, как отчаянно Зак бился с монстром! При этом твердил только одно слово, "Мелисса", "Мелисса", если что и спасло нас, так это его любовь к тебе...
   - Как романтично! - Кэт утомлённо закатила глаза.
   - Но почему вы не убили этого выродка? - изумился Зак. - Когда мы поднимались сюда, я собственными глазами видел, Кэт могла сразить его одним выстрелом!
   - Видишь, что эта тварь сделала с моим Заком! - завизжала Мелисса. - Почему ты не убила летающую сволочь?! В следующий раз я не стану ждать, сама его убью!
   Никки чувствовала примерно то же самое: вид израненного Агвида заставлял бурлить кровь и жаждать отмщения монстру, но она была сдержаннее подруги и всё же промолчала.
   - В самом деле, - поддержал Агвид разумно, - от чудовища нужно избавиться во что бы то ни стало!
   Все вчетвером они уставились на Кэт, сжимающую в руках лук.
   Кэт подумала, что, быть может, они правы и не стоило упускать такую хорошую возможность, но согласиться она не могла. В Дикой Кошке взыграли её природные инстинкты, которые стремились всегда главенствовать и всегда оставаться правой. Никто не смеет указывать дикой кошке, куда ей ходить, что делать и уж тем более, на кого охотиться!
   - Всё это разумно, - процедила она сердито, - но лук и стрела сестры у меня, так что я сама решу, стоит стрелять или нет и, когда это лучше сделать! Ясно?!
   Вид Кэт был настолько угрожающ, что никто не решился с ней поспорить. Лишь Мелисса кинулась упрашивать:
   - Сама посмотри, что это чудовище сделало с парнями, - причитала она, - отдай лук Заку, он отлично стреляет, лучший в школьном тире, точно не промажет!
   - Зря ты связалась с парнем, который хорошо стреляет, - не выдержав, рявкнула Кэт. - Хорошо стреляет - значит, хорошо убивает, а порядочный человек охотиться не станет!
   - Не смей обижать моего парня! - крикнула Мелисса. - Мы подруги, но это не даёт тебе права унижать моего избранника!
   Мелисса кинулась на Кэт, попытавшись схватить её за грудки, но та отбросила её одним рывком. Никки ворвалась между ними, дабы не допустить драки:
   - Ты забыла, что сказала Хранительница? Вендла близняшка Кэт, поэтому стрела и у неё, она принадлежит ей по праву! - воскликнула Никки.
   - А с какой это стати мы должны гибнуть только потому, что она жалеет эту тварь? - не унималась Мелисса, в ней внезапно забурлила непривычная ярость, словно кто-то другой завладел её разумом. - Вендла и моя сестра, отдайте лук мне, и я сама расправлюсь с этим мерзким монстром!
   Она не успела договорить, потому что раздался вопль Зака:
   - Возвращается, чудовище возвращается!!! - закричал он истошно.
   И, правда, из темноты каньона сверкнули зелёные как молодая листва глаза монстра, который, воспользовавшись моментом, решил ударить внезапно.
  

* * *

   Кэт совершенно растерялась, что было редкостью. Действительно, чудовище явно шло в атаку, но у неё просто рука не поднималась выстрелить в животное. Конечно, скажете вы, можно было отдать лук кому-то из парней, но Кэт была умна и отлично понимала, что отдать лук убийце то же самое, что самой спустить тетиву...
   Она подняла оружие, вложила стрелу, и натянула тетиву. Кэт почему-то всё же надеялась, что монстр отвернёт, заметив лук, и ей не придётся стрелять. Вдруг саквояж, висящий на её плече, задёргался, раскрылся сам собою, и из него вылез четвёртый игрушечный кот. Он резво пробежал по руке Дикой Кошки, в один прыжок оказался на камне, затем на земле и подбежал к краю.
   Чудовище на бреющем полёте неслось к обрыву, выпустив когти и раскрыв зубастую пасть. Никки с Мелиссой вжались в стену каньона, а парни заслонили их собой. Кэт вскинула взор, примеряясь к атаке, и вдруг поймала прямой взгляд зелёных глаз крылатого существа...
   - Стреляй! - крикнул Зак, и кинулся вперёд, собираясь толкнуть девушку, чтобы та выстрелила.
   Но за мгновение до этого, Кэт внезапно сама спустила тетиву. Взгляд её был отрешённым, а уста почему-то улыбались. Тетива спружинила и Кэт тут же опустила лук. Чудовище оглушительно зарычало и резко пошло на снижение. Когда монстр скрылся за краем обрыва, раздался сильный грохот и звук камнепада.
   Видимо, стрела поразила цель. Зак подскочил к краю уступа, и устремил взор вниз, стараясь разглядеть во мраке ущелья, что же стало с крылатым чудовищем. Глаза парня странно засияли, в них читалась одновременно радость, ярость и какая-то лютая, нечеловеческая ненависть.
   - Готова! - злорадно рявкнул Агвид и рывком отбросил Никки от себя в сторону.
   Он неспешно и вальяжно прошёлся к обрыву, и встал рядом с товарищем.
   - А вы говорили, что это так сложно! - ухмыльнулся Зак.
   Мелисса и Никки переглянулись, они просто не могли узнать своих кавалеров.
   - О чём ты? - испугалась Мелисса, и попыталась приблизиться к Зкау, но парень отвесил ей такую пощёчину, что девушка, отлетев, едва не упала наземь.
   - Я говорю, что ты меня достала! - гаркнул Зак дурным голосом, и скорчил отвратительную рожу. - Не знаю, как я вытерпел столько времени с тобой, фу. Про поцелуи вообще молчу, это было отвратительнее, чем собирать змей в замковом рву после дождя...
   - Что, что ты говоришь такое?! - из глаз Мелиссы брызнули слёзы. Она принялась тереть ладонью горящую от удара щёку.
   - Неужели вы ещё не сообразили? - произнесла Кэт с ненавистью глядя на парней. - Они же на службе у колдуна!
   - Верно! - не стал отрицать очевидного Зак. - Наша задача была присматривать за вами в школе, и в особенности на этом выпускном вечере. Но мы, кажется, немного перестарались, и теперь Фарегазонту придётся отвалить нам нехилую награду за такую услугу.
   - Да уж, это точно! - поддержал Агвид, почесав в затылке. - Угробили его ненавистное замковое пугало! И, главное, сделали это руками его же злейших врагов! - темноволосый коротышка просто-таки не мог сдержать радости, и куда подевалась его аристократичная сдержанность и молчаливость?
   - Нет, - пробормотала Мелисса, мотая головой из стороны в сторону, - я тебе не верю! Я знаю, что ты меня любишь, это не могло быть обманом! - она заплакала в голос.
   Никки злобно стиснула зубы, и ничего не стала говорить Агвиду. Всё было очевидно, парни просто использовали их, грубо и беспринципно!
   - Ну в самом деле, - протянул Зак и по его тону было понятно, насколько нелепой кажется ему доверчивость влюблённой девушки. - Как тебя можно любить вообще? Ты себя в зеркало видела? Тощая жердь, при этом сложена как лошадь, длинная уродина с гусиной шеей и глазами на выкате, словно при базедовой болезни. Хотя в твоём росте есть один плюс, в шестом классе я здорово сыграл на этом недостатке, и легко сумел расположить тебя к себе...
   Мелисса метнула в Зака гневный взор, но тут же вновь опустила голову, разрыдавшись пуще прежнего.
   - Это смешно заводить с тобой отношения! - не унимался блондин. - А что ты несёшь? Тебя же слушать невозможно, уши увядают через пять минут!
   - А ты, - обратился Агвид к Никки, - думала, что с тобой никто не встречается, это потому, что ты такая разборчивая? Да ты просто никому не интересна, твои рыжие волосы безвкусны, да и сама ты безвкусна! Но гонору-то, гонору! - он картинно схватился за голову.
   - И как смешно и нелепо всё это, - поддакнул Зак, - сколько веков проходит, а бабы так и остаются тупым приложением к мужикам! Ведь без парня ни одна из вас не чувствует себя полноценной и на этом так легко сыграть!
   - Да, - усмехнулся Агвид, - пришёл утром с романтичным букетиком цветочков, сорванных на первой же клумбе, сказал пару ласковых словечек, и дура растаяла как снеговик по весне! Это даже отвратительно, насколько вы, тупые бабы, падки на красивые слова!
   - Заткнись! - наконец, не выдержав, рявкнула Никки. - Думаешь, что Фарегазонт заплатит тебе твои тридцать серебряников? Думаю, он тебя уничтожит, как и всех прочих людей в нашем городишке, не надейся так на будущее богатство!
   - Людей? - переспросил Зак с насмешкой. - Да ты же ничего не знаешь!
   Лицо парня стало расплываться в стороны, словно то была резиновая маска, тело поменяло очертания и пошло рябью, словно пруд, в который бросили камень. И через мгновение перед ошеломлёнными девчонками стоял уже совсем другой человек: уродливый до нельзя старик в красно-синих доспехах с ополоумевшим взглядом из-под нависающих седых бровей. Агвид тоже преобразился: казалось, что он состарился лет на триста, при этом нос парня вытянулся и загнулся крючком, а голова облысела. Вместо привычной одежды на нём оказались чёрные как смоль латы с накинутым поверх фиолетовым плащом. У пояса его висел длинный жезл, совсем как тот, что стоял у стены в кабинете Коулфроста.
   - Я не Зак никакой, я колдун шести академий, чародей льда Корроускер Крауст-Тейст, мне семьсот пятьдесят лет! - он сделал несколько шагов в направлении плачущей Мелиссы. - Ты влюбилась в старика, - гнусным голосом проскрежетал он, - ведь это так закономерно! Все вы - обыкновенные бабы, сколько раз ты наблюдала, как старый хрыч женится на юной деве... А ты не спрашивала себя, почему? Да потому что вы вторичны! Женщины - это приложение к нам - истинным королям мира!
   - Как они смешны! - поддержал тираду бывший Агвид. - Позвольте представиться и мне, Суэрнеррано Казиусфэйси, маг и чародей огненных стихий, мне уже больше тысячи лет! А ты думала... Хотела завести отношения с выдержанным, аристократичным молодым человеком, чтобы он обожал тебя, и превозносил, ценя внутренний мир, а не внешность...
   - Откуда ты знаешь?! - изумилась Никки.
   - Я же колдун, забыла? Я читал твои дневники, чтобы создать тот образ, который заставит тебя влюбиться, потерять голову и отколоться от вашей главной бандерши! - он кинул злобный взгляд в сторону Кэт. - Хотя ничего сложного не понадобилось, ты оказалась настолько падкой на проявленное внимание, что и всего пары слов хватило! Это вашу Кэт обхитрить трудно, а вы...
   - Но всё это уже неважно, чудовище убито, вы больше не нужны! - подытожил Крауст-Тейст. - Думаю, - он скосился на второго мага, - после таких заслуг мы получим долю побольше обещанного! - он гнусно расхохотался.
   - И всё же пусть знают правду, - продолжал Казиусфэйси, приближаясь к Никки, - не нужно питать иллюзий, ты уродливая и, что самое плохое для тебя, неинтересная! Я допускаю, что кого-то из вас, я имею в виду весь женский род, действительно можно было бы ценить за внутренний мир, но уж точно не тебя! Ты настолько пуста и тупа, что это даже противно!
   - Мразь! - крикнула Никки, кидаясь на колдуна, но ударилась обо что-то невидимое, и отлетела назад.
   Чародей рассмеялся.
   - Что ты пыжишься, дура? Я занимаюсь магией сотни лет, что ты можешь противопоставить мне? А ты? - он обернулся к Дикой Кошке.
   Но та почему-то стояла, как ни в чём ни бывало и даже не собиралась возражать колдунам.
   - А я вас предупреждала, - покачала головой Кэт, обращаясь к подругам, - парни сейчас такие пошли, что им доверять нельзя! Впрочем, мужланы во все века остаются мужланами...
   - Ладно, - махнул рукой Крауст-Тейст, - пора с ними кончать.
   - И в самом деле!
   Колдуны отошли к самому краю обрыва. Крауст-Тейст вскинул руки, и ладони его засверкали, словно обледенев. Казиусфэйси поднял от пояса жезл, и направил на Никки с Мелиссой, оружие тотчас взялось гудящим пламенем.
   - Ваше последнее слово? - засмеялся Крауст-Тейст, готовясь уничтожить подруг.
   Мелисса вжалась в стену, Никки злобно стиснула зубы.
   - Прощевайте, дуры! - крикнул Казиусфэйси.
   Огненный вихрь сорвался с жезла, и метнулся к подругам, но вдруг резко пошёл вверх. В первое мгновение никто ничего не понял, а затем раздался оглушительный рёв, словно проснулся древний вулкан, и над уступом взметнулись серые перепончатые крылья. Замковое чудовище беззвучно вынырнуло из ущелья, и ухватило колдуна за голову, тем самым отведя огненный залп от подруг.
   Крауст-Тейст понял, что стрела вопреки всему не сразило чудовище и то ещё живо. Он повернулся к монстру, вцепившемуся в голову второму чародею и собирался уже ударить по нему своей ледяной магией, но тут же острая боль пронзила всё его тело.
   Кэт подскочила со скоростью молнии и вонзила ему в грудь непонятно откуда появившуюся у неё в руке золотую стрелу Вендлы. Колдун содрогнулся, скосившись на стрелу Фриоруанда, входящую в его тело, что-то прошептал невнятное, и безжизненно обвис. Ледяной покров на его ладонях тотчас растаял и грязной водой стёк на камни.
   - Не следует оскорблять женщин, - сквозь зубы, злорадно и довольно проговорила Кэт. - Особенно в присутствии их сестёр, огрызок - вот тебе моё последнее слово!
   Она отвела руку, резким движением вырвав стрелу из тела колдуна. Тот с грохотом рухнул на уступ, и разлетелся на кучу мелких обгорелых обломков, словно был не человеком, а статуей. Обломки те задымились и начали расточать отвратительную вонь.
   Тем временем замковое чудовище взмыло высоко над ущёльем. Оно продолжало тащить в пасти Казиусфэйси, который всё также яро пытался отбиваться. Наконец чудовищу удалось полностью сжать челюсти и перекусить зловредного колдуна пополам. В этот момент энергия жезла высвободилась, и прогремел взрыв. Огненный шар расцвёл над каньоном, и оглушённый ударной волной монстр рухнул в ущелье.
   Стоящий на краю игрушечный кот спрыгнул следом за монстром, и скрылся во мраке. Кэт кинулась к обрыву, но не успела поймать ожившую статуэтку, схватив пальцами лишь воздух.
  

* * *

   Повисла тишина. Прошло ещё немного времени, и девушки постепенно пришли в себя после произошедшего. Мелисса с Никки уселись на уступе подле стены каньона, Кэт встала неподалёку, опершись на камень, лежащий у обрыва.
   - Ну что? - Дикая Кошка злорадно ухмыльнулась. - Нашли себе парней по вкусу?
   - Без тебя тошно, - отмахнулась Никки, потирая ушибленные места.
   - А мне стыдно, что мы раскололись из-за них, - виновато произнесла Мелисса. Она пребывала в полнейшем смятении, причём, обман и предательство Зака, по-видимому, расстраивали её куда меньше, нежели собственное поведение. - Так стыдно, что, кажется, сейчас провалюсь сквозь землю! Надеюсь, это было колдовское наваждение, потому что мне не хочется думать, что я сама предала наше единство из-за тупой влюблённости в какого-то мужика...
   - Да, - согласилась Никки, - Кэт была права всё это время, а мы как две круглые дуры верили подонкам... Мне вот только непонятно, как стрела вновь оказалась у тебя? - она недоумевающее поглядела на Кэт. - Мы все видели, как ты выстрелила, и сразила ею монстра!
   Оглушительный рык не дал договорить. Девушки вскочили на ноги, и попятились к тропе, собираясь бежать. Кэт резко обернулась: звук шёл из-за валуна.
   - Чудовище! - закричала Мелисса. - Кэт, не стой там, бежим!
   Но Дикая Кошка, странно улыбнувшись, двинулась в обратном направлении, взбираясь на валун.
   Подруги застыли в ожидании, что же будет дальше. Они не могли понять странного поведения Кэт, но почему-то не решались силой уволочь её отсюда.
   Та же перегнулась через валун, и осторожно посмотрела в ущелье. Взгляд её встретился с огромными чуть скошенными зелёными глазами, смотрящими пристально и пронзительно. Но то были не глаза крылатого монстра... Из-за валуна на Кэт смотрело до безумия прекрасное юное девичье лицо в обрамлении огненно рыжих волос с вкраплениями антрацитовых прядей. Девушка медленно поднялась в полный рост. На ней были надеты лёгкие доспехи тигрового окраса, серый плащ, напоминающий крылья летучей мыши. И длинные перчатки с металлическим когтями. Она склонила голову вбок, заинтересованно рассматривая Кэт, подалась вперёд, почти что прильнув лицом к лицу Дикой Кошки и жадно втянула носом воздух, подобно животному обнюхивая новую знакомую. Затем она непринуждённо улыбнулась, продемонстрировав оторопевшим подругам гигантские клыки.
  

0x01 graphic

  
   - Не может быть! - с восторгом и радостью прошептала Кэт, наконец, поверив в то, что всё это происходит наяву. - Я помню тебя!
   - И я тебя помню! - звонким голосом ответила девушка в тигровом доспехе. - И вас помню! - она обернулась к Никки и Мелиссе.
   Те испуганно переглянулись.
   - А ты кто? - уточнила Никки, от всего произошёдшего совершенно потеряв ощущение реальности.
   - Это наша четвёртая сестра Вендла! - с гордостью заявила Кэт.
   - Откуда ты знаешь?! - изумилась Мелисса.
   - Когда вы кричали мне стрелять, а я не хотела этого делать, мы вдруг встретились с ней взглядом, - пояснила Кэт. - И всё стало ясно без слов: мы почувствовали, что понимаем друг друга и можем общаться мысленно.
   - Я знала, что ваши друзья вас обманывают, - добавила Вендла, - я сказал об этом Кэт.
   - За долю секунды мы выдумали этот план. Я спустила тетиву, а стрелу удержала в пальцах, Вендла изобразила падение и всё, вуаля! Зак с Агвидом тотчас выдали себя и мы без труда покончили с негодяями!
   - Но Фарегазонт сказал, будто бы это Роузи Каллен наша сестра! - возразила Мелисса.
   - Он хотел сбить нас с толку, чтобы мы выполнили его план собственными руками, сами убили сестру! - догадалась Никки.
   - Конечно, - подтвердила Вендла, - его силы иссякают сегодня, поэтому единственным шансом для него было стравить нас между собой.
   - Правда, у меня ещё оставались сомнения, не подпала ли я под действие иных чар, - добавила Кэт, - но когда котик из саквояжа спрыгнул в ущелье, я поняла, что всё правильно. Он просто побежал к своей хозяйке.
   - Да, всё верно! - раздался уже знакомый голосок из рыжих локонов Вендлы. Затем ожившая статуэтка выбралась из волос, и уселась на плече вновь найденной сестры.
   - Я подхватила его в полёте, - пояснила Вендла.
   - То есть это ты перевоплощаешься в замковое чудовище?! - изумилась Мелисса. - Мы же хотели, мы же могли, могли тебя убить!!!
   - Не могли, - возразила Кэт, - пока я с вами, я не позволю дурным идеям восторжествовать! - она самодовольно улыбнулась, и ласково потрепала Вендлу по щеке.
   - Но теперь всё дурное позади и мы снова вместе! - заключила Вендла.
   Девушки бросились к сестре и долго обнимали и целовали её, ещё никогда в жизни не испытывали они такого счастья. Чрезвычайно нежная Мелисса как обычно не сумела сдержать эмоций и разревелась. Тогда все принялись успокаивать её. Кэт уговаривала, что всё дурное закончилось и надо радоваться, а не рыдать. Никки обняла подругу за плечи и шептала утешительные слова прямо в ухо. А Вендла принялась убеждать, что всё прекрасно, что она вовсе не страдала здесь, а провела время замечательно и с пользой. Но Мелисса и слышать ничего не хотела, рыдая всё громче, а сёстры не могли понять, в чём же всё-таки дело.
   Наконец, немного успокоившись, она подняла на подруг заплаканные глаза и, всхлипывая, вымолвила:
   - На кой меня утешать? Это я от радости плакала!
   Все дружно рассмеялись, всё-таки реакции Мелиссы не отличались разнообразием, теперь выяснилось, что она может плакать и от счастья...
   - А теперь, пойдёмте в гости, я покажу вам свой дом! - предложила Вендла.
  

ГЛАВА X

  
   Девушки вышли из каньона и продолжили движение к горам.
   - Расскажи же нам всё! - Мелиссе ужасно не терпелось узнать, как сестра провела эти годы. - Как ты научилась превращаться в летающее чудовище, почему здесь всё такое странное, что это вообще за место?
   - Я думаю, Фарегазонт скинул вас в каземат, верно? - предположила Вендла.
   - Не совсем скинул, но приложил к этому немало усилий, - подтвердила догадку Кэт, - правда, это подземелье больше напоминает мир там, наверху, но только ночью...
   - Сначала всё выглядело гораздо хуже, - Вендла махнула рукой. - Пришлось заново делать, с нуля.
   - Что именно делать? - уточнила Никки.
   - Ну как что? Небо, звёзды, горы, в конце концов...
   - С этого момента поподробнее! - заинтересовалась Кэт.
   - Легко! - улыбнулась Вендла. - Значит так, слушайте: когда Фарегазонт похитил меня, никто из Флиннфлоутта не решился сражаться с ним...
   - Они просто опасались, что колдун может тебя убить, - попыталась защитить подданных Альвизирауна Мелисса.
   - Возможно, но они могли догадаться, что он с самого начала задумал именно это! Лишь одна волшебница восстала против него, и решилась отбить меня...
   - Уж не та ли это злобная старушонка, которая едва не скормила нас тебе же? - предположила Кэт.
   - Она вовсе не злобная, - возразила Вендла, - просто приняла вас за лазутчиков колдуна, как, впрочем, и я. Вы поймёте, что она хорошая, когда подольше с ней пообщаетесь. Так вот, Фарегазонт и не думал исполнять свою часть договора, то есть, сохранять мне жизнь. Дабы самому не марать руки, он решил скормить меня дракону, что заточён в подземелье дворца испокон веков. Когда волшебница пришла за мной, девораторы схватили её, и бросили нас обеих с бабушкой Келдой...
   - Келдой?! - воскликнула Кэт. - Так ведь это она направил нас по нужному пути! Хранительница, это её фантом...
   - То есть, она сделала всё, чтобы мы спасли сестру и дали бой Фарегазонту, но не узнала нас, когда мы прибыли сюда, - добавила Мелисса. - Вот это усмешка судьбы!
   - Просто прошло много времени, - развела руками Вендла, - она видела вас маленькими девочками, немудрено, что могла и забыть, мы здесь с ней вообще счёт времени потеряли. Сперва пытались делать засечки, но через пару лет сбились и забросили это дело. Тем более лазутчиков колдуна очень много и они принимают самые различные образы. Так вот, он бросил нас с бабушкой Келдой в казематы, где обитал его злейший враг древний дракон. Это было недалеко от того места, где ныне стоит её избушка.
   - Точно! - воскликнула Никки. - И мы попали в подземелье через тот же ход.
   - Но как вам удалось пастись? - недоумевала Мелисса.
   - Сама не знаю, - Вендла пожала плечами. - Видимо, сработало волшебство, дарованное мне от рождения. Каким-то образом я ухитрилась усыпить дракона ещё до того, как он ринулся в атаку, чисто интуитивно использовав собственную силу. Сама я не помню, что именно тогда произошло, слишком маленькой была, да и напугана. Но бабушка Келда рассказывает, будто едва мы спустились по ступенькам, под сводами тотчас показался дракон, а я начала бормотать какие-то старинные заклинания и через мгновение он рухнул предо мной, громко храпя.
  

0x01 graphic

  
   Так подземелье замка стало нашим домом. Мы поначалу обустроились недалеко от входа, чтобы увидеть, если колдун решит самолично спуститься сюда.
   - И что бы вы тогда сделали? - спросила Кэт.
   - Разбудили бы дракона, - просто ответила Вендла. - Но Фарегазонт так и не решился появиться, хотя лазутчиков, конечно, запускал и не раз. Бабушка Келда научила меня всему, что знала о волшебстве. Вместе мы стали думать, как обустроиться в казематах и украсить это место, чтобы наш мир не выглядел так уныло. Сперва мы выстроили горы и засадили травой равнины, потом разукрасили небо. Облака и дожди это вообще полностью её заслуга, я бы так не смогла, а вот звёзды...
   - Хочешь сказать, что это ты сделала звёзды? - изумлению Мелиссы не было предела. - И небо - тоже твоя работа?
   - Конечно, - Вендла улыбнулась, - что тут удивительного? Мы старались, чтобы всё было точно также, как наверху, правда я плохо помню настоящий мир, да и бабушка Келда его хорошенько подзабыла.
   Кэт подняла взор, и пристальнее рассмотрела сверкающие над горами звёздные россыпи: теперь стало понятно, почему созвездие плеяд смотрится так странно, словно бы его рисовали, и рисующий давно не смотрел на настоящее звёздное небо, воссоздавая красоты ночного небосвода лишь по памяти. Меж тем в чём-то звёзды, созданные Вендлой, выглядели намного романтичнее и красивее реальных, возможно, именно так их видят художники и поэты...
   - И что было дальше? - спросила Дикая Кошка.
   - Дальше бабушка Келда стала говорить, что я похожа на дикую кошку и повадками и грацией, так и стала меня величать...
   - Как?! - опешила Кэт. - Тебя тоже зовут Дикой Кошкой?!
   - Да, - растерялась Вендла. - Хочешь сказать, что твоё прозвище тоже...
   - Не может быть! - ахнула Мелисса.
   - А что здесь необычного? - возразила Никки. - Они же близнецы, так что всё вполне закономерно!
   - Действительно, - согласилась Вендла, две дикие кошки-близнецы.
   - Рассказывай дальше! - попросила Кэт.
   - Ну вот дальше, мне и пришло в голову, что хорошо бы действительно стать кошкой, а с моим умением летать, это было вообще не сложно.
   - Значит, это был не сон, и ты действительно учила меня летать! - воскликнула Мелисса.
   - Конечно, не сон! - подтвердила Вендла. - Всё было на самом деле, но вы просто забыли. Бабушка Келда рассказала мне всё, что задумал Фарегазонт, правда я и представить не могла, будто история сложится именно так, и вы явитесь сюда в тот самый день!
   - Значит, это ты сотрясала замок? - уточнила Никки.
   - Я, - Вендла самодовольно усмехнулась. - Я многому научилась у дракона. Иногда пробуждала его, и отпускала полетать, а сама следила за техникой полёта. Когда я ощутила в себе настоящую силу, то забросила эти игры, и принялась подтачивать замок колдуна. Я ему много кровушки попортила! - зелёные глаза сестры хищно сверкнули. - В один из дней в подземелье спустился отвратительный воин в чёрных доспехах. У него был странный шлем, словно обмотанный чем-то блестящим...
   - Жракис! - догадалась Кэт.
   - Не знаю, как его зовут, но он прокрался к нашей хижине, и хотел атаковать, пока мы спим. Я уложила его во сне, и даже не проснулась. Бабушка Келда потом рассказывала, что этот воин спасся бегством, когда на его голову полился огненный дождь.
   - И ты действительно не помнишь, как сотворила заклинание? - не поверила Мелисса.
   - Неа, - просто ответила Вендла, - я настолько сильная волшебница, что для меня это пара пустяков. С тех пор Фарегазонт ни разу не решался запустить сюда своих вассалов, а я продолжила на регулярной основе разламывать его гнусный замок. Даже обрушила несколько этажей, - с гордостью сообщила девушка. - Правда, выбраться на поверхность так и не сумела, на всех выходах стоит очень мощная защита, которую я просто не знаю, как взломать, ведь у меня даже нет волшебной палочки.
   - Теперь есть! - Кэт улыбнулась, и протянула сестре золотую стрелу. - Это, кажется, твоё!
   - Без всяких кажется! - буркнул котик, сидящий на плече Вендлы.
   - Какой торжественный момент! - с восторгом выдохнула Мелисса. - Наконец-то золотая стрела вернулась к своей законной хозяйке!
   - Ещё бы лук раздобыть, - снова проворчал котик Вендлы.
   - Держи! - Кэт отдала сестре лук, полученный от Фарегазонта.
   - Ну теперь пусть держаться за всё, что подвернётся под руку! - глаза Вендлы снова сверкнули поистине звериной яростью.
  
   Тут оказалось, что они уже дошли до места назначения: впереди виднелся странный домик, укутанный сверху чем-то серым. При ближайшем рассмотрении девушки с изумлением обнаружили, что то были крылья! Гигантский дракон оранжевого цвета лежал, свернувшись калачиком, а его огромные серые перепончатые крылья стояли домиком, создавая стены и крышу небольшой лачуги. Сверху из сооружения поднималась башенка с печной трубой. Спереди в домике было несколько окон и дверь, всё это выглядело немного ирреальным, как будто плохо нарисованным. Так, например, жилище мог бы изобразить ребёнок.
   - Я не знакома с ремеслом строителей, - почти прочитав мысли, пояснила Вендла, и заливисто рассмеялась. - Но как убежище он прекрасен!
   Перед домиком пышно росла ярко-зелёная трава, которую хорошо было видно в струящемся с неба звёздном свете и цвели фиалки. Вендла обожала их аромат с детства, поэтому и развела возле жилища в изобилии. Дворик отгораживал кривой-косой заборчик, через который можно было легко перешагнуть. Перед входом на траве лежал самодельный коврик с надписью "Добро пожаловать", написанной с несколькими ошибками. Вендла никогда не училась в школе, и просто не знала правописания.
  

0x01 graphic

  
   Кэт остановилась у калитки, и украдкой поглядела на вновь обретённую сестру: та столько вынесла, жила в постоянной тьме, в постоянной опасности со стороны злобного колдуна и при этом сохранила весёлый нрав, и беспрестанно улыбалась. Вот у кого стоило бы поучиться мировосприятию, подумала Дикая Кошка, и она как всегда была права!
   Вдруг девушки заметили во дворике какое-то движение: оказалось, что здесь бродит несколько десятков кошек. Только теперь Кэт обратила внимание на множество плошечек и мисочек, стоящих повсюду, из них, вероятно, кошки и кормились. При приближении Вендлы, ушастые и хвостатые с радостью кинулись ей навстречу, буквально облепив хозяйку с ног до головы. Над равниной распространилось уютной мурлыканье и нежное мяуканье.
   - Откуда здесь столько кошек? - спросила Мелисса. - Ты и их сама сделала?
   - Да нет, - рассмеялась Вендла, наглаживая своих любимец, - я не богиня, чтобы создавать жизнь. Это Фарегазонт ненавидит животных, всех кошек королевства, которым не повезло забрести в его замок, он сбрасывает в подземелье на корм дракону или просто на голодную смерть, а я их подбираю. Странное дело, но кошки каким-то образом ухитрялись шнырять туда-сюда, игнорируя магическую защиту, так он, негодник, просто заколотил все окошки, чтобы они уж точно передохли здесь. Но он не учёл, что я волшебница не слабее его!
   - У дома меня тоже живёт кот, - сказал Никки.
   - А он умеет летать? - оживилась Вендла.
   Никки растеряно пожала плечами:
   - Нет, он даже ходит еле-еле, старенький уже. Мы его хромого подобрали лет десять назад...
   - Да ты просто его раскормила, - улыбнулась Кэт, - видела я этого монстра, здоровенный как слон!
  
   Внутри домика оказалось уютно, светло и тепло. Каждая из подруг почувствовала, словно вернулась в детство, именно в своё детство. Стены были обклеены обоями, которые Вендла сама и создала при помощи волшебства, иначе, где бы она их взяла в подземелье? На них были нарисованы кошки, и не было среди них двух одинаковых. Всюду располагались полки, на которых лежали какие-то камешки, щепки и самодельные стрелы. Справа от двери не было стены, и хорошо просматривалось драконье крыло, прикрывающее дыру. То и дело оттуда слышалось спокойное дыхание спящего чудовища, которое уложило свою массивную голову как раз во дворике. Когда дракон вдыхал, крыло двигалось наружу, когда выдыхал - вваливалось внутрь, уменьшая объём помещения.
   - А ты не боишься, что он может проснуться? - с опаской поинтересовалась Никки.
   - Нет, - поспешила ответить Вендла. - Я просто стопроцентно уверена в своём волшебстве, этот дракон проспит столько, сколько я ему укажу, и никто этому не помешает!
   Кэт лишь покачала головой: она считала себя уверенным человеком, но Вендла могла дать фору в самоуверенности даже ей!
   - Сейчас я вас чаем буду поить! - сообщила Вендла. - Помните, как мы любили ходить друг к дружке на чай в детстве?
   - На чай ходили наши куклы, - заметила Кэт. - А, впрочем, всё это детское такое нелепое.
   - Зря ты так говоришь! - горячо возразила Вендла. - Наше детство это источник жизненной силы, его нужно ценить и любить. Со всеми ошибками, глупостями и нелепостями, потому что оно только наше и многому нас научило, так бабушка Келда говорит.
   - Может ты и права, - Кэт было лень спорить, и она решила согласиться не задумываясь.
   Обычно это устраивало собеседников, которые стремились лишь эгоистично отстоять собственную точку зрения. Вендла же подобным ответом не могла удовлетвориться.
   - Сестра, ты не права, - она с укоризной покачала головой, - именно в детстве кроется всё то хорошее, что мы проявляем в нашей жизни. Неужели тебе это неочевидно? - она с любопытством посмотрела сестре в глаза, стараясь понять её истинные мысли.
   - Ну, я просто не люблю все эти нюни, а в детстве с тобой вечно сюсюкаются, и всё такое.
   - Когда я летела нал каньоном, и наши взоры соприкоснулись, я увидела в глубине твоей души прекрасный источник живительной силы, то было наше детство, - в ответ улыбнулась Вендла. - Это и есть то, что люди называют волшебством: безоговорочная любовь, понимание и забота наших мам и бабушек, это то, что и делает нас людьми. Подумай сама, ведь только в детстве нас любят просто за то, что мы есть!
   - А как же любовь между женщиной и мужчиной? - вклинилась в беседу всегда романтичная Мелисса. - Это тоже сильное чувство!
   И после всех разочарований и предательств она по-прежнему верила в любовь!
   Кэт на это только фыркнула:
   - Я тогда уж лучше соглашусь с Вендлой, чем с тобой, - заверила она. - Зак обвёл тебя вокруг пальца, а сам оказался старым хрычом и колдуном по совместительству. Агвид также обдурил Никки, а вы всё ещё не можете уразуметь истинную цену парням!
   - Попрошу не обобщать, - отозвалась Никки. - Что касается меня, то я с этим делом завязала, и больше никогда не влюблюсь!
   Кэт задумалась, а ведь она действительно была согласна с Вендлой. Что касается безоговорочной любви, то глупо спорить с её доводами. Вендла увидела это согласие во взгляде сестры, чем удовольствовалась, и просто улыбнулась ей в ответ, не став дальше развивать тему.
   - Я вот только не пойму, нас сегодня будут поить чаем? - наигранно сердито воскликнула Никки.
   Тотчас на столе появился поднос с сервизом и большой дымящийся чайник, расточающий непередаваемый аромат чудесных лесных трав.
   Только после чаепития и множества разговоров о прошедших годах, Кэт внезапно спохватилась:
   - Время! - крикнула она, рывком вскидывая руку с часами и поднося циферблат к самому носу.
   - Сколько там? - заволновалась всегда разумная Никки, и как это они могли забыть о времени? Другие уж ладно, но она-то как ухитрилась?
   - Пять утра с копейками, - сообщила Кэт.
   Кошка на циферблате принялась нервно помахивать хвостом, словно злясь.
   - У нас меньше часа!
   - В смысле?! - переспросила Вендла. - Я думала, мы ещё попьём чая, и отправимся к бабушке Келде!
   - Фарегазонт устроил всё так, что в шесть часов утра наши воспоминания сотрутся, и мы не вспомним даже тебя, нашу любимую сестричку! - воскликнула Никки.
   - Но то, что происходит сейчас, мы запомним или тоже забудем? - вдруг спросила Мелисса, но вопрос был, скорее, риторическим.
   Никто не мог точно утверждать распространяется ли заклятие на знания и воспоминания, полученные в период освобождения от чар в новогоднюю ночь, хотя все подозревали, что Фарегазонт предусмотрел и это, каким-то хитрым образом перекрыв лазейку.
   - Кэт, - Вендла резко повернулась к сестре, - надо переговорить! - она схватила её под руку, и вытащила из-за стола на улицу.
   - Почему ты не стала говорить там? - удивилась Кэт. - Никки с Мелиссой могут подумать, будто мы им не доверяем!
   - Вопрос не в доверии, а в безопасности! - поспешила возразить Вендла. - Я предлагаю взять на себя весь риск, а если план сработает, то расскажем им!
   Кэт задумалась, но обезоруживающий взгляд любимой сестры мгновенно убедил её.
   - Тогда скажем им то, что нужно для дела, а остальное додумаем по ходу, - предложила Кэт. - Идёт?
   - Годится!
  
   Через мгновение, обсудив на скорую руку план, они вернулись в домик под крылом дракона, и рассказали идею подругам, правда, скрыв часть дела, дабы не сорвать предприятие с самого начала:
   - Нам нужно вернуться в замок, но выход только там, где и вход, - начала объяснять Вендла. - Поэтому необходимо быть готовыми к встрече с лучшими войсками колдуна. Они, наверняка, стоят в замке подле люка, ожидая вашего возвращения. Поэтому... - она сделал паузу и обвела подруг выжидающим взглядом.
   - Ну не томи, рассказывай! - воскликнула Мелисса.
   - Мы разбудим дракона, и ударим с максимальной силой! - глаза Вендлы вспыхнули яростью предвкушения битвы.
   Повисла пауза. Вендла, видимо, ждала реакции подруг на свою идею. Она предполагала, что те испугаются такой инициативе, но девушки почему-то оказались не против.
   - А в этом что-то есть, - кивнула Никки, - если не успеем и потеряем память в процессе атаки, он нас сожрёт, и не будет потом так стыдно! - она улыбнулась.
   - Знаете, девочки, - Мелисса вскочила из-за стола, - с вами я хоть на край света, хоть с драконом хоть против дракона, хоть в пасть дракона, ничего не боюсь и на всё готова!
   - Тогда мы выступим единым фронтом и дадим бой гнусному колдунишке! - заключила Вендла.
   - Время! - напомнила Никки.
   Вендла открыла дверь лачуги и вышла на порог, обернувшись в дверях:
   - Ну что, летим?
   - Летим? - переспросила Мелисса. - В смысле на драконе?
   - В смысле на кошке! - рассмеялась в ответ Вендла. - А когда поднимемся в воздух, тогда уже и дракона разбудим! На земле у вас шансов против него будет немного.
   - И всё же есть риск, что не получится... - шепнула Кэт на ухо Вендле.
   - Нам поможет чудо! - так же шёпотом заверила Вендла, и задорно подмигнула сестре.
  

* * *

   Из тёмного угла школьного коридора, скрывающего остиум умбра, показался бывший караульный Флиннфлоутта воин Жракис. Сперва он осторожно высунул вперёд руку, прощупывая новое пространство, затем вылез целиком. На перчатках стража поблёскивала серебристая пыль времён, сохранившаяся после бойни с девораторами. В левой руке караульного оказался алый шар с трещиной сверху, из которой струился фиолетовый дым. Клубы его окутывали предмет, и стекали по руке на пол, оставляя шлейф. Жракис приблизился к мощным дубовым дверям школьной оранжереи: они были распахнуты, и местами расщеплены, верхние навесы выворочены из косяков, а осколки битых стёкол устилали каменный пол. Внутри помещения всё было перевёрнуто вверх дном, растения стояли с изорванными листьями, повсюду валялись разбросанные в беспорядке лейки и прочий садовый инвентарь. Жракис огляделся: создавалось ощущение, что здесь прогулялся смерч или даже взорвался динамит. Караульный приблизился к стене с зияющим проломом. За дырой виднелись обломки золочёного мостика, нависающего над чернеющей воронкой обвалившегося пола. Стены котловины были усыпаны золотыми шестерёнками разного размера и формы, от крохотных и плоских, как лист бумаги, до огромных и толстых, как колесо телеги. Кое-где виднелись и прочие детали, напоминающие части часового механизма.
   Жракис не понял, что здесь произошло, и двинулся дальше, начав спускаться в прореху. Он с лёгкостью спрыгнул в центр воронки, и соскользнул в длинный тоннель. Спуск завершился на полуразрушенной крыше Темпора Кустос. Развёрнутая волшебной атакой Эриксона и сестёр, она располагалась теперь дверью вверх.
   Внутри временной сферы бывший караульный Флиннфолутта заметил обломки деворатора, присыпанного всё той же серебристой пылью, поеденного им времени...
   Недолго думая, Жракис спрыгнул вовнутрь и принялся ломать стену в ту сторону, где, как он предполагал, должен был проходить Элленианский тоннель. Для магического создания не составило большого труда проломить каменные завалы и выбраться в ход.
   Он отвалил последний камень, преграждавший путь и оказался прямо в тоннеле. Здесь было темно и холодно, однако Жракис превосходно видел в темноте. Шар в руке караульного, словно почуяв, что они на месте, принялся ещё активнее выбрасывать клубы дыма, сопровождая их гулкими хлопками. В ответ из темноты засверкало множество пар жёлтых огоньков: воины-карлигозорры открыли глаза!
   - Пора вновь послужить Криптельгронту! - прорычал Жракис и со всей силы швырнул шар об пол.
   Всё вокруг заходило ходуном, стены зашатались и лёд на них принялся стремительно таять, лужей разливаясь по полу. Шар развалился надвое точно по трещине, озарив тоннель алым светом. Когда лучи закатного сияния достигли самых дальних уголков каземата, вмёрзшие в пол и стены, воины зашевелились. Их руки задёргались, пытаясь, вырваться из плена и вскоре у некоторых это стало получаться.
   - А ну брось баловаться! - прогремел чей-то голос, словно гром среди ясного неба.
   Жракис вскинул голову, устремив взор на звук голоса. В просвете противолежащего конца тоннеля показалась коренастая фигура хранителя Форениаддо, опирающегося на трость. Он сердито нахмурился, и ударил палкой по заиндевевшей стене. Волна леденящего ветра скользнула от фигуры хранителя, на ходу превращаясь в снежную бурю, которая тотчас заставила лёд вновь застыть. Карлигозорры потеряли подвижность и глаза их стали блекнуть. Пылавшая на полу сфера тоже принялась затухать. Жракис заскрежетал клыками из-под шлема и двинулся к хранителю с явным намерением проучить его.
   - Лучше не делай этого! - грозно предупредил Френиаддо, занося трость над головой.
   Но караульный и ухом не повёл. Френиаддо буркнул себе что-то под нос, наверняка, заклинание, ударив тростью в потолок: и вновь ледяной ураган пронёсся по тоннелю. Удар должен был заморозить врага, но ничего не вышло. Жракиса лишь обдало волной холода, но он продолжил движение вперёд.
   Расколотая сфера меж тем активизировалась, усилив выброс фиолетового дыма, а едва взявшийся лёд вновь принялся таять. Хранитель тоннеля понял, что его волшебство бессильно против магии сферы, видимо, заклинания здесь применялись самые мощные. Он собирался атаковать врага физически, воспользовавшись тростью как дубиной, но не успел даже замахнуться. Стальная рука Жракиса с лёгкостью вышибла палку из рук Форениаддо, пронзив кисти острой болью. Старец повалился на пол и по инерции отъехал назад. Жракис подлетел к нему с невероятной для своего веса и габаритов скоростью, и нанёс удар ладонью в грудь. Старик крякнул, и едва не лишился сознания. Жракис потянулся к висящему у пояса мечу, собираясь добить поверженного противника. Старик бегло огляделся в поисках спасения, но защититься было нечем. Он лежал на спине, подобно жуку, не в силах убежать, да и просто быстро подняться.
   Вдруг откуда не возьмись возле головы Жракиса возникла фея-ключница. Она промелькнула солнечным зайчиком со скоростью метеора перед смотровой щелью его шлема, и тут же унеслась прочь. Жракис замотал головой, затем взмахнул мечом, и рубанул им по хранителю, но промахнулся на два метра. Форениаддо сообразил, что фее удалось ослепить монстра! Воспользовавшись моментом, старик кое-как поднялся, и кинулся бежать к выходу из тоннеля. Когда слепота стала отступать, Жракис двинулся следом.
   За несколько мгновений они преодолели оставшееся расстояние, и упёрлись в дверь, которую Форениаддо только недавно открывал для Эриксона и сестёр.
   - Скорее, - завопил хранитель фее, - скорее отворяй дверь!
   Фея метнулась в замочную скважину, откуда тотчас раздался скрежет...
   Из глубины тоннеля послышался треск ломающегося льда, карлигозорры, как видно, уже выбирались из стен и пола...
   Жракис приблизился к хранителю, и вновь взмахнул мечом. Старик едва успел увернуться, как остриё клинка резануло по двери, оставив на полотне глубокую борозду. Чтобы спастись, старец так сильно крутанулся, что не смог удержать равновесие и вновь свалился на спину под самой дверью...
   Караульный не заметил падения противника. Судя по движениям, он всё ещё плохо видел. Хранитель замер, услышав карем уха, как проворачивается замковый механизм. Он понадеялся отлежаться, пока откроется дверь, чтобы затем попытаться сбежать, но, вдруг Жракис повернул к нему забрало, и стало ясно, что он его видит! Правда, перед глазами чудовища всё ещё сверкало ослепляющее пламя феи, но контуры предметов он видел уже достаточно отчётливо.
   - Думал, что сможешь противостоять нам? - рассмеялся Жракис.
   - И снова ты мой противник, - пробурчал Форениаддо, узнав бывшего караульного, - не думал, что доведётся увидеться...
   - Только теперь мы поменялись королевствами.
   - Да, - нехотя согласился хранитель, - но разница между нами осталась. Я обрёл истину, оставив негодный Криптельгронт, ты же предал забвению самого себя, покинув благословенный Флиннфлоутт!
   - Это точно, - Жракис получше ухватился за рукоять меча. - Кстати, тебе привет от Фарегазонта и всех гильдий великого Криптельгронта! - рука его взметнулась вверх и тотчас полетела вниз, обрушивая клинок прямо на старца...
  

* * *

   Хранитель зажмурился от страха, тут бы ему и пропасть, но остриё внезапно застыло в миллиметре от Форениаддо!
   Старик осторожно приоткрыл один глаз, и обвёл взглядом округу: Жракис нависал над ним, клинок вибрировал в его пятерне, словно хотел двигаться дальше, но его не пускала незримая стена. Хранитель открыл второй глаз, приподнялся на локтях, и вновь осмотрелся. Он не мог взять в толк, что происходит и почему прибывший воин не добивает его.
   Жракис злобно зарычал, ненависть, обуревавшая его, ощущалась почти физически. В этом рычании чувствовалась злоба, ярость и досада, словно бы чья-то чужая воля не позволяла караульному исполнить давнюю мечту.
   Хранитель запрокинул голову, и увидел, что дверь уже открылась. В проёме над ним возвышалась девушка с вьющимися золотистыми волосами и огромными зелёными глазами. Более всего это милое создание напоминало ожившую куклу, но никак не настоящую девушку. Красотка держала правую руку в мощной стальной перчатке от доспеха вытянутой, и направляла ладонь на Жракиса.
   - Думал, что сможешь противостоять магии короля Фора? - удивительно точно скопировав интонацию караульного, съязвила Роузи. - Пшёл прочь! - она взмахнула рукой, как бы отталкивая воина.
   Жракис отпрянул назад, пролетел несколько метров и неуклюже шлёпнулся на спину так, что весь тоннель сотрясся.
   - Даже будучи предателем, ты всё ещё подвластен силе волшебства Флиннфлоутта! - торжествующе произнесла Роузи. - Может, полезнее было не менять хозяев?
   Опешивший от увиденного Форениаддо всё же сообразил, что надо делать, быстро поднялся и кинулся к трости.
   - Брось палку! - скомандовала Роузи.
   Хранитель с недоумением оглянулся, и застыл с вопрошающим видом.
   - С ним целая орава, нам не совладать! - пояснила Роузи Каллен. - Бежим отсюда быстрее, пока карлигозорры не пришли в себя окончательно!
   Форениаддо обернулся к Жракису. Тот успел подняться на ноги, а за его спиной уже высились первые полностью оттаявшие карлигозорры...
   - Быстрее, хрыч старый! - рявкнула Роузи.
   Хранитель решил, что разумнее будет подчиниться, и молнией выскочил из помещения. Вслед за ним вылетела и фея-ключница. Как только они покинули тоннель, Роузи захлопнула двери.
   - Надо завалить выходы! - крикнула Роузи, заталкивая хранителя на винтовую лестницу. - Быстрее поднимайся!
   - А как ты собираешься остановить Жракиса и его войско? - удивился Форениаддо. - Ты разве умеешь творить волшебство?
   - Ещё как! - Роузи усмехнулась, и вынула указку...
   Сверкнули молнии, прогремел гром, и потолок тоннеля стал рушиться. Вместе с хранителем они кинулись вверх по лестнице, и уже в последний момент успели заметить, как едва приоткрывшаяся дверь тоннеля тотчас скрылась под камнепадом.
  
   Жракис с досады злобно шибанул кулаками по двери, понимая, что быстро проломить завал ему не удастся. Он обернулся к оттаявшему воинству: перед ним уже ровными рядами выстроились вооружённые до зубов двухметровые латники, магические карлигозорры. Несмотря на заморозку, они не утратили боевых навыков. А сфера тем временем продолжала согревать тоннель, обращая магический мороз в талую воду...
   Жракис прислушался, где-то совсем близко журчала вода. Нет, это не был звук таящего льда внутри тоннеля. Журчание лилось снаружи, откуда-то из-за стен. Бывший караульный приложился железным ухом к каменным сводам хода: звук стал сильнее и отчётливее, за стеной действительно текла вода...
  

* * *

   Несмотря на стародавнюю вражду, этой ночью бабушки Никки и Кэт проводили время вместе. Они с несколькими друзьями собрались в небольшой квартирке на втором этаже дома, окна которого выходили как раз на школу. Внизу была парикмахерская, к которой формально относилось помещение. На самом же деле здесь располагался тайный наблюдательный пункт королевства Флиннфлоутт.
   Помимо обозначенных бабушек в квартирке теснились ещё около полутора десятка человек. Поддержать девчонок в ночь сражения пришли друзья Эриксона по магическим искусствам: трое благообразных седовласых старцев и семеро молодых парней. Родители Герберта: тучная пожилая пара. Тот самый дядя Мелиссы Петер, подаривший ей ключ от саквояжа и несколько других подданных Альвизирауна. Если вы сейчас вообразили сие сборище, как толпу, разодетую в балахоны и колпаки, да ещё и с посохами в придачу, то вы ошиблись. На собравшихся была самая обычная повседневная одежда, костюмы и платья. Несведущий человек мог бы подумать, что просто старые друзья собрались сыграть в преферанс на ночь глядя, и даже не заподозрил бы в них могучих магов.
   Сегодня была главная ночь в истории Флиннфлоутта: в школе решалась не только судьба сестёр, но от исхода сражения зависело и будущее всего королевства. Да что там королевства, целого мира!
   Двенадцать лет назад они упустили шанс и пошли на поводу у Фарегазонта, но теперь у них была реальная возможность вернуть всё на круги своя. Кстати именно на почве этого решения двенадцатилетней давности и поссорились бабушки Никки и Кэт. Бабушка Никки госпожа Френч согласилась с идеей пойти на условия колдуна, чтобы спасти Вендле жизнь. А бабушка Кэт госпожа Ригет посчитала, что та согласилась лишь потому, что Вендла была не её внучкой. Разумеется, полагала она, свою бы кровиночку та ни за что не согласилась бы отдать Фарегазонту. Мама Кэт и Вендлы, конечно же, думала аналогично, поэтому возненавидела весь Флиннфлоутт за то, что они не смогли уберечь её дочь от колдуна. За прошедшие с того момента годы она так и не восстановила отношений с бывшими друзьями, которых ранее считала фактически своей семьёй. Они не разговаривали, и даже встречались крайне редко. Однако сегодня она не могла оставить дочь без поддержки и потому тоже пришла, усевшись, правда, в самом дальнем углу.
   В квартирке была отвратительная атмосфера. Собравшиеся поголовно испытывали комплекс вины за то, что некогда согласились на условия Фарегазонта. Те аргументы, которые привели к этому решению двенадцать лет назад, ныне отчего-то не работали... То ли люди стали посмелее, то ли просто так сильно истосковались по Вендле. Но винили они не только себя, а ещё и друг друга, поэтому в томительном ожидании развязки бала, все молчали.
   Разнился у собравшихся и взгляд на то, что происходило нынче. Одни полагали, что план Келды может сработать, они верили в исключительную силу сестёр. Другие не надеялись на успех, однако и те и те были готовы на всё, лишь бы не повторить ошибок прошлого. Даже госпожа Ригет, отдавая утром саквояж внучке сильно сомневалась стоит ли это делать. За прошедшее время наставления Келды истёрлись из памяти, стали казаться несбыточной фантазией. Именно поэтому она так занервничала, найдя саквояж.
   Сейчас она сидела в плетёном кресле подле окна и держала на коленях ту самую указку со слезшей позолотой - это была её первая волшебная палочка, которую, как самое верное и проверенное оружие она принесла сегодня для решающего сражения...
   Рядом с ней расположился совсем дряхлый старец с редкой седой бородой, заплетённой в косичку и серебристыми кудрями. Он пристально смотрел в окно, стараясь разглядеть танцующие за школьными окнами силуэты. То был верховный маг и глава королевства Флиннфлоутта сам Альвизираун.
   Не зная, что именно будет происходить в школе после восстановления памяти у сестёр, он мог только ждать, пристально наблюдая за происходящим. Никому из собравшихся не было точно известно, встретились ли девчонки с Хранительницей и Покровителем, начали ли они вспоминать свои волшебные умения или нет? И чем ближе время подбиралось к утру, тем меньше верили они, что чудо всё-таки произойдёт. Однако когда криогорронты повернули время, многие из волшебников, включая Альвизирауна, заметили это, и надежда вновь воссияла. Нужно было лишь дождаться, когда откроются школьные двери, и тогда всё сразу станет понятно. Никто не знал, сколько всего уже успело произойти за стенами школы, и того, что действо давно переместилось сперва в мэрию, а затем и подземелье дворца...
   - Колдун снова нас обыграет! - наконец, не выдержав, нарушила молчание бабушка Кэт. - Уверена, что этот гнусный скользкий тип давно разгадал план реванша и послал в школу войска. Вы же, наверняка, заметили, как менялись времятечения за вечер!
   - С ними Эриксон, госпожа Ригет, - спокойно возразил Альвизираун, - он защитит их, и научит всему. Пока они в стенах Темпора Кустос им ничего не угрожает. Кроме того сейчас сила колдуна минимальна, и у них есть шанс.
   - Я не понимаю, чего мы ждём? - вновь воскликнула госпожа Ригет. - Нам давно нужно просто идти туда и штурмовать Криптельгронт!
   - Мы не можем на этой пойти, по крайней мере, сейчас, пока ещё слишком велик риск, что колдун навредит Вендле, - нахмурился Альвизираун. - Криптельгронт для нас недоступен. Мы должны дождаться, когда девочки освободят сестру, и только тогда сможем дать бой Фарегазонту. Лишь их сила способна противостоять колдуну, и вы это прекрасно знаете. Если бы мы обладали такой возможностью, то не пошли бы на сделку с Криптельгронтом ещё двенадцать лет назад.
   - В таком случае, если даже вы не способны проникнуть в Криптельгронт, то стоит ли занимать пост верховного мага? - с раздражением и ненавистью кинула мать Кэт.
   - Я понимаю твои чувства, Нэнси, - Альвизираун тяжело вздохнул, - и мне нечего тебе ответить... Кроме того, что утром, если всё получится, как задумала Келда, во главе Флиннфлоутта, вместо старого Альвизирауна, встанет новая верховная волшебница...
   Вдруг внизу послушался шум, и через мгновение дверь распахнул ободранный и запыхавшийся Эриксиаль Суаль Форсес:
   - Мы просчитались! - крикнул он нервно.
   Собравшиеся вскочили с мест и с испугом уставились на географа.
   - Вендла всё время была здесь, жила бок о бок с нами, колдун не забирал её в Криптельгронт! - выпалил он на одном дыхании.
   Собравшиеся кинулись к Эриксону:
   - Что с ней, где она?! - закричали они наперебой.
   - Это Роузи, Роузи Каллен и есть Вендла!
   Альвизираун нахмурился и недоверчиво приподнял одну бровь.
   - Боже! - воскликнула Нэнси. - Этого быть не может, ведь они с Кэт просто ненавидят друг друга!
   - Но это ещё не всё. - Эриксон обернулся к Альвизирауну. - Фарегазонт натравил на нас девораторов! Я попал в западню колдуна и если бы не помощь, я бы никогда не выбрался оттуда.
   - Я так и знала! - воскликнула госпожа Ригет.
   - Но кто же пришёл тебе на помощь? - недоумевал Альвизираун.
   - Вендла! - ответил Эриксон. - То есть Роузи. Колдун сам рассказал ей, кто она на самом деле и она перешла на нашу сторону.
   - Это какое-то безумие! - воскликнула бабушка Никки.
   - И я от имени Флиннфлоутта вынужден был гарантировать ей в обмен на помощь безопасность для её приёмных родителей, - признался Эриксон.
   - Даже не знаю, смогу ли я сдержать данное тобой слово, - покачал головой Альвизираун. - Тут дело такое серьёзное, что никакие договоры с приспешниками Фарегазонта более не могут иметь силы.
   - Всё гораздо серьёзнее! - закричал Эриксон. - Темпора Кустос разрушена, Фарегазонт вызвал Жракиса и направил его в Элленианский тоннель, чтобы пробудить карлигозорров, он собирается вылить гнев нашей вражды на обычных людей, уничтожить весь город!
   - Вот, я же говорила! - закричала госпожа Ригет.
   - Надо что-то предпринять, причём срочно! - заключил Альвизираун.
   - Действовать надо молниеносно! - добавил Эриксон.
   - Друзья мои! - воскликнул Альвизираун громогласно. - Двенадцать лет назад мы сделали непростительную ошибку, пошли на сговор с колдуном и отдали ему на разорение наш мир. Нам необходимо было дать ему бой и ничего не бояться!
   - Верно! - закричали собравшиеся.
   - Былого не вернуть, но мы можем поступить правильно теперь, не будем же ждать ни минуты! У нас по-прежнему нет возможности проникнуть в Криптельгронт, но на этот раз это нас не остановит!
   - Верно, верно! Веди нас! - закричали маги. - Веди на Криптельгронт!
   - Но куда идти-то? - спросил кто-то.
   - К ратуше, - уверенно сказал Эриксон, - там дворец Фарегазонта, я видел ход в подземелье, возможно, это путь в Криптельгронт.
   - Нет, - возразил Альвизираун. - Мы пойдём в школу. Если колдун сотворил магию против моего заклятия, и карлигозорры восстанут изо льда, то опасность сия будет угрожать уже не только нам, но и детям, пришедшим на выпускной бал.
  

* * *

   Сёстры покинули лачугу и вернулись на равнину.
   - Может, стоит забрать вещи какие-то? - предложила всегда практичная Никки. Она прикинула, что если дракон проснётся, то домик может и развалиться...
   - Зачем это? - рассмеялась Вендла. - Всё, что мне нужно - полетит с нами! - она взмахнула стрелой как волшебной палочкой и у кошек, столпившихся во дворе, тотчас отрасли аккуратные крылышки в стиле летучих мышей.
   - Это моя стая, - пояснила Вендла, - захватим королевство, и им будет дом.
   - Верно, - согласилась Кэт, - главное, одолеть Фарегазонта!
   - Мне кажется, надо предупредить бабушку Келду, - сказала Мелисса. - Она же не знает, что ты собираешься разбудить дракона!
   - Само собой предупредим, - заверила Вендла, - как ты могла подумать, что я забуду о такой важной вещи? Не беспокойся, - она ласково похлопала сестру по плечу, - у нас будет некоторый запас времени! А теперь, пора творить волшебство!
   Вендла подняла руку с золотой стрелой вверх, и махнула её остриём в сторону дракона. Кончик стрелы сверкнул и рассыпал вокруг себя сноп синих искр. В воздухе подземелья тотчас запахло озоном. Искры слетели к земле, затем взметнулись вверх, пронеслись над равниной сияющим облаком, и осыпали голову спящего великана поистине звёздным дождём.
   - И всё? - удивилась Никки. - А когда он пробудится?
   - Скоро, но пока у нас есть время, летим!
   Вендла отбежала немного назад, чуть нагнулась, словно балерина, собирающаяся сделать пируэт, ринулась вперёд и, в лёгком прыжке обернулась крылатым монстром, что вызвало настоящий фурор у подруг. Теоретически девушки уже знали, что их сестра превращается в замковое чудовище, но всё равно были шокированы тем, как в мгновение ока Вендла обратилась крылатым хищником. Теперь они смогли хорошенько рассмотреть воинственную ипостась сестры: это была чрезвычайно крупная тигрица, всё же больше похожая на кошку тигрового окраса. С большими перепончатыми крыльями серого цвета.
   Гигантская кошка улыбнулась, оскалив два ряда острых клыков: просто Вендле было забавно наблюдать изумлённые лица вновь обретённых сестёр.
   - Ну чего застыли как истуканы? - сказала тигрица голосом Вендлы. - Полезайте мне на спину, и полетели!
   Кэт быстро забралась на загривок, Никки влезла следом. Мелиссе, как самой скромной из них и тонко организованной натуре было неловко вот так сразу садиться на шею сестры, но всё же и она решилась.
   - Ну, держитесь! - засмеявшись, крикнула Вендла, и взмахнула крыльями.
  

* * *

   Вендла взмыла ввысь со скоростью самолёта и, заложив крутой вираж, понеслась над равниной.
   - Эй, поосторожней! - заверещала Мелисса, которая едва не свалилась на повороте.
   - Не боись, - задорно ответил крылатый монстр голосом Вендлы, - если свалишься, я тебя непременно подхвачу!
   Никки нахмурилась, ответ ей явно не понравился. Зато Кэт была в полнейшем восторге и от такого юмора и от своей новой сестры.
   - Я помню, в детстве мне снилась именно такая крылатая кошка! - воскликнула Кэт. - Неужели подобные совпадения бывают в реальности?
   - Никаких совпадений! - отозвалась Вендла. - Я помню этот сон, ты рассказывала мне о нём, а потом мы стали смотреть его вдвоём. Неужели ты и это позабыла?
   - То есть твой нынешний облик, это тот образ из нашего сна в далёком детстве? - догадалась Кэт. - Я бы ни за что не поверила, что такое возможно!
   - Это просто волшебство! - рассмеялась Вендла. - Я ждала, когда ты придёшь за мной и просто хотела, чтобы ты узнала меня даже в образе замкового чудовища, да ты и узнала, просто не сразу поверила своим чувствам. Ведь ты же не стала стрелять в меня, даже когда сомневалась в собственной правоте, в этом весь смысл!
   В этот момент Никки и Мелиссе стало по-настоящему страшно от одного осознания того, что они едва не убили родную сестру.
   Равнина проносилась внизу всё быстрее, звёзды остались позади и мрак сгущался. Кэт обернулась на лету, и увидела, что кошки Вендлы неотрывно следуют за ними. Так странно было видеть этих существ летающими, но, тем не менее, это было наяву, а не во сне!
   Внизу стало можно что-то различить, крохотный квадратик жёлтого света на пустоши был знаком девушкам. Удивительно, как долго они брели здесь пешком и как быстро преодолели то же самое расстояние на крыльях Вендлы!
   - А вот и избушка! - обрадовалась Кэт. - Снижайся!
   - Сама вижу, - ответила Вендла, - уж сколько лет тут летаю, наверное, знаю, куда двигаться! - горделива она была, как видно, не меньше, чем сестра.
   Она сложила крылья, и спикировала на равнину перед домиком.
   - Надеюсь, на этот раз твоя бабулька не будет пытаться нас поубивать? - съязвила Никки.
   - Я, кстати, ей хорошенько врезала перед бегством, - вспомнила Кэт, слезая на землю. - Теперь неловко, хотя и она нас едва тебе не скормила!
   Вендла тем временем вновь превратилась в девушку. Обернулась и прислушалась.
   - Думаю, дракон уже пробудился, - сообщила она, пристально вглядываясь в темноту. - Теперь надо действовать быстро.
   Тут подоспели и кошки из домика под крылом дракона. Они приземлились рядом с Вендлой, и стаей собрались вокруг её ног.
   - Пойдёмте в дом, что ли! - предложила Вендла. - Только я первая, а вы держитесь сзади, бабушка Келда очень недоверчивая стала, надо объяснить ей, что вы свои.
  

ГЛАВА XI

  
   - Бабушка, ты здесь? - приоткрыв дверь, спросила Вендла в темноту. - Это я прилетела. Не поверишь, что сегодня произошло в домике под крылом дракона...
   Ответа не последовало.
   - Ждите меня здесь! - скомандовала она. - Кстати, о драконе...
   Вендла скрылась в хижине, но Кэт не послушалась, и шагнула следом.
   Внутри было темно, но по памяти Дикая Кошка быстро сориентировалась. На фоне слабо освещённого окошка виднелась фигура Вендлы, и Кэт стала медленно пробираться вперёд. Сзади подоспели Никки и Мелисса, им недоело торчать на улице, и они тоже проследовали в полумрак хижины.
   Вдруг в темноте кто-то чиркнул спичкой, и вспыхнувшее пламя выхватило из мрака лицо сторожа Деккера.
   - Это ещё что?! - воскликнула Никки.
   - Большой сюрприз для вас! - отозвался Деккер.
   Подруги ничего не успели понять, как свет в хижине ослепительно вспыхнул, заставив их на мгновение зажмуриться. Когда глаза свыклись с новым освещением, взору Кэт предстала следующая картина: у окна стоял школьный сторож Деккер, а по бокам от него по двое девораторов. Одной рукой Деккер держал за руку уже знакомую всем старушку, а другой сжимал портативный арбалет, кончик стрелы которого упирал ей в шею. Напротив него в боевой позиции стояла Вендла. В руках её подрагивал лук с натянутой тетивой, и она целилась своей золотой стрелой Деккеру точно в глаз.
   - Не шути со мной, - пригрозила Вендла, - лучше откажись от дурных помыслов и тогда, может быть, я тебя помилую! - на словах "может быть" она сделала ударение.
   Деккер криво улыбнулся, и явно испуганно сглотнул, стараясь прогнать противное ощущение комка в горле.
   - Меня пугать не стоит, - он попятился, хотя отступать уже было просто некуда, - девораторы с вами быстро покончат!
   - Хитрецы, засаду устроили! - хохотнула Кэт. - А не боишься, мужлан неотёсанный, что мы сами тебя взгреем?
   Подруги как по команде выхватили спицы, и направили их остриём на противника.
   - Думаешь, мы магии не ученные? - Кэт хитро прищурилась. - Да хоть бы и так, я тебе эту спицу просто в морду воткну, и безо всякого волшебства!
   - Стрельни-ка ты ему в глазик, дочка, - душевным мягким голосом предложила старушка Вендле. - С этими мужиками дел иметь не стоит, уж поверь мне, я прожила длинную интересную жизнь, и могу судить о таких вещах.
   - Замолчи, карга! - рявкнул Деккер и сильнее прижал остриё стрелы к её шее. - Спущу курок и, поминай, как звали!
   Девораторы стали медленно двигаться к сёстрам. Кэт бросила взгляд на часы: стрелки ускорились. Но нарисованная кошка почему-то была спокойна. Она улыбнулась, и подмигнула хозяйке, а потом свернулась калачиком, и стала устраиваться спать.
   - Стреляй, говорю, ему в глаз! - рявкнула старушка. - Он мне так ещё и царапину оставит!
   - Ну что будем делать? - шёпотом спросила Никки. - Время на его стороне!
   - Я так не думаю, - улыбнулась Кэт.
   - Это ещё что значит? - Деккер побледнел.
   Внезапно дом сотряс сильнейший удар. Стены качнулись, полки и шкафы повалились, и из них с оглушительным звоном посыпалась посуда. Девораторы застыли на месте. Деккер вскинул голову и увидел, как крыша хижины свалилась в сторону, а в образовавшейся прорехе мелькнула гигантская клыкастая пасть.
   - Дракон! - завизжал школьный сторож, и было ломанулся в окно, потащив бабушку следом.
   Воспользовавшись удачным моментом, Кэт кинулась вперёд, и одним ударом выбила арбалет из его рук. Никки с Мелиссой тотчас атаковали девораторов. Молнии сорвались со спиц, и, поразив пожирателей времени, отбросили их назад. Проломив стену, девораторы с грохотом скрылись в царящем снаружи мраке.
   Продолжая движение, Кэт подхватила бабушку под руки, и вместе с ней прыгнула в окно. Дом к тому времени уже начал рушиться. Вендла кинулась в обратную сторону, и едва успела вытащить сестёр из-под валящихся стен.
   Домик развалился. Все оказались на улице. Кэт с бабушкой Келдой, Деккером и девораторами с одной стороны, Вендла, Мелисса и Никки с другой. Над равниной пронёсся оглушающий рёв и следом, сопровождаемый шелестом гигантских крыльев, на бреющем полёте прошёл гигантский оранжевый дракон.
   Деккер отбежал в сторону и закричал что было мочи. Вопль его прозвучал как боевой клич и тотчас из темноты показался целый отряд воинов Криптельгронта. Латники, обнажив мечи, двинулись на подруг. Те стали отступать к развалинам хижины.
   - Да здесь целая армия! - воскликнула Никки. - Не сдюжим!
   В этот момент рядом вновь показался дракон.
   - Усыпи его снова! - закричала Мелисса Вендле. - Он нас размажет!
   Но та как будто не слышала её. Всё внимание волшебницы были приковано к надвигающейся армаде воинов Криптельгронта. Она переводил остриё стрелы с одного воина на другого, примеряясь, кого бы сразить первым, словно позабыв, что стрелой можно орудовать и как волшебной палочкой.
   Дракон сделал вираж над головами девушек, и приземлился чуть поодаль. Ситуация получилась безвыходная: сзади отступать мешали развалины хижины, спереди надвигалось войско Криптельгронта, справа был обрыв, а слева дракон...
   Вдруг кошки Вендлы как по команде кинулись на крылатого великана, и принялись бить его когтями, стараясь отогнать от подруг. Сперва монстр, ошарашенный такой странной атакой, даже попятился, но потом разозлился, и распахнул пасть...
   Внутри этой бездонной пещеры в обрамлении метровых клыков вспыхнуло жёлтое пламя, гудящее, оно уже неслось вперёд, и было готово извергнуться...
   - Он их поубивает! - воскликнула Кэт, и неожиданно для всех кинулась на дракона.
   Со стороны это выглядело самоубийственно, ведь крылатый ящер был раз в двадцать больше. Но у Кэт внезапно родилась гениальная идея. Подбегая к раскрытой пасти дракона, она успела выхватить флакончик с поющим эликсиром. Волна почти осязаемой жары вперемешку со зловоньем драконьей пасти обдала Дикую Кошку, едва не сбив с ног, но та всё же успела швырнуть флакон чудовищу в глотку. Стекло разбилось, и эликсир пролился в пасть монстру, запев при этом чудесную песню...
   Бабушка Келда только ахнула от восторга, такой находчивости ей не доводилось видеть никогда раньше!
   Дракон выкатил глаза, и спешно захлопнул челюсти. Ему показалось, что он кого-то поймал, и тут же сработал рефлекс. При этом волна огня, уже изрыгаемая чудовищем, оказалась заперта. Вендла подлетела к Кэт и повалила её на землю, едва успев вывести из-под огненного облака, которое, не найдя выхода, вырвалось из ноздрей чудовища.
   Дракон, подавившись своим же пламенем, закашлялся и, выбрасывая облака смрадного чёрного дыма, взмыл ввысь. Воины Крпительгронта не решались приблизиться, опасаясь чудовища. Зато девораторы вновь принялись ускорять время. Кэт слышала, как противно скрипят стрелки на часах, возвещая об утекающих минутах...
   - Ну ты даёшь! - воскликнула Вендла. - Я не ожидала от тебя такого... Кстати, что ты ему зашвырнула?
   - Зелье одно, - отдуваясь, ответила Кэт. - Ну, кажется, с этим разобрались!
   Но не успел дым рассеяться, как дракон вновь был здесь. Он буквально камнем свалился с небес, заставив содрогнуться всю равнину. От сотрясения воины Криптельгронта, девораторы и все остальные повалились на землю, и раскатились в разные стороны.
   Кэт отлетела к хижине, но тут же поднялась, встав на четвереньки. Внезапно прямо перед собой она увидела огромную оранжевую голову дракона. Монстр смотрел на неё томным взглядом, как художник на любимую натурщицу или поэт на музу. Казалось, он наслаждается этим созерцанием.
   Кэт не понимала пугаться ей и бежать или подождать, и посмотреть, что будет дальше. Врождённое любопытство и исследовательский инстинкт победили, и она продолжила смотреть на дракона, а тот на неё...
  

* * *

   - Я тебя люблю! - проревела громадина человечьим языком. Удивительно, но этот рёв монстра звучал даже романтично и более того, нежно!
   Кэт от изумления округлила глаза, эликсир реально сработал! Правда, она рассчитывала с его помощью сделать чудовище лишь менее агрессивным, но и помыслить не могла, что дракон влюбится в неё от столь крохотной порции!
   Сторож Деккер остолбенел от увиденного. Фарегазонт явно зря отправил в засаду именно его, хотя другой приближённой кандидатуры под рукой просто не было. Жракис занимался восстановлением карлигозорров, госпожа Кригель выпала из обихода в виду известных событий в ратуше, Роузи сама покинула ряды армии Криптельгронта, а из мужиков в королевстве колдуна можно было найти разве что только глупее и хуже Деккера. Вообще, Фарегазонт часто сокрушался от того факта, что не находил в магических книгах никакой возможности переманить на свою сторону сестёр-волшебниц, ведь всем известно, насколько женский разум превосходит мужской, особенно в вопросах чар и волшебства.
   Подруги были тоже поражены тем, что удалось сотворить Дикой Кошке. Никки смотрела на эту, с позволения сказать, романтическую сцену с некоторой завистью, а Мелисса даже прослезилась, так умильно смотрелся монстр размером со скалу, признающийся в любви её лучшей подруге, да ещё и в такой критической ситуации. Казалось, ошарашенные произошедшим, противники уже позабыли о противостоянии и сосредоточили всё своё внимание на этой странной парочке. Даже лишённые эмоций девораторы с интересом наблюдали за Кэт и даконом.
   - Прям так и любишь? - наконец ответила Кэт. - Может, хоть представишься? У тебя имя есть?
   Вендла заулыбалась от такой наивности сестры:
   - Его имя столь сложное, что и не выговоришь! - шепнула она. - Что поделать, драконий язык таков!
   Дракон тем временем продолжал не сводить с Кэт влюблённого взора, и вдруг... Заметил армаду Криптельгронта. Он медленно перевёл на них свой огненный взгляд, и в глазах великана уже не осталось ни капли любви, теперь в них ледяным ужасом струилась лишь лютая ненависть.
   - Ой, - выдохнул Деккер, внезапно осознав, что теперь будет.
   - Кажется, я наконец-то нашла по-настоящему хорошего парня! - заливисто рассмеялась Кэт. - И это не какой-нибудь придурок из нашей школы!
   Дракон медленно поднялся на массивных как стволы вековых елей лапах, а затем, царапая пустошь метровыми когтями и звеня чешуёй, вразвалочку двинулся к войску Деккера.
   - Врассыпную! - закричал школьный сторож, сам кидаясь наутёк.
   Но воины его не послушали. Закалённые в сражениях, закованные в сталь гиганты выставили вперёд мечи, и приготовились отражать атаку. Девораторы принялись сжирать время, направив всю свою мощь на дракона, но тот существовал вне привычного нам времятечения и эти усилия оказались напрасными.
   Над равниной пронёсся оглушительный свист и рокот, дракон изверг из пасти гудящий огненный вихрь, испепеляющим потоком обдав армию Фарегазонта. Латники тотчас вспыхнули как бенгальские огни, и доспехи их принялись плавиться словно масло. Девораторы попадали наземь, стараясь сбить пламя, но могучий защитник вновь изверг поток всепожирающего огня, не позволив им вырваться из объятий стихии.
   В войске пошла сумятица и неразбериха. Воины Криптельгронта ринулись кто куда. Они налетали друг на друга, падали, а кто-то даже прыгал в ущелье, пытаясь сбросить пламя.
   Зарево поднялось до самого неба, осветив своды подземелья и указав всем, что они всё ещё находятся под замком коварного колдуна.
   - Получили негодяи! - заливалась радостным смехом Мелисса, наблюдая как огненная стихия пожирает монстров.
   Вдруг кто-то громко мяукнул. Дикая Кошка сразу поняла, что это не питомцы сестры, потому что словно бы узнала голос. Она вскинула руку, и спешно взглянула на часы. Кошка сидела на циферблате вся взъерошенная со стоящей дыбом шерстью и тыкала коготком на стрелки, которые показывали уже без десяти шесть утра.
   - Время! - воскликнула Кэт. - Нам нужно скорее к люку!
   - Точно! - Вендла тотчас трнасформировалась в крылатую тигрицу.
   - Забирайтесь скорее! - закричала Кэт, призывая подруг и бабушку Келду поторопиться.
   Но старушка наотрез отказалась лететь.
   - Я останусь здесь прикрывать ваш тыл! - уверенно заявила она. - Если сумеете пробиться наружу, то сами справитесь!
   Времени уговаривать не было и Вендла поднялась в воздух, полетев прямиком к той скале, в которой располагался люк.
   Заметив, что возлюбленная улетает, дракон последовал за ними, на прощание ещё раз изрыгнув огненный вихрь уже на догорающее войско. Куда делись девораторы с Деккером во главе в суматохе никто не заметил, но на равнине их точно не было, а, стало быть, бабушке Келде ничего не угрожало. Скорее всего, спасаясь от драконьего гнева, они сиганули в ущелье.
  

* * *

   Вендла подлетела к тому месту, где должен был располагаться выход в королевство Фарегазонта. Уже на подлёте Кэт обратила внимание, что Никки и мелисса клюют носом, словно засыпая. Никки уставилась в одну точку, словно там показывали нечто интересное. Мелисса безучастно оглядывала окрестности, то и дело зевая во весь свой ротик. Крылатая кошка приземлилась почти вплотную к входу, подруги спрыгнули наземь, и Вендла тотчас вновь обрела человеческий облик.
   - У нас осталось всего пять минут! - шепнула Кэт Вендле на ушко.
   - Время применить наш план, - согласилась Вендла, - тем более теперь это гораздо проще!
   Следует пояснить, что план заключался в том, чтобы рискнуть скрестить волшебные спицы с золотой стрелой. И попытаться общими силами пробить запечатанный портал. А уже затем заманить в него дракона. В конце концов, им же удалось однажды перетащить в королевство Фарегазонта Эриксона, так отчего бы ни вышло то же самое в другую сторону и с драконом?
   Конечно, имелся риск. Во-первых, соединение волшебных орудий для атаки могло привести к непредсказуемым последствиям, это было очевидно не только умудренной магией Вендле, но и новичку Кэт. Во-вторых, сама идея использовать агрессивного крылатого монстра в своих целях, попытавшись сыграть на древней вражде дракона с Фарегазонтом, попахивала сумасшествием. Именно поэтому сёстры решили скрыть полный план от Мелиссы и Никки. Собственно говоря, и Кэт и Вендла главным образом рассчитывали на какое-нибудь очень нужное им чудо. И вот это чудо свершилось, поющий эликсир заставил дракона влюбиться в Кэт, и теперь он был полностью в её власти. Таким образом, хотя бы эта часть плана становилась вполне реализуема.
   - Да что ж вы валитесь-то? - воскликнула Вендла, увидев, что Мелисса с Никки уселись подле ступенек, ведущих к выходу, и уже начали задрёмывать.
   - Время выходит, они начинают забывать всё, что нам сегодня открылось, - пояснила Кэт, - магические силы покидают их!
   - А как же ты, тоже вырубаешься? - испугалась Вендла.
   - Пока нет. Наверное, я просто сильнее, поэтому ещё держусь!
   - Странно, но я не вижу выхода, - сказала Вендла, глядя в уходящие вверх ступеньки, - раньше там была мощная такая дверь.
   Они кинулись к засыпающим подругам, и растолкали их.
   - Ну давайте же, - взмолилась Кэт. - Ещё один рывочек!
   - Что-то голова гудит, невозможно сосредоточиться, вообще, что происходит? - возмутилась Мелисса, через силу раздирая слипающиеся глаза.
   - Люк растворился, как только мы сюда спустились, - пояснила Дикая Кошка, я думаю, это какое-то волшебство, вот почему нам нужно ещё раз постараться всем вместе!
   - Да, что надо-то? - добавил Никки. - Что делать надо? Говорите, да мы поспим уже.
   - Надо ещё раз скрестить наши спицы! - Кэт поднесла свою спицу к руке Вендлы, с зажатой в пальцах стрелой и приложила её к орудию.
   Мелисса и Никки, превозмогая навалившуюся дремоту, вытащили свои спицы, и попытались поднести их к стреле, но тотчас уронили руки, крепко заснув...
   - Эх, невезуха! - воскликнула Кэт.
   Время на часах приближалось к шести утра...
   Но тут из карманов Мелиссы и Никки вылезли синие статуэтки котиков. Они быстро вскарабкались по рукам хозяек и, ухватив лапками спицы, сами пододвинули их к стреле.
   Мимо подруг с шелестом полностью расправленных крыльев пронёсся дракон.
   - Ну, давайте! - выдохнула Вендла и зажмурилась.
   Спицы соприкоснулись, сверкнули, прогремел гром, и ослепительная вспышка осветила всё подземелье. Скала содрогнулась, и в ущелье полетели камни, а всё вокруг стало затягивать белым дымом.
   - Вышло? - Вендла осторожно приоткрыла один глаз, и поглядела в сторону лестницы.
   Но подъём и ступеньки по-прежнему заканчивались чернотой, никакого входа не возникло.
   - Магия не работает, - Кэт с досадой сжала кулаки, - наверняка, сила наша уже ушла.
   Спицы продолжали светиться, но волшебство их почему-то уже не имело силы.
   - Сколько времени? - уточнила Никки, пробудившаяся от волшебного грома.
   - Без трёх минут шесть, - отозвалась Кэт, устало опустилась на землю, и злобно ударила по ней кулаком.
   - Три минуты осталось, мы уже ничего не успеем, - грустно заключила Мелисса. - Давайте, что ли, хоть пообщаемся, пока мы ещё помним друг друга...
   - О чём? - злобно рявкнула Кэт.
   - О том, что всё-таки очень здорово, что все мы встретились, что нашли друг друга. И узнали о нашей связи. Как бы там ни было, а я так счастлива, что вы мои подруги, мои сёстры, я люблю вас очень! И даже когда Зак предал меня, я в первую минуту расстроилась, но потом мне стало легко и хорошо, ведь как бы ни поступали парни, у нас всегда есть наша женская дружба, мы сёстры, сёстры! Понимаете это?! - в глазах Мелиссы заблестели слёзы.
   - А ведь она права, - поддержала подругу Вендла, подошла и поцеловала её в макушку, - всё-таки всё очень правильно и хорошо, пускай и время вышло, вы забудете меня, а я нет, я буду всегда помнить, что вы моя семья, потому что я уже успела полюбить вас. Точнее я любила вас все эти годы, и в разлуке помнила и любила!
   - Если наутро я ничего не вспомню, это будет в сто раз хуже того, что я потеряю магические силы! - воскликнула Никки. - Мне всегда так хотелось обрести волшебную власть, но теперь я поняла, что единственное настоящее волшебство это быть с родными и любимыми людьми, которые понимают тебя, которые любят тебя, как и ты их! Так что, - она вновь преодолела порыв вязкого как сироп сна, продрав слипающиеся сами собой глаза, - знайте, что я всегда любила только вас и считала моих любимых подружек своей семьёй. Пускай мы забудем всё про магию, потеряем силы, но я уверена, что наша истинная девичья дружба останется навсегда, даже когда превратимся в бабушек будем вместе сидеть на лавочке и обсуждать общие дела!
   - И осуждать молодёжь, - съязвила Кэт. Она вновь глянула на часы, отсчитывающие последние секунды.
   Кошка на циферблате, которая тоже уже спала, вдруг вскинулась, ощетинилась и зашипела. Стрелки ускорились, и мгновенно добрались до семи часов!
   Кэт вскинула взор на подруг: Никки и Мелисса вмиг уснули, прислонившись друг к другу, и выронили спицы наземь. Волшебные орудия покатились по камням, и тотчас прекратили светиться, магия покинула их, как и предсказывала Хранительница. Игрушечные котики также сникли, и улеглись спать прямо в девичьих ладошках.
   - Деворатор! - сообразила Дикая Кошка.
   Она спешно огляделась, но не успела даже заметить атакующего, как умелая Вендла уже кинулась отражать атаку. Деворатор выглядывал из-за края пропасти в нескольких метрах от ступенек. Видимо, он пробрался по уступам ущелья и, таким образом, оказался незамеченным. Пожиратель времени направлял вперёд ладонь, совсем как тот, самый первый из их племени в школьном коридоре ещё в самом начале уже вчерашнего вечера. Пространство вокруг его длани шло волнами и закручивалось в спирали, наглядно демонстрируя силу этого магического создания.
   Вендла в один прыжок оказалась рядом с воином и молниеносным ударом ноги сшибла его с уступа. Воин издал пронзительный свист, и через мгновение скрылся во мраке пропасти. Тут же подоспел дракон, он предельно аккуратно спланировал на площадку перед ступенчатым подъёмом, и тихонько приземлился, стараясь ветром от крыльев не сбросить девчонок с неё. Кэт кинулась к подругам, пытаясь привести их в чувство, но это никак не удавалось. Никки открывала глаза и начинала говорить что-то нелепое про то, что ей, дескать, нужно в школу только ко второму уроку, поэтому может спать сколько влезет. Мелисса просто отмахивалась, и вообще не желала слышать ничего о магии и волшебстве.
   Кэт поняла, что всё бесполезно: заклятие сработало, и план Фарегазонта исполнился. Им просто не хватило времени, не хватило знаний и умений, элементарных навыков волшебства. И в самом деле, на что можно было рассчитывать, выступая против тысячелетнего колдуна, если всё их обучение волшебству ограничилось парой уроков, данных наспех в Темпора Кустос... И тут Кэт с ужасом начала понимать, что сонливая дурнота сестёр влияет и на неё. В голове как-то всё поплыло, проблемы текущего дня показались лишь нелепыми сказками, выдумками нездорового воображения. Всё, что составляло костяк новых знаний о мире и о противостоянии волшебников превратилось в отдалённые воспоминания. Понимая, что сейчас она полностью забудет всё и колдун окончательно победит, подчинив себе весь мир, больше всего Дикая Кошка сокрушалась от мысли, что едва найдя сестру, она вновь позабудет о ней и теперь уже, как видно, навсегда. Однако вскоре и эта мысль стала слабеть, как будто стираясь из памяти...
   Время вышло, план Фарегазонта удался на славу, и последние мгновения воспрянувшей памяти сменились глухим болотом прежнего забвения. Вендла растеряно огляделась, понимая, что именно сейчас, в это самое мгновение последняя надежда на победу рушится прямо у неё на глазах.
   Кэт прислонилась к плечу Мелиссы, и погрузилась в приятную дремоту. Завораживающие взор картины искрящихся росой лугов и высокое голубое небо над долиной показались из пелены окутывающего сознание сна, маня к себе забывший обо всём разум. Здесь не было Фарегазонта и проблем, но также не было и сестры, которая осталась в том, другом измерении, стёршемся из памяти уже почти полностью...
  

* * *

   Альвизираун вывел людей из дома и повёл к школе. Вокруг сильно похолодало и из канализационных стоков начал подниматься синий пар. Подданные Флиннфлоутта шли уверенно, с высоко поднятыми головами. Каждый был исполнен решимости исправить былые ошибки. На этот раз они точно не пойдут на компромиссы, а дадут колдуну настоящий бой! Эриксон шёл рядом с Альвизирауном, его сердце бешено колотилось, ещё никогда за все прожитые века он не испытывал такого волнения. Никто не мог даже предположить, чем закончится противостояние, зато всем отлично была известна мощь Крпительгронта и та неистовая сила, коей обладает Фарегазонт.
   - Королевство Флиннфлоутт может понести ужасающие потери, - произнёс Эриксон шёпотом, чтобы только Альвизираун услышал его. - В открытой схватке мы по-прежнему уступаем войскам Фарегазонта, и если мы не сумеем пробиться в Криптельгронт...
   - И ты предлагаешь снова ничего не делать?! - рассердился Альвизираун. - Один раз наше малодушие уже сыграло на руку злодею, а что в итоге? Мы лишь оттянули неизбежное, и стали слабее, зато колдун использовал время с толком и набрал мощь!
   - Я не предлагаю отступать, - возразил Эриксон, - просто необходимо как-то всё обдумать, разработать план!
   - К счастью, от нас уже ничего не зависит, - с облегчением произнёс Альвизираун. - Теперь есть лишь один план - план Келды и либо он сработает, и мы спасём девчонок, либо Фарегазонт одолеет Флиннфлоутт и нам всем придёт конец. Иного не дано.   Альвизираун действительно испытывал облегчение от того, что ситуация начала развиваться самостоятельно, принуждая быть решительным. На самом деле он, хоть и был величайшим волшебником Флиннфлоутта, не меньше Эриксона боялся возможного столкновения с армиями Фарегазонта. Но опасался он не столько за вверенное ему королевство, сколь страшился ответственности за жизнь сестёр. Двенадцать лет назад он втайне мечтал, чтобы колдун всё же атаковал их в открытую, ведь это сняло бы с него ответственность за судьбу Вендлы, но Фарегазонт оказался хитрее...
   Внезапно посреди улицы появился мэр. Толстяк выскочил из-за дома, примыкающего к дороге и, едва завидев приближающихся людей, застыл на месте.
   - Мэр Каллен, - удивился Эриксон, - что вы здесь делаете?
   - Не вижу смысла продолжать игру, мой друг, - произнёс Альвизираун, поворачиваясь к Эриксону.
   Толпа остановилась напротив мэра.
   - Да! - рявкнул Каллен. - Нет смысла дальше играть в эту дурную игру, ведь вы все отлично знаете, кто я такой! И я знаю, кто вы такие...
   - Бальтазар Кролиокрау! - Альвизираун покачал головой. - Ещё пятнадцать лет назад, когда тебя только избрали мэром города, я почувствовал, что здесь что-то нечисто. Вы начали готовиться загодя к своей подлой авантюре.
   - Ваш ответ не менее подл! - мэр топнул ногой. Он выглядел взбешённым и одновременно испуганным. Лицо взмокло и покраснело, а редкие волосёнки сбились в неопрятные колтуны. - Это Фарегазонт похитил вашу дочь. Он, а не я! Вы же отомстили мне! Подлецы! - казалось, что всегда вальяжный и чопорный, толстяк сейчас разрыдается.
   - Роузи сама сделала свой выбор! - закричал Эриксон, сразу догадавшись, отчего так сокрушается мэр.
   - Сама? Сама?! - Каллен кинулся на Эриксона и, схватив его за грудки, принялся трясти, что есть мочи. - Что вы такое сделали с ней, что моя собственная дочь пошла на предательство?! Отвечай!
   Эриксон не стал терпеть невежливого обращения и одним рывком отбросил толстяка. Мэр не удержался на ногах и свалился на мостовую.
   - Твоя дочь сделал выбор! - гневно крикнул географ, ткнув пальцем в сторону поверженного. - И ты сам обрёк её на это!
   - Я прикончу тебя! - завопил Каллен.
   Руки его тотчас окутало рокочущим огненным вихрем. Эриксон выхватил медальон, и наставил его на мэра.
   - Хочешь сразиться с Эриксиалем Суалем Форсесом?! - географ заскрежетал зубами. - Ну давай, рискни! - медальон засверкал, готовясь к атаке.
   - Нет! - раздался голос Роузи.
   Девушка появилась как из ниоткуда, и кинулась к валяющемуся на земле мэру.
   - Вы мне обещали, что не тронете его! - закричала она, заслоняя собой отца.
   - Всё-таки уговор есть уговор, - Альвизираун схватил Эриксона за руку и заставил того опустить медальон.
   - Да, и вы должны мне гораздо больше, чем думаете! - добавила Роузи.
   - Ты из школы? - спросил Эриксон. - Ты видела карлигозорров?
   - Я обрушила тоннель, им сюда не выбраться! - выпалила девушка. - Я вновь спасла ваше королевство, вы не должны трогать отца!
   Эриксон кивнул, и, переборов ярость, отвёл руку с медальоном, который вмиг перестал светиться, в сторону. Удивительно, думал он, с какой лёгкостью эта девочка расправилась с Жракисом и девораторами в мэрии. Ныне она повергал и карлигозорров, во что вообще было сложно поверить. Неужели это, правда, их Вендла? Только она могла бы обладать такой силой.
   Пламя, обуревающее руки мэра тоже погасло, и он тут же схватил Роузи за плечи.
   - Как ты могла, ну как же ты могла предать меня и всех нас?! - закричал он. - Ты не представляешь, что Фарегазонт с нами сделает! Ты подвела весь Криптельгронт, но, что ещё хуже, ты предала свою семью!
   - Я пытаюсь спасти свою семью! - в ответ рявкнула Роузи и оттолкнула мэра.
   - О чём это ты?
   - Не надо врать мне, папочка! - произнесла Роузи наигранно детским голоском. - Дядя Фарегазонт всё рассказал мне, включая и то, что я не ваша дочь!
   - Что?! - от удивления мэр Каллен так выкатил глаза, что казалось, они вот-вот вывалятся из орбит.
   - И не делай вид, будто это неправда! - Роузи передёрнуло от раздражения. - Я знаю, что вы никогда не любили меня, потому что я не одна из вас. Моя родня - Кэт, эта самодовольная, высокомерная и бесконечно стервозная особа, а ещё её тупые подружки!
   Мама Кэт не знала, что и делать. С одной стороны ей стоило бы кинуться к вновь обретённой дочери, и обнять её после стольких лет разлуки, но с другой она совершенно не ощущала родства с заносчивой и злобной Роузи. Ведь столько лет для всех она была именно дочерью подлого колдуна Кролиокрау...
   - Вы не любили меня, а только использовали! - продолжала кричать Роузи на всю улицу. - Но я-то вас любила и люблю, поэтому не могу допустить, чтобы твои дурацкие амбиции погубили моих сестёр и вас! Пускай, матери дела до меня нет и у неё совершенно обособленная жизнь в высших кругах этого проклятого города, пускай и ты не отец мне, а просто колдун, приютивший чужого ребёнка, но я от этого не стала любить вас меньше! - Роузи внезапно разрыдалась в голос. - Я не хочу, чтобы тебя убили в этой никому не нужной вражде! - она кинулась к мэру и повисла у него на шее, уткнувшись носом в плечо.
   - Так ты похитила перчатку Фора, чтобы защитить меня? - изумлённо произнёс мэр Каллен. - Даже будучи уверенной, что я тебе никто?!
   - Конечно, - всхлипывая, подтвердила Роузи, - ведь для меня ты по-прежнему мой любимый папа! И не смей называть меня предательницей! - глаза её сверкнули яростью, тотчас просохнув от слёз. - Когда Фарегазонт сказал, что я не твоя дочь, во мне что-то перевернулось. Я больше не одна из вас, я стала одной из них, и на всё, что мы делали, посмотрела их глазами! И знаешь, что я увидела? Это отвратительно и подло! Борьбу за власть я ещё могу понять. Но воровать чужих детей, а потом шантажировать их родителей, это мерзко, подло и недопустимо! Раньше я этого не понимала, и, слава Богу, что поняла сейчас!
   - Тебя обманули! - мэр принялся гладить дочь по волосам и спине, стараясь успокоить. - Ты родная наша дочь, Фарегазонт соврал тебе, Вендла совсем в другом месте!
   Роузи оттолкнула отца, и вскочила на ноги:
   - Я не верю тебе! - бросила она, развернулась, и бегом покинула место, скрывшись за домами.
   Мэр выглядел растерянно и сокрушённо, наконец-то он осознал, что весь его жизненный путь был неверным. Стремясь к господству и утверждению своего клана в магическом мире, он как последний дурак не заметил, что уже достиг главного! У него выросла прекрасная любящая и заботливая дочь, готовая пойти на всё ради него. Ему ужасно хотелось прямо сейчас, не медля ни минуты, кинуться за ней, вернуть и убедить, что она родная его дочь...
   Эриксон с недоверием взглянул на мэра, потом перевёл взор на Альвизирауна.
   - Если Роузи твоя дочь, и ты знаешь что-то про Вендлу, скажи сейчас! - предложил Альвизираун. - Эриксон поклялся от имени Флиннфлоутта, что никто из вас не пострадает и, как видишь, я исполняю данную клятву, даже когда он сам её забывает.
   Каллен задумался: осознав всё произошедшее, он тоже взглянул на мир иными глазами, глазами своей дочери, которая, хоть и осудила его, всё же главным увидела спасение человеческой жизни...
   - Фарегазонт бросил Вендлу и ту вашу колдунью в подземелье, - нехотя произнёс мэр Каллен. - Думаю, их давно уже сожрал дракон, обитающий в пустотах под замком...
   Толпа просто взорвалась негодующими криками. Люди и подумать не могли, что Фарегазонт так подло нарушил уговор! Мама Кэт едва не лишилась чувств, бабушка подхватила её, когда та стала падать. Тотчас из толпы понеслись выкрики с требованиями тут же на месте покончить с приспешником Фарегазонта, но Альвизираун своим громогласным голосом заставил подданных успокоиться.
   - Напомню вам, что магистр Форсес дал клятву Роузи, мы не можем нарушать слово, данное от имени Флиннфлоутта! - заключил он. - И я прошу вас не делать преждевременных выводов! Девочка может быть ещё жива, мы должны сперва выяснить всё и лишь потом искать виноватых!
   - Тогда, чего же мы ждём?! - закричала госпожа Ригет в неистовстве. - Мы должны идти прямо ко дворцу, как я и говорила и требовать от Фарегазонта отпустить Вендлу или сразиться с ним!
   Решение было очевидным, и толпа бегом направилась к городской ратуше...
   Из школы, ковыляя, вышел Форениаддо и приблизился к мэру. Тот уже поднялся на ноги.
   - Спасибо, - пробормотал хранитель, - ваша дочь спасла меня и мою ключницу...
   Фея беспечным светлячком кружила рядом.
   Мэр недовольно скосился на Форениаддо. Он давно знал этого человека, ещё по службе Криптельгронту и всегда ненавидел его за предательство, но теперь в голове колдуна что-то прояснилось и он, как будто, понял истинное положение вещей в мире.
   - Ладно, - пробурчал мэр недовольно, - в конце концов, даже тараканы имеют право на жизнь, а ты всё-таки хранитель... И я в любом случае горжусь своей дочерью...
   Он похлопал Форениаддо по плечу, и направился догонять Роузи.
   Тем временем пар, поднимающийся из водосточных решёток, валил всё сильнее...
  

ГЛАВА XII

  
   - Не сдавайся! - прозвенел в голове волшебницы звонкий голос сестры. - Только не сейчас, не смей сдаваться! - кричала Вендла, хватая Кэт и поворачивая к себе. - Это же я, твоя сестра! Я Вендла, мы сёстры! Сопротивляйся заклятию! Не смей забывать меня! Никогда, никогда больше!!!
   Дракон поднёс свою огромную голову ближе и с озабоченным видом уставился на сестёр. Ему хотелось как-то помочь возлюбленной, но он не знал, как именно это сделать.
   - Я не забуду тебя, ты же моя сестра... - пробормотала Кэт и вдруг поймала себя на мысли, что происходит нечто странное:
   По идее она уже в шесть часов утра должна была бы забыть всё как пустой сон, тем не менее, и сейчас разум хранил воспоминания так же ясно, ощущал, что нужно сопротивляться чужой воле! Она по-прежнему отчётливо видела цель: защитить сестёр, восстановить справедливость. Мало того, Кэт внезапно ощутила, что и волшебная сила, всколыхнувшаяся в ней прошлым вечером во время урока в Темпора Кустос, всё так же течёт по телу.
   Сонливость и дурнота стали отступать. И вскоре Кэт окончательно поняла, что сама повлияла на собственное состояние, убедила себя в том, что правила игры, выдуманные Фарегазонтом незыблемы! Это было подобно эффекту плацебо только наоборот. Дикая Кошка так торопилась уложиться во время, отведённое колдуном, и так боялась всё позабыть, что наступление заветного часа стало для неё чем-то сакральным. И как она могла сопротивляться тому, во что сама столь явственно поверила?!
   Кэт широко раскрыла свои огромные карие глаза, и резко вскочила на ноги. Взгляд её тотчас встретился с радостным взором сестры.
   - Ты наконец-то осознала, в чём тут суть? - улыбнулась Вендла.
   - Да, кажется! - пробормотала Кэт, потёрла лоб рукой, выгоняя остатки дурмана и хорошенько встряхнула головой.
   При этом движении волосы её красиво взметнулись, отчего дракон мечтательно вздохнул. Он и так любовался Кэт, влюбившись по самые драконьи уши, а тут ещё и эти шёлковые волны...
   - Ты сама себя убедила в его власти, и Никки с Мелиссой тоже! - заключила Вендла. - Просто у тебя потенциал больше, вот ты и осознала теперь, что...
   - Нет никакой власти Фарегазонта над нами! - договорила за неё фразу Кэт. - Я ведь знала это ещё тогда, когда Эриксон обучал нас боевой магии в Темпора Кустос: слишком много правил и ограничений для самых сильных волшебниц! В конце концов, если колдун только хочет захватить власть в королевстве, то сейчас её у него быть не может!
   - Вот именно, - подтвердила догадку Вендла, - неужели вам не говорили этих элементарных истин?
   - Так это и есть твоё чудо? - в голове у Кэт вдруг всё окончательно прояснилось.
   - А ты как думала? - Вендла развела руками. - Я здесь двенадцать лет живу, и всегда нам помогало только чудо!
   - Раз так, - мысли Кэт наполнились решимостью, - тогда я отменяю все заклятия подлого колдуна, аннулирую их! - она подняла свою спицу, и поднесла её к груди.
   Вендла соприкоснулась с ней кончиком золотой стрелы. Вновь грянул гром, вспышка осветила окрестности, но подруги на этот раз уже не жмурились. Теперь они были уверены в собственном волшебстве как и в собственной силе и в окончательной победе. Свет вмиг распространился по всему подземелью. Сияющая волна прокатилась по спящим на камнях Никки и Мелиссе. Девушки тут же проснулись, и поспешили подняться на ноги.
   Они удивлённо уставились на сестёр, словно ожидая объяснений произошедшему:
   - Так, я не поняла, - подбоченилась Никки. - А почему это мы сидим, сложа руки, когда время уже на исходе, а колдун беснуется всё сильнее?
   - И почему вы вдвоём скрещиваете спицы, а нас не зовёте на помощь? - вдобавок удивилась Мелисса.
   Кэт с Вендлой громко рассмеялись: это было невероятно, но всё удалось. Якобы необоримая магия Фарегазонта оказалась разрушена лишь силой решимости Кэт и знанием Вендлы, причём часть памяти подруг действительно стёрлась, но это была память о том моменте, когда они потеряли веру в себя, и поддались хитрому, но по сути своей бессильному заклятию колдуна!
   - Теперь бы нам придумать, как выбраться обратно, мы бы уж задали колдуну трёпку! - воскликнула Мелисса.
   Она взбежала вверх по ступенькам хода и с досадой швырнула камнем в то место, где должен был располагаться люк.
   Девушки были просто ошарашены: камень не ударился, и не отскочил, а просто исчез, словно пролетел сквозь преграду.
   - Стойте! - вдруг стала догадываться Вендла.
   Она быстро взбежала вслед за Мелиссой, и аккуратно поднесла руку к потолку, где раньше был люк, а теперь блестела лишь ровная поверхность без единой трещинки. Пальцы коснулись глади, и внезапно провалились в поверхность, словно в воду!
   - Это не стена! - мгновенно сообразила Кэт. - Обман! Фарегазонт знал, что не сумеет соткать такую защиту, которую мы не одолеем вместе, тем более что силы его нынче иссякают. Поэтому он снова сыграл на нашем человеческом восприятии!
   - Обдурил, как детей! - рассердилась Никки. - Хорошо, что Мелисса у нас такая импульсивная. Не запусти она камнем, мы бы так и не узнали всей хитрости!
   - Это очень интересно! - глаза Кэт вспыхнули восторгом и яростью. - Он обманул нас с заклятием, убедив в его существовании, в то время как никакого заклятия не было.
   - Не было? - переспросила Никки.
   - Теперь он обдурил нас с дверью, - увлечённо продолжила Кэт, пропустив вопрос мимо ушей, - создав иллюзию... Девочки! - Дикая Кошка обвела подруг торжествующим взором. - Да ведь он боится нас, боится, и понимает, что мы сильнее всех его подлых чар!
   - Точно! - подхватила Вендла.
   - Значит, нам больше нечего бояться! - обрадовалась Мелисса.
   - Да, если бы ни одно но, - возразила Никки, и эта фраза сразу испортила весь радостный настрой.
   - Ты о чём? - с напряжением в голосе переспросила Кэт.
   - Когда Фарегазонт не смог справиться с нашими друзьями из Флиннфлоутта, он похитил Вендлу, теперь он знает о нашем превосходстве... Он обратит свою силу против жителей города!
   - Конечно же! - воскликнула Вендла. - Как я раньше не додумалась!
   - Это и был его план: устранить нас из города! - наконец-то поняв всё, воскликнула Кэт. - Пока мы здесь тратим время, он там творит всё, что хочет!
   - Получается, что и девораторов он послал не наше время сжирать, ведь это никак не влияло на объективную реальность, раз всё заклятие было фикцией для нас, а ускорять воплощение собственного плана! - добавила Мелисса.
   - Мы обязаны немедленно что-то предпринять! - воскликнула Никки.
   - И я даже знаю, что! - Кэт была уверена в себе и своих подругах как никогда раньше.
  

* * *

   Свежий снег, устилающий главную городскую площадь, принялся старательно таять и резвыми ручейками побежал в водостоки. Над асфальтом поплыл светло-зелёный, по весеннему тёплый туман. Антрацитовое небо посветлело, из-за дальних гор, отгоняя накрывший город полночный зимний мрак, заструился золотистый свет юного весеннего солнца. В возникших на тротуаре лужах блеснули, и вновь растворились эфемерные рыбки радужного окраса, а из трещин мостовой к светлеющему небу потянулись нежные зелёные травы. В довершение картины зазвучала соловьиная трель, и из всех окрестных домов понеслось стрекотание проснувшихся сверчков.
   Завуч Кригель, кряхтя и ощупавая разболевшуюся вновь голову, доковыляла до вываленных дверей, приставленных кое-как к входному проёму и осторожно выглянула наружу: толпа под предводительством Альвизирауна вошла на городскую площадь. Люди шли медленно и пели вполголоса торжественный гимн, словно на средневековой свадьбе. Вслед за их движением площадь светлела всё больше и больше, будто свет исходил от самих идущих.
   Кригель нервно вздрогнула и было рванулась к Фарегазонту, дабы доложить ему о приближении неприятеля, но умудрённый магией колдун был уже в курсе. Фарегазонт восседал на троне, при этом он больше не был похож на прежнего директора Коулфроста, да и вообще на человека. Ныне колдун смотрелся статуей или роботом: на нём красовались угловатые доспехи и шлем красного цвета. Глазами колдуну служили два изумрудных кристалла, светящиеся изнутри. Поверх шлема поднимался поперечный гребень как у египетских фараонов, переходящий в широкое стальное оперение по бокам головы. Колдун предчувствовал приближающуюся битву, и загодя принял первоначальный облик. Именно таким он явился в мир много веков назад, вызванный к существованию древними магами Криптельгронта.
   Фарегазонт резко обернулся ко входу и привстал с трона:
   - Они пришли! - заключил он, словно бы вновь видя сквозь стены. Сила возвращалась к нему и прежние умения также оживали.
   - Это воины Альвизирауна! - воскликнула Кригель. - Если они пойдут на штурм, могут быть проблемы...
   - Могут, - усмехнулся Фарегазонт, - но только у них. Да они и не решаться на что-то серьёзное!
   Фарегазонт слукавил, он сам готовился к битве, и продолжал бравурные речи лишь для ободрения подданных.
   - Темпора девораторы! - громогласно закричал он. - Строиться в ряды!
   Тотчас из темноты холла словно бы из ниоткуда начали возникать уже знакомые фигуры пожирателей времени. Воины быстро заполонили весь зал, выстроившись в шеренги, как и было приказано. Затем из глубины помещения показались латники-великаны элитного отряда Криптельгронта. Они кругом обступили трон, готовясь дать отпор любому противнику.
   - Теперь пусть приходят, - Фарегазонт раскрыл пасть с шестью рядами острых как бритва зубов, и попытался рассмеяться. Однако в новом облике смех его зазвучал как скрежет ржавого ведра, по которому провели не менее ржавой пилой.
   Скрежет этот вылетел из ратуши и раскатился над площадью словно весенний гром, благо, что новая погода располагал именно к таким проявлениям природы.
  
   Толпа пересекла площадь, которая к этому времени уже вся зазеленела от внезапно проросших трав, и остановилась, лишь достигнув крыльца. Альвизираун сделал знак рукой, передавая инициативу Эриксону. Географ вышел вперёд:
   - Фарегазонт! - возопил Эриксон, вскидывая руку с медальоном. - Мы пришли восстановить справедливость! Или сдавайся на милость нашу или выходи на битву!
   В ответ площадь задрожала, ратуша качнулась из стороны в сторону как студень. Прогремел гром, и небо над зданием вспыхнула алым пламенем. Пришедшие от неожиданности сперва шарахнулись, потом выхватили волшебные орудия: спицы, медальоны и прочие заклинатели, готовясь к атаке. Однако её не последовало. Вместо, например, огненного дождя или града из огромных валунов, как того следовало бы ожидать, с неба принялся опадать обычный снег. Он быстро укрыл площадь белоснежным ковром, но уже не таял.
   Альвизираун посмотрел себе под ноги: трава, пробивающаяся сквозь мостовую, увядала, и желтела. Морозная магия колдуна возвращала былую мощь...
   В дверном проёме мэрии показалась трёхметровая фигура воина в угловатых доспехах ярко красного цвета. Глаза великана сияли зеленью, словно два изумруда. Гигант вышел из тьмы холла и предстал перед волшебниками в свете уличных фонарей.
   - Ты принял свой истинный облик, - произнёс Эриксон напряжённо, - Значит, уйдёшь в небытие тем же, кем и явился в этот мир, по воле грязных колдунов! - добавил он, свирепо сдвинув брови, стараясь приободрить и себя и своих друзей по Флиннфлоутту.
   - Вы глупцы! - зарычал в ответ Фарегазонт. - Пришли сюда бросить мне вызов? Двенадцать лет назад вы уже бросили его, и, чем всё закончилось? Вы отдали мне свою дочь, а в придачу единственную разумную волшебницу, которая не оставила Вендлу и встала на её защиту! И теперь вы думаете, что вам что-то удастся? Вы просто горстка слабаков, вырожденцы былого славного рода!
   - Речь красива, - покачал головой Альвизираун. - Но ты переоцениваешь свои силы. На этот раз мы решили покончить с тобой, во что бы то ни стало! Ты помнишь наше поражение, но забываешь о победах. Ведь мы уже остановили тебя однажды в Элленианском тоннеле, помнишь чем закончилась атака Фариодрагвуса?
   - Помню, - Фарегазонт злобно заскрежетал клыками, ему бы, конечно, хотелось забыть то унизительное поражение. - Но только время прошло и я готов взять реванш! - его рот растянулся в отвратительной ухмылке. - Зря ты вспомнил об этом, старик!
   - Намекаешь на то, что придумал, как вернуть карлигозорров к жизни? - Альвизираун вскинул голову, и метнул свой яростный взор прямо колдуну в глаза.
   Фарегазонта передёрнуло от злобы, но он ничего не ответил, представив оппоненту возможность продолжить речь.
   - Твои воины запечатаны в тоннеле, в школу им не попасть! - закончил фразу Эриксон. - И это сделал не я и даже не магистр Альвизираун!
   - Неужели дочь мэра? - изумился Фарегазонт. - И всё-таки она чудовищно талантливая колдунья, жаль только, что такая импульсивная!
   - Она сделала правильный выбор, - сказал Альвизираун, - выбор в пользу добра и света, а ты лишился своей главной силы. Теперь карлигозорры не страшны ни нам, ни тем, кто в школе.
   Фарегазонт, казалось, растерялся. Он метался взглядом по собравшимся, словно ища выхода. Однако внезапно лицо его вновь сделалось уверенным и надменным:
   - А кто сказал вам, что я собирался вторгнуться на бал? - тихо произнёс он и вновь злорадно осклабился. - Я дал Жракису совсем другое задание, которого вы не могли предугадать!
   И тотчас площадь вновь содрогнулась, никто даже не понял, что происходит, когда крышки канализационных люков взлетели ввысь, и затем грохнулись наземь.
   - Дренажная система! - сообразил Эриксон.
   Из открывшихся люков показались шлемы карлигозорров. Они прошли по трубам и выбрались в город, минуя все заклятия и преграды!
   - Вперёд, моя армия! - возопил Фарегазонт. - Убейте всех в этом проклятом городе!
   Карлигозорры с рёвом ринулись из люков на улицу.
   Эриксон вскинул медальон, и молнией поразил самого ближнего. Зарядом небесного электричества воина отбросило назад и он, падая, сшиб внутрь люка другого ещё не успевшего подняться солдата Фариодрагвуса.
   Альвизираун воздел руки к небесам, и вызвал грозу. Молнии обрушились на площадь, обратив сразу нескольких карлигозорров в пепел.
   - Мы можем сразить их! - обрадовано закричал Эриксон. - Сражайтесь, друзья!
   Тут уже все сообразили, что следует делать. Волшебники принялись творить боевые заклинания, метать молнии, обрушивать на оттаявших воинов огненные дожди и грады и крушить их другими способами. Карлигозорры же продолжали лезть из люков по периметру площади, как из рога изобилия. Поистине в Элленианском тоннеле в своё время заморожена оказалась целая армия!
   В пылу сражения, отбиваясь от натиска противника, никто не заметил того, что происходило за пределами площади. Лишь Эриксон, случайно кинув взор в сторону улицы, с ужасом увидел, что карлигозорры чёрными тенями лезут из канализации и на другой стороне!
   - Они идут в город! - закричал он в ужасе.
   - Верно! - подтвердил Фарегазонт, с крыльца наблюдая за развернувшимся сражением. - И они перебьют всех его жителей!
  
   Люки продолжали с треском вылетать из асфальта по всему городку. Грохот будил горожан и те, вскакивая, первым делом кидались к окнам. Их взору представала ужасающая картина истинного апокалипсиса: из канализации на улицы выбирается армия воинов-гигантов, вооружённых широкими мечами и копьями...
   Один из исполинов, едва выбравшись на поверхность, тут же кинулся к стоящему у дороги дому, и со всей силы принялся рубить мечом фасад. Перепуганные жители с криками ужаса кинулись прочь через чёрный ход, и едва успели покинуть дом перед тем, как часть строения обвалилась. Другой карлигозорр выбрался из канализационного люка посреди дворика четы Эмерсонов прямо из-под снеговика, построенного накануне. Он бегло огляделся, и вдруг заметил в окне людей. Воин вскинул меч, и ринулся к двери.
   Разбуженные грохотом, дочки Эмерсонов неосмотрительно прильнули к окну, и привлекли внимание карлигозорра. Увидев, что тот несётся к двери, девочки нырнули под кровать. Отец семейства, поднятый всё тем же шумом, сразу сообразил, что что-то не так. В прошлом он был военным, и потому быстро сориентировался: схватил со стены ружьё и выбежал в прихожую. Через мгновение дверь слетела с петель, трёхметровый гигант вышиб её одним ударом и тотчас получил двойной заряд дроби в торс. Прихожую затянуло серым дымом, однако дробь не нанесла воину хоть сколько-нибудь серьёзного повреждения.
   От такой наглости карлигозорр впал в ярость: он взревел как реактивный самолёт, набирающий высоту, и нанёс Эмерсону сокрушительный удар в грудь. Другому бы он проломил рёбра, но Эмерсон был человеком тренированным и выдержал удар. Однако инерцией его отбросило к противоположной стене. Пролетев по воздуху, отец семейства вышиб собой дверь в детскую и рухнул на пол прямо возле кровати. Девочки завизжали и кинулись к отцу, испугавшись, что захватчик его убил. Карлигозорр, не долго думая, рванулся следом за противником, занеся клинок для завершающего удара.
  
   Битва на площади тем временем была в самом разгаре: заклинатели Флиннфлоутта сбились кучей перед крыльцом ратуши, и успешно отбивались от накатывающих на них волн неприятеля. Не зря Альвизираун привёл сегодня лучших из лучших. Однако ни прорваться в город, ни пробиться в ратушу и им было не под силу. Карлигозорры оказались слишком мощны для того, чтобы прорвать их ряды.
   - Мы должны что-то сделать! - кричал Эриксон.
   Но Альвизираун был бессилен, ведь даже его магии не хватало, чтобы одолеть Фарегазонта.
  
   Меч со свистом полетел вниз, готовясь рассечь Эмерсона надвое, движение его, казалось, ничем невозможно остановить. Эмерсон зажмурился, и приготовился прощаться с жизнью, но внезапно что-то отбросило врага назад. Причём швырнуло воина с такой неимоверной силой, что стальной гигант, приземлившись на пол в прихожей, развалился на части. Эмерсон, воодушевлённый внезапной удачей, подхватил дочек на руки и выскочил из комнаты, намереваясь воспользоваться чёрным ходом. Но в дверях уже показался другой карлигозорр...
   - Убивайте всех, всех, кто есть в этом проклятом городе! - прогремел над улицами городка громоподобный глас Фарегазонта.
   Новый атакующий ринулся на мужчину, но между ним и Эмерсоном внезапно возникла чья-то фигура. Отец семейства глазам не поверил, но то была Роузи Каллен! Дочка мэра опять подоспела вовремя.
   - Пшёл прочь! - рявкнула она и тотчас молния, сорвавшаяся с её рук, сразила карлигозорра.
   Эмерсон, ошарашено поглядев на Роузи, застыл на месте, затем кинулся обратно в детскую, оттуда метнулся в спальню, и вновь как вкопанный встал посреди гостиной. Дочки его, зажатые под мышками, с удивлением глядели на отца, не понимая, отчего он так растерялся. Для них, как и для всех детей, волшебство ещё было естественной частью жизни, а вот их бывалого отца слетающие с рук молнии повергли в полное замешательство.
   - Привет, подружки! - Роузи нарочито непринуждённо подмигнула девочкам. Она видела, как напуганы дети и решила, таким образом, их немного успокоить. - Ваш папа просто чуточку растерялся, с мужиками такое бывает, - добавила она снисходительно.
   Девочки испуганно скосились на поверженных воинов Криптельгронта.
   - Они тоже мужики, - улыбнулась Роузи, отряхнув руки от серебристого пепла, - подрастёте, поймёте, какие они тупые.
   Тут из спальни осторожно выглянула жена Эмерсона. Женщина испуганно огляделась и в недоумении уставилась на Роузи.
   - Доброе утро, - Роузи брезгливо скривилась. - У вас, что, затычки в ушах?
   - Здравствуй, Роузи, - в ответ пролепетала женщина, словно находящаяся в полном ступоре, - а что происходит-то?!
   Каллен младшая схватила женщину за плечи и хорошенько встряхнула:
   - Госпожа Эмерсон, проснитесь! - закричала она. - Хватайте мужа, детей и бегом отсюда!
   За окнами послышался шум, новые карлигозорры уже лезли из всех окрестных люков...
   Только тут до Эмерсонов дошло, насколько всё серьёзно. Даже не поблагодарив спасительницу, они наспех оделись, и бегом покинули жилище через заднюю дверь. Роузи осталась в гостиной одна, на правой руке её по-прежнему красовалась доспеховая перчатка короля Фора...
  
   Роузи огляделась: прихожая, хоть и была порушена завоевателями, смотрелась всё равно уютно. На розовых обоях красовались бесчисленные фотографии семейства, и на всех изображениях Эмерсоны улыбались. Роузи стало грустно, ведь теперь домашний уют чужого дома сильно контрастировал с её ощущением ненужности. От прежней семьи её отделяло происхождение, к новой примкнуть, после всего, что было за прошедшие годы, казалось не так-то просто. Встретив родных у школы, она поняла, что всё равно видит в них лишь соперников, приверженцев чего-то совсем иного, непривычного. И они, наверняка, всегда будут также смотреть на неё, как на другую, чуждую им личность. Вступить во Флиннфлоутт лишь по происхождению, было равнозначно попытке рыбы научиться жить на суше, что попросту невозможно. Но вот сёстры это было совсем другое. Роузи казалось, что только они теперь могут быть ей близки. Тот факт, что девчонки, даже не зная её, готовы были отдать жизнь ради её спасения, был для юной Каллен главным доказательством любви и надеждой на счастливое будущее.
   На мгновение Роузи так глубоко погрузилась в свои мысли, что совершенно перестала контролировать то, что происходило вокруг. И тут же сильная боль пронзила её правую руку. Роузи дёрнулась, и увидела, как по обнажённой кисти потекла кровь... Стоп, как это обнажённой?! Заветная перчатка короля Фора как в замедленном кино улетала в другую часть комнаты.
   Роузи прыгнула в сторону и, перекувырнувшись через голову, развернулась к двери: тот, кто так ловко подкрался сзади, оказался теперь перед ней и это был Жракис. Бывший караульный самодовольно хохотнул, удовлетворённый результатом. В руке он сжимал клинок, остриё которого было алым.
   Вспомнив про ранение, Роузи тут же зажала рассечённое запястье целой рукой, чтобы не потерять крови ещё больше.
   - Что скажешь теперь, лилипутка? - рассмеялся Жракис, угрожающе двинувшись на Роузи.
   Девушка скосилась на валяющуюся в углу перчатку, однако добраться до неё было невозможно, ведь на пути стоял непобедимый Жракис.
   - Ну давай! - Роузи отпустила рану, и выхватила из-за пояса указку. Кровь вновь побежала из пореза, но девушка уже не обращала на это внимания. - Хочешь сразиться со мной, старая железяка? Я готова!
   - Я не стану удостаивать тебя части пасть от клинка! - заверил Жракис. - Я просто раздавлю тебя как клопа! - он шагнул вперёд, и схватил Каллен за плечи.
   Роузи ощутила, как стальные клешни гиганта начали сдавливать её тело. Энергия вмиг покинула её, возможно, Жракис воздействовал не только физической силой, но и мощью древней магии. Из последних сил она прошептала заклинание, и тяжёлая боевая указка даже отозвалась, но лишь выплюнула в стену электрический разряд, и тотчас выскользнула из пальцев.
   - Тебе конец! - проскрежетал Жракис, продолжая сдавливать Роузи клешнями.
   Девушка стала терять сознание, как внезапно воин разжал руки, и отшагнул назад. Роузи как тряпичная кукла повалилась на пол, и принялась жадно хватать ртом воздух. Ещё не поняв, почему воин пощадил её, она приоткрыла глаза, и посмотрела в сторону Жракиса. Вместо блестящего забрала противника она увидела встревоженное лицо отца. Мэр Каллен стоял в проёме входной двери, на руке его красовалась та самая перчатка.
   - Отойди от неё! - скомандовал он.
   Жракис сделал ещё несколько шагов к противоположной стене, его буквально корёжило от необходимости подчиняться врагу, но преодолеть силу магии Фора он не мог.
   - Тебе всё равно конец! - проревел караульный. - Фарегазонт не станет оставлять в живых никого, тем более отступника.
   - Это мы посмотрим, - пробормотал Каллен, - а пока исполняй приказ... Что нужно сказать?
   - Готов подчиняться! - прорычал Жракис, схватившись руками за голову.
   Часть его, та, что была взращена в личности существа Фарегазонтом, бунтовала, рвалась сама решать, что и когда делать. Но основа бытия монстра, построенная на магии Фора, служила лишь обладателю доспеха. Этот конфликт просто разрывал Жракиса надвое. От невозможности сопротивляться приказам Каллена, чудовище испытывало сильнейшие муки.
   - Правильно! - произнёс мэр, наблюдая, как в попытках освободиться от навязанной воли великан сжимает свою голову. - Теперь оторви её и выбрось!
   - Что?! - Жракис заметался на месте.
   - Выполняй приказ, железяка! - мэр взмахнул рукой, облачённой в перчатку. - Оторви себе голову и отбрось в угол! Живо!
   Жракис истошно взревел, его разум разрывался надвое, не желая исполнять приказание, но руки, тем не менее, делали то, что было приказано обладателем волшебной перчатки. Со стальным лязгом Жракис, наконец, оторвал собственную голову и швырнул её в дальний угол. Роузи ожидала, что монстр упадёт, но тот остался стоять на месте. Мэр сразу понял, что Жракис пытается запомнить их расположение, чтобы атаковать по памяти при первой возможности.
   - Беги скорее отсюда, дочка! - прошептал Каллен. - Мне ещё нужно закончить с этим монстром.
   Роузи поднялась на ноги и пошатываясь двинулась к двери.
   - Нет, через окно! - поправил её отец.
   Роузи не стала перечить, и выбралась на улицу через окно в детской.
  

* * *

   Завуч Кригель смотрела через дверной проём мэрии на растекающиеся по городским улицам полчища карлигозорров. Они скрывались за домами, и тотчас оттуда доносился грохот разрушения, мерцали вспышки пожаров, и валил густой чёрный дым. Картина эта напоминала апокалипсис: ещё полчаса назад мирно спящий под лёгким снегопадом город вмиг превратился в театр военных действий.
   - Там же не только прихвостни Флиннфлоутта, - наконец не выдержала она. - Может, стоит отозвать армию из районов? - завуч с надеждой посмотрела на колдуна.
   Фарегазонт медленно повернулся в её сторону и подошёл к окну. Его пальцы пробежались по жалюзи, приоткрывая обзор.
   - Нет, - протянул он, изучив творящийся снаружи беспорядок. - Думаю, им всем пришло время подохнуть!
   - Но там же и дети и старики и вообще...
   - А разве Вендла не была ребёнком? - Фарегазонт приблизился к госпоже Кригель, и посмотрел ей прямо в глаза. - Почему вы тогда поддержали меня, хотя знали, что обрекаете девочку на верную гибель?
   - Я думала, что это всего лишь одна жертва ради победы нашего королевства, - попыталась оправдаться женщина.
   - Ничего подобного! - возразил колдун и гнусно осклабился. - Просто ты, дура, была моложе и уверенней в себе. А теперь стареешь и становишься сентиментальной, как недоумки из королевства Флиннфлоутта.
   - С Вендлой это имело смысл, тогда... Я не знаю... Но полчища монстров просто всё разрушат! Не вижу в этом необходимости...
   - А я не вижу необходимости слушать твои советы! - гаркнул колдун. - Всегда знал, что женщины слишком добросердечны. Даже те из них, кто служит Криптельгронту. Этому городу пришёл конец, и этого не изменить ни тебе, ни кому-то другому, так что и думать забудь!
   Вдруг раздался ужасающий грохот, словно началось извержение вулкана. Девораторы, стоящие около люка, ведущего в подземелье замка, разлетелись в стороны. А из него вырвалось нечто огненно рыжее. То был дракон, столько лет обитавший в казематах. Монстр, прорвавшись внутрь ратуши, разворотил люк и упёрся головой в потолок, таким гигантским он был. Дракон оскалился, и клыки его обуяло гудящим пламенем.
   Фарегазонт успел отпрыгнуть в сторону и поток огня прошёл мимо, подпалив вишнёвые шторы, украшающие стены холла.
   Завуч Кригель в ужасе бросилась наутёк, едва успев выскочить из здания до того, как новый огненный вихрь ударил в пол.
   - Рискнул выбраться! - зарычал Фарегазонт, поднимаясь и отряхивая доспехи. - Но я подготовился и силы мои ныне гораздо больше!
   - Месть! - взревел дракон, и ринулся на Фарегазонта.
   Его чешуя встала дыбом, превратив крылатого ящера в гигантского ежа. Крылья оцарапали стены и потолок, складываясь вместе для удобства атаки, а пасть раскрылась настолько широко, что в неё без труда поместился бы целый школьный автобус. Когда чудовище подлетело уже вплотную, намереваясь поглотить повелителя Криптельгронта, Фарегазонт внезапно припал на одно колено, и выбросил вперёд руки. Фигуру колдуна окутало золотым дымом, скрывшим его от глаз. Дракон схлопнул челюсти, но почему-то не смог проглотить оппонента. Зубы его лишь скользнули по золотистому дыму, и оттолкнули колдуна. В этот момент многотонный зверь уже был у самой стены, он не сдержал инерции, и со всей скорости протаранил её.
   Раздался оглушительный грохот, всё здание мэрии заходило ходуном, и фасад его потоками битого кирпича вывалился наружу.
   Карлигозорры, защищавшие подходы к зданию, не успели среагировать. Да и успей они, всё равно, эти малоразумные великаны не покинули бы постов. Осыпающийся фасад градом обрушился на их головы, раздавив большую часть стражи под стенами. Сам дракон выехал на крыльцо, проскользил мордой по ступенькам и застыл среди толпы карлигозорров, прикрывающих вход. Охранники медленно обернулись, и изумлённо уставились на незваного гостя. Из зубастой пасти дракона повалил дым... Никто и опомниться не успел, как прогремел взрыв, и волна огня расшвыряла карлигозорров в стороны.
   К тому времени толчея на площади уменьшилась. Часть призванных Альвизирауном сторонников Флиннфлоутта покинула территорию, преследуя расползающихся по городу воинов Фарегазонта. Лишь небольшая группа магов крушила неприятеля на пятачке перед мэрией. Заметив, образовавшуюся в стене брешь, Эриксон даже не очень обратил внимание на многотонного ящера, вывалившегося из неё. Позабыв обо всём на свете, он ринулся вперёд и, взмахнув медальоном, прокричал самое сильно заклинание, которое знал. Огненный смерч понёсся вперёд, опережая географа, и врезался в стоящего в пробоине колдуна. Фарегазонта подняло над землёй, и прокрутило вокруг собственной оси, при этом доспехи его обуяло гудящее пламя.
   Эриксон решил, что сумел одолеть защиту мага, и это вселило в него уверенность. Меж тем, географ неосмотрительно слишком быстро продолжил движение, стараясь успеть нанести удар, пока колдун захвачен вихрем. Но Фарегазонт оказался не только сильнее, но и хитрее. Прокрутившись вокруг оси, он повернулся лицом к Эриксону как раз в то мгновение, когда учитель географии был вплотную, и тотчас нанёс ему сокрушительный удар в голову. Движение руки колдуна усилилось вращением, и от такой безумно мощной атаки Эриксона отбросило назад. Он пролетел через площадь, и рухнул на груду поверженных воинов.
   Вихрь, окутывавший Фарегазонта стих, оказалось, что он не причинил колдуну ни малейшего вреда!
   Тем временем, расправившись с противниками на площади: уничтожив одних и обратив в бегство других, дракон поднялся в воздух, и полетел в сторону школы. Там, заложив широкий круг, он развернулся и, начав снижение, понёсся обратно к ратуше. Его глаза налились кровью, а раскрытая пасть запылала огнём. Разъярённый монстр видел перед собой единственную цель, своего древнейшего врага колдуна Фарегазонта и на этот раз он намеревался расправиться с ним, во что бы то ни стало!
   Фарегазонт понял, что против такой атаки оборонительная магия уже не сработает. Он сконцентрировал все свои силы и, придав им единый вектор, направил руки ладонями на приближающегося монстра. Дракон прижал крылья к телу, максимально ускорившись, и уже на самом подлёте к зданию выплюнул вперёд себя поток пламени, собираясь испепелить колдуна... Но тут ладони Фарегазонта вспыхнули голубым сиянием, и ледяная волна арктического мороза ударила по пикирующему змею. Буквально на глазах дракон стал покрываться толстенной коркой льда, а гудящее на ветру пламя обратилось едким чёрным дымом. До колдуна долетело лишь прозрачное как стекло ледяное изваяние и, ударившись о ладони его, разлетелось на осколки.
   Альвизираун, наблюдавший эту картину с площади был поистине поражён. Он и не предполагал: Фарегазонт достиг столь неистовой мощи, что может крушить драконов!
   - Стоп, хватит! - вскричал Фарегазонт.
   Карлигозорры тотчас замерли, словно окаменев в тех, позах, в которых находились в текущий момент. Причём застыли древние воители Криптельгронта не только на самой площади, но и по всему городу. Один замер, занеся меч над головой мага Флиннфлоутта, другой прямо на бегу, опираясь на мостовую лишь одной ногой, третий в прыжке, с железным грохотом рухнув наземь. Альвизираун осторожно обернулся, и внезапно обнаружил, что на него нацелено лезвие клинка. Один из оттаявших воинов уже был готов нанести ему удар, но застыл, услышав призыв Фарегазонта. Альвизираун пальцем попробовал кончик меча на остроту, и тотчас поранил кожу. Капля крови выступила из ранки, и упала на снег, расплывшись алым кружочком...
   - Довольно сражения! - закричал Фарегазонт, обращаясь к измотанным волшебникам Флиннфлоутта. - Вы уже видели, на что я способен. Моя армия уничтожит город, мои верные воины перебьют всех, у вас просто нет шансов! Ваш проигрыш был предопределён уже тогда, двенадцать лет назад. Вы сдали свои позиции в тот момент, когда этого нельзя было делать, и теперь уже ничего не изменишь!
   - Ты врёшь, ты, как всегда, врёшь! - злобно прорычал Эриксон, с трудом поднимаясь на ноги.
   - Да? - Фарегазонт ухмыльнулся. - Вы видели, что только что произошло! Знаменитый дракон Фарогелло, столько лет тиранивший моё королевство, повержен здесь и сейчас! - он пнул осколок, оставшийся от крылатого гиганта. - Я всё точно рассчитал, хитростью отправив ваших дочерей на сражение с замковым монстром. Я знал, что так решу хотя бы одну из проблем. Любой исход сыграл бы мне на руку. Если бы девчонки убили дракона, или свою сестру баланс сил качнулся бы в мою сторону. Если бы дракон убил их, то всё равно моя сила стала бы главной здесь. А раз дракон здесь, значит...
   - Нет! - закричала мать Кэт. - Они живы, это всё враньё, ты врёшь негодяй! - слёзы брызнули из её глаз. - Я чувствую, что они живы! Ведь живы же? - Она кинулась к Альвизирауну. - Скажи, что они живы!
   Альвизираун лишь отвёл взор. Он понимал, что если дракон выбрался на волю, то скорее всего, предварительно он сожрал спустившихся в подземелье и, значит, шансов, нет.
   - Вы хотите ещё больше разрушений и жертв? - усомнился Фарегазонт. - Я могу продолжить уничтожать вас или вы можете просто сдаться, как тогда, двенадцать лет назад...
   - Нет, только не в этот раз! - закричал Эриксон. - Я больше не куплюсь на это, я готов подохнуть здесь, но подохнуть, уничтожая тебя и твоё проклятое королевство зла и мерзости!
   - Не нужно, Эриксиаль, - покачал головой Альвизираун, - боюсь, что эту битву мы проиграли, и проиграли действительно давно. Теперь баланс сил на стороне Криптельгронта...
   - А раз так, то я предлагаю вам новый договор, - Фарегазонт окинул противников надменным взором. - Я готов оставить вам ваши никчёмные жизни и даже могу пощадить жителей городка, если вы, - голос его сделался жёстким с металлическими нотками, так обычно говорят господа со своими вассалами. - Если вы навсегда откажетесь от магии и выполните ряд других условий, в частности...
   Фарегазонт не успел договорить. Его всего передёрнуло, он схватился за голову, качнулся вперёд, потом подался назад. Собравшиеся не поняли, что происходит. По толпе прокатилась волна перешёптываний. Вдруг колдун истошно заорал и начал медленно опускаться на колени. Когда он осел на пол, стоящий ближе всех к мэрии Альвизираун внезапно увидел за спиной колдуна знакомые лица. И вдруг все заметили, что в центре лба Фарегазонта поблёскивает что-то золотое...
   Колдун ещё раз дёрнулся, и повалился вперёд, ударившись головой об осколки дракона. Сзади из головы Фарегазонта торчала красивая золотая стрела...
   Из того места в полу, где когда-то был люк, выглядывали сёстры Ригет. Кэт держала лук, пальцы Вендлы легко касались ещё подрагивающей тетивы.
   - Ты сам раскрыл нам свой секрет, приятель, - улыбнулась Кэт. - Только золотая стрела может убить Фарегазонта...
   - И в этом он явно просчитался! - добавила Вендла.
   Девораторы, державшие оборону внутри замка кинулись к сёстрам, чтобы атаковать их, но в этот момент из люка стали вылетать кошки Вендлы. Их было так много, что они напоминали тучу саранчи. Кошки вцеплялись когтями в броню девораторов, поднимали их над землёй и, вознеся над крышей мэрии, швыряли оземь. Вскоре армия пожирателей времени оказалась перебита. Оставшиеся воины Криптельгронта, поняв, что битва проиграна, тут же ретировались, покинув здание через остиум умбра, открытые ещё Фарегазонтом.
   - Кажется, справились! - заключила Никки, выбираясь из люка вместе с Мелиссой.
   - Действительно, получилось! - обрадовалась Мелисса.
  

* * *

   - Верно, - подтвердил Альвизираун, - Келда оказалась права, вы сумели одолеть колдуна!
   - Я глазам не верю, - с восторгом произнёс Эриксон, - как ты повзрослела! - он уставился на спутницу Кэт, вмиг узнав её.
   - Дядя Эрик! - обрадовалась Вендла. - Страшно подумать, сколько мы не виделись! - она обворожительно улыбнулась.
   - Неужели, ты тоже меня помнишь? - удивился географ. - Ты ведь была совсем малюткой, когда колдун похитил....
   Он не успел договорить. Поняв, кто именно перед ними, мать и бабушка Кэт, оттолкнув географа, кинулись к воительнице в тигровом костюме, и принялись обнимать и целовать её. Слёзы в три ручья лились из их глаз, но теперь это уже были слёзы радости. Вендла же не знала, как реагировать. Она обняла мать, похлопала её по спине ладошкой, но всё равно ещё не до конца осознавала, что перед ней родной человек. Всё-таки прошло так много времени.
   - Всё в порядке, мам, - смутилась Вендла, - я здесь, я вернулась!
   Кэт одобрительно кивнула, малоэмоциональное поведение сестры пришлось ей по нраву, ведь больше всего на свете она терпеть не могла все эти розовые сопли.
   За радостью встречи и победой над Фарегазонтом, собравшиеся как-то забыли о разрушениях и целой армии окаменевших карлигозорров, которые могли очнуться в любой момент, продолжив своё дурное дело...
  

* * *

   Вдруг толпа зааплодировала. Кэт устремила взор к входу на площадь: там показалась её давняя соперница по школе Роузи Каллен, и именно её так радостно приветствовал весь Флиннфлоутт.
   - Кто эта красотка? - спросила Вендла.
   - Моя злейшая соперница и помощница Фарегазонта, - пояснила Кэт.
   - А чего они ей так радуются? - удивилась Вендла.
   - Вы же ничего не знаете! - воскликнула бабушка Ригет. - Дочь мэра освободила нашего Эриксона, спасла хранителя Форениаддо, и лишила силы предателя Жракиса и всё ради того, чтобы спасти вас!
   - Не может быть! - изумлению Кэт не было границ. - Но почему она перешла на нашу сторону, и, зачем ей было спасать своих злейших врагов?!
   - Роузи поверила, будто бы она ваша сестра, - с улыбкой пояснил Эриксон, - помните признание Фарегазонта в мэрии? Я и сам принял всё сказанное за чистую монету! Роузи спасала не врагов, а сестёр... Понимаешь?
   - Да уж, сестрёнка! - усмехнулась Кэт. - За помощь, конечно, спасибо, но таких родственничков нам не надо!
   - Ты что! - строго одёрнула её Вендла. - Если она исправилась, и помогла нашему королевству, её нельзя обижать!
   Кэт только хмыкнула. Ей вовсе не хотелось раскрывать объятия человеку, с которым она соревновалась, и боролась столько лет. А ещё вспомнить хотя бы как она заманила их всех в ловушку колдуна!
   - Если бы не заманила, ничего бы у нас не вышло! - Вендла снова как будто прочитала мысли Кэт. - Ты же сама чуть ли не пинками заставила её проводить вас во дворец.
   Роузи тем временем добрела до крыльца и остановилась. Собравшиеся расступились, образовав коридор, чтобы она смогла подняться к сёстрам.
   - Я так понимаю, это ваша Вендла? - с грустью догадалась Роузи. - Значит, я не ваша сестра? - в глазах её блеснули слёзы.
   Кэт даже стало немножко жалко бывшую соперницу, но она и виду не подала.
   - Выходит, что так, - пожала плечами Никки.
   - Ничего не выходит! - возразила Вендла, кинулась к Роузи, и схватила её за руку. - Ты моя сестра, раз ты хотела меня спасти, - уверенно заявила она, пристально посмотрев Роузи в глаза. - Ты наша сестра! Пойдём, пойдём! - она потянула дочку мэра к подругам.
   Роузи смущённо отвела взгляд, слезинки сорвались с её ресниц, и она улыбнулась.
   - Знакомьтесь, - деловито произнесла Вендла, - наша пятая сестра! Как тебя зовут?
   - Роузи, - прошептала Роузи.
   - Значит, знакомьтесь, Роузи! - она взяла руку девушки и протянула её остальным. - Ну поздоровайтесь с ней!
   Кэт переборола накопившееся раздражение, и первой пожала ей руку. Всё-таки, перед ней была уже совсем другая Роузи. Прежняя зловредная пакостница растаяла, когда новая заботливая Роузи решилась спасать сестёр.
   - Привет, - Кэт улыбнулась, - рада познакомиться!
   Затем её примеру последовали и Мелисса с Никки, спорить со старшей сестрой они, конечно же, не стали.
   На площади появился господин мэр Каллен, в руках он держал что-то объёмное, накрытое краем плаща. Собравшиеся приняли его холодно, но не стали выказывать агрессию, всё-таки они дали обещание Роузи.
   - Отец! - воскликнула Роузи, она испугалась, что победители могут захотеть отомстить ему.
   Мэр бегло оглядел собравшихся, видимо, тоже опасаясь возможной мести, но всё же переборол страх, поднялся по ступенькам и подошёл к Эриксону.
   Географ посмотрел на Каллена, и в глазах его уже не осталось и капли прежнего гнева.
   - Господин мэр, - приветствовал он Каллена, учтиво кивнув, и протянул ему руку. - Ваша дочь спасла многих из нас, мы никогда не забудем этой помощи!
   Роузи облегчённо вздохнула.
   - Не бойся, - ободрила её Вендла, сразу всё поняв, - пока я здесь, никто не обидит ни твоего отца, ни тебя! - она похлопала Роузи по плечу. - Теперь ты под моей защитой!
   - Я тут, - замялся мэр, - принёс вам подарочек, господин Эриксиаль Суаль Форсес! - с этими словами он откинул край плаща, и бросил на землю чёрный шлем, опутанный снаружи серебристым плющом. - Вот всё, что осталось от Жракиса!
   Эриксон вздрогнул, даже шлем монстра всё ещё пугал его.
   - Отец! - Роузи кинулась к мэру, и повисла у него на шее.
   - Всё в порядке, - произнёс Каллен, обнимая дочь, - ты всё верно сделала. Я горжусь тобой, я просто горжусь тобой! У меня лучшая дочь в мире!
  

* * *

   - Хорошо, что всё так здорово, - произнесла Никки, - жалко только твоего ухажёра.
   Кэт обернулась, и посмотрела на разбросанные по площади осколки дракона.
   - Да, он был лучшим парнем из всех, кого я видела в жизни... - мечтательно произнесла Мелисса, с грустью глядя на то, что осталось от гигантского змея.
   - Да и городок раздолбили не хило! - заметил мэр Каллен. - Косметическим ремонтом тут не отделаешься, а бюджет наш, как обычно, трещит по швам...
   Кошки Вендлы спустились на землю и стали бродить меж осколков, обнюхивая то, что осталось от крылатого ящера.
   - Да всё нормально, - раздался бархатный голосок с плеча Кэт. - И ухажёра вернём, и ремонт сделаем!
   Тут все заметили среди локонов синюю фигурку котика.
   - Ты это о чём? - недоверчиво поинтересовалась Кэт.
   - Да так, нашёл кое-что, - загадочно пробормотал Оу, улыбнулся себе в усы, вынул из-за спины золотой рожок, подаренный Кэт принцем, который пришёлся ему в самый раз, и трижды протрубил в него.
   Через секунду у ног Кэт начал вращаться небольшой смерч, затем во все стороны полетела серебристая пыль и, наконец, на каменном полу мэрии возник отряд кригорронтов, возглавляемый уже знакомым всем принцем с выщербленным ухом.
   - Кто нас звал? - воскликнул принц.
   - Вы обещали моей хозяйке одно дополнительное желание! - нагло заявил Оу.
   - Да, было такое дело, - подтвердил принц. - Правда, мы не думали, что кто-то сподобится подуть в наш рожок, - честно признался хитрец.
   - Мы так и полагали, - Оу неодобрительно покачал головой.
   - Но раз так, - нехотя протянул принц, - то мы готовы служить!
   - Давай, диктуй, что надо! - улыбнулся Оу, обращаясь к Кэт. Он испытывал гордость за то, как ловко смог перехитрить принца.
   - Тогда, слушай мою команду! - Кэт гордо распрямилась. - Верни время назад, но не для всех, а только для тех, кто пострадал в битве, верни их в тогда, когда они ещё ничего не видели и не знали. А вы, - она обернулась к волшебникам Флиннфлоутта, - напустите на жителей глубокий сон, чтобы мы успели тут прибраться до их пробуждения. Ведь никто же не хочет, чтобы люди узнали обо всём, что здесь произошло? И, да, чуть не забыла, - вновь обратилась она к принцу криогорронтов, - дракона верни, пожалуйста, назад во времени совсем чуть-чуть, за мгновение до того, как Фарегазонт сокрушил его.
   Собравшиеся удивлённо посмотрели на Кэт.
   - Я просто не хочу, чтобы он перестал питать ко мне нежные чувства, - смущённо улыбнувшись, пояснила Дикая Кошка. - Ну где я ещё найду такого классного бойфренда?
   Собравшиеся громко рассмеялись, однако в словах девушки был смысл.
   - А ты ничего не хочешь добавить? - обратилась Кэт к Вендле.
   - Из меня оратор никакой, - отшутилась сестра.
   - Ничего не выйдет, - покачал головой криогорронт, - желание должно быть реалистичным! Я же предупреждал, что пока у нас нет Королевской Короны, похищенной Фарегазонтом, такие сложные задачи мы решить не сможем!
   - Хватит отнекиваться! - перебил его Оу. - Всё у вас есть!
   Он ловко спрыгнул на руку, спустился по краю плаща и подбежал к принцу.
   - Держи! - с этими словами он протянул криогорронту странную железную пуговицу. Ту самую, которую подруги обнаружили в саквояже в самом начале путешествия.
   - Вот это да! - опешил принц. - Но как вам удалось?! - он обернулся в сторону поверженного Фарегазонта и сразу всё понял.
   - Неужели, вам удалось его одолеть?! Вы поистине величайшие волшебницы всех времён! Неоценимо то, что вы сделали... - склонный к патетике криогорронт поспешил прикусить язык, чтобы опять не наобещать лишнего.
   - А раз так, то ещё по одному желанию каждой из нас! - обрадовалась Кэт.
   - Ладно! - махнул рукой принц. - За такой дар ничего не жалко!
   - Значит, давай, возвращай время вспять! - попросила Вендла.
   - Как пожелаете! - принц взял пуговицу-корону лапками, и надел на голову.
   Пространство вздрогнуло, и город окутало серебристым туманом. На первый взгляд могло показаться, что просто пошёл снег, такая лёгкая серебристая крошка, но сёстры знали, что это творится настоящее волшебство. Буквально на глазах стали оживать павшие. Их раны заживали с невероятной скоростью, словно кто-то пустил кино в обратном направлении. Горожане, в панике бежавшие прочь, возвращались в свои дома. Они, правда, шли спинами вперёд, но это не мешало им находить путь.
   Тем временем Альвизираун с Эриксоном и прочими чародеями начали творить волшебство, наводя на жителей сон, как и пожелала Кэт.
   Прошло совсем немного времени и всё вернулось в прежнее состояние, как было ещё накануне вечером. Последним из ледяных осколков собрался дракон Фарогелло. Он встряхнулся, огляделся, и поспешил к Кэт.
   Положив свою огромную голову на крыльцо мэрии, дракон невольно или не совсем невольно раздавил доспехи Фарегазонта, которые рассыпались в крошку под его огромным весом. Кэт приобняла драконью голову и погладила его по носу. Вендла же вынула из осколков колдуна свою золотую стрелу, и поспешила сунуть её за пояс.
   - С вновь обретённой Короной мы можем вернуть и вас в самое начало, - вдруг предложил предводитель криогорронтов. - В тот самый день и час двенадцать лет назад...
   - Вы, правда, это сможете?! - не поверила ушам бабушка Ригет. - Она кинулась к Вендле. - Мы сможем сделать всё правильно, исправить всё с самого начала!
   - Да, ведь у тебя также есть одно желание! - поддержал Альвизираун.
   - Соглашайся! - шепнул Эриксон.
   Сёстры и все прочие, собравшиеся на площади, уставились на Вендлу.
   - Я не хочу, - вдруг просто сказала она, чем сильно всех удивила.
   - Как это, почему? - изумилась бабушка Ригет.
   Мать Вендлы даже не нашлась, что сказать, а лишь разочаровано вздохнула. Наверное, дочь так долго прожила в параллельном мире, что просто забыла семью, и не желает возвращать пролетевшие в разлуке годы.
   - Не обижайтесь, - улыбнулась Вендла, словно прочитав такие горькие мысли, - но я не хочу терять свой опыт. Ведь это время минуло и теперь мы вновь вместе и у нас впереди много счастливых моментов и много важной работы, великих дел, которые мы должны сделать для будущего Флиннфлоутта. Для того, чтобы произошедшее ныне, никогда больше не повторилось. Благодаря этим годам, проведённым в замке Фарегазонта, я научилась искусству магии, в совершенстве овладела умением перевоплощаться... Да все мы, в конце концов, обрели что-то большее, чем просто существование в умиротворении и сытости... Мои любимые сёстры сделали так много, - она посмотрела на Роузи, - все четыре мои любимые сестры сделали так много, чтобы спасти меня и это дорогого стоит!
   - А говорила, что оратор из тебя фиговый, сестричка! - усмехнулась Кэт.
   - А ты говорила, что назвала бы меня дрянью, дурой и сволочью, - парировала Вендла.
   Кэт отвела взгляд, ей вдруг стало стыдно, возможно, впервые в жизни. Впрочем, это не такое уж и плохое чувство, если он искреннее.
   - И кто же меня, интересно сдал? - она кинула взор на сестёр.
   - Мысли твои прочитала, - рассмеялась Вендла, - не забывай, что мы близняшки! Так что оставлю я своё желание про запас...
   - Тогда пускай так и будет, - согласился предводитель криогорронтов, - а мы сделали своё дело и возвращаемся в родной и любимый Дудувул Куанкнуп!
   Он взмахнул золотой сабелькой, и весь отряд вновь растаял в воздухе.
  

* * *

   - А про меня-то совсем позабыли? - раздался голос бабушки Келды.
   Все обернулись к прорехе в полу на месте люка, и увидели волшебницу.
   - Сколько я там прожила, и не знаю, лет триста? - усмехнулась она.
   Альвизираун с Эриксоном кинулись к люку, и помогли волшебнице выбраться.
   - Мы и не думали увидеть вас вновь, госпожа! - воскликнул Эриксон. - Прошло гораздо меньше, всего двенадцать лет!
   Все поспешили к волшебнице, и принялись благодарить её. Ведь Келда единственная не сдалась, поверила в сестёр всем сердцем и ради их спасения пошла наперекор сразу двум королевствам, рискуя даже собственной жизнью.
   - А этот монстр больше не опасен? - уточнила Келда, указывая на дракона, свернувшегося калачиком на крыльце мэрии.
   - Нет, - заверила Никки, это не монстр даже, так, приятель Кэт...
   Мелисса хихикнула.
   - И что теперь? - шёпотом спросила Кэт, прильнув к уху Вендлы.
   - Нам решать! - просто ответила сестра. - Наша сила безгранична, и теперь только мы правительницы Флиннфлоутта! - она довольно улыбнулась.
   От этих слов и уста Кэт сами собою сложились в улыбку. Впереди был длинный путь, и всё теперь зависело только от неё, всё будет так, как она захочет! Всё её естество пело...
  
   Стараясь не нарушить установившееся в душе тонкое ощущение всеобъемлющего блаженства и безграничного счастья, Кэт украдкой взглянула на часы: кошка на циферблате подмигнула ей задорно, весело мяукнула, и сладко замурлыкала. Кэт направила взор в небеса: звёзды над городом сверкали необыкновенно яркие и большие, воздух потеплел, как будто из-за гор в Хоулкрэйг уже устремилась весна. Стало ясно, что наступила новая эпоха, и она будет светлой и счастливой, потому что носит женское имя...

ЗАНАВЕС

Посвящается Ариэль

  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Одна ошибка"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Н.Лакомка "Белее снега, слаще сахара... Подарок феи"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Н.Малунов "Л-Е-Ш-И-Й"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"