Чайко Валентина Владимировна: другие произведения.

Кицуне глава 2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Глава 2.
  
  Белые облака, напоминавшие комья ваты, медленно плыли по ярко-голубому небу, время от времени закрывая солнце, бросая на землю прохладные тени. Где-то среди вековых деревьев выводила свою нехитрую песню малиновка. Голос птахи внезапно оборвался на верхней ноте, верно, одной сытой змеёй в этом лесу стало больше. На поляне, среди невысокой травы, лежал парень лет четырнадцати в стандартной форме АНБУ Конохи. Положив под голову рюкзак и зажав в зубах травинку, он смотрел в облака. Со стороны могло показаться, что здесь лежит мертвец, и только чуть поднимавшаяся и опускавшаяся грудь выдавала наличие жизни в этом теле. Фарфоровая маска была небрежно брошена рядом с правой рукой, этому человеку не было смысла скрывать от кого-либо своё лицо, от которого сквозило смертной мукой. Тёмно-синяя стрекоза, стрекоча своими жёсткими крыльями, села на стебель, сжатый словно сведенными судорогой челюстями. Парень медленно перевёл взгляд своих чёрных глаз на насекомое и выплюнул соломинку. Рассерженная хищница, нервно прошелестев, отправилась восвояси.
  - Может, перестанешь прятаться? - и голос у АНБУ был какой-то пустой, - Если что-то нужно - так и скажи, нечего пялиться на меня, не в зверинце.
  В ответ на эти слова, от одного из великанов, огораживавших поляну, отделилась фигура мужчины в похожем костюме и фарфоровой маске, скрывавшей лицо.
  - Тебя же вроде отправили на миссию, - без предисловий начал пришедший, опускаясь на траву рядом со своим товарищем.
  - Отправили... - без энтузиазма отозвался брюнет. - Сними ты эту чёртову маску, терпеть не могу говорить с людьми, чьих глаз я не вижу.
  - Это потому что не можешь их в случае чего захватить их в гендзюцу? - подколол парня шиноби с серыми волосами, однако маску снял.
  - Нет, потому что не вижу смысла ходить в маске в Лесу Смерти, где кроме нас двоих никого нет...
  Парни молчали. Тот, кто пришёл вторым, был старшим, ему было уже около двадцати, а может и чуть больше, точный возраст мешала определить тканевая маска, скрывавшая большую часть лица. Ветер гнал облака в сторону Конохи, птицы выводили свои причудливые коленца, в траве шли куда-то по своим делам муравьи, нехотя огибая людей, вторгшихся в их мир.
  - На тебе этот месяц лица нет, что случилось? - начал, наконец, о том, что его тревожило старший.
  - Да так... Тебе этого нельзя знать, Какаши.
  - Итачи, помнишь, о чём мы договорились, когда ты поступил в мой отряд АНБУ?
  Лежавший невесело усмехнулся.
  - "Мы будем предельно честны друг с другом, потому что если одному кажется, что выхода нет, второй может его обнаружить", я правильно процитировал?
  - Да. Так что я бы попросил тебя быть честным.
  - У Хокаге спроси...
  - Стало быть, из-за миссии? - Какаши откинулся в траву.
  - Угу, - Итачи был немногословен.
  Шиноби вновь замолчали, смотря на облака. Они не знали, сколько времени провели в молчании.
  - Знаешь, иногда мне хочется быть облаком, - начал Учиха, - Ни о чём не заботиться, не иметь прошлого или будущего, просто плыть, куда тебя несёт ветер, не гадая, что будет дальше...
  - Нет, ты что-то совсем раскис... Пойду я к Сарутоби-сама и попрошу, чтобы эту миссию кому-нибудь перепоручили. Не знаю, в чём суть, но она может свести тебя с ума...
  - Уже поздно что-либо менять... - в голосе Итачи скользили хриплые нотки, - Этой ночью я или погибну, или выполню миссию, или стану отступником.
  - Чего? - Хатаке подскочил, - Сказал "А" говори "Б", давай, колись, что за миссия. Ты же знаешь, что я никому не расскажу.
  - Клан Учиха затевает переворот в Конохе, - эти слова прозвучали как гром среди ясного неба, - Совет Конохи приказал мне устранить угрозу деревне.
  Товарищ говорившего присвистнул.
  - Ну, не удивительно, что у тебя такое настроение... Все?
  - Да, придётся всех...
  - Мне жаль...
  - Мне тоже, но я не в силах что-либо изменить... Я хочу всего лишь обойтись наименьшим количеством жертв...
  Над полянкой одного из самых ужасных лесов мира вновь повисла тишина.
  - Третье тайное убежище скалы Хокаге, - негромко произнёс Какаши.
  - Что? - Итачи не понял.
  - Я буду ждать тебя там всю ночь. Если тебе не удастся выполнение миссии, и ты станешь нукеннином, из деревни мы уйдём вместе.
  - Не говори глупостей...
  - Я это решил. Я не могу бросить тебя одного в этой заварушке. Но вот с кланом помогать не буду, ты уж меня прости...
  - Ничего. Спасибо, старина... - Итачи поднялся, - Как думаешь, успеем с тобой до вечера смотаться в тот городок, где мы в последний раз отдыхали? Что-то мне больно захотелось их данго...
  Длинные тёмно-синие тени ложились вместе с последними отблесками солнца на улочки Скрытой Деревни Листа, готовившейся отойти ко сну. Клан Учиха в первый раз за последние много лет был свободен от миссий. В районе, где жил клан, сейчас не было только двоих его членов - сыновей главы клана Фугаку, на которых возлагались большие надежды. Последний краешек дневного светила скрылся за горизонтом. Это послужило сигналом для шиноби, скрывавшегося в тени неподалёку от входа в квартал. Мощный барьер оградил место трагедии, готовой развернуться с минуты на минуту.
  - Я вернулся! - раздался в прихожей дома главы клана юношеский голос.
  - Хорошо, зайди в нашу комнату, - отозвался Фугаку.
  Итачи покрепче сжал рукоять катаны. Ещё не поздно остановиться, ещё не поздно осушаться приказа и, не рискуя быть убитым в сей же момент, сбежать вместе с Какаши из этой чёртовой деревни, заставлявшей его делать такой сложный выбор. Но, представив, что может случиться, сделай он это, парень сразу же отбросил подобную мысль. Сегодня, здесь и сейчас, ему придётся стать зверем и убить всех, даже самого дорогого для него человека - младшего брата. Скрипнув зубами, АНБУ рванул дверь и вошёл. Отец, очевидно был на веранде, в комнате была только его мать. Мать... Она даже не была шиноби, но ей предстояло разделить судьбу клана, в котором ей не посчастливилось родиться...
  - Итачи... - только и смогла она чуть удивлённо вскрикнуть, прежде чем остро отточенный клинок пронзил её сердце. Всё. Тонкая ниточка, именовавшаяся "Путь назад" оборвалась вместе с жизнью этой хрупкой женщины, рухнувшей, как подрубленная сосна, на пол своей комнаты первым трупом этой ночи. Фугаку, услышав вскрик жены, бросился внутрь только за тем, чтобы рухнуть поверх бездыханного тела своей любимой с выпущенными наружу кишками. Организатор заговора мёртв, остались исполнители.
  Сжимая в руке окровавленный меч, Итачи, активировав Шаринган, бросился наружу и убил первого, кто встал на его пути. Затем второго, третьего... Инстинкты брали верх над разумом, теперь он видел в людях, атаковавших его, не соклановцев, не друзей или родных, а врагов, подлежавших немедленному уничтожению. Час спустя клан Учиха почти прекратил своё существование. Оставался ещё один дом, в котором чувствовался источник чакры. В этом бою парень, медленно шедший к последнему дому, доказал, что не зря он носит имя гения клана Учиха. Почти две сотни человек полегло, стремясь захватить его с собой на тот свет, но Итачи ухитрился отделаться лишь несколькими царапинами. И вот теперь его ждала цель, оставленная напоследок. Учиха Нана. Жена Шисуи и их маленькая дочь, родившаяся девять месяцев спустя гибели своего отца. Ноги Итачи словно кто-то налил свинцом. Они с трудом поднимались и опускались на центральную улицу квартала, щедро политую кровью клана, испокон веков считавшегося сильнейшим. Но как бы ему не хотелось оттянуть этот момент, время - это такая фигня, которая, несмотря ни на что, движется со скоростью шестьдесят минут в час. Последняя дверь в его списке медленно открылась, открывая страшную картину. Перед ним на коленях стояла женщина, прежде прекрасная, но последний год сильно её подточил.
  - Убей меня, - хрипло попросила она, - Убей, но только пощади ребёнка!
  Нана подняла свои тонкие руки, словно молясь богам всего мира. Чёрные глаза лихорадочным пламенем горели на её бледном, исхудавшем лице. Катана проделала свой привычный путь от ножен до шеи противника и назад. Обезглавленное тело рухнуло, заливая чёрной кровью светлые сосновые доски пола, ещё хранившие дневное тепло. Перешагнув через то, что осталось от женщины, подросток, с руками по локоть в крови в прямом смысле этих слов, прошёл вглубь дома, где он уже видел детскую кроватку.
  Итачи ненавидел сам себя, когда он снял с малышки кружевной чепчик и обнажил маленькую головку ребёнка, покрытую первыми чёрными волосиками. Достав сюрикен, предпоследний из Учих со слезами на глазах рывком вдавил страшное оружие в родничок на темечке, где кости маленького ребёнка ещё не защищают мозг...
  Парень сидел на на крыше одного из зданий, следя за входом в квартал. Он ждал свою последнюю цель - Учиху Саске. Адреналин отхлынул из его крови, возвращая совести голос. И надо сказать, что чья-то стальная ладонь, сжавшая его сердце после убийства младенца, не спешила отпустить израненный орган. Младший брат Итачи, ничего не подозревая, бежал по той части улицы, куда бой не добрался. Выработанная годами выдержка АНБУ сперва дал трещину, а потом разлетелась миллионами осколков. Решение пришло как-то само собой. Саске станет мстителем. А Итачи - человеком, которого младший Учиха будет мечтать убить. Из-за угла раздался вскрик - Саске наткнулся на трупы. Счёт пошёл на минуты...
  - Я убью тебя! - крикнул Саске сквозь слёзы голосом, срывавшимся от душевной боли.
  Сюрикен, пущенный мальчиком в обернувшегося брата, рваной линией перечеркнул знак Конохи. Из глаз Итачи текли слёзы. Он искренне надеялся, что Саске не успел рассмотреть это проявление его слабости, потому что потерял сознание.
  - Прости меня, Саске, - тихо прошептал Итачи, - Я был тебе плохим братом, и никогда не смогу искупить свою вину перед тобой. Я верю, однажды ты убьёшь меня, смыв с моих рук кровь убитых этой ночью. Я сделаю всё, чтобы ты никогда не узнал, какая у меня была последняя миссия. Ты будешь гордиться кланом, живя в счастливом неведении, и однажды ты возродишь его. Прощай, братишка, ещё поболтаем как-нибудь в следующий раз...
  Итачи тенью запрыгал по крышам в сторону скалы Хокаге. В назначенном месте его ждал Какаши.
  - Мы уйдём утром, - тихо сказал убийца своего клана.
  - Кто-то сбежал?
  - Нет... - Учиха покачал головой, - Я убил всех, но на младшего брата у меня рука не поднялась...
  - Он знает, что это ты убил? - Какаши был взволнован.
  - Да. Он вырастет мстителем и однажды, когда он будет по-настоящему силён, я позволю ему убить меня.
  - Жестокую судьбу ты выбрал своему брату...
  - Он сможет стать сильным... Сегодня он пробудил Шаринган...
  - В том же возрасте что и ты.
  - Угу... Я сейчас пойду к Хокаге, объясню ему всё, он позаботится о Саске. Сарутоби был до конца против такого решения разногласий с кланом...
  - Только про меня промолчи, лады? - усмехнулся Хатаке.
  Итачи кивнул и исчез в темноте.
  - Так вот значит как... - несмотря на поздний час, в кабинете главы деревни горел свет, - Хорошо, Итачи, я выполню твою просьбу.
  - Сарутоби-сан, можно ещё одну просьбу? - Итачи стоял перед Хокаге, смотря в пол.
  - Пожалуйста.
  - Позвольте мне побыть тут, пока вам не доложат о том, что случилось в клане. Я хочу сам убедиться, что с Саске всё в порядке.
  - Само собой, Итачи. Я всё равно не собирался ложиться... Надень маску и сядь на подоконник, словно ждёшь моего приказа.
  Парень послушно надел маску и сел у открытого окна. Влетевший в комнату мотылёк неосторожно подлетел близко к лампе и упал на пол с сожжёнными крыльями. Минуты тянулись невыносимо долго. Сарутоби курил, не переставая, наполняя комнату сиреневатым табачным дымом. На востоке уже показалась тонкая золотая полоска, когда в кабинет Хокаге влетел запыхавшийся АНБУ.
  - Х.. хо... Хокаге-донно, там... Сарутоби-сан... Это просто...
  - Синица, успокойся! Говори нормально.
  - Учихи... Нет... Это...
  - Да что такое!
  В этот момент в кабинет, без стука, ввалился Кот.
  - Хокаге-сама, - начал он, - Мы с Синицей патрулировали Коноху, и у нас крайне неприятные известия. Клана Учиха больше нет.
  Итачи, сидевший на окне, напрягся.
  - Как выяснилось, над кварталом Учих стоял барьер, - продолжил Кот.
  - Ну и что там? - спросил Сарутоби.
  - Ничего.
  - Это как так ничего? - Хокаге нахмурился.
  - А вот так. Ни домов, ни деревьев, ни людей... Стена вокруг квартала покрыта копотью, а земля спеклась в стекло...
  Сердце Итачи оборвалось вниз с немыслимой высоты. Кто-то, похоже, помог Учихам исчезнуть...
  - Медведь! - рявкнул Сарутоби.
  Рядом с ним возник ещё один АНБУ.
  - Ты с Вороном, - тут он кивнул Итачи, - должны всё проверить. Не исключать возможность саботажа и участия демонов. Это не мог быть джинчюрики Кьюби, тот под ежедневным наблюдением, но мало ли кто может использовать столь сильные техники огня... Вперёд!
  Обследование квартала закончилось к шести утра. Всё было как сказал Кот - внутри стены всё выгорело, не оставив даже намёка на то, что тут когда-то, и причём, совсем недавно, были люди. Медведь оказался специалистом по чакре. Этот шиноби был полностью обескуражен - не осталось ни малейшего следа использования кем-либо чакры, что было бы немыслимо, ведь пламя, уничтожившее квартал Учих, определённо, было техникой.
  Итачи сразу подумал про Аматерасу Мангекью Шарингана, но тут же отбросил эту мысль - даже Аматерасу не в силах создать из земли слой стекла в четыре метра...
  Выслушав доклад, Сарутоби отпустил Медведя, а сам велел Итачи снять маску.
  - Ну, и кто, по-твоему, это мог быть?
  - Я не знаю... - в голосе парня предательски звучали слёзы, хотя глаза оставались сухи.
  - Вот и я тоже... - ученик первых Хокаге откинулся в кресло и достал из выдвижного ящика стола новый протектор, - Переодень, и иди. Похоже, ты остаёшься в Конохе... Жаль, конечно, твоего братца, но ничего не поделаешь... Зайди ко мне после обеда, я постараюсь к этому времени найти тебе жильё.
  - Ясно, Хокаге-сама, - голос Итачи стал пустым и безжизненным. Парень положил на стол перечёркнутый протектор и вышел за дверь, не став надевать маску. Он не увидел того отечески-понимающего взгляда, который бросил ему вслед Хокаге.
  - Так вот оно как... - Какаши дотронулся до плеча своего друга.
  Если Итачи до этого ещё мог крепиться, то теперь он разрыдался, как мальчишка, уткнувшись лицом в широкую грудь Хатаке. Сын Белого Клыка по-братски обнял своего товарища, даже не пытаясь утешать. Какаши пришлось пройти через потерю самого дорогого, что у него было, и знал, что помочь сейчас Итачи могут только дружба и время. А по Конохе летела грустная весть о том, что неизвестными был вырезан клан Учиха, а единственный выживший - старший сын главы клана, Итачи, сам ничего не мог рассказать, потому что вернулся с миссии незадолго до того, как стало известно, что сильнейший клан Скрытого Листа пал.
  Итачи медленно шёл по Конохе. А куда спешить? К Хокаге он пойдёт только через несколько часов, а дома у него нет... Какаши был пять минут назад отправлен на миссию, поэтому Учиха остался наедине со своими мыслями.
  - Бей его! Да сильнее, что демона-то жалеть! - донеслось до слуха парня.
  Юный АНБУ увидел, как четверо ребят лет десяти запинывают кого-то. Рука Итачи привычно метнула кунай. Увидев нож, вонзившийся в двух сантиметрах от носа своего вожака, хулиганы поспешили удрать. Итачи подошёл к их жертве, чтобы посмотреть, не нужна ли тому медицинская помощь.
  - И чего вы вмешались, - недовольным тоном выдал ему вместо благодарности голубоглазый паренёк со взглядом, способным превратить языки пламени в лёд, - В первый раз они меня как будто ловят... Я и сам бы справился.
  Итачи с некоторым удивлением смотрел на джинчюрики Конохи, который был сильно недоволен тем, что его спасли.
  - Когда тебе помогают, принято говорить "спасибо" - Итачи попытался воззвать к воспитанию мальчика.
  - Ага, щас, - блондин был настроен воинственно, - Да на что я вам сдался, чтобы вы мне вдруг помогали? - в глазах мальчика горел холодный огонёк ненависти к окружающим.
  - Я помог тебе, потому что они старше тебя и напали толпой, - Итачи всё сильнее удивлял этот малыш.
  - Ха, толпа! Толпа, это когда их десять, а так...
  Наруто с трудом поднялся и стал отряхивать свой костюмчик. Узумаки пошёл прочь, а Итачи так и стоял, смотря ему вслед. Но мальчика хватило только на двадцать шагов, потом он покачнулся и начал падать. Учиха успел подхватить его до столкновения с земной твердью.
  - Боюсь, сам ты до дома не дойдёшь... - усмехнулся АНБУ, - Пожалуй, придётся мне отнести тебя в больницу.
  - Опять вы! - носитель Кьюби не спешил сменить гнев на милость, - Я же сказал, что сам прекрасно справлюсь! И нечего мне в больнице делать. Да и вообще, чего вы ко мне приста... - силы покинули мальчика и он отправился в мир грёз.
  - Ну и что мне с тобой делать... - тихо протянул Итачи.
  Как и все шиноби он знал, где живёт Наруто, поэтому доставить мальчика домой не составило труда. Войти же в квартирку через раскрытое окно было совсем не трудно.
  - Мда... - изумился Учиха, увидев художественный беспорядок, царивший в жилище джинчюрики. Помаявшись минут пять, он всё же сумел найти во что переодеть дремлющего малыша. С трудом переодев Наруто из рванья в относительно целую одежду, предварительно перевязав некоторые раны, Итачи покинул квартирку тем же путём, что и пришёл.
  Сарутоби нервно выбивал пальцами по столешнице барабанную дробь.
  - Итачи, ты точно хочешь стать опекуном Наруто? - наконец спросил Хокаге.
  - Да Хокаге-сама.
  - Ну ладно, вот документы... Данзо, само собой, будет против, но моё решение он не в силах отменить...
  - Проще просить прощения, чем разрешения? - невесело усмехнулся Учиха.
  - Что-то вроде того... Ты говоришь, что Наруто воспринял помощь с твоей стороны в штыки?
  - Да. Но пока он ещё не до конца потерял веру в людей, ещё можно всё исправить...
  - Это будет не легко...
  - Не сложнее чем миссия этой ночи...
  Они замолчали.
  - Ну что же, ступай, - сказал наконец Сарутоби, - И удачи тебе.
  Кивнув, Итачи вышел из кабинета.
  ***
  Я теперь точно знаю, кто такая Кохаку. Она садистка, каких поискать. В тот вечер, когда мы с ней прокрались в Коноху, первым делом я решил заглянуть в квартал клана. И что я там увидел? Какой-то псих во всю занимался уничтожением Учих, причём весьма успешно. Я, разумеется, решил броситься к своим на помощь, и тут Кохаку меня окликнула. Я обернулся, а она взяла и погрузила меня в гендзюцу! Когда я пришёл в себя, тот парень, уничтожавший клан, что-то шептал парнишке лет шести-семи. А я так и не смог сдвинуться с места, чтоб к Кохаку во сне Шин пришёл!
  И тут эта чёртова кицуне возвращается. И на все мои попытки пристыдить её не обращает ровным счётом никакого внимания.
  - Хм, классной иллюзией я тебя накрыла, тот парень её даже шаринганом не рассмотрел! - были её первые слова.
  - Почему ты не дала мне защитить клан? - только осознание того, что при желании она меня на раз-два сделает, не давало мне накинуться на неё с кулаками.
  - В отличие от некоторых я не дрыхла весь день в Лесу Смерти, а пробралась в Архив АНБУ, где нарыла кое-что интересное... - только тут Кохаку заметила лежавшего мальчика, - Ой, он такой миленький...
  - Он единственный, кого тот псих не тронул, - бросил я листая папку, которую она мне сунула. По мере прочтения документа мои глаза и челюсть всё больше отдалялись друг от друга.
  - Так значит, Итачи завалил миссию? - имя исполнителя приговора моему клану было внесено в документы. Судя по безумному подчерку, Кохаку вняла здравому смыслу и не спёрла документы, а просто всё переписала.
  - Угу. У меня идея... - она повернулась ко мне с непередаваемым маньячным блеском в глазах.
  Меня передёрнуло. Последняя такая её "идея" обернулась нам бегством от стаи разъярённых тигров Леса Смерти. А ей просто захотелось погладить тигрёнка...
  - И что за идея? - спросил я с опаской.
  - Учиха Итачи останется в Конохе, потому что весь клан Учиха был вырезан неизвестными...
  - Ребёнка убить не дам, - в свой голос я вложил максимум решимости.
  - Бака! - рассмеялась моя спутница, - Мы заберём его с собой из Конохи и будем сами его учить, не давая стать вконец свихнувшимся мстителем. А тут спалим всё к чертям собачьим, чтобы тел вообще не осталось.
  - Они тогда смогут узнать нашу чакру, - мне эта идея всё больше и больше не нравилась.
  - Ой, да ладно тебе! Не волнуйся! - Кохаку громко смеялась, - Просто возьми мальчика и перенесись в ту башню, куда мы от тигров заныкались. А я тут всё сожгу так, чтобы и следа моей чакры не осталось. Всё, вперёд!
  Ну, когда ей подобная вожжа под хвост попадает, спорить с Кохаку бессмысленно и даже опасно для здоровья. В основном для психического, не каждый способен выдержать её истерики... Исчезая, я увидел первый поток белоснежного пламени, сжигавшего всё на своём пути.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"