Чайко Валентина Владимировна: другие произведения.

Кицуне глава 12

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Глава 12
  
  Интуиция - особое чувство, подсказывающее женщине, что она права, независимо от того, права она, или нет. Сарутоби Асума
  ...
  - Рад вас видеть Сарутоби-сан... Эээ... Кохаку, ты не могла бы дать мне одежду? Я всё-таки стесняюсь перед девушкой совсем голым сидеть... - Четвёртый прикрылся рукой.
  - Да лан, я туда и не смотрела, почти... - Кохаку вогнала моего учителя в краску, - Ловите! - она кинула ему свёрток, в котором лежала стандартная джоуниновская одежда и бандана скрытого Листа.
  - Спасибо! - облегчённо выдохнул Намикадзе, одеваясь.
  - А теперь пойдём портить людям нервы... - хором сказали Минато и Кохаку, синхронно поправляя протекторы и улыбаясь, а ля психи на отдыхе...
  Мы пошли к двери, но не успели её открыть, как Минато побледнел, покачнулся, и рухнул бы лицом вниз, не среагируй я вовремя.
  - Да чтоб... - несколько абсолютно непечатных фраз от Кохаку. - Этого мне ещё только не хватало!
  Схватив Минато в охапку, она положила сенсея на стол и сложила несколько печатей. От нескольких кристаллов отделились нити чакры и присоединились к Намикадзе.
  - Я надеялась, что обойдётся без этого... - ещё пара высотных выражений. - Ваше тело отторгает душу!
  - И что делать? - слабым голосом спросил Четвёртый.
  - На устранение этого побочного эффекта уйдёт в лучшем случае месяц... Придётся с вашим возвращением подождать... Вы не волнуйтесь, это просто побочный эффект. Всё будет нормально, за Наруто я присмотрю, а с Конохой за месяц ничего не случится. Тут полное жизнеобеспечение, Обито и я будем заходить, новостями делиться... А пока спите.
  - Ты мне пообещала, что всё будет в порядке...
  - Слово кицуне!
  Минато слабо улыбнулся и закрыл глаза, засыпая.
  - Кохаку, у меня к тебе есть ещё одна просьба, если ты не сильно устала... - Сарутоби одел шляпу.
  - Я к вашим услугам, - девушка подняла глаза.
  - Послушай, это займёт всего пару недель, мне нужно, чтобы ты...
  
  
  ***
  
  Эл быстро шла в сторону соседнего городка, стремясь добраться туда до рассвета. Хидан смог-таки уломать Мадару, чтобы их поставили в разные команды. А так как с похожими требованиями Учиху уже несколько дней доставал Сасори... Было решено, что, если Эл успеет до города прежде, чем Сасори и Цуки покинут его, тогда девушки обменяются командами - Рейн останется с кукловодом, а Гин отправится в путь с фанатиком. Но внезапное чувство опасности заставило девушку затормозить.
  - Неплохо, - сказал кто-то хриплым голосом, - ты увернулась от стены молний... Не знаю почему, но за твою голову пообещали неплохую цену, поэтому я убью тебя.
  - Не могли бы вы представиться, шиноби-сан, у меня привычка во время боя болтать с противником, мне было бы удобнее это делать, если бы я знала ваше имя... - Эл облизнула губы.
  - Какузу.
  - Отлично, Какузу-сан, приступим к бою, - плазмаклинок выскользнул из крепления.
  
  ***
  
  - М... - Хидан перевернулся на другой бок, - Я ещё чуть-чуть посплю, Эл...
  Привычного ответа: "Рота подъём, война!" не последовало, что заставило бессмертного насторожиться.
  - Так у нас наконец-то выходной?
  Снова молчание.
  - Эл? - Хидан сел, продирая глаза. На том месте, где вчера разложила спальник его напарница, никого не было, лишь лежал небольшой свиток.
  "Хидан, поздравляю, ты смог уговорить Мадару, меня перевели в группу к Сасори. Вечером я должна с ним встретиться в соседнем городе, ну, в том, где храм. Я вышла пораньше, так что бывай!
  Элеонора Рэйн.
  P. S. Буду скучать, марионеточника как тебя не запустишь..."
  - Ура, наконец-то я от этой припадочной отделался! - подпрыгнул Хидан.
  Однако уже через минуту его хорошее настроение резко пошло на убыль. Даже такой короткий срок ему было непривычно быть без ходячего высотного бедствия, как он в шутку называл Рейн. Через полчаса он чётко решил догнать девушку и вернуть её, и больше не жаловаться Учихе на судьбу - какая-никакая, но его напарница была хорошим товарищем, хоть и вела себя несерьёзно, и относилась к нему не очень-то хорошо...
  
  ***
  
  - Кохаку, буду честен, не разделяю я папиного оптимизма на твой счёт... - развалившись в кресле, Асума закурил, - Всё же миссия не из простых - притвориться знатной дамой из-за океана, прибывшей для установления дипломатических отношений со страной Огня и нанявшей меня, как охрану. При этом во дворце Дайме, на балу, вычислить шпиона, и всё из этого вытекающее...
  - Не веришь в мой актёрский талант? - девушка приподняла бровь.
  - Нет, скажу правду. А ещё я слышал, что ты сделала на отборочном туре...
  - Пф... Нам выходить через полчаса?
  - Да.
  - Тогда выйди, через двадцать минут зайдёшь.
  Джоунин покинул помещение.
  Асума на секунду замер перед дверью, собираясь с мыслями, и постучал.
  Когда дверь открылась, в первый миг он и не узнал кицуне. Её волосы, прежде бывшие пяти цветов и находившиеся в художественном беспорядке, приобрели тёмно-зелёный цвет с синим отливом и были собраны в сложную причёску, удерживавшуюся несколькими спицами. На лице девушки нежно сиял искусный макияж, сделавший бы честь любой представительнице прекрасного пола. Одета она была в чёрное шёлковое кимоно не совсем традиционного покроя, оно было удобнее, и сидело на фигуре Кохаку гораздо лучше. На кимоно золотом была вышита огромная оса, казавшаяся живой, а на рукавах - несколько танок о осах. Наконец, в правой руке она держала довольно большой, по последней моде, чёрный веер, покрытый причудливым орнаментом, выполненным сусальным золотом. В ней ничего словно и не было от той куноичи, что оставалась в комнате двадцать минут назад. И лишь огненные всполохи озорства, пробегавшие в её глазах, говорили Асуме о том, что перед ним сейчас волк, хоть и в овечьей шкуре...
  - Сугой... - только и смог сказать мужчина.
  - Я так понимаю, нам пора? - уверенно играя богатую нанимательницу спросила девушка.
  - Да, Мичи-сан, - Сарутоби втянулся в начавшуюся игру.
  Сарутоби провёл девушку к паланкину, в котором она должна будет прибыть во дворец дайме.
  
  ***
  
  - Ха... Ха... - Эл стояла на коленях, опутанная щупальцами своего противника. Сил шевельнуться у неё больше не было, да и тонкие нити держали её не хуже стальных тросов.
  - Три сердца... Какая-то девчонка уничтожила три моих сердца... - Какузу был доволен. - Насколько же сильно твоё сердце? Я заберу его у тебя, и сам стану сильнее!
  Нити метнулись вперёд. Пробить металлопластовую броню техниками основатель скрытого Водопада не смог, поэтому сердце Рейн он решил вытащить через глотку. Эл закрыла глаза, на неё навалилось удушье...
  Свист рассекаемого воздуха, и хватка Какузу ослабла. Девушка с некоторой опаской открыла глаза. Между ней и её противником стоял человек, которого она ни с кем бы не спутала - а кто ещё ходит со здоровенной красной трёхлезвиевой косой и материться, как пять портовых грузчиков разом?
  Парень обернулся и резким, но осторожным рывком вытащил щупальца у неё из горла.
  - Жива? - небрежно бросил бессмертный.
  - Ага... - просипела Эл, восстанавливая дыхание. Связывавшие её нити спали.
  - Ну и беги отсюда, я с ним и сам справлюсь. - блондин взмахнул косой. - Я принесу тебя в жертву Джашину-саме!
  Элеонора вскочила и бросилась бежать. Несколько нитей метнулись ей вслед, но их остановил фанатик, с воплем: "Я твой противник!", поэтому она смогла уйти довольно далеко. Тяжело дыша, стрелок опустилась на землю под деревом. "И опять он меня спас... Да что это такое? Почему я вляпываюсь, а он меня вытаскивает? Нечестно..." - улыбнулась она своим мыслям.
  
  ***
  
  Бал у дайме был скучен до неимоверного. Люди здоровались, говорили о чём-то своём... Даже дайме откровенно скучал, а уж кто-кто, а он-то привык бывать на подобных мероприятиях. Асума поражался актёрскому таланту Кохаку. Она была мила и приветлива со всеми ровно на столько, насколько это возможно на подобных приёмах. То, что практически все мужчины были без ума от куноичи заставило сына Третьего поставить в памяти зарубку на счёт того, чтобы выведать, чем таким Кохаку пользуется, чтобы передать эту информацию остальным куноичи - было ясно, что это не просто животный магнетизм...
  Наконец, владыке страны Огня приём стал казаться совсем мёртвым.
  - Нет ли среди наших гостей того, кто мог бы развлечь нас своими игрой и пением? - высоким женским спросил дайме.
  Присутствующие на встрече дамы застеснялись, да и мужчины, похоже, были не готовы блеснуть талантами...
  - Я могла бы... - смущённо сказала кицуне.
  "А есть что-нибудь, что она не может и не умеет? Вся такая из себя..." - Асуму эта "в-каждой-бочке-затычка" уже раздражала...
  - Какой Вам нужен инструмент? - оживился правитель. Все мы люди, все мы человеки, все умеем скучать...
  - Гитара... - едва слышно, покраснев, сказала девушка.
  - Отлично. Принесите гитару.
  Требуемый инструмент принесли. Людям в зале показалось, что сейчас эта "заморская птица", как за глаза её успели окрестить завистники, от смущения забудет ноты и опозориться. Но едва взяв гитару в руки и легко перебрав струны, девушка изменилась - исчезли скованность и страх, Кохаку на миг приблизилась к своему естественному состоянию.
  - Я пел о богах, и пел о героях,
  О звоне клинков и кровавых битвах,
  Покуда сокол мой был со мной,
  Мне клёкот его заменял молитвы,
  Но вот уже год, как он улетел,
  Его унесла колдовская метель...
  Милого друга
  Похитила вьюга,
  Пришедшая из далёких земель...
  И сам не свой я с этих пор,
  И плачут, плачут в небе чайки,
  В тумане различит мой взор
  Лишь очи цвета горечавки.
  Ах, видеть бы мне глазами сокола,
  Воздух бы мне на крыльях сокола,
  В той, чужой соколиной стране,
  Да не во сне, а где-то около.
  
  Стань моей душою птица,
  Дай на время ветер в крылья,
  Каждую ночь полёт мне сниться,
  Холодные фьорды миля за милей.
  
  Шёлком твои рукава, королевна,
  Белым вереском вышиты горы,
  Знаешь, что там никогда я не был,
  А если и был, то себе на горе.
  
  Мне бы вспомнить, что случилось
  Не с тобой и не со мною,
  Я мечусь как палый лист,
  И нет моей душе покоя.
  Ты платишь за песню полной луною,
  Как иные платят звонкой монетой,
  В дельней стране, укрытой зимою,
  Ты краше весны,
  Ты краше весны,
  Ты краше весны...
  И пьянее лета.
  
  Просыпайся, королевна,
  Надевай-ка оперенье,
  Полетим с тобой в ненастье,
  Тонок лёд твоих запястий.
  
  Шёлком твои рукава, королевна,
  Ясным золотом вышиты перья,
  Я смеюсь и взлетаю в небо,
  Я и сам в себя не верю,
  Подойди ко мне поближе,
  Дай коснуться оперенья,
  Каждую ночь я горы вижу,
  Каждое утро теряю зренье.
  
  Шёлком твои рукава, королевна,
  Ясным месяцем вышито небо,
  Унеси меня, ветер северный,
  В те края, где боль и небыль...
  
  Как больно знать, что всё случилось,
  Не с тобой и не со мною,
  Время не остановилось,
  Чтоб взглянуть в окно резное...
  О тебе, моя радость, я мечтал ночами,
  Но ты печали плащом одета,
  Я, конечно, ещё спою на прощанье,
  Но покину твой дом,
  Но покину твой дом,
  Но покину твой дом...
  Я с лучом рассвета.
  
  Где-то бродят твои сны, королевна?..
  Далеко ли до весны травам древним?..
  Только повторять осталось,
  Пара слов, такая малость:
  
  Просыпайся, королевна,
  Надевай-ка оперенье,
  Мне ль не знать, что всё случилось
  Не с тобой и не со мною,
  Больно ранит твоя милость,
  Как стрела над тетивою...
  Ты платишь за песню полной луною,
  Как иные платят монетой,
  Я отдал бы всё, чтобы быть с тобою,
  Но может тебя,
  Но может тебя,
  Но может тебя...
  И на свете нету...
  Ты платишь за песню луной,
  Как иные - монетой,
  Я отдал бы всё, чтобы быть с тобою,
  Но может тебя,
  Но может тебя,
  Но может тебя...
  И на свете нету...
  
  Все слушали, затаив дыхание. Асума признал, что и петь кицуне умеет...
  Внезапно девушка бросила многозначительный взгляд на своего сопровождающего, а потом перевела его на стоявшего неподалёку смотрителя дворца. Шиноби понял без слов, что у них появился первый подозреваемый, но вот почему его напарница так решила, было неясно. Но этот вопрос разрешился сам собой - смотритель внезапно извлёк катану из небольшого свитка, лежавшего в его кармане, похожим образом поступила часть телохранителей.
  - Не атака на дайме, а истерия... - Кохаку веером приложила одного из нападавших по голове. Веер был относительно маленький и лёгкий, но вот металл и чакру никто не отменял. А ещё... Ну, орнамент и орнамент, но кто же зал, что это печати... Каждый взмах веером отправлял по десятку сенбонов в цель, и, судя по тому, что противник валился от малейшей царапины, яд тоже никто не отменял... Бал у дайме перерос в потасовку...
  
  
  ***
  
  - Попалась! - словно из ниоткуда перед Эл вырос Какузу.
  - Чтоб тебя! - девушка отпрыгнула, вытаскивая из подсумка свиток.
  В прошлый бой она не успела им воспользоваться. Из лёгкого дыма, окутавшего печать, она выхватила обычный пистолет с обоймой на десять патронов. Пули были маленького калибра - Эл сама точно не помнила какого - но это не мешала "стволу" быть одним из излюбленных оружий стрелков - точность и скорость стрельбы были на высоте.
  - И что это за оружие? - Какузу выпустил нити, - Больше похоже на детскую игрушку...
  Руки девушки дрожали от усталости, когда она взвела курок. Первая пуля попала отступнику Водопада в шею, но уже следующая сделала аккуратное отверстие между глаз. Рейн не знала, остановит ли это её противника, поэтому, не долго думая, всадила в голову распластавшегося на земле шиноби всю обойму.
  - Фух... - девушка отбросила волосы со лба, опускаясь на землю. Огнестрельное оружие, которое она старалась не использовать, спасло её.
  - Хидан! - подскочила она, вспомнив.
  "Чёрт, если этот псих смог меня нагнать, значит, он вывел этого бессмертного из строя..." - задыхаясь от быстрого бега, схватившись за предательски коловший бок, Элеонора мчалась туда, где разделилась со своим напарником. Как она и ожидала, на поляне, до конца потерявшую свой первоначальный вид, лежало тело Хидана, точнее, то, что от него осталось - рук, ног и головы нигде не было видно.
  - Хидан! - срывающимся голосом крикнула девушка, надеясь определить местоположение головы, однако ответа не было.
  - Грррх! - Эл осмотрелась и отправилась на поиски.
  Конечности были обнаружены довольно быстро - в полусотне метров они украшали какой-то куст. Куст оказался на редкость колючим, потеряв равновесие, пытаясь дотянуться до правой руки напарника, Рейн таки потеряла равновесие и свалилась в заросли, из которых с готовностью раздались изящные лексические обороты. Но как она не искала, головы нигде не было.
  - Хидан! - почти прорычала Эл, мысленно готовя напарнику такие пытки, что даже фанатик Джашина испугался бы. Самым невинным было: "Повешу тебя на твоих собственных кишках!" В конце концов, уже отчаявшись найти недостающую, и, по иронии судьбы, самую важную часть тела парня, девушка решила сходить к ручью, и там, у воды, обдумать сложившуюся ситуацию. Каково же было её удивление, когда на дне ручья, до которого от поля боя было полкилометра, обнаружилась голова Хидана... Бессмертный лежал, закрыв глаза, и словно спал.
  - Хидан! - позвала Рейн.
  Реакции не последовало. Первым желанием девушки было сильным пинком отправить голову своего товарища куда подальше, но подумав, сколько его потом придётся искать, она передумала. Вопреки своему обыкновению - не слишком сильными пинками катить голову к туловищу - Эл взяла голову Хидана в руки и спокойно пошла в обратную сторону.
  - Эл? - слабым голосом поинтересовался пришедший в себя Хидан.
  - Угу. И умолкни, сейчас буду тебя штопать, - девушка поудобнее перехватила свою ношу.
  - Тот гад тебя по голове приложил?
  - На что намекаешь?
  - Ну, ты без рукоприкладства... - неуверенно начал парень.
  - Дурак ты, Хидан... Ты меня же опять спас...
  - И? Ты опоздаешь к Сасори...
  - Да ну его! Я лучше с тобой в паре останусь...
  
  ***
  
  - Кохаку, вот как ты вычислила того смотрителя? - Асума пустил кольцо дыма в небо. Шиноби возвращались в Коноху с отлично выполненным заданием.
  - Секрет фирмы.
  - Странная ты. Я вообще не знаю, есть ли кто-нибудь сильнее тебя, умнее и прочее...
  - На что намекаешь? Та песня, - девушка сделала в воздухе сальто, - Единственная, которую я знаю, да и учила её пять лет. Мне на ушах стадо медведей чечётку сплясало в детстве. Техники? Ну, как-то сами собой выходят. Что-то легко получается, а что-то с пятого пинка... Может, ниндзюцу, гендзюцу, тайдзюцу и киндзюцу моё но... Есть техники, которые у меня вообще не получаются, и это вообще до смешного - я спокойно выполняю Огненного Дракона, а Великий Огненный Шар - еле как. Да и времени их учить у меня было полно...
  Джоунин усмехнулся.
  - Тебе максимум лет тридцать, скорее, даже меньше.
  - Десять тысяч триста сорок один год.
  Сарутоби споткнулся и полетел на землю.
  - Сколько-сколько? - ошалев спросил он.
  - Сколько слышал. Но, само собой, дальше тебя эта информация пойти не должна. Теперь понял, почему я могу то, на что другие не способны?
  - Ну ничего себе... Но в любом случае, ты, как мне кажется, гений...
  - Гений?! - теперь уже, споткнувшись, к земле направилась кицуне. Выровнявшись и прокашлявшись, она продолжила, - Я развивалась с нормальной человеческой скоростью, но хоть чуть-чуть чакру использовать научилась в сто восемь лет... Так что не стоит так громко говорить про меня... Я та ещё бездарь...
  - Угу, угу... Врать не надо.
  - Хамить не надо... - улыбка девушки начала превращаться в оскал...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"