Чайко Валентина Владимировна: другие произведения.

Кицуне глава 16

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Глава 16
  
  Расширение закона Мёрфи для военных: "Что бы вы ни делали, это привлечёт внимание врага к вам, даже если вы ничего не делаете".
  Наруто нехотя тащился в сторону резиденции Хокаге за Кохаку. А кому понравится, если вас в полпятого утра вытряхнут из кровати, разбудят холодной водой, успокоят, чтобы не орали, дадут пинка, чтобы не возмущались, потом ещё дадут пинка, чтобы шевелил ногами... В общем, когда они вышли на площадь перед резиденцией, настроение у Узумаки было ровно настолько плохим, а желание убить Кохаку ровно настолько огромным, чтобы радужка приобрела багровый цвет, а зрачок стал узкой вертикальной щёлкой. Но девушка, время от времени оборачивавшаяся, делала вид, что не замечает изменений во внешности мальчика. Кьюби в подсознании Наруто смеялся, как ненормальный - он по глазам видел, что кицуне что-то скрывает, и это что-то явно связано с Наруто, но вот что?.. Демона смешила реакция Наруто, который тоже это понимал.
  Лабиринт из коридоров в подземельях дворца вскоре закончился. Они остановились перед дверью, державшейся на честном слове. Джинчюрики оглушительно зевнул, заставив скрывавшегося в тени АНБУ, не ожидавшего такого, чуть не свалиться с потолка.
  За дверью слышались голоса каких-то людей, тихо что-то обсуждавших. Кохаку пару раз пнула косяк, давая сигнал о том, что сейчас кто-то войдёт, и ударом с ноги второй раз за эту ночь выбила дверь.
  - Силы небесные, она в другую сторону открывается, Кохаку! На себя, а не вовнутрь... - Джирайя, на которого остальные спихнули починку двери, был готов убить ту, что безжалостно разнесла плоды его получасового труда.
  - Она открывается туда, куда мне надо, а не куда ей хочется! - безаппеляционно заявила девушка, заходя внутрь.
  - А есть хоть что-нибудь, что происходит не так, как тебе приспичит? - устало поинтересовался блондин, на голове которого набекрень сидела шляпа Хокаге, которую ему за пять секунд до кончины двери надел Сарутоби.
  - Ну... Погода. А ещё смена дня и ночи и времён года.
  - Так я и думал, - отозвался Минато, наблюдая за Наруто, осторожно выглядывавшим из-за Кохаку.
  - Кохаку не-чан, а почему шляпа Хокаге на нём, а не на Старике? - в заспанных глазах мальчика начало пробуждаться любопытство.
  - Ладно, Наруто, пожалуй, обрушу на тебя всю информацию разом, - вздохнула девушка, - Значит, так. Только, чур, вопросы потом! Это Четвёртый Хокаге, и он твой отец...
  Несколько секунд мальчик приходил в себя.
  - Это не смешно, - заявил он.
  - Но это действительно так, Наруто, - Минато подошёл к сыну, - Прости меня, сыно...
  Досказать ему Узумаки не дал, крепко приложив отца туда, куда дотянулся. Намикадзе сложился пополам, прижав ладони к паху.
  - Это за то, что запечатал в меня Кьюби, обеспечив мне семь лет "счастливого" детства.
  - Наруто, это же великий Хокаг... - попытался возмутиться Джирайя, но тут же скопировал позу своего ученика.
  - Спасибо, Кохаку не-чан, - улыбнулся Наруто.
  - Так ты на меня сильно злишься? - смог, наконец, выдохнуть непутёвый родитель.
  - Угу, - буркунул джинчюрики, обнимая отца.
  - Ну, похоже, воссоединение прошло успешно, хеппи енд, как говориться... - усмехнулся Итачи, - А теперь, может быть, перейдём к насущным проблемам?
  Убийственный взгляд от главы клана Абураме несколько остудил его пыл. Если уж представитель самого флегматичного клана Конохи на взводе, чего уж ожидать от остальных?..
  - Считаю я, отдых нам нужен, хоть три часа, - глубокомысленно изрёк он, - Полагаю я, сообщить жителям надо о радости, что деревни герой жив.
  Дверь, которую Акимичи приподнял и приставил к косяку, была снесена не успевшим затормозить человеком.
  - Хокаге-сама, Дайме и Совет Огня очень рады вашему возвращению! - отрапортовал Обито, под глазом которого виднелся фонарь на пол-лица.
  - А дословно? - Минато наклонил голову к правому плечу.
  ***
  По коридорам Седьмого Особого Отделения Армии Первой Зоны шла девушка, ещё почти совсем ребёнок. В руке тяжёлый чемодан, за спиной - невероятных размеров рюкзак. Всего минуту назад она вышла из подземного поезда, связывавшего Седьмой Отделение с Четырнадцатой Зоной. Одетая как штатский, она приковывала к себя взгляды всех. Нескладная и хрупкая, с совершенно не сформировавшейся фигурой. Светло-сиреневый короткий ежик волос обрамлял худенькое, угловатое личико, тёмно-фиолетовые глаза с детским восторгом смотрели на окружающих. Невысокого роста, с прозрачной кожей, источавшей мягкое сияние, она была похожа на Духа Снегов - нескладного бесёнка, который ненадолго притаился в уголках тонких губ, готовых в любой момент растянуться в улыбке. Искусственный свет чуть отражался от светло-бежевой обшивки стен и тёмно-коричневых дверей кабинетов. Вокруг сновали военные всех званий, все были заняты делом, но каждый, кто встречал её, тратил несколько секунд чтобы понять, что она здесь делает, а потом вновь выбрасывал из головы всё, что не относилось к его заданию.
  - Войдите! - ответил на ненавязчивый стук в дверь генерал-майор Стоун.
  - Старший сержант Катарина Эйсхэд прибыла по вашему приказу! - отрапортовала, вытянувшись в струнку, девушка, причём ни чемодан, ни рюкзак ей не мешали, словно они вообще ничего не весили.
  Мужчина смерил её взглядом. Генералу было около пятидесяти - в чёрных волосах пробивались седые прядки, у уголков глаз и на лбу залегли глубокие морщины. Он был крупным мужчиной, и именно из-за этого Катарина казалась ему ещё хрупче.
  - Вольно, - выдохнул Стоун, но Эйсхэд не пошевелилась, - Сколько вам лет, Катарина?
  - Через месяц мне будет четырнадцать.
  И вновь в кабинете повисло молчание.
  "О Ирида, она же ещё совсем ребёнок... А уже старший сержант. О, Духи, когда же у нас в армию дети пошли? А ещё эти психи из Четырнадцатой зоны... "Мы пошлём к вам специалиста!.." Чушь! Это же верная смерть... Как можно отправлять туда ребёнка?.."
  - Ладно. Женщин в нашем отделе мало, поэтому тебе придётся жить с парнем из механиков. Если что, просто стукни его, так, чтобы отправить его в лазарет. Вот все данные о вашей работе, постарайтесь ознакомиться с ними до завтра, - генерал посерьёзнел и перешёл на официальный тон, передавая стандартную карту памяти, - Как я понял, оборудование у вас своё?
  - Да, сэр, но мне сказали, что стандартную форму мне выдадут здесь.
  - Само собой разумеется, - мужчина обыскал стол глазами в поисках записки, - Вот, отдадите это нашему снабженцу, двенадцатый корпус, минус четвёртый этаж. Там же вам скажут комнату. Завтра в восемь ноль-ноль быть у меня в кабинете.
  - Есть!
  - Свободны.
  Катарина вышла, а Стоун ещё пару минут смотрел на закрытую дверь. Девушка напомнила ему его дочь, давно погибшую при бунте стрелков в Третьей Зоне. Точно так же вышла она, не оборачиваясь, из двери его кабинета, чтобы уйти из его жизни навсегда.
  Эйсхэд мысленно давала такие определения проектировщикам Седьмого Отдела, создавшим такое алогичное нагромождение коридоров, переходов, лестниц, лифтов, кабинетов, служебных и других помещений, что можно было понять, насколько богатой на события была её недлинная жизнь. Если на то, чтобы попасть в соседний корпус на тот же этаж, на котором она и была, у неё ушло почти полтора часа, то жилой корпус она искала уже пять часов, а время, отведённое на подготовку к заданию, неуклонно расходовалось не по назначению.
  - Вы заблудились? - раздалось у неё за спиной.
  - Да, - Катарина обернулась, - Не подскажете, где здесь жилой корпус, а то я только сегодня перевелась?
  Перед ней стоял молодой мужчина, лет примерно двадцати, короткие светло-русые волосы его чуть спадали на глаза, он был высок и прекрасно сложен, чего не скрывала сглаживавшая обычно подобные подробности облегчённая защитная броня. А его лицо... Обычно такие лица рисуют сказочным принцам, так что можно было бы смело утверждать, что он очень красив. Тёмно-синие глаза внимательно смотрели на девушку. На зелёной броне на правой нагрудной пластине было изображено три лунных серпа - капитан пехоты. На Катарине же была кроваво-алая броня, а на нагрудной пластине были видны три кометы - старший сержант.
  - Простите, а вы из какого рода войск? Впервые вижу красную броню.
  - "Смертник".
  - Простите?
  - Я сапёр. Тут у вас где-то что-то заминированное нашли, вот меня и прислали из Четырнадцатой Зоны.
  - Да, старый корпус оказался заминирован... - капитан погрустнел, - Он позавчера рванул. У меня там девушка погибла.
  - Сочувствую, - бросила Эйсхэд, хотя в голосе её была только скука, - Так не подскажите, где жилой корпус?
  - Я провожу вас.
  Они молча шли по коридорам, сворачивая в узкие проходы. Через пятнадцать минут они вышли на нулевой этаж жилого корпуса.
  - Спасибо, - сапёр сказала это холодным и безэмоциональным тоном, каким обычно разговаривала со всеми.
  - Не за что. Скажите, а как вы в столь юном возрасте смогли так высоко подняться? - капитан намекнул на то, что она уже старший сержант.
  - Очень просто. Сапёры редко живут долго, а работать мы начинаем с десяти лет. На серьёзные объекты можно отправлять в звании не ниже сержанта, поэтому нас быстро пинают по карьерной лестнице.
  - Я капитан Уэйд.
  - Старший сержант Эйсхэд. Приятно познакомиться.
  Девушка поднялась на третий этаж и быстро нашла триста восьмую комнату. В отличие от остального Отдела, жилой корпус имел нормальную, логичную планировку, так что передвижение по нему труда не составило. Коричневая дверь скользнула внутрь стены, как только девушка ввела пароль. Внутри это была обычная жилая комната военного отделения - бежевые стены и пол, окно без штор, за которым бушует вьюга и чуть виднеется какой-то корпус, две кровати у противоположных стен, пара тумбочек, у окна стол с компьютером и пара стульев, рядом со входом - дверь в санузел. Катарина не один год жила в точно такой же обстановке в Четырнадцатой Зоне. На кровати справа от входа лежал парень лет восемнадцати. Он был смуглым, черноволосым и черноглазым, таких людей Катарина ещё не встречала - большая часть жителей Зон имеют светлую кожу - солнце планеты нечасто видно с поверхности, облака, толстой подушкой окутывавшие их мир днём почти не пропускают ультрафиолет, поэтому смуглые люди - большая редкость. Парень оторвал свой взгляд от журнала с несовсем приличным содержанием.
  - Привет! Так это ты тот парень, которого ко мне подселяют? Я думал ты старше... - поприветствовал он Эйсхэд.
  На виске у сержанта запульсировала жилка, а левый глаз невольно начал подёргиваться.
  - Ты, недомеханик чёртов, запомни раз и навсегда - я Д.Е.В.У.Ш.К.А!
  - Упс...
  Механик выглядел растерянно. Он, казалось, боялся поджариться на одной из молний, что щедро метали глаза стоявшей на пороге Катарины. Такого подлога он не ожидал. Назвать девушку парнем... Это было черевато, ведь старшими сержантами за красивые глаза в таком возрасте не становятся...
  - А ты с какой Зоны? - как можно более небрежно поинтересовался он, уходя от опасной темы.
  - Четырнадцатой, - бросила Эйсхэд, перекладывая непрозрачные пакеты из рюкзака в тумбочку. Чемодан отправился под кровать несколькими секундами раньше.
  - А я тут, в Первой родился, - голос механика был полон самодовольства, ведь Первая Зона считалась местом рождения элиты, самой чистой из Зон.
  - Ага, а твои предки за час до твоего рождения переехали из Восьмой, - огрызнулась девочка.
  Восьмая Зона вымерла, то есть стала закрытой, первой. Именно в ней умники-учёные случайно выпустили Красную Смерть. И сказать подобное о человеке означало смертельно его оскорбить...
  - Нарываешься?
  - Самую малость, мистер Нахал. Я сюда ненадолго приехала, сделаю свою работу - и всё. И ещё - у меня есть лицензия стрелка. Так что не зарывайся. Для тебя я старший сержант Эйсхэд, если вдруг понадоблюсь. Всё что хотела, я сказала.
  Девушка скользнула в уборную, оставив своего соседа доходить в гордом одиночестве.
  ***
  Мрак не хотел отпускать Элеонору. Она изо всех сил цеплялась за ускользающую полоску света, боясь вновь оказаться в темноте. Каждое прикосновение к лучу отзывалось болью во всём теле, отказывавшемся слушаться свою непутёвую хозяйку. Но девушка отлично помнила наставления инструктора - если у вас что-то адски болит - радуйтесь, эта часть тела у вас не отмерла. И вдруг она услышала чьи-то голоса.
  - Дерьмо, она никак не приходит в себя!
  - Ну, я то же был бы вне зоны доступа, навернись я с такой верхотуры... Это тебе всё пофигу, зомбак двуногий, а она - хрупкая прекрасная девушка. А девушек надо любить, ценить и уважать. А ещё беречь и не разбрасываться ими, как чем-то, что часто встречается.
  - Но ведь девчонок полно!
  - Тупица! Девчонок, конечно, полно, но таких, чтобы сильные, красивые, умные, да ещё и нормально к тебе относящиеся - да таких по пальцам одной руки пересчитать!
  - Не обращай внимания, этот идиот ни одной юбки не пропустит, - вступил третий голос.
  - А это просто вы не способны разглядеть стоящих девчонок. А Эл - она из той редкой женской породы, что способны горы свернуть, и при этом оставаться женщиной, а не становиться мужиком в юбке, как половина куноичи.
  Элеонора начала раздражаться. Говорят о ней так, словно её тут нет. Раздражение дало ей силы открыть глаза. Мир теперь состоял из цветных пятен разных размеров и насыщенности. Но теперь случилось то, чего она боялась больше всего: боль исчезла из тела вместе со всеми ощущениями. Только голова словно в огне горела. Стрелки должны были быть достаточно подкованы в медицине, им часто давали серьёзный отпор беженцы, поэтому умение определить своё состояние вырабатывалось не один год. И теперь она легко поставила себе диагноз - повреждения позвоночника, которые и вызвали паралич. Собственно, ничего другого она и не ожидала, совершив такой перелёт, но надеяться на чудо не запретишь...
  - Убейте меня... - попыталась сказать она, но голос не слушался. Вместо слов из её груди вышел сдавленный хрип.
  Эл опустила веки. Занятые перебранкой члены Акацуки и не заметили, что она пришла в себя. Из-за беспомощности ей хотелось орать. Быть стрелком - совсем неплохо, особенно, если пробьёшься в звании хотя бы до полковника. Тога тебе будут доступны новейшие разработки, самые совершенные оружие и броня. В том числе и такая, благодаря которой можно сражаться, пока функционирует мозг. А кто она? Так, ефрейтор. Хотя для девушки и это очень хорошо. Но могло бы быть куда лучше. У неё могла бы быть броня, для которой паралич - не преграда. А что у неё есть теперь? Только беспомощность. Она стала обузой. А стрелок, ставший обузой, должен быть убит - таков Кодекс, да и против правды не попрёшь - на что Акацуки член-овощ? Ведь куда легче найти нового сильного отступника, который будет куда полезнее чем она, да и удачливее тоже. На глаза навернулись предательские слёзы.
  - Эл, ты очнулась? Тебе больно? - этот голос... Ну так и есть, Хидан. Идиот, который говорит, что думает, и не думает, что говорит.
  - У-у, - с максимально отрицательным тоном выдавила из себя Эл, внутренне поражаясь, каких усилий стоили эти два звука.
  - Вот и славно, что не больно! - обрадовался бессмертный, - Я за тебя так перепугался! Больше, пожалуйста, не подходи ночью к краю обрыва, а то это черевато последствиями. Вон ты как навернулась!
  С трудом открыв веки девушка выцепила из окружающего пространства совсем другое лицо - двухцветное, с ядовито-зелёными глазами без зрачков. Зецу с пониманием и сожалением смотрел на неё, хотя она и представить себе не могла раньше, что его лицо способно выражать подобные чувства.
  - Ты уже знаешь? - спросил он утверждая.
  Девушка опустила глаза и снова подняла, говоря безмолвное "да".
  - И что делать будем?
  Эл смогла разглядеть Хидана и Хао, недоумённо переглядывавшихся за спиной каннибала. Девушка закатила глаза.
  - Ты точно так решила? - голос отступника Травы был холоднее льда.
  Снова утвердительный "кивок" глазами.
  - Ты чё, сдурел?! - Хидан перехватил кунай Зецу у самой груди Рейн.
  - Она сама так решила. Она парализована и бесполезна, а ещё слишком много знает об Акацуки, чтобы оставить её в живых. Убить её логичнее всего.
  - Что значит - парализована?! - глаза фанатика Джашина полезли на лоб.
  - То и значит, что она всю оставшуюся жизнь будет вот таким овощем валяться. Она сама согласилась со мной, что ей проще умереть.
  - Но она же может поправиться! - Хидан был в ярости.
  - Загнанных лошадей убивают. Я, хоть по мне и не видно, медик, и не плохой. У неё разорван позвоночник в пяти местах. Спинной мозг не срастишь, это одно из правил меддзюцу. Так что убить её милосерднее, чем дать ей вот так существовать.
  - Эл? - бессмертный в нерешимости взглянул на напарницу.
  Девушка через силу улыбнулась и опять медленно моргнула, подтверждая слова Зецу.
  - Нет... - Хидан покачал головой, - Нет, не позволю...
  - Даже Цунаде-химе не в силах исцелить такие раны, а у нас, отступников, шансов обращаться к медикам подобного уровня всё равно нет... Тут тебе придётся признать своё пораж...
  - Нет!
  Резким движением руки Хидан подтащил свою косу и отсёк голову растительному шиноби, вскочил, подхватил Эл на руки и ломанулся прочь из пещеры, успев сбросить плащ Акацуки.
  ***
  Я вломился в кабинет тогда, когда всё самое интересное уже закончилось - Наруто обнимал отца, явно не собираясь от него отклеиваться в ближайшее время. Эх, вот вечно я всё пропускаю...
  - Хокаге-сама, Дайме и Совет Огня очень рады вашему возвращению! - бодро выдал я.
  - А дословно? - о, как я боялся этого вопроса.
  - Ну... - я малость смутился, - Дословно я не могу, у меня бледноватый бранный лексикон, но общий смысл я вам передал. А остальное - непереводимо.
  - Почему-то так я и думал... - протянул Минато внимательно меня рассматривая, - А осветительный прибор откуда?
  Из неисчислимого количества шуток про фингалы он выбрал эту? Ну, чувство юмора сенсея подводило чаще, чем его била Кушина...
  - От одной очаровательной старушки по имени Каедэ.
  - Так эта стерва ещё жива?.. - лицо Намикадзе исказилось, - Она же меня при первом же визите во дворец дайме живьём в масле сварит...
  - Не, она вас собиралась познакомить с каким-то Эку, сыном Юндо.
  Тут Четвёртый побледнел, как простыня. Третий с выражением сочувствия и скорби похлопал его по плечу.
  - Крепись, Минато... - вздохнул он, - Может, ты и выживешь...
  - Ага, а сами-то не горите желанием сходить во дворец Дайме, а, Сарутоби-сан? Всё же она ваша жена... Пусть вы и развелись.
  Старик Сарутоби залился краской и что-то пробормотал про женитьбу по дурости в юном возрасте. Я еле сдержал усмешку - когда я ещё был человеком, пол-Конохи в голос ржало над их разводом - великого Третьего Хокаге затюкала женщина, которая и Академию шиноби не до конца закончила... От неё у Третьего было два сына, но что-то у них пошло наперекосяк, Сарутоби несколько дней ходил избитым, а потом Каедэ собрала вещи и ушла во дворец к Дайме, где её приняли с распростёртыми объятиями. Возможно, всё дело было в монстрах, которых она выращивала, и я прекрасно помнил Юндо - смесь бульдога с носорогом. А уж какой у него может быть сын... Меня второй раз прошиб холодный пот. И похоже не меня одного - по бьякугану видно, что Хиаши сразу начал продумывать пути отступления. Да и другие главы кланов зашевелились, за исключением Итачи - они были куда лучше меня знакомы с характером мадам Сарутоби, а ведь ей и Сузуме Нара, нынешняя первая леди клана оленеводов, в характере уступает... И именно на неё я нарвался, полтретьего ночи вломившись в приёмную дворца со словами, что я со срочными вестями из Конохи и мне нужен дайме. Не знаю, как именно она меня долбанула, но освещать улицы мне, похоже, ещё долго придётся, и моя регенерация тут мне не помощник... И вот всегда всё подобное случается со мной...
  - Да, Каедэ меня прихлопнет, за то, что исчез на столько лет... - все искренне сочувствовали Минато. Быть Хокаге - опасная профессия.
  ***
  Сей лежал, свернувшись клубком, рядом с Хинатой. Дитё фантазии несовсем нормального Шинигами, не способный уснуть, внимательно следил за всем поместьем Хьюга благодаря своей способности глядеть сквозь стены, что у него прекрасно получалось, хоть и не так хорошо, как у обладателей бьякугана. Именно это время он ненавидел больше всего - когда люди спят, ему не с кем поболтать. И надо же было именно в этот момент пройти по коридору дежурному...
  - Прошу прощения, молодой человек, не составите мне компанию? А то мне даже в картишки сыграть не с кем... - выглянул из двери спальни скелет.
  Хьюга мелено перевёл взгляд на материальное воплощение "белочки" и почему-то побледнел, покрывшись холодным потом. Его губы мелко задрожали а Бьякуган, активировавшись сам по себе, стал медленно но верно покидать орбиты.
  - Ех, блин, что же вы все такие слабонервные, а? - Сей вышел из комнаты и внимательно обнюхал Хьюгу, - Ты это, приятель, не обделайся со страху. Да не боись, ничё те не будет...
  Но юный представитель побочной ветви клана стал пятиться назад, издавая маловразумительные звуки. Расстроившись, что его так бояться, хранитель Хинаты, не долго думая, оглушил часового своим хвостом и оставил лежать в коридоре, а сам укрылся за дверью, поджидая проснувшегося посреди ночи и вышедшего по нужде старейшину клана...
  ***
  Катарина открыла глаза за полчаса до звонка будильника и сразу же встала. Это утро, для кого-то бывшее добрым, для неё вполне могло стать последним - такова уж работа сапёра. За окном было ещё темно, но девушка села за компьютер уточнить основные моменты. Клавиатура была времён Второй Войны Демонов - обычные кнопки, не сенсорные и уж тем более не лазерные, поэтому стук пальцев по клавиатуре быстро разбудил её соседа.
  - Обязательно будить честных, психически здоровых людей в такую рань? - раздалось у неё из-за спины.
  - Нет, но поскольку таковых в нашей комнате не наблюдается, то всё в порядке, - бросила девушка, с невероятной скоростью что-то набирая.
  Механик не нашёлся, что ответить, поэтому он отвернулся к стене и попытался уснуть. Правда, это ему так и не удалось - в него вскоре запустили чем-то тяжёлым, твёрдым и попавшим прямо по лицу, закрытому одеялом.
  - Сволочь, - констатировал факт несчастный невыспавшийся, а теперь ещё и побитый механик.
  - Есть маленько, - с радостью согласилась Катарина, - Не проводишь меня до столовой? А то я вполне могу заблудиться.
  - Иди куда подальше, стерва малолетняя. Ты вроде вчера сказала, чё те помощь не нужна, сама со всем прекрасно справишься. Вот и справляйся.
  Девочка фыркнула и что-то быстро простучала по клавиатуре, после чего встала, извлекла на свет божий свой чемодан и выбежала из комнаты, пожелав механику сладких снов. Ровно через тридцать секунд после того, как сапёр покинула помещение, из колонок компьютера полилась адская какофония. Чуть задремавший механик подпрыгнул почти до потолка и кинулся выключать "музыку". Но стоило ему попытаться сделать это, как на экране всплыло окошко: "Введите пароль", а чуть ниже было: "PS. Сладких снов, гадёныш!". С утра механик соображал ровно настолько плохо, чтобы, когда в его голову наконец-то пришла светлая мысль просто выдернуть шнур, остатки сна ускользнули водой сквозь пальцы. Помянув наглую Эйсхэд, а заодно и весь её род, не одним тёплым и очень солёным словцом, парень, скрепя сердце, решил вставать.
  Столовую Катарина нашла быстро - запахи пищи и голодный желудок взаимопритягиваются. Но вот с кабинетом генерала у неё возникли трудности. Промаявшись полчаса, она смогла добраться до нулевого этажа главного корпуса, зато лестницу искать пришлось втрое дольше. Девочка сильно порадовалась тому, что вышла намного заранее - у нужного кабинета она оказалась ровно в восемь ноль-ноль.
  Генерал Стоун со смешанными чувствами смотрел на старшего сержанта - хоть он и назначил встречу на восемь, раньше десяти он её не ждал - ещё никто не был способен сразу же после приезда не опоздать.
  - Невероятно! Вы первая, кому удалось прийти вовремя, несмотря на то, что здесь ещё и суток не пробыли. Волшебная у вас интуиция... - поприветствовал он её.
  - О нет, сэр, просто, я вышла намного заранее.
  - Вот и славно. Что думаете о вашем задании?
  - Выполню. Только необходимо эвакуировать людей из всех корпусов, на случай, если там есть что-нибудь помощнее чем то, что было случайно активировано.
  Стоун замолчал на несколько секунд, а потом, не поднимая глаз, спросил:
  - Скажите честно, как велик шанс того, что вы всё успешно разминируете?
  - Не знаю, сэр. О снарядах ничего неизвестно, кроме примерного местоположения. Ни возраста, ни типа, ни мощи заряда... Это как с завязанными глазами идти по проволоке, постоянно меняющей направление. Не угадаешь.
  - Ясно. Значит, эвакуировать?
  - Так точно.
  К полудня все люди были эвакуированы. Многие из солдат поражались, почему нельзя как обычно отправить на разминирование робота. Но вот механики это отлично понимали - машина действует по заданной программе, а человек - как боги на душу положат. Многие из механиков, увидев, что сапёр - девушка, почти ребёнок, предлагали по быстрому собрать древних радиоуправляемых роботов, которые уже невесть сколько лет провели на складах музеев. Но Эйсхэд, только услышав об этом, пришла в негодование. Она уже переоделась, как сама она выражалась, "на работу".
  На ней был тот самый вариант брони, который меньше всего стеснял бы и сковывал движения - пластины из металлопласта не покрывали её тело прочным панцирем, а лишь щитками прикрывали самые уязвимые места. Перчаток на ней не было, как и шлема. Когда ей на это указали как на нарушение техники безопасности, она лишь залилась в ответ смехом:
  - Если что-то мощное бабахнет, то никакая броня не спасёт, а так военным не придётся тратиться на мои похороны - от меня просто нечего будет хоронить!
  На свой левый глаз она одела странную конструкцию, напоминающую камеру - весь левый глаз и часть щеки скрывались за чем-то металлическим, снабжённым линзой. Эта штука прикрывала ещё и всю часть лица до уха, причём на ней было просто ужасающее обилие различных кнопок, колёсиков и ещё чего-то неясного назначения. И вот, в тринадцать ноль-ноль, Катарина ступила на старый этаж, где несколько дней назад, сразу же после того, как его распечатали, подорвались люди...
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"