Чайко Валентина Владимировна: другие произведения.

Кицуне глава 6

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Глава 6.
  
  По низкому серому небу рваными неровными полотнами неслись свинцовые тучи, полные влагой, подгоняемые пронизывающим северным ветром. Разбитая просёлочная дорога вела в никуда, точнее, к нескольким маленьким деревушкам, стоявшим на одном из отшибов маленькой страны Дождя. Чуть в стороне от дороги на ветке большого засохшего дерева сидел парень лет двадцати от силы и наблюдал за похоронной процессией, вышедшей из деревеньки, стоявшей на самом краю уступа. Здесь, в горах, мест, пригодных для стройки жилья и обработки земли было слишком мало, чтобы можно было отводить под кладбище какой-нибудь укромный уголок, а на кремацию просто не хватало бы дров, поэтому дорога в "слепую кишку", как в детстве окрестил эти места путник, проходила посреди места последнего пристанища местных жителей.
  Процессия состояла из гроба и одного человека, который при помощи неизвестной парню техники заставлял гроб лететь по воздуху. В двух шагах от дороги уже была вырыта яма, медленно заполнявшаяся водой. Человек подошёл к могиле и, повинуясь лёгкому мановению руки, гроб мягко опустился в чрево земли. Несколько печатей, и вот на месте захоронения уже только холмик земляной насыпи и тёмно-серая каменная плита. Человек в плаще кладёт руку на камень и что-то шепчет. По ладони пробегает ярко-синий огонёк чакры. Когда он отрывает руку, на камне остаётся белая надпись. Наблюдавший до этого времени парень решил подойти поближе. Хоронящим при ближайшем рассмотрении оказалась девушка лет двадцати пяти.
  - Брат? - спросил парень, взглянув на годы жизни. Почившему было двадцать три...
  - Друг... - голос у девушки был полон слёз. Лица её путешественник не видел, он стоял сбоку и весь вид перекрывали короткие растрёпанные волосы его собеседницы.
  Они постояли молча, девушка достала бутыль саке и жестом предложила стоящему рядом человеку выпить. Тот молча согласился.
  - Проводить вас до деревни? - парень был по-прежнему немногословен.
  - Я туда не вернусь, - девушка многозначительно поправила лямку рюкзака, одетого поверх длинного чёрного плаща.
  - Чем займётесь?
  - Вернусь к сенсею.
  - Вот оно как... Я тоже сейчас возвращаюсь... Ну, счастливого пути!
  - И тебе. Ты пойдёшь дальше?
  - Угу.
  Девушка стояла спиной к парню, но он услышал, как дрожал её голос.
  - Будь... Будь осторожен... С тремя самыми дальними деревнями пять лет назад пропала связь, все, кто туда пошли, не вернулись...
  - А мне надо в самый тупик... Сенсей живёт там. Ну... По крайней мере он жил там семь лет назад.
  - Говорят, там поселился монстр... Ну, удачи!
  Молодые люди повернулись и пошли в противоположные стороны.
  - Ах да, - внезапно сказала девушка, прежде чем они успели пройти пять метров, заставив своего недавнего собеседника обернуться, - Забудь! - приказала она, в упор смотря в глаза парню. Зрачки того сперва расширились, потом сузились, и, когда он пришёл в себя, на кладбище никого, кроме него, не было.
  - Блин, а что же я остановился? - спросил путник сам себя, - Нет, уже забываю, что делал пять минут назад...
  Он посмотрел на свежую могилу.
  - Да, не повезло тебе, парень, а ведь всего-то на два года меня старше... Ладно, надеюсь, сенсей меня простит...
  И он пошёл дальше, больше не задумываясь о судьбе какого-то Нагато, погребённого десять минут назад.
  Три дня по просёлочной дороге, размытой дождями, которые и не думают заканчиваться, сквозь полупустые, а после и вовсе брошенные деревушки, нагонят ненужные хандру и тоску на любого, даже самого жизнерадостного человека. Но всё проходит, и хорошее, и плохое, так и дорога, казавшаяся нескончаемой, упёрлась в самую маленькую и незначительную деревушку, когда-либо существовавшую в стране Дождя. Ещё на подходе, до того, как дорога обернула утёс, позволяя увидеть деревню, парень почувствовал столь нелюбимый им запах запустения, вечно стоявший в покинутых деревнях. Но путь его не заканчивался в стенах деревни.
  Уже не скрывая своего нетерпения, он побежал к скале, немым сторожем берегущей покой селения с тыла. Там, среди нагромождения выступов, ноги сами отыскали козью тропку, ведущую на вершину, где и жил самый дорогой для него человек.
  - Сенсей!.. - задыхаясь выдохнул парень, на всей доступной скорости взлетая по косогору.
  Картина, открывшаяся его взору, заставила бы вздрогнуть и более сильного человека. Прежде добротный дом стоял, скособочившись, крыша заросла травой и местами провалилась, чёрные дыры окон сиротливо смотрели на парня, растерянно стоявшего у изгнившего частокола. Медленно, словно каждый шаг давался ему с трудом, парень пробрался сквозь траву, стоявшую высотой по пояс, там, где семь лет назад была дорожка из гальки. Сумерки, быстро сгущавшиеся в горах, мягким саваном обволакивали дом, где путник, в нерешительности замерший у крыльца, провёл своё детство.
  Осторожно, словно боясь, что дом может рассыпаться как карточный домик от одного прикосновения, парень дотронулся до серого, источенного насекомыми и непогодой дерева перил. Воспоминания тяжким грузом навалились на него. Ему на миг показалось, что он вернулся в прошлое на семь лет назад, и сторонним наблюдателем смотрит на свой уход. Вот на крыльцо тогда ещё крепкого дома, в точно такие же сумерки выбегает четырнадцатилетний паренёк, в миг обиды забывший про всё, что для него сделал человек, рывком выскочивший следом. Вот мужчина пытается задержать мальчишку, а тот, обернувшись, тяжёлыми камнями кидает злые слова. "Да вы мне никто...", "А что вы, собственно, обо мне так трясётесь?..", "Вы дали мне всё, что могли, мне тут больше нечего делать...", "Старик, я ухожу учиться, не думай меня остановить...", "Ты мне не нужен...", "Да ты вообще никому не нужен, старый дурак!.." - в тот злосчастный вечер эти слова терзали мужчину, рухнувшего на колени в тёмном провале двери, а сейчас, тупым ножом по сердцу полосовали того, кто необдуманно однажды бросил их в лицо тому, которого до этого называл отцом.
  - Сенсей... - по щеке парня сбегает слеза. Этот вечер последнее время часто приходил в его сны. Худший кошмар - то, как он предал самого близкого человека...
  Своих настоящих родителей он помнил смутно. Войны шиноби, бушевавшие в мире, не забыли изранить и без того бедную страну... Страна Дождей. Страна, граничащая с несколькими Великими Странами Шиноби. Страна, которая вечно была ареной боёв между скрытыми деревнями. Та ночь стала его первым сознательным воспоминанием, память его немилосердно сохраняла образы того дня, когда он впервые увидел войну. А что война в глазах четырёхлетнего малыша? Ад. Жесточайшая расправа над жителями деревни, по обвинению в поддержке партизан, была действом, достойным сатаны. Шиноби Скрытой Скалы себя не сдерживали. Весь день они убивали, грабили, насиловали и поджигали. Только несколько лет спустя он смог понять, что те изверги на его глазах сделали с матерью и старшей сестрёнкой. Ночь же должна была принести тем жителям, что уцелели днём, покой. Вечный покой дома Шинигами. Он помнил, как всех, кто остался в живых, а, значит, и его, завели в амбар, где когда-то хранилось зерно. Помнил тяжёлый грохот брёвен и камней, подперевших дверь. Помнил безумный рёв огня, пожиравшего сухое деревянное строение. Помнил удушливую едкость дыма. Помнил приторно-сладкий запах, которого сторонились даже звери - запах сгорающей людской плоти. Помнил, как Рей, сын соседа-плотника, вытолкнул его, ещё чудом не задохнувшегося в этой огненной геенне, из-под падающей пылающей балки сквозь место, где стена уже прогорела насквозь туда, наружу, к воздуху. Вытолкнул, а сам прыгнуть не успел. Помнил, как в него, обгоревшего мальчишку, смеясь, бросали сюрикены. И помнил, как пришёл ангел, и спас. Этим ангелом оказался немолодой мужчина который, едва появившись, отправил часть шиноби туда, куда они ещё совсем недавно отправляли население деревушки. И на руках у этого незнакомца он впервые за весь день почувствовал себя настолько защищено, что заснул. А потом... Долгое выздоровление и тяжёлая весть о том, что больше никого спасти не удалось. После - крепкая привязанность к своему спасителю и учёба искусству шиноби. И та ссора, за которую он уже не раз себя проклинал...
  Теперь же он стоял и просто смотрел на дверь, висевшую на одной петле, не решаясь войти. Но, подумав, он пришёл к выводу, что хуже уже не будет, и толкнул и без того на честном слове державшуюся преграду на пути внутрь, на что та тут же ответила жалобным вскриком ломающейся петли и грохотом упавшей на пол доски. Внутри было немногим темнее, чем на улице, Крыша отсутствовала как таковая, и только над одним из углов сохранился навес. И в этом самом углу лежало что-то. Или кто-то. Покрепче сжав в руке кунай, мало ли что может быть в заброшенном доме, парень бесшумно приблизился. По хриплому, сбивающемуся дыханию, он понял, что там кто-то. Удвоив осторожность, он присмотрелся и еле сдержался от испуганного вскрика. В углу лежал человек, в котором он с трудом узнал своего учителя. В его памяти навсегда отпечатался образ его названного отца в тот день, когда покинул эти места, но, казалось, он ничего общего не имел с тем, кто ютился в груде грязного тряпья.
  Вместо мужчины лет сорока, побитого жизнью, но крепкого, был самый настоящий старик, который словно от рождения не видел хорошей жизни. Клочковатая свалявшаяся борода не скрывала болезненно-серых впалых щёк, глубокие морщины каньонами перечеркнули лицо, тело его было совсем худым, а самого мужчину била жестокая лихорадка.
  - Сенсей!.. - выдохнул парень, и его руки засветились нежно-зелёной медицинской чакрой.
  Чёткими, уверенными движениями он оказывал помощь. Питательная капельница, лекарство от лихорадки... Парень делал всё, что мог, и немного больше. Только через час он перестал так сильно беспокоиться о своём учителе. Состояние того из критического перешло в стабильно тяжёлое, и парень позволил себе отдохнуть. Прямо в стенах того, что осталось от дома он, установил палатку, обмыл тело учителя, перевязал несколько ран непонятного происхождения и честно уступил больному свой спальник, а сам устроился у стены и задремал.
  По старой привычке проснулся он незадолго до рассвета. Выйдя на улицу он сразу нашёл тренировочную площадку, на которой начал свой путь шиноби. "А она почти не изменилась, разве что обветшала... Боже мой, как же давно это было...". Сделав небольшой комплекс упражнений, парень вернулся в дом, и как раз вовремя.
  - Кто здесь? - слабым голосом спросил пришедший в себя мужчина.
  - Всего лишь я... - тихо ответил парень.
  - Кто это "я"? покажись! - тревожно начал пытаться вертеть головой человек.
  - Я вернулся, сенсей. Простите меня...
  - Нанто? - откуда у него взялись силы сесть, мужчина и сам не знал.
  Парень подошёл и опустился рядом со своим учителем на колени.
  - Простите меня, сенсей! - воскликнул парень. Он осторожно взял мужчину за руку и, прижав её к своему лицу, дал волю слезам. Мужчина тяжело опустился, не отнимая руки, напротив, он притянул своего ученика к себе, прижал и тихо прошептал:
  - Ну что ты плачешь, дурачок? Не сержусь я на тебя... Я верил, что ты придёшь, вот только боялся не дожить... Но теперь мы снова вместе, а значит, всё будет хорошо...
  Нанто в ответ только всхлипывал, чувствуя такие родные прикосновения слабых рук.
  - Сенсей, - он поднял лицо, мокрое от слёз, но в его глазах горела решимость, - Раньше вы защищали меня и заботились обо мне, теперь пришёл мой черёд заботиться о вас...
  - Нанто, Нанто... Как же я по тебе скучал... - на единственный глаз мужчины навернулись слёзы, а сам он словно помолодел.
  - Сенсей, почему?..
  - Почему всё пришло в упадок? Эхе... Запомни одну истину - никогда не пей с незнакомыми симпатичными девушками, особенно, если они сами на тебя вешаются... - мужчина грустно усмехнулся.
  - Но почему, Мадара-сенсей?
  - А вот... Я тоже всё думал, почему не рекомендуют... А вот подходит ко мне как-то такая красавица - ни одна принцесса с ней не сравниться, и предлагает выпить. Я не отказался. Выпил. Медицинский спирт, как оказалось. Думал, помру. Выжил. А она мне провела промывку мозгов о том, что у меня очень нехорошие планы... И ушла, сказав, что если не перестану буянить, она меня всерьёз напоит... А какие тут планы, если она мне этой пиалой нервную систему почти уничтожила, а?
  - А что были за планы, сенсей? - Нанто выглядел заинтересованно.
  - Как это "что"? Само собой, мир захватить! Ну как захватить... Создать оружие, способное в один миг уничтожить целую страну. Это заставило бы людей бояться, и войны бы остановились... Я так от них устал... Даже план был готов... Да только куда мне теперь...
  Парень встал, всё в нём горело решимостью.
  - Так что там за план, сенсей? Она велела вам не завоёвывать мир, но не говорила, чтобы я не завоёвывал его для вас...
  - Нанто...
  - Сенсей, - парень тряхнул головой, - Не знаю, смогу ли я захватить мир, но вот отомстить ей за вас - вполне. Но мои ближайшие планы на будущее - поставить вас на ноги!
  Учитель и ученик встречали новый день...
  ***
  Этот бой можно было бы назвать игрой. Подсечки, перекаты, быстрые выпады - Забуза делал всё, чтобы отправить меня в гости к Шину, а я, в свою очередь, особо не надрываясь, уже полчаса как обламывал его. Судя по матам и описаниям пыток, звонко разносившимся в радиусе трёх километров - и это в тумане, поглощающем звуки! - его напарнику не посчастливилось встретиться с Истинной Сакурой. И пока у него неплохо получалось уклоняться, правда, не стоило списывать со счетов, что это состояние Сакура смогла удерживать час на тренировке со мной, когда я использовал почти все возможности человеческого тела... Так что можно накинуть ещё минут двадцать. Сам же я пока просто разминался, позволяя Момочи тратить чакру и нервы впустую. Общение с Кохаку влияло на меня благотворно, теперь я способен выводить из себя не только Какаши... Правда, не смотря на мои ожидания, за эту неделю он так и не очнулся, видно, что-то я всё же упустил... Но вот наша игра закончилась, причём весьма неожиданно.
  Мимо нас пролетело НЛО, в котором я через несколько секунд опознал того лже-ойнина. В десяточку, Сакура! Забуза тут же снял скрывающий туман, ибо его напарник летел в направлении недостроенной части, а посадка на воду, да ещё и с таким ускорением, приданным заботливой рукой моей ученицы, могла стать фатальной. Но то, что открылось перед нашими глазами после снятия техники, не понравилось и мечнику Тумана... Там стояло людей сто, а чуть впереди - очкастый лысеющий коротышка, к ногам которого и приземлился паренёк, потерявший остатки своей маски.
  - И это дьявол Скрытого Тумана? - с издёвкой спросил коротышка.
  - Гато? Что ты тут забыл? - прорычал мой противник, я же приостановился, оценивая ситуацию. К нам подбежали Тазуна и генины, а это было нежелательно...
  - Я то так надеялся, что вы друг друга поубиваете, и мне не придётся тебе платить, но похоже, придётся делать всё самому... - наркоторговец замахнулся тростью, целясь в шею лежащему перед ним без сознания шиноби.
  - Хаку!.. - вырвалось у Забузы, он дёрнулся вперёд, но он не успевал...
  А вот я успел. Хирашин без печатей - моя любимая пространственная техника, точнее, единственная, просто Кохаку сказала, не говоря названия, что её выполняют без печатей, ну, а потом выяснилось... Мне потребовалось меньше секунды, чтобы вернуться на своё прежнее место уже с парнишкой на руках. Когда Хаку исчез, Забуза, интуитивно, обернулся и увидел его уже у меня...
  - Похоже, Момочи, нам больше нет смысла враждовать... Предлагаю объединиться, эти ребята, - я кивнул в сторону головорезов, - Попытаются уложить нас всех.
  - Угу, - мечник нахмурился и поудобнее перехватил головоруб.
  На мост вновь опустился туман.
  - Забуза, - начал я недовольно, видимость начала ухудшаться.
  - Не моих лап дело, - отрезал шиноби.
  В этот миг все на мосту содрогнулись от просто ужасающей чакры, шедшей со стороны моря.
  - Что за... - вырвалось у Гато.
  В этот момент водяное ядро, размером с одноэтажный домик, разнёс часть моста и находившихся на нём бандитов. В следующий миг с двух сторон от нашей группы, словно отрезая пути к отступлению, упало что-то, отдалённо напоминающее помесь бычьего цепня с моллюском. И сверху на нас неслась такая же хрень. Нужно было хоть как-то прикрыть остальных, а посему я забил на конспирацию и полностью превратился в лиса, счастье ещё, что мосты Тазуна действительно строить умел, поэтому моя нелёгкая туша его в конец не сломала...
  Рёбра и позвоночник предательски хрустнули, когда я принял удар на себя. Но мост выдержал. Я порадовался, что успел сунуть Хаку в руки к Наруто, прежде чем запускать метаморфозу, иначе парень бы точно нехило приложился о камни. Мой рот наполнился солоноватым привкусом крови. Стопроцентно, лёгкие отбиты только так... И я начал догадываться, с кем мы сейчас имеем дело...
  - Чего встали? Ноги в руки и вперёд, чем быстрее объявите жителям эвакуацию в глубь, от берега, тем меньше народу погибнет! - рявкнул я, - Чего на меня пялитесь, как на пасхального кролика, блин?
  Наруто кивнул, а остальные просто пошли за ним, не отойдя от шока. Забуза подхватил Тазуну на руки и рванул с ним по воде к берегу, мои ученички побежали за ним. Я перевёл взгляд в море, где вырисовывалась туша моего противника. Похоже, мне впервые с Войны Шиноби предстоит смертельный бой, а, Санби?
  ***
  Наруто тяжело дышал, как, впрочем, и все шиноби. Эвакуация жителей прошла относительно быстро, население в этом городке всего-то пара сотен людей, а многие и так уехали на заработки в другие страны... Но теперь, отойдя, как им казалось, на приличное расстояние от береговой кромки, шиноби позволили себе перерыв. Забуза опустил Какаши, которого нёс всё это время, под раскидистым деревом. Только теперь шиноби решили поговорить.
  - Блин, - шумно втягивая в себя воздух после каждого слова, начала Ино, - Никогда я бы не подумала, что наш учитель - монстр...
  - Не монстр! - Наруто отрезал, - Он - кицуне.
  - Синонимы! - фыркнула Сакура.
  - Уткнись, жертва глюка, не он, вы бы уже сколько раз мертвы! - Забуза нашёл в себе силы повысить голос.
  - А я знал... - философски отозвался блондин, спуская со своих плеч Инари, - Ещё в первый день выяснил, когда за ним следить пошёл...
  - И почему нам не сказал? - Яманка кипела. Она с самого раннего детства ненавидела даже рассказы о нелюдях.
  - Известное дело, свинина, наш сокомандник, - это слово Сакура произнесла с плохо скрываемым презрением, - сам из того же рода...
  Момочи не понимал, почему ребята ссорятся, ему становилось даже страшно, когда он представлял, чем может закончиться потасовка между этими генинами, а воображение у мечника было отличным...
  - Всем привет! - сверху раздался жизнерадостный голос, полный оптимизма, - Здесь не пробегало этакое чудо с меня ростом, весь в шрамах, левый глаз демонический? А то я уже задолбалась его искать, чувствую его чакру сразу в двух местах и не могу из-за этого сосредоточиться!
  Все подняли головы вверх. На ветке того самого дерева, под которым они расположились, сидела куноичи, воображение Забузы сразу подбросило пару картинок, совсем не подходящих ситуации. Обтягивающие чёрные бриджи до середины икры, чёрный топ-американка, тоже сильно обтягивающий, обута она была в странную обувь, которую даже назвать таковой непросто - от подмётки шли две полоски кожи, одна из которых закрывала носок, а вторая - пятку. Между собой они были скреплены множеством тонких ремешков, всё это великолепие доходило до колен, и призвано было, скорее, напоминать, что девушка обута. На ногах было закреплено четыре подсумка для кунаев - помимо стандартных мест, различавшихся только для правшей и левшей ещё и на икрах, сзади висели ещё два подсумка, но уже для сюрикенов и прочего снаряжения. Фигурка у неё, как и у всех куноичи, за исключением разве что Акимичи, была великолепна - ничего лишнего, разве что, грудь иногда в бою мешает. В её янтарных глазах горел плохо скрываемый огонёк азарта, губы изогнулись в тёплой улыбке... Волосы, длиной до плеч, были заплетены в два низких хвостика, смешно торчавших за оттопыренными ушами. И надо отметить, что были они пяти разных цветов. "Жертва парикхмахера-маньяка" - подумала Ино. На лице и руках в нескольких местах были видны тонкие полосы татуировок.
  - Чё на меня так пялитесь? Я не пасхальный кролик! - возмущённо воскликнула она, спрыгивая. Взгляд девушки внезапно застыл.
  - Ну нифига! - выдала она, подскочив к Какаши, - У него печень разорвана, правда, восстанавливается, но медленно, так ещё и отравление демонической чакрой... Дайте угадаю! То чучело, которое я разыскиваю, его лечить пыталось?
  Увидев несмелый кивок Сакуры, которая, как и все остальные, пребывала в ступоре, незнакомка хрустнула костяшками.
  - Ну ничего, ща подлечу! - позитив бил из неё таким фонтаном, что Ино пересмотрела свою мысль дать Наруто титул: "Позитив из всех щелей прёт".
  Руки девушки засветились зелёным с проблесками чёрного, и всего через несколько секунд из тела Какаши выплыл сгусток кроваво-красной чакры. Девушка тряхнула рукой, отбрасывая энергию, но вместо того, чтобы разлететься тысячами капелек по ближайшим кустам, та поплыла к Наруто и впиталась в того, на что, впрочем, эта странная медик не обратила никакого внимания, продолжая лечить джоунина. Минуту спустя Какаши открыл глаза.
  - Ну вот и всё, он в порядке! - незнакомка подпрыгнула, принимая вертикальное положение, - Так не подскажите, в каком направление мне моего напарника искать?
  Забуза уже честно собирался ответить, когда глаза Сакуры внезапно расширились. Прямо на них, всё снося на своём пути, летело водяное ядро приблизительно тех же размеров, что убило Гато.
  - Чтоб тебя! - вырвалось у странной куноичи, она вскинула руки, пытаясь остановить снаряд. К всеобщему удивлению, и к её собственному, ей это удалось. Вода растеклась по окрестностям.
  - Блин, как будто Санби хулиганит... - вздохнула девушка, опускаясь в лужу, руки её дрожали.
  - Да это он и есть, я его рассмотрел, - Забузу эта куноичи пугала, - А ваш напарник с ним остался сражаться, прикрывая наше отступление...
  Какаши молча смотрел на разворачивающуюся комедию, ничего не понимая, а посему не влезая.
  - Что?! - голова Наруто чуть не раскололась, ибо, если остальные слышали вопль только той куноичи, то он услышал ещё и Кьюби, и это притом, что до сих пор Лис молчал...
  - ТАК, ШКЕТ, - Кьюби рычал так, что его только каким-то чудом не услышали шиноби, - ПРИЗЫВ НА МАКСИМУМ СВОЕЙ ЧАКРЫ, ЖИВО! - последнее слово было сказано настолько страшно, что парень не рискнул перечить.
  - Призыв! - Все обернулись на этот возглас Наруто и сразу же чуть не отрубились от страшного давления самой ядовитой чакрой. Дым от техники быстро рассеялся, ему в этом помогли бешено извивающиеся хвосты.
  - Ня! Кью-чан! - этот возглас странной куноичи в конец добил джоунинов.
  "Кью-чан? Я точно свихнулся. Или скончался и попал в Ад, где всем кажется, что они свихнулись..." - Какаши устало закрыл глаза и позволил своему сознанию отправится в мир грёз.
  - КОХАКУ-ЧАН? - эти слова Лиса морально уничтожили Забузу и на миг пришедшего в себя Какаши.
  - Ну что, пошли к Сан-куну? - девушка вскочила на голову к Королю Биджу.
  -ДА. ЕМУ НЕ ПОЗДОРОВИТЬСЯ, ЕСЛИ ОН МОЕМУ СЫНКУ ЧТО-НИБУДЬ СЛОМАЛ... - от улыбки демона засох квадратный километр леса, - ДЕРЖИСЬ ТАМ ЗА ШЕРСТЬ, ШКЕТ...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"