Чайко Валентина Владимировна: другие произведения.

Осколки прошлого, общий файл

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фанфик по манге Блич(аниме не смотрела, манга дочитана до середины арки с подчиняющими). Это так, отдых от основного проекта, "Основатель..." пока что-то не пишется, так что решила ненадолго переключиться. Пишется по заявке http://ficbook.net/requests/8404, и находится только на Самиздате и фикбуке, просьба не выкладывать нигде больше. Но если так уж тянет, в комментах просим разрешения. Айзен рассказал Хинамори о человеке, который ему дорог, но которого он уже никогда не увидит. А всего через пару месяцев капитан убеждается, что никогда не нужно говорить никогда. Да вот только этот человек совсем не помнит Соуске... Или всё-таки что-то осталось в его памяти? И причём здесь Куросаки Ичиго?

  Пролог.
   - Тайчо!
   Айзен с трудом заставил себя открыть глаза. Хинамори с крайне озабоченным выражением лица склонилась над капитаном, и, кажется, была напугана.
   - Прости, Хинамори-тян, я заснул, - успокаивающе улыбнулся Соуске, вставая из-за стола, за которым умудрился уснуть, подложив под голову стопку отчётов.
   Сон никак не хотел выпускать капитана пятого отряда из своих цепких рук, маня в прошлое.
   - Вы так страшно кричали... - прошептала девушка.
   - Сон приснился уж больно яркий.
   - Дурной? - всполошилась лейтенант.
   Айзен грустно улыбнулся.
   - Нет, скорее, слишком живой. О человеке, с которым я никогда больше, к сожалению, не увижусь.
   - Тайчо, расскажите, пожалуйста, - попросила Момо, и сама испугалась своей храбрости.
   - А почему бы и нет. Пойдём на террасу, сейчас самое подходящее время для таких историй...
  
  
  
  Глава 1.
   Айзена Соуске в третьем отряде терпеть не могли. И дело от него это вовсе не зависело. Ну разве он виноват, что, выглядит как мальчишка десяти лет, а уже шинигами? Но вот только это никого сильно не заботило. Взрослые шинигами предпочитали не замечать того, что мальчик добивается всего своим трудом, ни перед кем не стелясь, что он тренируется до изнеможения, чтобы не подвести отряд, да и мало ли вещей, в которых ему приходилось тянуться за товарищами... Зато каждый норовил его осмеять за малейший огрех, пусть даже допущенный по неосторожности. Стоит ли говорить, кто был любимой грушей для битья у главных задир отряда? Ведь за использование кидо в драках Унохана-тайчо лично обещала поменять неудачнику ноги и руки местами...
   Занпакто же мало чем мог помочь - он освоил шикай всего за несколько дней до выпуска из Академии и ещё не научился управлять иллюзиями Кьёка Суйгетсу. Вот и в этот раз, братья Рин зажали его в угол и вознамерились хорошенько почесать свои кулаки, а всё, что он смог сделать - сдёрнуть с носа очки и сунуть их в бамбуковый футляр, чтобы драгоценные "вторые глаза" не пострадали.
   - Айзен!
   Юный шинигами давно не был так рад голосу своего капитана - это был отличнейший повод удрать от драчунов, получив всего пяток затрещин - с капитаном ссориться не хотел никто...
   - Слушай сюда, мелкий, - вальяжная поза капитана, развалившегося на стуле и закинувшего ноги на стол ничего хорошего не предвещала, - В тридцатом районе южного Руконгая похоже завёлся пустой. Судя по пропавшим душам - слабак или новичок вроде тебя - ни одного мужчины в расцвете сил. Мы дежурим, так что это твоя проверка. Справишься - будешь расти, нет - выше поломойки не поднимешься.
   Стоит ли говорить, что это задание Соуске принял за знак судьбы?
   - Теперь-то я, наконец, смогу проявить себя, - думал мальчик, мчащийся со всех ног к воротам, - И пусть он не слишком сильный Пустой, я докажу, что я не пустое место...
   Руконгай встретил его наглухо закрытыми окнами и дверями, он выглядел точно город-призрак из страшной байки, что во множестве рассказывали друг другу студенты Академии. Ветер гонял по улице опавшие жёлтые листья, завывал в узеньких проходах между домами, придавая происходящему оттенок чего-то мистического.
   - Хе-хе-хе, - страшный голос проскрежетал, казалось, отовсюду. - Как мило, столь питательный обед пришёл своими ножками... Жаль, что ты такой маленький, но ничего, думаю, когда ты не вернёшься, ко мне пошлют ещё кого-нибудь вкусненького.
   Айзен выхватил непомерно длинную для себя катану, отшвырнул ножны, чтобы они не мешались и попробовал ощутить реяцу этого Пустого, как им объясняли в Академии. Но ничего, как назло, не выходило.
   - Ути-пути, кажется, мне попался не шинигами а так, личиночка... Но ничего, ты всё равно сильнее тех душ, что я здесь съел. Иди к папочке, обед...
   Соуске, даже много позже перебирая воспоминания, так и не смог ответить на вопрос, как он тогда почувствовал атаку Пустого и ушёл перекатом от страшного удара. Грязная лужа на земле в тот момент не была чем-то отличным от мостовой, поэтому мальчик без сомнений окунулся в неё чуть ли не с головой. Вовремя - там, где он стоял секунду назад, камни были расколоты чудовищным ударом, но самого нападавшего шинигами так и не сумел разглядеть.
   От следующего удара он увернулся не до конца, по спине словно кипятком плеснули, а на серые камни бодро полилась алая кровь.
   Чем закончится третья атака Пустого, Айзен легко догадывался. Он и раньше ничего не мог увидеть, а теперь ещё хочется выть в голос от боли в спине и медленно наползает слабость от кровопотери. Минус душа нападать не спешила, да и не нужно это ему в принципе было - мальчик понимал, что если его не тронут, он продержится минуту, ну максимум две и упадёт. Руки только крепче сжимали рукоять бесполезной катаны, отказываясь отпустить иллюзорную надежду на спасение.
   Глаза Соуске успели выцепить из окружающего страшную маску, застывшую в полуметре от его лица, а потом сознание поплыло, отказываясь выдерживать столько боли и страха. Мальчик только с отстранённым удивлением отметил чьи-то сильные руки, подхватившие его, не давая упасть обратно в лужу, да взволнованный голос, доносившийся неясным гулом, словно сквозь толщу воды.
   Картинка внезапно обрела резкость, словно на него надели слетевшие было очки, звуки тоже вернули своё привычное звучание.
   - Парень, не теряй сознание, - потребовал какой-то мужчина, находящийся вне зоны видимости молодого шинигами, - А то у меня с медицинскими кидо как у Короля с тем, чтобы подданным показываться. Я тебя сейчас перевяжу, ты только не отключайся!
   - Ага, - только и смог выдавить из себя Айзен, едва сдерживая слёзы. Он не справился. Он ничего, совсем ничего не мог противопоставить этому Пустому, а незнакомец, пришедший на помощь, его определённо убил...
   - Ты не переживай, парень, - забалтывал мальчика спаситель, сноровисто перебинтовывая раны на спине чем-то светлым, разрезанным на полоски. Соуске мог рассмотреть только мужские руки, привычные к мечу, на что указывали характерные мозоли, ловко перебрасывающие между собой полоски ткани. Его собственные косоде валялись кучкой лохмотьев неподалёку, и Айзена начинало мутить от одной мысли о том, как сейчас выглядит его спина.
   - Так вот, малыш, - продолжал мужчина, - С боевым крещением тебя. Я вас обоих издалека почувствовал, но не туда свернул, а за пробежки по крышам, - тут незнакомец хихикнул, как мальчишка, - Я боюсь, Яма-джи таки отходит меня своей тростью пониже спины, как уже давно грозится...
   - Я его даже не увидел, - закусив губу, прошептал мальчик, - Я совсем-совсем ничего не мог сделать...
   - Ну, от первой-то атаки ты увернулся, - подбодрил Айзена собеседник, - А это немало, уж поверь мне. И в этот раз я точно четвертую тех, кто отслеживает появление Пустых и определяет степень их опасности. Этому наверняка приклеили ярлык "Низкий", а он, гад, умным был, прятал реяцу и собирался выманивать шинигами послабее... Так что можешь собой гордиться - большинство шинигами Готея этот Пустой убил бы прежде, чем они это успели бы понять - это был адьюкас. Кстати, как зовут-то тебя, герой?
   - Айзен Соуске.
   - Так вот, Соуске-кун, сейчас я тебя посажу к себе на спину, и мы пробежимся до четвёртого отряда, постарайся не потерять сознание, лады?
   Сил мальчику хватило только на то, чтобы кивнуть. Дорога до медиков показалась Айзену нестерпимо длинной, хотя спаситель нёс его в сюнпо. Всё вокруг расплывалось, сливалось в мешанину зыбких полос, неизменным оставалось лишь одно яркое пятно - рыжая шевелюра незнакомого шинигами, в которую Соуске беззастенчиво уткнулся носом. Когда калейдоскоп окружающего остановил движение красок, мальчик всё-таки потерял сознание.
  
  
  
  Глава 2.
   Айзен широко распахнул глаза. Без очков окружающая картинка отчаянно расплывалась, но то немногое, что мальчик смог рассмотреть и окружающие запахи дали точно понять, что он сейчас находится в казармах четвёртого отряда.
   - О, наконец-то ты очнулся! - раздался откуда-то сбоку щебечущий женский голос, - Три дня без сознания провалялся!
   - Можно мне мои очки? - голос Соуске сейчас был очень похож на голос Пустого.
   - Конечно, держи!
   Мальчик торопливо водрузил очки на нос и с облегчением выдохнул - без них он чувствовал себя очень неуютно.
   - Ты не переживай, - рядовой четвёртого отряда оказалась миловидной женщиной лет тридцати, - Уже к вечеру в отряд вернёшься.
   Айзен промолчал о том, что с куда большим удовольствием не видел бы опостылевших рож соратников всю оставшуюся жизнь.
   День тянулся невыносимо медленно, единственное, что мог делать шинигами для развлечения - ненадолго соскальзывать во внутренний мир, чтобы перекинуться хоть парой слов с Кьёка Суйгетсу. Так что появлению лейтенанта своего отряда он был даже рад.
   - Пошли, тебя отпустили, - буркнул мужчина.
   Казармы третьего отряда встретили мальчика презрительными шепотками. Все почему-то были уверены, что Пустой был не так уж силён, а Айзен завалил задание из-за собственной глупости. Мальчик едва сдерживался от того, чтобы не высказать этим задавакам всё, что о них думает. Он хорошо понимал, что никого убедить не сможет, а только вновь выставит себя на посмешище.
   В кабинете капитана гнетущая атмосфера никуда не делась.
   - С возвращением тебя, Соуске-кун... - пропел капитан. Айзена всегда поражало, как по-разному может звучать одна и та же фраза у разных людей. Если в устах капитана его имя прозвучало издёвкой на грани ругательства, то от слов незнакомого шинигами, спасшего мальчика, веяло теплом...
   - Спасибо, тайчо, - а что ещё он мог ответить? Промолчать? Так это оскорбление капитана...
   - Ты меня очень расстроил, Соуске-кун, - продолжил с притворной печалью в голосе капитан. - Не смог справиться с таким слабым Пустым... Что же, Поломойка-кун, где ведро и тряпки ты знаешь, приступай.
   Мальчику от обиды хотелось разреветься. "Как же так" - думал он, - "Неужели я теперь и правда буду вечно драить полы?". Подняв взгляд на капитана и заглянув ему в глаза, понял: да, будет.
   Неделя. Целую неделю Айзен только и делал, что мыл полы, и ему временами начинало казаться, что ещё чуть-чуть и он разнесёт здесь всё к демонам. Но он сдерживался и продолжал работу.
   Тогда в четвёртом отряде он попытался узнать, кто его спас, но ответ был один: "Ой, не знаю, тебя сразу к Унохане-тайчо отнесли, не видел/не видела". Да и помнил он только голос и цвет волос спасителя, а с такими приметами найти человека непросто. Тем более, что рыжих шинигами пусть не полным-полно, но всё же немало... Поэтому мальчик про себя называл его ОН, ведь неудобно как-то, пусть даже мысленно, называть того, кому ты жизнь должен, Рыжий...
   Уплыв в свои мысли, Айзен не заметил, как к нему кто-то подошёл. Из раздумий мальчика грубо выдернуло нахлобученное на голову ведро с грязной водой. Из-за спины послышался дружный хохот, правда, внезапно превратившийся в булькающие звуки.
   Юный шинигами поспешно стащил с головы хозяйственный инвентарь, сдёрнул с носа очки и принялся вытирать их оставшимся сухим краем хакама. Расплывшаяся цветными пятнами обстановка не способствовала улучшению понимания происходящего.
   - Ну и что ты творишь? - раздался обречённо-усталый голос капитана третьего отряда.
   - Ну, если ему показалось, что надеть ведро с грязной водой на голову работающему человеку - это хорошая шутка, то я хорошо пошутил.
   Этот голос Айзен узнал бы из тысяч похожих. Шинигами, защитивший его от того Пустого, вновь встал на защиту мальчика.
   - Привет, Соуске-кун.
   Мальчик наконец-то совладал с очками и вернул их на законное место. Перед ним стояли два капитана - хорошо известный ему капитан третьего отряда и незнакомый. Высоченный, молодой мужчина с ярко-рыжими короткими волосами и тёплыми карими глазами. На губах незнакомца играла лёгкая улыбка, но никакой насмешки было незаметно. Правда, немножко смущали нахмуренные брови... А у их ног сидел один из братьев Рин, которому на голову надели второе ведро с грязной водой.
   - Здравствуйте, - робея, откликнулся маленький шинигами.
   Рыжий капитан подошёл ближе и присел на корточки, чтобы оказаться примерно на одном уровне с мальчиком.
   - Ну что, Соуске-кун, - спросил капитан, положив руку на плечо Айзена. - Пойдёшь ко мне в отряд?
   Соуске на несколько секунд задумался. "Уйти из третьего отряда я давно хотел, а хуже уже в любом случае не будет..." - подумал мальчик и решительно кивнул в ответ.
   - Тогда беги, собирай вещи, - тепло улыбнулся Айзену его новый капитан.
   Повторять это второй раз не было нужды, мальчик со всех ног помчался в свою комнату, врезаясь по дороге в углы.
   Сборы были недолгими, всего через двадцать минут он уже стоял рядом с главным входом и ждал капитана, насколько он понял, пятого отряда - внутренняя сторона капитанского хаори была светло-зелёной.
   - Пошли, Соуске-кун, - капитан подкрался незаметно. - Кстати, я забыл представиться - Куросаки Ичиго.
  
  
  
  Глава 3.
   - Айзен, побежали, там сейчас такое начнётся!.. - в комнату заглянул Хирако Синдзи, четвёртый офицер, парень, немногим старше Соуске.
   - Ага, - мальчик подорвался с кровати, лёжа на которой читал очень интересную книгу. - А что там стряслось-то?
   - А, ты же у нас всего второй месяц... Короче, капитан Хаятэ, вожак этих отморозков из одиннадцатого, раз в несколько месяцев обязательно припирается и вызывает Куросаки-тайчо на тренировочный бой. На боккенах, конечно, но рядом лучше не стоять... - Хирако на бегу перекинул за спину не слишком длинную косу, в которую всегда заплетал свои волосы перед тренировкой. - Но увидеть это стоит! Конечно, скорее всего, ты ничего толком не разглядишь, уж очень быстро они передвигаются, но всё равно, увидеть схватку, пусть даже тренировочную, шинигами такого уровня... Тринадцатый отряд с восьмым почти наверняка будут в полном составе - не знаю, откуда, но о идее Хаятэ-тайчо заглянуть к нам на огонёк они узнают как бы не раньше самого капитана.
   Пророчество Хирако сбылось - вокруг тренировочной площадки расположились, наверное, с тысячу шинигами. Кто-то лежал на земле, кто-то сидел на корточках, кто-то просто стоял, а кто-то обживал крыши и деревья. На противоположной стороне от казарм виднелись даже трое в капитанских хаори.
   - Вастер Лорда мне в варадзи! - ругнулся Синдзи, несколько шинигами поддержали его.
   - Что такое? - спросил Айзен.
   - Унохана-тайчо, вот что. Капитаны теперь сдерживаться будут...
   Несмотря на стоны Хирако, Айзен никакого сдерживания себя не заметил. Бой капитанов прошёл для него как череда замирающих на секунду картинок, перемежающихся мерцанием теней по всей площадке. Вот Куросаки-тайчо пробивает пяткой прямо в челюсть капитану одиннадцатого отряда. А теперь уже рыжий отлетает, получив по почкам. Вот капитаны застыли, скрестив бокены, и пытаются продавить оборону противника. Земля расходится трещинами, получив удар, предназначенный Хаятэ-тайчо. Капитаны отпрыгивают в разные углы тренировочной площадки, застывают на несколько мгновений, чтобы перевести дух, и бросаются навстречу противнику...
   Соуске порой забывал, как нужно дышать. И дело было не только в реяцу капитанов, забывавших о необходимости сдерживаться, чтобы одним духовным давлением не убить рядовых, нет. Такие сила и скорость завораживали, разжигая желание если не стать равным сражающимся, то хотя бы приблизиться к их уровню.
   Но вот Хаятэ мощным ударом впечатан в брызнувшую крошкой стену, боккены разлетаются в щепки, но обломок, оставшийся в руке Куросаки, упирается противнику рыжего капитана точно в горло.
   - Сто шестнадцать -сто четырнадцать в твою пользу, - констатировал капитан одиннадцатого отряда, выбираясь из выбитой своим телом выемки в стене.
   - Две победы подряд тебя расслабили, Гендо, - усмехнулся в ответ Ичиго, стирая тыльной стороной ладони кровь с рассечённого лба.
   - Ничего, рыжий, я ещё отыграюсь!
   - Ни сколько не сомневался, что ты это скажешь, - рассмеялся Куросаки.
   - Идите уже сюда, петухи, - тяжело вздохнула Унохана. - Сколько я вас просить буду, чтобы вы себя сдерживали? У вас же абсолютный рекорд среди капитанов по количеству попаданий в мой отряд. Ну сколько можно!
   Мужчины дружно проигнорировали этот крик души.
   Остальные отряды поспешно стали покидать тренировочную площадку, пятый же, напротив, подтянулся к своему капитану.
   - Рицка-тян, займись, пожалуйста, отчётами, раскидай их по стопочкам, как обычно, - начал раздавать задания Куросаки, - Ли, организуй группы для завтрашнего патрулирования Сейретея, проведи инструктаж, списки тех, кто пойдёт, мне на стол в фиолетовую папку. Тоширо, с тебя инструктаж для десятой и седьмой групп, через неделю отправитесь в Генсей, ты за старшего. Мия, разберись с поставщиком из Сейретея, только без смертоубийства, я тебя умоляю. С тобой пойдёт Лиза, что-то там не ладится у Кёраку, раз лейтенант на дело идёт. Синдзи, радость моя, не надо прятаться за Мифуне, я про тебя не забуду, как бы ты об этом не мечтал. Ты у нас на недельку переселяешься в Академию и присматриваешься к студентам, может, кому и не надо доучиваться, да и перспективных стоит заранее застолбить, пока нас не опередили. Надеюсь на твои здравый смысл и чутьё. И не закатывай глаза, а то отдам практикантам из четвёртого отряда в качестве учебного пособия.
   - Да эти звери и здорового залечат! - возмутился Хирако.
   - Если человек хочет жить - медицина бессильна! - капитан был настроен весьма решительно.
   Шинигами, получив задания, начали разбегаться. Айзен тоже потянулся вслед за всеми, ему сегодня выпало по жребию помогать лейтенанту, и это радовало мальчика - Рицка была пусть несколько забывчивой, но милой, главное - не пускать её в лабораторию, иначе она и пришествие Короля Душ пропустит, увлёкшись очередным опытом.
   - Соуске-кун, - внезапно окликнул его капитан, - Пойдёшь со мной, мне может потребоваться помощник.
   Айзену показалось, что его сердце сейчас выскочит из груди. Капитан его помнил! С того дня, как Куросаки привёл его в свой отряд они ни разу больше не говорили, да что там, Соуске казалось, что капитан его просто-напросто не замечает, а тут такая честь!
   - Да, тайчо! - мальчик порадовался про себя, что у него не сорвался от волнения голос.
   - Тогда пошли в мой кабинет, я переоденусь, а то после встреч с Хаятэ шихакушо только выбросить и остаётся, - капитан печально поддел лохмотья, ещё пятнадцать минут назад бывшие формой.
  
  
  
  Глава 4.
   - Сюда, - Куросаки внезапно свернул в ничем не примечательный проход между двумя домами в восьмом районе восточного Руконгая.
   Айзен старался не отставать от капитана и с трудом сдерживал вертящиеся на языке вопросы. Зачем, например, они покинули Сейретей? Ведь обычно капитаны по делам отправляют кого-нибудь из шинигами отряда, и даже не всегда офицеров, а тут...
   В этом месте мальчик чувствовал себя очень неуютно - сплетение узеньких кривых проулков не лучшее место для шинигами - слишком многие жители Руконгая с удовольствием возьмутся проверить цвет их внутренностей. А такие места, где в тенях можно спрятаться не одному десятку человек, вообще плохо подходят для прогулок.
   - Пожалуй, здесь, - Ичиго резко остановился, переплёл пальцы рук в какую-то сложную фигуру и что-то быстро пробормотал себе под нос. Вокруг шинигами вырос небольшой абсолютно чёрный барьер, отгородивший их от мира.
   Капитан вытащил из заплечного мешка стопку одежды и со словами "Переодевайся быстренько" сунул её в руки Соуске. Капитану Куросаки мальчик доверял, поэтому молча снял шикахушо и переоделся в то, что ему дали. В принципе, различия были невелики - косоде было одно, тёмно-зелёное, а хакама и оби - тёмно-синими. Таби же мальчик, повинуясь молчаливому приказу, тоже снял, надев варадзи на босу ногу. Ичиго тоже переоделся, его одежда была такой же, как у Айзена, но разных оттенков фиолетового.
   - Так, теперь последние штрихи... - Куросаки закрыл лицо ладонями и речитативом начал перебирать комбинации слов. Когда капитан отдёрнул руки, всё вокруг озарила вспышка света.
   Проморгавшись, Айзен едва узнал капитана. Нет, это был всё тот же Куросаки Ичиго, только выглядел он теперь... Жутко. Кожа и волосы мужчины стали абсолютно белыми, с лёгким сероватым оттенком, а глаза зажглись янтарными огнями. Плюс фиолетовая одежда... Восставший мертвец, да и только.
   - Что, Соуске-кун, страшненький я? - широко улыбнулся капитан. Что-то подсказывало мальчику, что улыбка эта такая же, как раньше, но глаза говорили о другом - маньяк, загнавший жертву в угол...
   - Да не переживай ты так, Соуске, это всё кидо, которое я в детстве создал... На спор, и это, буду честным, единственный из моих экспериментов, не поставивший меня на край гибели. Дурацкая вещь, только перекрашивает... И причём только в эти цвета. Но для нашего дела самое то. Иди сюда, буду и тебя осветлять.
   Мальчик поёжился, когда капитан положил обе руки ему на макушку, но, вопреки ожиданиям, никаких неприятных ощущений не было. Наоборот, от ладоней Куросаки по всему телу расходилось приятное тепло, хотелось, чтобы этот миг продлился...
   - Ну, смотри на результат, Соуске-кун.
   Капитан вытащил откуда-то из воздуха гигантский меч, похожий, правда, на гротескный кухонный нож, и размотал широкую ленту, которая скрывала лезвие. Айзен со страхом посмотрелся в это "зеркало". Результат его неожиданно обрадовал - с такими же кожей, волосами и глазами, как у Куросаки-тайчо, он выглядел куда старше, серьёзнее и опасней, и даже очки в квадратной тёмной оправе не казались такими глупыми.
   - Здорово! - искренне восхитился мальчик.
   - Мда, тебе это идёт. А сейчас слушай, куда мы идём. Думаю, то, что занпакто может появится у любого достаточно сильного жителя Сообщества Душ, не обязательно шинигами, если он будет тренироваться, ты знаешь, - капитан дождался подтверждающего кивка. - Так вот, в восьмидесятом районе живёт один старичок, его занпакто иллюзионного типа. Они, к сожалению, очень редки, на весь Сейретей всего три, один у тебя, один у Хирако и ещё один у моего знакомого из третьей дивизии онмицукидо, слышал о них? Тюремщики. Ребята, конечно, сильные, но в мозгах извилин маловато, зато вернее псов. Отдавать тебя в обучение Хирако смысла нет, заставить этого нарцисса работать по силе разве что богу, Рью парень, конечно, неплохой, но начальство у него... С ними лучше не связываться, меньше проблем. А вот Ли-сан... Гений от бога, но инвалид, поэтому в Готэй ему путь заказан.
   А теперь по теме. В восьмидесятом районе появляться в одиночку для шинигами изощрённый способ самоубийства, уж очень нас не любят, для этого и маскировка. Там в окрестностях меня знают вот в таком виде под именем Широсаки Хичиго, парня, которого бесит, что он похож на одного из капитанов Готэйя. В принципе, в прошлое других там стараются не лезть, так что просто меньше говори. И да, там тебя будут знать как Широсаки Соуске, моего младшего брата, постарайся не проколоться, назвав меня тайчо или как-нибудь ещё. Понял, Соуске-кун?
   - Понял, Хичиго нии-сан.
   - Пошли, понятливый ты мой.
  
  
  
  Глава 5.
   Ли оказался на вид ровесником Ямамото, но был гораздо более активным старичком, и отсутствие ноги ему ничем не мешало. За эти две недели, что Айзен с Куросаки прожили в хижине престарелого мастера иллюзий, Соуске устал лет на сорок вперёд. Капитан несколько раз уходил почти на целый день - каким бы раздолбаем Ичиго не был, к делам своего отряда он относился со всей серьёзностью. А мальчик постигал странную философию, выведенную старым кицуне.
   Секрет хозяина Соуске узнал случайно, когда, во время медитации, сумел заглянуть на изнанку мира, которую Ли называл четвёртой иллюзией. Старик не рассердился, а наоборот, порадовался успехам Айзена, и потом ещё целых два дня ходил, надувшись от гордости, как павлин. Шестихвостый лис учил преемника, что мир реальный и мир, в котором мы живём, различаются, потому что между ними лежит множество слоёв иллюзий, которые мы принимаем за реальность. И чем глубже ты способен заглянуть, тем сильнее твои иллюзии, тем ближе они к реальности. По словам Ли, которому были подвластны шестьдесят слоёв, были и такие монстры среди самых старых девятихвостых кицуне, которые рисовали иллюзии на уровне реальности...
   Когда Соуске смог увидеть шестой уровень, что с точки зрения учителя было невероятным прогрессом, Ли прямым текстом сказал, что дальше учитель только помешает. Ичиго ответил, что они уйдут с утра.
   Полная луна, зависшая над землёй, не давала Айзену уснуть, впрочем, как и всегда с того дня, как он пробудил Кьёка Суйгетсу. Мальчик решил выйти на террасу и переждать ночь на свежем воздухе, но услышал негромкие голоса Ли и Куросаки.
   - Мальчик - половинка твоей души, Хичиго, ты знал?
   Послышался звук глухого удара, как если бы капитан захотел кого-то ударить и промахнулся, попав в пол.
   - Мал ты ещё на меня руку поднимать, лисёнок, всей силы в тебе ещё нет... Да и половинка - это совсем не то, что вы, молодёжь, теперь думаете. Он тот, кто делает тебя целым. Роднее брата, ближе любовницы, ценнее жизни. Половинки становятся или лучшими друзьями, что свернут ради друг друга миры с оси, или злейшими врагами, что уничтожат мир, чтобы убить противника. Единственное, чего меж вами не будет - равнодушия. Но объединившись вы станете по-настоящему сильны... Хотя ты сильнее.
   - Лет через двести Соуске меня превзойдёт. Его потенциал гораздо выше моего.
   Мальчик, и так забывавший дышать, застыл памятником самому себе. По меркам шинигами, двести лет не срок, а капитан вполне искренне говорит, что он, Айзен, за это время сумеет его превзойти... Это было обещанием чуда.
   - Хе-хе-хе. Слепой ты, хоть глаза у тебя на месте... В моём роду были пророки, Широсаки, и я, пусть не имею их полной силы, вижу поболее тебя. Ты ещё не в силе, нет, и половинки целиком не получил... Полную силу ты получишь, когда разберёшься с тем, что подарит тебе белый меч, помяни моё слово.
   - Ты безумен, Ли, - выдохнул Ичиго, - Я достиг безвредного потолка. Если ещё напрягусь, смогу выдать час, ну два невероятной мощи и всё утрачу.
   - Любой иллюзионист немножко безумен, иначе невозможно смотреть вглубь, сквозь иллюзию нашей жизни... И то, что я сказал - будет.
   Возвращение в отряд было... Громким. Ибо крик Хирако "Куросаки-тайчо!" услышало всё Сообщество Душ и все наделённые слухом Пустые в Хуэко Мундо, по крайней мере, так сказала Рицка, уронив на голову блондину увесистую папочку, отправившую Синдзи в астрал, добавив: "Тайчо, это вам на подпись, я уже всё просмотрела и решила, но с моей закорючкой не примут".
   Слова Ичиго о том, что Айзен его превзойдёт, запали в душу Соуске, мальчик тренировался, как одержимый, чтобы не разочаровать своего капитана. Куросаки же, похоже, за время, проведённое у Ли, крепко привязался к маленькому шинигами. Капитан не слишком выделял его перед другими, но всё-таки практически сделал новоявленного пятого офицера - а Айзен смог сам, безо всякого блата, претендовать на это место, и сумел победить в бою за звание Тоширо, - своим личным помощником. Против никто не был - Рицка и Мия могли больше времени уделять каким-то своим экспериментам, Хирако в принципе был согласен делать что угодно, лишь бы ничего не делать...
   Всю свою жизнь после этого Соуске винил себя в том, что дал Рицке столько свободного времени. Занималась бы она бумагами по десять часов в день - не было бы у неё силы на эксперименты...
  
  
  
  Глава 6.
   - Соуске, наконец-то я тебя поймала! - Мия выскочила из одного из проулков, которыми так изобилуют казармы всех отрядов. - Пошли, нам с Рицкой срочно нужен доброволец для испытания.
   - Мия, тебе, похоже, пора очки подарить, - мальчик сложил руки на груди. - Если ты не заметила, то я новичков веду!
   - Ой, да ладно, - блондинка махнула рукой, - Сходят с нами, посмотрят. Ничего опасного, просто нужно два наблюдателя, а не Хирако же нам брать в помощники... Говорят, конечно, что его руконгайская знакомая, лейтенант двенадцатого отряда, может его заставить пошевелиться, но не звать же её...
   Айзен честно призвал всё своё красноречие, но недаром про третьего офицера пятого отряда по Сейретею ходили легенды о том, что девушка вполне способна уболтать даже капитана Ямамото... Через три минуты после начала разговора мальчик и сам не заметил, как согласился.
   Мия увела их в такие закоулки казарм отряда, что Соуске не был уверен, что за этот год он хоть раз здесь побывал...
   - Ну разве он не прелестен? - пропела Рицка, с гордостью демонстрируя четырёхметрового Пустого, застывшего статуей самому себе.
   - Я тебя разочарую, - вздохнул Айзен, - но нет. И как вы его ухитрились сюда протащить? Готов поспорить, что Куросаки-тайчо обо всём этом ни сном, ни духом не знает!
   - Ой, Соуске-кун, не переживай, сейчас быстренько докажем безопасность нашей с Мией затеи, а там всё будет в порядке, победителей не судят.
   Пятый офицер только и смог приказать новобранцам отойти к дальней стеночке и не отсвечивать. Новоявленные шинигами мгновенно повиновались, пиетет перед старшими по званию, выработанный в Академии, ещё не успел растаять без следа.
   - И что вы собрались делать? - мальчик с недоверием покосился на громоздкого вида аппаратуру, установленную рядом с Пустым под навесом.
   - Управлять им, - торжественно провозгласила фукутайчо, - Это же такое подспорье в тренировках! Да ты не бойся, мы его всего ничего усовершенствовали, чтобы молодёжь его сразу не прибила...
   Только сильные сомнения в том, что очередная безумная затея Рицки так хороша, как ему расписывали, смогли спасти Айзена от второй атаки монстра. Первой же он своим хвостом превратил Мию и лейтенанта в пару алых пятен на земле.
   Увернувшись от когтистой лапы, Соуске выхватил катану из ножен.
   - Разломись, Кьёка Суйгетсу!
   Он мог исказить восприятие кого угодно, но в ограниченном объёме. Занпакто говорил, что он просто ещё не достаточно силён, не достаточно взрослый, чтобы использовать всю мощь иллюзий - тело просто не выдержит такого искажения реяцу. И если сделать новичков для Пустого ничем не примечательным кустарником он ещё смог, то укрыть себя не хватило способностей.
   - О, господин, маска из плоти и кости, всякая тварь, трепет крыльев, тот, кто носит имя человека, истинность и трезвость. Направь на эту стену снов безгрешных гнев своих костей. Хадо ?33: Сокатсуй!
   Синее пламя беспомощно стекло по маске Пустого, не причинив тому хоть сколько-нибудь заметного вреда. Мальчик вновь отпрыгнул в сторону. С бакудо у него лучше, чем с хадо, так может...
   - Тот, кто коронован именем человека, носящий маску из плоти и крови, летящий на десяти тысячах крыльев. Придет гроза и пустое вращающееся колесо разобьет свет на шесть частей. Бакудо ?61: Рикуджо Коро!
   Монстр даже не заметил попытки задержать его, Айзен снова попытался отскочить - он не мог использовать сюнпо, иллюзия бы слетела, - но споткнулся и упал.
   Бакудо, отработанное ещё в Академии до автоматизма:
   - Бакудо ?39: Энкосен!
   Щит задержал Пустого всего на секунду, но мальчик успел откатиться в сторону от удара обеими лапами и вжаться в выбоину в мостовой, пропуская над собой удар хвоста. Пока тело лихорадочно дёргалось в попытке защититься, разум шинигами анализировал ситуацию.
   О Пустых с особыми способностями, уничтоженных Готэем, в Академии была прекрасная подборка отчётов чуть ли не самого основания Готэя-13. И в одном отчёте капитана кидо-отряда упоминался Пустой, пробравшийся в Руконгай, обладавший абсолютной инертностью к кидо. Капитан и четыре офицера, возвращавшиеся в Сейретей, наткнулись на него случайно. Это была обычная минус-душа, не особо сильная, каких даже обычный рядовой развеет простеньким бьякураем. Только очень быстрая и совершенно не реагирующая на кидо... А с зандзюцу, как на зло, никто из шинигами особо не дружил... И Бакудо 99: Банкин, все три песни, ничего не смогли сделать... В итоге, положение спас капитан одиннадцатого отряда, возвращавшийся от любовницы, рассекший Пустого напополам, но три офицера были убиты.
   А с рубкой мечом у Айзена как бы не хуже, чем у тех шинигами - для полноценных спаррингов он не подходил по физическим параметрам - на курсе он был самым маленьким и лёгким, да и Кьёка Суйгетсу пока что великоват ему по росту...
   Мальчику не повезло - он вновь оступился и опять, как с ним это часто бывало, потерял очки. Этим он подписал себе смертный приговор - опыта, чтобы увернуться на одном чутье реяцу и рефлексах катастрофически не хватало. Но Судьба была на стороне своего любимца.
   Перед глазами Айзена мелькнуло что-то светлое, встав между мальчиком и Пустым. На лицо отлетело что-то влажное и тёплое, увесисто стукнуло по носу и свалилось на колени, чиркнув по губам. Шинигами автоматически облизнулся... Его чуть не стошнило - солоновато-железистый привкус крови был ему неплохо знаком. Руки метнулись к предмету. Удержаться от крика мальчику оказалось невероятно сложно - в него попала откушенная левая кисть руки.
   Раздался глухой шлепок, будто что-то достаточно увесистое и мягкое упало с большой высоты. Айзен лихорадочно зашарил вокруг себя по земле, стараясь найти очки, и оправа быстро попала ему под руку. Нацепив очки, мальчик успел увидеть, как Куросаки призывает свой меч и пронзает Пустого в нёбо, раскалывая маску, но монстр, на последнем издыхании, падает вперёд, захватывает капитана своей гигантской пастью и перекусывает пополам примерно на уровне пояса, после чего разлетается духовными частицами.
   Соуске застыл соляным столбом. Это было неправильно. Эта иллюзия, притворяющаяся реальностью, лгала! Куросаки-тайчо не может лежать на земле, в луже крови и внутренностей, с левой рукой, откушенной чуть выше локтя, незряче уставившись куда-то вдаль! Куросаки-тайчо не может проиграть какому-то Пустому! Его глаза не могут превратиться в безжизненные стекляшки!..
   Иллюзия занпакто развеялась. Кто-то из новичков рыдал, кто-то рванул за подмогой, а глаза мальчика, внезапно оказавшегося вторым офицером отряда, были отражением глаз мёртвого капитана, которого Айзен судорожно сжал в объятии...
  
  
  
  Глава 7.
   - Айзен-тайчо, - Хинамори робко прикоснулась к рукаву капитана, когда тот ушёл в себя на несколько минут, - А что было дальше?
   Мужчина грустно усмехнулся.
   - Я попал в казармы четвёртого отряда с диагнозом нервное истощение. Жить, дурак, не хотел, считал, что недостоин жертвы Ичиго... Три месяца меня травами отпаивали, но подвижек не было. Тогда ко мне вломилась Аме, новый пятый офицер, из тех, что совсем недавно поступили в Готэй, она была там, в тот день, прикрытая иллюзией... И сломала мне нос одним ударом, а потом схватила за косоде на груди, встряхнула от души и выдала:
   - Куросаки-тайчо решил, что твоя жизнь важнее, чем его, а ты, идиот, её бездарно про******шь! Ты что, и правда так низко ценил капитана?! Да ты, сволочь, зубами за неё цепляться должен, потому что каждый твой грёбанный вдох капитан своей жизнью оплатил! А если он сейчас сюда войдёт, сможешь ему в глаза посмотреть, придурок неблагодарный?!.
   И я понял, что она права, нужно как-то выбираться из ямы, в которую сам себя загнал. Кое-как восстановился и стал лейтенантом, Хирако какими-то правдами и неправдами удалось стать капитаном...
   Но я с ужасом узнал, что про Куросаки-тайчо уже почти успели забыть, словно его никогда и не было. Разве что те, кто тогда видел его самопожертвование, немножко дольше помнили, но и они потом позабыли... Просто, капитан пришёл из Руконгая, прорвался сквозь Стража Северных Врат, и вызвал на поединок первого встреченного капитана Готэя в присутствии более чем двухсот шинигами... И там же его одолел. А выскочек в Сейретее не любят...
   Айзен тяжело вздохнул и прислонился спиной к стене, подняв лицо к небу.
   - А ещё, Хинамори, он был капитаном всего сорок лет. Совсем чуть-чуть, правда? При нашей-то продолжительности жизни... И так и не сдружился с остальными капитанами - у них были неплохие отношения, но он сам мне однажды сказал, что я его единственный друг. Да и капитан, пожертвовавший собой ради простых шинигами, с точки зрения многих аристократов, - неудачник. Не знаю, давали ли вам этот материал в Академии, но когда я учился, на одной из лекций об устройстве Готэя-13 нам прямым текстом сказали: потеря всего отряда не так фатальна, как потеря капитана, потому что мяса с сильной реацу набрать можно много, а стать капитаном под силу лишь одному из нескольких тысяч...
   Девушка шмыгнула носом. История, которую рассказал ей капитан, так её тронула, что лейтенанту приходилось сдерживаться, чтобы не разреветься.
   - Пойдём, Хинамори-тян, покажу тебе кое-что.
   Они вернулись в кабинет Айзена. Мужчина подошёл к книжному стеллажу, пробежал пальцами по узорной боковой панели и выдвинул наполовину несколько книг на разных полках. Момо с любопытством наблюдала, как с негромким хрустом пара досок пола подались вниз. Соуске присел на корточки, резко надавил в получившуюся выемку, заставляя тайник открыться, и достал оттуда средних размеров резную шкатулку, инкрустированную перламутром.
   - Мне с трудом удалось сохранить эту вещь, поэтому такие меры предосторожности, - пояснил капитан.
   Хинамори осторожно заглянула вовнутрь, но ничего не поняла. Грязная светлая ткань...
   Айзен бережно, точно святыню, достал содержимое шкатулки. Момо поняла, что это на самом деле святыня её капитана - перед ней лежало грязное, окровавленное, разорванное на три куска хаори капитана пятого отряда. Девушка аккуратно коснулась ткани. Ей было ясно, что только что сейчас произошло - Соуске показал, насколько сильно он доверяет своему лейтенанту.
   - Знаешь, чего я больше всего на свете боюсь, Хинамори-тян? - внезапно спросил Айзен.
   Момо помотала головой, не отрывая взгляда от капитана. Мужчина тяжело вздохнул.
   - Я боюсь, что однажды встречу Куросаки-тайчо, а он улыбнётся мне, но это будет не его привычная мне, совершенно безбашенная и яркая, а какая-то горько-грустная, и скажет: "Ты разочаровал меня, Соуске-кун...". Вот это-то мне и приснилось...
   Девушка поняла, что должна поддержать своего капитана, и то, что это требовало смелости, ничего не значит...
   - Айзен-тайчо, - светло улыбнулась она, - Ну и глупости же Вам снятся! Я уверена, что Куросаки-тайчо Вами бы гордился!
   Соуске только улыбнулся в ответ, но подумал:
   " - Мне бы твою уверенность, Хинамори... Если бы капитан узнал, что я делаю, он бы меня голыми руками задушил. И был бы, наверное, в чём-то прав..."
  
   Бой на холме Соукиоку Айзен почти не запомнил. Весь мир для него в тот миг сузился до рыжего риоки, остановившего казнь девчонки Кучики. Те же яркие волосы, тёплые карие глаза, вечно нахмуренные брови, упрямо прикушенная нижняя губа, занпакто, похожий на огромный кухонный нож. Даже имя было тем же - Абарай обратился к нему "Куросаки", Рукия - "Ичиго"...Только это был не мужчина, а юноша. И он точно утратил память, иначе и быть не могло... Вот только будущему Богу никак не давало покоя, какое же чувство таилось в глубине глаз его бывшего капитана.
   - Тайчо, - размышления идущего по коридорам Лас Ночес мужчины внезапно прервал шедший рядом Гин, - А Вы не знаете, почему тот шумный риока с здоровенным мечом смотрел на Вас с таким разочарованием?
   - Нет, Гин, - откликнулся Соуске.
   А мысли мужчины заметались с новой силой. Мог ли Куроскаи помнить свою жизнь в Обществе Душ? Смешной вопрос. С тем, кого во всех отрядах звали за глаза Сайгай-тайчо, капитан-катастрофа, могло случиться что угодно... В том числе, и сохранение памяти при перерождении. Тогда очень многое становилось ясным - и невероятная сила риоки, и скоростное овладением банкаем, и то, что он победил Зараки и Кучики, и общая удачность этого вторжения в Сейретей... И то, почему он смотрел на Айзена с разочарованием...
   Закрыв дверь своих покоев, и припечатав её для надёжности одним Бакудо, мужчина, было, направился в спальню, но застыл на месте, настигнутый осознанием. Когда Меносы вытаскивали их с холма Соукиоку, Куросаки посмотрел ему в глаза и что-то сказал ему одними губами...
   Горло Айзена схватило спазмом, и вместо отчаянного крика вырвался лишь жалобный стон, ноги подкосились, и бывший капитан упал на пол, захлёбываясь в постыдных, но не сдерживаемых им слезах. Без сил и желания держать себя в руках, предатель плакал, не боясь того, что кто-то прознает о его слабости. Он знал, что завтра ничем не выдаст себя, вновь станет ледяным хитрецом и мерзавцем, готовым идти ради своих целей по трупам врагов и соратников. Правда, он не был уверен, что сможет поднять меч на одного человека... Но это будет завтра, а сейчас его душа, о которой он так старательно старался забыть все эти почти триста лет, корчилась в огне, который был куда страшнее пламени Соукиоку. Слова Ичиго жгли, и, как казалось Айзену, будут жечь его всю отведённую ему жизнь...
   - Ты разочаровал меня, Соуске-кун...
  
  
  
  Глава 8.
   Куросаки Ичиго сидел на крыше казарм пятого отряда, где временно устроили всех риока, и смотрел в ночное небо. Ему хотелось ругаться в голос, громить всё вокруг... Но он себя сдерживал. Это мальчишка шестнадцати лет, мог бы такое делать, а вот он... Он для этого слишком взрослый...
  
   ...После обретения занпакто с помощью Безумного Шляпника, как Куросаки про себя звал проныру Урахару, в голове временного шинигами словно поселился легион дятлов Вуди, вызывая едва терпимую головную боль. Обезболивающие таблетки, принятые дома, во время недельной передышки, не помогали. Вопрос, говорить или нет Киске об этом, даже не стоял - с торгаша вполне сталось бы помочь ему чем-нибудь "безопасным"...
   С приходом в Сообщество Душ ситуация ухудшилась - начались галлюцинации. Сперва недолгие, на пару-тройку секунд, но по мере продвижения к цели безумие прогрессировало. Пик пришёлся на сражение с Кенпачи. Ичиго не мог разобрать, где кончается иллюзия и начинается реальность, изображения плыли, двоились и наслаивались друг на дружку, только усиливая и без того невыносимую головную боль. Последние несколько минут сражался Зангетсу, а он только усиливал удар меча в ту сторону, куда занпакто тянул его руку.
   А потом встреча с Бьякуей... Новой порции глюков он удивлён не был, и, если бы не Йоруичи, почти наверняка там бы и остался.
   Облегчение, как ни странно, принесли тренировки по достижению банкая. Когда он зубами вырывал очередную порцию силы, боль отступала. Не на много, но это приносило надежду на то, что он всё-таки отвоюет свою нормальную жизнь...
   Отвоевал. И осознание этого пришло в третью ночь, когда банкай был покорён... Правда, пришло осознание и кое-чего ещё... Единственное, что ему оставалось сделать - рвануть в свой внутренний мир.
   Куросаки застыл перед Зангетсу, привычно-сурово смотрящим на него, а занпакто, казалось, что-то высматривал в глубине души Ичиго. Молчание затянулось на минуту, другую, третью...
   Нельзя сказать, кто из них начал движение, но в себя временный шинигами пришёл, крепко вцепившись обеими руками в плечи занпакто, и не связано шепча:
   - Старик, старик, старина...
   Впрочем, Зангетсу не отставал, он вцепился в своего хозяина как утопающий и едва сдерживал слёзы счастья.
   - Вспомнил... - тихо выдохнул он.
   - Угу, - Куросаки уткнулся носом в грудь меча и явно не собирался его отпускать, - Прости, старина, что я тебя так обидел...
   - Всё обошлось, Ичиго, - Зангетсу ласково взъерошил волосы юноши, - И я рад, что ты вернулся.
   - Какая милая картина... - металлический голос странного двойника Куросаки нарушил прелесть момента, - Меня сейчас стошнит. Обнялись, носами захлюпали, как бабы... Фе.
   Временный шинигами задумался на несколько мгновений, и ему в голову пришла замечательная мысль...
   - Какой же я дурак, - вздохнул Ичиго, садясь на землю.
   - У, ты наконец-то признал это? - оживился второй житель внутреннего мира, но юноша этого словно не заметил.
   - Ведь Зангетсу - мой первый занпакто, изначальная часть души, которая должна была слиться со мной во время перерождения, - продолжал рыжий размышлять вслух, - Но ведь в этой жизни мне силу шинигами дала Рукия, не отрывая занпакто от моей души, а сплетая из своей реяцу, автоматически скоировав необходимые структуры с меня. Из-за этого-то и запрещена передача сил, потому что развить занпакто, полученный таким способом, практически нереально, это едва ли не обрекает человека на владение асаучи... То-то Кучики была удивлена, увидев тебя, Зангетсу. А ведь всё дело в том, что когда я восстанавливал свою силу по методу этого Безумного Шляпника, я на подсознательном уровне позвал не незнакомца, а старого друга. А следом за старым занпакто вылезли и воспоминания из прежней жизни... Да и второй-то занпакто никуда не делся, а разум и силы шинигами на двойную нагрузку не рассчитаны... Может, - юноша вскинул голову, - начнём всё сначала? Меня зовут Куросаки Ичиго, - он протянул руку своему двойнику.
   Тот криво усмехнулся, но всё же пожал руку шинигами.
   - Попробуем, - бросил он в ответ, - Меня зовут Кагатсучи.
   Огненная вспышка от второго занпакто стала неожиданной для всех. Зангетсу сгрёб Куросаки в охапку и закрыл собой, но пламя никого не обожгло. Кагатсучи с интересом разглядывал свою новую внешность в оконном стекле. Правда, длилось это не долго.
   - Какие, к чёрту, рога?!
   Зангетсу, на свою голову, сказал:
   - Симпатичные...
  
   ... Ичиго не удержал улыбки. Да, здорово его занпакто тогда разошлись, ещё немного - и внутренний мир разлетелся бы на осколки. Но мрачные мысли вновь захлестнули бывшего капитана пятого отряда. Соуске... Куросаки прекрасно знал, что им, скорее всего, придётся вновь сойтись в схватке. И что тогда? - задавал он сам себе вопрос. Ответ ему был известен - убить Айзена или обречь его на вечное заточение в Улье Личинок ему не хватит духа. Но просто умереть ему не даст Готэй-13... Кто поверит, что у него при перерождении сохранилась память, и ему больно становится от одной мысли о том, что ему придётся сражаться с человеком, которого его глупое сердце до сих пор, не смотря ни на что, упрямо продолжает считать своим другом?..
   На краю крыши возник высокий тёмный силуэт.
   - Давно не виделись, Куросаки-тайчо...
  
  
  
  Глава 9.
   Ичиго, в ответ вскинул руку в приветствующем жесте.
   - Узнал-таки, - констатировал он.
   - Сперва я глазам своим не поверил, - откликнулся гость, - но это местечко было твоим любимым в моменты душевного раздрая. Из-за Соуске переживаешь?
   - Да. И ведь знаю же, что почти наверняка в бою встретимся, а даже мысленно напасть на него не могу...
   - Сделай как раньше. Это же ты мне сказал в тот раз, помнишь: "Если дело - ДЕЛО, то и само сделается, а если дело - не ДЕЛО, то и делать его не нужно"...
   - Только не говори мне, что ты живёшь так по-прежнему! - Куросаки едва сдерживал смех. - Как тебя твой лейтенант ещё не прибил!
   - О, Нанао-тян само совершенство...
   - Доброй ночи, - Шунсуя перебил ещё один гость.
   - Привет, - Ичиго широко улыбнулся. Этих двоих он не мог назвать с чистой совестью своими друзьями, слишком большая была между ними разница в возрасте, опыте и происхождении, но, по крайней мере, они были к этому близки. По крайней мере, так было в его бытность капитаном.
   - Спасибо за Рукию, - Укитаке привычно прислонился спиной к плечу Куросаки.
   - Не за что. Я друзей не бросаю.
   - Тогда чего в гости не заходил? - Кёраку привалился к другому плечу и. о. шинигами.
   - Да я только тут всё вспомнил. Когда галлюцинации пошли, думал - отбегался, а ничего, просто вспомнил.
   - И второй занпакто, поди, появился, - с хитринкой произнёс капитан восьмого отряда.
   - Ага... Стоп, - вскинулся Ичиго. - Тебе-то откуда знать?
   Самый любвеобильный капитан Готэя довольно рассмеялся. Негромко, чтобы не привлекать лишнего внимания, и не обидно, а так, чтобы хотелось рассмеяться в ответ...
   - Мой четыре раза пра- дед в неприятности попадал хоть и реже тебя, но всё равно часто. Буду честным, моя родня спорила, переплюнешь ты его, или нет. Я в тебе не сомневался, сразу говорю. Так вот, погиб мой досточтимый предок на очередной своей прогулке в Руконгай, погоревал клан, и успокоился. Да только рано они радовались! Тензо вернулся громко и весело... Просто он занимался единоборствами, начал медитировать и ушёл во внутренний мир... А там-то его и поджидал сюрприз - воспоминания о жизни в Сейретее как третьего офицера и вдобавок к Сёми появился второй занпакто. Второй раз прапрапрапрадед среди нас надолго не задержался, но свои приключения успел подробно описать. Демоны, да когда я тебя увидел на холме Соукиоку, думал, у меня варадзи к земле приклеятся! Так небрежно держишь одной рукой свой тесак, остановив один из сильнейших занпакто в истории...
   - Если б не второй занпакто, ничего бы у меня не вышло, - поспешил вставить Ичиго. - Зангетсу действует в несколько иной области...
   Тут бывшему капитану пришлось сдерживаться, чтобы не вздрогнуть - хохот Кагатсучи по-прежнему был очень страшным.
   " - Да, Король," - сквозь смех и слёзы выдохнул занпакто. - "Они же теперь мозги сломают, пытаясь понять, как я действую. Ой, не могу, ну ты сказанул! Это ж надо ж так! Не то я защитно-сдерживающий тип, не то владетель... Мать моя дубинка! Ты меня смехом убьёшь!.."
   Ночь неслышно плыла над Сообществом Душ, а трое шинигами на крыше казарм пятого отряда отмечали встречу после почти трёхсотлетней разлуки...
  
   А утром на них напало самое страшное существо из всех, что живёт Генсее, Сообществе Душ, Хоэко Мундо и Аду, которому было наплевать, что перед ним капитаны... И имя ему было - похмелье. Усугублялось же дело тем, что троицу на крыше первой обнаружила начинающая садистка...
   - Как это понимать?! - вопль Нанао разбудил всех в Сейретее, кто ещё не успел проснуться.
   - Нанао-тян, ради всего святого, тише... - простонал Шунсуй, надвигая на глаза свою шляпу.
   Лейтенант, поняв, что от этого капитана ответа ей не добиться, набросилась на второго доступного главу отряда.
   - Укитаке-тайчо, но Вы-то, Вы... Ну от Вас-то такого я никак не ожидала... Ну разве можно так?!.
   Ответом ей было невнятное бормотание, в котором, впрочем, вполне можно быдо разобрать пожелание уйти к Вастер Лорду на рога и оставаться там до скончания миров. Исэ, едва не захлебнувшись возмущением пополам с удивлением - она и предположить не могла, что самый интеллигентный капитан Готэя может сказать нечто подобное, переключилась на Куросаки.
   - Нанао-сан, - Ичиго совершил подвиг, открыв глаза, несмотря на все протесты организма. - Вот Вам сейчас хорошо, так?
   Девушка только кивнула в ответ.
   - А нам сейчас плохо. Придите, пожалуйста, когда нам тоже будет хорошо...
   Тут история временного шинигами и закончилась бы, не появись на крыше Ячиру.
   - О, вот ты где, Ягодка-тян! - завопила малышка, прыгая на живот Ичиго. - Тебя Кенпачик уже везде ищет, он с тобой поиграть хочет...
   - Ячиру, тебе надо быть капитаном четвёртого отряда, - ошарашенно произнесла Нанао, смотря на точку на горизонте, в которую мгновенно превратился Куросаки, секунду назад едва подававший признаки жизни...
   - Хи-хи-хи, - рассмеялась девочка, - Кен-тян его будет искать, а он от него бегать, так - куда веселее!
   Лейтенант одиннадцатого отряда спрыгнула с крыши и побежала к своему "Кенпачику", оставив двух капитанов в весьма болезненном состоянии на Исэ. От девушки шло прекрасно ощущаемое ки, но капитанам было достаточно нехорошо, чтобы не воспринимать эту угрозу для жизни всерьёз. Шунсуй уже к этому привык, а Джуширо прекрасно знал, что у большинства членов Готэя-13 на него рука не поднимется... Впрочем, Нанао это тоже знала, как и знала, кому будет наплевать на всё это.
   - Ну ладно, алкоголики, споившие молодое поколение, полежите тут, а я пока за Уноханой-тайчо сбегаю, может, выделит кого из своих подчинённых...
   Порыв ветра, поднятый сюнпо...
   - Хех, - довольно улыбнулась девушка, - так и знала, что только Уноханы-тайчо они и боятся... Интересно, правда, почему... Глава 10. - Ещё раз! Полянка на окраине Каракуры, прикрытая самым серьёзным щитом, что удалось воспроизвести Ичиго, была бы прекрасной декорацией для фильма-постапокалипсиса. Пейзаж стал выглядеть точно Земля на одной из самых ранних стадий своего существования, когда яростное пламя медленно остывающей планеты только-только начала сковывать твёрдая оболочка. Озёра лавы, жидкой, как вода, застывающей, подобной вязкой грязи, и схватившейся, на которую наступать можно было почти безбоязненно, перемежающиеся трещинами, из которых порой вырываются фонтаны раскалённой материи. И среди всего этого великолепия небольшой нетронутый островок, на котором, застыв памятником самому себе, стоит Зангетсу. Кагатсучи же чувствовал себя в этом Аду как дома, непрерывно атакуя Куросаки, не забывая при этом топтаться по всем больным мозолям временного шинигами. Пламя ластилось к занпакто, точно домашний любимец, обвивая его тело, сплетаясь в причудливые доспехи... - Ещё раз! - повторил занпакто, уворачиваясь от атаки Ичиго. - И хватит ползать беременной улиткой, сражайся уже серьёзно. - Заглохни, козёл рогатый, - пропыхтел шинигами, балансируя на устойчивом островке, - А то я тебе лишние конечности поотшибаю! Зря он это сказал - для Кагатсучи рога были больной темой... Так что Куросаки пришлось в срочном порядке спасать свою жизнь. - Стоп! Стоило Зангетсу произнести это слово, как из Ичиго словно скелет вынули и, если бы не вмешательство Кагатсучи, быть бы ему хорошо прожаренной тушкой. - Вот и какого хрена тебе это надо! - возмущался рогатый занпакто. - Ведь мой банкай тебе не так уж и нужен... Или хочешь доказать, что сотворённый занпакто от отделённого не отличается? Мы отличаемся, и сильно, а мои силы тебе ничего особого не дадут, если ты только не хочешь пришить Яму-джи. Лучше бы с Зангетсу лишний раз попрыгал, чес-слово, больше пользы бы было! - Ли предсказал, что полную силу я обрету, когда разберусь с тем, что мне подарит белый меч. Это предсказание я получил ещё в то время, когда был капитаном, - прохрипел Ичиго, жадно глотая холодный воздух. - А Содэ но Шираюки единственный белый меч, с которым я сталкивался. Говорить, кто его подарок, стоит? Кагатсучи развалился на земле и небрежным взмахом руки привёл полянку в нормальное состояние. - Но это не отменяет того, что принципа спецгигая для занпакто от Урахары мы не знаем и приходится обходиться не пойми чем пополам с моей материализацией. Хрена ли так спешить? Куросаки тяжело вздохнул и положил голову на колени Зангетсу. - Понимаешь, - произнёс юноша, - Айзен меня сейчас сильнее. Намного. А если верить Ли, в нашей паре я сильнее. И наше столкновение произойдёт, как мне кажется, ещё до весны, так что на счету каждая секунда, не то что день, что бы там в Готэе не говорили. - И это говорит мне человек, который на этого врага и меч поднять не сможет... - издевательски протянул занпакто. Ичиго отвёл взгляд. Он всё это понимал, и сердце разрывалось между тем, кто был его другом в прошлой жизни, и теми, кто сейчас были ему друзьями и родственниками... - Если дело - Дело, то и само сделается, а если дело - не Дело, то и делать его не надо... - прошептал Куросаки в ответ на ехидную реплику Кагатсучи. - Как не единожды говорила Чизуру, я подумаю об этом завтра. Над полянкой раздался страшный хохот рогатого занпакто. - Ну ты даёшь, - сквозь всхлипы выдавил Кагатсучи, - Вот так вот взять и выразить моё жизненное кредо... Ладно, завтра попрыгаем уже во внутреннем мире с моим банкаем, может, ещё чего надумаешь хорошего... Но если что, знай, что призвать его ты можешь словами: 'Испепели вселенные, Хирью но Ками'. И да упокоится с миром придурок, решивший напасть на тебя огнём!.. - Айзен-сама, Ваш заказ выполнен, но я всё-таки не понимаю, зачем Вам понадобилось столько... Заэль Аппоро Гранц протянул десятилитровую канистру Богу Хоэко Мундо. - Пригодится, - мрачно ответил Соуске. - А для арранкаров?.. - Уже роздано, Айзен-сама. По три порции, каждая, как Вы и просили... - Превосходно, - бросил капитан-отступник. - Как учёный ты превосходишь Куротсучи Маюри. Октава Эспада расплылся в широкой улыбке. Похвалу от создателя арранкаров редко можно было услышать... - Правда, Айзен-сама, мне всё-таки пришлось создавать антидот, - тяжело вздохнул учёный. - Потому что Старк, узнав о том, что это сильнейшее снотворное, и что попавшего под него не разбудишь, пока срок не выйдет, немедленно истратил всё на себя! - Что ж, Заэль, я рад, что ты способен не только исполнять приказы, но ещё и самостоятельно думать... ' - Осталось только придумать поточнее, как заманить Куросаки-тайчо в Лас Ночес,' - подумал Айзен. - 'Втягивать его в наши разборки с Готэем-13 я не буду, пусть лучше мирно проспит их. А там уж кто победит... Но ещё раз видеть его смерть я не хочу!'. Разум Хоугиоку вздрогнул на грани пробуждения. Творение Урахары, способное исполнять желания, вполне могло осуществить практически любую мечту... Если человек по-настоящему, всем сердцем желал её исполнения. Те шинигами, получившие силу Пустых... Айзен хотел узнать, что будет, получить сверхсущество... Получил. Результаты ему не понравились, и он сменил подопытных. Пустые желали приблизиться к людям - и с них почти сорвало маски, отступила регрессия. Но и они не устроили Соуске. Артефакт был близок к тому, чтобы обидеться на своего носителя, но тот внезапно мысленно произнёс своё новое желание. Этого он хотел сильнее всего на свете, пусть даже не отдавая себе в этом отчёта, прикрывая совсем другими целями и желаниями. ' - Что же,' - вяло подумал исполнитель желаний. - 'Исполню, это не так уж и трудно... И это куда честнее по отношению к тебе...' Глава 11. - Чего?! - оконное стекло жалобно звякнуло, а Хитсугая поморщился и попытался отстраниться, но рука рыжего риоки крепко держала капитана за хаори на груди. - Заткнись, придурок! Рукия попыталась стукнуть Куросаки по голове, но Ичиго, не глядя, перехватил Кучики за руку и швырнул в поднявшегося было Мадараме, отправляя обоих в нокаут. Кровать жалобно скрипнула, когда на неё рухнули шинигами. - Что ты сказал, коротышка? - от голоса временного шинигами все поёжились, возникло такое чувство, что в комнате резко похолодало. - Это решение совета капитанов, - Тоширо вовсе не был так спокоен, как пытался это показать, потому что сейчас перед ним стояло само воплощение смерти... Так что на фразу про рост он просто не отреагировал. Шинигами чувствовали себя крайне неуютно. Ощущение того, что любое неосторожное движение, и ты уже остывающий труп... Такого от Куросаки они не ожидали. Все застыли памятниками самим себе, дразнить проснувшегося дракона не хотелось никому. - То есть, - обманчиво ровным голосом произнёс Ичиго, - Ваше обкуренное собрание стариков с какого-то перепоя, не иначе как под кайфом, решило, что Орихиме по своей воле переметнулась к Айзену? - Все факты указывают на это, - ответил Хитсугая, не реагируя на то, что Рангику одними губами шептала ему: 'Заткнитесь, тайчо, от греха подальше, заткнитесь!'. Сдерживаться Куросаки умел плохо, поэтому прямой в челюсть не стал ни для кого неожиданностью... - Они не будут спасать сестрёнку Орихиме? - прорыдал Кон. Был он при этом в теле плюшевого льва, но забавной ситуация от этого не становилась. - Похоже, эти недоумки забыли о существовании такой вещи, как шантаж... - прорычал временный шинигами. - А ведь Орихиме увели во время того боя, который доблестные шинигами попросту слили! Те ушлёпки ушли, хотя перевес был на их стороне, так что не удивлюсь, если это отступление и было платой, предложенной Иноуэ, чтобы она пошла с ними! - Её слабость просто удивляет, - фыркнул капитан десятого отряда, о чём тут же пожалел - удар нога-лицо у Куросаки был поставлен прекрасно. Впрочем, временный шинигами на этом не остановился, и ещё пару раз от всей души съездил капитану в лицо кулаком. - На, просветись, - Ичиго сорвал с полки одну из книг и с размаху опустил её на голову Хитсугайе, - А я к Урахаре, вдруг что дельное подскажет... Хлопнула дверь, и шинигами остались наедине с книжкой. - М, тайчо, а может и впрямь прочитать? - неуверенно спросила Матсумото. - Он же думает, что нам это что-то объяснит... - Хорошо, Рангику, времени до связи с Генрюсаем почти сутки, думаю, успею вам прочитать... - самый молодой капитан Готэя вздохнул и начал: - Стивен Кинг, 'Корпорация 'Бросайте курить''*... - Урахара-сан, а побыстрее никак? За полчаса пути быстрого бега до магазинчика бывшего шинигами Ичиго успел остыть. - Сожалею, Куросаки-сан, но нет. Эта неделя потребуется на настройку всех параметров, иначе Вас вполне может забросить к меносу на рога... - Тогда я буду через неделю. Ярость во временном шинигами всё ещё клокотала, но уже не грозила вылиться травмами на любого, сунувшегося под руку. Юноша бежал, не разбирая дороги, и в кого-то врезался... - Прошу прощения, - буркнул он, вскакивая, и, не глядя на пострадавшего, рванул дальше. - Куросаки-тайчо?.. - неожиданный вопрос, полувсхлип-полувздох, заставил Ичиго обернуться. На земле сидел ошарашенный Хирако Синдзи, смотря на и. о. шинигами как на восставшего из могилы... Впрочем, Куросаки не нашёл ничего лучше, как спросить: - Ты чего это со своей причёской сотворил?.. Вот тут Хирако стало очень нехорошо. Тот вопрос вырвался у него сам собой, при виде до умопомрачения похожего на прежнего капитана человека. Кто ж знал, что шутница-Судьба и впрямь столкнёт старых знакомых? Громко икнув, Синдзи потерял сознание. - И что мне с ним делать? - сам себя спросил Ичиго. Кагатсучи подал кровожадный, но разумный совет. - А ничего! Только возьми вон тот осколок кирпича, стукни его разок по башке, чтоб шишка осталась, оставь кирпич рядом и иди по своим делам. Очухается - решит, что кто-то его кирпичиком приголубил, вот ему мёртвый капитан и примерещился. Для верности, зная на собственном опыте крепость черепушки этого шинигами, Куросаки стукнул его не один раз. (Как потом удивлялась состоянию Синдзи Хиори... Девушка просто умоляла бывшего капитана познакомить её с профессионалом, способным сотворить с Хирако такое, дабы пообщаться с ним на предмет повышения своей квалификации). Забег без цели закончился на городском кладбище. Ичиго медленно брёл по привычному маршруту, ноги сам принесли его к могиле матери. Бывший капитан опустился на землю на колени, прикрыл глаза и, как когда-то в детстве, взахлёб, страстно, сбиваясь и перескакивая с одного на другое, стал рассказывать давно погибшей женщине обо всём. О своей жизни в Сообществе Душ, о дружбе с Айзеном, смерти и перерождении, о Рукии, об Орихиме, походе в Сообщество Душ и снова об Айзене... Вечер давно вступил в свои права, а юноша всё так же сидел у могилы, словно вслушиваясь в чью-то неслышимую речь. Мысли сами собой вставали на места, не сводя с ума пёстрым хороводом, разум успокоился, приняв решение, застыл в пронзительном равновесии, которого прежде Ичиго добивался всего пару раз и то с помощью медитации. - Спасибо, мама, - прошептал Куросаки, стирая со щёк непрошеные слёзы. - Ты меня как всегда выручила... - Я дома, - бросил Ичиго, проскальзывая домой. - Опять ты где-то шлялся, Ичи, - вздохнула Карин, выглянув в коридор. Девочка привычно пригнулась, пропуская над собой выпрыгнувшего из кухни отца. Иссин попытался побить сына, но ещё в момент полёта получил сильный пинок в живот и полетел дальше на улицу. Куросаки-старший пару раз что-то вякнул и замолк. - Пятнадцать минут тишины... - мечтательно протянула девочка. - Все полчаса, Карин, - Ичиго взъерошил сестре волосы, - Я сегодня злой. - Иди ешь, герой, а то злой станет Юзу... - коварно ухмыльнулась Карин. - Считай, что уже всё съедено! - весело отозвался временный шинигами. Айзен смотрел на рыжую девчонку, застывшую перед ним. Определённо, идея с её похищением - лучшая за последнее время. Привязанность Куросаки к друзьям ему была прекрасно известна... И треклятая ревность захлёстывала бывшего капитана. Это они могли греться теплом души Куросаки. Это ради них единственный его друг готов миры опрокинуть, не ради него. Это они могли просто быть рядом с Куросаки... И Соуске только хуже становилось от того, что он своими собственными руками лишил себя шанса на нормальные отношения с Ичиго, только больней... - Эти заколки - вместилище твоей силы?.. - произнёс он, снимая с девушки простенькие украшения. Орихиме дёрнулась, рванулась забрать своё сокровище, но Улькиорра был быстрее, Иноуэ и пальцем не коснулась Айзена. - Как интересно, - произнёс бывший капитан, словно не замечая действий пленницы. - Что ж, тебе они не потребуются. Криво усмехнувшись, Соуске опустил заколки в карман и велел Кварта Эспаде увести девушку. ' - Нужно будет где-нибудь в Хоэко Мундо потерять их. Тогда девчонка их и найти не сможет, и восстановить... Перелопать и просей весь песок этого мира!.. А если они будут целы, то восстанавливать будет нечего'.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"