Чаликов Дмитрий Викторович: другие произведения.

Беседа

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Некто беседует с кремлёвским мечтателем о недавней истории России.


   Беседа
 
Он неторопливо вошёл, закрыл дверь и повернулся к сидящему за столом. Сидящий поднял глаза  и ошеломленно спросил:
-- Кто такой? Почему?
и стал жать на кнопку. В приёмной зазвенел звонок. Сидящий бешено закричал:
-- Александр Николаевич! Кого ты впустил?
Вошедший уставил глаза на сидящего и внушительно заговорил
-- Не надо кричать и нервничать. Я Александра Николаевича в отпуск отправил, в Ялту.
  
  

Он пожаловался, что очень устал...  И охрану не зовите, она спит..., положите трубку. Впрочем, телефон не работает. Вам абсолютно ничто не угрожает, мне надо с Вами  поговорить, и я не хочу, чтобы нам мешали. Я, пожалуй, присяду...  А вот это уж совсем зря...
Сидящий наставил на него неизвестно откуда взявшийся пистолет и начал стрелять. Кабинет наполнился дымом.
Досадливо отмахиваясь от дыма и покашливая вошедший сказал
-- Плохо стреляете,... с такого расстояния, и ни один жизненно важный орган не задет. От вас уж не ожидал. Может быть хватит? Впрочем, если у вас есть вторая обойма, можете ещё пострелять --  для разрядки. Поверьте, я очень хорошо представляю необычность ваших ощущений.
Сидящий за столом ошеломлённо на него смотрит, кладёт руку с пистолетом на стол и как бы съёживается, уставив неподвижный взгляд вниз. Потом неожиданно крестится.
-- Быстро вы сообразили, что к чему. Может быть, вы и на меня крест положите? Не стесняйтесь, у меня иммунитет.  Открыли бы вы окно, право, а то мы здесь с вами, пожалуй, задохнёмся. У вас нет аллергии к пороховому дыму?
Сидящий не шевельнулся. Тогда вошедший подошёл к окну, повернул бронзовые ручки и распахнул окно. В комнату хлынул воздух, за окном зашумела Москва. Он постоял у окна, задумчиво глядя вдаль,
-- Интересный город. Только эти небоскрёбы как-то... некстати. Впрочем, что ж --  имперский город, надо как-то выделяться.  
Потом он повернулся к сидящему, сел и вгляделся в него.
-- Как вы себя чувствуете? Может быть воды желаете?
Сидящий оцепенело молчал. Потом проговорил
-- Всё ясно, я болен. Заработался...
-- Удачная мысль! У вас галлюцинации, и поэтому вам нужно выговориться.  Ну, хорошо... Чтобы у нас как-то завязался разговор, я, пожалуй, объяснюсь. Я пришёл не обвинять вас и уж, конечно, не наказывать. Был лично знаком со многими до вас, и имею некоторый... реестр, что ли. Я бы не сказал, что вы уж совсем неординарная личность. Бывали, как говорится, и похлеще. Разумеется, у вас больше возможностей, масштабы другие.
Сидящий вдруг встаёт и идёт как лунатик к двери.
-- Куда же вы? Сядьте!
Тот послушно поворачивается, идёт обратно и садится.
-- Ну, вот так-то лучше
Пришедший опять всматривается в его лицо.
-- Вы, правда, себя хорошо чувствуете? А то я могу вас взбодрить как-нибудь. Может быть --  вина? Какого желаете? Не нервничайте, тут у нас не тройка, видите --  я один, и оружия у меня нет, да оно мне и не нужно. Ну, ладно, я не буду вам долго надоедать --  вы, я вижу, работаете, --  он кивнул на бумаги, испещрённые красным карандашом, --  это похвально. Я за вами наблюдал, и у меня осталось лишь несколько вопросов. Вы позволите?... Меня огорчает, что наша беседа проходит в одностороннем порядке, без обратной связи, как говорится в вашей любимой кибернетике. Вы меня хоть слышите?
Хозяин кабинета уставил на вошедшего жёлтые глаза. Его усы шевельнулись.
-- Понял и благодарю. Представьте себе, что я корреспондент Нью-Йорк таймс, который у вас берёт интервью.  Только, пожалуйста, без вранья, --  при этих словах прокуренные усы снова шевельнулись, --  иначе у нас беседа затянется, а у вас мало времени, вы работаете. Только говорите правду, если конечно, вы её знаете, а если не знаете, говорите первое что придёт в голову.
Сидящий вдруг зашевелился, достал трубку и начал её набивать. Руки у него ещё дрожали.
-- Ну вот и славно. Вы приходите в себя быстрее, чем я ожидал. Начнём с самого простого:  вы когда умрёте?
Ответ вышел не сразу и хриплый.
-Это вас  не касается
-- Меня, может быть, это и не касается, но это касается очень-очень многих, я думаю, это-то вы понимаете. Знаете, я вижу... после вашей смерти, какие-то оборванцы будут кидать вверх шапки.
-- Это где?
-- Это секрет, --  где, а то вы, пожалуй, преждевременно лишите их шапок вместе с головами. И вообще, я не вмешиваюсь в историю, она и без моего вмешательства протекает чудесно. Так прикиньте, когда вы умрёте?
-- Не знаю, и знать не желаю.
Пришелец смотрит в лицо сидящего оценивающе:
-- Здоровье у вас действительно неважное... почки, печень, простата, ну... и в голове...
-- Когда я умру?
-- Я же говорю, в историю я не вмешиваюсь, но вы, пожалуй, и сами чувствуете, что умрёте довольно скоро. Вот, однако, вопрос: что же будет после вашей смерти? Со страной, скажем.
-- Я поставил страну на железные рельсы, и она так и поедет.
-- А рельсы кто впереди укладывает?
-- Люди найдутся...
-- О людях мы ещё поговорим. А машинист не нужен? Кто после вас будет машинистом?
Сидящий злобно смотрит на пришельца.
-- Было бы место, а машинист найдётся.
-- Что же, по-вашему --  кто попало?
--  Не кто попало. Люди выберут.
-- Ну да! Так же, как они вас выбрали.
-- Меня не выбирали, меня позвала  история.
-- Я помню: бумажки, справки, протоколы, досье..., ну, и вранья немало,  --  и вот она --  история.
-- Ты глуп! Да, бумажки, --  истории не прикажешь, как ей действовать. Важен результат.
-- О результатах мы тоже поговорим. Наверное, вы завидуете императорам --  родил ребёнка, двух --  и проблема решена. Вас этот путь, как я понимаю, не устраивает. Деток своих не любите, поэтому вам придётся назначить себе преемника, и было бы разумно поднимать его всю вашу оставшуюся жизнь. И чтобы он вокруг себя всё расчистил, а уж потом бы и за вас принялся, как водится. Новая метла... Начали уже? Вы прекрасно понимаете, что иначе они передерутся и про историю забудут. У вас есть кто-нибудь на примете?
-- Нет! Все они дерьмо!
-- Вот те раз! А зачем же вы таких приближали? Надеяться на Наполеона --  пустой номер, вы всех наполеонов давно пришибли на несколько поколений вперёд, да и порядок вы установили славный --  шаг вправо, шаг влево --  сами знаете...Может и найдётся --  наполеон-то, да, пожалуй, призадумается, прежде чем карьеру делать. Вы же просто Мичурин в демографии. Селекционер. Куда Адольфу до вас, хоть вы и строили свои государства на сходном понимании добра и зла. Тогдашние различия во взглядах на еврейскую проблему были делом временным. Вы тоже евреев не любите и ещё более склонны и способны к фундаментальному решению национальных вопросов. В других пунктах национальной политики Адольф был, пожалуй, даже умереннее вас: концлагеря для соотечественников он создавал гораздо в меньших масштабах, чем вы. Неясно, правда, что было причиной умеренности --  отсутствие подходящих пространств или экономия людских ресурсов.
-- Наполеон тоже дерьмо.
-- Ну, не скажите. У Наполеона был только один недостаток --  больно уж воинственный он был --  настоящий боевой офицер. Ну ладно, погулял по Европе, кинулся по молодости в Египет, а потом уже совсем с ума сошёл --  влез в Россию. Артиллерист неуёмный. Я пытался его удержать --  куда там! Плохо кончил. Хорошо хоть, что кодекс успел написать. А то уж я начал сожалеть...
-- Видишь, и ты не всё можешь предвидеть. Что же говорить о нас смертных/
-- О, я вижу, вы уже пришли в себя. Я очень рад... Не всё можно предсказать. Бифуркации --  знаете ли... вещь непредсказуемая, как говорят математики. История ветвится и сущие пустяки её могут столкнуть с дороги прогресса. Если бы эти либералы из временного правительства поймали и повесили Троцкого с Лениным (всяких ворошиловых, да и вас не было нужды ловить --  сами понимаете), никакой бы революции не было, и вся история потекла бы совсем другим путём .
-- А ты, я вижу, о прогрессе печёшься...
-- Ну как же. Чем лучше прогресс, тем быстрее дело идёт к концу. Я, признаться, давно работаю над монографией --  'Глупость властителей'. Материала, знаете, --  масса. Макиавелли, умница, мне помогает. И очень любопытные выводы намечаются. Впрочем, Фридрих Великий был, кажется, действительно душка. Почти без изъянов. Ум Петра Великого сильно страдал от варварства. Как могли придти в умную европейскую голову писателя Ульянова идиотские мысли о новом типе государственного устройства и чем его пленила бумажная кровожадность обывателя Маркса --  я до сих пор не понимаю. Наломал дров, однако. Говорят, Ильич перед смертью очень страдал от своей поспешности. Поделом... Ну, это я так --  к слову. Мы ведь говорим о вас. Так вот, вы человек не совсем глупый --  вы можете представить, какая после вашей смерти будет свара? Говорил я Джорджу (впрочем, это позже), --  не ходи в Ирак: победить их --  дело нехитрое, а что потом с этой кутерьмой делать? Я-то всё это предвидел (не люблю чрезмерностей),  и мусульманам не мешал на две части разделиться. Они теперь до страшного суда не разберутся, кто лучше...
Пришелец задумался, а потом спохватился:
-- О чём это я? Ах да --  умереть дело нехитрое --  сами знаете, а потом что? Я не вижу логики. Приоткрыл бы я специально для вас завесу истории, да,  боюсь, расстроитесь вы очень. Я Хрущёву говорил --  не делай ты этого --  хуже будет...
-- Что?! Никита? Этот шут?
-- Молчу, молчу,... ничего не знаю...
Сидящий начал что-то нервно писать.
Пришелец смотрит:
-- Я понимаю --  надо Никиту расспросить как следует, а потом --  к стенке. Ничего не имею против. Ну, а другие, что --  лучше?
-- Все говно!
-- Ну и соратники у вас. Как же это вы так неосмотрительно?.
-- Народ всё решит.
-- Шутить изволите? Ничего уже давно не решал, а тут вдруг возьмёт да и решит?
-- Народ революцию сделал и войну выиграл.
-- Революцию, положим, народ не делал, в революцию народ гульнул, душу отвел, раз взбаламутили. Революцию делали персонально Ильич с Троцким, вы это и сами знаете. Талантливые люди. Приврали вы в Кратком курсе, уж извините. А войну действительно выиграл народ , несмотря на ваши с Адольфом соединённые усилия. Только, если бы не вы лично, этой войны, да и Адольфа, вовсе бы не было.
-- Это бабушка надвое сказала.
-- Делать прожекты --  это ваш конёк, а мне это как-то и не к лицу.  Да и не сам я это измыслил --  Бердяев ваш (пардон, --  не ваш, не ваш!). А я больше вам скажу. Если бы большевики в соответствии с планами германского генерального штаба не ввергли Россию в анархию и не разорили бы её на сто лет вперёд, Россия была бы сейчас первейшей страной в мире.
-- Чушь! Ты-то уж должен знать, что история не знает сослагательного наклонения!.
-- Знает, голубчик, знает! Клио всё-таки чему-то научилась, даром, что курсы марксизма-ленинизма не кончала. Она делает прямо-таки лабораторные опыты с сослагательным уклоном. Возьмите Финляндию и Эстонию. Один и тот же народ растёкся по разные стороны моря. Эстония только начала оправляться, как вы её подмяли, обидели и обокрали. А Финляндия (вы у неё оттяпали лучшие земли, но прогрессивный строй не смогли нахлобучить) оправилась и благоденствует. И уж совсем блистательный опыт --  Корея. Полуостров был аккуратно разрезан на две части для облегчения пристального наблюдения за развитием по разным... сценариям, как говорится. Ну, ладно... результаты вы и сами знаете... Всё-таки вернёмся к вопросу о преемственности. Вы хоть раз думали, что будет, когда вы умрёте? Признаюсь, когда я наблюдал за вами, мне всё казалось, что вы верите в своё бессмертие.
-- Что ты каркаешь? Так всё и развалится?
-- Ну, не сразу, немного поковыряются ваши преемники, а потом поймут, что план ваш --  дохлое дело, и в прямом соответствии с диалектикой (этого... забыл, как звать), прямо как личинки в бабочек, превратятся в свою противоположность, --  в капиталистов. Недаром ваш Ильич на каждой площади кепочкой своей помахивал --  верной, мол, дорогой идёте, товарищи. И ваши соратники скажут --  пардон, маленько ошиблись, не в ту дверь вошли --  нам не туда, а сюда. Да здравствует капитализм --  светлое будущее всего человечества!
-- Ты врёшь, этого не будет!
-- Прошу меня извинить, но это --  будет, это уже, считайте, произошло.
-- Всё просрали, мерзавцы, так я и знал!
-- Неужели знали? А если знали, зачем делали?
-- Я индустриализацию делал
-- А что людям с вашей индустриализацией? Есть её прикажете?
-- Страну надо было защищать!
-- От кого?
-- От империалистов
-- Что, грозились напасть?
-- Конечно, напали бы
-- Мы же уговаривались --  не врать. Если эти так называемые империалисты --  не смогли послать несколько дивизий в 18 году, когда вы у них на блюдечке лежали, зачем вы им сдались в 30-х? Конечно, прикончить ваш прогрессивный строй, особенно успешный в массовой прополке населения, было очень заманчиво. Но страшновато... после такой-то войны. Они для вас Гитлера растили, даже про репарации великодушно забыли. А воевать с вами у них ни в какие планы не входило... Что-то у вас не вяжется...
-- Армию надо было создавать
-- Армия, конечно, нужна. Только вот где она была --  ваша армия в 41-м году?
-- Эта сволочь меня обманула.
-- Ай-яй-яй, какой нехороший человек. Вот и пиши с ним договоры.
-- Всё равно армия войну выиграла.
-- Народ у вас особенный --  вот что я вам скажу. Непостижимый народ! Впрочем, армия всё-таки себя позже показала. Совершила победоносные операции в Венгрии, потом в Чехословакии.
-С чего это? Они же наши.
-- Да, знаете, у них какие-то свои взгляды на развитие появились...
-- Я это предвидел. Ренегаты!
-- Хотели было Польше помочь, но там славный генерал попался, предпочёл своими силами справиться. Настоящий патриот!... В Афганистане, правда, совсем ваша армия скисла. Но это американцы вам напакостили. Я говорил Бушу --  надо помогать в вашей справедливой борьбе против муджахетдинов, тогда тем было бы не до близнецов --  не послушался. Им бы лишь вам палки в колёса ставить. Очень неумные люди.
-- Не понимаю, чего ты говоришь.
-- Простите, это я так..., увлёкся. Вот вы всё советских писателей читаете, а лучше почитали бы Нострадамуса. Весьма одарённый человек, хоть и путаник изрядный... Хорошо, а что вы сегодня ели, когда изволили проснуться?
-- Ел? Ел что-то, не помню, почему спрашиваешь?
-- Досыта ели?
-- Почему спрашиваешь?
-- А вы не пробовали несколько дней не есть, а потом баланды лагерной откушать. Может у вас после такой пищи ещё больше вдохновения будет в Вашей работе? --  вошедший кивнул на красный карандаш.
Сидящий злобно сопит.
-- Я вижу, вы поняли, к чему я веду? Это, конечно, не моё дело, но, мне кажется, что для того, чтобы люди усердно работали, их нужно сначала накормить и обласкать. И ваша индустриализация скорее бы пошла. Простите, но это всё-таки было ужасно глупо --  морить людей голодом. Вы --  странная личность, всё делаете наоборот, вопреки здравому смыслу. Ну, вот вы сами говорите --  мерзавцы, а где же  порядочные люди --  нет их, --  фью!
-- Это были враги.
-- Вот это и есть ваша очередная глупость. Умные и порядочные люди всегда наивны, и уж вы-то их вполне могли обвести вокруг пальца... Вы --  великолепный актёр и демагог, у вас этого не отнимешь. И работали бы они на вас как миленькие. Даже ваши последователи это понимали.
Воцарилась пауза.
-- Ну, ладно, враги так враги, тем более, что они, действительно, вас не полюбили бы. Развели бы всякую гниль в государстве, болтали, а то, чего доброго, вас бы поругивали. Понимаю... Позвольте вас тогда спросить, с какой целью вы уконтрапупили, так сказать, плеяду, --  революционеров. Разве они вам не в помощь? Преданные делу люди.
-- А,... эти. Да что толку с них было, совались всюду, и то им не так, и это...
-- Боялись их?
Сидящий отвечает с презрением:
-- Да кто их боится? Не нужны они, вот и всё.
-- Стало быть, если не нужны, так и в расход? Мавр сделал своё дело... Это мне нравится, сочувствия к ним я тоже не испытываю. Сидят они в одной сковородке (пока без вас и Бен Ладена) и Ленин всё время кричит; 'это архинесправедливо! Уберите от меня этих говнюков!'  Это метафора, конечно. А всё же про революционеров... Всё таки, мне кажется, вы их боялись. Среди них попадались очень, очень решительные люди. Могли бы вас,... --  он покрутил пальцем вокруг шеи, --  ну, не сердитесь не сердитесь. Ну, а эти... --  ваши военные --  тоже враги?
-- Предатели, шпионы!
-- Ну, полноте, мы же здесь одни, и никто нас не подслушивает. Откройте мне загадку --  за что вы их так?
-- Заговорщики!
-- Вы понимаете, мне не нужно ни с какой стати вам... очки втирать, --  вошедший понизил голос, --  открою Вам тайну --  они не были заговорщиками. Очень были лояльные люди --  за вами в огонь пошли бы. И ведь какие профессионалы --  деревню окружить --  раз, раздолбать её артиллерией --  два, любо-дорого было смотреть. Одни трубы потом торчат. И правильно --  что это мужичьё понимает в построении социализма в одной отдельно взятой стране.  Воспитывать их надо. На них не напасёшься, хлеб, ситец да ложки им подвозить. А едят сколько?
-- Всё равно я был прав. Какой расцвет культуры начался, какие учёные...
Вошедший подсказывает
-- Поэты...
-- Да на чёрта мне нужны эти поэты!
-- Ну как же --  'я хочу, чтоб к штыку приравняли перо...'. Какая мысль! Там дальше и про вас что-то...
-- Чушь всё это! Книги должны воспитывать людей, а этот крикун больше вредил.
-- Как? Лучший, талантливейший --  вот те на! А это, простите,...  не вы его случайно?
-- Да нет, сам он. Но это удачно получилось. Ненадёжный был человек.
-- А Мандельштама вы?
-- Не угадал. Этого пасквилянта тоже не я. Товарищи за меня обиделись. Я им сказал: мне в это дело неудобно входить, так что поступайте, как вам ваша совесть подскажет.
-- Чуткие у вас товарищи. Ну ладно, продолжим о литературе --  вошедший загибает пальцы, --  'Цемент', 'Как закалялась сталь', 'Молодая гвардия'...
Сидящий раздражённо поморщился.
-- '...Эта штука будет посильней, чем 'Фауст' Гёте...'.
-- Это я про Горького сказал.
-- Взгляды на этого писателя у нас с вами немножко расходятся, ну что ж ... это бывает...
-- Я открыл школы, университеты, куда трудящаяся молодёжь валом валила.
-Это очень хорошо. Жалко только, что туда не валили ещё и люди самим своим рождением предназначенные туда валить. Этот ваш так называемый классовый подход ещё одна глупость, которая очень дорого вам обошлась.
-- Чтобы они потом начали трепаться?
-- Экий вы робкий. Вот и ваши последователи почему-то очень беспокоились на этот счёт. Какие средства тратились на чепуху! За писателями подсматривали. Радио глушили. Это вы виноваты, между прочим. Они же за вами как утята за уткой в пруду двигались --  смотреть было смешно. И, знаете что? Это всё от их бездарности. Я бы сказал, что после вашей смерти...
Усы злобно зашевелились
-- Помилуйте, вы же материалист, уж не думаете ли вы, что будете жить вечно, да... после вашей смерти основной направляющей и руководящей силой 20-века окажется сверхъестественная бездарность ваших последователей. Вы бы посмотрели на них --  их же невозможно отличать друг от друга, несмотря на многочисленные портреты. Какие-то стёртые лица, как... старые писсуары на свалке, право.
Вошедший прищуривается на сидящего:
-- Вот вы, как говорится,  имидж себе сумели создать... Усы, взгляд... ну, не прямо сейчас,... а на портретах --  неплохо смотритесь. Хвалю! Как актёр, вы этому клоуну германскому сто очков вперёд дадите. Посмотрите на него. Шутовские усики, чёлочка какая-то сутенёрская, а манеры --  что за манеры! Германский народ безмерно меня удивил, проявил в деле с Гитлером очень дурной вкус. Я говорю о вкусе, потому что они сами пригласили этого шута горохового. Недавно я с Гёте беседовал --  он в ужасе, жить, говорит, не хотелось --  так стыдно. У вас-то всё было по-честному --  вас История позвала. Не французы, как-никак.  Впрочем, что и с этих клемансо взять? Ограбили немцев в своё удовольствие, мстители народные. Хороший пример самой незамутнённой государственной глупости. А потом глазки закрыли, авось Гитлер с вами в первую очередь подерётся. Вон, какие угодья на востоке от населения очищаются. Впрочем, и трудненько было всё предвидеть. Не наполеоны, всё-таки. Посмотрели они, как вы собственное население крошите, и в ужас пришли --  что же он с нами-то сделает, когда до нас дело дойдёт? Самые умные подозревали, что кто бы ни победил --  для них оба хуже. Но это ладно, думали,  --  лишь бы не сейчас. Ан --  нет, трусливых-то первых бьют. Помните, вы говорили: ' Придерживаясь позиции нейтралитета и ожидая своего часа, СССР будет оказывать помощь нынешней Германии, снабжая ее сырьем и продовольственными товарами... В этих условиях у нас будет много шансов остаться в стороне от конфликта, и мы сможем надеяться на наше выгодное вступление в войну'. Я сам видел --  на границе немецкие солдаты от хохота валялись, когда 22-го июня к ним эшелоны с зерном один за другим ехали. Велено было пропускать. Вы никак не могли поверить, что Адольф --  такой нечестный человек, и даже хотели запретить войскам сопротивляться -- шутка, мол, вышла. По человечески, вас можно понять --  на глазах рушились такие прекрасные планы. Ваш дружок всё-таки на вас пошёл --  тоже дурак, --  Бисмарка не читал. Так хорощо договаривались: тебе --  Европа, мне --  восток, Индия --  на радость англичанам --  а там видно будет, --  индустриализация подоспеет, и всё такое...  Полюбили вы его сердечно. И глупо сделали... Надеялись: ' Если Германия одержит победу, она выйдет из войны слишком истощенной, чтобы начать вооруженный конфликт с СССР по крайней мере в течение десяти лет' Старая история о том, как дурак дурака обманул. В этом есть какая-то дьявольская (не к ночи будь сказано) закономерность: вверху оказываются неизменно совсем не умные люди. Может быть и вправду,  кухарки-то лучше?
Сидящий злобно на него смотрит.
-- Это ты всё врёшь!
-- Помилуйте, я же вас сейчас цитировал. Из вашей секретной речи 19 августа. Там ещё есть прелестное место: 'Позже все народы, попавшие под "защиту" победоносной Германии, также станут нашими союзниками. У нас будет широкое поле деятельности для развития мировой революции'. Вы --  настоящий кремлёвский мечтатель: мечтали, как начнёте освободительную войну, в результате которой ваша победоносная армия принесёт освобождение народам Европы вместе с бесплатным приложением --  установлением самого прогрессивного в истории человечества строя. Совсем уж интересно, что в оказании содействия предсказанному Марксом историческому процессу прогрессивные силы вероятно объединились бы с полупрогрессивными фейхтвангерами и совсем не прогрессивными де-голлями. Победоносное завершение революционной войны наверняка завершилось бы полной ликвидацией полу -- и совсем непрогрессивных сил и тщательной прополкой прогрессивных. Таким образом, ваш народ выполнил бы ещё одну историческую миссию. И вот всё сорвалось. У меня есть красивая американская книга: ' Д-день. 24 часа, которые спасли мир'. Это о высадке в Нормандии. Действительно, --  спасли, только не от фашизма, а от исторического прогресса, причём воюя с вашим противником. Вот такие изыски.
-- Это всё бред!
-- Может быть, может быть,... однако, признаюсь: я не мог себе отказать в удовольствии присутствовать на том вашем знаменитом заседании...  Но не будем отклоняться на учёные разговоры.  Внешность, по крайней мере, на портретах, вы себе создали. Но меня вы интересуете не как модель. О чём это я? Ах --  ну да! Писатели... Если они что-нибудь стоящее и написали, то, уж никак не благодаря вам, а скорее --  вопреки, тайком. Согласитесь, что в основоположники ваши Фадеев с Фединым никак не тянут. Про Островского я уж не говорю. Толстого последнего я люблю, очень шустрый, --  вошедший посмеялся, --  но, сами знаете, каков он был, а Горький --  ещё хуже, пожалуй --  врал, путался, то любил Ленина, то не любил, народ то любил, то не любил, да и писал, прямо скажем... Впрочем, мир праху его! Так что о писателях, пожалуй, не будем. Вот университеты, учёные --  это ваша заслуга, не спорю. А что ваши учёные делали?
-- Что учёные делают? Науку делают.
-- Конечно, конечно, как вам не знать, вам --  корифею всех наук --  кстати, не протестовали, когда вас так величали? . И в языкознанье знаете вы толк...
-- Всем дуракам рот не зажмёшь.
-- Опять вы врёте! По части зажимания ртов вы просто чемпион. И не только у дураков, даже преимущественно  не у дураков. Всё-таки, что делали учёные? Я никому не скажу, понимаю -- государственная тайна, но всё же... Недавно я поговорил с одним очень милым офицером, --  погиб, к сожалению --  так он мне гордо сказал, что на подготовку к войне уходила не менее половины государственных денег. А может и поболее. Неужели, правда? Выходит, что ваши учёные в основном выдумывали всякие железки и жидкости для убийства.
-- Наша наука конкурировала со всем миром!
-- Понимаю. Недавно я из любопытства посидел на одном семинаре. Одно удовольствие было слушать, как ваши почти нобелевские лауреаты прикидывали, как можно зараз и побольше людей жизни лишить, а потом обгоревшие трупы утилизировать. И знаете, всё так солидно, с формулами, графиками... А крупных, так сказать --  мирных --   достижений я как-то и не припомню. Впрочем, я не специалист...
Вошедший задумался, а потом прямо посмотрел на сидящего
-- Скажите мне, зачем вам всё это было нужно?
-- Что ты в понимаешь в современном мире?
-- Ничего, право, ничего не понимаю. Да и трудненько понять. Мне всё кажется, что ваша армия, ГРУ, КГБ, ваши славные толстопузые генералы, разрабатывающие планы захвата Италии и Франции через Югославию, обожаемые Голливудом коварные и хитроумные разведчики с бронзовыми лицами, суперинтеллектуалы в науках и в инженерном деле, разорившие людей вконец на  бомбах, планетах и ракетах, составляли по-моему, не более чем вашу придворную лакейскую службу, созданную вами для расширения империи. Ваши последователи так вас и поняли, но они люди не масштабные и делали это будто спросонья, по инерции. Даже и удивлялись иногда, как всё это дело так лихо поставлено... На всякий случай соорудили себе, конечно, подземные дворцы Семирамиды с командными пультами, бабами и банями. Но поскольку можно было всё-таки 'и лично' погибнуть, мировая революция всё как-то откладывалась --  до лучших времён. Кишка у них была тонка для такого дела, вот что я вам скажу... Давайте сейчас вызовем, хоть бы и с того света и спросим напрямую одного из этих, из политбюро: 'Ну, на что тебе, дурак, нужна была мировая революция? ' Ведь он не ответит, а пустится в косноязычное враньё. Вряд ли кто из них достаточно умён, чтобы сказать правду типа: 'Так, понимаешь, все прочие виды соревнований мы просрали (извините), дак хоть бы уж нас боялись, что-ли'.
Сидящий презрительно улыбнулся.
-- Вот вам и вся холодная война. Любопытно, что ваш легкомысленный народ давно перестал испытывать какой-либо страх. Это американцы всё бомбоубежища копали. Трудно представить себе пузатого маршала Малиновского, протискивающего в окно министерства обороны с воплями --  'американцы идут?' (что буквально сделал бедняга Шлезингер). Видимо, ваш народ в глубине души верил, что инициатива зла принадлежит не мировому империализму, и не ему --  народу, а скорее его начальникам, несмотря на активно пропагандируемое учение об агрессивности этого империализма. Этому вранью в загнивающий период не верил никто, а тем более --  создатели пропаганды, которых за безграничную продажность отпускали в строгой очерёдности в соблазнительно гниющий мир. Эти же мерзавцы потом шёпотом распространяли соблазны. Так что основанная вами пропаганда, талантливая, как всё советское, неустанно делала своё дело, в том смысле, что как только она что-то провозглашала, даже очень лойяльные люди бессознательно склонялись к противоположной точке зрения. Кстати, о зле... Рейган (это актёр, вы его не знаете) как-то обозвал вашу страну 'империей зла'. Много насмешек выливалось на головы ваших старичков, и всё-то они, бедные, терпели, а библейского термина не перенесли и стали ругаться. Говорили, что даже до генерального... (забыл, как звали) дошло, что обозвали нехорошим словом. Благодаря этому, новый термин получил широкое освещение в прессе, и люди почувствовали, что определение, в общем, удачное... Можно вам ещё один вопрос задать? Для чего вы трудитесь? Цель есть какая-нибудь?
-- Для создания государства трудящихся.
-- Вы очень любите трудящихся?
-- Демагогия!
-- Не совсем демагогия. А какие вам трудящиеся по душе более всего? Не хотите отвечать? Я вам подскажу. Больше всего вы любите пролетариат! Верно?... Молчите?... Ну, хорошо, я всё-таки почитал ленинские и ваши писания --  вы все часто упоминаете именно пролетариат.  И что же вы сделали для пролетариата? Наверное, вы для пролетариата строили эти высокие, но, прямо скажем, безобразные дома.
-- Эти дома были для руководства. Государство не может быть без руководящего звена.
-- Ах, это для звена? Ну что ж, это разумно --  дать этому звену то, что можно в любое время отнять. Мысль не новая. Пролетариат ненадёжен, это уже и Ильич понял... нечего пролетариату жильё сооружать.  Сам он больше на всяких Челкашей, Сатиных да Шариковых полагался. Ваши последователи в пролетариат даже стрелять начали. Они очень хорошо ваш замысел со 'звеном' поняли и теперь-то уж у них отнять ничего невозможно --  уверяю вас, они всё устроили очень, очень обстоятельно. Так что, создание 'звена' из оставшегося после революционной зачистки материала было вашей очередной глупостью. Вы даже не представляете, какие у них споры началась. Не идеологические, правда, а гораздо более серьёзные, и очень горячие. Кое-кто даже из окон запорхал... Должен вас ещё больше огорчить --  ваше государство расчленится на части  без всяких войн, мирнейшим путём.
-- Этого не может быть, ты врёшь.
-- Прошу меня извинить, но это уже было --  твёрдо произнёс вошедший. --  собрались где-то в лесу на шабаш ваши последователи, напились до чёртиков и нарезали себе вассальные княжества. Империалисты даже рты разинули от удивления --  никак не ожидали, что так всё просто обернётся. Уникальная у вашей страны сложилась история (умом Россию не понять!): почти без промедления она скакнула ненадолго из настоящего феодализма во что-то отдалённо напоминающее нормальное государство, а потом сразу вернулась в коммунистический военный феодализм, а из него стремительно но плавно перешла в плутократический капитализм с президентом, сильно напоминающим выборного монарха. Счастливая бескровность событий была подготовлена вашими генетическими экспериментами. Всё-таки порядочную работу Россия задала будущим экономистам-теоретикам.  Ваши соратники второй раз в 20-м веке доказали волю к победе и мудрость в преодолении трудностей, ни на минуту не забываю о бесперебойности доставки жизненных благ им лично. Правда, шаг назад в исторической формации оказался гораздо безболезненнее, чем шаг вперёд. Экономические пружины этого явления пока не выяснены. Компартия, наворовавшись, переродилась в буржуазию, или наворовавшиеся жулики переродились в компартию, истории пока неизвестно. Теперь в России завелась полная демократия. Образованные люди провели, конечно, сравнительный анализ, и руководству больше по душе пришёлся латиноамериканский вариант. Очень динамичная система, надо сказать, --  хватай всё, что плохо лежит, если можешь, если не можешь сам хватать --  подбирай что падает с барского стола, а если и этого не можешь --  терпи. Вот и суди-ряди о закономерностях смены формаций. Маркс, скажу я вам по секрету, уже давно в психлечебнице лечится. Всё кричит --   'Недоучки! Жулики!' Его можно понять.
-- Хватит про Маркса! Ты мне вот что скажи. Когда я умру?
-- Не в моих правилах вмешиваться в частную жизнь. Но Вам я, так уж и быть, намекну: вас погубит еврейский вопрос.
 
Сидящий открывает глаза. Оглядывается --  никого нет. Бормочет:
-- Какая-то чепуха снится. Ничего не помню.... Надо за здоровьем последить.
Задумался, потирая лоб
--  Да... евреи. Пора с этим что-то делать...
Звонит. Входит военный и начинает подозрительно принюхиваться. В это время сидящий оглядывается, видит открытое окно и цепенеет, потом говорит
-- Это ты окно открыл?
-- Никак нет!
-- А кто же открыл?
-- Я не знаю...
Сидящий свирепеет, силится что-то вспомнить, потом вздрагивает и машет рукой
-- Ладно. Закрой окно и иди. Это я открыл.  Накурено.
  
  
  
   10
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Кострова "Кафедра артефактов 2. Помолвленные магией"(Любовное фэнтези) К.Демина "Вдова Его Величества"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) Д.Маш "Детка, я твой!"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) А.Тополян "Механист"(Боевик) А.Робский "Блогер неудачник: Адаптация "(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"