Чара Лилия Ивановна: другие произведения.

Ночь. Четвёртый рассвет.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сценарий для короткометражного фильма. Персонажи: Девушка 1./Девушка 2./Старик 1./Старик 2./Китаец/Парень в Варшаве/Коршун/Лебедь


  
  
   Ночь. Четыре утра. (Название)
  
   Сценарий для короткометражного фильма.
  
  
   Предисловие (текст произнесённый за кадром, Стариком 1., девушка сидит в простенькой белой длинной ночнушке, до пят, на белой постели, всё смято, её лицо тоже смято, длинные волосы беспорядочно разбросаны у девушки на голове и прилипли к щеке, девушка проснулась посреди ночи, сидит на кровати в минутном оцепенении, потупив сонный взгляд перед собой в невидимое пространство): Прошлой ночью снилась война. Не как раньше, вторая. Снилась третья мировая война. Вернее, что-то вроде час пик, или как это называется, за мгновение до начала войны, когда все знают, что она начнётся, идёт мобилизация, девальвация валют, паника, и просто жизнь в условиях без условий для жизни.
   Девушка встаёт с кровати, её движения как у лунатика, неосознанно-интуитивные, идёт медленно в ванную, в темноте, слышно, как вода в туалете спускается (в это время показывается пустая - из того, что можно видеть - затемнённая комната [освещаемая разве что лунным светом: камера переходит на луну в фазе полнолуния, луна висит шариком, как на верёвочке, оператор играет с этим шариком, показывая зрителю, что он качается, как маленький воздушный шарик]). Девушка в кадре, она стоит над умывальником, нагнувшись, пьёт из крана холодную воду, сначала показывается зад наклонившейся девушки, затем её зажмуренные глаза, и как она пьёт, сонная, воду из крана. Лениво закручивает кран, возвращается неуклюжими шагами лунатика в комнату. Задевает - непонятно откуда взявшуюся (подколка-неожиданность для зрителя, убедившегося только что что комната пуста) хрустальную толстую вазу у самой кровати, с алой длинной розой. Ваза вдребезги, девушка акробатически залетает прямо в кровать, роза очутилась у неё в ногах. Девушка рассматривает свою лодыжку, кровавые царапины явно от шипов розы. Девушка закрывает сонное лицо руками, швыряет розу в полуоткрытое окно, быстрым интенсивным движением срывает с себя ночнушку, промокает ею пролившуюся на пол из вазы воду, уютно укладывается в постель, натягивая по уши одеяло, смачно примостившись головой и руками к подушке (обнимая её). Очень быстрая картинка (так, чтобы зритель не совсем понял, что это было): небо за окном комнаты девушки, полная луна соприкасается с солнцем (затмение солнца на рассвете: фантазия оператора или режиссёра, как он это изобразит).
   Конец предисловия. Начало приключений во сне и наяву, или во сне, что наяву, или как хотите, уважаемый зритель, расслабьтесь и получите удовольствие, или будьте строги и предубеждены, оставаясь при своём мнении вне кадра.
  
   Девушка, участвующая в последующих сценах фильма, похожа на "соню" в белом, с белой кожей, но свежая, яркая, чуть загорелая, всегда улыбающаяся, загадочно прищурившись (улыбающаяся не просто так, или по сценарию, в контексте происходящего, а улыбающаяся конкретно зрителю за кадром). [Идеально, если роли будут исполнять две девушки, очень похожие друг на друга (плюс, если учесть, что в "предисловии" всё снимается в полумраке, то задача видится не такой уж космической)].
  
   Картина первая. Лето. Тихий прибой моря. Тихое, ласкающее солнце. На берегу - она. Лежит в длинной юбке, лёгкой белой кофточке, на лице шляпа. Объектив камеры мирно блуждает по безлюдному берегу, тихим волнам, неуловимому тихому ветру, немногочисленной растительности, вдоль всего берега на горизонте девушку окружают невысокие скалы, высотой метр-полтора: с одной стороны - море, тихое, мирное, ласкающее лёгким ветерком и свежестью, с другой стороны - скалы, невысокие, но повсеместные. Камера подчёркивает непринуждённость ситуации: девушка дышит свободно, всей грудью, тоннель, в котором она находится - её райский остров. Песчаный берег, палящее солнце, ласкающий ветер прибоя. Через скалы переходит одинокий странник: это дряхлый старик, его борода бела, ровно как длинна. Старик на вид дряхлый, но в то же время изумительно физически крепок: об этом можно делать выводы, заметив как он грациозно подошёл к девушке, так, что она даже не заметила, как он это сделал. Девушка почувствовала присутствие старика, только когда тот быстро и уверенно овладел ею сверху: он тихо, но грациозно и стремительно лёг на неё, задрав её длинную юбку, придавив её к земле в этот момент всей своей силой, так что девушка не могла издать ни единого звука, задыхаясь, уже в следующее мгновение девушка блаженно улыбается, когда старик медленно и аккуратно приподнимается над ней, затем гладит её волосы. Тонкая красная струйка сочится между ног девушки в месте, где задрал ей юбку дряхлый старик. Девушка лишилась в один миг всех своих жизненных сил и соков, но она лежит на горячем песке пластом, улыбаясь-прищуриваясь лучам солнца и зрителю в объектив. Старик уходит прочь, переходя через скалу обратно. Девушка продолжает наслаждаться раем одиночества.
  
   Картина вторая.
   Старик бродит по пустыне, умилённо рассматривая древние гробницы всех, кого он пережил, вспоминая тот день, час, мгновение, когда они были рядом. Песок рыже-белый, гробницы (гробы) из жёлто-песочной светлой глины (плиты, сливающиеся в кадре с песком), необъятные просторы пустыни, позади у старика вымершие города, откуда он ушёл, идя в свой последний путь (за спиной у старика видны людские тени, города, разрушенные города; старик убегал из "городов" от одиночества, от СМЕРТЕЙ: остались только тени, людей пришёл старик вспомнить и проститься с ними в пустыню, устланную гробницами, говорящими духом живых времён). [В этой картине мастерство режиссёра заключается в точном изображении точной игры актёра-старика, показании его бездонных глаз, его умиления, и уверенной гордой спокойной лёгкой походки - похода в неизмеримое "будущее"]. На мгновение вместо старика вырисовывается лицо и глаза девушки, ветер.
  
   Картина третья.
   В этой картине девушка бесконечное количество раз ездит на дорогих автомобилях, или не на очень дорогих, но очень стильных (каких-то старых, дамских, с откидной крышей), ездит в разных направлениях, или без направлений. Девушка ни разу не знает, куда в конечном итоге она едет, или забывает об этом по дороге; во всё время приключений девушка легко поддаётся панике, вдруг - за каждым разом - понимая, что она не умеет водить автомобиль. Тем не менее, всё всегда благополучно заканчивается, а девушка садится всё в новый шикарный авто, будучи во власти страсти к вождению и паники из-за неумения водить машину. Картинки похожи на клоунаду, девушка встречается по дороге с комическими персонажами, весьма абсурдными личностями, беззаботными, но разукрашенными по жизни, понимающими, что они, где они, умеющими водить авто, недоумевающими о страсти девушки, простодушно или злорадно смеющиеся ей в спину, или в лицо.
   Картинка в "картине третьей" в объективе напоминает праздничный хаос с блестящей мишурой и всеобщим удовольствием, балаганом, торжеством, тостами и застольными песнями-плясками (аналогично, задушевными дискуссиями о политике под солёный огурчик). Весь этот винегрет показывается на фоне встреч девушкой попутчиков и указывающих дорогу, а также отвечающих на вопросы девушки, как держать руль, или где жать на тормоза. Девушка всю дорогу в состоянии чуть ли не экстаза: сплошной энтузиазм и паническая борьба с препятствиями (подумаешь, мол, не знаю, как машину водить..,)
   По дороге, как-то, девушка цепляет старика. Тот мило соглашается объяснять девушке, где какие педали в авто, где какой знак на дороге, куда какой поворот заведёт. Через какое-то время девушка узнаёт в старике своего отца, смеётся, мол, вот же, мистификация! После чего сидение рядом с девушкой остаётся пустым (старик испарился вмиг, ведь, не был он никаким отцом девушки). Девушка чуть не попадает в автокатастрофу на следующем повороте. К счастью, у неё заканчивается горючее, она останавливается посреди перекрёстка на красном свете светофора, народ валит из машин, отовсюду. Девушка преспокойно выходит из авто, мило улыбается; точно также мило улыбается, уходя незамеченной в толпу прохожих на тротуаре. Девушка спрашивает у китайца по-английски про "который час", и тот преспокойно по-китайски отвечает ей, что ей надо идти "вон туда". Девушка преспокойно отправляется, именно, как раз "вон туда".
  
   Картина четвёртая.
   Картина четвёртая происходит почему-то в Варшаве. Девушка стоит напротив здания Дома Культуры и Науки, одного из московских братьев-близнецов высоких серых небоскрёбов времён и под заказ Сталина Иосифа Виссарионовича, лицом к торговому центру "Галерея Центр", зданию шестиэтажному, купленному в последнем десятилетии 20-го века каким-то шведом или французом (не принципиально, кем именно, но факт). На "Галерее Центр" висит "девушка с кока-колой, влажная вся от кока-колы", висит во весь рост "Галереи Центр", на надёжно прикреплённой, брезентовой(?), ткани.
   Идёт листопад. "Wszedl do autobusu czlowiek z lisciem na glowie, nic go nie uratuje, nikt mu nic nie powie...Uwazaj, to nie chmury, to palac kultury, liscie leca z drzew, liscie leca z drzew" (Привожу здесь слова популярной польской песни 80-90-х века 20-го, в переводе: "Вошёл в автобус человек с листочком на голове, ничего его не спасёт, никто ему ничего не скажет... Внимание, это не тучи, это дворец Культуры и Науки! Листья летят с деревьев, листья летят с деревьев..." [думаю, можно, чтобы в кадре эта песенка прозвучала по-английски, или скажем, один куплет по-польски, в оригинале, с припевом, а два по-английски, тоже с припевом по-английски] Одновременно можно показать, как девушка смотрит в небо, а в этот же момент в кадре появляются отрывки документальных снимков "зелёных событий": какая-то толконутая речь "зелёного" активиста на политарене, речь кого-то у руля о "зелени" (например, если возможно, кадры из подписания конференции в Киото, крупным планом - закуска и "заливка": соответственно куда..), причём "зелень" лесов, полей и рек плавно сочетается с "зеленью" в цвете лица, желчи языка и прокламациях о дешёвых благах для мира во всём мире.
   У девушки глаза сначала голубые, затем вдруг зелёные. К ней подходит парень и спрашивает по-русски про "как пройти". Девушка удивлённо смотрит на него, но не успевает ответить, лишь показывая в оцепенении на белый неоновый шар, повисший над "Галереей Центр". Шарик белый, светящийся неоновым светом, вращается как разлитая ртуть, приближаясь к стенам "Галереи Центр". Все бегут в разные стороны, полный кирдык, хаос, но ни звука: ни звука уже не слышно. Девушка внимательно рассматривает неоновый шарик, умиляясь последним мгновением земли. Шарик медленно врезается в стену "Галереи Центр".
  
   Картина пятая.
   Ручей. Девушка пьёт из ручья. Лес. Густой, хвойный. Поют птицы, светит солнце. Девушка улыбается, умывает лицо, полощет в воде ноги и руки. На другой стороне ручья вдруг появляется мальчик. Мальчик зовёт девушку звонким голосом, приветствует её. Девочку и мальчика разделяют густые ветки деревьев вдоль ручья, так, что они едва видят друг друга. Два берега, и он и она по две стороны этого берега. "Девочка, как тебя звать? Я люблю тебя, слышишь! Сейчас я перепрыгну к тебе через ручей, и мы всегда теперь будем вместе! Я так долго искал тебя! ...(три секунды молчания: это много или мало...) Тебя ли?!" "Не скажу! Не знаю!" - раздаётся, словно эхо, звонкий голос девушки. "Меня зовут Лилия, как цветок". Его голос-эхо: "А, может, ты Лилия ядовитая?" Они бегут вдоль ручья по разным сторонам его берега, в определённый момент ветки по одной из сторон становятся гуще, так, что девушка и парень больше не видят друг друга. Зритель видит насторожившуюся девушку, которая перестаёт бежать и прислушивается к тишине леса, то к пению птиц. Девушка прищуривается, улыбаясь лучам солнца, играющим на её лице сквозь ветки сосен.
  
   Картина шестая.
   Тот же тоннель, что и в картине первой (сама идея с тоннелем имеется ввиду, не картинка в объективе). Menschenmassen - слово "человеческие массы", столь колоритно звучащее по-немецки. Именно Menschenmassen устроили лежбище вдоль морского берега, скупо приделяющего каждому своё место под скупым вечерним солнцем. Расстояние от морского берега (то ли берега лужи-озера) до - отделяющего от заасфальтированной просёлочной дороги - скупого ряда высоких хлипких сосёнок весьма незначительно. Люди культурно отдыхают, что называется, мирно шумя, играя в карты, в баскетбол на песке с "баскетом" в виде панамки, в обливалки и в "закопай соседа", или в "построй песочный домик" на месте, недавно рядом лежавшего, того же соседа. Кто-то купается, кто-то выходит через дорогу в магазин за кока-колой, что по близости. Хотя! люди находятся в лесу, следы цивилизации в месте их локализации - сущая выдумка: наличие кока-колы в магазине через дорогу за рядом сухощавых сосёнок - лишь дикое кощунство для природы, природы лежбища Menschenmassen на берегу лужицы-моря среди дикого леса! Но всё гармонично вписывается, этот берег, и эти люди, и кока-кола - сущая идиллия на земле, ничего не прибавить, не отнять! Наступают сумерки. Наступают быстро, в течение мгновения. [Это момент, когда зритель должен "обалдеть", должен быть очарован и шокирован!] Люди все оказываются голыми, мгновение не проходит, как все они начинают хаотически бегать вдоль берега, охотясь друг на друга. [Сначала зритель видит просто ошалевших, "очумевших" людей-варваров, исступлённо хаотически бегающих вдоль берега. Затем представляется следующая картина. Зритель видит, что бегают мужчины за женщинами, женщины же с бешенной силой и скоростью убегают, вырываются...]
   Всё происходит ОЧЕНЬ быстро. На дорогу выбегает девушка. И вдруг её "ловит" в свои объятия дряхлый, чахлый старик, совсем чахлый, весьма сомнительно представляющий из себя что-то как мужчина. ("Ловит" - это сильно, не к месту, сказано, потому как девушка, ошалевшая в своих "бегах", просто случайно спотыкается о старика, попадая прямо ему в объятия). Он обнимает девушку, а она стоит, как вкопанная, слёзы текут по её молодым свежим красивым щекам, старик от немощи сползает вдоль её стана на колени, падая у её ног. Старик беспомощно улыбается девушке. Девушка плачет и злорадно стиснув зубы, шипит: "Гад ты этакий, теперь я до конца своих дней с тобой буду, и только твоей".
   "По закону Menschenmassen добыча, попавшаяся старому, чахлому самцу, не имеет права вырываться; и принадлежит ему, принимая в дар бесконечное счастье и благости; взамен за горькую обиду и злость, прожигающую до самой середины дух или (и) тело; через такую обиду и злость пропадя как добыча; становясь райской птичкой своего чахлого пастыря", - голос старика за кадром.
  
  
   Девушка вылетает в форточку - та, которая спала: сначала вылетает, случайно оступившись, когда моет оконную раму, затем вылетает прямо с кровати в форточку, летая - на самом деле, не аллегорически - в облаках, таких чистых, таких белых, таких мягких, таких близких. Затем летит птица: сначала коршун, затем белый лебедь.
   Блик. Реклама Люфтганзы: лебедь приземляется лапами на поверхность мирового океана.
   Песня в стиле бардов на слова В. Бродского, титры.
  
  
   Стихи - для песни - В. Бродского.
  
   x x x
  
   И вечный бой.
   Покой нам только снится.
   И пусть ничто
   не потревожит сны.
   Седая ночь,
   и дремлющие птицы
   качаются от синей тишины.
  
   И вечный бой.
   Атаки на рассвете.
   И пули,
   разучившиеся петь,
   кричали нам,
   что есть еще Бессмертье...
   ... А мы хотели просто уцелеть.
  
   Простите нас.
   Мы до конца кипели,
   и мир воспринимали,
   как бруствер.
   Сердца рвались,
   метались и храпели,
   как лошади,
   попав под артобстрел.
  
   ...Скажите... там...
   чтоб больше не будили.
   Пускай ничто
   не потревожит сны.
   ...Что из того,
   что мы не победили,
   что из того,
   что не вернулись мы?..
  
  
   Post Scriptum. Хотелось добавить ещё стихи А. Рембо, А. Блока... и свои: к каждой картине, сделав из них песни, положив на музыку. Поскольку я музыку не пишу...
   Например, к картине с девочкой у ручья подходит мой стих "Девочка". Думаю, может, даже, мои "Гробы" подходят к картине в пустыне:-)
  

2003-04-21

Л. И. Чара

  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) П.Роман "Земли чудовищ: падение небес"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ) А.Шихорин "Создать героя"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Последняя петля 3"(ЛитРПГ) Н.Лакомка "(не) люби меня"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"