Олеешна: другие произведения.

Глава 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:

  - Это несправедливо!
  
  Тяжелая ладонь опустилась мне на плечо, но я раздраженно ее стряхнул и повторил:
  
  - Это несправедливо!
  
  - Не я устанавливаю правила, - спокойно произнес мрачный лысый человек - тренер Пак, мой кумир, мой бог и мой тренер.
  
  - Но вы можете повлиять на директора. У вас есть связи среди спонсоров. Вы можете что-нибудь придумать.
  
  - Успокойся, Чхве Хун. Всё решено. На квалификацию от школы пойдут только двое - ты и Джей Один.
  
  - Но только один станет профессионалом.
  
  - Да.
  
  - И это мой первый и последний шанс.
  
  - Да.
  
  Я видел, что тренер был на взводе. Скуластое лицо, обычно сверкавшее широкой добродушной улыбкой, будто высечено из камня. Массивные плечи напряжены. Тренер Пак олицетворял собой тишину перед взрывом, и мне не стоило будоражить ее. Но я - пострадавшая сторона, мне ненавистен Джей Один, я против глупых нововведений. Не для того я учился так усердно, чтобы воспользоваться одним единственным шансом.
  
  - Пойми, я столь же огорчен, как и ты, - я почувствовал, как скамейка, на которой я устроился, прогнулась под весом далеко не маленького тела тренера. - Скажу по секрету: дела у нашей школы идут так себе. Мы были первыми лет восемь назад, но наши позиции стали слабеть. То, что наша школа решила участвовать в эксперименте - всего лишь политика. Попытка удержатся на плаву и привлечь внимание новых спонсоров.
  
  - А мы расходный материал, нас не жалко.
  
  Тренер вздохнул, поскреб лысину, и, собравшись с духом, вымолвил:
  
  - Тебе грех жаловаться. Тебе всего шестнадцать, а Джей Один уже через полгода стукнет восемнадцать. Ты можешь попытаться уйти в другую школу, а для Джей Один - это действительно последний шанс. Директору пришлось надавить на комиссию, чтобы они закрыли глаза на его возраст.
  
  - Но зачем нужно было понижать возрастную планку? Это глупо. Во всем мире предельный возраст для квалификации - восемнадцать лет. У меня еще два года было бы в запасе!
  
  - В этой школе теперь всего один. Смирись с этим и готовься.
  
  Я понял, что разговор закончен. Я мог биться в истерике и рвать волосы на голове, но большего, нежели сухое "успокойся" не добился бы.
  
  - Мне еще предстоит обрадовать Джей Один, - с этими словами тренер грузно поднялся и пошел прочь из класса.
  
  Я остался один. Уставился на доску, но не видел позиции, которую разбирал. Сообразил, что впервые говорил так много и страстно, что мой голос больше не дрожал и не прерывался. Но я бы предпочел онеметь совсем, лишь бы вернутся к старым добрым квалификационным турнирам, где человек сражается с человеком за право стать профессиональным игроком и вступить в Всемирную Федерацию Го [1] На самом деле существует Международная федерации го, по ряду причин имеющей мало общего с выдуманной автором организацией.

  
  Новая экспериментальная система убога. Кто додумался, что претенденты должны играть против Дельты, искусственного разума, состоявшего из тысячи строк кода, вобравшего в себя миллионы партий, играющего лучше, чем кто-либо?
  
  У человека больше не было шансов обыграть машину. Но человеческое го, подобно умирающему монстру, упорно цеплялось за жизнь. Новые методики, новые школы росли как грибы после дождя, ужесточались политика турниров и условия отборов в школы, увеличивались призовые и плата за участие в турнирах. Только лучшие из лучших могли стать профессионалами, из них же только лучшие из лучших могли бросить вызов причудливому набору нулей и единиц, но они по-прежнему проигрывали в играх без форы.
  
  Чего греха таить, мне и самому хотелось бы сыграть с Дельтой - когда-нибудь потом, когда я достигну высот в профессиональном мире, стану великим игроком. Мое имя будет мелькать в заголовках газет, и люди на улице будут брать у меня автографы, а мои партии станут разбирать даже после моей смерти, по ним будут писать учебники, в мою честь станут называть школы. Моя слава могла бы меня пережить.
  
  Но всего этого не будет.
  
  Я знал это. Мне еще не были известны детали квалификационного экзамена, но я понимал, чувствовал каждой частицей души: что бы не приготовили для нас организаторы турнира, Джей Один меня обойдет. Из десяти партий он выигрывал у меня все семь.
  
  Это несправедливо! Джей Один должен был уйти - он должен был остаться бесправным любителем или получить статус про, но уйти из школы в любом случае и освободить мне дорогу.
  
  Я почти никого не боялся. Представители других школ тоже играли сильно, а некоторые, возможно, были и посильнее Джей Один - но только этот мрачный апатичный китаец вызывал у меня безотчетный, иррациональный страх.
  
  Неотвратимость будущего поражения цвела перед глазами, раскрашивая весь мир в сочные ядовитые оттенки. Камни смотрели на меня с доски и смеялись. Говорили, что позиция, которую я разбирал, была просто ужасной - как и любая другая, что я играл.
  
  Я со злостью швырнул доску на пол - та глухо упала, и камни с гулким звуком раскатились по всему классу.
  
  Я боялся своего соперника и ненавидел его, и это тоже было несправедливо, потому что ничего подобного Джей Один ко мне не испытывал.
  

***

  Стороннему наблюдателю школа-интернат Иль Доля показалась бы весьма зловещей. Современное здание из бетона и стекла, в стильных серых оттенках и с не менее стильным, но малоудобным содержимым. Классы с узкими окнами под потолком, поливаемые холодным люминесцентным светом. Монотонные серые коридоры с чахлыми пальмами на стратегически важных точках. Спальни на двоих без излишек мебели: кровати, шкаф, два стола и два стула, два игровых комплекта, полки с кифу [2] и учебниками. Ничего лишнего - ни одной художественной книги, ни удобного пуфа, никаких плакатов рок-звезд или красоток в бикини, никаких смартфонов, из которых бы торчали провода наушников. Всё подчинено функционалу, и ничто не должно отвлекать ученика от постижения великой игры.
  
  Ученики же находили во всем этом уют. В кои-то веки они наконец могли сосредоточится на том, что любили больше всего в жизни. Абитуриенты проходили суровый конкурсный отбор, и всех счастливчиков, его прошедших, ожидали: самые сильные тренера, самая большая библиотека кифу и литературы, лекции самых именитых игроков, и, наконец, самые большие шансы стать профессионалом.
  
  Чхве Хун считал, что прошел испытательную мясорубку, по каким-то причинам именовавшуюся вступительными экзаменами, только чудом. Три дня турнира, каждый день по четыре игры с претендентами на место. Затем собеседование. На нем Чхве Хун так сильно волновался, что не мог и слова произнести. Впрочем, часто он не мог слова произнести, даже не волнуясь.
  
  - Расскажите о себе, - сказал на собеседовании массивный лысый человек со будто смеющимся лицом.
  
  Чхве Хуну было чем похвастать перед собравшийся комиссией. Он играть-то начал только два года назад, и по меркам профессионалов, свой возраст давно упустил. Однако четвертое место в турнире он получил не просто так! Но вместо бурной речи, в которой бы Чхве Хун рассказал о своих успехах, он тянул один и тот же слог, не в силах произнести даже первое слово.
  
  Человек с будто смеющимся лицом вскинул соболиные брови. Чхве Хуну съежился и быстро набросал на смартфоне всю свою пылкую речь - там она ужалась до четырех сухих предложений, пестревших ошибками. Люди из приемной комиссии переглядывались друг с другом.
  
  Чхве Хун провалился бы, если бы не мать, ждавшая за дверью. Ворвавшись внезапно, словно поджидала момент, она налетела на комиссию подобно урагану. Обвалила на них шквал эмоций и слов, среди которых члены комиссии сумели уловить, что Чхве Хун - гений и вполне способен говорить, когда не волнуется, и никакой инвалидности у него нет, о чем свидетельствует куча справок.
  
  После чего их обоих выставили из кабинета, чтобы посовещаться. Чхве Хун и его мать, не смущаясь присутствием других поступающих в коридоре, прильнули ухом к двери и принялись подслушивать.
  
  Большинство были против поступления такого ученика ("для подобных детей есть специальные учреждения, надо понимать!" и "Школа Иль Доля всегда славилась своими высокими стандартами"), а четвертое место, конечно, выдающийся результат на таком многочисленном турнире, однако оно не первое и даже не второе.
  
  А лысый человек его отвоевал. Громогласно и наверняка потрясая большими кулаками, он напирал на столь малый срок, за который ребенок сумел достичь так много.
  
  - Мы должны дать ему шанс! А вдруг перед нами новый Го Сэйгэн [3]!
  
  - Ну это уже перебор, господин Пак! Немой ребенок, начавший играть в девять лет? У него нет шансов. Сколько у нас таких было? Они быстро стартуют и быстро перегорают.
  
  - Он не немой, его мать же говорила. Шанс, у всех должен быть шанс. А если не справится, так тому и быть. Он заслужил свое четвертое место и должен попытаться. Скажи он хоть слово, я уверен, вы бы приняли, его не сомневаясь, ведь он в пятерке лучших.
  
  - Это всё лирика. Будущий профессионал должен уметь общаться с миром, вам ли этого не знать.
  
  - Я знаю только, что соответствующая комиссия наверняка заинтересуется таким инцидентом. И я не про себя говорю, а про его мать. Госпожа Хун, как мы уже поняли, очень бойкая особа, и так просто она этого не оставит.
  
  Даже Чхве Хун, не понимая, о чем идет речь, осознал, что господин Пак ударил ниже пояса. Спустя долгое, враждебное молчание послышался голос его оппонента:
  
  - Хорошо. Пусть он продолжит собеседование. Дайте ему ручку и бумагу и продолжим этот фарс.
  
  Чхве Хун и его мама тотчас метнулись на место, а спустя мгновение дверь распахнулась и на пороге появился торжествующий господин Пак.
  
  - Проходи, - сказал он, а мать подскочила и, причитая, затрясла его руку.
  
  Так Чхве Хун познакомился со своим тренером.
  
  
  
  Позже, упаковывая чемодан Чхве Хуну, мать наставляла: "Держись господина Пака, сынок", и Чхве Хун с радостью последовал этому совету. В дальнейшем, тренер и Ван стали единственными людьми в школе, с которыми Чхве Хун мог свободно разговаривать.
  
  
  
  Врачи говорили, что у Чхве Хуна нервное расстройство. В свое время мать водила его ко всем более-менее известным специалистам, назначавшим весьма странные терапии и мощные таблетки. Никакой пользы от этого не было. Чхве Хун мог говорить только с теми, кого считал близким человеком, кто не был представителем враждебного мира, с нетерпением ждущего, пока Чхве Хун закончит наконец свою мысль.
  
  
  * * *
  Первое место на вступительных экзаменах занял Ван Ин - человек неопределенной национальности, чуть смуглый, с раскосыми лукавыми глазами, с вечно стоящей дыбом волосами. Свойский парень и хохотун, большой любитель начинать, но не доводить дело до конца. Всё-то ему давалось легко.
  
  Он стал соседом Чхве Хуна по комнате. Первое время тот стеснялся шумного парня, который в довесок оказался на два года младше, но со временем преграда пала. Ван страстно любил играть - он был готов играть в го утром спросонья, в столовой, днем на занятиях, вечером во время самоподготовки, ночью в дружеских партиях - и никогда не уставал от этого. На этой почве Чхве Хун, сам страстный игрок, сошелся с ним.
  
  У него была теория, согласно которой го ничем не уступает словесной перепалке двух людей. А поскольку из перепалок можно узнать намного больше, чем из мирной беседы, Чхве Хун через го узнавал людей. Наиболее живым общение было с Ваном, частым соперником, который был рядом всегда - на занятиях, в спальне, в столовой.
  
  На самом деле Ван был не только рядом всегда, он был везде - он поглощал пространство вокруг себя, обращая внимание окружающих на свою сияющую персону. Чхве Хун ходил за ним тенью и через него вливался в коллектив.
  
  
  
  Тучи над Ваном стали сгущаться после первого полугодия. Понатасканные тренерами новички стали играть намного лучше, а вот качество игры Вана оттачивалось лишь на начальной стадии - фусеки. Он щедро отдавал очки в ёсэ [4], так как много времени он тратил на фусеки и к концу игры едва успевал кинуть камень прежде, чем истечет последнее бёеми [5]. Ван не отличался хорошим, качественным счетом, и не любил, как он выражался, "считать мелочь".
  
  - Самое главное для меня - получить преимущество в начале, а потом просто не упустить его, - говорил он Чхве Хуну.
  
  Тот своим тихим голосом пытался спорить с другом, но что он мог, когда даже тренера не могли заставить Вана взяться за ум?
  
  - Это моя манера игры, - упрямился любитель фусек.
  
  Эта его манера игры довела Вана до пятого места в их классе. На следующие полгода Ван вроде бы вернул себе лидирующие позиции, кинувшись изучать разновидности китайского фусеки, но снова упустил преимущества. Другие игроки ведь тоже не дремали - они изучали Вана, обсуждали его манеру игры и вырабатывали против него стратегию.
  
  Всё оказалось просто. Поскольку Ван был весьма средненьким игроком, когда дело касалось счета, то бессмысленная и беспощадная борьба повергала его в пучину поражения.
  
  - Ты должен больше решать задач на счет! - говаривал, бывало, тренер Пак Вану.
  
  Тот согласно кивал, брал задачник, решал половину задач, пока не надоедало, а потом снова возвращался к любимым учебникам по фусеки.
  
  Таким образом Ван покинул ряд фаворитов. На втором году он взялся, наконец, за ум, но было уже поздно. Преимущество, что получил Ван при поступлении в школу, уже растратилось.
  
  
  
  Чхве Хун однажды подслушал, как тренер Пак жалуется коллегам на Вана: "Самые большие шансы стать профессионалом из всех новичков были именно у него. А этот тупица все продул. Он никогда не станет профессионалом. Уже поздно его переучивать".
  
  Чхве Хун не мог смирится с таким диагнозом. Ван стал ему лучшим другом и лучшим соперником, победить которого ему по-прежнему было трудно. Видя, что Ван всерьез принялся за учебники, освещавшие другие аспекты игры, Чхве Хун решил ему помочь.
  
  Они стали играть больше прежнего, спали всего по четыре часа в сутки, натаскивали друг друга.
  
  Казалось, что ситуация выправляется. В рейтинге их класса Ван обошел Чхве Хуна, скакавшего с четвертого на пятое место и обратно, и было покорил былые горизонты, но...
  
  Тут в школу пришел коммерческий стипендиат Гу Чжан - будущий лидер школы, он же будущий мистер Джей Один.
  
  
  
  Джей Один пришел из ниоткуда. Слишком старый для го, слишком мрачный и необщительный. Ему было пятнадцать лет - в этом возрасте уже многие прошли квалификацию и получили ранг первого дана [6]. Он, как и Чхве Хун, был "опаздуном". Слухи о том, что Джей Один начал играть в двенадцать лет, распространились, как пожар в сухом лесу, а разговоры о том, что он умудрился получить спонсорскую помощь, не замолкали и спустя год.
  
  
  
  Коммерческие стипендиаты проходили в школы го вне обычного конкурсного отбора. Богатые люди от мира го находили одаренный детей и спонсировали их обучение с тем, чтобы в будущем определенный процент заработанных их протеже денег уходили в уплату долга в течении нескольких лет. Это была лотерея, в которую могли играть только искушенные и небедные люди. В редких случаях они могли наварить очень много, поставив на ту "лошадку", иногда могли только компенсировать затраты на обучение, а чаще всего прогорали - в этом бизнесе выживали хитрейшие и удачливые. Другими словами, коммерческие стипендиаты были настолько редки, что появление такого ученика в школе - событие и повод для гордости.
  
  Каждый такой стипендиат составлял целевой договор, и Джей Один не раз спрашивали, на каких условиях осуществляется его учеба. Мрачный китаец бубнил себе под нос что-то нелестное и уходил от ответов.
  
  Когда стало известно, что если слишком часто к нему приставать с глупыми вопросами, Джей Один начинал распускать руки, от него отвязались. Слухи и сплетни о нем по-прежнему гуляли в школе, только вот никто не рисковал обсуждать их с самим героем.
  
  
  
  Приход Джей Один нарушил весь баланс. Он попал в класс Чхве Хуна и Вана и застрял там надолго, потому что был не очень хорошо подкован в теории. Однако он был усидчив и целеустремлен, что вскоре снискало ему любовь и уважение тренеров.
  
  Джей Один играл странно. Он мог выносить сильнейших игроков своего класса, а потом проигрывал слабейшему из-за какой-то нелепой ошибки. Однажды, когда он боролся за выход в следующий класс, ему пришлось играть партию с Большим Кимом - стабильным и довольно сильным игроком. Партия получилась ужасной. На десятом ходу Джей Один (который тогда еще не носил этого славного прозвища), после основательного пятиминутного обдумывания сделал нелепейший ход J1.
  
  Большой Ким завис. J1 один не был угрозой, ничего не защищал, не атаковал, не приносил территории, даже ничего не спрашивал [7]. К этому ходу можно было отнестись, как к пасу, что Ким и сделал. После минутного размышления он язвительно произнес: "спасибо за ход", и сыграл в другом месте. Партию Большой Ким выиграл.
  
  Чхве Хун никогда не видел, чтобы кто-то из тренеров так кричал. После игры в составе трех человек они отчитывали Джей Один, а тот молча глотал упреки.
  
  - Ты тут душу им выкладываешь, - надрывался тренер Пак. - А они пасуют в начале важной партии.
  
  Лучше бы Джей Один оправдывался или хотя бы сделал вид, что сожалеет. Чхве Хун, и, как он верил, многие другие, понимал, что это было обыкновенной ошибкой. Джей Один слишком далеко считал, и злосчастный пункт мог фигурировать в его расчетах. Мисклики [8] встречаются не только в играх на серверах.
  
  Однако китаец ни слова не проронил, взгляд не опустил, и вел себя так же спокойно, словно партию он только что выиграл. Взбешенный таким равнодушием к игре тренер Ву велел пересчитать рейтинг Джей Один.
  
  - Минус сто шестьдесят очков тебе, - мстительно сказал тренер. - Так ты вылетаешь из этого класса и попадаешь в группу отстающих в предыдущем. Будет тебе наука.
  
  Такого прецедента школа еще не видела, но директор согласился с решением тренера Ву.
  
  - Мы учим побеждать, а победу нужно страстно желать, - заявил Иль Доль.
  
  Такой поворот событий сулил определенные неприятности Джей Один. Любой ученик, после аттестации более двух раз оставшийся в группе отстающих любого класса - она же группа C - отчислялся за неуспеваемость. Этим решением тренера Джей Один лишался своей последней попытки, ведь раз он уже побывал в группе C в классе Чхве Хуна. Отныне он мог идти только вперед, потому что группе середняков В никто не задерживался надолго. Из нее либо уходили в отстающие, либо вырывались в группу А - лидеров класса, а потом переходили в следующий класс.
  
  Чхве Хун посчитал, что этот инцидент Джей Один только пользу принес. Спустя три месяца он снова вернулся на прежнее место - более сильный и решительный, лучше подкованный в теории, и, что самое главное, более не ошибающийся.
  
  
  
  Ван решительно пытался не делить свое место любимца с Джей Один. Целых полгода они были заядлыми соперниками - таки нашла коса на камень. Ван день и ночь тренировал счет и решал задачи на жизнь и смерть, он не был спокоен и расслаблен, как Джей Один, методично перебиравший одну книгу за другой.
  
  Чхве Хун, пытаясь не отстать от друга, занимался тоже - но не столь отчаянно. Ему нравилось играть хорошо - находить интересные ходы, перехитрять противника в игре. Для него го по-прежнему оставалось словесной перепалкой и способом общения, в котором он был лучше многих собеседников.
  
  Он верил, что однажды придет его день, и он попадет в тройку лучших игроков выпускного класса и поедет на один из квалификационных турниров, и все это будет не позднее пятнадцати лет - в худшем случае шестнадцати.
  
  Нельзя сказать, что суровый отбор на квалификации его не пугал. Каждый ученик школы Иль Доля боялся, потому что желающих стать профессионалом было слишком много, но по результатам турнира только первые двое получали ранг. Занявший третье место имел право участвовать в следующем турнире без отбора, а вот остальным приходилось начинать все с нуля.
  
  Каждый полгода Чхве Хун видел разочарованных старшеклассников, возвращавшихся в школу. Некоторые из них пытались снова и снова, пока не достигали восемнадцатилетния, другие уходили сразу, третьи скатывались в низ рейтинга и их отчисляли, а четвертых побеждало подрастающее поколение.
  
  За пятнадцать лет существования школы Иль Доля только десять человек стали профессионалами - по сравнению с другими школами, это было внушительным достижением. Неудачники же, составлявшие абсолютное большинство, уходили в реальный мир, который наверняка показался им крайне недружелюбным. Школьная программа в интернате была крайне слабенькая, и бывшим инсеям [9] приходилось год или два тратить, чтобы наверстать упущенное и пересдать государственные экзамены. Престижные вузы были для большинства из них закрыты. Впрочем, в качестве утешающего приза существовали разные стипендиальные программы для бывших инсеев, но попасть в них могли не все.
  
  Одним словом, ученики возвращались к обычной жизни - не знающие ничего, кроме го, не умеющие ничего, кроме как играть в турнирах, и разочарованные провалом.
  
  Иногда в школу через информационные барьер просачивались слухи о покончивших с жизнью бывших инсеях. Ученики единодушно заключали, что это были "никчемные слабаки", потому что каждый стремился наверх и каждый знал, что именно он станет профессионалом, даже если сейчас он замыкает с конца группу С.
  
  Тренерам было выгодно поддерживать подобный настрой.
  
  
  * * *
  Перелом произошел в начале третьего года. Джей Один, вернувшись после каникул в школу, выглядел цветущим и отдохнувшим. Ван был бледен и с синяками под глазами - не спал по ночам. Его глаза нездорово блестели, когда он рассказывал о своем времяпрепровождении Чхве Хуну.
  
  - Я все каникулы играл блицы с ботами на серверах, ты же знаешь, блицы они играют отменно.
  
  - Ты с ума сошел? Тренер тебя убьет, если узнает. Блицы не твоя стихия.
  
  Но Ван не слушал. Он похудел, волосы паклей спадали на нездорового цвета лоб. Его движения стали нервными, и в целом, казался он немного сумасшедшим.
  
  - Я научился здорово считать, - утверждал он. - Можешь проверить. Я размажу по стенке этого Джей Один. Я им всем докажу...
  
  Чхве Хун озабоченно посмотрел на приятеля. Ван не был дураком и наверняка заметил, что медленно, но верно теряет остатки фавора тренеров. Сейчас их вниманием из класса Вана и Чхве Хуна владел Джей Один и супер-стабильный Большой Ким.
  
  - Тебе нужно успокоится, - уговаривал Чхве Хун. - Немного расслабится и успокоится, и всё наладится.
  
  - Я был первым, я хочу вернутся, как вернулся раньше.
  
  В этом был весь Ван. Никогда никого не слушал, несся вперед на всех парах и плевать хотел на препятствия. Он обожал выигрывать, любил го, мог часами рассказывать про любимых игроков. Такие люди легко ломались, стоило им чуть-чуть притормозить.
  
  В первой же партии Джей Один победил Вана с разгромным счетом в тридцать очков.
  

_____________

Навигация

Назад      Вперед

_____________

Примечания

Назад [1] На самом деле существует Международная федерации го, по ряду причин имеющей мало общего с выдуманной автором организацией.

Назад [2] Кифу - запись партии на специальном бланке или в тетради.

Назад [3] Го Сэйгэн - величайший игрок двадцатого века. Вместе со своим другом Китани Минору заложил основы современного го. Так же известен тем, что выиграл 10 из 11 дзюбанго (матч из десяти игр) у сильнейших игроков Японии, которая на тот момент была центром мирового го. Почти всех игроков, среди которых были 9 даны (т. е. имели наивысший ранг), Го Сэйгэн принудил к турнирной форе. По иронии судьбы, у Го Сэйгэна очень мало официальных титулов, так как он по происхождению - китаец, и мог участвовать в турнирах за титулы, только имея японское гражданство, которое ему то давали, то отбирали. Вполне вероятно, что если бы не эти проволочки, Го Сэйгэн стал бы стать самым титулованным игроком современности.

Назад [4] Ёсэ - заключительная стадия игры, в которой борьба идет за последние очки. Как было сказано ранее, фусеки - начальная стадия. Для качественных фусек нужно хорошо развитое чувство стратегии, так как доска практически пустая и совершенно непонятно, как будет развиваться игра. Для ёсэ требуется умение хорошо и быстро считать, так как здесь уже идет борьба за границы территории и конкретные очки. Считается, что ход в фусеки может стоить очков двадцать, но стоимость ходов падает к концу игры вплоть до одного очка. На саму ценность ходов это никак не влияет, в равной партии победитель часто определяется именно в ёсэ. Однако плохо сыгранное фусеки чревато поражением уже на ранней стадии.

Назад [5] Бёеми - период. Мы будем говорить о японском беёми, когда за определенный промежуток нужно сделать ход. Например, ваш контроль времени - полчаса основного времени и пять беёми по тридцать секунд. Когда истекает основное время, вы должны успеть сделать ход за тридцать секунд, иначе теряете целый период. Потеря последнего беёми влечет за собой проигрыш по времени.

Назад [6] Дан - ранг в профессиональном го. Первый дан - новичок, девятый - сильнейший профессионал.

Назад [7] Имеется виду ход-вопрос. Такой ход вынуждает противника раскрыть свои приоритеты - интересует его сторона или угол, территория или влияние и т.п.

Назад [8] Мисклик - случайное нажатие мышкой не в ту область. В го чревато потерей темпа, камней или даже поражением. На игровых серверах считается благородным дать сопернику переходить, если его мисклик очевиден, но это совсем необязательно.

Назад [9] Инсей - человек, учащийся в специализированном учреждении с целью стать профессионалом. Инсеям, как и профессиональным игрокам, запрещено участвовать в любительских турнирах.


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  К.Корр "Лот Љ5 или Деликатес для вампира" (Юмористическое фэнтези) | | Зак "Великая Игра - 4." (ЛитРПГ) | | В.Мельникова "Невеста для дофина" (Фэнтези) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | В.Свободина "Вынужденная помощница для тирана" (Современный любовный роман) | | А.Енодина "От судьбы не уйдёшь?" (Короткий любовный роман) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | А.Медведева "Это всё - я!" (Юмористическое фэнтези) | | Н.Самсонова "Жена мятежного лорда" (Любовные романы) | | К.Марго "Мужская принципиальность, или Как поймать суженую" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"