Check: другие произведения.

Bad End Night \ Ночь С Плохим Концом

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.27*19  Ваша оценка:

  Ночь С Плохим Концом
  
  
  Автор: Hitoshizuku
  Иллюстратор: Suzuosuke
  Перевод: Kohaku
  Редактура: Aranea
  Специально для YakuRusTeam
  https://vk.com/club27853160
  Список глав:
  
  
  * Пролог: Первая ночь
  * Глава 1: Потерянный сценарий
  * Глава 2: Занавес поднимается
  * Глава 3: Ночь-антракт
  * Глава 4: Начало Бесконечной ночи
  * Глава 5: Украденная страница
  * Глава 6: Поиски
  * Глава 7: Библиотека
  * Глава 8: Несовпадение.
  * Глава 9: Предательство
  * Глава 10: Одиночество
  * Глава 11: Истина
  * Глава 12: Решение
  * Последняя глава.
  ________________
  Действующие лица:
  
  
  Мику - подающая надежды дебютантка в Компании Бурле. После прослушивания выбрана на главную роль в Crazy∞nighT.
  Рин - сестра-близнец Лена. Юное дарование компании Бурле с огромным клубом фанатов.
  Лен - брат-близнец Рин. Одаренный, но застенчивый подросток. Популярен у богатых и влиятельных джентльменов.
  Кайто - исполняет роль руководителя и занимается организацией в Бурле. Одновременно является и актером, и режиссером-постановщиком.
  Мейко - актриса в компании Бурле. Знаменита своей завораживающе точной и тщательно проработанной актерской игрой.
  Лука - звезда компании Бурле, знаменитая своей чарующей красотой. Также работает моделью.
  Мэг - актриса, девушка с эксцентричным и ранимым характером. Параллельно с работой в Бурле занимается писательским трудом.
  Гаку - актер компании Бурле, вместе с этим управляет независимым хозяйством. Характер мягкий и усердный.
  
  
  Глоссарий:
  
  
  Crazy∞nighT - утерянный сценарий Бурле, о котором известно только название. Найден в подвале Компании.
  Закри - поселок, из которого родом Мику и сценарист мистер Бурле.
  Мистер Бурле - легендарный сценарист, благодаря которому для театра начался его золотой век, желавший достигнуть совершенства. По легенде, любой испортивший пьесу Бурле погибнет страшной смертью.
  Компания Бурле - актерская труппа, созданная мистером Бурле. Когда-то была знаменитой и успешной, но со временем лишилась былой славы и теперь не слишком процветает.
  ________________
  
  
  План первого этажа поместья C:\Users\Aember\Pictures\crazy night.png
  
  
  * под первым этажом расположен винный погреб
  ** картина Twilight∞Night.
  План второго этажа поместья C:\Users\Aember\Pictures\crazy night map 2.png
  
  
  * картина Twilight∞Night.
  ________________
  
  
  Пролог: Первая ночь
  
  
  Дверь с громким хлопком распахнулась, и веселящаяся в комнате компания медленно обернулась на звук. Кто-то с пивными кружками в обеих руках, уже нетрезвый, но все еще готовый пить; кто-то беседует с другим; кто-то с блестящими от волнения глазами разгоряченно спорит с таким же захмелевшим другом, притворяющимся, что слушает; кто-то поет, кто-то танцует, а кто-то просто умиротворенно опустошает бокал.
  Молодой человек, расслабленно потягивавший вино на трехместном диване наедине с собой и оказавшийся ближе всех к двери, поднялся, чтобы поприветствовать вошедшую:
  - Вы поздно: мы уже, как видите, начали. Как насчет поднять бокал за первый день?
  Она замерла у двери, не говоря ни слова. Молодой человек с задумчивым видом наполнил пустой бокал на столе вином.
  - Что и ожидать от главной роли, кроме блистательного опоздания. Заходите, время тоста, - поторопил он девушку.
  Полный изысканного красного вина бокал оказался в руках гостьи. Девушка едва взглянула на плещущийся в руках алый напиток. Пока она стояла в полном молчании с бокалом в руках, все заметили ее странное поведение и обратили на нее взгляды: дружелюбные и предвкушающие. Девушка крепко зажмурилась и осушила наполненный красным бокал до дна.
  - О, вот это наша прима, дамы и господа! Присоединяйтесь. Ну же, все пьем до дна! - провозгласил, не обращая внимания на ошибку девушки, не дождавшейся тоста, молодой человек с покрасневшим нетрезвым лицом и добродушной улыбкой... человек, напоминавший лидера группы, того, кто мог бы раздавать другим поручения.
  - Может, наша прима удостоит нас речью?
  Компания обернулась и собралась вокруг девушки.
  - ... скажите мне правду.
  - Правду?
  Счастливый и хмельной лидер приоткрыл глаза и несколько раз сморгнул, глядя на гостью.
  - В этом письме, - она подняла левую руку с конвертом на уровень глаз, - Сказана вся правда о пьесе.
  В комнате будто бы резко похолодало. Все в комнате уставились на девушку все с теми же застывшими улыбками. Не меняясь в лице, даже не моргая, только задержав дыхание, они неподвижно ожидали, что актриса сделает дальше. После определенной паузы солидного вида дама медленно поставила кружку с пивом на стол и обратилась к девушке:
  - Скажи-ка, о какой... правде ты говоришь? - интонации женщины были непринужденны, но она слегка поджала губы.
  - Это связано с нами... С тем, что мы собираемся ставить этот сценарий.
  - И что же? О чем речь?
  - Не притворяйтесь, что не знаете, прошу вас. Все сказано в письме.
  Девушка резко обернулась, глянув на письмо в своей левой руке.
  - Откуда оно у тебя?
  - Его оставили на сцене.
  - Итак... что в нем сказано? Позволь-ка мне взглянуть, - лидер поставил кружку и с неожиданно решительным видом медленно направился к девушке с письмом.
  - Уверена, вы и так знакомы с содержанием послания, так что нет нужды показывать его вам! - возразила юная актриса, - Если письмо не лжет, то нашу постановку можно будет считать 'осквернением', верно?
  На слове 'осквернение' все присутствующие содрогнулись с одинаковым беспокойным видом. Столкнувшись с такой реакцией, девушка невольно прикрыла рот ладонью и, избегая встречаться с другими взглядом, тяжело опустила голову, отводя глаза.
  - Так все же это правда, что... Это... так ужасно. И почему же... - она несколько раз открывала рот, чтобы задать хоть один вопрос, но каждый раз сбивалась на полуфразе. После недолгой паузы, похожий на лидера мужчина прервал молчание:
  - Увы, но так вышло. Постарайся понять: мы...
  - Не нужно оправданий! Не все еще кончено. Прошу вас, вы должны объявить всем правду, сейчас еще может быть не поздно! Я верю... Я уверена, что мы можем все исправить!
  - Да о чем ты говоришь? На каких основаниях?! - к ней выступила медленно распаляющаяся дама, - Неужели не ясно, стоит нам раскрыть правду - и нашей труппе и нам самим конец!
  - Кто вообще мог написать это письмо? Вероятнее всего, кто-то из нас, не так ли?
  Юноша, устроившийся в мягком кресле, оглядел комнату, словно ожидая найти виновника. Признания не последовало. Он собрался было заговорить снова в продолжение своих рассуждений, но дама прервала его:
  - Прямо сейчас это неважно. Важно то, что мы не можем позволить общественности узнать содержание этого письма! Понимаешь ли ты это?!
  - И правда, почему бы тебе не передумать? Мы же все друзья, не так ли? И ты не исключение.
  - Верно! Ты ведь не желаешь всем нам зла... Ну передумай же, мы про-о-осим! - завсхлипывала одна из собравшихся, и в ее глазах показались слезы. Веселый праздничный настрой окончательно пропал, и в пылу напряженного волнения девушку уже атаковали со всех сторон. Но она сохраняла молчание, уставившись в окно.
  Буря слов схлынула, сменяясь молчанием. Собравшись с мыслями, девушка с письмом продолжила:
  - Эм... Пожалуйста, выслушайте! Это на самом деле... Я искренне думаю, что так нашей труппе будет лучше. Я уже обдумала идеальный способ разобраться с этим. И хотя я пока не могу посвятить вас в детали... в силу некоторых причин, но я уверена... Уверена, что все получится!
  - Ничего уже нельзя будет сделать, когда все узнают о содержании письма, которое ты держишь в руках. Все наши надежды и чаяния будут разрушены. Для нас всех это будет конец.
  - Это не так! Просто поверьте мне... Пожалуйста!
  Лидер, все еще обеспокоенный, в задумчивости скрестил на груди руки и отвернулся от девушки.
  - Итааак, не расскажешь ли вы нам эти свои детали и всякое такое? Хочется знать, понимаешь ли, каковы шансы, - леди, сказавшая это, с умным видом протянула руку поправить очки, но с удивлением вспомнила, что их нет, и принялась разглядывать комнату, смутившись из-за своей промашки.
  - Ну, я... пока не могу...
  - Это значит, что когда-нибудь сможете? - уточнил мужчина, наливавший вино.
  - Всего лишь дайте мне время, и...
  - Тебе нужно всего лишь время, и тогда ты точно справишься?
  - Вообще-то... Я не узнаю, пока не попробую, и мне... нужно кое-что уточнить... Я пока не могу ничего утверждать, но ведь!..
  Девушка, поправлявшая очки, на такой ответ только с сомнением наклонила голову:
  - Мда...
  - В таком случае ты не можешь требовать от нас безоговорочного доверия, - возразила дама.
  - Но я ведь... Ну почему же? - девушка горестно опустила голову. На этот раз элегантная женщина, наблюдавшая за спором со стороны, поднялась с места и пронзила ее взглядом:
  - Ты хочешь знать, почему? То есть, по-твоему, ты здесь распоряжаешься? Ты ведь знаешь, сколько мы вложили в то, что уже имеем, знаешь, как сильно мы жаждали этого шанса! 'Не могу ничего утверждать, мы можем попробовать снова' - что за наивность! С какой стати нам верить таким эгоистичным глупостям?
  - И правда. К сожалению, если ты не можешь предложить нам ничего более стоящего доверия, тебе не на что рассчитывать. Все, чего мы добились, не стоит сиюминутного бестолкового решения.
  - Да, я понимаю, - вздохнула девушка, - Но повторюсь: все, что я могу сказать - прошу вас, поверьте мне!
  - И это выдает в тебе наивную девчонку без какого-либо жизненного опыта, которая даже не знает, что такое 'совместная работа'. Опыта у тебя никакого, в жизни ты ничего не понимаешь, да ты просто жалкая мямля!
  - Нет же, я... Я просто... Ну да, я неопытна, но я делаю все, что могу... - начиная повторяться, она сжала карман юбки в руках.
  - Подумай еще раз, пожалуйста! Ведь все еще...
  - Пойми ты уже наконец, мы не намерены полагаться на одни твои чувства! Довольно быть такой упрямой! Похоже, ты просто пытаешься бросить нас в самом конце, не так ли, ты, предательница?
  При этих словах большие глаза девушки распахнулись, и она застыла, будто окаменев. В леденящей душу тишине прогремел гром, вспышка молнии озарила лица собравшихся и отразившиеся на них гнев и непреклонность. Девушка закрыла глаза, обдумывая что-то, а затем снова открыла их и продолжила:
  - Я все поняла. Тогда это письмо отправляется в утренние газеты.
  Острые нервные взгляды замерли на ней.
  - Я думала, что нужно просто подождать до конца представлений и представить письмо под занавес. Мне казалось, что это будет еще не поздно. Но, похоже, я ошиблась. И я просила вас довериться мне и не получила согласия. Мне нечего больше вам сказать. Спасибо вам за все и прощайте!
  Она развернулась и кинулась к выходу. Актеры поспешили за ней, крича ей остановиться, пытаясь догнать. Девушка изо всех сил бежала прочь, не оборачиваясь, по темному, ничем не освещенному зданию.
  - Эй, постой! Постой!
  - Вы двое, идите к западной лестнице и перекройте парадный и черный ходы! Остальные, разделитесь и обыскивайте второй этаж! Найдете - зовите всех. Она не могла уйти далеко в темноте!
  - Будет сделано!
  - Мы пошли!
  Погоня разделилась, следуя указаниям лидера. А девушка, убегая, наткнулась на дверь, спряталась за ней и тихо закрылась, стараясь не шуметь. Задержав дыхание, она ухватилась за карман, боясь его отпустить.
  Шаг. Шаг.
  Кто-то подходил к двери.
  - Слышишь, ты здесь?
  Это был голос зрелой дамы. Девушка распахнула дверь и бросилась прочь через холл, оттолкнув изумленную женщину.
  - Эй, она была здесь! В холле второго этажа! Она побежала к парадной лестнице!
  Шаги остальных, услышавших крик дамы, загремели по холлу - один за другим они направлялись к лестнице. Девушка уже выбежала в зал, выходивший к парадной лестнице, но ей перекрыли все выходы. Позади была стена, впереди - лестница и двое внизу, а также трое слева и двое справа.
  - Довольно убегать, - лидер сделал шаг к девушке, - Разговор еще не окончен. Идем за кулисы.
  - Не приближайтесь! Я не шучу, не подходите ко мне!
  Лунный свет, падавший из огромного окна за спиной девушки, отразился на золотом лезвии ножа, и девушка невольно сощурила глаза от этого блеска. Дождь уже прекратился. Она вскинула руку с ножом, наставляя оружие на лидера. Изумленные вздохи эхом прокатились по залу. Лидер застыл, испуганно сглотнув. И все же, хоть и испуганный угрозой, он медленно шагнул в сторону девушки, не желая показывать страх. И еще один шаг, сокращая расстояние. Его решительная, почти атакующая походка заставила ее руки едва ощутимо задрожать. Она выронила письмо, и оно легко пролетело вниз по лестнице, прямо в руки стоящему внизу юноше, который молчаливо подхватил его.
  - Письмо у нас!
  - Это... бессмысленно! - выпалила девушка и крепко сжала нож освободившейся правой рукой, - Если избавиться от письма, правды это не изменит!
  Медленно оборачиваясь, она направила нож на девочку внизу лестницы. Та содрогнулась от испуга:
  - Постой! Успокойся! Мы можем все обсудить!
  Лидер вдруг сорвался с места и ринулся на девушку. Та не успела отреагировать, и не выставленный вовремя нож оказался в мужской руке:
  - Брось оружие!
  - Нет!
  Она отчаянно задергала руками из стороны в сторону, пытаясь освободиться из хватки. Остальные находившиеся на этаже медленно приближались, окружая двоих.
  - Пустите! Кто-нибудь...! На помощь! - завопила девушка в ужасе.
  - Нехорошо это. А если кто-нибудь, проходя мимо...
  - Успокойся же ты наконец!
  - Нет! Помогите!!!
  - Да тут ничего не видно в темноте! Хватит, твоя глупость становится рискованной!
  Девушка вдруг замерла, прекратив вырываться. Остановился и лидер, но она резко рванулась влево. Нож, нечаянно выскользнувший из руки, скользнул по правой руке мужчины, и из раны брызнула горячая кровь. Девушка оттолкнула лидера...
  - Аааааааа!
  Внизу послышался девичий крик. Она обернулась и увидела юношу, мертвой хваткой вцепившегося в девочку, рвущуюся подняться по лестнице. Едва сделав шаг в сторону лестницы, девушка оказалась поймана парнем за оба запястья. Несмотря на рану, он все еще пытался удержать ее здоровой рукой.
  За спиной была лестница, впереди - раненый лидер, крепко сжавший ее руки и медленно тянущий к себе. Возможности освободиться у нее не было. Остальные неторопливо и осторожно приближались, чтобы помочь лидеру.
  - Сдавайся же... Идем!
  - Нет, нет!
  - Почему?! Нам нужно просто поговорить, и тогда...
  Девушка пристально взглянула на него, а затем из ее глаз снова брызнули слезы:
  - И кто же после этого на самом деле предатель?! Я... Я больше вообще никому из вас не хочу верить!
  Лицо мужчины мгновенно застыло в испуге. И руки девушки в исступленном рывке назад вдруг не ощутили никакого сопротивления.
  - ...!
  Большая рука лидера протянулась к ней. Еще четыре руки - сзади. Все еще сжимая в руках нож, она попыталась ударить мужчину, но острие лишь пронзило пустоту.
  Краткий момент падения вниз в лестничный пролет показался растянутым в бесконечность всем им, застывшим вокруг - словно застывший кадр из нескончаемого кошмарного сна. Но миг - и она уже лежала на спине у подножия лестницы, неподвижная, с пустыми погасшими глазами. В ее груди блистал глубоко всаженный нож, который она до последнего не выпустила из рук.
  Безмолвный зал заполнился шумом оваций.
  Первая сцена трагедии состоялась.
  ________________
  Глава 1: Потерянный сценарий.
  
  
  - Ах... хах... - я спешила, тяжело дыша, по дороге к главной улице Вест-Энда (прим.пер. Вест-Энд - театральный район Лондона). 'Опоздаю' - всплывало в моей голове зловещее слово, и каждый раз я делала глубокий вдох, пытаясь отбросить его и успокоиться, но это плохо действовало. Я ведь даже легла пораньше вчера, зная, что надо подготовиться к выступлению! Но, похоже, я слишком распереживалась, потому-то и долго не могла заснуть: уснула только к рассвету, но страшный сон снова разбудил меня.
  Этот кошмар уже начал забываться, детали его расплывались - но кто-то в нем погиб от несчастного случая прямо во время пьесы, и вид этой чудовищной трагедии заставил меня проснуться в холодном поту. Я вернулась в постель, надеясь еще хоть немного поспать, но кошмар все еще тревожил мой разум, и мне едва удалось слегка задремать. А когда я проснулась, оказалось, что приближается начало представления.
  Боже, ну почему именно сегодня? Почему я проспала именно в тот день, который может оказаться самым важным в моей жизни? И это при том, что я никогда не могла продержаться и до полуночи, как бы не заставляла себя не спать... Ну что я за дура, что за дура! Так я мысленно кляла себя за глупость уже в который раз за утро.
  Главная улица, наконец, показалась впереди. Несмотря на то, что утренний час пик уже закончился, вокруг было людно. Вообще-то, и само утро уже практически закончилось, но все же именно сегодня обычно тихое место буквально кишело людьми: сама улица, переулки и даже дворы. Я принялась пробиваться через непривычную толпу, расталкивая людей, извиняясь, отшатываясь от тычков. Хоть я и торопилась, но, к сожалению, из-за давки пробиться куда-то не получалось. Вот беда, если так пойдет, я точно опоздаю...
  Бам! Что-то черное заслонило глаза.
  - Ах! - я натолкнулась на что-то и оказалась сбита на мостовую. Потирая пострадавшее от не-слишком-мягкой посадки место, я открыла зажмуренные при столкновении глаза. Кто-то со всей силы врезался в меня. Джентльмен, выскочивший из узкого закоулка на главную улицу, спокойно поднял слетевший с головы старомодный цилиндр и водрузил его на место, а затем протянул руку мне, еще сидящей на дороге.
  - Приношу свои искренние извинения, мисс. Я так спешил, что совсем не следил за дорогой. Мне очень жаль. Вы не ушиблись?
  - А... нет, я... я в порядке, - мне вдруг показалось, что я оказалась в старинной книге: незнакомец протянул мне руку в такой учтивой и элегантной манере, будто мы были принцем и принцессой. Я нервно ухватилась за его руку, и он помог мне встать. Сказочный флер, который мгновенно создали его вид и манеры, смутили меня, и я невольно избегала смотреть ему в лицо. Но короткий взгляд на него все же бросила, и моим глазам предстал высокий, стройный молодой человек в черном костюме и цилиндре.
  - Ну и славно! Конечно, в столкновении только моя вина, но будьте осмотрительны, мисс. Сегодня вокруг многовато зевак.
  - Зевак?
  - Именно. А вы не видели? В Harrods (прим. пер.: Harrods - самый известный и крупный универмаг Лондона, вроде нашего Гостиного двора) пожар. Видите, в небе к западу такой темный дым? И ведь такой крупный магазин... Много времени занимает его потушить. Так что люди бегут не только от пожара, но и к нему - посмотреть, что происходит. В общем, утро выдалось шумное. Будем надеяться, что новых катаклизмов не случится.
  - Значит, пожар... - я в спешке совсем не заметила. Я поняла, что это в целом объясняет толпу на улицах. Да, не зря мне говорили, что я рассеянная - вздохнула я. Мне нередко случалось сосредоточиться на чем-то и не замечать ничего другого.
  Успокоившись и вслушавшись в уличный шум, я услышала возгласы 'пожар!' и несмолкающий вой пожарных сирен где-то вдалеке. А небо в западной стороне, хотя и не было видно огня, если посмотреть, застилал черный дым. На самом деле, странно было не заметить пожар, находясь на улице, охваченной такой суетой. Мало того, что я проспала в самый неудачный для этого день, так теперь еще и влезла прямо в эту толкучку, не заметив пожара. Я снова начинала злиться на себя.
  - Так что, как вы понимаете, к месту происшествия сейчас лучше не приближаться. Там может быть опасно.
  - Да... Спасибо вам.
  - Никогда не угадаешь, что может случиться. Нередко ведь самый обычный спокойный денек заканчивается кошмаром наяву. Или, к примеру, вы спешите по важному делу, и тут вдруг пожар преграждает вам путь.
  - Аа... извините, я торопилась и не смотрела, куда бегу... Вы, должно быть, спешите.
  - Нет-нет, мисс, я вовсе не об этом. Я только очень хотел попасть на одну особенную пьесу, поэтому я спешил. Я уже купил билет, так что спешить мне некуда: даже если я припоздаю, до начала еще будет время. И все же есть причины поспешить: возможность прийти немного заранее, выпить бокал вина в холле, неспеша пролистать программу, поразмышлять, прогуливаясь по зданию театра, и потом уже полностью насладиться пьесой. И все-таки легкая заминка из-за пожара практически не повлияет на мое расписание. Те, у кого действительно сейчас проблемы - это владельцы магазина, покупатели, персонал. Так жаль... Но ведь такие трагедии случается нередко, верно?
  - Да, пожалуй...
  Мужчина высказывал интересные вещи; я даже заподозрила, не подразумевает ли он под ними какого-то важного смысла. Каждое его слово и действие неизменно пробуждало желание узнать, что последует за ними:
  - Впрочем, любым трагедиям я предпочитаю комедии. А как же еще, в такое-то время? Войны и экспансии, промышленный переворот и падение нравов, и, ко всему прочему, устрожение законов. Наши предки знали, что истина в вине, однако пустоголовым политикам современности это уже неизвестно. И из-за их запретов люди становятся раздражительными и злыми, начинают войны, цепляются за какое-то посмертное воздаяние. Из нашей жизни, так сказать, уходит шарм... И вот это-то и грустно... Ах, да забудьте. Гм, скажите-ка, а мы... не встречались раньше?
  Закончив свой длинный монолог, джентльмен перевел взгляд на меня и слегка склонил голову набок:
  - А, вот как, - видимо, он заметил. В конце концов, он мог видеть меня на афишах, расклеенных по всему городу.
  - Нет, вряд ли мы встречались, - я постаралась уйти от ответа, неловко смеясь, - Мне нередко приходится такое слышать, с моим-то обычным лицом...
  Но мужчина все еще вдумчиво разглядывал меня прикрытыми челкой глазами. Еще немного - и он узнает меня. Не хотелось бы, чтобы вокруг сейчас собралась толпа еще больше, чем уже есть. Незнакомец изучал меня взглядом, а я, стесняясь, отводила от него взгляд. Вдруг мне показалось, что его глаза, хоть и плотно закрытые прядями волос, загорелись воодушевлением:
  - Какой восхитительный браслет. На нем, правда, чувствуется след времени...
  - Сп-пасибо. Да, он довольно поношенный, но мне он очень дорог...
  - Понимаю. Берегите его, мисс. Говорят, если предметом долго дорожить, он обретает душу. Несомненно, вы всегда под заботливым присмотром ваших предков... И вашей бабушки.
  Я изумленно глянула ему в глаза. Но всё ещё не могла их увидеть и угадать их выражение. В его мягком голосе слышалась нотка любопытства. И он упомянул мою бабушку... Откуда он мог о ней знать? Неужели он был с ней знаком?
  - Эм, а откуда...
  В этот самый момент часы на башне, находившейся неподалеку, начали бить. Тяжелый металлический звон прогремел над площадью двенадцать раз. Услышав его: я тут же опомнилась: о, нет! Я так увлеклась разговором с этим человеком, что совсем забыла, куда спешила. Мне нужно было быть на месте в двенадцать.
  - О боже... Уже так поздно. Кажется, разговор затянулся, - джентльмен закатал рукав и сверился со старинными наручными часами на запястье.
  - Спасибо, что сказали про пожар. Но я совсем забыла: я очень тороплюсь, сегодня такой важный день... Мне надо спешить!
  - Да, удачи вам, - кивнул незнакомец, - Чудесного вам дня, мисс. Мне и самому бы надо идти.
  Я быстро поклонилась мужчине и побежала дальше. Может, он действительно знал бабушку... Мне бы хотелось поговорить с ним еще, но пришлось вернуться к реальности: я уже и так опоздала.
  К тому же, если бы мы продолжили разговор, он бы точно узнал, что это я - Золушка из Вест-Энда, актриса, которая участвует в сегодняшней премьере. От этой мысли на меня нахлынуло осознание происходящего. От накатившего счастья и немного смущения я безудержно заулыбалась. Стены домов на Главной улице, фонарные столбы, доски для афиш - моя сияющая улыбка была расклеена по всему городу. Множество плакатов со мной - главной актрисой пьесы, премьера которой состоялась сегодня вечером. Воодушевленная, я поспешила еще быстрее к театру.
  
  
  *****
  Когда я, наконец, распахнула дверь в комнату отдыха ?1, трое из актеров уже сидели там, мирно попивая полуденный чай. Я глянула на настенные часы - чуть больше половины первого. Сбор был назначен в полдень.
  Чтобы сдержать панику, я сжала лежащий в кармане платок - не то чтобы он был моим талисманом, но с детства я привыкла неосознанно хвататься на него в моменты страха или нервов. Мягкая ткань в руке немного успокоила меня. Несмотря на тяжелое дыхание, я ощутила необходимость извиниться, так что быстро поклонилась, сгибаясь почти пополам, и выпалила что было сил:
  - Эм... Извините! Простите, что я опоздала на целых полчаса!
  - Ну да, Мику, опоздала. Неужели проспала? - наш лидер Кайто, организатор всех актеров компании, направился ко мне - не разозленный, а широко улыбающийся. Я все еще смотрела в пол, но он шагнул ко мне так, чтобы я его увидела, и вручил мне полотенце.
  - А...
  - Сначала оботрись, ты вся взмокла. Не то простудишься.
  - Спасибо...
  - А потом, когда успокоишься, поскорее переодевайся.
  - Хорошо.
  Все трое, пришедшие до меня, уже загримировались и надели свои костюмы для спектакля.
  - Ох, боже. Сдается мне, наш лидер недооценивает спешку, - скучающе заметила Лука, поднимая взгляд на меня.
  - Д-доброе утро, Лука! Простите за опоздание!
  Актриса занимала самое роскошное место позади, хорошо освещенное из окна, и свет полуденного солнца играл на ее роскошных розовых локонах. Она была, как и всегда, потрясающе красива, и когда она устало поправляла пряди волос у лица, то выглядела почти как луна посреди солнечного дня. (прим.: в оригинале такой леденящий душу бред, что на русском будет звучать отвратительно)
  Спешно поздоровавшись с актерами и вытершись полотенцем, я устроилась в самом дешевом кресле у двери и открыла сумку - хотя я и проверяла ее с утра, но сейчас захотела убедиться, что ничего не забыла: например, реквизит, который одолжила, чтобы репетировать с ним дома. Пока я копалась в сумке, Мейко, до сих пор читавшая газету на диване рядом с Кайто, пересела на софу напротив меня:
  - На, выпей холодного чаю с лимоном,- Как там, на улице, жарковато? Хорошо ночью спала?
  - С-спасибо! На самом деле... Я слишком нервничала и не могла уснуть. Я легла только к рассвету, а потом мне приснился кошмар... А потом я опять уснула... И потом был почти полдень. Так что да, я проспала.
  Мейко была из тех, чьи манеры и повадки выдавали зрелость и изящество, поэтому могло показаться, что с ней тяжело сблизиться. Однако на самом деле она любила откровенность в любом общении и порой становилась даже надоедливой. Даже со мной, хоть я и была новичком и появилась в труппе всего полгода назад, она постоянно старалась меня разговорить и даже наливала мне чай сама. И в моменты, когда я стеснялась или нервничала, ее беспечная улыбка рассеивала мои волнения. В общем, у Мейко для всех хватало тепла.
  - Да уж, сочувствую. Утро сегодня шумное. Сначала этот запрет, потом толчея из-за пожара в магазине... - Мейко говорила так озабоченно, будто наступал конец света - с таким же видом она читала газету. Видимо, сейчас она снова вспомнила о проблемах.
  - Д-да...
  - Но ничего, ты не одна опоздала.
  - Правда? А, эм... я возьму чай?
  Я отпила холодного напитка из стакана. Пересохшее горло наполнилось кисловатым напитком - он немного, ровно насколько нужно, горчил. Как же вкусно. Весна едва началась, так что по ночам было еще зябко, но утренняя пробежка не могла не заставить попотеть. Чашка холодного чая с лимоном после таких упражнений была подарком судьбы. Кайто подошел ближе и устроился рядом с Мейко:
  - Эй, крошка Мей, а можно мне тоже чаю? Налитого твоими ручками...
  - К полудню жарковато становится, верно? - актриса пропустила его слова мимо ушей, - Чудно, чудно... И я ведь сотню раз просила не называть меня так, ты, пошляк.
  - А? Зачем же так жестоко. Можно просто 'джентльмен', ладно? И вообще, мы ведь уже в таких отношениях...
  - Будь добр, не говори таких вещей, тебя могут превратно понять. Ох, Мику, с ним ничего не поделаешь. Только он положит на кого глаз - тут же начинает с ней раскланиваться, а потом, не успеешь и моргнуть, распустит руки. Не спускай с него глаз! - Мейко неторопливо поднялась и достала охлаждённый чай из холодильника, после чего налила его в стоящий на столе стакан.
  - Она бывает резкой, - рассмеялся Кайто, - Но это, в целом, тоже способ поприветствовать.
  - С такими способами, джентльмен, ничего тебе не светит. На, держи.
  - Спасибо, - не стушевался актер и дружелюбно улыбнулся, протянув руку за стаканом элегантным жестом дворянина. Иногда мне казалось, что каждый свой шаг Кайто мысленно планирует заранее. Даже в такое обыденное движение он вкладывал столько достоинства, что легко было представить его на королевском приеме.
  - М? Хочешь еще, Мику?
  - А?
  - Ты так засмотрелась на моей стакан... А может быть, на меня? - и он подмигнул мне. Я представила, как выглядел со стороны мой задумчивый взгляд, и тут же смутилась. Дело было не в том, конечно - да, я пристально наблюдала, но не за ним, я просто задумалась, как ему удается выглядеть таким безупречным... Но я не могла подобрать слова, чтобы объяснить ему это.
  - А, ну... в общем, это...
  - Да с чего ты взял, что она смотрела хоть на что-нибудь? - подавляя зевок, возразила Лука, до сих пор наблюдавшая за нами с другой стороны комнаты, - Это ее вечная привычка - смотреть куда-то поверх всего. Можно подумать, Мику нарочно это делает...
  - Мисс Лука?
  - О, чутье Луки не перестает удивлять, - усмехнулся Кайто, - И все же, Мику, неужели тебе правда так интересно, что и как я пью? У меня такое чувство, что стоит мне что-нибудь начать есть или пить - и твой взгляд тут как тут.
  - Ах, я... извините! Я вовсе не хотела смотреть так прямо... Вам неловко, должно быть.
  - Ну что ты, за исключением случаев, когда я не в лучшей форме, я вовсе не против, чтобы дамы на меня заглядывались.
  - (А я что, правда заглядывалась?) Н-на самом деле, вы даже вне сцены выглядите и двигаетесь так элегантно... Мне в вас видится что-то благородное, даже королевское. И я поэтому просто задумалась.
  - Да? Н-неужели... Ну, мне приятно. Значит, я выгляжу как джентльмен, верно?
  - Да-да! Как джентльмен, ну или... пожалуй... Скорее как дворецкий.
  - Д... дворецкий... - Кайто разочарованно опустил голову. Лука и Мейко расхохотались в ответ на такое откровение.
  - А я-то успела подумать, что тебе на этот раз повезло, - заметила Лука сквозь смех - похоже, ее действительно развеселил наш диалог, - Видно, мое чутье все-таки не безупречно...
  Она плеснула молока в налитый Мейко свежий кофе. Я вдруг вспомнила прошлую встречу в гостиной - что-то было не так. Из любопытства я спросила:
  - Эм... Мисс Лука, кажется, вы когда-то говорили, что пьете только черный кофе.
  - М? А, да, говорила. Это, кажется, было при спонсоре, правильно? Я решила, что черный кофе лучше подойдет к моему образу. Но, если честно, он для меня слишком горький. Я люблю алкоголь, я люблю сладкое, но горькое я не переношу.
  - Ух ты... А выглядело так, будто вам нравилось, поэтому я и решила...
  - Ах, ну я же актриса. Для меня изобразить такое - пустяк. И тебе бы тоже следовало поучиться. Мы ведь компания Бурле, все наши представления должны быть безупречны, иначе над ними нельзя будет поставить наше имя.
  - Бурле...
  Компания Бурле - это наша актерская труппа. Она была основана сто лет назад легендарным сценаристом мистером Бурле, который и начал Золотой век театра здесь, в Вест-Энде. Труппа, исполнявшая многочисленные творения Бурле, обладала многолетней традицией бескомпромиссно серьезного отношения к реквизиту, декорациям, освещению, музыке, костюмам и игре - всему, что влияло на восприятие пьесы, чтобы увлечь зрителя фантастическим миром театральных подмостков.
  Несмотря даже на то, что модернизация, научно-техническая революция и недавний взрыв популярности кинематографа бросили тень на процветание театра, наша труппа сохраняла прежнюю искусность и одухотворенность, не изменив этим качествам ни разу со дня основания. Конечно, прежнего шика она лишилась, и финансовых проблем было не избежать, но все же даже в эпоху кинолент компания Бурле и им подобные труппы продолжали создавать очарование театра ради всех своих поклонников и просто театралов, посещавших их представления.
  Я восхищалась пьесами легендарного мистера Бурле и всегда хотела быть актрисой. Когда я была еще ребенком, моя бабушка привезла меня из небольшой деревушки на окраине, где мы жили, в далекий от дома Вест-Энд, и я увидела первый в моей жизни спектакль Бурле. Это была одна из самых знаменитых его пьес, 'Тишь снежной ночи'. На сцене не было и намёка на него, но вскоре мне показалось, что я блуждаю в серебряной пустоте, усыпанной тяжелым снегом. И долго после пьесы я днем и ночью размышляла о мире театра.
  С тех пор я восхищалась пьесами Бурле и хранила мечту стать актрисой, чтобы когда-нибудь сыграть в постановке по мотивам одной из его работ. Год назад я переехала в Вест-Энд и, работая на полставки в пекарне на окраине, скопила на билет на представление компании Бурле.
  Лука, звезда труппы, изумительно красивая актриса и модель по совместительству. Кайто, официальный лидер труппы, одновременно актер и постановщик. Мейко, старшая из актрис, известна точностью и глубокой продуманностью своей актерской игры. Я была очарована их игрой и приходила в театр снова и снова, а в свободную от работы минуту старалась сама научиться актерскому делу. Денег на театральную школу у меня не было, так что оставалось наблюдать за актерами и подражать им. Все остальное восполнялось моим живым воображением и годами самостоятельной практики в одиночку.
  Через три месяца в моей жизни вдруг случился поворот. Загадочная пьеса Бурле: сценарий 'Crazy ∞ Night'. Почти сто лет назад о ней было известно только название, а текст пьесы считался утерянным еще до постановки. Новость о том, что компания Бурле обнаружила сценарий в погребе особняка, разлетелась по миру мгновенно. В каждой новостной газете пересказывали эту сенсацию, щедро сдабривая ее кричащими заголовками в роде 'Заслуженная актерская труппа находит шанс к возрождению вместе с призрачным сценарием' или 'Пьеса Бурле спасает труппу от разорения? Вот так спектакль!'
  В дополнение к этому невероятному событию компания Бурле объявила прослушивание на место в компании. Лучшему претенденту предлагалась главная роль в посмертной постановке пьесы Бурле - для любого актера не было большей чести. Но я знала, что мне рано пытаться: хотя я и практиковалась одна много лет, но никогда и не стояла на сцене, так что не было смысла ожидать, что мне дадут эту роль. Так что я только с тоской смотрела на рекламные плакаты о прослушивании день ото дня. Однако владелица пекарни, в которой я работала, записала меня на прослушивание без моего ведома, и я узнала об этом только за три дня до события.
  Сперва я и поверить ей не могла, даже думала о том, чтобы вовсе не приходить на прослушивание, раз уж шансов все равно не было. Однако все работники пекарни убеждали меня попытаться, а если не выйдет - просто постараться получше в другой раз. В общем, мою нехватку решимости они восполнили с лихвой. И как-то так вышло, что я все же приняла участие. И меня ожидало невыразимое счастье и удивление.
  Может быть, на судей повлиял факт, что я была родом из родной деревни мистера Бурле. Для труппы, едва сводящей концы с концами, наконец, появился луч надежды, когда был найден утраченный сценарий, и для премьеры главную роль должна была исполнять еще никому не известная актриса, только переехавшая в город, девушка из деревни, в которой когда-то родился именитый сценарист. Сценарий - драматичная история в духе Золушки, так что моя история должна была стать ключевым моментом в привлечении зрителя. Возможно, меня выбрали только ради рекламы.
  Прошло только полгода с моего вступления в труппу, но я так хотела поскорее выступить вместе с основным составом, что посвятила себя репетициям. Я изучала игру своих новых коллег и перенимала от них элементы техники, а для лучшего понимания театральной работы предлагала свою помощь во всем - от создания реквизита и освещения до работы суфлера. Я даже помогала билетерам и портье, чтобы научиться общаться с посетителями. Но все же я в подметки не годилась основному составу.
  - Я...
  И теперь, когда предстояла премьера, я вдруг оказалась вне себя от страха. Непонятно одно: почему только сейчас. Через несколько часов мне предстояло играть в спектакле по утраченной пьесе мистера Бурле, на премьере, да еще и главную роль. Для любого ярого театрала театр Бурле был одновременно святыней и целью жизни. Может быть, именно мысли о сбывшейся мечте подсознательно не давали мне поддаться страху.
  Публика, шумящая в предвкушении, заполняющая здание театра, известные именитые актеры, реалистичные детальные декорации. Неужели именно я, с моим-то отсутствием достойных такой роли качеств, должна быть в центре столь важного события? От неуверенности и сомнения меня бросило в дрожь, и сердце забилось быстрее. Давление стало невыносимым, мне захотелось выбежать вон.
  - Эй, Лука, не трепли людям нервы перед выступлением! Это же самый волнительный момент. Смотри, она вся трясется, - одернула Мейко, - Мало тебе того, что она дебютирует в главной роли в такой пьесе, ей и так сейчас неспокойно... Слушай, Мику, это ничего, если ты ошибешься. Успокойся, мы сделаем все, чтобы тебя поддержать.
  - Верно. Даже если ты забудешь строку, всегда есть суфлер. А ещё ты новичок, и зрители об этом знают, - поддержал Кайто, - На самом деле, они будут даже более тронуты, если увидят пару ошибок юной дебютантки вместо безупречного исполнения. К тому же, сегодня только первый день: спектакль будет идти еще завтра и послезавтра. Просто расслабься.
  Действительно, пьеса состояла из трех действий, каждое из которых игралось в отдельный день. Мои партнеры по сцене, которые знали о театре все возможное, говорили, что в пьесах с таким построением большинство мнений складывается по финальному действию. Так что, даже если в начале будут некоторые ошибки, к концу пьесы актер выучивает свой текст и запоминает зрителя, и поэтому можно исправить начальные ошибки, как следует выложившись в конце.
  И все-таки Лука была права. Все должно быть идеально, иначе это не Бурле. И мне, чтобы достойно выглядеть на фоне остальных, отчаянно не хватало таланта.
  Мистер Бурле всегда требовал совершенства в исполнении своих пьес. Пока он был жив, даже мэтры и признанные дарования получали от него отказ, если он не находил их подходящими. Нельзя было и предполагать, что в постановке его труппы, всегда придерживавшейся традиций создателя, на главную роль назначат актрису, считающую себя недостойной своего места.
  К тому же, о Бурле ходили правдоподобные легенды. Например, считалось, что если актеры вырежут значительную часть из сценария или добавят что-то свое, то эти актеры вскоре пропадут со сцены. Два-три десятка лет назад во время страшной войны значительная часть культурного наследия и архивов была утрачена, так что истоки этих слухов стало не найти.
  Но ведь нет дыма без огня. Каждый, кто осквернял пьесы Бурле, трагически погибнет... Этой легенде суеверно подчинялись многие, и труппа Бурле не была исключением. Поэтому они и посвятили себя дословному следованию сценарию, концентрации на персональном исполнении в ущерб гармонии с партнерами по сцене - и никогда никаких импровизаций.
  Но чтобы актер умер из-за ошибки в пьесе? Мне все же думалось, что этот слух сильно преувеличен. Бурле не казался таким страшным и строгим человеком, как о нем говорили в компании... по крайней мере, мне. Он ведь... Оглядев поношенный красный браслет на своем левом запястье - один из редких личных следов, оставленных Бурле в родном городе - я очень тихо, чтобы никто не заметил, вздохнула.
  - Ну вот, теперь я, видимо, угнетательница новичков. Знаешь, что? Я тоже боюсь сцены, - устало возразила Лука в ответ на словесную атаку, - Для каждого актера сцена театра Бурле - это воплощение не только всех стремлений, но и страхов. На самом деле, даже мне все еще морально... А, да неважно.
  Если посмотреть на актрису, нельзя было различить волнения, но, возможно, даже такая знаменитая актриса, как она, могла нервничать во время представлений. И еще - я понятия не имела, что было не так, но она казалась... Нет, нет, пожалуй, она казалась совершенно непоколебимой.
  - Правильно. Если уж на то пошло, мы все переживаем. И в этот раз - больше всего, такой спектакль нельзя испортить.
  - ... похоже на то.
  В комнате - спокойной, залитой теплым солнечным светом из огромного окна, доходящего до карнизов второго этажа - наступило молчание. Откуда же, хотела бы я знать, взялось это странное, не подходящее к моменту напряжение? И, пожалуй, это было не то же напряжение, что испытывала я. В некоторые моменты мне казалось, что я все еще не часть их компании. И сейчас был такой момент
  
  
  
  
  *****
  Бам!
  Минутное молчание прервал грохот открывшейся двери - та распахнулась с такой силой, что отскочила обратно прямо в открывшего ее. Еще один звук удара вышел болезненным.
  - Айййй! - из-за двери, держась за пострадавший лоб, появилась миниатюрная Рин. Рядом с ней был ее брат-близнец Лен, наблюдавший за аварией со стороны. Он ничуть не изменился в лице, только негромко вздохнул.
  - Ойойой... ой. Д-доброе утро всем! Похоже, мы немного опоздали? Извините!
  - Нечасто вы двое опаздываете. Что, на улицах толпа из-за пожара?
  - Н-ну, может немного, - хихикнула девушка.
  - М? Рин, ты шишку не набила? Дай гляну, - Кайто обеспокоенно шагнул к Рин, но та удивленно отшатнулась. Мне показалось, что сумка у нее за плечом чуть дернулась, но, наверное, это только воображение.
  - Что не так? Ты какая-то не очень бодрая сегодня.
  - А? Н-нет, я, ну... нас целый день встречали любопытные поклонники, - оправдалась Рин.
  - Поклонники? Твоя охрана? Они вроде серьезно относятся к правилам, так что вряд ли стали бы лезть к тебе посреди города, разве что кто-то ошибся.
  Охрана Рин, как их называла Мейко, ревностно осаждала театр каждый сезон. К счастью, строгие правила их лидеров не позволяли им беспокоить актеров, и этим правилам неукоснительно следовали. Ни разу не видела, чтобы кто-то из них отвлекал Рин по пути к театру.
  - Ой, нет, ну не мои... в смысле, Лена, - девушка глянула на близнеца. Тот безразлично смолчал, медленно прикрыв глаза.
  - А, ну раз Лена... Да, мимо таких попробуй пройди. Они такие упрямые, прямо как фанатики какие-то.
  - Вот именно. И еще им сложно отказать в разговоре: значительные люди, что поделать!
  - О, как мило. Вот бы вы двое меня представили кому-то из них! Лену симпатизируют очень даже импозантные господа.
  Лен, как обычно, воздержался от комментариев, просто слушая других с отстраненным видом. Но неужели только мне показалось, что он недоволен?
  Действительно, хотя у Лена было много девушек-поклонниц, но 'импозантные господа' преобладали в несколько раз. По каким-то причинам, многие его преданные поклонники были богатыми и благородными джентльменами - важные политики, бизнесмены и даже люди сцены. Они редко признавались в своем восхищении прилюдно, но присылали в гримерку Лена пышные букеты и дорогие подарки после каждого спектакля, а иногда и останавливались поговорить с ним, если встречали в городе.
  Итак, элита всех сортов спонсировала Лена, почитатели Рин формировали истовый фан-клуб, а Лука работала на привлечение внимания молодых зрительниц. Без преувеличения можно сказать, что все это помогало заполнить кассы театра в финансово трудной ситуации. У всего актерского состава имелась своя группа поклонников, но именно такие старожилы, как Мейко и Кайто, благодаря своей заслуженной актерской славе были настоящими лицами труппы. В компании поговаривали, что и сама труппа, какой мы ее видели, осталась на плаву только усилиями семерых основных актеров.
  - Смотрю, ты уже вошла в образ, Рин? У тебя всегда так быстро это получается.
  - А? Да, да! Я вполне готова! - с усилием рассмеялась юная актриса. Но мне показалось, что ее игра в этот раз отличалась от обычной. Однако, похоже, она уже вжилась в роль. В сегодняшней пьесе Рин была отведена роль девушки-куклы, и она очень талантливо изображала ожившую игрушку. Девушка-кукла - по сценарию наивная, беспечная и немного простодушная. Кукольная речь и движения, конечно, требовали жутковатого и чуть безумного оттенка в образе. Возможно, даже удар головой об дверь был частью репетиции 'глуповатой' стороны роли.
  - Я только вспомнила! Надо забежать во вторую комнату отдыха... Скоро буду! - и с этими словами девушка-кукла она же Рин, стремглав кинулась к выходу. Когда она скрылась, Лен равнодушно закрыл за ней двери и всех поприветствовал - было видно, что он чувствует себя виноватым за опоздание.
  - Доброе утро, - обратился он ко мне после того, как поздоровался с остальными по порядку.
  - Д-доброе утро!
  Лен был младше меня на два года, но в труппе провел уже пять лет. Он и его сестра-близняшка быстро обрели славу юных дарований и с тех пор были частью основного состава труппы. Несмотря на возраст, Лен был довольно застенчив, однако из-за его флера известности и достоинства я никак не могла заговорить с ним без волнения.
  - Не нужно так волноваться. Представь, что все как обычно.
  - А? - но он не сказал больше ни слова, уже направляясь к Мейко. Ладно, спасибо за совет. Мы с ним почти не разговаривали помимо репетиций: ни я, ни он не пытались завести беседу, и даже оказавшись наедине, мы разве что обменивались парой слов. И все-таки он беспокоился обо мне и говорил со мной. Так приятно...
  Слова Лена несколько уменьшили мое волнение. Хотя всеобщее раздражение и недовольство мной можно было бы понять - в конце концов, мне дали главную роль в обход моей никчемности - но в труппе, как выяснилось, дорожили теплыми отношениями с каждым из актеров и помогали им почувствовать себя как дома. Меня очень трогала их доброта, и поэтому я очень хотела поскорее стать частью этой теплой компании.
  - Ну, довольно болтать. Вы двое - идите в гримерки и займитесь гримом и костюмами. Времени немного! - поторопила Мейко.
  - Д-да!
  И я спешно вышла из комнаты.
  
  
  ------
  
  
  К тому моменту, как я закончила накладывать грим, переодеваться и повторять про себя роль и вернулась в комнату отдыха, было уже больше трех часов. До представления оставалось два часа. Остальные уже собрались и теперь проверяли окончательный текст, репетируя самые сложные сцены. Но... двоих еще не было.
  - Эй, а где сам знаешь кто? Не говорите мне, что ее еще нет! - возмущалась Мейко.
  - Похоже на то, - отозвался Лен, - Я даже напомнил ей вчера, чтобы она ни в коем случае не опоздала... Сколько же с ней проблем.
  'Сам знаешь кто'... Предмет разговора был сразу понятен.
  - Это невероятно! Писатели просто безнадежны, точно тебе говорю, - возмутилась Лука - кажется, ее совсем не смущало бранить человека, которого даже не было в комнате, - Вообще считается, что это от актрис одни проблемы, но мы и в сравнение не идем с писателями. Мы должны быть пунктуальны - и мы пунктуальны! Опоздать на сцену на пару секунд для актера - просто катастрофа!
  - Ну да, у нее как-то всегда были проблемы со сроками. Но, я слышала, она сейчас работает над детективом и сейчас как раз на той части, где выясняется, что убийца - дворецкий или что там еще... Она работает даже ночами, - заметила Мейко, - Уверена, она скоро придет - с ней случаются опоздания, но чтобы совсем не прийти - этого не бывает.
  Я не совсем поняла, поддерживает она Луку или возражала ей, выражала беспокойство или нет.
  - Эм, а что с Гаку?
  - Гаку? Да он уже какое-то время здесь. Наверное, внизу где-нибудь, доделывает декорации с самого утра. Кстати об этом - пора бы ему уже закончить, не так ли? - Мейко снова обернулась к Луке.
  - Мэг все-таки неисправима... Кто еще может даже в такой важный момент создать проблемы, - продолжила та, - И с двумя такими шутами в сценарии просто невозможно и слов вставить! Разве леди из богатой семьи не должна быть примером элегантности? Много ли элегантности в том, кто отвечает на каждую глупую шутку надоедливой прислуги.
  - Вот тоже верно! На самом деле, тут бы больше подошел образ верной горничной, терпеливо сносящей капризы своенравной хозяйки.
  - Гм... Да, персонажи подобраны несколько необычно, но это может привнести новых красок действию. Чудаковатый аристократ-коллекционер, живущий в доставшемся по наследству от деда жутковатом особняке со своей женой - любительницей выпить и повеселиться - и своевольной приемной дочкой. И двое их слуг: один - серьезный и непрошибаемый дворецкий, прямо-таки клубок здравого смысла, а другая - совсем наоборот, шумная горничная, которая вечно поднимает шум на пустом месте и делает из мухи слона. К тому же, двое кукол - энергичная и глуповатая девочка и жестокий циничный мальчик. И, наконец, загадочная селянка, которая приходит навестить особняк...
  - Вот если так посмотреть, - добавила Мейко, - то персонажи подобраны ну ОЧЕНЬ необычно. Мы с Кайто - супруги, а Лука - наша дочь, хоть и приемная... Хотя мы сами сильно похожи на свои роли, и это уже хоть что-то, - и актриса кивнула сама себе. Кайто и Лука неловко переглянулись, и их лица чуть дернулись.
  Действительно, взгляд Мейко на действующие лица был близок к правде: каждому достался персонаж, близкий его настоящему характеру. Даже мне досталась такая роль - загадочная Селянка. Кроме внезапного появления в труппе, ее описание как 'отстраненной, вдумчивой и рассеянной' подходило и мне самой. Совпадение на совпадении!
  - Знаете, вы все так подходите к своим ролям... - заговорила я, - И мисс Мэг любит детективы - совсем как ее персонаж. Она, кстати, давала мне почитать свой детектив - ну, или заставила прочитать... И, в общем, главная героиня там - служанка, которая великолепно раскрывает тайны событий, происходящих в поместье, где она работает. Мне это так напомнило нашу пьесу! Все эти совпадения больше похожи на руку судьбы... Ну не чудесно ли?
  Все обернулись ко мне с выражением то ли удивления, то ли растерянности. Мне стало не по себе: выходит, что я прямым текстом указала на то, что выражения 'чудаковатый', 'любительница выпить', 'своевольная', 'непрошибаемый', 'надоедливая', 'глуповатая' и 'жестокий' 'так подходили' им самим. Наверное, им это показалось верхом бестактности. Я тут же пожалела, что сказала такое и не подумала.
  - Ох, ну... - я растерянно и смущенно попыталась заговорить, но Мейко тут же утешила меня (хотя было видно, что ей хочется покачать головой и вздохнуть):
  - Судьба, говоришь... Да, я понимаю, о чем ты, - усмехнулась она, - Но это все-таки правда совпадение. На самом деле, когда мы нашли сценарий, то как-то сами взяли себе роли, которые показались нам удобными. Например, как думаешь, ведь Гаку гораздо больше подходит на роль мажордома, чем Кайто? Хотя ты и заявила, что Кайто похож на дворецкого, но как-то дворецкий-пошляк...
  - Слушай, крошка Мей... Тебе что, про меня и сказать больше нечего, кроме 'пошляка'? Это как-то слишком уж кратко.
  - А что, было бы забавно! - вдруг возразила Лука, - Дворецкий-пошляк - такого ни у кого еще не было!
  - И ты туда же! - разочарованно вздохнул Кайто, - Н-ну что поделать, некоторая схожесть с персонажами только позволяет лучше вжиться в роль. Хотя Рин и Лен даже не людей играют... Но с их природным даром можно играть хоть вещи, хоть животных - что угодно.
  - Вот говорят, что гений сцены может сыграть что угодно... Но это не значит, что легко играть того, кто тебе совсем не близок. Да, мне нравится алкоголь, но категоричный трезвенник мою роль бы просто не потянул. Если тебе что-то не нравится, то играть роль того, кто это обожает - не будет ли смотреться фальшиво? Так что я признаю - эта роль мне подходит.
  Мейко так убедительно объясняла, что я невольно кивнула. В ее словах чувствовалось нескрываемое отчаяние из-за утренних новостей - стало известно, что сухой закон распространился с континента и на нашу страну тоже. Так что ей нельзя было не посочувствовать.
  - К тому же, это все-таки сценарий Бурле - а о них ходят легенды в этом плане. Великий сценарист был непоколебим: он не соглашался на уступки, если дело касалось выбора актеров для пьесы. Говорят даже, что постановки многих его пьес откладывали, пока он не находил подходящего актера.
  Мейко налила Кайто еще чаю. Тот поблагодарил и принялся перелистывать сценарий, вычитывая напоследок перед премьерой.
  - Говорят, простому несложно сыграть простоту, - отметил он, - Хорошо ведь сказано, Рин?
  - Ой, правда? - Рин уже закончила с гримом и костюмом и теперь сидела на диване в тени лидера, расслабленно прильнув к его левой руке и листая журнал - тот лежал прямо перед Кайто и должен был бы мешать ему пить чай. Но Рин и Кайто так ладили, что последний особо не жаловался - как это и происходило не раз.
  Я уже видела их двоих вот так, и даже призналась, что они похожи на отца и дочь, что взбесило обоих актеров. Кайто возмутился, что 'слишком молод для такой взрослой дочери', а Рин уверяла, что 'ее тело может еще расти, но умом она уже совершенно взрослая'. Были даже какие-то неприличные слухи об этих двоих, но все были уверены, что причиной этому только воодушевленная забота Кайто о Рин.
  - Ну, зато ты хоть не стесняешься быть дурочкой, - как бы между прочим бросил Лен.
  - Рин, ау! Тут над тобой брат насмехается! - не выдержала Лука, - Говорит, ты дурочка!
  - А? Кто дурочка? Я?! Лука, да как ты можешь! - вспылила Рин, услышав только последнюю фразу.
  - Да это вообще Лен сказал.
  - Лен!!! - Рин недовольно зыркнула на брата поверх журнала.
  - Я просто сказал, что тебе удается эта роль, - флегматично ответил тот.
  - А получилось, что это я дурочка! Я просто играю дурочку, ясно тебе?! Я идеально вживаюсь в роль дурочки! Это называется актерское мастерство! И на самом деле я тебя гораздо умнее, братец! Правда, Кайто?!
  - А? - актер взглянул на нее непонимающе и растерянно, - Да-да, конечно.
  - Вооот! Теперь-то тебе ясно?!
  - Ясно, - вздохнул Лен, - Ясно, что он тебя даже не слушал.
  - Похоже, роль вредного циника тебе тоже удается, Лен.
  - Это вообще не комплимент, - юный актер, не слишком довольный замечанием Луки, принялся за поданную Мейко чашку чая.
  - Да уж, вы такие одаренные, что вам любая роль под силу, - прервал Кайто, - Даже ожившие куклы. Получается настолько похоже, что мне даже жутко. Как тогда вечером после репетиции - я шел по коридору закрыть дверь... И когда я шел мимо приемного зала, где не должно было никого быть, я вдруг увидел куклу размером с человека. Она сидела и ухмылялась - я дар речи потерял от ужаса! И вдруг она зашевелилась, как механическая. Смотрю - перелезла через загородку и прямо на меня идет, медленно так, медленно... Я застыл, с места сойти не могу! А потом она усмехнулась - да у меня тогда чуть сердце не остановилось от страха!
  - Ой, да, - рассмеялась Рин, - Кайто завопил как девчонка, когда я его напугала!
  - Это злая шутка, Рин, - недовольно отметил Кайто, - Скажи спасибо, что тебе попался я.
  - Это не шутка, это репетиция! Я проверяла, убедительно у меня получается или нет. Хотя ты меня тогда даже не узнал, но ведь сработало! Не переживай, я никого другого пугать не стала бы.
  - Да как в такой темноте узнать? И... и это точно была репетиция? - улыбка Кайто чуть искривилась. Ему часто приходилось быть частью репетиций Рин (большая часть которых была просто розыгрышами). Они двое проводили много времени вместе, изо всей труппы особенно сдружившись друг с другом. И то, что он не узнал ее вблизи - это с их-то близким знакомством - было значительным комплиментом актерской игре Рин. Пожалуй, что мне, даже если я приложу все возможные усилия, никогда не достичь такого уровня. Я снова спрятала руку в карман и сжала в пальцах платок.
  - Твой платок... боже, это кошмар. Покажи-ка мне, - вдруг попросила Лука. Я изумленно уставилась на нее: она приняла свою позу ?18 - рука на бедре, голова чуть откинута назад, чтобы смотреть на собеседника как бы сверху вниз; поклонников это приводило в восторг. Чаще всего эта поза означала ее недовольство, так что я приготовилась к худшему, что она могла сказать. Мне стало неспокойно: она, как и Лен, заговаривала со мной очень редко. Медля от неуверенности, я достала из кармана платок и протянула ей.
  - И когда ты его купила? - спросила актриса, оглядев платок.
  - Где-то... Год назад...
  - Гм. Зеленый в белый горошек... Не слишком ли по-детски? Он совсем тебе не идет. Держи этот, такой цвет сейчас в моде, - она легким жестом вынула из дорогой сумочки платок и вручила его мне. Я неосознанно приняла его:
  - А? Но он же... Новый! Разве я могу...?
  - Конечно, можешь! Именно за этим я тебе его и дала. Пусть будет хоть что-то.
  Платок, который дала мне Лука, выглядел слишком дорого для меня - из шелковой ткани, с вензелем известного бренда. Вышитый зелеными листьями и нежно-розовыми розочками, с золотым узором и бусинами по кайме - не вычурный, но изящный и элегантный дизайн. Похоже, он был сделан вручную: все детали вышивки были сделаны с ювелирным мастерством, каждая по-своему. Я вдруг подумала, что можно неосторожно засмотреться и потеряться в этом платке - он был сделан так, будто на него нужно было смотреть, чтобы не было скучно.
  - Так и будешь смотреть? Убери уже, мне неловко, - поторопила актриса.
  - Ах, извините! Спасибо вам большое, я буду его беречь.
  - Это лишнее, - Лука склонила голову набок. Похоже, для нее платок не представлял ничего особенного, но по моим меркам это был бесценный подарок от кумира. Прошло уже полгода в труппе, а я все еще чувствовала себя их поклонницей, и сам факт того, что я была с ними, заставлял мое сердце трепетать.
  - Гм, этот платок. Вечно ты что-то изображаешь, Лука. Прямо Снежная королева! - фыркнула Рин.
  - Ч-что это еще, Рин? Что ты хочешь сказать?
  - Я хочу сказать, что ты Снежная королева! Ты совсем не знаешь, о чем я? Такая знаменитость - и так отстаешь от жизни, - бросила девушка, - Но, похоже, лед в твоем сердце подтаял... Насчет Мику, ты ооочень о ней беспокоишься, я же вижу!
  - Чт...?! Да нет же! С какой это стати... - вспылила актриса.
  - Все по глазам-то вииидно! Ты тааак переживаешь за дебют бедняжки Мику... И ты отлично знаешь, как она будет переживать, когда весь зал будет смотреть на нее, бедненькая... Вот, смотри, она опять схватилась за платок - значит, переживает, - определила Рин, - Но теперь она будет только больше нервничать. А, ясно! 'Мое сердце еще не твое, но можешь пока взять платок'...
  - Рин! Ни слова больше!
  - Ах, Лука, да ты вся покраснела! - обрадовалась девочка, - Похоже, я угадала!~
  - Рииин! - прорычала Лука, поднимаясь с места.
  - Аааа! Лука в яростиии!
  - Стоять! А ну иди сюда!
  Рин раздразнила Луку до того, что та вышла из себя и кинулась за ней - умно ли так делать прямо перед спектаклем, подумалось мне? Но Кайто, Мейко и Лен продолжили беседовать, как будто ничего не происходило.
  Было удивительно, что меткий взгляд Луки угадал мою привычку держаться за платок, чтобы успокоиться, но и приятно тоже. Но, что еще важнее - если Рин была права то я... Я была вправду счастлива. Неужели Лука правда так заботится обо мне? Это было еще приятнее, чем сам подарок. Хотя Рин и Лука поругались из-за меня, и мне было неловко.
  - Эм... Мне кажется, не время им двоим ссориться - скоро начало...
  - А, да это ничего, каждый раз так, - пожал плечами Кайто, наблюдая за носящимися по комнате девушками, - Как бы это ни выглядело, но они двое очень дружны... И Рин весьма неглупая девушка: когда она дурачится, это помогает разрядить атмосферу между ней и Лукой... Или мной, в некоторых случаях.
  - Т-так Рин действительно делает это нарочно? Ничего себе...
  - Никто не знает, нарочно она или нет, но правда в том, что мы все волнуемся, - призналась Мейко, - Например, журнал, который читала Лука, ужасно старый. Это как ритуал: она читает его перед важными представлениями. Мы этого не показываем, но... Мы все немного на взводе, Мику, не только ты. Для нас этот спектакль тоже очень важен, ведь мы столько в него вложили.
  - Мейко...
  
  
  *****
  В этот самый момент дверь распахнулась снова. И как она еще не сломалась - столько ей колотят, и я в том числе. Из-за двери в комнату ворвалась Мэг:
  - Ииизвините! Я ооочень проспала! Сама в шоке, что проспала до полудня! Друзья мои, я дииико извиняюсь! - несмотря на извинения, писательница совсем не выглядела виноватой и широко радостно улыбалась.
  - Мэг... Я что, невнятно сказала тебе вчера? 'Не опаздывать!' Который вообще час, ты в курсе?! - рассердилась Мейко.
  - Ну, ну, Мейко, бывает, - осадил Кайто, - Она хотя бы пришла вовремя... еле-еле. Мэг, у тебя еще есть немного времени, не хочешь отрепетировать немного?
  - Да-да! Пожалуй, я хотела бы кое-что повторить перед сценой.
  - Фух... Так, мы еще успеваем...
  Как только Мэг принялась разбирать свою сумку, из-за ее спины выглянул уставший Гаку.
  - А? Гаку!
  - Доброе утро! - поприветствовал мужчина.
  - Погоди, Гаку, так ты пропал из-за...
  - Я зашел забрать Мэг, - кивнул актер, - Я прямо почувствовал, что она еще спит. И был прав, что неудивительно.
  - Я только задремала, ясно? - возразила Мэг, - Но спасибо, Гаку.
  - Не за что. Твое умильно-счастливое лицо, когда ты спишь, очень меня утешило. Сейчас, в такой нервный и волнительный период, спать так сладко - это почти талант. Но хотя здоровый сон и полезен, нам он в этот раз чуть не навредил. Поэтому ты бы поучилась распределять время, Мэг. Все-таки сегодняшнего представления все так ждут.
  - Ну простиии... - упреки Гаку перебили бодрый настрой Мэг, особенно фраза 'чуть не навредил'. Да, она была эксцентричная и несдержанная в чудачествах, но в такие моменты Гаку всегда ее останавливал.
  Будучи полной противоположностью Мэг, Гаку был серьезным, спокойным и здравомыслящим молодым человеком. Обычно он предпочитал в любой ситуации отмалчиваться и наблюдать за остальными с чарующей безмятежностью, однако когда нерациональность Мэг приносила другим проблемы, он брал на себя роль того, кто призывал ее к порядку. В этот раз он, похоже, предугадал события и поэтому сам решил зайти за девушкой.
  Мэг была в основном составе, но при этом еще и занималась сценариями, так что она была каждый день завалена работой. А Гаку в дополнение к работе держал свою ферму и занимался хозяйством. Поэтому этим двоим было тяжелее, чем остальным, посвящать себя этой работе, поэтому они заботились друг о друге. Когда Гаку пропускал репетиции, Мэг узнавала для него, что именно происходило, и передавала ему важные сообщения. Однако предвидеть, что друг опоздает, и прийти забрать его - это уже впечатляет.
  - Если бы Гаку не пришел, я бы сейчас десятый сон видела! - заявила Мэг, - Вчера вечером во время работы на меня накатило вдохновение, и я засиделась допоздна... До рассвета, на самом деле!
  - Неудивительно, что ты не отвечала, когда я звонил в дверь, - заметил на это Гаку, - Хорошо, что у меня есть запасной ключ: я бы выглядел подозрительно, выбивая окно.
  - А я для этого и сплю с открытыми окнами! Это не так уж опасно, а вдруг бы ты пришел меня будить и забыл ключ.
  - Спасибо за заботу, - сдержанно кивнул Гаку, - Но я джентльмен и стараюсь по возможности воздерживаться от проникновения в дом через окна.
  - Скажите им кто-нибудь... - прервал Кайто, нервно улыбнувшись, - Нет желающих? Мэг, ты на днях говорила, что у тебя часы сломались. Ты их починила?
  - Ах да, слушай-ка, действительно...
  - То есть ты опоздала потому, что у тебя нет часов?!
  Мэг не нашлась с ответом, стушевавшись. Гаку снял с запястья наручные часы и подал их ей:
  - Вот, бери.
  - А? Серьезно? Они дорого выглядят...
  - Без часов, должно быть, очень неудобно. У меня есть еще одни часы, так что не беспокойся.
  - Огооо! Спасибо большое! - обрадовалась сценаристка, - Какие классные! Старинные, похоже, да?
  - Да, им уже лет пять...
  - И все же будь добра починить свои, Мэг, - вздохнул Кайто. Его, похоже, не услышали за разговором о возрасте часов.
  - Эй, Рин, Лука! - окликнула Мейко, - Тут Гаку привел Мэг, заканчивайте драться!
  Ссорящиеся девушки одновременно обернулись к ней.
  - Ох, Мэг просто притягивает проблемы, это утомительно, - протянул Лен, - Хочу пить.
  - Ой, Лен! Хочешь, сделаю тебе своего фирменного чаю с молоком? - просияла Гуми.
  - Хочу. А ты хоть приготовилась уже к спектаклю?
  - Кхм! Я вообще-то пришла сюда чуть раньше и уже успела переодеться и наложить грим! - возмутилась актриса, - Как видишь, я выгляжу великолепно!
  - Ясно, - устало буркнул юноша, игнорируя то, как Мэг весело ему подмигнула.
  - А, и да! Это Луке. Очень острое печенье для нашей любительницы специй! Уверена, тебе очень понравится, они ооочень острые!
  - Ох, так мило с твоей стороны, - улыбнулась Лука, - Спасибо, моя дорогая.
  - Ай! Я сейчас от одной упаковки загорюсь! - поморщилась Рин, - Не слишком ли они острые?!
  - А мне вот такие и нравятся! - парировала женщина, - А у тебя, как и ожидалось, детские вкусы, Рин.
  Она приняла угощение от Гуми, и Рин повисла на ее руке, во все глаза разглядывая ярко-красный пакет с печеньем. Они так быстро примирились, нельзя было и представить, что они только что дрались не на жизнь, а на смерть. Но этот пакет - от одного его вида у меня запекло во рту.
  - Все, наконец, в сборе. Отлично.
  - Занимайте свои места скорее! Скоро третий звонок! - поторопил Кайто. Из-за двери послышался негромкий звук. Все разом посерьезнели, и комната, минуту назад полная шума и голосов, стала безмолвной, как окоп на передовой. По одному, серьезные, как на поле боя, мы вышли из комнаты отдыха и направились за кулисы.
  - Ну, вот и пора.
  - Уже начинается... Мне немного... Страшно, - зашептала Мейко, - А вы уверены, что...
  - Мейко! - тихо одернул ее Кайто, и та вздрогнула. В ее блуждающих глазах стала заметна задумчивость, - Все хорошо. Уверен, мы справимся.
  - Кайто...
  - Но действительно, столько всего произошло... - возможно, из-за беспокойства Мейко, но Лука тоже немного помрачнела. Самое важное событие, к которому готовились с таким усердием, приближалось с каждой секундой. Даже для повидавшей многое Мейко и неустрашимой Луки сейчас был страшный момент.
  - Да. Мы все сделали очень много. Но самое главное - впереди. Судьба компании зависит от этого спектакля. Мы справимся, и компании Бурле вернется былая слава. Так что давайте уже... - Кайто умолк и закрыл глаза, сосредоточенно думая о чем-то в тяжелом молчании. Декорации для первого действия - гостиная в правой части сцены и зал в левой - уже были в полной готовности, работники сцены заканчивали последнюю проверку.
  - Я знаю, Кайто, - негромко отозвался Лен, - Это и моя мечта тоже. Я поклялся любой ценой добиться этого.
  - Мы поклялись, Лен, - поправила Рин и обернулась к Кайто, - Мы все понимаем эти чувства! Все мы сейчас, ну... Мы, актеры - и те, кто здесь, и те, кто не прошел прослушивание, и работники сцены, и постановщик, и билетеры - все мы молимся, чтобы пьеса удалась, и великолепная компания Бурле вернула себе известность. И поэтому я...
   - Хватит уже, Рин. В такие моменты лучше просто смолчать: все ненужные слова только ослабляют решимость.
  Решимость, о которой говорил Кайто - она буквально исходила от Луки, Рин и Лена, их необыкновенная решимость увидеть возвращение компании; они мечтали об этом много лет. И хотя они спорили и ругались, проявляя собственную волю, но их сердца были связаны воедино... И, увы, мне этой связи недоставало.
  Мейко поняла, что это она заставила всех занервничать, и решила извиниться:
  - Простите, что всех взволновала... Один актер всего спектакля не сделает. Каждый из нас здесь ради пьесы, а пьеса - ради них. Он когда-то сказал это - а потом покинул компанию. Мы годами берегли эти узы - и пришли к этому моменту. Если сделаем все, как делали раньше, то, нет сомнения, все будет хорошо...
  - Эй, а вы ничего не забыли? - вдруг заговорила Гуми, - Ну так я скажу: мы здесь все-таки ради зрителя. В первую очередь наша цель - затронуть каждого в зале своей игрой, правильно? Сколько бы усилий мы ни приложили, но если зритель не будет доволен - никакому возрождению труппы не быть... Да и ничему особо. То есть, мы ведь для этого так старались...
  - Великолепно, Мэг, я и сам думал о том же, - согласился Гаку, - Согласен, одобрение публики не менее важно, чем вся наша работа.
  - А ведь она права. Да уж, у сценариста на такой момент всегда найдется дельное слово.
  'Затронуть каждого в зале'... Я кивнула, задумавшись над советом Мэг. Если хоть на мгновение моя игра вместе с этими людьми увлечет зрителей...
  - Декорации готовы! Занимайте места, уже почти пора.
  Прозвенел еще один звонок. На сцене все было уже готово.
  - Пора вписать новую страницу в историю компании... Нет, всего Вест-Энда! Вы готовы?
  Подали сигнал, и тяжелый занавес поднялся.
  ________________
  
  
  Глава 2: Занавес поднимается.
  
  
  В задней части сцены слышно было, как гудит ветер за двумя окнами. За открытыми ставнями одного из них величественно покачивались на штормовом ветру ветви огромного дерева. Над ними висела полная нарисованная луна. В правой части сцены, у камина, были расставлены маленький стеклянный столик, три мягких кресла и два трехместных дивана. В центре вогнутого потолка поблескивала огромная хрустальная люстра, но больше половины свечей в ней не горели. Комната едва освещалась двумя подсвечниками у камина и небольшой настольной лампой возле окна. В мрачной гостиной ощущался меланхолический декадентский дух, столь присущий сумеркам.
  Комната была обставлена в стиле Адама [прим. Adam style английская неоклассика тысяча-семьсот-каких-то годов], но все в ней обветшало и несло отпечаток старины. Хозяин поместья занимал самое роскошное кресло и, хмурясь, смотрел в окно поверх своей газеты.
  - Какая чудная сегодня луна... Словно бы богиня ночи хотела заглянуть к нам на вечер.
  - Ах, боже, уже так темно. Пора бы готовиться к ужину, - жена хозяина сидела напротив него, неспешно попивая чай. Поднявшись с места, она приблизилась к подоконнику за спиной дворянина и, бросив короткий, ни на чем особом не остановившийся взгляд за окно, неслышно закрыла ставни.
  - Ветер влажен. Зимородки сегодня весь день не умолкали... - заметила она, - В последний раз они так стрекотали перед штормом, помнишь ли? Столько шума было...
  В этот момент Маю, работница сцены, пригнулась у бутафорского окна и помахала большим веером, чтобы ветер от него всколыхнул шторы. Увидев это, хозяйка направилась к открытому окну и накрепко закрыла его.
  Из-за двери на сцене появилась служанка с подносом. Она прошла к столу и наполнила опустевшие чашки.
  - Ведь только что была чудесная погода! А я-то еще сегодня окна намыла до блеска, и вот поглядите - опять грязные, вот беда! - весело прощебетала она, явно не жалея о запачканных окнах.
  - Запри все окна в доме, да понадежнее, - приказал хозяин дома, - Ночью, верно, будет буря.
  - Будет сделано!
  После слов о буре две куклы, удобно сидевшие рядом на диване, зашевелились, будто просыпаясь от глубокого сна.
  Рин и Лен, игравшие кукол, были ненамного ниже метра шестидесяти, светловолосые, голубоглазые и с аккуратными 'кукольными' личиками. И все же для кукол они были высоковаты ростом. Поэтому все декорации были устроены с расчетом перспективы: чем дальше актер находился вглубь сцены, тем меньше выглядел. Рин и Лен постоянно находились на заднем плане и поэтому казались миниатюрнее, чем были.
  - Ахахаха! Будет буря? Ее так давно не было!
  - Так давно, хахаха! - наперебой рассмеялись куклы. Хозяйка обернулась к ним:
  - Вижу, вы проснулись.
  - Доброго дня, мадам!
  - Доброго вам дня, мадам! Правда, что будет буря? Точно будет?
  - Ну, нельзя сказать точно, пока она не начнется. Никогда ничего неизвестно наперед, знаете ведь?
  - Ах, ну как же это скучно. Папа, если вы дочитали газету - не дадите ли ее мне? - Леди, дочь семьи, до тех пор расслабленно полулежавшая на диване напротив кукол, протянула руку за газетой.
  - Держи, дорогая, - дворянин протянул девушке газету. Та скучающе развернула ее и принялась читать. Но скоро ее скуку что-то развеяло, и она обратилась к семье:
  - Ах, гляньте-ка, какой случай! Массовое убийство? Даже у нас здесь бывает опасно, похоже. Деревня N, ну надо же, это же, кажется, здесь за лесом? Может ли быть, чтобы в такой тихой деревушке... Так-так, - она продолжила читать статью, - Пишут: убито восемь человек холодным оружием... А это еще как читается? Какое странное имя. Пишут, что убийца сбежал с орудием преступления и все еще не найден. О, как жутко!
  - И что тут жуткого, милая, в скоплении людей всегда есть опасность, - успокоил ее хозяин дома, - Ничто не ново под луною...
  - Но, отец... Все-таки мне интересно, в чем причина? Обычно я не обращаю никакого внимания, если где-то умирают незнакомые мне люди. И все же отчего само знание о том, что произошло в деревне хоть и очень близкой, но о которой я знаю по чистой случайности... Отчего это будит во мне такой страх? Нет, такой... трепет.
  Лука поистине зачаровывающим жестом отбросила газету себе под ноги. На ее губах едва заметно расцвела улыбка, а брови чуть нахмурились - она говорила так, будто признавалась в любви кому-то рядом. Даже из-за сцены стал слышен общий восхищенный вздох зрителей, покоренных очарованием актрисы. От нее было не отвести глаз.
  - А что, и в лесу будет буря? - радовалась, как ребенок, кукольная девочка, подпрыгивая на своем диване.
  - Возможно, не буря, а какое-то событие. Да, луна сегодня цвета крови и светит так загадочно... Чувствую, что-то грядет. Что-то недоброе, - заметил дворецкий.
  - А вот это очень даже важно! - заявила горничная (ей всегда нравилось раздувать самую незначительную нелепость в событие века), подлетев к слуге, звякая тремя пустыми чашками на подносе, - В лесу, что освещен луною полной... там птица прокричит в неясном страхе, и люди в доме ждут грядущей бури, - заговорила она воодушевленно, - В спокойной деревушке, что за лесом, серийные убийства происходят - ужасная картина! Неужели все это совпадение - и только? Мне кажется, судьбы сплетенье в эту унылую усадьбу принесет загадочное что-то! Вдруг вампир, блуждая, в наше поглядит окно? Или вервольф на полную луну оборотился волком и клыки уж точит на кого-то... Франкенштейн, быть может, из могилы вылезает неслышно... Что-то да произойдет, какой-нибудь...!
  - Незваный гость, - оборвал дворецкий.
  Тук. Тук. Тук.
  Как только он сказал это, по сцене пронеслось эхо от стука в парадную дверь, что находилась по другую сторону зала, занимавшего левую часть сцены. Зрителям, которые видели все комнаты, минуя двери, было видно чью-то руку на ручке двери. Семеро на сцене тут же изумленно обернулись к дверям.
  - Это ветер?
  Дворецкий вышел из гостиной и направился к входной двери. Ветер, создаваемый работницей сцены за окном, дул с прежней силой.
  - Кто же это в столь поздний час? - слуга медленно приблизился к двери и осторожно открыл ее.
  
  
  *****
  Дверь с протяжным скрипом отворилась. Все декорации, создававшие поместье, состояли из старинных, но идеального качества предметов мебели и приспособлений. Однако именно входная двустворчатая дверь была такой старой и проржавевшей, что готова была, кажется, свалиться с петель в любой момент - она нарочно была сделана из подгнившего дерева. Через эту-то старинную дверь из бушующего снаружи ветра и зашла в судьбоносную ночь загадочная гостья.
  - Добрый вечер. Прошу у вас прощения за то, что потревожила так поздно.
  Где-то над залом проревел оглушительный раскат грома. Идеально сверенные по времени световые и звуковые эффекты создавали пугающую атмосферу и добавляли эффекта присутствия зрителей в сцене явления загадочной гостьи. Зал затаил дыхание, ожидая, что незнакомка скажет дальше.
  Я глубоко вздохнула и закрыла глаза, представляя себе другую Мику: вот она идет через темный дремучий лес и вдруг останавливается перед старинной усадьбой. Это я заблудилась в лесу по несчастливой случайности в эту ночь, грозившую разразиться ливнем - простая девушка из деревни... Как же зябко, и дождь уже начинает накрапывать... Я открыла глаза.
  - Если... если вам нетрудно, не позволите ли вы мне остаться здесь переждать ночь? Я заблудилась в лесу, - неуверенно начала я.
  - Как это неприятно, - дворецкий мельком оглянулся на еще открытую дверь между залом и гостиной, встретившись взглядом с хозяином и безмолвно спрашивая: как быть? Дворянин прикрыл глаза и задумался. Открыв их снова, он благосклонно кивнул:
  - Пожалуй, блуждать одной так поздно - довольно опасная затея, не так ли? Заходите, будьте любезны.
  - Благодарю, - селянка зашла в особняк, и утлая дверь с еще одним надрывным скрежетом закрылась. Она и дворецкий прошли через зал и зашли в гостиную, где находились остальные.
  Свет померк.
  
  
  *****
  - Холодно на улице, должно быть? Давайте я налью вам чаю, сразу согреетесь! - горничная поставила на очаровательный столик у тепло потрескивающего камина чашку чая с молоком. Поблагодарив, девушка неуверенно взяла чашку и медленно принялась пить. Вдохнув насыщенный аромат цветов и мягкий сладковатый запах чая, девушка сделала глоток и блаженно вздохнула.
  - Божественно, - выдохнула она, довольно закрывая глаза. Потеряться в лесу без возможности вернуться домой, а потом найти, где заночевать - степень облегчения девушки полностью выразилась в одном этом слове, сорвавшемся с ее уст.
  - Да, наша горничная мастерски делает чай. Как бальзам на душу, верно? - улыбнулся хозяин дома, - Кстати говоря, вы так и не представились, юная леди.
  - А нужно? - селянка изумленно распахнула глаза. Она чуть нахмурилась и вдруг приготовилась расплакаться, будто ей что-то напомнило о трагичном и скорбном прошлом. Хозяин подозрительно нахмурился и промолчал, увидев такую странную реакцию. Молчание стало напряженным, и остальные не решились его прервать, наблюдая за двоими.
  - Ну что ж, ладно, - сдался дворянин, - Я не хотел так вас огорчить, никто не заставляет вас представляться. Просто... Вас же надо как-то называть.
  Селянка, все еще глубоко опечаленная чем-то, не ответила. К этому моменту куклы-близнецы, неестественно двигая шарнирами, приблизились к девушке и окружили ее:
  - Слушай, у меня идея! - девочка-кукла протянула руки вперед.
  - О-о! И какая же? Какая идея? - заинтересовался ее близнец.
  - Куклы?! - девушка, опешив, с раскрытым ртом разглядывала близнецов.
  - Добро пожаловать!
  - В наш чудесный дом!
  - Рады тебя видеть! - поприветствовали куклы.
  - Вы... разговариваете?
  - Конечно, конечно! Мы куклы, но мы живые и шевелимся! - рассмеялись куклы, - Да-да, в этом особняке даже куклы могут говорить, если захотят!
  Наблюдая невероятное зрелище - говорящих кукол - селянка пугалась все больше и больше, и, наконец, она вздрогнула от страха.
  - Эти двое достались мне от деда вместе с усадьбой, - без удивления пояснил хозяин, - Знаете историю о ведьме, которая жила в здешних лесах? Есть легенда, что она создала этих кукол. Это поместье принадлежало моей семье много поколений. Когда мой прадед передал моему деду наследство, поместье тот использовал в качестве виллы. И куклы уже тогда были здесь. Я и сам поначалу был удивлен, но они вовсе не плохие. Любят пошутить, правда, но добродушные и искренние дети. Впрочем, ваше удивление вполне понятно. Не нужно так бояться.
  - Простите, - виновато ответила девушка, все еще глядя на кукол, - Я просто никогда не видела такого раньше... Мне правда жаль.
  - Мы прощаем! Потому что куклы должны быть добры к людям! - отозвались близнецы.
  - Хотя мы и куклы, но мы ходим, говорим и даже едим! А вот ванная нам не нужна! Почему? Да потому что... Потому что мы куклы! - и они снова рассмеялись. Селянка, все еще подавленная жуткой картиной, молча слушала их, надеясь осмыслить их существование.
  - Ну, неважно! - вспомнила девочка, - Что за идея?
  - Если наша гостья не хочет представляться - то и мы не будем! - предложил ее брат.
  - Ага, ясно! Можно дружить, даже не зная имен! Вот как мы! - мальчик оценивающе оглядел гостью, словно товар на полке - купить или нет?
  - Люди, которые друг друга не знают, очень даже могут поладить! - обрадовалась кукла-девочка, - Я читала недавно в книжке, что праздники становятся веселее, если ты не знаешь никого по имени!
  - Праздники? - удивилась девушка.
  - Да! Праздники, где никто никого не знает, кроме себя!
  - Ты не о маскарадах говоришь? - спросил дворецкий, оперев подбородок на левую руку.
  - Динь-динь, правильно!
  - Гм, а это звучит весело, - улыбнулась леди и глянула на незнакомку.
  - Правильный маскарад у нас, конечно, не получится, но в том смысле, что мы и наша гостья будем просто веселиться до утра, не задавая друг другу вопросов... - задумалась горничная, разливая чай по чашкам, - Звучит веселее, чем обычно! И, может быть, произойдет что-нибудь интересное!
  - Вечер в честь гостьи? Никто не знает, как ее зовут, а она не знает никого из нас. Звучит интересно, - поддержал хозяин.
  - Очень интересно, - кивнула его жена, - По такому случаю можно даже выпить...
  - Полностью поддерживаю! - просияла дочь.
  - Ура, нам можно выпить вина! - наперебой обрадовались куклы.
  - Вы действительно хотите устроить праздник в мою честь? - смутилась девушка.
  - Ничего страшного, все-таки это не только для вас, но и для нас. В конце концов, нам всем было очень скучно.
  - Скучно?
  - Мы ждали случая, чтобы развеять скуку - или кого-нибудь, кто бы помог нам.
  - Да мы были бы рады любому, кто бы сделал нашу жизнь поинтереснее! - заверил хозяин дома, - Хоть вампиру, хоть оборотню... Ну или скрытной незваной гостье без имени.
  - Незваная гостья, - селянка виновато опустила голову, пряча взгляд.
  - И все-таки, что вас привело в лес так поздно? - поинтересовалась леди, - Даже для местного это довольно опасно.
  Девушка убрала руку в карман, накрывая ладонью уголок белеющего там конверта. Медленно оглядев всех семерых, она, наконец, кратко ответила:
  - Я шла домой и заблудилась.
  Леди только недовольно хмыкнула, прерывая разговор.
  - Кстати, а откуда вы? Хоть это нам можно узнать?
  - Я... из поселка N, к востоку от леса.
  Когда девушка произнесла название, все обитатели поместья ошеломленно уставились на нее.
  - Ясно... В таком случае можно называть вас просто Селянка, вы не против?
  - Да, не против, - улыбнулась девушка.
  - А нас можете называть как считаете уместным. Думаю, вы сможете подобрать что-нибудь, исходя из нашего вида и отношений друг к другу.
  - Вы сказали, что вы из N, - вдруг повторила леди, - Значит, вы...
  - М?
  - Нет, ничего, - дочь семьи прервала вопрос и, резко поднявшись с места, покинула гостиную.
  - Знаете, у вас... Странное поместье, - неуверенно начала селянка, - Снаружи я не увидела света в окнах и подумала, что в доме никто не живет. И входная дверь такая ветхая... А внутри так роскошно.
  - Кто бы говорил о странностях, - возразил кукольный мальчик.
  - Вот именно, именно! - подхватила его сестренка, - Странное - это когда ты устраиваешь праздник с кем-то, кого совсем не знаешь!
  - Жители дома собираются в этой гостиной только днем, поэтому здесь не очень светло. После заката мы обычно ужинаем в столовой - она за стеной, - пояснил дворецкий, - Там гораздо светлее. А теперь позвольте, я удалюсь за вином.
  Он обменялся парой фраз с хозяином и скрылся в зале.
  - Странная ночка получается, не правда ли? - вдруг выдала служанка. Поймав удивленный взгляд гостьи, она добавила, - Мы как раз говорили об этом перед вашим приходом! Полнолуние, приближающийся шторм и жуткое событие в деревне неподалеку. Мы предполагали, что что-нибудь странное произойдет и у нас в поместье, - она прижала руки к груди, отрешенно смотря мимо всех.
  - Но я...
  - Довольно пугать нашу гостью, вечно ты все преувеличиваешь. Что ты заговоришь, если что-нибудь правда случится? - мягко одернула ее хозяйка, Однако даже в этих словах женщины слышалось нескрываемое ожидание чего-то.
  - Так, заканчивайте шум. Милая, помогла бы ты горничной - в таком большом доме, чтобы закрыть все окна, нужно много времени и сил. Как закончите - готовьтесь к ужину, - спокойно скомандовал дворянин.
  - Ах, позвольте и мне помочь. Если нужно просто закрыть все окна до того, как начнется дождь - то чем больше людей поможет, тем лучше. Надо спешить, - попросила гостья. Присутствующие обернулись к окну: дождь действительно уже начинался. Его тихий шелест эхом отзывался в доме, и с верхушек деревьев уже стекали капли.
  - Тогда вы можете последовать за горничной и помочь ей. Начните с южного коридора на первом этаже.
  
  
  *****
  Свет гаснет. Декорации сменяются: зал, гостиная, столовая и лестница.
  Произнесли тост, и столовая заполнилась негромким шумом разговоров. Собравшись вокруг большого вытянутого стола, уставленного едой, все собравшиеся попивали вино из бокалов. Кто-то оживленно беседовал, кто-то начал напевать, кто-то даже танцевал, поднявшись с мест - и все это создавало непрерывный шум празднества.
  Селянка не могла скрыть изумления от того, как изменился настрой компании по сравнению с тем, что был в гостиной - теперь они веселились и наслаждались вечером. Она же могла только с непониманием наблюдать.
  Заметив, что гостья задумалась, девочка-кукла поднялась и пошагала к ней. И вдруг все ее миниатюрное деревянное тельце закружилось в скованном коротком танце. Закончив, она оправила платьице и умильно поклонилась, чем заслужила аплодисменты девушки. Обрадованная, кукла взяла селянку за руку и отвела к остальным в круг, приглашая присоединиться к веселью.
  Хозяйка дома как раз демонстрировала свое беспримерное увлечение спиртным - уже позабыв о бокалах и приложившись прямо к горлышку бутылки, она пыталась соревноваться в своем мастерстве с юной леди. Ее муж деликатно держался в стороне, наблюдая за дамами с неодобрительными вздохами. Горничная уже закончила вычищать опустевшие тарелки и принялась набивать рот угощениями, вместе со всеми упиваясь праздником. Дворецкий, разливавший напитки, вскоре тоже оказался вовлечен в компанию, хотя на его излишне серьезном лице все же выражалось беспокойство за свои обязанности.
  Вскоре кукольный мальчик достал лютню и принялся играть на ней, а его сестра -танцевать под музыку. Похоже, эта мелодия была уже всем знакома, так как обе дамы - и хозяйка, и ее дочь - принялись подпевать, как только соревнование окончилось. Темп песни ускорился, и поющие тоже начали танцевать. Хозяин дома, который пока только притопывал ногой в такт, взял жену и юную леди за руки и присоединился к танцу.
  Девочка-кукла позвала всех в зал, и компания направилась туда, не прекращая петь и танцевать. Там кукла устроилась за фортепиано и стала аккомпанировать - с невообразимым для кукольного тела мастерством. Мальчик опустился рядом, подмигнул сестре и начал подыгрывать музыке на лютне.
  Музыка лилась беспрерывно, и танец тоже не останавливался, а темп все нарастал, и мелодия становилась энергичнее. Даже горничная и дворецкий оставили дела и начали танцевать с остальными. Все посмотрели на гостью, пока только смотревшую на неожиданное чудное представление без слов. На мгновение танец остановился, а затем...
  Селянка, остававшаяся в углу столовой, счастливо улыбнулась, как путешественник, приглашенный в неизведанный рай, и направилась в центр зала. Бодрящие звуки фортепиано поддерживались ритмом лютни, и танец продолжился опять, как бы вызывая присоединиться гостью, подходившую к центру гостиной.
  Танцуя посреди сцены, главная героиня заняла свое место в этом роскошном и восхитительном празднике. Зрители, очарованные строками, прорывавшимися в паузах мелодии, не успевали даже дух перевести.
  Я никогда не была на таком замечательном, веселом, сказочном празднике!
  Чувства Мику и персонажа зазвучали совершенно в одном тоне: танцуя, будто управляемая чем-то свыше кукла, она упивалась незамутненным счастьем. Незваная гостья влилась в компанию поместья, забыла о времени и потонула в карнавале, шумевшем в доме. Песня дошла до финального аккорда, все застыли в финальных позах.
  - Ах, что за чудная ночь! Вот бы этот миг длился вечно!..
  Это была завязка пьесы - решающая фраза главной героини, которая начинала сюжет. Но Мику так увлеклась своей ролью, что забыла, что дело происходило на сцене, и в пылу мгновения выкрикнула свою реплику на миг раньше, чем должна была. В итоге она остановилась на шаг раньше, чем должна была, и ее широко раскрытая левая ладонь с силой впечаталась во что-то.
  Раздался громкий металлический звон, стрелки часов, стоявших посреди комнаты, отвалились, ссыпались на жесткий деревянный пол и, прокрутившись пару раз, затихли на переднем плане сцены.
  
  
  ******
  И вдруг показалось, будто сцена, отрезанная на миг от реальности, застыла во времени. В странной тишине селянка - с ошеломленным, счастливым и обезумевшим одновременно лицом - замерла, не в силах пошевелиться. Этого в сценарии не было. Это была чистая случайность. По сценарию в конце действия часы не должны были сломаться с таким громким звуком.
  ... Вот и свершилось.
  
  
  *****
  В сознании стало пусто. Я сломала механизм часов, отбила стрелки. Как нам вообще теперь заканчивать действие?! Я судорожно пыталась додуматься, что делать, но не могла двинуть и пальцем. Наверное, все мои силы неосознанно уходили на то, чтобы не трястись от ужаса. В резко наступившем молчании секунда длилась как минута или даже час.
  - Ааа, ты сломала часы! - выручил меня Лен. За секунды сообразив, что должен был сымпровизировать, он выпалил новую реплику, - Ну вот, время остановилось! Ты сама сказала: 'Вот бы этот миг длился вечно' - и пожалуйста, часы тебя услышали!
  Он расхохотался, и Рин поддержала его, быстро и безупречно вплетая в текст шутку про сломанные часы и фразу селянки.
  Быстро объединив ситуацию для зрителя - да еще с помощью кукол, то есть самых жутких персонажей - атмосфера развеселого и увлекательного вечера растаяла и вернула на место мрачную ночь, которая царила в начале акта. После такой мгновенной и разительной перемены в атмосфере публика, должно быть, будет умирать от любопытства, что же будет дальше, во втором акте. Да, близнецы заслужили свое звание талантов.
  Остальные подхватили импровизацию, осторожно и умело подводя действие к финальной реплике хозяина дома. Я мысленно перевела дух, молчаливо слушая их.
  После того, как дворянин чудом добрался до своей финальной фразы, Маю определила, что акт окончен, и начала опускать занавес. Это был знак мне, как главной героине, заканчивать первый акт.
  Пока все персонажи удалялись к лестницам на второй этаж, я выпустила спрятанное в кармане платья письмо на пол, и оно опустилось в центре сцены. Но обитатели дома не заметили этого, уходя со сцены на лестницы. Все, что осталось в зале - сломанные часы и оброненное селянкой письмо. На этом напряженном моменте и опустился занавес.
  Через секунды после того, как загадочная ночь завершилась, накрытая тяжелой тканью занавеса, зал взорвался аплодисментами и возгласами одобрения волшебному миру, оставшегося по ту сторону сцены, и его жителям.
  ________________
  
  
  Глава 3: Ночь-антракт.
  
  И все-таки я это сделала. Я чуть не испортила весь спектакль.
  Овации все еще гремели, и когда я поднялась за кулисы, актеры с пугающим видом окружили меня. Я виновато повесила голову, не в силах посмотреть им в глаза. Ошибка, которую я совершила, несомненно разрушила всю пьесу, весь сценарий Бурле. Я все равно что изорвала работу сценариста, которым все восхищались, а еще разбила реквизит и вынудила всех придумывать на ходу.
  Ходили слухи, что Бурле, пока был жив, не прощал даже малейшей ошибки по сценарию: каждый шаг и вздох должны были отвечать задумке. Идеальная пьеса подразумевала идеальных актеров, и их совместная игра создавала бы захватывающе реалистичный мир спектакля, мир столь точно просчитанный, что любая мелочь могла его пошатнуть. То, что сделала Селянка, было осквернением пьесы. От этой мысли у меня по спине прокатился холодный пот.
  - Простите! Я... я сделала непростительную ошибку!
  Кайто, сохраняя напряженное выражение лица, резко сгреб меня за плечи:
  - Ничего себе не повредила?!
  - А? - я непонимающе подняла взгляд.
  - Ты врезалась рукой в часы, да? Покажи... Это, наверное, было очень больно.
  Я протянула дрожащую руку, и Кайто осмотрел ее. К нему присоединилась Лука:
  - Ох, звук был такой громкий, у меня чуть сердце не остановилось...
  На руке был небольшой след, но травмой это точно не было.
  - Ну слава богу! Мы волновались.
  Все облегченно вздохнули, и напряженные лица их снова стали спокойными. А я была уверена, что они злятся! Изумленная их реакцией, я не знала, что ответить - в глазах все плыло. Никто, похоже, вообще не переживал за сломанные часы. Несмотря на то, как жутко они выглядели, на самом деле они просто переживали за меня... Только что едва не остановившееся от страха из-за провала сердце снова начало успокаиваться.
  - Эм... со мной-то все хорошо, а вот часы, наверное, сломаны...
  - Работники сцены уже ушли за ними, - утешил Лен, - Уверен, к завтрашнему дню они будут в порядке.
  Я посмотрела в сторону сцены - действительно, там уже было двое рабочих, которые проверяли реквизитные часы на предмет поломки. От этого мне снова захотелось выбежать прочь поскорее.
  - Но я... я спутала сценарий... я испортила пьесу...
  - Испортила? Почему?
  - Потому что сценарии Бурле должны быть исполнены идеально. Ошибки недопустимы, иначе спектакль будет неполноценным... И именно поэтому вы вложили столько сил и так серьезно подошли к подготовке. И я знала об этом, конечно, но...
  Лица актеров помрачнели, и они все пусто посмотрели куда-то в сторону, стараясь не смотреть никому в лицо. В долгом неловком молчании даже работники сцены не решились с нами заговорить и просто притворились, что не слышат.
  - Мику... Да, финал пошел на так, как предполагал сценарий, - наконец заговорил Кайто, улыбнувшись, - Но я не думаю, что этот случай что-то именно испортил. Признаться... у меня от этого момента мурашки по коже пошли.
  Он усмехнулся, всем видом показывая 'ты ошарашила меня'.
  - А? - я не поверила своим ушам.
  - На самом деле, и у меня тоже. За все годы в труппе ни разу не была так взволнована, - призналась Мейко, - Ненамеренное отступление создало такой пик эмоций, что я, наверное, никогда не забуду эту сцену. Я видела, какое у тебя было лицо, и хотела даже помочь, но не смогла даже дернуться. Ты сказала 'вот бы этот миг длился вечно'... и остановила часы. Надо сказать, это было немного грубовато, но все же...
  - Не хочу этого признавать, но то чудо, которое ты сотворила, заслуживает уважения, - добавила Лука, - Хоть ты обычно и редкая растяпа, но эта твоя выходка была просто шедевральна! Ты посрамила все мои лучшие исполнения.
  Почему-то всем, и даже Луке, понравился этот случай. Шок от ошибки так захватил мое сознание, что я даже боли в руке не чувствовала, поэтому у меня не было возможности понять, что чувствовали остальные. Лука была права - я все-таки снова показала себя растяпой.
  - Да, мы все были поражены! И я тоже! Мне вот кажется, знаешь, что в самые шокирующие моменты ты даже вскрикнуть не можешь. Я была рядом с часами, по другую сторону от Мику, и я даже звон слышала, - воодушевленно заговорила Гуми, - У меня сердце билось как сумасшедшее! Стою и думаю: кто ее выручать будет?
  - Ох, Мэг, никуда-то ты не торопишься.
  - Да, случайность сама по себе была фантастична, - отметил Гаку, - Но то, как Лен подыграл этой случайности, а Рин привела все обратно к сценарию, просто уму непостижимо. Я повидал много актеров в своей карьере, но не каждый опытный артист справился бы с ситуацией так быстро.
  Он, обычно молчаливый и неулыбчивый, вдруг искренне заулыбался.
  - Ничего себе! - обрадовалась Рин, - Гаку нас одобрил!
  - Спасибо, - уважительно поблагодарил Лен. Остальные тоже начали расхваливать близнецов. Да, если бы Рин и Лен не спасли положение, пьеса бы зашла в тупик, и кто знает, что бы из этого вышло.
  - Эм... Лен, Рин! Спасибо вам большое. Я не знаю, как вас и благодарить, - обратилась к ним я и, подумав, поправилась, - Всех вас, вернее. Я просто остолбенела, и если бы не вы, то...
  - Ну хватит, - прервала меня Рин, - Это наша общая пьеса, понятно? Конечно, мы все помогаем друг другу, мы же друзья. И никто не будет ругать тебя или обвинять за ошибку. Кто-то ошибся - кто-то его прикрыл. Доверься нам, хорошо? Вот я в тебя верю!
  - Рин... - от этих слов у меня на сердце потеплело, - Спасибо. Я... Я запомню эту ошибку и буду стараться изо всех сил во втором действии. Хотя я и испортила финал, но мне было так приятно играть среди вас всех. Поначалу я думала, что переволнуюсь, но когда я начала танцевать, то совершенно стала своим персонажем. Я искренне наслаждалась весельем... И гордостью оттого, что стою на этой сцене. Благодаря найденному вами сценарию и тем, кто проводил прослушивание... По-моему, это настоящее чудо, - я не выдержала и высказала все, что было на душе. И из-за моей речи общее настроение изменилось - теперь это было не возбуждение из-за неловкости на сцене, скорее беспокойство. Я опять наговорила чего-то не того?
  - Д-да... Ты права. Это действительно можно назвать чудом.
  - Ах да, - Кайто сложил руки на груди и медленно заговорил, будто собираясь начать рассказывать сказку, - Если подумать, мы ведь никогда не говорили тебе, как мы нашли '<Безумную∞Ночь'. Вот сейчас - отличный момент. Итак, однажды вечером после спектакля мы отмечали успех в первой комнате отдыха. А потом пришла Иа, работавшая с реквизитом, и сказала, что потеряла реквизит для завтрашнего спектакля и никак не может его найти.
  - Мы тоже включились в поиски, - подхватила Мейко, - И на всякий случай решили поискать в почти всегда закрытом подвале, где лежали вышедшие из использования декорации и детали реквизита. И там мы нашли старую полуразвалившуюся коробку где-то в углу этого подвала. Мы открыли и эту подозрительную коробку...
  - И внутри была книга с заголовком 'Безумная ∞Ночь', - закончил Лен.
  - Да, это Лен ее нашел. Мы были удивлены, даже не поверили сначала, что это правда. В конце концов, всем известно, что бывший особняк мистера Бурле сгорел дотла очень давно, и от него ничего не осталось, включая записи о его жизни или что-то еще о нем. Поговаривали, что он и сам погиб в том пожаре, но это также ничем не доказано. Если бы что-то из его личных вещей нашлось, это бы считалось национальным достоянием!
  - Но в компании Бурле, которую создал великий сценарист, после его смерти нашлось немного его личных вещей. И среди них, по счастливой случайности, утраченная пьеса. Получается, незадолго до пожара Бурле приходил в театр и оставил этот сценарий в подвале.
  - Возможно, перед лицом смерти он решил оставить луч надежды тем, кто продолжал его дело... По крайней мере, так нам показалось, когда мы нашли сценарий. И еще мы заметили, что экспозиция пьесы была вдохновлена его родной деревней Закри, его поместьем и лесом вокруг. Мы не раз ездили в ту деревню, надеясь получше понять события пьесы. Удивительно спокойное место, кстати, - добавила Мейко. Закри, деревня, где жил мистер Бурле и где родилась я. Мне было даже приятно, что актрисе она понравилась.
  - Да-да, мы туда не раз ездили. Это было очень неудобно - ездить так далеко через лес - зато там было уютно!
  - Да, славное место, - согласился Лен, - Хотел бы я жить в таком месте.
  - Ой, Лен, да ты просто копируешь мистера Бурле! Помнишь, ты когда-то сделал себе личную печать и никогда ей не пользовался, просто потому что такая была у него? Вот уж поклонник...
  Все без исключения актеры труппы восхищались работами мистера Бурле и его характером с безудержной, почти фанатичной пылкостью. Лен отличался этим особенно: несмотря на свой вечно прохладный и спокойный вид, он был одним из самых горячих почитателей Бурле. Его сестра по секрету рассказала мне, что у него была отведена отдельная комната для бесчисленных вещей, связанных с Бурле, и что он старался стать лучшим исполнителем его работ и даже мечтал когда-нибудь сам стать сценаристом.
  - И что плохого? - возмутился юноша, - Бурле был достойнейшим из достойных! Кому и подражать, как не ему.
  - Но печать? Сдается мне, современные молодые люди таким особо не пользуются, хотя с вашей стороны это был утонченный жест, - прокомментировал Гаку.
  - Современные молодые люди? Боже, Гаку, ты выражаешься как старик.
  - Э... меня-то кто-нибудь слушает? - напомнил Кайто. В компании восьмерых актеров тяжело было удержать линию разговора: все время кто-нибудь вставлял свою ремарку и отвлекал других от темы.
  - Я слушаю, мистер Кайто! Мне интересно, что было дальше! Я, ну... Мне очень интересно... что с вами происходило до моего прихода, - созналась я. Меня занимало прошлое моих прежде недосягаемых кумиров. И, разумеется, история о 'Безумной∞Ночи'. Все были так заняты репетициями, что я никак не могла улучить момент и спросить о событиях, предшествовавших пьесе.
  - Спасибо, Мику. Итак, ближе к делу, - продолжил лидер, - Чтобы полностью проникнуться атмосферой сценария, мы продолжали приезжать в деревню-прототип, усердно работая над деталями будущего спектакля. А потом занялись рекламой и нашли несколько хороших спонсоров. Когда в газетах появились заголовки 'Неизвестная работа Бурле: эпоха компании Бурле возвращается в Вест-Энд' - мы были изумлены. Люди со всего мира заинтересовались нами. С одной стороны - времена меняются, и кинематограф заставил театр отступить на второй план, но немалое количество театралов все еще тянется к представлениям. Некоторые считают, что в наше время труппы вроде компании Бурле устарели. Но, быть может, именно слава прошлого остается непреодолимым нашим преимуществом. Мы хотим, чтобы современные молодые люди понимали, как великолепны были работы Бурле...
  Остальные вскоре тоже стали слушать пылкую речь лидера с серьезным видом.
  - И даже в нашей компании находились те, кто под влиянием времени хотел изменить компанию Бурле. 'Бунтари', как мы их называли. Когда труппа испытывала финансовые трудности, ее состав разделился на две части - бунтарей и тех, кто желал и дальше следовать воле основателя. Это было... года за полтора до твоего появления, по-моему. Мы каждый день спорили по поводу будущего труппы, а иногда и дрались.
  - Ах, ну и деньки были, - вдруг мечтательно вспомнила Мейко, - Было чем поразмяться.
  Гаку и Лен едва заметно вздрогнули. Несмотря на миролюбивое и сестринское отношение к другим, Мейко в ярости была страшна. Она хвалилась, что могла поставить на место любого соперника в драке; я слышала от нее, что до карьеры в театре она проводила много времени в не самой законопослушной мужской компании и нередко дралась. В криминальной среде окрест о ней до сих пор ходили жутковатые легенды.
  - Крошка Мей тогда много для нас сделала. Все, с кем она имела дело, вдруг переходили на нашу сторону один за другим... Ну, в общем, битву за компанию Бурле мы тогда выиграли. Сначала выстояли в противоборстве за ее судьбу, а потом получили шанс восстановить былую славу вместе с этой пьесой. Можно сказать, что все взлеты и падения этих полутора лет - уже целая драма. Как будто даже эти события написаны рукой Бурле...
  - Некоторые и правда полагают, что знаменитый сценарист имел божественные силы... Так что предположения, что он возвышался над смертными, совсем не странны, правда ведь? - предположила Мэг, хотя и с некоторым сомнением.
  - Но ваша увлеченность... то, как вы все посвятили себя мистеру Бурле, сотворило все эти чудеса. Я не сомневаюсь в этом...
  - Знаешь, я сама не очень интересуюсь театром, - вдруг заговорила Лука, отрешенно смотревшая куда-то на сцену, - Но его пьесы - особый случай. Когда я исполняю роль в них, я будто становлюсь совсем другой. Это невероятно сладкое чувство, мое сердце каждый раз поет от этого притяжения к другой себе.
  - Мы все были спасены пьесами, которые оставил нам великий основатель нашей компании. Если бы мы не нашли тогда эту пьесу, у труппы не было бы будущего. И мы должны продолжать ставить его сценарии, чтобы сберечь театр. И хотя мы по пути многое потеряли, но все же... - он отвлеченно глянул куда-то в пустоту. Увидев его решительный взгляд, Мейко сочувственно обратилась к нему:
  - Я понимаю тебя, Кайто. Терять близких всегда тяжело, и неважно, по какой причине. Но все мы пришли в труппу для того, чтобы исполнять пьесы Бурле, не так ли? Мы продлеваем жизнь работам того, кем мы восхищаемся, и делу его жизни, которое он оставил нам. И это настоящее счастье. И эта пьеса... все это - как сон, - (терять друзей?) актриса загрустила, мысленно вспоминая незабываемое время, проведенное с компанией. Остальные, слушая ее, похоже, углубились в те же воспоминания -горькие или счастливые - и волнение на их лицах сменилось печалью.
  - Да, все это похоже на приятный сон.
  
  
  *****
  
  
  Первый акт был окончен, и вся труппа занялась усердными приготовлениями ко второму. Я направилась на второй этаж работать с реквизитом - нужно было аккуратно разложить пачки старых газет для завтрашнего представления, ни страницы не должно было выбиваться из пачек по размеру. Я представляла себе завтрашнюю сцену, в которой будут использоваться эти пачки, и бережно раскладывала газеты для этой цели, устроившись за столом у подоконника. Закончив одну пачку, я выглянула в окно.
  В театре сегодня был аншлаг - даже стоячие места были все распроданы, но когда билеты закончились, улица у театра все еще была заполнена людьми, которые узнали о спектакле по слухам из газет. Было 10 вечера, и театр уже давно закрылся, а поклонники все еще толпились у дверей комнаты отдыха, ожидая, пока выйдут актеры. Среди них были группы в похожей одежде - приглядевшись, я узнала поклонников Рин и Луки... Без интереса понаблюдав за ними, я вдруг увидела, что один схватил другого за грудки и начал что-то кричать. Начиналась драка. Сколько раз я уже это видела...
  - Им вообще не холодно без зонтов? Надеюсь, никто не простудится.
  Дождь, начавшийся еще вечером, все еще шумел, заливая лужами улицу. Гаку сказал, что прогноз на всю неделю и в том числе три дня нашей пьесы показывает исключительно дождь. Думаю, опыт следить за погодой он приобрел, занимаясь фермой - Гаку чувствовал изменения погоды по температуре и ветру, и его предсказание еще ни разу не промахивалось. И все-таки даже в такой дождь зрители толпились у театра, а значит, первое действие имело значительный успех.
  Ах...
  Случайно глянув на залитую дождем улицу, я увидела одного из поклонников Лена, завсегдатая нашего театра, выходящего из дверей комнаты отдыха. Он сел в припаркованный на улице лимузин и уехал.
  - Это был случайно не спонсор Лена? Он постоянно занимает VIP-места и приносит розы, которые так нравятся Луке. Интересно, какого цвета розы он принес сегодня? Хотела бы я знать... Насколько близки их отношения?
  Все актеры в этой пьесе были из основного состава, каждый обладал определенной популярностью и своей группой любителей. У Рин и Лена была самая большая группа почитателей, поклонники Луки преданнее всех посещали спектакли, и даже Мику, только недавно попавшую в труппу, многие узнавали в лицо.
  - Так мило. Интересно, будут ли у меня когда-нибудь поклонники?
  - Так ведь уже есть.
  Я изумленно обернулась и увидела Лена в дверном проеме. В руке он держал огромный букет синих цветов, небрежно закинув его за плечо, как бейсбольную биту. Его обыденный безразличный вид разительно отличался от того, что я видела на сцене, но сейчас он был еще и немного недоволен.
  - Л-лен! Когда вы...
  - М?
  Я смутилась, не найдя слов, и разговор прервался. Мы редко разговаривали с Леном: я держалась отстраненно и с трудом заводила разговор с другими, да и сам Лен был необщителен и беседовал обычно только с теми, кто был близко - а так как его постоянно окружали Рин, Мейко и Мэг, у нас почти не было шансов поговорить. Молчание становилось неловким. Я почувствовала, что должна продолжить разговор, и попыталась придумать, о чем говорить. Но, кажется, все, что можно было обсудить насчет спектакля, уже было сказано в общей компании, и ничего подходящего не лезло в голову.
  Взглянув на Лена, я тут же встретила его взгляд и поняла, что он вроде как рассматривал меня. Его голубые глаза в обрамлении золотистых ресниц были фактически того же цвета, что у его сестры, но производили совершенно другое впечатление - в отличие от веселого взгляда Рин, глаза Лена скрывали спокойный и незамутненный блеск. Но я знала, что на сцене его глаза лучились чувственностью и эмоциями. Сейчас они снова стали льдисто-голубыми, как обычно, но оба их оттенка казались мне прекрасными.
  - Не хочу, чтобы ты поняла неверно, так что... - вдруг начал юноша.
  - Неверно поняла?
  - Он всего лишь меценат.
  Я склонила голову на бок, пытаясь понять, о чем шла речь.
  - Ну, тот, кто принес мне цветы.
  - А... Вы что, эм... Меня слышали?
  - Я не хотел, но... Я случайно услышал, - признал Лен.
  - Простите! Это было грубо с моей стороны!..
  - Ничего. Все-таки вы же понимаете, что это совсем не так, - успокоил актер.
  Может быть, он поэтому выглядел таким огорченным? Хотя Лен и не выражал особого интереса в других, но с этим человеком - хоть и спонсором, но и поклонником тоже - он был не так уж сух в общении. С другими он в таких случаях показывал явное недовольство, но поддержка этого мужчины вызывала у Лена только улыбку, поэтому я по глупости поняла ситуацию неправильно, и мысли мои приняли неверное направление.
  - Ну и дождь на улице...
  Я взглянула на букет в руках актера и заметила, что он немного мокрый - с лепестков стекали капли влаги.
  - Да. Гаку сказал, что дождь будет до конца спектакля.
  - Гм, тогда так и будет. Спорю на что угодно, он завтра будет заниматься своими виноградниками.
  - А? Думаете, Гаку завтра опоздает?
  - Знаешь, за ним периодически не смотрит и... Ты знала, что он при удобном случае сбегает проверить свое поле неподалеку?
  - Н-нет, понятия не имела, - удивилась я, - Ах да, Кайто сказал, что сегодня Гаку пришел довольно рано, но потом его нигде не было. А разве это не потому, что он уходил забрать Мэг?
  - Может быть, и то и другое. Он мастерски это проделывает - все-таки он не Мэг и не влипает в истории типа сильных опозданий. И он не один разрывается между двумя работами: Лука и Мэг тоже часто занимаются другими делами, одна - модель, а другая пишет. Дело в том, что, если ты в итоге вкладываешь в постановки силы и талант в достаточной мере, то в остальное время можешь делать что угодно - никто не будет возражать.
  - Ясно... Вы все чем-то заняты помимо репетиций. Это расширяет кругозор и дает опыт для актерской игры...
  - Все верно. Одними репетициями исполнение до идеала не довести. Нужно много что делать, много где бывать - в общем, набирать опыт. И когда-нибудь я...
  - А?
  - ... Нет, неважно, - вдруг оборвал Лен. Мне показалось, что он немного погрустнел. Мы снова замолчали. Мне было сложно поддерживать беседу, так как мы редко разговаривали. Я попыталась о чем-то заговорить:
  - Эм... Лен, а что вы делаете в выходные? У вас есть хобби или...
  - Бильярд.
  - Ого! Точно, вы же говорили об этом с Гаку и Кайто! И, вроде как, Мейко умеет играть...
  - Угу.
  Плохо дело... Разговор снова зашел в тупик. Я ни разу не играла в бильярд, и хотя в театре была бильярдная, но я заходила туда только навести порядок.
  - Ааа... ам... Лен! -я с трудом выдавила из себя хоть что-то, - А какая у вас любимая пьеса мистера Бурле?
  Мы на секунду встретились взглядами, но он тут же отвернулся. Я не могла понять его выражение лица, которое оставалось неизменно холодным с тех пор, как он пришел в комнату. Молчание было таким неловким, что мне было просто необходимо придумать хоть что-то для разговора. Я была до глубины души огорчена собственной неспособностью вести беседу и мастерством выдавать неудачные вопросы.
  - Наверное, 'Тишь снежной ночи'... - после некоторой паузы ответил Лен.
  - О! Это и моя любимая тоже! Это была первая пьеса Бурле, которую я увидела - меня на нее привела бабушка, когда я была маленькой. Я тогда была так очарована историей, мне даже казалось, что я сама была частью пьесы... Я была так затронута спектаклем, что захотела стать актрисой!
  Неужели у этого талантливого актера та же любимая пьеса, что и у меня?! Это обыденное совпадение неожиданно осчастливило меня, и я продолжала говорить, хоть и понимала, что фразы получаются скомканными.
  - А, так она и тебе нравится, - понимающе кивнул Лен, - Она довольно мрачная и печальная даже для Бурле, но в ней есть что-то чудесное, что мне никогда не надоедает. Сама история прекрасна, но детали декораций просто завораживают. В каждой постановке по пьесе Бурле столько декораций... Даже снегопад - от пушистых хлопьев до бурана, все продумано для каждой сцены в отдельности. Все эти малозаметные детали и составляют миры Бурле.
  Мы разговорились - возможно, потому, что из сотни с лишним пьес Бурле мы любили одну и ту же.
  - Правда? Я здесь только полгода, так что... Я ни разу не видела 'Тишь снежной ночи' в исполнении основного состава...
  - А я и сам в ней пока не играл. Кто-то говорил, что после 'Безумной∞Ночи' собираются ставить ее.
  - Правда? Ого, жду не дождусь!
  Как же этот шедевр будет смотреться в исполнении этого состава? И главный герой, юноша, который теряет любимую... Может ли быть?
  - Да, похоже, больше некому, ну... Пока что некому, кроме меня, играть главную роль, - сознался Лен, - Но я бы смог, да и по возрасту подхожу.
  - Думаю, вы будете шикарны в этой роли, Лен! - заверила я, - Я бы так хотела видеть этот спектакль, поставленный в нынешнем составе...
  - Ну, это не так просто, как тебе кажется. Сценарий требует большего умения, чем другие, поэтому потребуется много репетиций. И я не сомневаюсь, кстати, что тебе тоже дадут роль.
  - А? - неужели мне тоже дадут роль? Снова? В еще одной пьесе Бурле? Я была уверена, что меня взяли на главную роль в 'Безумную∞Ночь' просто потому, что я была неизвестной дебютанткой из родной деревни мистера Бурле - просто чтобы 'внести свежую нотку', так сказать. Так что я была готова к тому, что мне дадут расчет, как только закончится спектакль, если я плохо справлюсь.
  - Ты сегодня... Очень неплохо отыграла.
  Я вскинула голову, не сумев скрыть удивления от нежданной похвалы. 'Довольно неплохо' - это ОН сказал о МОЕЙ игре! Я даже покраснела от удовольствия.
  - Так что, есть определенный шанс, что тебя возьмут и в следующий спектакль тоже, и ты останешься в составе. Но... - он перестал опираться на дверной косяк и шагнул ко мне. Проливной дождь звенел эхом в комнате, и между нами было пять с лишним метров, но слова Лена были слышны так отчетливо, что я разбирала каждое. Искусство говорить спокойно и при этом не тонуть в шуме вокруг, передавая и слова, и интонацию до самых дальних рядов зала... Мне еще предстояло научиться ему.
  - Если хочешь подняться выше - надо менять способ практики. В какой-то момент ты застопоришься. Надо больше уделять времени основам.
  - Основам?
  - Да. Не столько основам игры, сколько определенным навыкам, полезным для игры. Вот как ты думаешь, что для актера самое важное?
  Я задумалась ненадолго, ища ответ:
  - Ам... выразительность?
  - Неа.
  - Нет? А, гм... О-опыт?
  - Неа. Ну, то есть, это, безусловно, важно, но самое важное - проницательность.
  - Проницательность? - переспросила я.
  - Хорошая игра - это когда зритель забывает даже, кто он и где, погружаясь в то, что видит. Хороший спектакль - это декорации, помощь за сценой и, что важнее всего, актерская игра. Но актерская игра подразумевает многое. Понимаешь, это что-то типа... Умения изобразить ложь правдой.
  - Ложь - правдой?...
  - Проще говоря, обман. Мы дурачим публику, убеждаем их в том, что они смотрят на другую реальность. В этом и заключается пьеса. Сплошной вымысел, притворство. Мир декораций, реквизита, ненастоящих людей и выдуманных событий. И вот насколько ты сможешь притвориться, что это не так? Сможешь ли подать это все как реальность? В этом и есть наша работа.
  - Да, понимаю. Но при чем тут проницательность?
  - Нужно сделать из притворства правду и заставить зрителя ему поверить. Этот обман и требует проницательности. Допустим, я что-то делаю, а кто-то... А вот ты, допустим, смотришь. Ты ведь что-то почувствуешь, отреагируешь как-то на мое действие. И что если я могу предсказать, как ты отреагируешь, и почти никогда не ошибаюсь? Тогда я могу притворяться перед тобой сколько угодно без малейшего сомнения с твоей стороны - я могу управлять твоими чувствами.
  Я удивленно ахнула.
  - Вот если я сейчас изорву этот букет на твоих глазах... Испугаешься?
  - А?
  Лен подошел ближе, и в глубине его глубоких синих глаз блеснуло что-то безумное. Несколько лепестков, еще синее, чем его глаза, выпали из букета и опустились на пол. Я подскочила с места и рефлекторно отшатнулась от него.
  - Что я должен сказать... или сделать... чтобы испугать тебя? - продолжал юноша, - Воздействовать на твой взгляд и истоптать эти розы? Или ударить тебя, надавить на болевые рецепторы? Но в зависимости от человека то, что должно вызвать страх, может вызвать не страх, а злость или печаль... А для кого-то и радость. Да, всегда есть такая возможность. И все эти возможности смешаны воедино. Но нужен точный результат. Как выяснить? Что сделать, чтобы предугадать чужие эмоции?
  Лен остановился очень близко, лицом к лицу со мной. На его губах играла едва заметная улыбка, а немигающие большие глаза выдавали хладнокровную жестокость хищника, готовящегося напасть. Мне страшно... Почему мне страшно? Он говорил совсем обычно, а потом так переменился... Он стал совсем другим в одно мгновение. Он вскинул руку с букетом к потолку и резко взмахнул ей. Я закрыла глаза и сжалась, ожидая удара.
  - Ох, - в наступившей тишине раздался вздох Лена, - Было слишком страшно, да?
  - А? - я открыла глаза и увидела только синее размытое пятно - похоже, это были розы. В глазах все плыло от подступивших слез.
  - Ну извини... Я переборщил, - Лен посмотрел на меня виновато, - Ну не плачь... Прости.
  Я громко всхлипнула. Он просто дразнил меня! Всего только и сделал, что предположил, что может изорвать цветы или ударить меня и страшно посмотрел - и я немедленно повелась. Это было его актерское мастерство - я совершенно поверила ему. Я позволила себе пореветь немного, и он, занервничав, предложил мне платок, в который я не замедлила громко высморкаться, на что лицо актера слегка скривилось:
  - Ты сморкаться в него решила?... Ну ладно.
  - Это за т-то, что д-довели до слез...
  - Но я же извинился, - растерялся Лен.
  - Но я поняла вас.
  - А?
  - Наблюдая за мной, вы поняли, чем можно меня напугать. Вот зачем вы на меня так долго смотрели, - пояснила я.
  - Правильно. Я рад, что ты поняла, - юноша счастливо улыбнулся. Он все это время притворялся безразличным, чтобы скрыть свои мысли? Или он всегда так выражает эмоции? Я еще не знала. Откуда мне было знать, что он по-настоящему рад?
  - Я об этом даже не думала... Я просто хотела играть свою роль и надеялась, что людям понравится, как я играю... И всё.
  - Очень важно еще и погрузиться в реальность пьесы, посвятить себя тому, чтобы стать своим персонажем. Но все-таки нужно уметь читать настроение зрителя и других актеров, чтобы подстроить свою игру под них. Иначе никакой реальности не получится. Как сегодня.
  - Но я так увлеклась действием... Я стала Селянкой и совсем забыла быть Мику, и вообще ничего не видела вокруг.
  - Ну, это не худшее: засматриваться на зрителя и всегда следовать их ожиданиям - тоже не дело. Ожидания всегда приходится по-хорошему обманывать, но при этом давать им уверенность, что ты закончишь так, как нужно. Нестабильность беспокоит публику, и она перестает получать удовольствие от пьесы. Этот баланс - самое сложное.
  - То есть, просто увлечься исполнением - не годится, - повторила я.
  - Но это тоже важно. Чем сильнее стараешься, тем ближе к публике. Никто не будет недоволен, если увидит твое усердие, верно?
  - Н-ну да.
  - И если недотепа вроде тебя отчаянно старается сделать все возможное, это даже больше нравится людям, чем, если так делает обычный актер.
  Я в ответ только всхлипнула еще раз.
  - Я что-то разговорился. Я только одно хочу сказать: твоя искренность и доверчивость восхитительны, но этого мало, чтобы достичь чего-то большего. Надо учиться приемам - и использовать проницательность, чтобы обмануть зрителя.
  - Д-да.
  - Хотя, знаешь... Как зритель ты была бы хороша.
  - А?
  - Тебя легко обмануть, - усмехнулся Лен, - За таким доверчивым зрителем и надо следить - их легко заразить своими чувствами. Вот будет у тебя опыт, - продолжил он, - Может, и меня обманешь.
  - Я... попробую. Но это выглядит слишком сложной задачей - обмануть вас, - возразила я.
  - Это 'вас' меня раздражает, - вдруг заметил Лен.
  - А? П-правда?
  - Я младше тебя. Не надо на 'вы', - попросил юноша.
  - Но...
  Его молчание показалось мне давящим - похоже, мне следовало согласиться.
  - Поняла, в смысле... Понятно! Буду звать те, тебя... вас... на 'ты'... В смысле, стоп! Мне правда можно...?
  - Да, Мику, все в порядке, - юноша, хоть и был младше меня, обладал богатым опытом, гениальным умом и естественным актерским талантом. Я всегда стеснялась перед ним, таким взрослым и отстраненным на вид, но чувствовала, что он был хорошим человеком. Он тратил время, чтобы давать советы мне, неопытной, и даже выражал желание приучить меня спокойно разговаривать с ним без церемоний. Я все же хоть немного, но становилась для актеров компании Бурле настоящим другом.
  - А... Спасибо тебе. Правда, я... очень боялась... И не знала, могу ли находиться среди вас. Для меня ваша труппа всегда была чем-то заоблачным, я всегда восхищалась ей. И хотя я репетировала со всеми вами, такими чудесными... Но мне было сложно пройти через все это. Так что, ну...
  - Было бы печально, если бы ты решила уйти. Просто покинуть нас вот так, внезапно, как она - все бы...
  - Она? - переспросила я.
  - У нас была одна подруга, которая внезапно покинула театр, - помолчав, объяснил Лен. - Она без проблем брала на себя множество главных ролей, и играла она... ну, хорошо. И когда она ушла - нам было очень сложно.
  - О, ясно. Наверное, она была чудесной, раз ты так ее хвалишь! О, а когда Мейко говорила о проблемах с деньгами и 'бунтарях', она упоминала потерю близких... Это как-то связано?
  Лен слегка замялся, как мне показалось. Встретившись с ним взглядом, я уловила легкую горечь в его глазах, но он тут же отвернулся.
  - Ну, да, кое-что произошло. Но теперь у нас есть ты... и я возлагаю на тебя большие надежды. Все мы, на самом деле, - мое сердце пропустило такт, когда Лен сказал это. Все еще неловко смотря в пол, он негромко добавил, - Если даже ты должна будешь уйти...
  - Я, ну... я буду стараться еще больше! Я очень хочу оправдать ваши ожидания, Лен, чтобы вы и все остальные...
  - Я был бы благодарен... И вот опять 'вы'.
  - Ой!
  - И все-таки... Мейко же попросила меня позвать тебя. Ты уже закончила с делами?
  Вспомнив про дела, я глянула на груду газет под ногами. Несколько пачек надо было еще собрать, а потом отнести готовую работу работникам сцену.
  - ... ну я ей передам. Когда закончишь - иди к Мейко за кулисы, - Лен развернулся и направился к двери.
  - Э-эй! Ты забыл свой букет!..
  - Дарю тебе, - просто отозвался Лен, - Ты заслужила их сегодня... и это имеет смысл.
  - А? Но...
  - Я же парень. И я не люблю, когда мне дарят цветы, - Лен широко и мило улыбнулся. Так вот как он выглядит, когда действительно недоволен.
  
  
  *****
  Обеими руками ухватившись за мешок с газетами, я вышла из комнаты для реквизита и направилась на первый этаж. По пути я увидела Рин перед дверью в комнату отдыха ?2. Она бережно держала в руках заплечную сумку и явно с волнением озиралась вокруг. Мне тут же вспомнилась странная сцена перед спектаклем. Я внимательно оглядела Рин и заметила слабое шевеление в ее сумке. Приблизившись, я окликнула:
  - Рин!
  - А? Ой, Мику! А... эм... - внезапно сумка Рин медленно открылась. Из нее выпрыгнул котенок и, опустившись на пол, тихо мяукнул.
  - Аай! Кошка!
  - Мику, да тише ты! - шикнула Рин. Выходит, она протащила котенка в комнату отдыха. В театр нельзя было с животными, поэтому если бы кто-то из работников заметил ее, то Рин бы сильно ругали.
  - Вы... на улице ее подобрали?
  - Д-да... Никому не говори, ладно? На меня будут орать, что я принесла еще одну. Ну а что мне еще было делать? - Рин серьезно взглянула на меня, неспокойно хмурясь. Как ребенок, которого поймали за руку, теперь она пыталась оправдываться. Я всегда знала ее только веселой и бодрой девочкой, на равных общавшейся со взрослыми, так что мне было в новинку видеть ее пугливой и прячущейся из-за дворовой кошки.
  - И что, часто вы подбираете бродячих животных?
  - Да. Мне их просто так жалко! - Рин подняла котенка на руки, не дав ему убежать, - Его мамы не было рядом, и его чуть не переехала машина. На улицах-то сейчас из-за пожара очень людно. Если бы я его просто оставила...
  Рин тяжело глянула на котенка, но каким-то блуждающим взглядом, будто смотря мимо него. Она замолкла.
  - Я вас так понимаю. Когда вижу брошенное животное, то никак не могу пройти мимо. У меня у самой родителей нет, так что когда я находила котенка или щенка, которого оставили родители, то всегда пыталась забрать его домой. Бабушка всегда сердилась...
  - А? Мику, у тебя тоже нет папы?
  - Папа... Ну, мои родители умерли сразу после моего рождения, меня растила бабушка.
  - Ясно...
  Котенок выскользнул из рук девочки и скрылся в сумке: похоже, ему там нравилось. Рин погладила зверька по голове, касаясь своей шеи другой рукой. Я глянула на медальон, который она всегда носила:
  - Эм... Рин, а у вас тоже...?
  Рин тут же пронзила меня колючим взглядом, будто искала что-то во мне. У нее были такие же глаза, как у брата-близнеца тогда, в комнате для реквизита.
  - Ну... Нет, у меня есть отец! И мать... возможно.
  На краткий миг погрустнев, она тут же забыла свою мрачность и нервозность и бодро, как всегда, улыбнулась.
  - Но ведь у котенка теперь есть я! Так что все отлично.
  - Хотите его оставить? А вам разрешат держать его дома?
  - Да! У меня аллергия, но это ничего! - весело отозвалась Рин.
  - А?! И все должно получиться?
  - Ну да, вроде того. Мне и Лен поможет!
  Безопасно ли вообще человеку с аллергией жить с кошкой? И хотя она выглядела совершенно нормально, но я боялась, что у нее может начаться реакция, если она будет держать кошку у себя. Но она снова погладила котенка, сохраняя полное спокойствие.
  - Я ее пока у друга оставлю! Приду минут через десять, - пообещала она, - а потом будем готовиться к празднику в первой комнате отдыха! Ведь мы еще не совсем готовы к завтрашнему действию, верно? Ты сейчас к сцене?
  - А, да. Может, там еще понадобится помощь...
  - Тогда скажи всем собраться в комнате отдыха номер 1, как закончат с делами. Обсудим второй акт и отпразднуем сегодняшний успех. Хорошо?
  - Д-да!
  - А, и вот еще что: давай на ты!
  Забавно: то же самое мне только что сказал ее брат...
  - Просто подумала, что Лен наверняка просил о том же.
  - Откуда? - растерялась я.
  - Я знааала! Ах, Лен опять меня обошел! Вечно он отбивает у меня самое лучшее! Хотя все знают, что это Рин поднимает боевой дух компании!
  У них что, телепатическая связь какая-то? Я была изумлена, что она угадала мой разговор с Леном. Если, не дай бог, она не подслушивала за дверью... Нет, вряд ли. Может, это было следствие той самой 'проницательности', о которой говорил Лен.
  - А, да, и Лука же. Как тебе ее подарочек?
  - А? А, да, платок... Он такой милый, мне даже жалко им пользоваться.
  - Чудесно! Вообще-то она купила его пару дней назад при мне, - сообщила Рин, - Она его так деловито выбирала! Вообще-то она хотела тебе его подарить, когда закончится третье действие... Ой, но не говори ей, что я разболтала, она разозлится!
  С этими Словами Рин помахала мне рукой и скрылась. Когда она исчезла из вида, я бережно достала платок и оглядела его опять. Лука, та самая Лука выбрала его специально для меня... У меня начало печь глаза, и я протерла их платком.
  Ко мне относились как к другу... Этот восхитительный факт придавал мне сил постараться и завтра тоже. Я должна была приложить больше усилий, чтобы хоть немного отплатить им за их доброту. Завтра надо было собраться и загладить ошибку.
  
  
  *****
  Когда Рин ушла, я направилась за кулисы. Работники сцены, осветители и декораторы были все в сборе, заканчивая приготовления к завтрашнему дню. Кайто был тут же, раздавая указания с середины сцены. В левой части кулис я увидела Мейко, Гаку и Мэг, что-то обсуждавших с мастером по реквизиту.
  - Ах, именно! Вот тогда. Хоть она и довольно неловкая обычно...
  - Ну да, если подумать, ты права. Она как будто стала другим человеком!
  - Меня так тронула ее сегодняшняя игра, а еще Мику очень помогла мне с реквизитом, хотя... Ой, Мику, это вы!
  Они, похоже, обсуждали меня. Я постаралась скрыть нервозность, подходя к ним:
  - Все отлично получается! Эм, извините, что задержала вас, Мейко.
  - Ну, я так и думала. Тебя близнецы задержали, да?
  - А? О-откуда вы...
  Лен, Рин и теперь Мейко так точно угадывали мои действия, будто следили за мной все время. Это было уже не столько удивительно, сколько жутко. Судя по их лицам, они всего лишь предполагали, но тогда как...
  - Откуда, говоришь? А вот секрет, - усмехнулась Мейко, - Но у тебя по глазам все видно, так что не проблема угадать.
  - Все так явно? - вздохнула я.
  - Да, очень! Но это не плохо. Это даже умильно.
  - Умильно...?
  - Именно. По вашим глазам видно, что вы замечательный человек. Это забав... кхм... Это изумительно, - поправился Гаку.
  - Гаку, вы точно хвалите Мику? - нахмурилась Иа, - Вы и раньше мне сказали что-то вроде 'Этот промах был просто прекрасен! Я много лет не видел такой умори... кхем, такой изумительной по своей изящности ошибки'. Я даже не знаю, приятно это или обидно.
  Гаку только неловко улыбнулся в ответ.
  - Гаку любит делать комментарии об 'изумительности' чего-то, но такие комплименты далеко не всегда приятны, - подтвердила Мейко, - Я как-то несла части декорация, и он вдруг выдал: 'Мейко, ваши бицепсы просто изумительны! Как это удобно, должно быть'. Это был удар по самолюбию!
  - Н-неужели? - искренне удивился и расстроился Гаку, - Но я, ох, я же... от всего сердца...
  - Похвалить мускулы девушки от всего сердца?! Гаку, да ты правда ничего не понимаешь в женщинах, - взвилась Мэг, - Я, конечно, могу разойтись, когда пишу, но все-таки я тоже хрупкая девушка где-то в душе! А ты вечно спрашиваешь меня, наелась я или еще голодная, при этом получается, будто я какая-то обжора! Ну, я люблю поесть, но всему же есть пределы!
  - Ооо, он и мне такое говорил!
  Обвинения от обиженных бездумными словами девушек обрушились на Гаку лавиной. Он отступил, испуганный их напором, и затравленно огляделся. Обычно спокойный и улыбчиво-сдержанный, в панике он выглядел крайне забавно.
  Спокойствие и порядочность Гаку создавало ему популярность у женщин без каких-либо фривольных слухов - он просто был серьезным и мягким молодым человеком. Но при всем его добродушном характере, я нередко слышала, как его отчитывали за какие-нибудь промахи, особенно девушки. Не знаю, как бы точнее выразиться, но он никогда не сомневался в людях, был склонен к излишней простоте, и ему многое снисходительно прощали, когда должны были бы предостеречь. И это часто раздражало женщин.
  Он съежился, покраснел и сдвинул брови, разом растеряв всю свою обычную солидность. Сейчас он, погрустневший и сжавшийся, напоминал собаку, которая сделала что-то по своим меркам хорошее и теперь не понимает, за что ее бранят. Мне стало жаль его, и я попыталась прийти на помощь.
  - А... а вот мне кажется, что некоторая прямолинейность Гаку просто прекрасна! Он обычно такой взрослый и серьезный, что иногда, когда на него начинают ругаться, он становится очень милым. Подумать только, что Гаку - такой разносторонний человек.
  - О, Мику, спасибо вам большое, - немедленно отозвался Гаку.
  - Мику... Но это же... но речь совсем не о том. Гаку, тебе правда кажется, что это что-то хорошее? - Мейко сделала кислое лицо и тяжело вздохнула.
  - Гм, а мне кажется, что у Мику и Гаку есть что-то общее, - заметила Мэг, - Ну, они же оба стараются быть серьезными, но им это просто природой не дано! Я иногда даже не знаю, что ответить на их такие высказывания.
  - Ну, Мэг, у вас все-таки хорошо получается. Думаю, это придает им собственный шарм, - кивнула Иа.
  - Иа, не надо бить лежачего. Но вообще-то да, быть только серьезными и чопорными довольно скучно... Может, несколько неудачных черт дополняют их образ.
  - Н-неудачных черт?
  - А это был комплимент! - поддразнила Мейко. На этом перепалка закончилась, причем три девушки широко улыбались, а Гаку окончательно скис и погрустнел. В отличие от более современного Кайто, он придерживался традиционных взглядов, особенно в том, каким должен быть джентльмен. Поэтому с женщинами он всегда был неизменно учтив, так что возразить им на их подколы он практически не мог.
  Со вздохом Мейко обернулась ко мне:
  - Ну ладно, Мику, ближе к делу. Я насчет последней сегодняшней сцены. Из-за сломавшихся часов тот момент, когда ты уронила письмо, немного смазался. Не помнишь, куда именно оно упало? Покажи как можно более близко - я же первая выхожу на сцену, значит, мне придется класть письмо на место. Поможешь?
  - Да, конечно. А, Иа! Я закончила с этим, проверьте, пожалуйста, - я протянула мастеру по реквизиту мешок с газетами.
  - Ничего себе, вы все это сделали... Спасибо большое, вы меня очень выручили с этой муторной работой!
  - Всегда пожалуйста!
  Иа очаровательно улыбнулась мне и вернулась к другой работе. Я вернулась на сцену - помогать Мейко с подготовкой ко второму акту.
  - Помощь с реквизитом... Ничего себе.
  - Да нет, я все равно не умею ничего полезного, - покачала головой я.
  - Иа работает сверхурочно, чтобы успеть сделать и декорации, и реквизит. Уверена, ей даже незначительная помощь очень дорога. Рук не хватает ужасно.
  Я вспомнила недавний рассказ о том, что многие ушли из-за конфликта за полтора года до моего появления. Поэтому, чтобы успеть соорудить огромные сложные декорации вовремя, всем работникам театра приходилось работать больше обычного.
  - Эй, все! Слушайте внимательно! - громко, чтобы всем было слышно, огласил Кайто, оглядывавший сцену и раздававший указания, - Мы почти закончили приготовления к завтрашней постановке. Закулисные работники, у вас еще будет работа рано утром, так что отправляйтесь домой и отдохните как следует. Остальные - заканчивайте поскорее, чтобы пораньше разойтись по домам. Актерский состав, нам нужно сделать пару финальных проверок. Простите, что задерживаю, но как только закончим - собираемся в комнате отдыха.
  - Извините, Кайто... - быстро спросила Маю, оказавшаяся за спиной лидера, - Я из закулисного персонала, но... Можно же делать что угодно?
  - Разумеется, если это не помешает вам завтра. Похоже, что мы не сможем устроить банкет для всех. Передайте остальным. Ах да, Маю... не переборщи с алкоголем. Удачно поработали!
  - Хорошо! И вы тоже! - Маю поблагодарила лидера, а затем обернулась к команде и, заулыбавшись, показала 'о'кей'. Получив прямое разрешение, работники направились к выходу: похоже, они планировали сами отметить успех где-нибудь в баре.
  Я вдруг вспомнила, что Рин просила позвать актеров на небольшой праздник в комнату отдыха, а я и забыла об этом.
  - Ой, Кайто! Рин сказала, что она хотела встретиться с актерским составом, чтобы обсудить завтрашние дела и устроить банкет.
  - Отлииично! Время возлияний! Мэг, ты же знаешь, что от тебя требуется... - Мейко заулыбалась до ушей при слове 'банкет'.
  - Ох, Мейко, я тебе что, мини-бар? Я знаю, что ты любишь выпить и все такое, но вот это уже эксплуатация, - Мэг, в начале карьеры работавшая в баре, знала очень много об алкоголе. Она знала множество рецептов коктейлей, сортов пива и способов правильно употреблять спиртное. Судя по всему, сценаристка тщательно исследовала все, чем ей приходилось заниматься, поэтому она могла сравниться с первоклассными барменами. И не только в спиртном: она мастерски работала с любыми напитками, особенно с чаем и кофе. Нередко актеры просили ее сделать им какой-нибудь напиток, особенно Мейко, любительница чая и алкоголя.
  - Н-ну, это вовсе не так.
  - Ну конечно~, - недоверчиво протянула Мэг.
  - Конечно, конечно! И еще - я же знаю, что ты мастер не только в коктейлях! Твой чай - самый лучший в мире! Эй, Мику, ты ведь тоже обожаешь чай Мэг? - Мейко увильнула от темы и теперь искала моей поддержки. Мэг свирепо глянула уже на меня.
  - А? Д-да! Когда Мэг впервые напоила меня чаем с молоком... Я никогда раньше не пробовала ничего лучше, это был такой волшебный вкус... - поспешно подтвердила я.
  - Хорошо сказано, Мику! Ты совершенно права! Мэг хороший человек, и умеет делать не только хороший алкоголь, но еще и отличный чай, кофе и что угодно еще. Никогда не подведет! А еще она сценаристка хоть куда! И ко всему прочему играет она блестяще, ох, какая одухотворенность! - распевая Мэг дифирамбы, Мейко уже начала смешивать в одну кучу все, что можно. Нет, все это было правдой, но даже Мэг отлично понимала настоящие намерения, скрытые сейчас за этим восхвалением.
  - О боже, Мейко, ну довольно, я сейчас покраснею! Ну ладно, в память о сегодняшнем успехе я сделаю тебе твой любимый коктейль Особый-Для-Мейко!
  - Урааа! Неслыханная щедрость! Славься, Мэг, королева всех напитков!
  - М-мэг! (Она опять забыла обо всех ваших добродетелях, кроме алкогольных...)
  - Кхм, ну разумеется! - поддержала Мэг, - Что ни говори, а я все знаю о напитках! Особый-Для-Мейко делается из алкоголя премиум-класса и обычно стоит больших денег... Но сегодня у нас акция! Потому что сегодня - памятный день первой в истории постановки 'Безумной∞Ночи'. Мику, в награду за твое усердие в главной роли я сделаю тебе Особый-Для-Микушки!
  - Особый для... Микушки?..
  Все-таки Мэг снова повелась на сладкие речи Мейко и снова готова была подработать личным барменом. Гаку не находил слов, наблюдая за ними, и только вздыхал:
  - Чувствую, кто-то сегодня выпьет лишнего.
  
  
  *****
  Когда мы с Мейко закончили проверять подготовку к началу акта, было уже одиннадцать вечера. Кайто, Гаку и Мэг уже ушли наверх, так что за сценой оставались только Мейко и Иа.
  - Эй, Мику, как там Рин была, в порядке?
  Неожиданный вопрос поставил меня в тупик. А почему ей быть не в порядке?
  - Э... Полна жизни, как и обычно... наверное?
  - Ясно. Ну и славно, - кивнула актриса, - У нее же астма, вот я и думаю...
  - А?
  - А ты что, не видела? - удивилась Мейко, - Я была уверена, что она притащила очередную кошку или еще кого-то во вторую комнату отдыха.
  - А, эм...
  Рин, Лен и Мейко предугадывали мои действия и считали, что я для них - открытая книга, но Мейко в этом, видно, особенно выделялась. Она наблюдала за каждым, улавливая малейшие движения. Неужели эта 'болезнь' передавалась сценическим путем - или это была именно отличительная черта самой актрисы?
  - Она сказала тебе не признаваться? - Мейко улыбнулась и приложила палец к губам, - Да тут и скрывать нечего, она постоянно так делает.
  - Ам... Рин сказала, что ей стало жалко котенка, и она не могла просто оставить его, так что...
  - Да знаю я, - перебила Мейко со смехом, - Как увидит - так и пройти мимо не может. Но у нее аллергия на кошек, да еще и астма вдобавок. Хотя ее лекарство неплохо помогает в последнее время. Раньше было хуже.
  - Я не знала. То есть, она даже себя не жалеет... Какая же она хорошая.
  - Я даже знаю, почему.
  - А?
  - Слушай, ты знаешь Ф. Мирора? (прим.: как выяснилось, в оригинале он Mirooru, отсылка к зеркалу, но добрая славная vgperson решила, что Милорд будет красивее. Не согласен с ней.)
  - Д-да! То есть, того самого Мирора? - уточнила я удивленно, - Того, что один из лучших актеров в Западном... да во всем мире?!
  - Он их отец.
  - Ч-чтооо?!
  Я была в шоке! Господин Мирор был всемирно известным заслуженным актером, который начинал в Вест-Энде как театрал, но перебрался со временем в мир кино. Мужчина благородного, прекрасного и чуть призрачного облика и гениальный актер, способный заворожить зрителя миром пьесы в одночасье. Он уже больше десяти лет был любимцем женщин по всему миру.
  - Только это держится в строжайшей тайне от общественности. Но раз уж Рин тебе открылась, то можно тебе сказать. Я предполагала, что она и сама тебе признается рано или поздно.
  - А... конечно, я никому не расскажу! Никогда! - от всего сердца пообещала я, - Но, ох... То есть у господина Мирора есть дети...А я не знала даже о том, что он женат. Если подумать, они похожи на отца, правда?
  Представив себе звезду экрана, я сравнила его с близнецами и даже начала ощущать схожесть.
  - Ну конечно. Правда, он их бросил.
  - А? То есть..
  - С младенчества их растили родители Мирора, и имя матери держалось от детей в секрете. Лен говорил, что сам Мирор навещал их примерно раз в год - а то и реже. Их воспитали с мыслью, что отец слишком занят работой, чтобы приходить, и детям оставалось только смириться. И все-таки они очень ждали встреч с отцом, даже не зная, будут ли они. Однако в один прекрасный день они осознали, что все это - отговорки, а их отец просто не хотел детей... И их бросили на бабушку с дедушкой. К тому времени, Лен уже начал это осознавать, но Рин продолжала верить в добрые намерения отца... и ей от этого было больнее. Она всегда избегает разговоров о родителях, знаешь ли. Ей просто тяжело говорить. Если заставлять ее вспоминать об отце, у нее может даже начаться приступ астмы.
  - О, ясно... Все настолько тяжело. Значит, поэтому она сказала 'у тебя тоже'...
  - А? Тоже?
  - А, ну... Мои родители умерли после моего рождения, - призналась я, - И меня растила бабушка. Но я своих родителей совсем не знала, поэтому меня это не мучает. Так что обо мне беспокоиться не нужно.
  - Гм, значит, тебя тоже растила бабушка. И как она сейчас?
  - Ой, на самом деле... Ее не стало где-то год назад. Поэтому я и решила отправиться исполнять мечту и переехала в Вест-Энд, - я коснулась браслета на запястье, напоминания о бабушке, которое она дала мне перед смертью.
  - Прости, что задела больную тему, - Мейко показалась мне обеспокоенной и огорченной, как будто речь шла об её собственной утрате.
  - Все хорошо. Я всегда храню с собой напоминание о бабушке и, знаете, все в порядке! Она всегда говорила мне, что ее главное желание - увидеть, как я исполню свою мечту.
  - А ты сильнее, чем кажешься, - по-матерински ласково улыбнулась Мейко, - Твоя бабушка может не беспокоиться за свою мечту.
  - Все будет хорошо, мисс Мейко. Вот только - а как же Лен? Ну, он же...
  Мейко подняла чуть наклоненную вперед голову и сбивчиво заговорила, немного хмурясь:
  - А, Лен... Ну, он взрослее, чем выглядит. Рин всегда такая веселая и умная, но ей бывает очень одиноко, поэтому она немного ранима. Она наверняка все еще думает об отце... Поэтому Лен знает, что должен ее поддерживать... Как мне кажется. А еще Лен, похоже, больше обеспокоен насчет матери, чем отца.
  - А насчет их матери...?
  - О, ну этого я даже знать не могу. Даже не знаю, жива она или мертва, актриса или кто-нибудь из простых людей... Лен один раз даже спросил у отца прямо, но тот ему не ответил. И мальчик понял, что если бы мать была мертва, то у отца не было бы причин скрывать даже ее имя от детей. Раз Мирор не говорил о ней - значит, она была жива. И Лен готов на многое, чтобы найти свою мать... - поглядев на меня, она сменила тон, - Ну, не хмурься. У них все хорошо. Они еще юные, но подбодрить друг друга могут. И Кайто заботится о Рин, ты же знаешь.
  - А, да...
  - Похоже, что у Кайто было что-то похожее в юности, поэтому он и Рин понимают друг друга в своем одиночестве. Поэтому он заботится о ней почти как отец.
  - Ясно... Даже Кайто?
  - Ну, я думаю, у каждого есть грустные моменты в прошлом. Но теперь-то мы здесь, и у нас есть друзья.
  - Друзья... - это вызвало у меня укол зависти. Хоть актеры этой труппы и были необычными и независимыми людьми, но в чувствах у них всегда было единство. И их объединяли очень теплые дружеские узы.
  -И ты, конечно, тоже наш друг.
  А? - я не поверила своим ушам.
  - Все уже давно приняли тебя как друга... Ну ладно, не так уж и давно. Тебя никто не торопит, конечно, но я была бы рада, если бы и ты считала нас друзьями.
  - Н-нет, я уже! Я уже считаю, ну...
  - Ох, правда? Спасибо, Мику.
  - Д-да!..
  - Но мы немного заговорились, - улыбнулась Мейко, - Нас уже все ждут.
  - Ах, извините! Мейко, вы идите вперед, начинайте праздновать! А мне еще нужно кое-что... ну...
  Я глянула на сцену. Прожектор все еще работал, и в его свете Иа оставалась одна, наедине со сломанными мной часами.
  - Хорошо, приходи поскорее, как только закончишь.
  Мейко поняла меня без лишних объяснений и направилась в комнату отдыха. Когда она ушла, я направилась к Иа, чинившей часы в свете прожектора, желая предложить помощь.
  - Ой, Мику, это вы! - удивилась она, - Спасибо еще раз за помощь. Я почти закончила, остались только часы, так что не переживайте.
  - Эм... Мне очень жаль. Это по моей глупости часы сломались, и по моей вине вы теперь задерживаетесь...
  Иа взяла в руки стрелки, отбитые мной по неосторожности во время спектакля. Я слышала, что весь театр искал идеально подходящие для пьесы напольные часы, и в конце концов выбраны были совсем антикварные. Они немного отличались по устройству от современных, и Иа теперь была в явной растерянности, не зная, как работали механизмы.
  - Не знаю, как мне загладить вину...
  - Пожалуйста, не переживайте так! По-моему, стрелки отвалились больше потому, что крепления разболтались. Эти часы такие старые, что заставить их работать уже стоит труда. Поломки - дело нередкое... Сначала надо выяснить, почему они остановились, починить, а потом только приделать стрелки... Так, сюда что, этот болтик?
  - Ого, так вот как часы выглядят изнутри. А вот эта деталь не отсюда? - я присела рядом и подала ей небольшую детальку, лежавшую под ногами.
  - Спасибо. Я сама не бог весть какой механик, но Кайто научил меня обращаться с часами, когда мы купили эти. Вот он разбирается... Кажется, он собирает какой-то антиквариат и старинные вещи. Часы были дорогие, но он тут же захотел их себе и даже заплатил из своего кармана.
  - Надо же! Я и не думала, что сломала что-то столь важное.
  - Да вы только стрелки отбили, ничего страшного! - заверила Иа, - Даже Кайто не злился, что уж говорить, а у нас каждый что-нибудь да испортил. И немало 'чего-нибудь'. Что же было из самого жуткого... Ах да, когда Лука... Она тогда разошлась и в пылу исполнения исчеркала исторически ценную картину - вот ЭТО была катастрофа!
  Она рассмеялась, вспоминая эту сцену. Но где-то в глубине ее глаз читалось, что ей не очень-то смешно. Я пришла в труппу совсем недавно и еще не все рассмотрела, так что мне многое было неизвестно. Например, коллекция Кайто или случай с Лукой и картиной - я и понятия не имела об этом.
  И актеры, и работники театра были серьезными, но добрыми людьми, так что я очень хотела сделать для них и вместе с ними все, что могу. Но время - время нельзя было восполнить сразу, как бы я этого ни хотела.
  - Так что, знаете, у всех свои странности, но все они замечательные люди, так что вы с ними отлично поладите, Мику. Ну, то есть, вы ведь уже довольно-таки сдружились, - как будто почувствовав мои сомнения, Иа попробовала меня ободрить.
  - Ну, может быть... Они почти как семья.
  - Ну, я здесь уже почти десять лет, и не то чтобы эта семья была с самого начала. Когда я пришла, даже Мейко была еще новичком. Потом появился Кайто - по случайности. Мейко встретила его в баре здесь неподалеку, они сдружились, и Мейко привела его сюда. А потом оказалось, что он из богатой семьи...
  - Что?! Богатой...?
  - Ну, да, он это скрывает, так что многие не в курсе.
   - Он, похоже, не хочет наследовать дело отца, вот в чем дело. У них там дворянский род на много поколений, и отец Кайто - управленец в какой-то глобальной корпорации, представляет страну... Так что Кайто с детства давали блестящее образование и готовили в управляющие компанией. Он говорил, что воспитывали его в большой строгости. Из-за этого, он больше всего в своем образовании любил короткие перерывы на отдых. А так как его мать любила пьесы Бурле, это повлияло на него. Но мать была болезненной и отошла, когда Кайто был молод. Возможно, из-за этого Кайто тайно готовился стать актером. Когда Мейко привела его сюда - вы бы видели, как странно он был одет! Оказалось, сбежал из дома, переоблачившись, и отправился путешествовать.
  Я вспомнила, как манеры Кайто создали во мне ощущение чего-то королевского, и я сказала, что он напоминает мне дворецкого в королевском замке. Мейко и Лука тогда посмеялись, ничего не сказав, но ведь он, оказывается, самый настоящий дворянин... В то же время, как грубо было сказать ему такое! Я снова разозлилась на себя и опечаленно опустила голову.
  - А, вот в чем дело...
  Иа задумалась, не зная, как понять мое огорчение, а потом продолжила:
  - В общем, все быстро решили, что Кайто годится в труппу, и он стал принимать участие в спектаклях. Но однажды его все же нашли... Как-то, значительно после того, как он появился, к нам вломились люди в черных строгих костюмах - довольно сурового вида. Это были люди отца Кайто и они пришли забрать его обратно силой. Они даже пытались давить: угрожали, что, если он не вернется, что-то может случиться с труппой, которая и без того была в шатком положении...
  - Они угрожали разрушить вашу компанию?!
  - Именно. Все были изумлены и умоляли их передумать. Сама Мейко убила много сил, чтобы попробовать уговорить отца Кайто.
  - Но никому не пришло в голову, эм... Отослать Кайто обратно? Он ведь только появился, а вместе с ним все эти проблемы... - засомневалась я.
  - Я и сама боялась, что все этим кончится. Но труппа всегда ценила людей, по-настоящему восхищавшихся пьесами Бурле, и бросала все силы на то, чтобы не отдавать таких людей. Все тогда объединились - от работников до актеров... А людей, готовых драться за него, было очень много. И сейчас, наверное, тоже.
  - Невероятно...
  - Ну а как же! Все решили защищать Кайто до последнего - а знаете, что потом сделал сам Кайто?
  - Хм? Ну, вряд ли такой ответственный человек просто стал бы смотреть, как рушится театр.
  - Он сказал отцу, что покажет ему спектакль - настоящий спектакль - а потом уж пусть тот решает. Отец, видимо, предполагал, что для Кайто это будет последний спектакль. А Кайто тем временем занялся делом - он тогда сделал пьесу со всем основным составом всего за месяц. Ставили одну из самых знаменитых работ Бурле, 'Черную Клятву'. И вот мы поставили 'Клятву', а в финальной сцене Кайто - он тогда играл ангела, который во искупление своих грехов совершает самоубийство фруктовым ножом - на самом деле ударил себя ножом. Сначала все удивились, до чего натурально получилось, а потом поняли, что кровь-то настоящая... Мы так паниковали. Даже его отец перепугался и весь побледнел. Его быстро доставили в больницу, он там пролежал без сознания два-три дня... Он был на волосок от смерти. Отец все это время места себе не находил - он и не думал, что его сын так упрям. Когда Кайто очнулся - все рыдали от счастья. Мейко даже врезала Кайто по лицу - 'Ты что творишь, говорит, придурок'... А Кайто ей ответил: если это была моя последняя пьеса, то я хотел показать всю мощь театра. Я хотел показать себе, насколько реальным можно сделать выдуманный мир спектакля. Простите, что напугал вас всех, но если я должен был проститься с театром навсегда, то я был бы рад проститься и с жизнью тоже. Тут уже даже отцу пришлось отступить перед его самоотверженностью. Он вроде даже обещал поддерживать труппу, но Кайто отказался от какой бы то ни было отцовской помощи. Он по своей воле выбрал этот путь и пообещал однажды преуспеть на нем и выручить театр из финансовых проблем.
  - Это было... наверное, так сложно...
  - Если бы мы приняли помощь отца Кайто, денежные проблемы сразу бы решили, - ответила Иа, - Но нельзя было бы сказать, что мы поднялись по-настоящему. Кайто говорит: нам нужно самим вернуть зрителя, вернуть театру былое процветание - или это не возвращение. И я с ним согласна. Мы продолжим делать хорошие пьесы... И приводить как можно больше людей сюда, в театр.
  - Так и есть... Даже если развлечение не приносит особого дохода, оно все еще приносит радость. Но если никто не получает удовольствия - такое развлечение и бесплатно не нужно.
  - Ага. И после того случая во всех что-то изменилось. Всех связала общая вера, общий идеал... Они ощущал свой долг: ставить хорошие спектакли и дарить зрителям счастье. И 'Безумная∞Ночь' дала им такую возможность. Пьеса с глубокой идеей и интересным сценарием, постановка стоила колоссального времени и усердия, состав актеров просто звездный, и репетировали все как сумасшедшие. Так что все мы правда надеемся, что это - наш шанс на оживление интереса к компании Бурле... Но все-таки у нас нет возможности сделать все безупречно. С деньгами у нас плохо, менеджеры хватаются за головы. И это еще учитывая, что у нас есть давние спонсоры, а отец Кайто все-таки тайно от сына снабжает нас финансово. А, и тот бизнесмен-поклонник Бурле, который носит Лену розы. Все равно долгов больше, чем прибылей. Ставить Бурле вообще очень дорого, нельзя что-то недоделать: декорации, костюмы, актеры, все. Но в этом, пожалуй, есть и доля удовольствия от работы.
  - То есть, вот почему Кайто всегда так решителен... И Лен тоже, и все остальные.
  - А, кстати: Кайто же помирился с отцом, они сейчас даже неплохо общаются, Кайто иногда ездит домой в отпуск. Однако я слышала, что его заставляют жениться, чтобы его ребенок, наконец, унаследовал дело семьи, - при этом Иа как-то горестно улыбнулась.
  - Каждый в труппе смог пережить что-то... очень важное, видимо. Это удивительно.
  - Вроде того. Я вообще думаю, что у актеров особенно часто встречаются душевные страдания в прошлом и особенно много усилий для любимого дела. Кайто и Мейко здесь уже больше десяти лет, Лука и близнецы - около пяти... А проблемы значительно увеличились года три-четыре назад. Где-то в это время - и при этом одновременно - Мэг, которая старалась стать сценаристкой, и Гаку, который держал свою ферму, спросили, нельзя ли как-нибудь помочь столь любимому ими театру. И их приняли. Они все же не оставили основное занятие, так что им пришлось совмещать. Мэг, хотя была только начинающей сценаристкой, играла уже очень хорошо и скоро вошла в основной состав. А, еще Гаку! Он играл в труппе за границей, так что у него были опыт и талант, позволявшие взяться за любую роль. Все были рады таким сильным союзникам и работали с ними заодно, чтобы поднять театр с колен. Так что, что бы от нас ни требовалось, мы справимся с этой пьесой. Она заняла год подготовки, и за этот год многое произошло. Мы многое обрели и многое же потеряли...
  Теперь Иа говорила то же, что уже говорил Кайто. 'Многое потеряли'... Не об этом ли говорили Лен и Мейко, упоминая ушедшую актрису?
  - Именно... Я слышала, что вас оставил один друг...
  - А? Это вы откуда услышали?
  - Эм... от Лена. Мне не следовало? - стушевалась я.
  - Да не. Гм, Лен... Понимаете, незадолго до вашего прихода в труппе была звезда, которая занимала много главных ролей. Они с Лукой часто спорили за место главной героини, - в голосе Иа почему-то чувствовался драматизм, - Она была дружелюбна ко всем, особенно к актерам, и даже помогала работникам сцены. Она была такой чудесной! И с 'Безумной∞Ночью' она прямо...
  - А?
  - Ох... Ну что это я все болтаю! - опомнилась Иа, - Простите, не надо вам голову этим забивать! У нас же теперь вы есть! Да, эта роль ваша, Мику, никаких сомнений!
  Судя по тому, как заволновалась Иа, я услышала что-то, что не должна была. После короткого молчания - Иа смотрела на меня почти болезненно - девушка снова улыбнулась в своей дружелюбной манере:
  - Ой, кстати: я же тайком пришла посмотреть на прослушивание на 'Безумную∞Ночь'. Смотрела и думала: не возьмут же они совсем новичка на главную роль! Кандидатов было так много, что прослушивание шло три дня. И к концу третьего дня нашелся человек, который идеально подходил на роль. Всем показалось, что это сама героиня сошла со страниц сценария. Она немного нервничала, но ее настрой был идеален для пьесы. Да, Мику, это были вы.
  - Я? Ох, нет... Это же совсем не... Мне еще многому нужно научиться, даже Лен так сказал.
  - А Лен сказал вам, как сильно мы в вас верим?
  Я не смогла ответить, но тут же с волнением вспомнила, каков был ответ.
  - Ну вот. Никаких сомнений нет, будьте увереннее!
  - Но я... Я сегодня ошиблась...
  - Ну и ничего! Все еще исправите, пьеса-то только началась! - подбодрила Иа, весело мне подмигнув. Ну да, переживать и мучиться ни к чему: я должна оправдать ожидания труппы.
  - Ну и славно, они заработали. Осталось прицепить стрелки.
  - А, хорошо! - я протянула руку за стрелками.
  - Ой, Мику, вы бы поосторожнее, тут часовая стрелка из ножа сделана. Или они его так спрятали, не знаю. Но они все равно острые, осторожно.
  - Хорошо! - я бережно подняла стрелки: они оказались довольно тяжелыми. Край часовой стрелки оказался остро наточен, так что мне пришлось очень осторожно передавать их механику.
  - Гм, сюда их, что ли... а? Ну, они здесь точно были! Странно, а как они держались? - удивилась Иа, разглядывая часы. Я взглянула на циферблат и удивленно охнула: на первый взгляд все подходило, но пазы совсем не подходили к деталям по размеру.
  - Может, Кайто надо спросить? Их же нужно только приладить на место.
  - О, давайте я потом сама и спрошу, - предложила я, - Мне все равно надо перед ним извиниться... В смысле, раз уж это его часы.
  Я взяла у Иа стрелки, завернула их в платок, чтобы не порезаться о часовую, и убрала в карман.
  - То есть, я на вас это оставляю?
  - Конечно! Ох, простите, что задержала допоздна: остальные-то домой уже ушли... Свет я сама погашу, вы можете идти.
  - Спасибо. Ладно, пойду я уже... - Иа поднялась и начала собирать разложенные рядом инструменты. Помогая ей собраться, я глянула на часы: было уже полдвенадцатого. Как уже поздно...
  - Эм... Мику? - окликнула Иа.
  - Да?
  - Вы сегодня так здорово выступили. Ну, я же пришла в компанию, потому что тоже люблю пьесы Бурле.
  Она помолчала и продолжила, видя, что я слушаю:
  - Я всегда об этом мечтала. На сцене стоять - это не мое занятие, я хотела поддерживать мир театра изнутри, вот так. Я знала, что кино обходит театр по популярности, а компания Бурле рисковала, но все же мне хотелось получить именно эту работу. Жалование небольшое, работы много, за сверхурочные не платят... Зато я знаю, что работа у меня стоящая. А теперь, с появлением 'Безумной∞Ночи', мы сможем подняться! Это все настолько похоже на чудо, что я невероятно счастлива. И вы, наша Золушка, наша дива из ниоткуда - самое чудесное из чудес! Благодаря вам у труппы есть надежда.
  - Благодаря мне?.. Но я же ничего... Меня просто случайно выбрали! Я сама как во сне, мне не верится, что такое могло произойти. Как будто меня все это время вела неведомая сила, а сама я только подчинялась. И не говоря уже о том, что я спутала сценарий...
  - Ну, удача достается звездам! - заявила Иа, - Если главный герой все проблемы может решить сам - не очень-то он и интересен, правда? Обычно героине почему-то не хотят помогать, ей не везет, но в конце концов удача улыбается ей и она, например, выходит за принца. Думаю, умение протагониста затронуть окружающих - это то, что в нем привлекает! К тому же, вы приложили больше всех усилий, Мику, я-то знаю, - добавила она, - Вы же так стараетесь! Приходите раньше всех, репетируете в пустом погребе... Не правда ли? Все знают.
  О боже! Неужели кто-то видел эту неумелую тренировку? И не только Иа, но и все остальные? У меня на лице, кажется, разгорался целый пожар.
  - Ну, все виднее вблизи, - рассмеялась Иа, видя мое смущение, - Знаете, у нас есть зритель, который присутствует на каждом, даже самом провальном представлении. Я его называю Барон фон Цилиндр - говорят, когда-то и самого Бурле в компании так называли. В общем, этот зритель - большой поклонник Бурле, и в подражание ему он носит старинный цилиндр и отпустил длинную челку, чтобы закрывала глаза. Уверена, таким людям ваше выступление будет по нраву. И, готова поспорить, у вас уже толпы поклонников!
  - Н-но я...
  - Да точно. Просто будьте увереннее, вы же звезда... Ну ладно, я уже собралась, пойду домой. Спросите Кайто о стрелках!
  - Обязательно! Спасибо вам!
  'Все виднее вблизи', вот как. Барон фон Цилиндр - это не тот ли мужчина, которого я встретила на улице утром? Определенно, на всех прижизненных портретах мистер Бурле был изображен в цилиндре и с густой челкой, прикрывавшей глаза, и преданные фанаты подражали этому образу. Подумать только, что тот джентльмен всегда покупал особый билет на наши пьесы...
  Иа скрылась за дверью, и я осталась на сцене одна. Я шагнула в центр светового пятна от прожектора, который все еще горел. Ноги у меня немного подкашивались: Иа была права, я была вымотана. Странный сон, спешка по людным улицам, опоздание, события в комнате отдыха, потом сам спектакль, ошибка в финале и разговоры с другими после... Я встряхнула руками, словно сбрасывая накопившиеся с утра переживания.
  Все даже знают о моих уже-не-секретных утренних тренировках. Эмоции, которые сопровождали каждый мой шаг и шаг каждого вокруг меня - всем в компании они были очевидны, меня видели насквозь. Мне было так неловко оттого, что я поняла, как легко они угадывают мои мысли. Однако еще больше я была рада, что мне уделяют столько внимания.
  Закрыв глаза, я вообразила знакомую картину из прошлого. Чуть углубляясь в небольшой, но густой лесок возле дома, я находила себе сцену. Никого больше не было: ни партнеров, ни работников, ничего - только мой воображаемый спектакль и я в главной роли. Когда пьеса заканчивалась, я становилась зрителем и дарила овации сама себе. Никто не видел мои маленькие представления, но мне хотелось, чтобы однажды люди увидели меня и стали мне аплодировать. Поэтому свои спектакли я стала считать тренировками. И сегодня впервые в жизни я заслужила настоящие овации.
  И вот я стояла на сцене. На той самой сцене театра Бурле, к которой всегда стремилась. Бабушка... Неужели моя места сбылась? На внутренней стороне браслета, который мать бабушки оставила ей, а бабушка - мне, было отчетливо выведено: Бурле.
  Прохаживаясь по сцене в задумчивости, оглядывая пустые ряды зала, я вдруг заметила боковым зрением какой-то отблеск. Обернувшись, я увидела: что-то белело на полу. Это было не похоже на реквизитное письмо, которое я роняла в первом акте. Подойдя к конверту на полу, я подняла его:
  - Адресовано... Мне? И мне показалось, что оно блестело...
  На реквизитном конверте не было никаких надписей, так что это явно был не он. Я оглядела бумагу на предмет чего-нибудь блестящего, но ничего не нашла. Адресант не был указан на конверте, адресатом была я. От кого же это письмо?
  Я открыла конверт и принялась читать. Мгновенно информация, содержавшаяся в письме, затопила мой ошеломленный разум. Руки задрожали, и мне вдруг показалось -весь мир, в который я верила, оказался просто далекой выдумкой, и все это была только пьеса.
  Пытаясь подавить раскручивающиеся внутри эмоции, я уже не могла себя контролировать, оказавшись во власти странных чувств. Мои ноги сами сделали шаг, другой... Вдалеке мне послышался сигнал зуммера. И чьи-то одинокие аплодисменты. Но я уже не могла остановиться, сорвавшись с места, и выбежала со сцены.
  ________________
  
  
  Глава 4: Начало Бесконечной ночи.
  
  
  Пытаясь сфокусировать взгляд на незнакомом потолке, я попыталась вспомнить все с самого утра. Собрав воспоминания воедино, я глубоко вздохнула и оглядела комнату, в которой находилась - проснулась я, как оказалось, на кровати с роскошным пологом.
  Да, точно, я опоздала в театр утром, занавес поднялся, прошел первый акт, потом я помогала с реквизитом... Потом меня подразнил Лен, потом я сказала Мейко о том, что Рин подобрала котенка. А потом, когда я была одна на сцене, я нашла письмо и прочла его... А что потом? Кажется, я слышала зуммер, который сигналит поднимать занавес, где-то вдалеке. Как я ни собиралась с мыслями, но так и не смогла вспомнить, что было дальше - в голове было пусто.
  Это... комната отдыха? Я не выспалась вчера, поэтому чувствовала себя ужасно уставшей. Может быть, в конце дня я просто отключилась от изнеможения. Выглянув в окно, я увидела в небе сияющую полную луну, едва поднявшуюся в самый пик. Значит, сейчас только полночь? Ветер за окном бушевал, раскачивая громадные ветви деревьев. Дождь уже закончился.
  Внезапно я услышала громкие звуки, немного заглушаемые ветром, похожие на глухой ритмичный стук. Откуда это? Жутковатый шум, кажется, эхом доносился откуда-то издалека - хотя, очень яркий и отчетливый, он будто бы был где-то совсем рядом. Оглядевшись, я никого не увидела... А затем звук прекратился. Наверное, показалось.
  Но что сейчас важнее - что делают все остальные? Я сказала начинать без меня, так что все наверняка уже отмечают в комнате отдыха. Уже так поздно, надо поспешить.
  Выбравшись из кровати и оглядев незнакомую комнату еще раз, я отворила дверь и оказалась в полутемном коридоре, освещаемом неровным светом развешенных по стенам через несколько метров ламп. Разве в театре был такой коридор? Нет, простоявшее уже сотню лет здание театра иногда обновляли с годами, но большинство помещений сохраняли благородное классическое убранство с самой постройки. Но все, что я видела здесь: светильники, окна, стены, настенные полки и кресла, - все разительно отличалось от привычного здания театра своим стилем. Они что, сделали перестановку, пока я спала?.. Нет, это просто смешно - да и заняло бы не один день.
  Пройдя по длинному коридору, я оказалась перед главной лестницей, ведущим к залу. Они тоже были отчасти похожи на знакомые мне комнаты театра и в то же время резко отличались от них. Где я вообще оказалась? Я подошла к лестнице и вгляделась в, как вдруг заметила Рин и Лена, сидящих возле часов в зале. Что-то лестница, кажется, стала длиннее... Они казались довольно далеко, хотя должны были находиться ближе.
  - Рин! Лен! - окликнула я, опираясь на перила. Но они не ответили. Не услышали, может быть? - Эй, вы двое!
  Близнецы разом обернулись ко мне:
  - Ах, ты ча-сы сло-мала, - протянула Рин.
  - О нет, о нет! Время ос-та-новилось! - подхватил Лен, - Это все ты! Если бы то-лько время остано-вилось! Ча-сы тебя услы-шали!
  Эти слова... Это же реплики, которые сымпровизировали близнецы после моего происшествия с часами. Конечно, в итоге все чудом вышло к лучшему, но в тот момент надо было спасать спектакль. Может, они прокручивали в памяти конец первого акта? Наверное, это просто очередная странная репетиция, чтобы лучше вжиться в роль. Рин особенно любила подшучивать над другими, так что она наверняка просто дразнит меня, напоминая об ошибке.
  - Эм, я правда очень благодарна вам за помощь. Благодаря вам пьеса, к счастью, не прервалась. Но, э... Я, наверное, уснула. Или, может, упала в обморок. Меня кто-то отнес в кровать? Я почти ничего не помню...
  - Упа-ла? Э-то ты о чем?
  - Я не зна-ю!
  Вот как. Значит, я не упала. Но как я тогда оказалась в кровати?
  - Все по-шли в кро-вать пешком!
  - Да-да, в кро-вать, спать!
  - Все? То есть, все уже спят, кроме вас?!
  Труппа собиралась обсудить завтрашний день и повеселиться в комнате отдыха. Возможно, они просто приняли слишком много алкоголя и захотели спать. Ну, то есть, не я одна устала за день, так что может быть... Но почему эти двое не спят?
  - Да. Праздник окон-чен, и все у-же пошли по ком-натам!
  Я этого и не знала - меня-то не было на празднике. Или, что еще хуже, я была там, но так напилась, что все забыла... Нет, такого быть не может, правда? У меня немного болела голова, когда я пыталась вспомнить вчерашнее, но явно не от похмелья. А это место... Если это не театр, то, наверное, дорогой отель где-нибудь в Вест-Энде, куда Кайто или, может, Лука поселили нас всех.
  - А е-ще спек-такль остановил-ся!
  - А?
  - Время останови-лось! - повторил Лен.
  - Да! Потому что часы слома-лись, время в пьесе то-же стоит на месте! - Рин показала на сломанные напольные часы, которые показывали несколько минут до полуночи. Они выглядели совсем как те, которые я сломала в конце первого действия.
  - Хехе-хе, остано-вилось! - Рин расхохоталась с застывшим на лице кукольным выражением. Да что же, наконец, не так? Мы разговаривали, и мне все же казалось, что разговор разладился. Атмосфера была чересчур подозрительной... Я спешно спустилась по лестнице, и близнецы поднялись мне навстречу. И странное чувство расстояния объяснилось - это было потому, что...
  Рин всегда была чуть ниже меня. Лен - примерно одного роста со мной. Но сейчас передо мной стояли две куклы ростом мне до бедра. Две самых настоящих куклы.
  - Шарниры?.. - разглядев кукольного мальчика, я совершенно отчетливо увидела шарниры на его коленях. Это был не грим, а натуральные кукольные ноги, немного отличающиеся строением от человеческих.
  - Ну, да! Мы не ска-зали? - удивился Лен, - Мы кук-лы!
  - Но как...
  - Что - как? То есть, как у кук-лы могут быть шар-ниры на ногах? Или как куклы могут разгова-ривать? Но это мы уже говори-ли: мы ведь живы-е куклы.
  Я поежилась при виде их жутких веселых ухмылок. Нет, я хотела спросить: 'почему вы стали куклами?' Лен действительно превратился в куклу - и Рин, хотя платье скрывало это, наверняка тоже. Глянув на нее, я увидела точно такую же страшную улыбку.
  Да, в пьесе они играли живых кукол, и оба много тренировались, чтобы хорошо играть свою роль. Но сейчас передо мной были настоящие куклы из 'Безумной∞Ночи'. Близнецы были талантливы, как и говорилось о них, так что их сложно было смутить. Но почему они так спокойны, хотя и превратились в кукол? Нет, как они умудрялись выглядеть довольными в такой момент?!
  Я со страхом глянула Рин в глаза и ощутила на себе их любопытный взгляд. Они были огромные. Даже больше, чем глаза настоящей Рин - они были по-кукольному большие. Их стеклянный взгляд создавал ощущение, что они на самом деле сделаны из стекла. Я ответила на ее взгляд - она не сморгнула, не отвела глаза. И смотрела на меня так же весело. Уголки ее губ были приподняты, но в глазах не было и тени улыбки... И не было зрачков в глубине этих стеклянных шариков.
  Я хотела убежать, скрыться от этой гнетущей парочки, но ноги меня не слушались, их свело судорогой, будто меня на миг парализовало. Надо что-то сказать... В ушах стучал собственный пульс, будто гремящий на весь беззвучный зал. Молчание пугало меня. Эти существа передо мной пугали меня
  - Я, м, я, я пойду остальных проведаю... Как они там! - выпалила я.
  - Яс-но!
  
  
  *****
  Я наконец смогла сдвинуться с места и тут же кинулась по сумрачному коридору слева от зала - прочь, не оглядываясь. Я слышала, как хихикают близнецы за моей спиной, слышала эхо этого жуткого хихиканья, отраженного от высоких потолков. От беспокойства, переполнявшего сердце, хотелось просто убежать отсюда немедленно.
  Рин и Лен были страшными... Нет, это были не они. И было страшно даже подумать, почему они стали такими жуткими. На секунду мысль закралась мне в голову, готовая пробудиться в полную уверенность , но снова затихла где-то в уголке сознания. Не может быть... Нет, не может быть Так не бывает! В любом случае, нужно найти кого-то, нужно позвать на помощь. Позвать...
  Точно. Нужно просто выйти на улицу. Даже после десяти вечера актеров еще могут ждать толпы фанатов за дверью. А сегодня пятница, и улицы будут людными допоздна. Кто-нибудь мне точно встретится. Я быстро направилась обратно в зал, надеясь, что не встречу близнецов... Дойдя до конца коридора, я заглянула в зал, туда, где стояли часу. К счастью, кукол там уже не было. Какое облегчение.
  Я попыталась открыть дверь, но от моих усилий она не сдвинулась ни на дюйм. Почему? Непохоже, чтобы она была заперта. Я толкнула дверь всем телом, но и это не помогло. Где тут еще выходы? Ага! Может, получится выбраться через окна в южном коридоре. Они не должны быть закрыты... Надо пойти попробовать.
  Но в этот момент мои ноги снова будто отнялись. Откуда я это знаю? Я еще нигде не смотрела, тем более не пыталась открыть окна. Я медленно шагнула вперед, сглотнув и подавив волнение.
  Коридор по обеим сторонам был украшен разного размера картинами всевозможных жанров - от портретов до пейзажей, и лунный свет играл на их красках, придавая новые оттенки. В конце концов, я добралась до большого окна на первом этажи и, похоже, оно не было заперто. Я толкнула его, как и дверь раньше, но ставни не поддались. Снаружи снова начался мелкий дождь. Порывистый ветер раскачивал деревья, и лес из-за этого выглядел особенно пугающе.
  Лес... Что я делаю в лесу? Лес, глубокая ночь. Незнакомый особняк. Рин и Лен выглядят как настоящие куклы. И хотя я точно не была здесь раньше, но ориентируюсь в доме... Откуда я так точно знала про окна в южном коридоре?
  Эта немыслимая идея предстала у меня перед глазами, и я сдержалась, чтобы без сомнения поверить в ее. Это было отражение пьесы... Мир 'Безумной∞Ночи'.
  Я не знала поместье, я никогда здесь не была. Но Селянка из пьесы знала его. Потому что перед танцами она вместе с горничной и куклами помогала закрывать окна. Эта незначительная деталь - насчет окон в южном коридоре первого этажа - была прописана в сценарии. Мое сердце отчаянно забилось, и меня начало трясти. Это сон... Хотелось бы мне, чтобы это был сон! Но это на самом деле был мир пьесы... Я кинулась обратно в коридор и вернулась к часам в зале.
  - Что вы тут делаете?
  Я изумленно обернулась на голос и огляделась, в панике ища его источник. В коридоре этажом выше оказался Кайто.
  - Кайто, это вы! - выпалила я, обрадованная встречей с нашим надежным лидером. В отличие от Рин и Лена, он выглядел абсолютно нормально и человечно. Я подбежала к нему по лестнице.
  - Не советую тут бегать. Поместье старое, а ступеньки довольно крутые. Один раз тут уже случилось несчастье, - заметил мужчина.
  - А?
  - Об этом поместье говорят разные странные вещи. И я много не знаю, даже прожив здесь годы. Меня начинают утомлять все эти сплетни о проклятиях и призраках. Ну же, все ждут в гостиной.
  - Эм, Кайто!..
  Я подошла к нему и взглянула прямо в глаза, с отчаянием заговорив:
  - Я такое видела! С Рин и Леном что-то не так! Они... куклы, у них руки и ноги на шарнирах! Они превратились в Кукольных близнецов! Скажите мне, скажите, где я?! Что случилось, пока я спала?!
  Кайто удивленно сморгнул и удивленно склонил набок голову:
  - Хм? О чем вы? У близнецов всегда были шарниры... Я получил этих двоих вместе с поместьем от своего деда. Слышал, что их создала ведьма, жившая в этом лесу... Но сейчас ее уже нет, так что я не могу точно сказать, всегда ли у них были шарниры.
  - Н... да нет же, я не об этом! Они же были людьми, совсем недавно!
  - ... не знаю, что вы хотите сказать, только я их унаследовал уже куклами. Что сделала с ними ведьма - я не знаю, но это явно было что-то колдовского рода. Они всегда были как люди и могли разговаривать с тех самых пор...
  Пораженная, я отвернулась. Кайто производил то же впечатление, что и близнецы - он рассуждал так, будто действительно был...!
  - Вы не видели чего-нибудь жуткого на этих лестницах? Призрака, например? - я почувствовала, как его глаза похолодели. Молодой аристократ благородных кровей, наследник многовековой фамилии, наделенный изысканными манерами и превосходным образованием, хозяин поместья, ежедневно управляющий чудаковатыми обитателями - вот кого я узнала в его ледяном и немного скорбном взгляде. Обычно спокойный и добродушный лидер, который всегда призывал нас к порядку, имел слабость к девушкам и поддавался на шутки Рин... Этот человек был совершенно на него не похож.
  - Ну, я бы не удивился, узнав, что вы на самом деле что-то такое видели , - вздохнул аристократ, - Странные вещи происходят в этом доме.
  Его чуть тронутые горечью глаза еще больше помрачнели.
  - Похоже, пропала следующая страница сценария.
  ________________
  
  
  Глава 5: Украденная страница.
  
  
  Все, кроме меня и Кайто, уже собрались в гостиной, когда мы туда пришли. Я отпила чаю, который мне услужливо подала Мэг. Медленно оглядев каждого из собравшихся, я ощутила дежавю. В первом действии спектакля Селянка приходит в поместье из леса и знакомится с обитателями дома; эта сцена создавала у меня точно такое же впечатление, даже настрой каждого из присутствующих был таким же. Огромная хрустальная люстра в центре вогнутого потолка и, конечно, больше половины свечей в ней не горели, из-за чего свет в комнате был тускловат. Даже декорации... Куда бы я ни посмотрела, всюду был идеально воссоздан мир пьесы.
  Хозяйка дома, Мейко, элегантно пригубила чашку чая и поставила ее обратно в блюдце с серьезным видом.
  - Кто бы мог подумать, что следующая страница пропадет...
  - Ах, что нам делать?! Спектакль без нее не продолжится! - и Мэг вдруг хихикнула, слишком довольная появлением проблем и приключений, чтобы на самом деле волноваться, - Но в то же время это даже интересно!
  - Что за напасть, боже мой, - Гаку даже во время общего волнения не переставал притирать столовое серебро - никакая чрезвычайная ситуация не могла уменьшить его усердия в выполнении своей работы.
  Однако, хотя они и были похожи на себя прежних, но можно было отметить значительные несовпадения. Мэг, хотя и бывала слишком увлечена эмоциями, но никогда не подшучивала над тем, что остальные считали серьезным. А если Мэг выходила за рамки, Гаку всегда мягко ее осаживал. Сейчас между ними не было этого уютного ощущения равновесия. Но, может быть, они только сейчас так себя ведут? Надо их сначала расспросить вместо того, чтобы предполагать.
  - Эм... Мэг, Гаку! - окликнула я. Но они на меня даже не глянули. Вместо этого ко мне обеспокоенно обернулась Мейко:
  - Что такое, мисс Селянка?
  - Это...! Я хотела поговорить с Мэг и Гаку... - я обернулась к Мэг и встретилась с ней взглядом. Она смотрела на меня с непониманием, как на что-то крайне странное. Гаку не отреагировал на свое имя вообще, сохраняя мрачный вид.
  - Мисс Селянка, с вами все хорошо?
  Селянка... Так меня звали в пьесе. Главная героиня не захотела представляться, поэтому остальные решили не называть себя в ответ, и действие продолжилось без объявления имен. Выходит... Называть их по имени не получится? Я вспомнила разговор с Кайто на лестнице. Я говорила имена близнецов и даже обращалась к Кайто по имени, но он всегда только озадаченно смотрел в ответ, а Рин и Лена называл 'близнецы' или 'куклы'.
  - Кайто!.. - попробовала я еще раз, но ответа не получила. Видимо, даже сам Кайто не знал, что он Кайто, и только недоверчиво смотрел на меня. Мое сердце снова забилось быстрее от страха, и на лице выступил пот:
  - Вы что... Вы все забыли?! Слушайте же! Неужели вы забыли реальный мир, забыли себя самих?! Это ведь совсем не похоже на правду, это странный мир... Мир пьесы! Лука... Мейко!
  Не в состоянии выдержать их непонимание, я подорвалась с места, крича и почти взывая к ним. Но Лука и Мейко, похоже, ничего не вспоминали, только молча наблюдая за мной.
  - Рин, Лен! Ну прошу вас...! - позвала я столь неожиданно уменьшившихся близнецов, к которым еще недавно не решилась бы обратиться так прямо - но они только распахнули круглые кукольные глаза. Ни один не отозвался на свое имя. Я отчаянно продолжала кричать, надеясь разбудить их, заставить их увидеть, что этот мир - только выдумка, фальшивка.
  - Погодите же... Мисс Селянка? Успокойтесь на минутку, - Мейко с сомнением смотрела на меня, - Вы, вы... В порядке? Я хочу сказать - очевидно, что это мир пьесы, но что же с того?
  Все внимательно смотрели на меня, как на сумасшедшую. Кажется, они даже были слегка испуганы и старались держаться от меня на расстоянии. Для них, для героев пьесы, незваная гостья, которая внезапно начинает задавать странные вопросы, после ночи в доме резко меняется, говорит непонятные им вещи... Конечно, они сочтут ее сумасшедшей. Но на самом-то деле все было наоборот!
  Они знали, что это мир пьесы. Даже обсуждали 'сценарий' и, что самое странное, отлично знали, что ему следуют! И в то же время они без сомнения думали об этом мире как о реальном. Как если бы спектакль заменил жизнь. В этом мире их настоящие личности, настоящие воспоминания просто исчезли.
  - Уверен, Селянка просто потрясена пропажей страницы, не так ли? Без следующей части сценария мы не знаем, как действовать, - обеспокоенно сообщил Кайто, - Так что ее можно понять. Все мы здесь несколько не в себе, и я сам тоже.
  Следующая часть сценария... Первый акт 'Безумной∞Ночи' был окончен, значит, сейчас уже второй. Но я никак не могла вспомнить, что же в нем должно происходить. Я даже и не заметила, какая череда странных событий произошла за последнее время. В моей памяти будто затуманило часть воспоминаний - я не могла вспомнить ни продолжение пьесы, ни что прочла в том письме.
  Внезапно я увидела на стеклянном столике книгу, озаглавленную... 'Безумная∞Ночь'! Ахнув, я схватила книгу. Вот он, сценарий, о котором шла речь! Я судорожно начала его перелистывать и обнаружила, что в середине вырвана страница. Попытавшись заглянуть дальше, я поняла, что... хотя и вижу текст, но не могу его распознать. И все дальнейшие страницы оставались для меня нечитаемыми, как я ни листала сценарий.
  Все, что я помнила из сюжета - первое действие, которое уже окончилось. Как и все остальные, я не могла читать сценарий дальше. Что это вообще значит? В глазах у меня потемнело, и, пытаясь не выдать желание закричать, я медленно положила сценарий на место, а затем убрала дрожащую левую руку в карман и вцепилась в лежащий там платок. Пугающее предположение, таившееся в уголке сознания еще с утра... Как я ни отрицала его возможность, но теперь его уже невозможно было отрицать.
  Все говорили, что время остановилось из-за того, что пропала следующая страница, и они теперь не могли перейти к следующей сцене. И, как я ни старалась, я не могла вспомнить эту самую сцену. И еще этот странный сценарий, который я не могла воспринять, если пыталась проскочить вырванную страницу. Это могло значить, без сомнения, только одно: я уже заняла свое место главной роли в мире спектакля, а значит, подчинялась его законам.
  И только я знала, что этот мир нереален...
  Похоже, все на самом деле стали своими персонажами. Я не раз спрашивала их о реальном мире, но они не отзывались. Не считая уже того, что Рин и Лен стали куклами, и никто даже не заметил, что что-то не так. Они действительно превратились в странноватых обитателей поместья из 'Безумной∞Ночи', которых я видела в первом акте. Это были не настоящие люди - только фальшивки, созданные выдуманным миром.
  Куда же делись настоящие? Или, может быть, у них как раз все в порядке, только я одна заперта в этом мире? Может, я 'внутри' пьесы? И что тогда может вернуть меня к реальности?
  Я любила играть на сцене и любила пьесы. Мир спектакля всегда избавлялся от грубых, нелепых и неинтересных сцен, составлявших большую часть настоящей жизни, оставляя только прекрасные и драматичные сцены, приглашая зрителя в сон наяву. Именно поэтому с самого юного возраста я хранила мечту когда-нибудь переместиться в одну из таких историй взамен на свой реальный мир. Поэтому в этой пьесе я полностью перевоплотилась в Селянку и как будто переместилась в ее жизнь.
  Но теперь, когда моя мечта сбылась, я не чувствовала удовольствия - только бесконечный ужас перед ложной реальностью.
  Я не хотела смотреть в глаза остальным, поэтому перевела взгляд на белые лилии, стоявшие в вазе на стеклянном столике передо мной. Какие прелестные... Я потянулась к ним, чтобы вдохнуть цветочный аромат и хотя бы так успокоиться. Но цветы, только что казавшиеся настоящими, составляли одно фальшивое целое с вазой. Когда я попыталась достать цветы, они не только не отделились от вазы - даже вода в ней не пошла рябью.
  Мег зашла в комнату и подала мне и Кайто по чашке чая. Я поблагодарила и трясущейся рукой взяла чашку. Ах... Рука дрогнула и выронила ее. Изящная чашка упала на столик и с громким звуком -
  Пальцы чуть дрожали, но я бережно донесла чашку до рта. Чистый аромат Бергамота с примесью молочного сладкого запаха дошли до моего нюха, и я облегченно вздохнула. Мэг стояла рядом, улыбаясь - похоже, она наблюдала за мной с интереом.
  Но я же была уверена, что уронила чашку, так почему же? Дежавю... Как это уже случалось раньше. Я очень отчетливо видела, как чашка раскалывается надвое. Может быть, меня так часто обвиняли в неуклюжести, что я начала воображать свои возможные неудачи заранее? Может быть, я была хоть немного не такой неуклюжей, как казалась себе. Крепко держась за чашку - довольно неудобную для руки - я чувствовала себя так, будто держала ее уже не раз.
  - Да, наша горничная мастерски делает чай. Как бальзам на душу, верно? - заметила Мейко с теми же точно интонациями, что в первом акте, и вдруг рассмеялась, - Ах боже, ведь эта реплика уже была!
  Мэг действительно не раз делала великолепный чай для всей труппы в комнате отдыха. Это она умела безупречно. Я впервые попробовала ее роскошный чай с молоком сразу после прихода в труппу. Я тогда сломала реквизит для пьесы, и мастер по реквизиту рассердилась на меня, после чего все начали давать мне советы о том, чего я не знала, и мне было очень неприятно из-за всего этого. Я спряталась в реквизитной мастерской, пытаясь додуматься, как бы мне починить хоть что-то, и вдруг появилась Мэг. Она поставила передо мной чашку чая и скрылась, не говоря ни слова. Один только глоток заставил меня выпустить сдерживаемые слезы и наконец почувствовать себя лучше.
  Конечно, починить я ничего не могла, зато как следует извинилась перед мастером по реквизиту, и она меня простила. А когда я поблагодарила Мэг за чай, она просто улыбнулась и ответила:
  - Нет ничего лучше от всех печалей, чем чашка чая!
  Я представила ее настоящую, сравнивая с Горничной, стоявшей рядом со мной, и мне вдруг стало больно и одиноко без нее. Так близко и как же далеко!..
  Допив чай, я осторожно вернула чашку на блюдце. Все это время, пока я была погружена в мысли, остальные обсуждали пропавшую страницу. Время от времени кто-нибудь раздраженно повышал голос. Настрой в компании был еще более напряженным, чем когда-либо.
  - Страницу вырвали... Видимо, кто-то из нас, не так ли? И кто же это мог сделать? - Леди чуть вскинула брови, оглядывая всех с подозрением.
  - Простите, госпожа, но вы торопитесь с выводами, - напомнил Дворецкий.
  - Тороплюсь? А по-моему, это наш дворецкий стал... Слабоват глазами! Разве не очевидно, что ее вырвали, посмотри уже внимательно! Видишь, нет?! Невооруженным глазом видно, что ее выдернули так грубо - не иначе, чтобы украсть!
  Дворецкий от такого оскорбления помрачнел, считая слова девушки жестокими.
  - Ахахаха! Кто-то ее унес!
  - На-верняка! Не-сомненно! - хохотали куклы, - Кто же это был?
  - Сценарий все время лежал в ящике старого стола в зале. Вы ведь постоянно там играете - никто не видел преступника?
  - Никто ни-чего не заме-тил! - покачали головами близнецы.
  - Гм, страница была вырвана - и, похоже, очень грубо! Не думаю, что можно судить о личности похитителя по этому... Однако вырванной страницы нигде рядом не было, так что вывод очевиден... - рассудительно начал Хозяин, спокойно наблюдавший за ссорой, - Один из нас вырвал страницу и спрятал ее. Кто же?
  Напряжение в гостиной достигло пика, но никто не мог ничего поделать, кроме как увеличить его. Все только молча смотрели друг на друга с недоверием.
  - Ни-кто не призна-ется?
  - Разумеется: если, предположительно, похититель кто-то из нас, то, конечно...
  - Но кто бы и попытался? И для чего?
  - Что-бы соз-дать нам пробле-мы, конечно!
  - Боже... возможно, этот человек просто не хотел, чтобы следующая сцена произошла? - предположила Леди.
  - Есте-ственно! Он хотел уни-чтожить пьесу! Ахаха, как за-бавно!
   - Но тогда бы у похитителя тоже были проблемы... Пьеса не может двигаться дальше и для него тоже.
  - Эм... - наконец вмешалась я, прерывая свое долгое молчание. Все одновременно обернулись ко мне, - Если без страницы пьесу нельзя продолжать... Что в этом плохого? В смысле, ну... вы же можете теперь делать что хотите, и...
  Если весь мир был пьесой, то все актеры, жившие в нем, могли действовать только согласно сценарию. А если следующей сцены больше не будет? Тогда всем будет просто нечего делать, как и сейчас. Но разве плохо оставаться в таком застывшем состоянии?
  - Актеры существуют только потому, что существует сценарий, - слегка нахмурился Хозяин, - Наша жизнь основана на реальности пьесы. И что же случится, если сценария не станет? Тогда само наше существование прекратится в тот же момент. Вы не думали об этом?
  - А?..
  - Верно, это трудно даже вообразить, - с отчаянным видом продолжил Хозяин дома, - Мир без сценария... Это просто непостижимо. Если представление не завершится согласно сценарию... То весь этот мир станет не нужен. Раз мы существуем по сценарию, то нам всем придется исчезнуть. Повредить сценарий - значит превратить представление в хаос.
  - Все пропа-дут! Мы умрем! Нет-нет! - зашумели куклы, - Всего ми-ра вооб-ще не ста-нет! Но если это бу-дет со всеми, не так стра-шно, правда?
  - Что?! - Леди в негодовании поднялась с места, - Отец, эти куклы просто невыносимы! Нельзя ли от них уже избавиться? Меня тошнит от этих двоих...
  - Они слишком разошлись, - осадила близнецов Хозяйка дома, - Вы понимаете, что вас самих заподозрят в краже?
  - Вы злая! Это неправ-да!
  - Это не мы! - обиделись близнецы.
  - А кто же еще, м? Кто? Если признаетесь сейчас - может, я не буду слишком зла на вас, - потребовала Леди с яростью в глазах.
  - Мадам, вы слишком распаляетесь из ничего, - заметила Горничная, - На самом деле, то, как вы бросаетесь на всех с подозрениями, и ваша раздражительность... Может ли быть, что вы сама...!
  - Ну вот уж не глупи! Не пристали мне такие выходки, - огрызнулась Леди, - Изорвать сценарий... На такое способен только совершенно безумный человек! Как насчет, например, тебя, чудачка?! Тебе так хотелось чего-нибудь нового, так уж было скучно, что ты сама решила создать приключение?
  - Ох, как вы бессердечны! Я всего лишь усердно служу этому дому и его обитателям, разве нет? - обиделась служанка, - А если вам хочется кого обвинять - так обвиняйте Дворецкого, он подозрительнее меня, это точно!
  - Меня-то за что подозревать? - удивился Дворецкий, - Кому, как не мне, желать этому дому спокойствия...
  - Даа? - вдруг встряли близнецы, - Но ведь больше все-го шансов, что виноват имен-но дворецкий! Это ведь он поз-же всех ложится!
  - Да-да-а! И встает рань-ше всех!
  - Если уж вы решили рассуждать таким путем, - прервал дворецкий, - То что насчет вас двоих? Вы вообще не нуждаетесь во сне, поэтому бодрствуете днем и ночью. Мне кажется, у вас двоих гораздо больше возможностей, чем у меня.
  - А, ну вер-но!
  - Ты прав! - закивали куклы.
  - Гм, а ведь они могли и сообща действовать. Горничная и дворецкий все время перемещаются по дому вместе, и никто ни в чем их не заподозрит - это ведь их работа, не так ли? - заметила Хозяйка дома.
   - Ес-ли поду-мать, Хозяйка, вы все э-то время такая мра-чная... Что-нибудь случи-лось?
  - Н-нет... Ничего, - растерялась женщина.
  - Скажите, матушка, вы что-нибудь знаете?
  Я знала, что эти люди не могли быть теми, кого я знала, настоящими. Но все равно 'они', как две капли воды похожие на тех, кто всегда готов был помочь друг другу, сейчас ссорились, обвиняли и подозревали друг друга. Разворачивающаяся передо мной бестолковая сцена причиняла настоящую боль.
  - В любом случае, ситуация для всех неприятная. Пьеса остановлена, ход сюжета прерван - такое осквернение пьесы не должно продолжаться. Нам вернется эта ошибка, и мы вынуждены будем заплатить. Вообще исчезновение этого спектакля... и наше - только вопрос времени.
  Осквернение?! Не может быть!.. Та сцена в первом акте... Неужели дело в моей ошибке? Спектакль не прошел по сценарию, и 'Безумная∞Ночь' была испорчена. И вот в наказание... Неужели это проклятие Бурле заперло меня в мире пьесы? Если мои действия разгневали мистера Бурле, человека, создававшего миры своими пьесами...
  Если так, то что же с остальными? Что, если они тоже в ответе за мою ошибку, вместе со мной заперты в спектакле и невольно стали ее частью? От этой страшной идеи я задрожала всем телом.
  - Эй, ну что же вы? Давайте просто успокоимся, - остановила Горничная, - Именно этого вор и хотел, я уверена - заставить нас разругаться. Выпейте чаю и расслабьтесь. Мисс Селянка, не желаете еще чаю?
  Чай с молоком, чтобы успокоить сердце... Как же я раньше не заметила? Аромат чая ничем не отличался от того, что обычно делала Мэг, и все же здесь... Значит, они действительно были настоящими людьми, застрявшими в этом мире! Они просто лишились памяти и стали частью декораций!..
  - Это... я..?
  Во всем, что случилось с ними, была моя вина. Это я - преступница, провалившая пьесы, и все, что случилось - моя кара за испорченную постановку утраченного сценария Бурле: быть запертой в выдуманном мире вместе со всеми остальными, одной из всех знать правду и теперь восстанавливать пьесу в одиночку. Осквернившие пьесу Бурле будут прокляты, исчезнут со сцены и встретят свою смерть; видимо, эта старинная легенда была не простой выдумкой, которую много лет преувеличивали и считали правдой.
  Так сильно я еще ни о чем не сожалела и никогда еще не корила себя. Сердце ускорило темп, я стиснула зубы, пытаясь унять дрожь в руках.
  - Хочу домой...
  Домой, в реальность. В мир, где все будет нормально... В глазах помутнело от слез, и я расплакалась. Все удивленно уставились на меня:
  - Мисс Селянка, вы в порядке? Вам так хочется вернуться домой?
  - Ну не переживайте. Вот закончится пьеса, солнце встанет - и вы отправитесь домой, правильно?
  Значит, я не могу пойти домой, потому что спектакль остановлен. Однако если действие продолжится, то Селянка сможет покинуть поместье. Но смогу ли я на самом деле вернуться домой, если пьеса правильно завершится? И куда? Если повезет, то 'отправиться домой' означает назад в реальный мир. Если я смогу исполнить свою роль так, как хотел бы Бурле, следуя сценарию, и привести все к финалу...
  - Не плачьте, мисс Селянка. Уверена, мы найдем следующую страницу и закончим спектакль, - Хозяйка дома ласково погладила меня по голове. Ее аккуратно покрашенные красным лаком ногти... Несомненно, это была рука Мейко. При этой мысли я увидела актрису в персонаже и снова расплакалась. Если я действительно создала эту ситуацию, в которой все подозревают друг друга, обвиняя каждого в том, что он 'совершил ошибку'. Но на самом-то деле сам этот мир был одной большой ошибкой. Это был не их настоящий мир.
  - Как насчет того, чтобы на время забыть о виновнике? - предложила Хозяйка, - Нужно просто найти страницу и продолжить пьесу.
  - Хорошо! Может, мы и не знаем, кто ее взял, но ведь можно обыскать дом и найти ее! - подхватила Леди, - Поместье большое, но ведь где-то страница точно есть! На поиски!
  Возможно, расплакавшись от стыда, я заставила атмосферу в компании несколько разрядиться. Даже дамы, растеряв свой воинственный настрой, постарались привести всех к перемирию, хоть и не к полному миру. Я вытерла слезы и вскинула голову.
  - Если кто-то из нас и украл страницу - нет смысла подозревать друг друга без оснований. Надо просто искать страницу, но помнить, что вор где-то среди нас.
  - А что ес-ли вор не сре-ди нас? - снова захихикали куклы.
  - То есть, кто-то кроме нас бро-дит по особ-няку?
  - Все окна и двери запереть. Мы все помогали их закрывать, не правда ли? Никто не мог зайти, - возразил дворецкий.
  - Ого! Тог-да кто-то обма-нщик!
  - И все-таки сомневаться в других сейчас бесполезно. Нужно разделиться и отправиться на поиски, - Дворецкий внимательно глянул на Хозяина, видимо, ожидая приказа.
  - Тогда надо разделиться и пойти искать. У нас мало времени, - напомнил дворянин, - Если мы даже и найдем страницу, но на спектакль не хватит времени - все усилия пропадут.
  Следуя приказам Хозяина, Дворецкий составил схему поместья и разложил ее на стеклянном столике. Все принялись решать, кто где будет искать. Мне нельзя было просто сидеть и предаваться рыданиям - все-таки это я их в это втянула. Кто-то из них знал правду. Надо было быть начеку. Я должна была привести их в норму... И в реальный мир.
  ________________
  
  
  Глава 6: Поиски.
  
  
  Хозяин дома раздал все необходимые указания, и мы отправились во вверенные нам части поместья. Дом был слишком большим, а времени искать всем вместе не было, так что семерым пришлось разделиться. Группам было сказано обыскать как можно быстрее почти тридцать комнат, а также залы, лестнице и коридоры. Хозяин, Леди и Мальчик-кукла направились на второй этаж, а Хозяйка, Дворецкий и Девочка-кукла - на первый. А Селянка, которая совсем не знала особняк, так как в нем не жила, могла присоединиться к кому угодно из семерых.
  Хозяин направился направо от лестницы, в южную часть второго этажа. Юго-восточная кладовая, запретная комната рядом с ней, комната Хозяина и Хозяйки, юго-западный кабинет, комната для коллекции антиквариата и гостевая комната номер 8 - всего шесть комнат и коридоры вокруг них.
  На северной стене запретной комнаты на втором этаже можно было увидеть огромную картину, на которой была изображена девушка, танцующая в одиночестве посреди леса. Один только размер картины заставил меня остолбенеть. Героиня картины была почти с меня размером. Хозяин поместья сказал, что на первом этаже есть такая же картина и еще одна запретная комната.
  Запретные комнаты, как выяснилось, были заперты уже иного лет и никогда не отпирались. Когда нынешний хозяин унаследовал дом от своего деда, они уже были закрыты, а так как даже у бывшего владельца ключей не было, то, чтобы зайти в комнату, пришлось бы ломать дверь. Но необходимости так и не возникло, так что комнаты оставались запертыми. Мы проверили дверь на всякий случай, но не похоже было, чтобы она когда-то открывались, так что мы решили, что никто не мог оказаться в комнате, и оставили в покое эту комнату, обратив внимание на остальные пять.
  Сначала мы отправились в юго-восточную кладовую. Когда открылась дверь, Хозяин изумленно округлил глаза. Пытаясь не обольщаться, что мы уже почти нашли страницу, я зашла следом за влетевшим в кладовую мужчиной. Но он поднял лежавшую на полу швабру и в молчаливо задумчивости оглядел ее.
  - Эм... Что-нибудь не так со шваброй? - неуверенно спросила я.
  - Ну, никто обычно не заходит в эту кладовую, - задумчиво отозвался Хозяин, - Просто стало интересно, почему эта швабра лежит на полу, а не стоит рядом с остальным инвентарем.
  - Лежит? Может, кто-нибудь ей воспользовался и не поставил на место?
  - Наша горничная, какой бы она ни казалась, очень трепетно относится к порядку. Не может быть, чтобы она обошлась с инвентарем так беспечно. Но если кто-то был в этой комнате - тогда, может...
  - О! Так вы думаете, что похититель мог спрятать страницу там, где никто обычно не бывает? Правильно?
  - Да, - кивнул дворянин. Я принялась обыскивать комнату, взволнованная шансом найти страницу прямо сейчас. В комнате помимо хозяйственного инвентаря было полно неиспользуемой мебели и приспособлений, и на всем лежал толстый слой пыли. Мы осмотрели каждый уголок кладовой, но не нашли ничего даже похожего на страницу. Хозяин дома на всякий случай передвинул всю крупную мебель, чтобы проверить под ней, но это тоже не принесло плодов.
  Кладовая, бывшая в полном порядке, после поисков превратилась в настоящую свалку, почти все, хранившееся в ней, оказалось свалено у входа. Если кто-то в следующий раз попытается зайти в комнату, вещи свалятся и перекроют вход... Да нет, вряд ли. Но когда я попыталась поставить все на места, дворянин меня остановил. Нужно было обыскать еще много комнат, так что наводить порядок времени не было - так он сказал.
  Не тратя времени на разочарование, мы поспешили в соседнюю комнату, принадлежавшую хозяевам. Я слегка напряглась, заходя в комнату, обставленную в свежем голубом цвете. Неважно, что это была комната, едва означенная в пьесе для фона - она все же оставалась спальней благородной супружеской пары: изящная хрустальная люстра, легко вписывавшаяся в интерьер, царственная постель с пологом, гардероб с поразительным множеством платьев и костюмов - и очаровательный набор из шкафчиков, кресел и стола, с первого взгляда выдававшие детальную и трудоемкую работу. Мы перерыли всю комнату, смотря во все глаза, но ничего не нашли и здесь.
  Завершив поиски в хозяйской спальне, мы перешли в кабинет, в котором вернее всего можно было надеяться найти пропажу. Но солидный антикварный письменный стол не предложил ничего, кроме пересохшей перьевой ручки, и в ящиках тоже ничего не обнаружилось. Хозяин обыскал книжные полки, изящным жестом доставая каждую книгу, пролистывая играючи пролистывая ее тонкими пальцами и возвращая на место - все до последней, а затем негромко вздохнул.
  Мы уже обыскали половину комнат - и ни единого следа пропажи. Я начала падать духом. Однако либо Хозяин дома волновался не так, как я, либо 'постоянная холодность и несгибаемость' было его точным описанием... Буквально. По крайней мере, никакого разочарования он не показал.
  Настоящий Кайто был добродушным и мягким, имел слабость к женщинам и часто улыбался. Но выражение лица Хозяина дома не потеплело ни на градус с самой нашей встречи. Персонаж оказался полной противоположностью актера, игравшего его. И все же зная, что Кайто был из зажиточной семьи, и, запомнив его отработанные манеры, создававшие образ человека из дворянского рода, я теперь не могла отделаться от ностальгического чувства, что этот человек и был Кайто.
  Да, странно, что я думала с ностальгией о тех, кого видела всего несколько часов назад, но от этого было никуда не деться. Возможно, в поисках страницы я могла бы найти какую-то подсказку, наблюдая за 'персонажами пьесы'. Нет, я никого особенно не подозревала, но если вором был кто-то из обитателей дома, я должна была хотя бы попытаться догадаться.
  Закончив с кабинетом, мы направились в комнату с коллекцией Хозяина поместья. Еще не совсем открыв дверь, я ахнула от удивления. Едва войдя в комнату, я замерла, не в состоянии отвести взгляд от представшей моему взгляду коллекции: заботливо расставленных в комнате бронзовых статуэток, скульптур, оружия, украшений, декоративных и ювелирных украшений - старинных, величественных, поражающих воображение и немного причудливых вещей, никогда раньше мной не виденных.
  - Удивлены? Эта коллекция антиквариата переходит в нашей семье из поколения в поколение. Большую часть этого я получил от деда, но некоторые куплены лично мной, - Хозяин легкой походкой зашел в комнату. На одной из стен были развешены маски из разных времен, стран и культур - ни одна, кажется, не повторяла другую. Одна напоминала вампира, другая - какого-нибудь царя чудовищ, третья - античную богиню.
  - Ого, у этой маски такой нос...
  - А, она изображает тэнгу, бога одной маленькой страны на востоке, - пояснил владелец коллекции.
  - Это бог? Страшный какой...
  - В восточных странах есть множество религиозных традиций, совсем непохожих на наши. Например, в одной из них издревле сохранилось многобожие. Например, в одной части эта маска символизирует бога, а в другой - ёкая, то есть чудовище.
  - Вот как... А вы много знаете.
  - Ну, это ведь мое основное увлечение, - заметил Хозяин дома. Если подумать, несмотря на непохожесть, Кайто и его персонаж разделяли любовь к коллекционированию. И увлеченность Мэг детективами отражалась в жажде приключений Горничной. Схожесть между персонажами и актерами 'Безумной∞Ночи' предстала передо мной в ином свете.
  В реальности я во время представления сломала часы, которые Кайто с таким трудом добыл, и собиралась спросить его, как их починить... Так что при виде того, с какой осторожностью и бережностью Хозяин осматривает свою коллекцию, мне стало снова стыдно за оставленные в сломанном виде часы.
  - Это напоминает мне... Кай... Одного моего друга, который тоже коллекционирует такие вещи, - быстро поправилась я, - Я сломала часы, которые были ему важны. Не знаю, можно ли их еще починить, да и извиниться я не успела... Надеюсь, скоро смогу сделать и то и другое.
  Ну зачем я только оказалась здесь? Ах да, это ведь тоже моя вина.
  - Все материальное рано или поздно будет уничтожено старостью, - заметил дворянин, - Это неизбежно, ведь ничто не вечно. Не нужно так переживать об этом, - посмотрев на меня, он продолжил, - Даже самые изумительные творения рук человеческих истлеют без должного ухода. Не потому ли люди так хотят их уберечь?
  - Может быть, - осторожно согласилась я.
  - А вы? Разве вам не хочется сохранить ценности, доставшиеся от предков?
  Ценности... моих предков? Я оглядела старинные вещи, которыми была заполнена комната. Эти ценности дворянин получил в дар от своей семьи, хранившей коллекцию много поколений. Но мои 'ценности' - это ничто иное как пьесы Бурле и его компания. Конечно, я хотела их сохранить! Я даже пришла в труппу, чтобы показать будущим поколениям бесценное наследие великого сценариста.
  - Да! - воскликнула я, - Я хочу передать сокровища прошлого будущему в целости и сохранности. Даже если времена изменятся и изменится их форма, я хочу, чтобы они никуда не исчезли, чтобы их былые достоинства остались при них.
  - Даже если форма изменится... Вот как. Но все может разительно перемениться с ходом времени. Можно сказать даже, что все в будущем будет совсем не таким, как в прошлом, - по лицу Хозяина нельзя было угадать ни радости, ни печали. Он внимательно рассматривал старинную куклу, когда-то пышно украшенную и одетую в яркое платье. Но со временем алая ткань выцвела и порыжела, и позолота с диадемы слезла. Можно ли было сказать, что эта кукла стала 'совершенно не такой', даже предположить, что это уже не та кукла? Даже если много лет назад она была самой красивой куклой в мире, сделанной самым искусным кукольником, можно ли было назвать эту жуткую, наполовину рассыпавшуюся вещь красивой? Что если, починив ее современными средствами, мы лишим ее того, что было ее сутью?
  Я осторожно взяла куклу в руки, чтобы посмотреть, не спрятана ли страница в ней. Но внутри ничего не было, кроме пожелтевшей ваты.
  
  
  *****
  Я рассмотрела каждую маску, статуэтку и скульптуру вдоль стены. Последние возвышались на своих постаментах, тяжело смотря сверху вниз. Мой взгляд остановился на большой статуе, прикрепленной над моей головой. Это была всадница с двумя воздетыми к небу длинными мечами и лицом, искаженным в боевом кличе. Казалось, она в любой момент готова атаковать и просто застыла во времени. Мечи в ее руках, кажется, были настоящими.
  - Нравится? Это валькирия, богиня из скандинавских мифов. Меч в ее левой руке - это меч моего деда, с которым он защищал своего короля и шел на поле боя, будучи вассалом. Теперь, по прошествии многих лет, это только семейное сокровище. Под ее защитой, как видишь.
  - Валькирия? - переспросила я.
  - Да, одна из богинь войны. Ее имя происходит из древненорвежского, от слов, значивших 'выбор' и 'павший в бою' - иными словами, 'избирающая павших'.
  - Одна из...? А есть и другие?
  - Да. Валькирий, как обычно считается, девять.
  - Девять...
  - Число, на самом деле, отличается в зависимости от традиции.
  - Значит, у нее были боевые подруги?
  Я медленно обернулась посмотреть, нет ли рядом других таких воительниц, и наткнулась на близстоящие доспехи. В этот момент...
  - Берегись! - Хозяин дома, стоявший рядом, оттащил меня в сторону, и рядом раздался громкий звон. Я удивленно обернулась. На месте, где я стояла только что, на полу лежал меч. Медленно подняв взгляд, я с испугом глянула на статую. Рука богини прямо над моей головой сжимала только пустоту. Толкнув доспехи, стоявшие рядом с ней, я задела статую и выбила меч из ее руки.
  - Еще бы секунда - и... Слава богу, что все в порядке. Вы не пострадали? - обеспокоился мужчина.
  - Спасибо вам, я в порядке. Простите! Этот меч... он цел? Надеюсь, я его не разбила...
  - Переживать не о чем, - успокоил Хозяин, - Но все же надо беречь наследство деда, чтобы не прогневить валькирию. Подождите-ка, я схожу за лестницей.
  Он поднял меч и направился в кладовую за стремянкой. Нужно было вернуть меч на законное место в руке статуи. Оставшись одна, я с облегчением опустилась на пол. Опоздай дворянин хоть на миг, и последствия были бы ужасными. Меч-то был настоящим. Одна мысль о том, что он упал бы на меня хотя бы с метровой высоты, пугала до дрожи.
  Идеально отполированный пол был прохладным и довольно удобным. Я быстро успокоилась и отошла от испуга. Страшнее в моей жизни, пожалуй, еще ничего не было. Сердце все еще билось немного сильнее обычного... Но надо было быстро взять себя в руки. Я поставила ладони на пол, чтобы холод паркета остудил меня поскорее.
  Проведя ладонью по полу, я почувствовала что-то шероховатое и опустила взгляд - что это? На идеально гладком полу оказалась глубокая царапина - похоже, от упавшего меча.
  - Я его поцарапала...
  Путь этот дом и был только декорацией, но мне жалко было повредить такой чудесный и гармоничный особняк. Я поднялась на ноги, чтобы получше рассмотреть ущерб.
  - А? Это кровь?
  Еще раз осмотрев след от меча, я заметила внутри пятнышко чего-то красного. Медленно оглядев пол, я обнаружила еще несколько царапин. Я не видела, как упал меч; может, он упал, порезал пол, а затем отскочил и оцарапал его еще где-то? Нет, не может быть. При внимательном взгляде все следы оказались одного размера, всего пара сантиметров. Но ведь первый удар и последующие не могли быть с одинаковой силой. Значит, эти царапины не могли появиться только что.
  И что это за красное пятно в одном из них? Я провела пальцем по нему и поежилась. Может, это чья-то кровь ? Только сейчас она совсем высохла, поэтому я представления не имела, когда или почему она тут появилась. Не может же быть, что кто-то так же, как я только что, уронил на себя меч...?
  Я пугливо подняла взгляд на статую, словно проверяя, не сдвинулась ли она с места. Воительница, хоть и с пустой левой рукой, все еще застыла в воздухе в героической позе. За дверью послышались шаги: Хозяин дома принес стремянку.
  - С остальным я разберусь. Не пойдете помочь остальным на первом этаже? Там комнаты просторнее и вещей больше, так что там может пригодиться помощь. Раз нас еще не позвали, так что я сомневаюсь, что страница уже нашлась. Нужно спешить, пока время для представления не истекло...
  - Время для представления? - я уже слышала эту фразу раньше, на общем сборе в гостиной.
  - Время, отведенное на то, чтобы сыграть пьесу, ограничено. У нас его еще достаточно, но нужно найти страницу поскорее и перейти к следующей сцене. Уже... - мужчина сделал паузу и закрыл глаза, собираясь с мыслями, - Прошло около трети всего времени, - он открыл глаза и снова стал серьезным, строгим и немного печальным.
  - А, насчет времени... Откуда вы знаете, сколько осталось? Здесь где-то есть часы?
  - Единственные часы в поместье - те, что в зале. И сейчас они стоят.
  - Ну и как же тогда...?
  - У каждого из нас есть внутреннее чувство пьесы. Захотите узнать, сколько времени осталось - просто мысленно спросите себя.
  Я повторила за ним, закрыв глаза и сосредоточившись. И каким-то образом ощутила, сколько времени прошло и осталось для пьесы. Да уж, не было смысла отрицать - я действительно стала частью пьесы. И когда я это осознала, мне стало страшно от того, в чем я участвовала. Если следующая страница вообще не найдется и время истечет... Неужели все мы, весь этот мир и я сама просто исчезнем с лица земли?
  
  
  *****
  Я оставила Хозяина дома и направилась по коридору к лестнице, ведя рукой по стене. Мне сказали, что больше всего вещей в кухне и гостиной на первом этаже, так что надо было помочь с ними Хозяйке и Горничной.
  По ходу поисков страницы мне надо было заняться и другими важными делами: найти способ вернуться в реальность и исследовать этот мир со всеми его тайнами. Ведь я не знала наверняка, вернемся ли мы домой после того, как найдем страницу и доиграем спектакль до финала.
  Все, кажется, больше боялись, что в результате повреждения пьесы исчезнет весь их мир. А что если вдруг исчезновение мира означает возвращение в реальность? Тогда - извините, но я предпочла бы разрушить этот мир поскорее, чтобы вернуть настоящих актеров. Потому что реальный мир помнила только я.
  Надо было еще подумать о том, кто мог украсть страницу. Какую цель преследовал этот поступок? Может ли быть, что похититель, как сказала Леди, просто не хотел, чтобы произошла следующая сцена, не хотел ее разыгрывать? Но может ли кто-то не хотеть разыгрывать сцену в этом мире, где воля сценария - закон? Если они действуют только по сценарию - разве не невозможно вырвать из этого сценария страницу?
  Но, возможно, приказы сценария просто не были категорическими. Возможно, как в реальной жизни, сюжет только поддерживался силами постановщиков и сценаристов. Вполне возможно, в настолько нереально правдоподобной пьесе. Настоящие люди переносились в мир истории и подчинялись ему.
  В реальности есть 'сцены', которые нельзя вырезать. И все-таки мое тело было перенесено в мир спектакля, следовательно, даже здесь 'сцены' того, как я блуждаю по дому, захожу в дамскую комнату, не слушаю чужие разговоры - в общем, всего, чего в пьесе бы не было, все-таки происходят.
  Все мы люди, и есть вещи, которые мы не любим и не хотим делать. И многим актерам свойственна, грубо говоря, ветреность. Если они следовали пьесе не потому, что их тело двигалось само собой, а реплики дословно срывались с уст абсолютно машинально, то все они делали это в качестве raison d'etre - из чувства долга перед собой и своим миром.
  Так что, если они действовали по своей воле, они вполне могли украсть страницу. В конце концов, совсем недавно они ссорились и подозревали друг друга. Но не значит ли это, что виновник хотел уничтожить не только этот мир, но и себя самого? Или, возможно, уничтожение мира не было самоцелью. Возможно даже, что если пьеса не закончится как следует, никакого исчезновения не произойдет.
  Все это были только рассуждения: точно я ничего не знала. Слишком мало информации, судить было не по чему. Будь здесь Рин или Лен, с их-то светлым умом... Или Мэг, мастер логических суждений (несмотря на её взбалмошность), или чуткий и опытный Кайто, имевший на любой случай добрый и дельный совет Гаку, или всевидящая внимательная Мейко, или Лука и ее беспримерная интуиция, не знающая промахов...
  Как бы меня сейчас успокоил разговор с кем-нибудь из них... Я знала, что нужно быть сильной и взять себя в руки, чтобы спасти всех их, но все же на мгновение меня охватило чувство невыносимого одиночества и, как всегда, зависимость от труппы.
  - Ну почему так вышло? Ну почему...
  ... мы оказались заперты в этом мире? По моей ведь вине, правильно? За оскорбление Бурле и его пьесы... Я сжала в руке напоминание о бабушке, все еще надетое на левое запястье.
  - Почему? Не потому ли, что страница украдена?
  Я с удивлением обернулась на ходу и встретилась взглядом с Леди, стоявшей прямо за моей спиной. Когда она вообще...?
  - Ах, стойте! Впереди! Ну стойте же!
  - Впереди... Ой!
  Леди ухватила меня за руку и оттащила назад - и я второй раз за день приземлилась на пятую точку. На меня тут же посыпался град возмущений девушки:
  - Кхм! У вас что, совсем нет инстинкта самосохранения? В каких облаках вы витаете, барышня?! Вы едва не полетели вниз с лестницы, если бы не я - вы бы... Да вы чуть не убились!
  Я только неловко рассмеялась, не решаясь ответить.
  - Не над чем тут смеяться. И... и нечего меня так пугаться, выдумали тоже, - фыркнула Леди, - Я ответила на ваш вопрос и только-то. А по-вашему выходит, будто это я виновата, что вы едва не упали!
  Но я действительно не ожидала, что кто-нибудь окажется совсем рядом. С ее-то точки зрения, она просто проходила мимо и услышала мои слова. Похоже, я просто думала вслух и не заметила этого. Я шла по коридору в раздумьях и, видно, дошла до лестницы, сама того не заметив. Даже в пьесе умудряюсь попасть в неприятности. Все-таки дурная это привычка - уходить в свои мысли и забывать о реальности. Я просто шла вперед, смотря перед собой и ничего особо не видя, поэтому чуть не свалилась с лестницы. Глянув вниз на длинную и крутую лестницу, я вдруг подумала: стоило только споткнуться - и я бы катилась до самого первого этажа, это точно. Хорошо, что Леди оказалась рядом. Если бы не она, я бы... Нет уж, даже думать об этом не хочу.
  На секунду я вспомнила свой страшный сон о том, как кто-то упал с лестницы и убился, и содрогнулась. Глянув на Леди искоса, я поняла, что та все еще пытается меня отчитывать. Вопрос... Конечно, я не спрашивала именно Леди, но ее ответ был совсем не к месту. Реальность для меня и для нее значили разные вещи, и сама мысль о каком-то настоящем мире, который был отделен от этого, оказывалась для нее и других непостижимой. Так что все ложилось на мои плечи. Я не была слишком уверена в себе, но, как если бы я раздумывала над сюжетом пьесы, мне нужно было принимать как возможную любую идею, чтобы найти путь к правде. И все-таки...
  - Может, у меня разыгралось воображение, и все это - очень реалистичный сон? Или, может быть, мир иной? Нет, что-то я пропустила. Но ведь...
  - Что?!
  Мои мысли вслух были прерваны надрывным воплем Леди. Она уставилась на меня, как на чудище, не скрывая ужаса.
  - А... эм... - я непонимающе ответила на ее взгляд.
  - К-какой это иной мир?! Как можно! Не надо тут, пожалуйста, нести такую мрачную чушь, ясно?! - накинулась девушка на меня с таким напором, что я невольно отступила.
  - Ах, простите! Я просто думаю всякое... Ничего на самом деле всерьез не предполагаю. Я вас огорчила?
  - Что? А, п-понятно. Ничего страшного, я просто, ох... - ее взгляд забегал, а слова, кажется, перекрыли горло. Так бывало с Лукой, когда она сильно волновалась; я только один раз видела ее такой. И сейчас Леди напомнила мне об этом случае: Лука тогда забыла о договоренности с важным спонсором - и на душе снова стало тяжело, - Я, кажется, видела, как что-то... Блеснуло за вашей спиной. И немного испугалась. Наверное, примерещилось...
  Я обернулась и наткнулась взглядом на большой портрет на стене. И только. Может, это тот самый призрак, о котором говорил Хозяин дома? Не думаю. Я внимательно огляделась и ничего такого не увидела. Может, она приняла портрет за привидение? Осмотрев портрет, я почувствовала, что где-то уже видела этого человека. Челка, прикрывающая глаза, черный капюшон, чуть опущенная голова, приложенный к губам палец и бесстрашная улыбка.
  - А этот мужчина на картине...
  - Гм. Отец говорит, что он здесь с тех пор, как он унаследовал поместье от деда. По-моему, это 'Барон фон Цилиндр', как он говорил... Хотя странно, на нем же нет цилиндра.
  Я встрепенулась. Барон фон Цилиндр - это сам Бурле, автор нашей пьесы?! Даже местный музей Бурле обладал лишь крохотным количеством вещей, связанных с жизнью загадочного сценариста. Среди них были и портреты, причем один из которых, предположительно, был портретом его дочери. На каждом из портретов гений был изображен в разных позах, но на каждом челка закрывала его глаза, а на голове была неизменная шляпа, за которую его в театре любя прозвали 'Барон фон Цилиндр'... примерно так.
  Если здесь его портрет - то это... Его поместье? Нет, кажется, кто-то говорил мне, что дом Бурле был прообразом особняка в 'Безумной∞Ночи'. Я была так увлечена миром пьесы и потерявшими память актерами, что совсем забыла о самом сценаристе.
  Бурле держал свою жизнь в тайне, и его смерть тоже окутана тайной. Если все это - расплата за осквернение его пьесы, то нам, может быть, нужно исполнить его желание касаемо пьесы? Скорее всего, он хотел, чтобы мы идеально воссоздали его мир таким, каким он его создавал, и завершили его гениальную работу. В таком случае, он должен быть где-то рядом, в этом мире. Как демиург, следящий за каждым нашим словом.
  Но мог ли Бурле, так давно считавшийся умершим, все еще жить? Или это кто-то другой, разгневанный оскорблением кумира? Перед тем, как я оказалась в этом мире, я отчетливо слышала, как прозвучал зуммер и кто-то на расстоянии захлопал. Может, это и был человек, стоящий за происходящим. И если с этим начался кошмар, то мы должны выяснить, чего хочет создатель этого мира, и выполнить его волю.
  Пока я знала наверняка совсем немного. Из-за пропавшей страницы ход пьесы остановился, но время, отведенное для нее, все еще шло. И где-то должен быть человек, руководящий всем этим - человек, заперший нас здесь за осквернение пьесы.
  - Простите, что отвлекаю вас от раздумий, но... Если пойдете на первый этаж, будьте так любезны, спросите горничную, занята ли она еще своими чайными делами, - попросила Лука.
  - Хорошо.
  Леди окинула меня изучающим взглядом, но ничего больше не сказала и вернулась на длинную галерею перед лестницей.
  
  
  *****
  В зале я встретила Девочку-куклу: она снова сидела на корточках перед часами. 'Я еще не привыкла видеть ее куклой, но ведь на самом-то деле она Рин, - напомнила я себе, - Мне страшно только потому, что она стала куклой,' - и тихо подошла к ней. Голова куклы развернулась, как у совы, на 180 градусов ко мне - и я вскрикнула от испуга, машинально отшатываясь. На секунду мне показалось, что в стеклянных глазах чуть блеснуло что-то похожее на слезы.
  - Чего изво-лите, мисс Селян-ка? - кукла захихикала. Этот смех был частью роли Рин, но, признаться, слышать его от настоящей куклы было на самом деле страшно. Рин нередко звала меня в пустую комнату отдыха посреди ночи и заставляла смотреть, как она неподвижно сидит, изображая куклу... Жутковатое было занятие. Ее актерская игра вызывала какой-то сверхъестественный страх; но сейчас, смотря на куклу, я явно чувствовала различие между игрой и настоящей куклой.
  - Мм... просто хотела узнать, закончили ли вы поиски.
  - Поч-ти закон-чила! - выпалила кукла, - Ни-чего не нашла! Скууу-чно!
  - Ох...
  - Давай-те в прят-ки! - вдруг предложила девочка.
  - А? Но...
  - Я бу-ду искать! - кукла не слушала моих вялых возражений, - Я счита-ю до двадца-ти, а вы прячьтесь! Раааз, двааа...
  - Да погодите же, эм... - остановила я, - Меня послали помочь с поисками, у меня нет времени на игры.
  - Аааа? Скууу-чно! - тут же обиделась девочка. Но ведь времени играть действительно не было: пока мы искали, отведенный на пьесу срок медленно истекал: Хозяин дома сказал, что время будет идти, даже если действие не продвигается.
  - Прости! Но когда мы найдем страницу...
  - А мы ее най-дем? - вдруг спросила кукла.
  Я посмотрела на массивные напольные часы. В первом действии они остановились из-за моей оплошности, но Рин и Лен вытянули пьесу после этой ошибки. А эти часы... Они тоже остановились за минуты до полуночи.
  - Если подумать... Нельзя ли как-то заставить время идти через эти часы?
  - А? - девочка-кукла уставилась на меня с непониманием.
  - Ну, стрелки. Если попробовать изменить время на циферблате вручную...Может, и действие сдвинется с мертвой точки.
  - Так нель-зя. Не полу-чится, - вдруг очень серьезно произнесла кукла. Обычно веселая и улыбчивая, она, как мне казалось, должна была без раздумий поддержать меня...
  - Эм... ну, может, можно хотя бы попробовать? - я протянула руку к стрелкам на циферблате, но крохотные ручки куклы удержали ее.
  - Нет. Бу-дет беда.
  - Беда?
  Кукла не ответила.
  - Эй, да что не так? У этих часов есть какая-то тайна?
  - Кто-то умрет, - серьезно ответила кукла.
  Умрет? Что это вообще значит? Если я сдвину с места остановившиеся стрелки, то случится что-то плохое... произойдет сцена, в которой кто-то умирает? Я глянула в глаза кукле, надеясь, что она скажет еще что-то, но она ответила только непреклонным серьезным взглядом. По ее глазам стало ясно: она ничего не скажет, но и стрелки тронуть мне не даст.
  Мне вдруг пришло в голову: она и ее брат-близнец постоянно здесь - не потому ли, что они стерегут часы? И если, сдвинув стрелки, человек спровоцирует чью-то смерть, то не пытаются ли они предотвратить этот случай, охраняя часы?
  Я медленно отвернулась от нее и снова обернулась к часам. Золотые стрелки поблескивали в свете люстры на высоком потолке. Посмотрев ближе, я узнала в них точную копию реквизита.
  Те часы, что использовались в спектакле, были антикварными - Кайто выбрал их после долгих поисков. Но часы передо мной без преувеличения были как новые, без единой царапины. А стрелки? На вид было сказать трудно, но если часовая стрелка, как и у реквизитных часов, была острой, как нож...
  - Не смей.
  Низкий, настойчивый и подавляющий голос Девочки-куклы угрожающе зазвенел под высоким потолком просторного зала. Блеск кукольных глаз стал таким сильным и не терпящим возражений, что я поежилась и кивнула. Успокоенная, кукла подняла голову, чтобы смотреть прямо на меня, и бесшумно улыбнулась своей гнетущей ухмылкой.
  
  
  *****
  Я открыла дверь в гостиную, что была в зале сразу за лестницей. Внутри никого не было, только в тишине потрескивал огонь в камине.
  На первом этаже были Девочка-кукла, Хозяйка, Дворецкий и Горничная. Кукле было поручено обыскать западную часть поместья: зал перед входом и две приемных по бокам от него. Хозяйка взяла на себя восточную часть: столовую, гостиную и гостевые комнаты 2 и 3. Горничная занялась комнатами к северу: уборной, кухней, своей комнатой, прачечной и бильярдной. Наконец, Дворецкий искал в южной части: ему достались подвал и запретная комната рядом, гостевые 1 и 4, его собственная комната и винный погреб под лестницей.
  Наверное, гостиную уже осмотрели. Я открыла соседнюю дверь, которая вела в столовую, но здесь тоже никого не оказалось. Зато дверь в кухню была чуть приоткрыта, и из-за нее, когда я подошла ближе, стало слышно голоса. Заглянув, я увидела Хозяйку и Горничную, о чем-то с серьезным видом разговаривавших. Я прислушалась, дожидаясь удобного момента, чтобы зайти.
  - И кто же тогда это сделал? Какие-то свидетельства есть?
  - Свидетельство уничтожено! Ни на чьей памяти никаких материальных улик уже не было...
  - О боже мой...
  - Итак, все мы в одном месте... Иными словами, все в одних условиях, и это всему причиной. Мы вынуждены думать, что каждый - подозреваемый, каждый мог это сделать. Это был один человек, но мы уже думаем, что это все... невозможно установить причину...
  О чем это они говорят? 'Причина'? Они отошли дальше, и их стало хуже слышно, но из того, что я смогла разобрать... Они выяснили, кто похититель?
  - Ну, не уверена, понимаю ли я точно, но, кажется, суть мне ясна. Как же все-таки хочется пить. Может, прервемся на чай? Я бы лучше выпила вина, но дворецкий будет вне себя.
  - Ну вы же только выпили чашку! - фыркнула служанка, но я знала, что приказ она в любом случае выполнит. Горничная открыла буфет и достала сосуд с чаем. Кажется, стало поспокойнее. Стоит ли окликнуть их сейчас? Или...
  - Итак, вино было отравлено, я права?
  Отравлено?! Я замерла, держась за дверную ручку.
  - На таком людном празднестве несложно отравить что-нибудь.
  - Да, но в меньшей компании бы не подействовало, верно?
  - Да... цель преступника... как минимум...
  Увы, я больше ничего не смогла уловить. Может, из-за каменных стен и пола, которые поглощали звук и не давали ему разноситься. Надо бы подойти совсем немного ближе. Но если не быть осторожной, меня могут и заметить...
  Пока я сомневалась, засвистел, закипая, чайник. Горничная достала из буфета две чайных чашки. С тихим вздохом я отступила в гостиную. Потом, видимо, Хозяйка и Горничная вышли в столовую и устроились за столом. Дверь между столовой и гостиной была чуть приоткрыта, но дамы меня не заметили. Я решила не показываться и дослушать беседу. Горничная отточенными движениями разлила чай по чашкам.
  - Ну вот, он без молока.
  - Простите. Я просто подумала, вдруг вам он начал приедаться, - ответила Горничная, - К тому же, вы не так уж любите чай с молоком, не так ли?
  - Да, это имеет смысл.
  Как это? Хозяйка пила столько чая с молоком, что Горничная решила, что он ей наскучит... Это разве было частью ее образа? Она любила алкоголь и имела к нему слабость - это я знала точно. А вот насчет пива и чая, особенно молочного чая, я была уже не так уверена...
  - Итак, если мыслить в этом направлении... Кто может быть преступником?
  Преступник? Наверное, речь о том, кто похитил страницу.
  - В таком случае, виновен наверняка тот, кого подозреваешь при ближайшем взгляде.
  - Почему же? Разве самый подозрительный - не тот, на кого подумаешь в первую очередь?
  - Этого и добивается преступник, - возразила Горничная, - Сначала он создает впечатление, что все в одинаковых условиях, поэтому каждый с одинаковой вероятностью может быть виновником. Потом, если все задумаются и вспомнят ситуацию, они решат, что виновата прислуга. Но в то же время станет ясно, что у многих, кроме прислуги, была возможность отравить ее бокал. Следующий шаг - когда появляется ненатуральная улика, указывающая на слугу, детектив говорит, что кто-то пытается его подставить...
  - Ясно, а потом?
  - Потом выясняется шокирующая подробность, что отрава была не в вине.
  - Что?! Это уж слишком внезапно. То есть, правда в чем-то совсем другом?
  - Именно что в другом. Когда выясняется, что дело совсем в другом - это-то и есть вишенка на торте! Все были так уверены в отравленном вине, но вот выясняется, что нет! Прямо перед праздником все пили чай в гостиной, понимаете? Преступник использовал мышьяк - популярная штука у всяких убийц. А яд подействовал сразу после тоста на вечеринке. К тому же, она была не в лучшем состоянии днем раньше - спала плохо и часто просыпалась, поэтому была очень уставшей. Поэтому некоторая шаткость и легкий жар никто не приписал отравлению. Яд начал полностью охватывать организм только потом...
  - Когда как раз все начали пить вино! Тогда есть только один человек, который мог это сделать, и это...
  - Все правильно! Теперь понимаете?
  - Да.
  - Но госпожа, дело-то на этом не заканчивается!
  - А?
  - Почему, как вы думаете, жертва изначально была в таком дурном самочувствии?
  - ... Не хочешь ли ты сказать...?!
  - Именно это и хочу сказать. То, что повредило ее здоровью - не какая-нибудь простуда. В каждую чашку чая, которую она пила, добавляли немного мышьяка. Правильно подбирая дозировку, преступник мог подстраивать и состояние жертвы. Яд должен был каждый раз только приводить ее в легкое недомогание. Не чувствуя ни вкуса, ни запаха, она и не подозревала, что чай отравлен.
  - Ужасающе...
  - И именно в этот день... горничная сделала свой лучший королевский молочный чай и подавала ей по чашке при каждом удобном случае. Самым сложным было подобрать предлог для каждого чаепития. Жертва, мягко говоря, предпочитала сидеть дома и не любила компаний, так что из дома она выходила редко. Но под постоянным воздействием первоклассного чая она изменилась - до такой степени, что начала находить поводы наведаться в соседнее поместье, одержимая вкусом чая...
  Мое сердце забилось быстрее от того, что я услышала из разговора в столовой. Что это вообще значило?! Чай с молоком, который Горничная разливала каждый день, был очень вкусным, я бы даже назвала его первоклассным. Но ни лихорадки, ни головокружения я не испытывала... Да и пульс был в норме... наверное. И все же этот разговор нельзя было просто принять за пустую болтовню.
  Мне хотелось как-то смирить свою панику, но я только продолжала накручивать себя страшными догадками. Надо было уйти скорее и успокоиться где-нибудь. Как только я тихо отступила от двери...
  - Что вы тут делаете?
  Я обернулась и наткнулась на Дворецкого. Остолбенев от страха, я не издала ни звука, но услышала, что двое в столовой собрались подниматься с места. Дворецкий решил сам сделать шаг и, толкнув полуоткрытую дверь, зашел в столовую. Наконец отойдя от испуга, я тут же последовала за ним. Госпожа и Горничная выглядели удивленными - хотя первая быстро снова улыбнулась. Горничная скрылась на кухне и принесла оставшуюся в чайнике воду.
  - Боже мой... Сейчас не время для чая, сами знаете, - заметил Дворецкий.
  - А? Ну чуть-чуть прерваться не помешает. Тише едешь, говорят, дальше будешь.
  - А еще говорят - куй железо, пока горячо. Дело только в ценностях. Вам двоим только дай шанс отдохнуть. Это не очень хорошо.
  - Ну господи! Вы слишком строги, господин дворецкий, - возмутилась Горничная, - Мы тоже искали изо всех сил, а не бездельничали, правда, госпожа?
  - Мм?! А-а, да... - неуверенно согласилась женщина, - Мы уже осмотрели гостиную, толовую, кухню и бильярдную. Да, похоже, так. Верно?
  - Тогда приношу извинения. И все-таки Господин приказал мне убедиться, что вы заняты порученным вам делом, - сообщил Дворецкий, - Так что вам следовало бы как следует сделать оставшуюся половину работы. И вам не помешала бы умеренность в передышках. Я достаточно прояснил?
  - Дааа, - безразлично протянула Хозяйка, практически не слушая слугу.
  - И да, господин дворецкий, может показаться, что мы только беседуем, но в этой беседе есть очень значительная суть! А еще госпожа сейчас лишена алкоголя и поэтому недовольна. Так что для хоть какого-то утешения я пытаюсь утолить ее жажду кофеином. Может, присоединитесь к нам?
  - Я обеспокоен оставшейся работой, - вздохнул Дворецкий, - Я едва улучил момент для перерыва, чтобы наведаться к вам перед тем, как займусь остальными комнатами. Я скоро вернусь.
  - Ох, это было холодно. Хотела бы я поскорее закончить и выпить бокал вина под бильярд или что-нибудь еще...
  - Госпожа? - нахмурился слуга.
  - Ну, я просто очень устала. А вы как, мисс Селянка? Давайте, передохните вместе с нами. Как насчет чашки чая? Ведь наша горничная мастерски делает чай. Как бальзам на душу, верно? Ах, сколько раз я это уже повторяла... Но ведь чай действительно чудесный.
  Я молча стояла в стороне, не решаясь вмешаться в разговор, и Хозяйка предложила мне чаю - слово в слово как в прошлый раз. Засомневавшись, я не нашлась с ответом, но Горничная приняла это за согласие и занялась готовкой чая. Мне было очень интересно услышать продолжение. Интересно, ничего, если я спрошу?
  - Эм... Касаемо вашей недавней беседы...
  - А? Вы нас услышали?
  - Н-ну... Я хотела вас окликнуть, но не могла подобрать момент. И вышло, будто я подслушиваю. Простите.
  - Ничего страшного, - улыбнулась Хозяйка, - Всего только пустые сплетни. Моя горничная любит детективы, знаете ли. Так что время от времени она болтает о всяких идеальных преступлениях и прочих уловках. Я ее все равно, признаться, совсем не понимаю.
  - Кхм! Просто рыться в комнатах было скучно, поэтому я попыталась выяснить детали происшествия. В конце концов, хоть какое-то представление о том, кто и куда мог спрятать пропажу, принесло бы пользу, не так ли?
  - Ну, в таком большом доме найти единственный листок бумаги - сложная задача. И она начала: 'Крупное событие! Предзнаменование чего-то знаменательного! Не миновать беды!..' Ну я как-то и заслушалась. Ну, это на самом деле значительное событие, но...
  - Только подумайте, госпожа! Это же кража, настоящее преступление! И я несомненно найду виновника! - заявила Горничная. Разговор ни к чему не шел, поэтому я прервала:
  - Ну так, э... Что насчет отравления?
  - А, это! Так мы просто обсуждали, как преступник мог украсть сценарий и не попасться сразу двоим близнецам, которые всегда в зале. Мм, а потом мы как-то перешли к тому, как можно сделать такое, чтобы никто не заметил... Да?
  - Да, - кивнула Хозяйка, - Она заявила, что это невозможное преступление... А чтобы объяснить, как такое бывает, начала описывать убийство из какого-то детектива. Серьезно, вечно она перескакивает с одного на другое. То мы говорим о краже, и вдруг у нас уже убийство. Увлекается, ничего с ней не поделаешь.
  - Когда я начинаю рассказывать - то очень распаляюсь, - подтвердила служанка, - Даже раскаляюсь!
  - Так что как видите. Не нужно об этом беспокоиться - наш разговор не имел никакого важного смысла, - утешила женщина.
  - Д-да, ясно.
  Горничная закончила с чаем и поставила две чашки - для меня и Дворецкого. От аппетитного роскошного напитка поднимался теплый пар. Я внимательно наблюдала за горничной и не заметила никаких особых манипуляций... например, подсыпания яда.
  Первосортный чай с молоком, в который горничная периодически подсыпала мышьяк, чтобы отравить соседку. После таких рассказов.. Может, он и не был связан с реальностью, но чая мне что-то больше совсем не хотелось. Дворецкий засомневался было, стоит ли прерываться, но чай был уже готов и он со вздохом решил подчиниться и присесть за стол. Длинные пальцы в белых перчатках без промедления потянулись за чашкой. Если подумать - как долго он был за моей спиной? Может, он и разговора-то не слышал.
  - Судя по всему, никто еще ничего не выяснил?
  - Именно. Уверен: как только что-нибудь обнаружится, все поместье узнает об этом без промедления, - Дворецкий отпил из чашки и поставил ее обратно на блюдце. Его сдержанное выражение лица несколько смягчилось под действием восхитительного молочного чая.
  - Верно-верно. Если страницу украли и спрятали, ее так просто будет не найти. Я думаю, ее скрыли как-то по-особенному! Что думаете, мисс Селянка? - Горничная обратилась ко мне.
  - Я немножко помогала осматривать кабинет и комнату для коллекции... Но мы ничего не нашли.
  Разговор продолжался, а я все еще не могла решиться взять свою чашку. Чувствовалось, что горничная все внимательнее наблюдает за тем, как я игнорирую ее чай. Хозяйка сказала, что разговор про мышьяк был досужей болтовней, но... Я ничего не могла с собой поделать. Украдкой я глянула на Хозяйку, сидевшую по диагонали от меня. Ее улыбка подтверждала, что чай, который она пила, был великолепен.
  И все-таки я не могла выкинуть из головы начало разговора. 'К тому же, вы не так уж любите чай с молоком, не так ли? - Да, это имеет смысл'... Что она имела в виду? Это было довольно странно. Почему 'имеет смысл', да еще и с такой паузой, когда можно было просто сказать 'ну да'?
  Может быть, Хозяйка после замечания Горничной поняла, что ей не так уж нравится этот чай - просто, так как она постоянно пила его сама и советовала другим, то ей уже казалось, что она сама его любит. Да, это имело смысл. Эта мелкая деталь все-таки продолжала меня беспокоить.
  Двое вечно предлагали всем чай с молоком... И мне показалось, что у них есть какая-то причина предлагать его людям. И для причины идеально подходила история с мышьяком. Было бы странно для прислуги предлагать гостю чай самовольно. И приглашать гостя в поместье должна была бы не служанка, а кто-то из жителей дома. Да, скорее всего, хозяйка. Стоило только похвалить сделанный слугой чай и угостить присутствующих. Не самый ли естественный ход событий? Что у горничной был сообщник...
  - Ну, мисс Селянка, какие дальше планы? Нам осталось еще около половины комнат на первом этаже. Самые забитые комнаты уже проверены, так что дальше будет быстрее. Только еще немного отдохнем... Господин послал тебя к кому-то определенному?
  - Нет, он не давал указаний... Ах! - я совсем забыла о просьбе Леди! - Кстати, Леди просила спросить Горничную, закончила ли она с 'чайными делами'.
  Лицо служанки напряглось. Ее мягкая бодрая улыбка не сходила с лица - кроме серьезных разговоров о детективах - но сейчас она выглядела явно недовольной. Хозяйка не удержала вздох, а Дворецкий глянул в свою чашку и глотнул из нее, будто ничего и не услышал.
  Чай - это еще понятно, но 'чайные дела'? В действиях Хозяйки было что-то неладно, и я это почувствовала - как и сейчас, во время этой неожиданной паузы. Я почувствовала, что под этим молчанием скрыта тайна, в которую посвящены только жители дома, и это создало тяжелое впечатление. Даже если все актеры полностью перевоплотились в обитателей мира пьесы, я все же ощутила горечь от того, что меня снова оставляли в стороне от общих дел.
  - Довольно отдыхать. Итак, мисс Селянка, не хотите ли помочь мне с вверенными мне комнатами? - Дворецкий допил чай, поднялся из-за стола и, попрощавшись с остальными, вышел. Я поблагодарила за чай и поспешила за ним. Горничная, опустив голову, смотрела в свою чашку с чаем, и я не смогла различить ее выражение лица.
  ________________
  
  
  Глава 7: Библиотека.
  
  
  Мы с Дворецким вернулись в гостиную и вышли в зал. Открыв дверь в задней части парадной лестницы и спустившись на несколько ступеней, мы оказались в наполовину уходящем под землю винном погребе.
  По трем сторонам небольшой прохладной комнаты рядами стояли винные бутылки почти без свободного пространства между ними. Достав одну из них, я заметила странность: жидкость в бутылке совсем не двигалась. Дворецкий, увидев мое изумление, пояснил:
  - Весь этот мир - просто часть пьесы, строго говоря. Пьеса содержит множество вещей, не имеющих никакой ценности и исключительно дополняющих декорации; таковыми они остаются и здесь. В них нет никакой иной необходимости.
  Я вспомнила еще кое-что. Когда мы с Хозяином поместья обыскивали кабинет, я походя проверила перьевую ручку, лежавшую на столе, и, несмотря на то, что на ней явно было немного чернил, я не запачкала руки. Мне тогда показалось, что она просто пересохла, поэтому я выбросила случай из головы. На самом же деле она не работала потому, что была только частью окружения... Если бы я попыталась написать ею что-то на бумаге, она бы не подействовала как нормальная ручка. Вообще-то, если бумага тоже была только частью декораций, то и она бы вряд ли сгодилась на что-то обычное.
   И все-таки были предметы наподобие чашек и чайников, и они выполняли свои обычные функции. Я спросила Дворецкого, в чем разница, и он ответил, что эти вещи мог использовать только тот, кто должен - так же, как и с комнатами: в этот винный погреб, например, обычно мог зайти только Дворецкий, и другие не имели в него доступа без важной причины.
  Выходит, у персонажей все же были особые принципы игры, поддерживавшие порядок представления. И, возможно, у меня, как у главной роли, тоже были ограничения на мысли и действия, которые я даже не осознаю. Хотя сейчас я, кажется, еще имела большую свободу действий, чем остальные, и могла всем помочь...
  Я глянула на Дворецкого и увидела, что он достал с полки одну из бутылок, в которой остался всего примерно бокал вина. Жидкость за стеклом плескалась, как любая нормальная.
  - Ой, это вино...
  - Остатки со вчерашнего вечера, - пояснил Дворецкий, - Тут осталось лишнее, но если его выбросить - госпожа будет недовольна. Оно довольно выдержанное. Вам нравится вино?
  - Признаться, никогда не пробовала. Но многие мои знакомые его любят.
  - Охотно верю.
  Естественно, в пьесе нужно было использовать определенное количество вина: то, что нужно было для первого действия. Поэтому у них было настоящее, 'работающее' вино - как та бутылка, что Дворецкий сейчас держал в руках.
  Мы внимательно осмотрели все выемки для декорационных бутылок, но ничего, разумеется, не нашли. А время пьесы шло, пока мы тратили его на поиски. Надо было еще подумать о цели Бурле... вернее, того, кто запер нас здесь - за поисками я совсем об этом забыла.
  Пытаясь обдумывать все и сразу, я начала даже временами забывать, кто я на самом деле. Может, потому что остальные так естественно влились в этот выдуманный мир, или потому что я в принципе была мечтательна и легко терялась между реальностью и выдумкой, тем более в такой атмосфере. Пусть этот мир был ненастоящим, я следовала его законам так, будто он был настоящим.
  Без особой причины я глянула на почти пустую бутылку в руках Дворецкого. Этикетка на бутылке казалась стертой и выцветшей, что выдавало возраст бутылки.
  - Что-то заинтересовало? - обратил внимание Дворецкий, - Да, это вино довольно старое и к тому же, вероятно, редкое. На самом деле, все в этом погребе очень старое и качественное.
  - Я слышала, что вино ценится больше с возрастом, но неужели вино, которое настаивается десятилетиями, правда вкуснее? Ну... то есть, чем более... свежее? - наивно спросила я.
  - Как знать... Вкусы у всех разные, - пожал плечами слуга, - Есть множество сортов вина - с разной степенью сухости, сладости, крепости, с разными вкусами и даже запахами... Думаю, это не совсем ответ на ваш вопрос. В общем, многие считают, что вино, которое дольше бродит, имеет более глубокий и тонкий вкус... Как и с людьми, кстати. Со временем опыт сказывается на личности и, помимо самого характера, у людей появляются привычки - словно привкус. Желательный это привкус или нет - дело предпочтения. Не говоря уже о том, что время не стоит на месте. Лучшее вино делается с использованием лучших технологий времени, а затем доходит много лет, но когда приходит время дегустации... Возможно, в будущем можно будет делать и более достойное вино без многолетнего брожения.
  Объяснение напомнило мне разговор с Хозяином дома в комнате с коллекцией. Он говорил, что посвятил себя сохранению ценностей своих предков.
  - Господин Дворецкий, а что вы предпочли бы?
  - М?
  - Вино, сделанное усердным трудом мастеров прошлого, созревавшее до своего срока на протяжении многих лет... Или вино, которое может сделать за считанные дни с помощью достижений будущего, но все такое же вкусное?
  - Сложный вопрос, - подумав, заметил Дворецкий. Он глубоко задумался, поднеся руку к губам. Тесный каменный погреб был заполнен старыми бутылками с вином, ждущими своего часа. Хотя они и не могли говорить, но я представила себе, как они ждут отзыва сомелье о своем содержимом.
  - Временами бывает, что даже самое выдержанное вино кажется людям перебродившим. Слишком старым, на их вкус. Определенно, большинство согласится, что вино не нужно держать слишком долго. И еще...
  Я с молчаливым интересом слушала его рассуждения.
  - Проходит время, люди взрослеют, ценности меняются. Что раньше считалось лучшим, не обязательно может снискать такое же признание в настоящем. Решать только тем, кто живет сейчас. Увлекаться обереганием прошлого до такой степени, чтобы совсем забросить настоящее - это просто нелепо... Многие так думают.
  - Нелепо?
  - Именно. Хотя... я уважаю подобную нелепость. Если бы предки знали, как кто-то заботится об их памяти, думаю, они были бы вне себя от радости. Конечно, если не заходить далеко... Ведь если потомки живут ради предков и жертвуют собой ради них, это несомненно печально для тех и других.
  Печально для тех и других... Почему-то мне показалось, что он говорит это все специально для меня. Мы, вся наша труппа, были большими поклонниками Бурле и чувствовали, что нашей миссией было передать его наследие будущим поколениям. Но что бы сказал сам Бурле, узнав об усилиях, прилагаемых труппой в наши дни? Был бы он благодарен за то, что труппа нашла пьесу и поставила ее по его желанию?
  Без преувеличения, общественное внимание, которое привлекло обнаружение 'Безумной∞Ночи', позволило компании временно избежать разорения. Поддержка постоянных спонсоров - отца Кайто и поклонника Лена - помогали труппе перенести финансовые тяготы, как говорила мне Иа. Но в эпоху изменяющихся приоритетов и взрыва интереса к новой сфере развлечения зрителя, даже если 'Безумная∞Ночь' будет иметь оглушительный успех, неизвестно, смогли бы мы и дальше исполнять только пьесы Бурле безо всяких изменений.
  Я была уверена, что причина, по которой мы были заперты здесь - это моя ошибка в безупречном представлении, что я проклята за это и теперь должна была переделать исполнение гениального сценария. Ни одной промашки в постановках нельзя было допустить - и декорации, и актерская игра должны были быть идеальны, иначе Бурле ни за что не простит провинившихся артистов; такая легенда ходила в труппе. Поэтому у меня создалось впечатление, что Бурле был строгим и безжалостным человеком. Но правда ли все было так? Я начала сомневаться в своем представлении о нем.
  - Когда ценности прошлого приносят в настоящее и передают в будущее - так ли счастливы те, кто создал эти ценности? Если что-то разваливается на глазах, но ты все равно защищаешь это любой ценой...
  Я сжала рукой браслет на левом запястье - подарок от легендарного сценариста, переданный мне бабушкой. Хотя Дворецкий не особенно понимал, что я... что Селянка хотела спросить, он все-таки услышал меня. Он молча посмотрел на мое запястье, ожидая, что я скажу.
  - Кто-то говорил мне, что все материальное рано или поздно истлеет. Но если то, что ты пытаешься сохранить, не имеет материальной формы - как история или... сценарий? Даже нематериальное может легко изменить свой изначальный вид. Но, может быть, именно эти перемены... Через времена и поколения, они позволяют нематериальному не истлеть...
  - А ведь это интересная мысль. Я думаю, это восхитительно, - признал Дворецкий, - Все люди в мире разные, поэтому количество разнообразных талантов и их великих творений тоже бессчетно. Были бы они безусловно рады или нет... Нельзя сказать точно. Но, если бы речь вдруг шла обо мне... Я думаю, такое внимание заслужило бы мое одобрение и даже аплодисменты.
  И он мягко улыбнулся мне.
  
  
  *****
  
  
  Закончив осматривать винный погреб, мы перешли в гостевую в южной части дома. Дворецкий уже проверил свою комнату и гостевую ?4 в одиночку, так что нам оставалась гостевая ?1.
  - А? Я что, уже была здесь?.. - моя рука замерла, так и не открыв дверь в гостевую комнату. Обстановка показалась мне знакомой. Я огляделась и поняла, что все здесь было устроено так же, как в южной части второго этажа, где мы были с Хозяином дома. На обоих этажах в коридорах были совершенно одинаковые ковры, стены и даже узоры на потолке - так что я на секунду даже засомневалась, какой это этаж.
  - Вот как, значит, вы искали наверху вместе с господином. Да, это место - ровно под ним. Планировка этажей почти не различается, мы порой даже теряемся из-за этого. Естественно, только прибывший гость может... Но да, даже нам бывает сложно.
  - Ясно...
  Он был прав, планировка была так похожа, что можно было перепутать первый этаж со вторым. Оглядевшись, я увидела что-то, что заставило меня тут же подойти. Хотя я и видела это и на втором этаже... 'Запретная комната' рядом с первой гостевой комнатой. И на северной стороне - огромная картина во всю стену. Девушка, в одиночестве танцующая в сумрачном лесу... Она точно такая же, как картина наверху? Пока я вглядывалась, Дворецкий подошел ко мне:
  - Такая же картина висит рядом со входом в запретную комнату на втором этаже.
  - Точно такая же?
  - Нет, технически - немного другая. На картине на втором этаже изображен закат - время прямо перед заходом солнца. А на этой - рассвет, прямо перед восходом. Вместе они представляют собой одну полноценную работу под названием 'Twilight Night' - 'Сумеречная ночь'.
  - Сумеречная ночь... Закат и рассвет...
  - Допустим, вам бы завязали глаза и подвели к одной из картин. На которой из них закат, а на которой - рассвет? Как думаете, вы бы ответили?
  - А?... - растерялась я.
  - Я и сам не уверен, смог бы я ответить или нет. И, как говорил мой бывший хозяин об этой картине... На самом деле, никто не знает. Ее задумка в том, что мы сами не знаем, правда перед нами или выдумка.
  Выдумка?! Неужели Дворецкий знал, что этот мир - фальшивый, и он настоящий был где-то в другом месте? Хотя, когда я окликнула всех по имени раньше, никто не отозвался...
  - Мир - это то, что мы знаем о мире. И это очень хрупкая и неоднозначная вещь. Мысли о том, что такое - 'быть', позволяют миру подтвердить наше существование. Существование всего вокруг позволяет выделить и определить самого себя. Чтобы осознавать прошлое, существует настоящее и будущее. Человек знает, что живет - и он живет... Поэтому люди живут только в том мире, который осознают. Потому что 'жизнью' называется только осознание собственного наличия здесь и сейчас. Отрицание этого равносильно смерти.
  - Равносильно...
  То есть, все, кто забыл себя настоящих, все равно что мертвы? Без настоящей памяти, в написанном кем-то мире. Их прошлое и жизнь, которую они жили, погибли... Так, получается? И одна я еще сохраняю некое подобие жизни?
  - Ну так какие же сумерки вы предпочитаете?
  Я внимательно пригляделась к картине:
  - Я... пока не могу их отличить. Наверное, мне нравятся обе...
  - Художник изобразил героиню почти одинаково на обеих картинах... Но если постоянно приглядываться к краскам, то можно заметить некоторые различия.
  - Закат и рассвет, - задумалась я, - Похожие, но такие разные. Одни светлеют, другие темнеют... То, что следует дальше после нарисованного, противоположно друг другу. То есть, похожие планировки этажей тоже означают, что похожие вещи могут быть совершенно разными?
  - М?
  - Ой, ну... Я просто предположила. Представила, что архитектор планировал дом с этой мыслью...
  - Все может быть. Похожие, но совершенно различные по сути. Возможно, нет ничего одинакового в мире. Даже слово 'одинаковый' - не более, чем категория речи.
  - То есть, это только степень?
  - Да, именно. Наш язык - только инструмент для передачи идей. По крайней мере, с этого все начиналось. Хотя временами нам может показаться, что язык первичен. И мы даже верим, что чьи-то слова могут полноценно передать все, что в них вкладывают... И это, кстати, одна из основ театра.
  - Основ?
  - В зависимости от исполнения, один и тот же сценарий может создавать совершенно разную атмосферу. И даже если играет одна труппа - условия, душевное и физическое состояние актеров никогда не совпадают полностью. Поэтому-то одни и те же спектакли можно смотреть раз за разом. Некоторые считают, что в этом - основа театрального искусства.
  - И действительно...
  Да, некоторые зрители время от времени покупали билеты на лучшие места на повторы пьес Бурле. Как и сказал Дворецкий, они смотрели одну и ту же историю раз за разом и наслаждались ими как новыми - все из-за тончайших различий в исполнении.
  - Ох, ну пора. Я довольно-таки увлекся. Нужно возвращаться к поискам, - вспомнил Дворецкий.
  - Как скажете...
  Мы внимательно, но безрезультатно осмотрели комнату. Я приложила руку к груди, чтобы почувствовать время. Половина срока на исполнение уже прошла. Я знала, что спешить не получится, но все же мысль об уходящем времени заставляла меня волноваться. И все эти поиска без смысла... Без единой подсказки.
  
  
  *****
  Дворецкий сказал, что у кого-то может быть больше проблем, чем у него, поэтому я вышла из гостевой и пошла искать, кому пригодится моя помощь. Коридоры были точно такими же, как на верхнем этаже, и похожие, хотя и другие картины висели на стенах. Такая же композиция, но в другой момент времени... Похоже, все картины были так устроены.
  Подойдя к залу, я услышала завораживающую музыку: Девочка-кукла играла на пианино. Точно, она ведь играла и в первом действии пьесы.
  Рин и Лен были гениями, умеющими практически все на свете. Кроме лютни, на которой Лен играл в первом действии, юный актер еще неплохо владел струнными инструментами вроде гитары или скрипки. По-моему, это Мейко рассказала мне, что они оба профессионально играли на своих инструментах и нередко занимались на дому. Однако Рин как-то призналась, что совсем разлюбила фортепиано. Она только тогда играла на нем, когда происходило что-нибудь грустное, и успокаивала себя музыкой. Так что когда она выяснила, что ей придется играть на пианино в первом акте пьесы, то не удержалась и намекнула, что не очень-то этому рада.
  Что это за музыка? Пианино было слегка расстроено: оно звучало низковато, и поэтому медленный мажорный вальс приобретал минорный, грустный тон. Я на время забылась, заслушавшись странным сочетанием печали и радости в одной мелодии.
  - Ой, мисс Селян-ка! Дав-но вы тут? - кукла заметила меня и обернулась, перестав играть.
  - Эм... Мелодия была такая чудесная, что я заслушалась.
  - Ну, спасибо, - пожала плечами Кукла.
  - А... как она называется? Музыка, которую ты играла.
  - 'Сон и пробуж-дение куклы' - удачно, прав-да?
  - Ну да...
  - Скажите-ка, мисс Селян-ка, - вдруг спросила девочка, - А вам снятся сны?
  - А? Сны? - я вспомнила свой утренний сон - девушку, возможно, актрису, погибшую в театре, - Ну, иногда...
  - Гм, а куклы снов не ви-дят, - заметила кукла, - Знае-те, почему?
  - И?
  - Пото-му что куклы не спят! - и девочка звонко, но жутко рассмеялась, - Смеш-но же, ну? Эй... А хоти-те еще по-слушать? Я мо-гу играть сколько угод-но.
  На этих словах в глазах Девочки-куклы показалось что-то немного похожее на одиночество.
  - Эм... но мне все-таки надо помочь остальным в поисках...
  - Ну хоть чуть-чуть! - принялась упрашивать кукла.
  - Но...
  - Пожа-луйста!..
  И вдруг она подбежала и обняла меня. Я была так потрясена, что с места не смогла сдвинуться. Даже если я знала, что это бывшая Рин, страх перед куклой все равно никуда не девался.
  - Прости! Мне правда надо идти помогать! Понимаешь, если мы не найдем страницу...
  - Мож-но же просто оста-ться...
  - Что? - удивилась я.
  - Это ниче-го. Этот день про-должится...
  Что это значило? Если время на спектакль закончится, а мы не найдем страницу, разве весь этот мир не исчезнет? В каком смысле 'день продолжится'?
  - И пес-ня тоже продолжае-тся, - тихо добавила кукла, - Это толь-ко главная часть... Вальс мед-ленно переходит в напорис-тую 'четы-ре чет-верти'... Да, и тогда это 'пробуж-дение куклы'...
  Она жутко ухмыльнулась, поднимая на меня взгляд. Я в ужасе отпрыгнула, и в этот момент на пол что-то выпало. Это оказался конверт; я подняла его с пола.
  - Ой, это... - по-моему, это было письмо, которое я носила в кармане. То, которое я использовала в спектакле... Нет, это был не реквизит. На нем даже был адресат: 'Мику'. Я подобрала это письмо на сцене перед тем, как оказаться в этом мире. Я перевернула его в страхе и прочла на обороте: 'Пока не выцветет End roLL(прим.: End roll можно перевести как 'титры', но для сюжета это еще имеет значение 'бесконечная петля')... ∞''
  - End roLL? - я медленно открыла коверт, но внутри оказался только пустой лист, сложенный пополам. Девочка-кукла снова подошла ко мне. Наверное, я уронила письмо, когда отскочила от нее.
  - Эй, что э-то у те-бя?
  - Да я и сама не знаю...
  Я была так уверена, что это тот самый конверт, который я подобрала на сцене, однако письмо внутри оказалось пустым. Но ведь я точно помнила, как читала письмо! Это было очень важная часть - то, что было в нем сказано - но я ничего не могла вспомнить. Но ведь читала же, это точно.
  Так что это было за письмо? Должно быть, это реквизит, который я использовала в первом акте. Значит, он пригодится где-то в начале второго. Но сейчас следующая страница пропала, поэтому все забыли, что идет дальше по сюжету. К несчастью, я совершенно забыла, что было письме и какую роль оно играло. Реквизит, который дальше был бы очень важен для спектакля... Но был ли он пустым из-за потери следующей страницы? Я внимательно посмотрела на аккуратно согнутый пополам лист, вложенный в конверт - нет, просто бумага, причем сильно выцветшая.
  - А! Она тако-го же раз-мера, как сце-нарий! - обрадовалась кукла.
  - Ну... да.
  - Но отры-ва нет, вот бе-да!
  Надо было бы проверить, но на глаз этот лист действительно совпадал по размеру со страницами сценария. Однако край бумаги был ровным, безо всяких следом разрыва.
  - По-ка не выцве-тет End roLL... ∞?
  Возможно, это и был End roLL - то есть, концовка, последний лист сценария. В таком случае понятно, почему он пуст. Без следующей страницы сюжет не мог продолжать свой ход. Так что и итог был неизвестен, вот лист и чистый. Вполне возможно.
  Ели пропавшая страница и продолжение вообще останутся не найдены... Можно ли будет пропустить их и перейти сразу к концовке с помощью этой страницы? Если такое возможно, то мы сможем закончить спектакль. Но сейчас это был простой лист бумаги. Множество идей и предположений роились в голове, но я никак не могла разобраться в них. Все это были только предсказания. Нет смысла крутить это в голове, надо обсудить с остальными.
  - Думаю, надо показать письмо остальным и спросить, что они думают на этот счет.
  - Яс-но! Зву-чит отлично! - согласилась кукла. Будь она сейчас рассудительной Рин, я бы сразу обсудила с ней ситуацию. Но кукла, хоть и выглядела как девочка, оставалась куклой. Я ощутила некоторое облегчение - все-таки хоть одна дельная подсказка найдена.
  Но в то же время я удивилась: и как это я пропустила что-то настолько важное? Ведь если кто-то украл страницу, надо было в первую очередь обыскать всех присутствующих! Если кто-то из семи - похититель, то так же, как я нашла письмо в собственном кармане, они могут прятать страницу где-то в карманах, под одеждой или в личных вещах. Ну разумеется, осмотреть всех надо было в первую очередь. Раз уж мы не нашли страницу в комнатах, вероятность такого случая значительно возросла.
  Теперь, когда я наконец это поняла, не время было стоять на месте. Я направилась на второй этаж, собираясь рассказать Хозяину дома и попросить его собрать всех.
  
  
  ******
  Коридор, ведущий к лестнице на второй этаж. Огромная картина на верхней части стены, переходящая на потолок коридора, изображающая ангелов перед райскими вратами. Я поспешила вверх по лестнице, завороженная возвышенным впечатлением от картины, и скоро увидела перед собой спину Мальчика-куклы. Как только я шагнула на верхнюю ступень, он ухмыльнулся и подошел ко мне своей угловатой походкой:
  - Я ждал вас, мисс Селян-ка.
  - А?
  Не дожидаясь ответа, он схватил меня за руку и повел совсем в другую сторону от того места, куда я направлялась - к северной части второго этажа. Остановившись у двери, мальчик обернулся ко мне:
  - Зна-ете, что это за ком-ната?
  Дверь была плотно закрыта, так что я и не предполагала, что за ней. Так я и сказала ему, и он ответил, что покажет и проведет меня внутрь. Здесь соотношение сил было как и в реальности: он снова держал меня под контролем. Хоть мне и нужно было спешить к Хозяину поместья, чтобы рассказать про письмо... Дверь за моей спиной закрылась.
  Мы оказались в библиотеке, заполненной книгами. За исключением двери, все стены были уставлены упирающимися в потолок книжными полками. С потолка свисали четыре небольших люстры, заливавшие библиотеку светом. В центре комнаты находилось три стола, а вокруг них - кресла и диваны разных размеров. В общем, уютная и чистая комната, очень удобная для чтения.
  И все же почему-то кресла были заняты огромными плюшевыми мишками, а на столе стояла игрушечная посуда, как бы расставленная для них. Все было устроено так, будто игрушки отдыхали за книгой. Кто этим занимается, интересно? Несмотря на всю причудливость, сцена с мишками привносила умиротворения в подавляющее зрелище такого количества книг.
  - Ого... сколько книг.
  Я не очень любила читать, зато любила спокойные и тихие места наподобие библиотек. Нередко я заходила в библиотеку по выходным просто для того, чтобы пораздумать в тишине, открыть любимую пьесу и представлять себе спектакль.
  - Нравит-ся? Эти пол-ки - самое занят-ное, да?
  - Д-да, комната чудесна.
  Но мне все же нельзя было тут оставаться. Мальчик-кукла затащил меня сюда ни с того ни с сего, но я должна была спешить к Хозяину и поговорить с ним. И непохоже было, чтобы кукольный юноша нашел страницу.
  - Эм, я...
  - Среди всех э-тих книг никог-да не знаешь, что най-дешь...
  Всех этих книг? Я оглядела полки: их было столько, что непонятно было даже, с чего начать. Да и поиск среди всех этих полок отнял бы все оставшееся время, отведенное представления.
  - Неу-жели не хочешь знать? Секре-ты этого ми-ра.
  - А?
  - Тогда прочи-тать быстрее все-го, пожа-луй.
  Секреты мира? Может быть, где-то в этих книгах сказано, почему мы тут оказались и как отсюда выбраться? Но ведь Мальчик-кукла забыл свое настоящее прошлое и превратился в куклу. Жестокую, любящую злые шутки куклу. Может, он просто увидел, что я тороплюсь, и решил разыграть меня.
  Для начала я решила притвориться, что выбрала какую-то книгу с полки и начала ее читать, а пока обдумать, как бы отсюда выбраться. Я протянула руку к ближайшей полке, но меня остановили:
  - Ми-мо. Пер-вая полка тут! - и мальчик показал на левую верхнюю книгу на первой полке слева от входа. Так высоко, почти под потолком... Я и представить не могла, сколько таких, как я, надо поставить друг на друга, чтобы достать дотуда; о том, чтобы дотянуться самой, не шло и речи. Но Мальчик-кукла с удивительной для него силой притащил длинную потертую лестницу, стоявшую в углу.
  - Удив-лена? Если дума-ла, что я слабый, раз я ку-кла, то это не так! - он хвастливо и неестественно расхохотался. Я действительно недооценила силу кукольного тела. И стало ясно, что если он постарается... Да нет, даже если не постарается, он все равно будет равен по силе человеку. Кукольный смех, сопровождаемый неподвижным лицом, как никогда напугал меня, - Я сни-зу подержу, по-лезай. Осторож-но, высоко!
  Я все же засомневалась, учитывая его размеры. И лестница была довольно длинной, навскидку метров пять. Прислонив ее к полке, я осторожно начала подниматься. Лестница скрипела при каждом шаге, и мне стало страшно, не развалится ли она от старости. Наконец я добралась до пыльной книги слева на верхней полке. Протянув к ней руку, я заметила бледное свечение, исходившее от корешка. От удивления я отступила на шаг назад, и баланс невольно сместился в сторону. Деревяшка под ногой скрипнула.
  - А?..
  Я дернула ногой вперед ,чтобы восстановить равновесие, и поставила ее обратно на ступеньку. Через мгновение я услышала треск и ощутила, что моя ступня потеряла опору. О нет! - я почувствовала, как заваливаюсь назад. Сжавшись в ожидании удара, я зажмурилась.
  Бух! Удар оказался мягче, чем я ожидала, было даже не больно.
  - Ты в поряд-ке?.. - я слышала голос юноши, но где был он сам? Он обещал держать лестницу, но куда-то вдруг провал. Обломки древесины в беспорядке лежали на полу. Лестница и правда выглядела старой, но я все же не ожидала, что она сломается именно в тот момент...
  - Здесь я.
  Голос раздался откуда-то снизу, из-под чего-то мягкого. Я глянула вниз и обнаружила плюшевого мишку... И Мальчика-куклу под ним?! Я поспешно оттащила игрушку, и упавший мальчик выполз из-под него. Выходит, мое падение смягчил он и мягкая игрушка.
  - П-прости! Ты не пострадал?
  - Нормаль-но, - отозвался мальчик, - Куклы проч-нее людей. Ты про-сто тяжелова-та.
  Это было немного обидно, но, что важнее, Мальчик-кукла был цел и невредим. Шляпка с его головы свалилась - я протянула ее владельцу, и он неловко поместил ее на место среди копны золотистых волос.
  Когда он только успел подбросить мишку? Игрушка была немного больше мальчика и отлично смягчила мое падение. Если бы только Мальчик-кукла не спас меня вместе со своим плюшевым товарищем... Потолок был таким высоким, что я даже с лестницы едва дотягивалась до него. Выходит, я упала на спину почти с пятиметровой высоты... И еще...
  Пол библиотеки был устелен роскошным персидским ковром, однако почему-то именно возле этой полки его недоставало, и из-под него был виден квадрат мраморного пола. Если бы я упала именно туда...
  - Ты ед-ва не уби-лась! Осторож-нее! - мальчик вскинул руки и раздраженно покачал головой. Да уж, я снова была на волосок от смерти. Неловкость всегда была мне присуща, но с тех пор, как я оказалась здесь, уже в третий раз один неверный шаг мог погубить меня. Случайности это, или же... - Зато кни-гу достала!
  - Ох, и правда...
  Книга, ради которой я рискнула жизнью, лежала у моих ног. На корешке не было надписей. Я схватила книгу и глянула на обложку: на ней было что-то написано, но из-за слоя пыли ничего было не разобрать.
  - Пыли-то сколько... Она такая старая?
  Я подула на обложку, вздымая облако пыли, тут же набившейся мне в нос и горло, и закашлялась. Мальчик-кукла неприязненно вздохнул.
  - Первая ночь?..
  Едва я произнесла название, проявившееся из-под пыли, как меня накрыло странное беспокойство, будто я медленно проваливалась в неизведанную темноту. 'Не читай' - как будто предостерегло что-то в подсознании. Я приготовилась открыть книгу - и замерла. Шестое чувство? Или странная логика этого мира, повлиявшая на меня? Ясно было лишь одно: в этой книге содержалось что-то важное.
  Худший вариант развития событий пришел мне в голову. Что если тут сказано, что, попав в мир 'Безумной∞Ночи', мы никогда уже не вернемся домой? От одной мысли меня бросило в пот. С другой стороны, а если там есть ключ к разгадке тайн этого мира? А если эта книга выведет нас на свободу? Меня в равной степени охватили надежда и беспокойство.
  Если бы только, будь у меня ровно два варианта на выбор, я получила шанс начать сначала при ошибке, я бы открыла книгу без сомнений. Но такие решения всегда были для меня проблемой: я тут же начинала волноваться, что мое решение окажется неверным, и отказывалась набраться смелости сделать хоть что-то. Даже причина, по которой я покинула деревню, и ситуация, в которой попала в труппу... Когда передо мной стоял трудный выбор, мне всегда нужен был кто-то, кто подтолкнул бы меня к решению.
  Внезапно крохотная ладонь коснулась моей руки, застывшей на обложке книги. Я опустила взгляд и глянула на куклу с непониманием. Мальчик не смотрел на меня; мне был виден только его затылок и крохотный цилиндр в волосах. Что у него сейчас за лицо? Кукольная рука была холодной, как керамика. Но в этом прохладном тепле я почувствовала его, настоящего Лена, неловкую доброту. Надо было вернуть его прежнего - и я была не одна, поэтому было не страшно. Я глубоко вздохнула, чтобы успокоиться, и моя онемевшая от страха рука снова смогла двигаться. Медленно подняв тяжелую обложку, словно открывая железную дверь, я коснулась первой страницы.
  
  Глава 8: Несовпадение
  
  Однажды ночью, когда за окном бушевал ветер, семеро актеров устроили празднество в честь новой постановки.
  Это было очень веселое празднество. А затем пришла восьмая девушка, одна из актеров.
  Она сказала, что нашла письмо, в котором говорилось о грехе, совершенном семерыми.
  И что она не собирается хранить этот секрет.
  Ярости и возмущения семерых не было предела.
  Ведь, вне зависимости от греха, им необходимо было закончить начатое.
  Но девушка не сдалась. Она настаивала, что ее должны послушать.
  Она бросила спорить с семерыми и попыталась уйти. Семеро решили ее остановить.
  Но девушка не сдалась.
  Противоречие не решилось миром.
  В конце концов, девушка достала нож, который держала в кармане, и стала угрожать семерым.
  И те отступили.
  Но, однако, они тоже не сдались.
  Если бы правда, сказанная в письме, открылась, то все их усилия пошли бы прахом.
  Затем был разговор и неприятная драка, а после...
  Возможно, это была шутка судьбы, для которой чудо и несчастный случай неразличимы. О, как легко запустить фатальный механизм трагедии!
  Девушка упала с парадной лестницы.
  Она упала к самому подножию... С ножом в груди.
  Девушка умерла, и так трагически умерла.
  Актеры скорбели об её несчастной гибели. И подумали:
  - Если бы только трагедия эта была не более чем спектаклем, первой сценой вымышленного мира... О, если бы время можно было остановить.
  Однако спектакль ее жизни, в котором она играла главную роль, уже завершился.
  И тогда актеры решили предать забвению ее трагическую смерть. И скрыть все случившееся в тайном подвале театра, в гробу... ∞
  К последней странице по моим пальцам бежал пот. Толстая книга, полная слов, которые, стоило мне перевернуть страницу, будто бы сами вбивались мне в голову.
  - Я... я знаю это! Я знаю!
  - Мм?
  Теперь я уже помнила отчетливо. События в "Первой ночи" полностью повторяли приснившийся мне к утру кошмар. Семеро на вечеринке, одна опоздавшая, ее заявление, вызвавшее возмущение, попытка сбежать и раздор с друзьями... И гибель. Все в моем сне именно так и происходило. Но если сюжет этой книги совпадал со сном - выходит, семеро попытались впоследствии скрыть смерть девушки и спрятали труп в гробу? В помещении под театром?..
  - Несомненно, это то же самое.
  - То же, что и...? - уточнил Мальчик-кукла.
  - Мне приснился сон сегодня утром. Я никак не могла уснуть всю ночь... А потом совсем забыла этот сон. Но теперь... теперь мне кое-что напомнило об этом.
  - Напом-нило?
  - Эта книга. Восемь человек, одна против семерых и смерть этой одной. Наверное, несчастный случай, но... Можно воспринять и как убийство.
  - Восемь чело-век? Так это же поч-ти как мы, - заметил мальчик.
  Так и есть... Сценарий 'Безумной ночи' и этот мир: как они связаны с 'Первой ночью' и моим сном? Может, мой сон - предсказание? Или...
  - Но здо-рово, что ты мо-жешь так хоро-шо помнить сны. Ну... ку-клы вовсе снов не ви-дят, так что не знаю. Запом-нить даже, сколько лю-дей было во сне...
  - Я редко вижу сны, так что не знаю, всегда так или нет.
  - Их точ-но было семь? - вдруг уточнил Мальчик-кукла.
  - Да...
  - Точ-но? Это кру-то, что ты запомни-ла число. Непо-хоже это на тебя.
  Я только обиженно вздохнула.
  - А поче-му ты запом-нила? Виде-ла их лица? Или слы-шала голоса?
  - Нет... Не видела, - подумав, покачала головой я, - Или, может, видела, но сейчас уже забыла. Совсем не помню... Ни лиц, ни голосов.
  - Гм. Но смот-ри, как получает-ся: если ты виде-ла себя одной из них, то без те-бя было бы... Семеро, пра-вильно?
  - А? - я собралась с мыслями, вспоминая сон, но... Как я и думала, ничего больше в голову не пришло. Кукольный юноша смотрел на меня серьезно и без тени насмешки, - По-моему... я не была в этом сне кем-то определенным. Как будто это была пьеса и я сидела в зале, но очень близко к актерам - примерно так. Так что, включая меня, уже девять, наверное? Не уверена. Что тут еще сказать... Во снах вообще обычно нет какой-то точки зрения - они как бы... С нескольких разных ракурсов подряд.
  Мальчик подпер маленькой ручкой подбородок и задумчиво хмыкнул:
  - Ты сказа-ла, что не пом-нишь лица или голо-са, но... Не может ли быть тако-го, что они были... На-шими? - он склонил набок крохотную голову и немного усмехнулся. Но сейчас его взгляд, в котором изначальный оттенок любопытства медленно сменялся жадной осторожностью, теперь казался отстраненным и безумным. Этот взгляд был таким острым и пронзительным, что я невольно избегала смотреть ему в глаза. Казалось, стоит мне надолго встретиться с ним взглядами, и все самые потаенные секреты моей души, даже те, которые мне неведомы, откроются ему. Наконец мое пересохшее горло позволило мне говорить:
  - Эм... я не знаю. То есть, я не помню ничего о тех, кто был в моем сне. Я помню только... Ту, которая умерла.
  Да, я помнила, что погибшую девушку все называли 'главной ролью'.
  - ... была главной ролью?
  Я встрепенулась. Откуда он знает?! В книге этого сказано не было...
  - Если бы главная героиня погибла посреди пьесы... - он выждал паузу, наблюдая за мной, - Не думаешь, что этим бы все и закончилось?
  Я засомневалась, не сразу найдя ответ. Обычно главные герои не умирают в середине сюжета, их гибель обычно оставляют на финал... и на трагический финал, как правило. В книге без главного героя и вовсе не осталось бы повествователя; так и в пьесах не принято было продолжать действие после гибели главного героя: большинство зрителей полагало, что так будет неинтересно.
  - Не зна-ешь? Похоже, ты не-много тормо-зишь. Не так ли, мисс Селя-нка? Для глав-ного героя это да-же неплохо, - заметил мальчик. Я так до конца и не поняла, похвала это или насмешка, - Как пра-вило, главные ге-рои не умирают. Ведь то-гда история закон-чится тут же. Но есть спо-соб продолжить...
  - Есть? - удивилась я.
  - Да. Если... за-менить главную роль. Герой у-мрет, но пере-даст эстафету друго-му, и все будет но-рмально. История может ид-ти хоть ве-чно.
  - Заменить главную роль?..
  - Если так посту-пить, то история перей-дет к новому пер-сонажу. В реаль-ности всегда так, вер-но? Исто-рия... Постоянная чере-да наследий. Если умрет гла-вный герой... Просто нахо-дится кто-то другой и становит-ся главным геро-ем. И в этих пере-менах нет ничего плохо-го. Это есте-ственно. А неестествен-но - это когда но-вые люди думают только о ста-ром. Так ведь неинте-ресно. Ничего пло-хого нет в том, чтобы найти но-вого главного героя. И, если в пьесе во-семь персонажей... То просто нужен девя-тый.
  - Девятый...
  Найти нового главного героя и вписать его в сюжет. На место ушедшего. Девятый человек в пьесе на восьмерых... Меня что-то беспокоило. Девушка из моего сна, которая умерла и оказалась в гробу... Кто же она такая?
  Я неосознанно прижала руку к груди. Время спектакля еще немного прошло. Что теперь? Нужно торопиться, пока оно совсем не закончилось, и делать что-то. А что? Точно, страница! Надо выйти отсюда и идти искать. И думать!
  - Дай я тебе кое-что еще ска-жу, - вдруг окликнул Мальчик-кукла.
  - Эм, но мне...
  - Спе-шить тебе не-куда.
  - А?
  - Не спешить? А как же время спектакля?! Осталась уже половина, и я не могу просто...
  - Ну вот зако-нчится оно - и что? - пожал плечами юноша, - Мы исчезнем?
  - Что?..
  - Нынеш-ние мы, коне-чно, исчезнем. Но окончится толь-ко этот спектакль. Можно на-чать сначала на буду-щую ночь.
  Будущую...? Его сестра-близнец говорила что-то похожее. 'Этот день продолжится'... Что бы это значило, интересно. Я глянула в глаза Мальчику-кукла, и по глазам уловила: 'Пойдем со мной'. На этот раз он подошел к полке напротив предыдущей, справа от входа. Он принялся осматривать толстые тома на полке, но явно не находил того, что искал. Корешки книг были пусты, поэтому поиски усложнялись.
  Я понаблюдала за ним немного из-за спины, а потом заметила, что один из плюшевых мишек вальяжно уселся в кожаном кресле с книгой. Странная картина. Подойдя, я глянула на книгу в лапах игрушки. На обложке было написано: 'Ночь∞Плохого∞Конца'.
  Быстро пролистав страницы, я ощутила то же, что раньше: слова мутным потоком ворвались в мой разум. И волна этих слов с неожиданной силой разбилась о мою голову, едва не заставив лишиться чувств. Наконец она схлынула, и, перевернув последнюю страницу, я бессильно опустила руки. Книга упала на мягкий бордовый ковер. Эмоции бушевали во мне, слова не приходили в голову. Может, это просто... какая-то продуманная шутка? Я очень на это надеялась.
  - Ах, а я хотел пред-ложить что-то попроще для нача-ла...
  Мальчик-кукла подошел ко мне с небольшой стопкой книг в руках. Но прочитанное настолько потрясло меня, что я чувствовала себя цепляющейся за камень в бурной реке. Мне бы не показалось удивительным, если бы я просто захлебнулась в этой стремнине. Все мои силы уходили на то, чтобы держаться за этот ненадежный камушек и не сорваться в пучину. Осмысливать наплывающие слова не было времени. Дрожащими руками я обхватила себя за плечи.
  Актриса, игравшая Селянку, внезапно оказалась в причудливом мире игры. Растерянная, она принялась метаться по особняку и обнаружила подвал. И восемь гробов в нем. Это испугало ее еще больше, и она попыталась сбежать, но семеро обитателей дома... Нет, семеро актеров, бывшие ее друзья и коллеги, упорно преследовали ее. Только актриса, игравшая Селянку, понимала, что все вокруг - только спектакль... Она не могла достучаться до своих друзей: те будто обезумели. Актриса убегала по коридорам поместья, а остальные пытались ее догнать, но потом она вдруг остановилась. Уверенная, что тоже будет убита и окажется в гробу, девушка вспомнила, что часовая стрелка - это нож, и...
  - Ложь... все это ложь! Я не помню... Это не я!
  - Память - ску-чная книга, - отстраненно ответил мальчик, - Ее страни-цы когда-то закроются.
  - Не может быть... Но ведь...
  - Если вре-мя выйдет, мы просто попро-буем в следующий раз. Раз за разом... Веч-но.
  Вечно. Этот мир спектакля, в который я, как мне казалось, внезапно попала после того, как нашла странное письмо на сцене... На самом деле повторяется уже не в первый раз?! Может, эта 'Ночь∞Плохого∞Конца' - всего лишь один акт повторяющейся истории?..
  - Эти пол-ки сами по себе - шедев-ры, не так ли?
  Не может быть!.. Все эти книги без названий на корешках... Не может быть, чтобы ВСЕ эти книжные полки были... Нет!!!
  - Тогда, и 'Первая ночь'? Она...
  - Нет. Эта - дру-гая, - возразил Мальчик-кукла. Это-го в нашей пьесе не было.
  Внимательно посмотрев на меня, он добавил:
  - Если не по-мнишь ничего, то оно и к лу-чшему...
  - А? - я не видела лицо Мальчика-куклы, ведь он был ростом всего мне по пояс. Но взгляд у него был другой... Такой же, как тогда, когда он замахнулся на меня букетом роз. Не такой, каким он был всегда.
  Может, они как раз все помнили? Что эта ночь повторяется раз за разом. Только я знала, что этот мир - не настоящий. И, может, только я забыла, что все это происходит не в первый раз? И что значит: 'Первая ночь' - единственная книга, которая не описывает события нашей пьесы?
  Яркий свет ворвался в комнату и на мгновение ослепил меня. В комнате не было окон. Я обернулась к выходу - дверь, которую кукольный мальчик еще недавно запер, определенно была приоткрыта. Свет исходил от большого окна в конце коридора.
  
  *****
  Я вышла из библиотеки и, все еще не придя в себя, направилась вниз по лестнице. Спустившись, я вышла в коридор между залом и гостиной и, повернув направо, направилась прямо. За гостевой комнатой ?1 налево я нашла коридор с огромной картиной. Я ускорила шаг и шла не останавливаясь - меня будто что-то вело, и я решила довериться несущим меня по своей воле ногам.
  Как только картина 'Сумеречная ночь' показалась впереди, в конце коридора тут же появился Хозяин дома. Но я думала, что он ищет в комнатах на втором этаже, где и должен был; как он оказался так далеко от своего места?
  - Эй, не могли бы помочь? - окликнул он, - Нужно поискать в кладовой на первом этаже. Она небольшая, но очень захламленная. Может потребоваться время... Но ищите со всем усердием. Остальные заканчивают со своими комнатами, похоже.
  - А они уже...
  - Вы куда-то направлялись? - вдруг спросил дворянин. Я растерялась, задавшись этим вопросом: и правда, разве я не направлялась в кабинет на втором этаже, поискать Хозяина? Но, выйдя из библиотеки, я направилась не разбирая дороги и оказалась здесь... Как будто и шла к этой картине. С какой стати?
  - Я просто пыталась хоть кого-то найти... - пришлось соврать мне.
  - Понимаю. Ну что ж, тогда направляйтесь-ка в дальнюю кладовую. Разберетесь с кладовой - придете ко всем в кабинет и доложите об итогах. Я как раз занят тем, что информирую всех об этом.
  - ... Понятно.
  Выслушав распоряжения, я без промедления направилась в южную часть первого этажа. Там находилась довольно широкая и просторная кладовая.
  Сейчас я уже ясно видела, что большая часть предметов вокруг были только для декорации - так сказать, муляжами. Например, ваза с белыми лилиями на стеклянном столике в гостиной выглядела вполне как настоящая, с водой. Но никаких целей, кроме как создавать впечатление: вот ваза, она не несла, поэтому из нее даже нельзя было достать цветы. Пока я обыскивала кладовую, забитую до самой двери такими муляжами, предчувствие обеспокоило меня: предчувствие, что я ничего не найду. Мои торопливые движения из-за этого начали замедляться и вовсе остановились.
  Наверное, надо было спросить Хозяина дома, когда мы встретились в коридоре. Почему никто не сказал мне, что все это повторяется не один раз? Неужели все знали? Или только Мальчик-кукла, которому поручили библиотеку, случайно это выяснил? Почему мы не обыскали друг друга в поисках страницы? Почему все эти исследования ни к чему не привели?
  Я прочла пару книг из библиотеки, поданных мне кукольным юношей, кроме той ужасной 'Ночи Плохого Конца'. Ни одна из них ни о чем мне не напомнила. Но, наверное, это были постановки 'Безумной ночи'. Если верить словам Мальчика-куклы, то я... то все мы уже отыграли 'Безумную ночь' невероятное количество раз. И в книгах, которые я успела прочесть, все тоже искали утраченную страницу. И ни в одной-единственной книге страница вовремя не нашлась!..
  - Всегда-то я одна...
  Все забыли о реальном мире и стали частью этого. Как я ни пыталась объяснить им с самого начала, у них никак не получалось понять меня. Это означало, что только я - пленница этой пьесы, не так ли? А все остальные - только выдуманные персонажи, а настоящие люди где-то в другом месте... Видимо, остались в настоящем мире. Только я была приглашена сюда погостить... И побыть главной героине.
  Это объясняет, почему только я каждый раз теряла память о произошедшем. Если все, кроме меня, было муляжом, и даже остальные персонажи - ненастоящие, то мне не нужно даже жалеть о них. А та книга, о которой я и вспоминать не решалась...
  Эта 'Ночь плохого конца'. Я не могла и вообразить, что я действительно сотворила что-то подобное сказанному в этой ужасной книге. Даже если они фальшивки, как бы я могла убить их? Убить друзей своими же руками?! Я разжала ладони и уставилась на них так, будто решила пробуравить взглядом. Совершенно никаких воспоминаний о подобном. Но, стоило мне закрыть глаза, и в мыслях вставала неясная картинка - мои руки... в крови.
  Воображение, только и всего! Разве могла такая слабая, бесхребетная девчонка, как я, так поступить? Я встряхнула головой, пытаясь отогнать наваждение, но ужасный образ не покидал меня так просто. Горло совершенно пересохло: меня настигло смутное чувство вины за то, чего я даже не помнила.
  Так не пойдет... Ведь так можно и с ума сойти от подозрений, злости на себя и чувства вины. Нужно как-то успокоиться хоть на время и настроить себя на другой лад. Что-нибудь для души.
  'Наша горничная мастерски делает чай. Как бальзам на душу, верно?'
  Мне вдруг пришла в голову реплика Хозяйки. Она трижды повторила это слово в слово, поэтому фраза сама собой оказалась вбита мне в голову. Точно, чай! Но... я вспомнила логику этого мира. Только Горничная здесь могла делать чай. Селянка, будучи гостьей, не могла пойти на кухню, вскипятить воду и сама заварить чай. К тому же, вылавливать служанку и просить у нее чаю я не собиралась. Никого не хотелось видеть - в голове все еще был кавардак.
  Мне нужно было что-то сделать, чтобы хоть самую малость оправиться от разбившего меня беспокойства... Теперь мне были понятны чувства Селянки, которая исполняла свою роль в 'Ночи плохого конца'. Такое душевное состояние, как у меня сейчас, было очень опасно: так много событий за одну ночь, а мне совершенно не с кем поделиться, не у кого спросить совета, не на кого положиться... И, получается, это происходило уже намного, намного дольше, чем я помнила, и я каждый раз забывала... Вспоминала и забывала снова... И так круг за кругом. Никогда не знаешь, когда безумие подкрадется из-за минутной слабости. Единственный человек, которому я могла верить в этом мирке, теперь пугал меня - и это была я сама.
  Дворецкий сказал, что реальность - это то, что мы осознаем. Если так, то я сама и все вокруг меня было правдой. Но тогда получается, что все настоящее, отнятое у меня и позабытое, перестало быть реальным? Я забыла о 'Ночи плохого конца' и не принимала ее за правду, как бы меня ни убеждали; значит, ее и не было? И настоящего мира...
  Беспрестанно прокручивая в голове воспоминания о том, как я тут оказалась, я вдруг догадалась. В винном погребе, где мы были с Дворецким, еще оставалось немного вина! Алкоголь как раз был мне и нужен. Если немного выпить, наверное, и на душе полегчает. Я поспешила к погребу.
  
  *****
  Дверь погреба со скрипом открылась передо мной. Дворецкого не было. Куда же он убрал недопитую бутылку?... Я принялась искать ее среди множества фальшивых.
  - Нашлась!
  Вина в бутылке оставалось едва-едва на один стакан. Но мне, с моей неустойчивостью к алкоголю, этого бы хватило, чтобы захмелеть. Бутылка оказалась заново закупорена, поэтому мне пришлось взять штопор и вытащить пробку. Из открытого горлышка почувствовался аромат свежих роз.
  Стаканов вокруг не обнаружилось. В кухню я идти опасалась, ведь был шанс встретить Горничную или Хозяйку. Может, это и неприлично, но мне оставалось только пить прямо из бутылки. Никто все равно не видел. Я взяла бутылку обеими руками и подняла над головой, прикладываясь к горлышку. В этот же самый момент прозвучал раскат грома, от которого, как мне показалось, содрогнулся весь погреб. Его тяжелый грохот прозвучал настолько точно по времени, словно пытаясь остановить меня от попытки. Испуганная внезапным шумом, я вскрикнула и разлила вино.
  - Ах... - ну вот опять промах. Я всего лишь хотела немного отойти от подавленного и отчаянного состояния... И даже тут ничего не вышло. В итоге стало только хуже. Не тратя времени на вздохи, я огляделась, выискивая пятно. Часть вина пролилась на каменный пол, немного выплеснулось мне на юбку. Протянув руку к платку в кармане, я обнаружила, что жидкость попала и на письмо.
  - Ох, письмо испачкалось...
  На бумаге расплывалось пятно блеклого винного цвета. И... мне показалось, или залитое вином место было светлее, чем выцветшая пожелтевшая бумага? Я пригляделась: нет, оно не посветлело - сама бумага излучала слабый свет.
  - Это же!..
  Все было как и тогда, когда я собиралась взять 'Первую ночь' в библиотеке - книга тогда на мгновение неярко засветилась. Меня это тогда так удивило, что я опрокинула лестницу. Откуда этот свет? Что если между 'Первой ночью' и этим письмом есть что-то общее? Помнится, Мальчик-кукла сказал, что 'Первая ночь' - не часть этой пьесы. Тогда из заголовка можно предположить кое-что.
  Может, та книга не была частью этого мира и попала сюда из реальности... Или события книги происходили не здесь, а в настоящем мире. И все же какая-то связь с реальностью была... Если книгу и письмо объединяла связь с реальным миром, то вдруг письмо может оказаться ключом к возвращению домой? Если оно и правда 'End roLL', как написано на конверте, то, может, оно может завершить пьесу и вернуть нас всех в реальность!
  Настроение у меня вдруг поднялось. Если можно было написать на этом чистом листе концовку, в которой мы все возвращаемся домой, что произойдет? Например, 'Спектакль закончился, актеры все вспомнили, вернулись в свои тела и отправились в настоящий мир'... Так и произойдет? Или нет, или мы обязаны отыграть пьесу так, как хочет создатель этого мира, и концовка должна быть написана такая, как у него; тогда что бы мы ни писали - домой не вернемся.
  Если законы мира пьесы действовали в этом случае, то все написанное в сценарии обладало непреодолимой силой, и абсолютно все подчинялось ему... Итак, мне придется попробовать это выяснить. Ну ладно!
  Я обмакнула указательный палец в вино на полу и принялась выводить на бумаге линии. Свечения не появилось. Для пробы я написала 'Всё вернулось к реальности' - увы, ничего не изменилось. Может быть, это не сработает, если не вложить в сценарий. Или слова, написанные вином, слишком невнятные и поэтому не годятся. Или нужно написать ручкой или пером. Я не знала, как это работает, но если все перепробовать - может быть...
  А если ничего не выйдет?
  Тогда все, что я выяснила, придется начать собирать с чистого листа. Неужели я опять все забуду, и мне придется делать то же самое заново? Проснусь в незнакомом месте, выясню, что оказалась в чужом мире, испугаюсь, начну паниковать... Затем появятся остальные, забывшие сами себя и ставшие частью пьесы... Я отчаюсь и пообещаю вернуть всех назад в реальность... Посреди пути я выясню, что все это повторяется не первый раз...
  Не все детали, конечно, повторялись с точностью каждую ночь. Одно мое действие могло резко изменить итог, и концовка поэтому была всегда разной. После бесчисленных одинаковых ночей я, наконец, нашла важную подсказку, как вернуться домой, и мне очень не хотелось все потерять.
  Я должна всех спасти.
  Время еще оставалось. Я приложила руку к груди, проверяя: прошло почти две трети времени.
  В уголке сознания всплыли остальные актеры, какими я их видела уже в этом мире. Возможно, они всегда были частью этого мира и поэтому ненастоящими. Но даже так я не могла думать о них как о фальшивках.
  Временами их действия, слова и лица совпадали с привычками их реальных прототипов. Значит, они были настоящими, но изменились под влиянием устройства этого мира, позабыли свои имена и все остальное... Это казалось мне наиболее вероятным. Если так, то некому больше было спасти их от безумного мира ночи, кроме меня, Мику, единственной, кто помнил себя реальную. И чтобы предотвратить очередную 'Ночь плохого конца', я должна была твердо верить в Мику, в саму себя.
  Я вытерла платком промокшую от вина юбку - тем самым, новым, полученным от Луки. Но теперь, когда я уже знала, что провела здесь целую вечность и забыла об этом, платок показался мне постаревшим и изношенным. Странно... Конечно, только знание о чем-то не могло изменить материальных качеств предмета. Я знала, что изменения произошли только у меня в голове. И все-таки... И все-таки впечатление, которое платок производил, невероятно изменилось.
  Салатового цвета листья бледно окрасились в винный цвет. Бывшие некогда розовыми, бутоны роз потемнели и словно расцвели полностью. Надо постирать, когда вернусь домой... Я сжала в руке влажный платок, бережно убрала его в карман и поднялась.
  
  *****
  Чтобы выяснить, как закончить спектакль и вернуться в реальный мир, мне для начала надо было узнать всю картину. В библиотеке было много книг, и раз среди них могли оказаться подсказки, зарытые среди множества прошлых событий... Посомневавшись, я покачала головой. Не было времени читать все книги по очереди. Сейчас лучше было проверить все имеющиеся шансы и найти ответы на уже заданные вопросы. Нужно тщательно изучить то, что интересует больше всего...
  Покинув погреб, я направилась дальше по коридору, и налево от меня дверь в запретную комнату с висящей на стене 'Сумеречной ночью'. Выйдя из библиотеки растерянная и отрешенная, я неосознанно сама пришла сюда. Этому должна была быть причина: ведь, хотя я и забыла о происходившем в этом мире, мое тело явно все помнило.
  Когда Мэг наливала чай в гостиной в первый раз, я была уверена, что моя рука соскользнула и я выронила чашку, но этого не произошло. К своему же удивлению, я умело взяла в руки неудобную чашку и без неловкости выпила из нее. Это странное несовпадение... наверняка оно было связано с моей потерей памяти. Разум забывал, а тело - нет. Так что разум не понимал причины этих неосознанных действий, которых в нем уже не было. В таком случае, можно было просто отключить разум и позволить телу самому отвести меня к найденным раньше подсказкам... Лишь бы так и было.
  Я бездумно уставилась на огромную картину. И моя правая рука, как будто знавшая, что нужно делать, протянулась к левой, протянутой к зрителю, руке нарисованной девушки. Героиня картины была изображена в полный рост, поэтому выглядело так, будто я прикладываю ладонь к зеркалу, а она - мое отражение. Вдруг я почувствовала, что в ладони есть небольшая выемка, и надавила на нее, словно пытаясь зайти в картину.
  Что-то щелкнуло, сдвигаясь, и я убрала руку. Неужели в этой выемке был какой-то рычаг? Стена медленно и бесшумно начала сдвигаться вглубь 'запретной комнаты'. Когда она остановилась, передо мной появилась винтовая лестница, ведущая в подвал. Получается, запретная комната - и не комната вовсе, а только лестница.
  Я заглянула в темный лестничный пролет, освещенный тусклыми светильниками вдоль стены. Изнутри слабо тянуло ветерком: возможно, в подвале была какая-то вентиляция, ведущая наружу. Доверившись своему телу, я медленно направилась вниз. Далеко ли спускаться?.. Лестница оказалась такой длинной, что я быстро потеряла счет пройденным ступеням.
  Через некоторое время передо мной появились огромные двери: деревянные, старые и определенно тяжелые, но, навалившись на них всем весом, я заставила их медленно, со скрежетом приоткрыться. Каменную, с затхлым воздухом комнату заливал свет настенных ламп. Оглядев комнату, я обнаружила множество гробов и в страхе попыталась пересчитать их.
  Один, два, три, четыре, пять, шесть, семь... Восемь.
  Восемь гробов... Я приблизилась к одному из них, стоящему далеко позади, и медленно коснулась крышки. Но она не открывалась - видимо, была заперта. Так же вышло и с соседним гробом, и с еще одним... Я проверила все, и ни один не открылся. Из моей груди вырвался тяжелый разочарованный вздох и отозвался эхом в тиши комнаты.
  И в этот момент я, наконец, пришла в себя.
  Осознав, что только что делала, я отшатнулась от оказавшегося передо мной гроба. Я пыталась их открыть... Когда я позволила подсознанию взять контроль надо мной, оно совершенно непринужденно принялось проверять гробы, желая что-то в них найти. Как будто это что-то вело меня к себе...
  Хотя это и могло было быть связано со способом возвращения, но я ничего не помнила, поэтому мысль о том, чтобы открыть эти гробы без очевидной цели, вселяла в меня нерешительность. И хорошо, что они заперты... а то вдруг бы открылись - подумала я с глубоким облегчением.
  Но в то же время внутренний голос настаивал, что я должна открыть эти гробы, и поскорее. Две мысли перемешались между собой, и я не могла решить, как поступить. В любом случае, гробы все равно были заперты, так что открыть их сейчас было невозможно. Бегло оглядевшись, я не нашла ничего похожего на ключи.
  В книгах, которые я прочла в библиотеке, не было ни слова о гробах или том, чтобы их открыть. Хозяин дома разделил комнаты между домашними и поручил тщательно поискать вырванную страницу, но о комнате с гробами он почему-то умолчал, даже не упоминая ее. Может, остальные хотели скрыть от меня, Селянки, существование этой комнаты? Входило ли это в обязанность персонажей - жителей дома? В прошлых сценариях Хозяин дома говорил мне держаться от этой части дома подальше, говоря, что здесь может быть опасно. Но мне все еще казалось, что в этих гробах закрыто что-то важное. Как было сказано в 'Первой ночи'...
  'Однако спектакль ее жизни, в котором она играла главную роль, уже завершился.
  И тогда актеры решили предать забвению ее трагическую смерть. И скрыть все случившееся в тайном подвале театра, в гробу... ∞'
  Тайный подвал с гробами; в 'Первой ночи' сказано было только о трупе девушки, который спрятали. Но здесь было восемь гробов, накрепко запертых... На боку каждого гроба виднелась тонкая прямоугольная щель, видимо, служившая замочной скважиной, размером примерно с толстую игральную карту. Может, где-то в поместье есть предмет, подходящий в эту скважину? Неужели придется за жалкие остатки времени искать еще и его?
  Больше в этой комнате делать было нечего. Развернувшись, я направилась к выходу и снова приложила все силы к двери - на этот раз пришлось тянуть. Боковым зрением я заметила толстый засов, приставленный к двери возле стены. Так тут и запереться можно? Я обошла двери и оглядела с другой стороны: никакого замка снаружи не было.
  Подумав немного, я решила оставить тяжелые двери открытыми. Не хотелось бы тратить время и открывать их еще раз. Оставив комнату с гробами позади, я поспешила вверх по лестнице. Перед тем, как отправиться на поиски ключа от гробов, надо встретиться с остальными. Конечно, кладовую я еще не обыскала, как просил дворянин, но страницы там точно не было... Как мне казалось.
  Нужно было сказать им кое-что поважнее: что в гробах в подвале может оказаться ключ к окончанию спектакля. И всем сказали собираться в кабинете и доложить о результатах, так что, может, кто-то действительно нашел страницу. Времени было мало, но надежда еще оставалась. Если скоординировать все, что мы знаем, то, несомненно... Что-нибудь получится. Пытаясь сдержать воодушевление, я стремглав поднялась по главной лестнице и кинулась в кабинет.
  \f
  Глава 9. Предательство
  
  Добравшись до кабинета, я увидела, что дверь приоткрыта, и из-за нее донесся негромкий голос:
  - Ну что же ты, Лен, сам ведь знаешь - ее нельзя водить в библиотеку. А если она обо всем узнает?
  От случайно подслушанного моя рука застыла на дверной ручке. Это был голос Хозяйки. И она только что сказала кое-что, что мне не следовало слышать. Может, я ослышалась? Высокие потолки, деревянные стены и полы создавали эхо, которое доходило за пределы комнаты. Я придвинулась поближе к дверному проему и заглянула в комнату. Все семеро уже были в сборе: они распределились по комнате, держась на расстоянии друг от друга. В комнате был полумрак, так что они меня вряд ли могли заметить.
  Хозяйка стояла у камина в дальней левой части комнаты, Леди сидела тут же перед камином на большой диване, а справа от них смотрел в окно Дворецкий. В ближайших к двери креслах уселись Куклы-близнецы. Справа перед дверью Горничная заняла кресло, выдвинутое из-за письменного стола. А в центре комнаты, под вычурной люстрой, скрестив руки, стоял Хозяин дома. Лица у собравшихся были самые серьезные.
  - Не распаляйся. Сфокусируйся на исполнении, ладно? Будет плохо, если позволить ей открыть гробы.
  - Я просто подумал, что если ей сказать, то у этого могут быть некоторые интересные последствия, - возразил Лен, - И я кое-что хотел спросить у нее напрямую...
  - А если она теперь насторожилась, м?
  - Ну я ведь извинился.
  - Боже! Лен, ты хоть правда сожалеешь? - протянула Рин, - Я слышала ваш разговор за дверью. Ты наговорил ей опасных вещей, знаешь ли... Чуть все нам не испортил!
  - Так и думал, что кто-то рядом есть. Это ты была?
  - Да! - не смутилась девочка, - Все-гда за вами сле-жу!
  - Мы уже настолько безразличны, что пора и расслабиться немного. Не может она не заметить, как нам все это надоело. Эта... ерунда со спектаклем.
  - Ну, ты уж слишком расслабился, - возразила Мейко, - Все мы серьезно относимся к делу. Я рада, что Рин хотя бы сдержалась и не последовала твоему примеру. Но всегда есть риск, что что-то произойдет...
  - Мейко права! Я просто шла мимо через зал и подумала, что у вас двоих что-нибудь случилось - вот и решила посмотреть! А там - что бы вы думали!
  - Хочется отчитывать кого-нибудь - отчитывайте на этот раз не меня. Как вот ты там... замыкаешься, с остальными не говоришь, - перевел тему юноша, - До чего убедительно ты тогда взволновалась.
  В ответ только промолчали.
  - Лука? Ты в порядке? - окликнула девочка.
  - А? - удивилась та.
  - Слова каждого сейчас повлияют на ход вещей, - напомнил глава дома, - Лука, я знаю, что ты устала, но ты очень важна нам. Скажи же, что не так?
  - Кайто прав, выше нос! Что ты там хмуришься? - поддержала женщина, - Если есть какие-то проблемы - так скажи, вместе обсудим.
  - Ничего особенного, - помолчав, отозвалась девушка.
  - Да ты просто расстроилась из-за провала, - бросил юноша, - 'Может быть, это мир иной'... Будь там я, я бы не задерживался после такой-то опасной реплики. Но хорошо, что тебе все же удалось провести эту дуреху. Конечно, для меня такое дилетантство не составило бы труда.
  - Ч-что ты сказал?! Лен, да ты понимаешь, с кем разговариваешь?! - вспылила девушка.
  - Со звездой труппы, - невозмутимо ответил тот, - Которую превосхожу по послужному списку, так ведь?
  - Ну да, у Лена больше опыта, чем у вас, Лука, и таланта ему не занимать! Да и красоты...
  - Мэг, и ты против меня?! Нечего мне дерзить, заторможенная!
  - Что?! Какая вы гадкая! А это тут вообще каким боком?! - обиделась Горничная.
  - От тебя вечно никакой пользы, даже когда приходится ее ловить! Ты медленная, как черепаха! Что, слишком умная голова к земле тянет?
  - Так, сейчас же успокойтесь все! Нет времени ссориться, - остановил Хозяин дома, - У нас ведь все еще нет письма, не забывайте.
  - Вот да! Я понимаю, почему вы все так взволнованы... Да и времени у нас немного.
  - Не из-за тебя ли мы взволнованы, Рин?
  - А?..
  - Не ты ли должна была украсть письмо? Если ты не справляешься - может, уже мне доверишь?
  - Я сп-правляюсь! - замялась девочка, - Просто момент был... Неудачный...
  - И в прошлый раз было то же самое! Все провалилось из-за 'неудачного момента', - вскинулся юноша, - Если ты не можешь - так я смогу. Нечего нас всех задерживать.
  - Эй, Лен, достаточно. Рин тоже устала. Девушки бывают слабее, чем ты думаешь, - осадил Кайто.
  - Очень смешно! Я по глазам понял, что вы собираетесь что-то такое выдать, мистер дамский угодник.
  - Э... Лен...
  - Все мы иногда утомляемся. И с полом, Кайто, это не связано. А с чем связано - да только с этой безумной ночью.
  - Безумной... Да, она ужасно безумная, не так ли? - заметила Лука, - Ты, Лен, никогда не был так разговорчив в том мире. Вечно отстраненный и сдержанный... По тебе никогда не было видно, что у тебя на уме. Но тебе очень подходит роль вредной куклы, не правда ли, наш кукольный мальчик? Ты что, действительно стал собой? - и она деланно рассмеялась.
  - Лука, и ты прекращай. Никогда вы двое так не ссорились. Слушайте, не будем винить друг друга. Начнем с докладов, все по очереди.
  - Ох, ну ладно. Я тоже начинаю уставать. Конечно, это связано с влиянием реального мира, но я уже делала один и тот же чай с молоком бог знает сколько раз. Он всегдааа одинаааковый! Я его уже с закрытыми глазами могу заварить.
  - Ах да, Гаку. Ты оставил ее вместо того, чтоб следить, не так ли? Отыграл свою роль - приведи ее обратно. Но ты ее оставил, и она сразу пошла в зал, поэтому подготовка Рин сорвалась. Хотя бы такой вывод из законов мира можно сделать: если ее оставить одну, она точно направится туда. За ней обязательно надо наблюдать.
  - Простите, Мейко, я был неправ. И все же...
  - Да?
  - Не только мне одному кажется, что эти методы не годятся.
  - Что? И ты туда же, Гаку? Лен, чего ты ему наговорил?!
  - Какая разница. Делаю, что хочу, - огрызнулся Лен.
  - Лен, Гаку, не подрывайте работу команды. Любая ошибка может все разрушить. Пока каждый из нас не добьется успеха...
  - А я что, не добилась? Я на этой лестнице репетировала, сколько могла! И на этот раз все было сделано вовремя! По-моему, мы почти у цели.
  - Не торопись, Лука. Ничего нельзя сказать точно, даже если результаты улучшаются. Пока мы не доведем дело до конца, нет смысла радоваться.
  - Как вы не понимаете, что все ваше вымученное благоразумие вылетит в трубу, если она заметит?! Лен, Гаку, вы отчасти слишком энергичны, как мне кажется. Не хочется признавать, но я должна похвалить Лена за это. Не то чтобы мне хотелось с вами сотрудничать...
  - В энергичном углу ринга - команда Лена, Луки и Гаку! Против них играет команда Кайто, Мейко и Рин в спокойном углу ринга! Три на три, надо же! Команды сплоченные, игра обещает быть сильной!
  - Мэг, ты опять.
  - Не нужно так спешить записывать меня в команду. Я только хотел попробовать сделать что-то по-новому... - возразил Дворецкий.
  - Еще бы любительнице детективов не занять нейтральную позицию, чтобы выставить себя судьей. Мы просто экспериментируем. Не то что остальные.
  - Лен! У меня тоже важная роль, знаете ли! Я наблюдаю за вами всеми со стороны, не принимая ничью сторону! В пьесе и такие нужны, не так ли?
  - Так... если это банальный детектив. Но если всем нам надо работать вместе, то никаких нейтралов не надо.
  - Это наивно, Мейко! Нельзя же заставить всех думать одинаково!
  - Мэг! Ты что, забыла все, что мы репетировали? Всегда же вместе работали...
  - Точно, Рин. Мэг и Лен в последнее время частенько подрывают совместную работу.
  - Если уж говорить обо всех вместе... Конечно, в какой-то степени командная работа не дает нам проявить себя полностью. По отдельности подборка индивидуальностей может казаться восхитительной, но стоит им начать работать как группа - и способность проявить себя полностью пропадает.
  - Казалось бы, от тебя, Гаку... Так, давайте просто прервемся? Мы уже злимся на ровном месте.
  - Я бы с радостью, но, к сожалению, у нас нет на это времени. Осталось меньше трети срока. Как это беспокоит...
  - Эй, Кайто, что нам делать? - взволновалась девочка, - Эй! Это что, я виновата?...
  - Нет, Рин, не ты. В этом спектакле нельзя никого винить.
  - Ах, нельзя? Может, хватит уже нянчиться со всеми? Иногда и отругать надо.
  - Лен, ты заходишь слишком далеко, не лучше ли тебе...
  - Ах, мы зашли в тупик! И вот все время у нас так. Может, команда Энергичных права и нам пора пересмотреть методы? К тому же, даже если никто ничего не говорил, но один из нас показал ей...
  - Мэг, хватит. И все остальные тоже. Хватит ссориться. В любом случае...
  И тут Лука разразилась истерическим смехом. Ссора тут же остановилась, все обернулись к ней. Ее обезумевшая улыбка мгновенно приковывала к себе внимание наблюдателей. Казалось, будто на нее светят софиты. Такая непреодолимая харизма... Только мне показалось, что она может так хохотать вечно, девушка вдруг затихла, резко обрывая истерику, как заводная игрушка, у которой кончился завод.
  - Лука?..
  - А-ах, как же забавно... выдохнула актриса, - Я ненавижу эту пьесу... НЕНАВИЖУ ЕЕ!
  Она подорвалась с места и смахнула со стола вазу с розами. Стекло разбилось с пронзительным звоном, вода разлилась по полу под ногами Луки. Синие розы рассыпались по разбитому стеклу. Наступило долгое молчание. Тихо и хрипло вздохнув, актриса бессильно опустилась на мокрый пол и, закрыв дрожащими руками лицо, испустила крик боли.
  - Ставить эту ночь раз за разом... Эту пьесу... Которую никто не смотрит! Довольно с меня, мне ВСЕ РАВНО!.. Хочу домой сейчас же! К моей сцене, к моим зрителям... и все вы хотите, хотите же, правда?!
  Никто не ответил. Шум проливного дождя разносился по кабинету. И хотя ливень был сильным, но облака не сгущались - луна стала только еще ярче. Громадная ветка дерева за окном время от времени билась в стекло под порывами ветра, будто кто-то стучался снаружи. Я прижала руки к груди, будто боясь, что в тишине кто-нибудь услышит, как бьется мое сердце.
  - Лука... Ну о чем ты? Слушай, нам всем нужно отдохнуть. Я говорила уже не раз: ты действительно вымотана. Не мучай себя... - обеспокоенно окликнула Мейко, прерывая молчание. Она подошла к Луке, пусто смотревшей перед собой, и протянула ей руку. Девушка все еще с гнетущим видом оглянулась на руку и непонимающе уставилась уже на нее, будто не понимая, откуда она взялась.
  - Что? Я просто говорю, что думаю. Дело в том, что все мы в глубине души так думаем... Вот ты, например.
  - Например? Ну... не буду лгать, я немного с тобой согласна. Мне постоянно хочется алкоголя, который подавали в буфете. И иногда я прямо тоскую по обеденным бутербродам с сыром. Хотела бы я еще раз так повеселиться и хорошенько выпить... Но не одна. Когда все вместе вернутся, я хотела бы собрать вас всех вместе.
  - Мейко, я с тобой согласен. Послушай, Лука! Ты разве забыла нашу клятву? Все мы здесь стараемся изо всех сил. Мы так далеко уже зашли...
  - Конечно, я помню эту отвратительную ночь. Хоть я и не хочу помнить, она все равно не оставляет меня, будто это было вчера... Как бы я хотела сейчас позабыть все, как она! И просто сойти с ума... 'Безумная ночь'... Безумная ночь!
  - Что? Нет, я не о том...
  - Если все происходящее - спектакль... То трагическая красота такой концовки была бы шедевром в искусстве. Обворожительно.
  - Эй, Гаку, хватит! Эй, Кайто! - Рин подбежала к лидеру и повисла на его руке. Как и обычно... Будто дочь, она все время хваталась за его руку с трудные моменты. Кайто наклонился к девочке и погладил ее по голове, утешая - кукольная головка девочки почти помещалась в его ладони. В глазах у Рин был такой же страх, с каким она показывала мне бродячую кошку.
  - Лука, какая же вы слабая духом. Сдаться в такой момент...
  - Потому что я не такой дуболом, как ты. Тебе было бы все нипочем, окажись ты здесь одна. И не стыдится ведь... Тебе же нравится это, признай! Этот ненормальный мир...
  - Вовсе и не нравится! - возмутилась Мэг. Конечно, мне нравится разгадывать загадки и придумывать истории, но ведь...
  - Но если они в реальности - то увольте? Гм... Все-таки похоже, что тебя забавляет происходящее. Я думала об этом. Может быть, ты... Ты-то...
  - Говорю же вам, меня это совсем не веселит! Я просто знаю, как в такой ситуации нужен несерьезный персонаж!
  - Несерьезный? Не сказать ли - глупый?
  - Лен, и вы тоже?!
  - Ага, ты все-таки это сказала. Во всех твоих сценариях есть такой персонаж. Они помогают разряжать обстановку. Но не думаешь, что повторять этот прием каждый раз - это немного... Скучно? Даже уныло. Настоящее искусство должно быть куда пронзительнее!
  - А я согласен с этой точкой зрения, - кивнул Лен, - Нужно как раз-таки 'заходить слишком далеко'. Ничего не добьешься, если недобирать.
  Мэг, выслушивая замечания Луки и Лена, огорченно прикусила губу.
  - Боже, и ты так думаешь, Лен? Да уж, мы не всегда благоразумны. Интуиция, спонтанность... Вот что делает нас живыми людьми. Мы просто не созданы для таких скучных вещей, как 'совместная работа для достижения результатов'!
  - Лука, я знаю... Мы знаем, что ты работала с нами вместе, - поморщилась Мейко, - Пожалуйста, не нужно об этом опять...
  - Точно. Иначе мы все свихнемся.
  - Если послушать нас - так мы уже...
  - Я это вроде как заметила, когда Гаку перестал отчитывать меня за промашки.
  - В реальном мире мы с вами так никогда не ссорились. Как странно... Но не так уж плохо.
  - Ну... ну хватит же... хватит..
  - Ах, да, да, мы свихнулись! Все мы, все мы уже свихнулись! - снова расхохоталась Лука.
  - Прекрати это немедленно, - одернул Кайто.
  - Слушай, Кайто, давно ли у тебя такой безразличный вид? Твоя обычная уступчивость куда-то испарилась... У тебя была как будто круглый год весна. А теперь ты весь из себя строгий хозяин поместья... Вечно эта скорбная физиономия. Может, ты и не играешь уже. Или... наоборот, ты перестал играть? Все эти наивно-романтические штучки просто должны были расположить нас к тебе... А теперь ты вот какой?
  Кайто дернулся ударить Луку - и застыл, растерянный, будто пойманный с поличным.
  - Ах, я угадала? Извиняюсь.
  - Ну и хорошо, что у вас такая подходящая роль, Лука. Ваш эгоизм только вырос, и вы еще злобнее, чем раньше. Теперь вы годитесь на роль главного злодея!
  - Ой, кто бы говорил.
  - Главный злодей? Ну чудненько! Злодеи всегда сильнее остальных. Герой или злодей - да не все ли равно! Играть роль - это всегда быть не собой. И чтобы так сделать, нужно обмануть всех... и обмануть себя, да? Так что мы так долго обманывали себя... и совсем забыли, кто мы есть! Вот комедия-то?! - Лука опять раскрыла рот и громко сумасшедше рассмеялась. Давно натянутая струна окончательно лопнула, и все сорвались: теперь они клеветали друг на друга и даже мучили и отрицали себя самих. Скрытое под прекрасной и безупречной обложкой, мне явилось то, чего никогда не было видно на сцене: их истинные лица, человеческие и не приукрашенные. Это была действительно уродливая и неприглядная сцена. Я наблюдала, прикованная к месту, и не могла ни отвести взгляда, ни заткнуть уши.
  - Лука, ты бледна. Отправляйся в комнату, кто-нибудь займется твоими делами.
  - О, я в порядке! Мы со всем этим сейчас покончим! Со всем, со всей этой ночью, со всем покончим! - воскликнула Лука, распахнув безумные глаза. Все замерли, услышав ее слова. Снова стало тихо. Рин, беспокойно наблюдавшая из-за Кайто, медленно шагнула к Луке:
  - Эй... Ты правда хочешь, чтобы все наши усилия пошли прахом? Это же просто глупо. Я в тебе ошибалась.
  Рин сейчас была ростом с сидящую на полу Луку, поэтому их глаза были на одном уровне. Уже было непохоже, чтобы девочка была испугана: она смотрела холодно и с невообразимой для ее хрупкости угрозой. Двое посмотрели друг другу в глаза, и Лука первой отвела взгляд. Будто пытаясь настроиться заново, она вздохнула, поднялась на ноги и заговорила:
  - Рин, вечно ты хорошей притворяешься. Я-то знаю, что и тебе с одиночеством не справиться. Я-то знаю, как ты хочешь выбраться отсюда...
  - Все так сложно, еще и с этими превращениями... Это тяжеловато для меня. Но мы ведь все здесь, так что мне нельзя сдаваться, - маленькие ладошки девочки потянулись к чему-то спрятанному за воротничком.
  - Ги... Как думаешь, смогла бы ты жить здесь всю свою жизнь?
  - Ну, я... Я думаю, когда-нибудь...
  - Этот медальон... Ты всегда держишь его в руках, когда хочешь расплакаться, не так ли?
  - О-о чем ты? - смутилась Рин, и плечи ее задрожали.
  - Мне поручен коридор на втором этаже и лестница, оттуда зал хорошо виден. Когда рядом никого нет, ты садишься и разговариваешь с медальоном. 'Я больше не могу, помоги мне, прости меня'...
  - П-папа вовсе не...!
  - А, так это твой отец. Мне было не видно фотографию на расстоянии. Так что, пусть твой папочка придет и спасет тебя? Ах, но ведь... Кто знает, может, он и посмотреть-то не придет на такую, как ты!
  Рин заметно побледнела, задрожала и закрыла лицо крохотными руками. Постепенно ее дыхание стало тяжелым, будто она только что быстро бежала.
  - Рин! Вы в порядке?! Дышите спокойнее, не торопитесь! - тут же кинулась к ней Мэг, поняв, что она вот-вот потеряет сознание.
  - О, так у кукольного тела тоже может быть приступ. Забааавно...
  Хлоп!
  По комнате разнесся сухой хлопок. Мейко подлетела к Луке и с размаху влепила ей пощечину.
  - Довольно! Всему же есть предел.
  - Ооой, правда больно, - протянула актриса, усмехаясь, - Как будто настоящая!
  Мейко и Лука обменялись спокойными взглядами. Одна отчаянно улыбалась, словно решив, что ей все теперь уже безразлично, а вторая даже не пыталась скрыть ярость. Ситуация стала огнеопасной.
  - Ахаха, давно я не видел, чтобы Рин так затравили, - усмехнулся Лен.
  - Хватит ерничать. Что хорошего, если мы все ещё больше рассоримся? - одернула Мейко, глянув на шутника колючим взглядом. Когда-то я слышала, что она жила непростой жизнью и легко ввязывалась в драки. Сейчас она беспокоилась об окружающих её людях и старалась смягчить конфликт, но если ссора перерастет в драку... Скорее всего, она будет победителем.
  Холодный взгляд Мейко заразил и остальных: разгоряченные скандалом, актеры немного остыли. Даже я, прячась за дверью, почувствовала дрожь в коленях. Мейко страшна в гневе. Но почему...? Чем больше она злилась, и чем больше ругались остальные, тем сильнее становилось неописуемое волнение в моей груди. Я будто смотрела захватывающий спектакль.
  - Страшно! Но я никого не ссорил. Но... ясно. Вот что он пытается...
  - Он что? Ты пытаешься сбить меня с мысли?
  - Нет-нет! Я вовсе не хотел раздора между нами. Я просто делаю то, что только я могу. Может быть, повторение одних и тех же действий и правда пошатнуло наш рассудок. Но в нашей ситуации это даже естественно. Неважно, как ты силен духом, в такой обстановке странно было бы остаться в своем уме. Так что... наконец-то становится занятно.
  - Тебе тоже врезать, как я погляжу? - разъярилась Мейко. Она развернулась к Лену и решительно шагнула вперед, но ее удержала крохотная рука Рин. Девочка, все еще дыша, глянула на актрису со слезами в огромных кукольных глазах. От этого взгляда пламя гнева начало угасать. Мейко глубоко вздохнула, успокаиваясь.
  - Эм... Лен, вы что-то сказали о 'нем'? Что вы имели в виду?
  - Я говорю про создателя этого мира. Истории нужны события. Спектакль без конфликта, состоящий из спокойствия и притворной дружбы, просто скучен, не так ли? Он смотрит на нас так близко, как может подобраться... Нужно больше эмоций!
  Лен медленно поднялся с кресла и вышел в центр комнаты.
  - Я долго об этом думал.
  Стеклянные голубые глаза куклы жутковато мерцали в свете люстры.
  - Создатель... Он ведь среди нас, верно?
  - А? Лен, о чем вы...
  - Тот, кто привел нас из реальности в 'Безумную ночь'... Тот, кто написал приглашение в тот вечер... Легендарный сценарист Бурле.
  Слова, адресованные всем сразу, заставили шестерых окаменеть в изумлении и страхе, смотря на юношу в ожидании следующих слов. Но на какое-то время Лен замолчал.
  - О чем ты, Лен? - серьезно спросил Кайто, который первым пришел в себя.
  - Я всегда думал, что это странно. В ту ночь нас было восемь. И прямо сейчас... Здесь только мы.
  Мое сердце подпрыгнуло в груди. Неужели он знал, что я здесь? Я сжала руки и закрыла глаза.
  - Все правильно. Хотя я и пришел последним... В ту ночь все тоже ушли по домам раньше нас.
  - Но мы ведь говорим о ком-то способном на действительно невероятные вещи. Он не обязательно выглядит как обычные люди. Может быть, он, скажем, вообще может быть невидимым! Или он вообще не человек. Какой-нибудь призрак... Или сверхъестественное создание.
  - А может быть. Он ведь явно не обычный человек. Но еще он явно существовал в человеческом виде раньше. Хотя... даже тогда его лицо, возраст, происхождение и личность - большинство информации о нем, в общем, оставалось тайной. Но я чувствую, что, кроме этого, что-то не так. Мне вечно кажется, что на меня кто-то смотрит вблизи... взглядом зрителя, наслаждающегося пьесой.
  - Зритель... вблизи? Ты хочешь сказать, что чувствуешь его присутствие?
  - В письме гений сообщал: 'Я всегда слежу за пьесой вблизи'. Но не сказал, где именно. Допустим, этот мир находится внутри книги, и читатель может переворачивать страницы, когда хочет... И читать нас из другого мира. Тогда, надо сказать, он все-таки очень далеко. Но...
  Лен прервался, задумавшись. А затем приложил палец к губам и глянул куда-то вправо и вниз: туда, где сбитые Лукой со стола розы покоились на поблескивающей подстилке из осколков стекла.
  - Будь я на его месте... Будь я этим сценаристом, стал бы я смотреть пьесу со...? Я бы втерся в толпу актеров, притворился одним из них и наблюдал в процессе игры. Так было бы занимательнее всего.
  Тяжелое молчание повисло среди актеров после предположения Лена, и время будто остановилось.
  
  *****
  Гений - среди нас? Сам Бурле?!
  Пауза, вызванная испугом и напряжением, прервалась вздохом. Кайто, старший из компании, воспитанный для лидерства, первым оправлялся даже после самых шокирующих событий.
  - Твоя интуиция редко ошибается, так что это жутковато... Но не мог бы ты сказать, что навело тебя на такую мысль?
  - Конечно. Когда Рин начала задыхаться, а Мейко ударила Луку... Я ощутил это. Когда ставишь хорошую пьесу, от зрителя исходит воодушевление, непохожее на воодушевление от драки. Эмоция, смешанная из чистого любопытства и предвосхищения... И я уверен, что она исходила откуда-то из комнаты. Не могу точно указать на кого-то.
  - Не может быть! Кто-то из нас?! Кто-то из нас смотрел на этот ужасный раздор с удовольствием?! - раздраженно парировала Мейко.
  - Ну... кто знает, с удовольствием ли. Но, возможно, с интересом, как за спектаклем?
  - Понятно, - Кайто горько улыбнулся.
  - Мы все были здесь вместе, не так ли? Не может быть, чтобы кто-то примешался к нам; мы знаем друг друга много лет и отлично помним все время с самой встречи и до сегодняшнего дня... Несомненно, ведь правда? Не хочешь ли ты сказать, что кто-то одержим духом Бурле?
  - Как знать. Я только предполагаю, что он может быть среди нас. Никто не говорил, что у меня есть неопровержимые доказательства. Однако именно поэтому я их ищу.
  - На самом деле, и я так думала, - добавила Мэг, хмыкнув, - В ночь, когда все случилось, никого ведь не было, кроме нас, помните?
  - Если предположить, что Бурле среди нас, то ему уже за сотню лет! И раз ему удалось так легко втереться в компанию, то он, должно быть, может менять облик как захочет. Но тогда определить личность человека и его прошлое только по действиям было бы сложно, да? Тогда может быть и так, что все поведение и характер этого человека в реальном мире были ненастоящими.
  - Но ведь это только догадка! Он не стопроцентно здесь... - упрямо повторила Мейко, волнуясь.
  - Где предположение - там и возможность, - упрекнул Гаку с беспокойством.
  - Может быть, он просто обманывает нас, как мы обманываем Мику.
  Последняя фраза ударила меня прямо в сердце, словно острый нож. Меня вытолкнуло из мира представления и вернуло в реальность.
  Все это время я с трепетом дожидалась, что кто-нибудь, наконец, назовет мое имя - но стоило ему прозвучать, и последний лучик надежды погас для меня. Страшная мысль, которую я отбрасывала раз за разом, стоило ей появиться... Что все они обманывают меня, держат все от меня в секрете... Эта ужасная идея только что подтвердилась. 'Мику, тебе недостает проницательности. Мику, ты слишком честная и доверчивая... Ты была бы хорошим зрителем' - все как мне и сказали.
  Я стала частью комедии, которую они ставили, и думала, что стала такой же актрисой, как все они, что я на равных с ними. Но 'наивная дурочка' была не их другом и частью труппы - только зрителем. И уж точно не звездой представления. Если их сейчас так же обманывал создатель этого мира... Вот уж точно, комедия абсурда.
  - Но теперь мы доказали, что допускаем такую возможность. Может быть, мы смогли его ошарашить, м?
  - Нет.
  Кайто изогнул бровь, прерывая попытку Мейко блефовать.
  - Уверен, в глубине души он сейчас доволен. Думает: наконец-то они заметили..., - поддержал Лен. В который раз подавляющее молчание нависло над комнатой.
  - Но... ну правда, кто мог бы... - пробубнила Рин, низко опустив голову.
  Лица актеров помрачнели. Все прислушались к неспокойному молчанию, избегая взглядов друг друга. Один чей-то неверный взгляд, вздох, жест, фраза... даже неровный пульс сейчас вызвал бы опасение остальных. Каждый был напряжен и внимателен до предела - словно зверь, попавший на охотничью площадку и пытающийся в тишине переждать, пока не уйдут охотники. Напряжение было очевидно.
  - Подозрительны сейчас все. Вот что я думаю, - первой медленно заговорила Мэг, - Конечно, вы и обо мне так думаете, так что ваше молчание меня очень беспокоит.
  Любительница детективных романов и писательница, автор сценариев - конечно, Мэг была самой очевидной подозреваемой. Мейко нахмурилась, глянув на девушку.
  - Ох... ты и сама говорила, когда мы пили чай. Чаще всего самый подозрительный человек - не преступник. Я понимаю, что это не ты, и, честно говоря, никого не хочу подозревать... Допустим, гений среди нас. Что это меняет? Нам нужна только одна концовка. И это ничем не изменить, правильно?
  Мейко солгала. Мэг сказала ей другое: самый подозрительный из собравшихся сразу считался преступником, но с ходом сюжета доказывалось, что эти подозрения - ошибка. Однако распространенный шаблон предписывал, что в итоге и это оказывалось частью плана, а изначальный подозреваемый на самом деле оказывался виновным. Я слышала тот их разговор сама. Из-за двери, тайно, как и в этот раз.
  - Боже, я надеюсь, что так и есть, - заметила Лука, с недоверием озираясь.
  - Если среди нас есть обманывающий нас гений... Если мы и выясним, кто это, наши знания вряд ли повлияют на его цель - как и на завершение нашей работы. И вы все отлично знаете, почему, правильно?
  Глаза актеров изумленно распахнулись, будто слова Кайто напомнили им о чем-то. На лицах собравшихся снова появилось волнение, и даже страх.
  - Да, Кайто прав. Даже если мы откроем охоту на гения, я не представляю, как это нам поможет, - нервно отметил Гаку.
  - Гм... И, возможно, наша цель пересекается с желанием сценариста!
  - Мы уже многое выяснили. Медленно, но верно мы идем к своей цели, - подытожил Кайто, - С каждым повторением мы изучаем законы, которым подчиняется этот мир.
  Лидер старался контролировать ситуацию, грозившую испортиться в любой момент. Мэг и Гаку поддержали его своими замечаниями. Даже зная, что где-то среди них мог быть тот, кто затащил их в этот мир, они сохраняли заботу о команде.
  Рин подняла голову и, встав, заговорила с горящими глазами:
  - Мы почти у цели! Так много уже сделано. Просто мы... что-то все еще упускаем... Я уверена.
  - Да, определенно. Наши действия вызывают небольшие отклонения. По чуть-чуть, но время в реальном мире сокращается. Появляется небольшой разрыв между той ночью и этим миром. Но, конечно, мы не можем как следует оценить эффект, который производится на реальность. Но даже так мы понимаем, что он значителен.
  - Верно. Но я все еще думаю, что нам любой ценой надо избегать ошибок из-за спешки. Нельзя повторить такой же промах, как той ночью...
  - ... Да, я знаю.
  После слов о 'той ночи' настрой в комнате резко изменился. Лица актеров стали почти слишком серьезными: похоже, они были решительно настроены на то, чтобы достигнуть какой-то цели сообща. Испуганная этим выражением, я ощутила, как у меня потеют ладони.
  - Письмо - это очень важно. Рин в этот раз потерпела поражение. У кого-нибудь есть план, как это исправить?
  - Нужно спешить, пока время не вышло, - Гаку глянул на левую руку, будто сверяясь с несуществующими часами.
  - Ну что ж, если на то пошло... Может, это и грубо, но мне все равно, как вы это сделаете. Добудьте письмо.
  - Между прочим, она насторожена больше, чем обычно. Думаю, после такой концовки остались какие-то мелкие осколки воспоминаний, и это влияет на ее память. Она даже не выпила вторую чашку чая...
  - А, точно. Она так легко избежала нашего с Мэг взаимодействия. И еще Лен показал ей старые сценарии, так что она еще больше насторожилась.
  - Однако времени у нас немного. Пусть эта ночь тоже будет иметь плохой конец, если это принесет успех в следующий раз. Опасно было водить ее в библиотеку... Но я раздобыл благодаря этому немного ценной информации.
  - Но... Мне страшно, Кайто! - Рин снова прижалась к боку лидера, - Если выйдет как в прошлый раз...
  - Да. Мы не позволим себя убить. Правильная концовка не требует нашей смерти.
  - Нужно сохранить в тайне тот факт, что она умерла... И содержимое гробов. Если не получится - мы никогда не вернемся в реальность. Что бы ни случилось, Мику нельзя знать правду. Так она не сможет вернуться в реальность.
  - Мейко права. Главная героиня умрет, даже если не двинется с места и не скажет ни слова. Это судьба... Закон этого мира.
  - Как же мне ее жаль.
  - Но это неизбежно, если мы пытаемся вернуть ее из мертвых. А в этом и есть наша цель, не так ли?
  - Лен... да, ты прав. Мы понимаем.
  - Ну, на этом и закончим. Наверное, она заканчивает кладовую и скоро придет. Там столько хлама, что у нее наверняка уйдет много времени на поиски, но...
  Слушая их беседу, я была так поражена, что практически забывала дышать.
  Стук-
  - Мику? - тревожно спросил кто-то из актеров, - Ты здесь?
  Ветер все так же завывал за окном. Ветка за окном изредка билась в стекло, будто кто-то стучался снаружи.
  - Похоже, только ветер. В этой сцене шторм по сценарию должен усиливаться. Скоро кульминация... Кажется, сейчас должен быть гром, - Гаку внимательно смотрел в окно. Но я, уже развернувшись, услышала только часть его слов.
  \f
  Глава 10: Одиночество
  
  Перед моим взглядом представали разбросанные швабры и предметы мебели, упавшие, стоило открыть дверь, и завалившие вход. Я опустила потяжелевшую голову и увидела собственную ногу, бессильно лежащую на пыльном полу. На коленке выступила кровь. И когда я ее только поранила...
  В мыслях, наконец, наступил некоторый порядок, и я прокрутила в памяти все, что делала до того. Мне так хотелось убраться оттуда поскорее, что я кинулась бежать куда глаза глядят, а затем споткнулась и упала в коридоре. Я подняла голову и сфокусировала взгляд, чтобы оглядеться.
  Это была первая кладовая, которую мы обыскивали вместе с Кайто. Он передвигал старые столы, комоды, швабры и ведра, сваливая их перед входом. Зайти было легко, а вот выйти гораздо сложнее. Но здесь было лучше, чем в галерее, где я постоянно оказывалась, бегая по дому, или в гостевых комнатах. Если они отправятся на поиски, здесь меня будет сложно найти.
  Первым шоком для меня стало, когда Хозяйка назвала Мальчика-куклу 'Лен' и это несколько меня удивило. 'Минутку, что?' Но в течение разговора мое удивление сменилось горечью... и страхом... а затем негодованием и гневом. Эмоции так перемешались, будто вот-вот были готовы разорвать меня изнутри.
  И все же на своем пике эмоции вдруг исчезли, и мне показалось, будто я смотрю пьесу - противоречивую драму, развивающуюся вокруг людской любви и ненависти, со своей интригой. Мысли заглушались восхищением перед открывающимся мне представлением. Как бы я хотела, чтобы это был только спектакль.
  - Как жестоко...
  Мой хриплый горький смех слабо отзывался эхом в пустой комнате.
  - Кто-нибудь... Скажите мне, что это неправда...
  Я протянула руку, желая ухватиться за что-нибудь, но коснулась только воздуха. Перед глазами расплывалась рука - моя собственная одинокая рука. Никто не протянул руки в ответ.
  Меня переполняли тоска. Сожаление. Боль. Одиночество. Как же жалко. Я вспоминала разговор, который слышала из-за двери, часть за частью, тяготившие сердце чувства снова подкатывали к горлу - и я разрыдалась, крепко зажав рот ладонями, чтобы не издать ни звука. Но все равно мои надрывные всхлипы, на которые мне так хотелось получить отклик, разносились по комнате только для моих же собственных ушей. Чем горше я плакала, тем больнее мне было от этого.
  Я доверяла всем им без вопросов, как своим друзьям. Мне хотелось, чтобы кто-то погладил меня по голове в утешение, отчитал за плаксивость, может, просто посмотрел в глаза в тишине, подал вкусного утешающего чаю с молоком, но ничего такого не было... Никогда не было. Первоклассные актеры, которые могли управлять своими чувствами, не предлагали мне больше ничего.
  Я никогда и не была им другом, меня даже не предали: я просто убедила себя, что я уже их друг. Дурёха... Какая глупая, жалкая, бесстыдная ошибка. Не зная, что мне никогда не стать одной из них, я гордилась своими глупыми домыслами.
  'Главная героиня умрет, даже если не двинется с места и не скажет ни слова. Это судьба... Закон этого мира'.
  Я не так давно упала в пустом коридоре, когда бежала. Я вечно падала и спотыкалась, так что, как мне казалось, ничего необычного не произошло. Но это было не так. Сколько раз с появления здесь я уже была под угрозой смерти? Сломанная стремянка, подвернувшаяся под ногу лестница. Не говоря уже об упавшем на меня мече. Чай с молоком сразу после жуткой истории с идеально замаскированным отравлением. Все это казалось уж слишком большой неудачей. Но все это - не просто случайности, но продуманные, намеренные события...
  Звезда, которая вдруг исчезла - эти табу - которая умерла. Замена главных ролей. Девятый актер. Предсказанная смерть. Возвращение из могилы. Мику нельзя знать правду, нельзя возвращаться в реальность. Завершение нашей цели. Приглашение от сценариста. Внезапное прослушивание. Сон утром. 'Первая ночь'.
  Теперь-то все детали встали на свои места... Все, что вызывало мои сомнения, наконец сложилось в полную картину.
  
  *****
  Я должна была отрезать себя от них - от дружелюбия, от доверия, от привязанности к ним. И набраться решимости противостоять им. Я должна была придумать, как избежать событий, которых требовал сценарий, иначе меня оставили бы в этом мире умирать...
  Вся моя обида на их обман превратилась в ярость и ненависть. Как и в 'Ночи плохого конца'. Они так старались отправить меня на тот свет, что готовы были сами умереть на время. Так что мне тоже надо быть решительной и прикончить их раньше, чем они сделают это со мной. В этот раз они будут играть по моему сценарию; я не подам виду, что все знаю - и закончу эту пьесу такой развязкой, что звезды сцены сойдут в зал и будут аплодировать.
  Кайто сказал, что письмо очень важно. Скорее всего, это был 'End roLL', как я и думала. Используя это письмо, я могла бы создать сцену, которой они избегали - чтобы главная роль спаслась и вернулась в реальность. И то, что они прятали от меня... Наверняка это было связано с тем, как использовать 'End roLL'.
  Во-первых, бутылка вина. Когда я искала в винном погребе, там была только одна настоящая бутылка с остатками вина в ней. Гаку легко отвлек мое внимание от вина - мне следовало заинтересоваться этой не-реквизитной бутылкой, которая была для чего-то нужна... Но в какой-то момент мы начали говорить о вине вообще, а затем и вовсе заговорили о чем-то незначительном. Наверное, вино - это чернила. Когда я разлила их на пустой End roLL, бумага начала светиться. Так, дальше...
  Я судорожно перебирала воспоминания, пытаясь найти что-нибудь скрытое в увиденном мной за все время здесь, и мне вспомнилась одна сцена. Рин всегда была в холле, возле часов... Точно, стрелки! Когда я попыталась коснуться их, она предупредила, что это опасно, и угрожающе глянула, не давая подойти ближе... Нужно пойти и добыть эти стрелки!
  Поднявшись на ноги, я ощутила укол боли в колене. Достав платок, подаренный Лукой, из кармана, я плотно обернула им ссадину. Ткань слегка пропиталась все еще не сочащейся из ранки кровью. Я глубоко вздохнула и закрыла глаза, воображая себя другую.
  Она придет опоздавшей на встречу и с виноватым видом зайдет в полутемный кабинет. Все посмотрят на нее с сомнением и беспокойством, переживая из-за ее опоздания. Она тоже будет выглядеть напряженно - так, будто сгорает от любопытства и хочет спросить об увиденном в библиотеке... Атмосфера станет накаляться от недоверия. Она нахмурится, но все же поверит своим товарищам и скажет, что нашла подсказку к тому, как найти страницу. Наивная и доверчивая, о да, как любой хороший зритель... Она задастся целью украсть сценарий.
  Да, я ничего не знаю. Буду танцевать под их дудку, будто не знаю, что я - девятая, жалкая замена.
  
  *****
  Я спрятала стрелки часов в карман юбки и, держа бутылку в левой руке, свободной правой постучала в двери кабинета.
  - Да, кладовая заняла у вас много времени, - Хозяйка, сидевшая на диване недалеко от двери, неспокойно улыбнулась, - Мы все вас заждались.
  Слегка приоткрыв причудливую деревянную дверь, я шагнула в комнату:
  - Эм... Я закончила с кладовой довольно давно. Но я вспомнила кое о чем, когда мы с Дворецким искали в погребе. Вы сказали, что алкоголя вам хочется больше, чем чая, так что вот...
  - О, тут немного осталось! Славно, - просияла Хозяйка.
  - Сейчас не время выпивать, понимаешь? - укорил ее Хозяин, хмурясь сильнее обычного. Это можно было понять и как беспокойство тоже: ведь Селянка принесла бутылку вина, которая важна была для сюжета. Зайдя в кабинет, я направилась к стене направо... К столику со сценарием. Кресло напротив него пустовало, так что я непринужденно устроилась на этом месте.
  Не обращая внимания на сценарий, Селянка, кажется, переживала о чем-то другом - ей не терпелось расспросить об услышанном ранее в библиотеке... Но она не знала, как начать. Жители дома, похоже, тем временем разрабатывали план, как добыть письмо.
  - О, а вы не нашли страницу? Увы, нам совсем не везло. Я не нашла даже бумажки, - начала Леди, подчеркивая слово 'бумажка'.
  - Да, то же самое! В кухне и вовсе ничего бумажного, кроме салфеток! - кивнула Горничная.
  - А газеты в гостиной все исписаны... Вот беда, - вздохнула Хозяйка, - Столько сил просто на то, чтобы найти один-единственный лист бумаги...
  - Но, гово-рят, то, что ищешь, всегда пря-мо под носом! - захихикала кукла.
  Я поняла, что они пытаются ненавязчиво привести разговор к тому, чтобы Селянка отдала им письмо. Они идеально связали нужные фразы без малейшей ошибки. Обычная Селянка, ничего не знавшая о происходящем, просто обязана была бы теперь сказать: 'Ой, лист бумаги? У меня как раз есть...' и подать им письмо из кармана.
  У меня был только один шанс. Для глупой, неуверенной Селянки... нет, дурочки Мику, которой досталась роль Селянки - самым естественным было бы сказать...
  - Я тоже искала как могла, но... Ничего не смогла найти. Это даже печально. Но меня вот что интересует... Хотела бы я знать, не может ли письмо, которое у меня нашлось, быть частью сценария...
  Под общее изумление я достала письмо из кармана. На меня посмотрели с восторгом - но, как охотники, наблюдающие за пойманной добычей, они скрыли истинные чувства, притворяясь удивленными и заинтересованными, будто жертва попала в их ловушку в первый раз, а затем очень осторожно подступились к добыче, чтобы не дать ей сбежать.
  - Я... даже и не думала. Оно все время было у вас?
  - Да. Я забыла о нем, но я почти уверена, что оно у меня в кармане с самого начала... - я достала сложенный лист бумаги из конверта и развернула его, показывая всем. Актеры смотрели с изумлением, словно видели этот лист впервые.
  - Я тоже ви-дела! - обрадовалась Рин, - В за-ле! Он, по-хоже, по размеру!
  - Точ-но по размеру! - засмеялся Лен.
  - И на нем пусто! Просто бумага... ведь так? Только вот очень выцвела, - замялась Селянка.
  - Следующая страница сценария была вырвана. И довольно грубо, так что внутренний край должен быть неровным. Похоже, что так - этот лист точно таких размеров... Но он не тот. И даже пытаться использовать его вместо страницы опасно.
  - Ах, ясно! - согласилась Селянка, огорченно опустила голову и запихнула письмо обратно в карман, кажется, теряя к нему всякий интерес. В кабинете тут же стало как-то неспокойно. 'Если сейчас взять у нее письмо, то неизбежно придется проверять его на пригодность здесь и сейчас. А это тоже довольно опасно... Если закончится время - нам же не придется отбирать его силой?'. 'Вот сейчас бы его и взять... Она все еще неспокойна. Как знать, что она сейчас готова сделать?' Я чувствовала, как в комнате витают эти две мысли.
  Совсем не замечая этого противостояния, Селянка очевидно огорчилась оттого, что ее идея оказалась бесплодной, и, пока она думала, как спросить у остальных о библиотеке, Дворецкий обратился к ней:
  - Возможно, нам следует хотя бы проверить. Исключительно уточнить, правда ли этот лист нужного размера или нет.
  Остальные, вовлеченные в безмолвную битву, неверяще уставились на него. Я почти услышала безмолвный крик Хозяина, Хозяйки и Девочки-куклы: 'Да о чем же ты думаешь, это ведь опасно!' Тем временем Леди и Мальчик-кукла только подбадривали его взглядом. Не обращая внимания на молчаливое возмущение, Дворецкий взял со столика скрипт и подошел с ним ко мне.
  Спокойно поднявшись с места, я прислонила бутылку вина к спинке кресла и, пытаясь ровно поставить ее, глянула на расстояние между своей позицией и дверью, отмеряя расстояние. Отлично, никого.
  - Подожди-ка. Давайте сначала глянем вот на что, - твердо возразил Хозяин, и подошел ко мне с огорченной улыбкой - так обычно улыбаются непослушным детям. Хозяин особняка, как правило, не повышал голоса и не хмурился по такому незначительному поводу. Скрывая беспокойство, он нарушил свою безупречную актерскую игру. Будто не замечая этого, я снова достала письмо из кармана и потянулась открыть конверт. На моей руке остановились тяжелые взгляды.
  Я медленно, нагнетая обстановку, достала письмо до середины. А затем...
  А затем убрала обратно и закрыла конверт. Актеры недоуменно подняли взгляд на меня, совсем забывая о своих ролях. Настало мое время - время Селянки показать всем, что она главный герой.
  - Ах нет, вы правы. Пожалуй, если это опасно, то и не нужно. Кто знает, что случится. Я только подумала, что пьесе просто нужно продолжиться по сценарию... А это письмо может быть последней страницей. В таком случае, нужно найти именно следующую страницу, не так ли? Если пропускать части пьесы и подгонять финал, то пьеса вряд ли пройдет как нужно... и исчезнет.
  - Д-да.
  Я убрала письмо в карман. Дворецкий стоял передо мной в растерянности, держа сценарий в руках, еще не понимая, почему Селянка так резко передумала. Но, похоже, остальные решили не вдумываться, в чем смысл этого внезапного решения; они были уверены, что победа в их руках, и не могли скрыть облегчения. Никаких сомнений, волнений или беспокойств, только облегчение, немного радости - и тоска по дому. И...
  - Ну, тогда я это забираю, - улыбнулась Селянка. Прежде чем кто-либо смог отреагировать, я выхватила у Дворецкого сценарий, беззащитно лежавший в его руках прямо перед моими глазами, развернулась, схватила бутылку с кресла и кинулась к выходу. Не замедляясь, толкнула приоткрытую дверь, развернулась по коридору направо и побежала к лестнице. Я явно застала всех врасплох, и теперь они не могли осознать ситуацию; я услышала их шаги довольно далеко позади.
  - Стойте! Куда вы?! - Гаку был очень быстр и, к тому же, ближе всего ко мне... Так как был ближе всего к двери. Если замедлюсь хоть немного - он быстро меня поймает.
  - Это мое! Я здесь звезда или не я?!
  - Мисс Селянка, постойте! Простите меня за то, что я вам не поверил!
  - Ох, да хватит уже играть! Я все знаю! И что вы задумали, и... и что вы человека убили!
  Уже оказавшись в конце коридора и собираясь спуститься по лестнице, я услышала крик Луки:
  - Стойте же! Стойте! Успокойтесь! Что вы такое говорите?! Ааа, нееет!
  - Я девятая, чья-то замена, правильно?! Она должна была играть главную роль... Но она умерла, и я заменила ее! А теперь вы хотите убить меня и оживить ее!
  Голоса, просившие меня остановиться, внезапно затихли. Оборачиваться не было времени. Я слышала только шаги, гремящие по коридору и отзывающиеся эхом от высоких потолков, отчего атмосфера охоты становилась только сильнее. Нескончаемый бег быстро меня вымотал. Какое же большое это поместье...
  На первом этаже я повернула налево, открыла дверь в коридор за лестницей и как следует закрыла ее за собой. Пробежав немного по коридору направо, я услышала, как кто-то открыл дверь, оставшуюся позади. Ничего, на таком расстоянии... Я еще могу убежать!
  Только я собралась спуститься в коридор по винтовой лестнице за картиной - увы, Кайто, Лен и Рин уже ждали меня. Я остановилась как вкопанная.
  - Плохо дело, Мику, - протянула Рин, и мне показалось, что ее действительно что-то огорчает.
  Я была уверена, что выбрала кратчайший путь из кабинета в запретную комнату на первом этаже. Перед тем, как зайти в кабинет, я даже проверила все ходы и мысленно прошла по ним!..
  - Помните запретную комнату наверху, в которой мы должны были искать? Да, там тоже есть картина 'Сумеречная ночь', точно такая же, как и эта... - напомнил Кайто.
  - Не может быть! - задыхаясь, пробормотала я. Но пришедшие до меня Кайто и куклы дышали ровно. Да потому что...!
  - Потайная лестница соединяет не только первый этаж и подвал. Однако лестница со второго этажа на первый не открывается с первого этажа... - Кайто обернулся. Я глянула ему за спину - и, действительно, увидела лестницу наверх там, где раньше была только стена. Я совершенно упустила это из виду. Если подумать, мне следовало допустить такую возможность. Ох... Все еще пытаясь перевести дух, я взглянула на троих преследователей.
  - Если уж вы все знаете, то и ладно, - Лен больше не изображал жестокую куклу, и пугающая улыбка на его лице уступила место прежнему замкнутому выражению, не выдававшему ни единой эмоции. Шаги в отдалении стали громче - вот одни прогремели и остановились, затем еще и еще одни. Наконец, со значительным опозданием, и последние. Все семеро собрались вокруг меня.
  - Ох... фух... Догналааа! - протянула, тяжело дыша, Мэг.
  - Ах, Мэг, какая же ты медленная! Никакой спортивности...
  - А вы-то, Лука! Фух... ах... Вы же тоже выдохлись!
  Никто даже не попытался сразу забрать у меня сценарий, письмо и бутылку. Держась на расстоянии, они, кажется, вырабатывали стратегию. Руки у меня были заняты, так что достать из кармана письмо мне было трудно. И теперь, настороженные после моего обмана, они окружили меня плотным кольцом, собираясь в любой момент схватить. Чтобы улучить момент и вырваться, мне нужно было сосредоточить все свои чувства и действовать тонко. Во-первых...
  - Как же я сожалею, - я была на волоске от того, чтобы попасться им. Дурочка Мику прикусила губу, пытаясь держать себя в руках, молчаливо наблюдала за своими преследователями.
  - Ну и что же теперь? Мы пожертвуем тобой и обменяем твою смерть на ее жизнь - жизнь той, о ком я тебе тогда говорил. Ты ведь помнишь? Мы так старались это скрыть. Наш дорогой друг, утраченный еще до твоего прихода в труппу... Наша звезда, внезапно покинувшая нас... Это тебя заинтересовало, не так ли? У тебя недурная интуиция. Это она, а не ты, предназначена для роли в 'Безумной ночи'. И чтобы вернуть ее, мы решили убивать тебя раз за разом под видом несчастного случая... Как ты уже поняла. И пока твоя смерть не произойдет так, как этого требует мир спектакля, ночь будет повторяться раз за разом, - объяснил Лен, - Но что ты сделаешь, даже зная все это? По законам этого мира, ее смерть передается тебе, поэтому несчастные случаи происходят постоянно. Крепко держащиеся на месте мечи вдруг падают, стремянки ломаются ни с того ни с сего, ты падаешь с лестниц и спотыкаешься на ровном месте. Более того, твой интеллект и способности сейчас довольно средние. Против нас семерых: умных, опытных профессиональных актеров с проницательностью на порядок выше твоей. Все против тебя, Мику.
  - И все же кое-кто уступает физически...
  - Ну Лукааа!..
  К сожалению, возразить было нечем: он не соврал. Я неосознанно сжала бутылку в руке покрепче.
  - Разве я не говорил тебе той ночью? Тебе губительно недостает проницательности. Ты сама себя оценить не можешь. Ты так увлечена собой, что совсем не видишь, как на тебя смотрят другие, что на самом деле чувствуют. Поэтому тебя легко обмануть и использовать. Ну, что посеешь, то и пожнешь.
  - Я понимаю!.. Понимаю так хорошо, что даже больно, - выпалила я, - Я поняла твой совет. Вы притворялись, что были дружелюбны и приветливы со мной потому, что приняли меня... Но на самом деле вы просто заставили меня привязаться к вам и расслабиться, чтобы я доверяла вам, не так ли? И... все вы, вы открылись мне перед первым действием и после него. Это был мой дебют, я играла главную роль, да и для вас эта пьеса была важнее всего, её нельзя было испортить... Я думала, что вы заботились обо мне и ободряли, чтобы мне все удалось. Но все это было только приготовлением, чтобы, когда мы окажемся в этом мире, я доверилась вам, как друзьям, и не вытворила чего-нибудь! - мне было все больнее говорить с ними, - Подготовить жертву и обменять ее на умершую предшественницу... Не знаю, что это за магия, но она точно дело рук создателя этой бредовой реальности. Так что вы сговорились и попросили Бурле... Нет, вы заключили с ним сделку, так?! Вы предложили ему занимательное представление, а он взамен оживил бы вашу главную героиню! Все это началось, когда я была выбрана на прослушивании... Нет, еще раньше, когда вы внезапно объявили об этом прослушивании! Потому что не может совершенный новичок, девчонка с улицы без каких-либо талантов, быть выбрана на главную роль в постановке потерянной пьесы Бурле в его же театре! Да любой может это понять... Какая из меня главная роль?!
  Сумасшедший смех Мику, зазвучавший сразу после этих слов, заставил всех немного отступить. В этом не было ничего смешного... Но горький смех девушки не прекращался.
  - Ах... Я восхищалась вами с самого начала, едва собирая скудные заработанные деньги на билеты в театр - каждый день... Но почти полгода назад все закончилось. Это было не так уж давно, но я уже вспоминаю это время с ностальгией. Я была выбрана в труппу, и я работала не покладая рук, чтобы хоть попытаться догнать вас и оправдать ваши ожидания. Но все это было бесполезно... Нет, это было не нужно изначально... Потому что я была всего лишь одноразовой заменой, - пробубнила я, словно разговаривая сама с собой. Тихие слезы становились все сильнее и сильнее и, наконец, полились шумным потоком. Мои мучения вырывались наружу и не собирались останавливаться, пока не выльются полностью.
  - Да... Я просто замена! Девятая, подмена, дуреха, жалкая, бесполезная...
  - Ну да. Это ты поняла хорошо, - вдруг кивнул юноша.
  - Лен! Не смей так говорить. Подожди, Мику. Ты неверно все поняла. Мы делаем все это не затем, чтобы...
  - Бесполезно сластить пилюлю, Мейко, - отрезала Лука, - Глянь, какие у нее страшные глаза. Она все выяснила, так какой смысл прятаться? Да, ты только дублер. Я разве не говорила? Та, с кем мы все подготовили, неожиданно нас покинула. Да, умерла - прямо в театре, незадолго до твоего прихода. Жаль, не правда ли? Но она была загнана в угол. Поэтому мы страшно сожалели о её смерти. А потом произошло чудо: мы узнали, что можно вернуть человека, если найти ему замену... И мы попытались сделать это ради неё. А ты... ты была жертвой для этой цели. Вот и вся правда. Этого достаточно?
  Слова Луки ударили меня ниже пояса. Умом я и так знала всю правду, мне не нужно было ее объяснять, но сердце мое было не готово к этому удару; в глазах у меня помутнело от слез, стало трудно дышать.
  - Ох, Лука, вы уж очень грубы. Слушайте, Мику, я не пытаюсь оправдаться, просто мы совсем не хотели вас обманывать. Хоть в это поверьте, ладно?
  - Мэг, теперь ты говоришь так, будто действительно над ней издеваешься.
  - Рин права. Из-за вас, Мэг, может возникнуть недопонимание. Не хотелось бы создавать ненужные проблемы...
  - Так что, верно, тебе следует понять. Времени совсем не осталось. Тебе в любом случае не победить.
  - Если подумать, Лен... Ты подарил мне синие розы. Ты так хочешь вернуть ее к жизни любой ценой. Может быть, эти цветы означали, что ты поручил мне сделать чудо... И оживить ее? Может быть, ты любил ту девушку? - я коротко и сухо рассмеялась. Потоки эмоций медленно прекратились, шторм прекратился - осталась только легкая рябь на воде. Не пора ли устроить девятый вал?
  Я медленно поставила бутылку на пол - все опустили взгляд, наблюдая за ней, и секундой позже я достала из кармана часовую стрелку-нож, и кинулась к пересечению коридоров в форме буквы Т, а затем обернулась. С этой позиции все были в одном и том же направлении от меня. Стоило мне вырваться из окружения, как Лука и Мейко, стоявшие позади меня, кинулись загородить ответвления и снова окружить меня.
  - Лука, Мейко! Не двигайтесь! Если только вы подойдете ближе...
  На мгновение все остолбенели. Держа сценарий под левым локтем, я схватила Рин, стоявшую ближе всех, обхватила за шею и наставила на нее острое поблескивающее лезвие стрелки.
  - Я не шучу. Не приближайтесь!
  Наступило жуткое молчание. Похоже, все знали, что часовая стрелка часов из холла - это нож.
  - Бесполезно. Рин сейчас кукла, ты ничего не сделаешь ей этим...
  - Ну вот мы и посмотрим, полезно и бесполезно, - пугающе хихикнула я и оглядела остальных. Кукла в моих руках дрожала, я чувствовала, как бьется ее пульс.
  - Ты вся дрожишь. Плохо дело, да, Рин?
  - Остановись, Мику! Отпусти Рин!
  - А вот вы бы убили меня не сомневаясь, - усмехнулась я в ответ, - Бутылку я забираю. Я должна была выпить это в первом акте.
  Кайто поднял с пола бутылку:
  - Не скажешь ли, - спросил он после паузы, - Что ты собиралась делать с этим?
  - Уверена, мне и объяснять вам не надо, - парировала я. Кайто замялся.
  - Я не могу отдать тебе это.
  - И пусть Рин пострадает? - я наставила нож в лицо девочке. Та заскулила, пытаясь позвать Кайто, но тот не двинулся с места. Неожиданная ситуация снова вызвала общее напряжение. Если я попробую отнять бутылку, он точно меня схватит. Без вина написать концовку не получится. Что же делать? Нужно было обдумать. Успокойся же...
  - Прекращай дурачиться и отдай нам сценарий, - Кайто резко шагнул вперед, сокращая расстояние до меня. Чтобы напугать всех еще сильнее, я направила острие ножа в глаз Рин. Из кукольных стеклянистых глаз хлынули слезы. Если она могла плакать, даже будучи куклой, то, если ее пырнуть ножом, определенно будет до смерти больно, смутно подумалось мне. Так же больно, как было мне, когда я раз за разом умирала в этом мире; я не помнила этой боли, зато помнили они. Они все помнили...
  И все же, несмотря на слезы Рин, Кайто продолжал приближаться. Смерти в этом мире были фальшивыми... Так что, даже если убить всех здесь, просто наступит новая ночь. И как им ни будет больно, они выдержат это, зная, что все это только игра. И смерти они не боятся.
  Похоже, что я, как главная роль, не могла по-настоящему умереть, пока полностью не повторится сцена девушки из реальности. И они тоже не умирали окончательно от удара ножом, оживая в новую ночь. У них оставалась память, а значит, и страх смерти, но они знали, что умирают только временно... Поэтому волевой лидер Кайто, полный решимости выдержать испытание, шагнул вперед.
  Я отпустила дрожащую Рин и наставила нож на Кайто. Но и это его совсем не испугало. Сомневаться было поздно. Зажав нож в левой руке, я схватилась за Кайто и потянулась свободной рукой выхватить бутылку. Но, когда мне оставалось совсем чуть-чуть, Кайто вскинул руку, отдергивая от меня бутылку. Красная жидкость за стеклом всплеснулась, часть ее вылетела по ровной дуге за спиной мужчины. Тупой шок дошел до моей левой руки: нож всадился в правое предплечье Кайто. Алая кровь запестрила в глазах, смешиваясь с багровым цветом ковра на полу.
  Рин пронзительно закричала. Никто не двигался с места, не в силах отвести взгляд от раненого. Лицо Кайто напряглось от боли, он отступил и опустился на колено. Короткое мгновение - и пауза прервалась. Когда все кинулись к Кайто, я увернулась от них и кинулась к незащищенной лестнице, ведущей в подвал.
  - Черт... Стой! - Лен тут же бросился за мной. Но при спуске по лестнице быстро стало заметно, что мои шаги длиннее, и я сумела оторваться от него. Топот за моей спиной становился тише; я поспешила к двери в конце длинной лестницы.
  
  *****
  Пройдя за приоткрытые двери, я приложила всю силу, чтобы закрыть их за собой, а затем надежно заперла дверь на деревянный засов, прислоненный к двери. Через несколько секунд снаружи послышался громкий требовательный стук. Похоже, мне удалось. Через тяжелые двери приглушенно слышались голоса актеров: Лен, Лука, Гаку, а затем Мэг. Видимо, Рин и Мейко остались с Кайто. Если все семеро налягут на дверь, то смогут ее выбить. Конечно, двери были тяжелыми, но ни их, ни засов нельзя было назвать надежными. Значит, я должна была успеть прийти к цели, прежде чем они ворвутся...
  Я обернулась к гробам. Назойливый грохот в дверь снаружи продолжался. Но что-то было не так. Прислушавшись, я поняла, что стук исходит не только снаружи, но и изнутри подвала.
  Восемь гробов были расставлены ровными рядами. Я остановилась возле одного из них, находившегося далеко позади. Присев рядом с ящиком, я приложила ухо к его дорогой древесине. Тук, тук, тук... Глухое постукивание раздавалось изнутри, как будто кто-то стучался в крышку. Не был ли это тот же звук из ниоткуда, который мне послышался, когда я проснулась в этом странном мире?
  Внезапно меня переполнил неясный страх. Стоит ли открывать эти гробы? А если из них вылезет оживший мертвец и кинется на меня?... Стук продолжался - изнутри будто звали на помощь. Несомненно, в гробу находилась девушка, которую они спрятали... Бывшая главная актриса.
  Если они хотели обменять мою смерть на ее, то нужно просто не позволить ей возродиться. Мне оставалось только убить ее еще раз, в этом мире... Насовсем. Мне не хотелось этого, но, по их словам, это было неизбежно по законам мира пьесы. Я мысленно упрекнула себя за боязливую дрожь. Мне нужно было убить человека. Но ведь давно мертвого человека... Именно, если она должна была умереть, то ничего страшного, ничего страшного... Я уже видела много крови с тех пор, как попала сюда - своей и чужой...
  Кровь? Точно, Кайто ведь лежит раненый там, в коридоре. Вспомнив вид свежих брызг крови, я зажмурилась, отгоняя видение. Это мне тоже надо просто принять. Они убивали меня раз за разом. Их главной целью было обменять меня на девушку, лежащую в этом гробу. Это только самозащита, не более. Я еще сомневалась, можно ли вправду вернуть умершего человека, если принести жертву... Но я так много времени провела в этом причудливом мире, что было не странно поверить и в такое.
  Я не смогла отнять у них вино. Но после предыдущей сцены у меня возник новый план.
  Приложив к груди, я прислушалась ко времени. Оставалось не больше десяти минут на спектакль. Нужно успокоиться хоть на минуту. Я не прощу себе, если ошибусь сейчас из-за волнения. Если сейчас я проиграю, то все мои усилия пойдут прахом, память я потеряю, и все начнется заново. Но они сохранят все воспоминания и продолжат обманывать меня еще сложнее, чем в эту ночь. Прежде чем родится новая Я... Бедная, бедная я. Сейчас, этой ночью, я должна положить всему конец.
  Минутная стрелка вошла в скважину на крышке гроба. Как я и думала, она идеально подошла. Я прервалась, чтобы успокоить волнение, и стук в дверь стал громче: похоже, остальные трое - Кайто, Мейко и Рин - тоже подошли. Все вместе они принялись ломиться в дверь.
  - Мику! Открой же!
  - Только не открывай гроб, пожалуйста! Мы скажем тебе всю правду!
  За дверью послышался звон бьющегося стекла.
  - Слышишь? Бутылка разбита, и вино уже впиталось в ковер. Чернил больше нет! Сдавайся и выходи к нам!
  - Лен прав! Даже если ты попытаешься написать концовку на End roLL, это нужно сделать правильно, иначе время не сдвинется с места... В этот раз ничего уже не выйдет! Слышишь, я обещаю: в следующий раз мы обязательно объясним тебе все! Прошу! - с горечью прокричала Рин; кажется, она плакала. От ее убеждений мое сердце немного сжалось. Но нельзя было позволять дурачить себя. Нужно собраться - у меня в голове кавардак. Нельзя слушать их добрые слова. Они уже научили меня - и довольно грубо - что моя единственная слабость в том, что я доверчива и меня легко обмануть.
  Довольно с меня этой странной, грустной ночи.
  - Нет уж, поздно. Поздно все это говорить! - я громко расхохоталась, не зная, что чувствую - радость, злость, тоску или счастье. Мое израненное сердце вытерпело слишком много. После бесконечных утомительных репетиций эта сцена, наконец, наступила. Я забыла все, но мое тело, моя рука на крышке гроба прекрасно помнили свое мучительное прошлое, и теперь трепетали от восторга.
  Я взялась за минутную стрелку в скважине гроба и повернула ее влево. В стенах подвала прогремел щелчок открывающегося замка. Тонко скрипнув, словно запищав, крышка открылась передо мной.
  - Вот и нашла...
  \f
  Глава 11: Истина
  
  На пустой сцене я подобрала загадочное письмо, которое, как мне показалось, светилось, и прочла его. В нем было сказано нечто ошеломляющее. Мои руки задрожали, а сердце забилось слишком сильно. Когда я дочитала письмо, все воодушевление прошедшего вечера меня покинуло. Со стороны можно было решить, что я репетирую к завтрашнему второму действию.
  - Нет... Это ведь неправда... неправда?
  Все актеры театра Бурле восхищались гениальным драматургом и пришли в труппу, чтобы исполнять его пьесы. В искренности их чувств нельзя было сомневаться. И все же...
  Если то, что сказано в письме - правда, то получается, что это предательство, оскорбление Бурле. Не говоря уже о том, что я... что для них я только...! Горечь, ярость, отчаяние, ненависть - новые чувства захватили мою душу. Я неосознанно сорвалась с места под действием этих бурлящих эмоций.
  Нужно было отыскать правду, и поскорее! Пусть они скажут мне, что это письмо - только ложь! Я спустилась со сцены, выбежала к парадной лестнице и, поднявшись, поспешила к комнате отдыха ?1 в дальнем конце правого коридора. Работники сцены уже разошлись по домам, чтобы подготовиться к завтрашнему представлению, поэтому никого, кроме актерского состава, в театре не было. Кроме тусклого света рампы, никакого освещения в коридоре не было. Я напрягла глаза в темноте и с силой распахнула дверь в комнату отдыха, из которой исходил слабый свет.
  
  *****
  Дверь с громким хлопком распахнулась, и веселящаяся в комнате компания медленно обернулась на звук. Мейко с пивными кружками в обеих руках, уже нетрезвая, но все еще готовая пить; Кайто, беседующий с ней; Мэг с блестящими от волнения разгоряченно говорила что-то Лену, который притворялся, что слушает ее; Рин пела, Лука танцевала, а Гаку просто опустошал свой бокал. Каждый праздновал восхитительный успех сегодняшней пьесы по-своему. Никто еще не переоделся, все отмечали прямо в костюмах. Это напоминало продолжение праздника из первого действия спектакля.
  Гаку, расслабленно потягивавший вино на трехместном диване наедине с собой и оказавшийся ближе всех к двери, поднялся, чтобы поприветствовать меня:
  - Вы поздно: мы уже, как видите, начали. Как насчет поднять бокал за первый день?
  Я никак не могла собраться с мыслями, не зная, что должна сказать, поэтому замерла у двери, не говоря ни слова. Гаку с задумчивым видом наполнил пустой бокал на столе вином.
  - Что и ожидать от главной роли, кроме блистательного опоздания. Заходите, время тоста, - поторопил он меня.
  В руках у меня оказался полный изысканного красного вина бокал. Но я едва коснулась взглядом плещущегося в руках напитка. Очень важно было решить, с чего начать: это задаст тон разговору. Но ничего удачного не приходило в голову. Что-то краткое, что не потрясет их, но вовлечет в дальнейший разговор... Я отчаянно соображала, но ничего не могла придумать.
  Пока я стояла в полном молчании с бокалом в руках, все заметили мое странное поведение и обратили на меня взгляды: дружелюбные и предвкушающие, и это задело мое сердце, ослабило мою решительность. Но я должна была. Бокал оказался в руках гостьи, полный изысканного красного вина. Я крепко зажмурилась и осушила наполненный красным бокал до дна. Аромат свежих роз коснулся моего обоняния.
  - О, вот это наша прима, дамы и господа! Присоединяйтесь. Ну же, все пьем до дна! - провозгласил, не обращая внимания на то, что я не дождалась тоста, Кайто - с покрасневшим нетрезвым лицом и добродушной улыбкой.
  - Может, наша звезда удостоит нас речью?
  Компания обернулась и собралась вокруг меня. Прошло только первое действие, но актеры радовались так, будто их посетили все двенадцать муз разом. Ни малейшего сомнения, только расслабление и восторг... И мне придется разрушить эту тщательно выстроенную радость.
  - ... скажите мне правду.
  Первое, что я сказала, после стольких терзаний. К чему ходить вокруг да около? Лучше уж сразу перейти к делу.
  - Правду? - счастливый и хмельной лидер приоткрыл глаза и несколько раз сморгнул, глядя на меня.
  - В этом письме, - я подняла левую руку с конвертом на уровень глаз, - Сказана вся правда о пьесе.
  В комнате будто бы резко похолодало. Все в комнате уставились на меня все с теми же застывшими улыбками. Не меняясь в лице, даже не моргая, только задержав дыхание, они неподвижно ожидали, что я сделаю дальше. После определенной паузы Мейко медленно поставила кружку с пивом на стол и обратилась ко мне:
   - Скажи-ка, о какой... правде ты говоришь? - интонации актрисы были непринужденны, но она слегка поджала губы.
  - Это связано с нами... С тем, что мы собираемся ставить этот сценарий.
  - И что же? О чем речь?
  - Не притворяйтесь, что не знаете, прошу вас. Все сказано в письме.
  Я резко обернулась, глянув на письмо в своей левой руке.
  - Откуда оно у тебя?
  - Его оставили на сцене.
  - Итак... что в нем сказано? Позволь-ка мне взглянуть, - Кайто поставил кружку и с неожиданно решительным видом медленно направился ко мне.
  - Уверена, вы и так знакомы с содержанием послания, так что нет нужды показывать его вам! - возразила я, - Если письмо не лжет, то нашу постановку можно будет считать 'осквернением', верно?
  На слове 'осквернение' все присутствующие содрогнулись с одинаковым беспокойным видом. Столкнувшись с такой реакцией, я поняла: все сказанное в письме - правда. Я не сомневалась раньше, что попала в свой рай на земле, но теперь почва, в прочность которой я так верила, уходила у меня из-под ног. Отчаяние... Чувство, будто меня выбросили.
  Мне стало так тяжело выносить это, что даже к горлу подкатило. Я невольно прикрыла рот ладонью, пытаясь удержать все внутри, и, избегая встречаться с другими взглядом, тяжело опустила голову, отводя глаза.
  - Так все же это правда, что... Это... так ужасно. И почему же...
  Почему вы... обманули меня и попытались сбросить груз своего преступления на мои плечи? Я не могла сказать этого вслух. Внутренне понимая, что это нужно спросить здесь и сейчас, я все же боялась, что моя мысль окажется правдой. И правда будет в том, что с самого начала я была для них всего только пешкой, удобной и одноразовой...
  Все это было сказано в письме. Там говорилось об их намерении возложить всю ответственность - грех этого спектакля, осквернение Бурле - на главную актрису, Мику, и обвинить во всем ее. Они бы сказали, что я задумала прославиться таким путем - осквернить пьесу, скрыть правду, обмануть их и весь мир, а затем стать знаменитой. Это был их план на случай, если про осквернение узнают: сказать, что все это задумала я и только я.
  Я открыла было рот, чтобы спросить об этом, но не смогла заговорить. Мне было страшно услышать все это из их уст.
  - Увы, но так вышло, - первым заговорил Кайто, - Постарайся понять: мы...
  - Не нужно оправданий! Не все еще кончено. Прошу вас, вы должны объявить всем правду, сейчас еще может быть не поздно! Я верю... Я уверена, что мы можем все исправить!
  - Да о чем ты говоришь? На каких основаниях?! - медленно распаляющаяся Мейко принялась наступать на меня, - Неужели не ясно, стоит нам раскрыть правду - и нашей труппе и нам самим конец!
  Она была в труппе дольше всех, поэтому ее, несомненно, больше всего волновала судьба театра. И все же я была ошеломлена тем, как она резко меня оборвала, и отвернулась от ее обвиняющего взгляда.
  - Кто вообще мог написать это письмо? Вероятнее всего, кто-то из нас, не так ли?
  Лен, устроившийся в мягком кресле, оглядел комнату, словно ожидая найти виновника. Признания не последовало. Он собрался было заговорить снова в продолжение своих рассуждений, но Мейко прервала его и продолжила:
  - Прямо сейчас это неважно. Важно то, что мы не можем позволить общественности узнать содержание этого письма! Понимаешь ли ты это?!
  - И правда, почему бы тебе не передумать? Мы же все друзья, не так ли? И ты не исключение.
  Друзья... Для всех них прошло только полгода. Для меня - неповторимые шесть месяцев в компании актеров, которыми я так долго восхищалась. Стоять с ними на одной сцене... До последнего момента я верила, что моя давняя мечта сбылась. Но это был всего лишь обман, как мне показало это письмо. Я была не более чем куклой, пригодной для того, чтобы продлить жизнь компании. Мне страшно было глянуть, с каким лицом Кайто сказал 'друзья'.
  - Верно! Ты ведь не хочешь всем нам плохого... Ну передумай же, мы про-о-осим! - завсхлипывала Рин, глядя то на меня, то на остальных, и в ее глазах показались слезы. Веселый праздничный настрой окончательно пропал, и в пылу напряженного волнения меня уже атаковали со всех сторон. Я помолчала, уставившись в окно, слушая и не слушая одновременно дождь и шум скандала.
  Буря слов схлынула, сменяясь молчанием. Все замолкли, убедившись, что я не отвечаю на их атаки, и обдумывали следующий шаг. Хоть они и накинулись на меня с обвинениями, я все же хотела им поверить. Конечно, они просто растеряны из-за внезапности этой ситуации... Как и я. Так что, если просто обсудить происходящее, мы поймем чувства друг друга. Сохраняя крохотную надежду на то, что еще не поздно, я начала снова:
  - Эм... Пожалуйста, выслушайте! Это на самом деле... Я искренне думаю, что так нашей труппе будет лучше. Я уже обдумала идеальный способ разобраться с этим. И хотя я пока не могу посвятить вас в детали... в силу некоторых причин, но я уверена... Уверена, что все получится!
  - Ничего уже нельзя будет сделать, когда все узнают о содержании письма, которое ты держишь в руках. Все наши надежды и чаяния будут разрушены. Для нас всех это будет конец.
  - Это не так! Просто поверьте мне... Пожалуйста!
  Кайто, все еще обеспокоенный, в задумчивости скрестил на груди руки и отвернулся от меня.
  - Итааак, не расскажешь ли вы нам эти свои детали и всякое такое? Хочется знать, понимаешь ли, каковы шансы, - Мэг с умным видом протянула руку поправить очки, но с удивлением вспомнила, что их нет, и принялась разглядывать комнату, смутившись из-за своей промашки.
  - Ну, я... пока не могу... - я сжала в пальцах браслет на левом запястье. Если он действительно оставлен Бурле, как говорила моя бабушка... То можно справиться, если его продать. Браслет принадлежал Бурле, и, судя по тому, как он выцвел со временем, драматург очень любил эту вещь и носил ее постоянно. Даже на прижизненных портретах Бурле этот браслет, уже утративший свою роскошь, был изображен так, чтобы показать его былой блеск. Так что нет сомнений, его бы купили за большие деньги.
  Но если это подделка... Я не хотела сомневаться в словах бабушки, но браслет был очень старый, а доказать, что он принадлежал Бурле, было нечем. Нельзя было ничего говорить точно, пока браслет не проверят эксперты по антиквариату.
  К тому же, можно ли просто взять и продать такое важное напоминание о бабушке?.. Нет, тут нельзя было сомневаться. Я должна буду расплатиться за оскорбление пьесы Бурле и обман перед всем миром. И позаботиться об истории Бурле, конечно. На смертном одре бабушка передала мне этот браслет, завещав сохранять его наследие - сначала меня даже удивили ее слова... Но если они были правдой, то я, как наследница Бурле по крови, должна была беречь историю своего великого предка.
  Но бабушка сказала, что этот браслет пригодится мне в трудный час. Ну что ж, этот час действительно трудный. Но, что важнее, нужно было договориться со спонсорами и управлением театра и узнать, согласны ли они использовать мой план. Что из этого выйдет, хотела бы я знать... Даже если с финансовой точки зрения все будет в порядке, вряд ли все получится за один день. В худшем случае потребуются месяца.
  И все же риск был необходим. Мы верили в силу, которая позволила нам зайти так далеко, и потому это был единственный способ защитить компанию Бурле на самом деле.
  - Это значит, что когда-нибудь сможете? - уточнил Гаку, пока я судорожно подбирала слова.
  - Всего лишь дайте мне время, и...
  - Тебе нужно всего лишь время, и тогда ты точно справишься? - добавила Мэг. По ее глазам было ясно: никакого ответа, кроме абсолютно точного, от меня не примут.
  - Вообще-то... Я не узнаю, пока не попробую, и мне... нужно кое-что уточнить... Я пока не могу ничего утверждать, но ведь!..
  Мэг с сомнением наклонила голову:
  - Мда...
  - В таком случае ты не можешь требовать от нас безоговорочного доверия, - возразила Мейко.
  - Но я ведь... Ну почему же?
  Я думала, что Мейко поддержит меня больше всех, но она кидалась на каждое мое слово, и от этого было только больнее. Я горестно опустила голову. На этот раз Лука, наблюдавшая за спором со стороны, поднялась с места и пронзила меня взглядом:
  - Ты хочешь знать, почему? То есть, по-твоему, ты здесь распоряжаешься? Ты ведь знаешь, сколько мы вложили в то, что уже имеем, знаешь, как сильно мы жаждали этого шанса! 'Не могу ничего утверждать, мы можем попробовать снова' - что за наивность! С какой стати нам верить таким эгоистичным глупостям?
  - И правда. К сожалению, если ты не можешь предложить нам ничего более стоящего доверия, тебе не на что рассчитывать. Все, чего мы добились, не стоит сиюминутного бестолкового решения, - добавила Мейко. Я не могла противостоять их давлению, но мне нужно было собрать хоть немного смелости и ответить: ведь я не могла сдаться сейчас.
  - Да, я понимаю, - вздохнула я, - Но повторюсь: все, что я могу сказать - прошу вас, поверьте мне!
  - И это выдает в тебе наивную девчонку без какого-либо жизненного опыта, которая даже не знает, что такое 'совместная работа'. Опыта у тебя никакого, в жизни ты ничего не понимаешь, да ты просто жалкая мямля!
  - Нет же, я... Я просто... Ну да, я неопытна, но я делаю все, что могу...
  Слова Луки резали меня острее ножа. Как и всегда, ее слова были резки и пронзительны, но раньше она всегда оставляла путь к своему сердцу. Я незаметно сжала карман юбки, не показывая, что хочу подержать в руке подаренный Лукой платок.
  - Подумай еще раз, пожалуйста! Ведь все еще...
  - Пойми, наконец, мы не намерены полагаться на одни твои чувства! Довольно быть такой упрямой! Похоже, ты просто пытаешься бросить нас в самом конце, не так ли, ты, предательница?
  Я отчаянно попыталась скрыть, как сильно меня задевали их атаки, как больно мне было. За себя и за них. Однако когда я услышала слово 'предательница', последняя опора рухнула, и я погрузилась на самое дно отчаяния. В леденящей душу тишине прогремел гром, вспышка молнии озарила лица собравшихся и отразившиеся на них гнев и непреклонность. Я закрыла глаза и собралась с мыслями. Моя битва с ними еще не окончена. Я собрала волю в кулак, напоминая себе, что все только началось.
  Не волноваться; я все еще не одна. Внутри меня хранится воля Бурле, оставленная им после смерти. И он точно не хотел этого. Увидь великий драматург эту ситуацию, он был бы огорчен. Я обязана была действовать. Медленно открыв глаза, я произнесла:
  - Я все поняла. Тогда это письмо отправляется в утренние газеты.
  Острые нервные взгляды актеров замерли на мне, рты разом приоткрылись от удивления.
  - Я думала, что нужно просто подождать до конца представлений и представить письмо под занавес. Мне казалось, что это будет еще не поздно. Но, похоже, я ошиблась. И я просила вас довериться мне и не получила согласия. Мне нечего больше вам сказать. Спасибо вам за все и прощайте!
  Я развернулась и кинулась к выходу. Актеры поспешили за мной, требуя остановиться, пытаясь догнать. Но я изо всех сил побежала прочь, не оборачиваясь, по темному, ничем не освещенному зданию.
  - Эй, постой! Постой!
  - Вы двое, идите к западной лестнице и перекройте парадный и черный ходы! Остальные, разделитесь и обыскивайте второй этаж! Найдете - зовите всех. Она не могла уйти далеко в темноте!
  - Будет сделано!
  - Мы пошли!
  Погоня разделилась, следуя указаниям лидера. По голосам я поняла, что Рин и Лен пошли на первый этаж. Если спущусь вниз - быстро попадусь им: на стороне близнецов была скорость и реакция. Все громко кричали мое имя. Голос Рин слегка ломался - кажется, она плакала. Хотя это мне следовало рыдать от боли и обиды. Я выглянула и увидела, что легкий дождик превратился в настоящую грозу.
  Я открыла дверь в кладовую в дальнем конце второго этажа, спряталась за ней и тихо закрылась, стараясь не шуметь. От слез дыхание сбилось, и выровнять его было очень сложно. Сдерживая слезы, я запустила руку в карман и крепко сжала в ладони платок, чувствуя пальцами мягкую ткань и твердый металл.
  Шаг. Шаг.
  Кто-то подходил к двери.
  - Слышишь, ты здесь?
  Это был голос Мейко. Может быть, она услышала мои всхлипы. Значит, здесь прятаться нельзя... Я рискнула бесшумно подойти к двери. К счастью, прямо за ней никого не было. Распахнув дверь, я бросилась прочь по коридору прямо мимо изумленной Мейко.
  - Эй, она была здесь! В холле второго этажа! Она побежала к парадной лестнице!
  Шаги остальных, услышавших крик дамы, загремели по холлу - один за другим они направлялись к лестнице. Если спущусь по лестнице - окажусь в зале... Но коридоры, окружавшие лестницу, почти мгновенно оказались оцеплены, и все пути к побегу мне были перекрыты. Я оказалась одна наверху лестницы, окруженная с расстояния, как загнанная добыча в кольце охотников. Позади была стена, впереди - лестница и близнецы внизу, Кайто, Мейко и Гаку справа, Мэг и Лука - слева. Бежать было некуда.
  - Довольно убегать, - лидер сделал шаг ко мне, - Разговор еще не окончен. Идем за кулисы.
  - Не приближайтесь! Я не шучу, не подходите ко мне!
  Лунный свет, падавший из огромного окна за моей спиной, отразился на золотом лезвии ножа, и я невольно сощурила глаза от этого блеска. Дождь уже прекратился. Я вскинула руку с ножом - часовой стрелкой сломанных мною часов, наставляя оружие на Кайто. Изумленные вздохи эхом прокатились по залу. Лидер застыл, испуганно сглотнув. Лезвие стрелки угрожающе поблескивало в свете луны. Подумать только, как все повернулось... Я теперь совсем как загнанный зверь. Вдруг оказалось, что слезы, лившиеся из глаз ручьями, прекратились.
  И все же, хоть и испуганный угрозой, Кайто медленно шагнул ко мне, не желая показывать страх. И еще один, сокращая расстояние - решительной, почти атакующей походкой.
  С каждым его шагом я отступала к центру коридора, но пути побега были перекрыты. За моей спиной Лука и Гаку, решительно хмурясь, загораживали проход. Вниз по лестнице - там стояли Рин и Лен, уже ожидая меня в полной готовности. У меня вдруг задрожали руки.
  Минутная слабость в пальцах - и я выронила письмо. Оно легко пролетело вниз по лестнице, прямо в руки стоящему внизу Лену, который молчаливо подхватил его.
  - Письмо у нас!
  - Это... бессмысленно! - выпалила я и крепко сжала нож освободившейся правой рукой, - Если избавиться от письма, правды это не изменит!
  Выбора нет. Придется, угрожая ножом, бежать вниз. Близнецы... Если наставить нож на Рин, Лен наверняка испугается и попробует защитить сестру. Этим можно воспользоваться.
  Я направила нож на девушку внизу лестницы. Та содрогнулась от испуга:
  - Постой! Успокойся! Мы можем все обсудить!
  Кайто, поняв, что я задумала, вдруг сорвался с места и ринулся на меня. Я не успела отреагировать, и не выставленный вовремя нож оказался в его руке. Но я не собиралась отдавать свою последнюю защиту.
  - Брось оружие!
  - Нет!
  Я отчаянно задергала руками из стороны в сторону, пытаясь освободиться из хватки. Остальные находившиеся на этаже медленно приближались, окружая нас. Кайто прикрикнул на них, приказывая не подходить: был риск, что нож отлетит в кого-нибудь в схватке.
  - Пустите! Кто-нибудь...! На помощь! - завопила я в ужасе. Может быть, снаружи еще остался кто-нибудь из публики. Если кто-то услышит шум и зайдет...
  - Нехорошо это. А если кто-нибудь, проходя мимо...
  - Успокойся же ты, наконец!
  - Нет! Помогите!!!
  - Да тут ничего не видно в темноте! Хватит, твоя глупость становится рискованной!
  Он меня так с лестницы столкнет! Я на время замерла, прекратив вырываться. В тот же самый момент Кайто немного ослабил хватку, и я воспользовалась этим, резко рванувшись влево. Нож, нечаянно выскользнувший из руки, скользнул по правой руке лидера, и из раны брызнула дуга свежей крови. Кайто скривился от боли и пошатнулся.
  - Аааааааа!
  Внизу послышался крик. Я обернулась и увидела Лена, мертвой хваткой вцепившегося в Рин, рвущуюся подняться по лестнице и кинуться на помощь Кайто. Пока один удерживает другую... Мой единственный шанс! Я шагнула было в сторону лестницы, но оказалась поймана Кайто за оба запястья. Несмотря на рану, он все еще пытался удержать меня здоровой рукой.
  Позади была лестница, впереди - раненый Кайто, крепко сжавший мои руки и медленно тянущий к себе. Возможности освободиться не было. Остальные неторопливо и осторожно приближались, чтобы помочь лидеру.
  - Сдавайся же... Идем!
  - Нет, нет!
  - Почему?! Нам нужно просто поговорить, и тогда...
  Даже после того, как я угрожала Кайто ножом и ранила его, в его глазах, смотревших прямо в мои, все еще оставалось доверие и глубокое сочувствие. Почему он так смотрит? Еще одна попытка усмирить меня? Я была уверена, что меня уже не обмануть, и все же снова... Слезы, едва остановившиеся, снова брызнули из глаз:
  - И кто же после этого на самом деле предатель?! Я... Я больше вообще никому из вас не хочу верить!
  Кайто вздрогнул от удивления. На мгновение его рука, сжимавшая мои запястья, вдруг ослабла, мои руки в исступленном рывке назад не ощутили никакого сопротивления.
  - Мику!..
  Его большая рука протянулась мне навстречу. Еще четыре руки - сзади.
  Я встретилась взглядом с широко распахнутыми глазами Кайто. Все еще сжимая в руках нож, я машинально попыталась ударить его, но острие лишь пронзило пустоту.
  Краткий момент падения вниз в лестничный пролет показался растянутым в бесконечность - словно застывший кадр из нескончаемого кошмарного сна. Не знаю, было ли мне больно или нет. Перед тем, как лишиться чувств, я услышала только овации.
  
  *****
  Она лежала лицом вверх у подножия лестницы. Глаза ее опустели, и слезы в них поблескивали в лунном свете, льющемся из окна наверху. В ее груди блистал глубоко всаженный нож, который она до последнего не выпустила из рук.
  Аплодисменты будто звучали эхом откуда-то, будто это была сцена из трагедии. Все наблюдали кошмарное зрелище, не в силах шевельнуться. Мгновение показалось длиной в вечность.
  Бесконечное молчание прервалось воплем Рин, а затем полубезумным возгласом Луки:
  - Неееет! Ч-что, что это?! Скажите мне, что это?!
  - Мику!!
  - Не может быть, Мику!
  Мейко и Мэг, а за ними Кайто, бегом спустились по лестнице. Мейко опустилась на колени рядом с девушкой и схватила ее запястье:
  - Пульса нет.
  Кайто поднял на актрису застывший взгляд, не находя слов. Гаку уже бережно вел под руки дрожащую Луку, спускаясь вместе с ней с лестницы.
  - Скорее, нужно отвезти ее в больницу! Сердце остановилось, но, возможно, еще есть время!
  Рин вскинула голову в ответ на слова Мейко и сорвалась с места, кинувшись к входной двери.
  - Я бы попробовала непрямой массаж сердца, но кто знает, что будет, если вытащить нож... Но попробовать надо... Как же темно!! - вскрикнула Мейко, - Кто-нибудь, включите свет! И помогите же мне остановить кровь!
  - Я п-помогу!
  - Ясно! - Лен кивнул и побежал исполнять требование Мейко. Темное здание было освещено только луной. Мэг села рядом с Мейко, слегка пошатываясь от волнения.
  - Кайто, ты не виноват... Она потеряла равновесие... Это случайность, - успокоила Мейко, которая немного знала о медицине, - И сдаваться еще рано! Мэг, у меня в кармане чистый платок. Когда я вытащу нож, зажми им рану. Я сразу помогу тебе.
  Она нервно коснулась ножа в груди девушки. Глубоко вздохнув, актриса медленно вытащила его. Мэг, согнувшаяся возле тела, немного отвела взгляд, приготовившись увидеть потоки крови.
  Нож легко вышел из плоти. Но, как ни странно, ни капли крови не вытекло из раны на груди Мику. Странно, но, когда вытащили нож, и самой раны не оказалось - даже одежда не была разрезана.
  - Что происходит? Крови нет... и одежда цела... Нож ведь настоящий, да?
  Кайто, ошеломленно стоявший рядом, осторожно взял нож в руки. На пробу он коснулся острия мизинцем - на коже выступила едва заметная капля свежей крови.
  - Может, мы ошиблись? Я уверена, что видела, как нож ударил Мику почти в самое сердце...
  - Но так и было. У меня хорошее зрение, с таким не ошибаются, - слабо подтвердила Лука, все еще дрожащая где-то за спиной Мэг.
  - Ее сердце... Остановилось!!
  Мейко попробовала и непрямой массаж, и искусственное дыхание - Кайто, Мэг, Лука и Гаку следили за ней стеклянными глазами - но ни одна попытка не принесла плодов: Мику так и лежала совершенно неподвижно.
  - Прошу, Мику, ну же, очнись!..
  Остальные могли только напряженно наблюдать за отчаянными попытками Мейко помочь. А затем Рин, которая только что убежала ко входу, вдруг выбежала со второго этажа к лестнице и окликнула остальных, сидящих внизу. Ее лицо похолодело, и только глаза широко распахнулись:
  - Тут что-то... странное! - задыхаясь, выкрикнула она, - Входной двери нет! И я думала, что мы в театре... но нет!
  Отвлекшись от попыток оживить Мику, все, наконец, оглядели окружение более спокойным взглядом.
  - Странно. Мы точно были в театре, когда выбегали из комнаты отдыха вслед за Мику... - растерянно пробормотал Гаку.
  - Свет в коридорах не горел, разглядеть было трудно, но мы несомненно были в театре! Я могла бы с закрытыми глазами найти тут нужную комнату! - воскликнула Лука с нескрываемой паникой в голосе.
  - И когда же в таком случае... - Кайто немного пришел в себя и принялся оглядываться вокруг.
  - Ну... я не знаю, но это точно не театр. Да вы в окно посмотрите! - вдруг выпалила Мэг, - Наше здание стоит в центре Вест-Энда, так? А тут, видите ли, ЛЕС!
  Все обернулись к большому окну над лестничной площадкой, услышав слова писательницы. За стеклом в темном лесу гудел ветер, раскачивая толстые вековые деревья.
  - Ну и где же мы тогда?..
  - Эй, я лампу принес! - Лен появился из коридора с небольшой лампой в руках и подошел к Мейко, все еще пытающейся оживить Мику, - Вы уже, наверное, поняли, но... Мы не в театре, а еще я не нашел нигде выключателей... Здесь и электричества-то нет. Так что придется обойтись этим.
  Мэг глянула на ноги юноши, освещенные тусклым светом лампы, и тут же отшатнулась, с визгом заваливаясь на спину.
  - Ч-что с тобой? - удивился Лен.
  - Л-лен, твои н-ноги...!
  Юный актер опустил взгляд и оглядел себя. Его тренированные футболом колени превратились в ровные шарниры. Теперь и сам Лен не удержал крика.
  - Лен, что с тобой?!
  - Что за... Какого...?! Мое т-тело! - он даже не мог договорить как следует.
  - Не может быть! Ты... на самом деле стал куклой! - Рин сбежала по ступенькам и, пошатываясь, подошла к брату, - Это ты, правда ведь? Ты Лен?!
  Но юноша только пораженно качал головой, не в силах выговорить ни слова. Рин приложила было руки к груди, чтобы выдохнуть с облегчением, но ее миниатюрная ладонь остановилась на полпути, и девочка медленно подвернула подол своего черного платья. И побледнела на глазах.
  - И я... тоже.
  - И Рин? Нет...
  - Неееееееееет! - вопль Рин прокатился звонким эхом по залу. Близнецы превратились в кукол - как по строению, так и по размерам. Ростом они теперь были такими, какими их делала измененная перспектива в первом действии - примерно до пояса нормальному человеку. Но все были так шокированы смертью Мику, что не заметили этого поначалу. Когда Мику упала, Рин и Лен быстро разбежались, а когда они были наверху, расстояние давало тот же эффект перспективы, и они выглядели нормально.
  - Рин, успокойся!
  - Нет, нет, НЕТ!!!
  - Мое... тело...
  - Может, может, это просто сон? Или проклятие 'Безумной ночи'? - пролепетала Лука, - Из-за того, что мы сделали...
  Все резко замолкли на этой фразе. 'Что мы сделали'...
  - Из-за нас... Рин и Лен стали куклами... И мы оказались в этом особняке в лесу... Особняке, как он описан в пьесе. И Мику, которая осудила нас за то, что мы сделали, умерла...
  Никто не отозвался. Даже Мейко, неосознанно пытавшаяся сделать Мику непрямой массаж сердца, застыла на месте. И тогда что-то блеснуло в темноте зала. Что-то на старинном деревянном столе рядом с напольными часами, стоявшими около лестницы.
  - Что это? - Кайто медленно подступил к подозрительно поблескивающему предмету, - Да это же...!
  Он бережно взял предмет в руки и повернул к остальным. В его руках была книга.
  - 'Безумная ночь'...
  Таково было заглавие, выцветшими буквами выведенное на обложке. Тусклое бледное сияние, похожее на лунный свет, исходило от книги. Кайто медленно открыл первую страницу и принялся читать вслух, чтобы все услышали.
  - 'Пролог'...
  Все прислушались.
  - 'Что за чудеса! Они оказались в пьесе и вынуждены были исполнить ее!'
  - Что?..
  
  *****
  Итак, вот мы и оказались у врат в мир этой истории.
  Позвольте же рассказчику поведать вам все сначала.
  В тихой небольшой деревушке жила когда-то девочка. Отца и матери у нее не было с юных лет, потому жила она с бабушкой. От одиночества ее отвлекало только ее воображение. Бабушка поняла это и однажды отвела ее в театр. Там воображаемые миры, о которых мечтала девочка, предстали перед ее глазами, как настоящие.
  С того самого дня девочка грезила сценой. И довольно скоро она начала мечтать о том, чтобы самой стать актрисой.
  Когда девочке исполнилось пятнадцать, ее бабушка умерла, и девочка осталась совсем одна. Едва утерев слезы, она покинула деревню.
  Чтобы исполнить обещание, данное бабушке... Чтобы исполнить свою мечту о театре.
  Оказавшись в шумном городе, девочка работала не покладая рук. А закончив работу, каждый вечер шла в театр... на спектакли компании Бурле, которой восторгалась.
  И однажды в труппе произошло чудо. Была найдена пьеса колоссальной исторической значимости. Это была 'Безумная ночь', пьеса, которая считалась утраченным творением Бурле.
  Новость тут же разлетелась по свету, и на роль главной героини было назначено прослушивание.
  И по чистой случайности девочка его прошла.
  Ну не чудо ли? Она присоединилась к труппе и принялась усердно репетировать.
  И вот, после долгого и упорного труда, наступил час главного события.
  Девочка увлеклась своей ролью, став Селянкой, заплутавшей в страшном лесу поздней ночью...
  Ее приняли обитатели незнакомого поместья, а затем устроили праздник в ее честь.
  Спектакль воплотил в реальность эту радостную, прекрасную ночь.
  А затем - антракт.
  Когда закончилось представление, девочка подобрала на сцене письмо. Оказалось, что письмо адресовано ей.
   В письме было сказано нечто действительно ужасающее.
  Невероятно, но утраченный сценарий был осквернен труппой. Конечно, это было непростительное действие, бросившее тень на историю, достоинство и репутацию компании. Девочка ощутила негодование, горе, ярость и отчаяние.
  А в конце письма...
  В случае, если бы осквернение стало известно миру... В письме было сказано, что это собирались вменить в вину главной актрисе. 'Все это было исключительно ее планом. Она сделала это, чтобы добыть себе мировую славу.'
  Девочка прочла письмо, и сердце ее было разбито предательством друзей. 'Как я могу исправить такое преступление против Бурле?' - подумала она.
  Ответ был один: извинения.
  Когда пьеса будет сыграна до конца, они бы просто искренне извинились перед публикой.
  А ее браслет, наследство от бабушки...
  Она бы продала старинную вещь, связанную с Бурле, хоть и дорожила ею почти как своей жизнью. Возможно, подумала она, труппе удалось бы получить за нее деньги и возместить цену билетов зрителям.
  Но девочка не знала точно, сработает ли это. Предложив свою идею труппе, она получила только возмущение и недовольство.
  Она больше не верила им... А они - ей. Заглянуть друг другу в душу они не могли, поэтому всей правды никогда не знали.
  И это подтолкнуло их судьбу к резкому повороту.
  Не сумев убедить семерых актеров, девочка была заклеймена предательницей. Ее хрупкая надежда рухнула. В отчаянии ее любовь и вера превратились в ненависть и презрение...
  Девочка была полна решимости сразиться с ними.
  Однако...
  Она умерла.
  Так и было, в мгновение ока занавес в спектакле ее жизни опустился навсегда. И постановку пьесы нельзя было продолжать - ведь главная актриса мертва...
  Семеро актеров скорбели о смерти своей примы. И они решили: эту смерть нужно скрыть ото всех. О, если бы эта трагедия была только сценой из спектакля.
  А затем случилось нечто нежданное.
  Кровь девочки перестала течь из раны, да и самой раны не стало.
  Неужели смерть не состоялась? Нет.
  Состоялась; просто исчезла из реальности. И в этот момент актеры поняли, что и сами оказались в совсем другом, чужом мире. Их тела стали чужими телами, телами персонажей пьесы. Люди остались людьми, а игравшие кукол стали ожившими куклами.
  Труппа была в панике.
  А затем они увидели сияющую книгу... Да, ту самую, которую они...
  Не так. Которую вы сейчас имеете честь читать.
  Это выдуманный мир, порожденный событиями той ночи, когда 'ее смерть' была скрыта от реальности. Мир спектакля, где 'ее смерть' будет повторяться раз за разом бесконечно. Мир внутри пьесы 'Безумная ночь', которую они осквернили...
  О, как жестоко!
  Мы хотим сбежать из этого безумного мира поскорее!
  Мы должны вернуться!
  А затем они поняли...
  Если вернуться в реальность, то сцена, которая из реального мира переместилась в выдуманный - не оживет ли она в настоящем?
  Когда время пойдет своим чередом, исчезновение события обратится вспять, и когда все вернется в реальность, то следующим же событием будет смерть главной актрисы... тот трагический момент.
  Ах, ну что за головоломка.
  Если остаться в этом фальшивом мире, то бедняжка избежит смерти в реальности.
  Если остаться в мире, где момент ее смерти повторяется снова и снова... Но она не будет знать об этом. Память о смерти противоречила бы этому миру, где она жива.
  В этом мире она будет снова и снова возрождаться, теряя память - освобожденная не только от смерти в реальной жизни, но и от страха встретить свою очередную смерть, поджидающую ее в этом мире.
  Должно быть, ее бы устроила такая выдуманная жизнь.
  Но если они вернутся домой...
  У наших актеров было два варианта.
  Вернутся ли они в реальный мир и примут смерть девочки?
  Или останутся в фальшивом мире и вечно будут играть 'Безумную ночь' наедине с обреченной на смерть главной актрисой?
  Что бы вы выбрали?
  Столкнувшись с нелегким выбором, вы бы наверняка испугались. Бедняжки.
  Нужно выбрать или то, или другое...
  Но правда ли варианта только два?
  Никто не знает ответа. Но стоит поискать его - это будет занимательно. В конце концов, у вас ведь в запасе очень много времени. Даже если невероятное количество времени пройдет в этом мире, в реальности оно обернется одним лишь мгновением.
  Ведь даже если в книге сказано 'Они пробыли там целую вечность' - для автора это только миг, пока он пишет фразу. Но в мире произведения эта мгновенная вечность будет существовать.
  Понимаете?
  Бесконечно продолжающаяся выдумка... Возможно, эти повторения будут связаны с мгновениями реального мира.
  Это мир пьесы, созданный из одного лишь момента реальности. Все в этом мире связано причинами и следствиями.
  Связь между правдой и вымыслом не так-то легко разорвать. Даже в этом мире, если не сделать решающее изменение, девочка закончит в гробу. В этом влияние реальности... концовка в которой - ее гибель.
  Но можно ли отменить это влияние?
  Есть вероятность.
  В конце концов, это ведь выдумка, мир обмана.
  Вы создаете время этого спектакля, в котором главная героиня вечно погибает по чистой случайности.
  Но даже если спектакль пройдет по сценарию слово в слово...
  Он не закончится абсолютно тем же.
  Повторяющиеся концовки накладываются одна на другую, появляются отклонения, которые давят на влияние реальности...
  Нельзя сказать, чтобы это было невероятно.
  И все же это может быть всего лишь очень, очень далекой мечтой...
  Пока не пройдет ∞ времени в мире пьесы и в реальном мире не произойдет искривление... Сколько раз придется повторить одно и то же - вообразить невозможно. И все эти изменения могут изменить только один миг реальности.
  Одна только мысль об этом леденящем душу ужасе может свести с ума.
  Потому что ∞ - это не то, что можно понять, просто смотря на значок на бумаге. Более того, это не то, что может выдержать людской разум.
  И в этом ее красота...
  Обезумев от бесконечной ночи, вы отчаетесь и покинете ее, вернувшись в реальность одни... Это было бы прекрасным окончанием великолепной трагедии. Пока жива главная героиня, концовок у этой истории - ∞.
  Но у слова 'безумный' есть и другое значение, не так ли?
  Я зритель, и я надеюсь, что эта ночь будет безумно, умопомрачительно прекрасной.
  Я буду всегда с интересом наблюдать за вашими представлениями.
  Сцена смерти героини происходит в реальном мире в антракте между первым и вторым актом.
  Страница, в которой об этом говорилось, вырвана и хранится в гробу в подвале вместе с вашими спящими телами. И этот мир был создан тогда же, когда начался сон. Ваша реальность тоже спит этим вечным сном под крышкой гроба.
  Чтобы вернуться, вам придется пробудиться ото сна и привести этот застывший во времени мир к финалу. Вписать концовку в End roLL, достать из гроба замершую и потерянную реальную жизнь...
  И вернуть к жизни похороненную сцену смерти.
  Как правило, приводить историю к развязке - это работа главной героини.
  Поэтому давайте в начале второго акта сделаем End roLL пустым и отдадим ей. Конечно, только от вас зависит, что вы после сделаете с этим письмом.
  Возможно, это тоже влияние момента реальности...
  Чтобы запустить замершее время, нужны стрелки часов. Стрелки всего две - с вашим умом не составит труда догадаться, для чего они нужны.
  И вот вам еще мой совет.
  Чтобы сделать спектакль еще интереснее... Ох, извините.
  Чтобы лучше наградить вас за смелость, которую вы проявили, поставив эту пьесу для нее - предложение от автора. Это вовсе не требование, только совет, поэтому вы не обязаны ему следовать.
  Лучше не говорить при ней обо всем этом. Если она вспомнит свою смерть в реальности... в этом мире такое может быть очень опасно. Она заметит несовпадение своей жизни с уже случившейся смертью. И она перестанет верить в свою жизнь в этом мире, благодаря которому жива.
  Этот мир хрупок, он держится на балансе одновременной жизни и смерти девочки. Если она узнает о своей смерти - то смерть станет реальностью, и главная героиня исчезнет.
  А как же история продолжится без главной героини? Наступит хаос, и этот мир рухнет...
  Да, причины и следствия - тонкая материя. Ужасно непрочная, хрупкая и готовая рухнуть. Этот мир построен на основе лишь одной вещи - так называемого постижения. Так что, пожалуйста, позаботьтесь, чтобы сказанное не воплотилось в жизнь.
   А теперь касаемо воспоминаний о ночах, которые вы исполните.
  Они все будут храниться как прошлые спектакли, каждая в виде книги на полках библиотеки. Среди множества полок там сейчас только одна книга.
  Она хранит в себе сегодняшние события... 'Первая ночь'.
  Утраченная пьеса, которой я не писал.
  Да, мне безумно интересно, что у вас получится из этого. Я буду каждую ночь с удовольствием наблюдать за каждой 'Безумной ночью', исполняемой вами.
  Сейчас мы все еще в зале ожидания, сейчас все еще антракт.
  Скоро прозвучит звонок на второй акт.
  Вы уже определились с ответом?
  Ну надо же, слышите эти аплодисменты из ниоткуда? Итак, открывайте приглашение и посмотрите.
  Я приглашаю вас, моя труппа, в загадочный мир, в котором один миг длится вечно.
  Как только вы откроете мое приглашение, вы ∞ попадете в ∞ мир пьесы...
  ~ от Автора.
  
  *****
  Кайто закончил читать Пролог. Все открыли рты от удивления и застыли, будто время остановилось. Первой от шока оправилась Мэг:
  - Пьеса, которой я не писал... Автор...
  - Да. Действительно, то, что мы сделали - не что иное как преступление против него... Против Бурле, - в насмешку над собой пробормотал Кайто и слегка пошатнулся. Гаку подошел помочь ему, но лидер только извинился и замолк над мрачной книгой.
  - Выдуманный мир, в котором только что случившееся стерто из реальности, чтобы повторяться вечно... И... это мир внутри 'Безумной ночи', так? И он даже еще не начался, - Кайто был так потрясен прочитанным, что Мэг решила подменить его и осторожно принялась анализировать ситуацию, беря все в свои руки.
  - Да. Представления не имею, что это за сила, но... с ее помощью он, похоже, спас Мику, уберег ее от реальности, которой мы не хотели. Вот почему она осталась невредимой после ранения... правильно? - Мейко немного успокоилась, поняв, что лежащая перед ней Мику не совсем мертва.
  - Но это выдуманный мир. Мы заперты здесь навечно. И нам придется играть эту пьесу, где Мику - главная героиня, обреченная на смерть. Пока сценарист следит за нашими представлениями из ему одному известного места... - заметила Рин.
  - Тогда... Тогда нам придется играть эту пьесу до самой смерти?! - испугалась Лука.
  - Не думаю. Если понимать Пролог буквально, то даже наша смерть не закончит спектакль.
  - Что? Что ты хочешь... сказать этим, Лен?
  - Я хочу сказать, что ночь не закончится, кто бы ни умер. Тут сказано, что она просто будет повторяться. А еще сказано, что время идет, так? Значит, на спектакль отведено какое-то определенное время. И в это время нам нужно отыгрывать наших персонажей из 'Безумной ночи'. А когда время истечет - начнется новый спектакль. И мы будем снова разыгрывать ту же историю. Вот как это должно, по-моему, происходить. И мы семеро будем помнить случившееся. А Мику - каждый раз забывать.
  Лен медленно объяснил свои мысли, закрыв глаза. Лука побледнела, услышав его слова.
  - Разыгрывать?.. Но что нам вообще делать? И... если Мику вдруг вспомнит, как упала с той лестницы... что умерла... этот мир рухнет... - Рин озвучила свои сомнения так же, как и брат: закрыв глаза и сфокусировавшись только на мыслях.
  Все замолкли, задумавшись; каждый пытался осмыслить ситуацию и определить, как быть дальше.
  - Итак, то, что мы сделали, было осквернением... Бурле... Автора, - с отсутствующим видом произнесла Лука, - И он разгневался... Похоже на то, похоже на то.
  - Потому что мы солгали о том, что нашли его неизвестную пьесу... и написали фальшивый утраченный сценарий Бурле.
  Рин опустила голову и крепко сжала кулаки. Ее правая рука слегка дрожала. Лен мягко взял сестру за руку и заговорил, явно сдерживая что-то:
  - Смотрите, это письмо, подобранное Мику. Но оно лжет... В нем сказано, что если мир узнает о нашем обмане, мы свалим всю вину на Мику. Почему Бурле хотел, чтобы она прочла такое, и разделить нас этой ложью - представления не имею. Но это очевидно, что недоверие Мику к нам подстроено. Но даже тогда она... она все же поверила в нас и попыталась переубедить. А мы... даже слушать ее не стали.
  - Это все мы виноваты... Мику не знала, она не сделала ничего дурного, она тут ни при чем... Прости меня, Мику... Прости! - Мейко обхватила девушку за голову, все еще сидя у нее на коленях, и горько закричала. Нескончаемый поток слез актрисы намочил бледные неподвижные щеки Мику. Позади них Лука в ступоре осела на пол. Пустым взглядом смотря перед собой, она заговорила со слезами:
  - Ахаха... Это же я виновата... Я была так жестока с ней, назвала ее предательницей... я...
  Все разделяли высказанные чувства - и печаль, и сожаление, и раскаяние. В зале слышались только рыдания и шум ливня за окнами. Вскоре Мэг снова собралась с силами и прервала молчание:
  - Кхм. Итак, это не реальный мир, а выдуманный, верно? Даже Мику перед нами - тоже часть пьесы. Так что, если реальность снова сдвинется с мертвой точки...
  Все взволнованно ахнули.
  - Мику и мы все заперты в этом мире навеки, - с горечью продолжил Гаку, - Однако если все написанное в этой книге - правда, то все мы можем в любой момент вернуться в реальность. Но когда мы вернемся...
  Он не смог говорить дальше, и Рин попыталась продолжить его слова:
  - Когда мы все вернемся, Мику...
  Никто не смог вынести тяжести следующего слова. Кто-то смотрел в пол, бледный и мрачный от переживаний. Кто-то закрыл глаза, задумавшись. Некоторые просто замерли, будто ни о чем не могли думать. Неясно, сколько длилось это подавляющее молчание - минуту, час, вечность.
  
  *****
  - Ах... ну наконец-то.
  Спокойный голос разорвал тишину. Он прозвучал ровно, но с легкой ноткой радости. Лен, оправившись от своего превращения в куклу, наконец, заговорил:
  - Наконец-то... мы сможем исполнить настоящую 'Безумную ночь'. Сбудется мечта, которую мы все разделяли... мечта о подлинной пьесе, созданной самим Бурле.
  Все посмотрели на него, обдумывая сказанное. Поймав на себе взгляды остальных, Лен бесстрашно улыбнулся. На его лице больше не было ни страха, ни отчаяния.
   - Нууу вооооот! Лен опять меня обогнал! - Рин надула щеки, как хомяк, а затем продолжила, - Мне немного неловко признаваться... Я всегда завидовала куклам. А в этом мире я всегда могу быть милой маленькой девочкой! Разве не прекрасно? Ну ведь правда, старение - вечная проблема всех женщин. Ой, да, Леди плакса! Хватит уже плакать, а то у тебя морщины появятся.
  И девочка игриво подмигнула Луке. Ее бодрый голос заставил тяжесть на сердце у актеров отступить, и отчаяние медленно исчезало с лиц остальных.
  - Рин... - Лука, рыдавшая на полу, быстро утерла слезы ладонью и прикрыла глаза длинными ресницами. Девочка посмотрела на нее вблизи своим внимательным взглядом. Девушка медленно поднялась на ноги, приложила пальцы к губам и с вызовом глянула на девочку сверху вниз - как всегда.
  - Не слишком ли, дорогуша, слышать о старении от девочки-куклы? Особенно такой маленькой и плоской со всех сторон.
  - Ч-... А я-то думала, ты взбодришься, а ты начинаешь! - возмутилась Рин.
  - Ну в чем дело? Разве не так? А у меня все же ни единой морщинки.
  - Кх-кхмм, Рин! Это мое занятие, а не ваше - веселить всю компанию, - встряла Мэг, - Похоже, вы пытаетесь отнять у меня мои звездные часы!
  - А? Ну, потому что... Ты отбираешь работу у Кайто!
  - Утихни, Мэг, раздражаешь.
  - Славно, вы такие же, как прежде. Как жестоко-то! Видите, Кайто неважно себя чувствует, поэтому я решила взять на себя нелегкий труд того, кто сдвинет дело с места! Вообще-то я даже думала, не лучше ли я смотрюсь в роли главного героя? - Мэг ссутулилась.
  - Мы вернулись к нашим привычным отношениям. Как это изумительно, - мирно улыбнулся Гаку.
  - Хе-хе... Хорошо, что вы так быстро оправились, - рассмеялась Мейко, - Не дело это - ныть целую вечность. Сейчас как никогда нужно не вешать нос!
  Они оба с умиротворением наблюдали за привычной возней троих девушек.
  - О да, я понимаю, о чем речь, Мэг, - кивнула Лука, - Просто кое-кто стоит из себя пораженца, вот и чувствует себя неважно.
  Рин скрестила руки на груди и отвернулась к Кайто с закрытыми глазами, а затем обернулась к Лену. Тот тихо вздохнул, потер затылок и начал:
  - Мы ведь жили тем, что ставили пьесы Бурле. Поэтому, когда мы писали 'Безумную ночь'... мы изучили все, что можно, о жизни Бурле, создали несомненно интересный сценарий... Даже придумали крайне интересную обстановку для обнаружения сценария... И почти чудом выбрали актрису, которая сделала бы из нашей пьесы историю о Золушке. Мы вложили все усилия в то, чтобы создать столь поразительную историю. Да, мы думали, не будет ли это оскорблением, и были готовы нести груз этого греха на себе всю жизнь... Так что нам ни к чему сожалеть об этой идеальной постановке, которая возродила наш театр. Только об одном разве что... Что мы позволили умереть Мику.
  Лен бросил агрессивный взгляд на Кайто, словно готовясь напасть на него. Тот медленно открыл глаза и после недолгой паузы произнес:
  - Мику... наш дорогой друг... Мы не оставим ее.
  Лидер, который больше всех ответственности нес за гибель актрисы, признал свою ошибку и был полон решимости загладить вину.
  - Знаешь, Кайто... Никто тебя не винит. Мы все погнались за ней из-за той ссоры в комнате отдыха. И, если подумать, все началось с подложной пьесы... И с того, что мы опустились до обмана. Ох, черт, да этому конца нет!
  - Ты прав, - кивнул Кайто, - Но я, как лидер, должен защищать свою труппу, наследие Бурле... и всех актеров театра. И в этом мире я восполню свой неисполненный долг. И свое недоверие к ней...
  - Как и все мы, правда? - поддержала Мейко, - Мы все вместе спасем ее. Ты не один, Кайто, мы все не проявили к ней должного доверия.
  - Мейко...
  Семеро восстановили свой союз и принялись обдумывать план спасения Мику из этого мира. Кайто с прежней энергией взял отнятый Мэг контроль в свои руки.
  - Для начала, нужно четко осмыслить ситуацию. Смерть Мику, исчезнувший момент, сейчас хранится в подвале с гробами. Вместе с нашими настоящими телами.
  - Значит, эти тела - фальшивые? Ну и слава богу, - выдохнул Лен, - Как это некрасиво - вечно быть кукольной малявкой. Хотя поворачивать голову вокруг оси - довольно забавное умение.
  - Ой, да! Я тоже уже пробовала, - обрадовалась Рин, - Удобно, правда? А еще хорошо быть всегда юной. Может, с нами и играть можно!
  Близнецы, хотя и были только что больше всех обеспокоены, принялись обмениваться шутками и смеяться, отвлекая Кайто от указаний.
  - Так, вы двое, тихо, - одернул лидер, прокашлялся и продолжил, - Итак. Когда Мику проснется, она забудет и смерть, и все с ней связанное. К тому же, она будет играть в этом спектакле главную роль, не зная о повторениях этого мира, каждую ночь считая самой первой. И каждый раз все забудет. Ну... так лучше, чем если бы она все помнила. Как и говорил Автор - если подумать, то бесконечная петля во времени - это леденящий душу образ. Хотя, конечно, со смертью это не сравнить.
  - Каждый раз, когда мы что-нибудь делаем, это ведет к ее случайной смерти. Но Бурле пишет, что этого возможно избежать, да?
  - Тогда, наверное, нам стоит разделиться по всему дому, чтобы быть с Мику рядом и оберегать ее. И защищать от этих самых случайностей.
  - Хорошая идея, Лука. Возможно, конечно, что из-за взаимодействия с нами Мику будет больше подвержена риску... Но мы сможем предугадать опасности, так что в случае чего успеем отреагировать.
  - Точно. Но нужно придумать какую-то причину для повышенного внимания к Мику и оградить ее от опасностей, насколько это возможно.
  - Но... Как нам себя вести, чтобы Мику не догадалась, что мы оказались в этом мире вместе с ней? Звучит сложно. Будем просто притворяться, что ничего не знаем, даже если спросит? Мне это не нравится, мы ее будто изолируем, - возразил Лен. Обычно сдержанный и не особо активный вне сцены, Лен на этот раз активно участвовал в разговоре и проявлял невиданные раньше эмоции. Лука же без колебаний с ним соглашалась.
  - И я так думаю! Было бы так неприятно постоянно скрывать от нее все...
  - Представь, что мы скажем ей, что все мы в одинаковых условиях. Что она, по-твоему спросит дальше? - напомнил Кайто, - 'Почему мы здесь оказались' и 'как отсюда выбраться'. И что мы ей скажем? В реальном мире мы за тобой погнались и ты умерла. А еще мы навлекли на себя гнев Бурле и теперь, в качестве расплаты перед ним и тобой, мы вынуждены играть эту пьесу каждый раз до твоей смерти. Как только мы все это ей расскажем, реальность тут же вмешается. А если, скажем, обойти смерть Мику стороной - ведь она не такая дурочка, она точно почувствует несоответствия. Слишком опасно.
  - Да, это рискованно, - согласилась Мейко, - Лучше придумать какую-то причину, по которой мы тут оказались... Но одна оговорка - и все пропало.
  Всем стало ясно, что без долгих серьезных раздумий тут не обойтись.
  - А как насчет изобразить, что... Мы заперты в этом фальшивом сценарии 'Безумной ночи' и стали частью мира пьесы, ничего не помня о настоящем мире? И будем вести себя как наши персонажи... Точно, бу-дем ставить спе-ктакль! Если вести себя так, буд-то играем пьесу, то и ого-ворок не будет! - Рин вдруг перешла на кукольную речь, которую изображала на сцене.
  - Ясно. Хорошая идея, Рин, - кивнул Кайто, и девочка радостно рассмеялась.
  - У нас нет права на ошибку. Правда, Лен, Лука? Это будет непросто, но так ее будет проще всего уберечь.
  - Ясно.
  - Ну, мне-то будет несложно подстроиться под мир пьесы, - заявила Лука, - Можно просто быть собой, так?
  - Ну это и так очевидно, - тут же парировала Мэг, - Мы нарочно сделали персонажей похожими на нас самих, чтобы проще было играть.
  - Если мы все будем персонажами пьесы... То нужно следовать и сценарию, - задумался Гаку, наклонив голову и потирая подбородок.
  - То есть притвориться, что мы можем действовать только согласно 'Безумной ночи'? Но нам же надо спасти Мику от смерти в процессе пьесы и попытаться сместить связь с реальностью. Поэтому от того, чтобы отыгрывать второе действие согласно пьесе, будет мало толку, - заметила Рин, - Если предположить, что этот особняк связан с театром... Лучше держать передвижения Мику под контролем, как тогда.
  - Рин права. Когда мы гонялись за Мику по зданию, было сложно ловить ее по всему дому... а еще она наверняка пряталась, - предположил Лен, - Какая же это будет комната в этом мире? Или прямой связи нет, а пересечение - вещь более общая?
  - Лен, ты усложняешь, - прервала его Лука, - Говори не так отвлеченно, я не очень тебя понимаю.
  - Ладно, объясняю для тебя: даже если у нас здесь пройдут года и века, в реальном мире не пролетит и секунды.
  - Что? То есть... - Лука приоткрыла рот от удивления.
  - Но когда в этом мире пройдет безумное количество времени - может, для реальности это будет значить больше, чем просто мгновение. Посмотрим, что будет, если просто предотвращать все опасные для жизни Мику обстоятельства... вдруг это спасет ее от смерти в реальности. Например, Бурле писал, что в этом мире тоже есть часы. Если мы будем каждый раз уничтожать заточенную стрелку часов, это может изменить реальность и нож сломается... Возможно. Но в книге сказано, что нож нам пригодится, чтобы вернуться, так что это не вариант. Нож ломать нельзя.
  - Чт... ладно, я поняла. То есть, в этом все и дело, вроде того? Ну, тогда да, - Лука сложила руки и с готовностью закивала.
  - Ты честно поняла? - нахмурился Лен, - Ну, неважно. Повторяющиеся пересечения с реальностью вызовут реакцию, и в какой-то момент мы используем ключи к концовке, чтобы выбраться. А это стрелки часов, письмо у Мику, сценарий и гробы. Соберем все - и используем как нужно.
  - Гм... Значит, надо придумать эффективный план - и, эм, что-нибудь щадящее для Мику - для предложенного Леном сценария, - Мэг взяла из рук Кайто сценарий и пролистала его. Пролог Кайто уже читал раньше, он был написан Автором. После него с первой главы следовала 'Безумная ночь', написанная самой Мэг с участием остальных шести актеров.
  - Хммм...
  - Сложная задача. Если сказать, что мы заключены в мире пьесы, то нужно следовать сценарию, - Гаку снова задумался с мрачным видом, - Если только что-нибудь не случится.
  - Случится, говоришь?
  - В общем, нам нужно представить экспозицию, которая убедит Мику, что мы - создания этого мира, существующие только как части спектакля. Но мы не сможем говорить или делать что-либо не по сценарию 'Безумной ночи'. Наши личности, действия - все будет основано на пьесе. Но это же ужасно неудобно! Так что если бы мы могли хоть как-то хоть немного упростить эти правила...
  - Мику будет помнить события двух следующих актов. Если им не следовать - она что-нибудь заподозрит. Что нам с этим делать? - подытожил Кайто, поясняя слова Мэг более простым языком, и обеспокоенно вздохнул.
  - Знаете, есть у меня одна идея, - вдруг сообщила Лука.
  - Что?
  - Мэг, покажи-ка мне сценарий.
  - А? На, держи, - Мэг вручила Луке книгу. Длинные, аккуратной формы пальцы актрисы быстро пролистали сценарий. Найдя нужную страницу, она остановилась, ухватилась за бумагу и с силой дернула. Раздался приятный треск - и страница осталась в руках у Луки. Все уставились на девушку в глубоком изумлении.
  - Смотрите, вот я ее вырвала. Теперь мы даже... Ох, да ладно. Мы ничего не помним о том, что будет по сюжету со второго действия, правильно? - подсказала Лука. Никто не выдавил и слова, так все остолбенели, наблюдая за девушкой, - Кхм! Ну хоть как-нибудь отреагируйте!
  - Лука, ты гений, - похвалил Лен, и уголок его губ слегка дернулся.
  - Ох, чудно! Так приятно, когда гений называет тебя гением.
  - Д-действительно... Если вырвать страницу между действиями, то мы по законам этого мира должны забыть ее... А так как нужно продолжать играть по сюжету... То продолжать играть со второго акта мы не можем, потому что забыли все остальное. Все так, но... - Кайто нервно поежился.
  - Черт, Лука! Как ты могла такое вытворить, не говоря нам ни слова заранее?! - скривилась Мейко.
  - Если бы я сказала - вы бы меня остановили. Скажете, не так? Если хочешь сорвать джек-пот - надо действовать решительно.
  - Верно, твоя прекрасная идея нас спасла. Спасибо. И все же в следующий раз лучше сначала обсудить, ладно?
  - Да-да, - пожала плечами Лука.
  - Итак, теперь благодаря этой... мм... неожиданной презентации, мы определили относительно свободный способ подчиняться пьесе... - немного раздраженно продолжил Кайто, все еще чуть морщась.
  - А что будем делать со страницей? Притворимся, что кто-то похитил ее? Тогда мы сможем передвигаться по дому свободнее, но не совсем рассеиваться, - быстро сообразила Рин.
  - Ага! Если сказать, что кто-то украл страницу, то можно изобразить подозрение друг к другу и заняться поисками. Но куда деть страницу - носить с собой или где-то спрятать?
  - Кайто же лидер, пусть он и носит.
  - Ну... да, но... - Кайто замялся, - Если со мной что-то случится, Мику может добраться до страницы, а это рискованно.
  - Верно. Значит, надо спрятать страницу где-нибудь, где ее никак нельзя будет найти.
  - Как начет спрятать ее в гробу в подвале? - наивно предложила Рин.
  - Кхм, Рин... В гробу? Ты серьезно? Это же просто ужас.
  - Да смотри: у меня, у Луки... У всех настоящие тела лежат в том жутком подвале, в гробах. Мы просто положим страницу к себе самим! Что в этом такого страшного?
  - Но я терпеть не могу всяких призраков и привидений! - в страхе взвизгнула Лука, собираясь расплакаться,- Ну нет уж!
  - Призраки и привидения - это одно и то же, - вздохнула Рин, - Не будь ты такой эгоисткой! А еще, как и говорил Кайто... нам придется повторить все это много, много раз... С каждым из нас может что-нибудь случиться. Мы должны продумать все худшие варианты, учитывая даже собственную смерть. Но даже если такое случится, этот мир все равно ненастоящий. Наш главный рубеж обороны, реальность, которую нам нужно защитить - в этих гробах. Так что если Мику их откроет и вернется в реальный мир... Тогда история, где она - главная героиня... Ее жизнь закончится, - девочка грустно нахмурилась, - Даже если она, в худшем случае, увидит наши тела - с этим можно справиться. Но если она откроет свой гроб - все кончено. Пусть это будет нашим последним рубежом. Ведь даже если Мику подумает, что она уже мертва, или предположит, что это - загробный мир, то равновесие этого мира будет под угрозой. Что бы ни случилось... Будем охранять гроб Мику даже ценой своих жизней. И страницу между актами мы спрячем в гробу с ее телом.
  - Чудно! Итак, вперед? - Мейко решительно подняла кулак вверх.
  - А? Крошка Мей, ты уже собралась куда-то? В подвал? Сейчас?
  - Конечно! Время-то дорого. И какой смысл продолжать разговор здесь? Вот осмотрим этот мир своими глазами - и тогда будем все планировать!
  Последовав за оживившейся Мейко, все решили отправиться на поиски подвала с гробами.
  - Эм... Тогда я буду вас вести! Я до тошноты хорошо знаю оформление пьесы, поэтому мне и осматривать-то особо ничего не надо, - предложила Мэг, - Но да, я сама писала основу этого мира и чертила план особняка. Так что пойдемте в подвал! Интересно, потайная лестница там, где я задумала, и со всеми трюками?
  Сценаристка решительно повела всех за собой. Кайто, подняв Мику на руки, последовал за остальными чуть позади. Выйдя в коридор за лестницей, актеры повернули направо и вскоре оказались перед огромной картиной 'Сумеречная ночь', закрывавшей стену слева. Мэг приложила ладонь к руке девушки на картине, стена запретной комнаты отодвинулась внутрь, и из-за нее показалась спиральная лестница, ведущая под здание.
  - Это и вправду... Это настоящая потайная лестница.. Обалдееееть! - запищала Рин и первой кинулась к лестнице.
  - Как это работает? - Лен воодушевленно последовал за сестрой.
  - До чего же вы все еще дети...
  Мэг попыталась рассмотреть, как действует механизм, но Гаку напомнил ей, что 'сейчас важнее спуститься в подвал' и сам неохотно направился следом.
  После довольно долгого спуска по винтовой лестнице компания оказалась перед массивными дверьми. Сделанные полностью из древесины, эти двери оказались довольно тяжелыми, что и заметили Кайто и Гаку, медленно открывая их. Открывшийся вход вел в освещенную свечами комнату, которую занимали выставленные в два ровных ряда восемь гробов. Открывать их не требовалось - все каким-то образом и так поняли, где чей.
  - Он как будто зовет меня, - неуверенно призналась Рин, - Ой, Лен, а вон тот слева - твой?
  - Это так связь между близнецами работает?
  Каждый подошел к своему гробу и остановился перед ним, будто чувствуя притяжение.
  - А как же Мику?
  Кайто с телом девушки на руках направился дальше - к гробу другой Мику.
  - Думаю, открывать его будет страшновато...
  - Ну а я что тебе говорю! Вечно ты, Рин, препираешься.
  Кайто скинул пиджак, постелил его на холодный каменный пол и бережно уложил Мику сверху. Затем он попытался поднять крышку. Но...
  - Не открывается. Заперт? - оглядев поверхность гроба, он обнаружил длинную узкую прорезь. Лен попытался открыть свой гроб, тоже не смог и глянул на бок ящика.
  - Тут ключ нужно. Что-то типа толстой карты.
  - Карта? Где ты ее тут возьмешь? Если не открываются, давайте их пока оставим, а? - быстро предложила Лука, выдавая испуг.
  - Если ты всегда будешь так себя вести, то и домой вернуться с нами не успеешь, - с горечью заметил Лен.
  - Н-ну уж нет!
  - Гм... Значит, ключ.
  Актеры разбрелись по комнате в поисках ключа. Некоторые закрыли глаза и серьезно задумались.
  - Мику... еще не очнулась?
  Мейко приложила ухо к груди спящей девушки, а затем пощупала пульс:
  - Похоже, для нее время все еще не идет.
  - Гммм... Может, она очнется, когда мы откроем приглашение Бурле в пьесу, и время начнет идти, как он и сказал?
  - Приглашение - то есть письмо, которое у Мику? - предположила Лука, устроившись рядом с Мейко и обеспокоенно смотря на спящую.
  - Да... Возможно, это оно и есть. Но открывать его и будить Мику еще рано - надо сначала спрятать вырванную страницу.
  Лука медленно взяла письмо у Мику из рук.
  - С-стой, Лука! Не говори мне... Ты же не собираешься открыть его сейчас, правда? Правда?! - торопливо уточнила Мейко надломившимся голосом.
  - Нет, что ты. Я просто смотрю! Мне интересно, нет ли тут еще чего-нибудь...
  Актриса принялась обыскивать платье Мику. В карманах юбки нашлись минутная стрелка часов и платок - тот, что девушка получила в подарок перед первым действием. Лука посмотрела на него, не говоря ни слова, мягко сжала в руке и аккуратно положила обратно в карман.
  - М? Кстати, а где часовая стрелка? Кайто, она у тебя?
  - Что? Да, я ее к себе убрал. Вот она.
  - Покажи! - Рин подбежала к Кайто, как будто сделала какое-то открытие, выхватила стрелку и внимательно ее оглядела. А затем подошла к Мику и взяла в руки найденную Лукой минутную стрелку, - Они из настоящего мира. От часов, которые Кайто купил в антикварном... после стольких поисков.
  - Именно.
  - Мику сломала часы и отбила у них стрелки... Может, их не смогли починить после первого акта, поэтому она взяла их с собой, чтобы отнести Кайто и поговорить об этом... - помолчав, она тихо добавила, - Это как-то, ну... Страшновато, что ли. Что все это произошло с ней... по чистой случайности... Как будто какой-то незримый бог контролирует все вокруг.
  - Рин... Случайность, чудо и совпадение - это все одно и то же: это вероятности. И даже если мы в руках... какого-то гения... То мы это заслужили.
  - Ты прав, Лен, - вздохнула девочка.
  - Заставлять ее отвечать за наш проступок, если все узнают... Мы вовсе не собирались так поступить. Но так было сказано в письме. Значит, так было задумано, чтобы она огорчилась и перестала нам доверять... И в то же время мы, не зная, отчего она так думает, мы потеряли доверие к ней. Уверен, это тоже часть кары, которую наслал Бурле.
  - Если это наказание, то оно действенное, - грустно пробормотала Мейко, держась за сердце, - Не знаю, можно ли больше скорбеть - у меня сердце разрывается... Достойная расплата.
  - Расплата... И все же он дал на и время раскаяться, и шанс начать сначала. Возможно, он делает это все для нашей же труппы. И наше наказание... Я чувствую, что он не просто хочет поразвлечься, - Кайто беспокойно улыбнулся, но слова прозвучали светло и без пессимизма.
  Девочка-кукла, присев рядом с гробом Мику, протолкнула в скважину на его боку часовую стрелку. Все с любопытством обернулись к ней. Однако импровизированный ключ не проворачивался в замке, и Рин попробовала следующей минутную стрелку.
  - Ой, открылось!
  Щелчок замка показался очень громким из-за эха. Рин побоялась открыть отпертую крышку гроба, поэтому Мейко решила ей помочь и подняла крышку сама. Внутри лежала спящая мертвым сном Мику. Актеры нервно сглотнули, оглядывая то одну девушку, то другую, лежащую тут же на полу.
  Мейко вынула стрелку из замка, отперла соседний гроб и открыла его. Ее настоящее тело оказалось внутри - точная копия самой женщины. Мейко бережно погладила свое спящее тело по щеке:
  - Поспи еще немного.
  Лен открыл минутной стрелкой свой гроб и стоящий рядом гроб Рин. Сестра молча помогла ему, и вместе они подняли крышки. Внутри гробов оказались их человеческие тела нормального роста. Горестно взглянув на свое тело, будто скучая по нему, как по дому, Рин быстро закрыла крышку опять. Лен, не выдав никакой реакции, передал Гаку ключ. Тот проверил свой гроб и Луки, а затем Мэг и Кайто осмотрели свои.
  - Думаю, до последней ночи сюда возвращаться мы не будем, да? - вдруг подняла голову Рин, - Если будем слишком часто смотреть на свои тела, то начнем тосковать по дому! Я... Я решила: до нужного времени я сюда больше не зайду.
  Остальные неохотно согласились и решительно закрыли свои гробы. Клятва выстоять в жесткой битве выдуманного мира... Тяжелый стук крышек зазвенел под высоким потолком и быстро затих.
  - Ах да.
  Кайто бережно положил вырванную страницу рядом с рукой Мику, покоящейся на груди. Актеры продолжали пристально всматриваться в безмятежное спящее лицо, пока не закрылась крышка. Чтобы разрядить обстановку, Кайто глубоко вздохнул и продолжил координировать ситуацию:
  - Итак, теперь нам надо определиться со схемой. Продумать надо многое, но у нас, как было сказано, очень много времени. Так что соберитесь.
  - Правильно. Нужно составить план действий с пробуждения Мику, - подметил Гаку.
  - Гм... Когда Мику проснется, то будет убеждена, что оказалась в мире 'Безумной ночи', а все, кроме нее, стали частью спектакля. Затем мы скажем ей, что этот мир должен согласоваться со сценарием, но одна из страниц в середине украдена! А потом, хм... Скажем, что надо найти страницу и исправить поврежденный сценарий! Да, нужно просто естественно это обставить... - Мэг, принявшаяся подводить итог всем идеям так, чтобы все четко поняли его, быстро объяснила ход вещей.
  - Зная Мику, я уверен, что если она проснется и увидит наши новые тела сразу, то наверняка запаникует. 'Почему вы куклы?' и все такое, - подсказал Лен.
  - Точно. А пережив такое потрясение с первой же минуты, она быстро привыкнет к ситуации, и все дальнейшее воспримет уже спокойнее. Так мы ей поможем привыкнуть.
  - Отлично, Рин. Да, ее это сильно шокирует, но нам с тобой придется встретить ее первыми сразу после пробуждения и напугать как следует... Это поможет ей адаптироваться к миру пьесы. Может, так ей даже будет проще избежать смерти.
  - А раз мы притворяемся, что ищем страницу, то у нас будет повод обыскать поместье сверху донизу. Изумительно. Более того, так у нас будет возможность контролировать Мику. Думаю, можно будет еще делать перерывы, оставляя ее одну, и собираться всемером, - добавил Гаку.
  - Отличное замечание. Нельзя точно сказать, будет ли лучшим вариантом постоянно сопровождать ее и охранять. Если события в этом мире и реальности правда связаны, то Мику наверняка не раз будет угрожать опасность. А мы сделаем все, чтобы защитить ее. То есть, будем медленно накапливать спасения.
  - Эм, но... Как вы себе это представляете? Наверное, нам надо осмотреться, запомнить обстановку и в деталях ее запомнить... - предложила Мэг.
  - Даже если мы просто попрячемся, и ничего не будем делать, шансы ее смерти все равно очень высоки. Она запросто может просто свалиться с лестницы, прогуливаясь по дому.
  - Так и есть... Мы не узнаем ничего, пока не начнем. Но лестница - самая опасная часть. На самом деле, если Мику умрет здесь, это будет не на самом деле... Просто часть бесконечно повторяющейся ночи. Но ведь мы пытаемся изменить реальность с помощью всех этих повторений. Так что настоящая или нет, ее смерть и в пьесе нам не нужна.
  - Тогда будем экспериментировать, чтобы разобраться, что и насколько уменьшает риск смерти Мику.
  - В точку. Для начала, как предложила Мэг, как следует обыщем этот дом... эти декорации. Запомним, где что есть, как оно может пригодиться и что может быть опасно. Разберемся с этим, а затем в расчете на связь с реальностью постараемся держать Мику подальше от того, что может привести к ее смерти, - Кайто взял инициативу в свои руки и направлял обсуждение, в которое включилась вся компании.
  - Вещи, связанные со смертью Мику, появились здесь из реальности. Это и есть способ вызвать пересечение с реальным миром. А еще я видела ее в коридоре - возможно, это тоже подсказка.
  - Тогда нужно не подпускать ее, например, к лестнице? Это как-то очень сложно, нет? Не будет же она сидеть на одном месте все время.
  - Думаю, надо, чтобы за ней всегда наблюдал кто-то, кто будет готов ее спасти, если она подойдет к лестнице.
  - Ага... Отлично, я займусь этим, - вдруг предложила Лука.
  - А? Лука?! - удивилась Рин, -Доверить тебе такую важную роль... Это точно безопасно?
  - Какая же ты злая! Или... ты сама хотела этим заняться? Вот беда-то, ты же теперь крошка-кукла. Не хочешь ли ты сказать, что, если Мику начнет падать, ты сможешь ее удержать? Да ты ее куда меньше.
  Рин недовольно прикусила губы.
  - Это так. Поручим лестницу Луке, - распорядился Кайто, - У нее хорошая реакция и острый ум, она с этим легко справится. Так что не покидай лишний раз коридор на втором этаже.
  - Разумеется, - кивнула девушка.
  - Теперь насчет пустого письма для концовки, которое, по словам Бурле, будет у Мику изначально. Нельзя позволить ей использовать его по назначению, так что мы должны заполучить письмо как можно раньше.
  - Гм. В пьесе Селянка хранит письмо в кармане юбки; может, и здесь будет так же, когда Мику проснется? - предположила Мэг.
  - В таком случае как насчет поручить кому-то, чтобы тот улучил момент и выкрал у Мику письмо? Я...
  - Да! Да-да-да-да-да!!! - обрадовалась Рин, - Эту важную роль скромно возьму на себя я, великолепная Девочка-кукла! ...
  - Н-наверное, так будет лучше. Правильно, Лен? - Кайто с сомнением глянул на брата-близнеца девочки, - Мне тоже кажется, что Рин будет проще это сделать. Все-таки они с Мику обе девушки...
  - Ладно, - вздохнул Лен, подумав, - Только не испорти все, ладно?
  - Хе-хе, уж не беспокойся, братец! - заулыбалась Рин.
  - Так, еще нож. Это самое опасное. Наверное, кто-то должен носить его с собой.
  - Ну да... Но, учитывая связь с реальностью, эти стрелки надо оставить на часах, не думаете? Тогда, когда мы вернемся в наш мир, нож будет не в руках у Мику, а на циферблате... Может быть.
  - А если она заметит часы и снова снимет стрелки?
  Кайто задумался.
  - Часы расположены у подножия лестницы. Если Лука стережет лестницу сверху, то нужно приставить кого-то к часам, чтобы обезопасить эту часть дома.
  - Влияние этого мира на реальность будет крайне незначительно, так? Если мы предотвратим что-то здесь, подействует ли это хоть как-то на ход событий в реальности? Не хочу больше ни разу видеть нож в ее груди... - Мейко снова помрачнела, вспоминая трагедию.
  - Пока есть вероятность - надо пытаться. Но стрелки все равно нельзя оставлять просто так на виду. Мику заинтересуется ими и может попытаться забрать. Но кто-то будет следить и позаботится, чтобы этого не случилось. Нет: все мы будем следить. Будем сменять тему разговора, чтобы она не любопытствовала о чем не нужно, придумывать посторонние темы, чтобы отвлечь ее внимание. Все это тоже может рано или поздно подействовать на реальность.
  - Понятно...
  - Я буду стеречь часы, - предложила Рин, - Все-таки, думаю, мое кукольное тело будет пугать ее больше всего, поэтому она постарается не приближаться.
  - Хорошая идея, Рин, принято. Еще что-нибудь?
  Мэг быстро подняла руку:
  - Эм, я бы хотела проверить возможность минимального отклонения. В период до того, как Мику убегает от нас и появляется у лестницы... Интересно, не можем ли мы выиграть время и чуть отодвинуть назад момент трагедии?
  - Точно! - воскликнул Лен.
  - Думаешь, оно того стоит, да?! - обрадовалась Мэг.
  - Да! И, учитывая связь миров, возможно, это возымеет заметный эффект...
  - Кхм! Вы, умники, опять говорите о какой-то непостижимой чепухе. Говорю же, можно попроще выражаться? - возмутилась Лука, - Работайте в команде!
  - Ого... вот уж не подумал бы, что Лука такое скажет, - подколола Рин, но Лука пропустила это мимо ушей, ожидая, что скажет Лен.
  - Хорошо, так... Когда Мику убегала от нас по всему театру, мы на время упустили ее из виду. Возможно, она где-то пряталась. Очевидно, между вторым этажом театра и особняка есть связь. Осталось выяснить, где она пряталась, и что-нибудь подстраивать там каждый раз. Что-нибудь, что поможет растянуть время погони.
  - Точно! И если мы чуть продлим время остановки Мику и оттянем момент, когда она прибежит к лестнице, то точка, в которой это происходит, может чуть отложиться и на оси реального времени... - Мэг глянула на Лена.
  - Кайто держал Мику, а Гаку, Мэг, Мейко и Лука были у него за спиной. Когда Мику начала падать, все пятеро протянули ей руки. Может, у нас все получится, если кто-то один все-таки сможет ее поймать.
  - Мы чуть замедлим только действия самой Мику. Наверное, от нас требуется только это. Тогда мы сможем ускорить воздействие на настоящий мир.
  - Понятно. То есть наша цель - чтобы, когда мы вернемся, устроить так, что все будет сделано точно вовремя? - уточнила Мейко.
  - В точку!
  - Ладно, это ясно... Думаю, я более-менее поняла. Надо сделать ее еще более неуклюжей? - выдала Лука, явно ничего особо не поняв.
  - Ну... вы не то чтобы неправы, - удивленно согласилась Мэг.
  - Выходит, нужно с особым вниманием осмотреть комнаты на втором этаже.
  - Если подумать, кладовая, в которой пряталась Рин, репетируя роль куклы... Это же отличное место, чтобы прятаться. Я была в коридоре рядом, когда она вдруг выбежала, так что... - вспомнила Мейко.
  - Агааа! Так она же как раз таких размеров, чтобы в ней прятаться! Если Мику пряталась там, то надо навести там беспорядок!
  - М? Это еще почему?
  - Если в кладовой будет все свалено в кучу, то туда легко будет попасть, но выбраться окажется сложно. Мы так выиграем кучу времени! А эта задержка замедлит ход ее действий. Если мы так сделаем, то и в реальности, когда мы вернемся, она немного отстанет!
   - Тогда надо нарочно приводить в беспорядок кладовую. А когда закончится одна ночь, начнется следующая. Скорее всего, после этого кладовая снова будет в полном порядке. Но если этот мир связан с реальностью, то повторяющийся бардак в кладовой случайно может повлиять на наш мир. А реальность может повлиять на мир пьесы. Так что, если мы будем делать это раз за разом, то рано или поздно заметим, что кладовая уже в беспорядке к началу ночи.
  - Но сценарист сказал, что срок может быть 'невообразимым'. Может быть, все, чего мы добьемся - это слегка сдвинутая с места швабра у стены. И сколько ночей у нас займет хотя бы это достижение... И сколько пройдет ночей, пока мы не убедимся, что это вообще возможно. Не узнаем, пока не попробуем.
  - То, что она пряталась в кладовой - пока только гипотеза, - кивнул Гаку, слушая объяснение Мэг и Кайто, - Но гипотеза вполне вероятная.
  - Да. Нужно проверить каждую вероятность. Что если она пряталась в комнате отдыха? Или в спальне? В таком случае надо экспериментировать с пересечениями во всех подходящих комнатах дома.
  - Ну, тогда придется разделиться и решить, кто какими частями дома займется.
  - Эм... У нас нет никакой схемы особняка, но мы же стали его обитателями, правильно? - напомнила Мэг, - Неважно, что мы никогда тут раньше не были и не видели этот дом. Эй, да вы попробуйте! Если подумать, то я помню, где здесь что! А Мику, скорее всего, не будет помнить ничего о поместье, потому что она здесь не жила. Это удобно! Можно еще почувствовать, сколько времени прошло в пьесе... Сейчас, правда, мы еще за кулисами, пьеса-то не началась.
  - И правда!
  Послушав замечание Мэг, все замолкли и попытались вспомнить планировку поместья. Вскоре Кайто уже раздавал указания:
  - Как мы уже решили, Лука и Рин соответственно охраняют лестницу и часы. По одному человеку возле запретных комнат, ведущих в подвал, на каждом этаже. Но еще нужен баланс между людьми на первом и втором этаже. Важно, чтобы в случае чего люди в соседних точках могли связаться между собой.
  - А еще каждую ночь надо встречаться и обсуждать итоги вместе, - посоветовал Гаку, - Мику для этого придется оставлять одну, но можно отправить ее искать страницу в самую безопасную комнату.
  Кайто кивнул в ответ:
  - Мне не хотелось бы ее обманывать... Но так нужно для результата. Чтобы мы смогли соединить фантазию и реальность и сдвинуть механизм времени хоть чуть-чуть...
  Похоже, все были готовы заодно выживать в этом мире.
  - Эй, я... - вдруг окликнул Лен.
  - Что такое?
  - Бурле... - юноша замялся, - Он не злится на нас за фальшивую утраченную пьесу, как мне кажется.
  - Лен...
  - Можете сказать, что мне удобнее так думать, как угодно. Но если бы он правда был рассержен за это и хотел нас остановить, он остановил бы гораздо раньше. Не думаю, что письмо появилось сразу после первого акта. Может быть, его вызвала наша радость от успеха первого действия? Мы ведь обсуждали, что в случае новых финансовых проблем можно будет и повторить нашу хитрость. И... если бы в письме не было сказано, что мы якобы хотим ложно обвинить Мику в нашем преступлении, она могла бы и сдаться на мольбы бедствующих актеров и поддержать нас в нашем обмане. Может быть, Бурле оставил Мику письмо, чтобы, прежде чем мы ошибемся снова... у нас был шанс поговорить вместе с Мику и обсудить, можно ли вообще продолжать так делать. Но... ох, конечно, его не устраивает, что мы сфальсифицировали его пьесу...
  Лен говорил очень тихо и уже слегка дрожал. Ему, похоже, очень хотелось выразить раскаяние в том, что он предал своего бессменного кумира. Гаку присел рядом с кукольным мальчиком, чтобы смотреть ему глаза в глаза, и молчаливо потрепал его по плечу в знак ободрения.
  - Ты прав, - признал Кайто с досадой, - Мы слишком уж восторгались успехом первого действия... Забыли о том, какой проступок совершаем, и почти было решили попробовать еще раз, если все удастся. Войдя во вкус, мы бы сделали еще одну подделку... Не сомневаюсь, сделали бы.
  - Здесь у нас будет шанс пораздумать, - кивнула Мейко, - Времени у нас предостаточно.
  - Возможно, мы едва не потеряли что-то важное, без чего перестали бы быть собой, - согласилась Мэг, - Мы здорово загордлись..
  Лука горько улыбнулась:
  - Боже мой, хотела бы я спросить Бурле, что он на самом деле думает. Будь я на его месте, я бы не смогла помешать людям, которые так отчаянно пытаются сохранить мою компанию и мои работы. Мы и правда делали это потому, что у нас не было выбора, потому что хотели удержать компанию от исчезновения. Мы уважаем его; ведь мы совсем не хотели нарочно его оскорбить. Может, он даже понял это и решил понаблюдать. Но мы зашли слишком далеко. Предположить возможность еще одного подлога... Это письмо должно было нас остановить.
  - Он оставил нам луч надежды, - вдруг произнес Гаку.
  - Надежды? - Кайто был немного удивлено словами друга, но затем продолжил, - Да... Именно, если бы мы доверились Мику и выслушали ее... и если бы она поверила нам, а не письму, и показала его нам... сейчас все было бы иначе.
  - Мы слишком отдалились друг от друга, пытаясь проверить... И это привело к невероятной катастрофе. Но нужно смотреть на вещи с положительной стороны: Бурле дал нам сколько угодно времени на размышления и шанс изменить прошлое, чтобы Мику выжила, - подбодрила Мейко.
  - Лучше и не скажешь! Мы все обдумаем и создадим счастливый конец - будущее, в котором Мику жива! - радостно заявила Рин.
  - Ты так улыбаешься, Рин, но не забывай: это будет непростой путь. Мы не имеем представления, что может произойти в этом мире. Жизнь Мику будет в постоянной опасности. И нам придется не только постоянно следить за ней, но и держаться отдаленно. Если жалость к ней заставит кого-нибудь из нас расслабиться и рассказать ей правду, все пойдет прахом. И даже если счастливый конец наступит, в реальном мире на ждет признание в подлоге и много еще испытаний... и простит ли нас Бурле после этого? - обеспокоенно заговорила Лука.
  - Эм... Рин, Лука. Я только предположил, что Бурле на нас не злится за фальшивую пьесы, не забывайте. Не нужно обольщаться. Я вынужден убедить себя в этом, иначе...
  - Иначе будет слишком страшно, правда? Я понимаю тебя, Лен... Мы все испуганы. Мы, наконец, осознали тяжесть нашего преступления и наш собственный страх. Нам придется приложить все усилия в этом мире, иначе никакого искупления не получится, - Кайто приложил руку к сердцу, будто собираясь произнести молитву, - Я готов. Не назвал бы это искуплением, но... Я могу лишь надеяться, что она обретет хоть немного покоя в этом мире.
  Настало время решиться. У всех актеров были серьезные, решительные лица - они будто готовились к священному обряду. Каждый из них в последний раз подумал о реальном мире, в который неизвестно когда они смогут вернуться.
  - Ах, умираю с голоду! - вдруг простонала Лука, - Как же я обойдусь так долго без острой еды? Вот беда!
  - Лука? Вы только что казались такой серьезной, а это еще что за речи? Вы сбиваете настрой! - возмутилась Мэг, - Ну ладно. Как только выберемся - все вместе наедимся острого.
  - Разве что немного, тогда и я не откажусь, - рассмеялся Кайто.
  - Когда у тебя губы от острого распухнут - не говори, что я не предупреждала! - усмехнулась Мейко ему в ответ.
  - Еда, которую предпочитает Лука, несомненно вкусная, но... Изумительно острая. Надо подготовиться.
  - Гаку, это же не турнир! - смеясь, напомнил Лен, - А вот я, пожалуй, откажусь.
  - Не смей! - вскинулась Рин, - Ты принимаешь вызов вместе со своей сестрой!
  - Кхм... Я же никого не заставляю. Ведь это правда, что я одна из нас всех могу есть такую пищу! Я... я приглашу Мику, и мы пойдем вдвоем! Ведь я ни разу никуда ее не звала... ей должно понравиться, - смущенно добавила Лука, сложив руки на груди и краснея, - Конечно, если мы вернемся живыми и невредимыми.
  Все глянули на спящую Мику с доброжелательными улыбками.
  - Не волнуйся. Когда-нибудь вернемся. Все мы... И Мику вместе с нами, - искренне улыбнулась Рин. Письмо в руке Мику слабо засияло.
  - Пора открывать. Когда она проснется, будет первая сцена второго акта...
  На лицах актеров не осталось и тени сомнения. Мейко медленно открыла конверт.
  \fГлава 12: Решение
  
  Лист бумаги, который я вынула из гроба - стоило мне коснуться его, воспоминания наполнили мое сознание так ясно и отчетливо, будто пронеслись у меня перед глазами. До какого-то момента они были моими, но после падения с лестницы точка зрения изменились. Возможно, они принадлежали тому человеку среди семерых... Автору...
  Следующая страница, которую мы искали, содержала сцену моей смерти в реальном мире. В гробу передо мной сладко спала Мику, одетая в костюм Селянки... мое собственное тело.
  - Хахаха... Да вы шутите...
  Вряд ли они слышали мое бормотание из-за двери. Снаружи стало совсем тихо. Этот сон, который я увидела утром, нет, теперь уже очень-очень давно - это была моя память. Это я умерла в том сне. Актриса, которая была до меня, была совсем ни при чем. Лен выдумал целую историю о том, что она была девятой, хотя все это было не так, только чтобы я не поняла, что умерла. И все подыграли ему в его уловке.
  Конечно, в компании до меня была звезда, которая исполняла много главных ролей. И она действительно однажды исчезла. Так что я подумала, что оживить этим безумным представлением они хотят не меня, дилетантку, а свою талантливую подругу. Но, сколько семеро актеров ни лгали мне, сами внутренне мучаясь от этого, они всегда верили в исход, при котором я буду жива, и тянулись ко мне.
  Один человек пьесы не сделает. Каждый из нас был ради пьесы, а пьеса - ради нас; так нередко говорили в труппе. И теперь они объединились для меня, и для меня выдержали невыносимо долгое мучение - одну и ту же ночь раз за разом, страдали, сходили с ума. И все же я...
  Я была фальшивкой.
  И этот мир, который создали, чтобы спасти меня от неизбежной смерти, был фальшивым. Мир, созданный по всеобщему желанию. Мир, запечатавший эту печальную ночь. Я должна была настоять на своем. Если бы я не засомневалась и просто показала им письмо... Если бы я не сдалась и доверилась им чуть больше... Если бы мы сошлись, не доводя ссору до конца, нас всех ждал бы счастливый конец.
  Чтобы запустить время в реальности, я должна была убить себя, ненастоящую себя, чтобы больше никогда не ожить. Тогда в этом мире не останется главной героини, и он рухнет. Сон восьмерых закончится, и все они вернутся к моменту перед моей смертью. Если я останусь здесь навеки, то смогу продолжать жить в этом мире. Одна смерть за другой не могли убить меня по-настоящему. Поэтому нужно самой создать истинную концовку.
  Лишившаяся доверия, захваченная подозрениями, сведенная с ума, в некоторые ночи я убивала их всех своими руками. Это наверняка было страшно. Больно. Умереть в пьесе, поставленной ради меня, от руки той, кого они пытались спасти... как... как же это печально.
  Теперь, зная, что мне суждено умереть в реальности, я знала, что эта 'я' - ненастоящая. И все же мне было страшно... страшно умирать. Нож дрожал в моей руке. Когда я было подумала, что мне все удалось... Все, что я себе надумала, было только бережно взращенным миром сладкой лжи. Я была совсем, совсем одна...
  Слезы полились по щекам, я была не в силах их удержать. Все это время они так тепло, так заботливо оберегали меня...
  Я не имела представления, как долго этот мир уже повторяет сам себя. Ведь я ничего не помнила. Поднявшись на ноги, я открыла ближайший гроб.
  Мейко... Спит со своей вечной блистательной улыбкой на лице; как давно она, оставив свой любимый алкоголь, выносит все эти мучения? Один за другим гробы неспешно открывались передо мной.
  Гаку... Даже во сне такой серьезный и деловитый, будто и сейчас занят делами.
  Кайто... теперь он совсем похож на своего персонажа. Как же давно, оказавшись в этом мире, он разучился улыбаться.
  Мэг... лицом вниз лежит, господи, какая же она чудачка!.. Именно сейчас я не сдержала смеха.
  Лука... на ее глазах блестели слезы. Я бы так хотела вытереть их, но платок, который она дала мне, вымок в крови. Мне всегда так хотелось поесть с ней ее любимой острой еды.
  Рин, Лен... Слезы начали застилать мне глаза.
  Подождите... Я верну вас в ваши тела... в ваш мир.
  
  *****
  Ко мне вдруг вернулся слух - я думала, что внезапно стало тихо, но на самом деле я просто слишком глубоко задумалась. Снаружи слышались крики и удары в дверь чем-то тяжелым. Похоже, они задумали выбить дверь.
  - Прости, - шепнула я своему телу, спокойно спящему в гробу.
  Часовая стрелка мягко вскрыла мою левую руку. Укол боли - и свежая кровь выступила из разреза. Когда я ранила Кайто немногим раньше, я поняла это... Я использую кровь вместо чернил, а минутную стрелку вместо пера - и напишу концовку на чистом листе. Металлическое перо свободно легло мне в руку и мягко поплыло по бумаге.
  Чтобы эта пьеса больше никогда не повторилась, я написала трагичную концовку с легким оттенком фатализма, которая освободила бы всех из этого особняка. В отличие от неудачной попытки с вином, выведенные кровью буквы начинали сиять, как только ложились на лист. Временами мне казалось, что потолок и стены выгибаются в мою сторону - ближе к концу историю покинул ее порядок. Похоже, потому, что я приняла свою смерть в реальности.
  Я вложила последнюю страницу в конец сценария - она безупречно подошла между обложкой и последней страницей. Сценарий слабо засветился.
  Спасибо вам за все, друзья... Я счастлива, что была вашим другом в эту изумительную ночь...
  Мое тело двигалось само собой, крепко сжимая часовую стрелку обеими руками. Я с усилием вонзила острие себе в грудь. Острая вспышка боли прошила сознание. Больно... Терпеть не могу боль...
  
  *****
  - Мику, что ты тут...?!
  Грохот шагов приблизился ко мне.
  - Сценарий! Эм, что тут сказано... О нет, в кухне начнется пожар! Нужно вынести ее отсюда!
  Да, так будет лучше. Теперь все должны это сделать. Должны выйти наружу. В 'Ночи с плохим концом' я решила самовольно прервать спектакль и убила всех персонажей. Но он и тогда не закончился. На этот раз я уничтожу саму пьесу. Как и поместье драматурга, исчезнувшее в небытие... Этот дом должен сгореть.
  - Мику, держись! - прокричала Лука.
  - Дура, Мику, ты такая дууууураааа! - вторила ей Рин. Как мне хотелось хотя бы увидеть это последнее представление... Но в глазах уже плыло. О, как же больно... В реальности было так же больно? Или тогда это было только мгновение, и я не успела ощутить ничего подобного? Я наконец вспомнила и вот снова забыла.
  Перед моими мутнеющими глазами появился чей-то силуэт. Кто это там разговаривает? Я будто смотрела сквозь туман. Протянув руку, я слабо попыталась разогнать этот туман - это выжало из меня остаток сил, но дымка не рассеялась. Рука моя безжизненно упала, и оказалась крепко сжата чьей-то еще рукой.
  - Мы не позволим тебе умереть еще раз!!! Мы не...
  Я ведь должна умереть, иначе вы не вернетесь в реальность... Подумала я, но не смогла произнести.
  - Все быстро к выходу! Быстро!
  Меня подняло и слегка качнуло. Куда-то несут?... Жарко. Где-то яростно трещало пламя.
  - Все здесь?!
  - Надо попытаться! Самое время для главного события!
  - Мы уже достаточно его отрепетировали.
  Я услышала скрип старой двери.
  
  *****
  Один за всех и все за одного... Спасибо вам, друзья. Если в реальности, куда мы наконец вернемся... Если в тот же миг занавес моей жизни опустится... Пусть так - я счастлива, что меня выбрали на главную роль...
  Все чувства помутнели и заглохли. Ах... не от бессонных ли ночей. Так давно не... спала... хочу... спать...
  \f
  Последняя глава.
  
  Я быстро забросил розы на платяной шкаф. Снаружи, за плотной дверью, затихала торжественная походка 'джентльмена с розами' - и у меня вырвался раздраженный вздох. Каждый день так, каждый день... У него было влияние в театральных кругах, он был, так сказать, авторитетом, так что нельзя было откровенно отказать ему в его докучливом расположении, которое считалось 'покровительством мне'.
  Все еще немного недовольный, я раскинулся на роскошном кожаном диване и краем глаза глянул на небрежно брошенный букет. Швырять вот так подаренный букет считается дурным тоном, и Мейко обязательно раскричалась бы, если бы увидела. Но, на мое счастье, комната отдыха сейчас была пуста.
  Этот джентльмен приносил мне всяческого рода и оттенка розы, и на этот раз он раздобыл такие же, как в тот день - букет обворожительных голубых роз. Похоже, он вознамерился дарить их мне по особо важным случаям. Не хотелось это признавать, но предвидеть такие случаи он умел. Или, по крайней мере, возможности рода 'если не сейчас, то когда'.
  Завтра состоится финальный акт 'Тиши снежной ночи' - современного переложения некогда классической пьесы Бурле. И розы, видимо, означали предвкушение неподражаемого исполнения. Если это представление ждет успех, то компания Бурле переживет еще один резкий подъем.
  Успех премьеры 'Безумной ночи' два года назад позволил нашей компании возглавить возрождение театра в Вест-Энде, и наши финансовые проблемы потихоньку сошли на нет; более того, наше дело за два года выросло вдвое. Благодаря эффективному спонсированию мы даже нашли новых сотрудников.
  И, сохраняя медленно теряющееся историческое наследие театра, мы приложили усилия и к тому, чтобы поставить заново некоторые сценарии, позволяя им зазвучать по-современному и заинтересовать новое поколение. Идея наша быстро разнеслась по Вест-Энду, и вскоре началась культурная революция, положившая начало неоклассицизму.
  Вместо того, чтобы только вспоминать прошлое, наследовать его бесценные реликвии и передавать их следующим поколениям... Очень возвышенная и самонадеянная цель, но я знал, что актеры из многих театральных компаний потеряли интерес к своим разваливающимся на глазах труппам, зато с готовностью и надеждой смотрели в будущее культурного возрождения. И все это тоже началось с событий той ночи.
  Сегодня - ровно два года с первого исполнения 'Безумной ночи'. Все эти лихорадочные два года все мы сильно выросли как актеры и как личности. Не исключая и меня самого.
  - Эй, Лен, я захожу! Я тебе вещи принесла! Фью, вот это костюмчик! Ты всех сразишь, будь уверен! Э... Кх-кхм-кхм.
  Тук-тук-тук.
  Зайдя в комнату и сказав, что хотела, сестренка вдруг опомнилась и додумалась постучаться, виновато прокашлявшись. Я даже не знал, с чего начать.
  - Ну, зато постучаться не забыла.
  - Ой, извини, извини! Мы с тобой и дома и на работе вместе, я же забываюсь, хахаха! - Рин совсем не выглядела виноватой; напротив, она широко улыбалась, заходя в комнату. Она аккуратно поставила на стеклянный столик возле дивана сумки, которые принесла, сладко потянулась и уселась на диван напротив меня, по другую сторону стола.
  Мы с сестрой покинули отчий дом и стали жить вместе уже больше семи лет назад. Дома мы не стеснялись друг друга: не стучась, заходили в комнаты и совсем не тяготились этим. Но на работе мы все же были сотрудниками, а не родственниками. Ей было бы неплохо поучиться сдержанности. В особенности - будучи не только моей сестрой, но и девушкой вообще, она бы сильно порадовала меня, если бы переняла немного девичьей стеснительности... Мда... Нет, я не хотел бы, чтобы они были слишком похожи, но я бы не отказался, чтобы она стала...
  - Немного похожей на Луку? - посмотрев на мое вытянувшееся лицо, Рин засмеялась, - Я всеее твои мысли знаю, Лен! Ну, сколько лет мы уже друг другу брат и сестра?
  - Да знаю я, - вздохнул я, - Просто тебе бы взять с нее пример.
  - Ну, так я у нее и просила! А она мне говорит: 'Ох, не слишком ли ты спешишь в свои шестнадцать стать привлекательной? Все это само придет с возрастом, так что оставайся такой же трогательной, как сейчас, Рин!' - сестра изобразила излюбленную позу Луки - рука на бедре, голова откинута, взгляд сверху вниз - и ее манеру речи в немного утрированном виде.
  - Такой же трогательной, как сейчас, вот как...
  Да уж, многие не отказались бы, чтобы Рин оставалась такой - и ее 'телохранители', и даже сама труппа. Талантливых детей-актеров всегда сложно найти.
  - Так ведь она сама с пятнадцати лет работала моделью, нет?
  - Охх...
  - Но умелые дети-актеры всегда ценятся. Вся труппа бы вздохнула с облегчением, если бы ты осталась такой, как ты сейчас, насовсем.
  - Так, а ЭТО еще что такое?! Я уже взрослая! - вспылила Рин, - Я выросла из детских ролей! Роль куклы в 'Безумной ночи' - моя самая младшая!
  - Ну, как будто ты очень изменилась за два года. Ты справишься и дальше.
  - Грррр, Лен, ты чудовище!
  - Кто бы мог подумать, что между близнецами бывает такой разрыв... Мне тебя даже жаль. Твой брат перерос тебя на голову и даже больше... А, моя славная младшая сестренка?
  - Тыыы! А теперь ты еще и внаглую строишь из себя 'давно уже старшего по уму', да?! - взвилась сестра, - Да я просто поздняя! Ты еще увидишь!
  Я раздразнил свою кипятящуюся сестренку до того, что она скоро надулась и отвернулась от меня. Ее актерские навыки за два года выросли, подумалось мне, а вот сама она душой и телом все такая же девчонка. Нужно было ее подбодрить чем-то, это становится невыносимым. Я вдруг сообразил, что она смотрела куда-то в определенную точку, все еще отворачиваясь.
  - Эй... правда уйдешь? - ее серьезный голосок прозвенел в тишине комнаты; она не отводила внимательного взгляда от роз на шкафу. Похоже, эти цветы все же были прощальным подарком. Завтра, с окончанием спектакля, я собирался уйти из театра. Не потому что мне наскучила сцена; не потому что я разлюбил компанию; и не потому, что я хотел сменить род деятельности.
  Событие, которое все изменило для нас... Постановка 'Безумной ночи', утраченного сценария Бурле, завершилась успехом. Она вызвала такую бурную реакцию, что даже по окончании последнего акта вокруг театра толпились поклонники, требовавшие еще спектаклей. И не только в Вест-Энде; слухи о нашем представлении разошлись по всему миру и вызвали большой ажиотаж.
  Ошеломляюще правдоподобная актерская игра, выполненные в безупречных деталях декорации и сюжет, предлагающий зрителям разные интерпретации. Критики не уставали твердить, что все в совокупности будто выводило на обозрение публики другой мир, и рукоплескания долго не заканчивались изо всего зала.
  И все же на этом самом пике славы мы объявили миру правду о поддельном сценарии, извинились и полностью возместили все сборы зрителям. Шокирующее открытие отвратило от нас расположение прессы, и нас раскритиковали. На улицах вокруг театра то и дело слышалась брань в наш адрес за осквернение памяти Бурле, а наши спонсоры, оскорбленные нашими намерениями, отступились от нас в возмущении.
  Но в то же время, как ни странно... в умах людей зародилась мысль, что такое умопомрачительное увеселение нельзя закончить на этом. Некоторые зрители не приняли денег за билеты, иные начали вкладывать в театр деньги, кто-то даже организовывал группы поддержки. Движение в защиту труппы день за днем становилось все активнее, и с какого-то момента речь шла уже не о нашей труппе, а о театре Вест-Энда в целом.
  Все театры получили поддержку, и театральное искусство снова обрело славу наследия, достойного перейти будущему поколению, возникло неоклассическое течение. Оказавшись на волне эпохи, компания избавилась от финансовых проблем. На сегодняшний день восстановление прошло уже так успешно, что спектакли шли днями подряд, что стоило нам грандиозного усердия.
  Стоит очистить свою репутацию перед миром, искренне извиниться и показать свою готовность изо всех работать дальше - и тебе дадут второй шанс. Мику предсказала нам такое будущее... И все сбылось слово в слово.
  Наше осквернение было непростительной ошибкой. Но память об этой ошибке, о том, сколько мы вложили в возвращение былой славы, стала для нас бесценным сокровищем. Человеку свойственно ошибаться; никто не идеален. Поэтому мы можем признать и исправить свои ошибки. Той, кто наставил нас на этот путь и убедил следовать ему, была Мику - главная актриса того спектакля.
  - Ааах, зрители будут рыдать, когда узнают, что ты уезжаешь...
  Я не ответил.
  - К тому же теперь, когда ты так подрос и стал еще солиднее... Ах, бедные девицы, которые хотели увидеть тебя во всем цвету! Ну давай, купайся в слезах бедных барышень... а, стоп. Совсем забыла, что кое-кто будет плакать еще горше. Все эти парни, которые таскали тебе букеты, дорогие часы и прочие подарки... И особенно тот джентльмен с розами! Ну, давай, купайся в слезах бедных...
  - Замолчи уже, а то я правда выйду из себя, - я прожег сестру коротким взглядом, и она закрыла рот, содрогнувшись. Кажется, ее до сих пор беспокоило то время, когда она могла так же дразнить меня, если я был не в настроении, и я притворялся, что сержусь на нее. Это было даже мило, что она поверила, будто я правда разозлен, но я не особо любил так над ней подшучивать. И все же, хоть я и знал, что она шутит, у меня мурашки по коже пробежали.
  - Н-ну я же шучу! Просто шучу! Но, Лен, ты так внезапно уходишь от друзей, с которыми работал душа в душу много лет... Они будут очень скучать без тебя! Ты ведь и сам знаешь, как это, правда?
  - ... вроде как.
  - Я просто подумала: вот ты уже третий... Если честно, я теперь переживаю, кто же дальше.
  Я - третий... Основной состав выделялся из остальных актеров труппы тем, что был дружен и работал в тесном контакте много лет, все в нем доверяли друг другу. Когда один из таких друзей внезапно покидает компанию, оставшимся это действительно причиняет боль. Рин больше всех боялась таких прощаний, боялась остаться в одиночестве. Первое такое прощание мы пережили... где-то три года назад, когда компания была на грани разорения.
  Наша звезда возглавила группу бунтарей, требовавших изменений в компании. Ее имя до сих пор было под запретом в компании, особенно при нас, актерах основного состава. Еще до финансовых проблем она считалась главой труппы на втором месте после Кайто, и даже я восхищался ей как актрисой и личностью. Но...
  'Пьесы компании Бурле - это одна только рефлексия'. Когда выяснилось, что количество публики достигло рекордно низкой отметки, она сказала именно это. И в каком-то смысле после этого нас прорвало. Она предложила революцию: чтобы мы, чтобы удержать труппу на плаву, отказались от пьес Бурле, которыми дорожили еще с самого их создания, и переключились на что-то более новое. Но мы пришли в компанию, чтобы исполнять пьесы Бурле и продолжать его наследие. Если просто тянет на сцену - есть другие театры, есть кинематограф. Ей было наплевать, что большая часть актеров пришла сюда с твердой установкой: Бурле или ничего. Так что ее взгляды было нелегко принять.
  Начиная с Кайто, все те, кто потом участвовал в 'безумной ночи' - Мейко, Гаку, Мэг, Рин и я - весь основной состав единодушно противопоставил себя ей, как консерваторы реформаторам. Никто не соглашался разойтись миром, и много времени прошло за ни к чему не ведущими спорами, больше похожими на банальные скандалы.
  Ситуация была в пользу бунтарей. Все понемногу склонялись к взглядам лидерши, и некоторые, более того, начали проклинать ранее восхваляемого Бурле, будто бы в проблемах труппы была его вина. Однажды утром я, придя на работу, обнаружил статуи, портреты и прочие связанные с Бурле предметы выброшенными к дверям театра. И в этот момент я твердо решил: я обязан защитить работы Бурле и его историю, эту труппу и каждого в ней.
  Я поспешил за Мэг, которая тогда была в труппе немногим больше двух лет, и попросил показать мне ее лучшую неопубликованную работу. Мне в руки попал сказочный детектив о семерых причудливых обитателях поместья в жутковатом лесу, в которое однажды приходит девочка из поселка за лесом; а затем в доме начинались странные события, и все принимались искать их виновника. История была немного угловатая, но что-то в ней меня зацепило, так что я отправился с ней к Кайто.
  Лидеру приглянулась 'Сумеречная ночь' Мэг. Его одобрение только убедило меня в решимости выполнить мою задумку. Сценарий этот мы должны были выдать за утраченную пьесу Бурле, 'Безумную ночь', и объявить о его случайном обнаружении, чтобы мгновенно привлечь внимание публики и возродить наш театр. Все, что было известно о 'Безумной ночи' - ее название; никаких больше сведений об этой истории не осталось. Мне показалось это удобным.
  Когда я рассказал Кайто свой план, он посмотрел на меня как на полоумного, но затем о чем-то задумался. Я как сейчас помню его слова: 'Жаль было бы возложить груз ответственности на столь юные плечи' и 'Я скажу, что идея была моя, так что никому ни слова' - он извинялся передо мной и практически плакал. Я тогда разозлился, что он обращался со мной как с ребенком. Но теперь, спустя три года, я думаю, что его искренняя забота очень помогла.
  Когда Кайто рассказал о плане, все 'консерваторы' театра собрались обсудить его. Не зная, есть ли будущее у компании Бурле, мы были подготовлены постоянными волнениями, и создали план, как сохранить все в тайне от бунтарей.
  После разговора о найденной 'Безумной ночи' бывшие бунтари вернулись к нам как друзья, и конфликт был исчерпан. Но лидер их не хотела сдаваться до последнего. Кайто протянул ей руку, предлагал второй шанс, изо всех сил уговаривал. Но пока она колебалась, согласиться или нет, я сказал ей вот что.
  'Поздно начинать с чистого листа. Компания в вас больше не нуждается'.
  Тогда я просто не мог простить ей бездумное уничтожение памятников Бурле. Она не ответила мне и в отчаянии исчезла.
  - ... что думаешь? Ну так... Эй! Лен, ты слушаешь?! - Рин недовольно надула щеки и скрестила руки на груди, - Боже мой, опять твои сентиментальные ностальгические мысли? Все еще думаешь о той девушке? Сомневаюсь, что она еще помнит, как ты выдал ей что- то типа 'Кому ты вообще нужна, вредина, уходи!'... Плюс кто-то говорил мне, что она и сама думала уйти.
  - Ну конечно. Ничего я такого не говорил. К тому же, даже если ей все равно, это не значит, что я... Стоп,ЧТО?! Ты откуда... как ты узнала?!
  - А? Когда она ушла три года назад, начал приходить джентльмен с розами - я бы сказала, что он пришел взамен. Помнишь? И вот тогда...
  - А? А он тут при чем?
  - Эй! Дай я договорю! Так вот, как только она ушла, этот мужчина начал постоянно посещать театр... И по какой-то причине каждый раз приносил Лену розы. И тогда я, такая проницательная... Нет, я, такой гениальный сыщик Рин, начала присматриваться к нему, хорошо присматриваться... А потом поняла! Может ли быть, чтобы эти двое... отец и дочь?
  - Н-не может быть!..
  - Именно! У меня появилась догадка, и я тайком спросила у него. И что бы ты думал, гениальная Рин была права! Мы еще поговорили о всяком, типа 'А как здоровье дочери', потом 'Простите Лена за все, что он ей наговорил', и 'Нет-нет, это моя дочь принесла вам столько проблем', а затем 'она сейчас помогает мне с работой дома'...
  - И какого черта ты мне до сих пор не говорила?
  - А? Ну, знаешь ли, ты ведь ее отшил, когда она совсем было решилась вернуться и извиниться! Я подумала, что будет забавно, если ты продолжишь думать: 'Я ранил сердце многообещающей актрисы и вынудил ее уйти... О, как я грешен! Как же мне загладить вину!'
  Я поверить не мог, что только я один и не знал об этом - меня оставили в дураках. Нет, я предполагал, что учтивости этого джентльмена что-то должно быть причиной, но это внезапное объяснение совсем меня запутало.
  - И что, вы до сих пор общаетесь?
  - Если тебе интересно - спроси того джентльмена напрямую! Твоя очередь интересоваться здоровьем дочери. Хотя если ты все еще зол на нее, то это не обсуждается. Но если захочешь с ней встретиться, то можешь сказать ей: компания осталась на консервативной волне и справилась с финансовыми трудностями.
  - ... Пожалуй, я даже понимаю, чего она тогда добивалась. Но если бы мы проиграли и Бурле покинул нашу компанию... Или наоборот - если бы мы упрямо продолжали ставить пьесы Бурле без изменений... в любом случае, думаю, компания была бы обречена. И она все еще не рухнула по одной причине... Потому что после ухода той девушки пришла Мику. Все благодаря Мику.
  - Точно.
  - Мику показала нам третий путь, не революционный и не консервативный. Она научила нас, как важно учит договориться. Как уравновесить желания двигаться в будущее и защищать прошлое... Она дала нам нечто крайне важное, и это помогло нам решить проблемы.
  - Все правильно. Мы все пытались ее остановить, но она все же продала браслет Бурле... это было наследство от бабушки, не так ли?
  - Так.
  - Не так просто расстаться с памятью о единственном родном человеке. Но Мику увлекла нас за собой своей уверенностью. Пусть она была только новичком и провела в театре только полгода, но она верила в нас и поставила на нас все, что имела. Поэтому мы как следует извинились за наш проступок и поняли, что на самом деле важно и как нам поступить.
  - Все были тогда на грани... Кайто продал весь свой антиквариат и даже обратился за помощью к отцу, которого так не любил...
  - А ты, Лен, продал почти всю коллекцию Бурле. У тебя почти совсем ничего не осталось... Мы сделали все возможное, чтобы собрать огромную необходимую сумму. Но... в итоге большинство не приняли деньги за билеты, так что это было ни к чему. Вспомни только наши лица... Мне было так дурно, что я и смеяться не могла, - Рин сочувственно взглянула на меня и горько улыбнулась ,вспоминая это.
  - Не сыпь соль на рану.
  - В смысле, все восприняли это как конец света! Особенно вы с Кайто. У вас были такие круги под глазами, будто вы вообще бросили спать.
  - Если подумать, то вы с Мэг легко отделались.
  - Кхм! У крошки Рин и не было-то ничего, что можно было бы продать! Мэг продала кучу старых книг, по-моему, но она говорила, что за книгами можно и в библиотеку сходить. А еще - что копии удобнее читать, чем оригиналы, а в доме и так не пройти было от книг. Нельзя не согласиться.
  Сестра кивнула сама себе, вспоминая неприбранную комнату Мэг. Не хотел бы я жить в таком месте.
  - Эх, нет в вас ни романтики, ни чувствительности. Одна практичность.
  - Так разве это плохо?! Это называется живучесть! В общем, Лен, перед отъездом тебе надо бы зайти к этому джентльмену с розами и его дочери, чтобы...
  - Знаю. Я удивлен, что они связаны, но... Я зайду к ним на разговор завтра перед отъездом.
  - Прекрасно! Постарайся там выразить все понятно. Вообще-то Джентльмен всегда был поклонником Бурле, потому и дочь его решила стать актрисой. Может, если ты простишь ее, она и вернется?
  - ... я скажу ей присмотреть за новой компанией Бурле.
  Рин заулыбалась и скрестила пальцы.
  - Но, боже мой... Это так внезапно, уехать безо всякого предупреждения. Ты кому-нибудь говорил?
  - Нет, но...
  -Ну и хорошо! Они будут удивлены максимум десять секунд, а потом улыбнутся, как ни в чем не бывало! Вроде как 'раз это Лен, то не о чем и беспокоиться'.
  - Надеюсь.
  - Брось, они поймут, - заверила Рин, - Ты ведь уезжаешь и для себя, и для театра, правильно? Ты всегда это говорил. Что хочешь повидать побольше, набраться опыта. Улучшить свою проницательность и актерские навыки... Ты давнооо об этом поговаривал. И говорить ничего не придется... Они же твои друзья, они все поймут!
  - Рин...
  Сестренка опустила погрустневший взгляд, но почти сразу подняла голову, уже улыбаясь:
  - Знаешь, что? А нам письмо пришло.
  - Письмо?
  - Ага. От отца...
  Я остолбенел. Письмо от него... С чего бы вдруг? И Рин наверняка его уже читала... Я озабоченно глянул на сестру, но в ее глазах не было страха или горя.
  - Не переживай, Лен. Я тоже не вечный ребенок. Я изменилась с тех пор, как все плакала и плакала, потому что папа не думает обо мне. Ведь птенцы когда-нибудь улетают из гнезда, правильно?
  - Ну да... Так что в письме?
  - Он хочет встретиться.
  - Ч... Правда?! Лично, без представителей?! И когда...
  - Я не пойду на встречу.
  - Почему? - я не поверил своим ушам.
  - Потому что я уже ответила ему, что мы не хотим встречи, и ответ отправлен.
  - Ты... как же так...
  - А ты сам-то сильно хотел его повидать, Лен?
  Отец... Я солгал бы, сказав, что не хочу встретиться с одним из лучших актеров в мире. Не как с отцом, а как с уважаемым актером, я ухватился бы за любой шанс встретиться... Но никогда не думал, что он однажды сам захочет встречи. Он никогда не интересовался нами, посвятив себя сцене; этот человек любил только себя. Но когда я видел его на экране, то не мог противостоять его мощной харизме. Все актеры восторгались его безупречным и естественным исполнением, они желали стать похожими на него.
  - Вот стану взрослой состоявшейся актрисой - и встречусь с ним, - Рин блистательно улыбнулась, еще увереннее, чем Лука, - С женихом!
  - Ты уже и свадьбу спланировала?
  - А? Ну конечно! Представлю ему жениха совершенно внезапно, удивлю его, а потом бац - 'я замуж'!
  - Не слишком ли ты торопишься, сестренка... У тебя и кавалера-то еще нет.
  - Чт... Ой, кто бы говорил-то! Мне еще надо составить идеальный план по укреплению любовных уз между мной и моим будущим женихом!
  - Отличный план, все сама. Я уже переживаю за будущего жениха.
  - Эй, что это значит?!
  - Ты еще с ним не познакомилась, а он уже у тебя под каблуком, - усмехнулся я, - И мысленно ты уже приводишь его в семью...
  - Ну конечно! Что же я, сменю свою блистательную фамилию? Вот еще!
  - Ох, не завидую я кому-то... - вздохнул я, - Ну так у тебя все? Мне почти пора на сцену.
  Я перевел взгляд на деревянную коробку на стеклянном столике между мной и Рин.
  - Да я же совсем забыла! Знаешь парня, который постоянно берет лучшие места на каждый спектакль? В цилиндре, с челкой, Бурле изображает...
  - Барон фон Цилиндр?
  - Он самый! Это от него, в качестве поздравления со второй годовщиной 'Безумной ночи'.
  В коробке оказалась бутылка красного вина. Я прочел этикетку:
  - Довольно старинное... Готов поспорить, еще и дорогое.
  - Ага, на такую можно целый дом выстроить. Классно. Но грубо было бы отказать, и он, кажется, был очень благодарен. Короче говоря, когда закончится сегодняшнее представление, соберем весь тогдашний состав и устроим праздник! И бутылку эту откупорим! Интересно, какое это вино на вкус...
  Глаза Рин заблестели от предвкушения. Я же только хмыкнул, не разделяя ее воодушевления.
  - А? Что-то ты не радуешься!
  - Ну, я не особо люблю вино. Все эти правила - как его наливать, как анализировать вкус... Все это так нудно и не по мне.
  - Боже, да надо просто настроиться и не киснуть, вот и все! Хоть ты и строишь из себя принца крови, но внутри-то ты тот еще дикарь, Лен. Но... Помнишь, он обычно приносил алкоголь на все празднества? Ему бы это точно понравилось.
  Он... да, он так любил хорошее вино, что даже завел собственные виноградники. Эта бутылка бы его очень порадовала.
  - Ну что, скажешь всем, что праздник уже назначен?
  - Скажу. А ты уверена, что все придут? Это так внезапно...
  - Ничего! Я уже проверила: все семеро обещали быть.
  - Серьезно? Я вот кое в ком не уверен из состава 'Безумной ночи'. Не опоздает ли этот кто-то совсем как в тот раз...
  - Ну и зря не уверен! Мэг уже давно пришла, - заверила Рин, - Понимаешь, она... По-моему, она стала очень ответственной с того дня. Ни разу не опаздывала, даже если приходила одна.
  - Эм... да, я не помню ни одного опоздания с тех пор.
  Когда-то известная постоянными опозданиями, как в один определенный день, Мэг научилась следить за временем. Как она сама говорила, 'Никто ведь больше не придет забрать меня, если я буду опаздывать...'
  - Как думаешь, где он сейчас?
  - Кто знает...
  Воспоминания об ушедшем друге пришли мне в голову. Второе значительное прощание, которое мы пережили. Сразу после исполнения 'Безумной ночи' он исчез без предупреждения. Все, что он оставил нам, было письмо: 'Я счастлив. Спасибо вам за все.' Мы обыскали и дом и ферму, но никто не знал, куда он пропал.
  Все были взволнованы и огорчены внезапной пропажей, но, поверив словам 'я счастлив', оставшиеся семеро решили двигаться дальше. Кто знает, из-за его исчезновения или нет, но... особенно после первого акта премьеры 'Безумной ночи' узы между актерами стали заметно крепче.
  
  *****
  Стук в дверь отвлек меня от раздумий. Я открыл дверь.
  - Эм... Лен, уже почти начало.
  - Мику. Ты не слишком волнуешься?
  - Нет, но...
  Мику зашла в комнату. Она была одета в теплое пальто с капюшоном - костюм для сцены пурги явно не подходил для теплой нынешней погоды. Мику провела в труппе уже два с половиной года, но все еще нервничала перед выступлениями. Она вся каменела и тряслась так, будто сейчас упадет.
  - Удачи вам двоим! Я свою часть вчера отыграла, поэтому пойду в зал смотреть эпилог, - подбодрила Рин, - Последнее действие Лена.
  - Не последнее. Я вернусь... Рассчитывай на это.
  Подмигнув нам и хлопнув Мику по спине, Рин вышла из комнаты. Мику все так же морщилась от удара; не слишком ли Рин перестаралась?
  - Тебя это успокаивает? Она в этом мастер... Я заметил, что ей хватает одного жеста.
  - Да!.. Я фокусируюсь на боли в спине, и нервное напряжение сразу проходит, - девушка улыбнулась, и я с облегчением отметил, что это была ее первая улыбка за сегодня. В этот раз она не играла главную роль, но была моим партнером по сцене - а я играл главного героя - в заключительной сцене поминок. Это была самая сложная сцена в пьесе - той, которую мы оба всегда хотели сыграть, ведь это был наш самый любимый из сюжетов Бурле. В этой версии для новой публики внесли несколько изменений, например, сделали персонажей чуть постарше. Я был и взволнован, и растроган одновременно. Но пришла Рин и своей болтовней помогла мне расслабиться.
  - Эм... Рин сказала, что это твой последний...
  Мда... я пытался скрыть это, но она все равно заметила. А ведь когда-то она слишком уходила в себя, чтобы замечать разговоры окружающих и их мотивы. Меньше чем за три года она очень повзрослела.
  - Неважно. Пока что думай о представлении.
  - Ладно, - несмотря на беспокойство, она поверила мне и широко улыбнулась. Она хорошо понимала чувства людей и в доказательство своего доверия никогда не задавала лишних вопросов. И декламация ее стала куда лучше... В общем, она отлично справлялась и без меня.
  Надев белое пальто, я в последний раз глянул на себя в зеркало. Никаких проблем. Бросил взгляд на забытые на шкафу розы - они поблескивали в лунном свете из окна. Синие розы означают чудо... Каждый раз эти цветы напоминали мне об одном моменте той ночи.
  Мы с Мику поспорили, между нами начался разлад; Мику кинулась бежать, а мы погнались за ней... Она наставила на нас нож, поранила Кайто, который попытался ее остановить, и едва не упала с лестницы, но...
  Все это произошло в одно мгновение. Кайто и остальные успели схватить Мику за руку, так что ничего серьезного не случилось, но затем... Все восемь актеров вдруг начали плакать безо всякой на то причины. Никто не понимал, что происходит, но мы просто расплакались. Мы и Мику извинились друг перед другом - мы за то, что упрямо не соглашались с ней, а она за то, что поверила какому-то странному письму больше, чем нам - и все обсудили.
  И в тот момент между нами возникли сильнейшие узы. После этого случая я пытался понять, что такого произошло в тот момент, какая магия, но до сих пор лишь гадаю, что это было.
  Внезапно я заметил небольшой листок бумаги на дне коробки с вином. Рин его проглядела, но это было наверняка послание от дарителя. Я знал, о ком шла речь: зритель, каждый день бравший лучшие места на наши спектакли. В цилиндре и с длинной челкой, закрывающей лицо, он был явным подражателем Бурле и напоминал портреты из моей коллекции.
  Он был первым нашим преданным зрителем, и сейчас он был далеко не один. Но все равно поклонники, поддерживавшие нас так долго, вызывали у меня благодарность и радость больше всего. Я взял листок, исписанный изящным почерком, и оглядел его.
  - Это он... Барона фон Цилиндр, о котором говорила Рин? - похоже, Мику тоже хотела посмотреть: она даже приподнялась на носочки, заглядывая в записку.
  - Нет, не покажу.
  - Ч-что? Опусти руку!
  - Ладно, ладно... - я значительно вырос и теперь был выше ростом, чем Мику. Пришлось опустить записку так, чтобы девушке тоже было видно.
  'Я раздобыл немного изумительного вина; пожалуйста, угостите им всех. Разве не прекрасно выпить вина и повеселиться, устроить себе безумную ночь? Мои аплодисменты и благодарности за изумительное представление. От Призрака Дворецкого'.
  В изумлении я внимательно перечитал каждое слово. Не может быть! Но если подумать, он нередко пропускал репетиции, пропадал куда-то и возвращался. Возможно ли, что он, кого больше с нами нет - это и есть барон фон Цилиндр?
  Ели так, то, выходит, в те дни, когда он не играл на сцене, неужели он переодетый приходил смотреть наши пьесы? Но для чего?
  - Лен... Это же письмо от Барона, правильно? Но 'призрак дворецкого'... и 'изумительный', тебе не кажется..?
  Я не смог ответить, все еще слишком пораженный.
  - Ой, а подпись совсем как у Бурле... забавно.
  На дне коробки обнаружилась сургучовая печать. Точно такая же, как та, которую я знал как свои пять пальцев. С ранней юности я собирал все связанное с легендарным драматургом Бурле. И в моей коллекции была печать, которой он заменял свою подпись. Эта печать была такого впечатляющего качества, что даже я назвал бы ее 'изумительной'. Изумительным было и мастерство, с которым он подражал чужой внешности до мельчайшей детали. Оставалось только гадать, как он смог воссоздать эту печаль, которой через сотню лет не было даже у коллекционеров.
  - Это ведь не настоящая, так? Нет, не может быть... Сто лет ведь прошло.
  Абсурдная, нереальная идея пришла мне в голову, но я сразу отогнал ее. Чепуха. Если бы он был жив, то ему было бы уже за сто пятьдесят. Немыслимо. И описание, которое чаще всего использовали при восхвалении в адрес драматурга - 'создающий невероятно реалистичные миры на сцене' - было только метафорой.
  - Интересно, все ли у него хорошо.
  - Уверен, что так. Наверное, делает вино на своих виноградниках.
  Наш пропавший друг наверняка наблюдает за нами вне компании как обыкновенный любитель работ Бурле. И сегодня ночью, наслаждаясь подаренным им первосортным вином, мы обсудим наше выступление.
  
  (Прим. пер.: И тут следует сделать важную ремарку, что, видимо, нарочно Burlet - Бурле и Butler - Дворецкий отличаются только положением букв. Иронично, что это было очень заметно где-то в самом начале, но мне эта мысль показалась смешной. Мастерство неожиданной концовки, дамы и господа.)
  *****
  С того дня... С того момента что-то изменилось. Все, как и я, учились на своих ошибках и старались измениться. Да, благодаря Мику, нашей Золушке, которая всего за два года превратилась в звезду нашего театра. Как и раньше, она порой ошибалась на сцене, но, побывав главной актрисой в 'Безумной ночи', она стала намного увереннее в себе и стала заметно лучше в роли актрисы. Настолько, что я сам решил не тратить время попусту.
  - Пора идти.
  - Да... Сделаем все как можно лучше!
  Солнце уже зашло. Небо было темно и безоблачно. Ветер крепчал, ударяя в окна, но дождя не было. Прекрасная лунная ночь. Я глубоко вздохнул и протянул руку к тяжелой двери комнаты отдыха, за которой должно было начаться сегодняшнее представление.
Оценка: 8.27*19  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) А.Емельянов "Тайный паладин 2"(Уся (Wuxia)) Е.Рэеллин "Команда"(Киберпанк) О.Мансурова "Нулевое сопротивление"(Антиутопия) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Э.Холгер "Чудовище в академии, или Суженый из пророчества"(Любовное фэнтези) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"