Чехин Сергей Николаевич: другие произведения.

Подручный колдуна

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вадим бежит из дома от родителей-синяков и по дороге случайно спасает Деда Мороза. Добрый волшебник в знак благодарности дает парню письмо, с помощью которого Вадим попадает на услужение к могучему колдуну. Но сперва необходимо пройти пять испытаний: терпения, выносливости, трудолюбия, смирения и храбрости. Если герой справится - получит самую интересную работу в мире и мешок золота в оплату. Оплошает - вернется в опостылевшую провинцию, где лишь безнадега и уныние.


Глава 1

  
   - Чего не пьешь? - спросил отчим, подлив водки.
   - Да мне уже хватит, - тихо ответил я.
   Отчим кинул в рот кусок колбасы, вытер пальцы о тельняшку и рыгнул.
   - В смысле, хватит? Ты че, не мужик? Хули патлы отрастил как педераст.
   - Коля, не начинай, - попыталась заступиться мать, но не слишком уж рьяно. Свежий синяк алел на ее скуле.
   - Че не начинай?! Ты кого, бля, вырастила? Развела пидарье. Ничего, я из Вадика сделаю мужчину. Пристрою в погранвойска на дальние рубежи. Узнает, каково в сугробе спать и мороженую тушенку хавать - может и позабудет свои пидарские замашки. Рокер он, блядь, мудалист. Патлы отрастил. На журналиста учиться хочет. Ты это вот заканчивай, - отчим стукнул кулаком по столу. - Я пидараса под одной крышей не потерплю! Как я корешам в глаза смотреть буду?
   Николай так разнервничался, что высосал всю бутылку из горла. Рыгнул напоследок и хлюпнул опухшей рожей в салат.
   - Куранты бьют, - мать смахнула слезы и опрокинула стопку. - Загадывай желание.
   - Желаю в новом году нормальную семью! А этой мразине - перо под ребро. Спокойной ночи!
   Дверь в свою комнату оставил открытой. Раздеваться не стал, спрятался под одеяло в одежде. Спать совершенно не хотелось. Хотелось прирезать ублюдка, пока он спит. Но разве это решит проблему? Я не хочу десять лет сидеть в компании таких же скотин. Сделаю проще - свалю куда глаза глядят. Всяко лучше, чем терпеть унижения пьяного быдлана.
   Дождавшись, пока тихие всхлипы матери сменятся богатырским храпом, я встал с кровати и на цыпочках добрался до шкафа. К побегу подготовился заранее, так что выискивать вещи в темноте не пришлось. Вот он, заветный брезентовый рюкзачок со всем необходимым. Документы, кое-какие деньги, сменное белье, теплая одежда, влажные салфетки и прочие важные в дороге мелочи.
   План прост: чемодан - вокзал - Москва, комната в коммуналке, подработка до лета, самообучение и экзамены в универ. Осталось не обломаться.
   Стараясь не шуметь, надел ботинки, пуховик и выскользнул за дверь. Ночь первого января - лучшее время для побега. Город не спит, кругом полно народа, горит яркий свет, а копы не докопаются до вчерашнего школьника, идущего куда-то с рюкзаком.
   Впрочем, школьником меня никак не назвать. Метр девяносто, широк в плечах и весь зарос щетиной. Специально не брился перед праздниками. Спросите, почему с такими габаритами я до сих пор не отмудохал отчима? Один раз хорошенько навешал ему, но на этом все не кончилось. У мрази полно корешей из самых разных мест: тюрячка, армейка, ПТУ, пивной завод. И как-то раз шайка отборных уркаганов зажала меня в подворотне, повертела ножиками перед лицом и предупредила: в первый раз прощает, а потом мне конец.
   Так что валить, валить и еще раз валить.
   В городе будто шли боевые действия. Всюду бахали петарды, шипели батареи фейерверков, серое небо освещали огни ракет, кричали люди. Я шел по тротуару, держа руки в карманах. Всюду шлялись алкаши: в одиночку и группками, но меня старательно обходили стороной. Им же лучше. Настроение только дай кого-нибудь избить. Особенно шатающегося обрыгана с ублюдской лыбой на синей роже. Мне уже на все плевать. Скоро родной Мухосранск останется лишь в памяти.
   В сугробе у дороги валялся дед мороз. Я прошел мимо, но затем вернулся. Надо бы вытащить дедушку из снега, а то задохнется еще. Наверняка его ждут детишки из нормальных семей, зачем портить им праздник? Перевернул деда на спину, похлопал по щекам. Щеки теплые - значит, не жмурик. Прислушался: сопит себе тихонько. А на вид ну прямо из Устюга. Старый, с румяными скулами и огромной седой бородой.
   Не удержался, дернул - настоящая. Да и не несет от деда бухлом. Как же он умудрился в сугроб попасть? Может, инфаркт?
   - Дед. Дедушка! Вставай, замерзнешь!
   Старик охнул и открыл глаза. Приподнялся, огляделся, захлопал ресницами.
   - Подарки! Где же мои подарки? Где же мешок мой? Украли! Украли, нечисть негодная!
   - Дед, - я потряс мороза за плечо. - Вставай, иди домой.
   - Да как же домой?! Мне же еще всю страну обойти надо! У меня ж список всех хороших детишек! Как же я без подарков-то?
   Понятно. Дед шизанутый. Впрочем, моя миссия выполнена, и я могу спокойно топать дальше. Старик спасен, а дальше пусть сам вертится.
   - Вадик, постой!
   Я чуть не споткнулся.
   - Ты откуда мое имя знаешь?
   Старик встал и оттряхнул снег с красной шубы, поправил шапку на седой макушке.
   - Я же Дедушка Мороз, Вадим. Настоящий. И ведома мне твоя беда. И про отчима, и про побег. Только не найдешь ты в Москве достойной работы. А одному моему знакомому как раз нужен подручный. Платит щедро, работенка непыльная, но интересная.
   - Угу. Сейчас ты предложишь мне съездить к нему, а завтра я проснусь в лесу без почки. Так?
   - Ну что ты, Вадечка. Зачем Дедушку обижаешь? Вот, держи, - старик достал из-за пазухи свернутый трубочкой листок. - Товарищ просил передать тому, кого я посчитаю достойным. Я свое дело сделал. А там уж сам решай, идти али нет. Ну а мне пора наказать чертей и вернуть подарки. Счастливого Нового Года!
   В сугробе рядом с Дедом словно граната взорвалась. Наверное, какой-то маленький засранец бросил в него "черную смерть". В лицо ударил колючий снег, перехватило дыхание. Когда я протер глаза, Мороза рядом не было. Шустрый старик, однако.
   Я развернул листок. Опасаясь, что бумагу пропитали клофелином или иной отравой, держал ее подальше. Возможно, из-за этого сперва принял красивый русский почерк за какие-то невнятные иероглифы. Написано на листке было следующее:
  

ОБЪЯВЛЕНИЕ

Ищу подручного. График ненормированный, оплата высокая.

Требования: молодой, крепкий, выносливый, привыкший к физическому труду. Храбрый сердцем, рода незнатного.

Задачи: работа по хозяйству, уборка, уход за животными, покупка продуктов, вынос мусора, прочие мелкие поручения.

Иногородним предоставляется комната.

Уверен, что подходишь? Коснись моей печати.

   Внизу алел неровный кругляш сургуча с оттиском в виде четырехконечной звезды. Я усмехнулся. Это что, розыгрыш? Ладно бы сказали приехать по такому-то адресу, тогда сразу ясно - подстава. А тут "коснись моей печати". Ну и коснусь.
   Я крепкий, два года качалки сойдут за физический труд. Отчиму навалял, гопоте, нездорово дышащей к моим патлам, рожи бью регулярно. Значит, храбрый. Мама - бухгалтер, отец таксистом был, пока в новогоднюю ночь пьяная мразь не вылетела на встречку. Да и предки сплошь рабочие и крестьяне. Выходит, род самый что ни на есть незнатный.
   В детстве в деревне за свиньями убирал, летом на стройке работал, в прошлом году грузчиком отпахал. Так что справлюсь, не брезгливая белоручка.
   Палец лег на печать. И в тот же миг холодная ночь стала ярким жарким днем. От неожиданности я отшатнулся и выронил листок.
   - Эй, осторожнее! Чего дергаешься? - раздался за спиной недовольный бас.
   - Да он же внешний! - добавил молодой писклявый голос.
   Я обернулся. Напротив стояла группа подростков, одетых в странные наряды. Всего десять. Семеро ребят носили грязные хламиды и от них жутко несло навозом. Остальные щеголяли старыми, но тщательно выстиранными брюками, рубашками и жилетками. И держались от вонючек обособленно.
   При этом все были босыми, один я в ботинках. Пацанва жадно пялилась на мои ноги, но подойти и предъявить не решалась. Еще бы, по сравнению со мной они выглядели тощими гномами. Их тут что, вообще не кормят?
   Кстати о тут. А где я вообще?
   Огляделся. На самом краешке утеса стоит каменная башня в три этажа. Старая, потрескавшаяся, увитая плющом. К покосившимся воротам подходит серпантин, исчезающий на поросших соснами склонах гор. Под башней раскинулась окруженная цепью гор долина. Посреди - обнесенный стеной город, рядом - бесчисленные желтые поля. Вроде как там снуют люди, но с такой высоты хрен разберешь. А высота о-го-го. Даже стоя в двадцати шагах от края уступа голова кружится.
   - Народ, а где это мы? - спросил я.
   - В Кантании, - ответил чумазый пухлый парнишка.
   - Что за страна такая?
   - Да страна как страна. Я почем знаю, я свиней пасу. Ты у тех спрашивай.
   Толстяк кивнул в сторону прилично одетой молодежи.
   - Это городские, - пояснил свинопас. - Ох получат они на отборе.
   - Сам получишь! - пискнул мелкий задохлик в очках и тут же юркнул за спину соседа.
   - Я те ща...
   Пухлик засучил рукава и двинулся на мелкого. Я топнул ногой, и чумазый поспешил вернуться на место.
   - Ты, - я указал пальцем на очкарика, - назвал меня внешним. Что это значит?
   - Ты - гость из иных миров, - робко ответил паренек. - Колдун иногда призывает таких на службу.
   - Замечательно. Я, типа, попаданец, да? А домой как вернуться?
   - Завали отбор, - посоветовал долговязый городской с конопатым лицом. - Колдун сам тебя вернет.
   - Что за отбор?
   - Ну, испытания всякие. Помнишь требования из объявления? Маг будет проверять ловкость, храбрость, способность к грязной работе.
   - А нафига? - удивился я. - Зачем такой гемор с простым подручным?
   - Ха! - подал голос свинопас. - Подручным эти дают... как их... на "п" слово. Умники, подсобите.
   - Привилегии, - сказал хмурый парень с длинными черными волосами.
   - Во, точно! Не зря в школе гниете, знаете слово на букву "п".
   Крестьянские дети разразились хохотом. Черноволосый опустил взгляд и поджал губы. Конопатый покачал головой, очкарик шмыгнул.
   - Цыц! Какие привилегии?
   - Ну... это... семья будет денег меньше платить...
   - Все, стой молча, - разозлился я. - Вас троих как зовут?
   - Мин! - пискнул очкарик.
   - Роберт, - ответил рыжий.
   - Алан, - нехотя проговорил хмурый брюнет.
   - Рассказывайте, в чем смысл быть мальчиком на побегушках у колдуна?
   - Много лет назад Кантанию осадили восточные орды, - начал Роберт. - Армию разбили в два счета, магия колдуна не особо помогла. Тогда господин Тар решил применить запретное заклинание. Для ритуала понадобилась жизнь подростка. Тар не мог забрать ее силой, поэтому бросил клич. Вызвался один единственный доброволец - безродный подручный. Он отдал всю кровь в обмен на огненный дождь, уничтоживший варваров. С тех пор по просьбе Тара и указу короля помощники получают определенные льготы и выгоды. Их семьи освобождаются от всех налогов, они могут без экзаменов и платы поступать в любые учебные заведения, с подручных не берут деньги за еду и мелкие вещи, даже при самом ужасном преступлении смертная казнь заменяется пожизненным изгнанием. Ну и подданным велено всячески любить и уважать подручных. Так что если отработаешь год на Тара - будешь как кот в масле.
   - Есть еще кое-что, - добавил Мин.
   - Ну?
   - Колдун обучает только одну ученицу в год. Самую знатную, богатую, умную и красивую девушку Кантании, которой исполнилось шестнадцать лет. Графы и бароны землю носом роют, лишь бы пристроить дочурку к Тару, но колдун выбирает лучшую из лучших. И подручный живет вместе с ней в одной башне. Иногда они влюбляются и могут пожениться. Родители колдуньи не в праве отказать, несмотря на безродность подручного.
   Алан густо покраснел.
   - Ага, - хмыкнул свинопас. - Только ты попробуй год отпахать.
   - А в чем подвох? - спросил я.
   - Сам-то подумай! Тар - колдун. Кто знает, какой этот... как его... на букву "и"...
   - Ингредиент. - Мин закатил глаза.
   - Во! Кто знает, какой гридиент ему понадобится? Может быть пучок крапивы. А может - твоя требуха. Или кровь. Или сердце.
   - Что ж вас тут собралась целая толпа? Не боитесь?
   - А мы так думаем, - толстяк цыкнул сквозь щель в зубах, - пан или пропал. Лучше рискнуть, чем до старости свиней пасти. А ежели ты внешний и не захочешь остаться - получишь целый мешок золота!
   - Ага, - я сложил руки на груди. - А где ваш колдун, кстати?
   - Да за ученицей поехал.
   - Надолго?
   Свинопас пожал плечами:
   - Может на час. Может на месяц. Как повезет.
   - И что, нам тут под башней торчать?
   - Угу. Это испытание терпения. Кто уйдет с утеса - может не возвращаться. Добро пожаловать на отбор.
  

Глава 2

   Я присел на камушек и достал мобильник. Связи нет - и это на такой-то высоте. Похоже, реально попал. Как еще объяснить телепортацию с помощью чертова объявления? Вот если бы меня по репе стукнули и сюда привезли - я бы еще сомневался, а не подстроено ли все это. Не декорации ли и актеры кругом? Нет ли скрытых камер в листве? Ну а так... Все своими глазами видел, все наяву произошло. Придется действовать по обстоятельствам. Всяко лучше, чем сидеть дома с отчимом-уркой.
   Семерка крестьян расположилась кружком у дороги. Троица школьников сперва тихо стояла поодаль, а затем подошла ко мне. Посчитала, что рядом безопаснее. Я сфотографировал парней и сделал сэлфи на фоне башни и долины. Будет потом чем вконтакте хвастаться. Напишу под фотками: сбежал из дома, чтобы побывать на съемках фэнтези. Пусть кусают локти немногочисленные друзья.
   - Расскажи про свой мир, - попросил Мин.
   - Сиди молча! - шикнул Роберт. - К внешним нельзя приставать с расспросами. Узнаешь всякого, перестанешь спать и сойдешь с ума. Сколько раз так уже было?
   - Правильно, - я улыбнулся. - Лучше про свой мир расскажите.
   - Да что рассказывать, - очкарик тряхнул курчавыми светлыми волосами. - Страна у нас небольшая, но могучая. Все колдуна боятся после огненного дождя. Разводим скот, сеем пшеницу, добываем руду в горах, торгуем тем и этим. Большой город у нас всего один - Элия. Там живет король во дворце. А остальное - деревушки да поселки.
   - А кроме Кантании что есть? Вы же географию в школах учите или как? Какие у вас тут народы обитают? Эльфы с орками водятся?
   - Нет, - парень покачал головой, - таких не знаем. На востоке живут ургы - те самые варвары, которых победил Тар. Их кожа коричневая как молотый кофе, глаза огромные что чашки и голубые словно горный лед. Ургы ездят верхом на мохнатых лошадях и даже спят в седлах!
   - Интересно, - хмыкнул я.
   - На севере, во льдах замерзшего моря живут балуны. Они бледные как мука, с красными глазами и острыми скулами. А волосы такие тонкие, что издалека кажутся прозрачными. Балуны совсем не боятся холода. Они бьют проруби и ныряют голышом в ледяную воду. Охотятся с гарпунами на моржей всяких, тюленей. Мы меняем их бивни и жир на хлеб, больше снежные люди никакой торговли не ведут. Скрытно очень живут, обособленно. Ни с кем в союзы не вступают и дружбы не водят.
   - Белокожие и красноглазые, с прозрачными волосами. Забавно.
   - Ага. Колдуны у них еще очень сильные. Шаманами зовутся. Могут призывать на службу пургу и град. Говорят, Тар иногда ездит к ним в гости. Вот. На западе, получается, мы находимся. А на юге постоянно извергаются вулканы и кипяток бьет из земли, так что там никто не живет. Мертвые земли, гиблые.
   - Ага, понятно. А все это добро вместе где находится? Это остров или материк?
   - Остров, - ответил Роберт. - Но очень большой. Называется Дария. Других таких наши мореплаватели еще не отыскали. Только мелочь всякую, где живут совсем уж первобытные дикари.
   - Понятно.
   - Есть охота, - сказал Мин. - У тебя в рюкзачке ничего нет покушать?
   - Балда! - разозлился Роберт. - Ты чем на уроках слушаешь? Нельзя трогать еду внешних, а то козленочком станешь!
   - Да сказки это все! - насупился очкарик.
   - А вот и нет! Помнишь старого Бурна? Так он в жабу превратился!
   - Бурн умер от неизвестной болезни, - подал голос Алан. - У него выпали волосы и зубы, он осунулся и похож на живую мумию. Все, кто касался старика, тоже заболели, но выжили. Теперь ходят беззубые и лысые.
   - Во жесть, - хмыкнул я. - Кто-то накормил беднягу полонием? Но зачем? Из каких миров вообще внешние бывают?
   - Да из всяких, - продолжил Алан. - Но после того случая Тар отбирает все их вещи. Впрочем, в последний раз внешнего видели лет сорок назад.
   Я покопался в рюкзаке и достал плитку шоколада. Приберег в дорогу, но раз поездка отменяется, почему бы не перекусить. Разделил "Милку" на четыре части и протянул новым знакомым. Те отодвинулись.
   - Не бойтесь. Это обычный шоколад. Уверен, у вас такой тоже делают.
   Мин протянул руку, но тут же получил по ней от Роберта. Рыжий первый взял угощение и осторожно откусил кусочек. Долго жевал, неотрывно глядя мне в глаза. Будто надеялся уловить подвох и тут же выплюнуть отраву. Я лишь улыбнулся и сунул в рот свою порцию.
   - Ты носишься с Мином как наседка. Вы друзья? Или родственники?
   - Братья, - ответил очкарик. - Папа - гончар, а мама торгует горшками на рынке. А у тебя есть семья? Скучаешь, наверное, по ней?
   - Не-а. Вообще ни разу. А ты, Алан, расскажешь о себе?
   - А смысл? Если вы забыли, мы сюда не на пикник пришли. У нас отбор как бы. И подручным станет лишь один. Старик и вовсе может заставить нас драться друг с другом. Смысл делать вид, будто мы друзья?
   - А ты на шаг вперед подумай, - хмыкнул я. - Быть другом подручного довольно выгодно. Разве нет?
   - Я не ищу выгоды в дружбе, - холодно бросил Алан.
   - Ну как знаешь. Гляжу, вы серьезно настроены на успех, да?
   - Я не очень, - ответил Мин. - Боюсь за испытание храбрости. Но попытка не пытка.
   - Как знать, как знать, - протянул Роберт. - В прошлом году Тар наслал на претендентов дождь. Бедняги сутки стояли под ледяной водой.
   - Много ушло? - спросил я.
   - Один из двенадцати.
   - Да уж, серьезная будет борьба. А сколько вообще испытаний?
   - Пять, - сказал Мин. - Терпение, выносливость, трудолюбие, смирение и храбрость.
   - Ну, с первым понятно. А на остальных чего ждать?
   - Всякого, - отозвался Роберт. - Испытания никогда не повторяются, старик каждый раз выдумывает что-то новое. Как-то раз Тар заставил ребят стоять на одной ноге сорок три часа подряд. Проверял выносливость.
   - А я слышал, - встрял очкарик, - как колдун выдал всем по два ведра: пустое и полное. И заставил переливать одно в другое ровно тысячу раз. Испытывал трудолюбие.
   - Боюсь представить, что нас ждет на смирении.
   - В позапрошлом году принимали роды у свиней, - прошептал Алан. - Каждого поросенка надо было взять на выходе, омыть, завернуть в полотенце, поцеловать в пятачок и уложить в корзинку. И при этом не блевануть.
   - Фу! - я ощутил подступивший к горлу комок.
   - А ты думал, - хмыкнул брюнет. - Но это все детские сказки по сравнению с последним испытанием. До него, как правило, доходят двое или трое, не больше.
   - Там вообще кошмар, - пискнул Мин.
   Роберт поежился и отвел взгляд.
   - Тебя могут запереть на ночь с демоном, - Алан зловеще улыбнулся. - Или заставить обойти крышу башни с завязанными глазами. Или обвязать веревкой и велеть прыгнуть с утеса. Если не обмочился, не поседел и не стал заикаться - добро пожаловать в подручные.
   - Какой злобный колдун. И много народа гибнет на отборе?
   - Ты чего, - насупился Мин. - Не бывает такого. Колдун за всеми следит и помогает, если надо. Вылечит, поймает, если сорвешься, сотрет память, если двинешься от страха. Тар поклялся своим даром, что никогда не допустит гибели подручного или кандидата. Он, в общем-то, неплохой старик. Но строгий и малость...
   - Бахнутый, - подсказал Алан.
   Мин замолчал.
   Следующий час я развлекал себя фотографированием всего и вся. Школьники в это время тихо переговаривались, крестьяне травили похабные байки и ржали на всю округу.
   Колдун не спешил возвращаться. Я тешился надеждой, что старый хрыч приедет хотя бы к утру. Торчать на утесе месяц или больше как-то не айс. Но никуда не денешься. Только Тар сможет вернуть меня домой.
   - А в лес хоть можно сходить?
   - Ага, - ответил Роберт. - Только за столбик не заходи. Увидишь такой у дороги - полосатый, черно-белый. Это граница владений колдуна.
   - А там есть чего пожрать? Ягоды, грибы?
   - Мин, сходи с... а как тебя зовут-то?
   - Вадим.
   - Приятно познакомиться и все дела. Мин, сходи с Вадимом, а то еще наглотается волчьей жвачки.
   - Это еще что?
   - Да ягоды такие. Длинные, черные, на сливы похожие. Начинка у них тянется как пастила. Не знаю, зачем их волки жрут.
   - Они им как лекарство, - встрял Алан и замолчал.
   - Ага. Только люди дохнут за пять минут. В страшных муках.
   - А вы тут сами справитесь? - я бросил многозначительный взгляд на притихших свинопасов.
   Школьники переглянулись и разом встали.
   - Вот и я так думаю. Ведите.
   Мы спустились с утеса, прошли вдоль скалы и оказались на крохотном поросшем лесом плато. Неподалеку торчал пограничный столб, сделанный из срубленного деревца. В общем и целом, в нашем распоряжении был участок размером чуть больше школьного стадиона. И как тут, блин, месяц выживать?
   - Теснота, - вздохнул я. - Раз колдун следит, чтобы никто не помер, может, у него скатерть-самобранка есть? Ну или просто кладовка с припасами?
   - Не, - сказал Роберт. - Даже родителям запрещено приносить нам снедь.
   - На плато полно грибов, - сказал Алан. - Если не безрукий дурак - разведешь костер и пожаришь. А если дурак - то нечего в подручные рваться.
   - Ты всегда такой злой? - хмыкнул я.
   - Временами, - буркнул парень и отвернулся.
   - Да он нервничает просто, - сказал Роберт.
   - Вот жвачка! - Мин потряс веткой похожего на рябину деревца. Сами ягоды напоминали не сливы, а финики, только черные.
   Вообще, несмотря на некий иной мир, многие деревья оказались знакомыми, родными. Я разглядел с высоты сосны, березы, дубы, клены и заросли орешника. Может, это и вовсе Земля, только из параллельной вселенной? Надо будет узнать у колдуна. Сейчас же меня больше заботила волчья жвачка.
   - А почему она объедена?
   И действительно, многие "финики" были надкусаны, с них тянулись длинные желтоватые нити, похожие на карамель. Выглядело весьма аппетитно, а пахло самым настоящим медом. Не познакомься я с ребятами, уже б подыхал под этим самым деревцем. Но раз других трупов поблизости не обнаружилось, значит, жвачку ели не люди.
   Школьники, видимо, подумали о том же самом. Насторожились, закрутили головами.
   - Уходим отсюда, - сказал я.
   Послышалось глухое рычание. Из кустов выпрыгнул огромный серый волк и клацнул зубами. Мин вздрогнул и едва не бросился наутек, но я успел схватить парня за воротник.
   - Никому не двигаться. В глаза волку не смотреть. Рты держать на замке.
   Волчара пригнул морду к земле и медленно шел на нас.
   - Но он же... он же..., - зашептал Роберт.
   - Волки раз в пять быстрее человека. Никому из нас не убежать.
   - А что тогда делать?
   - Ждать. - я вытащил из кармана выкидуху. Маленькую китайскую, купленную в ларьке за двести рублей. Но даже с такой зубочисткой бродить по городу куда спокойнее. Человек с ножом опаснее человека без ножа в тысячу раз. Если только у человека без ножа нет пистолета. - Волк нападет на меня. Я больше вас, в его глазах именно я главный враг. Как только это случится - руки в ноги и до башни. Там уж толпой как-нибудь отобьетесь.
   Зверь подбирался, глухо рыча и скаля зубы. Пены нет - значит, не бешеный. Авось не рискнет нападать на троих и свалит к чертовой матери.
   Я отвел руку с выкидухой за спину, а левую согнул в локте и выставил перед собой. Собаки обычно хватают то, до чего проще дотянуться. Повезет - волк сперва попытается откусить мне руку, а уж потом добраться до шеи. В любом случае, у меня будет лишт один шанс вонзить клинок в горло мохнатой заразы. Никакая иная рана зверя не остановит, лишь разъярит. Не то оружие я прихватил с собой из дому, совсем не то. У отчима есть штучки покруче. Так ведь кто ж знал, что придется драться с гигантскими волками.
   Тварь тем временем остановилась и чуть присела, готовясь к прыжку. Я смотрел на прижатые уши, расправив плечи и изо всех сил делая вид, что не боюсь. С одной стороны, я не пялюсь волку в глаза, неприкрыто вызывая на битву. С другой, не прячу взгляд, не показывая себя беззащитной жертвой. Посмотрим, во что все выльется.
   - Я сейчас описаюсь, - пискнул Мин.
   - Давайте убежим, - заикаясь, проговорил Роберт.
   - Заткнулись оба.
   Волк рычал, глядя на меня янтарными глазами. Нас разделяло не больше двух метров. Мы как ковбои на дуэли: ждем, когда часы на ратуше пробьют полдень. Только вместо часов - я и трое перепуганных до смерти школьников из иного мира. Как только один из нас дернется - волк прыгнет. Пока же мы стоим как истуканы, зверь колеблется. Чего это овечки вдруг ведут себя как медведи? С чего это они такие уверенные? Ту ли добычу выбрал? Не проще найти кого послабее?
   Волк встряхнулся и засеменил вниз по серпантину, прочь с плато.
   - Вот и вали, собака плешивая! - Роберт потряс вслед кулаком.
   - Сейчас территорию пометим и можно этого гада не бояться, - сказал я. - Мин, ты вроде в туалет хотел?
   - Уже не хочу.
   Пришлось остаться в лесу. Негоже возвращаться с мокрыми штанами, крестьяне засмеют. Я отправил братьев за дровами, Алана попросил собрать грибов. После случая с волком темноволосый даже не подумал возмущаться. Остальные тоже признали меня вожаком. Жаль, что подсоблять колдуну будет лишь один из нас. Не исключено, что победителем испытаний станет и вовсе жирный свинопас. Я вернусь домой, школьники в свои семьи... А неплохие они ребята все же. Могли бы подружиться.
   Пока парни шастали по лесу, я подготовил место для костра. Расчистил небольшую полянку, притащил два сухих бревна - не сидеть же на земле. После нарезал и наточил веточек орешника - грибы насаживать самое то. Так увлекся, что не обратил внимания на шаги за спиной. Думал, кто-то из своих вернулся. Когда же меня с размаху огрели по спине, удивляться было поздно.
   Я прыгнул вперед, кувыркнулся и вскочил, держа в одной руке ножик, в другой - остро заточенный прут. Тоже сгодится в качестве оружия. С выколотым глазом особо не подерешься, тут и гадать нечего.
   Напротив стояли всем составом чумазые оборванцы. В руках палки, рожи злые, что у того волка. Руководил шайкой жирный свинопас. Кто бы сомневался.
   - Ты крутой, спору нет, - сказал толстяк. - Бить тебя не особо хочется. Свали сам, а? Твоих девочек тоже не тронем, если уберутся за столб.
   Краем взгляда я заметил Мина. Парнишка прятался за деревом и наблюдал. Даже если он позовет остальных, и те впишутся за меня... Четверо против семерых. Попробовать, конечно, можно. А если не впишутся? Да, я выше и сильнее, но как-то врагов многовато. Но и уходить как последний лох не хочется. Вот радость, стушеваться перед вонючими свинопасами.
   - Ну? Думай резче. Поколотим ведь.
   Попробовать договориться? Вряд ли получится. Этим ребятам не нужны мои деньги и мобила. Они всерьез намерены избавиться от конкурента. Хотя... есть один вариант.
   - Погоди секундочку. Попью на дорожку. - я достал из рюкзака пол литра колы в пластике и потряс бутылку.
   Открыл крышку - и во все стороны полетели коричневые брызги. Все, что осталось, вылил себе на одежду.
   - Ну что, сучки, кто рискнет дотронуться до внешнего?
   Крестьяне раскрыли рты и отпрыгнули прочь как перепуганные зайцы. Двое бросились наутек, побросав палки.
   - Мои зубы! - заверещал один.
   - Мои волосы! - вопил второй.
   - Придурки, это же бабкины сказки! - рявкнул свинопас. - Школяры же жрали его шоколадку и ничего! Ну держись, собака!
   Толстяк первым бросился на меня. Я подпустил его поближе и швырнул ногой прелые листья прямо в лицо. Атака захлебнулась. Пока засранец тер глаза, дал ему с правой хука в челюсть. Ножом бить не стал, но тяжелая рукоятка стала отличным вкладышем. Удар получился в разы сильнее, и заводила уже не встал.
   Тут меня огрели палкой по плечу, но не сильно. Пуховик - отличная защита от дробящего оружия. Хорошо, не стал его снимать, лишь расстегнул. Вечером тут не так уж жарко.
   Оборванцы заходили с трех сторон, намереваясь напасть одновременно. Хорошая тактика, ребята знают толк в уличных драках. Не удивительно - чем им еще развлекаться после выпаса хрюшек?
   Слева раздался дикий вой. Я уж подумал, волк вернулся. Тоже признал во мне вожака и решил помочь. Но то был всего лишь Роберт, с диким криком повисший на долговязом крестьянине. Из-за дерева выбежал брат и начал пинать чумазого по ногам. Алан зашел еще одному с тыла и обхватил руками за шею. Враг захрипел и повалился на спину, придавив тощего парня коренастым телом. Но брюнет хватки не ослабил, наоборот, стал давить пуще прежнего.
   Оставшаяся парочка весьма удивилась внезапной подмоге, чем я незамедлительно воспользовался. Подскочил к одному и со всего размаха секанул прутом по грязной роже. Пока оборвыш визжал и катался в листве, добрался до последнего уцелевшего и применил самый жестокий прием улицы. Саданул ногой в дыхалку, а когда парень согнулся - ухватил за грязные волосы и от души вмазал коленом в пятак. Крестьянин залился кровью и прилег отдохнуть рядышком с главарем.
   - Все, отпустите их, - сказал я, тяжело дыша. - Алан, кончай, задушишь же!
   Темноволосый нехотя выбрался из-под жертвы и стал отряхивать жилетку и брюки. Мин и Роберт тоже оставили чумазого в покое. Тот бессильно опустился на траву, потирая ушибленные ноги. Мин постарался на славу. И не подумаешь, что в таком тщедушном тельце столько силы.
   - Так, гады, - я навис над побитыми драчунами. - Взяли вот этих и пошли вон отсюда.
   Те закивали, кое-как подняли вырубленных товарищей и похромали вверх по серпантину.
   - Э, куда? - рыкнул я. - В другую сторону.
   - Но..., - заблеял чумазый. - Там же столбик...
   - Или идешь на своих двоих - или мы отнесем. Сам же хотел нас выгнать - вот и вали теперь.
   - Да это... Это нас Орин подговорил. Мы бы сами... не стали...
   - Пошли, кому сказал!
   Пятеро конкурентов, кто сам, кто на руках товарищей, перешагнули запретную черту. Козлы с возу - честным людям легче.
   - Да! - крикнул Роберт, подняв кулак. - Всегда мечтал навешать селюкам!
   - Круто мы их! - поддержал брат.
   - Молодцы, парни. Спасибо, что помогли. Бы без вас не справился.
   - Пустяки, - Роберт протянул ладонь, я пожал ее. - Ты вон от волка нас уберег, а эти... так, дерьмо свинячье.
   - Самое время разводить костер и пировать. Нашли, что просил?
   - Да, - ответил Алан. - Сейчас принесем.
  

Глава 3

   Грибы аппетитно скворчали над огнем. Сперва мы хотели высушить Миновы штаны, но вонь поднялась такая, что глаза резало. Пришлось отнести их в самую чащу и повесить на сук. Сохнуть будут дольше, зато без неудобств.
   - Интересно, когда колдун вернется? - спросил Роберт.
   - Надеюсь, скоро, - ответил Алан.
   - Лишь бы без дождя обошлось, - добавил Мин. - И снега.
   - Твою налево, Мин, - протянул я. - Твою налево...
   Сразу после фразы очкарика, небо затянуло серыми тучами. И повалили огромные пушистые снежинки. Все разом удивленно выдохнули - изо ртов вырвались клубы пара.
   - Песец. Поднимайтесь, не сидите сиднем! Собирайте дрова и сразу бросайте в огонь. Придется всю ночь бегать по лесу, иначе замерзнем.
   Послышался стук копыт. На полянку выехал всадник на вороном коне. Высокий мужчина в черном плаще. Лицо суровое, хищное. Зеленые глаза будто светятся в темноте, на осунувшихся щеках и острых скулах седая щетина. Тонкие бледные губы поджаты, человек явно чем-то недоволен. Или кем-то. Короткие пепельные волосы и крючковатый нос довершают зловещий облик.
   Школяры вытянулись по струнке и хором гаркнули:
   - Здравствуйте, господин Тар!
   Я промолчал, но сделал лицо попроще. Натянул этакую нейтральную маску, чтобы не выглядеть враждебно, но и не проявлять уважения. Я этого типа знать не знаю, а с незнакомцами надо держаться строго.
   Колдун взмахнул рукой, и к нашим ногами упали четыре тулупа. Теплых, пушистых, из настоящего меха.
   - Кто наденет - вернется домой, - не сказал, а каркнул мужчина. - Греться в обнимку запрещено. Посмотрим, кто из вас самый выносливый.
   Ха, так у меня же пуховик, подумал я, и тут же ощутил лютый холод. Опустил глаза - пуховика нет!
   - Потом отдам, - сказал Тар и ускакал в ночь.
   - Началось, - Алан покачал головой.
   - Мин - бегом за штанами.
   - Так не высохли же!
   - Плевать! Иначе ноги на хрен отмерзнут. Вернее, вместе с хреном. Делай, что говорю! И дров на обратном пути набери! Работаем, парни!
   Мы разбежались по лесу. Из-за туч стало темно как поздней ночью. И никакой вам луны или что тут вместо нее. Хорошо хоть деревья росли не очень плотно, а то бы заблудились на раз. Но костерок словно маяк вел нас во тьме.
   По большему счету приходилось ориентироваться на звук. Хрустнуло под ногой - оп, веточка. Парням, наверное, совсем несладко. Они ж босые все как хоббиты. Лишь бы не напоролись на...
   - А-а-а-й!!
   Судя по тонкому голоску, орал очкарик. Черт, стоит подумать о какой-нибудь гадости - и на тебе! Это колдун лютует или особенность мира? Впрочем, какая разница. Мы потеряли одного, и для отряда это не останется незамеченным.
   - Мин, дуй к огню!
   - Кажется, я проткнул ступню. Господи, как же больно!
   - Я сейчас!
   Ориентироваться на голос было проще простого - парнишка орал не переставая. Роберт добрался до брата первым и подставил плечо. Но Мин ковылял едва-едва, такими темпами он замерзнет на полпути до спасительного костра.
   - Роб, умеешь делать носилки из рук?
   - Чего? - рыжий уставился на меня с неподдельным интересом. - Это как?
   - У вас в школе физ-ры что ли нет? Смотри и повторяй. - Я взялся за левое предплечье чуть ниже локтя. - Ага, правильно. Теперь стыкуемся. Да не так, блин, наоборот! Мин, запрыгивай. Все, погнали.
   Когда дотащили беднягу, тот едва шевелил языком и выбивал зубами такую дробь, что барабанщик "Slipknot" обзавидуется. Холод усиливался с каждой минутой. Навскидку было градусов десять мороза, не меньше. Пока джинсы и толстовка неплохо защищают, но что будет дальше? Ночь только началась. К утру вообще минус пятьдесят может стукнуть. Кто знает этого бахнутого старика.
   - Сядь ближе, - сказал я Мину. - Двигайся хоть как-нибудь и не вздумай заснуть. Мы скоро.
   На поляну выбежал Алан с двумя охапками веток под мышками.
   - Что тут у вас?
   - Мин поранил ногу. Давай быстрее за дровами.
   Брюнет кинул всю добычу в огненную пасть и скрылся меж деревьев. Мы с Робертом брели поблизости, выставив перед собой руки как слепые. Врезаться в ствол или выколоть глаз суком не очень-то охота. А мрак сгустился просто... мрак, хех. В общем, темно как в одном месте.
   - Интересно, сколько времени прошло. - Я машинально потянулся к карману джинсов и тут же хлопнул себя по лбу. Мобильник! Ну конечно же!
   Вытащил телефон и включил фонарик. Теперь дело пойдет быстрее.
   - Это магия?! - воскликнул рыжий.
   Мобильник тонул в темноте, и со стороны казалось, будто свет течет прямо из моей ладони.
   - Для тебя - да, - я решил не вдаваться в объяснения. - Иди сюда. Алан, ты тоже.
   Теперь мы могли углубиться в лес и поискать большие поленья. Ветки хоть и давали много тепла, но сгорали слишком быстро. На одном хворосте ночь не просидишь, особенно с Мином.
   - Вон, гляди, - Алан указал рукой на старое упавшее дерево.
   Мы похватали увесистых сучьев сколько смогли и поспешили к костру. Теперь можно до рассвета бегать за валежником - его там на целую пилораму хватит.
   - Не переживай, - я подмигнул Роберту. - Все с братом будет в порядке.
   - Да я надеюсь.
   - Что-то он притих, - заметил Алан. - То ныл постоянно, а сейчас тишина.
   - Поднажмем.
   Мы выбежали на поляну. Мин сидел у огня, кутаясь в колдовской тулуп. На глазах паренька стояли слезы. Мин шмыгнул и прошептал:
   - Простите.
   В тот же миг из ниоткуда появился Тар. Коснулся плеча очкарика, и оба исчезли, как не было.
   - Куда это они? - насторожился я.
   - Домой, - ответил Роберт. - Знаешь, может, оно и к лучшему. Не тот у Мина характер. Не боец он. Уж пусть лучше лавочником работает, чем помрет или покалечится. Но ремня Мину всыплют по первое число.
   - За что?
   - Да папка у нас... на крутизне помешан. И сильными мы должны быть и храбрыми и морды бить направо налево. А мы может не хотим. Я вообще толмачом стать мечтаю.
   - Знакомые дела..., - протянул я, невольно скрипнув зубами. - Ладно, дрова в огонь, перекур пять минут и на вторую ходку.
   Беготня продолжалась до утра. Снега навалило по колено, но мы так часто носились по проторенной тропе, что ее не успевало засыпать. Замерзшие, уставшие как собаки и голодные, мы встретили рассвет. Тучи в одночасье рассеялись, а снег исчез - как не было. Лес изменился за считанные мгновенья. Ничто больше не напоминало о лютой зиме, разыгравшейся ночью. Деревья стояли нетронутыми, с сочными зелеными листьями. Земля была мягкой и теплой, а не промерзшей так, что кайло сломаешь.
   Пели птички, распускались цветы, одним словом - лето. Но мы отогрелись еще очень и очень нескоро.
   - Поздравляю.
   Я обернулся. Под раскидистой березой стоял Тар, сложив руки на груди. Пронзительные зеленые глаза, казалось, смотрели прямо в душу. Сложно выдержать такой взгляд, но я устоял. Хоть и пришлось собрать в кулак всю волю и злобу.
   Колдун поднял руку, и рядом с ним из воздуха возник длинный дубовый стол и скамейка. На стол упала белая скатерть, следом один за другим стали появляться разнообразные блюда и напитки. Огромная сковорода с жарехой из мяса, картошки и грибов. Полный котелок свежих ароматных щей. Поднос с печеной курицей. Пельмени размером с кулак, со столь тонким тестом, что сквозь него просвечивался нежный фарш. Ломти белого хлеба словно прямо из печи. Три глиняные чашки с чаем. Бутыль чего-то темного - скорее всего, кваса. Тарелки с медом и варьеньем.
   Я судорожно сглотнул и чуть не поперхнулся слюной. Желудок требовательно заурчал. Но стоило нам усесться на лавку и схватить ложки, Тар сказал:
   - Из-за стола не вставать. Съедите хоть крошку или попытаетесь испортить пищу - отправитесь домой. Узнаем, кто из вас самый терпеливый.
   С этими словами колдун исчез. А мы остались наедине с самым опасным врагом из доселе встреченных. После тяжелейшей ночи давать нам такое задание... Да это пытка, блин!
   Роберт засунул ложку в рот и начал жевать. Алан закрыл лицо руками, лишь бы не видеть всего этого великолепия. Я бы и сам так сделал, но от запаха никуда не деться!
   - Надо просто подождать пару часиков, - сказал я. - Жарко. Еда протухнет, мухи налетят...
   - Да я бы и тухлую сожрал, - простонал Роберт. - Вместе с мухами.
   - Так, отставить нытье! Человек без жратвы месяц может прожить.
   - А если нас тут месяц заставят сидеть? - хмыкнул Алан.
   - Сомневаюсь. Тар вроде как не конченый садист. Иначе бы мы ходили по костям провалившихся кандидатов.
   - Кстати, это магическая еда. Может и не протухнуть.
   - Тогда просто не обращайте на нее внимания! Давайте развлекаться как-нибудь. Анекдоты рассказывать или в города играть.
   - О, я знаю смешную байку! - Роберт поднял руку. - Приходит король к повару и говорит, испеки мне...
   - Хреновая байка, - буркнул Алан.
   - Сейчас я расскажу. Вспомнил как раз одну подходящую. В общем, летит пассажирский самолет...
   - Что такое самолет? - спросил рыжий.
   - А, - я махнул рукой. - Плывет, короче, корабль.
   - Моряки говорят, корабли ходят, - заметил Алан.
   - Да задрали! Дайте рассказать. Идет корабль, море волнуется, сильная качка. Что такое морская болезнь знаете хоть?
   - Ага, - ответил Роберт.
   - Вот. Заходит, значит, капитан на пассажирскую палубу. Видит - один блюет, остальные смеются. Капитан говорит помощнику - дай тому ведро, а то весь пол загадит. Помощник дает ведро со словами: смотри на пол не блюй больше, а то за борт выкинем. Оба уходят. Спустя час капитан возвращается. Видит: все блюют, один смеется. Спрашивает: что случилось? Мужик отвечает: да ведро наполнилось, пришлось отпить.
   Парни переглянулись и вздохнули.
   - Что? Не смешно?
   - Не особо. Бедный пассажир, - вздохнул рыжий.
   - Еще пара часов - и я сам из того ведра отопью, - фыркнул Алан.
   - Держимся!
   Следующий час мы играли в города, камень-ножницы-бумага (научил ребят), травили всякие байки, но лишь сильнее проголодались. К величайшему сожалению, еда и не думала тухнуть. Наоборот - стала в разы ароматнее. Несмотря на это, мухи старательно облетали припасы, не садясь даже на стол.
   - Господи, я не выдержу, - Роберт потянулся к пельменям, но получил по руке.
   - Выдержишь! Все выдержим.
   - А какой тебе смысл нас подбадривать? - спросил Алан. - Уверен, селюки провалили вчерашнее испытание. Избавишься от нас - останешься последним претендентом.
   - Угу. После всего пережитого чтоб я просто взял и вас предал? Даже не думай. Начали вместе - и закончим так же. По крайней мере попытаемся.
   - Все равно колдун выберет лишь одного.
   - Плевать. Втроем все интереснее. Вот не было бы вас - хрен бы я это испытание прошел. Уже б сожрал все и поехал домой.
   - Твоя правда, - сказал Роберт.
   - Во, еще один анекдот вспомнил. Пришел Колобок...
   - Что за Колобок? - спросил Алан.
   Пришлось рассказывать сказку целиком, благо короткая. К моему удивлению, она вызвала бурное обсуждение.
   - Могучие колдуны эти дед с бабкой, - с восхищением произнес рыжий.
   - Согласен. - кивнул темноволосый. - Еще ни разу не слышал о магах, способных вселять души в неживые предметы.
   - Интересно, если съесть Колобка - это будет считаться людоедством?
   - Не знаю. С одной стороны он не человек, а булка. С другой - наделен разумом и сознанием.
   - Булка..., - вздохнул Роберт. - Как же я завидую Лисе.
   - Да ладно вам! Это просто сказка, небылица. А Лиса сожрала задеревеневший, грязный и обслюнявленный другими животными катыш хлеба.
   - Мне и такой сойдет.
   - Держи руки на коленях. Чтобы я видел.
   Прошло еще минут сорок. Сдерживаться становилось все труднее. Я крутил в голове самую мерзкую мерзость, но никак не мог перебить аппетит. Не помогали даже воображаемые свинские роды. Алан закрыл глаза и что-то бубнил под нос. Наверное, молился. Роберт вцепился в колени так, что побелели пальцы, и неотрывно смотрел на стол.
   Мы так устали и оголодали, что поддерживать непринужденную беседу уже не могли. Она отвлекала нас довольно долго, но что будет дальше? Сколько тут еще торчать?
   - Глядите, ученица колдуна идет! - крикнул Роберт.
   Я и Алан проследили за рукой товарища, но никого не заметили. Тут же раздалось жадное чавканье. Когда мы повернули головы, рыжего и след простыл.
   - Так и думал, - произнес брюнет.
   Я вздохнул. Нелегко терять друзей, едва обретя. Даже если подручным выберут меня, как я найду ребят в этой Кантании? А если не выберут - все покажется лишь сном. Коротким, местами кошмарным, но по большей части приятным. Скорее всего, никого из парней я больше никогда не увижу. Обидно. Верные товарищи - редкость в любом мире.
   Солнце докатилось до зенита. Никто из нас не притронулся к еде. Разговоры сошли на нет, мы тихонько клевали носами - жуткая усталость поборола голод. Вдруг лавка и стол исчезли. Я плюхнулся на землю и тряхнул головой. Надо мной стоял Тар - по-прежнему с недовольным лицом.
   - Поздравляю. Теперь идемте.
  

Глава 4

   Колдун отвел нас ко входу в башню. Я все искал глазами селюков - больно интересно узнать, справились ли они с испытаниями. Но никого не нашел - утес пустовал. Что же, неудивительно.
   Старик сделал привычный пасс рукой. Створки ворот распахнулись, из темного нутра башни вылетели два деревянных ведра в сопровождении пушистых швабр.
   Швабры встали рядом с нами как верные товарищи. Ведра приземлились у ног.
   - До захода солнца вы должны побелить первый этаж, - молвил колдун. - Вадим - правая сторона. Алан - левая. Позади башни увидите черту - за нее заступать запрещено. Помогать друг другу - запрещено. Время пошло.
   - Я сейчас засну на ходу, - простонал Алан. - Целые сутки вкалывали и опять...
   - Главное не засни позади башни. Офигеть, да она на самом краешке утеса стоит. Уступ сантиметров двадцать, не больше.
   - Да колдун поймает если что.
   - Ага. А испытание засчитает?
   - Не. Если Тар вмешается - игра окончена.
   - Вот и я о том же. Так что соберись.
   Алан оперся на швабру и закрыл глаза. Пришлось хлопнуть его по плечу. Парень встрепенулся и завертел головой, будто проснулся после долгой дремы.
   - Не спи, иначе придется тебя бить.
   Брюнет сказал что-то невнятное и принялся водить шваброй по стене. Побелка оказалась настолько жидкой, что почти вся стекала с холодных камней. А то, что каким-то чудом задержалось, срывал ветер.
   - Сизифов труд, - вздохнул я и взглянул на небо. Через пару часиков солнце докатится до зенита. А там и до вечера недалеко.
   Попробовал хорошенько взболтать раствор - вдруг самая мякотка на дне осела? Фиг там! Проще белить сухим молоком, чем этой жижей. Причем неразведенным в воде.
   - Алан, как дела? Алан!
   - А? Что? Да никак, не красится стена. Я, пожалуй, посплю. Утро вечера мудренее, может...
   Пришлось хорошенько встряхнуть товарища. Хоть и понимал, каково ему сейчас. И без того щуплый парень за время испытаний осунулся, обзавелся темными мешками и не мог стоять, не пошатываясь. Но чтоб я с утеса упал, если работа у Тара не стоит мучений. Он же могучий колдун и умеет призывать столы из ниоткуда. Значит, все россказни о нем - правда. И мешок золота, и ученица, и почет. Разве все это не стоит побеленной стены?
   Я поделился соображениями с Аланом. Парень отреагировал довольно вяло, но все же взялся за швабру. Я, в свою очередь, решил поэкспериментировать. Вдруг раствор - волшебный, и наносить его нужно строго определенным способом. Например, водить шваброй крест-накрест или напевать песенку в процессе?
   Но что бы я не делал, ничего не помогало. Побелка упорно стекалась в крупные капли и сдувалась высокогорным ветром. В чем же секрет?
   - Я больше не могу, - прошептал Алан. - Хоть убей - не могу.
   Темноволосый сел под башней и привалился к холодным камням. Признаться честно, энтузиазм меня тоже покинул. Одно дело - четкая последовательность действий, приводящая к победе. И совсем другое - пытаться написать поэму вилами на воде.
   Я прислонился к воротам, но сразу отшатнулся, будто створки усеивали иглы. Стоит хоть на секундочку остановиться - и накатывает такая волна сонливости, что самостоятельно хрен справишься. А товарищ вряд ли сможет похлопать меня по плечу или щекам. Он сам уже практически спит, из последних сил стараясь держать глаза открытыми.
   Над головой раздался тихий скрип. Я поднял глаза и заметил юную девушку в просторной пурпурной мантии. Она стояла на крыше башни, опершись на зубцы, и с интересом смотрела вниз. Никогда прежде я не видел такой красавицы. Земные звезды и супермодели меркли рядом с этой девушкой как свечи на фоне солнца.
   Узкое загорелое лицо, вздернутый носик с россыпью крохотных веснушек, тонкие брови и оленьи глаза в тон мантии. Прямые волосы чуть ниже ушей цвета свежего пшеничного мякиша. Едва заметная ямочка на остром подбородке и аккуратная родинка на левой щеке. Все вместе можно назвать двумя словами - концентрированная няшность.
   - Алан, - шикнул я. - Поднимай зад, тут ученица колдуна!
   - Я уже слышал эту байку, - парень сладко зевнул. - Второй раз меня не купишь.
   - Дурак!
   Легонько пнул товарища в голень. Тот открыл глаза, мигом вскочил и принялся мазать стену побелкой. Появление девушки придало сил нам обоим. Трудно филонить, когда за тобой наблюдает неземная красавица.
   Впрочем, незнакомка простояла на крыше от силы минуту, после чего ушла. Но дух соперничества и желание понравиться никуда не делись. Кто знает, вдруг красотка снова выйдет на крышу или выглянет в окошко?
   - Ты видел, видел?
   - Легенды не врут, - отозвался Алан.
   - Интересно, а в чем смысл обучения такой прелести? Мол, чем красивее - тем лучше учится? Или колдун не только магией с ней занимается?
   - Нет, что ты. Тут все просто. Король велел Тару брать только дворянских детей. Сказал: я же пошел на уступки для твоих подручных, вот и ты уважь. Знать, разумеется, начала рвать на себе золотые цепи, лишь бы пристроить чадо на учебу. То взятки давай носить, то угрожать, а один раз две придворные семьи едва не перебили друг друга. Тара все это замучило до смерти, и он заявил так: возьму самую красивую девушку и точка. Плевать мне на ваши деньги, посулы и прочие заморочки. С тех пор грызня прекратилась. Правда, злопыхатели иногда пытаются попортить красоту фаворитки. Поэтому красивых девочек с детства оберегают пуще зеницы ока. Заставляют сидеть безвылазно дома и даже носить палху.
   - Что за палха?
   - Ну, типа маски такой. Одна прорезь для глаз, да и та вуалью закрыта.
   - А-а. Знакомая вещь. Слушай, а чему колдун вообще учит? За столько лет ваша Кантания должна быть просто забита всякими чародейками.
   - Боевой магии или силе природы, по желанию. Первый аспект крайне важен для знатных домов, замешанных в политических интригах и прочей гадости. Боевой маг - защита и опора семьи. Мало кто рискнет связываться с ним. Ну а второй важен для крупных землевладельцев. Дождик там наслать на поле, ну или град на соседа. Скот вылечить. Или уморить. Но если докажут, что это проделки колдуньи - костерок разожгут сразу.
   - О, так у вас и инквизиция есть?
   - Это что?
   - Ну, организация такая. Ведьм жжет.
   - За колдовским порядком у нас следят Наблюдатели. Двенадцать первых учеников Тара, старых как он сам. Тар передал им часть своих знаний, опасаясь скорой кончины. Но, кажется, чародей нашел способ обмануть смерть.
   - А сделать нормальную побелку не смог!
   Я швырнул швабру на землю и глубоко вздохнул. Несмотря на битые часы усилий, стена выглядела как слегка облитая молоком. А дело уже шло к вечеру. Замечательно, блин.
   У этой загадки обязано быть решение. Не мог же колдун поставить невыполнимую задачу! Иначе что это за испытание такое?
   Ответ зачастую кроется в вопросе. Что такое трудолюбие? Любовь к труду - это понятно. Но в чем она выражается? В старании? А мы, блин, не стараемся? В рвении? Если наши потуги не рвение - то что вообще тогда рвение? В прилежности? Да, прилежными нас точно не назовешь. Мажем стену как курица землю роет. А разве можно так поступать с трудом, который любишь? Разве станешь относиться к нему абы как, лишь бы поскорее справиться? Наоборот, так поступают те, кто работу ненавидит и всячески желает свинтить пораньше.
   Я вдохнул прохладный ветерок полной грудью, поднял швабру и бережно, аккуратно закрасил самый нижний камень. И что вы думаете? Побелка осталась на месте! Да еще сделалась ярче, гуще, как самая настоящая краска.
   - Алан! Я знаю что делать!
   Наконец-то мы сдвинулись с мертвой точки. Выкрашивать каждый камушек далеко не так просто, как размахивать шваброй, но зато есть результат! Камень за камнем, снизу вверх, нежно, с любовью - и вот уже фасад сверкает белизной как простыня после "Тайда".
   Но фасад - дай бог одна четвертая всей башни. Большей частью обитель колдуна стояла на самом краю утеса. Используя швабру как посох и вцепившись в стебель плюща, я приблизился к обрыву. Никогда прежде не жаловался на боязнь высоты, но тут... Видимо, мне просто не доводилось сталкиваться с настоящей высотой.
   Утес сильно выступал из отвесной каменной стены, из-за чего казалось, будто башня парит в небесах над изумрудно-желтой долиной. Я словно стоял на краешке летающего острова, зависшего на высоте трех километров, если не больше.
   Вид завораживал, гипнотизировал. Голова пошла кругом, напряженные мышцы обмякли. Мне стоило больших усилий не отпустить спасительный плющ. Я привалился к холодной кладке, закрыл глаза и зашептал как молитву:
   - Только не смотри вниз. Только не смотри вниз.
   Кое-как развернулся на карнизе. Тот, кстати, сильно сужался к задней части постройки. Если рядом с утесом карниз был длиной в две моих ступни, то потом сужался до половины.
   Работать стало слишком сложно. Приходилось держать длинную тяжелую швабру одной рукой, а левой цепляться за стебли. Древко постоянно цеплялось за камни и плющ, но укоротить его никак нельзя, иначе не достану до верха яруса. Ведро и вовсе привязал к поясу, и теперь оно болталось между ног как маятник, то и дело норовя раскачать меня и скинуть в пропасть.
   Руки дрожали и жутко болели. Пальцы левой едва сгибались, пришлось наматывать плющ на предплечье, чтобы хоть как-то держаться. Тонкие шершавые стебли драли и терли кожу даже через толстовку. Мышцы правой одеревенели, с каждым разом поднимать швабру становилось невыносимей.
   Знаете, на что это похоже? Если бы вас подвесили за руку и заставили писать письмо Дедушке Морозу десятикилограммовым карандашом. Ощущения, уверен, будут один в один.
   - Алан, ты как?
   - Сейчас сдохну.
   - Держись. Скоро встретимся у черты!
   Сказать одно - сделать другое. По мере продвижения к тылу башни, плющ начал мельчать. Может, солнца там слишком много или камни какие не такие. Я намотал на палец тонкий стебелек и легонько дернул. Тот вывалился из трещины вместе с корнями. И как теперь красить, спрашивается?
   Впрочем, ветер хорошенько поработал над кладкой и вымел весь раствор. В щели можно без усилий хоть два пальца засунуть. Но держаться за холодные камни не в пример тяжелее, чем висеть на прочном стебле. Тем более, я никогда прежде не занимался альпинизмом. Мой рекорд - залезть в форточку первого этажа, когда пьяный отчим закрылся и заснул.
   Стиснув зубы и не смотря вниз, я красил камушек за камушком, пока наконец не добрался до белой линии, делящей башню на две равные половинки. Я слышал натужное пыхтение Алана, но не видел его самого. Наконец парень дополз до черты и закрыл глаза, прижавшись к кладке всем телом.
   - Просто ад какой-то, - прошептал он.
   - В аду жарят на сковородках. И тычут вилами в зад. А это так... активный отдых на свежем воздухе.
   - Откуда в тебе столько оптимизма?
   - Не знаю. Мне здесь нравится. Всяко лучше моего городка.
   - Да? А мне вот не очень.
   Темноволосый оттолкнулся от стены, расставил руки в стороны и полетел в пропасть спиной вперед.
   - Алан!!
   Я попытался поймать парня, но сам чуть не сорвался. И повис как Том Круз в начале первой "Миссии". Хорошо хоть успел нащупать ногой карниз и удержаться. Краем глаза я заметил, как рядом с Аланом на миг появилась темная фигура, и оба тут же пропали.
   Что же, товарищ дома, а мне надо докрасить чертову башню. Солнце уже почти скрылось за горами. Справившись, я на последнем издыхании добрался до ворот башни и рухнул рядышком ничком. Засыпая, почувствовал, как на плечи опустилось мягкое пушистое одеяло. Долгий мучительный день закончен.
  

Глава 5

   Я очнулся на полу в каком-то доме. Встал, протер глаза, осмотрелся. Бревенчатый сруб, чем-то похожий на русскую избу, убранство небогатое. У единственного окна грубо сколоченный стол и лавка. В углу - круглая каменная печь, сейчас потухшая, над ней полки с деревянными коробками и пучками незнакомых трав.
   Впритык к печи - небольшая кровать, скорее всего детская.
   - Доброе утро.
   Я обернулся. За столом сидели Тар и девочка лет восьми. Этакий ангелочек - белое платьице, кудрявые золотистые волосы, милое личико. Кто она? Родственница колдуна?
   - Знакомься - Марта. Марта - Вадим.
   Девочка засмущалась и опустила взгляд:
   - Здравствуйте, господин Вадим.
   - Приглядывай за ребенком до вечера, - сказал Тар, вставая.
   - Что? В смысле? А что мне с ней делать?
   - Не знаю, - сухо ответил старик. - Знал бы, не просил тебя.
   С этими словами колдун исчез. Я остался наедине с Мартой. С виду она девочка спокойная, может, все еще обойдется. Как же за ней присматривать? Наверное, сперва стоит позавтракать.
   - Хочешь есть?
   - Я хочу пони, - ответила девочка.
   - Где я возьму тебе пони? Я даже не знаю, где мы находимся.
   Изба сотряслась от нечеловеческого крика. Такие звуки, наверное, издает демон под душем святой воды. Или рожающий слон. Или скоростной поезд, давший по тормозам на полном ходу. Или сирена гражданской обороны.
   Сперва я вообще не мог поверить, что крохотная девочка способно на такое. Но нет, это орала Марта. Орала бешено, брызжа слюной и выкатив глаза, при этом зажимая уши ладонями.
   Вскоре истошный вопль сложился во вполне распознаваемую фразу:
   - Я!!! ХОЧУ!!! ПОНИ!!!
   Первое, что пришло в голову - взять скалку или черпак и врезать мелкой по башке. Но раз крикливая зараза каким-то боком относится к колдуну, нарываться не стоит. Самому потом так врежут, мало не покажется. Уж лучше применить против нее то же оружие. Я неплохо гроулю, так что набрал полную грудь воздуха и гаркнул в ответ:
   - А ну заткнись!
   Марта замолчала. Самое время приступать к переговорам.
   - Давай поедим, а потом поищем тебе пони. Хорошо?
   - Ладно! - милейшим голоском ответила девочка и снова включила скромницу.
   Я порылся по полкам - ничего съедобного, только приправы. Что вообще едят дети кроме конфет и манной каши? Что я сам ел в детстве? Уже и не вспомню, регулярным мой рацион не назовешь. Впрочем, Марта же не грудничок - зубы есть, будет жрать, что дадут.
   Вышел в сени, среди лопат, кос и граблей нашел подхват, чугунок и мешок перловки. Сгодится. Осталось добыть воды, дров и растопить печь.
   Снаружи обнаружилась приваленная к стене поленница, а чуть поодаль - колодец с журавлем. Сама изба стояла на поляне посреди густого леса. Никаких поней тут и близко не было, так что усмирять крикушу придется как-то иначе.
   Я отнес дрова в дом и растопил печь. В одной из коробок на полке отыскались спички, иначе бы фиг все прошло так гладко. Зажигалка осталась в кармане пуховика, благополучно стыренного колдуном.
   Поставил на огонь чугунок, налил воды, высыпал перловки. Никогда еще не варил такую кашу, пришлось действовать наугад. То ли сразу надо крупу бросать, то ли когда закипит. В любом случае, что-то да получится.
   Подсолил, помешал длинной деревянной ложкой и сел на кровать. До этого момента Марта сидела спокойно, глядя в пол. И вдруг заявила:
   - Не люблю перловку!
   - Ты раньше не могла сказать?!
   - НЕ ЛЮБЛЮ ПЕРЛОВКУ!!!
   - Чтоб тебя, - процедил я. - А что любишь?
   - ТОРТИКИ!!!
   Девочка опять включила сирену и принялась колотить ногами по полу. Кое-как сдержав позыв дать ей затрещину, я вернулся в сени и осмотрел другие мешки. Лук, картошка, капуста и немного моркови. Можно сварганить щи, но тортик не получится при всем желании.
   - Нет тут тортиков! Будешь есть кашу.
   - Не буду!
   Марта подбежала к печи и толкнула ногой котел. Тот перевернулся, окатив мои ступни горячей водой. Хорошо хоть закипеть не успела. Я отскочил, спасаясь от размякшей крупы. Марта же, наоборот, принялась скакать по ней и неистово верещать:
   - ТОРТИКИ, ТОРТИКИ, ТОРТИКИ, ТОРТИКИ!!!
   Я глубоко вздохнул и вышел на улицу. Привалился к стене, закрыл глаза.
   - Спокойствие, только спокойствие. Не дай темной стороне овладеть собой.
   - Молодец.
   Напротив как всегда из ниоткуда возник колдун.
   - Вижу, ты знаешь толк в смирении.
   Тар взмахнул рукой, и поляна с избой исчезла. Мы стояли около входа в башню.
   - Я вынужден закончить испытание досрочно. Появились безотлагательные дела и мне требуется помощь. Так что остался последний этап. Идем.
   Я сглотнул. Осталась проверка храбрости, и, судя по словам товарищей, ничего хорошего меня не ждет.
   Мы вошли под темные своды обители колдуна. Выглядело все довольно уютно. Дощатая облицовка, малиновый ковер на полу, подсвечники вдоль стен. Здесь пахло пряностями, спокойствием и чем-то необычным, но приятным. Я словно оказался в далеком безмятежном детстве.
   Тар открыл дверь и пригласил войти. Крохотная комната с забитыми книгами стеллажами. Столик у стены, плетеное кресло, чернильница и открытая книга. Просто, но со вкусом. К роскоши колдун, очевидно, не тяготеет. Куда же он перенесет меня сейчас? В клетку со львами? В логово демонов? В дом с привидениями?
   Старик достал из кармана бронзовый перстень с печаткой в виду четырехконечной звезды. Протянул мне в открытой ладони.
   - Что это?
   - Знак подручного.
   - Но... А как же испытание храбрости?
   Чародей усмехнулся.
   - Ты прошел его четырежды. Волк, крестьянские дети, снежная ночь, побелка над пропастью. Этого более чем достаточно, Вадим. С сего момента ты приступаешь к выполнению обязанностей.
   - И с чего начать? Прибраться в башне?
   - Прибраться я могу и сам. Магией. Твое первое задание - добыть хвост девственного дракондора. Приступай.
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"