Чехин Сергей Николаевич: другие произведения.

Неопознанный объект

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Эта история о парне по имени Адам, которого навязчиво преследует неопознанный объект в ночных небесах. Все попытки заснять непрошеного гостя проваливаются, и Адаму никто не верит. Ночью ему не дает покоя объект, шумящий над крышей и светящий прожекторами в окно спальни, а днем на нервы давят обеспокоенность отца и крайне непростые отношения с единокровной сестрой. Адам должен в кратчайшие сроки узнать, кто на самом деле сходит с ума: он или окружающие.


   Серебристый "Рено" неспешно катил по грунтовой дороге, серой змеей проползшей меж золотистых колосьев. За рулем сидел крепкий мужчина средних лет со строгим лицом и заметной с первого взгляда военной выправкой. Хоть на нем была не форма, а простая белая рубаха, брюки и туфли, армейская закалка угадывалась в напряженности и собранности, будто он ехал не через фермерские земли, а по афганскому ущелью или сирийской пустыне.
   Звали его Марк Грант, военврач в отставке, успешно отслуживший пять с половиной лет и прошедший две войны. После увольнения устроился хирургом в полузакрытый военный госпиталь, и первый за три года двухнедельный отпуск решил провести с детьми в уютном домике на восточном побережье.
   Рядом с ним скучающе глядел в окно парень, совсем недавно отпраздновавший совершеннолетние. С первого взгляда никто бы не сказал, что эти двое не просто родственники, а отец и сын. В отличии от Марка, Адам всем своим видом давал понять: мне плевать на все и всех. Он носил длинные каштановые волосы, отличался болезненной бледностью и неестественной худобой, будто крайне редко появлялся на свежем воздухе при свете дня. Впрочем, это предположение - чистая правда: Адам вел совершенно вампирский образ жизни, будто солнце на самом деле могло сжечь его и обратить в пепел.
   Одет он был в черную футболку, бриджи и шлепанцы, но явно чувствовал себя некомфортно без любимого длиннополого пальто со стоячим воротником, оставленном дома из-за аномальной жары, разбушевавшейся в начале июля.
   - Куда надумал поступать? - спросил Марк, всматриваясь в дорогу столь пристально, словно там могли быть закопаны мины.
   - На журфак, - лениво отозвался сын, заправив за ухо непослушную прядь. - Но мать против.
   - Почему?
   - Говорит, журналистам мало платят и вообще это опасно. Видит меня доктором или бухгалтером... Сбегу я от нее к чертовой бабушке.
   - Ну перестань, - с наигранной строгостью ответил отец, хотя сам с трудом сдерживал улыбку.
   - А что? Ты же сбежал.
   Марк нахмурился:
   - Не совсем.
   - Так может расскажешь наконец, почему вы развелись? Я уже устал слышать глупые отмазки, мне давно не двенадцать лет.
   - А что сказала Хелен на этот счет?
   - Что ты был редкостным козлом, и она устала тебя терпеть.
   Марк коротко хохотнул и вновь стал серьезным, как на ковре у начальства.
   - Понимаешь, сын, она прекрасно знала, за кого выходила замуж. Пока все шло тихо и мирно, Хелен не жаловалась. Но когда начались войны: сперва Сирия, потом Ирак, Афганистан... ни о какой семейной идиллии не могло идти и речи. Меня носило по всему ближнему востоку, дома появлялся крайне редко. Хелен думала, ребенок что-то изменит, но... приказ есть приказ. Пойми, Адам, я не мог оставить ребят на верную смерть. Я спас очень и очень многих, мои труды и талант оценили все, кроме жены. Она подала на развод на пятом месяце беременности, даже не став дожидаться твоего рождения, меня вновь отправили к черту на кулички и... я впервые увидел тебя шестилетним. Удивительно, да?
   - Ага. Хоть сериал снимай.
   Вдали показался симпатичный двухэтажный домик из красного кирпича с высокой, увитой плющом и диким виноградом кованой изгородью. Он стоял совсем рядом со скальным обрывом, под которым лениво лизал камни пенистый прибой. Даже закрытые окна и климат-контроль не могли отсеять густой соленый запах океана.
   Марк внезапно остановился, хотя до цели оставалось метров двести, не больше. Адам удивленно приподнял бровь.
   - Я должен кое-что тебе сказать, - вздохнул отец, заставив внешне безмятежного сына насторожиться. - Я ушел от Хелен не только из-за раненых сослуживцев. В Ираке я познакомился с одной женщиной и на протяжение всей командировки мы были... довольно близки. Я бы сказал, слишком близки...
   - Она залетела от тебя? - хмыкнул Адам.
   Марк поднял палец и строго произнес:
   - Выбирайте выражения, рядовой. В общем... я хотел предупредить заранее, но смалодушничал и даже сейчас терпел до последнего. У тебя есть сестра-одногодка.
   - Сводная?
   - Единокровная. Я ваш общий отец, в каждом из вас половина моей крови, поэтому относись к ней соответственно. Не волнуйся, Глория замечательная девушка, и вы быстро поладите.
   Адам не нашел что сказать и просто пожал плечами с напускным равнодушием.
   Машина въехала во двор и остановилась, мужчины выбрались наружу. Ярчайшее солнце внезапно затянули тучи, подул прохладный ветерок, будто сама природа хмурилась и сердилась в ожидании встречи не таких уж дальних родственников.
   Марк пошел закрывать ворота, Адам взвалил свою спортивную сумку на плечо и закурил, прислонившись к капоту. Краем глаза он заметил колыхнувшуюся занавеску на втором этаже, а миг спустя входная дверь со скрипом отворилась и на крыльцо выскочила стройная невысокая девушка с короткими каштановыми волосами и роговыми очками на миловидном личике. Она была одета в джинсовые шорты, белую майку и клетчатую рубаху, завязанную узлом на животе.
   Глория расплылась в улыбке, но заметив Адама вмиг погрустнела, однако столь же быстро просияла.
   - А вот и ты, солнышко! - крикнул Марк и вскинул руку. Девушка поднялась на цыпочки и махнула в ответ, сверкая во все тридцать два. - Ну, знакомься: это Адам - твой брат.
   - Папа много о тебе рассказывал, - прошептала сестра и подмигнула.
   - Правда? - парень перебросил сигарету в другой уголок губ. - А я вот о тебе впервые слышу.
   - Он у нас диковатый, - хохотнул отец и довольно сильно похлопал сына по спине. - Пошли, покажу тебе дом.
   Адам стиснул зубы, но промолчал - не хотел портить и без того короткий отдых с самого начала.
   Первое, что гостю бросилось в глаза - крепкая железная дверь, вероятно бронированная, совершенно несвойственная для частных домов Коннектикута. В остальном же отличий было очень мало: уютная гостиная почти на весь первый этаж, с большущим диваном посередине и висящей на стене плазмой. Рядом неплохо обставленная кухня с варочной панелью, здоровенным холодильником и явно самодельными табуретами и столом.
   Наверху находились три комнаты, помеченные напечатанными на листах бумаги буквами "А", "М", "Г".
   - Это я сделала, - с улыбкой произнесла Глория. - Чтобы не запутались.
   - Нравится? - спросил Марк, открыв первую дверь.
   Комнатушка была обставлена по-армейски: простенько и ничего лишнего. Одноместная пружинная кровать в углу, заправленная зеленым покрывалом, рядом железный шкафчик, будто украденный из местной школы, небольшой столик у окна и стул с твердой спинкой. Вместо штор крепкие металлические жалюзи - вот и все убранство.
   - Симпатично, - хмыкнул Адам, поставив сумку рядом с кроватью.
   - Теперь мойте руки и ужинать.
   - Есть, сэр! - звонко воскликнула Глория, заставив братца вздрогнуть от неожиданности.
   Совмещенный санузел располагался в небольшой пристройке к гостиной, поэтому-то парень не сразу его заметил. Унитаз, рукомойник, душевая кабина - настоящая роскошь для подобной глуши. Можно, конечно, пожаловаться на тесноту, но так всяко лучше, чем мыться в океане и ходить в кустики.
   Закончив с водными процедурами, мужчины сели за стол, а Глория принялась выставлять на него кастрюли с едой: тушеным мясом, пюре и вареной кукурузой. Тарелки, салфетки и приборы уже давно дожидались гостей. Последними к трапезе подоспели ледяные бутылки пива, истекающие каплями конденсата.
   - За встречу! - Марк поднял бутылку.
   - И за отличный отдых! - добавила дочка.
   Адам промолчал, напряженно смотря то в окно, то в свою тарелку. Он сидел как на иголках, добела стискивая пальцы на ноже и вилке, и старательно избегал взгляда Глории, хотя та рассматривала его с бестактной пристальностью.
   - Чем увлекаешься? - спросила она, обращаясь явно не к отцу.
   Юноша замер с поднесенным ко рту початком:
   - Ну... всяким разным.
   - Например? - не отставала сестрица.
   - Читать люблю, играть... пишу статьи всякие.
   - О, ты журналист?
   - Ага. - Адам невесело усмехнулся. - Независимый.
   - Здорово! - воскликнула Глория, и брат с облегчением вздохнул: наконец-то отстала. - А я веду лайф-блог на Ютубе. Триста тысяч подписчиков, между прочим!
   - Вау! - с кислой миной выдавил парень.
   - Папа подарил мне крутейший дрон, завтра облетаем его и снимем фантастические виды! Уверена, зрители будут в восторге.
   - Круто, - Адам поковырял вилкой мясо. - А мне вот никто не дарил дрона.
   За столом воцарилась неловкая пауза, но длилась она считанные секунды, после чего девушка без обиняков произнесла:
   - Хочешь, подарю тебе свой?
   Юноша нахмурился, смущенно улыбнулся и тряхнул головой:
   - Нет, что ты. Мне он не нужен, я просто... извините. - Адам опустил глаза и замолчал, сосредоточенно работая челюстями.
   Марк допил пиво и сказал, вытирая руки салфеткой:
   - Ужин изумительный, солнышко. Теперь же позвольте откланяться, мне нужно хорошенько выспаться.
   - Прямо сейчас? - удивился сын. - Еще и девяти нет.
   - Это все работа, - ухмыльнулся мужчина. - Вчерашняя операция длилась шестнадцать часов, так что я едва держусь на ногах. Хотите знать, чем я занимался так долго? Только поклянитесь не болтать - это государственная тайна.
   - Клянусь! - Глория подняла ладонь.
   - Адам, твоя очередь. Это важно, я не хочу, чтобы вас убрало ЦРУ.
   - А может? - глаза дочери округлились от ужаса.
   - Еще как, - Марк подмигнул.
   - Клянусь, - буркнул парень.
   - Я вживлял солдату-инвалиду полноценный кибернетический протез.
   - Да ты что?! - воскликнула девушка.
   - Рядовой Грант! - грозно, без капли напускной строгости, произнес доктор. - Не дай бог ляпнешь об этом в своем блоге.
   - Но я же поклялась, пап! - девушка надула губки и захлопала ресницами.
   - Сверхсекретная разработка Пентагона. Псевдомышцы, почти неотличимые по функциональности от живой плоти, но в разы более прочные и сильные. Графеновые нервы, титановые кости... Будущее, детки, уже наступает по всем фронтам.
   Марк сложил салфетку и встал из-за стола.
   - Развлекайтесь тут, но не шалите. В диване есть xbox и dvd со всякими фильмами, только громкость не выкручивайте. Адам - если что понадобится, смело спрашивай сестру, она тут все знает.
   - Спокойной ночи, папочка, - Глория подскочила к мужчине и чмокнула в гладко выбритую щеку. На щеках же парня заиграли желваки.
   - Спокойной, - проворчал сын, глядя исподлобья.
   - Ну, чем займемся? - с энтузиазмом спросила девушка, когда шаги на лестнице стихли.
   - Не знаю, - Адам пожал плечами. - Наверное, тоже спать пойду.
   - Ну чего ты такой сердитый? - обиженно протянула сестра, склонив голову набок. - Хочешь в "Mortal Kombat" поиграем?
   - Приятных снов, - буркнул парень и поднялся в свою комнату.
   Ни о каком сне, разумеется, и речи идти не могло. Перед поездкой Адам крепко поругался с матерью, свалившаяся как снег на голову родственница тоже не особо-то успокаивала напряженные нервы, открывающиеся перспективы вообще не радовали.
   Он ожидал чисто мужского отдыха: походы с ночевками, охота, рыбалка, посиделки с пивом у костра, но теперь понятия не имел, чем обернутся грядущие две недели. Адам хотел наладить взрослые отношения с отцом, лучше узнать его, но третья сторона в планы никак не входила, тем более такая назойливая и наверняка капризная. Марк разбаловал ее, к гадалке не ходи. Дрон вон купил. Сын же никогда не получал от него ничего, кроме алиментов и крупных переводов на дни рождения и праздники, но все деньги до цента забирала мать.
   Ревность и обида еще больше распалили душу юноши, и он вертелся на кровати как грешник на сковороде, не находя покоя. Лишь ближе к середине ночи ему удалось забыться недолгой отрывистой дремой, да и ту вскоре прервало странное чувство. Адаму показалось, что рядом с домом что-то есть, но что именно он понять не мог. Парень ощущал чужое присутствие скорее нутром, нежели иными чувствами, и никак не мог осознать природу ночного гостя.
   Протерев глаза, он подошел к окну и уставился на два алых шара, парящих в жалком метре от стекла. Тусклая луна вырисовывала во мраке силуэт неведомой сферы полутораметрового диаметра, а сияющие алые шары напоминали глаза на ртутно-сером анфасе.
   Адам вскрикнул и отшатнулся. Таинственный шар чуть отлетел от окна, продолжая сверлить человека красными зенками. Парень прекрасно понимал, что не спит, и штуковина снаружи более чем реальна. Накатившая волна ужаса выгнала гостя вон из комнаты. Он рванул к двери отца, но увидел в окне в конце коридора те же кровавые очи, преследующие его по всему дому.
   Юноша раскрыл рот, но издал лишь тихий, едва слышимый хрип - такой бывает при попытке закричать в страшном сне. Он не смог приблизиться ни на шаг к жуткой сфере, потому развернулся и помчал вниз по лестнице. Первый этаж освещался лишь сиянием плазмы - Глория лежала на диване и смотрела четвертый эпизод "Звездных войн".
   Услышав натужное дыхание и дробный топот, девушка встала, и в этот момент на нее налетел Адам - бледный как мел и обливающийся холодным потом.
   - Господи, что случилось?! - воскликнула сестра.
   - Там, - брат судорожно сглотнул и указал пальцем на лестницу. - Что-то за окном.
   - Что? Енот?
   Адам тряхнул кудрями.
   - Медведь?
   - Какая-то хреновина с красными глазами. Я не знаю, что это.
   Девушка удивленно приподняла брови. Она явно ожидала веской причины, а не детской страшилки. Красные глаза за окном, ну-ну...
   - Тебя точно не мучил кошмар?
   - Нет! - рявкнул Адам, вынудив сестру вздрогнуть и отступить на шаг. - Не веришь - иди и смотри сама.
   - Хорошо.
   Глория бесстрашно поднялась на второй этаж и вошла в комнату брата. Парень, держа ледяные ладони под мышками и постоянно озираясь по сторонам, брел следом. Она открыла окно, выглянула наружу и пожала плечами:
   - Ничего подозрительного. Никаких красных глаз.
   - Да? - Адам с опаской уставился на усеянное звездами небо, но серебристый объект куда-то свалил. - Наверное, и в самом деле почудилось. Извини.
   - Ничего, братец, - Глория обняла парня за плечи, и тот из мертвецки холодного вмиг сделался дьявольски горячим. - На новом месте всегда плохо спится. Если что - приходи вниз, а то меня бессонница одолела.
   - Ладно... Если вдруг... опять приснится какая-нибудь дрянь - приду.
   Девушка склонила голову набок, подмигнула и ушла. Адам еще долго стоял у окна, приводя мысли в порядок. Заснул он лишь под утро, а три часа спустя дом затрясся от громогласного вопля отца:
   - Рота, подъем! Пора завтракать!
   Вылезать из-под одеяла жуть как не хотелось, но Марк все равно заставит встать - не словом, так силой. Армейские распорядки из него уже ничем не вытравить. С другой стороны как-то глупо дрыхнуть весь день, а ночью бродить в одиночестве... или в компании красноглазого шарика.
   Адам мотнул головой, отгоняя жуткие воспоминания о заглядывающем в окна чудище. В душе он надеялся, что это лишь видение, морок, сонный паралич, результат нервного перенапряжения и ничего более. Одевшись и спустившись вниз, он отловил у входа в ванную Глорию и шепнул на ухо:
   - Отцу о вчерашнем ни слова.
   - Клянусь, - девушка приложила палец к губам.
   - Спасибо.
   - Должен будешь.
   - Да? И что же?
   - Одну игру на мой выбор.
   - "Mortal Kombat"?
   - Может быть да... может быть какую другую, - уклончиво ответила сестра.
   - О чем шушукаетесь, молодежь? - поинтересовался Марк.
   - Да так, - с улыбкой ответила Глория. - Обсуждаем сновидения.
   - Правда? Почему бы не поговорить о них всем вместе за столом?
   - Ой, - девушка махнула рукой и легонько покраснела. - О таких сновидениях с родителями не говорят.
   - Хм. А с братом, значит, можно?
   - Агась. Не бери в голову, пап, ничего такого в них нет.
   - Надеюсь.
   Адам заметил, как быстро изменилось настроение отца с бодрого и веселого до хмурого и подозрительного. Но развивать тему Марк не стал, велев детям садиться по местам. На завтрак он приготовил яичницу с беконом, и первое время родственники спокойно ели, пока Глории не пришла удивительная во всех смыслах идея спросить:
   - Адам, у тебя есть девушка?
   - А что? - парень приподнял бровь.
   - Просто интересно, - Глория умудрялась поедать яичницу и при этом неотрывно сверлить брата слегка насмешливым взглядом.
   - Сейчас нет. А как твой личный фронт? - просто из вежливости сказал Адам.
   - Держу оборону со всех сторон. Популярность - штука двугранная. На одной - выгода и чувство собственной важности, на другой - постоянные домогательства поклонников. Слава богу, папа не дает меня в обиду, - последнюю фразу она произнесла отнюдь не с благодарностью, но с легкой издевкой.
   - Так точно. Последнего воздыхателя гнал аж пять кварталов. Теперь никто не осмеливается переводить глупости из интернета в реальную жизнь.
   - Ты прямо звезда, - произнес юноша.
   - Да, но лишь для своих подписчиков. Так сказать широко известна в очень узком кругу. Ну что, идем запускать дрона?
   Отец притащил из комнаты белоснежного монстра с подвесной камерой и четырьмя пропеллерами. Помимо стандартного пульта, в комплект входили очки, позволявшие видеть все из "глаз" аппарата и одновременно управлять положением объектива.
   При виде собранного и заряженного подарка Глория пискнула и захлопала в ладоши, вмиг похоронив все те крохи привязанности, зародившиеся в душе Адама с момента знакомства. Все же она пусть и не глупый, но в край избалованный ребенок с очевидно неверно расставленными приоритетами. Сколько сможет она кривляться на камеру для пускающих слюни задротов: пять лет, десять? А дальше-то что?
   Парень покачал головой и вышел во двор. Погода - самое то для полетов: солнечно и безветренно. С тихим жужжанием дрон взмыл невысоко над домом и завис, вертясь вокруг оси то влево, то вправо. Марк проверял пульт и собственные навыки - рулить такой пташкой занятие далеко не простое.
   - Ну вот, я ничего не вижу, - заныла Глория, водрузив на личико тяжелые темные очки вместо своих. - Все размазанное. Адам, держи, мне от них никакого проку.
   Парень надел прибор, вздрогнул, да так и замер к поднесенными к голове руками. Он отчетливо видел странный след на скате металлической крыши - будто огромный шар прокатился по ней и оставил похожую на желоб вмятину. Адам сам не помнил, как долго так стоял, прежде чем отец его окликнул:
   - Все в порядке? Ты будто призрака увидел.
   - Крыша... как-то странно смята, - пробормотал юноша.
   - А... последствия прошлогоднего урагана. Все никак руки не доходят починить.
   И тут парня посетила интересная мысль:
   - Сколько этот дрон может поднять?
   - До двадцати килограмм.
   А что если весь этот ужас - проделки скучающей сестрички? Достаточно привязать к беспилотнику большой шар - например для фитнеса - приклеить к нему красные фонари и жуткая сфера готова. Но как управлять ей из дома, если Глория ничего не видит без своих очков?
   Нет, этот вариант отпадает. Хотя подобную задумку смеха ради мог исполнить и отец по просьбе дражайшей дочурки.
   - Адам, все в порядке? - спросила девушка.
   - Да... голова немного закружилась, - парень вернул очки отцу.
   - Боишься высоты?
   - Немного.
   Разговор прервал мобильник в кармане Марка. Заиграла дурацкая мелодия, идеально подошедшая бы на рингтон малолетнему ребенку, однако доктор стал серьезным как никогда, всучил дочери пульт и скрылся в доме, хлопнув дверью.
   - Начальство, - выпучив глаза, прошептала Глория, указывая на дом большим пальцем.
   - Дрон не урони, - хмыкнул Адам. - Умеешь им управлять?
   - А то! Однажды я рулила настоящим армейским разведчиком. Только т-с-с-с, а то ЦРУ шлепнет.
   - Как у вас все сложно, - проворчал парень, присев на крыльцо.
   Девушка устроилась рядышком, прислонившись своим плечом к плечу брата. Она так увлеклась облетом винтокрылой машинки, что даже не заметила этого. Сощуренные глаза и раскрытый рот выдавали крайнюю степень вовлеченности, все вокруг будто бы исчезло.
   - Надень очки, - попросила она. - Не хочу запороть ракурсы.
   Не успел Адам водрузить устройство на лицо, как из дому вышел отец - уже в пиджаке и галстуке. В левой руке он сжимал блестящий кейс, в правой - ключи от автомобиля.
   - Так, народ, мне нужно срочно отъехать. Сами понимаете: приказ есть приказ. Джип подорвался на мине, трое в крайне тяжелом состоянии, без меня не справиться. Не знаю, как долго пробуду в госпитале, но раньше ночи не ждите. Глория, код.
   - Три-восемь-восемь, девять-шесть-девять.
   - Отлично. Обязательно заприте ставни и не вздумайте шататься по темноте - совсем рядом отвесные скалы. Все, пожелайте мне удачи.
   - Удачи, папочка!
   "Рено" сверкнул фарами и выкатил за ограду.
   - Что за код? - удивился брат.
   - От сейфа.
   - А что в нем? Если меня шлепнет ЦРУ - можешь не говорить.
   Девушка рассмеялась:
   - Дурашка, там всего лишь глок.
   - Боевой? - глаза Адама поползли на лоб.
   - Агась. Последней модели - жуть какой крутой!
   - И ты умеешь... Впрочем, глупый вопрос.
   - Еще как умею. Настоящий снайпер! Так что не волнуйся - я защищу тебя от пришельцев.
   Юноша вздрогнул:
   - Каких еще пришельцев?
   - Которые заглядывали в твое окно.
   - Слушай, мы решили - это был обычный кошмар! Забудь о нем.
   - Ладно-ладно, чего ты злишься? Не хочешь говорить - не надо.
   - То был просто сон, - по слогам процедил парень. - Точка.
   - Как скажешь, братец. Ой!
   - Что случилось?
   - Дрон унесло ветром! Гляди скорей, где он?
   Адам нацепил очки и увидел короткую песчаную полосу, усеянную гнилым плавником и мелкими камнями, насыпавшимися со скал.
   - Кажется, на каком-то пляже.
   - Черт, надо скорее его найти, а то унесет в океан. Пошли, я знаю короткую дорогу к берегу.
   Глория схватила парня за руку и потащила за собой. Они пробежали около полумили вдоль обрыва, прежде чем добрались до узкой и довольно хлипкой лестницы, зигзагами спускающейся по отвесной скале. Конструкция шаталась и отчаянно скрипела, но девушка с бесстрашием горной козы скакала по просоленным ступеням. Адам старался не отставать и одновременно не смотреть вниз - высота была о-го-го.
   К счастью, ни одна дощечка не проломилась, ни одно ржавое крепление не лопнуло, и родственники добрались до пляжа целыми и невредимыми. Глория тут же упала на колени перед беспилотником, вытащила его из мокрого песка и прижала к груди, словно потерявшегося котенка.
   - Камера цела, - сказала она. - Это главное.
   Солнце палило немилосердно, однако налетающие на камни волны брызгали во все стороны пеной, отчего у подножья каменной стены царила легкая прохлада. Полоса суши под скалами была шагов двадцать вширь, не больше, и в приливы ее наверняка затапливало.
   Глория отнесла потерпевший крушение аппарат к лестнице, поставила на ступеньку повыше и отсоединила камеру, в который раз проверяя целостность корпуса и объектива.
   - Знаешь, почему я спросила о девушке? - сказала она, едва пробившись сквозь шум прибоя и далекие крики чаек.
   - Понятия не имею, - ответил Адам, гоняющий краба по пляжу. Отчаянное членистоногое приняло бой с великаном и пыталось ухватить клешнями наглые пальцы.
   - Чтобы уязвить отца.
   - А он заслужил?
   - Еще как! - сестра стояла к парню спиной, непрерывно вертя камеру в руках. - Он охраняет меня как ядерную ракету, как зону-51, как самую страшную государственную тайну, чтоб ее! Не дает никакой свободы в личной жизни, гонит всех парней прочь, будто они иностранные шпионы. Так будет лучше, тебе еще рано, бур-бур-бур...
   Адам чуть не заржал, так забавно подруга изобразила негодование родителя.
   - Мне восемнадцать, а я все еще девственница, представляешь?!
   - Представляю, - хмыкнул брат. - Спасибо за подробности.
   Девушка пропустила колкость мимо ушей и продолжила:
   - Я хочу быть моделью, понимаешь? А папа твердит: поступай в колледж, приноси пользу обществу, я хочу тобой гордиться, а не видеть на обложках "Плейбоя". Однажды я сделала безобидное сэлфи в купальнике, так он отключил интернет на неделю! Это же кошмар!
   - Согласен.
   - Слушай, не очень-то удобно просить о таком... но пока выпала возможность, давай слегка отомстим строгому папаше.
   Юноша судорожно сглотнул и уставился на Глорию удивленным взглядом, за что был "вознагражден" щипком за ноготь. Краб, в свою очередь, по навесной отправился в пучину, откуда вылез.
   - Каким образом? - спросил Адам.
   - У нас есть первоклассная камера, отличное освещение и превосходный фон. А единственный человек, способный помешать замутить элитную фотосессию - очень и очень далеко и вряд ли скоро вернется. А? Как идея?
   - Ты хочешь, чтобы я сфотографировал тебя?
   - Именно! И, клянусь богом, все фото до единого окажутся в сети, и пусть отец хоть выгонит меня из дома, но я устрою настоящий скандал, всколыхну весь интернет! Шикарный первый шаг в карьере модели, не находишь?
   - Ну... можно попробовать. Фотограф из меня, правда, не очень.
   - Забей! Главное следи за горизонтом - убью, если завалишь, и фокусируйся на мне, а не на вон тех камнях или скалах. Держи.
   Глория вручила камеру опешившему брату, а затем с неуловимой быстротой скинула майку и выпрыгнула из шортов, оставшись в нежно-голубом мини-бикини.
   - Ну как? - Девушка сцепила пальцы на затылке и приподняла левую ногу на носке. - Получится из меня модель?
   Адам стоял с открытым ртом, побелевшими пальцами вцепившись в камеру. Сестра явно следила за собой с особой тщательностью - стройная, подтянутая, с упругой грудью и небольшими, но заметными кубиками на животе. Когда же она повернулась спиной и встала на цыпочки, продемонстрировав почти ничем не прикрытую крепкую попку, парень и вовсе забыл как дышать.
   - Ну, ты будешь снимать или где? - с игривой сердитостью произнесла она. - Я для кого тут корячусь?
   - Отец нас точно убьет, - прошептал Адам, ловя в объектив прогнувшую спинку наглячку. - Казнит без суда и следствия.
   - Да брось, никуда он не денется. Придется ему наконец признать, что я женщина в самом соку, а не секрет под семью печатями.
   К счастью, Глория так увлеклась изображением томных взглядов и восхищенных мин, что вовсе не смотрела на брата и не замечала тугой бугор на его бриджах. Позы девушки становились все более пошлыми и развратными, но Адам жал на кнопку как заведенный, невзирая на бешеный стук в висках и пересохшее горло.
   - Так, - сестра перестала вертеться. - А теперь смертельный номер.
   Невесомый лиф слетел с груди и покатился по песку, гонимый свежим ветром. Глория осталась в одних трусиках, но и они, судя по блеску в глазах и дьявольской улыбке, ненадолго задержатся на загорелом теле.
   - Чего застыл? Давай, жми на кнопку!
   - Господи, да ты с ума сошла! - воскликнул Адам, всплеснув руками.
   - Что не так? - нахмурилась сестра.
   - Еще спрашиваешь? Ты же светишь сиськами перед едва знакомым парнем!
   - Ну и что? Надо привыкать заранее. В студии никто не спросит, знакома я с фотографом или нет.
   - Но я же твой брат!
   - Вот и замечательно. Значит не будешь возбуждаться и приставать. Разве не так?
   - Да ты сумасшедшая, - он положил камеру на ступеньки и зашагал прочь, стараясь держаться к девушке спиной. - Не я со своими красноглазыми пришельцами, а ты!
   - Адам! - крикнула Глория, но тот лишь тряхнул головой и ускорил шаг.
   Парень вернулся в комнату и бревном провалялся до вечера, глядя в потолок и скрипя зубами. Больше всего он злился не на глупую девчонку, а на эрекцию, за несколько часов ни капельки не ослабшую. Он хотел сестру - да единокровную, не совсем родную, да впервые встреченную, но дело крепко пахло инцестом. Адам ощущал себя облитым грязью, его тошнило от растекающейся по телу сладостной мерзости. Но несмотря на уничижения и ненависть к себе, плоть и не думала остужаться, оставаясь раскаленной до предела.
   Вдруг раздался громкий стук в дверь и, о чудо, все прошло, смылось ледяной волной страха - отец вернулся. Но из коридора донесся голос Глории - встревоженный и подавленный:
   - Адам, давай поговорим.
   Юноша ничего не ответил. Меньше всего в тот момент он хотел видеть эту совратительницу.
   - Адам, пожалуйста, прости меня! - Девушка всхлипнула и хлопнула по двери ладонью. - Иначе буду стоять тут и стучать, пока не упаду без сил!
   Глория разревелась не на шутку. Просто лежать и слушать рыдания и мольбы парень не смог - это было хуже пытки. Он рывком распахнул дверь и уставился на маленького котеночка, выгнанного злобным хозяином под дождь - сгорбленного, измазанного слезами, с трясущимися лапками и потускневшим взглядом, не выражающим ничего, кроме боли и страха.
   - Хватит реветь, - проворчал брат, отведя взгляд. - Я ничего не скажу отцу.
   - Правда? - Глория перестала дрожать как сфинкс в снегу.
   - Правда.
   В следующий миг цепкие лапки обвились вокруг талии, а мокрый, но счастливый котенок всем телом прижался к Адаму.
   - Ты самый лучший брат на свете!
   - У тебя есть другие? - хмыкнул он, держа руки за спиной.
   - Нет, - сонно пробормотала девушка. - Я просто чуть с ума не сошла. Здесь нет сети, залить фото сразу я не могу, и если Марк прознает о них - точно отправит в монастырь.
   - Тебе не помешало бы поучиться скромности.
   Глория фыркнула и шлепнула брата по груди:
   - Скромность - достоинство слабаков. Пошли есть, я приготовила извинительный ужин специально для тебя.
   - Надеюсь, без яда?
   Сестра громко расхохоталась, согнувшись пополам, давая выход накопленным страхам, тревогам и переживаниям.
   - Ты такой забавный. Я тащусь.
   "Извинительный" ужин состоял из жареных ломтей ветчины, вчерашнего пюре и консервированного горошка. На столе помимо посуды стояли пять бутылок пива, три из которых - пустые. Заметив настороженный взгляд, Глория пожала плечами и виновата протянула:
   - Извини, мне было нужно успокоительное.
   - Как насчет валерьянки?
   Сестра усмехнулась:
   - В армейских аптечках валерьянки нет. Так что пришлось лечиться дедовским методом. Эх, обидно...
   - Ты о чем?
   - Мы с тобой одни в жуткой глуши на целую ночь, а ничего кроме пива нет.
   - По кривой дорожке идешь.
   - Да ну тебя! Брюзжишь как отец. Понимаешь, я хочу путешествовать, веселиться, влипать в безумные ситуации, а не сидеть сычом взаперти и радовать задротов короткими роликами о своей охрененно разнообразной жизни.
   - Красиво говоришь. Могла бы стать писательницей.
   - Пффф..., - Глория сделала большой глоток. - Писатели - творческое дно. И врагу не пожелала бы такой участи. Вот актриса или рок-звезда, - она кинула "козу", - это другое дело. Концерты, мальчики, красные ковровые дорожки... Мечта!
   - Кстати, - выбранная тема парня ничуть не интересовала, поэтому он решил ее сменить, - зачем запирать ставни на ночь?
   - Потому что отец - параноик. Думает, чупакабра залезет или террорист. Но не дрейфь, я им вмиг мозги вышибу. Хочешь глок подержать?
   Глория изрядно нализалась, и игры с оружием в ее состоянии обернулись бы крайне плачевно.
   - Нет, не хочу. Пусть лежит себе до атаки чупокабр.
   - О, придумала! - сестра заметно оживилась и хлопнула по столешнице ладонями. - А давай ужастики смотреть! Мы же сами... ик... сидим тут... в миллионе миль от цивилизации. Кто угодно может пробраться в дом и сделать с нами что пожелает. Например - изнасиловать.
   Выражение лица Глории ясно давало понять - она именно этого и ждет.
   - Ну давай.
   Они бросили грязную посуду в раковину, взяли по бутылочке из холодильника и вошли в гостиную. Пока сестра выбирала фильм пострашнее и настраивала проигрыватель, Адам пугливо поглядывал на окна - уж не заявится ли сегодня красноглазый гость? Впрочем, если первый его визит можно списать на переутомление, то этот - на опьянение, но парень все равно переживал не столько за объект, сколько за свое душевное здоровье.
   Глория включила "Джиперс Криперс" - картину, способную до дрожи в коленях напугать ребенка, но для взрослых выглядящую как откровенный кусок категории Б. Первый раз Адам смотрел его в двенадцать лет и сгрыз до основания стаканчик для попкорна, но при повторном просмотре откровенно зевал и даже не вздрагивал от жуткого потустороннего клаксона ржавого грузовика.
   Сестра и вовсе продержалась до середины фильма и заснула, свернувшись клубочком на своей половине. К вящей радости братца, даже будучи изрядно подвыпившей она не пыталась склонить его к вещам, из-за которых поутру будет невообразимо стыдно. Даже не липла к нему, не усаживалась рядышком, не пыталась приобнять, а держалась довольно отстраненно - за что ей огромнейшее спасибо. Ведь чем больше времени они проводили вместе, тем быстрее размывались моральные рамки Адама. Оставалось надеяться на скорый приезд Марка, ведь в присутствии отца дочурка не посмеет и глазками стрельнуть, не говоря уже о том бесстыдстве на пляже.
   Адам шумно выдохнул, вспоминая развратные позы и стелящийся по песку лифчик, но вместо ожога стыда ощутил иное чувство, совсем на стыд не похожее. Чтобы лишний раз не бередить былые раны, юноша накрыл Глорию пледом, выключил телевизор и поднялся в свою комнату.
   И прямо с порога уставился на красные глаза за окном.
   - Ах ты тварь, - прохрипел Адам, не слыша собственного голоса.
   Пылающие зенки чуть колыхнулись сверху вниз, будто до хозяина дошел смысл оскорбления.
   - Ну сейчас получишь, - храбрился парень, спускаясь в гостиную.
   Он взял с подоконника камеру, включил вспышку и так же тихо прокрался восвояси. Объект висел на прежнем месте, исследуя комнату немигающим взглядом. А что если именно из-за него надо закрывать ставни? Трудно заснуть, когда такая тварюга пялится на тебя. Что если отец обо всем знает? Что если серебристо-ртутная сфера - секретный проект правительства или атмосферный спутник-шпион для контроля за ценным сотрудником?
   Плевать, уже скоро тайное станет явным. Адам предоставит Марку неоспоримые доказательства, а дальше он сам решит. Наверняка среди его коллег найдутся люди, заинтересованные феноменом НЛО и зелеными человечками. Пусть присылают свои черные вертолеты и ловят долбанный мешающий спать шар.
   Юноша нажал на кнопку, яркий сполох света вырвал из мрака корпус объекта. Он был определенно материальным - слишком правильная форма, четкие очертания, заметные вмятины и шероховатая текстура. Вряд ли морок или фантом обладает столь подробной детализацией. Что касается глаз, то на самом деле они походили на объективы и могли не только двигаться по сторонам, но и удлиняться и укорачиваться. Так что всякие гипотезы о больном воображении можно смело отметать.
   Вскоре НЛО надоело позировать, и он взмыл в небеса. Адам не стал провожать его: мало ли, вдруг не свалил, а притаился над крышей, чтобы схватить незадачливого человека механическими щупальцами и утащить на опыты. Все мы знаем, чем пришельцы промышляют, так что пусть себе летит. Но и спать в одиночестве не было никаких сил. Слишком уж гнетущая тишина царила в комнате, и все казалось, будто объект парит где-то рядом. А ставни, пусть даже металлические, и пара слоев кирпича вряд ли его остановят.
   Поэтому Адам вернулся в гостиную и просидел до утра перед включенным экраном, пока не одолел сон. Где-то в полдень мирно сопящих в обнимку родственничков разбудил усталый, но все еще громкий голос отца:
   - А вы неплохо так поладили, - хмыкнул он, ослабляя узел галстука и вешая пиджак на спинку стула.
   Глория приподнялась, сонно зевнула и укрылась пледом с головой. Братец, позабыв отреагировать на далеко не самый безобидный намек отца, взял его под руку и отвел на кухню.
   - Что случилось? - настороженно спросил Марк, закрыв дверь.
   - Мне надо кое-что тебе показать. Это очень важно.
   - Говори, - доктор скрестил руки на груди и нахмурился. Он стоял в шаге от молний из глаз и пара из ноздрей.
   - У тебя есть компьютер?
   - Ноутбук в комнате.
   - Подожди секунду. - Юноша забрал камеру с подоконника и вернулся. - Идем.
   - Сын, я нервничаю, - непривычно дрогнувшим голосом произнес мужчина. - Три часа назад я нянчил в ладонях бьющееся сердце, но даже тогда так не нервничал. Да, черт возьми, я меньше переживал, таща раненых через минное поле под Багдадом!
   - Поверь, все это - ерунда по сравнению с тем, что я заснял, - парень потряс гаджетом.
   Когда они поднялись на второй этаж, Марк довольно грубо схватил Адама за плечо и притянул к себе:
   - Это касается Глории? Ответь честно!
   - Что? - юноша попытался попятиться, но пальцы держали стальной клешней. - Нет!
   - Точно?
   - Абсолютно! Она-то тут при чем?
   - Ну ладно, - отставной военный расслабился и опустил руку. - Просто... я не должен был оставлять вас, но обстоятельства...
   - Да не волнуйся, с нами все в порядке!
   Марк сел за стол, включил ноутбук, три раза ввел пароли, просканировал отпечаток большого пальца, и лишь после выполнения всех защитных процедур операционная система загрузилась. Адам дрожащей рукой вставил флешку в картридер, смахнул холодный пот со лба и зашел в папку с фотографиями. Сердце бешено колотилось, пальцы будто окунули в прорубь, зубы выбивали мелкую дробь.
   Двойной клик и...
   - Это окно, - задумчиво сказал Марк, откинувшись на спинку тяжелого офисного кресла.
   - Да, а за ним?
   - За ним ночь.
   У Адама подкосились колени, но он опирался на стол и лишь потому не рухнул плашмя. На первом снимке не было ничего сверхъестественного - просто озаренное вспышкой стекло, рама, ставни и подоконник. Никаких красных глаз снаружи, никакого серебристого сферического корпуса - ничего.
   - К нам во двор забрался енот? - спросил отец. - Медведь?
   - Да нет же! - воскликнул парень, вцепившись одеревенелой пятерней в волосы. - Там... я же видел... оно точно парило за окном!
   - Что парило? Вы точно ничего не употребляли, кроме пива? - строго проговорил доктор.
   - Нет, клянусь! Я вижу его вторую ночь подряд! - Адам припадочно клацал по правой стрелочке, фото сменялись одно за другим, но нигде не запечатлелось ни намека на жуткий объект. Хотя все это время он висел в шаге от окна, заглядывал, сверкал алыми зенками, наверняка следил за перепуганным до смерти человеком... Но ничего: ни смутного силуэта, ни отсвета - вообще никаких следов пребывания внеземного аппарата.
   - Ну-ка погоди, - Марк мягко, но уверенно отстранил сына и сам принялся листать снимки. - Это еще что за чертовщина?
   Нет, космическая сволочь не выдала себя, просто началась элитная пляжная сессия Глории. Отец с поразительной быстротой клацал клавишей, и с каждым щелчком лицо его вытягивалось, глаза округлялись, а поседевшие на висках волосы вставали дыбом.
   - Какого черта? Дата - вчерашний день. Это что, ты снимал? Господи...
   И тут дражайшая дочурка предстала топлесс. Адам все-таки успел сделать роковой снимок, прежде чем впал в ступор. Теперь же по полной программе очешуел родитель. Несколько секунд длилась тишина, показавшиеся Адаму часом, после чего Марк взревел как медведь, опрокинул стол и пулей вылетел из комнаты.
   - Отец, стой! - запоздало крикнул юноша, а когда спустился вниз, разъяренный как раненая росомаха доктор топтал несчастную камеру.
   Побледневшая Глория взирала на буйство с зубной щеткой во рту, провожая слезящимися глазами каждую отлетающую прочь деталь.
   - Завтра же поедем подавать документы в Вест-Пойнт! - крикнул Марк. - Там из тебя сделают человека, уж поверь! Проститутка, извращенка, разделась перед единокровным братом! Вы, наверное, и переспать успели? Отвечайте!
   Девушка выронила щетку, незряче нащупала стену и медленно по ней сползла, сохраняя остекленевший мертвецкий взгляд, способный напугать самого стойкого человека. Но отец даже не обратил на дочь внимания. Он вышагивал по гостиной от двери к окну, обхватив голову, и требовал ответа:
   - Я повторяю вопрос: спали или нет?!
   - Нет..., - пробормотал Адам.
   - Никак нет, сэр! Хотя мне кажется, что очень даже "так точно"! Кошмар, кому только рассказать! Позор, какой позор! Как ты мог, сын, как ты мог?
   - Да срать я хотел на те фотографии!! - взорвался юноша. - Какая-то тварь заглядывает ко мне в окно каждую гребаную ночь, а тебя волнует только Глория в купальнике?!
   - И без него! - поправил доктор. - Но с этого момента поподробнее!
   - Оно выглядит как огромный серебряный шар с парой красных фонарей. Не знаю, что это за штука, но явно рукотворная, напоминающая какой-то механизм. Я сфотографировал гада, но ни на одном из снимков его нет, ты сам видел!
   - Прекрасно! Прелестно! Превосходно! - каждый раз отец взмахивал руками и пучил глаза. - Что еще придумаешь? Может, это зеленые человечки загипнотизировали Глорию и заставили раздеться, а? Тебе же не восемь лет, сын! Что за глупые отговорки?!
   - Причем тут одно и другое?! - бушевал Адам. - Я ничего не отрицаю, просто прошу поверить мне!
   - И не подумаю! Я взрослый мужчина и полностью отвечаю за свои слова и поступки! Если я оплошал, то признаю вину, а не стану выдумывать сказки про инопланетян!
   Мужчины так увлеклись перепалкой, что не заметили исчезновения Глории. Оба заткнулись лишь когда хлопнула входная дверь и раздался удаляющийся шорох шагов.
   - Черт, - прошипел Марк, бросаясь в погоню. Адам не отставал.
   Но девушка успела перемахнуть через изгородь - благодаря густым переплетениям лоз сделать это проще простого - и приближалась к обрыву. Зачем можно даже не спрашивать. Доктор со всех ног бросился за дочерью. Видит бог, ни он, ни Адам никогда в жизни еще не бегали так быстро. Однако в споре время было потеряно, и догнать Глорию не удалось.
   Девушка подпрыгнула, расставив руки в стороны, на мгновенье замерла и камнем рухнула на острые скалы. Марк упал на колени, закрыл лицо ладонями и едва слышно простонал:
   - Нет... Господи, нет...
   Адам же побежал дальше, наивно надеясь, что сестра зацепится за какой-нибудь корень или приземлится на невысоком карнизе. Но первое, что парень увидел, заглянув в пропасть - огромный серебристый шар. Он бесшумно выпорхнул из-за уступа и завис в полутора метрах над землей. Красные механические глаза, казалось, с интересом взирали на убитых горем людей.
   Впрочем, горе длилось недолго. Под шершавым, побитым невесть чем днищем объекта с грацией марионетки покачивалась Глория. Шар бережно опустил ее и лишь потом избавил от невидимых нитей. С укором взглянув на семью, сфера взмыла в небеса, пронзив густые облака. Сразу после этого заморосил теплый дождик.
   Никогда больше никто из Грантов странный шар не видел.
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"