Чекмарев Владимир Альбертович: другие произведения.

1941

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Хрестоматия ВИ т 8


      ТОМ IIX

     
 []

     1941 - 1945 Так сколько было танков по Ленд Лизу на самом деле?

      Сейчас в военно-исторических и близких к ним кругах началась очередная рубка по поводу Ленд Лиза. Высказываются мнения что без американо-британской брони мы не победили бы и называются полностью несуразные проценты участия их БТ на Восточном фронте.

      Могу сказать одно, поставки танков были и не маленькие. И танки производства Америки и Британии участвовали и в Битве под Москвой, и на Курской дуге, и во взятии Берлина, и освобождении Манчжурии, но от общего количества нашей бронетехники их было всего по танкам 16%, так что и без них бы справились.

       Всего Союзники нам поставили 19 510 единиц бронетанковой техники, что составляло от нашего производства около 16% танков, 8% САУ и 100% бронетранспортеров. Да, БТР наша промышленность не производила.


         Вот образцы наиболее массовых поставок танков и БТР:



     
 []


     
 []


     
 []


     
 []


     
 []


     
 []


     
 []


     ШЕРМАН В БЕРЛИНЕ
 []



     1941-1945 Рама с запахом Бордо
     
 []
 []


        Все я думаю прекрасно знают про знаменитый немецкий разведчик "Рама", он же Focke-Wulf Fw 189, он же Uhu (Сова). Вредный был ероплан. Даже пословицу красноармейцы сложили: "Если Рама в воздухе, жди бомбардировщики".
     Самолетик был высотный (7 км.), не очень скоростной, но весьма маневренный и хорошо вооруженный (четыре пулемета) и очень трудносбиваемый. Были случаи когда Рама возвращалась напрочь без одного мотора или с раздолбанным хвостовым оперением. Было этих пташек выпущено 894 штуки и только к началу 1945 года, наша авиация их всех приземлила (на Западном фронте они не использовались). А теперь самое интересное...

      Из 894х штук, в Германии было выпущено только 144 штуки, на Бременском авиазаводе, а вот остальные...  
     357 Рам было выпущено в Златой Праге, а 393 в знаменитом Бордо.
       И после этого , кто нибудь будет опять спорить, что не вся Европа воевала против нас?

     
 []

     1941 - 1945 Таран оружие смелых

     
 []
       26 августа (8 сентября по старому стилю) 1914 года, под городком Жовквой, возле столицы Галиции - Львова, известным Российским авиатором Петром Нестеровым, был осуществлен первый в мире воздушный таран. На своем Моране он таранил Австрийский Альбатрос и сам погиб при таране. За этот подвиг штабс-капитан Петр Нестеров был награжден- Орденом Святого Георгия Победоносца.
          После гибели Нестерова Император Вильгельм II издал указ, в котором говорилось: "Я желаю, чтобы мои авиаторы демонстрировали искусство боя так же, как это делают россияне..."
        Примеру Нестерова следовали многие военлеты РККА. И в Китае, и в Испании, и на Халкин-Голе. А когда через 27 лет началась Великая Отечественная Война, то по количеству таранов Советские летчики превзошли всех пилотов воюющих сторон. Только 22 июня 1941 года , девятнадцать героев таранили самолеты Люфтваффе, своими краснозвездными машинами. Посмотрите статистику таранов в утро этого рокового дня...
     4.15  Младший лейтенант Д.В. Кокорев на своем Миг-3, таранил Дорнье-215
     4.25  Старший лейтенант И.И. Иванов на И-16 таранил НЕ-111
     5.00  Старший лейтенант А.И. Мокляк таранил итальянский бомбардировщик Савойя-Маркетти-79в, на И-16
     5.15 Младший лейтенант Л.Г. Бутелин на И-153 протаранил Юнкерс-88.
     5.20  Лейтенант С.М. Гудимов на И-16 совершил таран в НЕ-111
     6.00 Неизвестный герой, возле села Выгода в окрестностях Белостока,  на И-153 таранил Ме-109 и погиб.
     6.05 Лейтенант Т.С. Малиенко на бомбардировщике СБ таранил немецкий Ю-88
     6.30 Лейтенант В.С. Лобода выручая товарища, таранил на своем И-16, вражеский Ме-109.
     7.00 Капитан А.С. Протасов, на бомбардировщике СБ таранил, тяжелый истребитель Ме-110
     8-30 Младший лейтенант Е.М. Панфилов, на МИГ-3 таранил Ме-109.
     10.00 Лейтенант П.С. Рябцев на И-153 таранил Ме-109.
     10.30 Старший политрук Данилов А.С на своем И-153 таранил Ме-110.
     11.00 Лейтенант Пачин А.И. на И-153 совершил таран и сбил Ю-87.
     12.00 Лейтенант И.И. Ковтун на И-16 таранил Ю-88.
     13.00 Старший лейтенант Кузьмин П.А. таранил своим И-153, Ме-109.

     Больше всего таранов было совершено в июле 1941 года. В том жарком месяце войны, таран был совершен 56 раз.
          А всего за время войны, Советские летчики совершили более шестисот таранов. Таких массовых примеров героизма, не было ни в одной авиации мира.
         Про Камикадзе тут говорить не хочу, ибо пусть это очень мной уважаемые люди и настоящие Солдаты, но это совсем другое. Одно дело, когда таран совершается в пылу боя, по бесшабашной удали и верности долгу, а другое дело, когда таран является заранее спланированной боевой операцией и выполняется по приказу.
         Японцы также применяли таран в воздушном бою, но даже реже чем немцы. Немцы кстати применяли таран, только на Западном фронте. На Восточном фронте командование Люфтваффе, даже запретило секретным циркуляром своим летчикам, приближаться в бою к Советским самолетом ближе чем на сто метров, из за склонности Русских к тарану. Известно два или три случаю невыхода немецких пилотов из лобовых, и пара случаев столкновений с уже сбитыми машинами, но все это не задокументировано. Но немцы, не были бы немцами, если бы не попытались упорядочить даже таран.
       В начале 1945 года оберст  Ханс-Иоахим  Херманн по прозвищу "Хайо",  разработал идею массовых таранных атак против армад бомбардировщиков союзников. Фюрер одобрил эту идею и под руководством оберста, была организована секретная школа для подготовки камикадзе фюрера - учебные курсы "Эльба""Schulungslehrgang Elba". Первый вылет группы "Эльба", был запланирован на 7 апреля 1945 года в районе Магдебурга. В атаке приняли участие только 120 "мессершмиттов". Параллельно ведомство Геббельса, с разрешения Рейхсмаршала Геринга, применило психологическое оружие. После взлёта, пилоты с изумлением услышали в наушниках музыку Вагнера и проникновенный женский голос напоминающий о тысячах мирных граждан погибших под англо-американскими бомбежками, а перед выходом на цель, зазвучал на бесконечном повторе, "Полет Валькирий". Так что не Френсис Коппола первым придумал авиа-атаку под эту непростую музыку старика Рихарда.
         Всего в этот день, немцы смогли произвести 24 тарана. Было сбито восемь Флаингфортрессов, остальные  жертвы таранов таки дотянули до своих баз, на честном слове и на одном крыле, как говориться.  А из немецких истребителей, вернулись назад меньше половины. Причем основные потери они понесли от огня бортовых стрелков, когда пытались прорваться к "Летающим крепостям", немцам повезло нарваться на модификацию бомбёров В-17 Г, а там все-таки аж 13 тяжелых пулеметов калибром 12,7 мм.  Так навсегда закончился проект "Эльба".
                 Ниже я представляю статистику марок самолетов совершавших тараны во время Второй Мировой войны. Статистика дана по СССР, Германии, Японии, Болгарии и Греции.
       Да, да. Болгарии. Когда Англо-американская авиация стала бомбить Софию, то свою столицу, на подаренных фюрером Мессершмиттах защищали Болгарские летчики и дважды таранили вражеские бомбардировщики. Кстати, во время этих бомбежек пострадало несколько храмов.

       На всякий случай (а случай бывает всякий), официально заявляю, что символика, коммунистов, фашистов и капиталистов, нанесенная на крылья и фюзеляжи самолетов изображенных на иллюстрациях, ни в коем случае не является пропагандой данных политических течений и идеологий. Это просто дань Исторической истине.
     
 []
 []

      
 []
 []
     
 []
 []

     
 []
     
 []
     
 []
     
 []
     
 []

     
 []

       Список использованной литературы:

     Абрамов А.С. Двенадцать таранов. - Свердловск: Средне-Уральское кн. изд., 1970.
     Асы второй мировой войны, сост. Н.Крюков, Минск, 1997
     Бессмертные подвиги. - М.: Воениздат, 1980.
     Важин Ф.А. Воздушный таран. - 2-е изд., пер. и доп. - М.: Воениздат, 1962.
     Викентий Карпович На "Ишаках" и "МиГах"! 1
     Военная авиация Второй мировой войны. Лондон, 1980.
     Герой воздушных таранов. - М., 1980.
     Жирохов М., Котлобовский А. "Иду на таран!" Последний довод "сталинских соколов". - М.: "Яуза", "Эксмо", 2007.
     Жукова Л.Н. Выбираю таран. - М.: "Молодая гвардия", 1985.
     Иду на таран. - Волгоград: Нижне-Волж. кн. изд., 1978.
     Иноземцев И.Г. Воздушные тараны в небе Ленинграда. - Л.: "Знание", 1970.
     Иноземцев И.Г. Тараны в северном небе. - М.: Воениздат, 1981.
     История авиации. - Лондон 1973.
     К.Типпельскирх, История Второй Мировой войны, т.2, С-Петербург, 1994
     На грани возможного. - 2-е изд., испр. и доп. - М.: "Лимб", 1993.
     Н.Бодрихин, Сталинские соколы, Москва, 1997
     Толстой А.Н. Таран // Военная публицистика. - М.: Воениздат, 1984.
     Ф.Шерман, Война на Тихом океане, С-Петербург, 1999
     Шингарёв С.И. Иду на таран. - Тула: Приокское кн. изд., 1966.
     Шипуля Л. Четыре тарана в небе. - Минск, 1982.
     Военно-исторический журнал
     Журнал "Авиамастер"
     Журнал "Авиация и время"
     Журнал "История авиации"
     Air Aces of the 1914-1918 War, edited by B.Robertson, London, 1959

        1941 Баллада о Russisher Koloss, стальном мамонте Иосифа Сталина

     
 []

           Был конец февраля 1942 года, но в Берлине уже отчетливо пахло Весной. Было воскресение, но фельдфебель панцерваффе Курт Шмидт, решил тем не менее зайти на работу. После ранения и демобилизации под чистую по инвалидности, он работал заместителем почтмейстера в своем районе и работу свою он делал так же аккуратно и ответственно, как следил в свое время за вверенным ему чешским танком, вот и сейчас он решил проверить, как работает дежурная смена. Светило солнце, новый механический протез, выданный ему как кавалеру Железного креста, вполне приработался и теперь Курту костыли были не нужны, вполне хватало трости. Подходя к перекрестку Шмидт увидел толпу зевак, которые бурно что то обсуждали показывая пальцами куда-то за угол. Слева вдалеке послышался рокот, перемежаемый металлическим лязгом, услышав эти до боли знакомые звуки, которые были тут невозможны, Шмидт на мгновение оцепенел, а потом бросился вперед расталкивая зевак. Выскочив на перекресток и посмотрев влево, туда откуда раздавались будоражащие память звуки, Курт увидел именно то что боялся увидеть. По берлинской улице грозно и неумолимо полз огромный русский танк.
        Министр пропаганды Третьего рейха доктор Геббельс, придумал как ему показалось, прекрасную пропагандистскую акцию. Он решил показать берлинцам трофеи германского оружия, захваченные на Восточном фронте и звездой показа, был бронированный монстр КВ-2, прозванный в германских войсках "Russisher Koloss" ("Русский Колосс") или "Мамонт Сталина", ну а за неуязвимость – «Призрак», но показ оказал на жителей столицы обратное действие. Смотря на огромный русский танк, немцы испытывали в первую очередь тревогу, переходящую у некоторых в страх. В Берлине было много парадов, но ни на одном из них Вермахт не демонстрировал подобной мощи и в головы у столичных жителей стали закрадываться мысли на тему, а сколько же у Иванов еще есть таких танков, десять, сто, а может тысяча?
        Фельдфебель вспомнил первые дни войны, Литву и страшный танковый бой, в котором ему довелось участвовать и в котором он и потерял ногу.

       
 []

        Баллада об одиноком танке.

        Фельдфебель Курт Шмидт служил в 6-й танковой дивизии, он был командиром танка PzKw-35t, одного из трехсот танков, которые чехи, целёхонькими передали Вермахту после Мюнхенского сговора. Это был неплохой танк, не уступавший русским БТ и Т-26. 6-й танковой дивизией командовал генерал-майор Франц Ландграф, его задачей был прорыв к старой русской границе, к вечеру 23 июня дивизия захватила литовский город Расейняй и форсировала реку Дубисса. Рота где служил Шмидт, входила в мангруппу полковника Эрхарда Рауса, и именно там эта танковая рота впервые познакомилась с русскими стальными монстрами. Это были КВ и они произвели на немецких танкистов устрашающее впечатление, а вернее это был один единственный танк КВ-2.

        (В Литве, на 22 июня 1941 года, было пятьдесят танков КВ, но я расскажу вам об одном из них...)

        Утром 24 июня в тылу группы Рауса, внезапно появился русский танк. Не обращая внимания на огонь танковых пушек и ПТО, русский стальной монстр как нож сквозь масло прошел через немецкие боевые порядки, расстрелял и раздавил колонну из 12 грузовиков со снабжением, которая шла к немцам из Расейняя и перекрыл единственную дорогу, ведущую из тыла к позициям группы. Типичная для Прибалтики лесисто-болотистая местность отличалась тем, что без дорог по ней могла двигаться только гусеничная техника, да и то с трудом. А тыловое снабжение обеспечивалось обычными автомобилями и гужевым транспортом, который кстати довольно широко использовался Вермахтом. Так что теперь группа Рауса не могла получать ни ГСМ, ни продукты, ни боеприпасы, ни эвакуировать раненых. Попытки объехать танк по пересеченной местности оказались безрезультатными, грузовики вязли в болоте. Полковник Раус отдал приказ уничтожить танк командиру батареи 50-миллиметровых противотанковых пушек Pak38.

     Артиллеристы несколько часов на руках подтаскивали пушки через лес, подбираясь к КВ как можно ближе. А танк неподвижно стоял посреди дороги, и даже казалось, что экипаж его бросил. Но это было не так...

     Немецкая батарея развернулась в 600 метрах от танка и открыла огонь, который однако не дал, никакого видимого результата. И тут башня КВ, величаво развернулась в сторону батареи. Методично и грозно, загрохотало орудие КВ, за несколько минут немецкие пушки и большая часть их расчетов были уничтожены. У Рауса оставалась в противотанковом резерве одна 88-миллиметровая зенитка. Немцы стали осторожно подтаскивать зенитку к русскому стальному монстру, на позицию прямой наводки, маскируясь за ранее сожженными им грузовиками, германской колонны. Через четыре часа расчет занял позицию на опушке леса в 500 метрах от танка, башня которого была развернута в противоположную сторону. Немцы, уверившись в том, что русские танкисты их не видят, начали готовить зенитку к стрельбе. Но русские танкисты, видели все. Хладнокровие, с которым они подпускали противника как можно ближе, было поразительным. Когда немецкие артиллеристы начали наводить орудие на танк, башня КВ величественно развернулась и танк выстрелил. Зенитка и ее расчет исчезли в пламени взрыва. Полковник Раус впадал то в бешенство, то в транс. Ночью он отправил к проклятому русскому танку, отряд из 12, с задачей незаметно подобраться к КВ и заложить под него заряды.

       
 []

        Им удалось это сделать, поскольку экипаж танка, видимо, просто уснул. Заряды были установлены на гусенице и на борту танка и успешно подорваны. Удалось частично перебить гусеницу. Броню же танка, немцы в очередной раз пробить не сумели. После подрыва зарядов КВ открыл пулеметный огонь. Потеряв одного человека, группа саперов вернулась назад. Впрочем, потерявшийся сапер вскоре нашелся. Проявив несомненный героизм, он пересидел взрывы рядом с танком, убедился, что танк практически не пострадал, подвесил еще один заряд к пушке КВ и сумел его подорвать и уйти. Но как выяснилось позднее, все это оказалось бессмысленным. Два танка посланные на разведку были обстреляны и один из них уничтожен, прямым попаданием чудовищного снаряда.
        А ведь эпопея с русским танком продолжалась уже сутки. Подавив свою танкистскую гордость, полковник Раус обратился к люфтваффе с просьбой прислать эскадрилью пикировщиков Ju-87 Штука. Штабисты из командования люфтваффе стали уточнять состав советской группировки, затормозившей продвижение германской танковой дивизии. Узнав, что надо уничтожить один-единственный не-подвижный танк в немецком тылу, штабной полковник люфтваффе, ответили Раусу, что уж если его героическая дивизия не может справится с этим ужасным русским танком, то бедным люфтваффе и подавно с ними не тягаться, а потом добавил не вполне цензурно, что ему надо обеспечивать поддержку фронтовых частей, а не швайнекерлов и швайнебубелей, застрявших в тылу..

     Ситуация становилась запредельной. Из-за одного русского танка вся дивизия не могла выполнять поставленную задачу. Уничтожить КВ требовалось теперь любой ценой. Подтянули полу батарею 88-миллиметровых зениток из резерва дивизии, но надо было обеспечить им возможность стрелять. Пришлось подставить под огонь КВ целый батальон PzKw-35t.

     Построенные братьями славянами танки не имели шансов пробить выстрелами своих 37-миллиметровых пушек броню КВ, но маневренность и скорость у них были отличные. Они атаковали советский танк с трех сторон, и маневрируя открыли отвлекающий огонь. Наш танк стал азартно водя пушкой, охотится за юркими "чехами". Скорость поворота башни не давала возможности хорошо прицелится по юрким PzKw-35t, но немцы тем не менее несли потери. Один 152 миллиметровый снаряд, взорвавшись между двумя немецкими танками, обездвижил их, а еще один снаряд взорвался за кормой танка фельдфебеля Шмидта, танк подброшенный взрывом буквально рассыпался в воздухе, очнулся фельдфебель уже в госпитале. Но немцы добились главного, за счет гибнущего батальона, они сумели скрытно подтащить к месту боя Flak18. Расчет зенитки поджег КВ первыми двумя выстрелами, а затем сделал еще пять выстрелов -- так им хотелось уничтожить советского стального монстра, создавшего им такие проблемы.
       
 []
       
 []


     Немецкие солдаты окружили танк, желая убедиться, что противник наконец побежден. Они обнаружили, что лишь два 88-миллиметровых снаряда пробили броню, остальные оставили только вмятины. Неожиданно башня КВ снова начала двигаться (видимо кто то из танкистов был еще жив). Немцы в ужасе стали разбегаться, но один, вскочив на броню, бросил гранату в люк. Эта граната и поставила точку в двухдневном бою. Потрясенные героизмом русских танкистов, немцы похоронили советский экипаж с воинскими почестями.

      Наши танкисты, по сути, повторили подвиг трехсот спартанцев. Те ведь тоже не разгромили врага, а только задержали его. Разница в том, что триста спартанцев стали известны всему человечеству на века, а четырех танкистов забыли даже на Родине. Наверное сейчас так принято.

        И еще раз повторю, что тогда в Литве 22 июня 1941 года, было в строю ПЯТЬДЕСЯТ КВ, пусть половину из них грохнули Штукасы и Флаки, но остальные бросили из за поломок или просто целыми. На некоторых из них потом немцы весьма бодро рассекали.
        А эти ребята не бросили свой танк и сутки держали немецкую дивизию. А если бы еще 25 экипажей поступили так же? То на сколько бы дней или недель в общем задержалось бы тут немецкое наступление ? А в первые дни войны, не то что день, каждый час был на вес золота.
        А вообще на Восточном фронте в июне 1941 года было около двухсот КВ, и далеко не все они были подбиты, и погибли в бою, а многие увы, достались немцам целёхонькие и немцы на них воевали против нас.
        Согласитесь уважаемые читатели, что на фоне этих цифр подвиг неизвестных танкистов выглядит еще более значимым. И вот из таких подвигов и складывалась наша общая Победа.

        СЛАВА ГЕРОЯМ ТАНКИСТАМ!

        Уже в наше время заговорила могила у деревни Дайняй. При перезахоронении, нашли личные вещи танкистов:
        Две фляги и три авторучки без надписей или знаков.
        Два офицерских ремня.
        Солдатские ложки. На одной из них вырезана фамилия: Смирнов В. А. На второй три буквы: Ш.Н.А. Видимо, это первые буквы фамилии, имени и отчества солдата.


     Портсигар и в нем комсомольский билет, порядочно испорченный временем. Внутренние листки билета склеились с каким-то другим документом. На первой странице можно прочитать только последние цифры номера билета - ...1573. Ясная фамилия и неполное имя: Ершов Пав...


     Самой информативной оказалась квитанция. На ней можно прочесть все записи. Из нее узнаем фамилию одного из танкистов, место его жительства. Квитанция говорит:


     "Паспорт, серия ЛУ 289759, выдан 8 октября 1935 г. Псковским отделом милиции Ершову Павлу Егоровичу, сдан 11 февраля 1940 г".

       
 []

        Серийный тяжелый танк с противоснарядным бронированием КВ-2 был спроектирован в Ленинграде на Кировском заводе под руководством Ж. Я. Котина и изготовлен в феврале 1940 года. Старшим группы проектировщиков был Н. Л. Духов. КВ-2 предназначался для прорыва сильно укрепленных оборонительных полос (разрушения стрельбой прямой наводкой дотов и дзотов), для усиления подразделений, вооруженных легкими и средними танками.
        Особенностью этой машины была установка в башне увеличенных размеров (по сравнению с КВ-1 152-мм гаубицы М-10 образца 1938-1940 годов. Для мировой практики танкостроения того времени это был уникальный случай. Испытания танка боевой стрельбой проводили на траншейном стенде прямо на территории завода. Никто не знал, как поведет себя танк после выстрела из орудия такого калибра. Стреляли из положения по борту, то есть наиболее опасного для опрокидывания машины. Эксперимент прошел удачно, танк не опрокинулся, а двигатель завелся с первой попытки.
        Кроме гаубицы танк КВ-2 был вооружен еще и тремя 7,62-мм танковыми пулеметами ДТ (спаренный с гаубицей; в шаровой опоре в кормовой стенке башни; в лобовом листе подбашенной коробки слева от механика-водителя).
        Гаубица имела по тому времени сравнительно высокие показатели. Ее бронебойный снаряд (морская граната) массой 52 кг с начальной скоростью 436 м/с пробивал броневую плиту толщиной 72 мм на дистанции 1500 м под углом встречи 60R. Для стрельбы по железобетонным укреплениям имелся бетонобойный снаряд массой 40 кг с начальной скоростью 530 м/с. Углы наведения гаубицы по горизонтали 360R, по вертикали от -5R до +12R. Для вертикальной наводки применялся секторный механизм. Стрельба велась с использованием телескопического прицела Т-5 (ТОД-9) или перископического прицела ПТ-5 (ПТ-9). Боекомплект танка состоял из 36 артиллерийских выстрелов раздельного заряжания и 3087 патронов к пулеметам ДТ (49 магазинов).
        В кормовой части башни располагался люк для загрузки боеприпасов, на крыше имелись люки для посадки экипажа, приборы наблюдения и вентиляторы. На боковых стенках -- скобы для подъема на крышу и амбразуры для стрельбы из личного оружия, закрываемые изнутри коническими пробками, Такая же амбразура была на дверце кормовой стенки башни. Управление поворотом башни осуществлялось при помощи механического и электрического приводов.
        Бронирование танка было изменено по сравнению с КВ-1. Оно состояло из броневых катаных листов толщиной 75 мм (лобовая часть, борта и башня), 60 мм (кормовая часть), 40 мм (днище) и 30 мм (крыша), соединяемых электросваркой. Двигатель, трансмиссия и ходовая часть, а также средства внешней и внутренней связи танка унифицированы с КВ-1.
        При боевой массе 52 т танк отличался неплохой для его типа профильной проходимостью, сопоставимой с КВ-1. Его запас хода по топливу по шоссе составлял 250 км, средняя скорость движения -- 20 км/ч.
        Экипаж состоял из шести человек: командира, механика-водителя, командира орудия (наводчика), замкового, младшего механика-водителя и стрелка-радиста. Механик-водитель и стрелок-радист размещались в передней части корпуса (отделении управления), а остальные члены экипажа -- в башне (боевом отделении).
        Несколько танков КВ-2 в середине февраля 1940 г. проходили испытания при прорыве линии Маннергейма. С помощью артиллерийского огня ими были сделаны проходы в гранитных надолбах и разрушены с близкого расстояния доты, мешавшие продвижению стрелковых подразделений. Броня танков выдержала при этом сильный огонь противотанковой артиллерии противника. В частности, один из танков получил 48 вмятин от попадания снарядов, но остался в строю. После успешного завершения испытаний КВ-2 был принят на вооружение и находился в серийном производстве до второй половины 1941 года.

        ТТХ КВ-2

     Боевая масса, т 52

     Экипаж, чел. 6

     Длина, мм 6950

     Ширина, мм 3320

     Высота, мм 3250

     Клиренс, мм 407

     Броня, мм: 30-75

     Лоб, борт, башня 75

     Корма 60

     Крыша 30

     Днище 40

     Скорость (по шоссе), км/ч 35

     Запас хода (по шоссе), км 80-140

     Подъем, град. 36

     Высота стенки, м 1,2

     Ширина рва, м 2,70

     Глубина брода, м 1,60

      1941 Генерал Доватор

     
 []

        В 1938 году на съемках фильма "Александр Невский", у режиссера Сергея Эйзенштейна случилась заминка. Ему не нравилась сцена боя Князя Александра с Магистром. И как не старались прекрасные актеры Владимир Ершов и Николай Черкасов, режиссер был не доволен. И тут на глаза Эйзенштейну, попался подтянутый кавалерийский офицер, которого привел на съемки один из друзей режиссера. Кавалерист споро облачился в княжеские латы и сцена заиграла по новому. Знал ли кавалерист, что ему всего через три года, придется по настоящему рубить тевтонских захватчиков. Это был будущий генерал и Герой Советского союза - Лев Доватор.

       
 []

        В атаку конь тебя несет, В бою нет ближе друга.
        От верной смерти он спасет - Хоть дождь, хоть снег, хоть въюга.
        Туман, Огонь, Индус, Стратег, Русалка, Ветер, Гладиатор -
        Такие клички лошадям Любил давать Доватор.
        Гвардии старший сержант Я. Е. Энтин

        В первые имя Доватора прозвучало в сводках в июле 1941 года, во время оборонительных боёв за Соловьёвскую переправу через Днепр, за эти бои он был награждён орденом Красного Знамени.
        Но по настоящему полковник Доватор прославился в августе 1941-го года. Он командовал тогда отдельной кавалерийской группой, сформированной из казаков. Численность группы составляла не больше 3000 человек, но не зря говориться, что у страха глаза велики. Казаки так лихо рубили фашистов, что в штаб ОКВ доложили, что русских кавалеристов больше 50 тысяч.
     
 []

        Под командованием Доватора это конное соединение прорвали оборону немецко-фашистских войск на нескольких километрах по фронту. Появление кавалерийской части Красной армии, углубившейся на 100 км в тыл врага, вызвало панику среди фашистов. Далее был совершен глубокий рейд по немецким тылам, огненным вихрем пронеслись казаки, нанося удары по коммуникациям, уничтожая штабы и взрывая склады. Две недели продолжался этот рейд по землям Смоленщины. За это время кавалеристы Доватора уничтожили свыше 3000 вражеских солдат и офицеров, 9 танков, более 200 машин, несколько военных складов. Были захвачены многочисленные трофеи а по маршруту рейда стали возникать партизанские отряды. За голову Доватора командование Вермахта назначило награду в 50 тысяч золотых рейхс-марок, немцами была спланирована широкомасштабная операция по уничтожению кав-группы, однако кавалеристы Доватора были неуловимы и карателям доставался только конский топот.
        По итогам операции, Льву Михайловичу Доватору, было присвоено воинское звание генерал-майор.
        А потом была Битва за Москву. С ноября 1941 года генерал Доватор командовал 2-м гвардейским кавалерийским корпусом, на Волоколамском направлении. 11 декабря 1941 года кавалерийский корпус Доватора был переброшен в район Кубинки. На этот раз был приказ преследовать отступающие немецкие части и не давать им покоя.
        Почти 150 км корпус прошел по тылам отступающих немецких частей, и снова часовые в панике кричали Ахтунг! Козакен!
        19 декабря корпус Доватора вышел к реке Рузе. Генерал Доватор по обыкновению решил лично осмотреть перед атакой расположение обороны противника, он поднялся на противоположный берег реки и попал под пулеметный огонь противника. Генерал-майор Доватор был смертельно ранен.
        Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 декабря 1941 года гвардии генерал-майору кавалерии Доватору Льву Михайловичу за мужество и героизм, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

        КРАТКАЯ БИОГРАФИЯ
        Лев Михайлович Доватор родился 20 февраля 1903 года в селе Хотино Витебской губернии (ныне Витебская область, Республика Беларусь) в бедной крестьянской семье. В 1917 году он уехал в Витебск и стал рабочим на фабрике. После Октябрьской революции 1917 года Доватор выполнял поручения ревкома: помогал продотрядам изымать хлеб, стал комсомольским активистом и в 1922 году был направлен в губсовпартшколу в Витебске, затем стал председателем Хотинского комбеда, занимался организацией Товарищества по совместной обработке земли.
        В 1924 году Доватор добровольно вступил в ряды Красной армии. В 1926-м он окончил Военное кавалерийское училище. Через два года вступил в партию, служил политруком эскадрона в Верхнеудинске. В 1936-1939 годы Лев Михайлович Доватор учился в Военной академии им. М.В. Фрунзе, по окончании которой служил начальником штаба Особой кавалерийской бригады в Москве.
        А потом была война.
        Похоронен Лев Михайлович в Москве на Новодевичьем кладбище.
        Генерал-майор Доватор был награжден орденами Ленина и Красной Звезды. Именем Льва Доватора названы улицы многих советских городов: в Москве, Новосибирске, Иркутске, Казани, Челябинске, Ростове-на-Дону, Витебске и других. На месте, где погиб генерал, был воздвигнут обелиск.

       
 []

        1941 Десант в Вечность
     
 []
 []


       11 сентября 1941 года Г.К.Жуков согласно приказа Сталина принял командование Ленинградским фронтом, вместо не справившегося К.Е.Ворошилова. Будущий маршал устроил разнос штабу фронта и отдельно досталась Балтийцам.  Вице-адмирал Трибуц В.М. получил здоровенный фитиль за  то, что главные силы Балтийского флота, оказались полностью запертым в Кронштадте. Жуков прямо заявил адмиралу, что его моряки "слонялись все это время без дела",  и сразу после разноса комфлота получил от Жукова устное распоряжение, о  высадке морского десанта в Новом Петергофе, для помощи 8-й и 42-й армиям соединиться на побережье Финского залива. Приказ, есть приказ.
         В Кронштадте из числа экипажей  линкоров "Марат", "Октябрьская революция", крейсера "Киров", а также курсантов учебного отряда флота и морского училища политсостава, был набран добровольческий отряд морской пехоты численностью около пятисот штыков.  Ребята имели только морские навыки и их обучали пехотному бою целых четыре дня. Фактически батальону морпехов, без всякого боевого опыта войны на суше, приказали сделать то, на чем сломали зубы две армии. Командующий Балтийским флотом вице-адмиралом В.М.Трибуц, член Военного совета дивизионный комиссар Н.К.Смирнов и начальник штаба вице-адмирал Ю.Ф.Ралль, подписали боевой приказ о высадке десанта еще 2 октября. Было приказано следующее: "скрытно высадить морской десант в районе Петергоф при поддержке корабельной и береговой артиллерии. Нанести удар во фланг и тыл противника, имея целью совместно с частями 8-й армии уничтожить противника, действующего в районе Петергоф". Но вот с артподготовкой не сложилось, ибо Жуков её отменил.  Мол сохраним внезапность, а морячки и так справятся. После чего Жуков был вызван в Москву...
         5 октября, между 4 и 5 часами утра десант был высажен в Вечность. Преимущество немцев и в численности и огне было абсолютным, неравный бой Нижнем парке и в Александрии, длился несколько дней, и все это время руководящий данной операцией Военный совет Балтийского флота, не смог, ни высадить подкрепление, ни подвезти боеприпасы, ни организовать артиллерийскую и авиационную поддержку, ни просто наладить связь с десантниками.
       Правда в зону десанта был сброшен с самолета ящик с почтовыми голубями, но летчик ошибся на километр.
       Из 510 и десантников погибло большинство, несколько тяжело раненых попали в плен, многих раненых оставшихся на поле боя немцы затравили собаками. Из всего десанта в море наши катера подобрали только матроса Бориса Шитикова.
        Трагический десант был вычеркнут из официальной истории и  только в 1980 году в Петергофе установили памятник в Нижнем парке и на здании Большого дворца повесили мемориальную доску.

      1941 И один в поле воин. Особенно, если он танкист

     
 []

        Боевые действия под Ленинградом в августе 1941 года развивались весьма драматично, фронт трещал по швам, враг имел здесь полное господство в воздухе а в танках превосходил наши силы в пятнадцать раз. В ночь с 7 на 8 августа немецкая группа армий "Север" начала наступление на Ленинград. По линии Большой Сабск - Кингисепп - Волосово. 13 августа немецкие войска захватили станцию Молосковицы и перерезали железную и шоссейную дороги Кингисепп -- Ленинград. После форсирования фашистами реки Луга на правом фланге фронта, город оказался между двух огней. 14 августа 41-й моторизованный и 38-й армейский корпуса Вермахта, вышли на оперативный простор, и устремились к Ленинграду. 16 августа были заняты Нарва и Кингисепп.
        10 августа 56-моторизованный корпуса атаковал советские войска в районе Луги. В тот же день тяжелые бои начались и на новгородско-чудовском направлении. На следующий день немцы прорвались к реке Оредеж. Но 13-го августа 34-я и 11-я армии нашего Северо-Западного фронта, нанесли в районе Старой Руссы и озера Ильмень удар в тыл частям 10-го германского армейского корпуса. ОКВ приказало перебросить на это направление 56-й моторизованный корпус, дивизию СС "Мертвая голова" и только что переданный группе армий "Север" из-под Смоленска 39-й моторизованный корпус.
        16 августа части 1-го армейского корпуса овладели западной частью Новгорода. Нависла реальная угроза прорыва немецких войск к Ленинграду. И как всегда, просчеты генералов, легли свинцовой тяжестью на плечи простых солдат и офицеров.
        18 августа командира 3-й танковой роты 1-го танкового батальона 1-й Краснознаменной танковой дивизии старшего лейтенанта Зиновия Колобанова вызвали в Гатчину (Красногвардейск), в штаб дивизии. Командир дивизии генерал В. И. Баранов лично поставил задачу перед старлеем-танкистом. Показав на карте три дороги, ведущие к Красногвардейску со стороны Луги, Волосово и Кингисеппа, через Таллинское шоссе, комдив жестко приказал:
        - Перекрыть их и стоять насмерть!
        Против немецких корпусов, было послано пять танков роты Колобанова, мало конечно на первый взгляд, но это было КВ-1, а старший лейтенант Колобанов прошел Финскую и выжил. Эти факторы как выяснилось позднее, стоили многого.
        Ротный, приказал заправить машины под пробку и загрузить в танки по два боекомплекта бронебойных снарядов. Осколочно-фугасных снарядов на этот раз экипажи взяли минимальное количество, они знали что будут драться против немецких танков.
        После этого рота немедленно выдвинулась навстречу наступающему врагу. Танки -- лейтенанта Сергеева и младшего лейтенанта Евдокименко, Колобанов направил на Лужскую дорогу (Киевское шоссе). Еще два КВ под командованием лейтенанта Ласточкина и младшего лейтенанта Дегтяря перекрыли дорогу, ведущую на Волосово. Танк самого командира роты должен был встать в засаду у дороги, соединяющей Таллинское шоссе с дорогой на Мариенбург -- северной окраиной Красногвардейска.

       
 []

        Старший лейтенант Колобанов был знающим командиром, и первым делом провел с командирами экипажей рекогносцировку, указал места огневых позиций и что особенно важно, приказал отрыть для каждой машины по два укрытия -- основное и запасное, а потом тщательно замаскировать их. ( Позднее, специальным приказом Гудериана, в немецких танковых войсках ввели именно эту систему маскировки танков в обороне). Еще немаловажным было то, что КВ были радиофицированы, что обеспечило постоянную связь экипажей с командиром роты.

       
 []

        Для своего КВ Колобанов определил позицию таким образом, чтобы в секторе огня был самый длинный, хорошо открытый участок дороги. Немного не доходя до птицефермы Учхоза, дорога тут поворачивала почти под прямым углом и уходила к Мариенбургу. Ее пересекала еще одна, грунтовая, дорога, а вокруг выбранной Колобановым позиции стояли неубранные стога, что так же способствовало маскировке. Еще очень удачным для этой позиции было то, что по обе сторонам дороги, ведущей к Мариенбургу, местность была сильно заболочена и даже перемежалась небольшими озерцами.
        Ближе к ночи наконец подошло боевое охранение, затребованное Колобановым перед выходом на позиции. Ведь танк в обороне, без пехоты как голый. Пехотинцев разместили позади танка, в стороне, чтобы в случае чего они не попали под орудийный огонь. А неполное отделение с пулеметом Максим, замаскировалось чуть впереди, между Мариенбургской трассой и грунтовой дорогой, со строгим приказом без команды не только не открывать огня, но даже и не шевелиться. Позиции боевого охранения также должны были хорошо замаскированы...
        На роту Колобанова, непосредственно наступала немецкая 1-я танковая дивизия. В случае её прорыва к Мариенбургу, части этой дивизии и корпус куда она непосредственно входила, могли ударить в тыл частям РККА, занимавшим оборону на рубежах Красногвардейского укрепрайона, открыть а затем, выйдя по старинным гатчинским паркам к Киевскому шоссе, почти беспрепятственно продвигаться к Ленинграду.
        В 10 утра, 19 августа 1941 года начался бой под Волосово. По радио пришло сообщение, что один из экипажей вступил в бой с немецкими танками. Но тут пока было все спокойно. Колобанов объявил повышенную готовность, и вызвав к себе командира боевого охранения (молоденького младшего лейтенанта), еще раз напомнил ему, чтобы пехотинцы непосредственного прикрытия, открывали огонь по противнику только тогда, когда заговорит орудие КВ, расчет же засадного "Максима" должен дожидаться команды, что бы на поле боя не происходило.
        Просчитав все заранее, Колобанов наметил для будущего боя два ориентира: N 1 -- две березы слева от перекрестка и N 2 -- сам перекресток. Ориентиры были выбраны с таким расчетом, чтобы уничтожить головные вражеские танки прямо на перекрестке, не дать остальным машинам свернуть с дороги, ведущей на Мариенбург.
        И вот во втором часу дня на дороге появились вражеские танки. Немцы выслали вперед три мотоцикла для разведки, но Колобанов приказал их не трогать. Немецкие мотоциклисты свернули налево и помчались в сторону Мариенбурга, не заметив стоявший в засаде замаскированный КВ. Выполняя приказ Колобанова, ни танкисты, ни пехотинцы из боевого охранения не стали открывать огня по разведке, и тем более промолчал застращанный Колобановым Максим.
        А немецкая танковая колонна подходила все ближе. Двадцать два немецких танка шли держа минимальную дистанцию в колонне, подставляя свои левые борта почти под прямым углом по отношению к орудию КВ, тем самым представляя собой идеальные мишени. Люки были открыты, часть немцев сидела на броне. Когда головной немецкий танк въехал на перекресток и вплотную приблизился к двум березам -- ориентиру N 1, намеченному танкистами перед боем, командир приказал старшему сержанту Усову открыть огонь...
        Старший сержант Усов к началу Великой Отечественной войны был уже опытным солдатом. Призванный в артиллерийские части РККА в 1938 году, он участвовал в освободительном походе в Западную Белоруссию, а во время Финской войны воевал на Карельском перешейке. Окончив перед войной специальную школу командиров орудий тяжелых танков, стал танкистом...
        Итак бой начался. Головной фашистский танк загорелся с первого выстрела. Вторым выстрелом, прямо на перекрестке, был разбит второй танк. Образовалась пробка. Колонна стала сжиматься, и теперь интервалы между танками стали и вовсе минимальными. Колобанов приказал перенести огонь на хвост колонны, чтобы окончательно запереть ее на дороге.
        Старший сержант Усов пятью снарядами, уничтожил два последних в немецкой колонне танка. Противник оказался в ловушке.
        Сначала немцы не могли определить откуда ведется стрельба и открыли массированный орудийный огонь по показавшимися им наиболее подозрительными копнам сена, которые тут же радостно загорелись, причем на мощность огня русских, это ни как не повлияло. Но вскоре фашисты пришли в себя и смогли обнаружить засаду. Началась танковая дуэль одного КВ против восемнадцати немецких танков. На машину Колобанова обрушился целый град бронебойных снарядов. Один за другим они долбили по броне советского танка, но Уральская броня была сильнее крупповских болванок. Мало что это был тяжелый КВ, он был еще и экспериментальный. (В роте Колобанова, были экспериментальные танки с броней усиленной 25-миллиметровыми плитами, наклепанными на башню) От маскировки уже не осталось и следа. Немецкие болванки били и били о броню КВ, но экипаж продолжал делать свою работу. Заряжающий, он же младший механик-водитель, красноармеец Николай Роденков работал в бешеном темпе, загоняя в казенник пушки снаряд за снарядом. Усов, не отрываясь от прицела, продолжал вести огонь по вражеской колонне.

       
 []

        Между тем, командиры других машин, державших оборону еще на трех дорогах, докладывали по радио что тоже ведут ожесточенные бои и не пропускают фашистов.
        Немцы, понимая, что попали в западню, пытались маневрировать, но снаряды КВ поражали танки один за другим. А вот многочисленные прямые попадания вражеских снарядов, по прежнему не причиняли особого вреда советской машине. Сказывалось явное превосходство КВ над немецкими танками по силе огня и в толщине брони.
        На помощь немецким танкистам пришли двигавшиеся вслед за колонной пехотные подразделения и артиллерийские батареи. Под прикрытием огня из танковых пушек, для более аффективного стрельбы по КВ, немцы выкатили на дорогу противотанковые орудия.
        Но Колобанов во время заметил демарш противника и приказал Усову ударить по противотанковым пушкам осколочно-фугасным снарядом. С немецкой пехотой завязало бой находившееся позади КВ боевое охранение, но когда немцы попытались подняться в атаку, во фланг им ударил старина Максим. Не смотря на то, что изобретению инженера Хайре Стивенса Максима было уже 58 лет, его детище было весьма грозным оружием и немецкие пехотинцы, ощутили это на своей собственной шкуре.
        Усову методично выбивал немецкие противотанковые пушки, но последняя успела произвести несколько выстрелов. Один из них разбил панорамный перископ командирского наблюдения, а другой заклинил нашему танку башню. Усову удалось разбить и эту пушку, но КВ потерял возможность маневрировать огнем. Довороты орудия вправо и влево на большие радиусы, можно было теперь делать только путем поворота всего корпуса танка. По сути, КВ превратился в самоходную артиллерийскую установку, но продолжал вести бой. Стрелок-радист Николай Кисельков вылез на броню и установил вместо поврежденного перископа запасной.

     Колобанов приказал старшему механику-водителю старшине Николаю Никифорову перевести танк в запасной капонир и занять огневую позицию там. На глазах у немцев КВ танк задним ходом выбрался из своего укрытия, занял новую позицию и вновь открыл огонь по колонне. Теперь механику-водителю пришлось вовсю потрудиться в роли наводчика. Выполняя распоряжения командира орудия Усова, он поворачивал корпус КВ в нужном направлении.
        Наконец последний 22-й танк из передового полка немецкой дивизии был уничтожен. Бой длился больше часа, по танкам и противотанковым орудиям противника, было выпущено 98 снарядов, из них бронебойные были израсходованы все.
        Но тут поступила информация, что немцы смогли прорваться к совхозу "Войсковицы" с юга.
        Посадив на броню красноармейцев из боевого охранения (многие из которых были ранены в этом бою), КВ с десантом на броне устремился на прорыв. Немцы не стали ввязываться в бой с огромным страшным русским танком, они даже не пытались вести по нему огонь.
        Когда Колобанов встретился с командирами других машин своей роты и подвел итоги дня, то выяснилось следующее...
        В бою на Лужской дороге экипажем лейтенанта Федора Сергеева было уничтожено восемь немецких танков, экипажем младшего лейтенанта Максима Евдокименко -- пять. Младший лейтенант в этом бою погиб, трое членов его экипажа ранены. Уцелел лишь механик-водитель Сидиков. Пятый немецкий танк, уничтоженный экипажем в этом бою, на счету именно механика-водителя: Сидиков таранил его. Сам КВ при этом был выведен из строя. Танки младшего лейтенанта Дегтяря и лейтенанта Ласточкина в этот день сожгли по четыре вражеских танка каждый.
        Всего 19 августа 1941 года танковой ротой было уничтожено 43 танка противника.
        За этот бой командир 3-й танковой роты старший лейтенант 3. Г. Колобанов был награжден орденом Боевого Красного знамени, а командир орудия его танка старший сержант А.М. Усов -- орденом Ленина...
        Героя Колобанову не дали, припомнив старые провинности. И действительно, за что тут Героя давать. Ведь не в штабе героически штаны просиживал, а с одной ротой, полк разбил. Ну а то что с одного танка подбил 22 вражеских, так это вообще для штабных чинуш мелочи.
        Но для нас с вами, старший лейтенант - танкист из сорок первого года, всегда будет истинным Героем Советского Союза.
        Когда после боя экипаж стал осматривать свою машину, на броне КВ насчитали 156 следов от попаданий бронебойных снарядов. Пожалуй побольше чем чернильных пятен на штанах у штабной крысы, заполняющей наградные документы.
        Так, умелые действия танкистов одной роты, остановили вражескую дивизию и помогли этим стабилизировать фронт у Пулковских высот и не пустить врага в Ленинград. И в первую очередь, это было сделано благодаря высочайшему профессионализму командира этой роты, старшего лейтенанта Колобанова.

        Об этом бое фронтовой поэт Александр Гитович,
        26 сентября написал поэму "Танкист Зиновий Колобанов".

        Все это было так:
        В молчании суровом
        Стоит тяжелый танк,
        В леске замаскирован,
        Враги идут толпой
        Железных истуканов,
        Но принимает бой
        Зиновий Колобанов.
        И сквозь разрывов грохот
        Мир смотрит на равнину,
        Где старший лейтенант
        Повел на бой машину.
        Он бьет врагов подряд,
        Как богатырь былинный,
        Вокруг него лежат
        Подбитые машины,
        Уже их двадцать две,
        Как бурей разметало,
        Они лежат в траве
        Обломками металла...

        На месте боя экипажа Колобанова с немецкой танковой колонной установлен памятник. На сером, прямоугольном пьедестале, стоит тяжелый танк ИС-2. Видимо, КВ-1, на то время для монумента, уже не нашлось.

       
 []

        БИОГРАФИЯ ГЕРОЯ.

        Зиновий Григорьевич Колобанов родился в 1913 году в селе Арефене Вачевского района Нижегородской губернии. По окончании восьми классов средней школы учился в техникуме. В 1932 году по комсомольскому набору был призван в ряды Красной Армии. В 1936 году с отличием окончил Орловское бронетанковое училище имени М. В. Фрунзе.
        Война для 28-летнего старшего лейтенанта Колобанова была не в диковинку. В составе 20-й тяжелой танковой бригады в должности командира роты ему довелось участвовать в советско-финляндской войне 1939 -- 1940 годов. Бригада, в которой он служил, первой вышла к линии Маннергейма, причем его рота оказалась на острие удара. Именно тогда Колобанов первый раз горел в танке. В бою у озера Вуокса он снова вырвался со своей ротой вперед, и опять пришлось спасаться из горящего машины. Третий раз он горел при рейде на Выборг. В ночь с 12 на 13 марта 1940 года был подписан мирный договор между СССР и Финляндией. Узнав об этом, солдаты двух ранее противостоящих армий устремились на встречу друг другу для "братания".
        К несчастью, это самое "братание" очень дорого обошлось капитану Колобанову: его понизили в звании и, лишив всех наград, уволили в запас.
        С началом Великой Отечественной войны Колобанова призвали из запаса в 1-ю танковую дивизию, создававшуюся на базе 20-й тяжелой танковой бригады, в которой он воевал во время войны с финнами. Поскольку у него уже был боевой опыт, Колобанову присвоили звание старшего лейтенанта и назначили командиром роты тяжелых танков КВ. Правда, о прежних наградах пришлось забыть, предстояло начинать все заново, с чистого листа. И танкист доказал, что он Настоящий танкист.
        А потом опять были бои и походы, были и ранения. Ночью 21 сентября на кладбище города Пушкин, где танки заправлялись топливом и боеприпасами, рядом с КВ Колобанова разорвался немецкий снаряд. Осколочное поражение головы и позвоночника, контузия головного и спинного мозга. Несмотря на тяжёлое ранение и контузию, Зиновий Григорьевич вновь попросился в строй.
        В конце 1944 года Зиновий Григорьевич командовал дивизионом СУ-76. На Магнушевском плацдарме получает орден Красной Звезды, а за Берлинскую операцию был награждён орденом Боевого Красного Знамени. Да. Выжить воюя на Су-76, это тоже признак высокого военного профессионализма.
        После войны командовал в ГСВГ батальоном тяжёлых танков ИС-2. Служил в танковых войсках до 1960 года, уволился из армии в звании подполковника. Затем работал Минском автозаводе был мастером ОТК, а затем контролёром ОТК, имел звание "Ударник коммунистического труда".

        После того знаменитого боя, военная судьба раскидала танкистов героического экипажа по госпиталям и фронтам...
        Вот что известно о дальнейшей судьбе экипажа:
        Командир орудия Андрей Михайлович Усова, с боями прошел до конца, до Германии. Вернулся на родную Витебщину, был секретарем райкома партии.


     Отчаянный радист Павел Кисельков погиб вскоре после того, как был ранен командир,- в бою на Невском "пятачке". В Ленинграде сейчас живут его вдова и дочь.


     Погиб и заряжающий, хороший человек, красноармеец Николай Роденков.


     Механик-водитель Николай Иванович Никифоров, прошел войну до конца, а затем остался служить в Советской Армии, обучал молодых танкистов. В 1974 году он скончался от тяжелой болезни легких. Похоронен в своей родной деревне Борки Ломоносовского района.

        ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ:
       -- Газета "Ленинградская правда" от 24 сентября 1983 года.
       -- Газета "Красная Звезда" от 6 июня 2001 года.
       -- Газета "Санкт-Петербургские ведомости" от 18 августа 2001 года.
       -- "Танкисты в боях за Родину", издательство ДОСААФ, Москва, 1965г.
       -- "Танкисты в сражениях за Ленинград", Лениздат, 1987г.
       -- А.В. Буров, "Блокада день за днем", Лениздат, 1979г.
       -- Д.С. Ибрагимов, "Противоборство", издательство ДОСААФ, Москва, 1989 г.
       -- Гаррисон Солсберри, "900 дней", издательская группа "Прогресс и Литература", Москва, 1994 г.
       -- Максим Коломиец, "История танка КБ", издательство "Стратегия КМ", Москва, 2001 г.
       -- Пауль Карелл, "Барбаросса: от Бреста до Москвы", издательство "Русич", Смоленск, 2002 г.
       -- "Битва за Ленинград", Yyes Buffetaut Militaria, Paris
       -- Личные архивы
       -- Авторизованй справочник "Танки в бою".
       -- Интернет

      1941 Из ружья по танку

     
 []

        Вам не показалось, именно из ружья по танку. Это не шутка. Когда после трагедии 1941 года, на направлениях главных ударов Вермахта, у немцев было превосходство в танках, а у РККА увы, проблемы с противотанковыми пушками, в дело пошли ПТР или иначе противотанковые ружья. Все конечно помнят фильм "Баллада о солдате", где мальчишка-солдат подбил из такого ружья три немецких танка. Это не легенда, это правда, причем правда не вся. Бывали на фронте истории и по круче.
       
 []
        Бронебойный расчет Яблонько и Сердюкова, уничтожил немецкий танковый батальон. На счету других известных результативностью бронебойщиков было от четырех до десяти танков. Это тоже очень много, я считаю, что не мало даже один танк подбить из бронебойки. Ведь что такое ПТР, это ружьё, просто оно большого калибра и какое надо иметь мужество, что бы выходить с ним на поединок с бронированным чудовищем. Применялись ПТР и по другим целям, в частности очень удобно было гасить из них пулеметные точки или выводить из строя артиллерийские позиции. Немцы ненавидели бронебойщиков настолько, что на их позиции часто вызывался артиллерийский огонь. Хотя вклад советских бронебойщиков в Победу не так освещен в исторических материалов, как скажем заслуги летчиков и танкистов, но он безусловен и весом. Сотни танков, тысячи других целей, десятки самолетов, вот неполный список их побед. Слава Героям!

     
 []

        В наше время кстати, опять появились тяжелые ружья такого калибра, но это уже совсем другая история.

           СПИСОК САМЫХ РЕЗУЛЬТАТИВНЫХ БРОНЕБОЙЩИКОВ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ

     Расчет Бронебойщиков Яблонько и Сердюкова уничтожил 22 танка

     Сержант Иван Деревянко - 10 танков

     Рядовой Илья Макарович Каплунов (4 Гв.с.п.) - 9 танков; погиб 21.12.1942

     Рядовой Семен Антипкин - 8 танков и 1 самолет

     Бронебойщик Иван Князев (310 Гв.с.п.) - 67 бронецелей, пулеметов, орудий и минометов

     Младший сержант Петр Осипович Болото (84 Гв.с.п.) - 8 танков [23.7.1942]

     Сержант Павел Илларионович Баннов (19 т.к.) - 8 танков

     Сержант Оболдин Савелий Савельевич (32 м.-с.бр.) подбил 4 танка и 4 танка захватил исправными, уничтожил неск. десятков солдат [23.12.1944]

     Бронебойщик Роман Семенович Смищук - 6 танков

     Старшина Кади Абакарович Абакаров (1054 с.п.) - 6 танков

     Рядовой Блинов (98 Гв.с.д.) - 6 танков

     Бронебойщик Маленков (95 с.д.) - 6 танков

     Бронебойщик Павел Иванович Ершов (24 Гв.в-д.п.) - 6 танков. Погиб в янв. 1944.

     Младший сержант Иван Петрович Кондратьев (4 Гв.в-д.бр.) - 4 танка + 2 бронемашины + 3 грузовика [13-16.11.43]

     Рядовой Сабир Ахтямович Ахтямов (4 Гв.м-с.бр.) - 4 танка + 2 БТР + 2 грузовика [окт. 1944]

     Рядовой Ковтун Василий Семенович (902 с.п.) - 4 танка + 1 БТР + более 20 пулеметов + несколько солдат

     Рядовой Александр Никитич Логунов (490 с.п.) - 5 танков [окт. 1944] и много пехотинцев.

       
 []

     1941 Как наш кашевар, немецкий танк поймал

     
 []

       На войне не бывает не боевых профессий и судьба рядового повар 91-го танкового полка 46-й танковой дивизии 21-го механизированного корпуса Северо-Западного фронта Ивана Середы, яркое тому подтверждение.
        В августе 1941 года части корпуса вели тяжелые оборонительные бои под Даугавпилсом. Тылы полка Ивана расположились в лесу, и кашевар стал готовить свою полевую кухню к обеду. Решив нарубить побольше дров, он взял топор и отошел в лес и вдруг услышал рев танкового двигателя.
      Кашевар танкового полка, отличал звуки двигателей и понял что это немцы. Засунув топор за ремень и взяв карабин на изготовку, Середа пошел на звук и через какое то время, увидел на лесной дороге танк, который как раз притормозил.
      Решение у красноармейца созрело моментально, подбежав к танку сзади он вскочил на жалюзи двигателя, подошел к башне, от души рубанул топором по тонким стволам пулемета и автоматической пушки и этим же топором заклинил танку башню. После чего взяв так удачно скатанный фрицами за башней брезент, накрыл им смотровые щели танка и стал бить прикладом по броне, крича хенде хох, гитлер капут, артиллерию к бою, братцы окружай и так далее.
      Немецкие танкисты обалдели от неожиданности и уж тем более у них и в мыслях не было, что этот шум и дискомфорт, происходит всего от одного русского. Через несколько минут люк открылся и оттуда показался командир танка с поднятыми руками. Иван выстроил немцев у машины и с гордостью продемонстрировал свои трофеи, подбегающим красноармейцам.

        После этого случая, к храброму кашевару пригляделись разведчики и взяли с собой в боевой поиск, о чем не пожалели. Наша разведка нарвалась на немецкий моторизованный патруль, состоящий из танка и группы мотоциклистов. Бой был тяжелым и неравным, но всех выручил храбрый кашевар.
        Иван связкой гранат подбил вражеский танк, потом встав на место убитого пулеметчика, метким огнем уничтожил несколько немецких мотоциклов с экипажами, чем полностью переломил обстановку в нашу пользу. Оставшиеся в живых немцы были взяты в плен.

     А вы говорите, что кашевар мирная профессия...

        Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 августа 1941 года И.П. Середе за героизм проявленный в бою, было присвоено звание Героя Советского Союза.

          Войну Иван Павлович, закончил в звании гвардии старшего лейтенанта, и вернувшись к мирному труду стал председателем Александровского сельского Совета депутатов трудящихся.

      1941 Легенда о пушках генерала Скобелева в Битве за Москву

     
 []
 []

       Есть много информации о том что для войск обороняющих Москву были очищены все арсеналы Москвы, даже со старым оружием. В кинохронике парада 7 ноября 1941 года, видно много образцов старого оружия, и пулемёты Льюиса, и пушки Коне и старинные пушки, аж времен Русско-Турецкой войны.

         И как раз о боевом применении пушек с Русско-Турецкой войны в Битве под Москвой есть следующая легенда...

       Вот одна из версий этой легенды...

        Казалось бы, в той грандиозной битве, что шла на подступах к столице зимой 1941, исследована каждая деталь и все давно известно, однако...

        Мало кто знает, что на одном из участков фронта решающую роль сыграли русские пушки, изготовленные на Императорском орудийном заводе в Перми еще в 1877 году. А было это в районе Солнечногорск - Красная Поляна, где сражалась обескровленная долгими боями 16-я армия под командованием Константина Рокоссовского.

        К. К. Рокоссовский обратился к Г. К. Жукову с просьбой о срочной помощи противотанковой артиллерией. Однако ее у командующего фронтом в резерве уже не было. Запрос дошел до Верховного Главнокомандующего. Реакция Сталина была незамедлительной: "У меня тоже нет резервов противотанковой артиллерии. Но в Москве есть Военная артиллерийская академия имени Ф. Э. Дзержинского. Там много опытных артиллеристов. Пусть они подумают и в течение суток доложат о возможном решении проблемы".

        Действительно, еще в 1938 году из Ленинграда в Москву была переведена артиллерийская академия, основанная в 1820 году. Но в октябре 1941 года она в основном была эвакуирована в Самарканд. В Москве осталось около сотни офицеров и служащих. Учебная артиллерия также была вывезена в Самарканд. Но приказ требовалось выполнить.

        Помог счастливый случай. В академии работал пожилой человек, который хорошо знал местоположения артиллерийских арсеналов в Москве и в ближайшем Подмосковье, где были законсервированы изношенные и очень старые артиллерийские системы, снаряды и снаряжение к ним. Можно только сожалеть, что время не сохранило имя этого человека и имена всех других сотрудников академии, которые в течение суток выполнили приказ и сформировали несколько огневых батарей противотанковой обороны большой мощности.

        Для борьбы с германскими средними танками подобрали старые осадные орудия калибра 6 дюймов, которые использовались еще при освобождении Болгарии от турецкого ига, а позже в русско-японской войне 1 904- 1905 гг. После окончания ее по причине сильной изношенности стволов орудия эти доставили на Мытищинский арсенал, где они хранились в законсервированном виде. Стрельба из них была не безопасна, но 5-7 выстрелов они еще могли выдержать.

        Что касается снарядов, то на Сокольническом артиллерийском складе имелись в большом количестве трофейные английские осколочно-фугасные снаряды фирмы "Виккерс" калибра 6 дюймов и массой 100 футов, то есть чуть более 40 килограммов. Там же были капсюли и пороховые заряды, отбитые в гражданскую войну у американцев. Все это имущество хранилось с 1919 года настолько аккуратно, что вполне могло использоваться по прямому назначению.

        Вскоре " формировали несколько огневых батарей тяжелой противотанковой артиллерии. Командирами стали слушатели академии и офицеры, присланные из военкоматов, а прислугой красноармейцы и ученики 8-10-х классов московских специальных артиллерийских школ. Орудия не имели прицелов, поэтому было решено стрелять только прямой наводкой, наводя их на цель через ствол. Для удобства стрельбы орудия врыли в землю по ступицы деревянных колес.

       
 []
 []

        Германские танки появились внезапно. Первые выстрелы орудийные расчеты сделали с дистанции 500-600 м. Германские танкисты вначале приняли разрывы снарядов за действие противотанковых мин. Судя по всему, "мины" обладали очень большой силой. В случае разрыва 40-килограммового снаряда вблизи танка последний переворачивался набок или становился на попа. Но вскоре стало ясно, что в упор бьют из пушек. Попадание снаряда в башню срывало ее и отбрасывало на десятки метров в сторону. А если 6-дюймовый снаряд осадной пушки попадал в лоб корпуса, то он проходил танк насквозь, круша все на своем пути.

        Немецкие танкисты пришли в ужас - подобного они не ожидали. Потеряв роту, танковый батальон отступил. Германское командование посчитало происшествие случайностью и направило другой батальон иным путем, где он также напоролся на противотанковую засаду. Немцы решили, что русские применяют какое- то новое противотанковое оружие невиданной ранее мощи. Наступление противника было приостановлено, наверное, для уточнения обстановки.
        В конечном итоге армия Рокоссовского выиграла на этом участке фронта несколько суток, в течение которых прибыло пополнение, и фронт стабилизировался. 5 декабря 1941 года наши войска перешли в контрнаступление и погнали фашистов на Запад. Получается, что Победа 45-го года хоть в малой степени, но ковалась русскими оружейных дел мастерами еще в XIX веке.

      1941 Одесса

     
 []
 []
       Слова Бертольда Брехта о том, что хорошие солдаты нужны только плохим генералам, которые свое неумение воевать, компенсируют кровью своих храбрых солдат,  справедливо почти ко всем прошедшим битвам, кроме обороны Одессы в 1941 году. Там как то все сложилось именно так как надо. И командиры там были смелые и думающие. И защитники города все были хорошими солдатами и специалистами: школьники и студенты, становились храбрыми солдатами в первом же бою, солдаты и командиры Приморской армии (ей командовал генерал И.Е. Петров) стойко держались перед превосходящими силами противника, молодые моряки  едва ступив на берег, становились грозной морской пехотой, "Черной смертью", избирательно крича в атаке - немцам Полундра, а румынам - Руский матрозен идут, руманешти сдавайсь.
       Нестроевые матросики аэродромных служб, превращались в парашютистов-диверсантов, а отцы командиры были умны и предусмотрительны. Рабочие машиностроительных заводов стали собирать из старых тракторов и подручных материалов танки и когда ночью двадцать таких танков пошли в атаку, включив фары и сирены, румынская дивизия в панике бежала. Надо отметить только то, что при подготовке морского десанта, моряков учили высадке, отрабатывали высадку на макете местности и создали спец-оснастку для высадки. Подготовкой и самим десантом руководил Контр-Адмирал Горшков, будущий командующий ВМФ СССР, Командовали Одесским Оборонительным Районом контр-адмирал Г. В. Жуков и генерал лейтенант  Г. П. Софронов.
        Диктатор Румынии Антонеску, лично приехал на фронт руководить штурмом, но Одесса держалась 73 дня и держалась бы дальше, но Южный фронт откатывался под ударами Вермахта и Высшее командование решило перебросить Приморскую армию в Крым. На черном море в ту войну, были проведены две блестящих эвакуации, одна из них была эвакуация Одессы.
       Учитывая что вражеская артиллерия стала доставать до города, провести в этих условиях эвакуацию было сложно и поэтому прежде чем эвакуироваться, было решено нанести по немецко-румынским войскам удар.
       9 сентября в Одессу была переброшена из Новороссийска 157 дивизия полковника Томилина, а 22 сентября началось наступление поддержанное воздушным и морским десантом.  Пехота ударила с фронта, с берега возле Григорьевки пошел десант Морской пехоты, а в тыл к противнику был выброшен воздушный десант. Разбив две румынских дивизии, захватив позиции тяжелой артиллерии, части Приморской армии и десант  встретились, отогнав противника на 8 километров. Трофейные орудия торжественно провезли по Одессе, их украшала свежая надпись: " Больше по Одессе стрелять не будет".

               
 []
 []
       А первого октября началась плановая эвакуация. За две недели, морем, по ночам, было вывезено  86 тысяч  человек, 19 единиц бронетехники, 500 opудий, тысяча автомашин, 4 тысячи лошадей, 163 трактора, 25 тысяч тонн военных и промышленных грузов. И все это практически на глазах врага и без серьезных потерь. На рассвете 16 октября из Одессы ушли последние корабли конвоя, ближе к полудню, город покинули сформированные из добровольцев партизанские отряды. Фашисты осмелились войти в Одессу, только вечером. Одесса стоила Гитлеру и Антонеску, 160 тысяч убитых и раненых солдат и офицеров, 200 сбитых самолётов и 100 подбитых танков.
        Но солдаты Приморской армии не знали, что в Крыму их ждут только смерть или плен...
          Благодаря некомпетентности командования Крымского фронта и тупому волюнтаризму представителя Ставки Мехлиса, рухнул Крымский фронт и был взят в осаду Севастополь.  И тут уже не стали проводить эвакуацию всей армии, ибо доблестное командование обороны города, думало видимо только о себе. Пока тысячи краснофлотцев и красноармейцев гибли в боях на периметре обороны, 802 человека из командования армии, флота и НКВД, а так же партийного руководства с чадами и домочадцами, были вывезены на самолетах и подводных лодках, в купе с тремя тоннами документов и золота.
         2 июля, прорвавшиеся к последней точке обороны у Севастополя несколько катеров-охотников и подлодок, вывезли около 700 человек. На этом официальная эвакуация была закончена. Три тысячи человек самостоятельно, используя маломерные суда и подручные средства, пытались переправиться на Кавказскую сторону, больше трети из них погибли.
       От 20 000 до 40 000 раненых были брошены в Севастополе на милость врагу. Всего после взятия Севастополя немцы взяли в плен от 60 до 90 тысяч пленных. Источники весьма разнятся, но даже самая нижняя шкала потерь вызывает ужас.
       Далеко не все герои обороны Севастополя выявлены, но я хочу назвать хотя некоторых командиров, которые отказались бежать и остались со своими солдатами, вот их имена:
     полковник  Б. Михайлов (добровольно сошел с последнего  самолета  и погиб 1 июля в Херсонесе), подполковник Г.Рубцов (тяжелораненый, чтобы  не попасть в плен застрелился),  полковник  И.Кобалюк, полковник С.Камарницкий, капитан 3 ранга Ильичев, (мог уйти последним катером, но остался), майор Белоусов, полковник  Гроссман, полковник Бабушкин, майор Дацко, майор А. Какурин, парашютисты десантники из команды старшего лейенанта Квариани, полковник Д.Пискунов, командир 456-го погранотряда, начальник инженерного отдела Черноморского флота военный инженер 1 ранга В. Г. Парамонов, инженер 1 ранга И. В. Саенко, батальонный комиссар Ф. В. Суднин, военные инженеры А. А. Авакьян, К. П. Белый, З. В. Томилин, М. И. Апельсин, П. И. Бухаров, С. С. Данько, Казанцев, Шелест; командир 95-го отдельного строительного батальона И. И. Сливинский, батальонный комиссар И. В. Аммосов и почти весь личный состав 95-го отдельного строительного батальона, руководители Мехстройзавода В. И. Эфрус и В. И. Проценко и тысячи неизвестных героев,  которые предпочли смерть плену.
          Мы с вами узнали эти фамилии, благодаря поисковикам с Севастопольского портала Форпост. Ребята борются за сохранение нашей Истории, низко кланяюсь им.

     ВЕЧНАЯ СЛАВА ГЕРОЯМ ОБОРОНЫ СЕВАСТОПОЛЯ !
     ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ ИЗВЕСТНЫМ И НЕИЗВЕСТНЫМ СОЛДАТАМ И МОРЯКАМ!

     А теперь не самое приятное...  Не хочу это писать, но сам всегда говорю, что История должна быть правдивой...
      Я писал, что на Черноморском ТВД было проведено две удачных эвакуации...  Первая это Одесская 1941 года, а вторая, увы, немецкая из Крыма в 1944 году.
       Было собрано около 2000 румынских и немецких судов. Наша авиация уже доминировала над морем, но тем не менее противнику удалось вывезти из Крыма морем 130 000 немцев и румын, а по воздуху еще больше 20000. Потери немецко-румынских конвоев составили тысячу судов и 42000 человек. В Севастополе по нашим данным, было взято в плен 24000 румынских и немецких солдат и офицеров.

      1941 Операция "Меркурий"

     
 []
              Прочитал тут статью одного Западного историка, восхваляющего Арнемскую десантную операцию Союзников, как величайшую и удачнейшую за всю войну.    Простите Сэр, подумал я. Какая это удачнейшая-величайшая... Насколько я помню, была задача захватить четыре моста и открыть дорогу Союзникам на Берлин. Был выброшен десант из 10 000 десантников, но главная цель не была достигнута, 1130 десантников погибли и 6450 попали в плен. Немцы потеряли 3300 солдат и офицеров убитыми и ранеными. Так что ничего удачного не вижу, особенно для поляков и британцев, попавших в Арнем, как куры в ощип, а ведь были в истории Мировых ВДВ и более удачные примеры...     

     В октябре 1935 г. народный комиссариат иностранных дел СССР пригласил военных атташе армий западных стран в качестве наблюдателей на маневры советских вооруженных сил в районе Киева. Иностранные офицеры остолбенело смотрели, как двигаются тысячи танков и грузовых автомобилей, перевозящих пехотинцев, это были созданные в первую сталинскую пятилетку новые механизированные корпуса. Демонстрация произвела на немецких офицеров очень сильное впечатление и особенно сильное впечатление, получил командующий немецкими бронетанковыми войсками Гейнц Гудериан, который в 1939 году в Польше, и в 1940 году во Франции, перевел эти ощущения в плоскость практики.
     
 []


     Потом были показаны групповые прыжков почти трех тысяч советских парашютистов. Но парашютисты, двигающиеся вдоль крыльев гигантских четырехмоторных бомбардировщиков Туполев ТБ-З и по одном прыгающих в бескрайнее пространство, не произвели особого впечатления на англичан и французов, но полковник из Люфтваффе Штудент, именно в этот день осознал свою главную мечту - массированный десант в боевой обстановке.    4 июля 1938 года приказом Рейхсмаршала Геринга, генерал-майор Курт Штудент был назначен командиром парашютных и авиадесантных частей люфтваффе.    И первое боевое применение воздушных десантов произвели именно немцы: в первый раз немецкие парашютисты приняли бой во время сентябрьской кампании 1939 в Польши, но там не было особо громких операций.
     
 []


     А вот в Бельгии в мае 1940 года, успехи были впечатляющим. Надо сказать, что тот момент ни французы, ни англичане, ни американцы воздушно-десантных частей в составе своих вооруженных сил просто не имели. И когда немецкие десантники и спецгруппа СД, высадились на планерах, прямо на крышу неприступного форта Эбен-Эмаель, заклинили орудийные башни, накидали в вентиляционные шахты гранат, применив кумулятивные заряды, уничтожили 7 казематов и 13 орудий, а потом просто заткнув вентиляцию брезентом, вынудили гарнизон форта к сдаче. Гарнизон форта насчитывал 1220 человек, немцев было 84 человека.    Такой результат был достигнут благодаря хорошей выучке десантников и серьезной подготовке к операции. Разведка Люфтваффе выяснила размещение огневых средств и организацию обороны форта и мостов, которые он прикрывал. В тренировочном лагере под Дессау для парашютистов построили точную копию форта (прямо как Суворов перед штурмом Измаила). На этой модели штурмовая группа старательно и усиленно тренировалась, что и принесло свои плоды.             Именно после этого о новом роде войск заговорили в мире. Это стало посылом к созданию воздушно-десантных частей Великобритании и Соединенных Штатов. Франция к тому времени капитулировала. Но Западные военные так и не осознали опасности нового рода войск в умелых руках и скоро за это поплатились. Пришло время операции "Меркурий".

     
 []


     Остров Крит являлся важной морской и авиационной базой союзников. На нем был сильный гарнизон. Британский флот полностью контролировал прибрежные воды. Остров был практически неприступен для морского десанта. Силы союзников на Крите создавали постоянную угрозу Германии и Италии на этом ТВД, и в добавок оттуда было рукой подать до нефтяных промыслов Плоешти, поэтому Гитлер считал вторжение на остров необходимым.    Союзники располагали на острове следующими, так сказать - многонациональными силами:    Великобритания: 15 000 солдат; Греция:11 000 солдат;    Австралия: 7100 солдат; Новая Зеландия: 6700 солдат;
      Всего: 40 000 штыков, не считая полувоенные греческие формирования.    Союзники имели также и около 85 орудий различных калибров, часть из которых была трофейными итальянскими орудиями без боеприпасов. ПВО состояло из одной зенитной батареи 20-мм пушек, поделенной между двумя аэродромами. Орудия были тщательно замаскированы в близлежащих оливковых рощах, части из них было приказано не открывать огонь во время первоначальных воздушных атак немецких истребителей и штурмовиков, чтобы сохранить их в резерве.
         Танковые силы союзников состояли из 9 пехотных танков "Matilda IIА" дивизиона "B" 7-го Королевского Танкового полка и 16 лёгких танков "Mark VIB" дивизиона "С" 4-го Гусарского Её Величества полка. Так же, как у большинства британских танков того времени, 40-мм пушки Матильды имели в своём боекомплекте по большей части бронебойные снаряды, малоэффективные против пехоты.

     
 []

        Ну и спецслужбы шевелились во всю. Британская разведка пронюхала про планы немцев и на Крите принимались срочные меры к обороне. Плюс к этому адмирал Канарис коварно доложил фюреру о наличии на Крите только 5 тысяч британских солдат и отсутствии греческих и других каких либо войск, что лишний раз подтверждало то что он работал на Англичан. Но и немецкая разведка не дремала. Спецы Вальтера Шелленберга из отдела Е, что в IV управлении РСХА, создали по своим каналам утечку именно о морском десанте, а во всех радиограммах Люфтваффе, также звучало словосочетание "морской десант".    Вообще-то Рейху "повезло" со спецслужбами... Верхушка Абвера работала на англичан, отдел Восток кишел кротами ОГПУ со времен Веймарской республики, штаб и разведка Люфтваффе, были хорошо прокачаны родным ГРУ Генштаба РККА, ну а Имперское управление безопасности, кишело Штирлицами из Советской внешней разведки. И говорят даже сам Папа Мюллер был нашим. Не верите? А вы вспомните кто утверждал актеров на главные роли в этом фильме, и сравните фото Штирлица и реального Мюллера !
     
 []

          План генерала Штудента был прост до наглости. Захватить главные аэродромы острова силами парашютистов 7-й парашютной дивизии, высаженных на парашютах и на планерах. В первые кстати, как буксировщики планеров, применялись "Штуки" Ю-87.    Общая численность 7-й парашютной и 5-й горнострелковой дивизий составляла 22 750 человек. 750 человек должны были быть доставлены планерами, 10 000 выброшены с парашютами, 5000 перевезены на захваченные аэродромы, на "воздушных троллейбусах" Ю-52 и 7000 в случае удачного стечения обстоятельств морем.    Воздушную поддержку осуществляла 8-я армия люфтваффе в составе 280 бомбардировщиков, 150 пикирующих бомбардировщиков "Штука" и 150 истребителей.       Начало операции запланировали на 16 мая, и в ночь с 15 на 16 мая британцы, предупрежденные своей разведкой объявили боевую тревогу... Но гора родила мышь и лишь когда через три дня измотанные бесплодным ожиданиям на позициях, британцы и греки вернулись в казарму, началось...    Операция "Меркурий" началась 20 мая.
     
 []


       Удачным было то, что расстояние от Крита до ближайших немецких воздушных баз, на материке и островах, не больше 240 км и укладывалось в радиус действия немецких самолётов. Расстояние же до английских воздушных баз в Египте, на Мальте и в Мерса-Матрух составляло от 500 до 1000 км.    Основным вооружением немецких десантника был карабин Маузер 98k, четверть парашютистов были вооружены пистолет-пулеметами MP-38, ошибочно называемыми у нас Шмайсерами. Плюс по одному пулемету MG-34 на отделение. На связках из трех парашютов, сбрасывались 75-мм безоткатные орудия LG-40.

         
 []


     Из за особенностей конструкции немецких парашютов, рассчитанных на прыжки с малой высоты, десантник мог нести с собой только пистолет или автомат. Так что карабины, пулеметы и боеприпасы, сбрасывались в контейнерах. Маркировкой контейнеров, был цвет парашюта, что бы было видно из далека, где какой груз. Многие парашютисты погибли именно при попытках добраться до контейнеров с оружием. Штудент не скрывал от парашютистов и горных егерей сложность операции. В случае неудачи, эвакуация была вряд ли возможна, следовательно что бы выжить, надо было победить.
     
 []


        Главным пунктом атаки был аэродром Малеме. Планеры были отцеплены на подлете к острову, и они приземлились практически бесшумно. В первый день высадки, 20 мая парашютистам Штудента удалось зацепиться за посадочную площадку, но дальше продвинуться не получалось. Особенно мешали зенитки, а бомбардировщики не могли бомбить, так как слишком близко были позиции сторон друг от друга и плюс 20-и миллиметровки, резали входящие в пике Штукасы на раз. Тем более поддержка с воздуха не могла быть массированной, ввиду того что целью номер один был британский флот. Однако не было счастья, так несчастье помогло. Британское командование, решив что немцы выдохлись, отдало не самый умный приказ и в 5 часов утра 21 мая, австралийские зенитчики и техники предприняли атаку при поддержке аж двух танков. Немцы атаку отбили, перешли в контратаку и на плечах бегущего противника овладели аэродромом.
     
 []


     Командующий силами Союзников на Крите Генерал Фрейберг, от большого ума, посчитал это отвлекающим маневром и продолжал держать основные свои силы у побережья, так как ждал немецкий десант моря, ждал он, ждал, пока не дождался.    К утру 21 мая немцы зачистили окрестности Малеме и на аэродроме стали садится один за другим трехмоторные Юнкерсы с подкреплениями.    23 мая британцы очнулись и атаковали аэродром, но безуспешно. Над всем островом носились стаи Штукасов, и выбивали огневые точки Британцев. С британским флотом в окрестностях Крита, Люфтваффе практически разделалось, были потоплены три крейсера, шесть эсминцев, 10 вспомогательных судов и 10 транспортов. Были серьезно повреждены три линкора, авианосец, шесть крейсеров и 7 эсминцев.
     
 []
       К 24 мая англичане были оттеснены к востоку от Малеме. А прибывающие по воздушному мосту горные стрелки при поддержке привезенной с собой артиллерии, перешли в наступление.    1 июня, британцы официально объявили о сдаче острова.    Королевские ВВС потеряли 46 самолётов, Люфтваффе не досчиталось 147 самолётов сбитых истребителями и ПВО и 73 транспортных Ю-52 разбившихся в результате аварийных посадок.    Британцы и Греки потеряли в живой силе - 3500 погибшими и 18000 пленными. Эвакуироваться смогли всего несколько тысяч.    Немцы официально заявили, о 3986 погибших и 2594 раненых, по Британским источником, общие германские потери составляли порядка 16000, но кто же поверит побежденным.    Британцы с ужасом ждали продолжения банкета. С баз на Крите, Люфтваффе становились королями Средиземноморья. И первое что приходило в голову Британским генералам и адмиралам, это германский удар по Суэцкому Каналу и Каиру. Но не знали Британцы, что уже через 21 день, вся ударная германская авиация, согласно плану Барбаросса понадобится на границе Советского Союза.    А пока, об операции Меркурий, говорил весь Мир. Да потери были велики, но такие потери, например при морском десанте против превосходящих сил противника, можно было бы посчитать удачными. Но Гитлер посчитал иначе и с тех пор запретил массированные воздушные десанты. И немецкие десантники превратились в элитную пехоту.

        Кстати Сталин, после Вяземской операции 4-го воздушно-десантного корпуса,1942 года, когда по приказу Жукова, 10 000 элитных парашютистов, четыре дня подряд сбрасывали с двух километров над расположением немецких дивизий, принял такое же решение. Верховный приказал применять десанты только небольшими группами, и кстати общее количество десантированных в тыл немцам партизанских, разведывательных и диверсионных групп, составило больше сорока тысяч человек. Но это совсем другая история...

      
 []

     
 []

     1941 Враги её звали Die Frau mit dem Maschinenpistolen

     
 []

     В конце августа 1941 года, Гитлер привез Муссолини в Брест, что бы похвастаться успехами Германского оружия. Фюрер с гордостью показывал Дуче подбитый плавающий танк и трофейную тяжелую артиллерию, будто бы защищавшую Брест от немцев), что бы оправдать то что дивизия Вермахта застряла у старинной крепости на два месяца (тяжелые гаубицы и танки немцы притащили в Брест с мест других боев, у защитников Бреста тяжелого оружия не было). А перед визитом вождей, саперы взорвали все подозрительные лазы и закидали гранатами и прожгли огнеметами все подозрительные ниши.

        Проходя мимо взорванного равелина, Муссолини заметил на уцелевшей стене какую-то русскую надпись и попросил перевести ее, а на опаленной огнем войны стене было написано: "Умираю, но не сдаюсь! Прощай, любимая Родина." А когда зайдя в развалины Гитлер и Дуче увидели останки женщины с винтовкой и Гитлер сказал что вот мол комиссары не жалеют даже женщин, Дуче впал в задумчивость и весь остаток дня больше не улыбался, а вернувшись в Италию, запретил отныне отправлять итальянских рабочих на заводы Рейха.
        Женщины Бреста... Это отдельная огромная тема, имя им легион, известным и неизвестным героиням обороны крепости, но я хочу рассказать только об одном эпизоде...

        В сентябре 1941 года, когда в Бресте стояли уже тыловые части, по ночам снова то тут, то там началась стрельба, это дали о себе знать выжившие и не сдавшиеся защитники крепости. Несколько патрулей были уничтожены полностью, причем на одного убитого приходилось одна, две пули. В одном патруле одному солдату повезло, он потерял сознание от страха. Очнувшись он поведал, что в них стреляла жуткая как богиня мести женщина. Она была в рваной одежде, с грязным от гари и кирпичной пыли лицом, и вооружена она была МР-38. Стреляла короткими очередями и не промахивалась. До конца октября неизвестная героиня держала в страхе немцев, все операции по прочесыванию окончились ни чем и легенды о Die Frau mit dem Maschinenpistolen, так её прозвали фашисты, еще долго ходили среди солдат Вермахта. Имя героини так и осталось неизвестным. Понятно было только одно, судя по выучке, это явно была жена или дочь офицера. Одна из многих героинь Бреста.

      1941 Пламя над волнами

     
 []

        24 ноября 1941 года в штабе морского района "Западная Австралия" была объявлена боевая тревога. По сообщениям постов береговой обороны, в Акульей бухте высадился немецкий десант в количестве нескольких сот человек.
        Но тревога оказалась не то что бы ложной, а не фатальной. 317 германских моряков во главе с офицерами организованно сдались в плен. Это был экипаж немецкого рейдера "Корморан", (по реестру группы "Истребителей торговли" - "Судно N 41")
        И наконец стало ясно, почему с 21 ноября нет никаких известий от крейсера Его величества "Сидней".
        "Корморан", так назывался рейдер, переоборудованный после начала войны из дизель-электрохода "Штайермарк". Он был прекрасно вооружен. 6 150-мм орудий, 12 вспомогательных калибров от 75-мм до 20-мм, 6 ТА

     390 мин, 6 торпедных аппаратов, 390 мин, абордажный катер и даже два самолета разведчика. Орудия были замаскированы и прикрыты бронещитами, но сам рейдер естественно серьезной бронезащиты не имел. Корабль имел водоизмещение 8736 тонн, развивал скорость 18 узлов и мог принять топлива и снаряжения, для того чтобы четырежды обойти экватор. Экипаж состоял из четырехсот человек. Командовал кораблем капитан цур Зее Детмерс. За войну "Корморан" потопил и захватил 11 судов (три греческих, пять британских, одно канадское, одно югославское и одно австралийское), общим тоннажем 70 000 брт.
        Утром 19 ноября капитан Детмерс решил заминировать подходы к портам Западной Австралии. В этот день рейдер изображал голландского купца "Страат Малакка". Корпус выкрасили в темно-серый цвет, надстройки - в коричневый. Черная труба и желтые мачты дополнили картину. На открытых платформах поставили деревянные макеты противолодочных пушек, таких, что полагались настоящему и купцу плавающему в одиночку.

        Но в 16 часов сигнальщики увидели на горизонте прямо по носу дым приближающегося судна. Это был австралийский крейсер "Сидней" под командованием Джозефа Барнета. Это был легкий крейсер с типичным для этого класса кораблей вооружением.8 - 152 мм орудий главного калибра, 4 вспомогательных стодвух миллиметровки и 12 зенитных стволов 12,7 мм., гидроплан, ну и конечно броня. И скорость у него была 32 узла, то есть уйти у рейдера не получалось и Детмерс решил дать бой, но на максимально выгодных условиях. Он стал изображать тупого купца, толком не понимающего что от него хотят. Когда с крейсера приказали застопорить машины и приготовиться к досмотру, рация рейдера стала без конца кричать прямым текстом, что её преследует неизвестный военный корабль и застопорил машины.
        И когда поверившие тому, что это просто бестолковый купец австралийцы нагнали рейдер и оказались в восьмистах метрах по правому борту, в 17-28 упал вниз голландский флаг, взвился на мачте флаг Кригсмарин и Детмерс включил ревун открытия огня. На открытия огня немецким артиллеристом понадобилось 6 секунд.
        Австралийцы на свою беду, развернули в сторону "купца" только носовую башню и это стало для них фатальным. Главный калибр рейдера ударил по мостику крейсера и смел артиллерийский пост управления огнем, вторым залпом повредил обе башни и уничтожил гидроплан готовящийся к старту. Пошли вперед торпеды. Автоматические пушки и пулеметы рейдера поливали палубу Сиднея потоками свинца, не давая команде тушить пожары и менять выбывшие расчеты.
        Но три шестидюймовых снаряда "Сиднея" успели поразить рейдер. Было выведено из строя вспомогательное котельное отделение, противопожарная станция и трансформаторы главного двигателя. Занялось огнем машинное отделение, аварийная партия боролась с огнем до конца и погибла вся целиком. Рейдер потерял ход, "Сидней" пылал, но они продолжали бой. Немецкие залпы поражали крейсер каждые пять секунд и "Сидней" решил пойти на таран, но рулевое управление было повреждено, и крейсер прошел в сотне метров за кормой рейдера и на свою беду попал под огонь левого борта "Корморана". С "Сиднея" в отчаянной попытке выпустили четыре торпеды, но ни одна из них не попала в цель.
        К 18 часам окутанный клубами дыма крейсер, стал уходить на Юг провожаемый залпами с пылающего рейдера. В 18-30 "Корморан" прекращает огонь ввиду отсутствия цели, но и сам рейдер в катастрофическом положении. С огнем боролись до полуночи, но пожар стал угрожать минным погребам. К этому времени исчезло с горизонта зарево от горящего крейсера. Больше "Сидней" и 645 австралийских моряков, никто и никогда не видел. В час пополуночи, капитан Детмерс спустил флаг и сошел в последнюю шлюпку. Еще через двадцать минут "Корморан" исчез в пламени взрыва, сдетонировавших сотен мин.
        "Сидней" нашли только в марте 2008 г.

      
 []

        А 25 августа 1942 года, на другой стороне земного шара произошла похожая история...

     
 []

        ...На фашистском рейдере "Адмирал Шеер" палуба была полна зрителей: немцы вышли посмотреть, как будет сдаваться встреченное ими здесь русское судно - игрушка по сравнению с лучшим "карманным линкором" Рейха.
        А капитан "Сибирякова", Анатолий Алексеевич Качарава, приказал поставить дымовую завесу и открыть огонь из всех орудий (которых было всего четыре).
        Капитан цур Зее Вильгельм Меендзен-Бокен, командовавшего рейдом, сказал что его тяжелый крейсер, потопил "мужественно и искусно сопротивлявшийся большой ледокол". Немецкий морской волк отдал должное нашим морякам. Но что значит "большой ледокол" в сопоставлении с крейсером?
        Ледокол "А. Сибирякова", 1909 года постройки, В августе 1941 года вошёл в состав ледокольного отряда Беломорской военной флотилии под названием ЛД-6 ("Лёд-6"), имел на вооружении четыре пушчонки калибром 76 и 45 миллиметров. У "Шеера", современного дальнего рейдера, - шесть 280-миллиметровых, восемь 150-миллиметровых и шесть 105-миллиметровых орудий, восемь торпедных аппаратов, два самолета.
        Фашистский рейдер был направлен в Карское море для уничтожения караванов судов, кораблей эскорта и порта Диксон. "Шеер" свою задачу не выполнил. Наших судов, кроме "Сибирякова", он не нашел. А подойти неожиданно к Диксону ему не дали "сибиряковцы.
        С крейсера сигналили: спустить флаг и сообщить ледовую обстановку в проливе Вилькицкого, затем прекратить работу радиостанции, остановить машину и сдаться без боя. Гордый трудяга-пароход отказался это сделать. И вступил в бой с крейсером.
        Увы, снаряды "Сибирякова" до "Шеера" не долетели. А крейсер дал залп, второй... Пароход вздрогнул от страшного удара. Корма резко осела вниз. Пароход стремительно терял и так-то небольшой ход. В кормовой части - пожар. Артиллерии на корме больше не существовало...
        "Сибиряков" потерял связь с Диксоном. Но главстаршина Михаил Сараев вскарабкался по уцелевшей мачте и натянул антенну. Радист снова застучал ключом. Пароход оповестил Советскую Арктику о появлении "Шеера". Этим он спас находившийся недалеко караван.
        Беспримерный бой "Сибирякова" и последовавшая за ним героическая оборона Диксона сорвали немецкую операцию.

     1941 Подвиг танкиста. Один против трех

     
 []
 []
 []




        Это было 13 декабря 1941 года.  Танк, БТ-7м,  27-го бронетанкового дивизиона 20-й горно-кавалерийской дивизии находясь в головном  дозоре, следовал в направлении деревень Денисиха и Троицкое,в районе подмосковной Кубинки. В 2 км от деревни Денисиха, наши танкисты засекли на опушке леса два немецких средних танка  PzKpfw III (именуется в военно-исторической литературе, как "Тип 3", Т-III или Т-3). Командир танка Николай Обухин, принял решение вступить в бой.  Огнем башенного орудия был подбит один из T-III, после чего танк загорелся, но это были последние снаряды и Николай принял решение таранить оставшийся немецкий танк.  Механик-водитель нашего БТ Петр Трайнин, дает полный газ догоняет врага  и таранит немца прямо в звездочку,  от удара на танке противника лопнула гусеница, и тогда механик Трайнин,  буквально протащив несколько метров юзом вражеский танк , сбросил его с обрыва в реку Озерни, после чего отошел в лес.

     И как раз тут из леса показался третий немецкий танк, это так же был  T-III. Не заметив наш замаскированный в лесу танк, немцы приблизился к своему горящему танку и притормозили возле него. И тут БТ-7 повторил свой таран.  У немецкого танка было срезано ведущее колесо и порвана гусеница. Пытавшихся спастись бегством немецких танкистов достали из пулемёта.


       Мехвод Петр Трайнин прошел всю войну и это был не последний его подвиг. Старшина П.А.Трайнин в бою 3 октября 1943 года за село Страхолесье Чернобыльского района Киевской области гусеницами раздавил три противотанковых орудия, четыре миномёта, пять огневых точек противника, а в ночь на 5 октября 1943 года, в ходе жестокого боя, он будучи единственным оставшимся в живых членов  экипажа, продолжал вести огонь по врагу, пока не отбил контратаку.


     Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 октября 1943 года за героизм и отвагу, проявленные в борьбе против немецко-фашистских захватчиков, старшине Трайнину Петру Афанасьевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда"


     Но и в мирные будни танкист был впереди. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 апреля 1948 года за высокие показатели в труде Трайнину Петру Афанасьевичу присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали "Серп и Молот".


     Он стал вторым после И.В.Сталина и одним из 11-и, отмеченных двумя высшими степенями отличия СССР.


       Вот такая история



        1941 Приказ перейти Дунай

     
 []

     26 июня 1941 года, части подразделения Пограничных войск НКВД и Красной Армии, при поддержке 4-го Черноморского отряда пограничных судов и Дунайской флотилии, форсировали Дунай и вступили на территорию Королевства Румынии. Передовым штурмовым отрядом, командовал капитан Бодрунов, сводная корабельная группа, действовала под командой капитан-лейтенанта И. К. Кубышкин. В результате наступательных боев, был полностью очищен от противника мыс Сатул-Ноу, занят город Килия-Веке, село Пардину и еще ряд населенных пунктов, так же были заняты острова Татару, Раздельный и Даллер. (На острове Раздельной, бойцы капитана Бодрунова, уничтожили вражеский гарнизон, исключительно штыковой атакой). В результате наступления передовые части десанта вклинились на сорок километров в глубь территории противника.


           Вам не показалось, это было именно 26 июня 1941 года, те самые дни, когда уже бежали армии, стрелялись генералы потерявшие управление войсками, когда немцы захватывали запасы боеприпасов и амуниции, достаточные на год войны для миллиона человек, мудро свезенные к самой пограничной линии. Генералы любят писать в мемуарах о внезапности нападения, а то что 30% танков просто не смогли выехать из расположения части по причине поломок и необученности экипажей, это тоже внезапность? Не было внезапности только у погранцов, по всей линии границы они первыми приняли удар на себя и ни где их не застали врасплох. У "палача" Лаврентия были разработаны прекрасные инструкции для пограничных войск и эти инструкции сработали во всех отрядах и заставах пограничных войск НКВД. Там был порядок и боевой настрой с первых минут войны. И именно поэтому армейские мемуары, как правило лишь вскользь касаются подвигов бойцов в зелёных фуражках.

           Начало Дунайской боевой десятидневной эпопеи, положил 79-й Измаильский пограничный отряд, 22 июня он принял свой первый бой. Согласно циркуляра Гитлера, на преодоление пограничных застав, Вермахту и его сателлитам отводилось 25 минут, но погранцы видимо не читали этих циркуляров. Заставы Западной границы держались от нескольких часов до десятков дней. По заставам Измаильцев был нанесен артиллерийские и авиа удары. Ответным огнем огневые точки противника были подавлены, а за одно выметены свинцовой пургой все "секретные" румынские пикеты и посты. И тогда пять полков румынской армии пошли вперед, в некоторых местах они смогли вклинится на Советскую территорию до полутора километров, но уже были вскрыты в штабах пакеты с красной полосой и пограничники стали действовать по инструкции, ведь их было целых 1569 человек, против двадцати тысяч румын. А инструкция гласила, о не допущении проникновения противника на Советскую территорию. И погранцы вдарили, и так вдарили, что сбросили румын в Дунай, а потом на помощь подоспели части РККА. Измаильскому отряду были приданы батальон из состава 287 стрелкового полка, батальон из 23 стрелкового полка, артдивизион и отдельная батарея из 218 артиллерийского полка.

           А далее согласно той же инструкции, пограничники 79-го отряда провели молниеносные рейды на Румынскую территорию, громя опорные пункты румынских граничар и притаскивая иной раз по 7 языков зараз. Командовал отрядом, майор Савва Игнатьевич Грачев, его заместителем по политчасти, был старший батальонный комиссар И. Т. Прибылов.

           А потом был знаменитый Дунайский десант. Когда Антонеску доложили, о том, что русские в Румынии, он пришел в бешенство и приказал отбить у большевиков территорию Романия Маре. Целые сутки крохотный румынский полк, штурмовал село, которое обороняли аж тридцать пограничников, вооруженных до зубов двадцатью винтовками и аж четырьмя пулемётами и конечно у бедных румын ничего не получилось, их было только полторы тысячи при двенадцати пулеметах. Антонеску позвонил Гитлеру и попросил помощи авиацией, сказав что в Румынию вторглись десять тысяч комиссаров НКВД в зеленых фуражках. Но у фюрера уже тусовался Канарис с разведданными Абвера и Гитлер язвительно сказал маршалу Антонеску, что русских там меньше тысячи и румыны должны сами справиться, коль уж они потомки и Рима и Даков, одновременно. Но пока согласно приказа, наши не отошли с позиций, румыны так и не смогли нарушить их оборону.


           За десять дней, было захвачено 810 пленных, уничтожено 327 солдат и офицеров противника, несколько сот ранено. Было захвачено: 15 орудий; около трех тысяч снарядов; 742 винтовки; около ста тысяч патронов; 8 станковых и 10 ручных пулеметов; 416 мин; 340ручных гранат и.т.д.


           Но и у наших ребят были потери: Смертью героев, пали два офицера, один сержант и семь рядовых.


           В течение 10 суток, пограничники 79-го отряда, под ежедневными бомбежками и артобстрелами, мужественно оборонял 225 километров государственной границы.

           30 июня 1941 г. 79-му пограничный отряд, согласно приказа командования, приступил к передаче участка своей ответственности, частям РККА.

           2 июля 1941 г. в 16.40 отряд в полном составе выбыл к месту новой дислокации с задачей охранять тылы Южного фронта. Так закончился этот маленький, но героический эпизод великой войны.


     
 []

     1941 Расстрельный Юнкерс или за сорок шесть лет до Матиаса Руста

     
 []



      15 мая 1941 года, на Центральном аэродроме в Москве приземлился Юнкерс 52 с крестами и свастикой. Это был настоящий шок для руководства ВВС РККА. После этого массово полетели головы (причем в прямом смысле), правда конспирологи за эти годы много чего наворотили, от личного секретного посланца фюрера до провокации Гестапо, но все это не выдерживает ни какой критики. Судя по всему это была наглая, в стиле Геринга, проверка советского ПВО, и таки проверили.

       По итогам разбирательства были  арестованы и расстреляны: начальник ВВС Красной Армии П.В. Рычагов, начальник управления ПВО Г.М. Штерн, командующий Прибалтийского военного округа А.Д. Локтионов, до того занимавший должность начальника ВВС Красной Армии, помощник начальник Генштаба по авиации Я.В. Смушкевич, командующий ВВС Московского военного округа генерал-лейтенант авиации П. И. Пумпур. Такие вот были ответственные времена. Горби наказал прошляпивших посадку Руста на Красной площади, гораздо по жиже...
      Хотя весьма интересны версии конспирологов, о том что оба полета были проведены с ведома обоих Генсеков, дабы был предлог расправиться с генералитетом. И действительно, не лишено.

     
 []




        По странному совпадению, именно 15 мая 1941 года, изначально должна была начаться операция Барбаросса, но тупость и упрямство  Муссолини, напавшего на Грецию и там увязнувшего и переворот в Югославии, вынудили немцев влезть в обе ситуации и это отобрало у Вермахта, шесть недель хорошей погоды, которых немцам не хватило в 1941, для своей излюбленной маневренной войны. Так что и от Дуче бывает польза.

     


     Приказ ? 0035 от 10 июня 1941 года наркома обороны С. К. Тимошенко:

     "О факте беспрепятственного пропуска через границу

     самолета Ю-52 15 мая 1941 г.

     15 мая 1941 г. германский внерейсовый самолет Ю-52 совершенно беспрепятственно был пропущен через государственную границу и совершил перелет по советской территории через Белосток, Минск, Смоленск в Москву. Никаких мер к прекращению его полета со стороны органов ПВО принято не было. Посты ВНОС 4-й отд. бригады ПВО Западного особого военного округа, вследствие плохой организации службы ВНОС, обнаружили нарушивший границу самолет лишь тогда, когда он углубился на советскую территорию на 29 км, но, не зная силуэтов германских самолетов, приняли его за рейсовый самолет ДС-3 и никого о появлении внерейсового Ю-52 не оповестили. Белостокский аэропорт, имея телеграмму о вылете самолета Ю-52, также не поставил в известность командиров 4-й бригады ПВО и 9-й смешанной авиадивизии, так как связь с ними с 9 мая была порвана военнослужащими. Командование 9-й смешанной авиадивизии никаких мер к немедленному восстановлению связи не приняло, а вместо этого сутяжничало с Белостокским аэропортом о том, кому надлежит восстановить нарушенную связь.

     В результате командир западной зоны ПВО генерал-майор артиллерии Сазонов и начальник штаба 4-й отд. бригады ПВО майор Автономов никаких данных о полете Ю-52 до извещения из Москвы не имели. В свою очередь вследствие плохой организации службы в штабе 1-го корпуса ПВО г. Москвы командир 1-го корпуса ПВО генерал-майор артиллерии Тихонов и зам. начальника Главного управления ПВО генерал-майор артиллерии Осипов до 17 мая ничего не знали о самовольном перелете границы самолетом Ю-52, хотя дежурный 1-го корпуса ПВО 15 мая получил извещение от диспетчера Гражданского воздушного флота, что внерейсовый самолет пролетел Белосток.

     Никаких мер к прекращению полета внерейсового самолета Ю-52 не было принято и по линии Главного управления ВВС КА. Более того, начальник штаба ВВС КА генерал-майор авиации Володин и заместитель начальника 1-го отдела штаба ВВС генерал-майор авиации Грендаль, зная о том, что самолет Ю-52 самовольно перелетел границу, не только не приняли мер к задержанию его, но и содействовали его полету в Москву разрешением посадки на Московском аэродроме и дачей указания службе ПВО обеспечить перелет.

     Все эти факты говорят о неблагополучном состоянии службы ПВО Западного особого военного округа, о плохой ее организации, слабой подготовленности личного состава ВНОС ПВО, потере бдительности в 4-й отд. бригаде ПВО и отсутствии должной требовательности со стороны командующих военными округами и высшего начсостава ПВО и ВВС к четкости несения службы ПВО.

     

     Приказываю:

     1. Военному совету Западного особого военного округа тщательно расследовать факт самовольного пролета самолета Ю-52 через территорию округа, выявить всех виновных лиц и наложить на них взыскания своею властью. Немедленно восстановить телефонную связь Белостокского аэропорта с 9-й смешанной авиадивизией и штабом 4-й бригады ПВО и в пятидневный срок проверить состояние связи аэропортов со штабами ПВО. Исполнение донести к 20.6.41 г.

     2. Военным советам округов (ДВФ) назначить авторитетные комиссии, которые обязать к 1.7.41 г. обследовать всю систему ПВО на территории округов, обратив особое внимание на ее боеготовность, состояние службы наблюдения, оповещения, связи и подготовку постов ВНОС. Все недочеты, вскрытые комиссиями, устранить на месте в процессе их работы. Результаты обследования и о принятых мерах донести мне к 5.7.41 г.

     3. Начальнику Главного управления ПВО до 1.7.41 г. обследовать состояние ПВО в Западном особом и Московском военных округах и результаты обследования доложить мне лично. Его же распоряжением обеспечить к 1.7.41 г. все посты ВНОС силуэтами самолетов и организовать поверку знаний постами ВНОС силуэтов и умения определять по ним принадлежность самолетов.

     4. За плохую организацию службы ВНОС, отсутствие должного воинского порядка в частях ПВО и слабую подготовку личного состава постов ВНОС командующему Западной зоной ПВО генерал-майору артиллерии Сазонову, начальнику штаба 4-й бригады ПВО майору Автономову объявить выговор.

     5. За самовольное разрешение пролета и посадки Ю-52 на московском аэродроме без поверки прав на полет в Москву начальнику штаба ВВС генерал-майору авиации Володину и заместителю начальника 1-го отдела штаба ВВС генерал-майору авиации Грендалю объявить замечание".

     6. Командиру 1-го корпуса ПВО генерал-майору артиллерии Тихонову и заместителю начальника Главного управления ПВО генерал-майору артиллерии Осипову обратить особое внимание на слабую организацию системы наблюдения и оповещения.

     

     Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза С. Тимошенко

     Начальник Генерального штаба Красной Армии генерал армии Г. Жуков 

     1941 Рыцарский крест, для Черного кота с белой отметиной

     
 []

     Моряки, как известно люди суеверные. И одно из морских суеверий, это насущная необходимость держать на судне кота. Но не все пушистые и усатые зверики приносили счастье своим хозяевам. Один из примеров превратностей судьбы, это черный кот с белой отметиной под именем "Оскар", родом из города Данциг. Вполне возможно это не есть его настоящее имя, но для простоты изложения я буду называть его так.


     Морская карьера Оскара началась на знаменитом линкоре Кригсмарин "Бисмарк", и была не долгой... 27 мая 1941 г. Красу Кригсмарин, пустили на дно Британские торпедоносцы. Морские волны поглотили 1995 немецких моряков. Оскару повезло, его подобрал эсминец Королевского флота, зовущийся "Козак", жить после этого эсминцу оставалось пять месяцев. Да да. 24 октября 1941 г. Эсминец был торпедирован немецкой субмариной U-563, еще 150 человек имевших знакомство с Оскаром ушли на морское дно. Кот спасся, немного поплавал на эсминце "Легион" и продолжил Карьеру на "убийце Бисмарка" - британском авианосце "Арк Рояль". Там кота прозвали "Непотопляемый Сэм" (Unsinkable Sam), удачное прозвище для Сэма, но не очень для корабля... Надо ли говорить что жить после этого авианосцу оставалось немного. 13 ноября 1941 г. Германская подводная лодкаU-81 отмстила за "Бисмарка", её торпеды пустили "Арк Рояль" на дно, но тонул авианосец часов десять и благодаря этому вся его команда, кроме одного человека спаслась. А ведь потопили " Бисмарк" устаревшие бипланы-топедоносцы "Суордфиш". Как над ними издевались немцы, так же как позднее над нашими "По-2 Рус фанер", так же как мы и союзники, до войны хихикали над "Штукасами-лапотникам", однако эти "устаревшие" тихоходные модели ох сколько всего потопили и взорвали.



     Кстати эсминец "Легион",26 марта 1942 г. был потоплен Люфтвафе. А неутомимый талисман приступил к несению службы на миноносце "Лайтнинг", но моряки уже косились на черного зверя с белой отметиной. И при первом же удобном случае списали его на берег. Говорят такое указание дал лично сам Сэр Уинстон Черчилль. Надо ли говорить о том, что 12 марта 1943 г., эсминец его величества "Лайтнинг", был лихо пущен на дно немецким торпедным катером S-55.



     А кот прозванный в королевском флоте "Oscar, the Bismarck's Cat" до 1955 года, проживал на почетной пенсии в Доме Моряков в Белфасте, где и почил в бозе. И уже больше полувека о нем спорят, пишут в книгах и любуются его портретом в полный рост (сидя), до сих пор находящемся в Национальном Морском Музее в Гринвиче.


     А один ветеран Кригсмарин сказал, что этот кот, как орудие фатума, достоин Железного креста.



     Что мы знаем о судьбе


     Р.С. Есть версия что на "Бисмарке" погиб очень дорогой для этого кота человек и кот стал фатумом-немезидой для британцев

      1941 Танк ставший легендой

       
 []

        Хочу сказать сразу - это не легенда, это быль. И бой состоявшийся в Минске 3-го июля 1941-го года, был на самом деле. Майор, четыре курсанта и старший сержант механик-водитель, навечно вошли в списки героев-танкистов.

        Одинокий т-28 рассекающий по городу, не вызывал у немцев особенного внимания, уж чего-чего, а трофейных русских танков они уже навидались и попадались из них монстры и побольше трехбашенного великана, больше внимания привлекал хохочущий самокатчик вермахта, выписывающий перед танком восьмерки.

        Танк держал путь к ликеро-водочному заводу, это был ближайший объект где наверняка было много немцев. Когда в конце улицы показались распахнутые ворота завода, охраняемые броневиком, танк поддал газу, сделал из немецкого велосипедиста блин, командир танка майор Васечкин вмазал по броневику 76,2 миллиметровым снарядом, а башенные пулеметчики начали расстреливать немцев, грузивших ящики с вином в грузовики. Разгром был полным. Проехавшись на прощание гусеницами по грузовикам, а танк поехал искать следующие лакомые цели. Около моста через реку Свисолочь, на встречу нашему Т-28, попалась колонна мотоциклистов. Пропустив голову колонны мимо себя, танк внезапно рванулся вперед и закрутился на дороге давя фашистов, все три пулемета вели огонь практически в упор. А танк продолжал как пушинки сносить мотоциклистов, механик Малько был опытным танкистом, это была уже его пятая война. А перед этим были Испанская и Финская, Польский поход 1939 и Халхин-Гол.

     Танк выехал в центр Минска и помчался по Советской улице, враги так ничего пока и не поняли и их никто не преследовал, проезжая мимо толпы немецких офицеров собравшихся в сквере у городского театра, танкисты поприветствовали их длинными пулеметными очередями. А затем наш танк свернул на Пролетарскую, и наткнулся на большую немецкую тыловую колонну, первым делом танкисты расстреляли наливники, а когда бензин вспыхнул, прошлись по колонне из пушки и пулеметов. Немецкая противотанковая пушка тявкнула было, но получив в ответ танковый снаряд заткнулась. Проносясь через Парк Горького, превращенный немцами в военный лагерь, танкисты устроили там очередной разгром, но кончились снаряды и командир принял решение уходить из Минска , маршрут был определен через Комаровку на Московское шоссе , но на выезде из Минска они нарвались на замаскированную возле кладбища батарею, когда один из снарядов попал в мотор, стало ясно, что танк обречен. Командир дал команду покинуть машину. Но танк был под огнем. Майор Васечкин погиб прикрывая эвакуацию экипажа, погибли два курсанта. А с остальными сложилось так:

        Старший сержант Малько, присоединился к группе окруженцев и вместе с ними пробился к своим.
        Курсант Фёдор Наумов, попал к партизанам, воевал в отряде до 1943 года, раненым был вывезен на большую землю.
        Курсант Николай Педан попал в плен, был освобожден из концлагеря в 1945-м году, был восстановлен в армии, демобилизовался в 1946-м году.


     А подбитый советский танк всю войну простоял в Минске, напоминая о том, как надо воевать за Родину.


     Вот список экипажа Майора Васечкина.
       -- Командир танка - Майор Васечкин,
       -- Механик-водитель - Старший сержант Дмитрий Малько,
       -- Заряжающий Курсант - Фёдор Наумов,
       -- Пулемётчик правой башни - Курсант Николай Педан,
       -- Пулемётчик левой башни - Курсант Сергей(фамилия неизвестна),
       -- Пулемётчик кормового башенного пулемёта - Курсант Александр.

       
 []

     1941 Фермопилы младшего лейтенанта Логвиненко

       
 []

        На третий день войны, 25 июня 1941 года,  1-я танковая группа фон Клейста группы армий "Юг", вышла к местечку Затурцы в районе Луцка. Триста танков 13й и 14й панцердивизий Вермахта, готовились продолжить марш на Восток и не видели перед собой особых препятствий, но фашисты ошибались.
        На их пути встала батарея "сорокапяток", четыре маленьких противотанковых пушки, калибром сорок пять миллиметров, с высотой от земли всего 120 см. Что могли четыре ствола сделать против трехсот жерл защищенных броней. Против полутора тысяч опытных танкистов, прошедших сквозь Европу как нож сквозь масло, стояло шестнадцать практически не нюхавших пороха красноармейцев, во главе с молоденьким лейтенантом. Но на их стороне были боевой дух и хорошая выучка. Уставы именно для того и пишутся, что бы знать как вести себя в бою и младший лейтенант Логвиненко действовал согласно Устава но грамотно.
        Орудия сержанта Москалёв, сержанта Москвина и младшего сержанта Лазорева были замаскированы рядом с шоссе, а сорокапятка сержанта Панфилёнка размещена чуть дальше, в выемке на гребне холма.

        Младший лейтенант Логвиненко прекрасно знал ТТХ своих пушек. Он учил своих артиллеристов: "Учтите ребята на 800 метров наши пушечки бьют, но по мишеням, а тут не полигон, а война. Дальше трехсот метров, стрелять по танкам и не думайте. А вот триста и ближе, наша "сорокапятка" из любого фашиста дуршлаг сделает.

        Итак первый залп с трехсот метров. Два танка горят, у третьего взрывом боезапаса снесло башню.
        "Огонь! Огонь! Огонь!" звучат команды - Побито еще три танка, но немецкие танки врываются на артиллерийские позиции. В упор расстреляно орудие сержанта Москвина, подбившее пять танков, скрежещет под танковыми гусеницами орудие младшего сержанта Лазорева, но семь фашистских танков поплатились за это огненными факелами,.
        Убит сержант Москалёв, но расчёт его пушки продолжает бой, 12 танков остановилось перед этой сорокапяткой. Три орудия батареи гибнут в неравном бою.
        Но вступает в дело четвёртое, мудро расположенное по приказу командира батареи, младшего лейтенанта Логвиненко в неожиданном для врагов месте,
        на гребне холма. Три выстрела, и запылали три танка. Немцы были опытные вояки и поняв что попали в еще одну засаду, послали танки в обход холма. Один танк нашел дорогу и от очередей его МГ, погиб подносчик снарядов и ранен наводчик Гречан. Сержант Панфилёнок сжигает прорвавшийся танк, но тут гибнет заряжающий, и сержант остается один, но продолжает бой. Он сам подносит снаряды, сам заряжает, сам стреляет, сам разворачивает орудие. С последним прорвавшимся танком сержант выстрелил одновременно и последнее что он запомнил, это сноп огня из пушки немецкого танка.
       
 []

        Его пушка, пока расчёт был в строю, подбила шесть танков, а в одиночку он сумел зажечь ещё 11 вражеских машин. Всего в том бою батарея младшего лейтенанта Логвиненко подбила
        42 танка.
        В этот день сержанту Ване Панфилёнку исполнилось двадцать два года. Вот такй День рождения был у сержанта.
        В себя пришел Панфилёнок уже в медсанбате, где его поздравил с победой в жестоком бою комбриг Москаленко. Сержант не заметил в горячке боя, что был серьезно ранен осколками фашистских снарядов.
        А немцы еще сутки бомбили расположение погибшей батареи. Фон Клейст доложил о серьезном укрепрайоне русских, оснащенном десятками тяжелых орудий в бетонных укреплениях. Именно такими, перед немецким генералом, предстали четыре наших "сорокопятки".
        Этот бой подробно описан в воспоминаниях того самого генерала К.С. Москаленко, позднее ставшего Маршалом. Только вот маршал ничего не пишет в своей книге о том, как наградили героя. Иван Панфилёнок был представлен Военным советом 5-й армии к присвоению звания Героя Советского Союза. Наградная комиссия Юго-Западного фронта утвердила представление, однако Москва промолчала. А всех остальных наградили. Бригада, в которой служил Панфилёнок, была награждена орденом Боевого Красного Знамени и стала Краснознамённой. А генерал Москаленко был награждён орденом Ленина и не за что-нибудь, а за успешную организацию борьбы с танками. В наградном листе как его личное достижение фигурирует бой Панфилёнка. Объективно генерал был командиром артиллеристов сражающихся на смерть и как командир части выигравшей бой имел право на награду. Но сам сержант, как уже было сказано выше, отмечен не был. По-человечески это было верхом глумления над солдатским подвигом. В 1942 году генерал Москаленко обратился за справедливостью к печально известному Л.З. Мехлису, и тот с барского плеча распорядился наградить сержанта Панфилёнка орденом.
        Ни в Красной Армии, ни в войсках противников и союзников за всю войну ничего подобного не случалось, не было подвига равного подвигу Панфилёнка, но военная бюрократия не посчитала сержанта достойным звания Героя.
        К чести Маршала Москаленко, он до самой своей смерти писал письма в инстанции, чтобы восстановить справедливость. Тщетно. Про подвиг сержанта, министры и генералы поспешили забыть.
         В 1972 году Иван Михайлович уволился из армии в звании полковника и до самой пенсии (до 1986 года) работал ведущим экономистом в Министерстве пищевой промышленности.
        В декабре  1998-го Иван Михайлович ушёл из жизни.
        И поныне живут в Москве родные и близкие Ивана Михайловича. Они знают: Иван Михайлович - герой. Много раз они писали в СМИ, на телевидение, президентам и премьерам - всё тщетно. Для нас Иван Михайлович Панфилёнок- Национальный герой, но увы и некий символ пренебрежительного и презрительного, отношения державы к своим сыновьям.

     1941. Генерал Мороз

     
 []

      12 ноября 1941 года, Генерал Мороз сокрушил победоносный до этого Вермахт. в битве под Москвой. Начало "страшных морозов" в Подмосковье, на которые фельдмаршалом фон Боком списано поражение группы армий "Центр", отмечают и другие немецкие мемуарщики. По их словами, именно погодные условия сокрушили Вермахт, а вовсе не русские солдаты. Но есть одно но... Эти страшные морозы составляли -12 С. (кстати, во время Финской войны, красноармейцы воевали и победили при температурном диапазоне: от −23 ?C до −40 ?C, при двухметровом слое снега. Когда НАТО запустило первый стратегический компьютер и туда были запущены параметры Финской войны , железка ответила, что победа возможно только при массированном применении атомного оружия)

     
 []
 []

       1941. Краснозвездный призрак в небе

     
 []

        26 июля 1941 года, самолет румынских королевских ВВС IAR-81C, патрулировал квадрат Черного моря, недалеко от Констанцы. По последним данным переданным разведкой Люфтвафе, тут почему-то активизировались русские гидросамолеты и поэтому, этот квадрат включили в зону ответственности румынского ПВО Констанцы. Лейтенант Попеску, пробормотал про себя, что немцы всю черную работу как всегда свалили на Союзников и посмотрел на часы, оставалось еще пять минут, ну что же надо еще раз облететь квадрат и можно брать курс на свой аэродром. Обведя последний раз взглядом пустынный доселе горизонт, лейтенант увидел на Востоке черную точку... Рация опять как на зло барахлила и Попеску повернув нос на цель, дал полный газ. Горючего должно было хватить и на возвращение и на небольшой бой, долго ли сбить медлительный русский гидросамолет, но это был не гидросамолет...
        По мере приближения, вид цели менялся. Сначала точка разделилась на две, потом стала непропорционально расстоянию увеличиваться и через еще несколько минут перед глазами изумленного румынского пилота предстали два гигантских самолета с красными звездами на крыльях и фюзеляжах, а под крыльями у каждого висели по два истребителя похожих на И-16. Этого не может быть, панически думал Попеску, это какие то призраки, на службе у проклятых красных. Лейтенант не стал испытывать судьбу. Пусть даже это и не призраки, то всеравно на каждом из этих гигантов стояло по 8 пулеметов, ну а четыре И-16, пусть каждый из них в отдельности и уступал его истребителю, но против четырех ловить было нечего. Сделав вираж с разворотом, Румынский самолет ушел на Запад, а советские воздушные авианосцы шли на Констанцу.

        Это было первое боевое применение систем ТБ3-СПБ, официально называемых ТБ-3-4АМ-34ФРН, а неофициально - "Звеном Вахмистрова", по имени своего создателя. Изобретения гениального авиаконструктора, Владимира Сергеевича Вахмистрова.

        А краткая биография Сергея Владимировича была следующаяС 1914 - в войсках, прапорщик артиллерии. С 1916 - лётчик-наблюдатель фронтовой авиации. В годы гражданской войны - воевал в составе ВВС РККА в Повольжье и Туркестане. В 1930 окончил Академию воздушного флота, работал в НИИ ВВС, вначале - над летающими мишенями.
        В 1931 году Вахмистров представил свой первый проект воздушного авианосца, на базе ТБ-1 и И-4. Проект проходил по документам как Звено-1. 3 декабря 1931 года, состоялись первые подлетные испытания ТБ-1 + два И-4, а 31 декабря состоялся полномасштабный испытательный полет, его проводили опытнейшие пилоты ВВС РККА, командир экипажа авианосца: Адам Залевский, Андрей Шарапов - второй пилот, а на ястребках Александр Анисимов и легендарный Валерий Чкалов.
        Не обошлось в этом полете и без ЧП, полагалось, чтобы пилот истребителя первым открыл свой задний, хвостовой, замок крепления к бомбардировщику, и только потом пилот самолета-носителя, должен был открыть передние замки. Но второй пилот бомбардировщика Шарапов, поторопился и открыл свой замок первым. Казалось катастрофа неизбежна, но за штурвалом ястребка был Чкалов, он не растерялся, мгновенно освободил свою машину, снялся с крыла и улетел, сделав озорной вираж и покачав крыльями. После этого среди испытателей, все системы воздушных авианосцев, называли не иначе, как "Цирк Вахмистрова". Конструктор Вахмистров был награжден редким тогда орденом Красной звезды.

        После введения в проект тяжелых бомбардировщиков ТБ-3, нагрузка авианосца возросла до пяти носимых самолетов (три И-152 + два И-16), но наиболее эффективным по слагающим дальность-скорость-удар, была признана система ТБ3-СПБ, где на подвеске было два И-16 с четырьмя бомбами ФАБ-250. Но как всегда верхи не оценили новаций, вмешались интриги, которых уже тогда хватало в конструкторском мире, не обошлось и без клеветы. И хотя изначально К. Ворошилов подписал приказ о принятии систем Вахмистрова на вооружение, революционные проекты Вахмистрова закрыли.
        Вспомнили о нем, лишь когда началась война. В июле 1941 года, адмирал Ф. С. Октябрьский, под свою ответственность разрешил ВВС флота, собрать два звена ТБ3-СПБ, для удара по Румынии. Удар по Констанце прошел как на параде, все цели были поражены, бортовые И-16 отбили атаку звена мессеров и все самолеты группы, без потерь вернулись на базу.
        Потом был удар по Чернаводскому мосту, его нанесли три ТБ3-СПБ с модернизированными И-16 оснащенными подфюзеляжными десятилитровыми бензобаками.
        Этот мост был жизненно необходим для фашистов, по нему проходили на Восток, три топливо-провода, питающих наступающую армаду Вермахта и его союзников.
        10 августа 1941 года, в 3 часа ночи, эскадра легла на боевой курс, в 5 часов 10 минут, на траверзе Георгиевского гирла Дуная, прозвучала команда "Сброс". А 6.40 утра "Ишачки" невредимые сели на одесский аэродром. Цель была поражена, но увы не уничтожена. И 13 августа атака на мост повторилась, было отмечено пять прямых попаданий, была полностью разрушена одна ферма моста, вдобавок на обратном пути, шестерка ястребков провели штурмовку немецкой пехоты в районе Сулина. А 17 августа, эта же шестерка И-16 напомнила о себе над Констанцей, удачно разбомбив там плавучий док. А еще через десять дней, авианосной воздушной эскадрой, был нанесен удар по переправам через в районе Запорожья. Отбомбившиеся И-16, сбили в воздушном бою двух Мессеров Bf.109. Дальнейшее использование этих систем было уже эпизодическим и постепенно сошло на нет.
        И только в 1944, мелькнул в небе Германии призрак былого, в виде системы Ju 88 "Mistel", но это была всего лишь летающая бомба.
        А В.С. Вахмистров во время войны работал начальником, организованных им мастерских по ремонту истребителей И-16 и одновременно проектировал новые конструкции самолетов: транспортный планер ТП, соединенный двумя истребителями, самолет ЛБ - "летающая бомба". А в 1949 году разработал систему заправки самолета в воздухе, которая применяется до сих пор.
     
 []

     1941. Последний полет Жаворонка

       
 []

        Этим июльским солнечным утром 1943 года на Куммерсдорфском полигоне все было как обычно перед приездом большого начальства. Суета была такая же, как и месяц назад, когда приезжал Рейхсминистр Шпеер: опять кругом кишела эсэсовская охрана и свита, а артиллеристов заставили затащить на наблюдательную вышку кресла из офицерского клуба.
        Франц Кафке угрюмо стоял возле своей РАК-40 и, услышав знакомый рев дизеля и лязганье траков, помрачнел еще больше. Франц был солдатом и привык выполнять приказы, он был фронтовиком и имел целый рукав нашивок за подбитые русские танки, но последние новации, происходившие на полигоне, ему не нравились. Руководство полигона стало применять на артиллерийских испытаниях не просто трофейные танки, а танки с экипажами из русских пленных, и ни один экипаж не выдерживал испытаний. Те, кто не гибли во время учебно-боевого обстрела, расстреливались специальной эйнзатц-командой из черных СС. Было понятно, что каждый погибший Иван спасал жизнь десяткам немецких артиллеристов и танкистов, но фронтовику Кафке все это сильно не нравилось. Не по-солдатски это все было, но свое мнение Франц благоразумно держал при себе...
        Но вернемся на два года назад в июль 1941 года...
        Товарная станция Радома была забита эшелонами. На Восток безостановочно пропускали эшелоны с войсками и боеприпасами, на Запад - санитарные поезда, а остальные послушно ждали своей очереди. Радом уже не был Польшей, а входил в Генерал-Губернаторство, но ввиду военного времени на железной дороге работали не только фольксдойче, но и поляки.
        Помощник сцепщика Збышек уже давно заприметил странный эшелон с русскими пленными. Обычно охрана таких эшелонов была небольшая, из солдат Вермахта, а тут охрана была из черных СС, за два года оккупации уже снискавших страшную славу. Збышек вспомнил загадку, которую ему рассказывал деревенский шурин: "Черный, на шести ногах, быстро бегает и ужасно вредный".
        И отгадка: "Эсэсовец на коне"...
        Навстречу Збышеку попался Вацлав, вернее теперь он звался Вальтер, ибо был наполовину фольксдойче, и поэтому служил в железнодорожной охране. Он был одет в оливковую форму мастера ТОДТа, и гордо носил за плечом маузеровский карабин (правда, не немецкий, а старый польский, армейский). Збышек поименовал Вацлава Гером Вальтером, чем поднял ему настроение и с нарочитой уважительностью поинтересовался, а что это за таких русских везут, с такой охраной. Вон на соседнем пути другой эшелон с пленными, так их всего два отделения охраняют, и Вермахта вдобавок.
        Герр Вальтер важно сообщил, что эсэс охраняют русских пограничных комиссаров, и что их собрали со всей линии бывшей Советской границы: тех, кто выжил, разумеется, и большинство из них ранены. А вообще, они все из НКВД, а в плен такие, судя по всему, обычно не сдаются, то-то с много тысячекилометровой Западной границы их набралось едва на эшелон. Немцы их везли в какой-то особый лагерь в Рейхе.

        Васька Серко был старшим радиотелеграфистом на командирском Т-35 в 68 танковом полку 8 го мехкорпуса. Когда утром 22 июня они пошли в район сосредоточения, то через десять километров марша накрылся главный фрикцион его танка. Рация тоже вышла из строя, и командир, оставив Ваську ждать техничку, уехал с другими машинами. В этот день техничка так и не появилась, а на другой с Востока подъехали немецкие мотоциклисты. На этом для него война закончилась. И вот две недели спустя он оказался в эшелоне с пленными на какой-то польской станции. Немецкий унтер, командовавший конвоем, объявил через переводчика, что пока эшелон будет стоять на станции, кормить будут только тех, кто хорошо работает. Пленных уже третий день гоняли на работы по разборке развалин, но когда рядом с их эшелоном поставили эшелон с пленными погранцами, выхода на работу в этот день не было, а на рассвете началась стрельба. Пограничники, перебив охрану, начали шерудить на станции. Один за другим занимались огнем пакгаузы с военным имуществом из захваченного оружейного склада железнодорожной охраны, шустрые ребята с зелеными петлицами на гимнастерках выносили пулеметы и ящики с взрывчаткой. Почти все пограничники были перевязаны, но на их кипучей деятельности это не отражалось. На станции началась нешуточная паника, которая перекинулась и на город. Из войск в это время ничего серьезного в Радоме не было: так, железнодорожная охрана, полиция, охрана и сопровождение эшелонов. А пограничники выдвинулись к вокзалу и стали взрывать въездные и выездные стрелки, оборудуя одновременно позиции для обороны. Они решили дать тут свой последний бой.
        Збышек с восторгом наблюдал за русскими, в считанные минуты куда-то ушла его ненависть к ним за 1939 год: польский парнишка видел как русские убивали немцев и это наполняло его сердце радостью. Он уже разжился парабеллумом, стукнув по голове пожарным ломом пытавшегося спрятаться в их подсобке полицейского, и теперь решал, что сделать прямо сейчас: начать свою личную войну или подойти к командиру русских и попроситься в строй. Русскими командовал коренастый офицер с перевязанной бинтами головой. Все называли его капитаном и слушались беспрекословно. Пограничники освободили соседний эшелон с пленными армейцами, но далеко не все из них к ним присоединились. Кто- то разбежался по территории грузовой станции в поисках лазейки, а кто-то просто остался в вагонах. Мыслям Збышека, помешал вбежавший в подсобку Вацлав-Вальтер. Он был без фуражки и без винтовки. Захлопнув за собой дверь, он стал судорожно срывать с рукава повязку со свастикой, являющуюся обязательной составной частью формы ТОДТа, но, увидев на полу труп полицейского, застыл. Он поднял глаза на Збышека и увидел девятимиллиметровое дуло Парабеллума. Пуля отбросила фольксдойча к стене вдоль которой он сполз на пол.
        А ближе к середине дня к немцам подошло подкрепление. В Радом вошли эшелоны пехотного полка Вермахта, идущие на Восточный фронт, и во втором из них были минометный батареи. Минометчики имели боевой опыт Польской и Французской компаний, и быстро пристрелялись к позициям пограничников. А пехота тем временем занимала позиции для атаки.

        Васька Серко остался в вагоне, а когда вокруг стали падать немецкие мины, он переместился под вагон. Прижимаясь к шпалам, он изредка выглядывал из за вагонного колеса, и увидел, как капитан и еще одни пограничник тащат пулемет, но рядом с ними взорвалась мина и они оба оказались на земле. Васька так и не понял, что его подтолкнуло, но он вылез из-под вагона и подбежал к сраженным миной пограничникам. Капитан оказался живым. Васька затащил его под вагон, а потом достал из вещмешка свою вторую гимнастерку с петлицами сержанта-танкиста, б.у., но вполне годную, и одел ее на капитана.
        Еще где-то час затихал бой, а потом на станции появились немцы. С ними был выживший унтер охраны Васькиного эшелона. Он приказал оставшимся пленным залезть в уцелевшие после обстрела вагоны. Замешкавшихся или тяжелораненых немцы просто пристреливали. Капитан очень вовремя очнулся и почти сам смог залезть в вагон. А потом пришел эсэсовский офицер с нашивкой SD на рукаве в сопровождении двух эсэсманов и приказал всем выйти из вагонов и построиться. Васька и Капитан стояли на правом фланге, и Васька с тревогой прислушивался к медленно, но верно приближающимся редким выстрелам. Похоже подозрение гестаповца вызывал примерно каждый десятый пленный красноармеец, и эта его подозрительность каралась смертью подозреваемого. Внезапно со стороны пакгаузов раздались крики и стрельба, оттуда появился бегущий зигзагами поляк в робе дорожного рабочего, в руке у него был пистолет. За ним гнались двое неуклюжих вахманов железнодорожной охраны. Гестаповец нехорошо улыбнулся, поднял руку с пистолетом и два раза выстрелил. Первая пуля попала Збышеку в правое плечо, вторая в бедро. Эсэсовцы, не торопясь, пошли в сторону своей новой жертвы. А потом приехал разгневанный генерал с золотыми кометами на красных петлицах и на всех наорал. Пленных загнали в вагоны, и поезд ушел на Запад.
        Потом был лагерь в Германии, потом еще один, а потом к ним приехал какой то важный немец и стал отбирать танкистов. Так они с капитаном попали на полигон Куммерсдорф. Каких тут только танков не было. И французские, и английский и, конечно, советские.
        Сначала их с капитаном держали в ремонтном цехе, но потому что периодически куда -о уезжали танки с экипажами, а назад привозили танки с пробоинами и без экипажей, стало ясно, что долго они тут не проживут... в обоих смыслах. А капитан не терял времени даром, очень не прост был этот пограничник. Он, оказывается, немного говорил по-немецки, и завел какие-то отношения с механиком Куртом, который был австрийцем и относился к пленным более-менее по человечески. А сдружившиеся с капитаном два брата близнеца из Удмуртии, без конца шустрили по цеху, и когда их не видели немцы, звенели какой-то посудой. Их звали Серега и Иван. Серега был механиком-водителем и, судя по всему, хорошо знал свое дело, даже движки мог перебирать. Васька неплохо работал по металлу, и посему получил задание делать зажигалки и менять их на бензин для этих же зажигалок, и на керосин, будто бы нужный для светильников. А потом наступило и их время ехать на полигон. Вечером зондерфюрер, отвечавший за контакты администрации с пленными, сообщил, что назавтра назначена демонстрация перед Берлинским начальством новых противотанковых снарядов. Танку Т-34 нужно проехать по полигону под обстрелом германских орудий. Дело опасное, но раненым окажут помощь, а потом всех уцелевших участников оставят ремонтниками тут в цеху и изменят им статус на более свободный и с хорошим пайком. Ну, а если добровольцев не будет, то это будет расценено как саботаж и закончится расстрелом для всех.
        Капитан вызвался сразу и, естественно, выбрал в свой экипаж Ваську и двух угрюмых близнецов. Свой план капитан раскрыл перед своими товарищами ночью. Он замыслил бежать на танке прямо с полигона, а все это время вся их команда, включая Ваську, оказывается, копила горючку. Хитрые немцы заливали в обреченный танк немного горючего, на три - четыре прохода перед своими пушками. И каждый литр адской смеси из соляры, керосина и бензина был дополнительным километром к свободе. В "тридцатьчетверке" было шесть внутренних баков и, куда слить надыбанную горючку, вопросов не возникало, а что по части качества топлива, то В-2 жрал и не такое, тем более танкисты прекрасно понимали, что больше часа им поездить не придется.

       
 []

        Франц Кафке еще раз был вынужден выслушать сбивчатые инструкции очкарика в плохо сидящем мундире артиллерийского гауптмана из Крупповского Института боеприпасов. А сам смотрел на выезжающую на полигон "тридцатьчетверку": она плавно остановилась на стартовой позиции и приглушила обороты. Русский танк, даже разоруженный, выглядел грозно. Франц поежился, вспомнив свою первую встречу с этим русским монстром на фронте. В июле 1941 года на их позицию выскочили два этих новых русских танка. Франц был командиром "колотушки" 37-мм пушки Pak-35. Их батарея буквально засыпала русских снарядами, но только искры рикошетов отлетал от брони. Их всех спасла предусмотрительность командира дивизиона - майора Штейнглица. Организуя огневую засаду, майор расположил в отстоящей на двести метров от их основной позиции рощице две приданных зенитки "88", что и решило исход боя. Одну "тридцатьчетверку" подбили зенитки, а другая, маневрируя и огрызаясь выстрелами из своей семидесятишести-миллиметровки, прорвалась, раздавив фланговую "колотушку". Потом Франц насчитал на броне подбитого русского танка двадцать четыре отметины от своих снарядов.
        Сегодня же испытывали новые противотанковые снаряды. В испытаниях участвовали три орудия: два основных и одно резервное. Начальство из Министерства вооружений и Артиллерийского института с комфортом расположилось на наблюдательной вышке, в небо ушла зеленая ракета, зондерфюрер постучал рукояткой автомата по броне пленного танка и пошел в сторону КПП.
        Но все сразу пошло не так. Танк взревел двигателем, работающим на полных оборотах, лихо развернулся, как тряпичную куклу сшиб зондерфюрера и на полной скорости пошел в сторону вышки. Франц, поняв в чем дело, взвыл от бессильного бешенства. Его орудия не могли стрелять, не рискуя попасть в вышку. А там уже началась паника. Первым бросился спасаться коренастый, но весьма плечистый в заду, доктор Млюбе из Министерства вооружений, и так "удачно" споткнулся, что перекрыл лестницу для всех остальных. Обезумевший от страха институтский очкарик-гауптман, стал пинать несчастного доктора ногами, но только плотнее упаковал его в узком проеме. А русский танк неумолимо приближался. Единственное, верное решение принял обер-лейтенант, адъютант начальника полигона. Он прыгнул с вышки вниз. При этом он переломал себе обе ноги, но остался жив. Остальное высокое общество почило в бозе под обломками вышки и гусеницами русского танка, принесшего в сытую тыловую Германию привет из огненно-кровавого 1941 года. А затем пришла очередь артиллеристов...
        Как Франц и думал, снаряды новой серии оказались таким же шайзе, как и в предыдущей. Он зафиксировал минимум два попадания в лобовую броню, но русский танк по-прежнему оставался невредим. Немецкий артиллерист уже не думал о себе, им владела только одна мысль: "Подбить проклятого русского". Расчет уже бросился в рассыпную, а он сам, загнав снаряд в казенник, дернул спусковой рычаг для того, чтобы в упор поразить бронированное чудовище из Уральской стали. Но снаряд дал осечку, а через минуту небо закрыла ревущая туша танка.
        Серега буквально слился с танком. Шлемофонов и естественно внутренней связи в танке не было, и он руководствовался тем, что видел через триплекс и чувствительными ударами сапог командира: капитан пинал механика-водителя согласно оговоренному ранее коду. Большого труда перед этим стоило танкистам восстановить приборы наблюдения, но без этого шансы на побег сильно уменьшались. Банг! Еще один снаряд отрикошетил от брони, но это уже была последняя третья пушка. Через минуту ее останки заскрежетали под гусеницами и "тридцатьчетверка" рванула к воротам КПП. Вахта предусмотрительно разбежалась, но Серега не упустил удовольствия раздавить караульную будку. Капитан четко показал маршрут отхода. По главному шоссе выезжать с полигона было нельзя, там стояли четыре зенитных батареи и не одинокой разоруженной "тридцатчетверке" трудно было тягаться с шестнадцатью восьмидесятивосьми-миллиметровыми стволами.
        Капитан каким-то образом сумел выяснить, что в минных полях (согласно секретной директиве ОКВ), окружающих подобные полигоны, есть проход. Распугивая попадавшихся по пути немцев, танк проехал через заброшенный хоздвор, проломил бетонный забор и, слегка замедлив ход, форсировал невспаханное поле, а потом выскочил на шоссе и прибавил скорость. В десяти километрах отсюда был шталаг, и капитан очень хотел его навестить.
        Как призрак из близкого будущего советский танк смёл ворота и караульное помещение лагеря, а потом помчался по периметру, как кегли сбивая караульные вышки. Охрану порвали ликующие пленные. Первый раз за два года на изможденных лицах людей, клейменых красными треугольниками, появилась радость. Крики "Наши!" и "Ура!" слились в сплошной приветственный рёв.
        Предыдущей ночью, когда Капитан рассказал о своем плане, по освобождению пленных из Шталага, Васька высказал свое мнение:
        -Товарищ капитан... Но куда они тут денутся в Германии? Переловят или перестреляют...
        На что Капитан ответил:
        -А то, что у них сейчас, это разве жизнь? Лучше почетная смерть в бою, чем такое прозябание. И вдобавок, тех, кто не убежит, фашисты не тронут. Им рабы нужны".
        Дальше Васька промолчал...Капитан, стоя на броне, обрисовал освобожденным пленным ситуацию, и восторги малость поутихли. А потом танк уехал. Капитан сказал, что надо поводить за собой немцев, чтобы у тех пленных, что хотят бежать, было больше времени. Близнецов и Ваську он высадил по дороге, а сам рванул по шоссе.
        Потом Васька опять попал в плен, в 1945 году, на шахтах в Руре его освободили Американцы, потом вернулся на Родину, там тоже пришлось похлебать баланду. Но не один раз, в шталагах и на пересылках, он слышал передаваемую из уст в уста легенду о Русском танкисте, бежавшем из плена на танке и не захотевшем давить играющих на мосту немецких детей. Из-за этого немцы и смогли подбить его танк. Курсанты близлежащей Саперной школы четко, как на учениях, подкравшись через мертвые зоны, подбросили под гусеницы мины, и танк на них подорвался. А потом примчался чуть ли не сам местный Гауляйтер со сворой гестаповцев, и, мстя за недавний страх, лично расстрелял раненого танкиста.

       --
        Вместо послесловия

       
 []

        Как и большинство из нас, я узнал об этой истории из фильма "Жаворонок". И как танкиста, она меня очень заинтересовала. В СМИ и доступных архива, были лишь жалкие крохи информации. Даже полигон назывался по-разному, то ли Ордруфт, то ли Куммерсдорф. Одно было ясно, что подобный случай был и даже, видимо, не один. И я припал к живительному источнику памяти народной. Много лет подряд я общаюсь с ветеранами Великой Отечественной. Все меньше и меньше их становится, а ведь их воспоминания бесценны. Так, по крупицам, стала восстанавливаться легенда. К сожалению, подлинного имени Героя (или Героев) узнать не удалось, но одно было установлено точно: на всех фронтах ходили подобные легенд. Особенно меня поразил рассказ о восстании пленных пограничников. Со всей Западной границ, их набралось не больше трехсот человек. Как известно, Пограничные войска НКВД стояли насмерть и в плен они попадали в основном ранеными. Так вот, пленные пограничники разоружили охрану, захватили станцию и приняли бой. Руководил ими капитан, который опять, будучи раненым, в бессознательном состоянии попал в плен, а потом и был тем самым героем танкистом. Эту историю я слышал из трех источников, причем с разных фронтов. С одного Белорусского и с двух Украинских. В Германии я смог пообщаться с танкистом и артиллеристом, ветеранами Вермахта естественно. Они подтвердил, и что на испытательных полигонах использовалась наша техника и наши пленные. Так родился этот рассказ.

        Р.С. Скептиков прошу не озадачиваться излишне. Я верю в эту историю и меня им не переубедить. Честь имею.

       Р.Р.С. Реальные фото Полигона смотрите в Иллюстрациях

        Приложение

        Противотанковая пушка Pak-35/36

       
 []

        Является одной из первых немецких разработок в области противотанковой обороны. Разработанная в конце 20-х годов

        Калибр 37 мм
        Начальная скорость снаряда: 762 - 1020 м/сек
        Скорострельность20 в/мин
        Эффективная стрельба600 м
        Бронепробиваемость со 100 м. - 34 мм

       Танк Т-34

       
 []

       Год выпуска: 1939 год, Масса - 26,3 т., Экипаж - 4 человека.
        Габариты: Высота 2,4 м Ширина 3 м Длина5,92 м
        Всего произведено: 34780
        Вооружение: Пушка - 76,2-мм Л-11 (77 снарядов), Два пулемёта 7 ,62-мм ДТ (3906 патронов)
        Бронирование 20 - 45 мм., Наклон бронелистов - 45R - 30R
        Дизельный двигатель В-2, Мощность 500 лошадиных сил,
        Скорость 38 - 55 км.ч. Запас хода: 225 км-- 400 км

        Немецкая противотанковая пушка PaK40.

       
 []

       -- Калибр, мм: 75
       -- Масса в боевом положении, кг: 1425
       -- Темп огня, выстрелов в минуту: 14
       -- Дульная скорость снаряда от 548 до 933, м/с:
       -- Дальность прямого выстрела, м: 900--1300
       -- Бронепробиваемость (на 500 м, при угле встречи 90) 132 - 154 мм.

      1941. Печсец и топор


        Уроженца села Овчарово Харьковской области, сын сельского плотника, 1919 года рождения, Дмитрий Овчаренко, был призван в армию еще до войны. Когда в июне 1941 года грянула война, красноармеец 3-й пулеметной роты 389 стрелкового полка 176-й стрелковой дивизии, встретил ее
       в качестве ездового. В его обязанности входил подвоз на телеге к позициям роты продовольствия и боеприпасов.
       И вот, 13 июля 1941 года, когда рота Овчаренко вела бои в районе молдавского города Бельцы., он как обычно вёз на позиции боеприпасы и продукты сослуживцам.
       И тут внезапно на дороге, у поворота к местечку под названием ... Песец, прямо перед подводой Овчаренко, нарисовались две машины с фашистами, общим числом три офицера и 50 солдат.
       На красноармейца навели автоматы, обезоружили, и подошедший немецкий офицер, чувствуя себя в полной безопасности, стал допрашивать пленного. Победоносный ариец чувствовал себя расслабленно, покорный безоружный славянин, полностью подтверждал идеи о превосходстве арийцев над другими расами. Но украинский крестьянин, явно не читал "Майн Кампф", он просто "долго запрягал".
        Офицер допрашивал Дмитрия прямо у его подводы и то, что в сене рядом со стоящим Дмитрием лежал топор, немцы угрозой не сочли, а зря. Ведь это для городского жителя, топор это экзотика. А вот для крестьянина, а тем более для сына плотника, это привычно, как томагавк для команча. Им можно и по хозяйству поработать, да и медведя отвадить, ежели в лесу пристанет.
        И зацепившись взглядом за свой топор, Овчаренко принял решение...
       Внезапно схватив топор, он одним взмахом снес голову немецкому офицер, обезглавленное тело осело на землю, а немецкие солдаты просто оцепенели.
       А Овчаренко, стал хватать из сложенных в подводе боеприпасов гранаты, и швырять их в толпу застывших в ужасе врагов. Когда рассеялся дым, у немцев, которые остались стоять на ногах, предстала перед глазами ужасающая картина - на земле валялись их убитые и раненые товарищи, числом двадцать три, а прямо на них летел разъяренный русский солдат с топором.
       Немцы в момент забыли о том, что они арийцы и круче любого славянина, и больше двух десятков немцев в ужасе бросились бежать, бросая оружия, и крича от ужаса.
       Но убежать удалось далеко не всем, топор Дмитрия Овчаренко продолжал крушить врагов, а одного из двух оставшихся офицеров, пытавшегося удрать через огороды, его топор настиг, и тоже лишил головы. Красноармеец собрал документы убитых и вернувшись в роту , простодушно рассказал о том, что с ним произошло в дороге. Политрук, посмотрев привезенные документы, присвистнул от изумления, и, взяв бойцов, отправился на место боя. Когда подсчитали убитых, выяснилось, что Дмитрий Овчаренко в этой схватке уничтожил двух немецких офицеров и 21 солдата противника.

       Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 ноября 1941 года "за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм" красноармейцу Овчаренко Дмитрию Романовичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда". После этого боя Дмитрия Овчаренко перевели из ездовых в пулеметчики. Он продолжал храбро сражаться с фашистами, прошел почти всю войну. Но до Победы дожить ему было не суждено - во время освобождения Венгрии в районе станции Шерегейеш пулеметчик 3-й танковой бригады рядовой Овчаренко был тяжело ранен. Он скончался в госпитале от ран 28 января 1945 года.

     1941. ТАНКОВЫЙ АМАГЕДДОН

        Если собрать за круглым столом Военных историков из разных стран и задать им вопрос о том, какое танковое сражение было величайшим в мире, то ответы буду разными...
        Историк Советской школы, конечно, назовет КУРСКУЮ ДУГУ, там количество танков и САУ по усредненным данным составляло со стороны РККА - 3444, со стороны Вермахта - 2733 боевых машин. (Хотя цифры у разных исследователей даются с таким разбросом, что даже усреднять вельми не просто, можно только упомянуть, что даже в наших источниках, наши потери в танках разнятся на 100%).
        Израильтянин скажет, что это была Война Судного дня в октябре 1973 года. Тогда на Северном фронте 1200 Сирийских танков атаковали 180 Израильских, и потеряли при этом 800. А на Южном фронте 500 Египетских вели бой против 240 танков ЦАХАЛ. ( Египтянам повезло больше чем Сирийцам, они потеряли всего 200 танков). Потом подоспели сотни Иракских машин (по некоторым данным - до 1500) и все завертелось на полную катушку. Всего за время этого конфликта Израильтяне потеряли 810 единиц бронетехники, а Египет, Сирия, Иордания, Ирак, Алжир и Куба - 1775 машин. Но, как я уже говорил выше, данные в разных источниках весьма разнятся.

        Ну, а в реале такое сражение было 23-27 июня 1941 года - в районе Дубно, Луцка и Ровно произошел крупнейший танковый бой Войны. В этом бою шесть Советских механизированных корпусов столкнулись с Германской танковой группой.
        Это, действительно, было крупнейшее в мировой истории танковое сражение, длившееся неделю. Больше четырех тысяч танков смешались в огненном вихре... На участке Броды-Ровно-Луцк столкнулись советские 8-й, 9-й, 15-й, 19-й, 22-й и 4-й мехкорпуса и немецкие 11-я, 13-я, 14-я, 16-я и 9-я танковые дивизии.
        По усредненным данным из разных источников, соотношение сил было следующим...
        РККА:
        8-й, 9-й, 15-й, 19-й, 22-й корпуса имели в своем составе 33 КВ-2, 136 КВ-1, 48 Т-35, 171 Т-34, 2.415 Т-26, ОТ-26, Т-27, Т-36, Т-37, БТ-5, БТ-7. Всего - 2.803 боевых машины. [Военно-исторический журнал, N11, 1993]. Западнее Бродов их фланг прикрывал 4-й мехкорпус, который был самым мощным из тогдашних мехкорпусов Красной Армии и всего Мира. В нем было - 892 танка, из них 89 КВ-1 и 327 Т-34. 24 июня 8-я танковая дивизия (325 танков, в том числе 50 КВ и 140 Т-34 - на 22 июня) из его состава была переподчинена 15-му мехкорпусу.
        ИТОГО: 3.695 танков

        ВЕРМАХТ:
        В 4х немецких танковых дивизиях, составляющих костяк танковой группы Вермахта, было 80 Pz-IV, 195 Pz-III (50mm), 89 Pz-III (37mm), 179 Pz-II, 42 BefPz.(командирские), а 28 июня в бой вступила 9-я немецкая танковая дивизия, это еще - 20 Pz-IV, 60 Pz-III (50mm), 11 Pz-III (37mm), 32 Pz-II, 8 Pz-I, 12 Bef-Pz).
        ИТОГО: 628 танков

       Кстати, советские танки в основном были или не хуже немецких, или превосходили их бронёй и калибром. В прочем, посмотрите ниже сравнительную таблицу. Цифры даны по калибру пушек и лобовому бронированию.

       
 []

        Предваряло эту битву назначение 23 июня 1941 г., Георгия Жукова, членом Ставки Верховного Главнокомандования. Именно будучи представителем Ставки на Юго-Западном фронте, генерал армии Г. К. Жуков организовал данный контрудар. Причем его положение было весьма удобным. С одной стороны он был представитель Ставки и мог отдать любой приказ, а с другой - за все отвечали М. П. Кирпонос, И. Н. Музыченко и М. И. Потапов.
        Противостояли нашим генералам опытные волки войны Герд фон Рундштедт и Эвальд фон Клейст.
        Первыми нанесли удары по флангам вражеской группировки 22-й, 4-й и 15-й мехкорпуса. Затем были введены в сражение 9-й, 19-й и 8-й мехкорпуса, выдвинутые из 2-го эшелона фронта. 9-м мехкорпусом командовал кстати будущий маршал К.К. Рокоссовский, год назад вышедший из тюрьмы. Он сразу проявил себя знающим и инициативным командиром. Когда он понял, что находящаяся в его подчинении моторизованная дивизия может следовать только... пехом, Рокоссовский, на свой страх и риск забрал из окружного резерва в Шепетовке все машины, а их было почти две сотни, посадил на них пехоту и как мотопехоту двинул их впереди корпуса. Подход его частей к району Луцка спас обострившееся там положение. Они остановили прорвавшиеся туда танки противника.
        Танкисты дрались как герои, не жалея ни сил, ни жизни, но плохая организация Высшего командования сводила все "на нет". Части и соединения вступали в бой после 300-400-км марша по частям, не имея возможности дождаться полного сосредоточения сил и подхода общевойсковых соединений поддержки. Техника на марше выходила из строя, и не было нормальной связи. А приказы из штаба фронта гнали их вперед. И все время над ними висела немецкая авиация.
        Тут, сказывались последствия глупости или предательства ответственных за авиацию на данном ТВД. Перед самой войной большинство прифронтовых аэродромов стали модернизировать, и многочисленную авиацию собрали на нескольких оставшимися годных площадках, причем был приказ поставить самолеты крылом к крылу будто бы для лучшей охраны от диверсантов. На рассвете 22 июня 1941 года такая картина маслом "Юнкерсам" очень понравилась, а наша авиация сильно уменьшилась в количестве.

       
 []

        А диверсантам из полка "Бранденбург" эти меры, кстати, нисколько не помешали. Ну, а фронтовое ПВО было тогда в РККА вообще в зачаточном состоянии. Так что еще до вступления в бой с наземными частями немцев наши танки несли большие потери от авиа налетов. Сколько из 7500 наших самолетов погибли не взлетев, до сих пор является тайной, покрытой мраком. А немецкая ПВО как раз применялась весьма грамотно, хотя не совсем стандартно. Фон Рундштедт и Фон Клейст помнили, как Гудериан придумал выводить в боевые порядки FlaK 88. Хотя броня русских монстров КВ были гораздо толще французских коробок, но зенитки (пусть хоть и не с километра как Рено) вполне смогли остановить русские танки, хотя подбить КВ с первого снаряда не удавалось практически никому.

        26 июня 9-й и 19-й мехкорпуса из р-на Луцка, Ровно, а 8-й и 15-й из р-на Броды нанесли удары по флангам немецкой группировки, прорвавшейся к Луцку и Дубно. Соединения 19-го мехкорпуса отбросили 11-й панцердивизион фашистов на 25 км. Однако в результате слабого взаимодействия между собой 9-й и 19-й мехкорпуса и медленной реакции на быстро меняющуюся боевую ситуацию штаба фронта, наши наступающие танки были вынуждены к концу 27 июня остановиться и отойти к Ровно, где танковые бои продолжались до 29 июня. Более успешными были действия 8-го мехкорпуса: 26 июня он, разбив вражеские войска севернее Броды, продвинулся вперед на 20 км. Но тут проснулся Штаб, и в связи с обострившейся обстановкой возле Дубно, 27 июня 8-му мехкорпусу была поставлена новая задача - нанести удар от Берестечко в направлении на Дубно. И тут Советские танкисты повели себя как герои, на голову разгромив части 16-ой панцердивизии, корпус с боями прошел 40 км, освободил Дубно и вышел в тыл 3-го германского моторизованного корпуса. Но командование не смогло обеспечить корпус горючим и боеприпасами, и на этом их наступательные возможности были исчерпаны. К этому времени немецкое командование ввело в сражение на Ровенском направлении дополнительно 7 дивизий.
        А под Острогом части 5-го мехкорпуса и 37-го стрелкового корпуса получили приказ остановить продвижение 11-й немецкой танковой дивизии. Но и немцы бросили на левый фланг советской обороны (в районе Львова) 9-ю панцердивизию. Учитывая полное превосходство Люфтваффе в воздухе, данный маневр фатально разрушил левый фланг обороны советских частей. И самое трагичное то, что к этому времени у советских танков почти не осталось боеприпасов и горючего.
        27 июня сводный отряд из 34-й танковой дивизии под командованием бригадного комиссара Н. К. Попеля к вечеру ударил по Дубно, захватил тыловые запасы 11-й танковой дивизии и несколько десятков неповрежденных немецких танков, но 8й мехкорпус не смог придти на помощь и закрепить успех. Отряд Попеля остался отрезанным в глубоком тылу противника, сначала танкисты заняли круговую оборону в районе Дубно и держались до 2 июля, а когда кончились снаряды, уничтожив оставшуюся технику, отряд начал пробиваться из окружения. Пройдя по тылам более 200 км, группа Попеля вышла к своим. Николай Поппель, кстати, прошел всю войну и ушел в отставку в чине генерал-лейтенанта танковых войск.
        Трудности же всей советской группировки переросли в катастрофу. Утром 29 июня 13-я панцердивизия продвигалась на восток от Ровно, в то время как советские войска отходили севернее и южнее города, параллельно движению немцев. Советские танки все чаще оставались без топлива, и немецкая пехота уничтожала остатки 12-й и 34-й танковых дивизий. 30-го июня 9-я панцердивизия атаковала остатки 3-й кавалерийской дивизии. Затем она отрезала 8-ю и 10-ю танковые дивизии, завершив их окружение. К этому времени командующий 6-й советской армией приказал всем своим частям отходить на позиции восточнее Львова. А немцы в это время собирали южнее Луцка части 13-й и 14-й панцердивизий, чтобы создать кулак для удара в направлении Житомира и Бердичева.
        К 1 июля советские мехкорпуса Юго-Западного фронта были практически уничтожены. В 22-м осталось около 10% танков, в 8-м и 15-м - 15%, в 9-м и 19-м - около 30%. В несколько лучшем положении оказался 4-й мехкорпус под командованием генерала А.А.Власова (того самого) - он сумел отойти с примерно 40% танков.
        Прав был Бертольд Брехт, говоря, что хорошие солдаты нужны только плохим генералам, чтобы своей кровью исправлять их ошибки. Общие потери в танках за эти дни составили у РККА порядка 2500 машин. Сюда включены и боевые, и не боевые потери. Причем все танки - и подбитые, и заглохшие, и сожженные - достались немцам. А всего за Великую Отечественную Войну из 131700 танков и САУ, БТВ РККА потеряли 96500 боевых единиц. Немцы, соответственно, из 49500 единиц БТ потеряли 45000 боевых единиц, 75 % из них - на Восточном фронте. Цифры, естественно, взяты из разных источников и точны с учетом дельты до 15%.

        Главное это то, что наши танкисты не напрасно горели в танках и проливали свою кровь. Они задержали продвижение немцев минимум на неделю, именно этой недели немцам потом постоянно не хватало.

        Штаб Юго-Западного фронта не смог должным образом организовать управление и снабжение самой мощной на тот момент танковой группировки в Мире, и именно в этом причина неудачи этой операции. А вдохновитель и руководитель контрнаступления Генерал армии Г.К. Жуков, после того как танковые корпуса завязли, и стало понятно, что контрнаступление не удается, отбыл в Москву.
        Член Военного совета Юго-Западного фронта корпусной комиссар Н.Н.Вашугин по завершении сражения застрелился. Он не он готовил, не планировал и не проводил это сражение, он не нес прямой вины за неудачу, но совесть не позволила ему поступить иначе.
        После Крымского позора товарищ Мехлис не застрелился, а свалили все на Козлова и Толбухина.
        После кроваво-неудачного штурма Грозного, где погибли тысячи мальчишек, Паша Мерседес не потянулся за табельным пистолетом.
        Да... Совесть - это штучный товар.

        А нашим Героям Вечная Слава и Вечная память. Войны выигрывают Солдаты.

        А теперь прошу прощения за страшные фото, у самого болело сердце, когда их смотрел, но это Правда Истории. И пусть критики, не говорят мне о том, что я сглаживаю острые и неудачные моменты Военной Истории. Правда, уверен, что теперь они же обвинят меня в восхвалении Вермахта.

        ПРИЛОЖЕНИЕ

        Попель, Николай Кириллович
       
 []
        Военный комиссар 11-й механизированной (танковой) бригады с 1938 года. Участвовал в Советско-финской войне 1939 года. До 3 июня 1940 года военный комиссар 1-го Ленинградского артиллерийского училища. В начале Великой Отечественной войны бригадный комиссар, замполит 8-го механизированного корпуса. Возглавил подвижную группу 8-го мк в боях за Дубно. Вёл бой в окружении под Дубно, вышел из окружения с частью своих войск. С 25 августа 1941 года по 8 декабря 1941 года член военного совета 38-й армии. С сентября 1942 года военный комиссар 3-го механизированного корпуса. С 30 января 1943 года до конца войны член военного совета 1-й танковой армии (преобразованной в 1-й гвардейскую танковую армию). После войны написал мемуары. Записью и обработкой воспоминаний генерал-лейтенанта танковых войск Николая Попеля занимался литературный критик Э. В. Кардин. Эти воспоминания выросли в итоге в две книги: "В тяжкую пору" и "Танки повернули на запад", увидевшие свет, соответственно, в 1959 и 1960 годах.

        88-мм зенитная пушка FlaK-18/36/37/41

       
 []

        Из всех артиллерийских систем второй мировой войны наибольшую известность получила, пожалуй, немецкая зенитная пушка Flak 36/37 калибра 88 мм. Однако наибольшую известность эта пушка получила как противотанковое средство. Проект полуавтоматической зенитной пушки калибра 88 мм с высокой начальной скоростью снаряда был разработан на заводах Круппа в 1928 году. С целью преодоления ограничений Версальского договора все работы по изготовлению образцов велись на шведских заводах Бофорса, с которыми у Круппа были заключены двусторонние соглашения. В серию пушка была запущена уже на заводах Круппа в 1933 году, после прихода к власти Гитлера Германия открыто плюнула на Версальский договор. Прототипом Flak 36 была зенитная пушка Flak 18 такого же калибра, разработанная еще в первую мировою войну и устанавливаемая на четырехколесной буксируемой платформе. Первоначально она проектировалась исключительно как зенитное орудие. Однако обстоятельства сложились так, что несколько орудий Flak 18, направленных в Испанию в составе легиона "Кондор", немцам пришлось применить для защиты собственных позиций от наступающих танков республиканцев. Этот опыт был впоследствии учтен при модернизации новой пушки, которая выпускалась в двух вариантах Flak 36 и Flak 37. Важным достоинством пушек являлось наличие механизма автоматического выбрасывания стреляных гильз, что позволяло подготовленному персоналу обеспечивать темп стрельбы до 20 выстрелов в минуту. Но чтобы раз в три секунды загружать орудие 15-килограммовым снарядом на каждое орудие необходимо было по 11 человек из которых четверо или пятеро занимались исключительно подачей снарядов. Сколачивание такого большого коллектива в полевых условиях было делом далеко не простым, а получение должности и рукавиц заряжающего - того кто вкладывал снаряд в замок пушки, было высокой честью и доказательством квалификации.

        Основные тактико-технические данные
        Масса орудия - 7 тонн, Калибр - 88 мм, Масса снаряда - 9.5 кг,
        Дальнобойность назем. - 14500 м,/Дальнобойность возд. - 10700 м
        Нач. скорость полета снаряда - 820 м/с, Скорострельность - 15-20 выстрелов в мин.

      1941-1945 Война Это Логистика

     
 []

        Война это тяжелая и увы кровавая и грязная работа, но одновременно это большая логистика. Вы удивлены? Так давайте рассмотрим это утверждение. Что такое из себя представляет, любая военная операция? А всего на всего доставку из точки А в точку Б, определенного количества войск и техники. И транспортные операции начинаются с первой лопаты железной руды, добытой горняком, и с первой сорванной дехканином коробочки хлопка, из которой в результате будет сделан порох и сшита гимнастерка и.т.д. То есть все что происходит на Войне, это в первую очередь разработка и выполнение программ логистики.
        А что такое бой? Это ведь тоже в какой-то степени транспортировка в назначенные точки на позиции противника, определенного количества пуль, мин, снарядов, бомб и огнеметных смесей. И объемы эти, гораздо больше, чем бы Вам уважаемые читатели, могло казалось раньше.
        Возьмем Восточный фронт. Грубо говоря, немцы пять месяцев тащили от Берлина до Москвы миллионы солдат и тысячи единиц техники и сотни тысяч тонн грузов. А потом они отползали назад, от Москвы и Сталинграда, и за ними уже на Берлин шли миллионы красноармейцев и тысячи краснозвездных танков, самолетов и автомобилей.
        Э-э-э-э-э... скажете вы. Ведь самолет не надо тащить, он сам летает. Но тут я укоризненно покачаю перед вами пальцем. Вы что это себе думаете, что собранный на заводе самолет выкаченный на заводской аэродром и полетевший на Темпельгоф или Чкаловский это и есть весь маршрут... Да ни в коем разе.
        Логистическая цепочка, в реале гораздо длиннее. На завод везут материалы и агрегаты, провода и краску, горючее и бумагу. На завод каждый день приезжают рабочие и инженеры, их жены ходят за продуктами и.т.д. и.т.п. Это все входит в технологически-социальную инфраструктуру производства самолета, ибо если хоть одного звена не будет в этой цепочке, самолет не полетит. Если не кормить рабочего он умрет с голоду, и не привинтит лонжерон к крылу, если не поставить жиклер в карбюратор, не запустится двигатель и.т.д.
        А на аэродром надо привозить, зенитки, техников, бомбы, патроны, горючее, еду, это все тоже элементы логистики, без которых не сжечь Дрезден и не разбомбить Ковентри.
        Так что, чего не копнешь в войне, получаются тонно-километры, увы густо сдобренные солдатской кровью.
        И вот 8 миллионов солдат (суммарное количество Советских и Немецких войск на Восточном фронте на 1944 год) едут на войну и там представьте воюют. Каждому из них нужно в среднем каждый день три килограмма еды, боеприпасов (для личного оружия) и амуниции, а это 1488 дней. То есть только для фронтовых частей, за войну нужно было доставить 35 712 000 тонн. А ведь еще были за войну произведены СССР и Рейхом, тридцать миллионов тонн артиллерийских и прочих боеприпасов. И ведь еще была техника, которая не смотря на то что, бегала ли она сама или ее возили, тоже была важным элементом логистики, да и прочие грузы имелись, включая то же горючее. Вот далеко не все, что пришлось возить между Берлином и Москвой (и не только) за время войны...

       
 []

        Кстати, не будем наматывать сюда все тонно-километры Лендлиза, ибо этот материал не об этой очень непростой теме, ибо будет это, уже несколько другая ветвь статистической логистики, но как честный историк, представлю перечень ряда грузов полученных нами от союзников. Год, а то и два войны, и сотни солдатских жизней они нам сэкономили, но войну мы бы выиграли и без Американской помощи, но как я уже сказал выше, большей кровью...
             
 []
           Так что если суммировать громаду грузов и техники перемещаемых на Восточном фронте, то получим (без учета флотов), жуткую сумму - 130 миллионов тонн военных грузов перевезенных обеими сторонами за 1488 дней самой страшной войны, которую видело человечество. Восемьсот миллионов тонн сырья, приплюсовывать не будем, ибо это уже другая статистическая цепочка.
           И три миллиона тонн железа покрывшего поля боев от Волги до Одера, железа бывшего недавно танками, броневиками, самолетами и орудиями.
           И теперь осознайте что всю эту неподъемную тяжесть вывезли железнодорожники и фронтовые шофера. Все, от танка до банки тушенки. Великая им Слава!
       
 []

     1941 Византийская система низкой баллистики

     Это оружие было не так знаменито, как "Катюша", но панику на врагов нагоняло тоже хорошую и называлось оно скромно и незатейливо - "Универсальная стрелковая система низкой баллистики для ближнего боя пехотных подразделений РККА", а по простому АМПУЛОМЕТ.

        Разработана эта вундервафля была в 1941 году, в ОКБ, на заводе ?145 "Искра" имени СМ. Кирова, а серийное производство началось в Блокадном Ленинграде.

        Ампуломет был конструктивно достаточно прост и состоял из ствола с патронником, затвора-задвижки, стреляющего приспособления, прицельных приспособлений и лафета с вилкой". В патронник вставлялся холостой патрон от охотничьего ружья 12-го калибра, этот патрон и вышибал из ствола ампулу.

        Прицел ампуломета состоял из мушки и откидной стойки прицела, для стрельбы на четыре фиксированные дистанции от 50 до 100 м.
       Во время войны, колесный лафет заменялся легком безколесным нескладывающимся станком, либо треногой из стальных прутьев, деревянными колодами или крестовинами. То есть практически ампуломет мог стрелять без штатного лафета прямо с земли.
       Носимый расчетом ампуломета боекомплект составлял 10 ампул и 12 вышибных патронов.

        Основным боеприпасом для ампулометов были авиационные жестяные ампулы АЖ-2 и стеклянные ампулы АК-1 калибра 125 мм, созданные в 1930 году, для химических авиа-боеприпасов. В данном случае они снаряжались самовоспламеняющимся сгущенным керосином марки КС образца 1936 г. и АЖ-2КС ОП-2 образца 1939 года, тем самым Советским напалмом, которым начиняли Советские коктейли Молотова. (ампулы совершенствовались до 1944 года).
        Кстати, когда "Черные копатели" находили в раскопах стеклянные ампулы с начинкой, КС в них была рабочей и охотно воспламенялась на воздухе. Кстати немцы, что по образованнее, называли жидкость КС - Das russische "Griechischfeuer" (Русский "Греческий огонь").

        Помимо ампулометов, на вооружении были приняты "бутылкометы", т.е. надствольная мортирка на винтовку Мосина, для метания бутылок с КС (тех самых коктейлей Молотова), но те были не совсем удачными и хотя красноармейцы сами пытались их модернизировать, приспосабливая на срез винтовочного ствола гильзу от трехдюймовки, бутылкометы тем не менее не пошли и был приказ, об использовании бутылок с КС только в ручную. Но ампулометы еще послужили, а ампулы тем более. Их до 1945 года сбрасывали с самолетов на позиции врага и немцам мало не казалось.

        В ноябре 1941 г. были созданы команды взводного и ротного состава, вооруженные ампулометами. Боевой устав пехоты 1942 г. упоминает ампуломет в качестве штатного огневого средства пехоты и в бою ампуломет, частенько служил ядром группы истребителей танков, и еще ампулометы успешно использовались штурмовыми группами в городских боях - в частности, в Сталинграде. Но в конце 1942 года ампулометы сняли с вооружения сухопутных войск РККА. Официально ампулометам инкриминировалась их небезопасность для расчетов в полевых условиях, но некоторые данные относят это к интригам минометного лобби ГАУ. А жаль, в Берлине ампулометы сработали бы, не хуже чем в Сталинграде. Хотя разово, ампулометы применялись в войсках до конца войны.

        Р.S. В Британии были попытки создать ампуломет, прототип назвали Northover Projector, но он был настолько неудачен, что в войска так и не попал, а использовался исключительно в ополчении.

     
 []

     1941-1945 Они тоже воевали и погибали за нашу Победу

     
 []

     Наткнулся тут на рассказ о собаке, которую во время парада Победы 24 июня 1945 года, пронесли на руках, (по другой версии на шинели аж самого Сталина), по Красной площади. Пёс по кличке Джульбарс, четвероногий боец 14-й штурмовой инженерно-саперной бригады, участвовал в боях и разминированиях на территориях Румынии, Чехословакии, Венгрии, Австрии. На его счету 468 мин и 150 обезвреженных снарядов. За заслуги пёс был награжден медалью "За боевые заслуги" и удостоился права участия на параде Победы, но не успел поправиться после недавнего ранения. Было решено пронести пса на руках по Красной площади. При чем главному кинологу страны подполковнику Мазоверу (он то и должен был нести пса), разрешили не отдавать честь главнокомандующему и не чеканить шаг, чтобы не растрясти раненого пса.
     Такая вот любопытная быль. И раз зашла речь о собаках в армии, то решил сделать небольшой обзор о собаках на службе в Красной Армии.
     
 []

     По оценкам, во второй мировой на стороне СССР, принимало участие 68 тысяч военных собак - цифра впечатляющая.  Собаки на фронте выполняли самые разнообразные задачи:
     Собаки-миноискатели - их было около 6 тысяч, обнаружили, а вожатые саперы обезвредили более 4 млн. мин, фугасов и других взрывчатых веществ. Наши четвероногие миноискатели разминировали Белгород, Киев, Одессу, Новгород, Витебск, Полоцк, Варшаву, Прагу, Вену, Будапешт, Берлин. Общая протяженность военных дорог проверенных собаками составила 15153 км.
     Из директивы начальника инженерных войск всем фронтам от 17 ноября 1944 года:

     "Ни на одном из маршрутов, проверенных собаками-миноискателями, не было случая подрыва живой силы и техники. Иногда собаки обнаруживали фугасы на глубине 2,5 метра".
     Очень важную роль собаки-миноискатели сыграли во время Ясско-Кишиневской операции: они сопровождали идущие в наступление танки. Специально обученные, они спокойно сидели на броне танков, их не пугали шум мотора и грохот артиллерийских залпов. В подозрительных местах, где могли оказаться минные поля, собаки соскакивали на землю и под прикрытием огня танков производили разведку, обнаруживая мины.

     
 []

      Овчарка Дик нашла 12 тысяч немецких мин, и она же спасла Павловский дворец под военным Ленинградом, обнаружив заложенную фашистами бомбу в 2,5 тонны с часовым механизмом. И обнаружила всего за час до взрыва! Умершего после войны Дика похоронили с воинскими почестями.
     Ездовые собаки - около 15 тысяч упряжек, зимой на нартах, летом на специальных тележках под огнем и взрывами вывезли с поля боя около 700 тысяч тяжело раненых, подвезли к боевым частям 3500 тонн боеприпасов.
     Санитарные собаки находили тяжело раненых солдат в болотах, лесах, оврагах и приводили к ним санитаров, неся на своих спинах тюки с медикаментами и перевязочным материалом.
     Собаки-связисты - в сложной боевой обстановке, порой в непроходимых для человека местах доставили свыше 120 тысяч боевых донесений, для установления связи проложили 8 тысяч км. телефонного провода. Иногда даже тяжело раненая собака доползала до места назначения и выполняла свою боевую задачу.
     Из донесения штаба Ленинградского фронта:

     "6 собак связи, используемых 59 СП (42-я армия), заменили 10 человек посыльных, причем доставка донесений и приказаний от КП СБ в роты и боевое охранение ускорилась в 3 - 4 раза".
     Под городом Вереей 14 собак поддерживали связь с гвардейским полком, оказавшимся в тылу врага. Восточноевропейская овчарка Аста, несшая донесение, от которого зависела судьба полка, была смертельно ранена. Но, истекая кровью, сумела все-таки доползти до цели и доставить донесение.

     Сохранился рассказ об эрдельтерьере Джеке, который спас от верной гибели целый батальон. Три с половиной километра под интенсивным обстрелом нес он в ошейнике важное донесение. Прибежал в штаб израненный, со сломанной челюстью и перебитой лапой. Доставив пакет, упал мертвым.

     Собака Норка в труднейших условиях и за короткий срок доставила 2398 боевых донесений, а пес по кличке Рекс - 1649. В 1944 году при ликвидации Никопольского плацдарма пес Джек доставил 2982 боевых донесения, причем поддерживал связь между частями, переплывая Днепр! А "боец" Ленинградского фронта собака Дик - 12 000 донесений!
     
 []

     Собаки-истребители танков - шли на смерть подорвав более 300 фашистских танков, в том числе 63 во время Сталинградской битвы.  Но собак погибло значительно больше, многие не успевали даже броситься под танк и погибали на пути к цели. Их расстреливали из пулеметов справедливо опасаясь, собака добежавшая до цели - гарантированное уничтожение танка. Расстреливали собак не выполнивших задание даже свои (собака с миной на спине представляла опасность).
     Из донесения командующего 30-й армией генерал-лейтенанта Лемошенко от 14 марта 1942 года:

     "В период разгрома немцев под Москвой пущенные в атаку танки противника были обращены в бегство собаками истребительного отряда... Противник боится противотанковых собак и специально за ними охотится"
     Подразделения собак-истребителей танков просуществовали в Красной армии до октября 1943 года.
     Собаки разведывательной службы сопровождали разведчиков в тыл врага для успешного прохода через его передовые позиции, обнаружения скрытых огневых точек, засад, секретов, оказания помощи при захвате "языка", работали быстро, четко и беззвучно.
     
 []

     Сторожевые собаки работали в боевом охранении, в засадах для обнаружения врага ночью и в ненастную погоду. Такие четвероногие бойцы только натяжением поводка и поворотом туловища указывали направление грозящей опасности.
     Диверсионные собаки подрывали железнодорожные составы и мосты. На спине у таких собак был закреплен разъемный боевой вьюк. 19 августа 1943 года на перегоне Плоцк-Дрисса (Белоруссия) собаками был уничтожен эшелон с боевой техникой и живой силой противника.

     1941-1945 Солдатские прозвища танков
     
 []
 []

     СУ-76: "Коломбина", "сучка", "ИС 3 -"Бегемот"
     "голожопый фердинанд" "Жу-жу
     
 []
 []
 []

     СУ-85, СУ-100, СУ-122: "зверобойчик", " гроб с пиписькой"

     
 []
 []


     Т-60 и Т-70 "тракторы с пушкой" Т-60 "Женский танк" , "неистребимая саранча"-(нем).
     
 []
 []
     Т-28 - Postijuna (почтовый поезд) (фин) КВ - Klimi  (фин) , "Gespenst" - "Призрак"(нем.)
     
 []
 []


     БТ  и Т-34-76 - Микки-Маус (круглые крышки люков на башне) ,  "ушастый".. Sotka (нырок) (фин и нем)
     
 []
 []
     Hetzer - "Гробик", " Свисток" (рус) Ferdinand - "Дядя Федя" (рус)
     
 []
 []


     Наши СУ-122, ИСУ-152 имел два прозвища: советское "Зверобой" и немецкое "Dosenoffner" (открыватель консервных банок). ИСУ 152 часто называли Иван-Долбай.

     1941 Одним махом, троих побивахом

     
 []

        Есть такая разновидность подвига, как танковый таран. Советские танкисты не редко его применяли, но есть случай выходящий за любые рамки.
       13 декабря 1941 года, танк БТ-7, 27-го бронетанкового дивизиона 20-й горно-кавалерийской дивизии, находился в дозоре в паре километров от деревни Денисиха (район Кубинки). Боевая машина была замаскирована на лесной опушке, на танкоопасном направлении. Со стороны позиций противник из леса выдвинулись два немецких танка PzKpfw III, один из них наши танкисты подбили из орудия, а второй таранили. Удар пришелся по "звездочке", и вдобавок у "тройки" лопнули траки. Русские танкисты, протащили вражеский танк юзом до обрыва и сбросили его в реку, после чего вернулись на исходную позицию. А в это время из леса вышел еще один PzKpfw III и остановился у первого подбитого "панцера". В виду отсутствия бронебойных снарядов, наши ребята решили таранить и этот танк. И снова лихой удар срезавший "звездочку" и порвавший немецкую гусеницу, но у БТ-шки заглох мотор. Пока заводился двигатель, наши танкисты, что бы немцам жизнь медом не казалась, долбили фугасными снарядами по немецкому танку после чего спокойно вернулись на исходную позицию. Как я уже сказал выше, данный случай уникален, легкий танк БТ-7 весом 14 тонн, с броней 22 миллиметра, таранил две немецких двадцати тонных коробки с тридцатимиллиметровой броней. Поистине смелого не только пуля боится но и броня.

       Это фото других танковых таранов, не менее героических.

       
 []

        Кстати кое что об истории создания БТ-7 для БТВ РККА...
        Советское танкостроение, как это не парадоксально началось из шинели пошитой в Америке. В 1928 году на Абердинский полигоне Военного Министерства США, гениальный инженер Кристи, представил свой суперскоростной танк - М1928 "Кристи". Пентагон прохладно отнесся к непонятной дымящей и грохочущей железяке. Зачем какие то танки, когда есть Флот, Морская пехота и "Синяя" кавалерия. Кристи совсем было загрустил, но тут четко сработала Советская разведка. Обиженного конструктора, утешили, обогрели, угостили водочкой под икорку, объяснили какой он на самом деле великий, отстегнули благостному Кристи 160 штук зеленых енотов и купили у него два одноименных танка и всю документацию на них. Как говориться , никакого шпионажа, и исключительно бизнес.

       
 []
        И на Харьковском, паровозо-строительном заводе началось производство "Быстрых танков - 2", а далее БТ-5, Бт-7... И закончилась эта цепочка легендарной тридцать четверкой.
        Параллельно был закуплен Английский Виккерс (гораздо дороже чем Кристи), но это была тупиковая ветвь, навсегда закисшая в модели Т-26. Ошибочка вышла у закупщиков, причем явно в свою пользу. У этой ошибки естественно были имя, фамилия и должность, причем слово должность из этого перечисления, достаточно быстро пропало, как и некоторые фамилии. Коррупция была и тогда, но боролись с ней более энергично.


Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Семин "Контакт. Игра"(ЛитРПГ) В.Пылаев "Видящий-3. Ярл"(ЛитРПГ) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Н.Самсонова "Жена князя луны"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"