Чекмарев Владимир Альбертович: другие произведения.

Как поменять Харлей на автобус и не заблудиться

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

 []
  
  


  В пещере угрюмой, под сводами скал,
  Где светоч дневной никогда не сверкал,
  Иду я на ощупь, не видно ни зги,
  И гулко во тьме отдаются шаги. Константин Бальмонт

  
   Группа у нас составилась весьма интересная, но тому были известные, но не поименованные причины. У нас было даже целых два спелеолога, молодая восторженная пара анархо-коммунистов из Сорбонны, но лучше бы, как сказал Аким, был один социал-демократ. Ребята как выяснилось (увы позднее) были более революционерами, чем спелеологами. В точку сбора, они приехали на шикарном "Харлее" (Пепитта была дочерью преуспевающего адвоката). Короче, когда стало надо определяться в пещерах, они заблудились, а с ними и мы соответственно.
   Это задание было своеобразным, даже для нас. По некоторым данным, в этих пещерах была старая закладка СД, и согласно архивам, всех кто имел к ней хоть какое-то отношение, вычищали до середины шестидесятых годов, ну а когда стали копать общие архивы по данной местности, то нашли древнюю карту этих пещер, с указанием хранилища неких артефактов, и эта точка совпадала с точкой на карте СД. Пещеры были известны уже сотни лет и активно использовались, то военными, то беглыми рабами, то криминалитетом, то герильясами, то контрабандистами.
  
   Вход в пещеры находился в горах, на границе между двумя странами, так сказать "Потенциальными противниками", но к нашему счастью, туризм в тех местах процветал.
  
   Полный состав нашей группы (изображающую семью туристов) выглядел так:
  
   Отец семейства - Профессор с выправкой полковника.
   Старший сын - Барон
   Дочь с мужем - пара примкнувших к миру Социализма анархистов Пепитта и Хулио.
   Кузены - Тарасюк и Аким
   Шофер и гид - Луис и Хосе двое "местных товарищей)
  
   Ну и естественно, накануне выхода в рейд, старшина Тарасюк начал заниматься конкретным снабжением. Выяснив у молодой пары анархистов, що потрибно нужного для тих печер, он ринулся на поиски, тем более, что ввиду серьезности операции, на закупку сопутствующих товаров были выделены Крюгерранды.
   Первым кого он встретил на блошином рынке, был Шеф-капрал бригады саперов Французского Иностранного Легиона в отставке, Жозеф Лежамбон по прозвищу Окорок, с которым пару лет назад, мы уже пересекались по поводу снабжения. Старшина сначала напрягся, так как мы тогда грохнули французу его рацию, но капрал сам поднял тему, сказав, что вовсе не обижается les camarades soviétiques, за то, что они испортили его старую испорченную рацию, для этого и стоящую открыто, и которую бедняжку ломали как минимум раз в неделю (причем радист честно делился с капралом оплатами за диверсии). Жозеф давно уже бросил свой Африканский бизнес, женился на богатой баронессе и занимался вместе с ней продюсированием фильмов, но как всегда был в теме, где что можно достать, ибо он был директором всех продюсируемых им фильмов, ибо как сказал капрал L'argent est roi и следить надо за каждым сантимом.
   Капрал-барон с радостью согласился помочь старому другу, тем более за Крюгеры, (как он сказал, за эти бурские кругляшки, я тебе сторгую даже Эйфелефу башню). Тарасюк вздохнул, но от творения Эйфеля отказался.
   Ассортимент, закупленный Тарасюком, потряс бы воображение любого человека, незнакомого с талантами нашего старшины: Большие "Беретты" с глушаками, легионерские тропические пайки, НАТОвские сверхмощные фонарики и даже пластит С-4 вкупе с разнообразными взрывателями.
   Передвигались мы на семейном туристическом автобусе которых в сезон там буквально кишело, (Тарасюк выменял его на Харлей анархистов), который и доставил нас в нужный квадрат, после чего уехал в точку постоянной, так сказать, дислокации. Профессор совершенно четко нас вывел к входу в пещеру, спелеологи расчистили лаз, а потом и начались блуждания...
  
   Заблудится окончательно мы не боялись, так как у нас были баллончики с "трассерами", и мы всегда могли выйти назад к входу, но это мы так думали. Выйдя на тройную развилку, хотя, судя по карте она должна была быть двойной, мы честно обследовали первые два ответвления, а когда вернулись, то на площадке, наших отметок больше не наблюдалось*...
   Хорошо, что со светом у нас было все хорошо. Тарасюк помимо мощных фонариков с длительностью работы три часа при минимальной мощности, добавил к нашему оснащению шесть "жужжалок", и что интересно, на фонариках была маркировка ВВС нынешнего Потенциального противника, а на жужжалках, клейма Вермахта.
  
   В дальнейшем пришлось помимо краски, оставлять знаки геологическими молотками, которые так же добыл наш хозяйственный старшина, а потом начался карнавал...
   Сначала в глубине коридора замерцали факелы, мы, выключив фонарики прижались к стене и перед нами появилась группа еще более непонятных, чем мы типов, навьюченных как верблюды, которые исчезли в каком-то боковом проходе, откуда через несколько минут стала доноситься спорадическая стрельба, потом оттуда выскочил один из тех типов, что-то положил на каменный пол пещеры, чем-то щелкнул и бросился бежать по коридору, туда откуда некогда пришла процессия с грузом.
   Командир обладавший сверхъестественной интуицией, крикнул: "Все назад, бегом, в порядке построения, до ближайшего поворота и там залечь". Мы успели. Через несколько секунд после того, как мы залегли за поворотом, грохнул неслабый взрыв, и что не радовало, каменный массив обрушился не только спереди, но и сзади от нас, что мы осознали, пройдя порядка сотни метров. И как-то сразу мы поняли, что клаустрофобия, это не выдумка, ибо стремно было всем, хотя вида никто не показывал (кроме молодых анархистов).
   После небольшого перекуса (увы французскими пустынными легионерскими пайками, но было не до разносолов), начался мозговой штурм. Информацию профессора и спелеологов обобщили и пришли к выводу, что тут целая сеть естественных и искусственных пещер, и за множество войн и религиозных конфликтов, тут много чего накопано и перестроено, и раз тут снуют контрабандисты и даже ведут бои, то наверняка есть еще какие-то ходы, их просто надо искать, и конкретно искать щели с воздушной тягой. Часа четыре ушло на поиски и нашлось два перспективных места. В одном из них прямо из каменного массива, через скол ощущалось некое дуновение. А в другом месте, после нескольких ударов горным молотком, осыпались мелкие камни и показался участок старой каменной кладки. Пластит, как было сказано выше, у Тарасюка так же присутствовал, и осталось определить, где использовать его не такие уж и большие запасы.
  
   Профессор, поколдовав над своей секретной картой и странным компасом с кучей прибамбасов, ткнул пальцем в старую кладку и авторитетно заявил, что рвать надо здесь, но осторожнее. Аким и Тарасюк выдолбили аккуратную штробу вокруг одного из камней, заложили туда тонкую колбаску С-4, вставили туда булавку взрывателя и ретировавшись на безопасное место произвели взрыв. Ребята были спецами своего дела, камень аккуратно полувыбило, расшатав соседние. Дальше уже пошла ручная работа, которая дала эффект, открыв проем где-то метр на полтора, за которым открылась небольшая зала с расходящимися из нее коридорами оформленными арками. Судя по нетронутому слою пыли на полу, тут уже много лет никого не было, а когда дали больше света, то оказалось, что стены зала, аранжированы нишами, в каждой из которых находился череп. Профессор, потеряв свою обычную невозмутимость выругался по-французски: "Le cul brodé de nouilles, catacombes parisiennes, merde" (Вот так задница набитая лапшой, Парижские катакомбы, дерьмо).
   Главное, что этот зал был на карте профессора, и он был обозначен странной фразой - "Еl cabo de los piratas Bereberes"(Капище Берберских пиратов) и отсюда маршрут был уже ясен и локализован. Хотя, сейчас в этих лабиринтах, судя по всему началась небольшая войнушка то ли контрабандистов, то ли местных бандитов.
   С периферии постоянно доносилось эхо выстрелов, но наши "Беретты" сработали только один раз, когда мы наткнулись на троицу нервных клиентов с пехотными Томмиганами.
   Рано или поздно, наша компания вышла к точке и обнаружила там следы как минимум двух боев, разнящихся во времени. Поверх мумифицированных тел в форме франкистов, лежали останки трех-четырех летней давности в гражданской одежде. Что характерно, оружия, кроме разбитого пулями МР-38, не было. Не было и каких-либо следов описанных в инструкции железных ящиков.
   Через пару дней, пока группа ждали в рыбацкой деревушке морской оказии, старшина, во время рыбалки, тайком показал командиру странный кругляшок, незаметно подобранный им в пещере. Это был реверс золотого соверена, с пустым аверсом. Странная монета, ушла по команде и к этом вопросу больше никто и никогда не возвращался. Так и закончился этот поход, ни поощрений, ни наград не последовало.
  
  Р.S. А годы спустя, Шеф-капрал бригады саперов Французского Иностранного Легиона в отставке, Жозеф Лежамбон по прозвищу Окорок, всплыл в Московском Доме Кино, но это совсем другая история*.
  
  * "Змеиный супчик и театр Абсурда" http://samlib.ru/c/chekmarew_w_a/sypcnik.shtml
  * С "трассерами" переставшими светится не было никакой мистики. Тарасюку всучили просроченный товар. Ну не знал он итальянского.
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"