Чекмарев Владимир Альбертович: другие произведения.

Бастард

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Примечания автора: Наш современник попадает в параллельный мир с элементами фэнтези. Но хочу сразу предупредить, мой герой отчетливый рубака и орел, не терпит живых врагов за спиной и серьезно относится как к своей безопасности, так и безопасности вообще. Короче, как там у Никиты Богословского в самоучителе "Для вас, фантасты" - "Командир корабля Громов. Очень хороший человек. Высок, широкоплеч, голубоглаз. Остается в живых". И заранее предупреждаю скептиков... Роялей в куста штабеля, причем не "Красных Октябрей", а натуральных "Steinway & Sons".

Бастардъ

 []

Annotation

     Сага о попаданце


Бастардъ

Преамбула

 []
     
     Меня зовут Сварог, так прикололась моя маман, доктор исторических наук, абсолютно растворенная в древнерусском эпосе и ведических материях. Она помогала ваять диссертацию, одному олигарху, в результате чего появился, на свет я. Короче, я бастард. Имя я своё изначально не любил и поэтому всегда старался представляться, как Сергей, но прочитав со временем сериал Александра Бушкова о своём тезке, сменил гнев на милость. Честно отслужив в армии, я наконец узнал, о так сказать тайне своего рождения. Со своим папашей я виделся один раз, с братиком мажором столько же, чего мне хватило по горло.
     Нет, расчувствовавшийся папаша (я был его полной копией) проявил благородство, и оплатил мне истфак и купил первокурснику однокомнатную квартиру. Ну а братишка, сам вышел на меня и в наглой манере потребовал, что бы я отстал от их семьи, ибо родственники-нищеброды, им ненужны, за что получил по морде, (его охранник кстати тоже), ибо срочную я служил в одном хитром подразделении, где получил множество необходимых в жизни навыков и мог при желании, убить даже куском теста. А через пару дней, когда я переходил дорогу, причем, строго по переходу и на зелёный свет, меня сшиб большой чёрный внедорожник.
     Очнулся я внутри огромного белого кокона. Тела я не чувствовал, зато слышал голос, вернее не так, это был ГОЛОС.
     Я так толком и не понял, откуда взялся этот Куратор (так он по крайней мере представился), то ли из будущего, то ли из параллельных миров, но ясно было одно, он предложил мне начать жизнь сначала. В тему я врубился сразу, ибо любил литературу о попаданцах, а ля Бушков - Башибузук –Ланцов – Величко. И то что, мне предстояло переместиться в некое позднее средневековье, в шкуру кадета-бастарда*, не вызвало у меня особо отрицательных эмоций. Тем более Голос сообщил мне, что в сбившем меня Гелике, находились мой братик и его охранник (тот самый с битой мною мордой), и сбившая меня тачка, через четверть часа, очень удачно врезалась в бензовоз и сгорела вместе с моими убийцами. Правда на торте второй жизни, помимо вишенок, типа штабелей роялей в кустах, в виде некоей смутного обещания, нычек с сокровищами, оружием и амуницией, была и капелька дёгтя. Я должен был действовать строго по установкам Куратора, а именно… убрать в том Мире, ряд персон и исключительно на дуэлях, и плюс к этому набрать команду, для некоего анабазиса, о котором я узнаю позднее.
     Особенно зацепились в сознании то, что этот мир представляет собой не шар, а огромный параллелепипед висящий в пространстве.
     А что еще мне показалось интригующим и подозрительным, так это внешность Куратора. Его образ в моих видениях соответствовал рисованному образу Гая Фокса.

Глава 1. Империя Шемеш, как она есть

 []
     
     
     Уже третий час, я и мой Росинант неспешной рысцой двигались по лесной дороге. Лес был самым типичным для средней полосы, если бы не периодически встречающиеся кедры, на больших полянах и елки усыпанные яблоками и грушами.
      Куратор, для вхождения в этот мир, щедро поделился со мной и информацией, и оснасткой, и навыками… На мне был достаточно приличный дворянский костюм, берет с перьями, а ля молодой д 'Артаньян, легкая кираса, в которой, как правило путешествовали местные провинциальные дворяне, тяжелая шпага, больше тянущая на палаш, кинжал, пара седельных пистолетов с колесцовыми замками, и пара коней, на одном из которых гордо восседал ваш покорный слуга, а второй был заводным и плюс мини обозом, навьюченным моими личными вещами и провизией, за что Куратору, мое огромное мерси, ибо неоднократно читывал о коллегах попаданцах, оказывавшиеся в начале своего анабазиса, голыми и сирыми. С походным рационом, Куратор мне конечно удружил, причем в хорошем смысле…консервы в жестяных банках, с рисунками вместо этикеток, и без привычных выдавленных цифр, икра двух сортов (на крышке красная или чёрная стилизованная рыба, среди кружочков такого же цвета), балычок, шпроты, тушенка, каши со свининой и говядиной,(на крышках колосок+ силуэт хрюшки или коровы), так же… твердокопченая колбаска, копченое мясо запакованное в пергамент, галеты, а так же несколько фляжек с вином и с водой, и даже сгущенка. Я внутренне хихикнул по поводу жести не соответствующей местному времени, но оказался не прав. После употребления, банка рассыпалась в прах, видимо по этому, банки и не были очень большими.
      Плюс, в мое новое тело было заложена куча навыков и знаний, вкупе с привнесенной моторикой и рядом рефлексов. Я умел фехтовать, скакать на лошади, заниматься упряжью и уходом за конём, и владел обоймой знаний, позволявшей не выглядеть тут чужаком.
      Планета эта, называлась Лур, что в переводе с местного древнего языка, означало Земля. Времена тут примерно соответствовали эпохе Трёх мушкетёров, но помимо всего тут присутствовала и магия, больше ритуального плана, нежели прикладного, но тем не менее весьма действенная, помимо Магов Совета, следивших за дворянскими ритуалами, в Империи были еще таинственные волхвы, которым принадлежали те самые кедры, и горе было тем, кто покусится на эти деревья. После того как пара деревень промышлявших вырубкой сгорела, а одного купца нашли в лесу, с проросшим сквозь него молодым дубком, дураков рубить кедры больше не было. Были еще колдуны и шаманы на Островах, но хода им в империю небыло. География и политическое положение, были несколько иные, чем на Земле. Стороны света тут назывались: Полуночник, Обедник, Вертовик и Осенник. Империя Шемеш, занимала целый материк который так и назывался Шемеш), омываемый Большим океаном (он так и назывался Большой). Были еще два или даже четыре Малых материка, но где-то в районе полюсов и до них из современников так никто еще пока не добрался, по легендам, эти материки были Древней Родиной неких Предтеч. Вокруг материка метрополии, в дне плавании парусника, при попутном ветре, был круг состоящий из архипелагов, каждый из них имел свое название, по привозимым оттуда товарам, особенно мне понравилось название, «Красные перцы», они считались имперскими территориями, но не все они были с этим согласны. А еще, в Закатном и Восходном направлении, ровно на полпути к архипелагам, было две симметричных группы островов, которые так и назывались – «Острова» и считались экстерриториальными. Они, как уже было сказано выше, хоть и считались землями колдунов, которым въезд в Империю был запрещен, но купцов оттуда радостно привечали, так как с Островов возили редкие и красивые драгоценные камни и прекрасные доспехи. У меня складывалось ощущение некоторой искусственности местной географии, но оставим это конспирологам. Империя возникла после десятилетия войн, в ходе которых король Шемеш Восьмой, присоединил к своему королевству все местные государства и стал Императором Шемешем Первым. Помимо Империи, в центре материка, в области огромного горного массива, сохранилось пара дюжин вольных баронств, и даженесколько графств, которые ввиду их нищеты и отсутствия серьезной логистики в тех местах, император завоевывать на стал, а дал им статус вассалов, что не помешало вольным баронам, пребывать в перманентых военных конфликтах между собой. Но имперский вассалитет бароны охотно признали, так как ненаследных баронетов, набирали кадетов в Отдельный гвардейский Подгорный полк, естественно на полный государственный кошт, что при бедности баронов, было весьма существенным бонусом. И был ещё один интересный нюанс… Территория Вольных баронств, была единственными местом в империи, кроме внутренних вассалитетов, где допускалось взятие маноров по праву Ваганума, но без права объединения с соседними владениями. То есть любой обладатель серебряных или золотых шпор, мог попытаться с дюжиной друзей, захватить горное баронство и стать полноправным бароном (в Империи правила были посложнее). Так что, вторые и третьи сыновья континентальных дворянских родов, неоднократно пытались улучшить свой статус, через Ваганум*. Мне тоже возможно это предстояло, ибо в столицу, как особо отметил Куратор, должен был прибыть полноправный барон, а сейчас я был бастардом с простым кинжалом и простыми шпорами (в империи знаками дворянства, были золотые или серебряные шпоры и родовой кинжал) и в берете, вместо бадагара, на который имели право, только титулованные дворяне. А пока, я имел странное звание Кадета, низшее военное звание для дворянина. Бастард кстати означало не незаконнорожденного, а дворянского сына не имеющего наследства, и на местном языке (похожем на старую кириллицу) это писалось как Бастардъ (Кадет кстати, писалось, как Кадетъ). Для инициации в общество, мне нужно было оказать услугу маркизу Драгону, в замок которого я держал путь, в строгом соответствии с инструкциями Куратора. Причем про услугу, я узнаю в нужное время, так сказал Куратор и это меня несколько напрягало.
      Мои размышления, были прерваны красными сполохами перед глазами. Это сработала «Чуйка». Ещё одна полезная хрень от Куратора. Я чувствовал любую опасность, причем с цветовой индикацией оной. Красный – вооруженное нападение, чёрный –подлость и предательство, фиолетовый – ложь, синий – яд, золотой – клад. Не поскупился Куратор. Правда, перечислив все это, Голос хихикнув сказал, что чисто из симпатии ко мне, он добавил несколько приятных сюрпризов.
      На полянке возле кедра, стояла повозка с распряженной лошадью, у тлеющего костра, с опрокинутым котелком валялось бездыханное тело, а к повозке прижались спинами три человека, явный купец и два то лислуги, то ли охранника. Их теснило пятеро оборванцев с дубинами. У купца был кинжал, у охранников короткие мечи и оба охранника уже были ранены. То есть ситуация стандартная для большинства попаданцев в начале их анабазиса… спасение жертв нападения и натурализация через это, а если среди спасённых окажется Дядюшка Джо, то конечно просвещение оного на счет командирских башенок тридцатьчетверок и Хрущева.
     За шумом боя, на меня изначально никто не обратил внимания, и только когда я остановил коня в двух десятках шагов от стычки, на меня заметили. Я же, выхватил свои, уже взведенные пистолеты, и выдал дуплет с двух рук. Тут сработал и мой определенный опыт и привнесенная моторика. Разбойников стало на две штуки меньше, купеческое трио перешло в атаку, вернее в атаку пошли охранники, а купчина, внезапно ловко, метнул свой кинжал попав прямо в глаза одному из супостатов. Охранники взяли в два меча предпоследнего разбойника, а последний, судя по более менее приличному кафтану главарь, бросился бежать, но для меня это было слишком просто. Давайте коню посыл вперёд, я нагнал атамана, и на лету, срубил ему голову. Моя местная шпага, очень этому способствовала. Она резко отличалась от шпаг мушкетёров Людовика, узкое плоское лезвие заточенное с одной стороны, с обоюдоострым утолщением на конце, бритвенной заточки. Это больше походило на какой-нибудь палаш, но тем не менее, тут это называлось шпага.
      Купца звали Мастер Газр. Пока он рассыпался в благодарностях, его охранники произвели шмон упокоенных разбойников и принесли мою долю. От лохмотьев жертв огнестрела, я гордо отказался, но вот трофеи с главаря, разложенные на содранном с него кафтане, меня заинтересовали, вернее один из них, дворянский кинжал, причем явно старинный и очень дорогой. Я взял кинжал в руки и стал его рассматривать, но купец впившись в кинжал взглядом хриплым от волнения голосом произнёс: «Вы видите этот герб, Ваша милость? Это же герб маркиза Драгона, чёрный Грифон. Я как раз ехал к маркизу, везя заказанный им бочонок Келимаса и два бочонкаГустого красного. Если вы преподнесете маркизу этот кинжал, он станет вашим лучшим другом.

Глава 2 . В гостях у маркиза

 []
     
      Маркиз Драгон, с нетерпением ждали дневного колокола, и следовательно повода, осушить бокал вина, во здравие Единого и его пророков. Уже третий год он был отлучен от столицы, ведь без ритуального дворянского родового кинжала, маркиз не мог войти ни в здание Совета, ни тем более в императорский дворец. Остатки древней магии, четко стояли на страже традиций. А без решения Совета, освятить новый родовой кинжал нельзя. И родственников, которых можно было задействовать посредниками нет, такая вот загогулина. Маркиз повесил и кабатчика, и служанку, которые опоили его сонным зельем и обокрали. Но кинжал так и пропал. Сам конечно виноват, заведя дурную привычку, путешествовать по дорожным кабачкам инкогнито. Так что оставалось только пить между охотами, и охотиться между пьянками, что особо не печалило маркиза, ибо охота, была его главной страстью.
     Но события вдруг понеслись бурным потоком.
     Сначала слуга принёс поднос с вином, потом дружинник с воротной башни доложил, что прибыл купец Газр, ну а потом, милейший юноша – бастард,сделал ему подарок, не имеющий цены, вернул родовой кинжал.
      Замок маркиза потрясал воображение. Стены из валунов, донжон из чёрного гранита, целиком металлические клепанные ворота. Сам маркиз, не смотря на следы глобальной пьянки на лице, был вполне годным к строевой и набор боевого и явно побывавшего в деле оружия висевшего на всех стенах, в помещениях и коридорах, говорил о том, что юность у маркиза была бурной и насыщенной.
     Получив от меня свой кинжал, маркиз пришёл в восторг и тут же, объявил меня ленным наследником. Ленное наследство, это была такая местная юридическая хрень, типа усыновления. Я теперь имел право на титул, третьего тана маркиза Драгона), но без права наследования домена и плюс с обязательством в случае войны присоединяться к дружине маркиза, причем в чине зауряд-лейтенанта. (тан, обращение к ленному наследнику, к титулованным дворянам, было принято обращение дон, а простолюдинам, при обращении к любым дворянам, надо было добавлять Ваша Милость)
     
     В деньгах я не нуждался, ибо у меня в переметных сумах было две тысячи золотых имперских соверенов, и пять тысяч, серебряных крон, чего было достаточно для более, чем комфортного выживания, но сам по себе новый статус, стоил дороже любых денег. И тут в процессе праздничного пира, на второй день празднования, после очередной стопки келимаса, маркиз сделал мне еще один подарок…
      Он подарил мне баронство, самый настоящий манор, с замком, землями и тройкой деревушек. Но сам подарок, был, как бы сказать, с узорами.
      Баронство это было вассальным маркизу, стало оно вассальным, ещё во время имперских собирательных войн, но барон, на этот вассалитет не обращал внимания, от слова никак, но тут согласно закону, применять силу мог только сам маркиз, либо его родственники, ну а маркизу было как то не до этого баронство, родственников у него не было, и тут очень удачно появился я.
      Так что когда на другой день в замок прибыли нотариус и нобиль (местный предводитель дворянства), праздник получил продолжение. Ну а потом началось одно из главных местных дворянских развлечений, охота.
      В прошлой жизни, я состоял в охотничьем обществе и даже имел двуствольную«Тулку», но за время моей охотничьей карьеры, не пострадало не одного зверика. Я считаю не честным, убивать животных, если ты не кормишь ими семью. Посему, я ценил на охоте стрельбу по бутылкам и естественно застолья, так что принял участие в данном действе, без восторга, но и без раздражения, ибо кухня в замке маркиза, была на высоте.
      На охоту собрались все гости кроме нотариуса (упившегося нобиля повезли в повозке с продуктами, всего этих повозок было три, две с вином, одна с едой). Целью охоты, помимо пьянки, были лани и кабаны. Ланей положено было поражать из луков, а кабанов пиками. Охотничьи угодья маркиза, напоминали полигон придворной дивизии, то есть тут было все… Лес с косулями, роща с медвежьей берлогой (косолапых туда привозили накануне охоты), поле для кабаньей охоты и посреди всего этого, холм со срезанной вершиной, где была так сказать почетная ложа и естественно, походные пиршественные столы. Я кстати блистал новым охотничьим костюмом зеленого бархата, расшитого серебром и роскошным бадагаром, на который теперь имел полное право, в тулью было встроена стальная лента, являющаяся аналогом шлема, что было в принципе не лишним, ибо защита, она и есть защита, все это мне буквально навязал в подарок, Газар.
     Нобиль наконец пришел в себя, и поправлялся легким белым вином. Мы сидели с ним в деревянных креслах у походного столика, и я в свою очередь, смаковал Густое красное, из бочонка привезенного все тем же мастером Газаром. Нобиль Бардр, коренастый бодрячок лет пятидесяти, отсалютовав мне бокалом и не поскупившись отхлебнув винца, продолжил начатый им же разговор:
     «Понимаете, тан маркиз, вам так и так придется отвоевывать свой замок, иначе может пострадать честь рода, и как только в столице, освятят ваш кинжал, отсчет времени пойдет, если не на часы, так на дни. Это старый маркиз может тянуть с наказанием вассала двадцать лет, потому что именно таков срок отсроченного вассалитета, а вы, как вновь назначенный сувереном барон, обязаны в течении года заявить свои права, иначе лен станет не действителен, а это нескрываемый позор, что гораздо хуже, чем даже отбитый штурм. Сейчас в столице происходит знаменитый турнир бастардов, десять победителей турнира, принимают в Императорскую гвардию в Кадетский полк, откуда со временем и при должном успехе, можно попасть в действительные гардионусы. Вы естественно, уже по своему титулу и рангу, не можете участвовать в турнире, но вы можете набрать из проигравших, свою дружину. Вы имеете право на две дюжины бодигардов, и это количество вполне допускается, для вашеговнутреннего Ваганума. У нынешнего барона Панцера, всего восемь запойных стражников, да и сам он давно расслабился. Так что дерзайте тан».
      Наше внимание привлек шум с поля, а там развивалось трагикомичное действо. Мастер Газар, которому разрешили участвовать в охоте, чем он был безмерно горд, очень неудачно царапнул пикой матерого кабана, который в свою очередь устроил охоту на незадачливого всадника, причем судя по веселому похрюкиванию, молодой кабан, решил, что то какая то игра, но когда купец метнул пику, поцарапавшую кабану морду, он взялся за горе-охотника по настоящему. Испуганный конь купца носился по всему полю, но мстительный кабан не отставал. Охотники и егеря выбыли из строя, потому что беззастенчиво ржали, и тут коня вынесло на наш холм, на склоне которого он споткнулся и потерял всадника. Кабан увидев поверженного обидчика, включил третью скорость и я понял, что пора вмешаться, тем более, что один из моих седельных пистолетов, был у меня под рукой (ну голым я себя чувствую без оружия). Купец лежал на траве пластом, конь убежал, так что линия огня была свободна. Я картинно завел замок пистолета и всадил в лоб кабану пулю-турбинку, до которой местным оружейникам было лет двести. Кабан взбрыкнул и рухнул на землю, и тут же по нему отработали из арбалетов егеря.
      Газар пришел в себя, только после третьего бокала келимаса и стал путанно и велеречиво меня благодарить, на что я ответил фразой, вызвавшей одобрительный смех окружающих: «Мой друг, я так привык спасать вам жизнь, что боюсь в дальнейшем, мне будет этого недоставать».
      Потом был большой пир в Охотничьем Доме (назвать этот дворец домиком, не поворачивался язык). Охотничий стол, был прекрасен. Жареный кабан фаршированный перепелами, перепела отдельно запеченные с травами, седло косули по охотничьи, и всевозможные холодные закуски, от ветчины трёх сортов, до всевозможных солений. И огромный диапазон вин и прочих крепких напитков. По традиции, напитки пили из богато разукрашенных кружек, но рыба, на охотничий стол, не допускалась, как не «егерский» продукт. Я, соблюдая традицию охотничьей поляны, выставил на стол несколько баночек с икрой, чем вызвал буквально оцепенение, переходящее в ажиотаж. Оказалось, что эти консервы, являются одним из древних магических артефактов, который находят только в Черном урочище. Главный Егерь и Мажордом маркиза с Поваром, спросив у меня разрешения, дрожащими руками, стали делать крохотные канапе с икрой, причем в каждой банке оставили по икринке, что бы банка не исчезла, и баночки торжественно поместили в специальную витрину, в Егерском трапезном зале, с памятными раритетами прошлых пирушек. Там, например, стоял кубок, из которого некогда пил брат императора и другие подобный раритеты.
      И тут купец удивил всех. Заявив, что семья Газар никогда не была неблагодарной, он попросил принять от него в дар, дом в столице. Это был особнячок некоего разорившегося графа, оставившего все состояние в игорных домах и заложившего свой городской особняк в банке, управляющим которого был свояк купца. Так что жизнь потихоньку стала налаживаться и меня ждала столица Империи.

Глава 3. Дорожные приключения

 []
     
      Из замка я выехал целым Конвоем, то есть в сопровождении трех повозок, семьи слуг, выделенных маркизом, для моего городского дома и четырьмя дружинниками охраны во главе с сержантом Бирком, старым и доверенным воином маркиза, которому служил наставником по ратным дисциплинам еще его отец, который сейчас наслаждался почетной и заслуженной синекурой, заведуя одним из охотничьих Домов (как я уже говорил выше, назвать эти строения домиками, не поворачивался язык).
      Но как только наш небольшой караван покинул земли маркизата, на нас буквально началась охота, прямо как в одном старом фильме, где играл будущий министр культуры Атурпаткана, помните: «Туда ехали, за ними гнались, оттуда едут, за ними опять гонятся, какая интересная жизнь у людей».
      Первые две засады, мы снесли достаточно легко, тем более, я их почувствовал «Чуйкой». Шестерых разбойников мы прижали в рощице, где они по своему наивному разумению незаметно прятались. Мои пистолеты -минус два двухсотых, аркебузы дружинников, еще два трупа и позорное бегство остатков банды.
      Следующая засада уже была из семи человек. Тут я выступил с иной тактикой, то есть двух дружинников спрятал в повозках, с парой заряженных аркебуз каждого, а с остальными пошел в обход вдоль дороги. И когда злодеев встретил залп аркебуз охраны и арбалетов слуг, я нанес удар с тыла. На этот раз ни ушел никто, а я сменил бадагар на свой старый берет, наивно надеясь привлекать меньше завидущих глаз, но как оказалось зря.
      Третья засада, состояла из кучки непонятной публики, с завязанными тряпками лицами и приличной одежде, причем они порскнули в разные стороны и исчезли из вида, после первого же нашего залпа.
      Но вот следующая засада состояла из доброй дюжины человек и распространяла она, весьма серьезные эманации опасности и моя «Чуйка», буквально полыхала, красным и черным. Расположились злодеи по обоим сторонам дороги, и почувствовав засаду, как раз тогда, когда мы выехали на поляну с кедром, я приказал остановиться и стал держать с сержантом военный совет. Я предложил устроить засаду, против засады, а так как единственное правильное мнение на данном моменте было мое, мы приступили к организации данного перформанса. Одну повозку поставили в центре поляны, две вплотную к опушке, в них за опущенными пологами, замаскированными вдобавок ветвями, были мои арбалетчики и аркебузиры, четыре аркебузы дружинников и три арбалета слуг, плюс четыре запасных.
      Когда мимо нас в сторону засады пронесся галопом всадник, я понял, что скоро начнется. Но началась атака только через час… Кучка вооруженных холодняком молодчиков, кинулась к центральному фургону, а на заднем плане гарцевало трое всадников. Ударили аркебузы, защелкали арбалетные болты, злодеи начали нести потери, не понимая откуда в них стреляют. Я медлил применять свои колесцовые карамультуки и оказался прав. Один из всадников, со смутно знакомым лицом, держал в руках фустибулу*, а другой держал в руках блестящий шар с тлеющим фитилем. Привнесенная память подсказала мне, что это снаряд с Гаррогельским огнем, местным напалмом, если он попадет в фургон с моими людьми, выживших не будет. Я вскинул оба пистолета, привычно нарисовал в уме траектории и выдал два дуплета. На этот раз у меня была пара двуствольных кавалерийских пистолетов, подарок маркиза. Два ствола были заряжены пулями, а два картечью. Целился я в парочку пращников, и накрытие было настолько удачным, что одна из картечин разбила пиробомбу. Два всадника вспыхнули страшно крича, а пращник, каким-то волшебным образом успел, дав шенкеля коню, отскочить на безопасное расстояние, но ненадолго. У меня в седельных кобурах, были и мои старые пистолеты, мгновение, и одна пуля сразила бедного коня, а вторая баронета Палва, я наконец узнал его и вспомнил, что в конце пьянки по поводу моего свежеиспеченного танства, нобиль Бардр рассказывал мне, что данный баронет, мечтает жениться на дочери мятежного вассала моего суверена и отжать манор, когда подойдут сроки вассалитета. И тут на поляну ворвалась кавалькада разномастно вооруженных всадников, давших залп из арбалетов в одну из повозок, стоящих у опушки, стреляли они на скаку, болты полетели кто куда, и парочка и вовсе попала в кедр.
      И тут над поляной раздался давящий, низкий звук, он давил похлеще басов Rolling Stones. На поляне все оцепенели, а рядом с зашелестевшим, от неведомого ветра кедром, появилась фигура высокого, белобородого старца, в зеленой сутане с капюшоном. Он взмахнул рукой, и всех разбойников, и пеших, и конных, буквально окутали шипастые ветви, молниеносно выстрелившие из травы, раненый баронет не был исключением. А Волхв обратился ко мне... «Спасибо тебе молодой тан, за то, что ты спас священный кедр от злобного огня, злых людей и мы за это благодарны. Тебе будет сопутствовать удача, шпага твоя не будет знать промахов и поражений, ты встретишь на своем пути друзей и в твою жизнь войдет девушка, с зелеными глазами и золотыми локонами. Ты можешь ей верить. А зовут меня Буремир. Прощай» -.
      И старец исчез. А около меня собрались слуги и дружинники и внезапно преклонили колени. Сержант объяснил мне, что личное обращение Волхва ко мне и тем более первым — это огромная редкость в этих местах и доступно это только по настоящем благородным дворянам и для моих людей великая честь, служить такому господину, и что все мои люди, будут теперь преданы мне до конца, каким бы он не был (типа успокоил). А я только сейчас понял, что меня зацепило в образе волхва… У него в руке был золотой саксофон, я даже подумал, что мне это привиделось, а сержант разъяснил, что «Золотая дудка», это аксессуар высшего ареопага волхвов. Дальше дорога была почти без приключений, не считая еще парочки мелких банд с Большой дороги, и мы наконец взяли пленного, а он и разъяснил наконец, почему мой караван пользуется такой популярностью. Оказывается, был пущен слух, что я везу в столицу казну маркиза и посему, появилось много желающих, поправить за мой счет, свое материальное положение. Слух этот, как я понял, запустил в обращение никто иной, как баронет Палв, который решил для надежности, потрепать мой отряд нападениями и будучи все время рядом, если что просто добить мой ослабленный караван, что характерно, вместе со мной. А перед самым городом, мы обогнали телегу с сеном, которой правила здоровенная, рыжая бабища, что характерно, с зелеными глазами, причем одной рукой она правила, а другой долбила в загривок сидящего рядом унылого мужичка, судя по его лицу, находящегося в состоянии помелья с последней годовщины своей свадьбы. Я притворился собственным дублем и краем глаза, видел, как у сержанта Бирка, трясся подбородок, от сдерживаемого смеха.

Глава 4. Столица

 []
     
      Въезд в одноименную столицу Империи Шемеш, ознаменовался первой для меня на этой планете дуэлью. На мне был пыльный дорожный плащ и мой старый берет, так что дикому дубообразному баронету из Подгорья, я показался хорошим объектом для идиотских шуток. Скорее всего его возмутил мой конь, который слишком заметно превосходил его клячу.
      Баронет сострил по поводу цвета моего Росинанта, на что я ответил, что мой визави вряд ли хорошо разбирается в лошадях, ибо стоит только посмотреть на его одра, которого можно отобрать только для живодерни. Надо сказать, что после ряда дорожных приключений, я был несколько раздражен.
      Так что придурок баронет, попался мне весьма удачно. Я не молодой д Артаньян, а он так вообще ни сколько не Рошфор. Я сбросил плащ, под которым бы совсем не дешевый дворянский костюм, поменял берет на бадагар, поданный сержантом и представившись, вызвал баронета на дуэль, обвинив его не больше, не меньше, в оскорблении императора, ибо его конь, был такого же редкого тут цвета какао с молоком, как и мой. С дуэлями в империи все было упорядочено, был дуэльный кодекс, и в населенных пунктах были дуэльные площадки, и был список официальных наблюдателей, следивших за исполнением кодекса. Баронет несколько обалдел от моего преображения и от сути обвинения, но дуэли явно не испугался, ибо был выше меня на пол головы и шире в диаметре. К ближайшей дуэльной площадке, нас проводил лейтенант воротной стражи, который и стал наблюдателем. Мне нужен был еще один секундант, и им вызвался стать некий дворянин, представившийся, как виконт Алекс. Он сказал, что для него будет большой честью быть секундантом героя лесных дорог. Он как выяснилось слышал, мой краткий рассказ лейтенанту стражи о дорожных приключениях (кроме истории с волхвом конечно, о ней я приказал своим людям молчать и даже не вспоминать). Его лицо мне понравилось, плюс меня улыбнула его шутка по поводу подорожания белых дессертных вин, что мол, что бы нового не появлялось под этим небом, то это обязательно против нас лично, и я принял это предложение. Согласно кодекса, нам было предложено выбрать уровень поединка, то есть… до смерти или до первой крови, или вообще примирение. Я, официально находящийся в состоянии оскорбленной стороны выбрал второй вариант, ибо решил не начинать въезд в столицу с убийства. Баронет согласился на мой вариант, ибо немного робел перед титулом. Мы вышли на площадку, белея сорочками (вернее в основном белел я) обнажили шпаги, и лейтенант скомандовал – Ангард!
      Баронет ринулся в атаку как бык на матадора, стоящего в новых воротах, но я, ловко уклонившись, послал ему вслед элегантный поклон, а когда он вновь попер н меня, но уже помедленнее, я применил к нему удар Зорро, который попросил Куратора заложить в мои рефлексы. Как молния мелькнула моя шпага, и на груди моего противника, появилась буква Z, краснея на глазах. Удар этот был поставлен у меняв трех вариантах… Одежда, кожа и Mement mori, тут я применил естественно второй. Баронет застыл с ужасом себя ощупывая, а многочисленные зрители разразились аплодисментами. А я отсалютовал шпагой и провозгласил здравицу императору, которую воодушевленно поддержали окружающие. Баронет осознав, что он жив, подошел, низко поклонился и принес глубочайшие извинения тану маркизу, и отдельно отдав дань мастеру шпаги, поклялся, что его не правильно поняли и он безмерно уважает лошадей и императора, после чего пришлось идти в трактир и устраивать грандиозную пьянку, которою мы с сержантом покинули довольно быстро, сославшись на неотложные дела. И это была не последняя дуэль на сегодня, но об этом чуть позже. После трактира, мы с сержантом, решили, не мудрствуя лукаво посетить Совет (слуги и дружинники были отправлены в мой новый дом).
      Совет представлял из себя ступенчатый комплекс вычурных зданий на холме, на другом берегу озера напротив Императорского дворца. Здания были густо украшены атлантами, кариатидами и прочими химерами, верхушку комплекса венчал золотой купол, смахивающий на купол Пулковской обсерватории. Озеро кстати кишело лебедями и так и называлось, Лебединым (опять дежавю). Нижние уровни занимались рутиной, а выше второго этажа простых смертных уже не пускали. Отловив в приемном зале Совета чиновника с двумя значками серебряных чернильниц на обшлагах, (что означало младшего аудитора второго класса), и сунув ему за обшлаг пару золотых, попросил оного о способствовании в регистрации нового тана. Причем благожелательной мимикой, было дано понять, что безмерная моя щедрость, имеющая разумные пределы, последует и далее. Ответ был не менее благожелательным, и после завтра, меня попросили зайти за документами в комнату номер16, к аудиторы Кныру, мне было при этом незаметно показано пять пальцев, на что я поощрительно кивнул.
      При выходе из здания Совета, мы наткнулись на группу дворян, один из которых во всю глотку обвинял чиновную шваль во всех смертных грехах и извращениях, выдав при этом постулат о том, что мол все, кто носит чернильницы на обшлагах, мерзавцы. И что было самым важным для меня в этом доне, это лепестки, черно-багряного пламени над его головой, и означало это то, что я должен его убить, это был первый номер из списка Куратора. Ну что же договор надо выполнять. Вальяжной походкой я подошел к этой группе и смотря выше их голов, самым холодным тоном поинтересовался, кто тут посмел оскорблять императора. И не дождавшись ответа, добавил, что только абсолютный негодяй может оскорблять уважаемых людей, облеченных доверием императора, и носящих на обшлагах золотые чернильницы. Причем судя по всему он еще и трус, ибо говорит это за глаза. Что и говорить, провокация получилась знатная, ведь золотые чернильницы носили на обшлагах ряд Имперских министров и Канцлер. Дон остолбенел и вспылил одновременно, и естественно принял вызов. Ближайшая дуэльная площадка была больше и роскошнее чем предыдущая, и зрителей, там было погуще. Моего противника звали граф Сетти и он был гораздо более сильным противником, чем баронет. Баронет кстати находился среди зрителей, он и его друзья, учтиво приветствовали меня, тут же находился виконт Алекс, развивший некую бурную деятельность. Как выяснилось, тут был не слабый тотализатор, и Алекс и баронет, поставили на меня все свои деньги, хотя граф Сетти, слыл весьма опытным дуэлянтом.
      С самого начала дуэли, граф начал резко атаковать, и даже смог поцарапать мне плечо, когда я недостаточно ловко увернулся от его выпада, а его шпага, неожиданно резко отразила мою. Интересный у него был клинок, по форме как мой, но иссиня-черного цвета. Ну я и ответил соответственно, своим ударом Z, в модели несовместимой с жизнью. Граф еще опускался на землю, зажимая кровавую рану, а я уже отсалютовав шпагой, выкрикнул – «Во славу Императора», и отдал гвардейский поклон, резко боднув головой. Публика восторженно взревела. Алекс и баронет сняли на тотализаторе хорошие деньги, а мой сержант мало что поставил свои, но еще и сто казенных золотых, выданных ему на расходы. Он признался, с виноватым видом, что его подбил на это виконт Алекс, но он был уверен в моей победе, и попытался вручить мне выигрыш, на что я приказал сохранить его на будущую дружину.
      Шпага графа по праву победителя досталась мне и оказалась она весьма не простой. Когда я впервые взялся за ее эфес, то почувствовал какое то покалывание, а потом жар, но когда я сжал руку сильнее, то почувствовал поток эмоций, тут была и грусть, и опаска, и надежда, я подсознательно понял чего от меня ждут и сказал тихо, не бойся, мы будем дружить, а воевать только со злом. И шпага отозвалась теплой волной, и опять я почувствовал покалывание, но какое-то нежное. А по лезвию, пробежали синие искры. А виконт Алекс увидев это охнул: «Ведь это Черный клинок. Я думал у графа обычная подделка, но у вас тан, он настоящий». А сержант Бирк, добавил завистливо: «И что характерно, клинок вас признал Ваша милость».
      Оказалось, что этот мой трофей, родом из того самого Черного урочища, загадочного места, которое осталось после древней магической войны, когда и погибли почти все маги на планете, кроме волхвов, и кто-то из магических существ по легендам остался именно тут. Урочище представляло собой большой дремучий лес, перемежаемый горами и вельдом, окруженный странной кольцевой рекой с бурным течением, (которая так и называлась, Кольцо), река брала начало в озере «Белый сом», в который и впадала. В озере, что подтверждало его название, водились огромный белые сомы. С внешнего берега, ловить их можно было только один раз в году, за порядком на озере следила эскадра *гукоров непонятной принадлежности, но прекрасно стреляющих Гаррогельским огнем и параллельно ведущих активный лов. Базировались они где-то в том же «Черном урочише». Так что браконьеры там закончились уже много лет назад.
      В «Черное урочище» вели три древних каменных моста, и только в урочище сохранились древние артефакты. Причем, как выяснилось, мой путь лежал теперь именно туда, так как дружина тана, могла быть официально признана, только после похода в Черное урочище, такова была местная традиция, и мало было туда сходить в рейд, надо еще было принести оттуда какой-нибудь артефакт, но был еще один нюанс … Мосты пропускали в Черное урочище, далеко не всех и по какому критерию идет эта избирательность, не знал никто. Помимо Черного урочища имелось еще Изумрудное озеро, непонятный анклав на берегу океана, куда никто не мог попасть и про который не было ничего не известно, кроме того, что раз в год, оттуда приплывали в подгорье три изумрудных ладьи с экипажем из странных карликов, по описанию похожих на Джавов из Звездных войн. Много лет назад, были попытки нападений на эти ладьи, как на реке, так и на пристани Мельница, куда они привозили свой товар, но маленькие ушкуйники имели на вооружении нечто вроде огнеметов и организованные разбойники быстро кончились, хотя каждый год, хоть один глупый и жадный одиночка, но находился и немудрено... Ведь их товаром были знаменитые Императорские изумруды, и продавали они их только за золото.
      На фоне всех этих новостей, очередная дуэль, не казалась мне чем-то из рук вон выходящим. Единственное отличие от предыдущих поединков, было то, что вызвали меня и мой противник изрядно трусил, хотя Злом от него таки разило. Это был племянник графа Сетти, который вызвал меня на дуэль, заявив, что должен исправить ошибку императора, которой он считает то, что по имперским законам, такие личности как я, могут считаться дворянами. Так как его аура, явно гласила о том, что он из тех, кого я должен отправить в бездну, мой ответ был коротким: «Вы оскорбили императора сударь, и теперь я вас убью». Дальше все уже было почти стандартно, за исключением моей новой шпаги, она буквально извергала из себя потоки энергии и казалось сама вела бой. Мой знаменитый ныне удар Z, состоялся при первом же выпаде. Мой выкрик «За Императора», потонул в торжествующем реве зрителей. Недовольны были только мои секунданты, ибо учитывая, что все ставили на меня, выигрыш был гораздо меньшим, чем в прошлый раз. Виконт Алекс, сказал, что мы обязательно должны сходить в казино, дабы не спугнуть удачу. Но я решил первым делом заняться обустройством своего столичного дома, ибо получил уже целую кучу приглашений, и в обозримом будущем, нужно было ждать ответных визитов.

Глава 5. Турнир бастардов

 []
     
     
     Я выкупил ложу рядом с Императорской, благо в деньгах, я пока не нуждался. Когда я появился в ложе со своим верным сержантом, который щеголял в мундире капитана дружины, и своими отныне вечными секундантами баронетом Вилсом и виконтом Алексом, на трибунах возникло легкое оживление. Я был уже достаточно известен как завзятый и успешный дуэлянт, а особенно был известен мой удар Z. А после того, как император, благосклонно мне улыбнулся и изобразил пальцем Z, трибуны даже немного зашумели. Но боюсь тут виной, не только моя слава бретера, а одна моя дурацкая шутка. Когда на банкете в Совете, (банкет был на мой кошт разумеется), мой сосед по столу стал перечислять виды соревнований на турнире бастардов, и после звучания боя на мечах, конных сшибок, стрельбе из пистолетов, арбалетов и прочих аркебуз, вдруг упомянул борьбу в латах в грязи, я буквально выпал в осадок, а учитывая, что я тут впервые распробовал ликерное крепленое вино Чёрный бархат, то Остапа, как говорится понесло. Я упомянул о том, что борьба в грязи девушек гораздо интереснее, и сказал этот настолько громко, что вызвал этим общее внимание, и кучу вопросов. Я вывернулся, сказав, что мне это поведал какой-то пьяный моряк, но, по-моему, эта версия не прошла. Ибо теперь, меня чуть не каждый день, кто-нибудь спрашивал, а где я все-таки видел эти бои, так что судя по всему, в историю с моряком никто не поверил, зато версия о том, что где-то тайно и для, избранных, устраиваются эти зрелища, бытовала и крепла. Хоть на дуэли по этому поводу не вызывали, ибо про неотвратимость моего удара Z, знали все.
     А турнир шёл своим чередом, и мы с моим уже капитаном, помечали возможные кандидатуры в нашу дружину. По традиции, после турнира проводилась так называемая ярмарка рекрутов, традиционно работающая круглосуточно. У каждого участника турнира был личный номер, и заказчики подавали заявки в, ярмарочный стол, откуда рекруты и получали информацию. Мы с капитаном отобрали сорок кандидатур и назначили им явиться в мой особняк, на один из последующих дней. А сегодня, по настойчивому предложению виконта Алекса, мы собирались посетить игорный дом. Виконт объяснил, что по всей совокупности примет, я должен сорвать банк, так как, во-первых, я новичок, во-вторых победил на трёх дуэлях, а в-третьих пролил кровь, так что я могу смело ставить на кон любую сумму. Игры в данном казино были трёх видов…
     Самые обычные кости, с зернью от одного до шести, абсолютно тупая карточная игра «Десятка», в которой три крупье, с тремя колодами по сто карт в специальных обоймах, сдавали трем игрокам, каждую десятую карту из колоды, посла каждой сдачи можно было повышать ставки, а в случае выпадения двух одинаковых карт, все игроки добавляли в банк, двойную последнюю ставку, в случае триумвирата совпадений, утроенную сумму, а в финальной игре, участвовали три последних карты, и там побеждала старшая, старшей масти. Старшинство мастей считалось только в последнем пуле, причем мастей было пять. И третья игра под названием «Пятеро в ряд», там пяти игрокам, сдавали по пять карт из колоды в сто двадцать карт, в которой было по четыре комплекта каждой масти, играли только картинки, и начиналась торговля, при которой каждый следующий игрок, должен был добавлять на своей руке в банк сумму, не меньше предыдущего вброса. За цену прохода, игроки могли на своей руке менять две карты. Игрок последней руки, имел право объявить вскрытие карт, так же карты вскрывались, когда кончалась колода, банк срывало наибольшее количество очков, в случае дубля, другие игроки могли вступить в игру внеся по половине банка, и делалась новая раздача. Учитывая особенности колоды, одинаковое количество очков не было редкостью, так что суммы в банке, иной раз набегали не малые. Именно на эту игру и мобилизовал меня Виконт Алекс. Надо добавить, что карты были круглой формы и сделаны из какого-то очень прочного дерева, и раздавались крупье из специальных машинок. Короче не Покер, не Преферанс и даже не Очко.
     Казино, которое тут называлось Дом для игр, было шикарным, мрамор, цветной гранит, люстры из горного хрусталя, дворец одни словом.Крупье, напоминающие британских дворецких, женская прислуга, фонтанирующая, порочной красотой, и россыпи золотых монет на игорных столах, фишек тут еще не изобрели.
     Прислуга с подносами уставленными бокалами и фужерами, где переливались хмельной мозаикой элитнейшие напитки, буквально кишела в зале. Можно было не глядя протянуть руку, и в ней сразу же оказывался бокал с амброзией. Закусить также было чем… тарталетки, канапе и птифуры десятков сортов, сверкали кулинарной мозаикой и благоухали аппетитными ароматами, и развозились они на изящных тележках или просто пребывали на десертных столиках. Безалкогольные напитки, в виде соков также присутствовали, но особенным успехом не пользовались, разве что эстеты, добавляли сок в келимас. Виконт Алекс кстати, произвел тут фурор. Я ему как-то выдал рецепт Мохито, как вычитанный в древней книге о ритуальных напитках, тем более, что мята и можжевеловая водка, в этом Мире присутствовали, и Алекс, буквально намедни, заказал в, казино этот напиток, а когда сомелье извинившись повинился, что не знает такого, виконт менторским тоном продиктовал его рецепт виночерпию. И теперь, виконту Алексу, Мохито, подавали в этом казино в качестве комплимента от заведения, причем в любых количествах, а дамы были от этого коктейля без ума (и от виконта тоже).
     Виконт заранее объяснил мне, как надо вести себя новичку, дабы не спугнуть удачу… Сначала надо проиграть по маленькой в кости и десятку, дабы умилостивить Удачу, а потом уже приступать к основной игре. Я решил потрафить советам профессионала, но что-то пошло не так…
     Я поставил десять золотых (по маленькой, начиналось тут именно с этой суммы), и выкинул каре шестерок, снова поставил все на конец, и выкинул каре пятерок, после чего решил продолжить игру «по маленькой» у стола «Десятки», где тоже сорвал банк, так что к столу «Пятеро в ряд», меня сопровождали уже две тележки с моим выигрышем, влекомые очаровательными служанками, усиленно строящими мне глазки. За столом пятерки, мое внимание привлёк дон Григ, как мне рассказали, это был самый знаменитый игрок в столице, известный как большими выигрышами, так и не меньшими же проигрышами. В данный момент он был в ударе, и перед ним сияла груда золотых монет. Один из пяти игроков бросил карты и с печальным раздражением покинул стол, чем я, был вынужден, воспользоваться (под активным давлением виконта Алекса).
     Состав игроков был прямо как у незабвенного Хлестакова, помните, конечно: «Министр иностранных дел, французский посланник, немецкий посланник…», за ломберным столом, помимо дона Грига, присутствовал старший нобиль из министерства Новых территорий, второй секретарь посольства Желтых островов, хозяин торгового дома Джуди, ну и Ваш покорный слуга.
     Взнос нового игрока составлял пятую долю кона, в данном случае это было четыреста золотых, которые у меня естественно наличествовали, как раз на тележках с моими выигрышами. Карты были сданы, и началась торговля, в которой я принял участие, без всяких сомнений, ибо у меня был Кирасирскийфлэш, из пяти «Кирас»* разных мастей, у дона Грига было тоже самое, остальные игроки вступили в кон, и игра после новой раздачи пошла дальше. Я не стал смотреть на новые карты, и прошел кон в слепую, просто добавив сто золотых, была у меня такая фича в юности, продолжать торговлю не смотря в карты, противники при этом охотно рисковали но один раз из двух я как не странно выигрывал. Игроки стали повышать ставки, и министерский нобиль не выдержал и вскрылся на своей руке, у нас с Григом выпало по четыре «Зеленых ведьмы», и мы ожидающе посмотрели на партнеров, чиновник и дипломат бросили карты, а купец, одновременно побледнев и пойдя красными пятнами, заявил, что хочет продолжить игру, но у него не хватает золота, на половину банка, и он просит уважаемых дона и тана, принять в счет кона, партию дорогого товара, и выложил на стол свиток торговых грамот. Григ развернул его, немного подумал и протянул бумаги мне, изобразив на лице мину ленивого сомнения, я в свою очередь открыл документ, над моими плечами высунулись головы Алекса и сержанта. В свитке шла речь о партии арбалетов с Желтых островов, Бирк зашептал мне на ухо, что это очень редкое оружие и оно пригодится нашей будущей дружине, а купить его у купца, с переплатой в пять раз, было бы не выгодно, а дешевле этот жадный как Гырс* купчина не продаст, а вот, как карточный выигрыш, это самое то, тем более что Ваша милость, всё равно выиграет. И я сделал знак, что согласен, и дон Григ, крякнув, утвердительно махнул рукой. Толпа набежавших вокруг нас любопытствующих ахнула, и бурным шепотом стала обсуждать небывалые ставки, а банк сиял горой золотых монет, которых было сильно за десять тысяч. Новая сдача прошла в полной тишине, а после того, как Григ прошёлся за сто золотых, а я за сто пятьдесят, мастер Джуди, подвинул к крупье последние двести золотых и дрожащими руками вскрыл карты, это был Имперский флэш, как и у меня недавно, но, когда Григ вскрыл Полного Шута, а я предъявил, абсолютно такой же набор карт, зал взорвался воплями восторга. Мой капитан сразу же озаботился транспортировкой золота в банк, я немедленно выкупил у Грига, его долю товара несчастного мастера Джуди, а сам купчина, был унесен служителями в комнату отдыха, где им занялись лекари, купцу стало плохо, что, впрочем, и немудрено.
     А всех участников игры, пригласили в варьете при казино. Варьете показалось мне несколько странным, так как зрителей, то есть нас, посадили на куртуазные диванчики прямо не сцене, и только когда сразу две танцовщицы, сквозь изящное па, уселись мне на колени, до меня дошло, что это элитный бордель. Отступать было некуда, да не очень-то и хотелось. Когда мы покинули это прибежище «Высокого искусства», уже смеркалось, но на улице было светло от большого количества фонарей. Ожидающий меня в компании двух громил и какого-то престарелого ботана в очечках сержант доложил, что золото в Имперском банке, на моем счету и мастер Льерд, принес мне чековую книжку. Я предъявил кинжал тана, дворянские кинжалы тут были чем то вроде удостоверений личности, в каждом дворянском кинжале был камень-артефакт, привязанный к конкретному владельцу, при Совете было три Волхва, которые и занимались инициациями камней. Так что я стал обладателем чековой книжки на сумму с четырьмя нулями. Раскланявшись, банкир удалился, вместе с сержантом-капитаном, который отправился на ярмарку, уточнить сколько рекрутов мы будем завтра лицезреть. Я стал отбиваться от Грига и Алекса, которые требовали продолжения банкета, но опять заиграла «Чуйка»…
     Светящийся, видным только мне, черно-багряным ореолом дон, презрительно сказал паре своих собеседников, что зря император разрешил Дома для игр, так как теперь на улицах не протолкнуться от подозрительных типов. Ну что-же, оскорбление императора на лицо. Князь Орти, так его назвал Григ который знал в городе буквально всех, был поставлен в известность, что третий тан маркиз Драгон, имеет честь убить его сегодня на дуэли, за оскорбление императора, да и тип название обидное. Но данный тип с княжеским титулом, повел себя совсем не по-княжески, он и его спутники обнажили клинки и бросились на меня, я обнажил сверкнувшую черным Валькирию (так я назвал свою шпагу) и с кличем – «За императора», принял бой. Конечно драться одному против троих было стремно, но деваться было некуда. Но как говориться, слава богу есть друзья, а у друзей есть шпаги. Алекс и Григ выхватив свои шпаги бросились мне на помощь, отвлекая на себя спутников князя. Но я справился раньше, и очередной разрез в форме Z, прервал жизненный путь еще одного номера из списка Куратора. Я привычно отсалютовал шпагой и воскликнул также привычно –«Во имя императора».
     
     Через пару часов после этого… Император любил работать допоздна и вельможи были вынуждены подстраиваться под график монарха, так что, когда наступало время вечернего доклада, на улицах столицы уже был поздний вечер. Первым на доклад прорвался Начальник департамента Размышлений, так здесь называлась одна из Контор.
     - «Ваше величество!», вскричал низенький пухленький человечек, «Простите, но что я без доклада, но вы приказали мне докладывать по этой теме, незамедлительно».
     - «Выкладывай», - буркнул император. - «Молодой Маркиз Драгон, убил в стычке на улице, князя Орти, который напал на него с двумя компаньонами, после замечания маркиза, о недопустимости, оскорблений имени императора».
     - «Экий вспыльчивый, но преданный молодой человек», улыбнулся император.
     - «Ваше величество, все складывается так, что все убитые таном дворяне, состоят в тайном обществе «Черная роза». То ли он что-то случайно узнал о них, то ли их неприязнь к Вашему величеству настолько явна, что это замечает даже незамутненный ум провинциального дворянчика».
     - Присмотри за этим юношей, что бы не погиб по горячности, вне дуэльной площадки».
     
 []
     

Глава 6. Учебный конкур

 []
     
      Утро этого дня было весьма насыщенным. Сначала привезли выигранные арбалеты. Сержант-капитан их буквально облизал и с восторгом описывал этот шедевр островных оружейников, под названием «Двойное жало». А машинка была действительно на уровне. Арбалет был двуствольным и даже магазинным. Один ствол, был для ближнего боя, там была мощная пружина, которая взводилась откидным рычагом, к нему имелся магазин на четыре стрелы, а второй ствол был под стандартный арбалетный болт, их в магазине было аж пять штук, но тут тетива взводилась уже воротом, через хитрую передачу. А потом стали пребывать рекруты с ярмарки бастардов и было их гораздо больше сорока.
      Я был этому скорее обрадован, так как для похода в Черное урочище, мне хотелось иметь отряд посильнее. «Чуйка» при каждом упоминании об этом походе, буквально взрывалась тревожными сполохами. Арбалеты кстати, попались мне очень удачно, ибо в урочище, согласно древнему заклятию, не действовало ни одно оружие применяющее огонь, созданный под этим солнцем. Плюс думая и о будущем, которое вряд ли будет скучным, я приказал вести учет всех кандидатов в волонтеры, с адресной привязкой на случай будущих возможных контактов.
      Мы с капитаном Бирком и зауряд-лейтенантом баронетом Вилсом (он присягнул мне, как вассал), составили призывную комиссию и приступили к отбору рекрутов. Мой новый дом, представлял собой солидный двухэтажный особняк, с огромным винным подвалом, где я благодаря «Чуйке» обнаружио секретное отделение со старыми винами. Особняк окружала достаточно большая территория, куда входила роща апельсиновых сосен (да да, был тут такой ботанический изврат и эти апельсины, растущие на соснах, активно применялись в местной кулинарии), небольшая площадка для конкура, на которой мною и была устроена полоса препятствий, конечно не совсем такая, как была в Советской армии, но близкая к этому. Я, не мудрствуя лукаво, приказал закупить у бочаров большие бочки, которые были расставлены среди барьеров и препятствий, бочки были заполнены землей и в каждую из них была воткнута тележная ось с колесом, на колесе была закреплена слега, с кожаными мешками на концах, мешки так же были наполнены землей. Так что кандидаты в рекруты моей дружины, проходили полосу препятствий, ведя на ходу бой.
     
      Критериев отбора было несколько… Скорость прохождения, форма прохождения, результат боя с тумбами, а в полуфинальном туре, их проверяли на пригодность стрельбы из арбалета. Ну и в качестве выпускного экзамена, был задуман своеобразный конкур, то есть партия в местное конное поло. Продумав все проблемы будущего похода, я понял, что мне нужны именно драгуны, так что именно подобный контингент, с соответственными навыками я и решил отобрать.
      Из семидесяти восьми отобранных на первый этап кандидатов, до конкура дошло ровно шестьдесят человек. Что интересно, наибольшие потери, нанесли испытуемым именно тумбы, были даже раненые (сразу вспомнился старый анекдот про наших футболистов, где у них выиграли тумбы).
      Коварное устройство, очень хорошо навострилось наносить удары с тыла, чем внесло в ряды рекрутов грусть и оскудение, но вот скорость прохождения, была почти у всех вполне допустимой, из арбалетов, вообще все отстрелялись прилично. А вот что касается формы прохождения, всех поразил юный бастард Селен, он проходил где-то двадцатым, и было понятно, что юноша умел наблюдать, анализировать и делать выводы, причем быстро. Он быстро перескакивал препятствия, а к тумбам подскакивал снизу, и имитировал удар шпагой в «живот». Я сказал капитану Бирку и зауряд-лейтенанту Вилсу, что уже нашел сержанта разведпатруля, на что баронет ухмыльнулся и сказал, что Моя Милость, будет первым маркизом, произведшим женщину в сержанты. И на мой вопросительный взгляд ответил, что только сейчас узнал шпагу старого барона Гуля, а то что он завещал ее своей бастардке, об этом знали все в графстве, и тут я ее наконец узнал, хотя она и спрятала волосы под шлем, так что вы тан маркиз, произвел в сержанты девушку по имени Селена, впрочем вы имеете на это полное право, так как нет ни одного закона, запрещающего такое действо, а прецедент был сто лет назад, когда герцог Торн, произвел в лейтенанты маркитантку, спасшую знамя его полка. (по официальной версии, маркитантка застрелила из двух пистолетов, захвативших знамя Синих кирасир, а по версии неофициальной, она выкупила знамя у подруги маркитантки с той стороны, которая отжала его у кирасиров за долги). И прочитав в моих глазах вопрос, ответил: «Нет Ваша Милость, она брюнетка с серыми глазами». А на следующий день был Большой конкур…
      Я приказал разделить кандидатов на команды, и разыграть турнир в конное поло. По обе стороны поля были обозначены флажками круги, и две играющие команды, должны были попытаться провести огромный кожаный набитый соломой мяч, в мишень за спиной противника. Победители играли друг с другом. Ну а мы выбирали кандидатов. Тут я сделал еще один хитрый ход, бастардам было предложено самим разобраться по командам, и выбрать капитанов, что так же дало материалы для аналитики отбора.
      Короче, в результате всего этого, у меня образовалась дружина, из двух драгунских ал и патруля конных егерей, общей численностью сорок семь копий, плюс капитан с лейтенантом, два волонтера, четыре сержанта, девять ефрейторов, старшина и шесть комбатантов. Причем в шевроны и звания, я ввел некоторые мотивы родимой Непобедимой и Легендарной. Комбатанты из хозчасти имели свои нашивки, чем весьма гордились, а волонтеры носили нашивки лейтенантов, чем гордились еще больше.
     Штаты конкретно выглядели следующим образом:
     Две Драгунские алы по двенадцать рядовых, плюс ефрейтор и сержант в каждой.
      Егеря – восемнадцать рядовых, шесть ефрейторов (старших патрульных) и егерь-мейстер (сержант)
     Штаб – Капитан, лейтенант два волонтера (Григ и Алекс), сержант и ефрейтор (знаменная группа и ординарцы в одном флаконе).
     Хозчасть - старшина, повар, пять возчиков, трое рядовых.
     
      Две недели, мы занимались жесткими тренировками по боевому слаживанию и слава Суворову, с командирами у меня в дружине, все сложилось нормально. Сержанты ал, выделившиеся в ходе отбора, имели опыт сержантства в наемниках, Селена, год была в маноре своего отца, неофициальным лидером алы егерей, и себе в патруль, она отобрала своих земляков, которые о ней слышали и уважали, тем более, что параллельно она исполняла обязанности квартирмейстера манора.
      С деньгами у меня, после казино и финансирования Куратора, было все нормально, так что я заказал для всех драгун темно-синие сюрко (цвета баннера маркизата Драгон), патрульным зеленые кафтаны, легкие, но очень прочные вороненые кольчуги-безрукавки с Островов и до кучи, бляхи со своим гербом - грифоном, шпагой и танской половинкой короны маркиза, и плечевые, и для шлемов, плюс шевроны со знаками отличия и рода войск. Еще я, как истинный попаданец, изобрел полевую кухню, плотники и кузнецы, конечно, заломили цену, но заказ сделали в срок и добротно. Я взял за основу, однокотельную кухню кавалерийского образца, с ее устройством я был знаком благодаря своему приятелю, из военно-исторического общества, который обратился ко мне в свое время, как к знатоку военной техники, за информацией по полевым кухням РККА, нужным ему, для очередного перформанс, которую я ему и предоставил, и увлекшись темой, сам принял участие в изготовлении данного девайса. Так что схему железного ящика на деревянной раме, на паре тележных колес с встроенными котлом и топкой, я набросал не напрягаясь. Котел я сделал уставной, на 140 литров, но разделил его на две части 80+60 литров, сделав из одно котловой кухни, двух котловую, так как кипяченая вода в походе вещь далеко не лишняя. Ну и три крытых двуколки, для припасов.
     
      А в одну из ночей, мне приснился волхв Буремир, причем достаточно реалистично. Он попросил, взять с собой в Черное урочище, некую шкатулку, которую мне принесет некий друг, в седельной сумке, и я должен буду положить эту шкатулку, возле корней первого же кедра, который увижу в чащобе, и прежде чем покинуть мой сон, волхв сыграл мне на саксофоне, музыкальную тему из шоу Бенни Хила. Я почти забыл об этом сне, тем более, что обстановка вокруг меня несколько накалялась. Три дуэли подряд, с обычными результатами, меня не сильно напрягли, но то что вызывавшие меня родственники прошлых моих дуэлянтов, тоже судя по ауре, были из списка Куратора, вызывало определенные мысли.
      Я как раз думал об этих совпадениях, когда ехал верхом, в сопровождении Селены и баронета, смотреть какие-то хитрые бадагары, для ее егерей. И тут сработала «Чуйка», а с верхнего этажа длинного доходного дома мимо которого мы проезжали, в нашу сторону медленно полетели стрелы. Почему медленно? А потому что, когда включалась «Чуйка», время для меня замедлялось. Я выхватил шпагу, и провел фехтовальный финт «Дождик», (один из привнесенных Куратором рефлексов), я легко отбил летящие в нас арбалетные болты и выкрикнув команду, выпрыгнул из седла и ворвался в подъезд, Селена и Вилс ринулись за мной. Дом был трехэтажный, я на ускорении обогнал своих людей и считая растянувшиеся секунды, ворвался в нужную квартиру вынеся дверь. Арбалетчики не успели перезарядиться, и моя шпага, два раза сказала Z, с финалом не совместимым с жизнью оппонентов. Когда я повернулся к третьему несостоявшемуся убийце, у него в глазу, уже торчал стилет Селены. А четвертого арбалетчика, держал за горло баронет, короче все были при деле. Наемный убийца, а пленный принадлежал именно к этому цеху, рассказал, что его наняли родственники убитого мною на дуэли князя, и его работодатель передающий убивцу заказы, намекнул, что заказ получил не только он. И теперь я точно понимал, что пора выступать в поход.
     
      Вечером, этого же дня, в кабинете императора:
     -«Ваше величество. Молодой маркиз Драгон, уничтожил звено наемных убийц из «Черного шипа», но у меня есть информация, что заказ на устранение маркиза, проходит, как постоянный, то есть, заплачена огромная сумма, на наем нескольких звеньев, с обязательным конечным успехом. Короче, на нашего молодого друга, объявлена охота»
     - «Можно подумать, до этого на него не было охоты» - проворчал Государь – «Пора наконец уничтожить эту шайку убийц, начинайте операцию немедленно, но заговорщиков пока не трогайте, дождемся возвращения нашего героя из Черного урочища»-
     -«Вы думаете он туда попадет и сможет оттуда вернуться Государь ?»-
     -«Я в этом уверен»-
 []
     

Глава 7. Черное урочище

 []
     
      Вечером, накануне дня выхода в поход, ко мне в дом заявились виконт Алекс и дон Григ. Они заявили, что просят у меня разрешения идти со мной в Черное урочище…
     Когда я стал уточнять их мотивы, то выяснилось следующее…
     
      Предприимчивый виконт Алекс, создал развлекательный проект женской борьбы «Куртуаз в грязи», причем из добровольцев. А учитывая, что слухи об подобных боях, после моей оговорки на турнире, достаточно активно муссировались в обществе и коварный виконт объявил, что бои будут вестись в глухих масках, от добровольцев не было отбоя, а учитывая, что взнос за участие в бою был пол сотни золотых, было ясно, что девушки-бойцы были далеко не из самых простых семей. Короче, когда один герцог узнал, что его дочь участвует в этом безобразии (одна из подруг постаралась), папаша, не мудрствуя лукаво, назначил крайним виновником всех бед, естественно виконта Алекса.
      Дон Григ, в свою очередь признался, что очень неудачно сорвал банк в казино, обыграв принца крови, на очень солидную сумму. Но главным в его желании, присоединиться к отряду героев, идущих в Черное урочище, было данный некогда обет, посетить Урочище и об этом обете не знал в столице тольтко ленивый. Совет по традиции выделил нам гвардейскую алу Серебряных кирасир и гвардейскую же алу Синих арбалетчиков, дабы сопровождать нас до Моста, причем, когда мы войдем в Черное урочище, арбалетчики и кирасиры останутся нас ждать, чтобы сопроводить потом назад. Гвардейцы намылились было идти в авангарде, но сержант Селена, заявила, что по Уставу Отряда, первыми едут Егеря. Так что наша внушительная войсковая колонна выглядела так: Егерский патруль, во главе с сержантом донеттой Селеной, виконтом Алексом и доном Григом, ала Серебряных кирасир, две моих драгунских алы, и ала Синих арбалетчиков, причем меня поразило то, что их сюрко, были точными копиями мушкетерских плащей, времен д Артаньяна. Просто сплошные Земные дежавю, то римские копья у стражников, то мушкетерские плащи.
      По раннему времени, прохожих на улицах не было, но зрителей у окон, обеспечил заместитель командира отряда, зауряд-лейтенант баронет Вилс. Я, как и каждый приличный попаданец, ввел в обиход пару другую песен. Конечно замахнуться на Владимира, нашего, Высоцкого, у меня не хватила совести, тем более, что в этом мире была напряженка, с Яками и Мессерами, но нашу старую курсантскую песню «Белая роза свидание» и Зацепинско-Дербеневскую нетленку «Марусю», я беззастенчиво присвоил, и сделал походно-строевыми песнями своего Отряда (Дружиной он сможет официально называться, только после успешного похода в Черное урочище).
      Баронет и Капитан были от этих песен в восторге, драгуны, впрочем, тоже, правда немножко обиделись патрульные егеря, но я объяснил, что по роду их службы, петь в походах и тем более в рейдах им возбраняется, но так как по Уставу, своя музыка и им положена, то так и быть, я дарю им секретную мелодию, которую можно только насвистывать, и выдал «Буги марш». Так что, когда мои орлы, грянули Марусю, проснулось и бросилось к окнам, достаточно много горожан, а попадавшиеся по пути патрули стражников, делали своими пилумами, на караул. Марусю мне пришлось конечно малость подредактировать, вместо Ванюши, получились драгуны, вместо Маруси девицы, слезы капали на кинжал (намек о дворянской крови бастардов), а гусли тут существовали у бродячих музыкантов, так что еще одно дежавю. Саму песню я назвал «Драгунская баллада», причем учитывая, что данного рода войск тут не было, я объяснил любопытствующим, что драгун, это воин из отряда тана, маркиза Драгона.
     
      По дороге к Черному урочищу, было гораздо спокойнее, чем я думал. Только одна засада и только две дуэли. Засада была по обыкновению на лесной дороге, ее одновременно обнаружили егеря Селены и моя «Чуйка». Смешанная группа киллеров-арбалетчиков и придурков с ржавыми мечами и дрекольем.
      Мои егеря выбили их на дорогу, а там их элегантно порубили в капусту кирасиры. Я даже не успел никого убить, что весьма удивляет, как «тонко» пошутил виконт Алекс.
      А дуэли случились на следующий день, в небольшом городке, возле гостиницы, куда понадобилось заехать донетте Селене, там ее ждали два земляка бастарда, которых она хотела рекомендовать в егеря. Перед гостиницей ошивалась компания донов и что характерно, двое из них были с аурой мортиролога Куратора, а у двух других мерцали оттенки предательства и опасности. Явный предводитель с изумлением уставились на меня, а второй «списочник» достаточно громко, прошелся по поводу развратных девиц в штанах, которые пользуясь попустительством имперских законов, оскорбляют благородные взоры. Его я вызвал на дуэль первым, и располосовал на первом же выпаде, к великому неудовольствию Грига и Алекса, которые назначили себя рыцарями Селены. А я перенес свое внимание на главаря и поинтересовался у него, мол не потому ли дон смотрит на меня таким наглым взором, что не хочет передо мной извиниться за свое наглое поведение, в ответ на что получил немедленную атаку, которую встретил, находясь уже в ускорении. Но не успел я толком пометить противника глубокой Z, как его соратника обнажили шпаги и тоже пошли в атаку, Алекс, Григ и Селена, тоже обнажили шпаги и тут из конюшни, поперла еще дюжина вооруженных типусов. Я с криком – За Императора, бросился вперед и пока мои соратники разбирались со своими противниками, успел провести три удара Z, что привело нападающих в некоторое замешательство, и тут показалась конница из за холмов , в лице капитана дворцовой стражи и дюжины кирасиров. Оставшиеся в живых враги, бросили оружие на землю, и опустили головы в знак покорности. Экспресс допрос показал, что их погибший предводитель, барон Марп, со всей этой бандой, куда входило несколько его танов и наемников, должен был устроить следующую засаду на меня, но приехав в городок, мы смешали все его планы.Капитан, учтиво посетовал, на то что я уехал без его сопровождения, ибо это противоречит воле императора и сказал, что теперь считает своим долгом, сопровождать меня и в само Черное урочище.
      Мы все вместе, вернулись набольшую поляну, где обустраивался наш бивак, тем более, что стояло местное лето, длившееся тут четыре месяца. Тут было как таковых три времени года, по четыре месяца в каждом, лето, весна и осень, о снеге, как таковом, тут даже и не слышали, разве что высоко в горах. Месяцы назывались странно знакомо: месяц туманов, месяц цветения, месяц дождя, месяц ветра, месяц жатвы, месяц жары, месяц лугов и тут до меня дошло…термидор, мессидор, плювиоз, вантоз, брюмер, это же аналог французского революционного календаря. Опять эти непонятные совпадения.
     
      Посмотрев, как повар готовится варить к обеду кашу, я вспомнил некий военно-полевой гуляш из некогда читанного сборника военных баек, времён освобождения от демократии, одной «длинной страны», читанного в прошлой жизни, и стал учить повара правильному уставу…
      В котел полевой кухни, которую, как истинный попаданец, изобрел ваш покорный слуга, было заложено: мешочки разных круп, несколько куропаток, удачно подстреленный Алексом тетерев, нашинкованное мясо косули, дикий чеснок, несколько банок местных мясных консервов, которые искусно запечатывали в глиняных горшках, разные пряности и.т.д. На запах, помимо гвардейцев прибежало даже несколько диких животных, но ни один барсук, во время этого обеда не пострадал.
      К Мосту мы подошли рано утром, ибо только по утрам вход в Черное урочище срабатывал (если срабатывал вообще). Построившись на старинном каменном тет де поне, мы, отдав приветствие провожающим, начали движение. Первыми, в легкую дымку, как мне рассказали, всегда висящую над этими мостами пошли мы, с Алексом и Григом, лошадей мы вели под уздцы. Примерно посередине моста, когда дымка стала переходить в туман, меня в ушах, что то мелодично зазвенело, и сразу же перед нами развиднелось, и мы спокойно вышли на тот берег, все трое, вкупе со скакунами.
      За нами двинулись егеря во главе с Селеной и примкнувший к ним капитан дворцовой стражи, которому единственному не повезло, ибо невидимым пинком, он был сброшен с моста в воду, а его конь, с испуганным ржанием помчался назад. Остальной отряд, возглавляемый Бирком и Вилсом перешел мост без каких бы то ни было препон.
     
      На той стороне перед мостом, была такая же площадка из древних плит, размером где-то тысячу, на тысячу шагов, окруженная дугой абсолютно дремучего леса, называемого Пограничным, который прорезало три широких просеки. Не хватало только камня с пояснениями типа, направо пойдешь, коня потеряешь. Не множа частности, я выбрал среднюю просеку и скомандовал егерям выдвигаться на разведку, а командирам приказал готовить колонну к маршу. К тому времени, как вернулся патруль все было готово. Селена доложила, что впереди все спокойно, не считая периодически попадающихся на обочинах человеческих и не очень, костяков. И тогда я скомандовал – «В поход!».
      Уже шесть часов мы двигались по широкой просеке без каких бы то ни было событий, кроме того, что среди могучих стволовЮ, все чаще стали попадаться Апельсиновые сосны. Егеря стабильно уходили в поиск и возвращались, и наконец радостная Селена доложила, что патруль наконец вышел на «Лошадиное поле», то есть кончился Пограничный лес, и начиналось большое травянистое поле, буквально усыпанное конными статуями с всадниками и без, тут по рассказам вернувшихся, все путешественники, вошедшие в Черное урочище, останавливались на первый привал, причем это часть пути после любого из четырех мостов, была аналогичной. То есть было три концентрических кольца: река Кольцо, Пограничный лес и Лошадине поле, а вот дальше, в центре этого псевдо-острова и начиналось само Урочище и информация от вернувшихся оттуда смельчаков, очень часто не совпадала.
      Когда наш отряд выехал на поле, я объявил привал, тем более что надо было поразмыслить и осмотреться. Лес, из которого мы выехал не изменился, но на дальней стороне Лошадиного поля, клубилось разноцветное марево, нечто вроде стелющегося тумана, над которым торчали деревья. Такое явление упоминалось всего пару раз, так что Урочище явно готовило какие-то сюрпризы. Еще новостей добавили Григ и Алекс, которые устроили себе экскурсию по осмотру местных кавалерийских достопримечательностей. Они на полном серьезе утверждали, что некоторые статуи, это не скульптуры, а окаменевшие кони и их всадники, уж больно филигранны мелкие детали.
      Время дня тут не совпадало со временем за рекой, и судя по быстро наступавшим сумеркам, сейчас был вечер. Я приказал разбить бивак, и приготовится к ночлегу. К амуниции своих драгун, я сделал римско-советский подход… Вспомнив, что римские легионеры, несли в походах в своей выкладке, некоторые детали знаменитого полевого римского лагеря, а советская плащ-палатка, была одновременно элементом армейской палатки, я по своим эскизам заказал штатные плащ-палатки РККА образца 1938 года,4х4 локтя, с люверсами, шпеньками и тесьмой, плюс каждый драгун имел в переметных сумах набор металлических клиньев, как для устройства палатки, так и устройства мини-коновязи, и по парочке четырехлоктевых жердей (сумы можно было носить и в пешем строю, это позволяла сделать система ремней). Не забыл я и о котелках РККА образца 1936 года. В каждой але, у восьми самых здоровых драгун, вместо палашей, были топоры типа французских саперных (бороды я кстати велел им отпустить), это были саперные взводы по типу Наполеоновских, и даже шевроны у них ввел те же, в виде скрещенных топориков, от чего по городу пошли слухи, что у меня в дружине, есть даже специальный отряд палачей, после чего в районе моего дома, криминальные сводки обнулились напрочь.
      По утру туман рассеялся и оказалось, что за ночь, конные статуи построились в колонну по четыре, которая протянулась через поле, не доходя до опушки урочища, прямо в сторону широкой просеки, мощеной красными грубыми плитами. - «По-моему, это явное приглашение» - сказал дон Григ, «Или явная ловушка» - добавил виконт Алекс. Я приказал баронету и капитану собрать лагерь и выдвигаться в сторону просеки, а Селену с ее егерями отправил на разведку, наказав не отрываться от колонны, больше чем на две тысячи шагов, и идти цепочкой патрулей, находящимися в прямой видимости друг друга.
      Но Селена сразу вернулась и доложила следующее… Как только егеря приблизились к началу просеки, в воздухе вспыхнула большая зеленая цифра десять, и по мере выхода на просеку всадников, цифра уменьшалась на количество людей въехавших в Урочище, именно людей кони в счет не шли. И как только Селена, ее сержант и восемь егерей въехали на просеку, в воздухе запульсировал красный жужжащий ноль и дорогу отсекла непроходимая снаружи матовая пелена, причем, как только кто-то пытался выехать назад, пелена его свободно пропускала и ноль сменяла зеленая единица.
      Намек был более, чем прозрачный и я приступил к назначению добровольцев… Помимо любимого себя, я включил в группу, Алекса, Грига, Баронета, пятерых егерей и Селену (попробовал бы я ее не включить). Остальному отряду во главе с капитаном Бирком, было приказано возвращаться, разбить лагерь по ту сторону моста, ждать свежих указаний, сохраняя при этом бдительность.

Глава 8. Алекс идет на свидание

 []
     
      План у меня был простой. Найти поляну с кедром, оставить там шкатулку Буремира и параллельно найти пару артефактов, хотя мои спутники, по любому четко нацелились на артефакты для себя ибо вернуться из Урочища без добычи, урон Чести...
      Зеленое табло отсчитало десять цифр, мигнуло красным нулем, и мы оказались в «Черном урочище». Лесная дорога прямой не была, она причудливо извивалась и сворачивала под разными углами, а буреломная чащоба, абсолютно не давала возможности сойти с трассы.
      А за очередным поворотом показалась наконец поляна с кедром и на этой поляне шел бой. Прижавшись спиной к кедру, рыжая девица (как я уже сразу догадался с зелеными глазами) в костюме наемницы, ловко отмахивалась двумя катанами, от каких-то коренастых мохнатых существ с черно-пегой шерстью, окруживших ее полумесяцем и пытавшихся достать ее короткими дубинками.
     «Арбалеты» - скомандовал я и через несколько секунд противники рыжей незнакомки как-то сразу закончились. А она, не обращая на своих спасителей никакого внимания, стала метаться между их телами, и что-то срывать с то ли портупей, то ли лямок (из одежды на этих существах были только кожаные шорты).
     А девица, наконец, снизойдя до нас, воскликнула, достаточно мелодичным голосом: «Помогайте снимать бляхи перехода со Шварников, а то пара десятков миллерсов, и они начнут исчезать. Главные наши джентльмены, Григ и Алекс, кинулись помогать прекрасной даме, на что Селена, только презрительно фыркнула. А я был на стороже, так как аура этой девицы, говорила об опасности, коварстве и элементах магии.
      Бляхи перехода, оказались весьма полезными артефактами, они позволяли проходить сквозь любые заросли, так нам объяснила дона Кати, по ее словам, бастардка и наемница, (по крайней мере она так представилась). Их отряд имел такой же жетон, как и у напавших на нее монстриков (Шварники, это были оборотни, продукт деятельности какого-то древнего мага, и были они изначально простыми шакалами), но когда они с этой поляны, попыталисьвзявшись за руки пройти сквозь заросли, вслед за своим командиром, который держал в руках бляху, прямо перед ней включилась непроницаемая преграда и она осталась на поляне одна, потом на нее напали два лесных тролля, она отбилась и сняла с портупеи одного из них эту бляху, и пока она ее рассматривала, вторая бляха растворилась в воздухе, а когда она выронила вторую, то так и не успела ее найти в высокой траве. Все что Кати до этого знала об этих артефактах, это только то, что если путники держаться за руки, то даже одна бляха сработает на проход, и вот теперь, опытным путем она выяснило, что людей использующих жетон, не должно быть больше шести, ибо в отряде она была седьмой и шла последней, ну и то что нельзя было оставлять бляху у мертвого хозяина слишком на долго.
      Жетонов оказалось одиннадцать, и мы их по братски разделили. А я вдруг увидел, как на кедре запульсировал искрящийся зеленый прямоугольник небольшого дупла и сразу вспомнил о шкатулке волхва. Я достал ее из переметной сумы и приложил к светящемуся контуру, куда шкатулка буквально нырнула. Ударил гром, сверкнула молния, сильно запахло озоном и перед нами явился Буремир, и первое что он сделал, это погрозил пальцем рыжей наемнице, которая на глазах стала преображаться. Волосы из рыжих стали зелеными, нос заострился, глаза стали больше и были действительно зелеными, вместо костюма наемницы, проявились одежды из матовой листвы.
     - «Ты что творишь» - грозно спросил Волхв. Девица рухнула на колени и сказала – «Прости Великий, я не знала, что это твои люди. Иначе, разве бы я посмела» -
      - «Больше так не ошибайся. А теперь исчезни» - Буремир махнул рукой и зеленая фигура растворилась в чаще, – «Повезло вам люди, завести знакомство с Дочерью Лесника, улыбнулся волхв» -
      После этих слов, Григ радостно выдохнул воздух, а Алекс побледнел. Один я ничего не понимал, но меня просветил баронет. Оказывается, Дочь Лесника, это легендарное существо, обитающее в Черном Урочище. Она единственная, кто может покидать местные границы и славится тем, что заводит путников в ловушки типа болот, а мужчин, которые ей нравятся, очаровывает и выпивает у них душу. Как выяснилось, она уже назначила нашему мачо, виконту Алексу свидание, которого он теперь счастливо избежал (у Грига и баронета, еще долго был любимый вопрос к Алексу, а мол не опаздывает ли он на свидание от чего он содрогался и даже не находил сил отшучиваться).
      А Волхв продолжил – «У вас впереди еще две встречи, с настоящей Зеленоглазкой и с моим братом Ефирмаром, у которого будет к вам дело, после чего вы выведете его отсюда, а потом вы сможете выйти к своему лагерю и вот вам проводник» -
      С этими словами Буремир раскрыл ладонь и на ней вспыхнуло нечто вроде шаровой молнии зеленого цвета, врученной вашему покорному слуге. А потом он отвел меня, Алекса и Грига в сторону, и начал вводить в курс дела…
     
      Его брат, наследный Хранитель, что присутствие необходимо на Совете, причем срочно, застрял тут, из-за своих дурацких экспериментов и нужен артефакт с помощью которого только и можно его выручить. Артефакт этот мы должны найти в пещере, которую нам укажет некая особа с зелеными глазами, но это точно не Кати дочь Лесника, добавил волхв, лукаво взглянув на смутившегося Алекса. Что это за артефакт не ясно, ибо о нем есть только некое пророчество -
     
     
      Двенадцать воинов отважных
      Пройдут сквозь камень и железо
      Хоть бездна путь им преграждает
      Две нити блеском путь укажут
      Лишь Змей гремящий и ползучий
      Пройдет над пропастью и бездной
     Отряд воителей его разбудит
     Но с ними будет Кицуне
      Она как девушка из сказки
      Коснется мага молодого
      А поцелуй вернет обоих
     Она в Тартарию вернется
     А принц в свою Лалангмамену
     И принца ждут бои и земли
     Блеск власти, звон мечей и славы
     Но не вернется Кицуне
     А будет трон царицы рядом
     
     
      Тут меня как током ударило, ведь в моем Мире, Кицуне, это лиса-оборотень из японского эпоса. Ну что же, будем решать вопросы, по мере их поступления.
      А волхв, добавил, что, только спася его братца, мы сможем выбраться из Урочища. И никак иначе. Я хотел спросить у волхва, а почему он сам не спасает своего братца, но посмотрев ему в глаза передумал и спросил, а что мол такое Лалангмамена, на что получил лаконичный ответ - Родина. Ох уж эти магические условности.
     
      Зеленый Сусанин, летел перед нами в десятке шагов, на высоте копья всадника искрясь и шипя. Судя по всему, проводник был не только проводником, так как пару раз, выскакивающие из зарослей непонятные существа, похожие на чудовищ, при виде нашего, сразу же окутывающегося облачком изумрудных искр флагмана, по-быстрому исчезали назад в чащобу.
      Заросли постепенно меняли свой цвет на более жизнерадостно-зеленый и на них местами даже стали появляться крупные ягоды, но таких же ядовитых цветов, как рыбы на одной давней рыбалке в Кабинде, так что я отдал строгий приказ к ягодам не прикасаться, а то перед глазами стоял давний пример старшины Тарасюка который вопреки приказу, сварил таки, з циих ризнокольорових рибок трохи Ушици, и заработал себе и Акиму длительное расстройство желудка. А когда дорога пару раз вильнув, внезапно уперлась в гостеприимно распахнутые ворота в высоком частоколе, шар мигнул и свечкой ушел вверх, где и завис, что судя по всему означало привал.

Глава 9. Баронесса с зелеными глазами.

 []
     
      Деревня состояла из дюжины круглых домов похожих на юрты, окруженных черными розариями и огородиками с кокетливыми палисадниками. В огородиках росли помидоры величиной с кокос, редиска с кулак и всевозможная зелень. Все это было населена некими существами, как две капли похожими на Мастера Йоду, но не в сутанах, а опять же в тирольских шортах и шляпах. На специально огороженной площадке среди пестрых соцветий чего-то похожего на клевер, паслись чистенькие розовенькие свинки, причем на площадке было настолько чисто, что складывалось ощущение, что эти милые животные питаются цветами и оправляются радугой. Главный Йода указал нам две длинных коновязи к которым его односельчане шустро привязывали мешки с зерном.
      Но как же этот Йода похож на настоящего, честно говоря, эти дежавю и совпадения, уже настолько приелись, что перестали вызывать интерес. Еще там были непонятные домашние животные похожие на ящериц с восемью лапами и довольно таки натурально лаявшими, они все были в железных ошейниках, а глаза у них были разного цвета и светились даже днем. Джидаи видимо поклонялись Силе, именно в виде нашего Зеленого Сусанина, так как устроив демонстрацию вселенской любви к шару, они переключили свою благожелательность на нас, включая в оную, в сопровождении нас в отдельные комфортабельные комнаты, выглядевшие гораздо роскошнее, чем местные домики снаружи, и абсолютно пиршественное меню, то есть привал легкой кавалерии удался… Почти… «Чуйка» была полностью нейтральна, только на угощения пейзан откликалась легкой белой дымкой и еще была одна непонятка, мы опустошали блюда с домашними колбасами и жареным мясом, и тазики с салатом, но никак не могли наестся.
      Когда я проснулся поутру, от тревожного вопля «Чуйки», лошадей не было, впрочем, как и Мастеров Йод, да и самой деревни джидаев тоже, все окружающее развеялось буквально у меня на глазах. Я гаркнул: «Подъем. Тревога. К бою!».
      Хорошо, что по бивачному уставу, вместо подушек у всех отрядников были седла, под которыми были переметные сумки, а оружие и колчаны, были под боком. Как мудро говорил мой старый командир, Устав для того и существует, чтобы хлебалом не щелкать. Зато на поляне присутствовала рыжая девица с зелеными глазами, которая сидела на пеньке и с насмешливым любопытством наблюдала за нашим пробуждением.
      Мои друзья опасливо на нее уставились, ибо в памяти еще была свежа сцена встречи с Дочерью Лесника (виконт Алекс даже на всякий случай переместился в арьергадпостроения), а я сразу все понял и представившись, пригласил барышню отойти в сторону для приватной беседы, и вот что она мне рассказала…
     - «Меня зовут баронесса Анастазия фон дер Пфаннкюхен, я сотрудница секретной службы императора Александра, работала под псевдонимом Лисица. Была опоена сонным зельем на приеме у комиссара департамента Ла-Рош-сюр-Йон, по случаю визита туда генерала Бонапарта. После танца с которым выпила бокал шампанского, присела на банкетку, так как у нее закружилась голова и больше ничего не помнит, вплоть до момента, когда очнулась в Вандейском лесу на костре, где меня хотели сжечь, как ведьму. Среди монахов-оборванцев и шуанов, разглядела своего британского «коллегу», сэра Эндрю. Голос дал мне надежду на ещё одну жизнь, заодно обещав подменить меня на костре мерзавцем Эндрю. С удовольствием понаблюдав на визжавшего в огне мерзавца, я перенеслась сюда, и моя новая жизнь началась в теле некоей наемницы, бастардки Аннеты, которая должна помогать некоему тану маркизу. Я естественно согласилась, ибо стать верной и что характерно живой соратницей молодого и красивого маркиза («красивого» я по достоинству оценил и чуть было не зарделся), не в пример лучше, чем быть сожженной ведьмой. Голос много чего мне на рассказывал, но одно я поняла точно, я являюсь неким ключом, причем единственным в своем роде, и без меня к заявленной Голосом конечной точке попасть невозможно, а маршрут до той самой Двери, у меня буквально отпечатан в памяти. Это Мифриловая пещера, куда мы и направимся сейчас. И вот еще что маркиз, изменить вам, причем во всех смыслах, я не смогу физически, как мне объяснил Голос, я строго закодирована и измены просто не переживу» - И тут из ее зеленых глаз хлынули слезы, настолько горькие, что я ей почти поверил (ну чем я хуже Бонапарта, ведь он ей тоже поверил).
      У Селены при виде Аннеты-Анастазии, выражение лица, стало как у старой девы, увидевшей в корзинке для вязания дохлую змею, ведь из Прекрасной дамы в отряде, она сразу становилась еще одной из, чем теряла свою уникальность. Григ, уловив своим зорким взглядом игрока, вспышку эмоций, проворчал, что мол и одна женщина в отряде минус, ну а уж две, точно не плюс…На что я ответил, что всё-таки каждый минус — это половина плюса, не меньше, а иногда и больше, особенно если девушки симпатичные, чем вызвал волну мин, гримас и хихиканья, среди своих соратников.
      Но большая часть отряда, отнеслась к новой спутницы положительно, тем более, что Аннета, показала нам нычку морлоков с консервами-артефактами, что характерно с маркировкой «Спецрезерв», только без года выпуска, и там были помимо тушенки и каш с мясом, самые настоящие шпроты, которые произвели полный фурор на экспедицию, (было даже допито масло из жестянок).
      Как мне потом рассказал Буремир, Морлоки, это была разновидность местных пейзан, из коллекции очередного сумасшедшего колдуна былых времен, которые охотились за конными путниками, заморачивали их и лишали лошадей, после чего исчезали (естественно вместе с лошадьми), а морок естественно развеивался, поэтому мы и не могли насытится их угощением, ибо эта еда была виртуальной. Кстати их домашние ящерки, которые звались Василисками, были ретрансляторами магической энергии, с помощью которой и наводили морок. Такой вот симбиоз. Моя «Чуйка» поздно сработала, потому что по отношению лично ко мне угроза проявилась, только в момент похищения наших лошадок, а до этого «размазывалась» из-за особенностей ретрансляции.
      Мы уже заканчивали шпротную трапезу, когда «Чуйка» снова подала сигнал тревоги. К нашему биваку приближалась слабо опасная, но вроде бы не враждебная группа каких-то особей. Это оказались натуральные орки, и по чертам физиономий и цвету, только не очень большие, эдак с половину человеческого роста. Это оказались представители племени Арбакашей, местных извозчиков, о них ходили легенды, но в близи их до нас никто не видел, по крайней мере из возвратившихся. Они управляли большими грузопассажирскими фургонами на огромных колесах, запряженных в самых всамделишных ящеров. Такса на перевозку к любой точке, была две банки консервов с единицы перевоза (я ностальгически вспомнил Тарасюка с его любимой валютой-сгущенкой) а завидя баночки из-под шпрот, Арбакаши снизили тариф вдвое. А я очень кстати вспомнил, что сгущенка у нас имеется, в моем личном НЗ и я решил применить секретное оружие старшины Тарасюка. Завидя бело-синюю банку, орки пришли в дикое возбуждение и после короткого, буквально сорокаминутного торга, мы сошлись на двух банках сгущенки и четырех банках шпрот, за наем двух фургонов до Серого ущелья.

Глава 10. Атака Кентавров

 []
     
      До Серого ущелья, мы добрались почти без приключений, то есть моя «Чуйка» включалась всего три раза. Сначала она предупредила меня о засаде на дубовой аллее, где в кронах гигантских деревьев, нас ожидали странные обезьяны, с серповидными когтями. Мы лихо расстреляли их из арбалетов, не понеся при этом никаких потерь. А второй раз было уже веселее…
      Перед нами, и одновременно сзади нас на просеку рухнули деревья, учитывая, что я получил тревожный сигнал заранее, отряд был готов к бою. На этот раз нами заинтересовались натуральные разбойники из сказок Роу и Андерсена, в шкурах, с дубинками и соответствующими рожами. Исключение составил атаман, в ярко желтом сюрко и в рыцарском шлеме с оторванным забралом. Как сказал бы Дарвин, (будь у него мотоцикл): В стае шимпанзе, обладатель красного мотоциклетного шлемы, становится самой доминантной особью», это я к тому, что шлем атамана, был покрашен в ярко красный цвет, причем явно не в мастерской оружейника, и был этот типус вооружен двуручным мечом, который впрочем он держал весьма неуклюже. Но была ещё некоторая неприятная частность… в тылах банды ошивались два субъекта в дворянском платье, и один из них, светился роковой аурой, то есть подлежал зачистке по списку Куратора… Хлёсткий стук арбалетов, затормозил атаку работников ножа и топора, а когда моя шпага блеснула своей коронной кровавой руной Z, оставшиеся в живых злодеи побросали дреколье и одну шпагу. Правда атаман, зарычав и обнажив свой раритетный меч бросился на нас в атаку, но баронет, с криком – Он мой, элегантным ударом своего тяжёлого палаша, снес ему голову, после чего радостно завладел двуручником, приговаривая, что теперь он настоящий рыцарь меча.
      Выживший дворянин, на экспресс-допросе показал, что его, ныне покойный приятель, сподвигнул его на эту авантюру, задуманную и проплаченную герцогом Секстом, который мало что был родственником убитого мною князя Орти, так еще вдобавок папашей девицы втянутой доном Григом в стрип-борьбу. Услышав это, Григ виновато сказал, что он никак не хотел ни чего такого, а просто служил высокому искусству, на что Алекс сострил, что мол благородный дон, всё-таки хотел скорее всего «такое чего». Тут как раз прояснилась судьба, пропавшего в день выхода в рейд сержанта арбалетчиков. Его похитили, и под пыткой выяснили все о нашем отряде. А наш пленник, который все это почти добровольно рассказал, попытавшись бежать, освободил нас от целого ряда забот, так как арбалеты егерей оказались быстрее.
      А потом началась степь и там не было опасностей, но было много странностей. Во-первых над нами периодически проносились ковры-самолеты, да-да, самые натуральные ковры самолеты, даже кисти развевались. На большинстве ковров были какие-то грузы, в виде тюков и ящиков, но на парочке восседали в креслах какие-то люди. Когда один такой ковер снизился над нами, занервничавший Виконт Алекс, поднял было свой арбалет, но ковер резко ушел свечкой вверх, и после этого другие ковры, стали летать гораздо выше. Ночь упала на степь, минуя сумерки, мы разбили лагерь около небольшого озерца, а скорее пруда формой в виде вытянутого эллипса, которому скорее всего дал путевку в жизнь родник, ибо вода была прозрачнейшей. Ту были и старые кострища, а в зарослях вокруг пруда, было достаточно сушняка, так что было на чем сварить ужин, тем более, что котелки входили в амуницию отряда.
      А ночью началось представление… На небе вспыхнули огромные звезды и дюжина разноцветных лун, а по бокам нашего лагеря, параллельно пруду вытянулось две призрачных дороги. Слева был караванный путь, через самую всамделишную пустыню с барханами и по нему бесконечной чередой шли вьючные караваны, тут были верблюды и слоны, огромные ящерицы и лошади, и вообще непонятные животные, но не было видно не одного погонщика. Не обошлось и без дежавю… Между верблюжьим и слоновьим караванами, тащился конвой из четырех грузовиков «Opel Blitz» и двух броневиков «Sd Kfz 221». Ох где-то я уже видел такой мираж. Что характерно, наши бляхи-пропуска, достаточно явственно нагрелись и мне пришлось даже рявкнуть на Грига, Алекса и Селену, которые собрались проинспектировать какой-нибудь караван. Только наши погонщики фургонов были абсолютно спокойны, видимо это зрелище они видели не впервой. На мой вопросительный взгляд, коричнево-зеленый орк пожал плечами и ответил – «Аль Исра валь Мирадж», и я даже почти не удивился.
      А справа от нас, был проселок, явно после дождя и его грязь месили бесконечные пехотные колонны, в незнакомой и неузнаваемой бытности и амуниции: Ландскхнеты, Орки, Парадные расчеты Земных армий, Тролли с дубинами, Негры с копьями, Эльфы с луками, Кузнечики на задних лапах с алебардами, и пехота, пехота, пехота. Причем, если от караванов не исходило ни звука, то от марширующих колонн, накатывались иногда волны шумов и порой казалось доносились даже запахи, что было маловероятно, для порядочных миражей.
      А через несколько часов после раннего подъема мы достигли крайней точки этой части маршрута, у входа в ущелье, где находился так называемый Воротный замок. О нем много чего рассказывали удачливые артефакторы, и если вычленить из легенд и явных фейков зерно более-менее близкое к реальности, то получалось следующее… некогда там обосновался отряд наемников не поладивший с каким то герцогом чуть ли не лет двести назад, и так тут и прижившийся, а учитывая, что при отряде были маркитантки, получилось вполне жизнеспособное население. А сейчас, этот замок был в осаде, вернее это был уже городок вокруг замка, причем осаждали его, самые натуральные кентавры. Они бодро скакали возле ворот в городской стене и метали в ее защитников дротики, которых у них были целые связки, как в колчанах, так и на стоящих рядом повозках, куда были запряжены так же кентавры. Оказывается, у кентавров бывают и обозные особи, прямо как в муравейнике... Солдаты, рабочие и видимо где-то есть и королева.
      Обозники были пегими и более мелкими, в отличие от вороных воинов. На Пегих были грубые пончо из мешковины, а на Вороных красные, расшитые узорами безрукавки и шлемы типа Римских, что меня уже в который раз не удивляло. Караульная служба у кентавров была на высоте и в нашу сторону сразу выдвинулся целый отряд, который был встречен массированным огнем из арбалетов, а когда остальные кентавры, бросили осаждать замок и кинулись на помощь своим, им в спину, внезапно ударили их же обозники, быстро расхватавшие дротики из обоза и очень грамотно их применившие. Попавшие в два огня вороные особи смешались, а когда из замка вылетела ала всадников в кирасах и шлемах, все вылилось в победный финальный бой, похожий больше на избиение. Через час на поле боя, живых Вороных не осталось, пленных ни обозники, ни гарнизон замка не брали, сказалась застарелая вражда. Пегие кстати, оказались особями женского пола, их стойбище было некогда захвачено Вороными, которые вывели под корень всех самцов, а самок взяли в натуральное рабство, в том числе и сексуальное. Так что последним минутам Вороных, было трудно позавидовать. А на замок кентавры напали из зависти, так как на ярмарке в Мордоре (так назывался местный «областной центр»), козье молоко из Замка, превзошло продукт, который привезли со своей козьей фермы кентавры. А так как, то что соседская коза даёт на три литра молока больше твоей, всегда раздражает, все это вылилось в военные действия. А еще Вороные воюют исключительно с Морлоками, которые воруют у них Пегих, но Морлоков, очень трудно найти и застать врасплох. Короче все закончилось грандиозным праздником.
      Я сидел на почетном месте, рядом с капитан-комендантом Терцем и узнал от него про Урочище гораздо больше, чем писали и рассказывали наши предшественники, особенно повысилась информационная составляющая речей коменданта, после того как я подарил ему одну из захваченных нами блях-пропусков. Ковры-самолеты, так нас удивившие, летали тут как оказывается везде, но в известных коменданту селениях не садились. Когда в одном из стойбищ Вороных, местные копытные умельцы собрали аркбалисту и вдарили из нее по пролетавшему ковру-самолету, на котором сидел Морлок и корчил им гримасы, то на другой день, стайка ковров-самолетов, засыпала это стойбище бочонками с чем-то очень горючим. В обозе Вороных мы обнаружили два сундучка с магической защитой, набитыми жетонами перехода, которые мы по-братски поделили с комендантом.
      Как я понял, это Урочище, было неким коммуникационным центром пространства-времени и тут была практически своя цивилизация, куда люди из мира Империи, допускались весьма избирательно и по очень сложной системе. Комендант, конечно, многое не договаривал, но «Чуйка» благостно молчала, тем более что он обещал проводить нас в ущелье, так как завтра к вечеру, начинается благоприятное время, для этого посещения.
      Мои гвардейцы вернулись в лагерь только утром, что было ясно еще вчера, ибо традиция улучшения генетического фонда, путем активного гостеприимства, не нами придумана. На территории лагеря, улучшать генетический фонд остались Алекс с Селеной, и мы с Аннетой. Полночи я рассказывал ей историю России после 1812 года, а вторую половину утешал. Виконт Алекс, будучи в своем амплуа, выпив на празднике больше чем мог, но меньше чем хотел, влез в палатку к Селене, заработал фингал, грамотно притворился тяжелораненым и был оставлен в оной палатке на лечение до утра. Ну а дон Григ остался в Замке и по завистливым слухам, провел вечер и ночь, в апартаментах трех сестер близняшек, племянниц коменданта. Короче все были при деле.
 []
      А когда под утро, я процитировал Аннете пророчество, она грустно улыбнулась и сказала, что она его часть и после выполнения задания, мы расстанемся навсегда, если конечно Судьба или волхвы, не занесут меня на Землю времен Наполеоновских войн.

Глава 11. Пещера Хоттабыча

 []
     
     
      Ближе к обеду наш отряд уже втягивался в ущелье, туда нас любезно подвезли освобожденные кентавры-обозники, решили все это они сами, как только увидели нашего «Зеленого проводника», которому сразу отдали высокие почести. Нашу кавалькаду вел капитан-комендант, а Грига сопровождали три прекрасных брюнетки, похожие друг на друга, как горошины в стручке, но очень очаровательные горошины (так выразился баронет).
     Ущелье было прямым как стрела, но дальше чем на сотню шагов, впереди не было ничего видно. А моя «Чуйка», внезапно вырубилась, хоть наш «Зеленый Сусанин» и продолжал функционировать, да и Аннета, по ее словам, видела перед собой нечто вроде стрелки компаса. Но через пару часов пути, кентавры внезапно начали с нами прощаться и без всяких объяснений повернули назад, вместе с ними, поцеловав на прощание Грига, уехали три близняшки, хотя сам капитан-комендант, остался с нами. Я построил людей в цепочку по одному, которую сам и возглавил и когда сильно увеличившийся в размерах зеленый шар волхва, зашипев и заискрившись рванул вперед, дал команду к маршу. И через каких то двадцать минут ущелье закончилось небольшим плато, которое с двух сторон ограничивал обрыв с клубящимися внизу облаками, а с третей уносящаяся в высь скальная гряда. У этой гряды Зеленый шар и устроил дикую пляску, а потом подлетел к Аннете и завис перед ней, слегка потрескивая. Девушка протянула к нему руку, шар отлетел назад и запрыгал в воздухе как бы приглашая девушку идти за собой. Аннета как сомнамбула двинулась за ним к каменной стене, в которой внезапно появилась небольшая ниша, обрамленная зеленым сиянием. Когда Аннета, протянула к шару руку очередной раз, он устроился в ее ладони. Девушка встряхнула головой, будто отгоняя наваждение и быстрым шагом двинулась к нише, куда и вложила шар. Несколько миллерсов ничего не происходило, а потом ниша полыхнула зеленым огнем, раздался низкий гул, все кругом затряслось и скала разверзлась в две стороны, открывая проход в пещеру.
      Первой туда вошла Аннета, так как ее тут снова встречал наш «Зеленый Сусанин», радостно расположившийся на ее протянутой ладони, и она естественна стала нашим авангардом. За ней шли мы с комендантом и естественно Селена, (держа оружие наготове, я рапиру, а они арбалеты). За нами шла строем неразлучная троица: баронет, виконт Алекс и дон Григ, ну а за ними наши егеря. Но путешествие наше оказалось недолгим, ибо перед нами появилась новая стена, причем стальная и вся в огромных заклепках, хаотично испещренная спонсонами, машикулями и просто амбразурами, но к счастью без торчащих грозных стволов, а и вовсе с закрытыми бронещитками, мне сразу вспомнились стимпанковские дредноуты. Зеленый шар отлепился от Аннеты и стал выписывать возле восьмерки рядом с броневыми плитами, в чем весьма преуспел, так как в ближайшей низкой амбразуре, на бронещитке, вспыхнул зеленый силуэт ладони. Аннета смело шагнула вперед и приложила свою ладонь к изображению. Железная стена явственно дрогнула и в ней раздались в сторону двери (ну прямо как в метро, занудливо подумалось мне). В открывшемся проеме царила тьма, но как только мы с Аннетой перешагнули невысокий комингс, вспыхнул яркий свет. Нашим глазам открылся большой зал чем-то, напоминающий помесь заводского цеха и склада. С потолка свисали тельферы, вокруг которых висели слегка пульсируя штабеля ковров разных размеров, вдоль правой стены стояли какие-то огромные механизмы, слева находились шпалеры ящиков и контейнеров, причем на каждом из них виднелись таблички. И что интересно, и стены и потолок и даже пол, были дюралевые, вот значит откуда пошло название «Мифриловая пещера». Широкий проход упирался в огромные ворота, перед которыми стол и кресло, а в кресле кто-то сидел…
      Аннета устало присела на один из ящиков и прикрыла глаза, моя команда втянулась в зал и ошалело таращилась по сторонам, тем не менее держа оружие наготове, лишь капитан-комендант Терц спокойно подошел ко мне и предложил пройти к хозяину этой ярмарки.
      На столе стояли разнокалиберные ларчики, а сидевший в кресле щуплый человечек, в форме офицера НКВД, причем жутко похожий на Старика Хоттабыча, в исполнении актера Волкова, казалось нас не замечал, так как увлеченно чистил щеточкой роскошный бадагар.
      Закончив процесс, он с щелчком вставил в гнездо плюмаж, аккуратно положил шляпу на стол и встав и поклонившись сказал: «Это ваше маркиз», после чего открыл один из ларцов стоящих на столе, достал из него лядунку и протянул ее мне, а потом, повернувшись к коменданту, выдал фразу, убившую меня напрочь – «А вы подождите товарищ старшина», причем сказал это по-русски.
     
      Завскладом звали Мастер Торч, а бадагар который он мне торжественно вручил, был венцом управления. То есть с его помощью, я мог осуществлять заказы на данной базе снабжения. Тут была целая Межмировая сеть снабжения и этот склад был только одним из многих. Снабжались отсюда попаданцы типа меня и главным над всей этой системой был Куратор (или Кураторы). А в качестве средств доставки, выступали те самые ковры-самолеты, которые строго делились на транспортные и пассажирские, а транспортные в свою очередь подразделялись по размерам. Короче, все это походило на какой-то экспериментальный НИИ, но когда я одел бадагар, то забыл обо всем…
      Мелодичный голос, один в один, похожий на голос актрисы Антонины Кончаковой, дублирующий Милен де Монжо, который слышал только я, спросил, а не хочет ли уважаемый тан маркиз управлять пультом тактильно или же согласен действовать через виртуал и я честно говоря малость завис, как 286й комп, куда попытались загрузить крутую игрушку. Но уже через пару секунда я внутренним голосом завопил: – «Да-а-а-а ! Виртуал !» -
      И сразу же перед моим внутренним взором вспыхнула панель управления, по которой метался курсор управляемый моим ошалелым внутренним взором. Слева на виртуальном экране был список инструментов, справа список блоков хранения мат-обеспечения и чего там только не было…
      При каждом подведении курсора к пункту списка, на экране всплывало окно с картинкой, причем через какое-то время, я научился выбирать пункты и без курсора, просто усилием мысли, и мысль моя была счастлива, как и моя личная жаба и как я понял, то теперь даже без бадагара, я мог находясь в любой точке планеты, пользоваться этим складом с помощью транспортных ковров, которые как выяснилось, по уставу, назывались виманами. Короче еще одно дежавю…
      Помимо ковров, в местной логистике была еще одна интересная составляющая, ослики с тележками. В тележку вмещались двадцать четыре стандартных снарядных ящиков с Грабинскими унитарами 76 мм, и эти средства доставки шныряли через порталы по заданным точкам. Причем стрелы луков и болты арбалетов этих осликов не брали, от слова совсем. И что интересно, у осликов были виртуальные погонщики, для тех мест, где одинокий ослик везущий тележку в одиночестве, вызывал бы ненужное внимание, так же, как и самостоятельно разгружающиеся ящики. Так что голограммы погонщиков успешно изображали и грузчиков, и кучеров.
      А список мог сделать счастливой жабу любого размера… Улучшенная модель магазинных пружинных арбалетов, самурайские (почему то) шлемы, вороненые, с серебряной насечкой и гербом рода Драгон, гранаты Ф-1, рапиры стилизованные под катаны, классические Максимы с треугольными щитами и Вмккерсы с брезентовыми чехлами на кожухах, родные РПД-44, СКСы, револьверы и пистолеты в ассортименте, и патроны, патроны, патроны. А из продуктов были уставные консервы РККА-СА, от тушенки в тавоте, до солдатской палитры всевозможных каш, плюс неуставные бочоночки с солеными огурцами и квашеной капусткой, мясо, причем не только в виде всевозможных туш и окороков, но и в ассортименте всевозможных копченостей, алкоголь всех времен и народов, любых сортов и разновидностей от пива и эля, до водки, коньяка, текилы и сотен наименований вин (прямо вспоминается диалог у театрального буфета: «У вас все такое вкусное»), и все это в стазисе, ну и кавалерия была не забыта, тут присутствовал полный диапазон лошадиной сбруи, и были даже табачные изделия, правда в узком ассортименте – папиросы Беломор, сигареты Ява (по 30 копеек) и Гаванские сигары. Что интересно, к огнестрелу прилагались амулеты-антиблокираторы магического поля Урочища, то есть в отличие от стволов, принесенных снаружи, эти могли стрелять и здесь, но была хитрая привязка к командиру подразделения, так что получалось нечто вроде секретного пороха Бушкова, которым не могли стрелять враги. И первое что я сделал, так вооружил своих офицеров РПД, а себя любимым АПС (ну люблю я, когда у моего подразделения, повышается боевая мощь и да простят меня соратники, но благодаря амулетам, все выданное им оружие было завязано на меня и принося мне оммаж, на АПСе с гербами маркизов Драгон на прикладах, (АПС деревянной кобурой вполне тянули на почетное рыцарское оружие), и мои вассалы попадали тут под клятву, которую нарушить было невозможно). И самое главное, лядунка которую мне вручил Мастер Торч, была моим личным подпространственным складом, куда я мог мысленными приказами переправлять любые грузы, склад имел объём ровно миллиард кубических метров, и его можно было забить чем угодно, не взирая на вес, ибо считался только объём. Впрочем было ограничение по живой органике, ибо при попадании в кладовку, активная органика теряла активность, вплоть до летального исхода, но зато любые продукты хранились вечно. Причем наполнение объемов могло быть и по базовому складскому списку или же, по визуальному захвату, типа грабилки экрана. Отрабатывая систему управления, я хорошо затарился всеми видами консервов и другими нужными разностями, включающими и боевую составляющую. Я сначала не понял, а зачем мне тогда коврики и ослики, но потом подумал, что запас большим не бывает, в вот случай бывает разный. Тем более, что в море доставка не действовала, кроме экспресс-почты на мини-ковриках, причем вне урочища, ковры всех разновидностей были невидимыми для штатских разумеется.
      На Максимы, сразу же наложил свою мозолистую лапу капитан-комендант Терц, он же старшина Советской Армии, такой же попаданец, как и я, который в семидесятых годах XX века погиб на Земле, будучи в командировке в жарких странах и двести лет назад в шкуре капитана наемников оказавшийся в урочище, (с частью своих хлопцев сгоревших в вертолете вместе с ним) и приблудным отрядом наемников и маркитанток с полей боев Столетней войны, с группой средневековых пейзан из сожженной дотла деревни и что интересно, главную маркитантку звали Мамаша Кураж и у нее было два сына и немая дочь. Причем, по его словам, никаких Голосов он никогда не слышал, а вот Куратор лично почтил его своим посещением и в обмен на продление существования и разовую линию снабжения для экстремальных случаев плюс доступ к почте, обязал старшину содержать в порядке зону входа в ущелье, а Максимы ему нужны, потому что кентавры и другая местная шушера вконец обнаглели, и еще раз повторил, что о Голосах он слыхом не слыхивал, и делал при этом такое же честное лицо, как один некогда мне знакомый старшина Тарасюк, при докладе, что не знает откуда взялись в кузове четыре ящика сгущенки и вообще их было только три. Я хотел задать ему вопрос, буквально вертевшийся на языке, но тут внезапно врубилась моя «Чуйка», выдав черно-багрово-фиолетовый взрыв у меня в мозгу протестующий против любых подобных вопросов и судя по дернувшейся голове коменданта, он имел те же позывы и ощущения, что и я. Так что я промолчал и подарил старшине большую упаковку Беломора, чем привел его в дикий восторг.
      Комендант осмотрел ковры-самолеты, уставленные ящиками с разобранными Максимами, патронами, лентами и.т.д. А Мастер Торч (которого я помимо воли так и называл про себя Хоттабычем), пожелал нам дальнейших благ и растворился в воздухе, вместе со столом и креслом. С грузовым конвоем отбывал так же и дон Григ, он принял предложение коменданта, занять должность его заместителя и не расставаться с близняшками уже на официальной основе. Мы тепло попрощались с нашим приятелем и он, усевшись в кресло на пассажирском ковре, еще раз махнул нам рукой и исчез в зеленой вспышке. Сам же капитан-старшина, взвалил на плечо, доставленное ему мини-ковриком, супер-творение сумрачного тевтонского гения, под названием Maschinengeweher 08, нахлобучил японский шлем, который выпросил у меня увидев оснащенную им мою дружину и сказал, что ему пока с нами по пути.

Глава 12. Не наш бронепоезд

 []
     анэ
     «Зеленый Проводник» метался между Аннетой и воротами в торце зала, и это было явное приглашение, так что мы, выстроившись в уже привычный клин, двинулись вперед. На воротах ожидаемо загорелся зеленый силуэт пятерни, в который Аннета лихо взвизгнув, буквально впечатала свою длань и ворота на этот раз бесшумно, ушли в боковые пазы, а за воротами нас ждал очередной сюрприз… сначала вспыхнул портал, а за ним открылась вызывающая кучу ассоциативных железнодорожных воспоминаний панорама.
     Сначала я даже подумал, что попал на Киевский вокзал, так этот огромный зал был на него похож, и я даже на мгновение ощутил тот самый неистребимый запах креозота, но вместо стеклянного павильона, над нами, на высоте локтей сто на глаз, был каменный свод, на котором шпалерами расположились огромные светящиеся грибы, но вот из поездов, там был только самый настоящий бронепоезд, с гербом Оранжевой республики и надписью на африкаанс «Die Donderaar».
     Перед бронепаровозом стояла какая-то фигура в зеленом плаще, явный волхв, вокруг которой ,изрыгая проклятия, метался человек в синем вроде бы даже прусском мундире, (это была униформа волонтера-артиллериста времен англо-бурской войны), определенно офицер. На крыше бронепаровоза, возле командирской рубки, стоял, судя по «роёру*» и характерной шляпе, явный бур. Он же и был видимо часовым, так как заливисто свистнул и попытался привлечь внимание своего товарища, который продолжал увлеченно нарезать круги вокруг волхва, продолжающего стоять столбом. Впрочем, «помеху справа», он как выяснилось заметил, потому что когда мы оказались в десятке шагов от него, офицер четко развернулся и на нас строго посмотрело дуло старого доброго Маузера С 96.
     Обновленная бадагаром «Чуйка» мявкнула, намекая, что поле блокирующее действия огнестрела, тут не действует. Но бур уважительно глянув на MG 08 старшины, убрал ствол и представился.
     
     Нашего нового знакомого звали коммандант Мюллер, бывший обер-лейтенант конной артиллерии Ландвера, убивший на дуэли принца одного из многочисленных немецких королевских домов, после чего оказавшийся в Африке. Он был командиром бронепоезда «Летучий голландец», который по приказу генерал-комманданта Игла, совершал рейд по деблокировке Кимберли, где шли тяжелые бои с прорвавшимися британцами. При заходе в секретный тоннель-убежище, где можно было пополнить тендеры углем и газолином, внезапно попал сюда, причем все это благодаря какому-то сумасшедшему пастору, который прямо из стены выскочил на рельсы, замахал руками и застыл как Лот с дочерьми, после чего засверкали зеленые молнии. И теперь, мало что бронепоезд тут застрял, так еще и почти весь экипаж впал в непонятную спячку. Мюллер признал нас дружественными силами, не только потому, что мы были совсем непохожи на британцев, но особенно после того, как Аннета обещала разбудить «Зеленого пастора».
     Услышав имя генерал-комманданта Игла, я снова испытал определенное дежавю. Я уже читал об этом герое, в романе одного автора, с турецкой фамилией. Это что же получается… я попал в ту часть Мира Стругацких, где существовала реальность, описанная фантастами, и я нахожусь по одну из сторон, той самой знаменитой стены!? Не слабо, однако!
     А панцерцуг поражал воображение…
     Его огневая мощь заключала в себе, три 75 мм пушки Канэ, шестнадцать Максимов и четыре револьверные пушки Гочкиса. Все это базировалось на двухдвигательном панцер-локомотиве, работающем на всем твердом что горит или газолине, плюс монитор-ваген и три грузовых панцервагена, с запасом горючего и боеприпасов, и как изюминка на торте, рота десанта. И все это должно незамедлительно прибыть в Кимберли, и Мюллер даже не знает, за сколько часов опоздания, из тех трех, что они тут торчат, его прикажет расстрелять генерал-коммандант Игл...
     Я не удержался и прервав излияния панцер-дойча, спросил, а почему БеПо называется Die Donderaar, это же вроде громовержец, а не Летучий Голландец, на что немец гордо ответил, что Громовержец это имя, а Летучий голландец, это прозвище. (Никогда не понимал немецкий юмор).
     Я не удержался и сказал, что панцеру лучше бы подошло название «Дас ист фантастише», чем привел тевтонца в абсолютный восторг. Мюллер сказал, что назовет так бронеплощадку, которая практически представляла из себя дубль бронепаровоза, с дополнительной артиллерийской башней и действовала в качестве патруля, либо усилителя тяги, и была очень похожа на БМВ-2 НКВД.
     А Аннета подошла к братцу Буремира и целомудренно поцеловала его в щечку, после чего тот очнулся и бурно стал нас всех благодарить, а после претензий командира БеПо по поводу потерянного времени и спящего экипажа, успокоил его, сказав, что в Кимберли он может его доставить точно в нужное ему время, но не раньше вчерашней полуночи, а экипаж ему поможет разбудить славный воин Терц. После этих слов, капитан-старшина вытащил из кармана амулет который я ему подарил и вручил Ефирмару, который не мудрствуя лукаво приложил его к своему лбу. Тут все вокруг засверкало и запереливалось зеленым огнем и из броневагонов стали выпрыгивать панцергренадеры, ища кого бы атаковать.
     После того, как все разобрались и успокоились, всех без исключения участников данного перфоманса посетила мысль, что война войной, а обед по расписанию. По этому поводу я решил опробовать одну из систем дарованной мне снабженческой логистики… Согласно отданных мною мысленных команд, из бокового входа, в глубине которого я включил портал, показался небольшой обоз из осликов и погонщиков. Тележки были молниеносно разгружены, а в ящиках оказались свежие бараньи и куриные тушки, приправы, свежеиспечённый хлеб и плюс к этому разборные мангалы с вертелами, причем упаковка груза проходила по «японскому» варианту (некогда японцы закупали в СССР бой стекла, но в спецификациях контракта упирали на деревянную тару и в результате получали тысячи кубометров отличного леса бесплатно, и лес естественно шел в производство).
     Тут же, дерево шло, как топливо для костров. Короче я решил осчастливить народ, барашком по берберски. Баран фаршировался курами, куры травами и лимонами и все это жарилось на вертеле (пиво так же было в обозе, но в плепорцию). Пикник вышел на славу и в вагоны народ грузился в самом позитивном настроении. Волхв поклялся Землей, Небом и Лесом, в том, чтоБеПо придет в Кимберли в срок и по дороге не будет никаких физических препон, ну а мелкие мороки, вряд ли смутят таких смелых воинов. Этим он почти успокоил Мюллера. А сам вкратце коснулся своей эпопеи…
     Ефирмар, занимался экспериментами по проколам пространства – времени, и самым удобным местом для этого было Черное урочище с его энергетическими потоками, порталами и лакунами. У волхва была коллекция довоенных артефактов и он, найдя старинную книгу, смог, наконец, построить схему перехода. Капитан-старшина с командой, перемещенные в Замок, была как раз его работа, но потом что то пошло не так, как говорилось в одной песне – «Сделать хотел звезду, а получил козу». Ефирмар хотел попасть в Кимберли, но ошибся в заклинании и в результате перенес сюда панцер-вагены буров, и Бе-По завис в данном пространстве-времени с впавшим в стазис экипажем, а заодно и волхв застрял в Урочище, причем в параллельном времени. Для того, что бы попасть в родные пенаты, согласно последней выведенной им формуле, ему надо было попасть в Кимберли из измерения Мюллера, а там и есть как раз зона межпространственных порталов перехода. Он еще много чего рассказывал, но обилие специальных терминов не дали мне удовольствия понять всего до конца. Единственное, что я еще понял, так это то, что комендант Терц, собирал необходимые волхву артефакты, и мой подаренный ему амулет был финальным фрагментом очередной магической мозаики.Наш ученый друг сказал, что откроет бронепоезду портал на старинный Стальной путь, систему подземных железных дорог, построенную некогда гномами, эту систему заменяют сейчас ковры-самолеты и ослики, но путепроводы продолжают функционировать и остатки племени гномов и некоторые выжившие после Большой магической войны племена, продолжают ими пользоваться и даже обслуживание сохранилось, в основном в виде магических артефактов постоянного действия, но кое где и с гномьим персоналом. И вся эта система существует, как бы над пространством и временем, так что в Кимберли, все заинтересованные лица прибудут вовремя, вне зависимости от часа и даже дня выхода…
     Состав был готов к отправлению, волхв был готов открыть «Гномьи врата», но сначала мы проводили Аннету. Она легко вскочила на свой ковер, уселась в кресло, помахала рукой и отвернулась, после чего ковер стартовал в открывшийся прямо перед ним портал.
     
     Мы с волхвом и моими офицерами, ехали в выделенном нам Мюллером штабном купе и с интересом слушали его рассказ, перемежающийся с жалобами, на коллег ретроградов из Совета. А бронепоезд, грохоча по стыкам рельс, втянулся в открывшийся за вокзальной стрелкой портал и помчался по туннелям и переездам. Мелькали подземные станции и полустанки, огромные залы и эстакада над бездонными пропастями и проносились иногда под каменными потолками ковры-самолеты со знакомыми ящиками и абсолютно незнакомыми существами, и все это на фоне перемежаемых оттенков «грибного» освещения. Волхв не обманул, на нас никто не нападал, но, тем не менее, я приказал держать РПД наготове, да и старшина-комендант, держал под рукой свой германский ручник переросток. Что интересно, бронепоезд был телефонизирован… В каждом вагоне был телефонный пост, в виде бронированного шкафчика на стене, в котором находился аппарат марки Белл, со встроенным микрофоном, слуховой трубкой, диском и рукояткой динамо-машины.
 []
     Заместитель Мюллера, корнет Ван Голлен, гордо объяснил, что телефонизация — это личный проект генерал-комманданта Игла, как и многое другое в армии буров, которые должны гордиться, что этот великий человек воюет на их стороне. И тут как раз зазвучал зуммер телефона. Звонил машинист и докладывал, что газолин в баке локомотива заканчивается, и надо переходить на резерв из грузового вагона. Ефирмар сразу успокоил Мюллера, сказав, что скоро ожидается заправочный полустанок и газолина там хоть залейся, гномы оставили хороший задел, ну а если что, то у нас мол есть маркиз с его способностями, а я пробежавшись по спискам сообщил что с ГСМ на складе напряженка, в ответ на что волхв мне просто подмигнул.

Глава 13. Есаул молоденький

 []
     
     
     Полустанок с гномами и газолином действительно имел место, прямо из каменной стены пещеры торчала балюстрада, на которой находился домик типа сторожки, торчали абсолютно стимпанковые заправочные колонки и тусовалась пара хмурых гномов. Комендант-старшина сделал нам знак не встревать и приступил к торгу, и как только третий раз прозвучало слово газолин, вспыхнул мой виртуальный дисплей и побежала буквенная строка, дублируемая мелодичным голосом Моны (так я решил назвать этот виртуальный образ, в честь героини пьесы Себастиану «Безымянная звезда» Моны, которая в финале моего любимого варианта пьесы, растаяла среди звезд, виртуальное изображение, я тоже взял из наилучшего прочтения пьесы. Я получил информацию о том, что как только последует мое указание, сотня бочек газолина появятся в моей лядунке. Я картинно подошел к пандусу у которого стоял бронепоезд и легким движением руки выставил добротный штабель дюралевых бочек, увидев этот перформанс, корнет Ван Голлен скороговоркой произнес - «Masеpoeus», что в переводе с Африкаанс означает неприличный аналог названия известного романа Максима Горького.
     Так что вопрос с горючкой решился сам собой, а я сделал Моне выговор , на тему более полного и более предварительного предоставления информации о возможностях и гитиках материального снабжения, как в боевых, так и в учебных походах и вообще. На что вместе с дисплеем растаяло и личико Моны, виновато-застенчиво хлопающее красивыми ресницами. Но тут слегка мявкнула «Чуйка», именно в тот момент, когда я заметил ухмылку на лице железнодорожного гнома, а у нормального хомо, это обозначало бы хохот до слез, так что я насторожился и не зря. Когда наш бронепоезд отсигналив густым гудком тронулся в сторону выездной стрелки, то оказалось что выезд закрыт шлагбаумом и самым настоящим красным светофором. А на шлагбаум облокотился самый настоящий казачий есаул, оранжерованый парой молодых гном-девиц, в в обычных гномьих кожаных костюмах , но в казачьих фуражках. А чуть в стороне, в аккуратно выложенном из камней орудийном дворике, стояло два пулемета Максим, первых моделей, на артиллерийских лафетах. Дула смотрели не совсем в нашу сторону, но дирекция была многозначительная. Для разнообразия, у пулеметов (судя по форме) находились моряки Российского Императорского флота. Я скомандовал: «К бою. Без приказа огня не открывать», мой приказ перекликнулся эхом с командой комманданта Мюллера. Мы с ним, плечом к плечу двинулись к шлагбауму откуда на нас с интересом смотрела казачья троица, подойдя ближе я рявкнул: «Я тан маркиз Панцер. Старшего ко мне !». Есаул рефлекторно встал по стойке смирно, и отдал честь, а потом расслабившись и видимо рассердившись на себя за проявленную слабость, с тонкой наглецой протянул, ну так вроде я старший, есаул Мелехов, ну и у водоплавающих есть начальник. Тут к шлагбауму подошел морской офицер с погонами капитана второго ранга и отрекомендовался, Капдва Глебовским, начальником опытовой пулеметной команды Балтийского флота, следующей во Владивосток, для изучения возможности установки пулеметов на мачтах боевых кораблей и дальнейшего испытания оных, идея эта родилась у какого-то гения из под Шпица, наверняка с не маленькими черными орлами на погонах. Есаул, же вез пополнение в Манчжурию, и плюс два пулеметы в свой полк, тоже Максима. Находясь на полустанке возле Байкала, в начале той самой Русско-Японской войны, после яркой зеленой вспышки, три казачьих теплушки и грузо-пассажирский вагон моряков, оказались тут, на запасном пути. Причем хотя исчезали они одновременно, но моряки очутились тут через четыре месяца после казачков. (на этом моменте рассказа Ефирмар заскучал и резко засобирался «попудрить носик» и я поняв что и тут сработал эффект «козы», показал ему кулак, одновременно покачав головой, надеюсь что он проникся воздержаним от экспериментов, по крайней мере до Кимберли). За это время казаки тут прижились, тем более, что в гномьей подгорной деревушке, был переизбыток женского пола и девушки гномы, хоть и были немногим более коренасты чем женщины хомо, но казакам это даже больше нравилось. Посовещавшись с бурами и волхвом, мы решили помочь моим землякам. Эшелон обещали подцепить к монитор-вагену и отложили отъезд до завтра, так как время всеравно не имело тут значения, а по поводу будущей судьбы казаков, решили обсудить все всенародно, на майдане. Так теперь называлась центральная поляна в гномьей деревушке, переименованной теперь в станицу Зимовейскую-Подгорную. Гномам было наплевать на подобные изыски, ибо у их населенных пунктов сроду не было названий, чай не пещеры. А к морякам ключик я сразу подобрал. Я показал им РПД-44 и ДШК, заказав их доставку ослику с тележкой и виртуальным возницей (в виде аватары Карабаса Барабаса, ох бывал Хоттабыч на нашей Земле), а потом на всю команду выделил по АПС в деревянной кобуре, с гордой эмблемой моей дружины, доставленной этой же оказией. Это была кстати одна из хохм Хоттабыча. На японских самурайских шлемах, что он нам выдал со склада, поверх герба Драгонов, была наклепана рубиновая звездочка РККА, времени гражданской войны, та самая с плугом и молотом, при этом подсказав, что для моей дружины и моего будущего баронства, отличным девизом будет «Созидание и Сила». И еще он мне отсыпал в лядунку, аж тысячу кокард-эмблем с встроенным магическим чипом, с помощью которого будет происходить реальная вассальная присяга, исключающая измену (что совсем не отменяло Оммажа). Конечно толерантные критики скажут, что это неприлично действовать таким образом на чужое волеизлияние, но на мой взгляд еще неприличней, когда тебе стреляют в спину и ты ничего не сможешь с этим поделать. Тем более, что я не собирался заставлять своих бойцов, убивать и грабить слепых девочек со спичками, а всего нам всего подпитал требования соблюдения Устава и Присяги.
      Ну а морякам я предложил составит алу тяжелого оружия, с перспективой в дальнейшем службе на флоте, который я уверен, рано или поздно у меня будет, ну и по поводу вступления на новое место службы, я всех гардемаринов делал мичманами, кондукторов обер-кондукторами первого класса, а офицеров автоматом повысил на один чин (между нами говоря в своей дружине, я был волен давать даже адмиральские звания).
      А на майдане царил комендант-старшина Терц. Он рассказывал казакам о своем замке, о том что каждый получит большой дом и земли сколько угодно, плюс волов в подарок, а уж земля в Урочище родит сам десять, а служба будет простая, отгонять от замка разную шелупонь, а пулеметов и патрон, у него хватает, ну и как вишенку на торте, они естественно добавил повышение всех в звании на один чин, а если кто из гном служилые, то и им навесят урядничьи лычки. Я же подойдя уже к концу собрания, от себя добавил, что на дорожку мой отряд проставляется ящиком Казенки, а на закусь будут самые настоящие кислые щи.
      На майдане как раз стояли очаги с котлами, для праздничного кулеша, их я и решил использовать.
      Казаки разошлись, а через час стали подтягиваться их жены гномы, с домашними разносолами, причем у нескольких были свежие фингалы, а когда подтянулись мужики, там тоже была пара фингалов, да и царапины присутствовали. Нам сообщили, что казаки принимают предложение о новой службе, а все их жены, как есть, сааме настоящие урядницы.
      А от щей уже шел такой запах, что водки уже хотелось невыносимо, даже заправщики с полустанка приперлись.
      Щи были самые простые… Куриные тушки целиком, лучок припущенный с томатом (помидоры тут как ни странно росли, хотя с Америкой была напряженка, в виду ее полного отсутствия), пряности в ассортименте, включая перчики Чили (у меня в лядунке было все), ну и квашеная капустка соответственно. Короче пир задался, а под конец, я по попаданческой привычке выдал под гитару, которая имелась у Мелехова - «Есаул молоденький». После этого мой авторитет в станице, стал зашкаливать и захоти я переманить казачков у старшины, все прошло бы на ура.
     А в Кимберли кипел бой. Британцы ворвались в город, но завязли в уличных боях.
     Шотландские стрелки ведущие перестрелку с бурами, засевшими на другой стороне большого пустыря, примыкавшего сзади к району пакгаузов, были поражены дважды… Первый раз, когда через пустырь, абсолютно бесшумно, в клубах изумрудной дымки, появился железнодорожный путь, а второй раз, когда на рельсах появился медленно двигающийся смешанный железнодорожный состав из которого по ним ударили пулеметы, особенно британцев впечатлил здоровенный мужик в старинной одежде, который поливал их из здоровенного пулемета, который держал в руках на весу, крича при этом непонятные слова: «Popalassykaanglichanka, bolse ne bydeshgadit. Сметя огненно-свинцовым вихрем врага, бронепоезд остановился. Из него стал вылезать экипаж приветствуя восторженных братьев по оружию. А перед сегментом состава, состоящим из трех теплушек и большого зеленого вагона, вспыхнул изумрудный портал в котором эти вагоны и исчезли, причем никто из окружающих, не обратил на это внимания.
     

Глава 14. Кентавры с командирской башенкой

 []
     
     
     В Воротном замке, на появление перед ним железнодорожного состава особого внимания не обратили, мол видали тут картинки и покруче. Комендант Терц отдал приказ готовиться к пиру, разместить гостей с максимальным комфортом и повел казаков в их новую станицу, законсервированный поселок бродячих рудознатцев, которые лет сто назад, выработав жилу с какой то только им известной породой, сгинули в неизвестном направлении.
     Пир прошел на высоком уровне, Главный повар замка, побаловал нас седлом барашка с трюфелями и черносливом, я ответил коньяком и консервированным балыком из своих запасов.
     Я же весь пир находился по впечатлением того, что мне рассказал на прощание Ефирмар… Оказывается, я, Селена, Алекс, Григ и Виллс, на территории Урочища получили Изумрудную инициализацию и теперь нам не грозят никакие магические препоны, ни в Урочище, ни на ледяном материке, ни даже на Черном архипелаге. Кстати бывать в урочище мы теперь можем сколько угодно раз и даже можем ловить Белых сомов в одноименном озере. И частично инициализированы бывшие с нами егеря. И тут мои размышления прервала делегация Пегих кентавров, оказывается у пленных кентаврих были френдбои, уцелевшие после рокового нападения, и которые следили за Вороными ища возможность освободить своих подруг, но тут подсуетились мы.
     Короче, племя Пегих попросилось ко мне на службу, что мне очень понравилось. В новой казачьей станице, я видел кочевые фургоны рудознатцев, брошенные почему-то ими, на этих фургонах были железные башенки с бойницами для арбалетчиков, а какой порядочный попаданец, без командирской башенки. Я первым делом принял у кентавров Оммаж, после чего объявил о создании алы «Харон», чем привел кентавров в полный восторг ибо у них в мифологии кентавр Харон так же присутствовал. А когда выяснилось, что у кентавров идет за лакомство обыкновенный силос в брикетах, пригодилась одна случайная хохма. В окрестностях замка, комендант показал мне так называемую «Зеленую гору» , это было большое поле в центре которого периодически появлялся огромный штабель брикетов силоса, который через какое-то время исчезал. Кентавры одно время устраивали сюда целые паломничества перемежающиеся со стычками, но попасть к заветным штабелям было невозможно, там была невидимая и непреодолимая преграда. Я решил проверить виртуально-визуальный захват Лядунки, включил экран, мысленно обвел контур штабеля и согласно инструкции мигнул полтора раза, после чего у меня образовался личный запас силоса, который я естественно ввел в поощрительный паек, для своих верных кентавров. Далее я продолжил выдачу плюшек и пообщавшись через Мону с Хоттабычем, вооружил кентавров морскими Кольтами с барабанами каморного заряжания, кентавриек СВД, плюс добавил им катаны и штатные шлемы с кокардами, ну и естественно добавил свои «пролетарские звездочки» на сбрую. Отдельный восторг у кентавриек вызвали кожаные патронные подсумки с портупеями. Так что теперь кентавры возили на себе арбалетчиков и заодно впрягались в фургоны, где в башенках, я не мудрствуя лукаво, расположил своих гардемарин с РПД, ибо на огневой мощи, как и на безопасности не экономят.
     Наш выезд к мосту поразил воображение всех встречающих. Арбалетчики встали в каре, кирасиры резко сделались о конь, мои дружинники понукаемые капитаном Бирком выстроились в почетный караул, а кое-кто из посторонней публики сделал на всякий случай ноги.
     Впереди ехала кентаврийка с моим штандартом в руках и Алексом верхом на ней, изображавшим знаменную группу с катаной на голо, за ними я с Григом и баронетом Виллсом, ошую и одесно, на могучих белых скакунах, подаренных нам комендантом, за нами Селена и пять егерей, верхами на кентаврах и восемь фургонов с башенками ощетинившимися арбалетами (пулеметы, как Максимы моряков, так и мои РПД-44, я приказал пока не светить».
     У Селены было весьма не доброе лицо, так как знаменосец-кентаврийка ехала топлес, а Алекс несколько раз теряя равновесие, и хватался за нее а ля пассажир мотоцикла.
     Когда наша колонна остановилась и капитан Бирк доложил о том, что происшествий, равно как и потерь в дружине не имеется, капитан дворцовой стражи, которого как выяснилось звали Гуг, поздравил меня с успешным окончанием и сообщил, что согласно приказа императора, он сопроводит нас до дома. Но происшествия все-таки имели место. трое нетрезвых молодых донов стали обсуждать стати кентавриек и один из них сделал шаг к кентаврийке-знаменосцу и даже протянул руку к ее бюсту, в ответ молнией свистнула катана и хам остался без пальцев на правой руке, а у ног его приятелей воткнулись в землю арбалетные болты. Я ледяным тоном объяснил молодым придуркам, что знаменосец при нападении по Уставу имеет право убить любого и тут подвалила еще кучка непонятных личностей, «Чуйка» зафырчала недовольно, но когда вперед вышел тип в фиолетовом камзоле, с пышно взбитым кружевным воротником и двумя палашами за спиной крест на крест, она заголосила буквально благим матом. А Мона тревожным тоном сообщила, что это известный бретер граф Блисковиц, который не проиграл ни одной дуэли. Окинув меня и моих бойцов презрительным взглядом, он сказал, что не дело благородным донам глазеть на уродливую игру природы, с которой может общаться только отребье и началась заваруха. Я сказал ему, что он хам и невежа и человек оскорбивший моих солдат, должен быть наказан. Граф обнажил свои палаши за долю секунды, но и я выхватил свой трофейный «Черный клинок», названный мною Валькирией, ибо в нем наверняка была частица женской души, уж никак не медленней. Но мой коронный удар «Z» тут прошел только по первой категории, ибо на бретере под камзолом была кираса, судя по всему из такого же металла, как и моя Валькирия, и воротник такой пышный тоже явно не с проста, наверняка и горло прикрыто. Но как говаривал один мой знакомый морпех – «На безрыбье и червяк сгодится, главное что бы колечком умел сворачиваться». Короче, я отбив его двойной батман, двумя изящными вольтами слившимися в один, ушел в максимальное убыстрение м попросу отсек противнику верхнюю часть головы. Ну и естественно традиционный кличь «Да здравствует император» поддержанный почти всеми присутствующими. Почему почти всеми, а потому что приятели покойного графа ринулись на меня в атаку, а когда мои друзья стали со мной плечом к плечу, негодяи на свое несчастье произвели в нашу сторону пару выстрелов из арбалетов. Я снова убыстрился и отбил болты «дождем», и сразу заговорили Стечкины, а нечего дуэльный Кодекс нарушать, как сказал потом баронет.
     А потом начались хлопоты по хозяйству… Базу для кентавров и заодно полигон для обучения секретным образцам оружия, я организовал а «Роще дураков», это владение Григ выиграл у одного титульного барона из купцов и передал его мне, за смешные деньги. Эта Роща имела своеобразную историю… Когда то в тех местах, барон владеющий этими землями нашел серебряные рудники, земля была древним леном барона и с рудников империи отходило только десять процентов, так что когда Горный департамент провел освидетельствование и дал положительное заключение, в коммерческий пул организованный бастардом барона, ринулись десятки желающих быстрого обогащения. Когда казна пула достигла юольшой суммы (от десяти до ста тысяч золотых по разным данным), бастард исчез, а барон отравился, и вполне возможно что сам. С наследниками была полная путаница и посему пакет бумаг «Рощи дураков», завис на бирже как лот в свободной продаже. И уже второй десяток лет, биржевые жучки находят лохов, которые выкупают право владения на эту изрытую рудниками территорию (жулики в свое время создали там серьезную инфраструктуру, дабы пустить пыль в глаза акционерам, была даже завезена реальная сереброносная руда). Титульник сдуру купивший Рощу, выставил ее в казино под сто золотых и проиграл Григу, а я дал Григу за это двести, так как уже понимал важность периферийной базы.
     Так что кентавры расположились в рабочих бараках и примыкающих к ним конюшенных сараях, что было для них верхом комфорта и они же осуществляли охрану и патрулирование. Моряки расположились в достаточно прилично сохранившемся комплексе управления рудниками, тут кстати был даже сторож, гном с семейством, которого как ни странно звали Гимли. Гном был изгоем, так как вопреки Цеху, изобрел револьвер, типа Кольтов у моих кентавров, причем у его карамультука были сменные барабаны, после чего был приговорен к «Искоренению», так у подгорного народа скромно назвалось отрубание рук и заливание глотки расплавленным металлом, чего Гимли естественно не стал дожидаться и бежал вместе с семьей. После проверки револьвера по мишеням, я утвердил сторожа в должности, выплатил ему сотню золотых долга по зарплате и тысячу золотых за патент, после чего заказал Хоттабычу сотню подобных дивайсов с тысячью снаряженных запасных барабанов. Хранить я их собирался естественно в Лядунке. Хоттабыч сорвал с меня пять сотен золотых, так как нестандартные заказы он выполнял на молекулярных дубликаторов материи, а они работали как автоматы с газировкой из детства, только не от медных алтынов, а от любых золотых монет. С деньгами у меня проблем не было, так как я продал дюжину пропусков-артефактов из трофейного сундучка, за 180000 золотых. По обе стороны, каждого из мостов, были торговые зоны где скупали любые артефакты из урочища. Так что я спокойно смог нанять строительную артель, которая по моему эскизу начала строить военный городок. Я кожей чувствовал, что надо расширять дружину, тем более после нашего возвращения, количество волонтеров и рекрутов, буквально зашкаливало.

Глава 15. Роща дураков

 []
     
     
      Я разрывался между своим столичным домом и своей новой базой в Роще дураков. Надо было готовить дружину к походу за моим баронством, надо было набирать рекрутов и волонтеров, которые буквально осадили мой дом. Волонтеров я повесил на виконта Алекса, назначив его капитаном волонтерской алы, набор драгун я доверил капитану Бирку, комендантом Базы, я поставил пока баронетаВилса, а сам занялся вооружением своей дружины… Помимо РПД, я вытащил со склада Хоттабыча несколько комплектов РПО «Рысь», неплохие машинки с многоразовым заряжанием, бьющие на тысячу шагов и имеющие зажигательные и дымовые ракеты, к которым я добавил осколочно-фугасные, а дымовухи заменил на слезогонку, добвавив в заках помимо двадцати БК на каждую трубу, тысячу противогазов. Тут Хоттабыч как всегда прикололся… противогазы были черные, а стекла давали зловещие красные блики, что в комплекте с масками, давала шикарный психологический эффект.
      Ну и про запас, на предмет будущих больших боев, которые неприминут быть, я затарилсяв лядунку, Швацлозе, ДШК и КПВ, с соответственным количеством боеприпасом. Причем КПВ я заказал с магазинным двустороннем заряжанием обоймами по двадцать патронов (был такой проект в одном Ковровском КБ).
      А кентавры с завидной периодичностью, отлавливали в окрестностях шпионов и бродячих старателей.
      Я тут как раз решил провести с моряками и егерями из Изумрудной алы, учения с применением «Рысей» и «Чуйка» по этому поводу слегка порыкивала, особенно когда наша кавалькада стала подъезжать к полигону. Я по привычке оглядел окрестности в режиме Поиск и увидел багряно-черный сполох тревоги в районе одного из КП в той части полигона куда а мы направлялись, на высоком холме, было нечто вроде беседки окруженной кустарником, оттуда я как правило наблюдал за этим сегментом маневров. Остановив жестом кавалькаду, я вызвал по Уоки-Токи патруль и приказал незаметно блокировать холм, а сам велел егерю подать мне «Рысь» и ракету со слезогонкой . Объяснив окружающим что производятся учебные стрельбы по теме «Нейтрализация засады», велел лейтенанту Федотову, командира огневого взвода из вицунтеров, делать , я и приготовился к ведению огня…
      Маленький Зунг, младший адепт «Черного шипа» был весь в радостном предвкушении, ведь еще десяток другой квадрансов, он выпустит из арбалета отравленный болт, иуничтожит наконец Черного маркиза, и сразу передвинется на два ранга и станет Обер-адептом Ордена. Да, многие братья погибли и сгинули и не только от шпаги тана маркиза, но и после той ночной облавы, когда имперская безопасность нанесла по «Черному шипу» почти смертельный удар, но Заказчик контракта намекнул, что орден возродится еще более сильным и Зунг займет в нем достойное место.Но только зря заказчик, закрывал лицо шарфом, Зуег узнал его по глазам, это был герцог из императорского дворца, начальник каких то там церемоний. Он спрятал Зуега во время облавы в подвале загородного дома и вручил ему мощный арбалет с Островов, с двумя специальными болтами, с заговоренными ядовитыми наконечниками. Вот появилась кавалькада всадников и вдруг остановилась, Зуг опознал Цель, но было еше далеко для выстрела и вдруг от всадников, к асасину потянулись два дымных следа, раздалось два хлопка и через несколько миллерсов, что то рвануло рядом с беседкой и асасина накрыло удушающее облако...
      Пленного скрутили патрульные кентавры, он умудрился выпрыгнуть из беседки, скатиться вниз, но застрял в странном колючем кустарнике, почему-то плодоносящим репой и уже там стал захлебываться в слезах и соплях. Когда Зунг очнулся, то увидев что его везет держа за шкирку чудовище с черной рожей, красными глазами и хоботом, а два таких же едут или идут рядом, он сломался и выложил все и самым важным была информация о герцоге.
      На Ваганум я решил отправиться за час до рассвета, причем подразделения под видом маневров и ротации, в течении двух суток, подтягивались к «Роще дураков». Маневренная группа состояла из алы Егерей, четырех ал Драгун, патрульной алы Кентавров, алы Кентавров – кирасир (я увидел в каталоге у Хоттабыча золоченые кирасы Наполеоновской гвардии, заказал партию, что бы наладить хорошие отношения с местной императорской гвардии, но во время осмотра данной амуниции на плацу, кирасы увидел патруль кентавров и на них запал, так что пришлось мне создавать алу кирасир), алы тяжелого оружия в составе четырех фургонов с пулеметными башнями, укомплектованные экипажами из моряков (помимо РПД-44, в каждом фургоне присутствовал родной моряцкий Максим, но не на громоздком станке-лафете, а на треноге сделанной стариной Гимли), ну и две алы волонтеров-дворян из бастардов-кадетов, и двух полевых кухонь. И в дневном перегоне от Рощи, нас нагнала гвардейская кирасирская ала капитана Гуга, с патентом имперского контролера Ваганума. Их встретил патруль кентавриек топлес и с катанами наголо, чем привели гвардейцев в бурный восторг.
      К моему будущему баронскому замку, мы подошли, как и положено на рассвете, хотя по дороге пришлось пообщаться с бродячим музыкантом, который был пойман при попытке подсыпать сонное зелье в котелок патрульным егерям, притворившимися спящими. Он был скручен на горячем и все выложил, даже без засовывания ног в костер. Его задачей было усыплять доверчивых путников и сдавать их ловцам из замка. В замке теперь командовал Молодой Барон (племянник старого) и Черные Маги, которые построили рядом с замком Черную башню, где устраивали зверские обряды на людьми, которых им доставляли ловцы. Магов было душ тридцать. О Старом бароне уже давно не было слышно, по официальной версии он находился в отдохновенных размышлениях в своих покоях. В замке было не больше дюжины дружинников из новых наемников племянника, старые либо разбежались, либо попали в Черную башню. И еще был отряд Ловцов, который стоял лагерем у перекрестка дорог на повороте к замку, оттуда они ездили на охоту за людьми. Капитан Гук, именем императора, объявил всех обитателей замка и окрестностей не являющимися мирными пейзанами вне закона.
      Операцию начали как и положено на рассвете. Ловцов расстреляли из пулеметов, с подъехавших к лагерю фургонов, кентавры докончили зачистку.
     Егеря тем временем блокировали замок, хватая всех въезжающих и выезжающих, подошедшие драгуны выбили ворота замка несколькими залпами из «Рысей», а по бойницам Черной башни, откуда в нашу сторону полетели арбалетные болты, ударили зажигательные ракеты и пулеметы, и так как там были только маги, огонь велся до полного уничтожения. Новых жертв ждали на днях, но ловцы подкачали (не без нашей помощи). Для жертвенного обряда нужно было двадцать четыре человека, из них обязательно три девушки, кандидатов на пытки накапливали в подвалах замка. Куда я и направился, после того, как Черная башня обрушилась внутрь себя, пленных мы не брали.
      В замке была подземная тюрьма с весьма не хилой пыточной, причем персонал был на месте и бодро меня приветствовал, заверяя в традиционной преданности владетелю и идеалам сыска. Я приказал им оставаться на месте и проставив там охрану продолжил осмотр.
      Надо сказать, что палачи-дознаватели, это весьма уважаемая профессия в империи, и эти спаянные коллективы, сохраняются по месту работы, при любых пертурбациях власти.
      В подвале сидел управляющий с мажордомом старого барона, главный палач (попавший сюда видимо за гуманизм), уцелевшие слуги, ассистент магистра Магурет, и целый гарем из юных красавиц, закупленных в качестве рабынь, на архипелаге Великого хана и предназначенных для зверских экспериментов колдунов.
      Магурет, которого я сразу прозвал Маугли, за негроидные черты лица, был посажен в темницу, за протест против мучительной кончины девушек. Он теперь сам был материалом для опытов и был безмерно рад освобождению. Он сам вызвался принести мне Оммаж и как верный вассал, сообщил, что на территории баронства находится самый настоящий Чёрный фрегат…
      Через мое баронство проистекала река Итель, впадала она в океан, и как выяснилось, была судоходна, начиная как раз с моей территории. Выше по течению начиналась горная гряда и ближних соседей с той стороны не было, а дальше уже начинались имперские земли и всевозможные ответвления и все эти водные пути весьма оживленно использовались, ниже по течению и до самого океана, были скалистые берега, которые хоть вроде бы и относились к разным манором, но были абсолютно пустынны. А в трех лигах от замка, как раз на реке был город Гавань, являющийся как бы столицей баронства, рядом с ним был рыбацкий поселок, пристань, а чуть в стороне форт сложенный из огромных камней и за фортом комплекс непонятных административных зданий, окруженный огромным парком.
      Морская жизнь в местных водах, не отличалась большим многообразием.
     Основных типов судов было два…
     Галеас 80 на 9 метров, по 32 банки на борт, три мачты с косыми парусами, традиционно вооружендесятью тяжелыми станковыми арбалетами установленными по периметру палубы, эти суда были каботажными, хотя опытные кормчие и ходили на архипелаги в спокойные месяцы, хотя не все возвращались. Были еще фрегаты, тон на 800 водоизмещением, так же вооружённые тяжелыми арбалетами и катапультами, имеющие три мачты с прямыми парусами и три косых грота. Эти суда считались купеческими и носили зеленый гюйс с эмблемой в виде раковины.
      Были еще фрегаты и корветы Берегового патруля ( те же галеасы, но лучше вооружённые) и четыре Императорских эскадры по сторонам света, в каждой эскадре было по пять фрегатов. В океане встречались пираты, на таких же галеасах, как у купцов.
     И были ещё таинственные Чёрные фрегаты, вроде бы приплывающие в архипелаг с Черных островов населенных злобными колдунами. Ну и водились в океане Гривастые крокодилы, судя по рисункам, некая помесь ящера с дельфином. Стая таких зверушек, размером с небольшую лошадь, могла прогрызть в деревянных корпусах судов, пробоины не совместимые с плаванием, против них и держали в основном, тяжёлые арбалеты на кораблях.
      Чёрный фрегат, был несколько крупнее стандартных фрегатов, и тянул водоизмещением где то за тысячу тонн. Он имел две мачты и грот, но паруса на них были вторичны, и в основном находились в убранном состоянии, ибо основным движителем, был некий агрегат, как сказал Магурет, «Водяная магическая мельница», нечто вроде водородной турбины, работающей на люблй воде, за счёт опечатанного артефакта. В трюме стояло медное яйцо, размером в полтора человеческих роста, от него к турбине ведут паропроводы.
      На яйце солидный пульт с одним рычагом, который регулирует силу подачи пара, на турбине даже есть реверс, с саму турбину величиной, передача крутящего момента шла на самый обычный корабельный винт (два запасных винта были в грузовом трюме, вкупе с другими запчасьтями к турбине, но саму турбину вскрывать не рекомендовалось, ибо были прецеденты полного уничтожения корабля взрывом котла).
      Магурет был на фрегате механником и рулевым в одном флаконе, остальная команда состояла из магов и ассистентов, погибших в чёрной башне. Форт, который построил неизвестно для чего старый барон, пустовал, и его я отдал морякам назвав «Кронштадтом», рыбацкий поселок назвал Рыбхозом , рыбакам эти географические новации были до фени, особенно после того, как я объявил им, что отныне с них будет взиматься только десятина улова, засолов и копчений. Учитывая, что предыдущие бароны, выметали две трети улова, а староста, изымал ещё четверть (старосту я приказал повесить), лояльность населения Гавани (так назывался посёлок) , была обеспечена, тем более, что в пустом административном комплексе я приказал открыть Навигацкую школу, назвав этот кондоминимум Петергофом..
      Для фрегата у меня уже было и название, естественно «Меркурий», мой любимый корабль из Русской истории (ну не Аврора же). А моим морякам наконец нашлось дело по основной специальности. Так что помимо жилья в столице баронства, у них появилась служебная площадь в Гавани. Я назвал свой морской департамент «Отдельный Морской Корпус», что очень понравилось морякам. В структуре Корпуса, помимо военной Флотилии «Итель» (по названию реки), числилась «Навигацкая школа» для подготовки кадров, и бригада Морской пехоты. При школе, в качестве первой ступени была задумана школа Гардемаринов, сирот в моем баронстве не будет по определению..
      Моряков я доставил в Кронштадт выхванными через терминал пассажирскими коврами. Мои будущие Ушаковы и Нахимовы принесли мне новый Морской оммаж, (который никогда не смогут нарушить). Повторяясь скажу, уж простят меня эстеты и моралисты, но я достаточно много читал об ударах в спину, в подобные (и не только подобные) времена и уяснил, что предают, только свои и посему, тех кого зачислил в Свои, немножко предохранил от измены. Никаких промываний мозгов или жесткого подчинения, просто мои вассалы, физически не могли меня предать. Эдакий небольшой магический блок.
     Моряки с энтузиазмом приступили к несению службы и сразу стали осваивать корабль. На «Меркурий» я установил восемь Шварцлозе, под Мосинский патрон и три родных ДШК, больше пулеметов на складе Хоттабыча не было, и приходилось заказывать их за золото, хорошо хоть патроны стояли в каталоге со знаком лежачей восьмерки.
      Ну и «Рыси» тоже присутствовали. С мат частью, моряки познакомились еще на полигоне, ведь я хотел изначально сделать из них алу тяжелого оружия, но тут подоспел фрегат.
      Ну а что бы мичманцам жизнь медом не казалась, я заставил их, обучить чтению девиц из гарема, пусть больше книжек читают, умнее будут. Несколько из них я забрал в обслугу замка и городского дома (ну я тоже живой человек), а остальных, как раз пропорционально по количеству мареманов, поселили в доме бывшего старосты (там была усадьба, аж в три жилых дома, плюс хозпостройки), этот комплекс я обозвал «Институт благородных девиц», чем привёл данных девиц в дикий восторг, при Институте было так же создано отделение для девочек сирот. Преподавательский состав мне предоставил Хоттабыч, привезя из какогото временно-пространственного анклава, вдовых эльфиек и тролл, благородного происхождения. Виконт Алекс, сразу же подарил Институту большую библиотеку, выигранную им у молодого герцога Аппа в казино (библиотека пошла в счёт долга) и также решил учить их читать, пока Селена, не пресекла это безобразие, сказав что ее и кентаврих, должно виконту вполне хватать. Гаремные красотки моментально навели в своём доме уют, не зря говорил наш замполит, что у женщин потрясающая приспособляемость, они могут разместиться в сосуде любой формы, лишь бы не разбитым и без водки. Для более полного обустройства, я заказал у Хоттабыча всевозможные материи и швейные машины Зингера. Как только машины материализовались у меня в, лядунке, на коврах-самолетах, прилетели инструкторы по кройке и шитью (оказывается, была у Хоттабыча такая, вип-услуга) . Это были серьёзные дамы троллы плюс две эльфийки. Пока троллы учили девиц шить, мы с эльфийками занимались выкройками, я описалим свои идеи по фирменным платьям института и деловым костюмам и кокетливым платьицам моей новой прислуги и эльфийки выдали на больших картонных планшетах готовые выкройки, и сразу же начали курсы, кройки и шитья. Короче у меня в баронстве скучно не было.
      Вишенкой на торте, был бал, для моих моряков. Морская форма Российской империи, как не странно так же имелась на базе снабжения, так что когда блистая, кортиками и черными кителями с золотыми пуговицами, «драконы» вошли в главный замковый зал, бывшие гаремницы попросту устроили драку за право выбора партнера по танцам.
      Как говорил тот же наш замполит,
     «Можно конечно вывезти девушку из деревни, но вывести деревню из девушки невозможно».
      Ну ложечкой дёгтя в корзине плюшек, было то, что морякам пришлось перекрашивать фрегат. Нижнюю часть корпуса я оставил черными, но верхние палубы и надстройки, были раскрашены в белый и синие цвета.
      В качестве гюйса я выбрал Андреевский флаг, а в качестве кормового флага, бело-синий флаг ВМФ СССР, с красной звездой и скрещеными плугом и молотом. Я так захотел!
      На победный пир, я рекомендовал поварам «карне де кабра», тем более, что при замке держали стало мясных коз. Сразу в нескольких котлах, поджарили на масле лопатки и ребра, потушили с овощами, специями и красным вином. И можно было подавать, но обязательно под острым соусом, «мохо рохо» тут конечно нет, но Чили у Хоттабыча нашелся.
      На следующий день мне нанес визит, сержант Синих арбалетчиков Брыкс, неформальный лидер подразделения. Он скромно интересовался у моей Милости, нужны ли будут в мою дружину, отставники из их алы. «Чуйка» сигнализировала мне, что сержант искренне хочет у меня служить, но и параллельно он явный засланный казачок, то есть идет операция внедрения, но моя полевая кухня, вступает в конфликт со служебными обязанностями. Я объяснил сержанту, что новую Алу я буду набирать безусловно, но наказание нарушившим Оммаж, только одно – Пеньковая тётушка. Сержант с уважением на меня посмотрел и удалился.
     
      Вечером следующего дня в императорском дворце…
     -«Ваше величество, как вы и предвидели, наш молодой бретер, стал бароном и выжег гнездо колдунов дотла. Больше того, он захватил Чёрный фрегат и набрал на него экипаж, который теперь тренирует»-
     -«Он что же, и в морском деле разбирается?»-
     -«Его способности даже меня поражают, но его лояльность империи, не подлежит пока сомнению. Я тут подослал к нему двух невозвращаемых агентов, с предложением возглавить армию двух графств, будто бы собирающихся отделиться от Империи в отдельное королевство, так он их повесил»-
     - «Считаете, что можно поручить ему операцию «Золотое руно» ?»-
     - «Вполне, но сначала подведем к нему молодого герцога Аппа, а то все-таки нужен свой человек в его ближнем окружении»-
      Глава 15. Роща дураков
     
      Я разрывался между своим столичным домом и своей новой базой в Роще дураков. Надо было готовить дружину к походу за моим баронством, надо было набирать рекрутов и волонтеров, которые буквально осадили мой дом. Волонтеров я повесил на виконта Алекса, назначив его капитаном волонтерской алы, набор драгун я доверил капитану Бирку, комендантом Базы, я поставил пока баронетаВилса, а сам занялся вооружением своей дружины… Помимо РПД, я вытащил со склада Хоттабыча несколько комплектов РПО «Рысь», неплохие машинки с многоразовым заряжанием, бьющие на тысячу шагов и имеющие зажигательные и дымовые ракеты, к которым я добавил осколочно-фугасные, а дымовухи заменил на слезогонку, добвавив в заках помимо двадцати БК на каждую трубу, тысячу противогазов. Тут Хоттабыч как всегда прикололся… противогазы были черные, а стекла давали зловещие красные блики, что в комплекте с масками, давала шикарный психологический эффект.
      Ну и про запас, на предмет будущих больших боев, которые неприминут быть, я затарилсяв лядунку, Швацлозе, ДШК и КПВ, с соответственным количеством боеприпасом. Причем КПВ я заказал с магазинным двустороннем заряжанием обоймами по двадцать патронов (был такой проект в одном Ковровском КБ).
      А кентавры с завидной периодичностью, отлавливали в окрестностях шпионов и бродячих старателей.
      Я тут как раз решил провести с моряками и егерями из Изумрудной алы, учения с применением «Рысей» и «Чуйка» по этому поводу слегка порыкивала, особенно когда наша кавалькада стала подъезжать к полигону. Я по привычке оглядел окрестности в режиме Поиск и увидел багряно-черный сполох тревоги в районе одного из КП в той части полигона куда а мы направлялись, на высоком холме, было нечто вроде беседки окруженной кустарником, оттуда я как правило наблюдал за этим сегментом маневров. Остановив жестом кавалькаду, я вызвал по Уоки-Токи патруль и приказал незаметно блокировать холм, а сам велел егерю подать мне «Рысь» и ракету со слезогонкой . Объяснив окружающим что производятся учебные стрельбы по теме «Нейтрализация засады», велел лейтенанту Федотову, командира огневого взвода из вицунтеров, делать , я и приготовился к ведению огня…
      Маленький Зунг, младший адепт «Черного шипа» был весь в радостном предвкушении, ведь еще десяток другой квадрансов, он выпустит из арбалета отравленный болт, иуничтожит наконец Черного маркиза, и сразу передвинется на два ранга и станет Обер-адептом Ордена. Да, многие братья погибли и сгинули и не только от шпаги тана маркиза, но и после той ночной облавы, когда имперская безопасность нанесла по «Черному шипу» почти смертельный удар, но Заказчик контракта намекнул, что орден возродится еще более сильным и Зунг займет в нем достойное место.Но только зря заказчик, закрывал лицо шарфом, Зуег узнал его по глазам, это был герцог из императорского дворца, начальник каких то там церемоний. Он спрятал Зуега во время облавы в подвале загородного дома и вручил ему мощный арбалет с Островов, с двумя специальными болтами, с заговоренными ядовитыми наконечниками. Вот появилась кавалькада всадников и вдруг остановилась, Зуг опознал Цель, но было еше далеко для выстрела и вдруг от всадников, к асасину потянулись два дымных следа, раздалось два хлопка и через несколько миллерсов, что то рвануло рядом с беседкой и асасина накрыло удушающее облако...
      Пленного скрутили патрульные кентавры, он умудрился выпрыгнуть из беседки, скатиться вниз, но застрял в странном колючем кустарнике, почему-то плодоносящим репой и уже там стал захлебываться в слезах и соплях. Когда Зунг очнулся, то увидев что его везет держа за шкирку чудовище с черной рожей, красными глазами и хоботом, а два таких же едут или идут рядом, он сломался и выложил все и самым важным была информация о герцоге.
      На Ваганум я решил отправиться за час до рассвета, причем подразделения под видом маневров и ротации, в течении двух суток, подтягивались к «Роще дураков». Маневренная группа состояла из алы Егерей, четырех ал Драгун, патрульной алы Кентавров, алы Кентавров – кирасир (я увидел в каталоге у Хоттабыча золоченые кирасы Наполеоновской гвардии, заказал партию, что бы наладить хорошие отношения с местной императорской гвардии, но во время осмотра данной амуниции на плацу, кирасы увидел патруль кентавров и на них запал, так что пришлось мне создавать алу кирасир), алы тяжелого оружия в составе четырех фургонов с пулеметными башнями, укомплектованные экипажами из моряков (помимо РПД-44, в каждом фургоне присутствовал родной моряцкий Максим, но не на громоздком станке-лафете, а на треноге сделанной стариной Гимли), ну и две алы волонтеров-дворян из бастардов-кадетов, и двух полевых кухонь. И в дневном перегоне от Рощи, нас нагнала гвардейская кирасирская ала капитана Гуга, с патентом имперского контролера Ваганума. Их встретил патруль кентавриек топлес и с катанами наголо, чем привели гвардейцев в бурный восторг.
      К моему будущему баронскому замку, мы подошли, как и положено на рассвете, хотя по дороге пришлось пообщаться с бродячим музыкантом, который был пойман при попытке подсыпать сонное зелье в котелок патрульным егерям, притворившимися спящими. Он был скручен на горячем и все выложил, даже без засовывания ног в костер. Его задачей было усыплять доверчивых путников и сдавать их ловцам из замка. В замке теперь командовал Молодой Барон (племянник старого) и Черные Маги, которые построили рядом с замком Черную башню, где устраивали зверские обряды на людьми, которых им доставляли ловцы. Магов было душ тридцать. О Старом бароне уже давно не было слышно, по официальной версии он находился в отдохновенных размышлениях в своих покоях. В замке было не больше дюжины дружинников из новых наемников племянника, старые либо разбежались, либо попали в Черную башню. И еще был отряд Ловцов, который стоял лагерем у перекрестка дорог на повороте к замку, оттуда они ездили на охоту за людьми. Капитан Гук, именем императора, объявил всех обитателей замка и окрестностей не являющимися мирными пейзанами вне закона.
      Операцию начали как и положено на рассвете. Ловцов расстреляли из пулеметов, с подъехавших к лагерю фургонов, кентавры докончили зачистку.
     Егеря тем временем блокировали замок, хватая всех въезжающих и выезжающих, подошедшие драгуны выбили ворота замка несколькими залпами из «Рысей», а по бойницам Черной башни, откуда в нашу сторону полетели арбалетные болты, ударили зажигательные ракеты и пулеметы, и так как там были только маги, огонь велся до полного уничтожения. Новых жертв ждали на днях, но ловцы подкачали (не без нашей помощи). Для жертвенного обряда нужно было двадцать четыре человека, из них обязательно три девушки, кандидатов на пытки накапливали в подвалах замка. Куда я и направился, после того, как Черная башня обрушилась внутрь себя, пленных мы не брали.
      В замке была подземная тюрьма с весьма не хилой пыточной, причем персонал был на месте и бодро меня приветствовал, заверяя в традиционной преданности владетелю и идеалам сыска. Я приказал им оставаться на месте и проставив там охрану продолжил осмотр.
      Надо сказать, что палачи-дознаватели, это весьма уважаемая профессия в империи, и эти спаянные коллективы, сохраняются по месту работы, при любых пертурбациях власти.
      В подвале сидел управляющий с мажордомом старого барона, главный палач (попавший сюда видимо за гуманизм), уцелевшие слуги, ассистент магистра Магурет, и целый гарем из юных красавиц, закупленных в качестве рабынь, на архипелаге Великого хана и предназначенных для зверских экспериментов колдунов.
      Магурет, которого я сразу прозвал Маугли, за негроидные черты лица, был посажен в темницу, за протест против мучительной кончины девушек. Он теперь сам был материалом для опытов и был безмерно рад освобождению. Он сам вызвался принести мне Оммаж и как верный вассал, сообщил, что на территории баронства находится самый настоящий Чёрный фрегат…
      Через мое баронство проистекала река Итель, впадала она в океан, и как выяснилось, была судоходна, начиная как раз с моей территории. Выше по течению начиналась горная гряда и ближних соседей с той стороны не было, а дальше уже начинались имперские земли и всевозможные ответвления и все эти водные пути весьма оживленно использовались, ниже по течению и до самого океана, были скалистые берега, которые хоть вроде бы и относились к разным манором, но были абсолютно пустынны. А в трех лигах от замка, как раз на реке был город Гавань, являющийся как бы столицей баронства, рядом с ним был рыбацкий поселок, пристань, а чуть в стороне форт сложенный из огромных камней и за фортом комплекс непонятных административных зданий, окруженный огромным парком.
      Морская жизнь в местных водах, не отличалась большим многообразием.
     Основных типов судов было два…
     Галеас 80 на 9 метров, по 32 банки на борт, три мачты с косыми парусами, традиционно вооружендесятью тяжелыми станковыми арбалетами установленными по периметру палубы, эти суда были каботажными, хотя опытные кормчие и ходили на архипелаги в спокойные месяцы, хотя не все возвращались. Были еще фрегаты, тон на 800 водоизмещением, так же вооружённые тяжелыми арбалетами и катапультами, имеющие три мачты с прямыми парусами и три косых грота. Эти суда считались купеческими и носили зеленый гюйс с эмблемой в виде раковины.
      Были еще фрегаты и корветы Берегового патруля ( те же галеасы, но лучше вооружённые) и четыре Императорских эскадры по сторонам света, в каждой эскадре было по пять фрегатов. В океане встречались пираты, на таких же галеасах, как у купцов.
     И были ещё таинственные Чёрные фрегаты, вроде бы приплывающие в архипелаг с Черных островов населенных злобными колдунами. Ну и водились в океане Гривастые крокодилы, судя по рисункам, некая помесь ящера с дельфином. Стая таких зверушек, размером с небольшую лошадь, могла прогрызть в деревянных корпусах судов, пробоины не совместимые с плаванием, против них и держали в основном, тяжёлые арбалеты на кораблях.
      Чёрный фрегат, был несколько крупнее стандартных фрегатов, и тянул водоизмещением где то за тысячу тонн. Он имел две мачты и грот, но паруса на них были вторичны, и в основном находились в убранном состоянии, ибо основным движителем, был некий агрегат, как сказал Магурет, «Водяная магическая мельница», нечто вроде водородной турбины, работающей на люблй воде, за счёт опечатанного артефакта. В трюме стояло медное яйцо, размером в полтора человеческих роста, от него к турбине ведут паропроводы.
      На яйце солидный пульт с одним рычагом, который регулирует силу подачи пара, на турбине даже есть реверс, с саму турбину величиной, передача крутящего момента шла на самый обычный корабельный винт (два запасных винта были в грузовом трюме, вкупе с другими запчасьтями к турбине, но саму турбину вскрывать не рекомендовалось, ибо были прецеденты полного уничтожения корабля взрывом котла).
      Магурет был на фрегате механником и рулевым в одном флаконе, остальная команда состояла из магов и ассистентов, погибших в чёрной башне. Форт, который построил неизвестно для чего старый барон, пустовал, и его я отдал морякам назвав «Кронштадтом», рыбацкий поселок назвал Рыбхозом , рыбакам эти географические новации были до фени, особенно после того, как я объявил им, что отныне с них будет взиматься только десятина улова, засолов и копчений. Учитывая, что предыдущие бароны, выметали две трети улова, а староста, изымал ещё четверть (старосту я приказал повесить), лояльность населения Гавани (так назывался посёлок) , была обеспечена, тем более, что в пустом административном комплексе я приказал открыть Навигацкую школу, назвав этот кондоминимум Петергофом..
      Для фрегата у меня уже было и название, естественно «Меркурий», мой любимый корабль из Русской истории (ну не Аврора же). А моим морякам наконец нашлось дело по основной специальности. Так что помимо жилья в столице баронства, у них появилась служебная площадь в Гавани. Я назвал свой морской департамент «Отдельный Морской Корпус», что очень понравилось морякам. В структуре Корпуса, помимо военной Флотилии «Итель» (по названию реки), числилась «Навигацкая школа» для подготовки кадров, и бригада Морской пехоты. При школе, в качестве первой ступени была задумана школа Гардемаринов, сирот в моем баронстве не будет по определению..
      Моряков я доставил в Кронштадт выхванными через терминал пассажирскими коврами. Мои будущие Ушаковы и Нахимовы принесли мне новый Морской оммаж, (который никогда не смогут нарушить). Повторяясь скажу, уж простят меня эстеты и моралисты, но я достаточно много читал об ударах в спину, в подобные (и не только подобные) времена и уяснил, что предают, только свои и посему, тех кого зачислил в Свои, немножко предохранил от измены. Никаких промываний мозгов или жесткого подчинения, просто мои вассалы, физически не могли меня предать. Эдакий небольшой магический блок.
     Моряки с энтузиазмом приступили к несению службы и сразу стали осваивать корабль. На «Меркурий» я установил восемь Шварцлозе, под Мосинский патрон и три родных ДШК, больше пулеметов на складе Хоттабыча не было, и приходилось заказывать их за золото, хорошо хоть патроны стояли в каталоге со знаком лежачей восьмерки.
      Ну и «Рыси» тоже присутствовали. С мат частью, моряки познакомились еще на полигоне, ведь я хотел изначально сделать из них алу тяжелого оружия, но тут подоспел фрегат.
      Ну а что бы мичманцам жизнь медом не казалась, я заставил их, обучить чтению девиц из гарема, пусть больше книжек читают, умнее будут. Несколько из них я забрал в обслугу замка и городского дома (ну я тоже живой человек), а остальных, как раз пропорционально по количеству мареманов, поселили в доме бывшего старосты (там была усадьба, аж в три жилых дома, плюс хозпостройки), этот комплекс я обозвал «Институт благородных девиц», чем привёл данных девиц в дикий восторг, при Институте было так же создано отделение для девочек сирот. Преподавательский состав мне предоставил Хоттабыч, привезя из какогото временно-пространственного анклава, вдовых эльфиек и тролл, благородного происхождения. Виконт Алекс, сразу же подарил Институту большую библиотеку, выигранную им у молодого герцога Аппа в казино (библиотека пошла в счёт долга) и также решил учить их читать, пока Селена, не пресекла это безобразие, сказав что ее и кентаврих, должно виконту вполне хватать. Гаремные красотки моментально навели в своём доме уют, не зря говорил наш замполит, что у женщин потрясающая приспособляемость, они могут разместиться в сосуде любой формы, лишь бы не разбитым и без водки. Для более полного обустройства, я заказал у Хоттабыча всевозможные материи и швейные машины Зингера. Как только машины материализовались у меня в, лядунке, на коврах-самолетах, прилетели инструкторы по кройке и шитью (оказывается, была у Хоттабыча такая, вип-услуга) . Это были серьёзные дамы троллы плюс две эльфийки. Пока троллы учили девиц шить, мы с эльфийками занимались выкройками, я описалим свои идеи по фирменным платьям института и деловым костюмам и кокетливым платьицам моей новой прислуги и эльфийки выдали на больших картонных планшетах готовые выкройки, и сразу же начали курсы, кройки и шитья. Короче у меня в баронстве скучно не было.
      Вишенкой на торте, был бал, для моих моряков. Морская форма Российской империи, как не странно так же имелась на базе снабжения, так что когда блистая, кортиками и черными кителями с золотыми пуговицами, «драконы» вошли в главный замковый зал, бывшие гаремницы попросту устроили драку за право выбора партнера по танцам.
      Как говорил тот же наш замполит,
     «Можно конечно вывезти девушку из деревни, но вывести деревню из девушки невозможно».
      Ну ложечкой дёгтя в корзине плюшек, было то, что морякам пришлось перекрашивать фрегат. Нижнюю часть корпуса я оставил черными, но верхние палубы и надстройки, были раскрашены в белый и синие цвета.
      В качестве гюйса я выбрал Андреевский флаг, а в качестве кормового флага, бело-синий флаг ВМФ СССР, с красной звездой и скрещеными плугом и молотом. Я так захотел!
      На победный пир, я рекомендовал поварам «карне де кабра», тем более, что при замке держали стало мясных коз. Сразу в нескольких котлах, поджарили на масле лопатки и ребра, потушили с овощами, специями и красным вином. И можно было подавать, но обязательно под острым соусом, «мохо рохо» тут конечно нет, но Чили у Хоттабыча нашелся.
      На следующий день мне нанес визит, сержант Синих арбалетчиков Брыкс, неформальный лидер подразделения. Он скромно интересовался у моей Милости, нужны ли будут в мою дружину, отставники из их алы. «Чуйка» сигнализировала мне, что сержант искренне хочет у меня служить, но и параллельно он явный засланный казачок, то есть идет операция внедрения, но моя полевая кухня, вступает в конфликт со служебными обязанностями. Я объяснил сержанту, что новую Алу я буду набирать безусловно, но наказание нарушившим Оммаж, только одно – Пеньковая тётушка. Сержант с уважением на меня посмотрел и удалился.
     
      Вечером следующего дня в императорском дворце…
     -«Ваше величество, как вы и предвидели, наш молодой бретер, стал бароном и выжег гнездо колдунов дотла. Больше того, он захватил Чёрный фрегат и набрал на него экипаж, который теперь тренирует»-
     -«Он что же, и в морском деле разбирается?»-
     -«Его способности даже меня поражают, но его лояльность империи, не подлежит пока сомнению. Я тут подослал к нему двух невозвращаемых агентов, с предложением возглавить армию двух графств, будто бы собирающихся отделиться от Империи в отдельное королевство, так он их повесил»-
     - «Считаете, что можно поручить ему операцию «Золотое руно» ?»-
     - «Вполне, но сначала подведем к нему молодого герцога Аппа, а то все-таки нужен свой человек в его ближнем окружении»-

Глава 16. Столичные хлопоты

 []
     
     
      Столичная жизнь началась с букета визитов, но сначала была экспресс почта. Для абонентов базы Хоттабыча, существовала специальная почтовая служба. Она как и транспортные сети, действовала только в Урочище и на материке. Коврики размером где-то А4, невидимые для посторонних, доставляли адресатам письма и небольшие посылки. Я мог вызывать почтариков через свою виртуальную панель, и у коменданта-старшины, был специальный артефакт. Он и сообщил, что ко мне в гости, просится Дон Григ со своими близняшками, волхв инициировал их артефакты прохода и теперь они могли безопасно передвигаться между Урочищем и Материком, для не инициированных, перемещения были кратны трем, после четвёртого, путешественник, рискнул превратиться в овощ, ну а для моей Изумрудной алы переходы были бесконечны по кратности в любую сторону. Таких счастливчиков, как Григ, автоматически принимали на службу в Министерство двора, вернее в его фельдъегерский отдел и Григ решил попытать счастья, так как в Урочище ему не хватало светской жизни, а былые проблемы нивелировались официальным чином лейтенанта-волонтера моей дружины, с потрясающим мундиром. Кстати в Урочище Григ увлекся кулинарией и привез шикарный яблочный пирог с локоть шириной.
      К ужину я, пригласил Виконта Алекса с Селеной и баронета с его невестой, виконтессой Даг, юной красавицей из обедневшего рода. При виде моих секретарей и горничных, гости обалдели, причем дам в первую очередь заинтересовали туалеты моих сотрудниц и не в последнюю очередь колготки. Хотя костюмы горняшек, элегантные деловые костюмы секретарш и костюмчики стюардесс на служанках, тоже вызвали восторг.
      Дамы тут носили шелковые чулки с подвязками, и колготки произвели на них неизгладимое впечатление, а через два дня, на меня валом посыпались приглашения, причем с обязательной припиской про сопровождающих лиц. Мои секретарши, проходили по реестру моих вассалов как дворянки и посему в обществе их приняли, особенно после того, как я вызвал на дуэль сразу двух балбесов оскорбивших словом моих спутниц, во время посещения ярмарки, я не стал их убивать, а просто проколол им правые предплечья, так что амикошонства к ним на приёмах не проявляли. И тут конечно закрутилась интрига вокруг колготок, о чем меня предупредил баронет. Его невесте и близняшкам Грига, мои девушки подарили по паре колготок, и общество пало к их ногам, а когда выяснилось, откуда растут ноги у этих «чулочков феи», так прозвали колготки в дамских салонах, наша популярность стала буквально зашкаливать. Уже пара герцогов и четыре графа, не погнушались уточнить у меня, где де их жены (или другие женщины) могут приобрести эти предметы туалета. Я придумал некоего купца с островов который совершенно случайно привез мне несколько пар этих самых чулочков, но надо было думать о более серьёзном решении проблемы, ибо как я понял, с живого меня теперь не слезут И я срочно связался с Хотиабычем и главный квартирмейстер меня утешил и даже успокоил, оказывается колготки входили в бесконечный запас то есть сундуки где они хранились были обозначены знаком бесконечности той самой лежачей восьмеркой и мы с ним договорились о продажеколготок за золотые и цену он назначил вполне нормальную… всего навсего 500 злотых за пару, моя доля была 300 золотых, и сбыт был тоже на мне.Купца сыграл мой придворный стилист Бендер, да да именно так его и звали. Когда я первый раз услышал его фамилию я аж обалдел. Это был бродячий скоморох отбившись так сказать от стаи, но параллельно он был прекрасным (с моей точки зрения) парикмахером причём экспериментатором, ввиду чего после каждой пятой стрижки его обязательно избивали и он как-то умудрился постричь перед спектаклем пассию руководителя трупы, после чего избитый до полусмерти был подобран на дороге моим егерским патрулём. И надо сказать он у меня в замке прижился, во первых как виночерпий, плюс придворный шут, ибо артист он был великолепный, но и как мастер цирюльник он себя, вполне проявил. После предоставления эскизов и показательных стрижек на париках, я допустил его до своих девиц и он сделал им такие причёски, что когда они появились в свете все дамы от зависти были близки к обмороку, но я держал в тайне реальную персону цирюльника, ибо при его таланте, в переодеваниях и изменении персоны, ему так же не было равных и я его использовал и для специальных заданий. И теперь раз в два месяца, он одевал личину купца с островов и торговал колготками и бижутерией, причем бижутерия была настоящей с архипелага, это тоже были поставки Хоттабыча. Ну что же, лишние деньги не помешают, а мне надо дружину укреплять и финансово поддерживать. Ну и отдельной песней были дамские сумочки, которые я подарил своим секретаршам. Светское общество буквально взорвалось и споры о статусе этой новации затмили даже скандал с побегом дочери герцога со своим конюхом. Консерваторы вопили, что невместно благородной дворянке носить любую ношу, это дело слуг, но прогрессивная часть бомонда, считала, что это элегантно, а следовательно допустимо, тем более, что зеркальца вмонтированные на внутреннюю сторону клапана, своим неожиданным эстетизмом, сразили дамскую часть общества наповал . Точку в споре поставила кузина императора, купившая у моей секретарши ее запасную сумочку за тысячу золотых. Бендер получил новую позицю для продаж и мой совет по рекламе идеи, что к каждому наряду, нужна своя модель сумочки, и процесс пошел
     
      Несколько дней спустя во дворце…
     -«Ну и что там за шум поднял наш герой с этими Чулочками»-
     -« Ох ваше Величество это что то невообразимое, мало что высшем свете эти Чулочки произвели фурор так теперь и почтенное купечество на них запало и идёт перепродажа этих самых колготок, простите даже полношеных, по 600 - 700 золотых, причём был один забавный случай… после того как на балу в купеческом собрании две супруги богатых негоциантов заявились в этих самых колготках, и через несколько дней на балу менее высокого ранга одна из дам тоже пришла в колготках и когда она шла домой на неё напали чтобы снять эти же самые колготки и оказалось, что у неё просто ноги были покрашены луковом отваре»-
     -« Да видимо засиделся наш молодой друг без приключений пора его вызывать на Совет и давать главное задание, время поджимает и помочь нам может только он. Ведь согласно пророчества, лишь командир Изумрудной алы, принесет потерянный блеск величия» -.
      Непосредственно перед завтраком, ко мне заявился фельдъегерь из дворца, это был никто иной, как Дон Григ, в мундире лейтенанта Департамента Двора. Как он рассказал, вопрос о признании чина и устройстве на службу, решили две блестящих упаковки с колготками. Церемониймейстер во время аудиенции первым делом стал выспрашивать у Грига, нельзя ли через него выйти на поставщика барона Панцера, а то мол дочь и жена, его уже запилили по поводу этих чулочков. Мои девчонки, подарили близняшкам Грига коробку колготок из своих запасов и Григ мудро взял с собой на аудиенцию во дворец несколько экземпляров, что ему вельми помогло. Григ был в курсе всех светских сплетен и почему вручил вельможе три глянцевых пачки… Для супруги, для дочери и ещё на всякий случай. Так что в этот же день он получил диплом лейтенанта дворцовой стражи и место специального фельдъегеря, что было немаловажно и для меня, так как Григ, уже в чине капитана служил параллельно в моей секретной службе (его девушки и мои девчонки тоже там состояли). Я назвал эту Контору, Почтовой канцелярией, и заказал для неё у Хоттабыча три Ундервуда, на которых девчонки с удовольствием трещали, печатая, всевозможные приглашения и меню.
      Хотабыч, как пылесос вытягивал из меня золото, ибо мне требовалось все больше и больше нестандартных складских позиций. Но тут мне помог старина Гимли. Ведь любой гном в первую очередь рудознатец и горняк, и Гимли, нашел в одной из заброшенных шахт натуральную золотую жилу из самородков, и как хозяину земель и своему сюзерену, доложил мне обо всем без утайки. Я похвалил его за преданность (а куда бы он делся) и назначил ему пять процентов с выработки драгоценного металла, а из своей доли добычи, приказал выплавлять слитки и чеканить круглые бляшки с дырками, как раз для расчетов с Хоттабычем. Это не являлось чеканкой денег, так что Имперских законов я не нарушал, а с Имперским налогом разберусь в конце года.
      На следующий день Григ снова пришел ко мне и доложил, что как офицер Дворцового департамента, он теперь подчиняется герцогуМяусу, начальнику подканцелярии этикета приемов и торжеств, и протянул мне Пакет с печатью Совета, где было сказано, что завтра меня ожидает аудиенция у Главы Совета в их главном здании. И тут включилась Мона и сообщила, что именно этот герцог и является таинственным заказчиком асасинов из «Черного шипа». Надо сказать, что я при каждом удобном случае осваивал возможности своего Искина, и как то раз выяснил, что Мона автоматически создает информационную базу по окружающему миру, так как получает информацию от других искинов, но сама с ними информацией не делится, так как является выше их по рангу. И я сразу заказал ей банк досье на всех лиц, имеющих хоть какое-то касание к моей персоне, с указанием степени их опасности. Так что теперь помимо «Чуйки» о встречных или об упоминаемых персонах, мне сообщала и Мона. Адмирал Канарис вроде говаривал, что мол кто владеет информацией, тот и владеет Миром, но подзабыл свой же постулат (за что и пострадал на рояльной струне). А вот нам если что Мона подскажет. Кстати Мона придумала себе фичу… Сообщая обычную информацию она появлялась на экране в образе Моны, а экстренную, докладывала в образе Анны Карениной, иногда и в обеих ипостасях. В чем, в чем, а в чувстве юмора, девушке не откажешь.
     
     
     

Глава 17. Как бароны становятся маркизами

 []
     
     Главный комплекс зданий Совета находился на холме окружённым большим садом, который так и назывался Большой сад. Тот особняк где я проходил инициацию тана, был городской приемной Совета, а тут была святая святых, то есть главная резиденция. Здания поднимались трехступенчатой анфиладой, на первый ярус проход был практически свободным, между первым и вторым ярусом был еще один сад, который назывался Садом отдохновений, а дальше уже начиналась система допусков. Я прибыл не один… Меня сопровождала Селена, в элегантном зеленом милитари деловом костюме с юбкой миди, элегантными погончиками лейтенанта и егерским шевроном на рукаве, нашей звездой на груди, кортиком на портупее и элегантной сумочкой до кучи (в сумочке лежал ПСМ и пара обойм), ну и для комплекта баронет Вилс, так же в офицерском мундире моей дружины, со шпагой и с АПС в деревянной кобуре. У ворот в Большой сад нас встретил дон Григв новом мундире Административного департамента баронства Панцер, и являвшегося копией генеральского мундира Наполеоновской армии. К мундиру кстати полагалась кобура с Морским Кольтом. На Грига с завистью косились все без исключения штатские и военные чины кишевшие в саду. А Григ провел нас через первый ярус и вывел в Сад отдохновений, где моя «Чуйка» тревожно мявкнула, когда в глубине аллеи показалась группа людей. Трое из низ несли явную ауру опасности, еще двое, помимо этого несли знак ВСМЗ от Куратора, шестой мерцал вдобавок гипертрофированной злобой и ложью, и как сообщила Мона, это и был герцог Мяус. И тут все кроме герцога обнажили оружие, причем ввиду того что двое нападавших выхватили аж двуствольные пистолеты, мы были в своем праве, когда обнажили свои стволы. Наши с баронетом Стечкины ударили очередями, дон Григ радостно бабахал из своего Кольта, а Селена держала тыл, как и было заранее оговорено.Герцог Мяус меланхолично посмотрел на тела своих спутников, сделал жалобно-благостное лицо и направился к нам, держа на виду руки, в них ничего не было, кроме изящного футлярчика для драгоценностей. Герцог извинялся не переставая и явно хотел вручить этот подарочек именно мне, тут «Чуйка» буквально взвыла, а Мона голосом Анны Карениной, сообщила, что в футляре находится мощный магический артефакт. Я знал, что нам, после Изумрудной инициации в Урочище ничего не страшно, но предохраняться надо и в бою, и посему я послал в голову герцогу, трехпатронную очередь из своего АПС. И тут со всех сторон высыпали фигуры в салатовых рясах и фиолетовых форменных камзолах. Мы стали спиной к спине, поменяли магазины и стали на полном готове ждать продолжения банкета. Конечно неприятно убивать своего ближнего, но еще неприятнее, когда твой ближний убивает тебя.
     И тут на переднем плане появился наш старый знакомый капитан Гук, он громко объявил, что наши милости могут не тревожиться и что они пришли к нам на помощь и дона барона, ждет Совет. Тем временем фиолетовые альгвазилы занялись телами несостоявшихся убийц, а младшие жрецы Совета какими-то устрашающего вида щипцами, осторожно взяли футляр и поместили его в массивный мифриловый ларец, который со всеми предосторожностями куда-то уволокли. Покосившись на них капитан сказал: «Спасибо барон, благодаря вам найден, наконец пропавший из сокровищницы Совета – Черный орех. А вас и ваших спутников, прошу следовать за мной.
     Нас провели прямо на третий ярус Дворца Совета, Грига, Селену и баронета, попросили подождать в роскошной приемной, а меня пригласили в кабинет председателя Совета. Правда перед входом, салатовый секретарь со змеиными повадками, попытался что то проблеять про оружие, на что я сокрушенно поведал, что у баронов Панцер принято ходить с оружием даже в сортир и это традиция сложившаяся в веках, а традициям, мы бароны на столько верны, что если бы согласно оным, я должен бы был носить накладной нос и корзинку с ежиками, то в Советеувидели бы забавнейшее зрелище. Селена при этом фыркнула, Григ аристократически улыбнулся, а баронет, как наиболее бесхитростный просто заржал. Так что я вошел в кабинет при всем параде.
     Общество было более чем высоким (Мона мне всех представила)… Во первых председатель Совета Тускуб в салатовой рясе, отличающейся от жреческих лишь скромным серебряным шитьем на воротнике, во вторых герцог Магог (он же дон М), начальник Имперского департамента размышлений, то есть Конторы, и для комплекта мой старый знакомый Буремир в обычной для волхвов зеленой власянице, ну и вошедший со мной капитан Гуг, который судя по всему был несколько более значимой персоной, чем простой капитан Дворцовой стражи,мундир которого он носил.. Я щелкнул каблуками и всех поименно поприветствовал, безмерно этим их удивив (всех кроме волхва).
     Кабинет поражал воображение, высоченные потолкиукрашенные позолоченной лепниной, мраморные стены, с вросшими в них стволами Черного дерева, светильники из светящихся грибов, как в подземельях урочища, но забранные в золотые клетки, резные балкончики под потолком, соединенные галереей. Этим балкончики меня и насторожили… «Чуйка ясно дала знать, что с одного их них исходит смертельная опасность, и когда полыхнул багряный потруберанец, мой верный АПС уже изрыгал огонь и свинец. Из ажурной конструкции посыпались щепки и из беседки вывалилась салатовая фигура с арбалетом в руках.
     Я щелкнул каблуками, отдал гвардейский поклон и демонстративно стал менять магазин. Тут с грохотом распахнулась дверь, и в кабинет ворвался баронет с пистолетом наголо, за ним вошла Селена, но не пустая, она тащила за шкирку давешнего секретаря, приставив ему пистолет к к голове. За ними в кабинет было рыпнулись еще какие-то салатово-фиолетовые фигуры, но Тускуб брезгливо махнул рукой и они ретировались. Зато в стене кабинета отъехала панель, оттуда появилась тройка фиолетовых и утащила тело арбалетчика. А герцогМ поблагодарил меня за мужество и героизм, а после паузы добавил, что мы все всеравно были окружены защитой, но вы об этом не знали барон, а теперь давайте обсудим главный вопрос сегодняшней встречи, ваши спутники могут вернуться в приемную, им кстати тоже спасибо за преданность.
     Ну а тема встречи была более, чем интересная… Оказывается через два месяца наступала очередная годовщина коронации императора, и согласно пророчества, а к пророчествам тут относились очень серьезно, и на некоторые по кратности годовщины, император должен появляться с новым имперским артефактом прошлой империи. Он уже появлялся со скипетром и короной имперского дома, но главным символом имперской власти, должно было быть Золотое руно , мантия из золотой пряжи с островов, но главным в этом наряде, была Золотая Имперская Фибула. Эта фибула хранилась в сокровищнице чудаковатого барона на Акульем архипелаге, но комбинация артефактов находящаяся там, создала магический эффект, заблокировавший сокровищницу и согласно пророчеству…
     
     Лишь три героя Изумрудных
     Сквозь пелену пройдут спокойно
     Маркиз их проведет к победе
     И волхв покажет направленье
     И воссияет император
     
     То есть только я, с двумя соратниками по Изумрудной але и волхв, смогут войти туда и забрать данный раритет. И если мы не успеем доставить его в столицу до празднований, то может начатся неприятная заваруху, так как по данным департамента герцога М, у герцога Лисса, троюродного кузена потомка императорской фамилии, присутствуют во владении императорская кираса, поножи и что-то еще, что его люди где-то нашли и везут на материк. Если у императора будет плюс ко всему фибула, то легитимность вступит в абсолютную силу, а вот без фибулы, у герцога Лисса появится повод начать заваруху и у него еще есть сторонники и до годовщины коронации их трогать нельзя. Хотя как оказывается, я своими дуэлями сильно проредил ряды сторонников Лисса. И так какм в пророчестве указан маркиз, то его величество жалует вашему баронству статус маркизата, и жалует вам окрестные земли. Так что поздравляю вас маркиз и собирайтесь в путь.

Глава 18. Пираты, как кстати

     ООО
 []
     
      Фрегат «Меркурий» буквально на глазах становился супер-рейдером ибо по вооружению становился самым мощным кораблем в этом океане и плюс самым быстрым… Маугли смог получить доступ к наладке и регулировке «яйца» и увеличил скорость на четверть. Ну а с вооружением была вообще красота, помимо ДШК, КПВ и Шварцлозе, Хоттабыч в благодарность за мою идею о продаже Косметических наборов, которые были в номенклатуре склада Хоттабыча и который совсем о них забыл, а теперь получил еще один поток золота. (Столичные дамы буквально выцарапывали глаза и кошельки своим мужьям, дабы получить заветные ларчики. Тем более, что у меня хватило ума, верноподданнически отправить во дворец четыре дюжины наборов в элитном исполнении, но император был не скуп и ответил мне доставленным фельдъегерем сундучком с полусотней тысяч золотых). Так вот, Хоттабыч подкатил мне шесть карамультуков известных как Пом-Пом, тридцати семи миллиметровых потомков детища Хайрема Максима на тумбах. Учитывая то, что парусное вооружение фрегата было на сто процентов механизированным, сам по себе морской экипаж состоял из капитана и двух подвахтенных офицеров. Капитаном я назначил себя, своим старпомом взял лейтенанта Федотова (с капитанской перспективой), вахтенными офицерами и на пулеметные расчеты взял мичманцов, а на вторые номера набрал своих драгун. Из них же составил алу морской пехоты, заменив им арбалеты на ППСы и палаши на короткие катаны, плюс добавил алу егерей Селены, под ее командованием естественнои алу дворян волонтеров под командованием баронета. И теперь надо было провести боевые учения и тут очень кстати подвернулись пираты с Безымянного острова. В дне пути от Рыбачьего поселка, находившегося на впадении Итля в океан и являющегося теперь моим леном, находились Рыбачьи острова, состоящие из трех Рыбачьих островов и острова Безымянный.На Безымянном был старый форт, где обосновались пираты, который продавали рабов Черным колдунам, но рыбаков пока не трогали и даже покупали у них рыбу, пусть и за гроши. Но два дня назад, они приказали старосте приготовить два десятка самх красивых девушек, которых они нанимают на работу на дальние острова, где у них мол есть свой городок и там требуются служанки в благородные дома. Корабль за девушками придет через неделю. Рыбаки были не так просты и знали, что пираты продают пленников на архипелаге Великого хана и судя по всему оттуда пришел заказ на девушек, так что они по быстрому расконсервировали галеас, спрятанный в дальней шхере (этот галеас несколько лет назад прибило к острову штормом, без экипажа и в плачевном состоянии. Рыбаки починили судно и сохранили на всякий случай и случай этот наступил. Девушек погрузили на корабль и отправили на материк, в мой Рыбачий поселок, с которым у островитян были давние связи, включая родственные. Короче Старейшина привезший девушек принес мне от имени Рыбачьих островов Оммаж, на правах аналогичных с рыбачками из моей Гавани. Девушек я сразу же направил в Институт благородных девиц, к их несостоявшимся коллегам. А к пиратам собрался в гости Большой северный зверек…
      Мы очень удачно вышли к Безымянному острову, у пристани стояло два галеаса, а на берегу судя по всему толпился весь гарнизон форта. У Черных фрегатов были такие полезные прибамбасы, как маскирующее поле и виртуальные паруса. То есть мачты могли нести видимость парусов, причем любого цвета, плюс и у настоящих парусов были цветовые режимы, узнав это, я сразу назначил нашему флоту, фирменный цвет парусов - алый.
      Мы будучи невидимыми для противника вышли на линию эффектного огня и я скомандовал – По пиратам и работорговцам, Огонь !
      Пом-Помы и КПВ разнесли пиратские галеасы в щепки, а Шварцлозе и ДШК, зачистили набережную.Штурм форта носил чисто символический порядок, пятеро пиратов рыпнувшиеся было на егерей и мопехов моментально почили в бозе, а прислуга моментально приняла позу пьющего оленя.
      Прислугу и штатских, обнаруженных в поселке возле форта, я отправил для перевоспитания на Рыбачьи острова, а оттуда переселили на Безымянный четыре молодых семьи живших пока в домах у родителей. Молодожены были рады новым домам, баркасам которые тут имелись и особенно ценой за их аренду. Они должны были на постоянной основе обеспечивать рыбой гарнизон форта, ну мою десятину не забывать конечно.Я оставил тут алу морпехов, с двумя КПВ и четырьмя РПД, пообещав провести ротацию через несколько дней. (КПВ я достал из лядунки, в пехотном варианте).
      Мы на один день задержались на Рыбачьих островах, дабы народ познакомился со своим сюзереном, не обошлось и без праздничного обеда в калейдоскопом морепродуктов, звездой которого был тунец фаршированный зеленью и яйцами.
      А когда мы уже собирались отбывать восвояси, прямо на рейде Большого Рыбачьего острова, проявилось три Черных фрегата ведущих бой друг с другом. Один из них, судя по всему взял на абордаж другой, а третий шел на помощь к кому то из них. И тут лейтенант Федотов воскликнул – «Ваше Сиятельство, на одном их кораблей флаг Императорского японского флота. Японцы с точки зрения русских моряков конечно мизерабли, но вот черные колдуны будут гораздо хуже, та что цели сразу определились, задачи поставились и товарищи принялись за работу. С включенным режимом маскировки мы дали полный ход и прочесав палубу систершипа абордажируемого фрегата из Шварцлозе и послав из «Рысей» несколько слезогонок, пошли на абордаж. Морпехи прошедшие свою методику на тренировках, споро кинув кошки на планшир фрегата и зафиксировав его борт к борту ринулись в атаку, на выживших членов экипажа Черного фрегата, ввиду открытого пространств, слезогонка не особо подействовала, но увидев черные противогазы моих морпехов, они дружно попрыгали в море. Оставив Маугли с несколькими морпехами наводить порядок на трофее, мы двинулись на помощь самураям.
      История их была и знакома и удивительна одновременно. Кэмпай-бунтай морских Кемпетай, под командованием тайи Акахато, летней ночью 1903 года, должна была захватить на рейде Хайфона французский пакебот,подплыв к нему на сампанах, сквозь густой зеленоватый туман, вооружены они были новейшими секретными пулеметами Тип 99 со штыком. Пакебот оказался большим парусником, но сынам Ямато было всеравно, ибо смерть для самурая легче перышка, а вот долг, тяжелее горы. Взяв на абордаж Черный фрегат, не в последнюю очередь с помощью пулеметов, японцы узрели после того как туман рассеялся, что они находятся неизвестно где. Учитывая то, что у них была пара пленных и напрочь отсутствовал европейский или какой то еще гуманизм, самураи убедили пленников поочь им в освоении управлением корабля, и тут их атаковали еше два фрегата, а потом была зеленая вспышка и они очутились тут.
      Японцы провалились сюда с параллельной Земли, с весьма своеобразной гео-политической схемой… там Аляска была Российской, Манчжурия поделена между Японией и Россией, Российский император Георогий, женат на японской принцессе Мусако, Греция, Болгария, Румыния, Босфор и Дарданеллы, это тоже Российская империя, Австро-Венгрия была поделена между Россией, Германией и Италией, но сейчас идет война между Германией, Бельгией и Трансваальской республикой с одной стороны и Франко-Итальяно-Британским союзом с другой, Россия соблюдает пока нейтралитет, но помогает польским повстанцам Силезской республики. Такой вот интересный параллельный мир.
      Самураи сами почти справились с абордажем, но и мои морпехи им малость подмогли.Выслушав историю тайи Акахато, я представился и объяснил ему в каком Мире он находится и предложил два варианта… Или остаться ронином и блуждать по океану, или принять у меня Оммаж вассала и стать титульным бароном и капитаном Корпуса Морской пехоты маркизата Панзер. Не раздумывая, Акахато сказал, что для него и его людей, будет большой честью служить маркизу морских демонов (мои морпехи в древних самурайских касках и противогазах, произвели на чинов Кемпетай неизгладимое впечатление. А уж когда я поселил их в квартале Плачущая чайка (там жили вдовы пропавших рыбаков), то самураи моментально пошли нарасхват у «Прекрасных Большеглазых Варварок», короче хентай рулит.
      Нам пришлось в виду увеличившегося полезного водоизмещения эскадры, прежде чем отправиться в родную гавань, еще раз на Безымянный остров дабы загрузиться пиратскими трофеями, которых в форте нашлось немало . Большую партию цветных материй я решил сразу отправить в Институт Благородных Девиц, пущай обшиваются.
      У меня на корабле было достаточно моряков обученных Маугли управлению фрегатами, да и среди морпехов нашлись пулеметчики, так что все фрегаты были обеспечены экипажами ну и о вооружении я не забыл. Японский фрегат я кстати выкупил у японцев как военную добычу, сохранив за ними право носить на мачте гюйс с «лохматой фрикаделькой», и название за ним закрепил «Годзилла». Два других новых фрегата, я назвал Юнона и Авось и естественно на всех кораблях велел включить алый цвет на парусах.
      Если бы на берегу Рыбацкого поселка была Ассоль, то у девочки точно бы уехала крыша при виде целых трех краснопарусных кораблей набитых Греями.
      А через пару дней мы отправились в дальний поход. Со мной была Изумрудная ала (кроме Грига, который выполнял мое задание в столице вместе с Маленьким Зунгом, бывшим младшим адептом «Черного шипа», а ныне мой вассал), егеря и волонтеры, морпехи (в том числе отдельная ала Морской пехоты «Катана», своим гардемаринам я объяснил, что эти самураи ни в каком виде не враги Российской империи) и драгуны. Все фрегаты были полностью вооружены по образцу «Меркурия». Галеас я выкупил у рыбаков, посадил туда свой экипаж, вооружил пулеметами, назвал «Пираньей» (такие рыбки водились оказывается на одном из архипелагов) и базировал как единицу Береговой охраны Маркизата Панцер, на Безымянном острове. Где заменил морпехов на драгун, при сокращенном конском составе, ибо из конницы, реально нужны были только патрули, да и то для порядка.

Глава 19. Как аргонавты в старину

 []
     
     
      Стоя на капитанском мостике, я проецируя взгляд на морские дали, поймал себя на том, что постоянно напеваю песенку из рассказа Джека Лондона –
      Как аргонавты в старину, родной покинув дом
      Плывем тум-тум-тум-тум-тум-тум, за Золотым руном
     
      В ходе подготовки заморского вояжа, музыкальная составляющая присутствовала постоянно, например, состоялась премьера моего военного оркестра. Я очень удачно приютил талантливого столичного дирижера, которого интриганы и завистники выжили из Императорского театра, серость не терпит яркости, увы. С маэстро Янковесом, ушел ряд его музыкантов, плюс позднее подтянулись другие музыканты знающие его, как Большого профессионала. Я как любой нормальный попаданец напел ему мелодии наиболее значимых для меня маршей, маэстро слету записал их на ноты, потом расписал партитуры и приступил к репетициям. Так благодаря его таланту и умению работать с людьми, у меня появилась возможность с блеском декларировать три фирменных боевых мотива: «Варяг», для флота, (я его назвал «Марш Меркурия»), «Прощание Славянки», для сухопутных сил (не мудрствуя лукаво, я нарек его «Прощанием пейзанки» и «Москва, гремят колокола», в качестве гимна маркизата Панцер (под названием «Боевой марш»). Впрочем марши гремели теперь везде и по любому поводу ибо стали более чем популярны, не только в моем маркизате. После того, как в столице я провел парад своей дружины под эту музыку, причем баталия пеших драгун-арбалетчиков, продемонстрировала при этом строевой шаг в сто двадцать шагов в минуту, строго по уставу Советской армии, популярность моих бойцов (ну и моя где-то) и естественно оркестра, стала просто зашкаливать, а маэстро Янковеса, дирекция экстренно позвали назад в театр, но он в ответ на приглашение, проиграл на клавесине хулиганскую музыкальную фразу, хотя, будучи человеком высочайшей порядочности, помог своим бывшим музыкантам, в своем бывшем театре с постановкой премьеры музыкального спектакля «Песнь всадников» . Император, кстати, после этого отправил в отставку руководство Императорского театра, с формулировкой – «За беспримерную безграмотность в работе с ценными кадрами и бедность творческой души», а маэстро получил Императорскую премию с формулировкой «За восторженный образ мыслей».
      Егеря кстати обиделись тому, что у всех есть марши, а у них нет, но я объяснил Селене, что егеря воюют тихо и по сему у их музыки должна быть своя специфика и подарил мелодию Баги Марша и «Моста через реку Квай» и добавил в строевую подготовку егерей фичу… Передвигались в строю они теперь только бегом, а ля берсальеры, но при строевом шаге они шли давя отмашку руками по британски, насвистывая при этом хором Баги Марш.
      Мой эскадра взяла курс на Акулий остров, а уже в открытом море, нас перехватил Имперский корвет, с Ефирмаром на борту, он передал мне каперский патент, дающий право на любые действия, в любой акватории, нечто вроде знаменитой бумаги Ришелье выданной Миледи, только после слов – Предъявитель сего, стояло – Маркиз Панцер.
      Мы уверенно рассекали океанскую гладь, изредка тренируя расчеты пулеметов, на Гривастых крокодилах. А на второй день плавания, случилось первое приключение. Сначала мы увидели два пылающих костра на воде, это догорали два судна непонятного типа, а потом мы увидели Черный фрегат, преследующий самую натуральную греческую трирему, с веслами и даже глазом в районе клюза. Фрегат уже плюнул один раз огнем в сторону трирему и я скомандовал в Уоки-токи: «Фрегат уничтожить», тут же радостно замолотили Пом-помы» и фрегат полыхнув, просто взорвался. Трирема после небольшой заминки развернулась и направилась к нам, подойдя на расстояние пары сотен локтей, остановилась и от нее отделилась роскошная лодка, типа адмиральского катера, о двенадцати веслах и с паланкином на палубе, а под паланкином, сидела самая настоящая Клеопатра, (потом правда оказалось, что это не Клеопатра, а царица Верхнего Египта Ираида Хатшепсут). Царицу сопровождали два чернокожих стражника, штук пять служанок, пара явных жрецов и бородатый мужик в латах гоплита. Когда он представился, как Одиссей, я невольно переспросил – царь Итаки, в ответ на что мужик взвыл, одной рукой рванув себя за бороду, а другой ударив себя по шлему.
     – «Да не царь Итаки я»- взвопил он – «я мирный купец Одиссей, у которого этот слепой аферист царь Итаки Гомер, украл имя, что бы все думали, что гениальный ход конем, придумал он, а не я» -
      И тут заговорила Мона: «Одиссей, он же Хитроумный, пират и наемник родом с Итаки, в ряде древних источников, проходит, как царь Итаки, хороший воин, но требуется пригляда»-
      История царицы и Одиссея, явно произрастала из очередных экспериментов нашего друга волхва. Царица Хатшепсут плыла по Нилу на своем корабле, как вдруг все вокруг заволокло зеленым туманом и она со своей свитой очутилась на Острове Большой горы. Из за того, что на ней был золотой знак скарабея, местные жрецы и колдуны, приняли ее за царицу Ираиду из легенды и возвели ее на престол правительницы острова. А на следующий день из зеленой дымки в бухте появились корабли Одиссея, которые оказывается так же упоминались в пророчестве, хитроумный пират, оценив мощные катапульты и баллисты на башнях фортов, быстренько признал царицу своей госпожой и стал Навархом. А шли они на Акулий архипелаг, что бы наказать местного барона, за то что он перехватил галеас везущий царице изящные грузы с островов, типа тканей и косметики. Я как джентльмен и дворянин, преподнес царице Большой косметический набор из ассортимента Хоттабыча, чем ввел ее в когнитивный диссонанс замешанный на восторге .
      Я пригласил гостей отобедать, но предупредил, что в походе питаюсь из матросского котла, к чему они отнеслись благосклонно и кстати макароны по флотски из тушенки и салат из помидоров с луком и солеными огурчиками на майонезе, вообще пошел на ура. Ради гостей я добавил в меню вина и Одиссей, приняв пару кубков неразбавленной «Бычьей крови», затянул дифирамб про то, как с его и только с его помощью греки взяли Трою. Из текста я понял, что помимо знаменитого коня, троянцам всучили еще обоз с вином, сдобренным разными хитрыми травками для крепости, что и вывело из строя охрану ворот и дежурную фалангу, причем крепленое вино им так понравилось, что они продолжали пить даже во время штурма.
      Я в качестве Алаверды, исполнил (в меру своих музыкальных способностей) песенку – «Ты куда Одиссей, от жены, от детей, шла бы ты домой Пенелопа». Чем вогнал Одиссея в слезу и сделал его своим лучшим другом.
      Мы с царицей договорились объединить наши анабазисы и она снизошла до принятия приглашения погостить у меня на корабле, тем более, что гостевые апартаменты тут присутствовали. На Черных фрегатах было достаточно всевозможных помещений, от двенадцати местных кубриков, которые использовались как казармы для десанта, до адмиральского салона и серьезной гаупт-вахты. Царице я выделил анфиладу из трех кают, обитых дорогими тканями и обустроенных соответствующей мебелью, Маугли сказал что это апартаменты для Высших Жрецов. Ефирмар было предъявил претензии на эти помещения, которые вроде бы ему как раз по рангу, но я зажав его в угол, змеиным тоном поинтересовался на счет того, него ли это эксперименты, занесли сюда самураев, царицу и Одиссея, после чего шебутной волхв сдулся и больше не отсвечивал.
      А чем ближе был Акулий архипелаг, тем чаще попадались Гривастые крокодилы, как объяснил Ефирмар, акулы были для них деликатесом, а вокруг Акульего архипелага, что было видно из названия, Selachiiпросто кишели. А когда я был на палубе один, ко мне подошел один из жрецов царицы, по имени Лабисквус и сказал, что его сиятельство маркиз, очень подходит под одно фараонское пророчество. Я принял это за пьяный комплиментаж, а зря.

Глава 20. Помолвка в Акульем замке

     .
 []
     
      Чем ближе мы подходили к Акульему архипелагу, тем больше нам попадалось Гривастых крокодилов, и тем больше повышали свое мастерство мои пулеметчики. Один из волонтеров, виконт без наследства, со старинной фамилией О, сообщил мне, что шкуры Гривастых крокодилов ценятся по площади золотых на них выложенных и я принял это к сведению. Я стал убирать подстреленных монстров к себе в лядунку и сразу составил по их поводу определенные планы, но для их исполнения мне был нужен Акулий архипелаг.
      Мы вышли на дальний рейд главного острова на рассвете. Замок барона Акулы стоял на берегу бухты и представлял собой огромный донжон, с большими арочными террасками в стенных проемах, на которых вырисовывались баллисты разных размеров.А в бухте стояло несколько галеасов, судя по расцветке парусов, явно пиратских и что интересно, из замка по ним вели огонь. Похоже, у нас появились конкуренты, ну что же, барон никуда не денется, а конкуренты нам не нужны. И тут с ближайшего галеаса в нашу сторону ударили сразу две баллисты, и у одной из них, стрела была явно с магическим ускорителем (такие стрелы мы обнаружили в арсеналах Черных фрегатов) и стрела летела прямо в нашу сторону и дирекция полета проходила прямо через мой капитанский мостик, а царица Ираида стояла рядом со мной и я подсечкой сшиб ее на палубу за тумбой штурвала и рефлекторно прикрыл собой. Ну что же, статус-кво сохранено, первыми огонь открыли не мы и я со спокойной душой произнес в рацию приказ - «Корабли противника уничтожить».
      Мои пулеметчики оттянулись на славу и через несколько минут, бухта превратилась в салат с озерными грибами. Против наших стволов галеасы явно не тянули. А защитники замка вместо благодарностиоткрыли огонь в нашу сторону, их катапульты до наших кораблей не добивали, но сам факт агрессии был на лицо. Я приказал открыть огонь по бойницам, которые скорее напоминали балконы ипосле того как ДШК и КПВ разметали катапульты с расчетами, я приказал добавить из «Рысей», причем боевыми, так как мне пришлось снова спасать царицу, от шального камня запущенного из излишне резвой катапультой. После чего к нам подошел жрец Лабисквус и торжественно сообщил, что Пророчество свершилось. А на мой наивный вопрос, мол, а что за пророчество такое, последовал немедленный ответ…
     Зеленый ветер поднял лодку
     И в Мир иной ее отправил
     Но мореход преклонит меч свой
     И воцарит она по праву
     То кто спасет царицу трижды
     Под сенью алого цветка
     Тот будет новым фараоном
     Под знаком плуга с скарабеем
     
      В переводе с египетской мовы, это означало, что кто царицу спасает, тот на ней и женится, а прямые намеки на Красную звезду с плугом, молотом и скарабеем, прямо намекали на то, что все это про меня.
      Я с горя заперся в капитанской каюте с баронетом и кап два Федотовым и примкнувшим к нам Ефирмаром, для совещания по завтрашнему штурму (пока десант блокировал замок, подавлял уцелевшие огневые точки и обустраивал позиции, наступил вечер и я, дабы не плодить лишние потери, перенес штурм замка на завтра). Ну а потом в процессе ужина, мы употребили для успокоения нервов (моих естественно) определенное количество Клюквенной водки под икорку, консервированный балык из форели и соленые огурчики (все это естественно из моей лядунки). Горячий черный хлеб естественно присутствовал, так как при переоборудовании Черных фрегатов, я добавил на них соответственно оборудованные приличные камбузы, забрав под них помещения бывших походно-полевых капищ, тем более там была канализация и водопровод. Кстати в процессе модернизации, я приказал демонтировать с трофеев все катапульты и все огнеметы с Гаррогельским огнем (кроме одного на каждый фрегат). Потом под настроение, я вызвал в каюту корабельный мини оркестр, который за усы определенной формы, которыми щеголяли музыканты, прозвал «Трио бандуристов». Так вот, под это самое настроение, я переработал песню «Я на тебе никогда не женюсь», продиктовал ее под запись баронету и капитану, напел ее музыкантом, который в момент подхватили незатейливую мелодию и далее мы исполняли ее уже в четыре голоса…
     
     Я на тебе никогда не женюсь
     Я лучше съем бадагар свой на завтрак
     Я уплыву, убегу, разобьюсь
     Я на тебе никогда не женюсь
     
      Особенно истово выводи эти строфы баронет, которого видимо что то насторожило в будущем браке с виконтессой Даг, да и волхв воспринял эту песню близко к душе, он перебрав водки, признался что должен жениться, и невест у них увы выбирают не женихи, но вот невеста на сто лет старше его и от того нашему другу грустно.
      А утром был штурм. Тайи Акахато, уговорил меня пустить его людей вперед, что бы кровью скрепить Оммаж, правда с такой же просьбой ко мне обратились Селена, как командир егерей и баронет (временно командующий морской пехотой).
      К счастью у замка было трое ворот и первыми в результате были все. Естественно, перед атакой хорошо отстрелялись слезогонкой «Рыси», плюс все штурмовые группы действовали по новому Уставу дружины маркизата Панцер, то есть при входе в незнакомое помещение, сначала туда влетала старая добрая РГД-42, потом очередь веером, из угла в угол (у самураев остались их родные пулеметы, а всех морпехов приписанных к фрегатам, я вооружил ППС, конечно это несколько выпадает из данной современности, но мне не нужны лишние потери среди личного состава). Во дворе замка и на этажах здания все прошло быстро, но вот в подвалах пришлось повозиться. Баронские апартаменты были на этаже -2, в анфиладе ведущей к сокровищнице, сам барон не пережил атаки, так как после того как стрела из арбалета царапнула плечо баронета, его волонтеры пришли в бешенство и порубили и барона и его охрану в капусту. А мы с Селеной, баронетом и Ефирмаром, направились к дверям сокровищницы. Двери были из черного дерева и оббиты они были пластинами из мифрила, то есть уже сами тянули на сокровище. Ефирмар прочитал заунывное заклинание, на двери вспыхнули три зеленых круга, на которые мы, как нам было сказано волхвом, возложили ладони. Появилась знакомая изумрудная дымка и двери распахнулись. Сокровища были так себе, не считая артефактов, которые лежали отдельно, каждый на своей подставке, (что интересно, там была коллекция консервов всех видов), искомая фибула была там же. Следуя инструкции, мы подошли к каменной подставке из которой горизонтально торчало шесть золотых жезлов, и взялись за эти жезлами обеими руками, опять пошла изумрудная дымка, над фибулой вспыхнуло и погасло сияние и волхв аккуратно прибрал ее в специально приготовленный ларец.
      А потом внезапно, я услышал, как когда то голос Куратора в своей голове и Куратор одобрив все мои деяния и свершения, отечески посоветовал мне не избегать брака с царицей и велел найти среди артефактов два синих браслета, один из них одеть на руку, а другой подарить невесте. Я нашел подставку и взял в руки синие тонкие эластичные браслеты, причем как выяснилось, кроме меня их никто не видел. Как только я одел браслет, он обхватил мое запястье, мигнул и исчез, а волхв встрепенулся и сказал, что у меня изменилась аура, стала ярче. А я почувствовал прилив сил, и Мона выдала, что интеграция симбионта прошла успешно, и теперь мой иммунитет и регенерация клеток, повысились на четыре тысячи процентов. Неплохой такой свадебный подарок получился.
      А во дворе замка меня ждала египетская делегация, по поводу помолвки. То есть по их канонам, совпавшее пророчество заменяло и смотрины и предложение руки и сердца, короче я передал через гонцов Гименея, что клиент, для брака созрел. А пока невеста гладила фату и пудрила носик, я занялся хозяйственными делами. Во-первых, я дал ответ старейшинам архипелага, который собрались дабы выяснить свою дальнейшую судьбу в связи с переменой власти, на что я объявил, что Акулий архипелаг в статусе баронства входит теперь в маркизат Панцер, а бароном у них будет дон Виллс и сразу же поздравил баронета с повышением и представил его своим новым подданным.
      Во вторых, милостиво закрыл глаза на то, что Одиссей и его гоплиты, в возмещение ущерба, помимо угнанного покойным бароном своего галеаса, взяли себе еще два стоящих у торговой пристани.
      В третьих решил вопрос с охотничьими трофеями. Жители данного лена занимались ловлей акул и их переработкой. Из акульей кожи они делали всевозможные изделия, а из акулятины производили вяленый продукт, пользующийся популярностью у моряков и военных, как пайки длительного хранения. Именно кожевникам я и подкинул работу, с тушами Гривастых крокодилов. Я заказал им камзолы из данных шкур, для офицеров своей морской пехоты и просто заготовки для индпошива (виконта О, за здравую и полезную идею, я назначил наместником нового барона на этом острове).
      А потом была помолвка. Я хорошо растряс продуктовый сегмент своей лядунки, столы итак буквально ломились от местной морской кухни, звездой которой были стейки из акулятины под пятью соусами, но копчености спиртные напитки всех видов, из моих запасов, этот дастархан явно украсили. А одев браслет итак не старая и симпатичная царица, еще больше посвежела и похорошела. Ну а потом были торжественные встречи, и в Рыбачьем, и в Гавани, вернее уже в Кронштадте.

Глава 21. Речные приключения

 []
     
      На рейде Кронштадта, нас встречал строй из девяти Гукоров, очередного подарка Хоттабыча. Он сам предложил мне эти суда, сказав, что ему надо освобождать склады. Шустрые кораблики, с движителями как у Черных фрегатов, только поменьше, вооруженные каждый парой ДШК и по четверкой Шварцлозе на палубе, несли гюйсы береговой охраны маркизата Панцер, в виде Андреевского флага с зеленым хвостом. За время нашего отсутствия, виконт Алекс набрал и обучил экипажи (с Магорета он снял полную информацию по обслуживанию движителей) и добился хорошего боевого слаживания, по крайней мере гукоры четко держали кильватер, быстро перестраивались, ловко шли на абордж и грамотно поддерживали систершипы огнем. Одиссей, которого хоть и поставили наместником Острова Большой горы, увязался со своими гоплитами на трофейном галеасе провожать царицу, а увидев гукоры, аж затрясся от восторга и вожделения, так что пришлось один ему выделить, как раз две единицы только что были подготовлены к эксплуатации и еще не получили имен . Учитывая, что галеас я уже назвал «Арго», гукору досталось менее эпическое имя – «Песец».
      По прибытии на борт «Меркурия» , виконт Алекс доложил, что в виду проблем с грамотными морскими кадрами, он подбирал тех кто не прошел конкурс в Навигацкую школу и учебку морпехов по не фатальным отрицательным показателям, набрал инструкторов из старых рыбаков с флером буканирства, и преуспел. Прямо на палубе я присвоил ему звание капитан-лейтенант, смешанное звание, объединяющее моряка и морпеха, такое же чин я дал баронету, вернее барону Вилсу-Акуле. Магурету по совокупности заслуг дал титульного барона, и он попросил себе титульное имя Маугли, уж больно ему понравилось прозвище, которое у меня в свое время вырвалось.
      Офицеры и сержанты морпехи, которые принимали участие в боях, были награждены жилетами из шкур Гривастых крокодилов, а рядовые нагрудниками.
      Царицу я разместил в бывшем баронском дворце в Гавани, который отныне назывался Дом Черного Маркиза, тем более, что мой личный баннер представлял из себя черный флажок с той самой звездочкой. На мой женский персонал, царица почти не среагировала, кроме как на костюмы горняшек и секретарш. В Египте на многие вещи смотрят проще.
      А я будучи умным и коварным, провел следующий отвлекающий маневр… в апартаментах своей невесты были приготовленны залежи дамских прибамбасов из ХХI века, от колготок и прочего неглиже, до штабелей шампуней, косметики, обуви и вишенкой на этой Джомолунгме был шикарный туалетный столик с полусотней выдвижных ящичков и шкатулок,с огромным трюмо с подсветкой (электричество я во всех своих жилищах с помощью Хоттабыча устроил). Ну и в придачу две эльфийки инструкторши из штатов Хоттабыча. Они на моих горняшках и служанках царицы, показывали как правильно всем эти пользоваться. Так что на несколько часов, я смог заняться продуктивным трудом нормального маркиза, а чем заняться было…
      Через два часа после нашего прибытия, прибыл Императорский курьер на ковре-самолете, (пользоваться этим видом транспорта, имперская фельдъегерская служба могла только четыре раза в год, так что я мог гордится собственной значимостью, хотя то что на этом транспортном средстве в столицу отбыл волхв с ларцом сдержавшим в своих недрах драгоценную фибулу, означало, что дело не только во мне ).
      В пакете с Императорским вензелем, мне выражалось благоволение за службу Империи и сообщалось о жаловании мне титула герцога, с введением в мои лены баронств и маркизатов бассейна Ителя от Рыбачьей бухты, до озера Лилий и плюс островов и архипелаглв павших под эгиду моей шпаги. Заковыристо однако. Плюс к этому, император назначал мне встречу в легендарном Путевом замке. Этот замок был по пути к главным военным гаваням империи, Большому порту и Военному порту, хотя был гораздо ближе к столице еще и купецкий порт, но он использовался только как торговый, хотя какие-то военные корабли там иногда ошивались.
      В этом замке император останавливался по дороге к океану и сюда на берега Императорского озера, лежал теперь мой путь. Когда я вел мысленным курсором по карте, которую мне выдала Мона, «Чуйка» периодически ворчала, но без фанатизма. Маршрут был следующий… От Кронштадта вверх по Ителю до «Страны плавучих островов» (это был непонятный разлив реки похожий на искусственное водохранилище, та по всей его акватории плавали острова из сплетенных кустарников, где гнездились всевозможные птицы, а по берегам было несколько селений «Рогатого народа», жители которых имели подозрительные лоцманские договоры с купцами, весьма напоминающими рекет, но так как это побережье входило в мое герцогство, то придется наводить там порядок. Далее наш курс лежал через «Озеро Лилий», где росли плавучие лилии жуткой красоты и жили какие то непонятные существа, впрочем вроде не опасные, на а потом финиш в Императорском озере, на берегу которого и стоял Путевой замок. Такой вот вояж.
      Первым делом я уточнил состав каравана и своей свиты. Я брал Меркурий и Юнону (Авось оставался в Кронштадте флагманом). Еще я брал с собой четыре гукора из дюжины, для авангарда и арьергарда. Из «изумрудных» я брал с собой капитан-лейтенантов Вилса и Алекса, Селену и примчавшегося в Гавань дона Грига (у него все три близняшки были на сносях и придумав срочный вызов от меня, и Григ умолял во первых его не выдавать, а во вторых взять его с собой куда угодно, так как на исполнение капризов трех беременных жен, у него уже нету сил. Григ блестяще выполнил задание в столице и проверил в деле моего неудавшегося убийцу Зунга, так что я пожалел боевого товарища и послал сообщение Хоттабычу, с просьбой открыть продуктовую линию доставку в дом Грига, причем с открытым листом на отсутствующие в меню продукты, будь то хоть соленые ананасы, хоть сало в шоколаде, и прислать туда хотя бы временно, опытную троллу домоправительницу.
      Ну естественно две алы Морской пехоты и алу Егерей я не забыл, вдобавок к свите царицы, я добавил несколько девиц из секретного подразделения. Хрупкость и миловидность, уживались в них с умением не только, хранить и защищать, но и просто убивать назначенных злодеев десятком способов.
      Ну и еще один подарок я получил от Хоттабыча на дорожку, учитывая мой повысившийся статус, он добавил в меню Моны «Глаз», то есть я мог в любой нужный момент вызывать «Коврик» передающий мне изображение окружающей местности, более того, на все мой флагман, он с барского так сказать плеча, выделил стационарно привязанные к фрегату коврики, которые я в отличие от стандартных, смогу использовать и в море, еще рпз обрадовался тому, что для непосвященных, эти коврики невидимы.
      Первым пунктом остановки было баронство Федр. Купцы жаловались на все возрастающие поборы и грабительские досмотры товара местным баронетом. Его папаша барон куда-то исчез и сынок развернулся вовсю. У него была небольшая дружина из дюжины латников и несколько рыбачьих баркасов, которые он периодически использовал как сторожевики и таможенные суда.
      Решение данной проблемы я перевесил на кап-два Федотова, так как Мона сбросила мне очередную пачку виртуальных досье на окружение императора и пришел очередной отчет от Грига, выполняющего в столице особое задание под эгидой Службы безопасности маркизата Драгон-Панцер. Мона мне разъяснила, что ввиду всех моих свершений я теперь числюсь, как герцог Панцер, маркиз Драгон младший и что император, ввиду моей будущей женитьбе на царице, обязательно, ибо так гласят традиции, присвоит мне титул принц-герцог, но ни я, ни мои потомки, никогда не будут иметь даже тени права на императорский трон, но во на царский, как супруг царицы и на территориях не соприкасающихся с империей, сколько угодно. Таково было решение древнего Имперского суда, которое до сих пор имеет силу. Короче, очень приятно – царь. И лишний раз восхищаюсь тонкостью цитат Алекса – «Что бы высшая власть не придумала, это против меня» - и –«Я бы этих судейских вешал, а потом разбирался»- , так он выразился, клгда от весьма солидного наследства его дядюшки, благодаря казуистике судейский оперировавших старыми Имперским указами, ему досталось двести золотых и дядюшкин парадный выезд без лошадей, на что виконт написал на письме от нотариуса короткую чеканную фразу, которая в точности повторила слова Тиля Уленшпигеля сказанные королю: «Поцелуйте меня в те уста, которые не говорят по фламандски»..
      Мой кавторанг разобрался с пиратствующим бронетом в один момент.
     Развернув свой фрегат напротив «столицы» баронства состоящей из россыпи хибар на берегу, пары рыбацких причалов и господского дома чуть вдалеке и расчехвостив бортовым залпом (37 мм + 14,5 мм) домик таможни, внутри которого к счастью персонала удравшего на берег смотреть на флотилию, никого не было, и через корабельный мегафон объявил, что прибыл новый владетель этих мест герцог Панцер, и требует к себе баронета узурпаторски захватившего власть. Данного баронет немедленно доставила его же дружина, правда в несколько подпорченном виде (арбалетный болт в затылке) .От прошлых властей присутствовал сержант местной дружины и помощник управляющего (их освободили из местного зиндана сами же дружинники, услышав о смене сюзерена). Самого упрвляющего привели уже с петлей на шее и списком его прегрешений. Банда баронета, грабящая купцов , узнав о новом владетеле, и увидев старого с арбалетным болтом в голове, сграбастали часть казны и попытались уйти на баркасе, но Шварцлозе, это очень хороший пулемет, который может и экипаж посечь и судно с трофеями сохранить.
      Короче когда Федотов доложил, что баронет ликвидирован морпеховским диверсантом, управляющий сдал все нычки и уже висит, а сержант и бывшийзам управляющего, ждут утверждения, и попросил разрешения преподнести царице ожерелье из солнечных опалов, и тут же получил от царицы почетный чин Младшего Наварха, поздравил его с титулом барона, принял Оммаж от нового барона Федр, и дал команду к отплытию.
      Потом была «Страна плавучих островов», где замаскированные под эти самые острова, драккары с придурками в рогатых шлемах попытались напасть на наш караван, так что наконец мы смогли проверить в боевой обстновке штатные огнметы «Черных фрегатов». А Одиссей опять отчудил. Он прямо со своего гукора, прыгнул на палубу флагмана противника и в коротоком бою зарубил их конунга и автоматически стал следующим. На его гукоре помимо гоплитов была ала самураев и я всех их оставил тут разбираться со своим очередным леном.
      Что интересно, местные жители носили шлемы с рогами и очень походили на земных викингов и драккары у них были самые настоящие, короче, опять дежавю .
      Озеро Лилий мы прошли практически без остановок, существа похожие на нерп с человеческими лицами, сопровождая наши корабли, периодически выпрыгивали из воды, вызывали у команд бурное любопытство, ибо торсы у них были почти как у женщин, но с одной особенностью, первичных признаков топлес у них было не два, а три. Попытки набрать белых лилий пресекались оскалом двух рядов острых зубов. Мона выдала справку о том, что эти существа называются мелюзины, питаются рыбой и водорослями, охраняют Белые лилии, считающиеся у них культовыми растениями, но могут их дарить путникам в обмен на подарки под статусом жертвоприношений. Кулинарно помешаны на Белых сомах и фруктовых салатах. Я сказал Моне, что ей цены нет, на что она в аватаре Анны Карениной, сделала изящный книксен. А я приказал спустить на воду два спасательных плотика, на один их которых выложил из дядунки, штабелек тушек белорыбиц, а еавторой велел поставить тазики с ананасами, опять же из моих запасов. И тем и тем, я хорошо затарился в Черном урочище. У плотиков чуть было не началась драка, но появившаяся более крупная особь навела порядок и представившаяся, как Старейшина рода по имени Нурррра, поблагодарила за хорошую принесенную жертву и презентовала нам несколько связок лилий, на что царица Ираида, восхищенная прекрасными цветами, подарила ей одно из своих ожерелий, которых я из своих трофейных сокровищниц, натащил ей целую кучу. Так что теперь с народом мелюзин, у нас мир, дружба и жвачка(в смысле сомятина с ананасами).
     
     Отрывок из беседы императораи герцога М…
     -« Я дам ему титул принца-герцога и пусть делает острова и архипелаги своими ленами и моими вассалами»-
     -«Гениально Ваше Величество. И я думаю, что герцогу и его изумрудной але, пора уже поручать поход на Изумрудное озеро, а то для артефакта нужно еще сто изумрудов и взять их больше негде»-
     -« Да, Совет мне докладывал об этой проблеме и пожалуй с приездом нашего друга, надо совместить операцию «Двойное солнце», а то остатки сторонников герцога Лисса, снова проявляют активность»-
     -«Приступайте и не забудьте после операции подвести к герцогу Панцеру капитана Гуга, надеюсь он будет более эффективен, чем предыдущие агенты»-
     -«Слушаюсь Государь»-

Глава 22. Похищение невесты

 []
     
     
      Свадебный пир в замке потрясал своим великолепием, калейдоскоп холодных и горячих закусок, напитков, блюд из рыбы, мяса и дичи, десертов и вообще всего на свете. Я внес свой вклад в виде «Белых сомов», Ананасов из урочища и естественно консервов, которые тут считались драгоценными артефактами, продляли жизнь, повышали потенцию и вообще после них глухие начинали ходить, а слепые разговаривать (доктор Вов-ху, нервно курит в углу свою клистирную трубку). На свадьбе император, огласил о моем новом титуловании, как принца-герцога и торжественно вручил шикарно оформленный патент вкупе с приложениями в форме вассальных договоров. Мона считала вассальный договор, проанализировала его и выдала узкие места с 50 % имперской доли с добычи серебряных и золотых рудников и по ее совету я переиначил долю на 40 % и ввел подпукт, об исключении из облагаемых объемов того что идет на украшения, приложив естественно номера статей из старого Имперского свода законов и уложений. Все-таки база данных у Моны высший класс и ее коллеги искины судя по всему действуют независимо от привязки к пространству и времени. Помимо чинов и документов, мне вручили алу капитана Гука, в качестве коронной привилегии, и добавили коронную же обязанность обучать у себя на базе в «Роще дураков», драгун для Имперской армии. Тут я моментально навел свои порядки. Первым делом принял у всех Оммаж, вторым назначил капитана Гука начальником департамента контрразведки герцогства Панцер «СМЕРШ» (название привело вновь испеченного майора Службы Безопасности в абсолютный восторг), а в третьих присвоил сержанту Брыксу чин лейтенанта и назначил командиром алы, а обучаемых драгун, напоследок переиначил на рейтар, причем за отдельную плату и с правом применения их для тренировок в боевых действиях дружины герцогства, и естественно без снаряжения моим оружием, ибо недульнозарядные девайсы от Хоттабыча, действовали только в руках лиц принесших мне Оммаж (Магия-с).
      На следующий день император, после торжественного традиционного завтрака, направился в порт, дабы ознакомится с установкой на корабли Имперских ВМС, огнеметов снятых с Черных фрегатов и презентованных мной Императору, царица же, с тремя служанками направилась в свои апартаменты, а я задержался, подписывая исправленные вассальные договоры, что затянулось почти на час и вот тут все завертелось...
      Сначала в столовую залу, где я находился, ворвался герцог М с воплями, что император выехал в порт, а в порту не появился, мол все пропало.
      Потом появилась царица Ираида и рассказала, что в коридоре, ведущем к ее апартаментам, на нее было совершено нападение и если бы не девочки, то неизвестно чем бы все закончилось. Сержант Служы охраны Ниневия, доложила, что трое неустановленных личностей с кинжалами, выскочив из потайной двери, попытались похитить ее величество, но были нейтрализованы службой охраны в лице рядовых Беллы и Астры, под ее командованием (двое нейтрализованы совсем). Все они согласно приказа работали под прикрытием, под видом служанок царицы, выжившего злодея сейчас его допрашивают.
      Герцог М мотался по залу и кричал, что империя в опасности, но как то без энтузиазма и аура его тк же доверия не вызывала. Я дал Моне команду поднять три «Глаза» и найти императора, в результате чего императоров было найдено целых два… Один связанный по рукам и ногам, находился на палубе баркаса быстро удалявшегося от порта, а второй находился в одном из внутренних двориков замка в окружении бдящих Красных арбалетчиков. Я поманил пальцем герцога и поинтересовался у него, что за цирк тут происходит, на что М укоризненно покачал головой и сказал, что он предупреждал его величество о том, что герцога Панцера надо было держать в курсе операции с самого начала.
      Очень удачно сложилось, что навстречу баркасу похитителей шел гукор «Песец» под командованием конунга Одиссея, который уже был в зоне действия Уокки-Токи и получив приказ, перехватил похитителей, почти не нанеся им физических повреждений.Освобожденный «император», первым делом нанес по удару ногой в интимные места двум похитителям, как он выразился, за не восторженный образ мыслей.
      Через небольшой промежуток времени, в той же столовой зале собрались главные действующие лица. Оба императора, герцог М, мы с царицей , Одиссей и главы заговора – граф Палег, помощник управляющего замком и его кузен баронет Родж, женатый на двоюродной племяннице герцога Лисса. Это именно баронета скрутил эскорт царицы, когда он выполнял отвлекающий маневр, что бы облегчить похищение императора. Преступников отправили в пыточный подвал, всем остальным устроили легкий фуршет из серии придворной кухни под название «Походный десерт». Фруктовые салаты с ликерами, пирожные от крохотных до огромных , легкие вина, соки и.т.д. и.т.п. Учитывая, что салаты делали прямо рядом со столами, я выдал из «Лядунки» свои любимые ликеры: Малиновый, Лимонный, Вишневый и для фурора, Кофейный и Шартрез. В финале десерта меня, Одиссея и двойника императора наградили чем то сверкающим и разлапистым, а на вопрос царицы (ее эскорту тоже обломилось по орденку), чего еще желает наш верный наварх и конунг, Одиссей потупившись и буквально ковыряя сандалией паркет, поинтересовался, возможно ли ему, как командиру корабля участвующему в абордажах, получить звание капитан-лейтенанта. На мой недоуменный вопрос, зачем конунгу офицерский чин, Одиссей ответил, что мол конунгу не положен Стечкин, а вот капитан-лейтенанту положен.
      А потом мы остались втроем с императором и герцогом Магогом и кода к нам присоединились прибывшие на коврах братья волхвы, начался серьезный разговор. Операцию«Двойное солнце», они затеяли, что бы выявить крота работающего на герцог Лисса в Путевом замке. Герцога Лисса увы пока нельзя было трогать, но концы, Контора герцога М ну и я невольно своими дуэлями, подрубали знатно. Но сейчас стоял более важная задача, чем разоблачение заговорщиков. Планета потихоньку сходила с орбиты, это до сих пор давали себя знать последствия древней Магической войны и самое страшное, что начиналось обратное терроформирование и планета снова становилась сфероидом, но вместо того, что бы все это растягивалось на миллионы лет, процесс фатально убыстрялся.Волхвы с помощью своих Кедров, являющимися энергетическими центрами, пытались стабилизировать обстановку, но ситуация постепенно ухудшалась. И тут волхвы и маги из совета, нашли древнюю технологию по созданию артефакта который мог полностью стабилизировать процесс, но для его создания требовались озерные изумруды, но почему то поставки их прекратились, а нужна была еще минимум сотня. Но проникнуть на территорию Изумрудного озера, могли только волхвы и посвященные, а из посвященных остались только члены моей Изумрудной алы и волхвы, причем волхвов в Изумрудном королевстве почему то не жаловали. Остальных посвященных уничтожили члены Черного ордена, тайной организации традиционалистов, которые были против любого изменения существующего положения вещей, у них были подготовлены тайные убежища на случай катаклизмов, где должны были спасаться избранные, и они не хотели, что бы имперские власти помогли волхвам. Герцог Лисс был одним из их руководителей, но улик против него практически не было, и как у представителя старинной фамилии у него была мощная дружина и немало сторонников в армии. Так что император просит меня укреплять и увеличивать свою дружину и как можно больше разворачивать систему обучения и формирования подразделений рейтар, которые остаются под моим командованием, как учебные части.
      Ну а мою команду ждал новый анабазис, за изумрудами.

Глава 23. Королева изумрудного озера

     
 []
     
      В Кронштадте меня ждал посол от Трибы Изумрудных кентавров Циллар и его помощница Гилонома, командующая эскортом. Селена была на Базе и посему Алекс крутился возле кентаврийского эскорта, на сто процентов состоящего из самок. Изумрудные кентавры просились ко мне в вассалы на любых условиях, так как в Урочище их абсолютно зажали морлоки, а в гвардию изумрудного королевства, их уже лет десять не приглашали и тут я сделал так сказать стойку и потребовал разъяснений.
      Оказывается, Изумрудные кентавры ужу лет двести поставляют гвардейцев в Изумрудное королевство. Раньше их трибы жила на другом материке и судя по всему не в этом мире. Там планета явно была круглой, так говорили местные купцы и императором там был какой-то Великий Гудвин.А потом триба вместе со своим поселкомобъявилась тут. Главным во всем этом было то, что Изумрудные кентавры могли спокойно посещать Изумрудное королевство. Я принял Оммаж у вождя и его свиты, и попросил Хоттабыча организовать эвакуацию в район Рыбачьего поселка, так как там были неиспользуемые местным населением большие луга (тут все кормились морем и разводили только птицу). Мастер Торч разорился на портал и перенес кентавров прямо вместе с поселком, так как он еще не прижился по его словам в Урочище и такой перенос возможен (стоил мне этот перенос две тысячи золотых).
      Уточнив у Циллара, обычаи и табу Изумрудных, я на их базе организовал пулеметную Мангруппу «Нестор», из двенадцати тачанок с «Максимами» и парой кентавров в упряжке и четырех ал кентавриек самих по себе. В качестве личного оружия, я им выделил СКСы и стандартные уже катаны.
      А кап-раз Глебовский выполнил мое задание, утвердив себя этим Старшим Военным и Морским начальником Кронштадта и Командиром Морского Корпуса. Помимо бурного орг-процесса с организацией Навигацкой школы и корпуса гардемаринов, каперанг построил эскадру тяжелых мониторов река-море. Я оставил ему проект, все материалы, включая движители и вооружение, ну и Маугли в придачу, как главного моего двигателиста. Мониторы получились прямо на загляденье. Судно с каркасом из черного дерева оббитого железом (практически самоходная барража река-море), 120х30 локтей, аппарели с бортов и носа, полный набор стволов 37+14,5+12,7+7,62 и движители от Черных фрегатов. Хоттабыч буквально озолотился на этом заказе, я даже предположить не могу, куда он девает все это золото, ведь несколько центнеров, он уже точно от меня поимел, даже считать не хочу, тем не менее, семейство Гимли нашло еще одну золотую жилу и пару серебряных (гномы заработали себе на штраф Цеху и покупку знаков Мастеров. Нет, я как герцог присвоил им все возможные и невозможные регалии, но признание Подгорья, для них всеравно много значит).
      Мониторы делились по типам следующим образом:
      Боевые мониторы – (Тип-1), вооружение: два – Пом-Пома спаренных с ДШК и КПВ в открытых башнях, восемь Шварцлозе и четыре ДШК по бортам, плюс десант из трех ал Морской пехоты, две бортовых аппарели, одна носовая.
      Транспортно-тачаночный – (Тип-2), вооружение одна стандартная башня на корме (Пом-Пом, ДШК, КПВ), два ДШК и четыре Шварцлозе по бортам, восемь тачанок, четыре кентаврийских алы (или четыре кавалерийских), ала Морской пехоты, четыре бортовых аппарели и одна носовая.
      Транспортные – (Тип-3), три ДШК и четыре Шварцлозе,со сменными турелями по периметру, восемь кавалерийских ал или шестнадцать пехотных, плюс ала Морской пехоты.
      Я поздравил каперанга Глебовского, чином Конт-адмирала. И стал определять состав экспедиционной эскадры…
      Ну во-первых пять гукоров авангардии и арьергарда, «Чуйка» шептала легкую тревогу, ну кордебаталия это естественно Меркурий, Юнона и Авось. И флотилия мониторов в составе: Тип-1, две единицы, Тип-2, одна единица и Тип-3, шесть единиц (две с драгунами, три с рейтарами и одна с егерями). Почему я собираю такой мощный флот, а потому что начальник департамента контрразведки герцогства Панцер «СМЕРШ» майор Гук, сразу начал четко работать. У него по старой службе была личная агентура рядом с мостами, ведущими в Урочище и один из агентов сообщил голубиной почтой, что купцы нашли раненого изумрудного кентавра, который сообщил, что на Изумрудное королевство напали враги пришедшие из огненного окна, они похожи на больших морлоков и их очень много, а со стороны океана, к Изумрудному озеру, подошли Черные фрегаты. Я послал туда «Глаз» и увидел следующую картину… На внешнем берегу Дельфиньих островов, светился темно-бордовым светом портал, вокруг которого кипел военный лагерь. Из портала постоянно пребывали отряды черных мохнатых существ, вооруженных дубинками и копьями, а некоторые из них тащили черные ребристые блоки. Из этих блоков, где-то в тысяче локтей от портала, в глубине острова возводилась угловатая черная башня.
      Ну что же, как сказал в свое время Кайзер Вильгельм – «Вы хотите войны? Зер гут !».
      Когда я осматривал Мониторы, на рейде вдруг началась суматоха… К нам прибыли мелюзины. Старейшина Нурррра заявила, что так как напали на их Сестру, то они теперь наши союзницы. Я с радостью принял в экспедицию новых союзников и поставил их на довольствие, выделивим на походный рацион, соответствующее количество Белых сомов и ананасов. Нурррра оказывается могла несколько часов в день находится в человеческой ипостаси. Мы с царицей пригласили ее отобедать и за обедом мелюзина поведала нам много интересного про Изумрудное королевство.
      Когда-то давно, мелюзины жили в Жемчужном озере, сообщающемся с Изумрудным, они были на правах союзного анклава, но жить могли только в своем озере, где росли Белые лилии, без которых мелюзины не могли существовать. После Магической войны, все лилии в озере погибли и мелюзины отправились на их поиски, пока не нашли Озеро Лилий, где и обосновались.
      В Изумрудном королевстве жили дельфины, джавы* и хомо рафине. А еще у королевы в Изумрудных гротах работали кандидаты в ее женихи с материка. Те у кого была частица крови посвященных могли пересекать незримую границу королевства, но только на острове Женихов, больше туда никто попасть не мог. Не смотря на запреты и предупреждения, соискатели на руку и сердце прекрасной Анаэль, постоянно пытались проникнуть на Изумрудный остров, где был ее дворец. Указ королевы о том, что нарушители границ ее королевства будут подвергаться лишению жизни, был выбит на огромных скрижалях, расположенных на рубежах королевства, но благодаря безвестному художнику, написавшему портрет королевы на дне ларца с изумрудами привезенному на материк купцами, и несчетные разы скопированным, десятки странствующих рыцарей и просто младших сыновей дворянских родов (впрочем старших тоже), ежемесячно задерживались пограничной стражей. Королева была человеком доброй души и смертную казнь нарушителям, заменяли на работу по добыче изумрудов.А раз в неделю они могли лицезреть свою королеву, что было для всех огромным праздником. И вот теперь в королевство пришла война.
      У старейшины Нурррры была виртуальная связь с королевой Анаэль, которая прервалась несколько дней подряд на обрывке сообщения – «…из портала лезут на Дельфиньи острова лезут чудовища, мы пока держимся, но если они построят Черную башню, в озеро смогут войти Черные фрегаты…». После чего связь снова разорвалась и молчит до сих пор.
      Ну что же, задание императора всеравно надо выполнять, а новые Черные фрегаты мне очень пригодятся, для Океанской флотилии. Так что трубим отход или вернее отплытие и пусть сзади все горит, а впереди все рыдает, и мы им покажем как дельфинов и королев обижать.
      Мы прибыли в Рыбачий на рассвете и первое что я увидел, это горящий перед гирлом бухты Черный фрегат. Два строенных пулеметных гнезда, с тремя калибрами стволов каждый, устроенные на маяках, надежно защищали пределы герцогства Панцер. Подняв «Глаз» и послав гукоры в патрулирование, я приказал готовиться к десанту на Дельфиньи острова. Острова эти были для всех табу, так как у их берегов, происходили брачные игры Королевских дельфинов, граница Изумрудного королевства проходила по внутреннему берегу и на сами острова легко было попасть, но никто этого не делал, даже женихи. В принципе, острова были соединены огромными древними мостам и были как бы одним целым. Много лет охрана там была чисто символическая, несколько патрулей Изумрудных кентавров и две три алы Хомо. Пришельцы смели их в момент и остатки гарнизона, держали оборону в старом форте, стоящем на вершине скалы.
      Я приказал Юноне, Авось и Меркурию выйти на встречу Черным фрегатам, гукорам действовать на отвлечение, но не забывать о патрулировании акватории, а сам перенес свою ставку на Монитор «Левиафан». Мониторы пошли в атаку идя к берегу под углом, что бы работали все башни и все стволы левого борта. Ураганным огнем пулеметчики смели, и бросившихся к берегу врагов, и цепочку носильщиков, выходящих из портала. Морпехи первыми высадились на берег ведя огонь прямо с аппарелей. Противник на редкость быстро очухался и от портала, и от башни в нашу сторону стали выдвигаться подразделения. У морпехов были в каждой але КПВ, на пехотном колесном станке, они и стали основными точками обороны, учитывая то что и РПД имелись в достаточном количестве, оборона была вельми успешной, ну а тут как раз и высадились тачанки. Кентавры стреляющие на скаку из СКСов, и вдобавок тянущие за собой брички с пулеметами, стало предпоследней каплей и враг побежал. Нет, трехосная тачанка, запряженная четверкой кентавров, с гоплитами лихо строчащими из «Максимов», это что-то (Махно и Чапаев, завистливо курят в углу вместе с Буденным и Шкуро, разливающими самогонку). Я приказал рейтарам начать зачистку местности, а сам приступил к главному действу…
      Буремир, на прощание рассказал мне, что волхвы чувствуют портальную вибрацию в эфире, и это означает возможное открытие портала, причем это возможно, только в Урочище и прилегающей к нему местности. И посему, на всякий случай (а случай как известно бывает всякий), волхв вручил мне семь тяжелых красных браслетов. Это была «Портальная гниль», старинное оружие времен Магических войн. Если этот браслет нагреть сильным пламенем и запустить его в портал, то портал схлопнется и заодно выжжет все и всех с обратной стороны. Средства доставки типа «Рысь» с зажигательными ракетами у меня имелось в нужном количестве, и пока морпехи увлеченно крошили Черную башню из КПВ, а рейтары гоняли по острову остатки мохнатых чудиков, я вместе с Изумрудной алой, в составе Алекса, Селены, Вилса и пяти своих гвардейцев из первого Похода, жалованных званиями лейтенантов (Григ задержался выполняя спецзадание в столице), вышли в зону уверенного поражения портала и приготовились к ведению огня. Первый залп был дан осколочно-фугасными, а потом зарядив зажигательные ракеты, причем на трех из них, были закреплены те самые браслеты, был дан залп очередью с промежутком в пол секунды. Ракеты дисциплинированно вошли в портал, портал мигнул раз, мигнул другой, потом зашелся буквально в тике и растворился в воздухе, а на горизонте полыхнул столб Черно-багряного огня, постоял какое то время и опал без следа. С Меркурия сообщили, что флуктуация произошла на Багровом острове, а четыре Черных фрегата из семи взорвались при этом. Три взяты на абордаж, после массированного обстрела из Шварцлозе (Багровый остров остался со времен тех же магических войн, там был замок мага, который во время осады взорвал замок, себя вместе с ним и осаждающих до кучи, но не рассчитал и выдал на гора, вяло текущий катаклизм).
      Моя Изумрудная ала стояла на дальнем пограничном берегу Дельфиньего острова, а по изумрудным волнам к нам направлялся шикарный паром, отделанный резным деревом, в который были впряжены дельфины. На пароме стояла женщина в роскошных одеждах и несколько джавов в виде почетной стражи, перед ними стояло четыре больших сундука, это была королева Изумрудного острова Анаэль.
      Паром приткнулся к берегу, отделенному от нас легкой изумрудной дымкой, джавы спрыгнув прямо в прибой, взяли на караул длинные черные трубки (моя «Чуйка» слегка пискнула, а Мона сообщила, что этосарбаканы, бьют отравленными стрелами на двести локтей, опасны только для открытой кожи), а королева грациозно спустилась на берег, не коснувшись воды, а будто пролетев над ней. Встала на берег и улыбнувшись поманила меня рукой.
      Я внутренне напрягся, но «Чуйка» молчала и тогда я сделал несколько шагов прямо в дымку, в ушах прозвенел звук рвущихся стеклянных нитей и вот я стою перед королевой…
     -«Спасибо вам герцог, за то, что вовремя пришли на помощь. Если бы Отцы Морлоков успели построить Черную Башню, то моему королевству пришел бы конец. Примите в дар, тысячу изумрудов, которые нужны вашему императору для спасения нашего Мира. И продолжайте и дальше служить Свету, и у вас все получится, я это вижу, главное не сходите с прямого пути. И ни в коем случае не касайтесь Багрового острова, это проклятое место само уйдет в никуда, у Черных магов больше нет артефактов, чтобы брать оттуда энергию. И прошу вас, берегите мелюзин, они теперь ваши друзья и будут вам верны всегда.
     Мы благодарно раскланялись с королевой, оттащили сундуки на основную территорию острова и отдали морпехам и рейтарам, для доставки на «Левиафан», а я пригласил королеву на парад…
      Войска, участвовавшие в десанте продефилировали перед нами, особенно королеве понравились тачанки. Она сказала, что и для своих кентавров заведет такие, на что я презентовал ей четыре тачанки с «Максимами» и БК (был у меня в Лядунке запасец). Мне же понравились рейтары. Хоттабыч выдал для них красные кафтаны и кирасы Московских рейтар времен Алексея Михайловича, палаши с кистенными эфесами, колесцовые пистоли и для комплекта металлические шлемы в форме буденовок с большими красными звездами. Приколист однако. Такие шлемы носили только рейтары, проходившие у меня обучение на Базе в «Роще дураков» и очень ими гордились.
      Все причастные были повышены в чинах, всему личному составу был выдан серебряный знак с изображением Черной башни (Хоттабыч тут подсуетился в один момент). Ну а потом был естественно пир. Я хорошо тряханул свою Лядунку, так что вино и пиво были бочками, главным блюдом были поросята, фаршированный яблоками, и специально для королевы был подан десерт в виде крохотных пирожных и легкие ликеры. Так что все были довольны. После чего я в сопровождении почетного караула и подаренных тачанок, которые гордо везли кентавры из местного гарнизоны, проводил королеву Анаэль на ее паром и отдал команду готовиться к отплытию.

Глава 24. Сокровища Черного Ордена ​

 []
     
     
      Наконец Григу повезло. Он очень удачно проиграл третьему маркизу Слюсу сто золотых и золотой жетон в заведение под названием «Приют высоких искусств», понятно, что так может называться только элитный бордель или что-то не менее неприличное. Это была как раз задумка виконта Алекса (кстати уже графа Дельфиньих островов, этот титул ему пожаловала королева Анаэль (Селена за это пожаловала ему хороший тычок локтем по ребрам). Нет, сам Алекс тут не появлялся (не самоубийца же он в конце концов), все дела вел управляющий, и дела тут процветали… И Борьба девушек в грязи, и Высокое отдохновение (в алькове естественно). Жетон сюда стоил от полутора сотен золотых и выше и маркизу, который все время проигрывал, было никак не добраться до этого букета отдохновений, а тут такая удача.
      Когда маркиз, после фуршета вышел из Игорного дома на улицу, уже было достаточно темно и не было ни одного экипажа. Маркиз решил дойти до перекрестка с главной улицей, надеясь там разжиться средством передвижения, но на пол пути ему заступили дорогу пара каких-то мутных личностей, с закрытыми платками лицами и с длинными шпагами. Он хотели от маркиза все его деньги и всю его одежду, и маркизу, хотя он не был никак не бойцом, пришлось обнажить свой клинок, сильно уступающий в длиннее оружию злодеев. Но тут на звон и лязг шпаг подоспел дон Григ, по мастерству фехтования он превосходил и злодеев, и жертву вместе взятых и быстро обратил грабителей в бегство, чем завоевал пламенную дружбу маркиза уже второй раз за день (злодеи обошлись Зунгу по золотому).
      Сержант Службы безопасности Зунг, незримо сопровождал Командира и объект, будучи готовым, согласно приказа, либо охранять объект, либо локализовать его возможный побег. Инициатором этого задания был сам Зунг. Во время допроса, он вспомнил подслушанный разговор двух Старших Адептов, о каких-то сокровищах, которые лежат мертвым грузом у этих тупых дворянчиков, которые рано или поздно дождутся, что золото сгинет бесполезно из них. Там мелькнула информация о дяде маркиза-игрока, чей вечно опутанный долгами племянник и не знает о дядюшкином истинном богатстве. Григ с Зунгом за неделю размотали весь клубок и в результате вышли на молодого маркиза Слюса, которого сейчас и разрабатывали.
      В «Приюте высоких искусств», маркиз окончательно расслабился и после сеанса «Борьбы в грязи» и активного общества двух профессионалок по отдыху (Григ держал их на жаловании, как свою агентуру), выдал все про своего сквалыгу-дядюшку.Старый маркиз проживал в загородном имении и не баловал столицу своими визитами. Он был почетным председателем «Общества поисков Скрижалей Урунга», был такой древний мудрец и была мода у дядюшкиного поколения хранить плитки с мудреными изречениями мудреца на Староимперском языке. Дядюшка был помешен на значимости этого старого хлама, хранил его в подземелье оставшемся от разрушенного старого замка и содержал серьезную охрану, хотя мог бы эти деньги потратить на любимого племянника. Единственное увлечение, которое позволял себе маркиз, это были бродячие циркачи, их всегда с радостью принимали в замке.
      На сегодня Черный орден был практически разгромлен, но оставался герцог Лисс, окопавшийся в своем герцогстве, оставались спящие агенты, порой даже не ведающие на кого они работают и исчезла казна Ордена, которую в столице активно искали люди герцога. И Григ теперь точно был уверен в том, где она храниться, особенно после того, как выяснил что герцог Лисс, дважды инкогнито посещал особняк
      Теперь главной задачей Грига и Зунга, проникнуть в замок маркиза и не насторожить своей деятельностью агентуру Лисса. Григ помнил одну из знаковых фраз герцога Панцера о том, что мулл груженый золотом откроет ворота любой крепости, а два мулла нагруженные кувшинами с келимасом, оставят эти ворота открытыми настежь.
      Григ отправил герцогу Панцеру сообщение с голубиной почтой, где обрисовал ситуацию и свои предложения по операции.
     
      Получив от дона Грига сообщение по операции «Нора», я в принципе одобрил его идею об обозе «Троянских коней», но ввел свои коррективы и на Коврах отправил к нему группу девиц из спец алы Селены (те, кто охранял царицу были оттуда же) и пару сундуков с необходимыми аксессуарами.
      И через пару дней, на перекрестке дорог недалеко от имения Слюс, маркиз возвращающийся с охоты наткнулся на странный обоз. Пять телег заставленные бочонками с келимасом и яркими узлами с каким-то барахлом.
      Помимо возчиков и охранников, на телегах сидели бродячие циркачи. Как объяснил барону купец, он везет партию Золотого келимаса в порт, но несколько бочонков должен завезти графу Рене (соседу маркиза) а по дороге встретил несчастных лицедеев, у которых какие-то разбойники отобрали лошадей.
      Маркиз огорошил купца новостью о том, что граф преставился и обрадовал тем, что выкупит у него лишний келимас (но по оптовым ценам), и приютит циркачей, которые за еду, должны будут дать несколько представлений (ох скуповат был маркиз).
      Маркиз взял купца с собой на представление, что бы он первым пробовал келимас из разных бочонков, на предмет возможного отравления. Охранники наблюдали за представлением с холма на месте разрушенного донжона, именно под этим холмом и находилось подземелье, где возможно хранились сокровища. К охране подошел приказчик купца, хромоногий и одноглазый суетливый типчик (как сказала Селене майор Гук, после экзамена Зунга на профпригодность: «Этот парень не то что хромого и кривого может изобразить, а даже безногую слепую нищенку сыграет без напряга).
      Зунг предложил благородным господам офицерам, прикупить у него келимаса по два медяка за фляжку. Учитывая то, что келимас стоил минимум две серебрушки данная сделка получила сугубо положительный ответ, правда охранники стали разубеждать любезного приказчика, что они не офицеры, но Зунг многозначительно подмигнув глазом не скрытым повязкой, сказал, что все понимает и не лезет в дела благородных донов офицеров, и выправку уж никак не скроешь. Короче пьянка удалась, а представление вообще прошло на ура.
      Девушки Селены, метали дротики в хозяина цирка стоящего у раскрашенного деревянного щита, два музыканта играющих на каких то жутких гибридах кифар с жалейками, исполняли такие комические куплеты, что все зрители рыдая от смеха лежали на полу. С юмором тут не все еще было на уровне, так что мои милитари частушки с элементами скабрезности, которые я сваял с учетом местного менталитета, имели у нынешнего незамутненного зрителя, бурный успех. За основу я взял ряд местных простоватых анекдотов, типа как про корнета, который поехал на войну, не заметив, что кобыла жеребая, у кавалеристов это считалось очень смешным …
     
      На войну корнет поехал
      На хромающей кобыле
      А жеребая кобыла
      Через час была вся в мыле
     
     Кирасир поел гороха
     И заснул на сеновале
     А соседи кирасира
     С сеновала убежали
     
     Новобранец с арбалетом
     Собирался на парад
     Но споткнулся и болтом
     Угостил сержанта зад
     
      Девушки тоже завели дружбу с охраной холма, а так как в келимас поставляемый им Зунгом, была добавлена одна хитрая травка, информация лилась рекой. Выяснилось, что к холму никого кроме барона и его управляющего никого не допускали и они периодически ходили туда по ночам и исчезали внутри. В холм вел большой лаз, закрытый обитыми железом дверями и любого, кто смел дотронуться до этих дверей без ведома маркиза, ждала смертная казнь. Тут приехал племянник маркиза и операцию назначили на этот же вечер. Сержант СМЕРШа изображающий хозяина цирка, объявил, что в честь приезда благородного родственника хозяина, его девушки изобразят знаменитую столичную неприличную забаву «Борьба девушек в грязи». Купец пообещал выставить на стол зрителей бочонок келимаса и ящик новомодных ликеров, за что был допущен ко столу. А к купцу в пустом коридоре подошел молодой маркиз и сказал, что узнал в нем дона Грига, что дядюшку он ненавидит, что он знает, что дон Григ работает на герцога Панцера и окажет любое содействие в свержении ветви своей семьи в составе Маркиза и его сына наследника, а за помощь, он просит десятую долю от сокровищ маркиза. Дон Григ принял это предложение, хотя проявил и некую предосторожность, маркизу пришлось одеть мифриловую цепочку, которая являлась неким оберегом от собственного предательства. Отри таких цепочки пришли на ковре вместе с другими грузами. А еще у Грига была серебряная пайцза, при определенном нажатии на ее узоры, он мог связаться с герцогом или же дать сигнал, по которому все рейтары носящие красную звезду на шлеме, получали сигнал о помощи и дирекцию направления. Герцог Панцер через эту звезду, на всякий случай привязал к себе всех, кто проходил обучение на Базе.
      Представление началось частушками, потом отработали акробаты и фокусник, а когда перед столами зрителей появились девушки с дротиками, большая часть гостей и хозяев спала, зелье в напитках дало себя знать.
      Охрана холма тоже беззастенчиво дрыхла, не удержавшись и усугубив дареного келимаса, чтобы легче было ждать начала «Борьбы в грязи», их всех по-быстрому упаковали и подтащили старого маркиза и управляющего к двери ведущий в глубь холма. Сына-наследника маркиза, племянничек прирезал прямо за столом.После этого Управляющий сломался буквально на втором отрезанном пальце, и подвывая от боли, охотно объяснил, что маркиз поворачивал четыре треугольных камня рядом со стенами по сторонам света, а потом прикладывал руку на изображение ключа на двери. Маркиз гордо сказал, что ничего не будет прикладывать, но его племянник выхватил палаш и просто отрубил своему дяде кисть руки и без всякой брезгливости, поднял ее и приложил к двери. Дверь заскрипела и открылась в обе стороны. А новый маркиз Слюс, изящно поклонился Григу и вынув небольшой пистолет, всадил своему дяде пулю в лоб. Такой вот небольшой Ваганум.
      Сокровищ было много, десяток полных сундучков и три початых. Вперемешку лежали монеты, драгоценности и золотая посуда.
      Григ вызвал транспортный ковер, который удачно материализовались прямо в сокровищнице и узкий круг допущенных стал загружать все кроме десятины маркиза, но тут с улицы прибежал один из сержантов ГБ и доложил, что к особняку движется усиленная ала желтых кирасир герцога Лисса.
      У группы было три РПД и дюжина коробов на стопатронную ленту. Так что было решено принять бой. Пулеметчики расположились на крыше особняка и вершине «Золотого холма», у тех, кто не входил в расчеты пулеметов, было еще несколько СКС, то есть на кирасир более чем достаточно. Но не успели прогреметь первые выстрелы, как в тылу «желтых», появились красные мундиры и каски с красными звездами рейтар. Кавалрией из за холмов, враг был смят и уничтожен.
      А тут как раз вернулся ковер и плюс еще четыре. Они привезли пол сотни ящиков консервов для рейтар и забрали спецгруппу и остатки золота, для доставки на Базу. Новый маркиз Слюс, уже принявший Оммаж у пришедших в себя охранников и прислуги, стал готовится к пиру, на который Григ и Зунг, не остались, не смотря на уговоры маркиза, хотя были отнюдь не прочь отведать быков на вертеле, фаршированных бараниной, но Служба звала.
     
     ***
     
      По представлению Герцога Панцера, Королева Изумрудного королевства Анаэль жалует дону Григу титул Графа.
      Приказом по Департаменту безопасности, лейтенанту Григу и сержанту Зунгу, присваивается внеочередные специальные звания, соответственно капитан и лейтенант СМЕРШ.

Глава 25. Тоннель Морлоков.

 []
     
     
     
     С сокровищами нам повезло. Мона определила цену хабара в 678543 золотые монеты и примерно на такую же сумму было драгоценностей и посуды. Чувствуется дефицит бюджете на ближайшее время моему герцогству не грозит. Участникам операции я выплатил по тысяче золотых премии, плюс девушкам выделил по гарнитуру из кулона, диадемы и пяти колечек с камушками.
      Царице лично отобрал шесть кило бранзулеток, Григу для его близняшек выделил полтора килограмма украшений. Плюс Григу и Зунгу, в качестве «конверта» для руководителей операции было выделено соответственно три и две тысячи золотых и по шикарному перстню. Царица кстати при виде золотой посуды выдвинула гениальную идею. Она сказала, что мы сэкономим бездну забот, при приеме знатных гостей, если заранее сервировать золотые блюда холодными деликатесами и спрятать в моей Лядунке, где они вечно будут оставаться свежими и по мере надобности, моментально сервировать шикарный стол. Идея мне понравилась и я ее воплотил. Плюс царица, подружившись с Моной, которая в своей голограмме-аватаре Карениной, несколько раз с ней общалась, ревизуя в процессе программы Просвещение библиотеки находящиеся на территории моего герцогства, оставлял в них датчики Моны, через которые она копировала свои и такие уже не маленькие базы.
      Хозяйственных дел становилось все больше, но спасибо коменданту Терцу, с решением кадрового вопроса он мне помог…
      В Черном урочище, был «Поселок Честных министров». Там проживали отобранные по непонятной схеме, низложенные министры и высшие чиновники из разных времен и измерений, плюс там жило племя Свободных Друид, которые некогда отделились от своего народа протестуя против патриархата. Они занимались огородничеством и имели серьезный дефицит мужчин, который был нивелирован отставными чиновниками. Судя по названию и контингенту, демиурги просто тупо прикалывались. Комендант имел с ними торговые отношения и нашел там добровольцев истосковавшимся по канцелярской работе. Это был Первый министр королевства из позднего средневековья, его звали Фурир. Он устроил в своем королевстве промышленную революцию, придумал мануфактуры и конвейерное производство, ввел прямые налоги с населения, минуя феодалов и был сожран с потрохами Цехами и другими министрами. За час до ареста, перед ним открылся портал, Голос сообщил, что у него есть считанные миллерсы на сборы и сохранение свободы и вот он здесь на должности первого министра Герцогства.
     
     Казначея я выбрал действительно честного, Мастер Мизер, княжеский казначей (да, да, именно так его звали) отказался пустить княжескую фаворитку в сокровищницу, а перед этим вдобавок провел денежную реформу введя бумажные деньги, так что недругов у него хватало и теперь у меня есть хороший министр финансов. Естественно они приняли глубокий Оммаж, и их плотно контролировала Мона (датчики виде камней и деревьев имелись по всему герцогству и в первую очередь в присутствиях, плюс Мона имела возможность вызывать «Глаз»). При моем «Совмине» была открыта «Школа управляющих», там преподавали гномы, вышедшие в отставку в Подгорье, они были достаточно занудливы и хороши в предметах, касающихся управления и финансов. А царица Ираида с радостью и прилежанием в качестве попечительницы взялась за Просвещение и Здравоохранение. Так что процесс, как говориться пошел.
      Тут подоспел с докладом о борьбе с преступностью начальник департамента контрразведки герцогства Панцер «СМЕРШ» майор Гук. Он доложил, что серьезная организованная преступность типа разбойников и Ночной гильдии, на территории герцогства практически уничтожена, мелкие группы и одиночки периодически всплывают, но Городская стража успешно с ними борется, особенно после того, как за поборы был повешен один из начальников и пара десятников. Проституция и азартные игры контролируются и отчисляют в казну 60% прибыли, пришлось правда повесить нескольких шулеров и сутенеров, но теперь все стабилизировалось. Всетаки Конопляная тетушка, весьма способствует укреплению ведомственной дисциплины.
      И тут поступило тревожное сообщение из баронства Куртц, что на одноименном притоке Ителя недалеко от Кронштадта, о том, что неведомо откуда появившиеся там морлоки стали похищать людей и лошадей. Барон с сыном, собрали дружину, выдвинулись в поход и сгинули, через три дня появился израненный и оборванны дружинник не в себе и стал рассказывать о какой-то черной бездне в горах, откуда и выходят морлоки. И еще «обрадовала» Мона, около лакуны где вмурована ее физическая Личность, ведутся горные работы и это происходит в тех же местах, где пошаливают морлоки, «Глаз» показал, что в горах находится огромный вход в штольню и возле него все время суетятся морлоки, а один раз в пещеру, провели группу закованных в кандалы гномов. А то баронство было практически единственным местом на материке, кроме Урочища, где ананасные ели росли и причем рощами. В поход, однако пора!
      На реку Куртц мы отправились на «Сомах», новом изделии Кронштадской верфи. Это были те же самоходные баржи, как и Мониторы, только поменьше размером, чтобы работать по притокам и малым рекам. Шварцлозе на марсе, КПВ и Пом-Пом на носу и на корме, еще по паре Шварцлозе и ДШК на бортах (все пулеметы, помимо турелей и тумб, имели пехотные станки), и на каждом судне по одной аппарели на носу. Влезало на них восемь тачанок или соответствующее объему количество десанта.
      С нами пошли лейтенанты из Изумрудной алы, Селена с егерями, Алекс с алой волонтеров, внезапно прибывший на ковре Ефирмар, драгуны, морпехи и все тачанки с башенками, а то их экипажи рвались в бой, бешено завидую Изумрудным коллегам, которые успешно повоевали и были обсыпаны наградами и брикетами силоса. Взял я с собой и весь выпуск рейтар, для больших маневров по зачистке баронства от мелких отрядов морлоков. Ну и пару гукоров в качестве разведки и эскорта.
      До баронства Куртц, мы добрались без приключений. Алекса с волонтерами я отправил в столицу баронства, наводить порядок и принимать хозяйство, баронство это я пожаловал Алексу.
      А потом, выйдя на ближайшую точку реки к пещере морлоков, мы начали высадку главного десанта. Драгуны и егеря споро развили тет-де-пон, и начали движение по главной дирекции, при поддержке тачанок. Морлоки среагировали достаточно быстро и из пещеры в нашу сторону потянулись не только группы пехоты, но и несколько катапульт, которых везли волы на больших повозках. Ну что же, как говорил начальник Петроградской Очистки – «Револьверы у нас тоже имеются». Все драгуны были вооружены СКС, у сержантов были РПД, а у моих морпехов были с собой мобильные КПВ, которые быстро разобрались с катапультами (вот волов конечно жалко, но жалко, как говориться, у пчелки).
      Через несколько часов драгуны и егеря блокировали вход в пещеру, но войти туда они не смогли, ибо на входе мерцала изумрудная дымка. Сквозь нее не могли пройти даже сами морлоки оставшиеся снаружи.
      Ефирмар посмотрев на ворота сквозь зеленый смаград в золотой оправе, висевший у него на шее, сказал, что включилась блокировка тонкого портала, настроенная на кратность прохода, она почему-то включилась на открытие, видимо после взрыва Черной башни, и отсчитав положенную кратность, отключилась. И теперь вход в пещеру открыт только посвященным или тем, кто владеет амулетами прохода. Мои Изумрудные лейтенанты и Селена были со мной, так что за посвященными дело не стало (как, впрочем, и за амулетами), и мы двинулись к порталу.
      Знакомо прозвучали в ушах звуки лопающихся стеклянных нитей и держа на перевес РПД и ППС, мы вошли в пещеру. Тоннель шириной где-то локтей пятьдесят (пятьдесят семь, поправила меня Мона) уходил вдаль не разветвляясь, черные стены и своды, были освещены сотнями светящихся грибов и поэтому целится было легко. Свинцовый ливень быстро успокоил морлоков пытавшихся атаковать нас с дубинками и копьями, чем дальше мы продвигались вперед, тем слабее было сопротивление. Через пару сотен шагов мы наткнулись на ряд железных клеток вдоль стены, в которых пребывали гномы и пейзане. Как рассказали освобожденные пленники, морлоки заставляли их рубить штольню для того, чтобы достать какой-то артефакт. У морлоков была секретная карта, по которой и определялся фронт работ. Мона сказала, что лакуна с ее сервером лежит в стороне от горных работ, но этот тоннель лучше завалить, но сначала надо исследовать местные тайники, которых тут имеется число три штуки.
      В первом тайнике были прикованные к стенам скелеты каких-то двух-хордовых существ, как сказала Мона, этим костякам, где-то пять тысяч лет, во втором стоял тесный строй металлических воинов, в полном вооружении рыцарей, плюс с тяжелыми арбалетами за спиной. Перед ними на каменном пюпитре стояла шкатулка. Я, действуя сугубо по наитию, тем более что «Чуйка» молчала, открыл шкатулку и достал оттуда большой черный кристалл, который сразу же заискрился золотыми и изумрудными искрами. «Сожми его в ладонях» - прозвучал у меня в голов Голос, чему я и последовал. И тут же по рядам рыцарей прошло движение, трое из них, латы и шлемы которых были инкрустированы серебром и золотом шагнули вперед и средний из них, отдав честь, ударив бронированной десницей по кирасе, отрапортовал, что Стальной Легион, готов к службе Его Милости. Мона уже нашедшая нужную инфу в своих базах сообщила, что это продукт лаборатории Предтеч, универсальные воины подчиняющиеся владельцу управляющего кристалла и если я пожелаю, то она сделает виртуальную копию данного девайса, с приоритетом перед кристаллом, на что я естественно согласился.
      А вот когда я вошел в третий схрон, привычно уже приложив ладонь на изображение руки на стене, то увидев то, что находится внутри, выругался большим боцманским загибом, густо сдобренным нецензурными выражениями, который практически повторил, вошедший туда в след за мной Ефирмар… Большой зал, ярко освещенный цветной плесенью, покрывающей стены и потолок, был уставлен огромными яйцами Фаберже, с иллюминаторами в которых клубилось звездное небо, а перед ними, стояло несколько мумий морлоков. И Ефримир, и Мона, хором произнесли: «Портальные модули !».
      Это был девайс портального перемещения, и он замыкался на того, кто первым нарушит стазис-поле, но с одним условием... Это должен быть Посвященный, иные обращались в мумии. Я судя по всему был посвященным. Как только я осознал и опомнился, то немедленно вызвал транспортный ковер и отправил один модуль на Базу в «Роще дураков», после чего открыл линию и переправил туда и рыцарей и модули. Рыцари сразу же получили приказ, о принятии под охрану периметра Базы, вместе с патрулями кентавров.
      За всеми этими хлопотами я подзабыл об освобожденных узниках, но они о себе напомнили сами. Два гнома и юноша в рваном дворянском колете, под охраной Селены, притащили связанного морлока, это был вождь этой трибы, что шустрила в тоннеле и баронстве. Юноша, представившийся таном Стормом, гордо протянул мне грубую кожаную сумку и доложил, что именно там находится та самая карта, по которой пленников заставляли долбить штольню. Я достал из сумки старый пергамент и развернул его. Там действительно была нарисована карта, и по виду старинная, но Мона, внезапно фыркнула и сказала, что это явный новодел и ему не больше трех месяцев, а Селена посмотрев на карту, стала бессовестно ржать. Когда она успокоилась, то сообщила, что такая карта висит дома у Алекса, это его творчество, и он когда-то две таких карты ставил на кон в Игорном доме по пятьдесят золотых. Как эта карта попала к морлокам и почему они привязали ее именно к этому месту непонятно, но можно выяснить у пленного. Морлок гордо заявил, что на карту они нашли в седельной сумке украденного коня, а когда открылся вход в тоннель, шаман сказал, что это знамение и они заставили пленников копать именно тут.
      По просьбе Моны, я подрядил гномов (попросившихся ко мне в герцогство) полностью обрушить этот тоннель, а тана Сторма, который попался к морлокам с двумя друзьями на пикнике, во время которого они перебрав келимаса заснули на полянке, принял в волонтеры и отправил к Алексу в замок. Ефирмар все это время находился в трансе, повторяя будто в забытьи, «А ведь Мог бы и первым войти», отбыл на ковре-самолете...

Глава 26. Розамунда ​

 []
     
     
     
     Как говорил наш зампотех – «Лишний запас э-э-э… никогда не вступит с вами в противоестественные сексуальные отношения». Я всегда старался следовать этому постулату и когда наткнулся в прайсе Хоттабыча на шикарные немецкие губные гармошки с клапанами и почему-то с эмблемами НКВД (очередная хохма Хоттабыча), на всякий случай прибрал себе эту партейку.
     Я в свое время, как и многие мои ровесники имел дело с этим арийским девайсом (у некоторых ребят они были из привезенных отцами с фронта) и поэтому, иногда вспоминал былое и как-то на Егерских маневрах в районе Базы, во время обеда, наиграл на Хроматической гармонике, «Розамунду» и эту мелодию услышала Селена и ее лейтенант и пришли в восторг. Причем Селена взяла с меня клятву, что губные гармошки будут только у меня и Егерей. Мне было не жалко, тем более что Егеря вполне заслужили персональные музыкальные инструменты, я определил Губные гармошки, как отличие егерю, принимавшему участие в боевой операции, в трех развед-рейдах или десяти патрулях. Когда я первый раз увидел фургоны влекомые кентаврами, на которых сидели егеря и наяривали на губных гармошках Розамунду, у меня чуть было не случилась истерика от смеха.
     Я кстати никогда не верил в халяву, тем более бесконечную и посему, пока была возможность, выгребал из складов Хоттабыча все бесплатные нечтяки (ну и платные по возможности). Что навевало на меня подозрения, так это то, что у Хоттабыча появлялись все новые интересные пункты в складских меню, но исключительно за золото. Я достаточно хорошо знаю складских и буквально чувствую, когда они начинают готовиться к эвакуации, устраивая распродажи, так вот такое чувство у меня появилось, когда от Хоттабыча поступило предложение о закупке дюжины мобильных пивных заводиков. Три фургона с оборудованием и пять цистерн, магический энергетический модуль с батареей на десять лет, плюс всеядная паровая машина, как аварийный бесплатный источник энергии, и возможность работы пивной системы на любом сырье помимо солодовых патронов, которых прилагалось шестьдесят тысяч. Слава Адаму Смиту и Карлу Марксу, у меня были и здравые мысли, и золото, и естественно долгих размышлений об экономической необходимости данной покупки у меня не было. Два завода я установил в столице, остальные в своем герцогстве. Одновременно была развернута сеть пивных ресторанов «Принц-Герцог». В империи в дворянстве не было презрения к торговле, а скорее наоборот, но я тем не менее ввел определенные сословные препоны. Дорогие сорта пива, из солодовых патронов, шли только в рестораны, а пиво из местного сырья, шло в оптовую продажу. Благодаря архивам Моны, мои чинуши нашли варианты, благодаря которым, имперским фискалам обламывалось с моего пивного бизнеса только 10 % от прибыли. В ресторанах я ввел для официанток униформу а ля Октоберфест, и провел через Имперский суд разрешение исполнять Розамунду, помимо территории герцогства, только в моих ресторанах или на пивных праздниках, где естественно будет продаваться пиво от бренда «Принц-герцог». Что поделать, герцогство растет, армия и флот крепчают и лишнее золото (как и серебрушки с медяками) не помешают. Тут кстати еще одна моя шутка вросла в жизнь. Маэстро Янковес услышав эту мелодию и узнав о моем авторстве, попросил уточнить пару музыкальных моментов, для последующей оркестровки. Я напел запомнившийся припев:
     
     Розамунда,
     Сердце прошу мне отдать!
     Розамунда,
     К маме не надо бежать!
     Розамунда,
     Верь мне, мы будем вдвоем:
     Ведь сегодня, Розамунда,
     Ты одна в сердце моем
     
     Присутствующие здесь же Селена и Алекс навострили ушки и потребовали разъяснения сюжета. А я решил все это использовать в воспитательных целях… Последнее время между егерями и морпехами усилилось соперничество и градус его мне не нравился, а применять строгие дисциплинарные методы к элите своей армии я не хотел. Так что воспользовался опытом нашего замполита, я сходу выдал вариант песни, где морпех и егерь влюбились в близняшек Розу и Мунду, а потом на свадьбе гуляли обе их алы. Так что эта песня полностью ликвидировала стычки морпехов и егерей в местах отдыха за кружкой. А оркестр маэстро Янковеса, включил Розу и Мунду в свой постоянный репертуар. И пришлось ввести новый парадный платунг, фургоны со смешанным десантом морпехов и егерей, которые дефилировали под новый марш.
     Ввиду ставшей более, чем серьезной охраны Базы, я устроил там огромный складской терминал, который занимал в первую очередь старые подземные выработки. Я бесконечно пополнял штольни всеми возможными бесплатными ничтяками от консервов и патронов, до женской дешевой бижутерии, которой у Хоттабыча было столько, что казалось он собрался в путешествие к дикарям, во всех параллельных мирах одновременно. Но и покупки за золото шли достаточно динамично. Десять генераторов стазис-поля с магическими модулями, достались мне по десять тысяч золотых и теперь я смог оборудовать самые крупные склады, стазис-полем, что сделало сроки хранения продуктов и вообще всего портящегося, бесконечными. Еще я удачно зацепил в спецификациях Хоттабыча, старый добрый комплекс ПТРК «Малютка». Тут конечно нет танков, но шесть пусковых установок с полусотней БК на каждую, когда-нибудь, но пригодятся. Простая как трехлинейная винтовка Мосина в управлении «Малютка» била на полтора километра, а БК у нее были комплексные, в ракете было больше взрывчатки, чем в штатном боезапасе, что добавляло к кумулятивной струе, осколочно-фугасный эффект, от чего и дальность была на половину меньше, что в данном времени было не фатально. Тем более, что Мона и Буремир убедили меня, что магическое поле, не дающее держать запас черного пороха больше чем фунт, на любые другие ВВ не действует, так что применить эти «Малютки» я мог в любой момент и очень эффективно. Я выделил под них специальные фургоны из расчета 3х1 и организовал Алу тяжелого оружия «Пегас», запрягши в фургоны естественно кентавров. Операторов «Малюток» готовил я лично, так как определенный опыт использования был. Вспомнилось кстати, как местные жители одной жаркой страны, устраивали драки из-за проводов, остававшихся после пусков (ракеты управлялись по проводам).
     И тут пришел вызов от императора. У меня в подвале городского особняка уже стояло Портальное яйцо, под охраной пяти рыцарей и посему, мы с царицей прямо с Базы, где гномы построили нам загородный замок со всеми удобствами, переместились с небольшой свитой в столицу. Порталы были еще в Кронштадте, в Рыбацком поселке и на Рыбачьих островах. Пока...
     После официального представления, мои адъютанты из Изумрудной алы, были приглашены в Гвардейский зал дворца, для отдыха и общения с дежурными гвардейскими офицерами. Моих егерей гвардейцы очень уважали, так как не теряли связей со своими коллегами переданной мне гвардейской алы и знали о боевом уровне усачей Селены. Царицу увлекла к себе в покои императрица, которой не терпелось рассмотреть подарки состоящие и косметики, драгоценностей и всевозможных женских мелочей, из последних поставок Хоттабыча.
     А император, герцог М и Буремир, стали вводить меня в курс новых проблем. Во-первых, мне сообщили, что в Совете новый Председатель и это Буремир. Старый председатель отравился во время ареста, после того, как следствие вышло на его шашни с герцогом Лиссом. Сам же мятежный герцог, перестал покидать свое герцогство, туда потянулись наемники с островов и архипелагов и явно он что-то замышлял. Я благодаря Моне, ее датчикам и «Глазам» был в курсе по ситуации в герцогстве Лисс. В главный порт герцогства Золь, в месте впадения в море одноименной реки, свободно заходили Черные фрегаты и привозили они черные кристаллы, типа тех, из которых строилась башня на Дельфиньем острове. И обозы формировались для движения в сторону Императорского моста, циклопического сооружения Предтеч на границе герцогства, на реке Мирра, а по данным агентуры герцога М, путь уже сухопутных караванов должен лежать на озеро Тару, где на острове находился Центр Силы, до сих пор считавшийся спящим. Надо было принимать меры и император, который был связан рядом условностей, попросил принять данные меры Вашего покорного слугу, и меры, что характерно были приняты...
     Во-первых в океанский рейд был отправлен Отряд кораблей ВМС герцогства Панцер, в составе трех фрегатов, четырех мониторов и пяти гукоров, под флагом контр адмирала Глебовского и наварха Одиссея и приданная им Отдельная, Трех боевых знамен, бригада Морской пехоты под командованием капитан-лейтенанта барона Вилс-Акулы. Официальной задачей был учебно-боевой поход вокруг материка, с целью борьбы с пиратством, неофициальной же задачей было уничтожение Черных фрегатов в районе портов Золь и Жемчужный (через него герцог Лисс вел торговлю озерным жемчугом, который добывался в главной торговой житнице герцогства Жемчужном озере») и разгром главных портов герцогства, плюс я посоветовал барону и наварху, обратить внимание на хранилища готового к отправке урожая жемчуга.
     А к коменданту форта «Верхний мост», что находился у одноименного моста в Черное урочище, заявился на ковре-самолете, с внезапной проверкой принц-герцог. Я привез туда Портальный модуль и инициировал его с точкой открытия непосредственно в огромных старинных искусственных подземельях под ним, которые сын Гимли, совершенно случайно обнаружил, проверяя фундамент заброшенного форта, на который я наложил свою герцогскую длань. Эти помещения по величине походили на базу космических кораблей, так что я спокойно туда перебросил конно-пулеметную дивизию «Буденновцы», в которую я временно объединил все тачанки и боевые фургоны, Егерскую бригаду Селены и восемь свежеобученных ал рейтар (ведь надо же обкатать их в бою, а по поводу названия все было в точку, так как на языке кентавров бой назывался – Буд). Такие силы я мобилизовал не случайно, Мона сообщила о концентрации войск герцогства Лисс по направлению к Императорскому мосту. Граф Алекс (в душе так и оставшийся виконтом) остался проводить демонстративный маневры кентаврийской конницы и младших курсантов всех наших учебок, что бы соседние герцогства были в тонусе и не помышляли о шалостях против империи. А тут пришло сообщение от агентуры герцога М и датчиков Моны, войска герцога Лисса в сопровождении огромного обоза из телег, груженных черными кристаллами, двинулись в сторону Императорского моста.
     В полулиге от форта отодвинулась часть скалы и из открывшегося огромного проема, под веселую и залихватскую песню про близняшек и их женихов морпеха и егеря, стали выезжать боевые платунги Буденновцев принца-герцога.

Глава 27. Императорский мост

 []
     
     
     
     
     Фельд-генерал трех Золотых знамен, барон Наур, лишил жизни уже трёх гонцов. Первого он застрелил, после доклада о том, что у обоза с провиантом отломались почти все колесные оси, второго он проткнул шпагой, когда он сообщил, что сгорел склад с катапультами, третьего приказал повесить, как провокатора, после сообщения о разгроме Жемчужного порта. Еще генерала очень раздражали три мага в черной повозке, но с ними ехал Советник двора и ни он ни они генералу не подчинялись. На самом деле генерал страдал от отсувтствия Жемчужной аыльцы, без которой не мог прожить и дня, но запас кончился, а все курьеры были пустыми.
      Очередной гонец, молодой корнет, надеялся, что новость что он принес, не является фатальной для его жизни и карьеры, хотя ее вся информация была однозначной.
      «Мой генерал. Обнаружены разъезды противника, и часть кавалеристов женщины»
      «В каком смысле женщины ?» - обалдело спросил генерал
     « В смысле с сиськами» - немного смущенно ответил юный корнет.
      Эта неожиданная новость, спасла следующего курьера, доложившего, что кирасиры приказом герцога отозваны прямо с марша и возвращаются в столицу герцогства, так что генералу придется обходится своими силами. Нет, в принципе два полка пикинеров, полк домобранов и шесть ал тяжелой латной пехоты, это большая сила, да и личная ала мечников, прошедшая с генералом две компании на островах многого стоила, но все равно с конницей было бы лучше.
      Генерал приказал пикинерам вытянуться двумя колоннами вдоль обоза, а тяжелой пехоте идти в авангарде «черепахой». Слухи о страшных арбалетчиках Черного маркизы, который был теперь Принцем-герцогом, достигли и герцогства Лисс, и хотя генерал считал это досужими сплетнями, но после того, как конь принес тело простреленного насквозь разведчика, определенная опаска появилась и вот теперь на горизонте наконец замаячил противник, на которого можно было выплеснуть все накопившееся раздражение.
     
      С диверсией на транспорте, у Спецназа СМЕРША все получилось очень хорошо. Идея о «сахаре в бензин», у меня сначала перевоплотилась в «пурген в сене», а потом и в присадку в колесную мазь. По гужевому уставу, перед дальним походом, оси у обозных телег густо смазывались чем-то вроде тавота. И я заказал у Хоттабыча аналог который через какое то время после смазки, деструктировал смазываемые поверхности. Когда я обрисовал цель данного проекта, Хоттабыч так ржал, что не стал даже брать у меня за это золото.
      Агентура в герцогстве Лисс у моей разведки имелась, выход на интендантов был найден и предложение колесной мази, за пол цены, прошло на ура. Правда были и сопутствующие потери у штатских… Часть мази ушла налево и в задуманное время, колесные оси полетели не только в военном обозе. Ну а склад катапульт, рейдовая группа кентавриек, исполнила зажигательными пулями из своих СВД, и из лиссовцев никто ничего так и не понял. Ну и кентаврийские патрули, четко выбивали почти всех фельдегерей противника и что интересно, у двоих из них, при себе был обнаружен мощный местный наркотик Жемчужная пыльца. Он вызывал привыкание с первого раза и за его хранение на территории империи полагалась виселица (у себя в герцогстве, я ввел как наказание за торговлю наркотиками, сажание на кол, ибо с моей точки зрение, те кто распространяют наркоту это нелюдь).
      Когда Черный обоз вошел в район тет де пон Императорского моста и стал перестраиваться в оборонительную схему, конно-пулеметная дивизия «Буденновцы», была полностью готова к бою.
      Я задумал нечто вроде разгрома Махновским пулеметным полком Кожина, корпуса генерала Барбовича в Крыму, только вместо махновского аэростата, у меня был «Глаз» (жалко что Хоттабыч запретил использование «Глаз», как боевых дронов, но и так хорошо.
      Егерскую бригаду Селены, я отправил так сказать, в рейд по тылам, но запретив до сигнала начинать боевые действия, соблюдая при этом жесткие меры маскировки, задачей егерей, была блокада Императорского моста, после того, как противник перейдет на тот берег реки. Мост это поражал воображение, он представлял собой высоченную арку под которой свободно мог пройти фрегат, шириной мост был локтей двести, его огромные быки венчали буквально крепостные башни. Я изначально хотел сделать в башнях пулеметные точки, но Буремир объяснил мне, что в башни попасть невозможно и на мосту не действует ни одно оружие, не то что арбалет, там даже меч из ножен вытащить невозможно. Рядом был старый заброшенный форт, на который не распространялось нейтрализующее магическое поле, и в нем я сделал пулеметную засаду.
      Рейтар я определила резерв, а тачанки с боевыми фургонами в центре, я развернул полумесяцем в сторону противника.
      Среди фургонов была новация, ибо я причислил двенадцать из них к Морской пехоте, и это была новая модель, только с одной башенкой, но с ДШК спаренным с РПД. В каждом «военно-морском» фургоне, находилось отделение морпехов, вооруженных СКС (у комода был ППС). Изумрудные кентавры, очередная триба которых прибыла ко мне из Урочища, были в восторге от своей новой «тягловой» службы, СКСов, касок, но сразу же потребовали для себя тельняшки. Мне было не жалко и хотя Хоттабыч содрал с меня по два золотых за нестандартный заказ, получилось зачетно. Что интересно, тельняшки кентавры носили как парадную одежду, а в остальное время использовали их как некий передник, а название «Летучий огневой эскадрон», их просто восхитило (я хотел добавить – «Имени взятия Бастилии Парижскими коммунарами», но передумал. Гуингмы короче.
      Я находился в центре тачаночной баталии, в фургоне с батареей Малюток. Разведка доложила мне о некоей повозке с Черными магами и это меня тревожило, а тревогу надо гасить, инициаторами хорошего настроения, то есть, либо хорошей стопкой келимаса, либо хорошим залпом.
      Когда Лиссовцы перешли мост и целеустремленно двинулись в сторону озера Тару, то они не сразу заметили цепи моих Буденовских войск. Я активировал систему наведения и прильнул глазом к перископу (все было штатным советским, кроме аккумулятора, черной коробочки с клеммами, и стоило к которой поднести руку, как вспыхивали мерцающие изображения черепа с костями. Лаконично и доходчиво, однако). Найдя в перекрестии силуэт черной повозки, я привычно крикнул бойся и нажав на огневой плунжер, зашевелил джойстиками. Я несколько доработал систему и смог после старта наводить ракету с помощью своего виртуального экрана, Мона наложила увеличенное изображение на то, что я видел в перископ и попадание было обеспечено. А потом пошли в дело пулеметы…
      Обозники бросили телеги, пикинеры пики, домобраны просто кинулись в рассыпную бросая оружие и срувая с голов шлемы, лишь латная пехота пыталась держать строй, но безуспешно. В последнюю атаку пошли мечники, они пытались прорваться к форту, но ДШК, это очень хороший пулемет, особенно когда его поддерживают РПД-44. Рейтары довершили разгром.
      А перед мостом уже занимали позиции егеря, быстро и споро окапываясь (это сноровку к земле в них вбили в учебке на рефлекторном уровне). И как пара вишенок на торте, на реке появился мой главный сюрприз – парочка гукоров (ну люблю я использовать порталы, особенно если это для пользы дела).
      Барон Нуар, командующий без армии, хмуро смотрел на мага в обгорелых черных лохмотьях, единственного уцелевшего из едущих в черной повозке, а тот кричал что то о том, что надо собрать всех кто выжил и идти в атаку. Барон поднял двуствольный колесцовый пистолет богато украшенный золотом и каменьями, подарок знакомого Жемчужного шкипера, балующегося иногда и пиратством, взвизгнуло колесико выбивая сноп искр, и тяжелая пуля, по пиратской традиции надрубленная крест на крест, разнесла голову мага. А потом, посмотрев на тела своих гвардейских мечников, растерзанных этими жуткими скорострельными арбалетами принца-герцога, барон уткнулся стволами себе под подбородок и нажал на второй курок.
      Генерал Нуар застрелился, а у меня появилась новая забота – пленные. Но меня выручил Буремир, он сказал, что пленных и обоз забирает для каких-то своих волхвских нужд и пошел было открывать портал, но я попросил его, пока рейтары наловят побольше разбежавшихся домобранов. И попросил волхва довести до императора одну мою идею.
      Проведя уже привычный парад, и произведя награждения и повышения, назначил командира форта «Императорский мост», придав ему гукоры, две алы егерей, и рейтар, (как учебную часть на стажировке). Вот так закончился еще один бой этого анабазиса.
     
     
     

Глава 28. Конец герцогства Лисс

 []
     
      Столица, Императорская площадь. Коронационная трибуна.
      Император и герцог М, в окружении свиты наблюдают за шествием пленных Лиссовцев.
      Император: «Да, эта идея с проходом пленных изменников по столице мне нравится все больше и больше. А мысль о том, что бы за любой подвиг во время Освободительного похода давать ленное баронетство, даст нашей армии огромную вспышку энтузиазма. Правда наш друг принц-герцог, меня немного начинает пугать, причем своей покладистостью. В разгроме герцогства Лисс, его роль перевешивает все остальные, но его запросы более чем скромны. Баронство Жемчужное вместе с Малым Жемчужным озером и баронство Тару вместе с озером и Императорским мостом. Странно все это, да и тревожит».
      Герцог М: «Ваше величество, принц-герцог просто весьма умный человек, он просит меньше чем может взять, показывая, что не стремиться к невозможному. И вот еще что… Вы помните вашу любимую игру детства «Королевская битва» ?»
     Император: «О да! Огромный ящик с песком, макеты замков озер и лесов, армии из маленьких глиняных фигурок. И ты всегда выигрывал у нас»
      Герцог М: «Ну я был старше вас всех Ваше величество и меня прельщали иные игры, а выигрывая я становился менее интересным партнером».
     Император: «И всех умнее ты был всегда. Ну а что теперь с нашим большим ящиком, под названием герцогство Лисс. Этот жирный боров, объявил себя королем и я уже подписал Указ об объявлении мятежников вне закона. Герцог Оз уже выдвинул свою дружину в поход, принц-герцог блокировал своим флотом все побережье мятежников, а я выступаю через два дня».
     
      Герцог Оз меня приятно удивил. Молодой вояка, в темно зеленом егерском костюме, чем то похожий на Робин Гуда из кино, смелое открытое лицо и хорошее чувство юмора. Когда он был еще подростком, его тетушку с любимой кузиной , убили и ограбили разбойники и с тех пор он объявил им войну на уничтожение. Зачистив свое герцогство, он стал осчастливливать своим обостренным чувством справедливости и соседские земли. Причем он применял методы достойные Одиссея и капитана Фигнера. То он изображал жирный купеческий обоз, то просто переодевался дородной купчихой с богатым багажом, которая путешествовала с небольшой охраной и была лакомым кусочком для разбойников. А по всей империи бродила история, обраставшая всевозможными яркими подробностями… Как на купчиху ехавшую со служанкой и кучером по лесной дороге, на домрезе перегруженном багажом напали разбойники. Двоих застрелил кучер, одного служанка, а атамана сразила молодецким ударом кулака купчиха, после чего местный Зорро, встал на колено и попросил у прекрасной воительницы руки и сердца, после чего, служанка свалилась на траву рыдая от смеха (это был переодетый адъютант герцога), а купчиха (переодетый герцог) провела еще один, сокрушающий на этот раз нокаут. Я подарил герцогу Кольт, как у моих кентавров и он с ним больше не расставался.
      Замок Лисс стоял отдельно от города, и по одной из местных архитектурных мод, состоял из одного большого Донжона. Герцог, как и я не хотел попросту расходовать жизни своих солдат, и учтиво восхвалив мои военные таланты, попросил высказать свое мнение по штурму. Мы с ним на тот момент, как командиры своих дружин были равными по званию, так как Верховным главнокомандующим был Император, а он задерживался. Я демонстративно задумался и поинтересовался у герцога, очень ли он расстроится, если содержимое замка сильно пострадает, а то и вовсе исчезнет, на что герцог сказал, что этот хлам (включая самого Лисса) ему не интересен.
      И тогда я перефразировав Катона Старшего, сказал – «Лисс должен быть разрушен». А на вопрос герцога – «А как ?», я просто ответил «А мы его сожжем».
      У герцога Оза были весьма неплохие требушеты, а у меня был запасец бензина и мазута в бочонках, который остался у меня в Лядунке после давней заправки бурского бронепоезда. Четыре дюжины бочонков, было вполне достаточно, тем более, что плюс к ним работали и мои «Рыси». Недалеко от замка, стоял брошенный дом, этажа эдак на четыре. Там сидела фискаляная служба герцогства и этот дом и его обитателей ненавидела большая часть местного населения. Сейчас он был пустой и по нему требушеты дали пристрелочный залп, четыре бочки мазута и четыре бочки бензина метко упали на плоскую крышу, а вслед за ними, туда прилетела ракета из «Рыси». Полыхнуло знатно, а мы послали в замок парламентеров, из числа пленных, с предложением герцогу Лиссу сдаться добром. Кстати, когда горела Фискальная служба из замка кое где наблюдались явно радостные шевеления. По прошествии указанного в ультиматуме времени, с верхней площадки замка сбросили вниз четыре тела, повисши на толстых канатных петлях. Это были парламентеры и еще кто-то попавший видимо под горячую руку. Вдпуг ворота приоткрылись и из них стали выбегать люди, а по ним стали палить арбалеты из бойниц и я скомандовал огонь, герцог Оз, что характерно, тоже. По бойницам ударили пулеметы и «Рыси», на замок посыпались бочки и в результате получилась небольшая Этна.
      Среди беглецов оказалась девица в костюме официантки моего Пивного ресторана, звали ее Флори, ее управляющий герцога обманом заманил в замок (ну правда и золотых отсыпал), но здесь из нее хотели сделать натуральную рабыню и когда в замке начались волнения в связи с осадой, Флори с частью взбунтовавшихся слуг и дружинников не хотевших сгорать заживо, сбежала из замка, напоследок прирезав управляющего, что он честное слово заслужил и задрав пышные юбки, показала стилет за подвязкой. Смотревший на девушку с непередаваемым восхищением, герцог Оз, попросил меня разрешение оказать приют моей вассалке, на что я сказал, что в моих ресторанах все официантки вольнонаемные, так что ей самой решать, кто и как её приютит, но моей вассалкой она теперь точно будет, так как я жалую ей титульное баронетство. Официантка сделала два книксена, сверкнув не маленьким бюстом в кружевном декольте и сказала, что она верная слуга любимого принца-герцога и если он не против, то с восторгом воспользуется гостеприимством его светлости. Мы с его светлостью не были против.
      По словам беглецов, в замке остались только ближайшие клевреты герцога и замешанные в кровавых расправах дружинники из личной охраны герцога, их так и называли Ала палачей, так что особо плакать по ним никто не будет.
      Мы тепло распрощались с герцогом, обменявшись приглашениями в гости и я двинулся с со своими егерями и морпехами в сторону порта Жемчужный. Герцог еще предложил поделиться лошадьми, так как нам далеко было идти пешком, но я оговорился тем, что мы, мол быстро ходим. Отойдя на пару лиг от обитаемых мест, я вызвал ковры-самолеты и контингент был быстро и с комфортом доставлен в порт, где уже находились граф Алекс и наварх Одиссей с эскадрой.
      И опять была торжественная встреча, и два парада, морской и сухопутный, царица Ираида и Селена, прибыли через портал (который теперь был и здесь) и все как всегда закончилось пиром.
      И тут как раз прибыл курьерский галеас от императора, с сообщением, что последние отряды герцога Лисса капитулировали и этого герцогства больше нет, так как его земли поделены между Метрополией и герцогствами Панцер и Оз.
      А в Кронштадте меня ждала делегация Мелюзин. Одна из триб отделилась от племени и просила у меня часть акватории Ителя в моем герцогстве, на что я предложил им Малое Жемчужное озеро, на правах моей вассальной территории, на что они с восторгом согласились.
      Ну и под конец всех этих новостей я узнал главную. Царица Ираида была непраздна и как сказал волхв, у нас будет дочь.
     

Глава 29. Красные перцы

     
 []
     
     
     Мизюлинам очень понравилось Жемчужное озеро, теперь охрана акватории и сбор жемчуга были целиком на них. Они привезли с собой кучу Белых лилий, а королева Анаэль, прибывшая на новоселье, своей магией помогла прижить лилии в озере и увеличить их количество,и разрешила мне запустить в озеро Белых сомов, которых у меня в Лядунке было достаточное количество, стазис оставлял рыб живыми, только немного снулыми, такая вот магия. Ираида подарила ей в ответ сундук косметики и прочих женских прибамбасов и все как всегда закончилось пиром, но тут во дворе дома бургомистра, где мы остановились (бургомистра, благодарное местное население немножечко растерзало, узнав о перемене власти), раздался сигнал тревоги. Во всех подразделения моей дружины были введены единицы горнистов, естественно при горнах, для которых была разработана система сигналов. Рации, рациями, но и старые методики тоже не помешают. Кстати помимо горнов, я ввел и флажковую сигнализацию, по типу Советской танковой.
     Но тревога оказалась ложной, просто из портала появились Буремир с братцем и герцог Магог, и привезли они мне проблему. По данным дальней разведки (так герцог М, назвал одного ушлого купчика мотающегося на острова), Черные колдуны, строят у себя на одноименном острове Черную же башню, причем очень большую. Они заказали пиратам любое количество невольников и платят за все золотом, рубинами и черными опалами. И самое главное, это то, что главный Маг-Строитель, без которого строительство остановилось, попал в плен на архипелаге «Красные перцы», славящимся своими борделями на любой вкус. Этот маг настолько слаб во всем кроме строительства, что его смогли захватить и удерживать в плену, местные Ночные парикмахеры, там этот неудачливый колдун выдавал себя за купца с островов и видимо излишне громко звенел золотом, но его наверняка могут попытаться выручить Черные маги и пленника надо перехватить, а учитывая, что мой флот на сегодня самый боеспособный в империи, на перехват выпало идти мне.
     
      Моя эскадра бывших Черных фрегатов, благодаря последним битвам рядом с берегами герцогства Лисс, несколько увеличилась. Помимо Меркурия, Юноны и Авось, в кордебаталии появились еще Варяг и Аврора (ну не удержался). Помимо штатного для моих кораблей вооружения, я добавил по батарее «Малюток», причем установлена она была на марсе. Морпехов на кораблях было по роте (по три алы, плюс ала тяжелого оружия, плюс один бронефургон, в башенках которого, один из РПК был заменен на ДШК), ну и по але егерей Селены на каждом корабле, куда уж без нее. Ну и три галеаса Одиссея, который не смог пропустить такого похода, все-таки Наварх и капитан-лейтенант.
      Со мной на Меркурии было четыре Рыцаря, на этом настояли волхв и царица (оба волхва увязались со мной, а царицу Ираиду я оставил на хозяйстве), да еще герцог Оз бывший у меня в гостях увязался, узнав, что мы собираемся на Красные перцы. Григ с платунгом спецназовцев СМЕРШ присутствовал по службе, ну а кандидатуру Алекса, лично отвергла Селена, заявив что не дело благородному графу мотаться по скопищам борделей (я запомнил ибо таких подстав не забываю).
     
     Главный порт архипелага Красные перцы, напоминал некий гибрид Дали и Пиросмани. Пестрые застройки анфиладой спускавшиеся к порту, одновременно напоминали изящные арабески древних кастильских мавританцев, и бидонвилли Кейптауна и Рио. Порт был забит галеасами, под разноцветными флагами с изображением песочных часов, это был знак местных пиратов. Я не стал рассусоливать и приказал расчисть фарватер. Пулеметчики с радостными стокатто стали выполнять приказ.
     
     
     Чуйка и Мона одновременно предупредили меня о некоей странности, густо покрытого кустарником мыса, выдающемся в море справа от входа в бухту. Я отдал приказ о перестройке кордебаталии в кильватерной строй левым бортом к подозрительному месту, и как только новый строй сформировался, в зелёной стене густо переплетенных листвы и ветвей, открылись ниши, откуда в нашу сторону споро ринулись галеасы под пятихвостыми алыми вымпелами маркизата Красные перцы. На носу каждого из них торчал штурмовой «Ворон»* и теснились абордажные команды, плюс к чему, как доложила Мона, на каждом весле сидело по три гребца и это были не рабы, а воины. Но маркиз Перец и его корсары, явно не читали стих сэра Хилэра Беллока (приписываемый Киплингу)…
     
     «На все вопросы ваши такой дадим ответ:
     У нас пулеметов много, - у вас пулеметов нет»
     
     То есть Виккерсов, ДШК и КПВ, у нас было достаточное количество, да и Пом-помы имелись в наличии, так что «атака лёгкой кавалерии», была обречена, плюс Одиссей, вымолив у меня разрешение, ринулся под конец со своими галеасами в лихую атаку. Как он потом объяснил, ему очень понравились «Вороны». Я приказал помочь безудержному греку, обстреляв его цели слезогонкой из Рысей. Все воины Одиссея, как причисленные к Морской пехоте, были в противогазах, которыми очень гордились, так что абордаж удался.
     Город был взят достаточно быстро, мои морпехи в касках и противогазах одним своим видом отбивали у местных вояк волю к сопротивлению. А городок был интересный. Это архипелаг славился красным перцем, который тут рос массово и буквально везде, борделями и огромным рынком скупки пиратской добычи, и все это наложило определенный оттенок на местную архитектуру.
     
     Разномастные разукрашенные всевозможными архитектурными излишествами особняки центральной улицы города объединяла одна общность… Во всех домах, вторые этажи украшали Мавританские аркады в которых извивались танцовщицы. Причем моих морпехов в противогазах, они в отличие от городской стражи совсем не боялись, а скорее наоборот, чему эти усатые морды в тельняшках были весьма рады.
      Наши бронефургоны, ведомые лейтенантом СМЕРШ Зунгом, подъехали наконец к борделю с непредвзятым названием «Букет невинных лилий». Разыскиваемый нами Муг Строитель, оказался ходячим когнитивным диссонансом. На нем бы роскошный наряд богатого купца, большой, но судя по всему полупустой кошелек на поясе, кинжал и абсолютно бесхитростное лицо с испуганно-обиженной миной. Он изо всех сил цеплялся за локоток танцовщицы и судя по всему не собирался ее отпускать. Данная невинная лилия была так одета (вернее полураздета), что у караула морпехов усы шевелились даже под противогазами. Мастер Муг, оказывается был натуральным самоходчиком, он поплыл будто бы закупать строительные материалы для башни, а сам во время стоянки на Перцах, сбежал на берег и завис в этом борделе, распустив через девиц слух, что его похитили и держат неизвестно где.
      «Поймите Ваше сиятельство» - говорил он мне – «Я строитель и хочу строить дворцы, а не Черные башни, которые погубят этот Мир. Я знаю что после катаклизма Остров Колдунов уцелеет, но что я там буду делать, среди этих фанатиков».
      Как рассказал мне Муг, Черные маги хотели сначала построить систему башен по всему Миру, но противодействие Империи и волхвов этому сильно мешало и поэтому Синклитом было приеято решение построить одну большую башню, так как в старой книге нашлось упоминание о том, что если принести десять тысяч человеческих жертв, то действие артефактов волхвов будет нейтрализовано и катаклизм наступит немедленно. И исходя из всего вышеперечисленного, Муг Строитель просится под мою руку.
     
     А Григ шерстил купеческие дома занимавшиеся скупкой добычи у пиратов. Повесил он только троих работорговцев, а с остальными достиг консенсуса, по поводу того, что половина состояния стоит радостей продолжения существования на этом свете. Моя казна существенно пополнилась, а в городе, после того как отплыли купцы признанные персонами нон гранта,освободилось много особняков,
     Ввиду того, что старого владетеля разнесло очередью из Пом-пома, Селену я поздравил маркизой Перец, так как не видел смысла оставлять такой Лен кому либо. Тут проявился герцог Оз, который учтиво попросил отпустить к нему под руку нескольких милых существ страдающих в пиратском плену (которых он наверняка «освободил» в каком-нибудь борделе), на что я милостиво кивнул. И под конец явилась делегация с Устричного острова, с просьбой освободить их от пиратов, забирающих львиную долю улова и взять остров и его жителей под свою руку.
     Так что мое герцогство опять «пополнело».
     Установив Портал во дворце наместника (Селена рекомендовала на эту должность одного из своих лейтенантов) и выделив в охрану точки двух Рыцарей, я отправил через портал волхвов, Муга и герцога Оза с пленницами и ужу думал и самому сгонять через портал в Кронштадт, как и Мона и «Чуйка», буквально хором заблажили – «Черные фрегаты на горизонте».
     

Глава 30. Моя Чесма

     
 []
     
     
      На картинке с «Глаза», я увидел флотилию Черных фрегатов идущих со стороны Устричного острова. Фрегаты выстроились клином, углом в нашу сторону. Одиссей возбужденно закричал, что так же выстраивались корабли Троянцев, что бы вести огонь из всех носовых катапульт разом. У Черных фрегатов на носу были огнеметы и судя по всему, они хотели подойти на дистанцию прямого выстрела и скорее всего не знали о боевых возможностях моих кораблей, но что-то меня беспокоило, да и «Чуйка» давала звоночки и я послушавшись интуиции включил на виртуальном экране пульт управления батареей «Малюток», стоящих на марсе (я велел Моне сделать систему телеуправления ибо не принц-герцогское это дело лазать по мачтам), параллельно я приказал по Уоки-Токи другим двум расчетам «Малюток» занять свои места. Одиссею я велел никуда не соваться, держать свои галеасы сзади фрегатов, но быть наготове. Я приказал Пом-Помам и КПВ, уничтожит три головных судна противника, а по остальным вести огонь из Шварцлозе, на выбивание экипажей, эти фрегаты я хотел присоединить к своему флоту.
      Бой начался штатно, три Черных фрегата мои ребята размолотили даже не перегрев стволы, но тут раздался громкий свист перемежаемый ревом и над Черной эскадрой материализовался самый настоящий дракон, «Чуйка» аж взвыла. Дракон завис в воздухе, выбирая видимо с кого начать трапезу. А я не стал ждать выбора пунктов в меню и совместив перекрестие виртуального прицела с черным силуэтом, мысленно нажал на огневой плунжер и он, что характерно сработал. Ракета вмазалась прямо в центр черной туши, а я уже запускал вторую ракету, и дал команду огонь на батареи на Юноне и Авось. Сначала попала моя первая ракета и ракета с Юноны, потом моя вторая, следующая ракета с Авось спикировала на вырвавшийся из строя в нашу сторону фрегат, попытавшийся при этом дать форсаж в нашу сторону, то ли с целью абордажа, то ли с целью тарана. Ракете помогли КПВ и Черный фрегат очень красиво загорелся и взорвался, разбрасывая огромные протуберанцы, как «Бурдж-у-Зафер» при Чесме. А бедный дракон, словив еще пару ракет, красиво распадаясь на куски, рухнул в океан, где сразу же закипела пирушка, у Гривастых крокодилов. Еще два Черных фрегата ринулись в безнадежную атаку и полыхнули, как и первый, но оставшиеся четыре мы хорошо прочесали из Швацлозе не повредив силовые установки у трех из них, (четвертый тоже полыхнул) и Одиссей лихо их абордажировал, при поддержке Юноны. Я назначил Маугли командором трофейного отряда и повел объединенную эскадру на Устричный остров, благо туда было ближе всего, да и делегаты - старейшины оттуда, были у меня на судне, впрочем они, сразу же после поражения дракона, как встали в позу пьющего оленя, так в ней и пребывали. Как выяснилось, этот птеродактель-переросток, уже двадцать лет терроризировал их остров, требуя три коровы и две бочки браги в день, угрожая в противном случае спалить все поселения на острове, это же грозило пейзанам, в случае разглашения данного факта широкой общественности вне острова, причем Черные фрегаты, отоваривающиеся у них на острове устрицами (причем по дешевке), зная о драконе, помощи не предлагали. То есть пейзане меня тупо подставили, использовав в слепую, как стороннюю силу, которую если что не жалко, о чем я им и сказал, и пообещал этого не забыть, в ответ на что они стали рыдать, каяться, бить себя кулаками в грудь, заявляя, что для такого воителя как принц-герцог, какой то мелкий дракон это тьфу и вообще, благодарный остров, покорно дарует мне Право первой ночи. На что я ответил крайне грубо, объяснив, что я в данном случае передам это свое Право Гривастым крокодилам, чем опять вверг их в коленопреклонение, но потом почти простил, назначив им налог в треть засола улова.
      Этот остров славился малосольными устрицами, которые благодаря секретному спецрассолу, являвшемуся местным секретом, весьма долго хранились и входили в важный предмет местного экспорта, наравне с красным перцем…
      Высадка на остров прошла в штатном порядке, военных сил у островитян не было, кроме чего-то вроде сельской стражи и достаточно мощной охраной складов готовой продукции. Население острова делилось на Семьи, у каждой семьи были свои пристани, цеха засолки и склады, и у местной молодежи было хобби освященное традициями – сопри бочонок устриц у соседей. Пойманных устрице-крадов, опять же по традиции, привязывали к столбу в центре Семейной усадьбы и закидывали рыбой (мелкой и не до смерти), и я решил про себя, что тут есть явные кандидаты в учебку морпехов.
      Я оставил на острове алу морпехов, назначив ее лейтенанта комендантом острова. На мысе у входа в бухту была старая башня, где морпехи и расположились. Я решил менять их по ротации курсантами из учебки. И еще я решил поселить тут несколько казачьих семей, которые хотели покинуть Урочище, пусть будет станица Вустрица, да и гарнизону хорошее усиление.
      Башню я вооружил одним КПВ, двумя ДШК и тремя Максимами из своего арсенала в лядунке, как раз курсанты и потренируются в стрельбе по морским целям.
      Пир устроенный в честь нового статуса острова, естественно изобиловал морепродуктами, были и неплохие говяжьи стейки. Я вспомнил одну старую фантастику про разумных устриц, которые собирались отмстить человечеству и поведал ее обществу в виде легенды, чем вверг всех в глубокую задумчивость. Староста одной из Семей, по этому поводу перебрал крепленой браги и во всеуслышание клялся добавлять в рассол больше мяты, что бы бедные устрицы меньше мучались.
      Вернувшись в Красные перцы, я стал оснащать трофейные суда. Их было три и вспомнив капитана Блада и Жюля Верна и Беляева, я назвал их Арабелла, Наутилус и Аэлита. Открыв портал в Кронштадт, я выцепил новые экипажи и вызвал из Урочища казачков, которых доставили транспортные ковры, вместе с пожитками и скотиной, хватало среди них и холостых, но я их успокоил, рассказав, что и молодых рыбацких вдов и девиц на выданье, на острове полный примус.
      Команды уже проходили практику на фрегатах, так что я решил не откладывать поход и уже завтра двинуться к «Острову Черных Колдунов, отрабатывая слаживание по пути. Оба волхва выказали желание меня сопровождать, а Хоттабыч, у которого я по любому случаю затоваривался боеприпасами, подкинул мне кое-что из своего закрытого запасника, это была полубатарея 152 мм гаубиц 1930 года, с улучшенной системой наводки и сотней БК из шнековых бетонобойных снарядов, (то есть, то что надо для Черной башни). Весила эта дура три тонны, но кентавры убедили меня, что это для них не груз. А Хоттабыч с барского плеча выделил мне две семьи гномов-канониров, которые в совершенстве владели этой артсистемой. Я принял гномов под свою руку и выделил им землю под поселение. А ночью я увидел сон… Какой-то явный маг с седой длинной бородой на злом лице, грозил мне всевозможными карами, если я не откажусь от похода на Остров Черных магов. Я обложил его в ответ и насмешливо ему сказал – «Ты мол меня в собаку преврати», чем вызвал взрыв бешенства, после чего я просто достал свой Стечкин и выпустил во вражину всю обойму одной очередью, после сего он исчез, а я проснулся с пистолетом в руке, чем напугал жену.
      А ровно в полдень, моя эскадра, покрыла море алыми парусами. Курс был на Черный остров.
     

Глава 31. Остров Черных магов

 []
     
      Сначала поход шел вполне спокойно, но потом меня стало что-то тревожить, хотя Мона и «Чуйка» молчали. Первое, что меня насторожило, это стаи Гривастых крокодилов сопровождающие наш ордер со второго дня похода. Они вели себя вполне мирно, плыли слева и справа от наших кораблей на приличном расстоянии и не проявляли никакой агрессии, а наоборот выказывали определенное веселье, периодически выпрыгивая из воды.
     -«Жрать хотят»- глубокомысленно заметил вахтенный лейтенант и тут-то у меня в голове все и сложилось, ибо перед взглядом сразу всплыла картина Гривастых крокодилов, пожирающих останки дракона. Я рявкнул в Уоки-Токи – «Расчетам Малюток полундра!» и вызвал на экран прицельную рамку ракетного огня. И тут взвопила «Чуйка», а Мона интерфейсом Карениной доложила: «На два часа групповая воздушная цель, три дракона» и драконы эти увы были не последние…
      На шестом драконе закончились «Малютки», хорошо у штатных стволов все было хорошо с боеприпасами, но вот боюсь с седьмым драконом, нам было бы нелегко. Я достал из лядунки запасные комплекты, но на установку и тем более на перезарядку времени могло не хватить. До Наутилуса таки долетел один огненный плевок, но аварийная команда «Саламандра» справились (ох как же удачно я нашел в прайсе Хоттабыча складские мобильные огнетушители – ОВЭ и ОП, правда к каждому из них прилагалась аватара саламандры, которая была в принципе рабочим индикатором автоматизированной противопожарной системы. Короче я отслюнявил старому прапору-шантажисту три центнера золота, но обеспечил свой флот нормальной системой пожаротушения, о чем сейчас ни капли не пожалел). Аватары красавиц в пожарных касках носились по всему кораблю, лихо туша очаги возгорания и грозя синдромом косоглазия экипажу. Один воспылавший страстью юнга как то даже попытался шлепнуть по изящному задку возящуюся у огнетушителя прелестную пожарницу, и был до глубины души поражен тем, что его ладонь без сопротивления прошла сквозь манящий изгиб и вмазалась в железный баллон. В ответ на что саламандра хихикнула и показала обалдевшему юноше язык.
     
      Короче Наутилус поплелся назад, а мы продолжили рейд, оставив за флагом пирующих Гривастых крокодилов.
      По словам Маугли (доросшего уже до Кавторанга), Черных фрегатов тут уже практически не осталось, две эскадры находятся с другой стороны материка, а еще одна аж у Ледяного пояса, откуда им сюда быстро не добраться. На самом острове, есть катапульты на берегу и форт, но все это расположено возле Золотого мыса. Этот мыс на самом деле ловушка, для неокрепших душ. Про него постоянно распространяются слухи, что он мол забит сокровищами и загонами с юными девственницами и туда периодически приходят набег пираты и просто всевозможные авантюристы, в результате чего все нападающие оказывались в плену, так как после высадки, которой никто не мешал, алчных разбойников окружали Стальные Ракшасы (опять дежавю). Эти монстры по описанию напоминали моих Рыцарей, были вооружены двумя топорами и арбалетные болты и абордажные сабли их не брали. По этому поводу, я будучи на траверзе Черного острова, добавил через портал десант в сотню своих Рыцарей (Мона покопавшись в архивах и данных со своих датчиков, нашла еще две пещеры с Железными воинами. Так что у меня теперь была обеспечена серьезная охрана всех Порталов и на десант при этом кое-что оставалось. И десант состоялся…
      Сначала Пом-помы отработали по засеченным с «Глаза» катапультам, после чего отмахнувшиськороткими но эффектными очередями от сдуру сунувшихся к ним патрульных галеасов, фрегаты ворвались в бухту и разобравшись по пирсам, начали выгрузку личного состава и техники.
      А Одиссей со своими античными орлами, занялся инвентаризацией Пиратской бухты, там борт к борту стояли сотни захваченных в разное время Черными магами кораблей.
      Первыми на берег сошли Рыцари. Группами по пять боевых единиц, они углубились в лабиринты портовых улочек и были немедленно атакованы Ракшасами. У моих Стальных ликторов, помимо мечей, которые рубили все что угодно, были еще и двуствольные «Макнамары»*, сделанные мне по спецзаказу Хоттабычем, а с тыла их поддерживали РПД морпехов, так что Ракшасы скоро кончились, хотя повреждения паре десятков Рыцарей они нанесли, уж больно лихо они метали топоры, даже паре морпехов прилетело.
      Пока выгружалась артиллерия, я рассматривал на экране изображение Черной башни. Это было монументальное сооружение, она уже была построена больше чем на половину, но сейчас стройка стояла ибо без Мага Строителя, следующий этап начаться видимо не мог (Сам Мастер Муг, занимался в это время строительством моего дворца в бывшем баронстве, а ныне Герцогстве Панцер).
      Гномы доложили о готовности орудий и я приказал начать пристрелку. С третьего снаряда цель была накрыта и огонь пошел на поражение. Снаряды били по верхней части подножия башни, и бетонобойные снаряды с дополнительной тротиловой начинкой выгрызали из черного массива огромные глыбы и я прикинул, что БК вполне хватит и даже еще останется. Снаряды были унитарами и посему скорострельность была на уровне
      Пару раз противник пытался нас атаковать, но безуспешно. Ракшасов посекли пулеметами, а попытки магических атак пресекли волхвы. Они включили какую-то магическую хрень, генерирующую защитное поле и на любое магическое воздействие отвечал рикошет энергии, буквально испепеляющий атакующего мага.
      Я находился на палубе «Меркурия», все батареи «Малюток» были перезаряжены и я ожидал обещанной «Чуйкой» неожиданности и дождался… На минарете или чем то в этом роде, торчащем на окраине порта, вспыхнуло синее сияние и в нем появилась знакомая фигура седобородого мага из моего сна, он взмахнул руками и стал увеличиваться в размерах, но я не стал ждать последствий и выпустил по верхушке минарета весь ракетный пакет с марса, меня (согласно полученных ранее указаний) поддержали установки с еще трех фрегатов. Рвануло на минарете знатно, снесло всю верхнюю половину и обломками стегануло по окружающим строениям, ударная волна дошла даже до моего фрегата. Потом выяснилось, что волхвы подмогли мне файерболами и уконтропупили мы оказывается легендарного Синего Мага, правую руку Главного Черного Мага, теперь уже точно не существующего.
      И тут же обрушилась внутрь себя Черная башня, и сразу же захлебнулась последняя атака ракшасов, они просто застыли на месте и стояли не шелохнувшись, пока Рыцари радостно рубили их мечами.
      И тут Мона сообщила, что к острову идет эскадра. Я приказал срочно привести в боевую готовность запасные комплекты «Малюток» и стал рассматривать изображение пришедшее на экран, на котором эскадра Императорского флота гордо рассекала местные воды, это была, судя по всему подмога, на которую мне некогда намекали, но что то поздновато она пришла. Вообще-то, после того, как я передалИмператору огнеметы с Черных фрегатов, Имперское Адмиралтейство явно затаило на меня обиду. Они тут десятилетиями шугаются от Черных фрегатов, а тут какой то барон, целый флот себе захавал. Так что я поневоле стал ждать каких-нибудь проблем от Имперских мареманов. Я по быстрому связался с Гахныром, это был не больше, не меньше – царь Гривастых крокодилов. Намедни, Мона сказала что ее датчики уловили послание из океана, оно было на известном ей морском языке с ультразвуковой основой и адресовано было Победителю больших кораблей, то есть мне. Гривастый предлагал мне перемирие и союз, то есть он не трогает корабли под моими и имперскими флагами, а мы в свою очередь не стреляем из пулеметов по мирным крокодилам. Плюс предлагался торговый обмен, Урочищных ананасов и апельсинов, на золотые монеты и изделия, которых у Гривастых крокодилов, судя по всему было навалом. Еще одни морские любители фруктов подумал я, вспомнив мелюзин. В принципе меня такой договор устроил, тем более что в него была включена дальняя охрана моих заморских владений, количество которых множилось. Гахныр ответил что все понял и принял просьбу к исполнению.
      Адмирал Габур чувствовал себя не совсем спокойно. Во первых он задержал исполнение приказа императора и опоздал на рандеву с эскадрой принца-герцога у архипелага Красные перцы, во вторых, когда через ученика волхва приданного его штабу, был передан приказ идти к Черному острову, откуда, как известно никто не возвращался, то это тоже не вызвало положительных эмоций, ну и когда на подходе к логову колдунов, эскадру стали сопровождать Гривастые крокодилы, которые периодически выпрыгивали из воды, издвая жуткий свист, от которого мороз шел по коже, то адмирал окончательно впал в тяжелые раздумья, по поводу выполнения негласного приказа Адмиралтейства, согласно которого, он должен забрать у герцога Панцера, все фрегаты, кроме флагмана, для нужд Имперского флота. А тут Черный остров, Гривастые крокодилы и армада кораблей под алыми парусами.
      Адмиральский баркас доставил Адмирала Габура на «Меркурий», и на капитанском мостике он наконец увидел знаменитого принца-герцога, победителя Черных фрегатов. Не успел адмирал открыть рот, как герцог Панцер, в грубоватом тоне поинтересовался, а почему мол имперские фрегаты, так долго тащились, на что адмирал спесиво ответил, что он должен отчитываться только перед императором и вообще он приехал принимать фрегаты герцога ибо им место только в Императорском флоте. И тут из-за спин герцогской свиты, появился Император собственной персоной и грозно спросил полного отчета и по поводу опоздания и по поводу того бреда, что адмирал нес про фрегаты.
      Короче адмирала увели в кандалах, а мы продолжили беседовать с Императором, о будущем островов и архипелагов. Император попал ко мне через портал установленный на «Меркурии» и связанный с порталом в Совете. А перегонные команды Адмиралтейства пригодились, ибо я подарил императору шикарный трофейный купеческий фрегат с апартаментами и уже нанесенной на нос золотой надписью «Император», и три дюжины гукоров на выбор из Пиратской бухты. Я чувствовал, что Императору было мало такой доли, но после того как Гривастые крокодилы, устроили торжественный парад вдоль борта моего флагмана, вопрос рассосался сам собой. Буремир предупредил что пора уходить, ибо напряжение магического поля медленно, но повышается и у нас есть не больше двух дней спокойной жизни, так как неизвестно, сколько еще на острове магов и прочей нечести.
      Император и маги ушли в портал, а огромный флот покрывший парусами большой кусок океана, двинулся к родным берегам.
     

Глава 32. Над всем Шемешем чистое небо

 []
     
      Я гостил у маркиза Драгона, давно собирался это сделать, но круговорот событий завертел меня не по детски. Пировали все в том же охотничьем «домике». Меню было обычным охотничьим, единственно я привез кадку Белых сомов, бочонок устриц, несколько корзин Урочищных фруктов и естественно ассортимент редких напитков, в том и числе моего производства. С фруктами из урочища, я наладил с казачками и комендантом хороший бизнес. Они гнали мне через портал в замке Терца плоды ананасных и апельсиновых сосен, а я в ответ снабжал их мосинками, наганами и патронами к ним, этого добра у Хоттабыча было навалом, но на прямую он его в Урочище почему то не поставлял, но брать с меня маржу в золоте не забывал. Зато у меня в герцогстве вовсю наладился выпуск варений, конфитюров, соков и естественно ликеров, под уже известной маркой Принц-герцог.
      Я предложил маркизу поучаствовать в моем будущем походе в Архипелаг и обзавестись заморскими владениями для маркизата. Маркизу Драгону идея вельми понравилась и пир продлился еще на день.
      Мона на днях сделала мне сюрприз, она засекла магическую систему связи, вернее даже несколько систем, одной явно пользовались волхвы, а другие были как бы спящими. Я кстати как мог способствовал развитию системы датчиков для моего Искина, Хоттабыч подкинул мне пару сундуков невзрачных камушков, которые мимикрировали на любой поверхности включая морское дно, это как раз и были универсальные датчики с которыми Мона могла общаться через Магополе. Выпускные курсы егерей, сдавая зачет по теме «Дальнее патрулирование и разведка» развозили «камушки» по всему материку, да и корабли не забывали «засеивать» дно морское. Так что дело с информацией и связью улучшалось.
      Так вот, проснулась одна из систем связи, по которой прошло сообщение «Над всем Шемешем чистое небо», ох, что-то мне это напоминало и тут же, прямо на пиршественной поляне полыхнул зеленым разовый портал волхвов, откуда буквально выпрыгнул Буремир.
     - «Принц-герцог. Тревожные новости. В герцогствах Корд и Филис произошли нападения на наши Деревья, одно даже уничтожено, так как у нападающих магическая поддержка, и у них где-то работает магический артефакт. Младшие адепты пока держат оборону, но самое плохое во всем этом то, что в нападениях участвуют герцогские дружины, было уже три случая нападения на Имперские гарнизоны на границе Метрополии. Император поднимает войска и просит вашей помощи. Мы уже запустили большой артефакт, но если погибнет много Деревьев, эффект локализации процесса не сработает или вообще пойдет в разнос. И собирайте свою Изумрудную Алу принц-герцог, она будет необходима» -.
      Я приказал Моне объявить Общую Красную тревогу, по коду Осенник. Планы на конфликтную ситуацию были у меня уже давно разработаны и кодированные Красные конверты с планами были у всех старших офицеров.
      В фортах Мост Предтеч и Порт Мирр, у меня стояли Порталы, так что с перемещениями войск сложностей быть не должно. А учитывая, что на реке Мирр, у меня базировались Мониторы, мятежных герцогов ожидало бурное веселье.
      В столицу герцогства Филлс мы ворвались прямо с реки. Мониторы ведя ураганный огонь с обоих бортов, свели сопротивление под ноль, а потом в бой пошли тачанки и рейтары. Маркиз Драгон ворвался в герцогский дворец во главе своей дружины и будучи человеком благородным, вместо того что бы просто пристрелить и закрыть этим проблему, вызвал герцога на дуэль, изящным терцем пробил его оборону и нанес смертельный удар прямо в сердце. Таким образом Ваганум состоялся и я поздравил герцога Драгона с новым титулом.
      Рейтары получив к каждой але по тачанке, начали зачистку герцогства, после пары тройки стычек, во время которых баронские дружины были выметены пулеметным огнем, а баронства переданы герцогу Драгону в личный лен, местные бароны, буквально гурьбой бросились изъявлять преданность новому герцогу. Был еще один упрямый и неуживчивый граф, но «Рыси» быстро привели к знаменателю, и графа и его замок вкупе с гарнизоном.
      Если у нас все складывалось нормально, то у императора в герцогстве Корд, дела были гораздо хуже. Там объявилось несколько Черных магов и помимо этого боевые ящеры, а в порту Корд, так вообще видели Ракшасов, правда всего трех, но имперской пехоте и этого хватало, так что имперские войска несли потери и взывали о помощи.
      Ефримир сказал, что теперь он точно уверен в том, что там наверняка есть магический энергетический модуль, так как без него, не ящеры, не тем более Ракшасы функционировать бы не смогли. Посему я потребовал у Хоттабыча тяжелые ковры самолеты и десять дюжин ящиков РПГ, были они у него, я знаю. (Кстати термин дюжина введенный мною, твердо укоренился в местной мове, прогрессорствуем однако потихоньку). Хоттабыч, как не странно мне не отказал и сводная бригада морпехов и егерей, во главе с моей Изумрудной алой обрушилась на порт Корд. Насыщенность пулеметами моей бригадой зашкаливала и мы сразу переломили обстановку. Волхвы притащили с собой зеленый ларец, установили его на стол вытащенный егерями из какого-то особняка и заставили наш калу симметрично выстроится вокруг, а сами положив руки на ларец стали исполнять заунывный речитатив. Обстановка сразу изменилась, ракшасы застыли, а ящеры посбрасывали своих всадников и накинулись на них с агрессивными намерениями. Подошедшие морпехи «дружественным» огнем причесали обе стороны. Ракшасов по быстрому оприходовали волхвы. Так что РПГ не понадобились, но про важность запаса, я уже цитировал нашего зампотеха. Герцог Драгон, который участвовал в походе со своей дружиной и тут отличился, он, при поддержке морпехов, взял штурмом дворец герцога Корда, герцог Корд неудачно попал под очередь ДШК и посему очередная дуэль не состоялась.
      Тут как раз появился император, поздравил всех с победой, утвердил герцога Драгона в герцогстве с изначальными фамилией и гербом, герцог М присутствовавший тут же, начал следствие и его ликторы уже волокли подозреваемых в обширные подвалы местного полицейского присутствия, которое после зачистки, стало временным штабом Имперских властей.
      Ну а герцог Драгон, занялся инспекцией захваченного дворца и естественно подготовкой к пиру. Драгон не поскупился, так как нового хозяина у дворца еще не было, а винные и продуктовые подвалы буквально ломились от напитков и деликатесов. Столы были накрыты и во дворце, и в дворцовом парке, и на улицах центральных кварталов. Короче за праздничный стол сели все кроме часовых и патрульных, зато было замечено множество халявщиков из местного населения.
      А после пира волхвы нас обрадовали. Они захватили черного мага стоявшего за мятежом и разговорили его «Зеленой колючкой», это был негуманный растительный артефакт похожий на зеленый лесной орех, но при попадании в желудок испытуемого, распускал множество гибких колючек, которые разрастались внутри организма и на пол часа, клиент был в полном подчинении следствия, после чего погибал в мучениях. По высочайшему повелению, этот инструмент допроса, можно было применять только к изменникам и высшим криминальным авторитетам. Выяснилось, что истинное гнездо Черных магов находится на материке, в Серых горах, под которыми находится огромный пещерный город Морея, оставшийся от древнего царства гномов, погибшего во время Магических войн, там и находится Главный Черный Маг и его ближайшее окружение. Гарнизон там не очень большой, но и не сильно слабый, порядка пятисот адептов и двух сотен Ракшасов. Плюсом является то, что оттуда есть только один выход, еще один плюс это то, что вместе с Черной башней, погиб портал связи Острова с Мореей. Нанести большого вреда Империи, остатки Черных магов вряд ли смогут, но гнездо это надо уничтожить.
      Мы определились с императором о блокаде Мореи, само собой как ближайшему соседу блокировать ее поручено было мне, для усиления мне, как Имперскому маршалу кавалерии, были переданы все рейтары (Усы что ли, как у Буденного отрастить?). Но помимо маршальского звания, император подкинул еще изюма в пышку, он присоединил к моим владениям герцогство Корд, но понизив его до графства и оттяпав часть территории в метрополию. Я сразу же назначил графа Грига наместником, выделив ему в лен пару баронств, хозяева которых погибли во время мятежа. А всем пяти бывшим егерям из Изумрудной алы, выделил по баронству и повысил их в званиях до майоров СБ. Буремир сказал мне, что их инициализация настолько хорошо прошла, что для решения военно-магических задач, хватать будет и их пятерых, а Селену, Алекса, Грига и Виллса, он подключил к волхвской магической сети и теперь я могу общаться с ними через Мону.
      Я отбыл порталом в свою гражданскую столицу (У меня в герцогстве было два стольных града, Кронштадт, как военный и морской центр-база, где находились штабы, главные арсеналы и военно-учебные заведения всех уровней, и командовали там генералы барон Бирк и барон Виллс. И Панцер, гражданская легитимная столица, где был мой принц-герцогский дворец, СБ и гражданские департаменты, туда же я перевел гражданские учебные заведения, кроме «Института благородных девиц» (Ираида настояла на этом, сказав что девицам будет комфортней в Кронштадте, как и ей без них в Панцере, подумалось мне). Там же были объекты нарождающейся промышленности, уже не мануфактуры, но еще и не полноценные фабрики. Все это было размещено конечно вдалеке от жилья, но официально входило в городскую черту.
      А в столице меня ждало радостное событие, у меня родилась дочь и имя ей дали Анастасия.
     
     
     

Глава 33. Разные хлопоты

     
 []
     
      В Главном Штабе в Кронштадте, я решал с генералитетом вопросы логистики, по операции Морея. Самым удобным вариантом, было переправить к воротам Мореи Портал и начать операцию из него, но тут Мона сообщила, что в районе Мореи появились драконы, а по данным от волхвов, ковры-самолеты, не являются для драконов невидимками, а установить на коврах какое либо ПВО нельзя по магическому протоколу. А тащить «Малютки» и КПВ от ближайших моих стационарных порталов, это слишком долго. Намедни, я по настойчивым просьбам Буремира, познакомил его с Моной. Волхвы засекли, что их система магической связи, стала кому-то доступна и пришли в панику, потом он увидели, что следы ведут ко мне и несколько успокоились, но потребовали от меня объяснений, а получив их, захотели срочного свидания с Моной.
      Я провел встречу Высоких сторон в коронном зале моего нового дворца, на встречу напросился Хоттабыч, у него были какие-то вопросы к волхвам и я не удержался от прикола. Портные построили по моим эскизам мундир генерала «цветных» полков Добровольческой армии, но на корниловскую фуражку, я приколол красноармейскую звездочку, являющуюся таки моим гербом. Мона тоже прикололась... Ее аватара в бальном платье Анны Карениной, прибыла в зал на электроскутере из спектакля «Плаха». Судя по всему Мона очень сильно сжилась с образом актрисы, чью аватару я ей присвоил. Герцог Драгон так-же присутствовал, он очень хотел увидеть воочию волхвов и блеснуть новым мундиром своей гвардии (мои швальни не мудрствуя лукаво построили мундиры Гвардейской артиллерии Южной армии) ну и без Алекса не обошлось, который блистал в мундире капитан-лейтенанта и подъехал, дабы обсудить проблемы строительства Особой эскадры.
     
      С магической связью разобрались быстро и почти без скандалов, Хоттабыч выделил волхвам еще один канал, задействовав оба их канала на Монином сервере, том самом, который я приказал завалить вместе с бывшим тоннелем Морлоков и обещал их не блокировать (оказывается он этим иногда баловался). Больше того, Монин сервер переходил полностью под мою юрисдикцию, энергетических кристаллов в его модуле питания должно было хватить лет на триста. Но поставки ковриками и осликами бесплатных материалов прекращались, ибо данный халявный логистический лимит я выбрал полностью (кроме как разовые перевозки за золото), пополнять лядунку через интерфейс, находясь в Урочище, я пока мог, и не преминул поставить себе это в первостепенные задач. Склады у меня конечно были забиты, но место еще было и я решил немедленно направится в Урочище вместе с Хоттабычем, через его личный портал, но он попросил меня встретить еще одних гостей. Ко мне на аудиенцию прибыли гномы из Подгорья. Их старейшины просились под мою руку и просили дать им возможность об участии в походе в Морею, так что пришлось первым делом прыгать через портал в Подгорье и гномы смогли меня поразить. Они предъявили мне огромный стимпанковский горный комбайн, жуткий механизм работающий на паровом двигателе с магическим подогревом, (учитывая то, что на роторе была огромная звезда с плугом, без Хоттабыча тут не обошлось). Экипаж состоял из двух гномов и гномы, звали их Гим, Гюм и Гама, причем Гюм был аватарой, типа моих пожарниц.
      Старейшина рода Будр, принес мне Оммаж и доложил, что вместе с комбайном «Малыш», он отправляет в поход на Морею, пять хирдов тяжелой гномьей пехоты. Я прошелся вдоль строя мощных коренастых воинов и выразил удовольствие. У гномов был заглушенный портал, но Хоттабыч с видом фокусника вставил в него энергетический кристалл и все заработало, а Мона взяла его под контроль, как и все остальные. И тут Будр сделал нам еще один подарок, оказывается в районе Мореи, есть законсервированный гномий портал и Мона смогла к нему подключиться.
     
      А у меня в приемной уже били копытцами, Премьер Фурир, Старший майор СБ Гук и казначей герцогство Мизер, к ним прибыло пополнение из «Поселка Честных министров» и имперской столицы и требовалось дать Высочайшее соизволение на их прием на работу. Увы, без бюрократического аппарата нет управления, как и без интендантств и штабов нет армии, так что департаменты постепенно обрастали кадрами. Рекруты в присутствия, находились в специальной комнате с одной прозрачной зеркальной стеной, мы с Моной и «Чуйкой» их внимательно рассмотрели, я отверг двоих с явно завышенной коррупционной составляющей и оставил одного шпиена (все трое были имперцами), у остальных принял Оммаж. Чиновники отправились по департаментам, шпиена забрал СМЕРШ, ковать из него грамотного двойного агента, а я отправился с Хоттабычем на его знаменитую Базу.
      Лядунку (кроме НЗ) я опустошил еще намедни, так что ящиками со знаком бесконечности, я попользовался от души. Патроны, патроны и еще раз патроны, консервы, штабеля ящиков с СКС и ППС, остатки пулеметов, две батареи горных пушек М-1969 с аватарами артиллеристов и сотней БК (артиллеристы почему-то были в униформе 1812 года). Отоварился короче. Склад кстати заметно опустел и я без всякой чуйки почувствовал, что халява видимо скоро закончится, причем любая. Под конец, я забрал сотню бочонков жидкой взрывчатки с магическими взрывателями, вещь в хозяйстве необходимая. И Хоттабыч, всего за двадцать пудов золота, подкинул мне два сундука энергетических кристаллов.
      Вернувшись во дворец, я сразу же попал в эпицентр скандала, вернее в его от голоски доставленные мне ректором «Университета имени царицы» Ираиды, почтенной троллой Изольдой (надо сказать, что троллы, к троллям не имели никакого отношения, это были строгого вида дамы, с обязательными зонтиками, но ростом под два метра, были они прекрасными педагогами, плюс энциклопедически образованными, не знаю откуда их брал Хоттабыч, но сами они о своем прошлом молчали, даже после принесения Оммажа). А в Универе случилась чистая банальность, две эльфийки подрались из-за одного из моих моряков, лейтенанта Оболенского, высокого русоголового красавца с голубыми глазами. Причем, как выяснилось, лейтенант не давал никаких романтических авансов никому из них, просто он пересекался с ними в библиотеке. Я сбросил эту заботу на супругу и не ошибся.
      Царица Ираида окинула эльфиек таким холодным взглядом, что на ресницах их потупившихся глаз казалось выступил иней, и произнесла не повышая голоса: «Еще один такой выверт лесные красотки, и на месяц пойдете работать в дворцовую прачечную, простыми прачками и еще, зарубите себе на носу, мои лейтенанты, сами выбирают себе женщин» - и улыбнулась улыбкой мурены, вогнавшей гордых эльфиек в холодный пот.
      А я загрузив генералов Бирка и Виллса, организацией артиллерийской бригады, на базе новых поступлений, занялся ротацией грузов, между Лядункой и своими складами. Дело предстояло серьезное и приготовиться надо было соответственно. Тем более, что у меня блеснула мысль о том, что раз пушки с аватарами, прекрасно себя чувствуют в Лядунке, причем не хуже чем консервы и сосновые апельсины с ананасами, вопрос с логистикой существенно упрощается.
      Конечно напрягали драконы и ракшасы (магические атаки обещали нейтрализовать волхвы), но как уже говорилось выше:
     
      «На каждый ваш вопрос, у нас найдется ответ
      У нас есть пулемет, а у вас его нет !»
     

Глава 34. Морея

 []
     
      Особая бригада «Морея», была построена перед порталом «Рощи дураков». На этой территории стопроцентно не было чужих глаз и бригада выстроилась в маршевую колонну не маскируясь. Впереди усиленная бронефургонами Большая ала Рыцарей (они так и не приняли огнестрельного оружия и остались при своем), рота егерей во главе с Селеной, затем рота Морской пехоты, нашпигованная пулеметами и так же при поддержке бронефургонов с «Малютками», затем большой гномий хирд, потом драгунский полк, штабная колонна с второй алой Рыцарей, Санбат во главе с Метрессой Изольдой (это была практика для мед-факультета, и при отборе добровольцев, а добровольцами были все, доходило даже до драк, ибо все девицы знали, что больше всего молодых холостых офицеров бывает на войне),артиллерийский дивизион, горный комбайн в окружении Малого хирда гномов с алой Рыцарей и егерский арьергард. Ну и конечно обоз, хотя основные запасы были естественно у меня в Лядунке.
      У всех расчетов тяжелого оружия был строгий приказ, одним глазом смотреть в небо ибо, драконья опасность существовала на полном серьезе, и хотя волхвы клялись, что их маскировочное поле не под силу ни одному черному магу, бдительность никто не отменял.
      Вокруг небольшого плато нависали черно-коричневые скалы. Специальная горно-егерская ала, созданная по моему личному указанию (отбор там был из полусотни человек на место), как на подбор коренастые ребята среднего роста, в темно-коричневых комбинезонах и «римских» шлемах и вызывающе блестящих золотых эмблемах в виде двух скрещенных кирок и меча), споро поднялись на несколько скал и подтянули за собой контейнеры с пулеметами и РПГ. Я потратил несколько десятков ракет, но научил ребят бить по воздушным целям. Воздушные шарики, наполненные теплым воздухом изображали мишени и я надеялся, что, как дополнение к Малюткам это даст свой результат.
      От плато отходило два ущелья, одно широкое, шло к воротам в Морею, узкое к старым горным выработкам. Основная часть моей армии двинулась по широкой дороге, чтобы начать драку у ворот, а вот по второстепенной дороге, двинулся «Малыш».
      Бой у Ворот шел уже час. Там ущелье делало к ним поворот, вот в его колене и шла основная рубка. Атаки были и с воздуха и с суши. Ракшасов оказалось раза в два больше чем ожидалось, а Черных адептов мы вообще не считали. У Рыцарей кончились арбалетные болты и они перешли на обычную рубку, правда весьма эффективную, им помогали пулеметы морпехов, поднятые на склоны ущелья. Гномы держали фланги, а драгуны периодически проводили контратаки в опасных местах. Очень помогали артиллеристы, они давали постоянные накрытия входа в пещеру и сильно прорежали атакующих.
      И еще очень давили драконы, «Малютки» отстрелялись под ноль, но эти гадские птеродактили никак не кончались, хорошо хоть патронов к ДШК и КПВ было навалом, да и горные егеря проявили выдержку и открыли огонь из РПГ строго по приказу, чем наконец устроили перелом в воздушной битве. Ребята хорошо научились бить на вскидку из РПГ, тем более, что им помогли инстинкты дракош, которые старались ловить пастями эти шипящие и светящиеся штуки. На самом деле, это были не горные егеря, а спецназ СМЕРШ, засекреченный по самое не могу и получавший двойное офицерское жалование.
      А я каждые десять минут принимал сообщения на виртуальный экран, о скорости прохождения и дислокации «Малыша». Когда Гим и Гама доложили что комбайн на точке, я дал им приказ отходить к «Хвосту». Так назывались три фургона с взрывчаткой, которые периодически подтягивал за собой на двух толстых тросах комбайн. Главной задачей брата и сестры, было не дать отвалу завалить штольню и пережать троса. С такой жуткой работой могли справиться только гномы. С комбайном же и Гюм справлялся вполне успешно. И тут Гим сообщил, что тоннель сзади, внезапно обрушился, в горе были и другие штольни и штреки и «Малыш» видимо что то очень сильно нарушил в подземной структуре. К каналу подключилась Гама и поблагодарила Хозяина за интересную работу, которая прославит их род в веках, и попросила ни о чем не жалеть и включить подрыв, так как гномы понимают свой долг, а Гюм жалобно канюча, стал просить чтобы Хозяин, разрешил ему самому рвануть бочонки, на что я просто и коротко ответил – «Хрен вам ребята, Русские своих не бросают !». У меня был один единственный разовый универсальный портал, я мог включить его с пульта в любой точке материка, и он давал окно максимально на три минуты, а потом, если не было команды, схлопывался автоматически, это была вещица последнего шанса, но я не раздумывал ни миллерса (кто хоть раз писал похоронки, меня поймет).
      Я открыл портал и рявкнул гномам – «Быстро сюда раздолбаи», а сам по быстрому втянул в лядунку комбайн и схлопнув портал, отдал через Мону по всем подразделениям команду – «Ложись!», а сам себе скомандовал – «Бойся! Огонь!» и включил магический взрыватель. Сначала ничего не произошло, потом дрогнул камень под ногами и заметно затряслись скалы на горе Мореи и все затихло, кроме стрельбы в районе Ворот, но и она постепенно утихла. Тут Буремир схватился за виски, а его братец, просто опустился на камни. Это говорило о том, что магическое давление Черных магов исчезло, а это означало, что мы победили. Победа эта не была легкой , были и двухсотые, и трехсотые. Был ранен даже один из моих Изумрудных капитанов, во время прорыва адептов, у него не вовремя закончилась лента в РПД.
      Метресса Изольда и ее девушки моментально развернув медсанбат, хлопотали над ранеными. Самых тяжелых бережно транспортировали к Порталу, чтобы отправить в Кронштадский госпиталь.
      А мы еще несколько дней зачищали окрестности, та были еще поселения адептов прирудниках, из которых мы освободили несколько сотен рабов.
      А в Кронштадте был уже традиционный парад, маэстро Янковес обработал еще пару напетых мною маршей, причем из студиозов он создал хор, так что когда бронефургоны и пушки двинулись по площади парадов, то под трубы, барабаны и литавры, грянуло – «Артиллеристы, нам принц-герцог дал приказ» - Лепота, одним словом. На «Малыше» и на камзолах экипажа, сияли золотые знаки «Главного Горного Мастера» (как пошутил Алекс – гномы не расстаются с этими знаками даже ночью, за что получил тычок локтем под ребра от Селены и подозрительного ее взгляда, а мол ты откуда это знаешь!?).
      Пока мы громили Морею, Императорская армия заканчивала наводить порядок на материке. Прекратили свое существование еще два герцогства, которые занимали нейтральную позицию во время прошлых разборок. Главную скрипку там играли мои рейтары. Так что осталось теперь только три герцогства, Панцер, Драгон и Оз, да и правильно, много герцогов, это вредно для Империи. Тяжело конечно гнобить старых соратников, но есть такая вещь, как Логика Империи.
     
     

Глава 35. Линкоры особой эскадры

 []
     
      Кронштадская верфь бурлила деловитым порядком. Шесть адмиральских эллингов и восемь Капитанских, выстроились вдоль затона и среди них не было ни одного свободного. Верфь, это было первое, что я затеял в тогда еще баронстве. В этом Мире, большую часть которого занимает океан, мощный флот, это насущная необходимость и один из двух единственных союзников (второй, как вы понимаете, это армия). Когда мое финансовое состояние, благодаря копям и торговле серьезно улучшилось, я закупил у Хоттабыча большую партию нужных материалов и нанял бригаду гомункулусов-строителей, что очень эффективно сказалось на сроках и качестве строительства. Так что верфь у меня проявилась достаточно быстро и по снащенности и технологиям не имела здесь равных.
      Император сразу же сделал нам заказ на флотилию линкоров, нечто вроде моего увеличенного в два раза Монитора, с мощным парусным вооружением, двухдечной гребной палубой, с крытой верхней палубой и полузакрытыми площадками под катапульты и баллисты, это судно очень походило на корейские кобуксоны адмирала Ли Сунсина. Алекс, временно курировавший верфи, параллельно с императорским заказом, клепал для нашего флота, Особую флотилию линкоров. По базе они были почти, как и императорские (на четверть длиннее), но только без весел и парусов. Был центральный мостик, с пулеметными гнездами, пулеметная галерея по всему периметру судна (на каждый ствол были и пехотные станки), естественно помещения для десанта вкупе с аппарелями. Набор стволов был стандартный – Пом-помы, ДШК, КПВ и Виккерсы. Проблемы были с движками, ибо у Хоттабыча они были в стоп-листе, но тут я Хоттабыча обошел… Я заказал у него двенадцать гукоров, снял с них движки и поставил по два на линкор, оснастив линкоры гребными колесами по бокам, с двигателем на каждое колесо. Водяные колеса тут уже давно применялись, так что изобретать велосипед не пришлось (хотя в будущем обязательно придется). Еще на верфи у меня был секретный цех, где делали паровые двигатели, один из любимейших попаданческих дивайсов, я взял за основу движок НАМИ (Мона надыбала полный пакет документации) и стал клепать их и складировать, до поры до времени, параллельно я начал производство паровых тракторов, которые тоже шли пока на хранение. Все это было на перспективу, сначала надо было закончить с военно-политическими проблемами. А флагом моих ВМФ, я утвердил ылаг ВМФ СССР, вот захотелось мне.
      Экипажи Имперских линкоров обучались у меня в Навигацкой школе и уж пусть простит меня император, магические блоки я поставил им, как и рейтарам. Кстати мой министр финансов Мизер, гениально провел переговоры с Имперским казначейством об оплате данной программы, по результатам сделки, мое герцогство два года не будет платить налоги и на весь период времени строительства кораблей и обучения экипажей, имперский военный департамент обеспечивает всех участников провизией, плюс выплачивает сто тысяч золотых. (Надо еще добавить, что Мастер Мизер, внешне, был вылитый Щекспировский Шейлок из пьесы «Фунт Милосердия»). Я пожаловал Мизеру баронское достоинство.
      Как раз сегодня, я вышел с готовой эскадрой в учебное плавание, линкоры были через портал переправлены в Малое Жемчужное озеро, где не было никого кроме Мелюзин и там я провел вместе с адмиралом Глебовским проверку всех систем и экипажей, чем остался вельми доволен. Мелюзины с помощью магии королевы изумрудного озера прекрасной Анаэль, вырыли канал-тоннель в океан, в нем я и спрятал до поры до времени свои новые корабли, Медведь 1, Медведь 2 и.т.д. Я не стал напрягаться с именами.
      А император наводил порядок на новых землях Метрополии и там вовсю отличались обученные в моих Центрах рейтары, вернее уже мои рейтары, так как если что, то мо приказы имели для них высший приоритет, ужо простите Ваше Величество, против Логики Империи, я на всякий случай поимею и свою логику. Именно благодаря своей логикой, я в очередной раз отказал императору в партии СКС, спихнув вину на отказ от Хоттабыча, а тут как раз и вызов от него поступил и сразу же замерцал портал, куда я шагнул в сопровождении своих Изумрудных лейб-гвардейцев.
      В Малахитовой пещере произошли изменения. Вся она была заставлена снарядными и ружейными ящиками. На дальней стене переливался контур отключенного на режим ожидания портала, а рядом с ним с огромного экрана на меня смотрел Хоттабыч. Сверкнула изумрудная вспышка и мое сопровождение застыло.
      - «Ну здравствуй мой друг», - произнесло изображение с экрана, - «Увы настало время прощания. Я закончил свою миссию в этом Мире, в Мире который ты спас. Я оставляю тебе этот склад, тут тебе оружия, боеприпасов, материалов и консервов, еще на одно твое герцогства хватит. На моем столе лежат три Лядунки, они настроены на тебя и твоих четырех главныхИзумрудных, они забиты под завязку. Вход на склад через ворота по ключу «Изумрудная ладонь» или через портал. Этот портал и все твои порталы я тебе оставляю, маго-поле на планете работает, так что Мона продолжит функционировать и также остается с тобой. Оставляю тебе три «Глаза» с тремя ковриками привязанными к ним. Блокировка хранения черного пороха в количестве больше фунта продержится еще год, но это не фатально. Черное Урочище становится через месяц обычной территорией, бери его под себя. Но другие Миры для вас закрыты. Королева Анаэль и Мелюзины с Ителя уходят со мной, а те кто в Жемчужном озере остаются. Изумрудное озеро становится обычным и изумрудов там больше не будет. Волхвы собрали свой агрегат, так что изумруды тут больше не нужны. Зачищайте остатки и Черных и будьте осторожны с Ледяным материком. На Черном острове есть склад двигателей и систем управления к «Черным фрегатам», координаты я скину Моне, постарайся наложить на них лапу, а то император парень хороший, но все-таки император. А волхва, кстати, можешь доверять А теперь прощай»-
      Экран мигнул и погас, и я увидел стол и кресло Хоттабыча и три Лядунки на нем. Мои гвардейцы пришли в себя и моментально взяли меня в кольцо, ощетинившись стволами и клинками. «Отставить» - скомандовал я и включил портал на вход в Воротный замок. Терц уже ждал меня, у него было письмо от Хоттабыча. Я пожаловал его маркизом и приняв Оммаж, разъяснил ему, что надо сделать за ближайший месяц в бывшем «Черном урочище», а ныне в маркизате Урочище, вассалу герцогства Панцер. Границу на замок, озеро Белых сомов под строгую охрану, дружину увеличить и поставить гарнизоны там, где их нет и ждать дальнейших указаний. Мы чокнулись с вновь испеченным маркизом Золотым келимасом под «Страдивари» (кто не помнит, это бутерброд с икрой, наполовину черной, наполовину красной) и я отбыл в Кронштадт, там ожидался император, спешивший посмотреть на свои новые суда.
     

Глава 36. Маркизат Урочище

 []
     
     
      Когда Урочище самораспаковалось, то на все тет де поны выдвинулись алы кентавров, посты Рыцарей и казачьи тачанки. Казачков за последнее время изрядно прибавилось, три смешанных эскадрона из состава выздоравливающих команд госпиталей Русской Императорской армии 1905 года, из за эха экспериментов нашего друга волхва, появились в урочище. Войсковой старшина Мелехов взял их под свое крыло и объяснил не только ситуацию, но и кто тут главный воинский командир и Суверен. Мелехову, за правильное понимание момента, я дал титульного барона, так как он у казаков принял Оммаж, как мой вассал, но под мою руку. Маркиз Терц, будучи тет а тет сказал: «Командир, это твой личный домен, а я твой управляющий, и на этом все». Я выделил казачкам тачанки «Максимами» и СКСы, которые теперь были у меня в избытке и привели станичников в восторг.
      Торговые площадки у мостов я объявил землями маркизата и ввел там систему ярмарочных патентов, идея которых очень понравилась графу Мизеру и которую он с моего соизволения ввел на всей территории герцогства. Были конечно недовольные, и из купцов, и из местных Ночных парикмахеров, но ввиду того, что тут действовали теперь законы герцогства Панцер, Старший майор ГБ Гук быстро навел порядок, уголовников, кого на виселицу, кого на каторгу (каменоломен и рудников у меня в герцогстве хватало), купцов просто приструнили, объяснив, что или они торгуют по нашим правилам либо могут идти лесом.
      Был еще один сумасшедший барон, заявивший, что его дядюшка с дружиной погиб на территории Урочища и теперь оно по праву Ваганума, должно войти в его баронство. Казаки даже не применяя пулеметы, обошлись одними СКС, после чего и барон и его дружина почили в бозе. Баронство по праву Ваганума досталось лихому хорунжему и больше претендентов на мои земли не было. Имперские власти соблюдали благожелательный нейтралитет, тем более, что Император во главе своего нового флота потихоньку завоевывал архипелаги, в составе экспедиции была эскадра от моего герцогства в составе пяти фрегатов под командованием адмирала Глебовского, десант состоял из дружинников герцога Драгона.
      А я продолжал изучать свой новый маркизат. Исчезли все магические места, типа гигантских залежей силоса и Лошадиного поля и магические существа типа морлоков, не стало непроходимые зарослей, зато остались фруктовые сосны. Из поселений кентавров осталось только два стойбища Пегих.
      Гномы остались только железнодорожные, причем вместе с местной частью инфраструктуры и сразу принялись соединять свои ветки в одну систему. Я принял у них Оммаж и сразу же подрядил тянуть ветку в свою старую столицу. Почему старую спросите вы… А потому что, новую столицу герцогства, я решил основать здесь.
      В самом центре Урочища, недалеко от «Поселка Честных министров», я обнаружил Мраморный город. Раньше туда небыло хода вообще никому, а теперь защитное поле рассеялось. Это было хорошо спланированный ансамбль белоснежных мраморных зданий, плюс аллеи из сосен с фруктами и скверы из деревьев бонсай с ягодами. В центре была огромная площадь окруженная по периметру кольцевым бульваром с парком, на площадь с одной стороны выходил шикарный дворец в стиле готического ренессанса, а с другой точная копия Тадж Махала. А вокруг паркового кольца были шикарные особняки, которые я роздал своим ближайшим соратникам, герцогов Драгона и Оза, тоже не забыл, выделив им гостевые дворцы. Ираида, Селена, Близняшки Грига, Пассии Виллса и Маркиза-Коменданта, бросили все дела и занялись обустройством новых домов.
      Религия кстати в Империи присутствовала, это был культ Единого и Храмы Единого были во всех крупных городах. Служителями велась ненавязчивая пропаганда Добра, в храмах проводилось освящение браков, за счет церкви открывались школы грамотности в провинции и мое предложение патриарху взять под свое крыло новый храм, под который я отдавал Тадж Махал, вызвало только положительные эмоции, правда мое предложение в кандидатуры епископа герцогства моего человека, несколько нарушило благорастворение беседы, но приношение на нужды Патриархии сундука с церковными драгоценностями отбитыми у пиратов, плюс дюжина кис с золотом, восстановили благожелательное отношениек новому епископату, и мои условия, о не влезании в политику и помощи Департаменту просвещения и курировавшей его царице в организации всеобщего начального образования, были приняты весьма благосклонно.
      Епископа я нашел в «Поселке Честных министров», это был председатель Синода из одного далекого царства, где он призывал князей церкви к скромности и нестяжательству, конечно не так как некогда Саванаролла, но настолько активно, что попал в темницу, по дороге куда был выдернут из своего Мира прямо в этот поселок (хотя звали его именно Саванаролла), и еще одно дежавю я нашел в этом прибежище отставников, это была некая Миссис Хадсон, точная копия персонажа из мюзикла «Тарзан» Владимира Качесова. Она была Старшим дознавателем «Скотланд Ярда» города Лондониум, что через три Мира отсюда, и очень «удачно» расследовала убийство и ограбление одной из местных жриц полусвета», в котором оказались замешаны сын мэра и кузен королевского дворецкого, после чего ее попросту заказали, но она, в совершенстве владея экзотическими видами боевых искусств, перерубила ударом ладони гортань киллеру и переломала руки и ноги его ассистентам, которые осмелились до нее дотронуться. Я не сомневаясь ни секунды, жаловал ей титул баронессы и предложил место начальника службы порядка маркизата, который я не без удовольствия назвал Скотланд Ярдом (на языке Мира Лондониума это означало «Умный Двор»).
      На обновленной территории бывшего «Черного урочища» оказалось весьма много пейзанских селений занятых сельским хозяйством, я нашел в том же Поселке специалиста по организации торговли (визиря Султана, умудрившегося подмять под себя всю торговлю султаната, имея со всех сделок пять процентов. Великий визир приказал ему поднять долю до пятой части и девятнадцать процентов отдавать ему лично, на что Алдар-бек, бывший офицер верблюжьей кавалерии, ушедший на гражданку по ранению, попросту его послал в трещину к матери ишака, после чего был брошен в зиндан, откуда и попал в Поселок). Я в процессе Оммажа заблокировал его, на ограничение личной маржи двумя процентами и поставил руководить Департаментом торговли и местных ремесел маркизата.
      Озеро «Белых сомов» я взял в личный лен, поставил там охрану из патрулей кентавров (благо они абсолютно равнодушны к рыбе но не лишены вкуса к озерным водорослям и прибрежным травам, которых там было достаточное количество). Правда мелюзины пытались тоже предложить свои услуги по охране и обихаживанию озера, но пускать лис в курятник, я не собирался. Одному сержанту морпеху в отставке по ранению, бывшему атаману рыбацкой артели, я поручил создать и возглавить Рыбхоз «Белый сом» по добыче и производству. При Рыбхозе, по предложению Грига был создан элитарный комплекс Благородного отдыха, с Игорным домом и прудом для ловли Белых сомов, естественно за золото. Григ устроил в этом комплексе резиденцию своего Отдела, а официально числился его владельцем, что было очень удобно для дела, Контора, она и есть Контора.
     
      Три месяца спустя, в кабинете Императора:
      -«Как вы и приказывали Ваше Величество, моя служба в меру возможностей, держит руку на пульсе дел принца-герцога, увы все перешедшие к нему из имперских служб сотрудники, ссылаясь на новую присягу, дают только самую общую информацию, причем весьма дозировано, один бывший гвардейский арбалетчик, приехавший в столицу на свадьбу сестры, был тайно похищен и подвергнут мягкой степени дознания, но после применения Элексира Правды, просто впал в беспамятство. Так как похищение было завуалировано под действия агентуры Пиратского братства, сначала все обошлось, арбалетчика освободила городская стража и со всем уважение препроводила домой, но в течении месяца, все кто участвовал в операции, погибли от несчастных случаев.
      Сейчас принц-герцог занят обустройством Черного Урочища, армию и флот не увеличивает, в герцогстве все внимание уделяет торговле и ремеслам. Он переносит свою столицу в Урочище. И что немного странно, очень много средств вкладывает в образование простолюдинов и тесно по этому сотрудничает со служителями Единого, даже отдал им дворец под Храм. Его так называемый Университет, пользуется огромной популярностью у Высшего дворянства, не смотря на цену, есть отдельные факультеты для простолюдинов, бесплатный для тех кто пройдет испытания и платный для купеческих отпрысков. В Институт Благородных девиц записывают в очередь, чуть ли не с рождения. Наших агентов, которые пытались склонить приближенных принца-герцога на анти-имперскую деятельность, вешали через несколько дней после ареста, а резидентура просто исчезала»-
     -«Ладно, я скоро опять ухожу в поход и приглашу Панцера с собой, а вам запрещаю проводить против его людей и его лично, любые силовые операции. Как говорит наш друг, слона надо потреблять ломтиками. И кстати, чем он аргументирует недопущение в Урочище посторонних»-
     -«Стража говорит о монстрах, которые нападают на всех не местных»-

Глава 37 Архипелаг

 []
     
     
      После завтрака, я работал у себя в кабинете в новом дворце, проверял доносы министров друг на друга (Шучу. Читал докладные). СМЕРШ докладывал, что после операции «Арбалет», по наказанию всех причастных к похищению моего солдата, спецслужбы Империи, держат по отношению к нашему герцогству благожелательный нейтралитет и все их видимые разработки свернуты.
      Два барона затеяли сговор против соседа, что бы поделить его земли между собой, а его убить. Они наняли ассасина, не ведая, что нарвались на подставу из отдела лейтенанта Госбезопасности Зунга. Приговор был приложен и я не дрогнувшей рукой поставил визу красным карандашом (цветные карандаши уже вовсю выпускала одна из моих мануфактур, шли они по пять серебряков за штуку, но спрос до сих пор превышал предложение. Кстати в школы начальной грамотности при храмах, узнав, что ученикам, от благости щедрот царицы Ираиды выдают карандаши, стали записываться даже взрослые.
      А свободные баронства я пожаловал лейтенанту Зунгу и одному из лейтенантов морпехов, лучше всех бившему из РПГ, имеющим на своем счету трех сбитых драконов и всегда опережавшим со своей алой соседей по десанту. Ценные кадры надо продвигать и мотивировать. Алу барона Мапра, я собирался использовать для секретного рейда на Черный остров.
      Муг Строитель, припомнил, что по указанию Верховного Мага, делал на острове схрон, где должны были храниться комплекты двигателей для Черных фрегатов и меня это весьма заинтересовало. Мона выдала мне карту Черного острова и Муг указал координаты этого места. Мы шли в совместный поход с Императорским флотом и по дороге, я под шумок решил отправить отряд кораблей в разведывательный рейд в бывшую обитель Черных колдунов, хотя кто его знает, бывшую ли. Пока работали порталы колдуны вроде должны были переместиться на материк, а может и вовсе исчезнуть вместе со структурой Хоттабыча, но кто его знает, короче будем посмотреть.
      Императорский флот шел откусывать очередной кусок от архипелагов, в составе шести линкоров, восьми фрегатов и десятка галеасов. Мой отдельный отряд составляли кордебаталия из пяти фрегатов и дальний авангард, под видом которого, я послал три фрегата на Черный остров, их должны были поддержать три монитора переправленные мною через портал на Красные перцы, «Медведей», я решил пока не светить, пусть в тоннеле постоят.
      Император нацелился сразу на три архипелага, это было пиратское княжество Большой риф. Эти пираты уже надоели всем. У них был флот из полусотни галеасов и они периодически блокировали какой-нибудь архипелаг или остров и требовали выкуп за спокойствие, и иногда даже тревожили материк. Короче, был приказ, пленных не брать. Моя эскадра предназначалась для нивелировки массовости кораблей противника и я приказал прогнать через действующие пулеметные расчеты, как можно большее число морпехов, пригодится чай.
      Гахныр уже был тут как тут со всей своей стаей, Гривастые крокодилы держались моей эскадры и очень красиво ее эскортировали. По уже сложившейся на моем флоте традиции, капитаны лично кидали в море пайковые апельсины и ананасы, которые Гривастые ловили в красивых прыжках. Императорские мареманы, уважительно-боязливо следили за этим перформансом.
      Пиратский флот встретил нас в открытом море, галеасы перли пестрой толпой не соблюдая строя, расцветка бортов и детали надстроек были разными, но черный корсаский флаг с песочными часами несли все корабли. Я приказал фрегатам вытянуться кильватерным строем левым бортом к противнику, и перенести часть пулеметов с правого борта на левый. Сначала ударили Пом-помы, потом присоединились КПВ, затем ДШК, а вот Максимообразным работы уже не хватило. Императорские корабли двумя колоннами стали охватывать гибнущую пиратскую флотилию, но остатки пиратов не приняли боя и дали деру, и за ними началась азартная погоня. Мои фрегаты пользуясь своей скоростью, выступили в роли загонщиков, не давая отдельным пиратским галеасам ускользнуть их мешка, куда их загоняли корабли императора. Через час с небольшим все было закончено, императорский флот взял курс на архипелаг для захвата и зачистки, а мы распрощавшись с сюзереном, отправились на «Красные перцы».
      В ближайшее время я решил воздержаться от территориальных приобретениях в Архипелаге… Вот острова, это другое дело, но императора, я пока не собирался расстраивать..
      У меня на «Меркурии» был портал, так что пока эскадра держала маршрут, я перешел в Урочище и там все было на мази. Гномы закончили железнодорожную линию Мраморный город – Панцер, Муг построил шикарный вокзал, эдакую помесь дворца с дебаркадером и тут ему очень помогли гномы. Гномы, пробивая тоннель для спрямления дороги, нашли пещеру со строительными гомункулусами, (видимо одна из нычек Хоттабыча), а у Муга был артефакт управления ими, который он некогда заныкал у вице-магистра, и стройка пошла опережая все сроки.
      Барон Мизер уже вел сложные переговоры с Имперскими департаментами о создании акционерного общества по строительству железной дороги между столицами герцогства и империи.
      Потом я принял Главного прокурора герцогства, его я тоже надыбал в «Поселке Честных министров». Он был Прокуратором столичного района в одном королевстве и отправил (вернее попытался отправить) на скамью подсудимых парочку мажоров, похитивших молоденькую продавщицу из модного магазина, и трое суток над ней измывавшихся, замучив ее до смерти. Честного прокуратора подставили и тоже почти осудили, так он и оказался в Поселке. Когда я ознакомил его со старым Имперским уголовным кодексом, пункты о том, что за преступление против личности подданных любой тяжести влечет за собой минимум каторгу, что демонстрация любого оружия при ограблении, приравнивается к покушению на убийство, и просто угроза ножом, это уже двадцать лет каторги, за нанесенное при грабеже ранение четвертак, а за убийство виселица, так же как и за групповой разбой. Он просто расцвел. А статья гласящая, что использование служащим коррупционной составляющей, влечет каторгу или виселицу, привела моего нового Главного прокурора в восторг. Прокурор доложил о деятельности сил правопорядка в столицах и я выразив свое удовольствие, разрешил ему набирать в казачьих станицах казаков в Полевую жандармерию, структуру далеко не лишнюю в этих местах и эти времена.
      Затем по настоятельной просьбе императрицы, посетил несколько ее школ, в одной из которых училась наша дочь Анастасия. Ну а потом настало время перемещаться на архипелаг «Красные перцы».
      Я вышел из портала на «Меркурии» и поднялся на капитанский мостик. Рейд и гавань были полны купеческими кораблями, правда один роскошно отделанный резьбой и даже скульптурными барельефами галеас под флагом архипелага «Трудолюбивые лианы» (нечто вроде Панамского флага на Земле) под гордым именем Примадонна явно напоминал пиратский.
      Капитаном и владельцем этого судна была дама, тана Элен Фолькен. Она была актрисой в Княжеском театре на островах, но имея независимый характер, разошлась с руководством о мнениях на театральное искусство и взаимоотношения в коллективе, ушла в пираты. Причем ее галеас тряс исключительно контрабандистов и других пиратов.Очаровательная пиратка попросила у меня аудиенции и попросила найти ей службу в герцогстве, а то в океане стало некомфортно. У меня было для таны Элен два предложения… Береговая охрана озера «Белых сомов» на ее галеасе или Мраморный Театр, роскошное здание которого, пустовало со дня перехода города под мою руку. Недолго подумав, Элен согласилась на оба. Галеас «Примадонна» был перемещена озеро, а Элен со всей энергией взялась за обустройство столичного театра (кстати этот театр сразу же взяла под личную опеку Миссис Хадсон). Обойдя эскадру, я по традиции наградил отличившихся моряков и хотел уже отправился в столицу, но пришло сообщение от Кап два Иванова третьего, который командовал Дальним авангардом посланным на Черный остров. Пришлось срочно объявлять аврал по эскадре и идти в новый поход.

Глава 38. Белые корабли

     
 []
     
      На подходе к «Черному острову», перед отрядом Иванова третьего, появилась группа неизвестных белых кораблей. Это были большие фрегаты (где-то на четверть больше наших), с парусным вооружением на трех мачтах. Их флагом было черное полотнище с силуэтом Ледяного Мирса (подозрительно напоминающего Белого медведя).
      На бортах нечто вроде артиллерийских дек с шестью большими бойницами на каждом борту. Оттуда почти бесшумно (слышался только пронзительный свист), вылетали ледяные снаряды. Дальность этих орудий была меньше чем у Шварцлозе, но два наших фрегата умудрились схлопотать по паре льдышек и получить легкие повреждения, при этом было ранено двое моряков и один морпех. Кроме парусов у противника не было иных движителей, и благодаря турбинам наши фрегаты смогли быстро отойти, покрошив при этом три Белых корабля. Так что я отдал приказ готовить «Медведей» к походу, но сначала был бал, который был уже назначен и отмену которого мне бы не простил никто.
      Любое феодальное владение, будь то хоть баронство, хоть герцогство, хоть империя — это очень затратная система управления, требующая постоянных и не маленьких финансовых вливаний, не только на армию и альгвазилов, но и на ту же бюрократию, и на такой сакральный элемент власти, как более или менее пышный двор. Мне-то он был особенно не нужен, но положение как говориться обязывает, да и моя царица к этому привычна и дочь подрастает, так что от балов, проводимых сравнительно регулярно, деваться было некуда, тем более я сам выдвинул эту идею, ибо с культурными развлечениями в этом Мире было вельми скромно. И еще, этот бал был во дворце Волхвов (мой подарок естественно), так что пропустить его я не мог.
      Как истинный Попаданец, я напрогрессировался и в музыке, введя помимо маршей и песен, ещё и танцы, типа вальса. У маэстро Янковеса нашелся неплохой хореограф, которому я на пальцах объяснил суть бальных танцев, ну а маэстро как всегда талантливо, переложил мои напевки-перепевки на живую музыку. Танцы пошли на ура и музыканты маэстро заработали хорошие деньги, уча танцам молодую и не очень дворянскую и купеческую поросль.
      Так что бал состоялся в установленные сроки. Ажиотаж вызвала прекрасная пиратка Элен, пришедшая на бал в алом бальном платье в сопровождении двух огромных пушистых котов с островов, (эти милые животные, показав акробатическое представление, покорили весь бомонд и автоматически вели новую моду), и отдельный ажиотаж произвело ее бриллиантовое колье с черными сапфирами.
      А на другой день, я с палубы «Меркурия» наблюдал за «Медведями» уходящими в портал. Прибыв на рейд «Красных перцев», я проинспектировал эскадру и найдя ее состояние удовлетворительным, отдал приказ выйти в боевой поход. Меня помимо уже привычной Изумрудной «пятерки» гвардейцев, сопровождал Буремир. Он меня по ходу и просветил по поводу Белых кораблей (У Моны, как ни странно информация была минимальной, ассортимент товаров и карта Полярного острова). Приходили они с Ледяного материка (он же Ледяной пояс), но очень редко, иногда на них натыкались пираты, но сами Белые корабли, агрессии первыми никогда не проявляли и то что они устроили у Черного острова, просто означает их большой интерес к этому месту. Про сам Ледяной материк не было толком неизвестно ничего, оттуда никто никогда не возвращался, а контакты с его жителями велись через так называемый Малый Полярный материк, так назывался большой остров, лежащий где-то на пол пути, от архипелага в сторону Ледяного пояса на Вертовик. Его охраняли Белые корабли, и любимым методом бою у них был жесткий абордаж. Экипажи кораблей состояли из коренастых альбиносов, вооруженных мечами, ятаганами и дротиками. Про иное оружие слышно не было, но порты-бойницы в бортах Белых кораблей, просматривались достаточно четко. Туда же приходили Белые корабли с товаром, типа рыбьей кости, редких драгоценных камней и одежды из шкур морских животных. Кстати по поводу подобной одежды…
      У меня в Морской пехоте, было престижным иметь в амуниции, что-нибудь из шкур Гривастых крокодилов и после того как мы с ними подружились, я испытывал беспокойство по поводу куртуазности и толерантности ситуации, но оказалось Гахныр и его стая были в восторге от этого, они считали это проявлением особого уважения к себе от нас (что мы знаем о реальной логике обитателей моря).
      На подходе к Черному острову, я поднял «Глаз» и засек Белую Эскадру. Два квадратных построения по пять кораблей и один корабль отдельно. Когда мы были уже на подходе, стоящий особняком корабль двинулся нам на встречу. Это было похоже на парламентера.
      Трех Белых Плавников, Коммодор Айсгор находился в сомнениях. Опять эти перекрашенные Черные фрегаты и с ними какие-то на вид неуклюжие калоши, но судя по всему небезоружные. Ну что же, согласно второго пукта, пятой статьи Ледяного Морского Кодекса, коммодор имел право провести переговоры.
      Командир Белой эскадры был похож на эльфа альбиноса, только с нормальными ушами. По поводу инцидента у Черного острова, мы все выяснили, мои фрегаты были приняты там за ловушку Черных, нанятых Большим Советом. Как выяснилось, на Ледяном материке было нечто вроде Гражданской войны. Против центральной власти осуществляемой Большим Советом, восстало несколько Родов и один из них, потерпев ряд военных поражений, был вынужден ударится в бега. У Большого Совета были давние связи с Черными магами и на их острове была секретная тюрьма, где содержались некоторые из вождей инсургентов, за ними и шла эскадра коммодора Айсгора. Ну что же подумалось мне, враг моего врага это минимум союзник. И как говорится в морских книгах – объединенный флот, покрыв парусами океан, двинулся в поход.
      Воды возле Черного острова, были практически пусты, не считая одинокого пиратского галеаса, вокруг которого резвились Гривастые крокодилы, ловко уклонявшиеся от снарядов баллист. Пираты были у нас вне закона (кроме таны Элен, само собой) и я приказал, не сбавляя хода отработать по корсарам из бортовых КПВ, что с успехом и было проделано. Гривастые радостными прыжками поприветствовали нас и приступили к трапезе.
      Высадка прошла спокойно. Основой моего войска были кентавры, оседланные морпехами, эдакая морская кавалерия. Усиленная ала Рыцарей Ну и тачанки и бронефургоны, на случай осложнений. Альбиносы выделили отряд Ледяных егерей, десять платунгов молодцов в мифриловых кирасах, с мечами как из фэнтези и с чудными аркебузами стреляющими льдышками.
      Черный остров был покрыт сетью прекрасных дорог, так что с логистикой все было нормально. Карта от Моны была достаточно подробной, и Айсгор сразу указал место секретной тюрьмы. А Буремир стал собирать из нескольких артефактов прибор, для определения нахождения склада двигателей.
      Я запустил по окрестным дорогам патрули, приказал Моне поднять Глаз в режиме сканирования, а сам с алой рыцарей и двумя алами морпехов, оседлавшими тачанки и фургоны (кентавры были авнгардом), проследовал, в сопровождении Буремира вслед за Ледяными егерями коммодора Айсгора. Они кстати передвигались по дороге «берсальерским» бегом и общая скорость у нашего отряда была вполне уставной (но как альбиносы косились на кентавров, видимо какое-то дежавю тут имело место).
      Тюрьма находилась в довольно-таки странном здании в виде огромного черного пузыря. У единственного входа кучковалась группа адептов, давшая в нашу сторону залп из арбалетов. Буремир лихо отрзил болты защитным полем, а пулеметные башенки на фургонах, расцвели распускающимися бутонами пулеметных очередей, а кентавры добавили из СКС и СВД, чем снова привели в когнитивность альбиносов.
      Внезапно Айсгор буквально подпрыгнул на месте и подбежав ко мне стал выкрикивать какие-то бессвязные от явного волнения фразы, из которых я понял, что какому-то Айстолесу будут сейчас отрывать голову и все это происходит внутри этого черного пузыря. Я спрыгнул с фургона и рявкнув – «Морпехи за мной» направился к входу в узилище, густо усыпанному поверженными стражниками. Буремир увязался с нами и через Мону, транслировал мне проекцию ходов и коридоров. Две сдвоенных цепочки Ледяных егерей под командованием коммодора, две алы морпехов под моей и ала егерей во главе с Селеной (ну куда же от нее денешься, она присоединилась в последний момент), углублялись вдоль мрачного коридора выложенного черной плиткой. Мы достаточно быстро вышли к огромной мрачной зале, в которой происходило нечто вроде ритуальной казни, так как на каменных ложементах стоявших вдоль стен, лежало несколько тел, причем головы были отдельно. А в центре зала Черные адепты дрались в рукопашную с кучкой альбиносов и похоже побеждали. Ну что же, как говорил известный, но не поименованный поэт – «Ваше слово, товарищ Маузер ! (пардон, вернее Стечкин и немного ППС)».
      В общей сложности мы выручили шестерых старейшин альбиносов, и пока они приводили себя в порядок после боя, Буремир подвел меня и Селену к участку стены, выложенному странными гранеными кристаллами, и приглашающим жестом указал на смутно знакомые силуэты ладоней, числом шесть штук. Мы втроем приложили к ним руки и часть стены бесшумно откатилась в сторону и перед нами открылась очередная нычка. Сундуки, стеллажи с оружием и доспехами и у дальней стены, ряды знакомых яйцеобразных модулей. Так закончился очередной поход.

Глава 39. Премьера

 []
     
     Театр был полон и ложи блистали. Прогон первого премьерного спектакля Мраморного театра, был настолько долгожданным и настолько светским, что даже на приставных местах сидела достаточно сановная и чиновная публика.
     Через три дня должна была состояться официальная премьера и на нее ждали самого Императора. Он приезжал на открытие Первой Транс-имперской железнодорожной линии, Мраморный город – Панцер – Шамаш. Гномы превзошли сами себя и уложились в сроки, да и мои паровозы подоспели вовремя и к месту, и даже бронированные вип-вагоны успели сделать (я уж молчу о бронедрезинах и паре самых настоящих бронепоездов, запасной путь, как говориться, не должен быть пустым).
     В Герцогской ложе, помимо моей семьи, пребывали Алекс, близняшки Грига, Бирк и Виллс с супругами, Терц, а вообще в зале присутствовала вся верхушка герцогства, и почетные гости включая герцогов Драгона и Оза (с каждым было по две пассии). Драгон кстати прибыл в полюбившимся ему «белогвардейском» прикиде, на который сразу же запал герцог Оз и решил ввести подобную парадку, для своей гвардии.
     В охрану театра я выделил без малого весь Рыцарский легион (во время прочесывания Черного острова были обнаружены два больших хранилища Рыцарей, и мой Ключ Повиновения, сработал и на них, так что с надежной лейб-гвардией, у меня было все в порядке).
     Отдельную почетную ложу занимало руководство Ледяного баронства, так теперь назывался Черный остров. В разгар зачистки острова, с Белого материка прилетела почтовая чайка величиной с хорошего гуся (такая у альбиносов была почта), и принесла сообщение о полном разгроме войск Рода Айстолеса и Айсгора, и что уцелевшие воины рода вместе с семьями, под командованием сына Айстолеса плывут сюда на остатках своего флота, а за ними вроде бы погоня. Айстолес и Айсгор, как последние оставшиеся в живых Члены Совета Рода попросились ко мне под руку, на что я после небольших раздумий согласился, объявив Черный остров Ледяным баронством (моим личным леном), разделив его на три баронетства, Альбинос, Станица (я решил поселить на острове казачков) и Альбатрос (Морпехи плюс три галеаса и два фрегата Береговой охраны). Императору для восстановления душевного равновесия, я отправил четыре сундука с древними Имперскими сокровищами из нычки Черных колдунов (себе я оставил девять со старыми империалами и два с женскими драгоценностями).
     А погоню мы встретили в открытом море и расчехвостили, (к восторгу Гривастых крокодилов), под ноль. Заодно я проверил можно ли топить деревянные суда, из одних только ДШК, не применяя более тяжелые калибры и оказалось, что можно.
     А на сцене шла Героическая опера «Пятеро Гвардейцев», Благородного магистра музыки Вольдемара Качесоффа. Причем помимо самой Элен Фолькен, сцену почили своим присутствием, аватара Моны, сыгравшая королеву и Миссис Хадсон воплотившая роль супруги прокуратора (объяснившая что делает это по долгу службы, ибо публика в зале серьезная и за актерами нужен пригляд). Григ и Селена тоже отметились на подмостках, Григ сыграл Злого гения главных героев, маркиза Рокшара, а Селена виконтессу, которую гвардейцы, едущие на побывку отбили у разбойников. Элен сыграла роковую графиню, шпионку Красного герцога, главного врага королевы. А Магессу Зеленого озера, играла сама королева Анаэль, которая вышла из портала прямо во время читки и заявила, что Магессу сможет изобразить только она, а кто не верит, о легко может превратиться в головастика (проверять ее слова, никого естественно не нашлось). Все крутилось вокруг ларца с драгоценностями украденного у королевы, что бы подкинуть его маркизу, к которому ее безмерно ревновал король, героиня Селены выкрала его назад, конюший герцога Рокшар (Григ) и коварная графиня Винер (Элен), изо всех сил пытались эти драгоценности вернуть (учитывая что по ходу сюжета, эти драгоценности без конца примеряли все занятые в спектакле дамы, я выделил настоящий гарнитур из бриллиантов, алмазов и рубинов, с подвеской из черного жемчуга). Ну и Мона не смогла не отчудить, в финале она появилась на сцене на электроскутере, с бокалом шипучего вина в руке.
     И все это действо происходило под прекрасную музыку, включающую тематические каприччио и чудесные арии. Оркестром естественно дирижировал Генеральный Музыкальный инспектор герцогства (что по табелю о рангах соответствовало генерал-майору), граф Маэстро Янковес (Маэстро еще успевал выходить на сцену, в качестве мистического персонажа, Хранителя времени, исполняя на клавесине очередное каприччио и важно переводя стрелки на огромных напольных часах). Ну а после оглушительных оваций с многократным поднятием занавеса, в бочку амброзии радости актеров и зрительского восторга, булькнул здоровенный кувшин с дегтем. В театр пришла реальная жизнь, ибо драгоценности и на самом деле исчезли, причем прямо из общей гримерки Элен и королевы (Аватара Моны к тому времени уже рассеялась). И Миссис Хадсон, посчитав это личным вызовом, испросив у меня право на определенные ситуацией санкции, и получив золотую пайцзу, принялась за дело…
     Первым делом она приказала блокировать все двери театра, потом начала опросы благородной публики, и допросы актеров и слуг, но это уже посредством своих сотрудников. Но первым делом Миссис Хадсон осмотрела место преступления и вельми в этом преуспела, ибо лицо ее приняло веселое и хищное выражение одновременно.
     Выйдя на сцену, она приступила к наилюбимейшему из своих действ, объяснение обществу хода своей дедукции с последующим разоблачением.
     - «Итак дамы и господа» - начала она свой спич –«Что мы имеем? А имеем мы похищенные драгоценности на сумму в почти сто тысяч золотых» - зал ахнул – «Я выяснила, что похититель носит перчатки из кожи брюшка Гривастого крокодила, и… (пауза просто звенела в воздухе застывшего зала) еще он любит вяленых Ледяных рыбок !» -.
     Миссис Хадсон щелкнула пальцами и ее ученицы, в известным всей столице элегантным платьям, вынесли два подноса. На одном из них лежала перчатка, а на другом стояло блюдце, как потом выяснилось, с чешуйками Ледяных рыбок (Вяленые Ледяные рыбки были любимым лакомством Альбиносов и водились они только у Ледяного материка, и были в ходу только у Альбиносов. Зал восторженно зашумел и раздались аплодисменты, а потом в партере поднялся с кресла высокий альбинос в мундире лейтенанта Ледяных егерей, и поднял руку, прося внимания и тишины, после чего произнес пламенную речь...
     Это был Айсминес, племянник Старейшины Айстолеса, он признался что увидев ожерелье, он узнал в нем Родовое сокровище, пропавшее много лет назад вместе с кораблем на котором плыли его родители, и он решил, что согласно Ледяному кодексу, должен вернуть его роду, и готов понести любое наказание. Я не стал обострять ситуацию и сказал, что раз ожерелье нашлось, то я оставлю вопрос о наказании на усмотрение Старейшины рода.
     На этом все и закончилось. А дальше естественно был банкет, на котором самым востребованным блюдом была Адмиральская уха из Белых сомов.В свое время, я был удивлен, что в местной кулинарии уха отсутствовала. Рыбу солили, жарили, отваривали, но вот среди супов, рыбных, как таковых не наблюдалось и я решил и тут малость спрогрессировать. Белые сомы, благодаря Мелюзинам, разводились в огромной прогрессии и я включил их во флотский паек в виде Адмиральской ухи. Каждое воскресение, на камбузах варилась уха из Белых сомов. Я лично составил инструкцию, где был упор на то, что сомятины и бульона должно быть пополам и что плавники и хвосты надо варить в полотняных мешочках, и обязательно добавлять красный перец с архипелага, но в плепорцию и естественно не избегать рюмки холодной Аквы (так тут называлась водка), прежде чем потянуть первую ложку. Ну и понятно, что Адмиральская уха, вошла после этого во все светские меню.

Глава 40. Тайна Белого материка

 []
     
      Императору очень понравилась поездка по железной дороге, моя новая столица его тоже впечатлила и особенно театр. Я подарил ему дворец, названый «Императорский домик» (от названия данном мраморной громадине, император пришел в отдельный восторг).
      А после большого приема и банкета, ко мне попросился на аудиенцию Айстолес, с не совсем обычной (по крайней мере на мой взгляд) просьбой.
      Старейшина попросил меня помиловать своего племянника Айсминеса, а когда я удивленно заметил, что уже его помиловал, то услышал вот что… По их законам племянник Старейшины, подлежал смертной казни, но официально помиловать его мог только Сюзерен, в данном случае я. На мое недоумению по поводу того, что я и так уже простил лейтенанта, Айстолес пояснил, что официальное помилование считается только тогда, когда он проведено согласно Ледяного кодекса, а согласно Кодекса, в ответ на помилование Род должен отдариться долей Покорности… Короче, они мне открывают тайну которую поклялись хранить, и тогда мол все будет по Уставу.
     -«Ну что же, давайте вашу тайну, а то лейтенанта жалко, дурачка молодого. Тем более он в бою на острове моего морпеха спас» - И тайна последовала и это была именно ТАЙНА…
      На Ледяном материке открылся проход в другой мир и этот проход очень медленно, но расширялся. За тем проходом открывался абсолютно другой мир, то есть когда тут был день, там была ночь и наоборот. Сам проход, находящийся в конце длинного ущелья, закрывала полупрозрачная пелена, через которую могли проходить только редкие альбиносы, примерно один из пятидесяти, и при проходе завеса вспыхивала изумрудным светом. На той стороне был огромный, практически первозданный мир, где не было ни герцогств ни баронств, а только множество небольших поселений, где жили мирные пейзане, пробавляющиеся сельским хозяйством. И тут в дело вмешались двое Черных колдунов, подвизающиеся при Ледяном Совете, они предложили каждую неделю открывать завесу, а за это им будут выделять боевые отряды, для захвата невольнииков, которые что-то должны были для них строить на той стороне. И самое главное там вовсе не иной мир, а реальная изнанка этого, то есть Мир не будет сворачиваться в шар, а будет надуваться. Вот такой вот камуфлет.
      Я немедленно ринулся к императору, которого застал расписывающим пулю (местный преферанс, моя заслуга) с волхвами и герцогом Магогом и естественно все это выдал Высокому собранию.
      Преферанс перетек в Военный совет и все точки были расставлены даже над теми буквами, где их не было изначально, а по серьге получили даже сестры без дырок в ушах. Волхвы вытребовали Мону, которая проявилась в виде Аватары (она оказывается скопировала в волхвов все возможные библиотеки) и раскопали в древних фолиантах о Зеленой стране за Белыми морями. Второе будущее полушарие было гигантским материком, с реками и озерами, но моря только внешние. Судя по изумрудному свечению при переходе, там работал Изумрудный ключ, а судя по тому, что Черные маги пропускали через завесу большие отряды, кратности «посещений», как некогда в Урочище, там не было. Но то, что Черные Маги начинали там строить, надо было по любому пресекать. В Метрополии и ее трех герцогствах был порядок. Острова и архипелаги имеющие хоть какой то серьезный флот были на сегодня Императорскими ленами, так что было принято три стратагемы:
     Первое – выманить из ледяных шхер Белый флот и уничтожить его.
     Второе – Разгромить Ледяное королевство и выйти к Вратам в Зеленую страну.
     Третье – Найти и уничтожить последние проявления деятельности Черных.
     Ну и вне плана, так сказать, объяснить местным пейзанам, как легко и привольно им будет жить, под благословенной дланью Императора (я сразу сказал, что народу Голованов, данные земли не интересны (Учитывая частые произношения мною данной цитаты, пришлось выдать официальную версию слова Голован, мол это было небольшое племя очень любопытных мудрецов с большими головами, некогда живших в Урочище).
      Императору, для улучшения военной логистики, было выделено два мобильных портала, под командой моих изумрудных гвардейцев и охраной из Рыцарей которых у меня теперь было четыре с половиной сотни мечей (а порталов у меня тоже прибавилось, ибо в двух Рыцарских пещерах, мы нашли склады мобильных порталов-яиц).
      Я на всякий случай сделал герцогу Магогу утечку о том, что в случае несанкционированной попытки доступа у порталам, они взорвутся, уничтожив все на две тысячи локтей вокруг, а у Рыцарей приказ отрубать головы, всем любопытным и подозрительным. Имперские порталы Мона соединила с двумя отдельными порталами в Ледяном баронстве и мы стали готовить силы к новой большой экспедиции. Флоты свои мы с императором объединили под официальным командованием адмирала Глебовского, Метрополию остались охранять все галеасы, корветы береговой стражи и три моих фрегата. Все ключевые точки в моем герцогстве охраняли рыцари и часть драгун и выделенные егерские патрули. Все тачанки и фургоны, плюс остатки «Малюток» я брал с собой, а так же всех кентавров ибо они рвались в бой, ну и остальное драгунство, егерей и морпехов, плюс еще отдельную бригаду курсантов моих военно-учебных заведений. Ну и в первый поход пошла Отдельная тяжелая бригада Морея», состоящая из паровых тракторов-транспортеров, паровых тягачей с фургонами и самоходных паровых катапульт, полностью укомплектованная гномами (гномы пришли в экстаз, от шеврона бригады состоящего из скрещенных, молота и гаечного ключа).
      Когда император увидел эти мои грохочущие железяки, у него глаза вылезли на лоб. Герцог М, с постным видом поинтересовался, а мол зачем эти страшилища, на что я с еще более постным видом ответил, а мол, чтобы враги Империи боялись и демонстративно потрогал кобуру со Стечкиным.
      Первыми в боевой поход ушли боевые корабли, я установил на флагмане портал и находился практически одновременно в двух местах, на флоте и в Ледяном баронстве. Каждый раз, когда я проявлялся на капитанском мостике, Гривастые крокодилы, сопровождающие кордебаталию линкоров, начинали радостно бесноваться. Я разрешил своим морякам, иногда баловать союзников пайковыми ананасами и апельсинами (эти «сосновые» фрукты, не умещались в двух ладонях), а императорские мареманы, смотрели на нашу дружбу с Гривастыми, с ужасом и восторгом.
      «Глаз» высланный на разведку обнаружил вражеский флот, это были три десятка Белых кораблей и четыре Черных фрегата, по нашим данным, это было все, что осталось у противника. Линкоры, нашим стандартным боевым манером, вытянулись а ля «кроссинг Т» и замедлив ход открыли ураганный огонь. Императорский флот, двумя фланговыми колоннами стал зажимать остатки вражеской эскадры. Несколько нетерпеливых капитанов все-таки подвернулись под ледяные стрелы, но из суда остались на плаву. Адмирал Глебовский, флажными сигналами разжаловал их в мичманы и поставил капитанами старпомов (в Императорском флоте, приняли мою систему званий, уж больно морякам наша форма понравилась). Короче разгром был полным и настало время, начинать второй этап экспедиции.

Глава 41. Путешествие в Зеленую страну

     
 []
     
      С ревом и лязгом мимо меня перла стальная колонна. Прямо дежавю опять, по временам иным и давним. Тягачи с фургонами и артиллерией, паровые самоходные катапульты, транспортеры с хирдами гномов, мелькнул личный транспортер волхвов, где гордо восседали Буремир с братом и их ученый референт Хоромир. Портал был открыт на плацдарме захваченном десантом и с этого момента сопротивление противника сошло на нет и теперь колонны втягивались в широкое ущелье ведущее к Переходу в Зеленую страну. Мона запустила «Глаз» и редкие засады вражеских альбиносов мы накрывали из катапульт, бочонками с Гаррогельским огнем. После ликвидации третьей засады, оные просто прекратились.
      У Перехода была навалена грубая баррикада из камней, на ней стояло три Ледомета, но тут оттянулись кентаврийки с СВД, они нагло и изящно гарцуя, выбили все расчеты ледометов, а подтянувшиеся под прикрытием их огня броне-фургоны накрыли баррикаду пулеметным огнем, дав возможность рейтарам без потерь достигнуть позиций противника и спешившись (экстренное спешивание отрабатывалось, как специальная дисциплина) захватили и зачистили баррикаду. Путь к Переходу был практически свободен. Волхвы вытащили из транспортера большой зеленый сундук, установили на нем вытащенную из него же какую-то сумасшедшую конструкцию и стали с ней возиться, в чем вельми преуспели, так как мерцающая молочно-изумрудная завеса погасла и в открывшемся огромном проеме, вспыхнули зеленые дали, под ярким голубым небом. Егеря и рейтары двинулись на разведку, а экспедиционный корпус стал осваивать тет-де-пон.
      Началось обычное бурление обустраивающегося военного лагеря, то тут то там появлялись палатки полковых цветов, протянулись дымки от полевых кухонь, фельдфебели и старшины получали провиант из Обозного фургона (там находилась одна из моих Лядунок, из которой под управлением Моны, один из моих Изумрудных гвардейцев выдавал пайки и рационы. По настоятельному предложению Буремира, я взял в поход всю свою Изумрудную Алу. Григ, Селена, Алекс, Виллс, вкупе с капитанами лейб-гвардии, все были при мне.
      И тут пришло сразу два сообщение. Егеря наткнулись на противника, это были какие то здоровенные фигуры похожие на Ракшасов, но не Ракшасы, так как пули их легко поражали. А на авангард рейтар вышел какой то непонятный полу-волхв, полу-альбинос, который требовал встречи с Буремиром.
      Звали его Торомир и это был волхвский Штирлиц, много лет назад засланный на Ледяной материк, под видом альбиноса полукровки. Он смог натурализоваться в почтовой службе и официально стал бывать в Зеленой стране и информацию он принес более, чем ценную, но первым делом он попросил Буремира вернуть себе реальный облик, после чего приступил к разрешенным речам…
      Зеленая страна была действительно одним огромным материком. Населяли ее обычные хумансы, занимавшиеся сельским хозяйством. Были еще редкие поселения орков, которые разводили скот и по возможности разбойничали.
      Еще где-то в центе материка было Изумрудное королевство, с более менее высоким цивилизационным уровнем, книги, пар и театры там присутствовали. Королевство было закрытым изнутри, но потихоньку приращивало к себе земли, на добровольно-принудительном принципе. Земли и погоды тут были благодатные и давали урожай сам-десять, три раза в год. Альбиносы создали тут свой форпост, но тут же свой форпост создали Черные колдуны, двое которых подвизались при Большом Совете и к которым присоединилась еще пара, сбежавшая с Черного острова, с группой адептов. Они построили «Черный пузырь» рядом с форпостом альбиносов и туда Ледяные егеря и орки, стали им приводить захваченных окрестных пейзан, причем учитывая, что их туда привели уже несколько сот, и назад никто не вышел, в Пузыре явно находится портал.
      Волхвы пояснили, что если там есть портал, то он работает только по эту сторону врат. Ну а элементарная логика показывала следующее… Черные колдуны наверняка строят свою очередную башню, черных кристаллов тут нет, а делать магические камни из обычных, можно только с помощью кровавых обрядов. Следовательно, надо во первых уничтожить портал, а во вторых не дать достроить Черную башню. Ну что-же, инструменты для этого у нас имеются, это полубатарея 152 мм гаубиц образца 1930 года, на паровой тяге. Буремир и его команда малость мне подшаманили, они расписали дюжину снарядов специальными рунами, и теперь шнековая болванка пробивала любую магическую защиту. «Глаз» привычно выдал корректировочную сетку, Мона добавила параметры точной наводки и два раза, по два снаряда воткнулись в черную сферу. Рвануло настолько знатно, что заодно смело и форпост альбиносов.
      Торомир, нарисовал примерные кроки местности, еще картографии добавил шаман местных пейзан, который имел связь по «барабанной» почте со своими коллегами. Направление в сторону Черной башни было определено, задачи поставлены, так что за работу товарищи.
      На второй день похода, к нам в лагерь заявились две орчанки, они представляли мирное племя орков из их селения плохие орки увели в неволю всех мужчин, сделали они это во время совместного пира, на котором подмешали в брагу сонное зелье, причем еще и надругались над спящими орчанками. (У меня сложилось впечатление, что наибольший негатив инцидента был именно в том, что орчанок перед процессом не разбудили).
      Клыкастые дамы, попросили нас помочь в освобождении их мужей, обещая в ответ на эту услугу придти под руку «Пришельцев из за стены», причем одна из орчанок, усиленно пыталась кокетничать с Алексом, который на всякий случай переместился в задние ряды нашей делегации, и тем не менее схлопотал под ребра удар локотка Селены.
      Я послал с орчанками две алы кентавров, которые вернувшись к вечеру, и доложили о выполнении здания. Как рассказали нам новые союзники, на подходе к месту строительства Черной башни, стояла застава из адептов, при двух ледометах. Накрывать ее из далека артиллерией, это лишний шум и тут Селена предложила следующую хитрость, в стиле Троянского коня...
      Адепт со смотровой вышки, крикнул вниз, что появился очередной обоз с пленниками. Начальник поста посмотрел в сторону изгиба старой дороги поворачивающей к ним и увидел две повозки с сеном, запряженные волами, окружающих их Ледяных егерей и бредущих за ними связанных в цепочки орков и местных хумансов. Похоже на новую партию невольников, что очень кстати, ибо давно уже не было новых пополнений для стройки и алтаря.
      Фургоныподъехали к зданию поста и остановились, с них слетело сено и по вышедшим на улицу адептам ударили пулеметы, егеря и орки закончили зачистку, после чего хумансы и орки, дружно и деловито стали грабить блокпост, это была их плата за участие в операции.
     Ту как раз подъехали кентавры, которые перекрывали дорогу со стороны Башни, посему волов и отдали пейзанам, я же с барского плеча, достал из Лядунки четыре телеги и подарил обрадованным колхозникам. Их шаман предложил выделить нам дружину пейзан знающих окрестности. Вообще я понял, что с местными общинами не все так просто. Шаману очень понравился старый Келимас и он охотно отвечал на вопросы. В каждой общине был шаман, который принимал на себя руководство племенем в случае экстремальных ситуаций, как то голод, нападение орков и т.д.
      Шаманы имеют между собой связь через там-тамы и местные могут в течении суток, собирать в любой точке, отряд до ста луков и топоров. Сейчас как раз, нескольким родам разрешено пойти под руку Императора, что бы посмотреть, как там все сложится. Еще до вторжения Альбиносов, в этих местах образовалась проблема, Изумрудное королевство, находящееся в центре материка, стало облагать натуральным налогом все больше селений и народ размышлял на тему, то ли воевать, то ли признать нового сюзерена, благо появился выбор. Император решил проводил тут политику ползучей экспансии, то есть новым подданным простил половину налогов на десять лет вперед и вдобавок пошла массовый найм местных хумансов на строительство своего походного замка (причем за хорошую оплату), а купцы из интендантства открыли постоянно действующую ярмарку, причем первую скрипку тут играли негоцианты из моего герцогства, ибо только они имели право пользоваться порталами. А Имперские войска, частично оставшиеся на Белом материке, активно приводили к повиновению земли местного Ледяного совета (тех кто не приводился, элементарно зачищали), теперь это был маркизат Магог (уцелевших сторонников моего баронетства Альбинос, отправляли на бывший Черный остров, который кстати, по площади превосходил их бывшие родовые земли.
      Я от имени императора принял помощь и мы стали готовиться к удару по последнему (надеюсь) логову Черных.
     
      Это был практически небольшой городок. Бараки невольников, капище, казарма адептов, старинный, явно отремонтированный дом, являющийся резиденцией Черных магов, ну и сама башня, которая поднялась пока только на два яруса из одиннадцати необходимых
      Я решил не катать квадратное и исходя из заветов Оккама, пойти наиболее простым путем, то есть артиллерийским. Я развернул портал и из него сначала бодро выехала драгунская бригада и приступила к блокированию местности, затем выползли паровые катапульты, а потом и батареи ствольной артиллерии. «Глаз» был уже наготове, волхвы поставили ина него и на войска магическую маскировку, Мона рассчитала баллистику и привязку к целям и дождавшись отчета по готовности, я отдал самую банальную для этой ситуации команду – «Огонь !»

Глава 42. Мы в город изумрудный...

 []
     
      Благодаря расчетам Моны, накрытия пошли с первых снарядов, катапульты били конечно с несколько большим разбросом, но круговое отклонение было вполне расчетным. Адепты пытались провести атаку, но не дошло даже до пулеметов. Кстати, я только сейчас осознал, что раз связь с сервером Моны тут работает, значит это действительно тот же Мир. И тут взвыла «Чуйка» и встревожился Ефримир, недалеко от нас сверкнул одноразовый портал и оттуда поперли Ракшасы. Я приказал артиллерии перенести огонь туда и отдал мысле-команду Рыцарям приготовиться к атаке.Алекс, Григ, Виллс и Селена, уже перенаправляли в сторону новых врагов пулеметы. Это, Слава Единому, была последняя атака на сегодня. Катапульты дали три последних залпа бочками с жидкой взрывчаткой, разметав обломки недостроенной башни. Предъявив появившемуся из Портала императору, плоды своих побед, я отдал приказ об эвакуации, ибо мои дела в Зеленой стране закончились.
      Тут я оставил два портала со своей охраной и торговое представительство, от баронств навязываемых мне императором, я благоразумно отказался, чем судя по всему, совсем его не расстроил.
      Вернувшись в свою столицу, я первым делом подписал давно назревший указ, о создании Большого Торгового Дома. Тут у меня уже давно бил копытом бывший министр торговли какого то княжества и два его зама из «Поселка честных министров», куда они попали из за излишней щепетильности по отношению к махинациям братьев своего князя. Я объяснил чиновникам от негоции их новые задачи и обязанности, принял у них Оммаж и занялся дальнейшей текучкой. Коммерческое использование ряда порталов и части кораблей моего флота, я выделил в отдельный департамент и подумав, подчинил его себе. Всеравно там все будет контролировать Мона. И еще я подписал фирман о пенсионных выплатах государственным служащим. Я взял за основу соответствующие статьи из старого Имперского Кодекса, согласно которыми, все служащие короны (в данном случае герцогской), вносили десятую долю жалования на специальный счет в Государственном банке, который открывался для них, по выходу на пенсию, причем в случае беспорочной службы, казна выплачивала надбавки. А в случае кончины пенсионера, его накопления автоматически передавались ближайшим наследникам. Попечительницей данного проекта, я назначил царицу Ираиду. Жалко, кончался кадровый запас в Поселке, ибо после отбытия Хоттабыча, поступления туда прекратились.
      Так прошло несколько месяцев. Торговый дом набирал обороты, объемы торговых перевозок, как морем, так и через порталы нарастал буквально с каждым днем, но без тревожных новостей, было увы никак. Наш доблестный император был разбит войсками Изумрудного королевства и отступал к Вратам (в официальном бюллетене говорилось, что имперские войска изящным маневром, привели противника в смущение), в этом же документе говорилось, что император милостиво повелеть соизволил, назначит Принца-герцога Панцера командующим Вторым экспедиционным корпусом. . Дорожный замок, где кстати был один из моих порталов штурмовали орки, они же попытались взять штурмом ярмарку, но у охраны моего представительства к счастью были пулеметы. Переговорив с императором по магической связи, я приступил к формированию маршевых колонн корпуса. Из моих войск в поход двинулись три дивизии: Драгунская – «Стальные мечи» (генерал Бирк), Морской пехоты – «Гривастые крокодилы» (капитан первого ранга Иванов Первый), и Волонтерская (генерал Виллс) – «Бастарды», плюс воссозданная конно-пулеметная дивизия - «Буденновцы» (граф Алекс), ну и естественно Егерская бригада Селены, усиленная несколькими алами кентавров. Все подразделения были насыщены пулеметами и при каждой дивизии, был артиллерийский дивизион. Мой флот, разделенный на отряды, барражировал вокруг материка и у берегов напротив Перехода. У оставшихся Ледяных княжеств был кое какой флот и хотя объединение им «не грозило», бдительность всеравно должна быть на высоте. Новый начальник СМЕРШ, старший майор, маркиз Григ разрывался между столицей Империи (где он плел паутину интриг и тайного сыска) и Зеленой Страной, (где действовали его диверсионные группы под командованием капитана ГБ Зунга, оседлавшие линии снабжения Изумрудной армии. Граф Гук, назначенный Министром внутренних дел герцогства, строил систему Охраны общественного порядка, впрочем свой отдел контрразведки я в штат его министерства ввел. Кашу в Конторском котле, разными сортами масла не испортишь.
      Не все из моих бойцов имели боевой опыт, но серьезное обучение прошли все, не зря я все-таки став герцогом, первым делом озаботился подготовкой рекрутского запаса. Каждая боевая ала превратилась в три, опытные сержанты и офицеры сразу же подросли в должностях и чинах, а пустоты в штаб-офицерских кадрах, заполнили инструкторы. Все учебные центры стали гарнизонами и провели экстренный набор курсантов-рекрутов. Не тронул я только Морской Кронштадский учебный центр и Армейский учебный центр в Мордоре (бывшей столице Урочища).
      Противник отжимал Имперскую армию к низкому горному хребту пересекающему материк, но имперцы пока держались, ибо костяком их обороны были Рейтары. Волхвы истратили несколько своих разовых мини-порталов и обеспечили войска военным припасом, но мне надо было спешить на помощь.
      Сформировавшись в колонны, вокруг Зеленого форпоста, моя армия двинулась в поход. Я двигался в середине порядков, во главе Рыцарского легиона, и Лейб-гвардейских ал Родов войск. Ефримир, связавшись с Буремиром сообщил, что имперцам совсем тяжело, их теснят арбалетчики Изумрудного королевства, а разовые порталы практически закончились. Потери большие, герцог Оз ранен, герцог Драгон лично повел в контратаку свою дружину, но цел и невредим. Я посоветовал Буремиру запустить дезу о том, что я иду на столицу противника (которая кстати называлась Изумрудный город, ну если там и короля зовут Гудвин, то это будет вощще полная жесть).
      На следующий день, Буремир сообщил, что деза видимо прошла удачно, так как атаки прекратились и часть войск противника, убывает куда-то срочным маршем. Как мне потом рассказал герцог Магог, они устроили побег пленному офицеру, дав ему подслушать радостный разговор двух полковников о том, что принц-герцог идет на Изумрудный город и теперь уже Изумрудам мало не покажется).
      А тут снова тревожно закурлыкала «Чуйка», а Мона сообщила что в паре лиг перед нами открылся большой разовый портал и оттуда валом валят платунги вражеских арбалетчиков и их очень много.
      Бой развернулся сразу и везде, Изумруды (так теперь с легкой руки имперцев мы называли противника) прямо из портала, практически не разворачиваясь шли в атаку, что бы сформировать плацдарм. Буденовские тачанки вырвавшиеся вперед секли их сотнями, но враги все пребывали и пребывали, я приказал драгунам и морпехам срочно создать линию обороны и выдвигать все пулеметы на позиции и сделал я это очень во время. Изумрудные арбалетчики вышли на линию прямого огня и мои кентавры стали нести потери. Я дал три красных ракеты на отход и послал егерей Селены в тыл расположения противника, а волонтеров в обход левого фланга, так как у выхода из портала стали уже формироваться густые каре с явным желанием атаковать наш центр. Я вывалил гору боеприпасов из запасной Лядунки и старшины и фельдфебели стали по быстрому перетаскивать их на позиции, и началась атака и началась пальба.
      Не смотря на численное преимущество противника, огнестрел таки, есть огнестрел. Пулеметы, СКСы и ППС, это доброе оружие и ряду противника явно заколебались под свинцовым ливнем (артиллерию доставленную через мобильный портал, я решил не трогать до последней минуты). В середине вражеских порядков выделялась странная когорта высоченных мужиков с двуручными мечами и пули их почему-то не брали.Ефримир пояснил, что на них древние магические доспехи (это была личная гвардия Изумрудного короля и называлась она «Мастера печальных церемоний», палачи короче). Вот и пришла минута артиллерии, Мона уже привычно выдала баллистику и артдивизион грянул всеми стволами, но Мастера внезапно сделали мощный рывок и пошли в атаку прямо на мой командный пункт, и тут я похвалил себя за предусмотрительность. В свое время, припоминая деяния всевозможных литературных героев, я вспомнил о серебряных пулях и учитывая, что магия в этом Мире присутствовала, как только у меня появилась возможность, я обзавелся двумя тачанками с ДШК, снабженными лентами с серебряными пулями и сейчас эти тачанки были при мне и именно они поставили последнюю точку в этой битве. Магические доспехи не выдержали «Серебряного удара», и как потом выяснилось вместе со своей гвардией пал и король (его звали не Гудвин, а просто Король). Когда вперед пошел Рыцарский Легион, а с тыла и флангов появились Егеря и Волонтеры, остатки Изумрудных и тут сложили оружие.
      А через пять минут пришло сообщение от Буремира, что Изумруды массово сдаются в плен. А у меня не было радости от победы, уж больно большими были потери, но война, увы, без потерь не бывает.
      Потом у нашего форпоста было и торжественное построение, и награжденя, и новые производства и естественно пир. Звездой пира были стейки из «Кукарекающей акулы» (акул для этого блюда с архипелагов, держат в специальном бассейне и месяц откармливают курами).
      На пиру я элементарно надрался от нервов и печалей, и поэтому не сразу осознал новость о том, что император убит шальным болтом из арбалета.
     

Глава 43. Вместо эпилога

     
 []
     
      Двадцати пятилетие Мраморного театра отмечалось на уровне Имперского праздника, да оно и ясно. В тот же год случилось другое эпохальное событие. Герцоги Магог, Оз и Драгон, принесли мне Императорскую корону…
      А театр был полон и ложи блистали. После перестройки и последней реконструкции, сильно увеличилось количество лож, ведь теперь в театре проводились Имперские мероприятия и антураж должен был соответствовать. Вокруг Императорской ложи были Герцогские и Министерские ложи, далее по ранжиру, Маркизатные, Графские и прочие баронские.
      Чиновная и сановная публика помельче сидела в зале, но сегодня они пялились не как обычно на Императорскую ложу, а на ложу министра Культуры маркизы Элен Фолькен и все это потому, что Мона опять отчудила… Она присутствовала в министерской ложе, сразу в трех ипостасях: Моны, Анны Карениной и Княжны (хорошо что без скутера, подумал я).
      Владетелей кроме меня и баронов в зале не было, в Империи остались только баронства и провинции. Как отдельные большие лены, я оставил в свое время только герцогства Оз и Драгон, но без права наследования, в том смысле, что герцоги Оз и Драгон являлись Владетельными герцогами, а их наследники уже только титульными Имперскими наместниками, как и все маркизы. С осколками феодализма я боролся настоящим образом, уж коли вручили мне власть, то заполучите административную тиранию (в хорошем смысле конечно), а произошло это все так…
      Я был в Большой гостиной в своей резиденции в Форпосте, переваривал сообщение о гибели императора и ждал Ираиду и Анастасию, которые прибыли ознакомиться с новыми территориями и по присутствовать при Оммаже новых вассалов. Так как путешествие через Портал и заняло несколько минут (с подходом и выходом), им нужно было как минимум пол часа, что бы «привести себя в порядок». Я стоял перед окном и потому сразу увидел сверкнувший овал нового портала, Рыцари у подъезда ощетинились мечами, морпехи и егеря из стражи заклацали затворами ППС и РПД, но это были всего на всего герцоги Магог, Оз и Драгон, вместе с Буремиром.
      Я приказал адъютанту немедленно вести ко мне Высоких гостей, которые меня сразу же и огорошили, предложив мне Имперский трон. Я еще только начал формулировать фразу, как в голове у меня зазвучал Голос – «Соглашайся не раздумывая». Я не терплю никакого давления, даже от своих глюков и посему сказав, что мне надо уединиться на несколько минут вышел в одну из анфилад. И тут передо мной проявился никто иной, как Куратор и произнес захватывающую по своей убедительности речь, буквально кишащую убедительнейшими аргументами…Тут было и отсутствие у покойного императора легитимных наследников, и то что погибла вся верхушка империи, ну и вишенкой на торте то, что принц-герцог – я, это единственный нормальный кандидат, и что в любом другом случае начнется кровавый беспредел, и вообще-то я уже один раз спас этот Мир, так что мне вроде уже не привыкать. И тут в комнату вошла Ираида и посмотрев на Кандидата спросила с веселым изумлением, - «А это что за маска, снова шуточки Алекса ? » - на что я ответил с ответной улыбкой: - «Нет дорогая, это мой знакомый, он тут обгорел в одном подвале и теперь вынужден носить маску (Куратор беззвучно зааплодировал), а тут он, что бы предложить нам с тобой императорскую корону» - на что царица не раздумывая ответила: - «А я согласна»-
      Но последнее слово осталось за мной…
      Когда герцог Магог, подняв с массивного пюпитра (где они только его взяли) шикарную корону и я приняв ее стал читать (по тексту выведенному на виртуальную панель Моной) Коронную присягу, то в последнюю фразу я внес некоторые изменения…
      Вместо «Принимаю на себя все права и обязанности монарха и имератора», я произнес – «Принимаю на себя все права и обязанности Лорда-протектора Империи», (при этом в моей голове явственно хихикнул Куратор, почему, я узнал четверть века спустя), и вернул корону на подставку.
      Ну а потом началась рутина по переустройству Империи: Индустриализация, торговые и политические реформы, железнодорожный бум, приведение к имперскому вассалитету не охваченных им территорий, в первую очередь Ледяного материка и Зеленой страны. Волхвы шли со мной, так сказать, плечом к плечу, на всех территориях были обязательные рощи с двумя тремя кедрами и часовней с живущим в ней Младшим волхвом, а рядом с каждой рощей был форт с гарнизоном Имперских войск, то есть со связью и контролем за территориями было все в порядке. Периодически, кто то из баронов затеивал свару (если не затеивал, ему помогали), ведь войска надо держать в тонусе, не все же время бойцам бегать по полосе препятствий и копать отсюда до обеда, надо иногда и на пленере пострелять. И так вот и проелетели двадцать пять лет.
      Новая Героическая опера маэстро Качесоффа, называлась «Бастарды и дракон». По сюжету, три бастарда влюбились в некую княжну и им было поставлено условие о том, что счастливым женихом станет только тот из них, кто победит дракона, очень удачно появившегося в окрестностях.
      С ними в поход отправился их наставник Илиа, его по своему особому настоянию сыграл никто иной, как герцог Григ (у местной знати стало модным и даже престижным играть на сцене Императорских театров), метрессу княжны, сыграла Миссис Хадсон, а Княжну Мона, которая сделала себе лишнюю Аватару, что для искина ее уровня, было сущей ерундой). Дракон был естественно побежден, но только совместными усилиями всех героев, после чего Княжна сама выбрала себе жениха. Короче наши победили. А после спектакля, на Малом приеме, та же компания герцогов, что и в прошлый раз, вернулась к вопросу об императорской короне.
      А учитывая то, что за их спинами стояли шпалерами другие мои соратники, пришлось соглашаться ибо выбора у меня не было. За несколько минут до этого Буремир предупредил меня, что в течении ближайшего года, в Зеленых губерниях откроется портал из другого мира и мира скорее всего чуждого и опасного для нас и вдобавок сообщил, что по Имперскому Кодексу, Лорд протектор, правящий двадцать пять лет и один миллерс, автоматически становится следующим императором и Мона это подтвердила. Ну что же, Логика империи, подразумевает ответственность того, кто стоит у штурвала. Я взял корону из рук Буремира и сам возложил ее себе на голову.
     
      Владимир Чекмарев.Москва 2021 год.
     
     
     
     
     Примечания
     
     
     Бадагар* - дворянский титульный головной убор, имел съёмный султан, прищелкивающийся в специальное гнездо на тулье.
     
     Гырс* - хищный хомяк из Черного урочища, охотится за золотыми монетами и драгоценностями, которые хранит в защечных мешках. Часто из жадности, умирает задохнувшись.
     
     Миллерс* - местная секунда
     
     Джавы* - небольшой народец, обитающий в Изумрудном королевстве, обладают ночным зрением, хорошие охранники, любимое оружие, духовые трубки с ядовитыми шипами.
     Келимас* - местный коньяк
     
     Карточные масти и значения * -
     Корона, Кираса, Офицер, Ведьма, Башня,Шут
     Зелёный, Желтый, Красный, Черный, Белый
     
 []
     
 []
 []
     

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"