Чекмарев Владимир Альбертович: другие произведения.

Кое что о братьях наших меньших

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

Кое-что о братьях наших меньших

 []

Annotation

     Рассказы, байки и истории, с участием домашних , (и немного диких) животных и... даже устриц и мух


Кое-что о братьях наших меньших

Глава 1. Деревенский кошачий микрокосм

 []
     
     
     На мой взгляд, деревенские кошки, это несколько иной вид кошачьих, нежели городские. Больше того, я уверен, что у них есть собственный особый Кошачий Мир, резко отличающийся от мира городских кошек, со своими законами, социумом, языком, психологией и.т.д.
     
     Рядом с нашим старым домом в деревне, у соседей слева и справа, было по несколько кошек, правые соседи были местные и кошаки у них были соответственно, тоже местные. Там была стая, причём вожаком у них была умная и наглая кошка с простым именем Маруся. Она как то умыкнула у нас двухфунтовый оковалок сыра и принесла хозяевам, которые жадно сожрали наш сыр, а потом нам же похвастались тем, какая у них мол умная и предприимчивая кошечка.
     
     У соседей слева, окошачивание прошло вообще как в авантюрном романе...
     
     Как то раз к ним заявились две умирающие от голода киски. Народ был городской и естественно бросился их кормить и вообще прописал в доме и поставил на довольствие, позднее к ним присоединилась третья. Спасенные от голода животные, иногда пропадали на день-другой, но всегда возвращались. Причем, два последовательно, привозимые из Москвы городских кота, были незаметно для хозяев настолько затравлены аборигенами, что один из котов во второй приезд отказался выходить из машины, а второй просто исчез.
     Можете представить моё изумление, когда я увидел на другом конце деревни, на веранде шикарной дачи, вальяжно возлежащих, этих самых трёх кошкеров. Наглые животные жили как минимум на два дома !
     
 []
     
     
     Кстати насчёт голодных приходящих кошек...
     
     К нам как то повадился приходить милый бездомный котёнок. Он просто приходил и молча сидел с несчастным видом у порога. Мои женщины проливая потоки слёз, тащили несчастному сиротке, сгущенку банками и сливки блюдцами, а котёнок ежедневно стал приходить к нам завтракать и однажды, к всеобщему восторгу завис на сутки. А утром прибежала пейзанка живущая через пять домов и представилась хозяйкой данного котэ и у сиротки, помимо дома и хозяйки, нарисовалась даже мама. Но что самое интересное, на следующее утро, у наших дверей опять сидел котёнок, но другой.
     Ну точно они разговаривают друг с другом.
     
     Ещё один случай... Утром смотрю в окно и вижу, как на площадке для детского Футбола, любовно построенной для внуков (двое ворот и три пластиковых мяча), самозабвенно играют в футбол кошки обоих соседей, правда на четырёх лапах, но команды явно две. Причем Маруся сидела на краю поля с видом судьи Международной категории.
     
 []
 []
     
     
     Ну а вот мизансцена, достойная пера Великого Джерома...
     
     Я как-то обратил внимание, что кошки соседей, шастают через мой участок с мышками в зубах, причём вроде без какой-либо видимой системы, но я решил приглядеться и вот что выяснил...
     
     Кошки Левых соседей проносили мышей на участок Правых, и вторая стая, повторяет это действо с точностью наоборот, причём уточняю, чс одними и теми мышами. Как я просчитал, хитрые товарки, минимум по два раза показывали хозяевам одних и тех же пойманных мышей, причём подмены были явно продуманы.
     
     Когда я подошёл к ограде и стал рассказывать соседям этот странный факт, то почувствовал на себе чей-то внимательный взгляд, обернувшись, я увидел внимательно смотревшую на меня кошку Марусю.
     
     Ох и дурят нас зоологи
     
     
     
     
     
     
     
     
     
 []
     
     
     Владимир Чекмарев Москва 2018

Глава 2. Каждой Собаке Своя Колбаса

 []
     
     
     Насчет преданности домашних животных вспомнился недавний случай... Закупали мы как-то КЦ на большое семейное торжество, этак человек на сорок. Отоваривались в Суперсаме СЕДЬМОЙ КОНТИНЕНТ. Каждый из участников получил задание, что закупать и процесс пошел. Я освободился первым и мирно стоял у машины и ждал народ. И тут началась жанровая сценка... К магазину подошла крутая вся из себя пара с еще более крутым псиной, по-моему, это был Мастино. Причем такой гордый, что судя по всему служил когда-то у Юлия Цезаря вожаком Собачьего Сдвоенного Легиона, потом в Старой Гвардии у Наполеона Бонапарта, ну а теперь снизошел и до России Матушки. Как выяснилось позднее, красавца звали Зигфрид. Итак, хозяева гордо отдали не менее гордому псу ряд приказов и вводных... Хозяин приказал - СИДЕТЬ ЗИГФРИД. Хозяйка попросила - ЗИГФРИД ЖДИ НАС ЗДЕСЬ, и удалились в магазин. Зигфрид сидел как памятник Гинденбургу и ни на кого не обращал внимания, даже на кошек и наглых голубей. На людей и собак тем более. Народу Голованов, видите ли, данный предмет не интересен. И тут из магазина вышел мой двоюродный племянник, ответственный за копчености. Он вез большую магазинную тележку, наполненную нарезками всевозможных колбас, шеек и карбонатов... И случилось чудо! Зигфрид, в течении терции, понял, что все время до этого поклонялся ложным ценностям и возможно даже лжекумирам, что жизнь оказывается изначально не удалась и была только прелюдией к этой встрече...
     ВОТ ОН ИДЕТ, САМЫЙ ЛУЧШИЙ ДРУГ ЗИГФРИДА, САМЫЙ БЛИЗКИЙ И РОДНОЙ БЛАГОРОДНОМУ ЖИВОТНОМУ ЧЕЛОВЕК. ОЧЕНЬ ЩЕДРЫЙ И ОЧЕНЬ ДОБРЫЙ ЧЕЛОВЕК, ВЕДЬ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ЖАДНЫМ БЛАГОРОДНЫЙ ДОН, ВЕЗУЩИЙ ТАК МНОГО ВКУСНОГО.
     Зигфрид прыгал, вилял хвостом, повизгивал, излучал преданные взгляды, пытался помочь разгрузить тележку, вызвался охранять багажник с бесценным грузом изнутри, намекал на возможность голодного обморока, и так далее, и тому подобное. А на морде Зигфрида, было написано аршинными буквами - НУ НЕУЖЕЛИ, ХОТЬ ЧУТЬ - ЧУТЬ ЭТОГО ВЕЛИКОЛЕПИЯ, НЕ ПЕРЕПАДЕТ МАЛЕНЬКОЙ ГОЛОДНЕНЬКОЙ СОБАЧКЕ! –
     Тут захлопнулся багажник, навсегда отсекая мечту о собачьем коммунизме, очень вовремя появились хозяева, но пока мы не скрылись из вида, Зигфрид не сошел с места и долго смотрел нам в след.
     
 []
     
     
     Все-таки, не на голом месте видимо говаривал Ярослав Гашек, про то что преданные хозяевам собаки, бывают только в детских книжках.

Глава 3. Механик Леверлин против кота Бегемота

     История в трех ракурсах
     
 []
     
      Кот Бегемот:
     
     Как же меня задолбали эти Большие
     
      Механик Леверлин:
     
     В 7 утра мне позвонил Шеф. Когда он извинился за
     ранний звонок, я понял что за мной приехали. Когда Шеф вежлив в таких
     ситуациях, за этим следует как минимум невыполнимое задание, а как
     максимум отпуск без содержания в ноябре. Сегодня в производстве
     оказался первый из вариантов. В одной фирме опозорились наши
     конкуренты, там пять раз перегорал шнур питания у нового крутого
     напольного копира и фирма отказалась от услуг наших коллег и решила
     передать обслуживание своей техники нам, но с испытанием, т.е. от нас
     должен приехать умный и грамотный специалист и разъяснить эту
     железку. Умным, как вы видимо догадались, назначили меня. Но как
     выяснилось из продолжения разговора, меня назначили не только умным,
     но еще и старательным. У одного нашего постоянного клиента как всегда
     неожиданно кончились картриджи и наша контора, в порядке любезности
     (моими трудовыми руками и ногами естественно), должна поутру
     доставить им эти картриджи. Учитывая, что первый офис находился в
     Северном Дюдюкино, второй в Западном Гадюкино, а я живу вообще в
     Восточном Измайлово и плюс ввиду раннего снега, о машине сегодня
     можно было забыть. Денек вырисовывался я бы сказал логистический и
     посему я одел свою любимую пилотскую куртку и тронулся в путь.
     
      Сварог:
     
     Некая фирма, занимающаяся продажами и установками
     оборудования для прачечных, обратилась в нашу Студию по поводу
     рекламы в интернете. Контора была солидная и я поехал туда сам.
     Заказчикам всегда очень нравится, когда на переговоры к ним приезжает
     лично директор. В фойе здания, курили несколько девушек, с беджами
     этой фирмы и одна из них спросила у меня сигарету. Пользуясь этим
     внезапным мадригалом, я быстро с ними подружился и коварно стал
     выкачивать информацию. Был ноябрь и уже были напечатаны
     календарики нашей Студии и я их естественно подарил собеседницам, в
     ответ они отдарились своими образцами новогодней полиграфии. И я
     притворившись собственным дублем, спросил, а где мол на календарике
     адрес их сайта. На что девушки сообщили мне, что сайта у них нет, а
     многочисленные инет-рекламщики, в процессе переговоров выводили
     директора из себя непонятной терминологией и попыткой рассказать ему
     анекдот, про телефонный звонок в прачечную. Который анекдот их
     директор люто ненавидел. Короче так никому не сложилось делать сайт
     про прачечную, кроме как надеюсь нашей студии. Короче я смело шагнул
     в неизвестность. Мой потенциальный заказчик занимал большое помещение
     на четвертом этаже офисного центра, кабинет босса и бухгалтерия, были
     отделены от общего зала стеклянной перегородкой, зашторенной жалюзи,
     типа как в американской полиции. Шеф видел всех, а его никто. Мы мило
     побеседовали, причем я рассказал ему про инет-рекламу и Яндекс
     буквально на пальцах, (в информационном разжевывании, а ля 2й класс
     церковно-приходской школы). Анекдотов я естественно рассказывать не
     стал. Убеленный сединами фирмач (он был из первой волны эмиграции,
     уехал в Париж в году 88, а сейчас вернулся торговать прачечными), со
     слезами благодарности, восхвалял великого меня, за то что я объяснил ему
     столь сложный предмет, простым советским языком. А то мол до моего
     визита, по вопросам интернета, приходили какие то странные юноши,
     говорили что-то непонятное (понятно было только про цену), и плюс ко
     всему этому рассказывали хамские анекдоты. Ему поддакивал главбух, с
     простой русской фамилией Цехес. Тут их срочно вызвали на склад, и они
     извинившись и поручив меня заботами секретарши (у которой каждая
     нога, была выше босса сантиметров на двадцать, а главбуха и на все
     тридцать) и убежали. А я же, попивая кофе, наблюдал через жалюзи за
     жизнью офиса. Я с интересом наблюдал за чернокожей уборщицей, когда
     мое внимание привлек черный кот, (величиной со злого жеребенка),
     хозяйски разгуливающий по конторе. Проходя мимо стола, за которым о
     чем-то явно внеслужебном, болтала по телефону девица с неприятно-
     красивым лицом, одетая в кожаный костюм с меховой опушкой, кот
     внезапно привстал на задние лапы, передними уперся в стол и тяпнув
     зубами авторучку, пошел как ни в чем не бывало, дальше. Внезапно
     котяра остановился и уставился сквозь жалюзи на меня, честное слово он
     явно меня видел. Я подмигнул ему и прошептал, все нормально котяра,
     молодец "Брат-храбрец". И тут я вспомнил о коте моего друга Леверлина,
     тот тоже любил таскать со стола ручки, но исключительно только тогда,
     когда мы играли в преферанс. Не успел я об этом подумать, как открылась
     дверь и в офис вошел Леверлин собственной персоной. Вот и не верь
     после этого в совпадения. Да, прямо как когда-то в Алжире.
     
      Кот Бегемот:
     
     Сегодня Большие вели себя почти прилично. Дань принесли
     хорошего качества, только Мымра как всегда ничего не принесла. Ну
     ладно, ей же хуже, и все равно я бы ничего не стал принимать от убийцы.
     В стае должен быть порядок, и я его наведу. Как я удачно сегодня умыкнул
     у Мымры очередную авторучку, правда чужой Большой это заметил, но
     вроде одобрил. Наверное, тоже не любит Мымру, или просто хороший
     человек.
     
      Механик Леверлин:
     
     Ну вот я и приехал в Западное Гадюкино, нашел нужный офис на четвертом
     этаже, сразу решил проявить деликатность переходящую в деловитость, т.е.
     вежливо постучаться и войдя и поздоровавшись, сразу же приступит к делу,
     но все пошло несколько не так...
     Во-первых, дверь мне открыла самая натуральная негритянка, в коротком
     платье в обтяжку (и поверьте, там было что обтягивать), в еще более
     коротком переднике и со шваброй в руке. Это оказалась местная
     уборщица. Еще одна не менее фигуристая дама, для разнообразия белой
     расы в кожаном брючном костюме, вместо передника, вызывающе стояла
     на четвереньках у копира. Это я удачно зашел, мелькнула у меня шальная
     мысль, которую я моментально загнал назад в подсознание.
     В продолжение внешних факторов, ко мне подошел громадный черный
     котище и требовательно мявкнул, именно так мявкал мой кот Махмуд,
     когда хотел есть. Я решил проявить гуманизм и любовь к животным.
     Вынул из сумки личный бутерброд с хорошей колбасой и выдал коту один
     кружок, котяра аккуратно взял зубами колбасу и куда-то ушел. А я решил
     приступить наконец к работе, для чего сделав дружелюбное лицо я громко
     воспросил, а где мол ваш ксерокс. На что стоящая на четвереньках
     "кожаная девушка" нервно ответила, что во-первых надо говорить не
     Ксерокс, а Цехес, а во-вторых Цехес вышел, но скоро будет. А
     крутившаяся рядом негритянка-уборщица, истово закивала головой, плюс
     к этому возникший ниоткуда кот потерся о мою ногу и тоже вроде кивнул.
     И ведь вроде не пил вчера... И ко всему прочему открылась дверь в
     стеклянной, закрытой изнутри жалюзи стене и оттуда вышел мой
     приятель Сварог собственной персоной... как тесен оказывается мир, эта
     фирма была клиентом его Рекламной студии.
     
      Кот Бегемот:
     
     Второй чужой, который Большой, тоже оказался хорошим человеком.
     Он добровольно выплатил дань куском вкусной колбасы, и я его за это
     публично поощрил. А когда оказалось, что оба новых Больших знакомы, я
     даже решил принять их в стаю. А Мымра к моему удовольствию,
     продолжала ползать по полу и искать свою ручку.
     
      Сварог:
     
     Я дружески поздоровался с Леверлином и объяснил ему, что Цехес вряд ли даст себя чинить или засовываит в любимого себя картридж, а местные пейзане, по узости мышления, все копиры и ксероксы считают принтерами и так их соответственно и называют. Такие дела
     
      Механик Леверлин:
     
     Когда все определилось, подтянулось начальство, а девушка в коже (ее звали Светланой) нашла свою авторучку, я приступил к ремонту несчастного копира. Проверив внутренние схемы, я убедился, что система в принципе рабочая и даже новая, а вот сетевой шнур явно коротнул примерно по середине своей длинны. Сварог предложил версию, что шнур могла задеть своей шваброй уборщица, но я взял несчастную пейзанку под защиту, профессионально объяснив, что если бы это сделала уборщица, да еще и шваброй, то коротнуло бы либо в розетке, либо в блоке питания, так что девушка тут не причем, тем более коротило уже раз пять. Уборщица, которую как выяснилось при допросе звала Мари, теперь смотрела на меня с немым обожанием рабыни, которую Нерон воздев палец вверх (большой естественно), вызволил из клетки со львами.
     Отныне Механик Леверлин в глазах Мари, был даже выше чем рыцарь,
     которому бы удалось умыкнуть Жанну д Арка из костра. Негритянка,
     нежно-уважительно, погладила робкой дланью рукав моей пилотской
     курки и кокетливо спросила: "А вы пайлот или байкер сэр". Но Сварог
     спас друга. Он сказал бедной пейзанке, что сэр в данном случае механик и
     находится на боевом посту, а на байке и самолете он покатает Мари
     завтра. А события стали развиваться с нарастающей быстротой...
     
     Я поставил новый шнур и копир радостно зажужжал и замигал как
     новый, кожаная девушка на радостях бросилась мне на шею, так как
     именно она работала на данном дивайсе, местный босс и его верный
     Ксерокс... тьфу, Цехес аплодировали, мимикой и моторикой показывая,
     что с именно моей конторой теперь будет заключен договор на
     обслуживание (наши конкуренты, как выяснилось, тратили на замену
     шнура по 3 - 4 часа), Сварог показывал мне большой палец, кот запрыгнул
     на копир, улегся там по-хозяйски и как-то уж больно хитро поглядывал на
     меня оттуда.
     
     А я же, не почивая на лаврах, попросил принести шнуры, оставшиеся от
     прошлых аварий и внимательно их осмотрел. У хорошего механика с
     собой всегда должен иметься нужный инструмент, от фляжки с коньяком,
     до самой маленькой отвертки, а так как я не самый плохой механик (по
     словам окружающих, ибо кто я такой, чтобы сам себя хвалить), у меня
     была еще и лупа. Я внимательно осмотрел все шланги и на каждом из них
     весьма знакомые следы, следы кошачьих зубов. Честно говоря, кота мне
     стало даже жалко, ведь, во-первых, благодаря ему, я получил это задание
     которое блестяще выполнил, а во-вторых он это делал исходя из каких то
     своих личных кошачьих побуждений, в которых еще надо разбираться и я
     попросил принять участие в расследовании, своего приятеля, который кое
     что в этом направлении умел.
     
      Сварог:
     
     Когда Леверлин ко мне подошел, я уже в принципе осознавал
     проблему. Итак что мы имеем, с одной стороны кот периодически и явно
     осознанно перегрызающий шнур копира, а с другой некие мотивы им
     движущие. Если бы надо было вычислить человека, то тут все прошло бы
     либо по Фрейду, либо по Макиавелли, ну а с котом же Фрейд явно
     отпадал, ну а Макиавелли?
     
     Я отвел в сторону Мари и стал выяснять у нее внутренние расклады
     данного коллектива. Уборщицы, будь они хоть негритянки, хоть белые,
     хоть розовые, знают всегда все и про всех. И от Мари я узнал
     следующее... Кот был официальной собственностью главбуха Цехеса и
     несмотря на это любимцем всего коллектива, кроме Светланы, той самой
     сотрудницы, у которой кот спер авторучку, и которая отвечала за работу
     на копире. Когда Светлана, как-то в срочном порядке наводила марафет, к
     ней на стол вспрыгнул кот, которого она отогнала пшикнув на него
     духами, Бегемот затаил обиду и нагадил ей в рабочие туфли, за что был
     оттрепан за уши и потыкан носом в обгаженные туфли. Так оно и пошло.
     Плюс к этому зоркая Мари, наябедничала мне, что у этой задаваки, на
     кожаном костюме, которым она так кичится, меховая опушка из обычной
     кошки, а вовсе не шиншиллы. Вот так все фрагменты мозаики стали на
     свои места. Выяснив еще кое какие мелочи, я провел приватную беседу
     сначала с Цехесом, а потом со Светой, после чего, она отпросившись у
     начальства убежала в магазин.
     
      Кот Бегемот:
     
     Большие сегодня вели себя очень странно, но все кончилось
     так как надо и Мымра наконец поняла кто вожак стаи и принесла мне
     примирительный дар, мое любимейшее лакомство, замороженное мясо
     краба.
     
      Механик Леверлин:
     
     Все закончилось хорошо. Наша контора получила
     нового клиента. Местное руководство оценило мои таланты, и я для
     закрепления дружеских отношений хотел было рассказать им анекдот про
     прачечную и министерство культуры, но Сварог почему-то меня перебил и
     рассказал совсем другой анекдот, вернее даже два. А по радио пела Мери
     Хопкин.
     
      Анекдоты, которые рассказал Сварог и анекдот 90х годов с которого все и пошло...
     
      Анекдот 1
     
     Разговор по телефону:
     
     -Алло!
     
     -Я вас слушаю...
     
     -Это прачечная?
     
     -Нет, это Х**чечная! Министерство культуры, твою мать!!!
     
      Анекдот 2
     
     Утро. Министерство культуры. Секретарша Света приходит на работу.
     Вдруг раздается звонок. Света берет трубку:
     
     - Алло? ... нет... нет... вы ошиблись...
     
     Кладет трубку. И вдруг падает на стул, начинает громко рыдать и рвать на
     себе волосы. Все вокруг в недоумении. Спрашивают: "Светочка что
     случилось? "
     
     Светочка, сквозь рыдания выдавливает из себя:
     
     - Там... Мне только что позвонили... и спросили "Алло, это прачечная?"...
     
     А Я ВСЮ ЖИЗНЬ ЖДАЛА ЭТОГО ВОПРОСА!!!
     
      Анекдот 3
     
     Телефонный звонок.
     
     - Добрый день! Мы искренне рады Вас слышать! Чем мы могли бы быть
     Вам полезными?
     
     - Здравствуйте, это Министерство культуры?
     
     - Нет. К сожалению, Вы ошиблись. Это прачечная.

Глава 4. Штандартенфюрер Штирлиц унд айне Хунд

 []
     
     
     Дело было на Новый Год. Мои друзья устроили в своем загородном доме тусовку и естественно с узорами. Учитывая, что они, будучи отличными ребятами, тем не менее были малость снобами, сам по себе Новогодний праздник делился на две основных части... Первая - официальный банкет, где форма одежды имела быть у майне херрен смокинги, а у майне дамен вечерние платья. Вторая - Костюмированный сюжетный бал, имеющий начало в час пополуночи. Из за этого бала вся эта история и случилась. А начиналось все так... Народ начал съезжаться и тут обнаружилось что смокинги и вечерние платья есть у всех, а вот маскарадные костюмы в большинстве своем отсутствуют. Но хозяином дома был человек, проповедующий главной истиной следующее: - Если хочешь, что бы получилось хорошо, сделай это сам. По этому поводу, он притащил откуда-то кучу костюмов, но исключительно по тематике хэллоуина. Я же обеспечил себя костюмом штандартенфюрера СС Штирлица, который по признанию женской части банкета, шел мне чрезвычайно, и под который же у меня была готова инсценировка, на мой взгляд весьма удачная (писатель я всетаки или как ?!). А надо сказать, что у хозяев был огромный чудный хунд, породы каких-то там мастиффов. Звали животного Кайзер. Псина была с характером и своеобразием. Когда мои друзья только въехали в этот дом, Кайзер ушел гулять, а через два часа принес своим хозяевам козу... причем очень удивился, когда его за это не стали восхвалять. С тех пор обиженный людской неблагодарностью хунд, делил весь род человеческий на две части: А - те кто его хвалят и им восхищаются, Б - остальное. Когда наступила вторая часть праздника и я одел черный мундир, то Кайзер сразу понял, это свои. А после того, как я публично отметил его ум и красоту, хунд уже больше со мной не расставался, причем намекнул окружающим, что я теперь вхожу в перечень охраняемых им объектов. Между тем бал набирал обороты, все веселились, а один из немногих гостей, как и я привезший свой личный карнавальный костюм, стал наводить порядок. Костюм его кстати был пиратский, включая бутафорскую саблю, тельняшку и деревянную ногу, на которую он опирался реальным коленом. Вы же понимаете уважаемые читатели, что как нас учит Станиславский - если в первом акте на стене висит деревянная нога, то в последнем она как минимум выстрелит (не верите? А вспомните де Фюнеса в "Фантомасе II"), так что про ногу еще будет. И вот, данный пират, возомнив себя Станиславским, стал пытаться наводить порядок в инсценировках в частности и в карнавале вощще, что естественно раздражало ряд окружающих, включая и меня. Причем свою суету, данный флибустьер аргументировал тем, что был в армии сержантом. Когда же я в спокойно-шутливой форме, попросил его сбавить инициативу (мол, ты что мешаешь отдыхать придурок, вдобавок ты тут далеко не самый старший по званию), этот корсар начал сыпать наиболее идиотскими шутками и анекдотами про Штирлица. Я естественно в долгу не остался и сказал, что наконец понял, зачем моему оппоненту деревянная нога... А когда у видел на лицах присутствующих интерес, то продолжил следующим... Мол деревянная нога у господина пирата нужна для того, чтобы все окружающие поняли что фраза - "Что же надо оторвать человеку что бы он перестал быть Унтерофицером" - сказана исключительно про него. Все засмеялись, унтер увял, а нам с Кайзером стало скучно, и мы пошли покурить на крыльцо. Была чудесная Новогодняя ночь, все кругом было красиво, и я даже под настроение выключил свет на крыльце. И вдруг рев мотора нарушил сказку. К калитке подъехало такси и оттуда вылезли Дед Мороз и Снегурочка. Сверившись с номером дома, они отважно вошли в незапертую калитку и увидя наши с Кайзером силуэты, неуверенно спросили, не дом ли это Господ Р. На что, я ответил утвердительно и включил свет... Дед Мороз и Снегурочка, увидя на крыльце огромного Эсэсовца (рост 185, размер 66) с не менее огромной черной собакой остолбенели и тихонечко стали пятится назад к калитке. Я был вынужден рявкнуть "цурюк" и потребовать "папир". На Деда Мороза напала икота, а Снегурочка плаксиво заявила, что они с Украины и у них нет регистрации. Я, окончательно войдя в роль спросил не партизанен ли они... Надо еще заметить, что в процессе беседы, бедные актеры называли меня исключительно пан фашист. А тут подоспела пора вступить Кайзеру. Верный и гордый Хунд, обратил внимание на то, что разговор идет во всю, а про его красоту ни слова. И этот небольшой песик (чуть меньше метра в холке) легонько тявкнул, мол, а почему нас никто не восхваляет. Снегурочка в очередной раз остолбенела, Дед Мороз опять начал пятится к калитке, и тут из дверей повалили гости, увидевшие в окно Деда Мороза со Снегуркой, а гости, если вы помните, были в костюмах ведьм, чертей и вампиров, а впереди бежал хозяин дома в костюме Графа Дракулы... Дед Мороз бросился к калитке и Кайзер, без команды бросился за ним, поняв, что это как минимум нарушитель, а может даже и вкусная коза (что мы знаем о мыслях животных). Пока Кайзер рычал, над залегшим в сугробе Дедом Морозом, наш любитель порядка сержант-пират, бросился спасать сказочного старика, но поскользнулся на своем псевдопротезе и упал. Взъярившись, он отстегнул деревянную ногу и отбросил ее в сторону. Уведя этот акт саморасчленения, Снегурочка рухнула в спасительный обморок. Потом все конечно разъяснилось, актеров ввели в дом, накормили и напоили, но одно было неизменным. Кайзер следил за подозрительным стариком в красной шубе, а оный старик с бородой из ваты, старался по мере возможности, быть от меня на противоположном конце комнаты.
     
     P.S. А свою инсценировку по мотивам Штирлицианы я так и не показал, так как на фоне ловли Дедов Морозов и оторванных ног, она явно представилась бы бледной, хотя большая часть гостей решила, что именно это и было моей инсценировкой.
     
     P.P.S. Вот так, благодаря бдительности Хунда Кайзера, были разоблачены нарушители, работающие в Москве без регистрации.

Глава 5. Восстание домашних животных

      (не Оруэлл)
     
 []
     
     
     Тайный совет был назначен на три часа ночи в гостиной. В это время Большие тусовались либо в спальне, либо на кухне возле холодильника и помешать тайному обществу ·Пушистая свобода? никак не могли. Представители кошачьей цивилизации проникли на тайную встречу через форточку, а псовые представители улучили момент, пока хозяин ворча выкидывал мусор.
     
     Первым взял слово кот Амур: ·Братья, терпеть издевательства уже нету больше сил. Большие изощренно издеваются надо мной. Недавно, например, мне дали ·Бозита Фелин? с мясом кролика, но я же не волк в конце концов. Раз вы меня держите в неволе, так дайте молока и валерианы на аперитив.
     
     - ·Правильно!? - воскликнул немецкий овчар Артур -·Мне вот кролика не дают, а дают овсянку, а я ведь не дог, а хунд и ни в коем случае не Берримор и не Сэр Генри. И меня, чистокровного арийца, водят по естественным надобностям на двор, хотя могли бы сделать лоток с Катсаном, я бы даже на название не обиделся? -
     
     - ·И я хочу лоток? - воскликнул соседский пудель Якобиан -·И еще я не хочу, чтобы меня все, кому не попадя звали Яшкой?-
     
     -·А я требую повышенной сексуальной свободы?- мурлыкнула голубая британка Изольда - ·Я требую, чтобы котов которых пускают ко мне не ограничивали по расовому признаку, и сама тоже хочу посещать партнеров, которые нравятся мне, а не хозяевам? -
     
     -·Согласен?- воскликнул соседский кот Пушок -·И пусть запретят иметь дома тапки, а то очень больно, когда ими лупят?-
     
     -·А палку пусть кидают не очень далеко и не очень часто?- выступил несколько отяжелевший от обильной кормежки черно-рыжий бассет Обама.
     
     Общество соседских котов, кошек и примкнувших к ним псовых, мяукало и тявкало почти до рассвета, но консенсус был выполнен...
     Восстание назначили на следующий вечер, Команданте ·Пушистой свободы? назначили Амура, командиром штурмового отряда был единодушно выбран Артур.
     
     Но даже в ряды гордых домашних животных, как выяснилось позднее, проникают ростки коллаборационизма.
     
     В час ·Х?, на место сбора Революционной стаи не явились ни Амур, ни Артур...
     Амуру, хозяйка принесла элитное ассорти Summit holistic: с цыпленком, лососем и индейкой, а Артуру хозяин презентовал Крокодила-пищалку из Dog Toys и сразу же повел его играть на улицу.
     
     Так что судя по всему теория Маркса одинаково ошибочна и для сытых людей и сытых животных.

Глава 6. Викинги, кот и Снегурочка

 []
     
     
     Новогодние каникулы это в основном хождение по гостям и этот день не был исключением. В одном доме собралась компания, разбавленная двумя реактивными бомбами четырех и пяти лет, носящими гордые имена Максим и Матвей. Взрослые коварно подарили им набор "Викинг", дабы юные джентльмены чем то занялись и не мешали взрослому застолью, но тут получилась накладка. Максим и Матвей радостно поделили амуницию на двоих, вооружившись мечом, топором и луком, стреляющим стрелами с присосками, и незамедлительно приступили к боевым играм, непосредственно возле накрытого стола. Инициатор подарка, папа одного из вьюнош, чувствуя себя виноватым перед обществом, решил исправить ситуацию. Он заявил отрокам, что истинные викинги не гоняются с таким прекрасным оружием друг за другом, а охотятся на кошек. Но лучше бы он этого не говорил...
     Кошка в доме присутствовала и несчастное животное, умудренное негативным опытом, находилось в данное время в "тайнике от детей", это было место на шкафу, куда Мурзик удалялся в дни и часы, когда детей в доме становилось больше одного, а на сейчас детей было уже трое. Вместе с опоздавшими гостями проявилась девочка Маша. Максим и Матвей, будучи джентльменами, решили принять Машу в Викинги, но с условием сдачи экзамена на владение оружием. Конечно расставаться с мечом и топором, равно как со шлемом и щитом, храбрым викингам было не допустимо, и по сему юной валькирии выдали лук с присосками, а Мурзика объявили страшным драконом ...
     Да... В каждой женщине скрыта амазонка. Машенька натянула тетиву и... (увидев её выстрел все эльфийские принцессы ушли бы в уборщицы, а Рагнар и Свен никогда не завоевали бы Англию, ибо поняв свою боевую никчемность, самозаточились бы в монастырь), короче присоска чмокнула несчастное животное прямо в лоб и тут из кустов донеслось бренчание дежурной пианины...
     В момент выстрела, в комнату вошла специально обученная пожилая девушка, одетая Снегурочкой и благостно промурлыкала, что она мол посланница Деда Мороза и пришла сообщить о том что оный вот-вот придет (дед Мороз угощался в это время на кухне коньячком, естественно вместе с поймавшими момент отцами Максима и Матвея). Ну а Мурзик решив, что падать на шапочку Снегурочки, гораздо комфортнее чем на жесткий пол, так и сделал. Снегурочка почему то не оценив комизм ситуации, бросилась бежать, оглашая квартиру паническими звуками. Юные викинги, заявив, что Дракон только ранен и его надо догнать и добить, а заодно освободить плененную им Снегурочку, бросились за свеже-сиамской парой в погоню. Машенька, заняв место в тылу, хладнокровно перезаряжала лук, на её строго-симпатичной мордашке видна была работа мысли, то есть, то ли снять этой стрелой дракона, то ли добить Снегурочку что бы не мучалась.
     А события развивались с космической быстротой...
     Снегурочка выскочила в коридор и врезалась в живописную группу, в составе деда Мороза и отцов юных викингов, которые благоухая Хеннеси выходила из кухни.
     Мурзик наконец отсоединился от Снегурочки и вместе с шапкой и париком покатился по полу.
     А Матвей в изящном батмане, от души рубанул топором дракона по хребту (топор был пластмассовый, но все равно увидев этот удар Гуннар Рыжебородый, никогда не попал бы в Вальгаллу, ибо повесился бы от зависти).
     Короче кончилось все хорошо. Снегурочку освободили и даже вернули ей шапку и парик. Дракон Мурзик убежал в безопасное место, где и затаился. Машеньку приняли в Викинги. Дети получили подарки и даже ближе к утру были отправлены спать.
     А когда дети уже спали, отец Максима заметил в коридоре Мурзика крадущегося в сторону детской. На укоризненный вопрос, мол тебе чего, мало было охоты на Дракона, Мурзик сделал вид что это к нему не относится и просочился-таки в детскую.
     Когда папаша поднял за столом вопрос, не страдает ли Мурзик мазохизмом, Снегурочка сделав нежно благостное лицо опровергал данные инсинуации.
     "Просто котик очень любит детей" - мечтательно произнесла она.
     А пристыженный мужчина, был вынужден поднять бокал - "За братьев наших меньших".

Глава 7. Почти по Гашеку

 []
     
     
     У курсанта одного Московского военного училища, была в Ленинграде любимая девушка, в смысле он ее любил, а она его еще нет. Она была как-то с подругами в Москве, и они познакомились в театре, вернее перед ним. Когда к курсанту и двум его друзьям не пришли приглашенные в театр девушки, тут вдруг удачно подвернулись три путешественницы, робея спрашивающие лишний билетик (у Таганки). Ребята учились на старшем курсе и могли получить увольнительную на все грядущие праздники, с вечера субботы, до утра понедельника. Они решили махнуть в Питер, но так как в карауле в пятницу были свои, они естественно взял билеты на пятничную Стрелу, на 23-59.
     Наш герой очень волновался тем, как его встретит предмет воздыхания, а друзья посоветовали ему привезти какой-нибудь оригинальный подарок. Когда ребята вышли из КПЗ (знаменитый пивной зал на Киевской), то курсанты увидели милого серенького молодого кошака, который дружелюбно к ним подошел и потерся об брюки (курсанты были в штатском). И вопрос с подарком был моментально решен. Надо ли говорить, что в поезде ребята еще добавили, а "подарок" ехал на столе среди закусок, что его безмерно радовало. И вот под утро, внезапно оказалось, что подарок пропал. Ребята вспомнили, все чему их обучали на спец-факультете и начали расследование и через два вагона, в купе у проводницы был обнаружен серый котэ, который к ней неизвестно откуда забрел и который был радостно взят на руки и обмыт с проводницей шампанским, у ней же купленным.
     Ну а в Питере, произошел радостный финал этой истории. Подружки, встретившие друзей на вокзале, были в восторге от пушистого подарка, а друзья на радостях не обратили внимания, что кот за поездку несколько подрос в размерах и пушистости. Мама пассии главного героя, пришла в восторг от вкуса и связей потенциального зятя, ибо только человек со вкусом и связями, подарить девушке кота редчайшей и дорогущей британской породы. Ребята, абсолютно не разбирающиеся в кошках, восприняли это как должное. И только самый наблюдательный из друзей, по возвращении заметил возле Московского вокзала на столбе объявление - "Пропал кот, серой масти, британец, нашедшему гарантируется вознаграждение". Но он мудро промолчал, так как ранее, при свете дня узнал этого кота. Он принадлежал племяннице начальника их Училища, вернее ее мамаше. Эта дама оказывается ехала в их поезде, именно в том вагоне где серый котэ обнаружился у проводницы.

Глава 8. Небольшое Новогоднее приключение

 []
     
     
     Эта история, приключилась с моим приятелем Михаилом и публикуется с его разрешения (имя по его требованию я поменял, на самом деле его зовут Миша).
     
     Итак, шла Новогодняя ночь, но ее таинству мешали гости находящиеся в Мишкином доме, ибо были шумны и бестолковы, и Михаил сбежал от них за свой верный компьютер. Сам герой моего рассказ был существом мужского полу, в самом как говориться соку и в добавок холостой. Короче Карлсон без пропеллера (вместо пропеллера у него был Джип Вранглер, который он любовно апгрейдил и тюнинговал каждый год). А в Новогоднюю ночь, инет превращается иногда в виртуальную машину исполнения желаний. Так что не успел Михаил набить в каком-то чате фразу - Мол одиноко сижу за компом и жажду общения с серьезной женщиной Бальзаковского возраста, но не старше сорока пяти, как спрос превратился в предложение. Сразу же нарисовалась особа сорока пяти лет (фота была на тридцать и подозрительно напоминала Анджелино Джоли в темных очках), жаждущая общения именно с одиноким Солдатом и живущая вдобавок в Северном Дюдюкино, притом, что Михаил жил в Южном. Миха мгновенно воспылал энтузиазмом и взяв в качестве подарка банку пьяной вишни, подаренной друзьями, незамеченным слинял из дома. Верный джип завелся на раз и жужжа всеми своими десятью литрами, преданно и радостно повез его в неизведанность Новогодней ночи...
     
     Вот и заветная дверь... Михаил, внутренне волнуясь, нажал кнопку звонка, дверь моментально открылась и на шею ему с радостным визгом бросилась, весьма легкомысленно одетая девица, почему-то лет двадцати восьми на вид. Мой друг не успел подумать, что особа неплохо сохранилась для своих сорока пяти, как появилась дама постарше и представив встречающую, как свою дочь, провела гостя в апартаменты. Там оказалась еще одна леди, сильно за восемьдесят и с видом классной дамы на пенсии, как выяснилось - бабушка, которая представилась учительницей Французского языка в отставке, при виде которой Мишка вспомнил бессмертную цитату из "Золотого теленка": "Знакомая мне учительница французского языка Эрнестина Иосифовна Пуанкаре никогда в жизни не пила вина. И что же! На одной вечеринке ее угостили рюмкой коньяку. Это ей так понравилось, что она выпила целую бутылку и тут же, за ужином, сошла с ума".
     
     Вот такой получился расклад. Еще там был большой кот, явный британец, который сразу стал хрипло мяукать на Миху, как объяснили хозяйки, животное просило пива, после этого заявления Михаил понял что он попал.
     
     На столе было много напитков, надо сказать хорошего качества. Ассортимент закусок был заметно уже. Хозяйка налила себе шампанского и услышав, что Михаил за рулем, поставила перед собой второй фужер и наполнила его водкой. На Мишкин недоуменный взгляд, она пояснила, что мол за себя и за того парня, после чего залпом прикончила шампань и в растяжку запила водкой. Бабушка употребила кокосового ликера, а потом подумав, добавила рюмку коньяка. Кот довольствовался блюдечком с пивом. А младшая представительница данной трибы выпила шампанского, на брудершафт с Михиной колой и побежала на кухню за "холодненькой шампанью" настолько вкусной, что даже Михаил не устоит. Тем временем пригласившая Миху в гости интернет-хищница, мирно закемарила на диванчике, а бывшая классная дама, добавив еще коньячку и ликерчика, начала петь народные французские песни в режиме нон-стоп (и почему-то с матерным припевом). А тут с кухни вернулась внучка, размахивающая бутылкой французского шампанского. Она коварно её открыла прямо на Мишкину рубашку, после чего лично проконвоировала его в ванную комнату.
     
     Михаил пытался запереться, но не обнаружил внутренней защелки, что его и погубило... Когда искатель новогодней романтической любви снял пропитанную шампанским рубашку, то шампанская фея немедленно ворвалась в ванную, аки янычар в спальню одалиски.
     
     Диспозиция была следующая... В одной руке Миха держал рубашку, другой держался за стенку и ей же попытался отбить атаку на свою дивчиность, но тут на него сверху что-то спрыгнуло... Как вы догадались дорогие читатели, это был местный кот, перебравший пива. Михаила спасло только то, что в ванной было что-то замочено и только поэтому он, упав в оную, вызвал только брызги, а не телесные повреждения. Джинсы к счастью почти не промокли.
     
     Одев куртку на голый торс, наш новогодний мачо покинул данное гнездо пьянства, разврата и диких котов, и вернулся в свои пенаты, где его отсутствия так никто и не заметил. Намечающуюся было простуду, Михаил локализовал доброй порцией коньяку под лимончик, но не до конца и все первое января нового года сопливил и покашливал.
     
     Не зря все-таки Минздрав предупреждает, что случайные связи чреваты заболеваниями.
     
 []
     
     
     Р.С. Будучи человеком несколько даже интеллигентным. Михаил спросил меня как старшего товарища, а мол не является ли инцестом то что к нему приставала дочка хозяйки, на что я, честно округлив глаза ответил, что инцестом было бы, только его приставание к бабушке с котом. А остальное не наказуемо.
     
     Р.Р.С. Ну не виноват я, что в моих рассказах за жизнь все время кишат коты.
     
     Р.Р.Р.С. Выражение Бальзаковская женщина придумал не я, а Бальзак.

Глава 9. Копченый угорь, как аргумент сохранения государственной тайны

     
     
 []
     
     
     Дела службы занесли нас на большую базу, на берегу Балтийского моря. Сейчас там независимое государство и база брошена, разорена и разворована, но тогда это был мощнейший военно-морской (и не только) комплекс. Мы, по обыкновению, должны были получить некий литерный груз и сопроводить его по назначению. Груз мы получили, но не весь и, по сему, были вынуждены ждать довоза и последующей оказии.
     Мы временно расположились на территории законсервированных в незапамятные времена периферийных реммастерских железнодорожных войск. Там была небольшая добротная казарма, стены которой были густо увешаны плакатами по изучению штатного вооружения, пакгаузы, каменная стена по периметру и даже каменный сортир на 12 персон, аж с тремя дверями. Это все построили зольдатен Вильгельма в конце Империалистической войны, потом тут были Eesti sУjavДgi, потом РККА, потом снова зольдатен, но уже фюрера, а потом снова наши, к коим и мы также относились.
     Накануне нам выдали солдатское ХБ с 'партизанскими' офицерскими погонами и эмблемами ЖД войск, и даже несколько СКСов*. Мы косили под 'партизан'* из МИИТа, а для разборок с местными нам придали капитана-особиста и его верного мотоцикла с сержантом. Из техники на территории были БТМ*, агитационный автобус и здоровенный псина по кличке Чипок*. Предыдущие караульные хотели забрать его с собой, но Чипок сразу выбрал себе в новые хозяева Арканю и не отходил от него. Что и говорить, но пара получилась колоритная. Надо напомнить, что Арканя и по лицу, и по размерам был копией Шрека, и плюс имел привычку передвигаться то ли быстрым шагом, то ли медленным бегом. При этом, кстати, что бы у него не было в руке - чи кувалда, чи РПД*, это ему при ходьбе совершенно не мешало, так что несущийся по двору Арканя в сопровождении Чипка (этакой помеси дога, мастино и еще тройки пород), - это было еще то зрелище.
     Делать было особенно нечего, но был приказ имитировать деятельность, и Таракан с Арканей решили повозиться с БТМкой, Птица с Борькой стали ковыряться в агитмашине, Тарасюк, на свою беду, пошел лазать по пакгаузам, ибо старшина чутьем хозяйственника чувствовал - тут заброшенные склады. Короче, он нашел две сотни непонятных емкостей литров по восемь, покрашенных в красный цвет и имеющих форму немецкой армейской фляги. Были они в ящиках с орлом Вермахта и без какой-либо дополнительной информации. Блин, где мы только не натыкались на амуницию вермахта, и в Африке, и на Ближнем востоке, ну, а тут это было вообще закономерно.
     Как выяснилось позднее, во время экстренного потрошения Тарасюка Бароном, в соседнем рыболовецком колхозе служил завхозом экс-кусок*, земляк Тарасюка, женатый на местной. Короче, колхозникам приглянулись красные фляги для использования оных в качестве поплавков на сетях, за что Тарасюк поставил нас на доп-довольствие, состоящее из натуральных колхозных продуктов, включающих в ассортимент бекон, копченых угрей, соления, семидесятиградусный картофельный 'Пускаар*' и прочие вкусности. С одной стороны, дело было благое, но с другой стороны, прямого приказа-то на это не было, а инициатива в армии всегда наказуема, пусть даже и полезная. Тем более присутствовали и элементы нарушения режима секретности... Так что, Барон дал Тарасюку три наряда, в которые входила покраска ворот и приведение фасада сортира в надлежащий вид, когда же старшина поинтересовался в каком смысле надлежащий, командир многозначительно ответил, чтобы было не хуже, чем у немцев.
     Тут случилась очередная рутинная неприятность, скисла проводная связь, а рацию нам так и не доставили. Командир, оставив старшим капитана Тараканова, взял Уазик и уехал в штаб ругаться. А Тарасюк истово взялся за выполнение нарядов. Он покрасил ворота в строгий зеленый цвет, нарисовал на створках по красной звезде в желтой окантовке, но перед сортиром впал в задумчивость. Данное удобство было каменным и оштукатуренным, то есть - на стены тут просилась явная побелка, но вот с дверями Тарасюк задумался, ибо их было три штуки (хотя все они вели в одно и то же помещение). А тут, как всегда, к старшине подкатил с предложениями помощи вездесущий Аким. Он напомнил Андрею, что командир приказал сделать так же, как у немцев, а у немцев были именно трехдверные туалеты. Двери у них были ярко-красные, и на каждой двери была специальная немецкая туалетная надпись, которую, к счастью старшины, Аким помнил наизусть и с радостью напишет её на бумажке и даже набьёт контуры специального сортирно-готического шрифта. Так что, когда усталый, но честный старшина отправился отдыхать, на дверях сияли надписи: FЭr die Herren, FЭr die Damen, FЭr die Offiziere (для Господ, для Дам, для Офицеров). А Аким, довольный, как удав, взял СКС и пошел на пост у ворот, ибо в связи с особой литерой груза, караульная службы была на нас, и как раз была его очередь.
     Офицер с СКСом было, конечно, не совсем комильфо, но для 'партизана' сойдет, а вот Стечкин выглядел бы слишком вызывающе для заштатного объекта. В это время Таракан с Арканей запустили-таки БТМку и стали выбирать ей во дворе более пристойное, на их взгляд место, а Птица с Борькой, в виду невозможности завести агитавтобус (завести машину, где нет движка, - катахреза даже для Левши), запустили радиокунг. Там были выносные колокольчики и мощный приемник. В Западной Европе был радиомаяк на КВ, который круглые сутки чистым и мощным сигналом гнал в эфир Битловскую Can't Buy Me Love, БТМка, рыча, кружила по двору, из колокольчиков орали Пол и Джон. То есть, именно эту картину увидел экипаж УАЗика, подъехавшего к зеленым воротам с красными звездами.
     Экипаж был хоть и однополый, но разношерстный. Водила-сержант с непроницаемым восточным лицом, очкатенький, 'пиджак' в чине старлея, явный мажор в капитанской форме из полковничьего сукна и подполковник, с лицом типичного проверяющего.
     Те из вас, уважаемые читатели, кто имел счастье (или несчастье) смотреть УС-2, наверняка помнят, как немецкие танки наступали под огромными фашистскими штандартами, мол, ахтунг, тут фашисты наступают, типа не перепутайте с румынами. Так вот, над проверяющим подполом, реяла аж целая виртуальная хоругвь с надписью - 'Хочу быть полковником'.
     Аким, который, как уже было сказано выше, стоял на воротах в партизанской форме железнодорожного старлея, сделал СКСом на караул и попросил разрешения товарища подполковника вызвать начальника караула, на что получил благосклонный кивок. А старший по команде капитан Тараканов быстренько поставил БТМ вплотную к пакгаузу, где хранился секретный груз и приглушил движок. Ящики, доверенные нам, несли такую литеру, что посторонним не то, что дотронуться до них, а хотя бы спросить что внутри, было чревато нашим огнем на поражение.
     А Аким занялся дипломатическим гостеприимством... Рассказывая подполу, что тут при немцах была секретная пыточная Гестапо, он пару раз назвал проверяющего товарищем генералом. А когда подпол смущенно его поправил, то Аким сделал понимающее лицо и сказал, понизив голос, что для проверки таких важных объектов, никого кроме генерала из Москвы не пришлют, а что такое секретность - он понимает, но в Москве сделали большую ошибку, послав сюда именно данного товарища... И выдержав поистине садистскую паузу, продолжил, что, мол, какую форму вы не оденьте товарищ начальник, генерала всё равно сразу видно. Как сказал потом Таракан: 'Если бы Аким был женщиной, то подполковник на нем бы женился, и немедленно'.
     Птица в это время поймал волну с пионерскими песнями, а приданный особист послал своего сержанта на мотоцикле в штаб с докладом о ситуации. Ну а Акима, который всю жизнь питал искреннюю 'любовь' к проверяющим, как говориться понесло... Он жаловался генералу-подполковнику, на тяжелую жизнь 'партизан', загнанных в дальний ремцех, и даже сообщил по секрету, что к ним ссылают сюда лиц с расстроенной психикой, которые запросто могут покалечить, и показал глазами на Арканю, который будучи в комбинезоне и с кувалдой, мирно выбивал из гусениц БТМки пальцы, дабы, на всякий случай, окончательно лишить её хода. Так что, когда коварный Аким из-за спины проверяющего дал Аркане знак подойти, то бедный подполковник увидел бегущего в его сторону страшного гиганта с кувалдой в руке и сопровождаемого, в добавок, собакой Баскервиллей. Нет, столичный проверяющий не бросился бежать, он просто оцепенел и покорно ждал своей судьбы, но его лучший друг лейтенант Акимов, закрыл своим телом старшего по званию и, заболтав страшного Арканю, услал его назад к трудовому процессу. Последней точкой был расписной трехдверный сортир. Гости долго не решались туда войти (причем 'пиджак' все время, явно, давился от смеха), но Аким объяснил, что это все осталось от нехороших оккупантов, и направил 'пиджака' и капитана в мужскую дверцу, а подпола, что характерно, в офицерскую. Когда испытуемые обнаружили внутри отсутствие каких-либо перегородок, то ржали уже в три голоса. Ну, а потом высокую проверяющую сторону пригласили пообедать, чем Тарасюк послал, а Тарасюк, произведенный на сегодня в лейтенанты Остапенко (чтобы не нарушать видимую субординацию) и названый именинником (дабы был предлог к спиртному на столе), превзошел сам себя. У старшины была какая-то секретная связь с рибальським колгоспом, ибо помимо бекона и прочих продуктов из обменного фонда, на столе появились настоящие деликатесы типа вяленых, но тушеных снетков со свининой под непонятным местным названием 'Хаутатуд кала' и даже Сааремааских копченых угрей, причем, уже в порционном виде. Особист, прикинувшийся простоватым зампотехом, ненавязчиво подливал гостям семидесятиградусный картофельный Пускаар из деревянного бочонка с медным краном, и все было на мази.
     Наши ребята потребляли яблочный сок, делая вид, что это самогон. В разгар пиршества проверяющий поинтересовался, а почему не видно начальника транспортного батальона майора Кунцева, после чего особист зашелся в хохоте. Оказалось, что майор Кунцев командовал батальоном, находившемся в 8 километрах отсюда. Ориентир, который искала комиссия, был обозначен как зеленые ворота с красными звездами, но была еще одна тонкость... на перекрестке надо было повернуть налево, но в армии лево и право иногда одно и то же. Вот так эта комиссия к нам и попала.
     Когда приехал Барон, гостей уже грузили в УАЗик, благо шофёр был не пьющим татарином из Казани. Так что, все разрешилось мирно и без нарушения Гостайны.
     А Аким не удержался и применил к отъезжающим гостям свое несколько извращенное чувство юмора. Никак не могущий расстаться со своим новым другом и надоевший Акиму хуже горькой редьки подполковник, в десятый раз восхитился копченым угрем и на свою беду спросил, а что это была за рыба. Как раз в этот момент к машине подбежал Чипок, таща в зубах здоровенного ужа (собачка была еще та). Аким показал на охотничий трофей верного пса Аркани, и обыденным тоном доложил, что как раз из этой дичи и было состряпано данной блюдо. Спазмы скрутили всех, кроме задрыхшего в машине 'пиджака', правда, в отличие от гостей, у гостеприимных хозяев спазмы были от смеха.
     Так что, последующий начальственный втык получил только Аким. А за раскрашенный туалет старшина Тарасюк, известный так же как лейтенант Остапенко, как ни странно, был обласкан и поощрен. То есть, Барону эти художества настолько понравилось, что Аким пожалел о том, что не успел примазаться к авторству.
     А на следующий день мы чудесным образом превратившиеся из военных железнодорожников в торговых моряков, уходили на сухогрузе в известный, но не поименованный квадрат Мирового океана, и там мы опять встретили одного из героев этого рассказа. Но это уже будет совсем другая история, про удава Каа и его верного Маугли.
     
      ПРИМЕЧАНИЯ
     
     Пиджак - армейское прозвище офицеров, проходящих службу после гражданского ВУЗа.
     
     Партизаны - армейское прозвище солдат и офицеров запаса, призванных на переподготовку.
     
     Кусок - армейское прозвище сверхсрочников (ныне прапорщиков).
     
 []
     
     
     Чипок - на армейском жаргоне - офицерское кафе на территории воинской части (иногда буфет).
     
     Пускаар (Puskar) - эстонский картофельный самогон.
     
     БТМ - машина быстроходная траншейная БТМ-3.
     
 []
     
     
     СКС - самозарядный карабин Симонова (СКС-45) образца 1945 г.
     
 []
 []
     
     
     РПД - ручной пулемёт Дегтярева.

Глава 10. Штраф за айне хунд, для Советского офицера

 []
 []
 []
     
     
     Увидел тут на улице даму с вреднючей визгливой шавкой и вспомнил историю, которая уже лет тридцать ходит среди офицеров служивших в ГСВГ Еще раз повторяю, что эта история не моя, автор не я и последний раз я её слышал на банкете по поводу годовщины нашего Свердловского танкового в этом году.
     
     
     
     
     Итак... 1983-й год. Дрезден, восточная Германия.
     
     
     День Х. То есть в военном гарнизоне ГСВГ выдали зарплату. Дабы не нарушать славные традиции, группа старших офицеров в составе пяти человек единогласно принимает решение: отметить это дело рюмкой чая за дружеской беседой. Когда "на штанге" у каждого было грамм по семьсот, решили направляться в сторону дома.
     
     
     На автобусной остановке - не многолюдно, лишь несколько немцев. Наши останавливаются в сторонке и, почти не покачиваясь (годы тренировок!), ожидают автобус, продолжая беседовать не на повышенных тонах. Через пару минут на сцене нарисовывается о-о-очень среднего возраста немка с каким-то бобиком на поводке. Шавка небольшая, породистая, но из категории "мозгов чуть меньше, чем у валенка". Что ей не понравилось в русских - одному собачьему богу известно. Может, наша форма, может, ботинки у кого-то не тем кремом начищены. В общем, это противное создание набирает побольше воздуха в легкие и начинает непрерывно истошно гавкать на подполковника.
     
     
     Мужик, явно не любящий, когда его перебивают, не раздумывая, выдает шавке хорошего пенделя. Теперь истошным криком заходится немка. Поскольку уровень немецкого у наших - на уровне "данке-битте", никто ничего из ее тирады не просек. Зато все прекрасно понял полицейский, проходивший неподалеку. Услышав, что это - далеко не благодарность доблестным советским офицерам за непосредственное участие в сложном деле дрессуры, решает вмешаться.
     
     
     Остановив землячку на полуслове, обратился по-немецки к нашим. Кто-то все-таки, окончательно исчерпав запас немецкого, выдал: нихт ферштейн! Полицейский достает из нагрудного кармана книжку с бланками штрафов, что-то заполняет и знаками показывает подполковнику: 20 марок. Тот, пожав плечами, спокойно достает наличку из кармана. Как назло, только купюры по 50. Полицейский, пошарив по карманам, опять же знаками объясняет: сдачи нет. Все офицеры начинают рыться по карманам, но подполковник выдает:
     
     - Ребята, все пучком, ща улажу.
     
     
     Успокаивающий жест в сторону полицейского, говорящий: сдачи не надо! Потом разворачивается и...от всей души еще раз даёт шавке хорошего пендаля. Та, визжа в унисон с хозяйкой, на поводке описывает идеальную окружность и приземляется в аккурат на исходную позицию.
     
     Полицейский с диким гоготом складывается пополам, немцы на остановке цепенеют, на лицах офицеров эмоций не больше, чем у индейцев... Хозяйка подхватывает шавку подмышку и уносится, обгоняя автомобили. Через пару минут полицейский немного приходит в себя, и, икая и всхлипывая... прячет в нагрудный карман квитанции.
     
     
     Подходит автобус, наши невозмутимо загружаются. На остановке остаются абсолютно все оцепеневшие немцы в ожидании следующего автобуса. С места действия, не торопясь, удаляется полицейский, размазывая слезы по лицу.
     
     
     А полицейский то, явно истинный ариец

Глава 11.Собачий вальс для Маркизы

 []
     
     
     Люси принесла мне уже третью с утра чашку кофе. Делать было нечего, уже как три дня я закончил последнее дело, а новые все не попадались. Я уже подумывал, какую скачать из сети новую игру на свой раухер, но обнадеживающе звякнул дверной колокольчик. Люси, выглянув из приемной, сделала большие глаза и произнесла официальным тоном:
     " Его милость, пятый маркиз Фолтейн, к лауру директору."
     
     И, показав мне язык, испарилась, пропуская в мой кабинет посетителя. Я внутренне зевнул. Фолтейн был редкий зануда. Я знал его со школы и имел несчастье считаться его другом. Как-то, идя по переулку, где была единственная в городе лавка, в которой гимназистам потихоньку продавали табак, я увидел Лопоухого Фолти, прижатого к стене парой местных хулиганов. Главное украшение Фолти - огромные очки - грустно поблескивали на мостовой. К тому времени я уже год занимался в спортивной школе при монастыре Святого Краухана, и освободить одноклассника от приставал было для меня плевым делом. С тех пор все семейство Фолтейн относилось ко мне с глубоким уважением. Дядюшка его был главным Архивариусом Отдела Королевских учебных заведений (это была придворная синекура и по табели рангов достаточно почетная), а сам пятый маркиз Фолтейн был заведующим Исторического Фолианта Королевской библиотеки. Так как я имел хобби, касающееся древних исторических книг, то волей - не волей, был вынужден продолжать дружбу с этим занудой.
     Я преувеличенно радостно его поприветствовал, и крикнул Люси, чтобы она принесла мне "Оленей крови", а гостю литр козьего молока. Фолти аж передернулся. Эта шутка тоже уходила корнями в наше гимназическое детство. Согласно традициям маркизов Фолти, до 16 лет все отпрыски рода должны были каждый день выпивать два стакана козьего молока: один в обед и один перед сном. Причем в замке и городском доме держали специально выведенных коз. И каждый день мажордом в сопровождении двух слуг привозил в гимназию старинный с Кирленской росписью молочник, и гордо наблюдал, как молодой маркиз выпивал прописанную дозу. Гимназисты, естественно, без всякого уважения к традициям изгалялись кто как мог. Я и сам неоднократно побеждал в неписаной табели о "молочных" шутках. Когда однажды я заорал из окна на весь двор: "Не пей, Фолти, это была не коза, а козел", - у слуги так тряслись от сдерживаемого смеха руки, что он чуть не выронил шикарный фужер Гаарского стекла.
     Ну, а почетным финалом цепочки розыгрышей была следующая хохма. На мальчишнике, который был посвящен окончанию гимназии, в торжественный момент, когда по традиции все выпускники вытащили из ранцев заветную бутылку и водрузили на стол, на бутылке Фолти оказалась весьма скабрезная этикетка, на которой два козла и коза предстали в таком композиционном виде, что их за это выгнали бы за разврат даже из самого дешевого портового борделя.
     Люси, как не странно, принесла нам только вино и, сделав легкий книксен перед его сиятельством, удалилась. К моему огромному удивлению Фолти не стал тянуть, а сразу взял козу своей истории за рога. Смущенно потупив глазки, он пробормотал:
     - Понимаешь. У Номады проблемы -
     - Нет! Только не это! - внутренне вскричал я.
     
     Перед моими глазами встала пышная девица, протягивающая мне лесную фиалку на Латеранском бале Невест, куда меня на третий день побывки затащил Фолти. Меня извиняло только то, что после Стагарского рейда, уцелевшие из полуалы Черных егерей гвардейцы, не просыхали с первой секунды отпуска. Это меня, кстати, и спасло. Имея несколько нарушенную координацию, я проглядел протягиваемый мне цветок, и так мощно щелкнул каблуками, что ненаследная маркиза с испугу выронила символ матримониальных побуждений на пол, а трезвый Фолти успел его подобрать и вернуть кузине.
     Так вот... У Фолти была кузина, ненаследная Маркиза Номада Фолтейн-Кирикейн, которая по запутанным геральдическим правилам не являлась полной наследницей рода, но имела долю в материальном наследстве и при замужестве имела право сохранять свою фамилию и титул без права передачи оных мужу и детям. Причем, наследство она имела право получить не после упокоения старших предков, а после дворянского совершеннолетия, имеющего наступить в 22 года от рождения. В данном случае, совершеннолетие наступало через три месяца, и куш составлял 100 000 золотых ауреев. И тут, как на зло, подсуетился какой-то жиголо, прибывший из Балонга. Его почти вовремя заметили и отшили, но он успел настолько запудрить мозги Номаде, что она дала ему предбрачную доверенность. И согласно этой бумаге, в день совершеннолетия, лицо, указанное в этой доверенности, имело право распорядиться данной суммой. Кроме жиголо, распоряжаться наследством могла только сама перезрелая лауретта, но обращаться к ней по этому поводу было бесполезно, ибо оная полностью одурела от любви. Короче, от меня требовалось до наступления рокового дня любыми путями изъять доверенность у мерзавца, так как дело было не только в деньгах, но и в опасности, что жиголо из Балонга таки разведет девицу на брак, а это вот точно будет катастрофой. Самого-то мезальянса можно было не опасаться, но, может быть шум, весьма не желательный для благородного семейства. Сейчас этот аферист, сославшись на неотложные дела, куда-то уехал, но получить деньги он сможет через любой солидный банк.
     Честно говоря, я хотел отказаться, но Фолти объявил тариф Рода Маркизов Фолтейн на данное действо, это было 10000 ауреев, плюс расходы. И я сломался. Единственное, что я потребовал, так это расписку в том, что Семья Фолтейн не имеет, и не будет иметь ко мне никаких матримониальных претензий. А то, знаю я эти цветочки.
     Я связался с Никалабом, и дал ему данные на порученного мне "мышиного жеребчика". В Латеране его звали Финс да Туан, то есть намекалось, что он баронет из Коора, ибо только там были в ходу приставки "да", было цифровое фото с камеры безопасности, и я надеялся, что Николаб чего-нибудь раскопает. Он как раз купил новую рыбку для своего аквариума и ухаживал за смазливой девицей из элитного эскорт-агентства, и поэтому поводу отчаянно нуждался в деньгах, кои ему были обещаны, но лишь по удачному окончанию поиска.
     В 8 утра мне позвонил перевозбужденный Никалаб и сказал, что пакет информации он выслал мне на раухер, но цена будет двойная, ибо пришлось поработать, и информация оказалась непростая. Буркнув, что там видно будет, я потащился в ванную (ибо еще спал) и только потом включил раухер и стал разбирать почту. Мой шебутной приятель, действительно, поработал на славу, и, судя по всему, залез даже в базу полицейского департамента не только Латераны, но и Равены и Балонга. Итак, что мы тут имеем...
     Финс да Туан - вовсе ни какой не баронет и в Кооре никогда не был, и даже вроде и не дворянин. Постоянно проживает в Равене, в старом гильдейском квартале под именем Финес Тун, сын ныне покойного гильдейского посудных дел мастера. В редкие приезды в Равену занимается мелким посредничеством, в Балонге подвизается при Магерском игорном доме в роли официального разводилы. Рассказывает, что служил в Кооре, был лейтенантом у Вольных топоров и получил за подвиги титульное дворянство, о чем даже есть какая- то бумага, но, судя по всему, врет, и был просто мелким латро.
     Из Балонга, он, судя по всему, недавно сбежал, и в Равене срочно охмуряет пожилую девушку из банкирских дочек, причем охмуряет с чисто матримониальными целями. Так что надо было спешить в Равену...
     
     Шеститрубный паровой дирижабль "Гордость Роны" величаво шел на посадку. Топки были уже отключены, чтобы не осквернять дымом элегантность причаливания к персональной мачте. Для этого маневра вполне хватало и наработанного пара. На боевых паролётах топок практически не было, но военные технологии, штатским еще не передавали, и так полетают, по старинке.
     Я взял габолер с эмблемой отеля "Золотой Замок", где обычно останавливался в Равене, но по дороге велел заехать на Адмиральскую улицу дом 6, в Антикварную лавку. Этот адрес дал мне перед отъездом Мастер Лукано. Официоз, - это официоз, а Ночные парикмахеры - это Ночные парикмахеры, и иногда их помощь в моей работе очень многого значит. Зайдя в лавку, демонстративно споткнувшись о третью ступеньку лестницы, вытерев о коврик только правую ногу и спросив, есть в этом заведении Каталаунские стулья, я, видимо, обозначил свой статус достаточно четко. Один из двух старичков, находящихся в лавке, шустро бросился к дверям, запер их на задвижку, и вывесил табличку с надписью "Закрыто", а второй радушным жестом пригласил меня за прилавок и далее по коридорам и переходам, в самые неведомые обычным покупателям недра этого дома.
     В результате всех этих передвижений я оказался во вполне стандартном офисе, где меня встретил энергичный и прилично одетый человек, вполне похожий на лаура, если бы не два пистолета под пиджаком и не следы сведенных татуировок на руках. Он уважительно меня поприветствовал, справился о здоровье Мастера Лукано, представился как Мастер Митель и развернул ко мне монитор мощного раухера. Информация пополнилась следующими фактами...
     Финес Тун, действительно, сбежал из Балонга, потому что задолжал там одному из местных мелких Тарабарских баронов. Балонгцы из Магерской банды сунулись было в Ронеро на его поиски, но сдуру ограбили прохожего, за что и были биты местными Ночными парикмахерами смертным боем, и выкинуты из Равены с наказом больше не появляться. Сейчас Финес Тун обхаживает перезрелую во всех смыслах дочку провинциального банкира, но непонятно, как он хочет добиться ее руки. По традициям Гильдии Менял, жених должен перед свадьбой внести залог в сумме в 100 000 ауреев, который может получить назад только после рождения первенца, а у Финеса Туна, кроме отцовского дома, заложенного уже минимум три раза, ничего за душой нет. Все более менее определилось и теперь мне надо было выяснить, где же этот негодяй прячет доверенность, полученную у бедной маркизы.
     Если вы хотите узнать о ком-нибудь всю подноготную, то порасспросите о нем свеже-уволенного им слугу. В информации недостатка, поверьте, не будет. Но уж если вам нужно получить о городе информацию, которой нет в газетах, то тут лучше габолера не найти никого. Несколько золотых ауреев сверх счетчика и не сильно правдивая история, что я ищу слугу обокравшего моего кузена, дали мне адрес кабачка на окраине, где собираются слуги ищущие работу и обмениваются информацией. Теперь надо было только туда попасть, что несло некоторые сложности. Я увы не был членом Гильдии прислуги Равены. Слава Единому, был у меня в Равене, аналог моей Латеранской группы школьников-скутеристов. Это были мальчишки из деповского квартала, подвизающиеся при городском вокзале, в качестве курьеров и носильщиков по мелким грузам. Вот через них я и решил начать свои изыскания.
     Пообедав, и малость передохнув, я двинулся на улицу, и прямо у входа в отель сбил с ног очаровательную пейзанку. Явная прислуга из хорошего дома, обремененная узелками и шляпной коробкой. Вернее, это меня она чуть не сшибла с ног, шарахнувшись от парового дилижанса, но я устоял, а она нет. Шляпная коробка полетела под ноги прохожему, он шарахнулся и сбил с ног другого, еще кто-то кого-то толкнул, и внезапно получил сдачи. Швейцар, повинуясь моему взгляду, быстро собирал оброненные ей вещи, а я, свистнув габолеру, быстро погрузил туда и вещи и их хозяйку. Мы приехали на Рыночную площадь, я усадил ее за столик в известном мне по прошлым приездам бистро, где она вместо того, чтобы при виде пирожных успокоится, окончательно разрыдалась. Алине, действительно была служанкой в графском доме, и все было бы хорошо и хозяйка к ней весьма благоволила, но у графини был муж...
     Данный граф, увы, положил глаз на молодую красотку, и она почти смирилась с неизбежным, так как была сиротой и деваться ей было некуда, но однажды пришедший с вечеринки граф распустил руки в гостиной, а в этот момент туда вошла графиня. Так Алине превратилась из почти наперсницы в мерзкую развратную тварь. Положение осложнялось тем, что они с подружкой снимали на двоих квартирку, а подружка вышла замуж и аренда кончается через две недели, а одной и без работы Алине такой расход не потянуть. Я как мог успокоил бедную девушку, угостил ее легкими напитками и пирожными, проводил до дома, где, как вы сами понимаете, ненадолго задержался, а потом еще раз не надолго задержался, и длилось это до утра. А утром меня осенило...
     Я рассказал Алине про тот самый кабачок, куда так стремился попасть. Она, оказывается, о нем слышала и даже состояла в Гильдии, но очень боялась идти туда одна. И тут меня опять осенило (чего-то я сегодня делаю все по несколько раз), я сказал, что сам сопроводить ее туда не смогу, но с радостью попрошу от этой услуге брата своей старой няни, живущего в этих местах. Этот очень приличный человек, был солдатом, демобилизовался в чине сержанта и всю гражданскую жизнь проработавший, сторожем в школе для трудных детей, так что лучшего спутника и пожелать нельзя, а уж мне он никак не сможет отказать. Девушка пришла в восторг, и, чтобы закрепить хорошее настроение, мы пошли завтракать в кондитерское кафе, а потом зашли в торговые ряды и купили Алине более приличное для нее платье (все-таки 50 ауреев). А после чего обрадованная подарком (все время, пока мы выбирали и покупали подарок, она буквально хохотала от радости), девушка побежала домой для того, чтобы покрутиться в обновке перед зеркалом, а я поехал в квартал Гильдии Лицедеев, что бы кое-что прикупить для сегодняшнего визита в кабачок "Форейтор".
     Заведение, как ни странно, оказалось чистым и вполне приличным. Алине показала знак Гильдии, и ее с сопровождающим легко допустили внутрь. Несколько десятков столиков стояли посередине большого помещения, разбитые как бы на кварталы, по профессиям. Каждый квартал состоял из центрального большого стола на 12 персон и нескольких периферийных на четыре. Все стены были завешаны листками с объявлениями и просто записками. Было очень похоже на стену дадзыбао в столице Великой Сильванской Желтой Диктатории. Симпатяшку горничную с дядюшкой при седых бакенбардах с радостью приняли за центральным столом квартала домашней прислуги. Дядюшка сразу поставил на стол дюжину нельга, чем еще больше привлек симпатии окружающих.
     Нет, если бы не густые бакенбарды, которые все время лезли в рот, и под которыми безудержно чесалось, все было бы вообще прекрасно. Когда я под видом дядюшки Мекера зашел утром за Алине, она приняла меня со всем уважением, и, единственное, что несколько смущало, это то, что на любую мою шутку она реагировала бурным весельем. Ну, а за столом я, изображая заботу о племяннице, перевел тему разговоров на странности хозяев и явно попал на благодатную тему. И, наконец, после третей смены кружек с нельгом, прозвучало имя Финес Тун. Он, оказывается, успел прославиться странностями и проистекающей из этого большой кадровой текучкой в рядах его прислуги.
     Сам Финес Тун частенько бывал в отъездах, и на это время запирал дом и нанимал прислугу для ухода за своей собакой. Огромный Каталаунский волкодав, обычно выпускаемый во двор на ночь, в отсутствие хозяина пребывал в вольере, пристроенном к забору, и если обычно кормил его всегда лично хозяин, то в отсутствие оного, псу надо было устраивать нечто вроде охоты, то есть через систему специальных шлюзов в вольер запускались поросята. Нанятый для этого слуга жил в привратном домике, и не имел права никому открывать кроме поставщиков свинок. Платил Финес Тун мало, и поэтому с каждым разом ему становилось все сложнее находить прислугу, тем более, что не всем было по душе отдавать на пожирание живьем волкодаву милых поросяток. Была еще и охрана из трех мордоворотов, они были при хозяине и дома, и в поездках. И еще в разговоре всплыла одна деталь... У пса был большой широкий ошейник, весьма массивный даже для такой огромной собаки. Ну, что же, я понял, где находится главный тайник афериста, дело оставалось за малым - до него добраться...
     Я проводил Алине домой, снял маскировку и приступил к составлению плана. Сейчас мой подопечный никуда уезжать не собирается, значит изобразить слугу, ищущего работу, не удастся. Пробраться в дом было несложно и нейтрализовать кучку штатских для Черного Егеря вообще было тьфу, но как разбираться потом с собакой? Не убивать же псинку только за то, что ее хозяин урод. Но, вспомнив лекцию о вербовке на слабостях, прослушанную некогда в Академии, я нашел вариант...
     
     Ранним Воскресным утром мимо дома 7, что по Фарфоровой улице, проезжала повозка городской службы "По очистке города от пребывающих меж двор животных" или по простому - Очистка. Это название вызвало у меня своеобразные эмоции, ибо так в Горроте, называлась полевая жандармерия. Охота, судя по всему, была удачной: решетчатый фургон был забит собаками всех мастей и смешений пород, объединяло их только одно... Все псинки относились к прекрасному полу. Фургон, замедляя ход, остановился в аккурат возле забора дома 7 и извозный, понукаемый руганью Мастера очистки, стал подкидывать в угасающую топку парогенератора пакеты с угольными гранулами. А в кузове заливался лаем собачий гарем.
     Ввиду раннего утра Бык (так звали дежурную псинку) был привязан во дворе, то есть к системе из длинной цепи, идущей от ошейника до кольца ходящего по стальной штанге, протянутой вдоль забора.
     Тот, кто не поверит, что Каталаунский волкодав может порвать цепь толщиной в палец, тот явно никогда не любил... Бык сделал два прыжка, даже один из которых ввергнул бы в зависть любой Цирковой коллектив прыгунов-акробатов. Первым прыжком он, под грустный звук лопнувшей цепи, перемахнул через высокий забор, а вторым прыжком десантировался в открытый сверху фургон со своими потенциальными пассиями, причем еще в полете он успел рявкнуть на пару дворняжек, выкатившихся откуда -то, с явным желанием принять участие в празднике. Фургон резко набрал скорость, а на Фарфоровую улицу все продолжали прибывать широкие массы кобелей и кобельков, причем совершенно в прямом смысле этих терминов. Да. Видимо, с химией я немного переборщил, да и псинку недооценил. Я думал, что он будет мирно гнаться за фургоном, а в переулке в подготовленном месте я его мирно усыплю на квадранса четыре, но так мне было даже легче ...
     Я довел фургон до перекрестка и резко повернул в Змеиный переулок, прозванный так вовсе не за населенность змеями, а за его извилистую форму. Тут же на встречу мне выехал близнец моего фургона с аналогичными пассажирками в кузове, а я сосчитав третью извилину переулка, вильнул в неприметный тупичок, сразу же перекрытый от главной дороги ветхим, но высоким забором. Юные Портеры с вокзала оказались на высоте. Теперь зловредные мальчишки заключали не по возрасту циничные пари на тему, сколько, чего и как кобель Бык успеет сделать за отведенное ему время. Но я прекратил веселье, вручив их старшему оговоренную плату и услав их дежурить на дальних въездах и выездах. А сам, отослав помощника к псевдо-забору, прижав к лицу респиратор, произвел по кузову фургона пару выстрелов из миниатюрного газомета. Собачки и их новый френдбой заснули одномоментно, ну а я, выждав три минуты, собрался приступить к главному. Найти в ошейнике тайник, вынуть из него Доверенность и подменить ее хитрой бумажкой под названием "Добросовестное заявление о преступлении". Эта бумага была своеобразной явкой с повинной, и ее могло принять к исполнению любое должностное лицо, имеющее отношение к полиции, судебным или фискальным службам. Это давало возможность на частичную амнистию, но при предъявлении данной бумаги предъявитель подлежал аресту или сдаче в полицию. Надо ли говорить, что до момента вручения бумаги на ней был морок, изображающий Доверенность на 100 000 золотых ауреев. Должен добавить, что все прегрешения субъекта, перечисленные в бумаге, были чистой правдой.
     Я открыл решетчатую дверцу фургона, и вдруг сзади раздались осторожные шаги, я обернулся, плавно доставая свой любимый "Гном 11", но, увидев блеснувшую в руке коренастого монаха бляху "Багряной палаты", передумал махать перед ним оружием. А совсем меня выбила из колеи будто бы материализовавшаяся из ничего стройная фигурка в комбинезоне ВЗ спецназа. Алине, показала мне язык и отошла к стене, держа на изготовку короткий штурмовой автомат, бдительно обводя глазами окна верхних этажей, там вряд ли мог кто-то быть, ибо квартал был складским, но Устав есть устав. Монах, оказавшийся сотрудником Второго сектора Багряной палаты в чине Старшего схимника второго ранга (что соответствовало армейскому майору, но отнюдь не по власти), сразу приступил к делу.
     
     - Ну, вот что, Егерь, ты залез немного не в свои дела, но твоей вины тут нет, и ты даже нам немного помог. Отдай нам ошейник, нужную тебе бумажку из него мы тебе же и вернем, а потом ты оденешь ошейник назад, разбудишь собачку и она вернется к хозяину. Что ты, кстати хотел, делать с ошейником ? -
     
     Я несколько смущенно доложил, что хотел подменить вексель, на "Добросовестное заявление о преступлении" и вернуть владельцу ошейник вместе с Быком. Со стороны Алине донеслись звуки сдержанного хохота, она прижалась к стене и тряслась от дикого приступа смеха. Даже на суровом лице брата-схимника появилось нечто вроде улыбки. Он сделал Алине какой-то только ей понятный жест и девушка, чудесным образом переродившаяся из бедной служанки в бойца спецназа Багряной палаты, утирая слезы, выступившие от смеха, подошла ко мне и протянула какой-то документ. Это было такое же "Добросовестное заявление о преступлении"...
     Тут уже заржали все действующие лица, присутствующие возле фургона, набитого спящими собаками. Бумага кстати была хитрой, для мошенника она так и продолжала выглядеть векселем, до определенного момента. Мда, у Багряной палаты с химией и магией все нормально.
     В общем все было на мази, собачке поменяли начинку ошейника, правда там было еще что-то, какие-то тонкие металлические пластинки, блестящие узором, подозрительно напоминавшем водяные знаки на Балонгских векселях, их поменяли и на такие же по виду, но я был уверен, что что-то в них стало уже не так, но это уже были сугубо Конторские дела, совсем не интересующие частного детектива. Главное мне отдали мой вексель, а остальное было чепуха. Собачку вытащили на середину Змеиного переулка, и, проведя необходимые действия, оставили там просыпаться, что и произошло ровно за пять минут до появления ее хозяина со слугами. Их вел один из молодых вокзальных портеров.
     Когда через несколько дней мы прощались с Алине, она призналась, что намного смешней совпадения с бумагами, ей показалось мое изображение её лже-дядюшки. Она раскусила меня в первую же минуту, и теперь мне стали понятны ее взрывы смеха по поводу любой шутки, выдаваемой переодетым и загримированным мной. И еще я узнал много интересного. Оказывается, когда Алине врезалась в меня у отеля, она увела меня из под удара отравленным стилетом. Кое-кто очень не хотел, что бы я вел свое следствие в Равене и Багряная палата прикрепила ко мне трех сотрудников, из которых я заметил только Алине, да и то потому, что она сама этого захотела.
     Мой паровой дирижабль отходил через час, и надо было торопится. Поцеловав меня на прощание, Алине протянула мне маленький подарочный сверток, перевязанный ленточкой. - Откроешь только в воздухе, - строго сказала она.
     На что я щелкнул каблуками, и протянул ей такой же сверток, и смущенно добавил:
     - Ты уж прости меня за платье, - на что девушка с неожиданно нежной улыбкой сказала: - Мой милый детектив. Для скромной служанки платье, стоящее два ее месячных жалования, это очень хороший подарок, но твой я посмотрю сейчас.
     В момент в распотрошенном свертке оказался футляр, в котором лежала золотая булавка-заколка, когда Алине определила с каким она секретом, она радостно взвизгнула. Эта заколка стреляла крохотными стальными иглами, с мощным паралитиком. Называлась эта игрушка "Оружие принцесс" и стоила весьма недешево.
     Когда "Гордость Роны", дымя всеми шестью трубами, величаво взяла курс на Латерану, я открыл подарок Алине. Это была золотая зажигалка, с искусной гравировкой, изображающей герб Гильдии прислуги Равены и, согласно надписи, являющейся постоянным пропусков в кабачок "Форейтор" с правом бесплатной первой кружки...
     Через два месяца, лицо, именующее себя Финес Тун, гордо вошло в Королевский банк Равены и предъявило дежурному фискалу документ, на котором как на Государственном векселе, нужна была его официальна пометка. Вместо этого, патруль коронной полиции вежливо, но жестко препроводил явившегося с повинной гражданина в городскую тюрьму.
     Еще через четыре месяца в Балонге разгорелся международный скандал с участием фальшивых Балонгских векселей, Снольдерской разведки и ряда криминальных структур.
     А еще через месяц в тюрьме для мелких жуликов повесился на порванной простыне некий Финес Тун, осужденный за мелкое мошенничество, но как явившийся с повинной, вместо каторги на островах отбывавший срок в более комфортабельных условиях.
     Ну, а в Календы Северуса была пышно отмечена Свадьба Ненаследной Маркизы Номады Фолтейн-Кирикейн с Кавалером и Кадет-лейтенантом военно-финансовой службы в отставке Сегедом Морси. Это был еще один мой школьный приятель из ботаников, который умудрился на именинах у Фолти задремать пьяным в малой гостиной, и, проснувшись, увидеть свою голову и часть туловища комфортно расположившихся на пухлых коленях маркизы. Несчастный кавалер было дернулся, но в гостиную уже вливался верещащий и сюсюкающий поток тетушек, матушек, кормилиц, домашних хомячков, и прочих чад и домочадцев. Что касается совместимости пары, то по уму они совпадали, вернее по его полному отсутствию, а по физическим параметрам не совсем...
     
 []
     
     
     У нас на гимназических маскарадах, в старших классах, было любимое занятие наряжать Морси, ребенком.

Глава 12. Кот Дубовый и сгущенка

 []
     
     
      Во дворе дома номер 44 рос самый настоящий дуб, он остался с тех времен, когда тут еще была деревушка примыкавшая к аэродрому. Аэродромное начальство несколько раз пыталось ликвидировать дерево демаскирующее аэродром и будто бы мешающее полетам, но всякий раз этому что то мешало. То непогода, то внезапная комиссия, а однажды МГБ арестовало зампотыла, который самолично вел солдат из аэродромной команды с пилами и топорами и после того, как в руках у ефрейтора из хозчасти загорелась бензопила "Дружба", старый дуб оставили в покое.
      И было на этом дубе дупло, в котором почему-то никогда не селил доись птицы. Прямо под дуплом была толстая обломанная безлистная ветка, и электрик дядя Леша, с помощью монтерских когтей залез наверх и установил перед дуплом мощную кормушку, способную выдержать даже дикого гуся, и щедро насыпал на ней крошек и пшена, но птицы, так и не снизошли до данной точки. И вот прошли годы, самолеты разлетелись по другим аэродромам и в Гольяново пришла Москва. Вокруг дуба поднялись пяти и девятиэтажные дома, где поселились строители, электронщики и бывшие деревенские жители.
     
      И вот одним теплым весенним утром, в дупле старого дуба поселился большой черный кот...
      Он или сидел на краю дупла или лежал на толстой ветке торчавшей под ним, причем иногда мяукал, но солидно и без надрыва. Дупло было высоко, длинных лестниц у горожан не было, МЧС в те годы не существовало и про фильм "Полицейская академия" и меткого копа Текльбери, народ пока и слыхом не слыхивал. У одного местного подростка, внука дяди Леши и тоже Леши, остались от дедушки монтерские "Когти" и он забравшись на верхотуру попытался выцепить кота, но кот ушел в глухую оборону. И тогда парень доставил на верх и выставил на кормушке кусок докторской колбасы и баночку с водой, что кот воспринял без агрессии. И парнишка стал периодически подкармливать "Кота на дубе", так его стали называть местные жители, которые даже организовали комплот, по снабжению Алексея едой для кота, вершиной меню была миска со сливками пожертвованная женой самого настоящего доктора наук Михаила Исааковича. А потом во дворе появился красный "Москвич 412", элитной модели с четырьмя фарами, оттуда выскочила девица в брючном костюме и причитая стала метаться перед дубом, подпрыгивая и крича что то о бедном Барсике. Кот презрительно фыркнул и скрылся в дупле. Хозяйка Барсика, а это была именно она, застыла на месте со слезами на глазах, и тут к ней подошел Алексей и что-то спросил и выслушав ответ удалился и вернулся с каким то толи свертком, толи кульком...
     
      Барсик увидев машину хозяйки насторожился, но хозяйка приехала одна, без этой своей мерзкой подружки, той самой из за которой все и случилось. Был устоявшаяся традиция по которой каждый вечер, хозяйка выставляла Барсику блюдечко с его любимой сгущенкой, вот и в тот вечер, хозяйкам налила сгущенку в блюдечко (это были последние остатки в банке) и вышла на минуту, и тут на кухню вошла ее гостья, жадно схватила блюдечко, выхватила ложечку из пустой банки и стала радостно поедать его лакомство. А когда на кухню вернулась хозяйка, то она его предала... Вместо того, чтобы отобрать у наглой воровки то что ей не принадлежало, хозяйка стала хохотать. Она предала своего любимого Барсика, и это поразило кота в самое сердце, значит не такой он уж и любимый. Именно из за этого, по дороге на дачу, видя как подруги сидящие спереди увлечены беседой, кот просочился через полуопущенное стекло на дверце и был таков. Но на тротуаре к Барсику привязался злющий пес и пришлось спасться на дереве. Хорошо тут есть удобное дупло, да и добрый человек со странными когтями на ногах приносит еду. Но главное, что вгоняло Барсика в грусть, это то, что он не мог сам слезть с дерева, коту было стыдно, но он явно боялся это сделать. И тут появилась хозяйка...
      Кот упрямо прятался в дупле, но ушки держал на макушке и слышал все что происходило на улице и он услышал как голос хозяйки стал повторять два знакомых слова - Барсик и Сгущенка.
      Он высунул мордочку из дупла и увидел в руках у хозяйки прямо-таки огромную банку сгущенки и он ей все простил.
     
      Когда Алексей разобрался в ситуации, он сразу принял нужное решение и спросил у заплаканной девице, что ее кот любит больше всего на свете, на что она ответила всхлипнув: "Сгущенку". Лешка сказал что у него в доме есть сгущенка, правда она открытая и в трехлитровой таре аж на 3800 грамм и стоит аж пять рублей двадцать шесть копеек. Девица щелкнула замком сумочки и протянула парню червонец, Леха метнулся до дома, вручил девушке банку с драгоценной субстанцией, нацепил когти и уже через несколько минут кот сидя на руках у счастливой хохяке, урча потреблял любимое лакомство прямо из банки, которую держал в удобной для потребления позиции наследник монтера. Так что все участники мизансцены были довольны и некоторые даже счастливы.
      Р.S.
      А Барсик ничего не забыл, и пусть и позднее, но дождался бальзама на свою израненную душу. Похитительница сгущенки пришла как то зимой к ним в гости, причем в новеньких импортных зимних сапогах, которыми очень сильно гордилась, и Барсик, улучив момент обновил эти сапоги, ну от души обновил.
     

Глава 13. Собака Павлова по Фрейду

     
     
 []
     
     
     Вот не бывает бесполезных знаний...
     Присутствовал я как-то, в компании кого то вроде зоо-психологов (по крайней мере разговор они вели об интимных привычках животных), но так как дело было за банкетным столом, я дабы сменить тему, допустил казарменную шутку, спросив, а мол у собачек наверняка есть свой доктор Фрейд ?
     Один из ученых обиделся и дабы восстановить порушенный моими грубыми сапогами нежный флер научного диспута, снисходительно мне сказал, что дабы встревать в такую беседу, надо хотя бы знать как звали собаку Павлова. А я внутренне крича ура своему книгочейству и хорошей памяти, для затравки, сделав изначально "вид лихой и придурковатый, дабы разумением своим не смущать", сказал, что свою собаку Павлов скорее всего звал свистом, а затем, сделав Чеховскую паузу добавил, не менее снисходительно, чем мой оппонент, добавил, что самую известную собаку Павлова, (между прочим добермана), звали Рабур, а большинство собачек значились под номерами.
     Этим самым я покорил ученые сердца, но потом, по злобности характера и мстительному коварству, напоил ученую публику, а когда они стали доставать официантку вопросами, а почему поданный на стол поросенок без хрена, что безусловно обозначало определенные кондиции, я захотел их заставить петь хором военные песни, но учитывая что в армии эти джентльмены не служили, репертуар пришлось подкорректировать. Особенно им удалась песня - "Любо братцы любо".
     
     P.S. Но свой Фрейд у животных есть. Это мне под большим секретом один из моих новых ученых друзей, но потом увы уснул в салате и фамилию Зоо-Фрейда, я так и не узнал.
     
     Ох и темна вода в научных облацех.

Глава 14. Дай лапу Джим

 []
      Я неоднократно писал о деревенских кошках, но надо упомянуть и об их соседях по ареалу, деревенских псах. Деревенский пёс это как правило беспородный хунд живущий на улице в конуре, причем он практически всю сознательную жизнь проводит на цепи.
      Естественно такое житие настраивает псину на философский лад. У этих пейзанских сторожей, существует свой язык общения с себе подобными. Вы все наверняка слышали перелаивание деревенских псов, особенно это хорошо слышно ночью. Некоторые кинологи считают, что так псы обмениваются информацией, но сейчас не об этом...
      У моих соседей есть цепной пёс Джим (названный так в честь Есенина), этот здоровенный двортерьер своими цветом и экстерьером явно намекал на связь своей бабушки с Ньюфаундлендом и посему был истовым служакой, велосипедистов он бдительно начинал обливать ещё до въезда бициклов в зону прямой видимости. Всех "зазаборных" людей (кроме меня*) Джим тоже четко облаивал. Короче службу понимал.
      В этом доме жил целый табун кошек и к ним шлялись в гости толпы соседних котэ. И вот какой интересный момент я отметил... Джим абсолютно не реагировал на кошек шляющихся по вверенному ему двору, я стал присматриваться к ситуации и отгадка оказалась элементарной, я пришел к ней только при выпавшем снеге...
      Кошки шмыгали мимо Джима, буквально в нескольких сантиметрах от зоны максимального натяжения цепи, то есть и котэ все просчитали, и пёс все прекрасно понимал и нервы зря не тратил. Но когда однажды в отсутствие хозяев, Джим освободился от цепи, до самого их приезда, во дворе не было ни одной кошки. Одно слово Микрокосм.
      * Джим меня обожает, потому что коварный я ему иногда подкидываю через забор вкусняшек.

Глава 15. Шесть котов Бегемотов

 []
     Булгаковщина, в хорошем смысле... Или шесть котов, причем все Бегемоты.
     
      В одном Советском Вузе, была, как тогда водилось, кафедра Истории партии.
      Прибежище восторженных дебилов и коварных карьеристов. Так сказал один полковник ЦАХАЛ в отставке, а он знал о чем говорил, его отчим был завкафедрой в ВПШ.
      Препод с этой кафедры, имел отчество Виленович, чем вельми гордился. Во времена революционного энтузиазма, у правоверных коммунистов, была фича, называть детей, революционными терминами и Аббревиатурами. Вилен (Владимир Ильич Ленин), Даздраперма (Да здравствует первое мая), Далис (Да здравствут Ленин и Сталин!),
      Дамир (Да здравствует мировая революция), ну и мое любимое имя- Кравасил (Красная армия всех сильней).
      В те времена, среди думающей молодёжи был моден Булгаков и Иван Виленович, естественно, не мог пройти мимо. Он прочитал целую лекцию, о ложной сущности мистицизма и клерикализма, отвлекающих молодежь от строительства Социалистического общества. (Сам он осилил первую главу и листая книгу, прочитал ещё сцену попытки ареста Бегемота).
      И главный выброс иронии, он направил имено на мистический Флер Патриарших прудов, давя на то, что он сам живёт в тех местах, но ничего мистического никогда там не наблюдал.
      Студенты обиделись за Мастера, тем более, как участники студенческого театра, они применяли творческие сполохи, по любому поводу, а когда одна девушка вспомнила, как Бронепоезд ( так студенты прозвали препода за его любимую, набившую всем оскомину фразу: "Марксизм-Ленинизм, это красный стяг на бронепоезде революции), пугливо, по меньшевистски, обошёл стороной черную кошку, план назрел сам собой. Тем более, что инструмент будущего розыгрыша, был так сказать под рукой. Это был, спивающийся циркач родом из провинции, все имущество которого были шесть дрессированных чёрных котов и унаследованный от сестры домик в Мытищах, где он сдавал студентам три комнаты, за счёт чего кормил своих котов и наливался "Агдамом".
      Так что возможность устроить травлю чёрными котами недруга Мастера, была вполне реальной.
      Узнав суть перформанса, циркач загорелся этой идеей, тем более, что он любил Булгакова и терпеть не мог парторгов, так как именно парторг его родного Цирка и нарушил его карьеру.
      На открытом партсобрании, где кроме Ленинского юбилея, обсуждался новый репертуар, парторг, он же зам директора, заявил, что номера с котами, которые проповедуют антисоветские проступки, да вдобавок при вечно пьяном дрессировщике, Советскому цирку ненужны. "А кто не пьет?!", только и смог воскликнуть, несчастный цирковой фелинолог.
      Кстати, та самая антисоветская деятельность котов, действительно имела место...
      В кабинете парторга как раз меняли трех звёздный портрет Дорогого Леонида Ильича, на четырёх звёздный. Завхоз принёс новый портрет, но тут привезли продуктовые наборы, апельсины, копчёная колбаса, шпроты и баночка Красной икры (дело было под Новый год).
      Завхоз, оставил портрет на столе в кабинете, и умотал за заказом, оставив дверь приоткрытой. Два кота, воспользовавшись этим обследовали кабинет, а портрет Генсека густо пометили (в смысле по большому).
      Парторг и завхоз, вернулись в кабинет одномоментно и диалог был прямо из Гашека...
     
      " - Was ist das, meine Herren? Это что такое, господа?
     
      - Wahrscheinlich Katzendreck, HerrOberst. По всей вероятности, кошачий кал, господин полковник".
      Гашек бессмертен, впрочем, как и Булгаков.
      Один из этих котов был говорящим, то есть достаточно явственно произносил слово "мрак", плюс к этому котяра был мало, что огромным, но ещё и шерсть имел не просто черную, а с сине-фиолетовой искрой. Причем и имя которое он гордо носил, было Бегемот. Короче дело было на мази.
      Был обычный весенний вечер, Бронепоезд фланирующей походкой шёл по Патриаршим, настроение было хорошее, он помог с публикацией в партийной прессе секретарю райкома и теперь, он был спокоен, по поводу комиссии, перед поездкой в Англию. Допуск советских туристов, даже из партийцев, был вельми строг.
      И вдруг... из кустов выскочил чёрный кот в золотом ошейнике, украшенном разноцветными камушками и перебежал носителю, самого современного учения дорогу.
      Иван Виленович был пламенным ленинцем-атеистом, но в некоторые приметы верил, особенно в чёрных кошек, так что он изобразив рассеянный вид, дождался, когда его обгонят парочка прохожих и тронулся дальше, но через десяток метров, ему перебежали дорогу сразу две чёрных кошки, а ещё две пристроились у него по бокам и стали его как бы эскортировать, причем ошейники присутствовали на всех...
      Это переполнило чашу спокойствия знатока переписки Зорге и Каутского и он почти бегом, ринулся в арку ведущую во двор его дома, но на выходе из арки, он увидел картину, навсегда отложившуюся в его памяти...
      У стены сидел огромный чёрный кот, а рядом с ним стоял самый настоящий примус (каких трудов стоило ребятам его достать, это отдельная, история).
      Кот строго посмотрел на Виленовича и прорычал - МРАК.
      Всю ночь он лихорадочно штудировал Мастера и Маргариту, а под утро он забылся, а в череде кошмарных снов, ему снились вереницы чёрных котов, ходившие за ним по институту, и каждый раз когда он с криком просыпался (жена к счастью была в командировке), то в голове кувалдой билась мысль о судьбе рыцаря, из за неосторожной остроты, ставший гаером Коровьевым.
      Когда Бронепоезд, вышел на работу после больничного, он на первой же лекции, похвалил Дни Турбиных и сказал, что товарищу Сталину, вряд ли понравился бы, плохой спектакль.
      А котам обломилось три кило печенки (Ну и три 0,7 Агдама, Мастеру Фелинологу).
      А над Москвой, в который раз бушевала гроза и мнились в тучах, всадники в развеваюшихся плащах.
 []
     
     
     
     
     

Глава 16. Ибсен и любимая кошка Шекспира

 []
      Однажды мы пошли с приятелем на премьеру в один старый Московские театр. Это были "Призраки" Генрика, нашего, Юхана Ибсена. Честно говоря, я не большой поклонник, данного представителя "Мрачной скандинавской драматургии", мне ближе Фридрих Райнхольд Дюрренматт, но это была редкая постановка и я не мог ее пропустить. Но мой приятель, будучи увы существом настолько же коварным, на столько же и распущенным, взял с собой в театр свою новую пассию.
      Нет, я не против девушек в Театре, но это должны быть эрудированные красавицы, как в некоем одноименном интернет-клубе. Но в данном случае это был абсолютно не театральный и даже не книжный вариант, т.е. простота, напрочь забивала весьма недурную внешность. А ведь "Призраки", это достаточно серьезная пьеса, и главное в ней это то, что ее надо смотреть молча. И вот осознав, что спокойный просмотр мне не грозит, я решил подсластить эту пилюлю юмором.
      Первым делом я сообщил новой театралке, что сегодня на спектакле будет присутствовать сам Шекспир. Ее ответное выражение лица и реакция, было точь-в-точь, как у Бетти Мидлер в фильме "Бешенные деньги", когда резидент Кей Джи Би, Станислав Кразиновски, спрашивает у нее кто такой Гамлет. В ответ на вопрос, типа, а кто это, я радостно ответил, что это друг Автора пьесы. Мой приятель скривился, но чувствуя свою вину, промолчал и даже утвердительно кивнул.
      Потом мы пошли в Буфет и там Остапа понесло окончательно. Я рассказал несчастной неофитке Мельпомены, что Шекспир очень любит прикалывать Ибсена на его спектаклях, а особенно любит запускать под кресла кошек, что бы зрители хихикали. Так он мстит Шекспиру за о, что он ржал на премьере его "Капитанской дочки". девица радостно заявила что читала эту книгу Шекспира, или даже смотрела кино. И тут в буфет вошел густо лохмато-бородатый мужик, похожий на Максимилиана Волошина, и я тайком сказал соседке, что это и есть Ибсен. Девушка ахнула, а потом хлопнув себя по лбу сказала, что она уже смотрела мультик "Кентервильское приведение", на что я сказал, что именно по этому мультику и поставлен спектакль.
      Ну потом начался спектакль. Наша спутница, целиком была поглощена поисками кошек в зале, и только пару раз спросила моего приятеля, а когда же появятся приведение, но после того, как мы с Сашкой, буквально хором прошипели, что призрак, это Пастор Мандерс, успокоилась.
      И в разгар второго действия, девушка внезапно пришла в дикое возбуждение и дергая нас с приятелем за рукава, стала тыкать пальцем в проход между креслами.
      На сцене как раз случилась легкая пауза, и громкий торжествующий шёпот молодой зрительницы "Вот она - кошка Шекспира!", прозвучал буквально так же звучно-фатально, как когда-то - "Аннушка уже разлила масло". А по проходу партера, вальяжно и независимо, шествовал откормленный котяра...
      После спектакля, в гардеробе, мимо нас продефилировал тот самый зритель, похожий на Волошина и Ибсена одновременно, и наша театралка подошла к нему и попросила товарища Шекспира, больше не распускать своих кошек, а то Ибсена жалко.
     
      Мы с приятелем, забыв про такт и этику, ржали до слез.
     
      А этого кота, я видел потом еще раз, но это совсем другая история.

Глава 17. Кот, как элемент драматургии

 []
     
      Как то в давние времена, свезло мне попасть в Большой Драматический Театр (в Питере естественно), в котором шла пьеса "Этот пылко влюбленный", по пьесе американского драматурга Нила Саймона "Последний пылкий влюбленный".
     
      События, что характерно, происходят в Нью-Йорке в квартире мамаши владельца рыбного ресторана Барни Кэшмена. Мужчине уже за 40. В один прекрасный день Барни задумывается о том, что ни разу в жизни не изменял жене и решил заполнить этот пробел.
      И вот он начинает знакомиться с женщинами. Это ироничная итальянка Элейн Мацони, молодая провинуиалка Бобби Митчел и даже жена лучшего друга Барини - Женет Фишер.
     
      Все три женские роли играет блистательная Алиса Фрейндлих. А Барни играет великолепный Владислав Стрежельчик.
     
      Так сложилось, что по ряду причин я некоторое время стоял в непосредственой близости к билетерше и обратил внимание, что явные театралы-завсегдатаи, задают хранительнице Театрального подъезда один и тот же вопрос: "А котик сегодня играет ?". Причем и они и она при этом смеются.
      Снедаемый законным любопытством и улучив момент, я обратился к милой даме с вопросом, а кто мол такой этот Котик, это что новый актер ? Чем вызвал приступ смеха и получил следующее разъяснение...
     
      Как то, в разгар действия этоого спектакля, непосредственно в момент бурного признания героев, на авансцену вальяжно вышел здоровенный котяра, уселся ровно посреди сцены, причем спиной к залу и переводя взгляд с Фрейндлих на Стрежельчика, стал внимательно, следить за актерами.
      Зал, естественно наблюдал уже только за котом.
      В конце концов, Стрежельчику все это видимо надоело, и он блестяще вышел из положения:
     
      "А это, - вальяжно сказал он Алисе Бруновне, указывая рукой на животное, - наш американский кот Васька". Зал естественно рухнул от хохота.

Глава 18. AB EQUIS AD ASINOS

 []
     
     
      Пересмотрел тут давеча видео БДТ-Товстоноговской версии 'Истории лошади' С Великим Лебедевым в роли Холстомера и захотела душа небольшого приквела...
     
      Приболел я надо сказать зело сильно, и спасибо что у барина в полку дохтур-немчин в приятелях был, он и помог. Намешал каких-то снадобий в ведре, с клеверным настоем и Нестер с Васькой меня отпаивали, как жеребенка, и ведь вылечили, да еще Мушка с Ласточкой заходили иной раз пожалеть и даже сама Жулдыба, как-то снизошла до визита.
     
      А тут опять случилась война, и князь, командир нашего гусарского эскадрона, не захотел брать меня в строй, а упросил генерала, записать меня в обоз, генерал согласился, проворчав "AB EQUIS AD ASINOS".
      Провожала меня на войну одна Вязопуриха, молча посмотрела мне в глаза, вздохнула и ушла от ворот. А потом был поход.
      Где-то в Пруссии, на привале, я услышал нарастающий свист, который слышал и раньше, но вдалеке. Грянул гром и в глазах потемнело навсегда.
     
      Мародеры из окрестного села, пришедшие на место обстрелянного французскими пушками обоза, в надежде чем-нибудь поживиться, обнаружили на обочине дороги столб, с вырезанными на нем французским буквами: "Ici, mon fidèle cheval de bataille est mort, combattu par le noyau ennemi. Son nom était Holstomer..." (Тут погиб мой верный боевой конь, сраженный вражеским ядром. Имя ему было Холстомер...).
     
     
      *AB EQUIS AD ASINOS - из коня в ослы. Латинская пословица подразумевающая понижение в карьере

Глава 19. Бициклы Челси и собака Баскервилей

 []
     Ирен Адлер была в бешенстве. Холмс раскрыл очередное преступление и весь Лондонский истеблишмент только о Холмсе и говорил, а об Ирен не слова. Последней каплей переполнивший чашу терпения самой элегантной преступницы Европы, стали надписи на Кэбах - "Я возил Шерлока Холмса". Ирен стала нанимать эти Кэбы и за гинею, заставляла кэбменов исправлять в надписях, Холмс на Адлер. А потом разъезжала на этих кэбах по Бейкер стрит. Как-то проезжая мимо дома 221 б, Ирен увидела выходящего из дверей, джентльмена с лицом провинциального доктора (Ирен была хорошей физиогномистом, плюс в руках у мужчины был докторский саквояж, а из кармана торчал деревянный рожок стетоскопа). Это был никто иной, как сельский врач прихода Гримпен в графстве Девоншир, Джеймс Мортимер. Ирен поняла, что у Холмса наверняка новое дело и решила все выяснить через этого явно робкого незнакомца ...
     Когда рядом с Мортимером остановился кэб и оттуда слабый женский голос воспросил, а не знает ли джентльмен, где тут есть поблизости врач, а то мол миледи дурно. Джеймс моментально предложил свои услуги. Ирен попросила проводить ее домой, где и оказать медицинские услуги, на что доктор естественно согласился.
     Усадив Мортимера за стол, и приказав служанке подать чай, Ирен незаметно поставила на буфет миниатюру, где она была изображена в костюме сестры милосердия, а за чаем рассказала, что ей надоел Высший свет и напыщенные светские болваны и она мечтает уехать в тихий маленький городок и устроится там сестрой милосердия к местному врачу.
     Джеймс был, сражен, поражен и влюблен на повал, особенно после того, как в кэбе, щек Ирен "случайно" коснулась его щеки, это был самый бурный сексуальный контакт в жизни доктора. Так что Ирен выяснила все о деле Баскервиллей, узнала, когда туда собираются Холмс, Ватсон и сэр Генри, заодно вытянув из Мортимера примерное местоположение болотной собаки (доктор любил шляться по болотам и весьма неплохо там ориентировался), и приняла решение помешать расследованию.
     
     Ирен решила мыслить логически...
     
     Холмс, что бы раскрыть дело будет искать какую-то собаку;
     Если не будет собаки, то дело он не раскроет;
     Спасти собаку от Холмса, могут только защитники животных;
     Самые неистовые защитники животных, пребывают в "Обществе защиты бедненьких собачек" - "Бициклы Челси";
     Если в Гримпенской трясине не будет собаки Баскервилей, Холмс опозорится;
     Значит надо озадачить и замотивировать "Бициклы Челси" спасением бедненькой собачки;
     
     Так она и поступила...
     
     "Бициклы Челси", была весьма своеобразной организацией. Изначально, несколько Лондонских дам, увлеклись велосипедами, и организовали Кружок Бициклисток, но ревнители пуританской морали подали на них в суд и Кружок запретили, но дамы не успокоились и создали "Общество защиты бедненьких собачек", и получили в муниципалитете разрешение, на использование велосипедов при защите животных, ведь догнать бедненькую собачку, нуждающуюся в защите очень трудно, вот тут-то бициклы и помогут. И велосипедистки так увлеклись спасением животных, что сами бициклы, как бы отошли на второй план, хотя и применялись постоянно.
     Когда Ирен рассказала историю про несчастную собачку из провинции, любящую бантики и пирожные, и за что злые хозяева заставляют ее жить на болоте и питаться лягушками, все общество рыдало, периодически испаряя слезы с ланит, багрянцем ненависти к извергам.
     Получив от Ирен координаты узилища бедненькой собачки, Бициклистки, стали собираться в поход...
     
     Это Гримпенское утро было хмурым, при чем во всех смыслах, и если к Девонширской непогоде все старожилы давно привыкли, то вот ночь выдалась тревожной. Нет, то что на болотах периодически воет какая-то собака, все уже привыкли, но сегодня ночью выло сразу две собаки и это не могло не настораживать, и мужчины до рассвета сжимали в руках старые мушкеты, помнящие еще времена Кромвеля (жители городка не знали, что второй вой издавал несчастный доктор Мортимер, который обуреваемый страстью к Ирен Адлер, накануне, нарвав на болоте букет из Сабельника, Дрепанокладуса и Скорпидиума, поехал в Лондон, дабы просить у Ирен, руки сердца и всего остального, но был спущен с лестницы ее дома, профессором Мориарти. Так что вернувшись в Гримпен, Мортимер вернувшись домой, выпил бутылку виски и всю ночь выл на болоте, в унисон с собакой Баскервиллей, причем напугал этим до икоты своего кокера Снуппи, сбежавшего от него в глубь болот).
     Ну а ближе к полудню, через город проехала кавалькада дам на велосипедах, что местными консервативными пуританами, было воспринято, как конец Света. Джек Степлтон, бывший некогда директором школы и посему не имевший недостатка в садистских наклонностях, предложил сжечь развратниц на костре, но общественность это отклонила, так как шел дождь, а тратить на аутодафе свой керосин, никто из скуповатых Девонширцев не захотел.
     
     Не подозревая о пронесшейся мимо них угрозе, "Бициклы Челси" отважно углублялись в болота. На велосипедах прыгать по кочкам было неудобно, нормально идти пешком мешали юбки, но любовь к животным оказалась сильнее. Вдруг, со стороны двух засохших деревьев, являвшихся для спасительниц животных ориентиром, (указанным Ирен Адлер, со слов Мортимера), раздались крики и выстрелы. Дамы решив, что там обижают бедненьких животных ринулись вперед и застали следующую картину...
     Абсолютно пьяные Сэр Генри и доктор Ватсон, стреляли в человека в шубе и с бородой, сидевшего на покрытом пожухшей травой холмике и наворачивающего поридж из горшочка, это был каторжник Сэлден, он же "Ноттингхиллский убийца", шурин Берримора. При виде пориджа, сэра Генри замутило, и он с криком - "Убейте это животное", открыл огонь из своего Кольта, его поддержал огнем из своего армейского револьвера доктор Ватсон, причем оба бездарно мазали. Селдон нарочито стал громко чавкать, от чего Генри замутило еще больше, а доктор Ватсон, памятуя о Клятве Гиппократа, целился по касательной, от чего страдала только шуба.
     Завидя появившихся дам, Селдон благочестиво рыгнул и удалился в заросли вереска, прихватив с собой котелок. А дамы, высказав двум мужланам все что о них думали (после чего пристыженные Генри и Ватсон удалились), продолжили поиски, которые увенчались успехом. Дамы дабы привлечь внимания бедненькой собачки несли в руках пирожные и пару колбас, и на этот аромат из-за большого камня, где он скрывался от воющего хозяина и непонятных чудаков с револьверами, выбежал бедняжка Снупи. Он бросился именно на запах еды, и походя сглотнув протянутое ему пирожное, вгрызся в кольцо Йоркширской колбасы. Накормив и насюсюкав песика, дамы поместили его в велосипедную корзинку, где песик и заснул, не выпуская из зубов колбасу. А вслед им из зарослей вереска угрюмо смотрела собака Баскервиллей. У нее была мысль позавтракать Снуппи и для прикола погонять дамочек по болоту, но запах пирожных ее отпугнул. "Ужас Гримпенских болот", уже давно научился отстегивать цепь и тайком от своего хозяина Степлтона, бегал подъедаться в соседние городки, в одном из которых он съел кондитера вместе с его тележкой, отчего заработал стойкую аллергию к сладостям, а от слов "безе с кремом", собаку Баскервиллей, аж передергивало. Так что "Бициклы Челси" второй раз за день избежали смертельной опасности, опять же об этом не ведая.
     
     Ирен Адлер, одновременно обрадовалась и удивилась, получив от "Обществе защиты бедненьких собачек" - "Бициклы Челси" телеграмму о том, что отважные дамы спасли бедненькую собачку, заточенную в Гримпенских болотах, и она даже зауважала шебутных дамочек, ну как же, захомутать Собаку Баскервиллей, привезти ее в Лондон и при этом выжить, это заслуживает даже некоторого восхищения. На радостях Ирен даже распила с профессором Мориарти бутылочку Шерри.
     А через неделю, Ирен Адлер билась в истерике над статьей в Таймс, где описывалась очередная победа Шерлока Холмса и доктора Ватсона над Злом. Но откуда взялась вторая Собака Баскервиллей ? И тут взгляд Ирен зацепился за еще один новостной заголовок - "Странное происшествие в Челси", под которым была опубликована следующая информация:
     "Как сообщает наш собственный корреспондент, констеблями была обнаружена на улице собака породы кокер спаниель, на ней было навязано несколько разноцветных бантиков, и она была густо измазана кондитерским кремом разных сортов. Собака достаточно благожелательно отнеслась к констеблю, но рычала на проходящих мимо женщин. Как выяснилось при расследовании, несчастное животное сбежала из пункта призрения так называемого общества защиты животных "Бициклы Челси". Высокий Суд города Лондон, начал против них Дело, о жестоком обращении с животными".
     Профессор Мориарти, обеспокоенный сменой злобных восклицаний, на гомерический смех, вошел в комнату и встревоженно-вопросительно посмотрел на Ирен...
     "Представляете мой дорогой" - сказала она - "Эти идиотки из "Бициклов Челси", вместо Собаки Баскервиллей, поймали на болоте кокера Снуппи, этого дурачка доктора Мортимера, которого вы спустили с лестницы" -.
     "Я пошлю ему телеграмму. Пусть получит хоть немного позитива от этой жизни" - хмуро улыбнувшись сказал Мориарти и смущенно добавил - "Ирен, а вы не знаете случайно, почему у Ватсона, такое же странное имя, как и у бедняги Мортимера... Доктор?"-
     
     Примчавшийся в Лондон Мортимер, заробел идти в полицию, и по старой памяти зашел к Шерлоку Холмсу. Холмс, прочитав телеграмму, с текстом "Ваш Снуппи находится в полицейском участке Челси. Профессор Мориарти", пришел в дикое возбуждение и заявил Мортимеру, что это ловушка, и немедленно начал принимать меры.
     По его приказанию, подкрепленному парой серебряных крон, мальчишки из компании Тома, работающие на него, устроили драку прямо на ступенях полицейского участка, после чего их всех туда забрали, как и было задумано. Через два часа, Холмс лично явился в полицию и заплатил за них залог, после чего стал анализировать полученную от мальчишек информацию. Мальчишек по их просьбе, припахали за несколько пенсов убраться в участке, и они, облазав все и вся, нашли запертую комнату, куда их не пустили. И Холмс сразу понял, Мориарти прячется там!
     Зайдя в знакомую опиумную курильню в Ист-Энде, Великий сыщик, притворился завсегдатаем (хотя бывал там не чаще раза в неделю), поменялся там одеждой со спящим в нирване трубочистом и отправился ловить профессора Мориарти.
     Когда Холмс, нагло вошел в двери полицейского участка, один дежурный полисмен спросил другого, а кто мол этот тип? На что получил ответ, что это Холмс опять оделся трубочистам, наверное, в Ист-Энде был и такого его лучше не трогать.
     
     А Холмс найдя заветную дверь, с помощью любимой связки отмычек, буквально в течении пяти минут вскрыл ее, причем все проходящие мимо констебли, добросовестно делали вид что ничего не замечают. И вот дверь распахнулась и оттуда сбив Великого сыщика с ног выскочил Снуппи, и шустро бросился к выходу. Он уже давно почуял, что на улице его ждет Хозяин. Счастливый Мортимер увез своего пса домой, а через пару часов, Инспектор Лестрейд, приказал транспортировать сладко спавшего сыщика на Бейкер стрит 221 б, но транспортировать нежно и со всем уважением. Инспектор был благодарен Холмсу за решение проблемы под именем Снуппи, так как этот пес жрал как два констебля, а фонды Скотланд Ярда не бесконечны.
     
     А профессор Мориарти и Ирен Адлер, уехали в Гонконг, узнав про то, что там будет большой аукцион бриллиантов. Но это уже совсем другая история...
     
 []
     

Глава 20. Роковые яйца Фаберже

 []
     Кот Филимон, был очень умным и образованным котом. Он знал несколько человеческих языков и даже преподавал в МКДУ ( Международном Кошачьем Дистанционным Университете) - заведуя кафедрой "Общего Человековедения". Да-да, у котов есть свои ВУЗы, ибо хотя школьное кошачье образование было традиционно домашним, то Высшее образование уже требовало реформ, ибо выходило за круг старых традиций). Но была у Филимона одна затыка. Он прекрасно разбирался почти во всех человеческих идиомах, он даже написал, кошачьи-человечий-матерный словарь, он неоднократно рисковал жизнью и здоровьем, специально попадаясь под ноги, хозяевам и их гостям, дабы обновить свой словарь, но вот фраза "все должно блестеть, как у кота фаберже", вводила профессора в ступор.
     Причем даже умение говорить человеческим голосом, не давало никаких преференций, а скорее наоборот. Как то, во время празднования Нового года, (Филимон тогда, и сам честно говоря, чуток приложился валерианки, под раковые шейки, удачно-случайно опрокинутые на пол со стола). Так вот, кошачий профессор, извинительно мурлыкнув, тогда спросил у слегка перебравшей шампанской девицы, а почему это люди, периодически обращаются друг к другу с французской фразой, гласящей о том, что они не ели семь дней... Визжащая девица, выбив две двери, усквозила на (уже январскую) улицу в одном платье. Учитывая, что она и до этого слыла не совсем адекватной, даже будучи трезвой (она как то пришла на работу, в платье одетом задом на перед), ее рассказам про говорящего кота никто не поверил. Только месяц спустя увидев по телевизору известную сцену из фильма "Двенадцать стульев", Филимон понял, что к чему, и написал в "Философском научном кошачьем вестнике" статью под названием, "Действие на человеческую психологию движущихся говорящих картинок, как доказательство примитивности оной".
     
     А тайна блестящих фаберже, так и продолжала его мучать. Увидев на обложке оставленного хозяином журнала, фотографию огромного разукрашенного яйца и надпись - "Из сокровищ Оружейной палаты", Профессор получил новый фрагмент мозаики, и срочно связался с котом смотрителя этой самой палаты, и после долгой торговли, наконец получил хоть какую-то информацию, которая обошлась профессору в пол фунта свежайшей печенки... Оказалось, что Яйца Фаберже, это человеческие игрушки, которые люди очень берегут, платят за них дикие деньги и очень ими гордятся. Но каким тут боком коты?
     
     И вот однажды на даче друзей хозяев, Филимон и два местных кота, расположившись на диване в гостиной, после приятной беседы, решили отдать должное личной гигиене. И тут в комнату вошли двое людей и один из них сказал другому: "Смотри как котяры свои фаберже наяривают, наверное, золотого блеска хотят добиться".
     А профессора, как громом поразило... Так значит у людей, фаберже называются тестисы котов и получается, что эти мерзкие операции, люди проводят с котами, вовсе не для медицинской помощи, а что бы делать свои мерзкие игрушки, и наживатся на несчастных котах.
     Лекция Филимона в КЭТинете, вызвала сенсацию. Научное общество сразу разбилось на группировки, и самой активной была группировка не верящих в новую теорию, туда вошли давние противники профессора, мечтающие сбросить его с пьедестала научного авторитета. Их главным аргументом было то, что реальные фаберже, во много раз превосходят те, которых лишают бедных кошачьих. От сторонников профессора, посыпались объясняющие это версии, но самую сокрушительно-убойную, выдала любимая ассистентка профессора, белая кошечка Маруся. Она заявила, что скорее всего люди вошли в сговор с курами, и заставляют их высиживать фаберже до нужных размеров, а за это не съедают наседок участвующих в этом мерзком процессе.
     Победа была полной. Профессор получил за свое эпохальное открытие, звание "Ученого Кота I степени", а Маруся,от него, банку сгущённых сливок, умыкнутых на хозяйской кухне.
     А через некоторое время, многие хозяева кошек удивились, что их питомцы, резко полюбили корм, куда входили именно куриные ингредиенты. Месть должна быть не только холодной, но и вкусной, не правда ли....
     Послесловие: Короче послал я это рассказ, как уже сказал выше, на этот же конкурс и стал ждать отповеди. Я уже вспоминал знаменитую Гашековскую фразу: '... Швейк с самым невинным видом и милой, добродушной улыбкой стал излагать поручику, каким способом казнят кошек. Его рассказ, наверное, довёл бы до сумасшедшего дома всё общество покровительства животных...'. Но увы наступила полная тишина, а потом больше того, мне сообщили, что я занял пятое почетное место и если я заплачу 15000 рублей на ассигнации, то мой рассказ включат в альманах. Вы будете смеяться, но Альманах был именно тот, куда мне предложили отправить ранее снятый с конкурса рассказ. Эх и дурят нашего брата писателя.

Глава 21. Ядовитый поцелуй моря

 []
     В стране Остергалия, наступило очередное хмурое утро. Враг, как и много веков подряд, начал свою страшную работу. Опять в концлагерях под плач и стоны, Монстры отбирали жертвы и это означало, что скоро последний крик боли отдастся страшным эхом в мозгах Благородных Остеров. Но сегодня был воистину великий день. Профессор Остер 10Z8118, привел в действие свой новый прибор и впервые в лаборатории не было слышно криков боли. Волна ужаса была отражена энергетическими экранами.
     Когда двести лет назад, легенда Остерландского народа, Остер Первый, нашел эту пещеру, и непонятные приборы, и устройства, внезапно зажужжали и замигали, когда он полз по клавиатуре. То только его неимоверная сила воли и самообладание, заставили его продолжить исследование. Уже его внук Остер Полсотни-Первый, сопоставил расстояние от Волшебного Кристала Жизни и повышение уровня умственной деятельности и продолжительности жизни Остеров находящихся в пещере. Он же открыл телепатическую связь между остерами. Так стала формироваться Великая Триба Благородных Остеров Эмпатов. Ну а Праправнук Остера Первого, Остер 10А0002 был первым кто отрастил ложноножку, которой стало удобно, избирательно нажимать на клавиши и кнопки. В дальнейшем появлялись Благородные с двумя и даже тремя псевдоподиями. Но тут вскрылась страшная истина. На территории Остергалии, помимо Благородных Остеров, жили многомиллионные дикие племена Простых остеров и их эманации Благородные Остеры тоже могли чувствовать, особенно боль, но на той же земле жили гигантские монстры, которые устроили на Диких настоящую охоту, они заключали Диких в огромные тюрьмы-лагеря, а потом... пытали, и пытали страшно... несчастных пленных разрывали, поливали кислотой и терзали. И каждый день, Благородные Остеры из высшей касты эмпатов, многократно страдали от страшной боли, которую чувствовали наравне с жертвами монстров. Но самое чудовищное вскрылось позже, когда чудовищам попался несчастный адьюнкт-лаборант Остер 40V2345678. Он, муч`имый жаждой познания, выбрался из пещеры, попал в плен к чудовищам, перенес жуткие пытки и погиб во имя науки, транслируя все что он наблюдал и чувствовал. И именно от него высокое сообщество узнало, что монстры после пыток пожирают остеров живьем, предварительно полив жуткой кислотой.
     И вот ужас и боль наконец закончились, энергетические экраны надежно прикрыли Великую пещеру, но знание того, что монстры продолжают пытать и пожирать Простых остеров, не оставлял в покое метущийся разум ученых. Тем более было ясно, что чудовища, рано или поздно, доберутся до Пещеры Благородных Остеров. Огромная Кладезь Мысли расположенная в пещере была еще полон тайн, и ученая элита постоянно с ними работала, благо энергии от Кристалла Жизни хватало с лихвой. Именно с помощью Кладези в свое время был найден метод отращивания ложноножек, и ученые продолжавшие исследования по модификации тел Остеров, сделали великое открытие. Открытие это было сделано благодаря мужеству и научной самоотверженности адьюнкт-лаборанта Остера 40V2345678. Пока чудовища его терзали и поливали кислотой, он успел телепортировать формулы химического состава кислоты и тел чудовищ, и теперь орудие Мести стало реальностью. Ученые выяснили, что при введении в организм остеров определенных химикатов, при соприкосновении пыточной кислотой и организмом чудовищ, начинается вырабатываться сильный токсин. Фермент катализатор для этого токсина вырабатывали специально выведенные бактерии, причем сам фермент был абсолютно безвредным для остеров. Для доставки бактерий в Большой Мир над Пещерой, было решено применить еще одно открытие. Много циклов назад, ученые научились приручать летающих существ, попадавших в пещеру снаружи и даже программировать.
     Когда все было готово, тысячи жужжащих точек проявились над тайными выходами из Пещеры. Посланцы Благородных Остеров искали узилища их диких сородичей и сбрасывали туда желатиновые контейнеры с культурами бактерий. И после запланированного промежутка циклов, в Париже началась страшная эпидемия. Только после того, как число жертв перевалило за десятки тысяч, врачи и полиция определили, что все жертвы эпидемии ели накануне устрицы.
     Так закончилась кулинарная эпоха устриц с лимонным соком. Устриц исключили из всех меню, устричные садки опустели, а в Пещере Благородных Остеров, даже отключили за ненадобностью защитное поле.
     
     А много циклов спустя, десантно-диверсионная капсула с разведывательного крейсера цивилизации Мгныхтов, приземлилась никем не видимая рядом с пригородом Парижа. Техники прилетели проверить автоматическую научно-наблюдательную станцию, с которой уже давно прервалась связь. Станцию нашли в более-менее рабочем состоянии, только модуль космосвязи был неисправен. К своему удивлению, разведчики увидели, что станция населена маленькими разумными существами, очень похожими на раковины с их родины, но почему-то с псевдоподиями. Командир крейсера приказал забрать этих непонятных существ с собой и по возвращении на Базовую планету, передал их в университет. Цивилизация Мгныхтов была амфибийной, и по традиции их города располагались как правило на побережье, и их любимая кухня была морской.
     Остерам очень обрадовались в университете, выделили под них лабораторию и стали исследовать. Благородные Остеры пытались выйти на телепатическую связь с коллегами, но их эмпатия, была чужда местной. А ученые Мгныхтов продолжали исследовать непонятную трибу, а где исследования, там естественно и препарирование. И однажды, лаборант убиравший на лабораторном столе после очередного эксперимента, обратил внимание на то, что эти ракушки пахнут так же, как элитные скрамбленши из Императорской кухни. Это было редкое блюдо, которое подавалось только на коронационных обедах, и любимая сестра лаборанта, работающая на дворцовой кухне, как-то принесла ему маленькую порцию.
     Был конец вечерней смены, персонал уже разошелся и в лаборатории остались только лаборант и его приятель Сорх, тоже лаборант, но заодно подрабатывающий ночным сторожем. У Сорха была упаковка темного пива, и приятели рискнули попробовать под это пиво новое кушанье, поливая его соком Рутасеи, которую ученые выращивали в горшках прямо на подоконниках. И блюдо пошло. Правда пришлось добавить закуски из садков с раковинами, но друзья не боялись попасться, кто же их считал, эти ракушки.
     
     Когда жуткая боль пронзила все существо Великих Остеров, они поняли. Монстры вернулись!
     
     
     
     P.S. "Съесть устрицу - значит поцеловать море в губы"
     
     Фанцузский поэт Леон-Поль Фарг

Глава 22. Кошка Баскервилей, в стиле Алана По

 []
     
      (Случай из жизни обитателей Техаса)
     
     
      Семья Смитов купила дом и все было бы хорошо, но...
     
      Джой разбудила мужа в три часа ночи и сказала срывающимся шепотом -
      "Дорогой. У нас в доме кто-то мяукает" - Текс пробормотав спросонья, что мол меньше надо читать женских детективов и уж ни в коем случае не надо читать на ночь сочинений Алана Эдгара По, тогда будут мерещиться не только кошки, но и обезьяны-убийцы, и снова заснул. Утром его разбудила полицейская сирена.
      Вышедшему на улицу в пижаме, халате и тапочках хозяину дома, предстали два полицейских офицера, экипаж ветеринарной службы, патруль службы по отлову диких животных имени Эйса Вентуры, два пожарных расчета и широкие массы соседей всех полов и возрастных категорий, живописными шпалерами украшающих границу участка Смитов. Как он понял, визиту слуг закона и прочих жителей окрестностей, он был обязан супруге. Позднее в дом пытались проникнуть представитель Общества по изучению аномальных явлений и психоаналитик жены. Психоаналитика пришлось пустить, хотя с большим удовольствием мистер Смит пустил бы в дом аномальщиков (они дешевле обходятся).
      Когда три часа спустя все рассосались, и позвонил кузен жены Джорж из Кентукки, как правило под любым предлогом приезжающий в гости, Текс понял, что надо срочно что-то делать. Он работал коммивояжером в Фирме, торгующей звукозаписывающей аппаратурой и когда его супруга уснула под воздействием снотворного, он расставил по всему дому микрофоны, подключенные к диктофону, включающемуся на звук, после чего тоже принял успокоительное и лег спать... Утром, он торжественно выставил аппаратуру на стол и дождавшись вчерашних полицейских и домашнего психоаналитика, гордо включил кнопку воспроизведения, но лучше бы он этого не делал.
      Из динамика диктофона полилась какофония звуков. Мяуканье, завывание и даже почему-то гавканье. Полицейские схватились за оружие, психоаналитик упал в обморок, у бедной Джой началась истерика. Откуда им всем было знать, что только очень редкий из окрестных подростков, отказал себе в эту ночь в удовольствии, повыть и помяукать под окнами "Крейзи Смитов". Когда в конце записи, из динамика послышался детский голос, говорящий, что хватит на сегодня, присутствующим все стало наконец понятно, и напряжение несколько спало. Но стоило процессии альгвазилов и хозяев, ведущих под руки психоаналитика, пойти к выходу... Как прямо из стены раздалось мяуканье. Психоаналитик провалился назад в спасительный обморок, а взывающий о возмездии хозяин, бросился звонить застройщику.
      Застройщик Фил, лично приехал на ЧП. Он был буквально перегружен инструментами и чувством ответственности. Выпилить дыру в стене было не самым сложным. Сложным было дальнейшее. Когда полицейский бдительно направил в дыру лицо и фонарик, оттуда кто то, небольшой, взъерошенный и явно пребывающий в не лучшем расположении духа, с диким воплем расцарапал слуге порядка лицо и коварно затаился. Мнение участников и зрителей разделилось. Священник анабаптист, заявил, что это происки Лукавого и дом надо освятить или еще лучше сжечь, приехавшие пожарники оживились и стали составлять счет на защиту окружающих дом строений от огня, полицейские пошли к своим машинам за дробовиками. И только соседский мальчик Джим, провозгласил что это кошка, но дом всё равно лучше сжечь, ибо это интересно. И это действительно была кошка. Несчастное животное, попало в простенок по вине строителей, спешивших сдать дом к Дню Благодарения, и уже успело несколько там одичать, причем одичала кошка настолько, что оба полицейских офицера пытавшиеся ее последовательно достать и примкнувший к ним кузен хозяйки Джорж, срочно прилетевший из Кентукки, были в разной степени покусаны и поцарапаны. Приехавший на помощь подчиненным сержант, нашел гениальное решение, он стал называть кошку Мэм, и попытался показать ей Уголовное положение Штата, за что ему был (со всем уважением к джентльмену), был прокушен палец. Ситуация становилась патовой и Фил понял, что пора применять главный калибр. Главным калибром, была его Супруга Элен. Элен беззаветно любила детей, животных и свежую выпечку всех разновидностей. С первыми двумя пунктами данного списка, она превосходно умела обращаться, а третий пункт умела прекрасно готовить.
      Элен презрительным жестом отослала прочь неумех мужеского пола (дабы не путались под ногами) и наклонившись к отверстию, стала что-то ласково нашептывать. Минуту спустя несчастное животное, трогательно и благодарно урча, прикорнуло у нее на руках и жалобным мурлыканьем, поведала своей спасительнице, о своих мучениях и мужской не компетенции в деле спасения Меньших наших братьев. Накормленное и обласканное животное, было возвращено нашедшимся хозяевам. Полисмены отправлены в госпиталь, психоаналитик в соответствующую клинику, анабаптист с миссионерской миссией в Иран, а кузен Джорж в Кентукки.

Глава 23. Операция кошка Баскервилей

 []
      Два моих одноклассника, Вася и Сережа, единокровные братья-близнецы, (так сказать, мальчик и мальчик), прочитали Собаку Баскервилей , Конана нашего Дойля, восхитились эффективностью воздействия внешности данного милого животного на британских пейзан и решили таким же образом попугать народ на родных Советских улицах.
     
      Братья обратились ко мне за рецептом светящейся краски, как к известному в узких кругах химику*, я мудро отказался делиться оным, но перевел стрелки на другого нашего одноклассника. У него папа имел отношение к подобным краскам, какое я точно не знал, но домой по словам сына, он их приносил. Как говорил Жванецкий, кто что охраняет, тот то и имеет.
     
     
      После сложного обмена, увидев который, все поколения торговцев с Бухарского базара, обкурились бы кальянами на нервной почве, ученики профессора Мориарти, получили искомый препарат, в виде баночки из под майонеза с бесцветной густой жидкостью. Собаку ловить они испугались и приманив набором вкусностей дворовую кошку в дворовые же кусты, приступили к эксперименту.
      Кошка, ввиду своей бесшабашной дворовости, вряд-ли читала Киплинга, но как и любая Московская дворовая кошка, не только гуляла сама по и себе, но что важно, была боевой единицей, самой в себе**. Так что когда обожравшуся сметаной и ветчиной кошку, попытались подвергнуть насильственному макияжу по Баскервильски, отважное и гордое животное, разорвав оковы, вернуло себе свободу. При этом бесцветное содержимое баночки, попало на всех присутствующих кроме кошки.
      Погрустневшие братья вернулись домой, мирно поужинали и отправились почивать, но стрелки на часах и дорогах судьбы, были уже переведены...
     
      Отец близнецов задержался на работе и пришел уже в сумерках, он открыл дверь своим ключем и уже потянулся к выключателю, когда увидел в районе вешалки странное свечение,а учитывая то, что этот джентльмен задержался на работе с друзьями, его восприятие окружающего, а также реакция на оное, были не совсем адекватными, что выразилось в громких и не совсем парламентарных выражениях. Прибежавшая на шум мать семейства, так же испытала комплекс отрицательных эмоций. Когда родители ворвались в детскую, стресс только усилился ибо лица спящих мальчиков, светились желто-зелеными мерцающими пятнами . Ох и всыпали же им потом.
     
      * Как химик я прославился после организации пиротехнического отвлекающего действа возле кабинета физики. По плану, после бабаха, физик должен был выбежать посмотреть, а что это вон там такое случилось, а класс должен был успеть списать, но бабахнуло так сильно, что из кабинета выбежали все.
     
      ** Боевая единица сама в себе - лозунг Бойцовых котов герцога Алайского.

Глава 24. Театральная история

     
 []
     Сегодня Люси вытащила меня в театр. Я вообще то не большой любитель таких развлечений но был пойман на слове. Я как раз заканчивал дело о пропавшей коллекции курительных мундштуков герцога Илейского, и тут при важных переговорах с одним музейным червем, понадобился вдруг моя официальная лицензия детектива (законник вишь попался), а информацию которую я надеялся от него получить была последним кубиком в головоломном калейдоскопе этого дела. Так что Люси было сказано, что если она успеет подвезти документ во время, то в праве загадать любое желание (в разумных пределах конечно) и она успела.
      Единственно что я от себя присовокупил к её победе - это то, что с нами в храм Мельпомены, пойдет мой приятель Никалаб со своей очередной пассией (хоть келимаса будет с кем выпить в антракте, а келимас местного буфетчика Шамиля, славился по всему Харуму). Так что сейчас мы пребывали в ложе Императорского театра "Веселых и грустных комедий".
      Давали как раз грустную комедию. По её сюжету, при дворе какого то древнего герцога кипели страсти, в диапазоне от несчастной любви, до любовных треугольников, иногда персонажи пели и причем весьма не плохо, ну а когда хор грянул со сцены балладу о "Рыцарском дозоре", я чуть было не прослезился. В следующей картине, дама в платье позапрошлого века и соответствующей прической в виде крепостной башни, долго и с подробностями рассказывала, как её бросил коварный возлюбленный, так ни разу и не полюбив. Каждый пассаж этой актрисы зал встречал бурными аплодисментами и как я понял по заслугам. Играла она прекрасно, внешние данные были выше всяческих похвал и как мне доложила Люси, эта актриса была на самом деле графиней Алибатой, играющей в театре инкогнито. Про её происхождение, впрочем я и сам догадался. Врожденный аристократизм, нельзя было скрыть никаким гримом и никакими костюмами.
      Дама трагически застыла в центре сцены, в не лишенной изящества позе, обличения невинностью коварства, и тут откуда-то сверху, с колосников, прямо ей на голову рухнул непонятный предмет и с мявом вцепился в прическу. Парик естественно не удержался и обезумевшая кошка (а это было весьма крупное и в добавок рыжее животное) стала кататься по полу борясь с несчастным шиньоном. Актриса будучи опытной театральной дивой, сделала вид, что кошка падающая с неба, это так и нужно по либретто, и воскликнув:
      - " Это все он негодяй подстроил, ему это даром не пройдет !" - трагически-быстрым шагом, покинула сцену.
      В антракте, спутница Николаба Викториэлла, баронесса работающая инкогнито моделью в столичном Доме Моды (она была выше его почти на голову, хотя механик отнюдь не был малоросликом), убежала за кулисы, где у неё была знакомая актриса и вернувшись принесла ворох новостей...
      Во первых несчастная кошка в процессе битвы с шиньоном, забилась вместе с оным под реквизитный буфет на арьерсцене, где и была забаррикадирована бдительным директором театра, дабы выяснить после спектакля, чье это животное и вообще зачем и как.
      Во вторых актриса, с которой кошка похитила парик, жаждет узнать чьи это происки и попросила свою подругу Викториэллу привлечь к расследованию меня, иначе могут пострадать невиновные.
      Ну и в третьих прибежал сам директор театра и отведя меня в сторону тревожным шёпотом рассказал, что у графини имярек, выступающей в театре инкогнито, во время спектакля пропал из грим-уборной драгоценный кулон, тянущий на десять тысяч двойных золотых ауреев и это катастрофа, так что полицию привлекать к этому делу нельзя ни в коем случае.
      Ну что же, придется взяться за дело, тем более что спектакль мне понравился.
      Учитывая что театр был Императорский (то есть подразумевалось, что там могли бывать коронованные особы), планировка подразумевала возможную изоляцию друг от друга, лож, зала и служебных помещений, то есть зрители попасть на сцену не могли и следовательно были вычеркнуты из подозреваемых в краже. Зрителей после спектакля благополучно выпроводили из театра, а вот труппа и обслуга остались. Охрана по приказу директора, еще до антракта заняла все входы и выходы, но я на всякий случай вызвал по ташу ребят из охранного агентства "Черные алебарды" и приступил к расследованию...
      Первой естественно была опрошена актриса пострадавшая от кошки (в миру та самая графиня Алибата, которая инкогнито), она дала расширенный обзор морального уровня ряда коллег. Под Уголовный кодекс Империи и Билль об аморальности подпадали человек семь, которым инкриминировалось следующее:
      *измены женам, мужьям, любовникам и любовницам (причем ряд званий относился одновременно к одним и тем же людям);
      *зависть из которой явно проистекала склонность к воровству (в этом сезоне у одного из ведущих актеров пропало уже три левых тапочка);
      *нарочитое подмешивание в реквизитную посуду настоящих спиртных напитков вместо воды (что весьма оживило сцену банкета);
      *попытки рассмешить актрис при исполнении трагических ролей (из за этого ведомая на казнь принцесса Мауна, хохотала стоя на эшафоте, а король Лотр изгоняя в пустыню своих малолетних детей, несколько раз хрюкнул от сдерживаемого смеха, что несколько сменило акценты пьесы, задуманные автором);
      *получение путем интриг и разврата главных ролей; *попытка убийства путем вбивания в планшет сцены гвоздя;
      *натравливание кошки на примадонну (по поводу кошки под подозрение были взяты все перечисленные);
     
      Под конец графиня сказала, что если я найду бессовестного вора, то гонорар составит две тысячи ауреев, ибо дело не в кулоне, а в принципе.
      Вторым был директор театра, который не растекаясь мыслью по древу, сообщил, что кошка упала с колосников, куда могла попасть только справа, так как левая часть трапа была разобрана для ремонта. Порода кошки "Мурранский кот" и её сейчас собираются вытащить из под буфета, что бы отобрать парик и выяснить её принадлежность. Что то буквально щелкнуло у меня в голове и я схватив таш приказал "Алебардистам" выдвинуться на арьерсцену к буфету и лично изъяв кошку и парик, никого к ним не подпускать до моего прихода. А тут ко мне подошел Николаб выполнявший особое задание и доложил, что все сделано строго по моим инструкциям. Я еще в течении четверти часа опрашивал свидетелей и тут зашипел таш и пришла первая информация от "алебардистов" охраняющих буфет. К ним сначала подкатил некий герой-любовник с предложением помочь со спасением несчастного животного из под буфета, а потом вдруг проявилась молоденькая и очень нервничающая гримерша, с просьбой продать ей за пять ауреев парик графини, как память о великой актрисе.
      "Ага, сработало!" Подумалось мне. А дело было вот в чем... Я попросил Николаба выяснить есть ли тут системы наблюдения, ну всё-таки "Императорский театр", Николаб естественно влез в систему и выяснил что все и тем более запись, отключено, в виду отсутствие сегодня в театре августейших особ и тогда я попросил своего друга, по секрету сказать Викториэлле о том, что система наблюдения работали и записывала информацию весь спектакль и в течении часа она будет расшифрована и готова к просмотру. Секрет как вы понимаете в считанные минуты перестал быть секретом и вызвал нужную реакцию у преступников.
      "Алебардисты" по моему приказу локализовали кота, героя-любовника и гримершу. Лохматого рыжего котяру освободили от парика и парик был тщательно исследован. Естественно кулон был в парике. Воришки рассчитали все правильно... Спрятать кулон в парике это было гениально, полицейские обыскали бы все кроме парика жертвы (и даже я возможно бы обошел его вниманием), ну а изъять кулон позже и вынести из театра, было делом техники. Вот так мирный Мурранский кот, встал на пути у преступного мира. А ауреи графини (помимо заплаченных охранному агентству "Черные алебарды", мы честно поделили с Николабом, ему как раз приглянулась очень редкая акваримная рыбка с острова Сегур (да и другие рыбки не за горами я думаю)
     

Глава 25. Школьное пособие по дрессировке муэ

 []
      Тут один мареман, вывесил вельми занятную историю про то, как на корабле, народ, дабы развлечься стал красить тараканов, и мне это припомнило, одну школьную историю...
     
      Я думаю, все помнят, что школьники не чужды неуставных развлечений, которые принимают вид эпидемий. Тут и надписи мелом на спинах, и ·конный бой? на переменах и прочее другое.
      У нас в школе, в разгар бабьего лета, началось засилье мух и уж не помню сейчас кто был это Руже де Лиль, поймавший несколько мух и посадивший их в спичечный коробок, где они очень интересно жужжали.
      Понятно, что через некоторое время, коробки появились у всех мальчишек, но это было только начало...
      На большой перемене, Сашка из 5-го Б, поразил всех тем, что важно прогуливался по коридору, с мухой на ниточке, причем несчастная муха на ней не болталась, а что характерно летела. Естественно, что уже наследующий день, дрессировка мух, как личных домашних животных, приняла самый массовый характер, причем педагоги это как то упустили, так как готовили отчетность по новой форме, и мушиная эпопея прошла мимо них, так как по молчаливому уговору, в классах этого не было, а исключительно на больших переменах.
      И чего тут только не было... в первую очередь конечно соперничество и иногда даже и ссоры. Наиболее фактурных мух называли ·Ведьмами? и хозяева ими очень гордились. Некоторые эстеты, прогуливались сразу с двумя мухами. Но все хорошее, рано или поздно кончается.
      В один прекрасный день, в школьном коридоре, аккурат в разгар Большой перемены, показались строгие дяденька и тетенька, которые были аж из РОНО, и первый кого они увидели, это быль основоположник и основатель мушиного королевства Сашка, шедший с двумя личными мухами. А когда они увидели, что юный дрессировщик отнюдь не одинок, начался скандал. Отличница Лена, она же председатель Совета Дружины, поняла, что именно к ней обратится с вопросами администрация. И за советом, она обратилась к активному сотруднику школьной редколлегии, отличающемуся умом и сообразительностью. И он оправдал доверие, сказав следующее:
      ·Лена, скоро Олимпиада по зоологии, и скажи, что пионеры, в порядке инициативы на местах, готовят доклад о возможности дрессировки мух?.
      А когда Лена сделав огромные глаза, заметила, что мухи мол, не животные. Я иронично спросил: ·А ты уверена, что в РОНО об этом знают ? И главное чуток слезы подпусти, но без фанатизма?.
      Так она и сделала. Дяденька поплыл от слезок в глазах красивой девушки, а Тетенька умилилась творческой активности пионеров, и поставила это в заслугу директору школы, так что репрессий не последовало. Но мухам в школе, была объявлена война.
      Самое смешное, это то, что на Олимпиаде, потребовали доклад по исследованию мух, и он таки был представлен, и был одобрен жюри. Жалко, что история не сохранила содержание этого высоконаучного трактата, но может и к лучшему. А то вошел бы в анналы, сбил бы с понталыку неокрепшие умы, и мог бы повториться сюжет из "Lord of the Flies", Нобелевского лауреата, Уильяма Голдинга.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"