Чекмарев Владимир Альбертович: другие произведения.

Полная версия Миссис Хадсон М.В.Ч

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 7.95*8  Ваша оценка:

 []
  
   Извилисты все-таки пути творчества... Посмотрев спектакль Тарзан, решил написать рассказ про миссис Хадсон, а потом вдруг получился еще один, и еще... короче целая серия фанфиков по Геннадию Чихачеву и Конану Дойлю. И получился у меня целый Мир персонажей. Право и сам не ожидал. Сильны всё-таки театральные музы, что так действуют на писателей. Итак Миссис Хадсон возвращается...
  
  

МИССИС ХАДСОН СНОВА В ДЕЛЕ Часть первая





  
   Театры и преступления Лондона
  
  
   Дело о крикете
  
    []
  
  
   Был конец сентября, и осенние бури свирепствовали с неслыханной яростью. Целый день завывал ветер, и дождь барабанил в окна так, что даже здесь, в самом сердце огромного Лондона, жители шикарных квартир и чиновники солидных присутствий, невольно отрывались на миг от привычного течения жизни, ощущая присутствие грозных сил разбушевавшейся стихии.
   На улицах, было мало прохожих, но среди редких фигур идущих по Пэл-Мэл, выделялся, идущий энергичной походкой, немного грузный джентльмен, темно-серое твидовое пальто от "HenryPoole&Co", и консервативный котелок от "Lock&CoHatters",(минимум за пять гиней), подчеркивали его элегантность. На выразительном лице, выделялись водянисто-серые светлые глаза, глядящие отрешенным до странности взглядом, как будто навсегда устремленным в себя. Это был Майкрофт Холмс, глава секретного департамента Форинофис и тайный советник Правительства Британии. В очередной раз попытавшись выправить сминаемый порывами ветра зонтик, он не теряя невозмутимости, махнул рукой кебу проезжавшему мимо и заняв место назвал кебмену адрес, который был известен пожалуй всей Британии - Бейкер стрит дом 19-35.
  
   Миссис Хадсон вошла в гостиную, и Холмс к моему облегчению, перестал извлекать из скрипки звуки, считаемые им этюдом Вагнера. Как некогда пошутил его брат - первое громкое дело, расследованное в Лондоне не Холмсом, будет называться "Убийство скрипача". Кстати, легок на помине, миссис Хадсон доложила, что прибыл сэр Майкрофт Холмс. И добавила: - Судя по безмятежному выражению его лица, случилось нечто ужасное -
  -- откуда у вас такие выводы миссис Хадсон ?-спросил Холмс
  -- У вашего брата было такое же лицо, когда он приходил к вам с премьер-министром, по поводу того письма --
  
   Ветер завывал по-прежнему и дождь так же стучал в окна, но мы с Холмсом, поглощенные рассказом Майкрофта, уже не обращали на это внимания...
   В Лондоне, помимо множества закрытых клубов, есть, малоизвестный Клуб "Бриллиант". Он объединял группу офицеров-отставников, ветеранов времен подавления Сипайского восстания*. В клуб принимались только джентльмены, не только служившие некогда в Индии, но и имеющие возможность и желание, сдать в Клуб на хранение, не меньше двух дюжин крупных драгоценных камней.
   Как рассказал Майкрофт, накануне восстания сипаев , руководство Ост-Индской компании озабоченное повышением боеспособности войск и в связи с поступлением в войска нового оружия, наняло группу офицеров Британской армии, официально находящихся в отпуске без содержания. Группа молодых аристократов, но отнюдь не главных наследников, а скорее ронинов, младших сыновей без надежды на наследство, решили поправить свои дела. Потом восстание, штурм Дели, смутные слухи о найденном ими в джунглях древнем храме...
   В общем молодые джентльмены вернулись на Остров, весьма состоятельными людьми и горсть другая карбункулов, не были для них чем то из рук вон выходящим, они и составили костяк этого Клуба. Плюс к этому, они все входили в Анти-Мэрилебонский крикетный клуб*, ими же созданный, впику официальному крикету, у них были свои правила и играли они принципиально только по ним. Особенное бешенство, у хранителей крикетных традиций они вызвали тем, что ввели так называемый Большой питч, то есть посыл мяча на максимально дальнее расстояние.
  
   Драгоценности хранились в главном зале Клуба, в специальных витринах. Там же, двадцать первого числа, каждого месяца (День взятия Дели), проходили заседания Бриллиантового Клуба. И после каждого заседания, в независимости от погоды и времени года, проходил крикетный матч. В том же зале, кстати, по традиции хранилась огромная коллекция крикетных мячей, как участвовавших в игре, так и запасных на будущее. На эту тему, был тоже целый ритуал.
  .
   Так вот, уже четыре месяца подряд, после заседания пропадает минимум один камень, а недавно один из этих камней, огромный рубин, всплыл в Амстердаме на аукционе, причем с настоящими индийскими бумагами. Пропажи пока заметил только старый служащий , с абсолютной зрительной памятью, который сам ужаснулся своему открытию и сообщил он об этом только председателю клуба. Полковник Портербердст , будучи старым знакомым Майкрофта Холмса, обратился к нему за помощью. И было неизвестно, сколько еще пропало драгоценностей, так как камни хранились россыпью в именных чашах, расставленных в застекленных нишах. Причем открыть дверцу, какого либо витрины, могли бы, только одновременно три джентльмена, из числа хозяев этой секции. В качестве ключей, служили Клубные булавки, которые находились постоянно в галстуках своих владельцев, либо в их домашних сейфах. А в свои секции с драгоценностями, джентльмены не заглядывали годами.
   Во время заседаний Клуба, двери зала запирались прислугой снаружи и открывались только на ритуальный вопрос председателя Клуба, сопровождаемый ударами дверного молотка. И самое главное, джентльмены, по традиции, присутствовали на совете в кавалерийских лосинах и в шелковых сорочках, то есть в одежде, где ничего нельзя было утаить.
   И переодевались они в общей раздевалке, точной копии раздевалки старшего курса Королевского военного училища в Сандхерсте.
   После того, как Майкрофт закончил свой рассказ, Холмс, некоторое время сидел сохраняя молчание, опустив голову и устремив взгляд на мерцающее пламя камина. Затем он закурил трубку и откинувшись на спинку кресла, так же молча стал следить за синими кольцами табачного дыма, нагонявших друг друга под потолком.
  
   А я в это время, стал выдвигать версии организации пропаж.
  На мой взгляд, учитывая тщательный отбор клубного персонала, камни вполне могли украсть кошки или даже сороки, ведь сороки любят блестящие вещи.
   - - Ватсон, а откуда к вам пришла мысль о сороках - спросил Холмс -
  -- Я несколько смутился, и сказал что вспомнил о "Голубом карбункуле" и по ассоциации, с гусей перешел к сорокам. --
   -- Гениально, и теперь, я думаю, Ватсон, -- сказал Холмс, -- что тут все дело в крикете.
   А миссис Хадсон, принесшая поднос с чаем, добавила - Уж тогда скорее почтовые голуби --, чем заслужила одобрительный взгляд Холмса.
  
   Весь следующий день, Холмс общался со своей бандой лондонских мальчишек. Посыльные, чистильщики обуви, газетчики, непонятные оборванцы из Ист-Энда, через эти свои глаза и уши Холмс получал буквально потоки информации.
   В конце концов Холмс переоделся сотрудником газовой компании и отправился в Сохо, Клуб находился именно там. Вернувшись лишь к вечеру, Холмс переоделся и попросил миссис Хадсон отправить в стирку униформу компании "South Metropolitan".
   Надо сказать, что Миссис Хадсон, в свое время, участвовала в экспедиции профессора Портера в Индии и почерпнула там, не малые знания, хотя и была экономкой. И когда она спросила Холмса: - "Мистер Холмс, вы стали посещать индийские курильни" ? -
   Холмс сразу же поинтересовался, что именно миссис Хадсон имела ввиду. А когда миссис Хадсон объяснила, что от униформы в которой пришел из Сохо Холмс, пахнет индийскими наркотическими ритуальными травами, Холмс воскликнул, что мозаика наконец полностью сложилась.
   На другой день он снова собрал своих мальчишек и зачем то продемонстрировал им, крикетные мячики.
  А миссис Хадсон испросила отпуск на два дня и исчезла из дома.
  
  -- Скажите, Ватсон - спросил меня Холмс, за завтраком --Как вы относитесь к крикету ? -
   -- В принципе равнодушно - Несколько растеряно ответил я -
  -- Отлично - Тогда завтра мы едем в Сохо, на традиционный матч "Анти-Мэрилебонского крикетного клуба" и не забудьте взять свой армейский револьвер, доктор -
  
   Когда кеб подвез нас к крикетной площадке, публики прибыло уже достаточно много, по периметру поля кишели фигурки в пелеринах и клетчатых панамах "Королевского общества призрения сирот", оказывается у них была экскурсия на этот матч. Их было даже больше, чем мальчишек-ассистентов, в обязанности которых входило подбирать улетевшие за границу мячи и возвращать их игрокам. А на поле, уже кишели бэтсмены, раннеры, маркёры, арбитры и прочие джентльмены, необходимые для игры.
   Мы с Холмсом и миссис Хадсон, увязавшейся с нами, вышли из кеба у главного входа на площадку, Майкрофт и президент Клуба, полковник Портербердст, уже ждали нас. Первым делом с изумленным восхищением, они уставились на миссис Хадсон, одетую в умопомрачительный дорожный костюм.
   Не успели мы пройти десятка шагов, как к нам подбежало несколько сирот с кружками для сбора средств, в одном из них, я с изумлением узнал Уиггинса, главного из мальчишек Холмса. Он с канючившим видом протянул Холмсу кружку, но его слова отнюдь не выражали просьбу о помощи. Уиггинс сказал только одну короткую фразу: -- Он здесь --, и сразу скрылся в толпе.
   Когда в одном из арбитров, я узнал инспектора
  Лестрейда, то решил больше ничему не удивляться.
  
   Полковник Портербердст, указал миссис Хадсон, мне и братьям Холмс наши места, и игра началась.
   Я не сильно разбираюсь в крикете, но судя по смеху, периодически вспыхивающем в публике, каноны Мэрилебона нарушались весьма смело, по крайней мере, судей было пятеро вместо двух.
   В процессе игры, мячи достаточно часто улетали с поля, и тогда за ними стремглав бросались мальчишки-ассистента, а иногда и сироты, точащие по всему периметру поля. И тут, когда один игрок, выделяющийся вызывающе яркой красной бабочкой, мощным, резким ударом послал мячик за пределы поля, прямо в заросли кустарника. Первыми за мячиком бросились несколько сирот во главе с Уиггинсом, за ними двое мальчишек-ассистентов, с ходу вступившие с лже-сиротами в драку, к дерущимся мальчишкам кинулся один из играющих джентльменов, в костюме для крикета, но почему то в красной бабочке, на лице которого бледная флегматичность, сменилась багрянцем злобы. Увидев, что улетевший мячик уже в руках у Уиггинса, игрок запустил в его сторону биту для крикета, и увидев, что промахнулся, выхватил револьвер и на вел его на мальчишку.
   Я сунул руку в карман за своим армейским Энфилдом Мк II*, но тут раздались не громкие хлопки дамского револьвера. Это миссис Хадсон, выхватила из сумочки маленький Велдог* и всадила в плечо и руку негодяя все пять пуль, лихо и элегантно подула в ствол, как Северо-Американский ковбой и убрала револьвер назад в сумочку.
   Потом подоспел Лестрейд и хаос на поле и вокруг него, принял воистину циклопические размеры. И сквозь шум толпы пробился только радостный фальцет инспектора Лестрейда: -- Восьмой баронет Смайт, вы арестованы за кражу и попытку убийства -
  
   И снова завывал ветер, и так же дождь стучал в окна, и так же в гостиной уютно мерцал камин.
   В креслах, вокруг столика сервированного легким ужином, расположились Майкрофт Холмс, инспектора Лестрейд, полковник Портербердст, миссис Хадсон и мы с Холмсом.
   Холмс говорил, а все его внимательно слушали.
  -- Дело показалось мне достаточно простым, так как мотив тут мог быть только один, катастрофическая нехватка большой суммы денег, при наличии серьезных связей. То есть персонал Клуба исключался сразу и оставались только уважаемые джентльмены. Полковник Портербердст, любезно предоставил мне список членов Клуба, и через какое то время я, с помощью нашего друга инспектора Лестрейда выяснил, что Восьмой баронет Смайт, прозванный Баттерфляй, за любовь к экзотическим галстукам, имеет в ряде игорных домов, как минимум 8000 соверенов долга. Это конечно не является прямой уликой, но как косвенная, подходит вполне. Прямой уликой могла быть только поимка с поличным и тут надо было выяснить и методы краж, и каналы переправки похищенного.
   Тут мне помогла мысль доктора Ватсона о "Голубом карбункуле". Ведь вы, безусловно помните, что тогда преступник спрятал алмаз внутрь гуся, значит вполне возможно, что краденные камни выносят из Клуба в чем то, что не привлекает внимания. Почтовых голубей, на которых намекнула миссис Хадсон, в Клубе нет, а что еще есть в зале заседаний, настолько обыденное, что не привлекает внимание... --
  -- Эти чертовы дубовые погребцы для виски - воскликнул Полковник Портербердст
  -- Вы почти угадали полковник. Это крикетные мячи. Хранятся в том же зале, где и драгоценности, их оттуда забирают каждый месяц, так что камни могли выносить только в них.-
   -- Но как же, этот мерзавец клал камни в мячи, ведь в зал, члены совета заходят и выходят все вместе, а убирается там лично Бриггс , тем более, что у дверей в это время присутствуют назначенные члены Клуба. -
  -- Это элементарно полковник. Вы ведь помните, как я под видом сотрудника газовой компании проверял светильники в зале, тогда же я обратил внимание на сильный запах индийских благовоний, которые воскуривались в зале, во время финального ритуального выступления, а миссис Хадсон сказала про запах наркотических трав. Ну а вы сами, рассказывали, что были случаи, когда под заунывные речитативы, чтеца частенько все присутствующие впадали в дрему.
   Так что Баттерфляй, будучи Главным чтецом Клуба, использовал это, для реализации своих планов. Он подмешал в курительницы с ароматическими травами, наркотическую смесь, сам он принял противоядие и когда почтенные джентльмены задремали, сраженные смесью красноречия и восточного дурмана, он изъял у намеченных жертв ключи-булавки и совершал кражу, потом подсыпал в курительницы смесь, нейтрализующих дурман трав и спокойно заканчивал свои мантры.
   Ну а его фокусы с мальчишками-ассистентами, подбирающими мячи, разгадал наш даже юный друг Уиггинс, который, как мы все прекрасно видели, прекрасно поставил предпоследнюю точку в этой истории, захватив роковой мяч.
  
   А теперь я хочу дать слово миссис Хадсон... --
  -- Совершено верно - воскликнул инспектор Лестрейд - Простите миссис Хадсон, но откуда у вас револьвер и тем более Бельгийский -
  -- Мне его много лет назад, подарил один бельгийский герцог, но к делу это не относится. Просто когда то давно, мой отец плыл на пароходе из Индии, деля каюту с молодым офицером Компании, плывшим в отпуск. Мой отец вез весьма значительную сумму в векселях на предъявителя, которую его старый друг попросил передать его компаньону. И вот, в последнюю ночь перед Лондоном, в каюте появился дурманящий дым, мой отец и его спутник никак не могли проснуться, а когда проснулись, то увидели что их ограбили. Мой отец был человек чести, он возместил семье друга все финансовые потери, но мы в результате были разорены. И я на всю жизнь запомнила, что попутчика отца, звали Батерфляй. И в нашем доме хранилась карикатура, на которой художник плывший на этом пароходе, изобразил моего отца и Смайта, прибавив им лет по тридцать. Запах курений от мистера Холмса, кража, все это напомнило мне ту историю и я взяв ту давнишнюю карикатуру, просидела два дня в кафе напротив Бриллиантового клуба, выслеживая Смайта, в чем и преуспела. И вот теперь, как любит говорить мистер Холмс, мозаика сложилась и я попросила мистера Холмса и инспектора разрешить мне принять участие в задержании негодяя и прошу инспектора Лестрейда извинить меня, за то что я умолчала про револьвер. Скотланд Ярд, может конечно завести на меня дело, но как это будет звучать в суде: Скотланд Ярд, против миссис Марты Луизы Хадсон. Почтенная дама обвиняется в спасении ребенка, от негодяя с дубиной и револьвером. Или даже в стрельбе с велосипеда по бабочкам*. Не думаю, что британские присяжные сочтут возможность признать меня виновной, ну а что в этом случае сделает с вами пресса инспектор... --
  
  Позже, когда гости разошлись, я спросил у своего друга
  -- Холмс, но зачем вам тут был нужен Лестрейд и тем более, зачем вы отдали ему все лавры ? -
  --А как бы иначе, я увел в тень роль Майкрофта, пусть уж лучше члены Клуба, испытывают неприязнь к Лестрейду, нежели к моему брату. Ведь это он меня туда привел. Кстати доктор, я разбогател на сто гиней и хочу угостить вас, прекрасным седлом барашка фаршированным шампиньонами и спаржей, так что одевайтесь, берите зонтик и едем в "Рулс"*.
  
   ПРИМЕЧАНИЯ
  
  *Индийское восстание, оно же Восстание сипаев 1857-1859 годов, движение против британских колонизаторов, главным военным ядром которого были сипаи (туземные войска Ост-Индийской компании). Было жестоко подавлено англичанами.
  
  *Изменение правил игры находится в ведении Мэрилебонского крикетного клуба
  
  *Компания "South Metropolitan" - Лондонская компания, занимающаяся газовым освещением.
  
  *... в стрельбе с велосипеда по бабочкам*. - миссис Хадсон намекает на игру слов. Её револьвер относился к классу Velo-Dog (Велдог) т.е. револьвер для самозащиты велосипедистов от собак, а баронет Смайт, носил прозвище Баттерфляй, то есть бабочка.
  
  * "Рулс" (Rules) - старейший ресторан Лондона. Открыт в 1798 году Томасом Рулом.  []
  
    []
  
    []

   Две чашечки чая, на фоне убийства
  
   В кондитерской Maison Bertaux, что рядом с художественной школой Святого Мартина в Сохо, миссис Хадсон , по традиции пила свою ежегодную чашку чая "Те Гуанинь", ( В переводе с Китайского "Богиня милосердия"), чай этот доставляли на Остров не "Чайным клипером" *, а фрегатом королевского флота, ибо унция этого чая стоила 5 гиней. Она ждала свою давнюю подругу, приму Королевского театра Друри-Лейн, Элен Фолкен.
   А чаем Миссис Хадсон угощали, за бесценную по мнению хозяина чайного магазина "Twinings" услугу. Тогда, как и сейчас, Холмс и Ватсон были в отъезде. А на чайной пристани, на территории склада, был убит кузен хозяина магазина, это был ничем не примечательный джентльмен, живущий на содержании родственников и постоянно попадавший в истории, из за своей страсти к биллиарду. Когда тело обнаружили, мимо склада проходил отряд Королевской морской пехоты и его командир, очень во время, приказал оцепить территорию и убийца оказался в ловушке, но пока велось следствие, склад был закрыт, а это была трагедия, так как только что поступили элитные сорта чая, которые уже ждали в самых фешенебельных Клубах Лондона. Морские пехотинцы задержали дюжину подозрительных мужчин, и инспектор Лейстред с несколькими констеблями, безуспешно пытался вычислить убийцу. Жертву убили чем то вроде шпаги, но оружия не нашли, ни на складе, ни у задержанных. Миссис Хадсон, оказалась на месте преступления случайно, Холмс ждал с кораблем из Нового Света важный пакет, и миссис Хадсон, приехала за ним в порт на кебе, и тут ей попался на встречу Лейстред, ругающийся с хозяином склада. Обрадовавшись возможности получить передышку от склоки с чаеторговцем, инспектор рассказал миссис Хадсон суть дела. Из помещения склада как раз выводили подозреваемых, часть из них кстати была с тростями, а трое с зонтами.
   - Инспектор - спросила миссис Хадсон - а вы у них проверяли только трости, на предмет скрытых стилетов ? Как говорил мой дядюшка Поджер...
   "Если у джентльмена в трости бренди, то это значит что он весел, а если стилет, то это значит, что он опасен, ну а если у джентльмена просто зонтик, то он бесконечно скучен и подозрителен".
   - Так вы проверяли зонтики, или нет ? -
   Инспектор покраснел и отдал команду констеблям, они отвели в сторону трех джентльменов с зонтиками, которые тщательно осмотрели, но скрытых стилетов не нашли. Лейстред, иронично спросил миссис Хадсон, мол где же преступник, на что она внимательно всмотревшись в подозреваемых, попросила дать ей зонтик, джентльмена в темно синем пиджаке, и обследовав оный, с победным возгласом выдернула одну из спиц, оказавшейся длинным стилетом. Убийца дернулся было, но на нем повисли констебли, морские пехотинцы и собака инспектора, решившая, что это какая то новая веселая игра. - Но как - воскликнул инспектор, на что миссис Хадсон ответила следующей фразой: " Но это же элементарно инспектор ! Вы сказали что покойный увлекался биллиардом и без успеха, а на рукаве джентльмена с зонтиком были следы мела". В результате чего убийца был разоблачен, а миссис Хадсон, получила право, раз в году бесплатно посещать кондитерскую Maison Bertaux.
   Тут подошла Элен Фолкен и подруги стали обсуждать премьеру мюзикла "Леди Гамильтон", где Элен пела главную партию. Но приятной беседе помешали...
  
   С улицы внезапно раздавались полицейские свистки, визг женщин, крики, ржание лошадей и прочие неприятные и тревожные звуки. Как сказала Леди Элен Фолкен - "Хорошо еще, что не было дождя".
   Внезапно в кондитерскую ворвался какой то явный негодяй, в одной руке он держал окровавленный нож, в другой дамский ридикюль. Все посетительницы (кроме миссис Хадсон и Элен Фолкен, естественно), стали визжать и метаться, чем еще больше разозлили негодяя, который явно собрался применить свой нож, но смертоубийству не суждено было свершиться.
   Элен Фолкен поднялась из за столу и карающим жестом вытянув десницу в сторону преступника, выдала свое знаменитое верхнее ля. Во внезапно наступившей тишине, было слышно только, как от пронзительного сопрано Элен, лопаются чайные чашечки и бокалы. А миссис Хадсон, спокойно подошла к грабителю, молниеносным приемом Тэ-куби* выбила у него нож, и проведя Гатамэ-ваза*, обрушила его на пол. Как сказала потом японка, работавшая в кондитерской Начальником чайных церемоний - "Ханнин* упал на пол, разбитой яшмой".
  
   А потом подоспела полиция, имеющая в арьергарде, злого как бульдог инспектора Лейстреда. Возглавляющий погоню за негодяем инспектор, провалился в канализационную решетку и его твидовые брюки были заметно испачканы, на что миссис Хадсон не удержалась от шутки - "Ведь говорил же вам мистер Холмс инспектор, что если рассудок и жизнь дороги вам, держитесь подальше от торфяных болот".
  
   Как написала на следующий день "Evening Standard" - "Как выяснилось, вчера, каким то образом попавший в Сохо бродяга, ограбил даму и ударил ножом вступившегося за нее джентльмена, после чего попытался укрыться в кондитерской. Инспектор Лейстред бросился в погоню, но две милых Леди, оказались эффективнее всей Лондонской полиции и лучшего сыщика Скотланд Ярда"
  
   После этого инцидента, инспектор Лейстред, долгое время, здоровался с Миссис Хадсон буквально сквозь зубы и больше никогда не посещал Королевский театр Друри-Лейн.
  
   А король Эдуард, пожаловал леди Элен Фолкен, титул баронессы.
   Ну а миссис Хадсон, получила Вечную Золотую карту Почетного Гостя кондитерской "Maison Bertaux".
  
   Примечания
  
   Чайный клипер* - специально судно, для скоростной перевозки чая из Китая в Британию, он тратил на дорогу 80 дней, вместо почти года, для старых парусников.
  
   *С происхождением названия улунского чая Те Гуанинь, связана легенда. Она повествует про китайского чаевода, который в продолжение длительного времени, угощал улунским чаем богиню Гуань Инь. Один раз богиня пришла к нему во время сна и показала на гору, на которой растет новый, до этих пор не известный сорт чая Улун. На следующий день он пошел на гору, которую видел во сне, и нашел чайное дерево, обладающее удивительным ароматом. Благодаря имеющемуся насыщенному и весьма разнообразному вкусу данный улунский чай получил название в честь богини, указавшей на него, Гуань Инь. В переводе Те Гуань Инь означает "богиня милосердия из железа".
  
   Тэ-куби* и Гатамэ-ваза*- приемы Джиу-джитсу
  
   *Ханнин - преступник (яп.)  []  []
  
  Тоби и убийство на Лондонском мосту
  
   На юбилейный прием в Министерство внутренних дел её Величества, в числе почетных гостей была приглашена и миссис Хадсон, приглашение которой выбил лично инспектор Лестрейд. Он был весьма благодарен миссис Хадсон, за то, что она помогла найти его любимого пса и плюс как намекнул инспектор со значительной улыбкой, в знак уважения за непревзойденное мужество, но о мужестве расскажем чуть ниже, а сейчас о пропаже...
   Когда Лейстред умудрился потерять своего Тоби, он сразу же развил бурную деятельность, по поиску банды похитителей полицейских собак. Поиски шли уже несколько дней, полицейские участки были забиты карманниками, бродягами и просто подозрительными личностями задержанными на улицах Лондона, но про Тоби по прежнему не было ни слуху, ни духу.
   Миссис Хадсон узнав об этом, заключила с Холмсом пари, что найдет собаку быстрее, чем её хозяин. Она не стала суетится, а мудро пошла по логическому пути и первым делом обратила свое внимание на собак, которых прогуливают в районе пропажи Тоби и соответственно на их хозяев. Так она вышла на некую леди, обладающую рассеянностью и стаей милых скотч-терьеров, как две капли похожих на Тоби. Уже много лет рассеянная леди, давно не задумывалась о том сколько у нее собачек, а прислуга, так же этим не озадачивалась, ибо собак было больше семи, а для жителей Гэльских островов, откуда была родом вся прислуга, цифры больше пяти, это было уже очень сложно, а уж заметить на Тоби ошейник с именной бляхой, и для хозяйки и для прислуги было вообще выше всяческих сил.
  
   Короче, выкупив Тоби из псевдо-неволи (это обошлось в шиллинг пожалованный слуге дамы), миссис Хадсон вернула пса хозяину, объяснив, что никакой банды похитителей собак нету, а было простое недоразумение.
   Инспектор был очень ей благодарен, но не поверил в такую простую версию и даже посчитал, что ей помог Холмс и все засекретил, дабы поддержать реноме Лейстреда, ведь инспектор потерявший полицейскую собаку, это позор. (инспектор искренне считал, что Холмс перед ним преклоняется)
   Ну а после того, как на следующий день под Лондонским мостом обнаружили трупы пяти бродяг со следами ножевых ранений, причем один из трупов еще дышал и успел сказать, что они пытались ограбить прохожего в клетчатой каскетке и этот прохожий зарезал их, их же ножами, а больше он ничего не помнит, авторитет миссис Хадсон в глазах инспектора поднялся до небес.
  
   P.S. Позднее, каким то образом, слухи просочились в газеты. Желтая пресса, увлеченно описывала, как под Лондонским мостом, неизвестная дама (видимо из Высшего света), вступила в бой с бандой похитителей собак, за которых мерзавцы требовали выкуп и защищая свою жизнь и честь, расправилась с пятью негодяями. Дюжина лучших Лондонских адвокатов, заявила, что будет бесплатно защищать отважную Леди. А все слои Лондонского общества, единодушно заявили, что Закон, есть Закон, но любой судья открывший дело против этой героини, покроет себя позором и не будет больше никогда являться, джентльменом. Короче, дело спустили на тормозах и неизвестную леди никто не искал, хотя инспектор Лейстред, был уверен что её знает.
  
   Что интересно, так то, что после этой шумихи, все лондонские полицейские, при встрече, стали отдавать миссис Хадсон честь, особенно когда она была в своем велосипедном костюме.
  
   И с наибольшем удовольствием, эти заметки читал Марсельский апаш, на которого не разобравшись напали несчастные бродяги. Апаш был в Лондоне по своим делам (один пятый баронет, проиграл в рулетку в Макао родовой особняк, и оставил в залог фальшивую купчую), а каскетку ему всучил хитрый продавец, сказав, что сейчас такие каскетки, носят все джентльмены. А бродяг апаш, нейтрализовал тростью-стилетом.
  
   Как сказал позднее Холмс, вот так вот и рождаются не здоровые сенсации.
   []
  
  Колибри и скорпионы
  
    []
  
   Миссис Хадсон пошла навестить свою подругу, Приму Королевского театра Друри-Лейн, Элен Фолкен, а заодно посмотреть выставку новомодных художников абстракционистов, разворачиваемую в вестибюле театра. Подходя к театру она усмехнулась, вспомнив, что уже целый месяц жизнь в театре, текла несколько активнее чем обычно, а виной тому был троюродный кузен Элен, служащий в Индии и помешанный на восточной кухне. Он прислал ей посылку с сушеными насекомыми жуткого вида. Элен была сторонницей классической французской кухни, но подарку обрадовалась, ибо обладала хорошим чувством юмора и была не чужда розыгрышей. Иногда она, по задорности своего характера, развлекалась отшивая с помощью сушеных насекомых, разных зануд или просто над кем-нибудь подшучивая. В процессе разговора с объектом шутки, коварная Элен незаметно цепляла сушеное насекомое за одежду визави, а потом с ужасом в глазах спрашивала, а мол что это там у вас такое шевелится Сэр. Эффект почти всегда был потрясающим и не сработал только один раз, когда Элен попыталась подшутить над полковником гвардейского кирасирского полка в отставке, но полковник только покосился на скорпиона на обшлаге своего мундира и просто сбил его щелчком пальца. Полковник долго служил в жарких колониях и не боялся ни насекомых, ни людей. Но другие испытуемые реагировали не так хладнокровно.
   []
   Сегодня был видимо как раз такой случай. Из театра выбежал некий джентльмен, с багровым лицом и выпученными глазами, он, что то нечленораздельно кричал и активно, стряхивал с себя руками что то невидимое, но видимо вельми ему неприятное. Мисс Хадсон узнала известного своими резкими материалами против театра Друри-Лейн театрального критика.
  
   Но это было не последним тревожным знаком сегодняшнего театрального дня, ибо в вестибюле царила паника. Во время развешивания новомодных шедевров, с одной из картин случился следующий казус... никто не мог сообразить, где у этого полотна верх, а где низ. Сама картина называлась стая колибри летящая к солнцу, но попытки обнаружить на полотне солнце, что бы с его помощью определить верх картины, успехом не увенчались. Пестрые фрагменты из которых состояла картина, были вельми разнообразны, но чего либо похожего на солнце из под кисти художника не вышло. Все еще больше осложнялось тем, что картина была квадратной. Как остроумно заметила Элен Фолкен, - "Вся эта картина, это сплошная стая недоразумений".
   []
   И вот когда паническое бурление перед злополучной картиной достигло своего апогея, в дело вступила миссис Хадсон. Подойдя к картине и внимательно в неё вглядевшись, она громогласно заявила, что верх картины там, где нарисован красный треугольник и он видимо и есть солнце. И это именно так !
   "Но как ?" , вскричали присутствующие.
  "Это элементарно" - ответила миссис Хадсон. - "Единственный фрагмент картины, похожий на птицу, вот это разноцветное пятно. Мы явно можем опознать хвост, колибри летают задом на перед, и хвост показывает на единственный красный треугольник среди многих иных, следовательно он и есть солнце, так что верх именно там".
  
   Директор театра не стал мудрствовать лукаво и приказал сориентировать картину на стене, именно по версии миссис Хадсон.
  
   Позднее Холмс, услышав эту историю, спросил -
  " А почему же, вы просто не поискали на картине подпись автора ?" -
  На что миссис Хадсон ответила - "Автор всегда подписывается крестиком и ставит его ровно посередине картины"
  
  Р.С. Когда художник приехал на выставку, оказалось что картина висит кверху ногами. Ибо красный треугольник изображал как раз стаю колибри, а вот фрагмент принятый мисс Хадсон за птичку, и был на самом деле солнцем. А когда директор театра, робко спросил у художника, а что же мол изображают другие треугольники, автор гордо ответил - "Коловращение жизни!".
   Но миссис Хадсон, художник выразил свое восхищение и подарил ей эту самую картину. Ибо, по его словам, только эта милая Леди, хоть что то, поняла в его искусстве. А миссис Хадсон, продала эту картину за двести гиней и купила картину Питера Класа "Натюрморт с Котом, интересующимся пирогом с индейкой", который повесила в своей столовой. А Холмс и Ватсон, прозвали этот натюрморт - "Кот ловящий колибри".
   []
  
   []
  
   Щенок Собаки Баскервиллей
   []
  
   Все началось с того, что к актрисе Королевского театра Друри-Лейн, Элен Фолкен, приехала погостить тетушка, не расстающаяся с любимым котом и присутствие в доме собак на этот период не допускалось. Так что милый пекинес Чарли, был отправлен погостить к миссис Хадсон, благо что Холмс и Ватсон отсутствовали, но безжалостные колеса судьбы, в данном случае колеса почтового фургона, послужили началу этой истории.
  
   []
  
   Итак, утром в пятницу, к дому по Бейкер стрит 221В, подъехал фургон Королевского министерства почт, из которого вытащили обитый железом сундук, (на котором среди прочих надписей, явно читалось слово - Банк), и занесли в подъезд, правда не в подъезд квартиры, где обитали Шерлок Холмс и доктор Ватсон, а в соседний номер. Но к сожалению, громилы по прозвищу "Два Смита", дезертировавшие из Королевской морской пехоты, после убийства офицера этого не знали. Двумя Смитами их прозвали за то, что одного их них знали Джон Смит, а другого Смит Джонс и плюс они были друзьями, не разлей вода. И были настолько же туповаты, на сколько же жестоки и беспринципны, хотя и житейской хитрости они в какой то мере, не были лишены.
   В Королевскую морскую пехоту, они завербовались, что бы избежать каторги, а в Лондон заявились, как только их корабль, вернулся из Японии, что бы вскрыть свой тайник. Перед поступлением на флот, мерзавцы ограбили и убили двух почтальонов, и спрятали до поры до времени их одежду и другую добычу. Приятели-негодяи решили, перед бегством за Океан, ограбить квартиру по богаче, и для этого переодеться в почтовую униформу, ведь два громилы с револьверами, которым нечего терять, это было не совсем в стиле центра Лондона, а как сказал Холмс - "Человек в униформе, это невидимка". И когда Два Смита увидели банковскую карету, они решили, что фортуна им улыбнулась и стали поджидать удобного момента.
   Миссис Хадсон, дабы успокоить нервы, одела свое любимое кимоно. А нервы успокоить было надо, ибо Чарли обладал неуемной энергией и не менее чрезвычайным любопытством. И ввиду этого, заняться чем либо по хозяйству, было весьма затруднительно. Чарли почему то был уверен, что если миссис Хадсон, протягивает руку за какой либо утварью, то ей в первую очередь необходим холодный черный нос Чарли и что всем будет очень весело, если он будет утаскивать из под рук миссис Хадсон необходимые предметы. Но миссис Хадсон, не была бы соратницей величайшего сыщика, если бы не нашла выход из ситуации...
   Сэр Генри подарил Холмсу новейшую систему мистера Эдиссона, по записыванию и воспроизведению звуков. Аппарат особым методом записывал звуки на длинные графитовые диски, каждый из которых мог сохранять семь минут записи и качество было поразительным, ибо звук исходил из трех патефонных труб. Сначала Холмс записал одну из своих скрипичных композиций. Потом, после вечернего виски, они вместе с Сэром Генри и инспектором Лейстредом, стали записывать фонографическую пьесу про собаку Баскервиллей, в результате чего было потрачено две коллекционных бутылки из Шотландии и целый валик был записан воем и рычанием ужаса Гримпенских болот, а несколько валиков, просто непонятно чем, хохотом Холмса и Ватсона, и о ужас... скабрезностями, произносимыми голосом инспектора Лейстреда. Фонограф стоял в кабинете Холмса, и миссис Хадсон пройдя туда, покрутила нужные ключи и рукоятки и нажала нужную кнопку. Рев и завывания раздавшиеся из раструбов, привели бедного Чарли в ужас, он заскулил и внезапным прыжком, с места вскочил миссис Хадсон на руки. Она естественно моментально раскаялась в своих воспитательных методах, остановила фонограф, начала гладить несчастное животное и понесла его на кухню, дабы закармливать там вкусностями. И тут зазвенел дверной звонок... Рука Судьбы сделала свое очередное движение.
  
   Любой житель Лондона, увидя у дверей дома человека в форме, почти всегда пустит его в дом, тем более почтальона с посылкой в руках, но вот дальше не всегда все происходит ожидаемо, как например сейчас. Два Смита, поднявшись за хозяйкой в холл и поставив ящик с посылкой (в коробке была пара кирпичей с соседней стройки), достали револьверы и стали требовать выдать им сундук, которого надо сказать в доме не было. Мерзавцы, видавшие виды и все время держали Миссис Хадсон на прицеле, причем не перекрываю друг другу биссектрисы огня. Так что она не могла применить свои таланты в восточной борьбе. Оставалось применить ум и тут как раз, появился повод для этого...
   Джонс, который Смит, увидев на стене портрет Холмса, в образе герцога Веллингтонского, работы сэра Джорджа Доу, не умом, но спиной, вспомнив палки сержанта, спросил почтительно, мол этот генерал тут живет, на что миссис Хадсон ответила, что это отнюдь не генерал, а бери выше... сам Великий сыщик Шерлок Холмс. Смит, который Джонс, показав знание предмета, спросил в свою очередь, а не тот ли это Холмс, который убил собаку Дьявола.
   - Да - ответила миссис Хадсон, - это тот самый сыщик -
   И буквально по наитию добавила... - А у собаки Баскервиллей, кстати, остался щенок... -
   И судьба сделала следующий шаг и шаг этот был сделан лапками маленького пекинеса.
  
   Милый Чарли, несколько смущенный предыдущими событиями, спрятался в кабинете Холмса, но любопытство было сильнее и Чарли стал обнюхивать непонятный ящик с медными трубами сверху, и даже, набравшись смелости, потрогал лапой заманчиво торчащий блестящий рычажок. Это был стопор механизма фоногрофа, и что характерно, пружина, после последнего пуска, оставалась еще заведенной...
   Когда из соседней комнаты, раздалось рычание, переходящее в инфернальный вой и из дверей выбежала собака, у двух негодяев не было времени определять ее размеры. Естественно, так могло рычать только чудовище, двух метров в холке и с зубами по двенадцать дюймов каждый. Как потом рассказывал на каторге Джонс Смит, зубы у чудовища были в несколько рядов, как у акулы. Учитывая, что во время рассказа, каторжник периодически дотрагивался до седой пряди над виском, верили ему безоговорочно.
   Джонс издал дикий вопль, бросился к выходу на лестницу, но вой достиг такого апогея, что негодяй рухнул на пол без сознания, выронив при этом револьвер, который выстрелил от удара, а пуля отрикошетив от камина, легко ранила, второго Джонса, в известную часть бедра, о которой джентльмен, никогда не будет говорить при дамах. Вопя от страха и боли, негодяй, перепрыгнул через тело приятеля, выскочил в прихожую и тут увидел, поднимающуюся по лестнице фигуру в кроваво-красных одеждах, со странным абрисом головы. Приглядевшись, Джонс увидел, что у фигуры лицо богине Кицунэ́*, точь в точь, как у статуи, что он видел, когда их корабль стоял в Киото. Только спасительный обморок, не дал негодяю сойти с ума. А это была не богиня Кицуне, а актриса Элен Фолкен...
  
   Элен была в костюме лисы, в котором должна была выступать в спектакле по басням Эзопа и по дороге из артистического ателье, заехала к подруге показать оный. С этим костюмом были связаны баталии, рядом с которыми битва при Ватерлоо, кажется мелкой стычкой. Ибо видение костюма Лисы, у режиссера и актрисы, были не только разными, но и прямо противоположными. С точки зрения Элен, Лиса из басни Эзопа, должна быть в шикарном красном платье, минимум за три тысячи гиней. Режиссер же считал, что костюм должен сделать актрису точной копией Лисы и никак иначе. Актриса с трудом позволила себя уговорить на маску и грим Лисы, а Режисер, буквально стоя на коленях, умолял оставить еще хотя бы хвост. Затем наступил консенсус и Элен умчалась на кебе, в ателье на Севил-Роу. И сейчас, при полном параде, она заехала показаться подруге. Когда к ее ногам свалился вопящий громила, актриса не растерялась и добавила мерзавцу по затылку, набалдашником изящной дамской тросточки, вошедшей в моду в этом сезоне и немедленно завладела револьвером, выпавшим из руки негодяя, осмелившегося упасть рядом с Леди, не будучи ей представленным. Когда в подъезд ворвался инспектор Лейстред, опять потерявший свою собаку и потеряно бродивший по улицам, но услышав выстрел сразу вспомнивший о долге, то он увидел двух леди с револьверами в руках, двух поверженных громил и без устали лающего Чарли.
  
   А когда прибыл усиленный наряд полиции, миссис Хадсон уже допросившая Джонсов, и выяснившая почему они к ней ворвались, попросила Лейстреда, обратить внимание на соседнюю квартиру, недавно поменявшую хозяев. Полиция обнаружила там трех подозрительных личностей и банковский сундук, набитый ценными бумагами, украденными из Уондсвортского филиала Меррилл-банка.
   - Но как вы догадались, - изумился инспектор.
  - Это элементарно, - ответила миссис Хадсон. - Сундуки с банковской маркировкой, на почтовых фургонах не возят -.
  
  
   []
  
   Вечером следующего дня вернулись Холмс и Ватсон, и после того, как кебмен, вывалил им все слухи будоражащие Лондон, они очень встревожились и спешили домой. А слухи утверждали, что на квартиру по Бейкер стрит, напала банда пиратов, высадившаяся с пиратской шхуны, прямо на набережную Темзы. Две Леди приняли бой, у каждой из них было по два револьвера и они разбили три дюжины пиратов в пух и прав, половину перебив, а остальных взяв в плен и передав полиции, причем полиция возглавляемая инспектором Лейстредом, захватила пиратскую эскадру и освободила животных, захваченных в Лондонском зоопарке. Причем у пиратов, было изъято, пол миллиона фунтов стерлингов золотом, которые они похитили, ограбив несколько Лондонских банков. А слухи катились, как снежный ком и через неделю, оппозиционный член парламента от Торри, подал запрос Первому Лорду Адмиралтейству, мол почему возможна высадка пиратского десанта в сотни штыков, прямо в центре Лондона, захват банков и зоопарка, и зачем тогда Британии её флот.
  
   Билеты на спектакль "Судьба Эзопа" были распроданы на год вперед, количество посетителей зоопарка, так же зашкаливало, а Лейстред нашел своего Тоби, хотя не на долго...
   Тоби скоро снова пропал. Но это будет уже совсем другая история, про Тарзана, про королей и про капусту.
  
  
  
  
  
   []
  *Кицунэ - сверхъестественное создание из Японии, обычно принимающая облик лисы, что не мешает ей регулярно принимать человеческий облик, по легенде, это обворожительная лиса-искусительница, тем не менее беспощадная, к своим врагам.
   []
  
   []
  
   []
  
  
  
   Тайна театра марионеток
  
  
    []
  
  
   За окнами по прежнему шумел бесконечный Лондонский дождь, по Пел Мел сновали мокрые кебы, а у актрисы Королевского театра Друри-Лейн Элен Фолкен, появилась новая привычка. Кого бы она не играла на сцене, Клеопатру, Манон Леско или Марицу, она все время добавляла к сценическому костюму, бешено элегантную ридикюль. И хотя композиционно, ридикюли подходили к каждому наряду, но вот соответствие данного реквизита времени, вызывало у режиссера легкие сомнения. Один раз он попытался заикнуться, что Клеопатра не могла носить ридикюль, но получил в ответ такой презрительно-ледяной посыл прекрасных зеленых глаз, что решил больше не рисковать.
   Данный предмет туалета, появился у Элен не просто так. Участившиеся последнее время приключения связанные с миссис Хадсон, заставили, как всегда предусмотрительную Элен, принять определенные меры, к усилению мер безопасности. Так как дамские тросточки вышли из моды, а ридикюли вот никогда, Элен приобрела набор из четырех инкрустированных золотом, дамских револьверов Galand Le Novo (ну не Велдог же как у подруги покупать), почему четыре спросит читатель, а по одному в каждую ридикюль. Револьверы соответственно были украшены, рубином, аметистом, изумрудом и сапфиром.
   Когда миссис Хадсон, удивилась покупке оружия, то получила следующий ответ:
  Понимаешь подруга, ты стала прямо как миссис Марпл, которая куда не приедет, как там сразу же происходит убийство. А так как я хочу по прежнему с тобой общаться, то и оружие не помешает. А то вдруг опять пираты какие-нибудь. Тем более этот ужасный случай с сокровищами Дрейка.
   Весь Лондон, уже неделю полнили слухи о найденных в одном из поместий графства Брентвуд сокровищах знаменитого адмирала Дрейка, это было несколько сундуков набитых сокровищами, их повезли в Лондон, но до столицы они не доехали, на дороге остались пустые кареты с обрезанными постромками и перебитая до последнего человека охрана. В городе заговорили о каких то таинственных пиратах, но это были не пираты...
   Накануне Рождественской недели, в театре Элен с огромным успехом прошли выездные спектакли, Парижского театра марионеток, но когда гастроли закончились и гости уехали, в театре стали происходить странные вещи.
   В любом уважающем себя старом театре есть свои призраки, театр Друри-Лейн, не был исключением. Раз в году, осенью, в ночи, сторожа или припозднившиеся актеры, видели тень, самого Виллиама, нашего, Шекспира. Говорили, что Автор Гамлета, ищет актера, который когда то вышел на сцену, в одноименной роли и пьесе абсолютно пьяным и понес такую отсебятину, что во время трагического монолога "To be, or not to be", зал буквально рыдал от смеха.
   Но сейчас , даже во время репетиций, откуда то с колосников слышалось громкое хихиканье, а на верхней галерее, актеры видели даже фигуры марионеток, со сверкающими зелеными глазами. Над сценой начинался огромный, трехэтажный чердак, захламленный за десятки лет так, что превратился в настоящий лабиринт обыскать который самостоятельно, было не реально, плюс его облюбовали театральные кошки. Хозяин театра, мистер Пайквик, был человеком приземленным и считал это все происками конкурентов. Он попросил помощи в Скотланд-Ярде и помощь прислали, в виде молодого субинспектора, который на свою беду был весьма подвержен мистике. Так что, когда, бдительный инспектор, обходя сцену перед репетицией, услышал сверху кошачий мяв, он разрядил в колосники весь барабан своего Веблея, причем настолько удачно, что перебил тросик груза, который не замедлил упасть на данного же инспектора.
   Еще через два дня, во время генеральной репетиции пьесы Мария Стюарт, сверху, прямо на сцену, стала опускаться марионетка величиной почти в человеческий рост. Мария Стюарт выхватила из ридикюля револьвер и всадила марионетке две пули в голову, после чего марионетка унеслась назад на колосники, а когда туда, после понуканий хозяина, наконец, залезли сторож и двое рабочих сцены, то ни марионетки, ни веревок, там и следа не было. Как вы конечно поняли, уважаемые читатели, Марию Стюарт играла Элен Фолкен, и именно она обратилась за помощью, к своей лучшей подруге, миссис Хадсон.
   Холмс и Ватсон, опять были в разъездах и миссис Хадсон с радостью занялась делом, которое она не без причины, считала своим призванием.
   Наборами грима и прочей маскировки из арсенала Холмса, миссис Хадсон владела в совершенстве, визитная карточка, какого то попечительского совета по продвижению морали у неё была из старых запасов, и посему миссис Хадсон превратилась в скучную спесивую леди, в качестве которой и поехала в театр.
   Чепец и вуаль очень удачно завершал ансамбль и в театре её никто не узнал. Швейцар открывающий тяжелую дверь перед важной дамой, был всё-таки театральным швейцаром и поэтому не смог не пошутить. В ответ на вопрос леди, о том, как мол прошел день, он ответил - " Сегодня у нас скучный день миледи, уже полдень, а еще ни разу никто не стрелял".
   Хозяин лично проводил представительницу Попечительского фонда по театру, показал ей свою гордость - театральный буфет, где властвовал бывший повар Персидского шаха Шамиль-хан, отставленный от дворцовой кухни за то, что готовил настолько вкусные пирожки с вишней и самсу, что жены шаха стали излишне полнеть (излишне, даже по восточным понятиям). Да и у остальных обитателей дворца, даже во время заседаний кабинета министров, от доносившегося с кухни запаха самсы, мысли были только о еде. Ну а дальнейшее расследование показало, что нечто, с внешностью марионеток, действительно пребывает в театре.
   Театр этот, и без призраков выделялся оригинальностью, хозяин периодически приглашал весьма известных, а иногда и не стандартных режиссеров и авторов, да и сам грешил сценой во всех ее гитиках. Например сейчас, в спектакле "Антоний и Клеопатра", участвовала лошадь, Клеопатру естественно играла Элен Фолкен и она несколько насторожено относилась к домашним животным большого размера. Но Петербургский граф, военный атташе русского посольства, подарил Элен лакомство, которое для любого коня и особенно из рук такой красивой женщины, по его словам, заменит и родной табун и родную мать. Это была подсоленная горбушка русского ржаного хлеба. Разобравшись с лошадью, Элен решила разобраться и с хозяином театра и привести его очередной стресс...
   На генеральном прогоне спектакля "Антоний и Клеопатра", Элен вышла на сцену в костюме пиратки, причем напрочь отказалась его менять, ибо только таким образом, по ее словам, можно показать трагизм и авантюрность судьбы Клеопатры. Стресс удался на славу.
   Миссис Хадсон, обойдя театр в виде Попечительницы, ускользнула от сопровождения, и что бы проверить кое какие свои мысли, примерила увиденный в костюмерной военный мундир королевы, и верхом на одолженной у Элен лошади проехалась по коридорам театра.
   Актеры привычные уже к костюмам и призракам, просто не обратили на нее особого внимания, лишь некоторые из массовки, с опаской кланялись. Что нельзя было сказать о полисменах и давешнем субинспекторе. Бобби* очумело выпучивали глаза и отдавали честь, а давешний , раненный субинспектор, увидев всадницу, уронив челюсть на пол, даже не заметил рожи марионетки в отдушине под потолком. Миссис Хадсон, сделала для себя очередные выводы, переоделась, вернула лошадь на место и вышла из театра. Стоявший на улице Лейстред, её не узнал и даже не заметил. Он самозабвенно орал на констебля, о том, что его интересует, куда делся Тоби, который опять потерялся, и наверняка где то в этом сумасшедшем театре, а про лошадей-призраков, констебль может рассказывать своей бабушке.
  
   А миссис Хадсон, весьма заинтересовали вентиляционные ниши в коридорах. Раз в них появляются физиономии марионеток, значит они как то туда попадают. Миссис Хадсон, конечно, как истая британка, допускала существование призраков, но благопристойных, в элегантных саванах и начищенных цепях, но ни как ни в вентиляции. Она обошла вокруг театра и увидела наружную вентиляционную отдушину в стене, взрослый человек туда вряд ли мог пролезть, а вот марионетка или скажем подросток вполне. На земле возле стены, миссис Хадсон заметила кстати детские следы и еще кое что. Этим кое чем оказался окурок сигары. Осталось сложить два и два, а это дало один знаменатель - карлики! И тут помочь могли только мальчишки Холмса. Миссис Хадсон, вызвала к себе их старшего - Уиггинса и описала цели и задачи задания. Незаметно наблюдать за наружными вентиляционными отверстиями театра, запоминая все, что там происходит. И когда разведка вернулась, мозаика стала складываться, но не хватало еще несколько фрагментов. И по сему она назначила срочную встречу, с Элен Фолкен, в их любимой кондитерской Maison Bertaux в Сохо.
   Итак на лицо был заговор, осуществляемый бандой карликов, которые переодевшись мальчишками, проникали через вентиляцию в театр. Целью было запугать некую группу посетителей театра, но явно не ко всему привычных актеров. Пока напуганы только полицейские и больше посторонних людей в театре не наблюдается (кроме условно-посторонних зрителей разумеется, но их как раз, марионетки не пугают). И тут Элен выдала новость, которая несколько добавила ясности. Оказывается, тот же антрепренёр, что привозил из Франции театр Марионеток, везет в Лондон антрепризу, "Цезарь и Клеопатра", - и ты представляешь дорогая, их Клеопатру будет играть какая то француженка, и это в моем театре, плюс эти негодяи, везут с собой декорации и какой то дикий механисьен, включающий золотой пьедестал Клеопатры, ценой 20 000 золотых франков. Они его тут соберут, а потом увезут назад в Париж - .
   Эти французы, с презрением сказала Элен. Они всегда все усложняют, а потом проигрывают Ватерлоо. Да и что можно ждать от людей, запивающих лягушатину, плохо перебродившим виноградным соком. Элен, недолюбливала французов вплоть до того, что как то на бале-карнавале в Букингемском дворце, бравый, причем британский генерал, сэр Персиваль, (решивший, что красивые актрисы, должны обожать исключительно французскую кухню), попытался угостить актрису блюдом из лягушачьих лапок, обложенным свежими устрицами, и чуть было не пострадал при этом физически. Его спасла только миссис Хадсон, успевшая перехватить руку Элен, с серебряными щипчиками для устриц. Как сказал, сэр Перси, так страшно ему было, только в юности, под огнем русских пушек, при Балаклаве, и что он никогда не мог и подумать, что серебряные щипчики для устриц, могут быть в женской ручке, не менее опасны, нежели русская казачья шашка. Причем после этого инцидента, генерал стал верным почитателем таланта актрисы и не пропускал ни одного её спектакля.
  
   Миссис Хадсон прервала подругу жестом и тихо сказала: - "В театре устраивается шум и балаган, что бы окружающие к этому привыкли, потом в театр завозят громоздкое оборудование, его собирают, разбирают и потом его увозят. А не затем ли, что бы под шумок что-нибудь вывезти из Англии ?".
   Посмотрев друг на друга, подруги одновременно воскликнули - " Дрейк".
  Официант, которому послышалось слово "дринк", немедленно принес двум леди по рюмке шерри, за что был вознагражден двумя же благосклонными улыбками и рефреном - "Как кстати!"
  
  - "Ну что же, все сходится" - сказала миссис Хадсон, - "Заезжая труппа, разбирает свои декорации, после призраков-марионеток, на мелкие странности никто не обратит внимания, тут как раз и спрячут сокровища, в этот ваш трон Клеопатры. Ну что же, надо действовать. Лейстреда беспокоить пока не будем, а то поднимет шум и суету и все испортит, я лучше пока озадачу своих мальчишек, что бы присмотрели за гостями и карликами".- И показав на недавно тут установленный новомодный телефонный аппарат, миссис Хадсон продолжила - " Элен, надо звонить генералу Перси, ибо без Королевской армии, нам не обойтись"...
  
   И вот прибыла французская труппа, отгремела премьера, Клеопатра со свитой, стала собираться назад на Сену и наконец настал решающий момент... Мальчишки доложили, что повозки из порта отправились за декорациями, а карлики снова полезли в театр.
   Миссис Хадсон, немедленно отправила телефонограммы инспектору Лейстреду и генералу Перси, все были наготове, но у военных, как всегда были проблемы. Генерал отправил взвод гвардейской пехоты с приказом перекрыть входы в театр, но по уставу Британской армии, командиру взвода, на месте, кто то должен отдать приказ, причем имеющий право, этот приказ отдавать. На что, миссис Хадсон задумавшись на минутку, ответила, что это как раз не вопрос.
   Инспектор Лейстред, в свою очередь, попросил, что бы в районе Трона Клеопатры кто-нибудь, отвлек бы внимание злодеев, от затаившихся вокруг констеблей. Вообще то инспектор сильно нервничал, потому что, каждый раз, когда он проходил по служебным коридорам театра из вентиляционных окошек на него периодически пялились зеленые глаза марионеток. Надо сказать, что карлики тут были не причём, это уже вовсю забавлялись мальчишки Холмса. Они нашли в вентиляционных ходах дюжину марионеток ну и не пропадать же добру. И надо сказать, что Элен и миссис Хадсон, одобрительно отнеслись к этой инициативе, и сами что то задумали. А теперь вернемся к операции.
  
   Эти два вопроса, что ей задали инспектор и Сэр Перси, миссис Хадсон, решила четко и эффективно, характерно для себя. Первым делом она расположила недалеко от трона Клеопатры, Элен в костюме пирата, (ибо Элен настояла именно на этом костюме для себя, ввиду того, что в сверхзадаче, красной нитью проходит тема адмирала Дрейка) и Элен фланировала в коридоре не далеко от вентиляционной ниши, делая вид что репетирует в пол голоса фрагменты из партий и ожидала нужного момента, который естественно наступил.
   Мальчишка появился из вентиляционной отдушины, как чертик из табакерки, и доложил миссис Хадсон, что карлики находятся тут рядом, за стеной, в секретной комнате, где навалены какие то сундуки, и из их разговоров, мальчик узнал, что скоро должны подойти несколько громил, которые войдут в театр под видом грузчиков и помогут прятать ящики в троне. Миссис Хадсон поблагодарила разведчика и отправила его к инспектору Лейстрейду, дабы он был наготове и пошла в костюмерную переодеваться, для финального штриха этой операции...
   Театральная костюмерная любого театра, а особенно старого, это микрокосм. Там можно найти одежду на любой вкус и размер, ну и женский верховой парадный генеральский мундир, как уже было сказано выше, тоже не был проблемой. Только лошадь миссис Хадсон, взяла на этот раз белую, ну не комильфо серьезной Леди, дважды, в одном костюме, появляться в обществе на одной и той же лошади. Облачившись в мундир и элегантно расположившись в дамском седле, миссис Хадсон проехала мимо уронивших челюсти полицейских и инспектора Лейстреда и тут со стороны Тронной залы, раздалось знаменитое верхнее ля Элен Фолкен и сразу же по коридору рассыпался дробный стук чьих-то быстрых шагов, из за угла высыпала гурьба, то ли из пяти, то ли из семи карликов, во главе с декоратором из французской труппы, но увидя инспектора с полисменами и Британскую королеву на белой лошади, карлики бросились назад, дабы сбежать через главный выход, но когда спасение уже было так близко, от огромного мозаичного панно изображавшего парусник, отделилась мрачная фигура в пиратском костюме и рявкнула демоническим голосом: "Где мои сокровища !", это был новый актер театра, Джорж Редклифф (Имя Джорж Редклифф было псевдоним, до театра его звали лейтенант д` Арно, он служил в морской пехоте в Африке, потом женился и после медового месяца, внезапно завербовался на каперский корабль*, потом попал в Британию и сейчас, с удовольствием согласился сыграть в данной детективной интермедии, роль не кого-нибудь, но призрака знаменитого Дрейка... )
   Голосом, которым он обычно вызывал на сцену Маэстро, Джордж ввел маленьких мерзавцев и их большого главаря в окончательный ступор и они свалились прямо в объятия полисменов.
   А на площади перед театром, разворачивалась следующая мизансцена. С одной стороны на площадь вошел взвод гвардейской пехоты, построился и застыл в ожидании команды. С другой въехали и остановились фургоны с громилами. А из грузовых ворот театра, выехала всадница в красном мундире и на белом коне, это была, как вы догадались миссис Хадсон.
   Подняв левую руку, указывая место правого фланга, она скомандовала настоящим командным голосом (Чему только не научишься в джунглях):
  
  " Взвооод. В две шеренги становись! Оружие товсь! Первая шеренга с колена, вторая стоя... Заряжааай! На прицел !"
  
   Генеральский мундир, вкупе с командным голосом, произвели нужное впечатление. Солдаты четко выполнили команду, и взяли на прицел фургоны. А миссис Хадсон, вытащив из за раззолоченного обшлага белый кружевной платочек, подняла его над головой, будто бы готовясь дать команду - Огонь!
   Громилам ничего не оставалось, как покинуть фургоны и сдаться. А к театру, теперь подъезжали вереницы тюремных фургонов, куда радостный Лестрейд, упаковывал членов банды.
   Инспектор последний раз бдительным взором, оглядел вестибюль театра и вышел на улицу, спускаясь по лестнице, он обернулся и увидел дверном застекленном проеме, лицо марионетки грустно смотревшей в след инспектору, огромными зелеными глазами, инспектор резко ускорил шаг и чуть не сверзился с лестницы, и так и не увидел, как прислонившие марионетку к окну миссис Хадсон и Элен, умирали со смеху.
  
  
   ПРИМЕЧАНИЯ
  
  КА́ПЕР - Частное морское судно, во время войны нападавшее на суда неприятеля с ведома или разрешения своего правительства, согласно специального патента. Иногда мало отличались от пиратов.
  БОБИ - Лондонский полисмен
    [] []  [] []  [] []  [] []  []
  
   Круиз с орхидеями
  
    []
  Было обычное Лондонское утро, но войти в двери квартиры, находящейся по адресу Бейкер стрит 19-35, хотел явно, не совсем обычный человек. Это проистекало из его действий... Он стучал набалдашником трости в дверь, энергично звонил в дверной звонок и плюс к этому орал, что сейчас кого то убьет. Миссис Хадсон, была в своем любимом кимоно и посему, когда она открыла двери, ее любимый Велдог, был надежно укрыт в широком рукаве.
   Перед ней предстал невзрачный человечек, впрочем хорошо одетый, который приподняв цилиндр, вежливо поинтересовался, не знаменитый ли сыщик Шерлок Холмс стоит перед ним...
   Миссис Хадсон не стала стрелять сразу, ибо была дамой вдумчивой и решила сначала разобраться в этих идиомах.
  - "А я что очень похожа на мужчину?" - не предвещающим ничего хорошего тоном , спросила она.
  - "Ну что вы мэм"- произнес мужчина, хитро улыбнувшись -"Ведь всем прекрасно известно, что настоящий сыщик, это дама, проживающая в этом доме, а Холмс это просто ее помощник"-
   Убедившись, что перед ней джентльмен и плюс весьма не глупый, миссис Хадсон вернула курок в нейтральное положение и пригласила, третьего баронета Фуллхауса (так он представился), в дом.
   Извинившись за свое несколько бурное появление, баронет рассказал о сути своего дела... У него есть невеста, ну вернее она еще об этом не знает, но наверняка примет его предложение, ибо он уже купил кольцо с желтым бриллиантом и вообще человек положительный и солидный. Но тут на его светлом горизонте, появился некий негодяй и мерзавец. Почему негодяй, а потому что он приехал из Австралии, и фамилия у него Стоунбридж, значит потомственный каторжник с каменоломен (Стоунбридж, кто не знает, переводится, как каменный мост). Короче этот мерзавец вился вокруг Мэри, которой он будто бы привез письмо от подруги из Сиднея и тут Мэри внезапно исчезла, не оставив даже письма (записка где она просила тетушку не волноваться и что она поехала на свадьбу к подруге в Эдинбург, ничего естественно не говорит). И Фуллхаус, сразу понял, что каторжник похитил Мэри. В полиции, его конечно не подняли на смех, но отнеслись не серьезно и он вспомнив о гениальной Миссис с Бейкер стрит, ринулся за помощью именно к ней.
   После того, как баронет, выложил на кофейный столик, пол тысячи гиней, на предварительные расходы и обещал еще тысячу, после нахождения похищенной невесты, миссис Хадсон решила взяться за дело, тем более, что у нее была мысль, подарить Холмсу на Рождество, скрипку итальянского мастера.
  
   Итак, сначала надо познакомимся с тетушкой, решила миссис Хадсон...
   Тетушка оказалась милой простушкой, которая все время явно лгала. Она лгала, что Мери уехала одна и явно лгала, что Стоунбридж куда то уехал, еще неделю назад. Особенно она сильно настаивала на том, что подруга Мэри, родом именно из Эдинбурга, но миссис Хадсон, как опытный психолог, прокачала тетушку на косвенных вопросах и когда она перечисляла портовые города, то при слове Ливерпуль, у тетушки в глазах что то мигнуло. И у миссис Хадсон сложилось два окончательных вывода, первое - Мэри уехала в Ливерпуль, второе - тетушка явно то ли замешана, то ли в курсе похищения.
   У Элен Фолкен, была поклонница, являющаяся женой крупного чиновника Ллойда, так что списки пассажиров на пассажирские парохоы, отходивший в ближайшие дни не стали большой проблемой. И был один корабль, на котором в списках пассажиров, было аж три Мэри, и через 32 часа он должен был отплыть из Бристоля, куда прибывал из Ливерпуля . Это была "Принцесса Виктория", шикарный пароход, предоставлявший быстро входящие в моду, круизные услуги. Там были только Первый класс и Люкс. Цены на круиз зашкаливали и начинались от двухсот гиней. Ну что же, клиент выделил на расходы достаточную сумму, так что, в Бристоль господа, в Бристоль!
   Миссис Хадсон, прибыла на "Принцессу" в образе строгой дамы из Попечительского совета, но это не мешало ей наслаждаться комфортом, а комфорт там был, вплоть до свежих цветов, периодически появлявшихся в каютах, да и назвать каютами, те апартаменты где "ютились" пассажиры, не поворачивался язык. У миссис Хадсон, не было точного описания похитителя, ибо тетушка темнила, а под описание жениха, подходила только помесь Квазимодо и Орангутанга с Борнео. Но зато у миссис Хадсон, был дагеротипия* Мери, переданная ей безутешным женихом.
   Изначальные поиски, среди не такого уж большого общества к успеху, увы не привели, тем более, что часть пассажиров не выходила из кают ни к обеду, ни к ужину. Миссис Хадсон, допускала, что Мери держат в каюте одурманенной, либо психологически обезволенной, и она стала искать среди мужчин потенциального похитителя, а среди кают наиболее подозрительную, на тему содержания пленницы. Мужчин нашлось сразу двое. Один просто привлекал к себе внимание, ибо выделялся одеждой, которую постоянно менял и некоторым вызывающим поведением, он представлялся всем , как Алекс, граф Леверлин, но уже после вечернего чая, сыщица знала, что на самом деле, это кронпринц Баден-Бадена, а когда она увидела, что за ним охотится Натали Таксбилдер, известная светская аферистка и особенно тогда, когда во время бала-карнавала, граф Алекс, одетый в костюм тореадора, вручил ей розу, она полностью вычеркнула его из списка подозреваемых, тем более, что проходя мимо его каюты, заметила, как в нее прошмыгнула смазливая горничная. Миссис Хадсон, даже сделала доброе дело...
   Заметив, что эта авантюристка Натали, о которой она много чего знала из картотеки Холмса, отирается недалеко от каюты Алекса, сыщица подошла к ней и мило улыбнувшись сказала, что корабль судя по всему зайдет в Алжир, а Алжирский бей будет очень рад, вновь встретить баронессу Шеффильд, некогда обокравшую его на добрую сотню тысяч франков, так что милочка, если ты не хочешь сгнить в подвалах полиции бея, а потом очутиться в самом дешевом борделе в трущобах, то что бы возле Алекса, я тебя больше никогда не видела, грозно добавила она. После этого Натали, вела себя тише воды, ниже травы, и на какое-то время, просто пропала из вида.
   Но вот еще один подозрительный мужчина, становился все подозрительнее и подозрительнее. Это был князь Дмитрий из России, который по слухам был чиновником Министерства двора и курировал Императорские театры. Но его тигриная походка и два Смит-Вессона, просматривавшихся под элегантным сюртуком, наводили на определенные подозрения. И в добавок, князь Дмитрий, периодически заходил в одну из кают Люкс, которую постоянно охраняли снаружи, двое угрюмых типов. Миссис Хадсон несколько раз, пыталась, хотя бы краешком глаза заглянуть в таинственную каюту, но все было тщетно, зато она заметила, что князь тоже стал к ней приглядываться.
   И тут на пароходе произошло чрезвычайное событие. В своей каюте, была найдена мертвой Натали Таксбилдер. Следов насилия на теле не было, но лицо было искажено ужасом и болью. Прислуга обнаружившая тело утром, доложила, что иллюминаторы были открыты настежь и что в каюте чувствовался легкий запах корицы и больше ничего странного, замечено не было.
  Граф Леверлин (Он же Крон-принц Баден-Баденский), заявил, что должен спасти хоть кого то из женщин и заперся в каюте с тремя горничными и запасами старых коньяков и ликеров, которые он лично проверял на предмет ядов, дабы не пострадали милые дамы.
   Миссис Хадсон, размышляла об этом грустном происшествии за ланчем, сидя за одиночным столиком, в самом углу ресторанного зала. И тут ее мысли прервал мужской баритон: "Вы разрешите присесть Миледи ? Мы же с вами уже представлены друг-другу."
   Перед столиком, стоял князь Дмитрий, он немного напряженно улыбался, но был спокоен и явной угрозы от него не исходило. Получив разрешение, он сел и сделав небольшую паузу спросил:
  - "Миледи, а почему вы так интересуетесь вторым Люксом ?" и добавил - "Эту вилку вы вертите в руках просто так, или что бы воткнуть мне в глаз ?" -
  - " Нет" - жизнерадостно ответила миссис Хадсон - " Если воткнуть ее вам в глаз, то вы будете бегать и орать, привлекая этим ненужное внимание. В таких случаях надо бить в горло. А вот два Русских Смитта-Вессона, вам не очень мешают под сюртуком ?"-
  -"Не больше чем вам, ваш Велдог в сумочке" - улыбнувшись ответил князь. B визави взаимоуважительно раскланялись.
  
   Из дальнейшего разговора выяснилось, что князь Дмитрий, помимо министерства двора, не чужд службам "имеющим отношение" и охраняет одного из Великих Князей Российского престола, путешествующего инкогнито на "Принцессе" в той самой охраняемой каюте. Он пребывал там вместе с тайной пассией, о чем никто не знал кроме охраны, ибо этот роман был секретом, даже для Санкт-Петербургского высшего света, и это при обнародовании, стало бы весьма громким адюльтер-скандалом. А накануне рокового дня, на подносе с завтраком, Великий Князь обнаружил записку от Натали, в которой его в полночь, приглашали в ее каюту, для "знакомства с ее коллекцией орхидей", кстати ее каюта, была ими буквально заставлена. Накануне как раз подходил почтовый пакебот*, доставивший свежую прессу и свежие цветы, входившие в обязательный антураж всех апартаментов "Принцессы", а для каюты Натали был заказан цветочный ансамбль "Дикая орхидея".
   Великий Князь естественно никуда не пошел, получив вдобавок эль скандаль от пассии, ну а кончилось все, отнюдь не случайной смертью несчастной Натали. То есть князь был уверен, что покушение было не на Натали, а на ее гостя. Но каким образом убили Таксбилдер ?
  -"Это элементарно"-, ответила миссис Хадсон, -"Орхидеи и запах корицы, это в ряде случаев означает смерть. Если в горшки с определёнными сортами орхидей, добавить настой корицы, то ночью, в течении двух-трех часов, цветы будут выделять смертельный яд. Так что остается выяснить , кто принес ядовитые цветы в каюту и кто добавил в них коричный отвар. А на мой счет князь, можете не беспокоится, я не интересуюсь вашим подопечным, я ищу похищенную девушку"- и протянула князю Дмитрию дагеротипию Мери. Князь вгляделся в изображение и улыбнувшись сказал:
  -"Эту юную леди никто не похищал. Она проводит свадебное путешествие со своим мужем, мистером Стоунбриджем, в апартаментах для новобрачных, которые они не покидают, по надеюсь понятным для вас причинам. Их брак заключил капитан и я был свидетелем. А вот что вы скажете по этому поводу...
   Князь Дмитрий достал из кармана сюртука, сложенный кружевной платочек.
  -"Этот платок я обнаружил в каюте убитой и один матрос видел, как под утро в каюту миссис Таксбилдер входила горничная, самая обычная горничная, единственное, она слегка покашливала и держала у лица платок "-
  -"С этим матросом можно поговорить"- спросила миссис Хадсон
  -"Нет, он исчез"- хмуро ответил Князь.
  А миссис Хадсон, развернула платок, и достав увеличительное стекло, стала его весьма внимательно исследовать, а потом возвратив его Князю сказала:
  - "Убийца, это субтильный мужчина с рыжими усами"-
  -"Но как ?!" - вскричал князь Дмитрий.
  -"Это элементарно князь. Хорошо изобразить горничную, мог только мужчина субтильного сложения, ведь согласитесь, горничных с атлетической фигурой типа вашей, не бывает. Горничная закрывала свое лицо платком, значит она что то хотела скрыть. А на платке я обнаружила несколько коротких, рыжих и отнюдь не женских волосков... Значит это были усы"
   Князь, еще более посерьезнел, поблагодарил даму за интересную информацию и щелкнув каблуками, быстро удалился.
   А "Принцесса" полным ходом шла в Лондон, на корабле было введено особое положение, из состава команды была сформирована корабельная полиция, были ограничены передвижения пассажиров по судну, но никаких таинственных событий, более не происходило.
  
   А в это время в Лондоне, к особняку примы Королевского театра Друри-Лейн, Элен Фолкен, подкатил кеб, из него вылезли два джентльмена, один остался у кеба и стал настороженно поводить глазами, а второй постучал причудливым бронзовым дверным молотком, соответственно в дверь.
   Элен Фолкен была не в духе. В Лондоне гастролировал Русский Музыкальный театр из Москвы и давал он балет "Тарзан", про английского лорда одичавшего в джунглях и ставшего вождем обезьян. Балет был на музыку, известнейшего русского композитора Вольдемара Качесофф. Из за этой премьеры, громкая премьера ее театра, стала менее громкой, а ведь это была музыкальная комедия Робин-Гуд, в новейшей трактовке гениального либреттиста Льва Джакоба. Среди персонажей не было Брата Тука, (дабы не лить воду на мельницу клерикалов), но зато была королева, которую естественно играла Элен. Элен даже согласилась, что бы Робин Гуда, играл актер Джорж Редклифф, ибо во втором действии, согласно замысла Льва Джакоба, Робин Гуда, казнили в Тауэре по личному приказу королевы.
   Прибывший джентльмен, оказался не больше, не меньше, как послом Российской Империи в Британии. Он сказал, что у него для мисс Элен, очень важное сообщение от ее подруги Миссис Хадсон, полученное голубиной почтой, но он просит извинение за просьбу, сохранить его инкогнито, после чего вручил записку и откланялся.
   В записке излагалось следующее... На корабле "Принцесса Виктория", совершены два убийства и убийца все еще находится там, корабль идет в Лондон, надо что бы его встретил инспектор Лейстред, но ждал сигнала, а сигнал должна подать Элен, в тот момент когда все пассажиры выйдут на причал и соберутся перед таможенным барьером, он должна громко позвать мистера Морриса.
   Итак "Принцесса Виктория" прибыла в Лондон. У причала уже толпились встречающие, среди которых выделялась Вдовствующая Курфюрстина Баден-Бадена, со свитой дам, причем все они строго поблескивали лорнетами, еще в этой толпе, выделялись странного вида то ли моряки торгового флота, то ли рыбаки. Они были в одинаковых бушлатах, зюйдвестках и в констебльских брюках и ботинках. Все это было естественно, гениальным изобретением Лейстреда, мол так никто не догадается что это полицейские. С корабля стали спускаться пассажиры и группироваться в таможенной загородке, куда не допускались встречающие, и тут наступила вторая часть Мармезонского балета...
   Прямо к ограде подкатил шикарный экипаж с гербами, оттуда вышла Элен в умопомрачительном придворном охотничьем костюме, в руках она держала элегантный мушкетон и особенно слышным в наступившей тишине, мелодичным голосом, произнесла заданную фразу: "Мистер Моррис, я кажется к вам обращаюсь ? Вы что меня не узнаете?", после чего гладко выбритый субтильный мужчина, выпучил на Элен изумленные глаза и побагровел. Вокруг него сразу сомкнулись трое джентльменов, с незапоминающимися лицами, не допускающих иных толкований, кроме принадлежности к князю Дмитрию, туда же ринулись рыбаки-констебли, и началась потасовка, впрочем, длилась она не долго. Элен, не терпящая беспорядок, выпалила в воздух из мушкетона. Это было точкой в данной истории.
  
   Все это был психологический ход, придуманный миссис Хадсон, после того, как из Русского посольства, голубиной почтой была доставлена информация о том, что фамилия агента Австрийской разведки действующего в Британии и отвечающего заданным параметрам - Моррис. Миссис Хадсон утверждала и князь Дмитрий с ней согласился, что нервный мужчина, а нервничать шпион будет обязательно, безусловно, на подсознательном уровне, среагирует на обращение красивой, эффектной женщины, роль которой, Элен и играть то особо не пришлось. А остальное было делом техники.
   Когда шум и гам улеглись и убийцу увез инспектор Лейстрейд, выяснилось, что граф Леверлин, кронпринц Алекс Баден-Баденский, так и не сошел с парохода. Вдовствующая Курфюрстина ринулась вверх по трапу, свита неслась за ней. Когда она, во главе с компаньонками, сверкая лорнетами, в сильном волнении вошла в апартаменты Кронпринца, то они были встречены веселым возгласом: "О-о-оооо, девушки, заходите и снимайте очки. Ликеры и коньяки я уже проверил, они не отравлены".
  
   В Лондоне, опять кипели слухи, об очередной высадке пиратов на набережной Темзы и об отважной актрисе Элен Фолкен, которая в одиночку, с одним ружьем, отбила пиратский десант. По этому поводу, в Палате Лордов, выступил с запросом один Лорд, лет двадцать не проявлявший гражданской активности. Он предложил ввиду не дееспособности руководства Скотленд-Ярда, назначить туда начальником отважную леди. Старичок искренне считал, что Миссис Хадсон и Элен, это одно и тоже лицо.
  
   А миссис Хадсон, вернула баронету Фуллхаусу остатки аванса и доложила о выполнении задания. Баронет обрадовался, что Мэри не похищена и глубоко огорчился, что Мэри избрала другого. Но он настоял, на получении миссис Хадсон полной суммы оплаты, так как задание по розыску, она выполнила полностью. Позднее, он женился на тетушке Мэри.
  
   А приключения связанные с "Принцессой Викторией", для миссис Хадсон на этом не закончились. Указом Императора Всероссийского Александра III, за известные, но не поименованные заслуги перед Империй, ей был пожалован титул Княгини, а рескриптом Императора Германии Вильгельма I, Княгиня Марта Хадсон, за мужество проявленное при спасении Кронпринца, по представлению Вдовствующей Курфюрстины, пожалована чином почетного ротмистра, лейб-гвардии гусарского Баден-Баденского полка, с правом ношения мундира.
  
   Разрешите на этом закончить, серию историй о деяниях Великолепной Миссис Хадсон, почему-то упущенных из виду, Эдгаром Райсом Берроузом и Сэром Артуром Игнейшусом Конан Дойлом.
  
  
   Примечания
  
  
  * Дагеротипия - это первый технически разработанный и получивший распространение способ фотографии. Придуман французским изобретателем Жозефом Нисефором Ньепсом ок. 1822 года Назван он по имени разработчика - французского художника Луи Жака Манде Дагера . В 1839 году после многолетней серии опытов Дагер представил процесс получения дагеротипа членам Французской академии наук.
  
  * Пакебот - (нем. от Pack тюк, и Boot)  [] [] [] [] [] [] []
   Миссис Хадси Великие сыщики
  
   []
   По просьбам читателей и персонажей "Приключений миссис Хадсон", написал еще один сборник сиквелов "Тарзана". Учитывая то, что я где то еще и фантаст, ввожу в сюжет элементы "Альтернативной истории", т.е. в Лондоне времен Холмса, по воле Автора появляются знаменитые сыщики будущего: Пуаро, Мегре, майор Пронин, Джесика Флетчер, патер Браун, Эраст Фандорин, Перри Мейсон и Ниро Вульф. Но Миссис Хадсон и Элен Фолокен безусловно не растеряются, тем более, что они опять обновили свой гардероб. Итак новая серия историй, о деяниях Великолепной Миссис Хадсон, почему-то упущенных из виду, Эдгаром Райсом Берроузом, Сэром Артуром Игнейшусом Конан Дойлом и Львом Яковлевым. Да возвестят в Багдаде и Чихачевке !
  
   Кот Патрик, Против Ниро Вульфа
   []
  
   []
  
  В это утро, известный дом, по Бейкер Стрит 221б, посетил неожиданный гость. Это был профессор Портер, внезапно нагрянувший в Лондон. Холмс опять был в отъезде и миссис Хадсон принимала гостя в одиночестве. Старые друзья пили чай и делились новостями. Профессор с грустью рассказал, что сын Тарзана Джек сбежал в джунгли и они с Джейн его ищут. Но профессор тут совсем по другому делу... "Вы наверное уже слышали миледи, что в Британской библиотеке, украли фолиант Уильяма Оккама, украли накануне традиционного торжества тайного студенческого сообщества "Черные лебеди", куда входят отпрыски наиболее титулованных семейств Британии, учащиеся в Оксфорде. По традиции, раз в год, студенты "похищали" эту книгу из читального зала библиотеки. То есть младшие неофиты заказывали фолиант в читальный зал, там подменяли его кулинарной книгой, а Оккама (в сопровождении младшего библиотекаря естественно) препровождали в Оксфорд, где он торжественно лежал на специальном пюпитре, на все время посвящения, после чего торжественно и "тайно", возвращался в библиотеку. И вот когда, в очередной раз студенты пришли похищать книгу, оказалось, что ее уже похитили. То есть буквально перед их приездом, неизвестные, выдав себя за них, вывезли книгу из библиотеки, причем уехавший с ними младший библиотекарь пропал без вести. Холмс, как мне известно, возвращается через несколько дней, но сейчас в Лондоне находится этот известный обжора из Северо-Американских Соединенных Штатов, считающий себя великим сыщиком - Ниро Вульф. Скотланд-Ярд, естественно опозорится и есть вариант, что он обратится именно к Ниро Вульфу, так как после последних ваших блестящих дел, Лейстред сделает все, что бы к вам не обратиться. Так что, надо что то сделать, дабы бы Вульф не выходил из гостиницы, пока вы не раскроете это дело, или хотя бы до приезда Холмса"-. После небольшой паузы, миссис Хадсон, спросила: -"Профессор, а почему вы так невзлюбили этого североамериканца?"- Профессор Портер замялся, но выдал некую смутную информацию, что на обеде Клуба Кулинаров в Новом Амстердаме, он перепутал лососину с семгой и получил за это, буквально публичный выговор, от этого "большого" кулинара. И посему не хочет, что бы Вульф, унизил в добавок и его друзей, или друзей его друзей, ибо в Лондоне есть только два великих сыщика, это миссис Хадсон и Шерлок Холмс. А типы, которые осмеливаются давать советы профессору Портеру, о том, как надо пользоваться столовыми приборами, пусть остаются в Колониях и играют в прятки с быками*. Миссис Хадсон еле сдержала улыбку, но выказала желание помочь профессору, в восстановлении справедливости. И сразу приступила к делу, спросив, какие слабости есть у Ниро Вульфа. На что профессор лаконично, но четко перечислил следующее: мнительность, боязнь инфекций, паталогическая страсть к орхидеям и кулинарии, до дрожи боится красивых женщин, моментальная капитуляция, перед любым голодным существом.
   []
   Как только профессор ушел, она телефонировала своей подруге Элен Фолкен и назначила срочную встречу, в их любимой чайной. Элен обожала розыгрыши и выслушав параметры предмета розыгрыша, сразу же предложила исполнителей (включая себя разумеется). Во первых, это был любимый кот ее тетушки, хитрое, зажравшееся и абсолютно беспринципное существо, причем обладающее огромным обаянием. Патрик (так звали кота), не смотря на более чем сытый вид, в течении нескольких минут, мог выклянчить, последний кусок ростбифа, у умирающего от голода дистрофика. Во вторых, у них в театре, отбывала в данный момент трудовую повинность, группа студентов с факультета Искусств King's College London. Они были присланы на практику, с условием, что сложнее подсобников при рабочих сцены, использовать их не рекомендуется. О провинности, за которую их наказали таким образом, студиозусы, умалчивали. Студенты естественно с восторгом приняли предложение поучаствовать в розыгрыше. В третьих, к группе заговорщиков с радостью присоединился и куратор ссыльных студентов от театра, которым был, Джорж Редклифф (бывший лейтенант д`Арно). Итак, цели определены, задачи поставлены, за работу Леди и Джентльмены ! Но был нужен реквизит, а так как предложение было явно театрализованным, то театральная костюмерная была именно той самой пещерой Гаруна Аль Рашида. Авторитет Элен в театре был непререкаем, так что костюмеры выдали все без звука: Костюм доктора из драмы "Степная легенда", костюм медсестры из мюзикла "Веселый Париж", костюм джентльмена из оперы "Влюбленный синоптик" и несколько докторских костюмов, из трагедии "Лондонская чума". Первый удар нанес кот Патрик. Как только Вульф приступил к обеду, и на стол подали куропаток, тушеных в сливках, как в столовую вползло умирающее от голода существо, с трогательным взглядом голубых глаз. Ниро Вульф не выдержал и приступил к кормлению несчастного животного, но счастье Патрика длилось не долго. В столовую вошел инспектор Королевского санитарно-эпидемиологического надзора Снайпс (лейтенант д`Арно) и увидев кота, поднял тревогу. Это был второй удар. По словам инспектора, этот кот сбежал из вивария, куда был заключен, по подозрению в заболевании "Тропическим хинным лишаем", основным симптомом которого у людей, является периодический горьковатый привкус во рту. У Ниро Вульфа, как у каждого нормального мнительного человека, данный привкус проявился во рту немедленно, немедленно же появилась медицинская бригада, в составе санитаров эпидемиологов, в костюмах средневековых борцов с чумой и это был третий удар, ибо существа в черной коже и масках с огромными стеклянными глазами и угрожающими клювами, смотрелись более, чем инфернально. И четвертым ударом, было появление медицинской бригады, в составе миссис Хадсон, в элегантном докторском халате, с угрожающе выглядевшей системой, из стойки таинственно позвякивающей прозрачными колбами и тонкими шлангами увенчанными иголками, и Элен Фалкон, в не по Викториански легкомысленном костюме медсестры из французского мюзикла. Ниро Вульф, окончательно потерял душевное равновесие и когда пришли посланники Скотланд-Ярда, он наотрез отказался куда либо с ними идти, ибо находится в карантине, по поводу "Тропического хинного лишая". Медики ко времени визита полиции, благополучно испарились, а абсолютно обожравшегося кота, который под шумок добрался до блюда с куропатками, которых приговорил всех вместе с соусом, унес на руках д` Арно. Но на этом история не закончилась. Элен, вогнавшая студентов своим костюмом и внешностью, буквально в восторженную до заикания кому, прокачала их по поводу тайных студенческих обществ и студенты рассказали о постоянном соперничестве этих обществ и что, книгу видимо умыкнули представители, какого либо другого Оксфордского факультета и скорее всего юридического, из общества "Красные орлы", которое смертельно враждует с "Лебедями". И книгу они вернут не позднее, чем сегодня, ибо тогда по закону это нельзя будет считать кражей. А библиотекарь, скорее всего, мирно спит в каким-нибудь кабачке, накаченный дармовым виски. Миссис Хадсон, немедленно связалась по телефону с инспектором Лейстредом, которого как раз с начальником Скотланд-Ярда вызывали на ковер к министру, который лично к ним заявился и когда шеф попытался перевести стрелки на инспектора, Лейстред, скучающим тоном, доложил информацию полученную от миссис Хадсон (не сообщив естественно источника), и в ответ на обвинения министра, почему мол не доложил сразу, ответил, что ждет когда найдут библиотекаря, как главное доказательство (приказ об этом он естественно уже отдал, пообещав премию в пять фунтов, нашедшему пропавшего книгоношу). И через час, два констебля, привезли абсолютно невменяемого библиотекаря, с пропавшей книгой под жилетом. А Ниро Вульф, еще долго радовался, что не заразился ужасной болезнью и сожалел, что так больше и не увидел очаровательных медичек. Но куропаток, он больше не готовил никогда. * В одном из рассказов, Ниро Вульф, убегая от быка, забрался на огромный камень
   []
  
   Фиаско Пуаро
  
   []
  
  
   В Аскотской роще, было сыровато, ибо, не смотря на июнь, моросил мелкий дождь. Но Элен Фолкен, героически продолжала прогулку со своим пекинесом Чарли. Она и её лучшая подруга миссис Хадсон, гостили в доме Лорда Брисби, президента Клуба "Дерби", вернее они гостили у его супруги. На ипподроме "Ascot Racecourse", как раз в конце июня, должны проходить скачки "Royal Ascot" и весь Свет и Бомонд, были тут. Внезапно Чарли заворчал, а потом звонко залаял. Между деревьев, на тропинке Элен увидела, странного человечка с чемоданом. Человечек приподнял котелок и представился, как Эркюль Пуаро.
   []
  
   -" Простите за мой вид, мадемуазель, но автомобиль на котором я ехал с вокзала сломался, я заблудился и мои бедные ноги совсем промокли"- он сказал это с таким трагизмом, что Чарли сочувственно тявкнул, а человечек продолжил.
   -" Меня ждут в доме Лорда Брисби, я туда приглашён по одному важному делу "-
   Элен успокоила Пуаро, сказав, что он уже почти пришел и им по дороге, после чего сопроводила на виллу Лорда, попытавшись по дороге выяснить у знаменитого детектива, что за дела у него к Лорду, на что Пуаро ответил уклончиво, на свою беду дав понять, что по его мнению, прелестная Леди все равно ничего не поймет.
   Элен бросилась к миссис Хадсон, подруги знали, что маленький бельгиец приезжает, только туда, где есть какая то серьезная тайна и тайну эту, надо было выяснить. Миссис Хадсон, тоже попыталась разговорить бельгийца, но тоже получила снисходительный отлуп, и это было главной ошибкой Пуаро. А подруги начали действовать...
   Самым информированным человеком в доме, была естественно Леди Брисби, к ней они и пошли. Разговор начался с того, какой всё-таки идиот племянник Джорж, который пошел учится играть на волынке в дальний угол сада и довел до обморока садовника, следующей темой было - какой душка полковник Пиккеринг, потом беседа плавно перетекла на будущее Дерби и наконец забрезжила интрига. В Клубе Дерби, был так сказать клуб в клубе, где в узком кругу делали большие ставки и заключали пари на солидные суммы, действительно большие и действительно солидные.
   В VIP зоне ипподрома, была клубная зала, где перед забегом, собирались джентльмены, обсуждали предстоящий забег и заключали всевозможные пари. За четверть часа до начала забега, те кто желал сделать ставки, выходили в коридор, проходили специальную кассовую залу, где для членов Клуба и оформляли ставки, как по забегам, так и по пари.
   Так вот... два молодых джентльмена, из солидных семей, но не являющихся первыми наследниками, по три раза, хотя и по очереди, выиграли солидные суммы, поставив на лошадь, пришедшую последней.
   Общаться, перед ставкой они ни с кем не могли, но видимо, каким то образом, получали информацию о проигравших лошадях, причем каждый раз проигрывали лошади разных жокеев, неожиданно сбиваясь с хода и временно теряя ориентацию. А ветеринары разводили руками, ибо никаких патологий в организмах этих лошадей не обнаруживали. Лорд не хотел раздувать шум вокруг Клуба и посему пригласил Пуаро, для конфиденциального расследования. Миссис Хадсон заявила, что тоже хочет принять участие в расследование и при возможности утереть нос этому маленькому французу. Ибо та снисходительность, с которой он смотрел на нее и Элен, несколько раздражало. Леди Брисби, с радостью поддержала новую интригу, тем более, что маленький бельгиец по ее мнению, недостаточно восхищался ее внешностью и ее же коллекцией ложечек, для пориджа, так что подлежит банниции*. И три леди, срочно отправились на ипподром. Миссис Хадсон тщательно осмотрела клубную и кассовые залы, отдельно и тщательно коридор и сделала для себя кое какие выводы.
   []
  
   Своим штабом, дамы выбрали ресторан Duke of Edinburgh. Первым делом, нужно было обзавестись агентурой, и тут помогла леди Брисби. Пол года назад, она заподозрила Лорда в интрижках с официантками из Клубного ресторана и завела себе в качестве информатора, помощницу кастелянши, девицу с лицом Валлийской* простушки, но на самом деле весьма не глупую. Она за неделю, вывела Лорда на чистую воду, леди Брисби, это обошлось в несколько гиней, а лорду Брисби в бриллиантовое ожерелье. Клара, так ее звали, с радостью согласилась подзаработать, в принципе ни чем себя не утруждая. Она ответила на все вопросы миссис Хадсон, плюс познакомила ее с местным лидером помощников жокеев. Эта компания шустрых мальчишек, знающих о скачках и жокеях абсолютно все, была задействована с максимальной отдачей. Они чем то были похожи на Лондонских мальчишек Холмса, но были по жёстче что ли, так деревенский кот, подчас, отличается от городского.
   На третий день, в ресторане появился Пуаро, он раскланялся с дамами и был милостиво приглашен за стол. На вопрос, как идет расследование, он сделал смущенно-многозначительный вид и отделался общими фразами. Но Элен не могла такое спустить и ослепительно улыбнувшись, заявила, что уже давно поняла, почему лошади сходят с дистанции и уже отправила телеграмму в Скотланд-Ярд. Пуаро, явно волнуясь, осторожно стал выяснять, а в чем же решение загадки, на что Элен гордо ответила: "Лошадей пугают, специально дрессированными собаками, которые напугав лошадь, сразу же убегают прятаться". Пуаро, чуть не поперхнулся чаем и быстренько попрощавшись удалился, периодически оглядываясь. Троица Леди, еле дотерпели, пока за бельгийским сыщиком не закрылась входная дверь, что бы отсмеяться в сласть.
   А миссис Хадсон, продолжала действовать и еще через день, во время чая в усадьбе Брисби, заявила обществу, что раскрыла дело. Она положила на стол запечатанный конверт и сказала, что распечатает его, после того, как выслушает версию Пуаро.
   Пуаро был явно смущен и расстроен, он пробормотал, что его маленькие серенькие клеточки сработали только по ряду пунктов. Что молодые повесы без аферы вряд ли смогли бы сорвать такой выигрыш, и что скорее всего, в корм лошадям что то могли добавить, причем неизвестное науке, но что и как он не знает. И про передачу информации по забегам, он ничего толкового, придумать не смог.
   []
  
   И наступил час триумфа миссис Хадсон...
   "Простите Пуаро, но ведь это же элементарно. Получить информацию от стороннего лица, молодые негодяи, могут только в коридоре по дороге к кассам"
   "Но в коридоре же никого не было, кроме группы джентльменов идущих в кассы" - возмущенно ответил Пуаро.
   "Не было никого, но было что !
   "Какое что ?" - заволновался Пуаро
   "А вы разве не знакомы с такой наукой, как нумерология?"
   "Нет" - потерянно сказал Пуаро
   "А ведь в нумерологии есть и цветовой раздел, а в коридоре стоят в вазах букеты цветов которые постоянно меняют, причем эти букеты разных цветов" - мило улыбнулась миссис Элен
   "А цветы меняет горничная, кавалер который работает в конюшнях" - добила бельгийца миссис Хадсон и раскрыла перед восхищенными присутствующими, всю фабулу аферы...
   Первыми, принесли интересную информацию мальчишки-помощники жокеев. Они уже давно обратили внимание, что старшина фуражной команды Мервин, смурной тип, явно не любивший красавцев-скакунов, стал тайком подкармливать их сахаром. А когда один из мальчишек, тайком спер у Мервина, в день прошлого забега, кусочек сахара и откусил от него, то сразу же выплюнул, сахар отдавал мятой и еще чем то приторным. И весь день после этого мальчишка ходил вялый и сонный.
   А Клара со своей стороны выяснила, что горничная отвечающая за замену цветов в коридоре, была пассией Мервина. Вот так замкнулся круг.
   На Пуаро было жалко смотреть, его переиграли женщины, причем англичанки. Но это был еще не конец, его унижений...
   Лорд Брисби встал во весь свой прекрасный рост и сказал, что немедленно отдаст указание, о исключении из клуба, двух этих молодых негодяев, позорящих имя джентльменов. Но его прервала Элен.
   -"Милорд, а зачем спешить. Вы сами говорили, что с каждым разом они делали все большие ставки и я подозреваю, что это не всегда их деньги. И они не должны не понимать, что продолжать аферу до бесконечности, опасно. Так что я уверена, завтра, они сделают беспрецедентные ставки и я хочу, хотя бы они хотя бы частично погасили расходы, кассе Клуба и Ипподрома".
   Лорд Брисби поклонился Элен и изобразил аплодисменты, к которым присоединился, абсолютно убитый Пуаро.
   В день Больших скачек "Royal Ascot", в Клубе "Дерби" появилась новая горничная (Элен не смогла отказать себе, в этой роли). Она дождалась, пока соучастница аферистов Энн, поменяет два букета в ряду огромных ваз, это были букеты желтых и красных роз, что согласно правил цветочной нумерологии, означало цифру 31, то есть именно лошадь под этим номером, должна была сегодня полакомиться кусочком зловредного сахара, который вкупе с мятой и еще какой то гадостью, давал недолгий, но мощный сонный эффект. Элен дождавшись, когда коварную Энн уведут два мрачных типа, в ливреях Клуба, элегантно поменяла желтый и красный букеты местами с другими и цифра, которую через четверть часа определили для себя как призовую, два молодых, но уже прожжённых денди, была уже совсем не 31.
   []
  
   В этот день на "Ascot Racecourse" была сенсация, третий баронет Рейдинг и второй виконт Баун, спустили на бегах по 15000 фунтов. Во избежание скандала, их родственники погасили неправедно выигранные ранее суммы, а молодых повес отправили от греха подальше в Индию, офицер-кадетами*, в дальние гарнизоны в Кашмире. Для перевоспитания в спартанской обстановке, ну и что бы до них не добрались кредиторы, чьи деньги они проиграли.
   В этот же день были арестованы их соучастники на ипподроме. А Пуаро перед отъездом, вручил миссис Хадсон два огромных букета, из красных и желтых роз.
  
   []
  
  
  ПРИМЕЧАНИЯ
  
   *Валийка - уроженица Уэльса
   * Банниция - Так называлось в древнем праве лишение государственных преступников некоторых прав. Банниция бывала временная или вечная. Первая служила наказанием за сопротивление властям и грабеж, человека, подвергшегося такой банниции, держали в тюрьме до тех пор, пока он не удовлетворит требования истца. Вечная банниция, или лишение всех прав, как правило обозначала Высшую меру.
   *Нумерологическая таблица цветов:
   Красный 1 А И С Ъ
   Оранжевый 2 Б Й Т Ы
   Желтый 3 В К У Э
   Зеленый 4 Г Л Ф Ю
   Голубой 5 Д М Х Я
   Синий 6 Е Н Ц
   Фиолетовый 7 Ё О Ч
   Розовый 8 Ж П Ш
   Золотой 9 З Р Щ
   *Офицер-кадет - младший офицерский чин в Британской армии, до Первой Мировой войны
  
  Патер Браун и птицы  []
  
  
   Отец Браун прогуливался по своему обычному маршруту, между Кафедральным собором и городским садом. Он уже три месяца жил в этом курортном городке, куда приехал с циклом лекций, по приглашению местной Духовной академии. Был не сезон, и туристов практически не было, но после приезда сюда русского Великого князя со свитой и части Лондонского светского общества, потянувшегося за ним, в городке стало излишне шумно. Вот и сейчас, из гостиницы, который целиком занимал приезжий светский бомонд, доносился шум, явно переходящий уровень бытового.
   Пожав плечами, патер направился в собор, где его должен был ждать приезжий епископ. Но в соборе, тоже не было покоя. У служителей Храма были обеспокоенные и виноватые лица. Патера Брауна встретил сам Епископ и поведал, что пропал его старинный наперсный крест. Пастырь, разоблачившись после службы, вышел в ванную комнату умыться и вернувшись в спальню обнаружил пропажу, апартаменты были заперты изнутри и находились на третьем этаже.
   Патер Браун, понял, что сегодня будет не до теологических споров и решил зайти в полюбившееся ему кафе, там готовили прекрасный кофе по Венски и подавали чудесное Венское печение. В кафе было людно и все обсуждали скандал в гостинице, где обитал Великий князь Владимир. Там пропало кольцо с бриллиантом и сапфирами, принадлежавшее племяннице вельможи. Апартаменты находились на третьем этаже, у дверей и снаружи и изнутри постоянно была охрана, прислуга допускалась только своя, привезенная из Санкт-Петербурга. Так что флер тайны, тут присутствовал.
   Это кафе посещали зажиточные и уважаемые горожане, и они знали о дедуктивном таланте Патера и конечно на него посыпались вопросы. Патер, по своей обычной методике, попытался представить себя на месте преступника и сопоставив все данные, глубокомысленно задумался и выдал следующее резюме. Крест и кольцо украл подросток, стройного телосложения, ловкий, и жильцы города, явно привыкли видеть на улицах и посему он стал для них почти незаметным. Посетители кафе оживились и стали выкрикивать одно и то же слово - Цыгане ! Находившийся в кафе констебль, в учтивых выражениях поблагодарил патера Брауна, заодно сообщив ему, что уже неделю, как в окрестностях расположился цыганский табор и цыганята, стали уже вполне привычным зрелищем на улицах города и в сопровождении шумящих старожилов вышел на улицу.
   []
  
   А патер Браун, обратил внимание на двух весьма элегантных и явно столичных леди, сидевших за чайным столиком. Они смотрели на патера, с явно ироническими улыбками. Это были миссис Хадсон и Элен. Их пригласил в этот город, старый знакомый, по истории на пароходе "Принцесса Виктория", князь Дмитрий, который ныне щеголял в мундире полковника Третьего отделения. Со спасительницами своего кузена, захотел познакомится Великий князь Владимир, который отсутствовал в Петербурге, во время прошлого туда визита миссис Хадсон. И их приезд, оказался более чем кстати, ибо у племянницы Великого князя, похитили кольцо, являющееся подарком её жениха, герцога Брауншвейгского, к которому она должна была отправится прямо из Британии. Княжна, заявила, что если кольцо не найдут, то она разорвет помолвку и уедет в Африку с Тарзаном и Джейн, искать их сына. Это уж будет повеселее, унылых торжеств в маленьком германском королевстве. Короче, характер у Княжны был боевой. Так что знаменитую сыщицу, срочно просила о помощи августейшая особа.
   Миссис Хадсон, сразу же начала анализировать ситуацию. Цыганская версия патера Брауна, естественно была бредовой, хотя бы потому, что на темно-серой стене Собора и уж тем более, светло-бежевой стене гостиницы, фигурка цыганенка в ярком тряпье, была бы видна, как тропическая бабочка, в тарелке пориджа сваренного на молоке.
   Очень напрягал тот факт, что кражи в городке (а были похищены и еще несколько драгоценных предметов), начались после появления в окрестностях табора, так что дело обещало быть интересным и кое какие мысли на эту тему, у миссис Хадсон уже были...
   Подруги и князь Дмитрий вышли из кафе и увидели толпу местных пейзан, возглавляемую констеблем. Бобби тащил за руку бурно сопротивлявшегося цыганенка, рядом шел патер Браун с задумчивым видом. Когда шествие поравнялось с ними, миссис Хадсон, жестом, остановив Бобби, задала ему вопрос:
   - "Констебль, а по какому поводу, вы ограничиваете свободу этого юного джентльмена ? Он что пойман с поличным или есть свидетели его преступных деяний?" -
   -"Никак нет Мэм. Он просто признан подозрительным"-
   -"Это еще не повод, для ареста невинного ребенка"- добавила Элен, а князь Дмитрий хищно подобрался и взглядом пластуна выцеливающего врага, посмотрел на Бобби.
   А миссис Хадсон продолжала" -"Давайте мы возьмем этого юношу на поруки, а если он понадобится правосудию, то вы всегда найдете его у нас"-
   Подошедший патер Браун, так же присоединился к предложению Леди.
   Уводя мальчишку, миссис Хадсон тихо сказала патеру: -"Цыгане тут безусловно как то замешаны, но я уверена, что это не в юрисдикции Британского суда"-
   И ушла, оставив Брауна в глубокой задумчивости.
   Мальчика привели в гостиницу, умыли, накормили, предупредили что убегать, это сделать только себе хуже, ибо местное население сразу сдаст его в полицию, а там кормить пирожными не будут. И началась, говоря ученым языком, выемка информации.
   Как выяснилось, после расположения табора на его нынешнем месте дислокации, там тоже произошли пропажи золотых украшений, до которых, как известно, цыгане большие охотники.
   Через несколько дней пропажи прекратились, и параллельно с этим из рощи исчезла часть птиц, ранее там обитавших. Услышав это, миссис Хадсон и Элен многозначительно переглянулись.
   Тут пришедший лакей, доложил что к ним гости из табора, его вожак-барон и мать мальчишки. Их успокоили, впустили в гостиницу, дали пообщаться с мальчиком, а миссис Хадсон имела долгий разговор с Бароном, а Элен провела переговоры с одной из горничных отеля, причем в процессе беседы, был слышан звон монет.
   А на другой день по городу, молниеносно пронеслись слухи, о том, что кражи совершили дрессированные обезьяны, сбежавшие из гастролирующего тут недавно цирка. В городе началась тихая паника, так как совсем недавно вышел в свет рассказ мистера Алана Эдгара По - "Убийство на улице Морг", об обезьяне убице. Патер Браун, полностью согласился с данной версией, которая в принципе почти совпадала с его изначальными выводами и принимал поздравления. Хотя его несколько напрягало то, что каждый раз, когда ему встречались где либо, две столичных Леди, они явно пытались сдерживать смех, что им далеко не всегда удавалось.
   Так что ввиду всех этих новостей, на усилено шмыгающих по городу цыганят, уже никто не обращал внимания.
   А еще через день, грянула еще одна сенсация... В городском парке, было обнаружено сорочье гнездо, в котором были найдены все пропажи последних дней и в первую очередь крест епископа, и кольцо княжны.
   []
  
   Позднее миссис Хадсон, рассказала, что именно рассказ мальчика о птицах, привел нить её размышлений, к сорокам, которые, так любят блестящие вещи. Ну а дрессированных обезьян, как отвлекающий маневр от цыганят ищущих сорочьи гнезда, придумала Элен. Кстати еще несколько месяцев, у местных школяров было в моде, сделав себе самодельные костюмы обезьян, пугать поздним вечером мирных горожан, спрыгивая рядом с ними с деревьев или с заборов.
   А Великий князь, пригласил миссис Хадсон и Элен, посетить Москву и Петербург. Во время визита в Новодевичий монастырь, миссис Хадсон заметила в толпе, симпатичного чистильщика обуви, но почему то с револьвером. Она осторожно спросила у князя Дмитрия, а мол кто это, террорист Народоволец или сотрудник охраны. На что князь сообщил, что это сотрудник его департамента, ротмистр Б., гений маскировки и агентурной работы. Может прикинутся, кем угодно, бывал даже снеговиком и деревом. А однажды спас Анну Каренину, прострелив машинисту паровоза руку. Двум великим Львам, пришлось после этого, переписывать главу и либретто.
   [] []
   Княжна по секрету рассказала Миссис Хадсон, что после встречи с женихом, уже совсем точно решила уехать в Африку к Тарзану и Джейн, и уже купила себе такой же набор ридикюлей и револьверов , как у Элен.
   А патер Браун, после этой истории, стал хуже относиться к птицам.
  
   Мегре в Лувре
    []
  
  
   В Париже гремела премьера Лондонского Королевского театра Друри-Лейн, "Безвинно обиженные", по пьесе Русского автора, с непроизносимой фамилией. Как писала газета "Фигаро", это была драма такого большого трагедийного накала, что в окрестностях театра, поднялись цены на носовые платки. В главной роли рюсс-боярыни мадемуазель Крьючьининой, блистала Эллен Фолкен.
    []
   Пораженный ее игрой, находившийся в Париже Негус Магриба, посетил все спектакли. А Парижская публика ломилась на спектакль, прослышав, что в вестибюль театра въезжает настоящий паровоз и фанатки нового романа ля рюс графа Толстого, заключали пари по поводу, сколько зрительниц, в припадке трагического романтизма бросится под этот паровоз. К счастью на премьере присутствовал ротмистр Русского Императорского Жандармского Корпуса Б. , а ему было не привыкать спасать Ань Карениных, был некий прецедент в Санкт-Петербурге.
    []
  
   Миссис Хадсон, так же присутствовала в Париже, дабы полюбоваться выступлением подруги и как всегда Судьба подкинула очередной извив одного из своих маршрутов...
   Великий Негус Магриба Хаттаб ин Шон, по традиции, решил разбить походный шатер в Jardin de l'Infante - Саду принцессы, что возле Лувра, на набережной Тюрильи. По традиции же, батарея французской Национальной гвардии, дала четыре залпа, которые грянули, как только Негус вошел в свой шатер, ровно в 10-00 утра по Гринвичу (с этими залпами, была вот какая история... Негус был позарез нужен Французскому правительству, уж больно там был удобный порт для французских броненосцев и нефтью ощутимо попахивало, и Французский МИД, буквально сдувал с магрибцев пушинки, и когда Министерство Двора Его Величества, представило правила этикета пребывания Высочайшей особы в Париже, куда входила установка шатра под артиллерийский салют, МИД Франции на это согласился, тем более установка ожидалась только одна), правда тут немного перестарались бравые военные, начальник Парижского гарнизона генерал Галифе, выделил батарею из шести орудий большого калибра, после залпа которых кое где в окрестностях вылетели стекла. Негус был в восторге, генерал кстати тоже.
   А вот когда после залпов, в зал новинок Лувра вошли служители, а за ними и первые посетители, то разгорелся гигантский скандал...
   Выставленная там неизвестная копия картины художника Аппиани, "Генерал Дезе, в Египте, читает приказ генерала Бонапарта, двум египтянам" пропала, причем, не просто пропала, а подменена другой картиной, но в точно такой же рамке. Это был сюжет Иеронима Босха из серии "Сад земных наслаждений". Причем рамка эта была достаточно массивная и со специальными коваными кронштейнами для крепления к стене, коими и была, жестко к оной стене, закреплена, согласно прилагаемой инструкции.
   Присланные по срочному приказу министра, специалисты-искусствоведы, вместо того, что бы помогать следствию, сцепились в споре на тему, подлинник это Босха или копия, и судя потому, что начались личные оскорбления, спор похоже вот-вот мог перейти в потасовку.
   Все это весьма раздражало комиссара Мегре и не на йоту не продвигало расследование. Но наконец стали возвращаться инспекторы, отправленные с заданиями. Жордан и Кастан опросили служителей и выяснили, что вчера, все присутствующие в зале, обратили внимание на двух эффектных британских аристократок, в умопомрачительных шикарных нарядах, которые весьма долго стояли у пропавшего портрета, бурно его обсуждая. А Торренс, привел специалиста по реставрации рам и багетов, шустрого старичка, благоухающего хорошим коньяком. Он сразу сообщил, что это профессиональный запах, так как некоторые детали рам, надо вымачивать только в старом коньяке иначе пропадет дух эпохи. И вот эта рама, от этой самой картины, практически является той же самой, что у пропавшей. Там даже одна и также царапина на обратной стороне. Но тут беседе помешал усилившийся шум со стороны искусствоведов, судя по тому, что они начали лягаться ногами, дискуссия перешла в жизнеутверждающий финал. Короче дело, становилось все непонятнее.
   Ну что же, подумал Мегре, по крайней мере, есть две и свидетельницы, и комиссар направился в дом маркизы де Пуатье, где как доложил Жордан, остановились эти две Леди.
   Миссис Хадсон и Элен, благосклонно приняли комиссара, рассказали, что в картине их заинтересовала схожесть генерала с одним русским актером, и то, что ничего подозрительного, они в залах не увидели, и единственное, что выходило за обыденность, так это то, что они чуть не испугались, когда выйдя на улицу, они буквально рядом с собой услышали гром пушек.
   Подруги, уже знали о скандале в Лувре (новости в Париже, расходятся быстрее ветра и не с помощью новомодных телефонных аппаратов, а благодаря вездесущим парижским субреткам-служанкам). Милым Леди, было достаточно легко прокачать и раскрутить Мегре, на выдачу всей информации о деле с картиной и когда комиссар удалился, забыв на столике инструкцию по креплению картины, миссис Хадсон быстро пробежав ее, заявила, что обязана раскрыть это дело и кое какие мысли у нее на эту тему уже есть...
   Через пару часов, миссис Хадсон уже была в библиотеке Французской академии, и с головой погрузилась в старые фолианты. И на другой день, в тихом читальном зале, раздался задорный возглас - Эврика !
   Следующий шаг был за Элен. Когда к ней очень вовремя, заявился придворный министр Негуса и в изящных выражениях сообщил, что восхищенный талантом прекрасной Леди Негус Магриба, желает знать, нет ли у нее какого-нибудь сокровенного желания, то Элен мило улыбнувшись ответила: - "О Да! Я хотела бы поприсутствовать при таком же артиллерийском залпе, который был на днях на набережной Тюильри".
   Так что Негус приказал срочно передвинуть шатер в парке на двадцать туазов, о чем министр двора предупредил французские власти. В МИД, иронично пожал плечами, и приняли к сведению, а генерал Галифе, пригнал уже, аж восемь пушек. Ну а миссис Хадсон, попросила комиссара Мегре, встретится с ней в момент пертурбаций шатра, в зале Лувра, около таинственной картины, где со времен таинственного исчезновения, круглые сутки кишели охранники и сотрудники Лувра, а так же, искусствоведы в штатском и в форме (то есть инспектора Мегре в партикулярном и искусствоведы в сюртуках).
    []
  
   Туда же подошла и Элен, попросившая служителя передать Негусу, что хочет послушать орудийную пальбу из здания. И вот залп грянул, задребезжали стекла, хлопнув, разбилась не закрытая форточка. И у всех присутствующих, смотрящих в это время на картину, на лицах нарисовалось изумление. С тихим скрипом и позвякиванием, холст с Босхом, уехал куда то вбок и на его месте, снова появилась картина "Генерал Дезе, в Египте, читает приказ генерала Бонапарта, двум египтянам".
   Позднее, на приеме, на набережной Офевр, миссис Хадсон рассказала о построенной ей логической цепочке расследования...
   "Это же элементарно комиссар. Когда я прочитала в инструкции о том, что кронштейны, надо несколько раз повернуть, причем одновременно, я сразу поняла, что этим путем, заводится какой то механизм. Потом я вспомнила, что Холмс рассказывал о серии секретных шкатулок Борджиа, с секретными механизмами, подменяющими их различные фрагменты. Ну, а после этого осталось поработать в библиотеке Академии, где я и нашла упоминание об этой раме, из этой же серии, созданной по приказу одного из Борджиа, дабы свести с ума какого то неугодного им, то ли вельможу, то ли кардинала, который жил в местности, где часто бывали сильные грозы.
   И под общие аплодисменты, миссис Хадсон удалилась.
    [] []
  
   Перед отъездом из Парижа, в апартаменты Миссис Хадсон и Элен, доставили подарок от Негуса - Коллекцию восточных нарядов.
   Мегре после этого случая, повадился ходить в библиоттеку.
   А роковую картину с секретом, украли из Лувра через месяц, но это будет совсем другая история.
  
   Убийство на ранчо
    []
  
  
  
  
   Джессика Флетчер, была сегодня с утра несколько рассеяна, так как провела бессонную ночь и никак не могла сосредоточится на сюжете новой книги. Ранчо лорда Грейстока, оказалось вовсе не похожим, на обитель лорда - отшельника, удалившегося от Света. Лорд Грейсток, поссорился с Домом Виндзоров, из за того, что его жене, театральной актрисе Одри, на которой он женился после ухода Джейн к Тарзану, не прислали персонального приглашения на Королевский прием в Букингемском дворце, куда лорда приглашали традиционно. Пользуясь привилегией Первого графа Роудстона, лорд объявил Рокош королю, признал Республику Техас и по этому поводу стал почетным и полноправным гражданином штата Одинокой звезды. Лорд, будучи ярым лошадником, купил под Далласом большое ранчо с огромным конским поголовьем, и предался всевозможным развлечениям, типа конкурсов родео и выведению новых пород лошадей. Сейчас как раз начиналось очередное родео, вкупе с аукционом и дом был набит гостями со всего Мира. А по ночам гостям не давало спать вездесущее конское ржание. Так что просьбу леди Грейсток, (с которой она познакомилась на приеме у губернатора, которая и пригласила ее на ранчо), встретить её друзей из Британии, Джессика приняла с радостью, в сопровождающие ей навязали помощника шерифа Генри Смоллета, молчаливого и скучного брюнета.
   На вокзале Далласа, она безошибочно выделила из пассажиров Первого класса, двух элегантных дам, одетых по последней Европейской моде. Британок, почему то развеселили слова Джессики о том, что она писательница, автор детективов. Разместившись в просторном и уютном салоне Ройса, дамы всю дорогу предавались приятной беседе, но на ранчо их ждал сюрприз...
    []
  
   Один из гостей, известный завсегдатай родео и ярый любитель заключать денежные пари на результат, Зебадия Джоунс, был убит у себя в комнате и как шепнула дамам горничная, убит вязальной спицей...
   Джессика, сразу же захотела принять участие в расследовании, она сказала новым знакомым, что не чужда сыска, чем опять вызвала у них приступ веселья.
   Шериф Барт, с уважением отнесся к гостье хозяев, тем более, что он был поклонником ее литературного творчества. Он согласился показать им место преступления, тем более, что коронер еще не приехал. Мистер Джоунс, встретил свой последний час, развалившись в кресле, где он любил подремать после обеда, но судя по искаженному ужасом лицу, перед смертью, его разбудили.
   Джессика деловито осмотрев убитого, уверенно сказала, что он действительно убит вязальной спицей, и следовательно убийца женщина, так что надо искать наследницу, и что это почти стопроцентный вариант. Миссис Хадсон, сказала на это, что женщина-убийца должна быть атлетически сложена, ибо для того, дабы нанести такой удар старинной медной спицей, причем прямо в сердце, нужно обладать недюжинной силой, да и судя по углу удара, она должна быть под шесть футов.
   Шериф посмотрел на миссис Хадсон с уважением и сказал, что даст приказ помощникам, присмотреться к похожим на этот портрет женщинам. Миссис Хадсон и Элен обменялись улыбками и вздохнули.
    []
  
   Когда подруги вышли из малой гостиной, миссис Хадсон сказала Элен: "А ты заметила на руке у убитого родимое пятно в форме морской звезды. В монографии Холмса об особых приметах, я читала, что такого рода пятна наследственные и часто имеются у близких родственников. Чувствую, что это пятно еще всплывет где либо" ( и интуиция, ее не обманула).
   На следующий день точно такой же спицей был убит еще один гость ранчо Грейсток, а вернее гостья, миссис Сьюзен Баннел. Её нашли в шезлонге на террасе, со спицей в глазу, с такой же спицей как и в прошлом случае и с таким же родимым пятном на руке. Шериф запретил гостям и вообще кому либо покидать ранчо и стал искать третьего обладателя родимого пятна в виде Морской звезды. Джессика Флетчер была уверена, что это и есть убийца. Ведь при обыске в комнатах убитых, из найденных там документов было выяснено, что на самом деле, они брат и сестра и на найденных в альбоме покойной детских фотографиях, рядом с Зебадией и Сьюзен (Баннел она была по покойному мужу), был второй мальчик, не похожий на них, но с таким же родимым пятном, а родом они, как выяснилось, были из Небраски.
   Шериф Барт послал запрос в полицию Небраски и в агентство Пинкертона, и его сотрудники, стали усилено искать неизвестного с татуировкой. А миссис Хадсон, с разрешения шерифа, так же получившая доступ к документам, попросила Шерифа выяснить по своим каналам, кем был в армии Юга, некий Роберт Эдвард Джоунс.
   Ну и конечно, миссис Хадсон, начала применять свой дедуктивный метод, почерпнутый Холмса, и естественно развитый далее. Она, тщательно опросив слуг, изучила излюбленные маршруты жертв неизвестного убийцы и весьма в этом преуспела. Она первым делом, буквально по минутам просчитала передвижения по ранчо, несчастной миссис Баннел и выяснила, кое что, очень важное для следствия...
    []
  
   За чаем, который происходил в узком кругу (Лорд, Миледи, Миссис Хадсон, Элен и Шериф), шериф жаловался, что поиски человека с родинкой зашли в тупик и служат источником, всевозможных неприятных инцидентов. То родерос, избили работника с ранчо, увидев у него родинку на щеке, то жена одного из гостей, ударила кофейником помощника шерифа, который попросил ее снять перчатки (дама была весьма объемных габаритов и юноша, вспомнив слова миссис Хадсон, про атлетическую даму, решил попытать счастья).
   Миссис Хадсон, внезапно спросила шерифа, а почему он ищет именно родимое пятно? И в ответ заинтересованно-недоуменные взгляды соседей по столу, продолжила - "А не умнее ли будет искать, место, где это пятно могло быть раньше ?"
   Джессика восхищенно взвизгнула и сказала, что под подозрение попадают все однорукие. На что Элен не выдержала и сказала, что одноногие, тоже весьма подозрительны. А когда Джессика, изумленно спросила, а как же родинка могла переместиться с руки на ногу, Элен мило улыбнувшись, ответила: "Видимо сползла".
   А когда общество отсмеялось, шериф извинившись, передал миссис Хадсон, телеграмму пришедшую из Арлингтонского военного архива. Прочитав ее, миссис Хадсон воскликнула: "Дорогие друзья, мне все ясно. Наконец имеется мотив, и теперь найти убийцу будет достаточно просто". И в ответ на посыпавшиеся на нее вопросы, ответила любимой фразой - "Это элементарно" и далее продолжила - "Когда я обнаружила в апартаментах обоих жертв, следы тщательного, но аккуратного обыска, то поняла, что это не месть, а нечто большее. Убийца искал нечто настолько для себя ценное, что не остановился перед двумя убийствами. А это могут быть только деньги, либо права на какое либо солидное наследство. Во время осмотра документов покойной миссис Баннел, я обнаружила дагерротип с портретом военного чиновника армии Южан, подписанную именем - Роберт Эдвард Джоунс. И вот сейчас, благодаря любезности шерифа Барта и его дядюшки, архивариуса, я выяснила, что майор Джоунс, был главным военным казначеем, штаба кавалерии генерала Ли и умер он в этом городе, где ожидал решения Военного суда, ведущего следствие о пропавшем денежном ящике, с золотой частью сумм, выделенных на ремонт конского состава*, означенная сумма, составляла по сегодняшнему золотому номиналу, минимум сто тысяч долларов. Так что убийца искал некий документ, ведущий к этим сокровищам, но не нашел, а вот я его нашла".
   В ответ на целый хор возгласов - "Но как ?". Миссис Хадсон естественно ответила - "Это элементарно!"
   И поведала, что исследовав маршруты моционов миссис Баннел, он выяснила место в парке, где она в каждую прогулку, останавливалась минимум три раза, любуясь одной и той же клумбой, украшенной статуей Амура, ну а обнаружить там тайник, уже было делом техники. Этот документ сейчас у нее, а завтра приедут два агента Пинкертона и чиновник Министерства Юстиции, которым она и передаст этот документ. И она очень просит присутствующих, леди и джентльменов, пока не афишировать эти факты...
   С таким же успехом, можно было просить муху не жужжать. Хозяйка дома, две служанки и дворецкий, по большому секрету, поделились этой новостью, с близкими знакомыми и уже через час, это новость стала секретом Полишинеля.
   А в полночь, все обитатели главного здания ранчо, были разбужены выстрелами и криками.
   Убийца сделал свой очередной ход, но с миссис Хадсон ему было не совладать. Он проник в окно ее комнаты и подкравшись к постели, направил в сторону спящей мисс внезапно появившийся в левой руке нож, но тут вспыхнул свет и негодяй увидел, что угрожает ножом муляжу человеческой фигуры, сделанному из одеял. А Лорд Грейсток и шериф Барт, уже навели на него свои револьверы. Лицо убийцы было замотано черным платком, но шериф с изумлением узнал в нем одного из своих помощников, Генри Смоллета, молчаливого черноволосого и черноусого человека, который устроился на службу буквально месяц назад, но успевший проявить себя только с хорошей стороны.
   Шериф потребовал от Смоллета бросить нож, но тот угрожающе выставил клинок перед собой и тогда Лорд Грейсток выстрелил, но пуля выбила из руки убийцы сноп искр и с визгом рикошетировала в стену, кисть его левой руки была механическим стальным протезом, искусно обтянутым кожей.
    []
  
   На допросе Смоллет подтвердил, что действительно искал документы о кладе, но месть тоже присутствовала.
   Он, Зебадия и Сьюзен были сиротами и в доме дяди были нелюбимыми приживалами, но старая кормилица выделяла Генри и тайком его баловала. Брат и сестра не любили Генри и подстроили в доме кражу, в которой обвинили его. Генри сбежал из дома, мотался по Свету, воевал в Мексике, где потерял руку. И все время его мучала одна собственная ошибка, кормилица рассказала ему тайну семьи, о кладе из золотых монет и показала записную книжку, в которой были зашифрованы координаты клада, а простоватый Генри рассказал об этом брату и сестре, и это погубило старую кормилицу. Они пытками заставили ее отдать им книжку с планом и задушили старушку подушкой, инспирировав естественную смерть. Но Генри узнав о смерти кормилицы сразу все понял и найдя убийц, нанес удар возмездия именно спицами, такими же какими старушка любила вязать. Вот так закончилась эта история.
   А про найденные ей документы, миссис Хадсон присочинила, что бы выманить убийцу. Клад и бумаги так и не нашли. Генри Смоллет бежал этой же ночью и больше о нем никогда не слышали. А Джессика написала новую книгу "Убийство на ранчо", где главной героиней была естественно она сама, блестяще разоблачившая однорукого убийцу.
  
   *Ремонт конского состава - заготовка, пополнение и замена элементов конского состава, в вооружённых силах, при убыли лошадей по различным причинам.
  
   Обезьянье Дело Статского Советника
  
    []
  
   Миссис Хадсон и Элен, по приглашению Великой Княгини, прибыли в Санкт-Петербург, на премьеру Мариинки, причем прибыли на Левиафане, самом большом корабле XIX века. []
   Подруги были одеты в супермодные костюмы для прогулок, чем вызвали полный фурор, и офицеры, во главе с капитаном, с удовольствием и гордостью показывали Лондонским дамам достопримечательности огромного корабля, и им было чем гордится. Гигант длинной 211 метров, водоизмещением 32 000 тонн, при строительстве которого было использовано 3 миллиона заклепок и больше 30 тысяч железных листов корпуса массой 300 кг каждый. Судно имело на борту четыре тысячи пассажиров, пол тысячи членов команды и обслуги*. И тысячи тонн грузов. На корабле были свой скотный двор и куриная ферма.
  
    []
  
  
   После одной из прогулок по палубе, Элен задумалась было, но потом встряхнув головой, сказала, что этого просто не может быть, ибо сходство просто поразительно. По ее словам, она мельком видела морского офицера, как две капли воды, похожего на одного русского артиста балета, но этого просто не может быть.
  
    []
  
  
   Огромный корабль, встал на рейде со стороны Васильевского острова, а пассажиров и грузы, доставлялись на берег на лихтерах, ибо причала для такого гиганта, не было даже в столице Империи.
   Отыграла наконец долгожданная премьера балета "Недоросль", прошла неделя визитов к знакомым и просто в светские салоны, но тут в столице грянула еще одна сенсация. Из Зоопарка, было украдено несколько обезьян, привезенных пару месяцев назад, в подарок от Французской академии наук. Скандал был грандиозный, ибо как раз на этих обезьян, собрались Великие князья с чадами и домочадцами, и тут такой афронт. Расследование было поручено, восходящей звезде Российского сыска, статскому советнику Эрасту Фандорину. И тут к подругам заявился их старый знакомый, полковник жандармского корпуса, князь Дмитрий. Князь обратился к миссис Хадсон с личной просьбой, а конкретно... проследить за расследованием Эраста Петровича, но зная таланты миссис Хадсон и будучи полностью уверенным в том, что она докопается до истины гораздо быстрее, этого "гения" из Сыскного отделения, князь Дмитрий, будет очень рад, если миссис Хадсон не будет делиться с Фандориным, какими либо своими открытиями в расследовании.
   Подруги прекрасно поняли, что дело тут идет о простой конкуренции, между Жандармами и Сыскарями, но дело оказалось гораздо сложнее.
   Великая княгиня, на рауте у себя во дворце, представила Фандорина двум Лондонским леди, Эраст Петрович, оказывается был наслышан и о Холмсе и о миссис Хадсон, но Элен тоже вызвала его интерес и не только своей красотой.
  
    []
  
  
   Великая княгиня, похвасталась перед подругами, что Фандорину всегда везет в карты, и Эраст Петрович, решил продемонстрировать свою удачу, но не тут то было... Элен, при элементарной партии на старшую карту, обыграла статского советника, десять раз кряду.
   Ну а потом новые знакомые, приступили к обсуждению "Обезьяньего дела". Фандорин изложил известные улики и рассчитанные версии... Ну во первых, решётка была разжата очень сильными руками, во вторых сторожа ничего не заметили. В третьих рядом с зоопарком, был какое то время расположен Цирк шапито, в котором были борцы и в это же время, рядом ошивались цыганки, причем все молодые, красивые и гадали они сторожам что характерно, бесплатно и вообще с ними дружили. То есть налицо сговор циркачей и цыган, с целью похищения обезьян, для перепродажи в другие цирки.
   Так что все было почти ясно, но что то, миссис Хадсон тревожило. Не давала ей покоя, ее знаменитая интуиция. И когда они с Элен, ехали в санях по заснеженному Невскому, и Элен показала ей на афишу, со словами - "Так вот мол, тот актер, похожий на морского офицера с "Левиафана", и тут то головоломка сложилась.
   "Это же элементарно" - воскликнула миссис Хадсон и продолжила. - "Обезьян французы привезли в Петербург из Танзании, а моряк, похожий на актера, это никто иной, как Джон Клейтон, виконт Грейсток, то есть мой друг Тарзан и он как ты знаешь, родом оттуда же. Он приехал выручать из плена, обезьян своей стаи. Так что князя Дмитрия, мы не подведем и Фандорину, ничего не скажем. И ты еще помнишь подруга, как князь Пожарский рассказывал, что на Левиафане, повезут в Англию две сотни "Владимирских тяжеловозов"*, а где легче всего спрятать лист ? Так конечно же в лесу. А стаю обезьян, конечно же, в той части корабля, где перевозят животных. Так что едем ка мы домой на том же пароходе и я даже знаю кого мы там встретим, кроме виконта Тарзана конечно.
  
   Дождавшись, когда корабль выйдет из Российских вод, подруги последовательно прочесали обе пассажирских палубы Первого класса и в поисках своих преуспели. Джон Клейтон, виконт Грейсток (известный так же, как Тарзан), вкупе с Джейн Портер, были ими обнаружены на палубе, у входа в ресторан, куда подруги хотели зайти передохнуть, а заодно и пообедать. Джон и Джейн, очень любили миссис Хадсон и у них от нее не было секретов. И версия миссис Хадсон и статского советника Фандорина, даже в чем то совпали.
   Как выяснилось, Тарзан через Первого помощника капитана (приятеля лейтенанта Арно), устроился на судно младшим грузовым помощником и устроил сюда же нескольких своих людей. Организовать на гигантском корабле, маленькое помещение для обезьян, в трюмах между конюшнями для сотен лошадей и загонами для десятков коров, было не сложно. В Петербурге люди Тарзана и Джейн, наняли цыганок, для отвлечения сторожей, а Цирк оказался рядом чисто случайно. Когда цыганки напоили сторожей "малинкой"* , Тарзан сам взломал клетки, погрузил своих обезьян в фургоны и пристроился к идущей к погрузке, партии тяжеловозов, далее, ему как грузовому помощнику, переправить зайцев-обезьян на судно, было элементарно.
   А на вопрос, как там сын, Джейн и Джон сказали, что с сыном все хорошо, он сейчас в Танзании, но судя по всему, увлекся социалистическими взглядами, что конечно несколько тревожит. Но это уже будет совсем другая история, про Тарзана младшего и его друзей. (Звучит дудка миссис Хадсон, рампа гаснет, занавес)
  
  
  
   Левиафан - Для уважаемых критиков и знатоков, на всякий случай сообщаю, что такой корабль - Левиафан был на самом деле, так он назывался до спуска на воду, ну а потом ему поменяли имя на Грейт-Истерн.
  
  
  
   Владимирские тяжеловозы - русская порода грузовых лошадей.
  
  
   Малинка - по Гиляровскому, старинный клофелин.
  
  
   Перри Мейсон, Против Майора Пронина
  
   < []dd>  
  
  
   Утренний Московский рассвет, уже полностью вступил в свои права. Без четверти шесть по Московскому времени, Старший майор НКГБ товарищ Хадсон, последний раз окинув себя взглядом в зеркале, провела обшлагом по орденам на мундире, поправила элегантную пилотку и вышла из квартиры, находящейся на третьем этаже "Дома ЦИК и СНК СССР".
  < []dd>  dd>  < []dd>  
   Вчера вечером, её подруга, солистка Государственного дважды ордена Ленина академического Большого театра Союза ССР, Элен Фолкен рассказала, что на прогулке по набережной, к ней подошел майор Госбезопасности Пронин, и попросил передать товарищу Хадсон, что завтра утром к 6-00 за ней пришлют машину из Кремля.dd>  < []dd>  
   Машина уже была у подъезда. Майор Пронин отдал честь и доложил, что у товарища Сталина пропала трубка и товарища Хадсон ждут, для экстренного расследования. Машина выехала на Каменный мост, переехала с него на Тауэрский, но её остановила регулировщица, в которой миссис Хадсон с изумлением узнала гардеробщицу из театра Элен. Нелли Фёдоровна отдала честь и наклонившись к открытому окну лимузина, сказала голосом Элен Фолкен: "Просыпайся подруга, подходим к Нью-Йорку".
   Миссис Хадсон вздрогнула и проснулась. Она задремала в шезлонге, на палубе лайнера входящего в Нью-Йоркскую гавань и она еще не знала, что сон был в какой то мере вещий...
  
   Гастроли в Нью Йорке, Королевского театра Друри-Лейн, с мюзиклом "миссис Макбет из Уэльса" проходили с неизменным успехом. Авторы привели новаторский прием, каждый персонаж показывали в юности и в зрелости, некоторых играли по два исполнителя, но Элен Фолкен, справилась с обеими ипостасями леди Макбет, и публика встречала ее такими овациями, что актрисе иногда было просто трудно играть. А когда, она, в знаменитой сцене ходила во сне и пыталась смыть воображаемую кровь с рук, некоторые дамы в зале падали в обморок.
   На банкете, который мэр Нью-Йорка дал в честь труппы, Элен и миссис Хадсон, был представлен знаменитый адвокат, Перри Мейсон. Знаменитый адвокат, был уже наслышан о не менее знаменитой сыщице. Он выразил свое восхищение её делом "О Техасском ранчо" и поделился своими заботами...
   Два торговых дома, занимались торговлей пивом. Один из домов был Ирландским, другой Итальянским и это их соперничество и конкуренцию, еще более так сказать подогревало. Но Шекспир, как говорится, вечен... Короче, Ирландский Ромео и Итальянская Джульета, посмотрели друг на друга глазами любви. Родители, естественно и слышать об этом не хотели, и тогда молодые люди сбежали и прихватили с собой пикантные документы, о накоплении первоначальных капиталов фирм своих родителей. Ребята посчитали это страховкой, и обещали, что вернут документы после свадьбы. Но как говорится, гладко было на бумаге... Влюбленные сняли квартирку в тихом пансионе и забыли обо всём, до того момента, как посыльный принес им записку, где сообщалось, что документов у них больше нет, и получить их назад они могут, в любой момент, но только за кругленькую сумму. Ребята были из семей со сложной биографией и прекрасно понимали, что заплатив шантажистам раз, придется платить всю оставшуюся жизнь. Но Ромео, к своему счастью, был знаком с мистером Мейсоном и учитывая, что они оба находились сейчас в Нью-Йорке, бросился за помощью именно к нему. Для Перри такое дело не было особенно сложным, но поджимало время.
  
   Переговорив с жертвами шантаж, миссис Хадсон, особенно настойчиво выясняла, не рассказывали ли они кому либо, о своих планах. Но ребята твердо отрицали подобные варианты.
  
   Переговорив потом еще раз с Перри, Миссис Хадсон сказала, что Джульетта, явно что то не договаривает, но на тщательное расследование нету времени и нужно нечто иное... и задумавшись на несколько минут, выдала следующее резюме...
   "Учитывая цейтнот, нам нужно придумать что-нибудь экстравагантное, дабы спровоцировать преступников и заставить выйти на свет."
   "Я тоже так думаю, но как же их спровоцировать. Ведь контакты с ними отсутствуют" - грустно сказал Мейсон
   "Но это же элементарно" - воскликнула миссис Хадсон - "Мы свяжемся с преступниками, через их жертв" и в ответ на изумленное выражение лица Перри, продолжила...
   "Когда преступники пришлют требования по деньгам, и дадут возможность им ответить, пусть парочка им ответит, что с них за эти документы уже потребовали деньги другие люди, которые намекнули, что все другие шантажисты жулики, и деньги теперь уйдут по другому адресу. Ну а мы будем ловить на живца. Выслеживая конкурентов, преступники будут менее осторожны" -
   Мейсон восторженно захохотал, а Элен не менее восторженно воскликнула - "А я буду приманкой".
   И вот настал день, когда все должно было решиться. Место засады и ловушки, выбрали по рекомендации Мейсона, возле грузового порта, среди пакгаузов и подъездных путей. Перри задействовал своих знакомых из агентства Пинкертона.
   Они представляли весь диапазон станционных служащих и абсолютно сливались с местной суетой.
   А по предложению миссис Хадсон, было нанята целая компания уличных мальчишек, которые отслеживали все, что творилось кругом пансионата и его обитателей.
  
   Когда Ромео тронулся к месту встречи с лже-шантажистами, за ним сразу же была замечена слежка. За его такси, увязался неприметный Форд, а когда Ромео продолжил свой путь пешком по железнодорожным путям, из форда влезли трое мужчин и таясь, пошли вслед за ним.
  
   Ромео встал на условленном месте, у резервного паровозного водоразборного крана и тут же трое неизвестных, не таясь двинулись к нему, Ромео, как было договорено изобразил испуг и растерянность, но тут раздался гудок маневрового паровоза, который вывернул с боковой стрелки и шипя паром и лязгая сцепкой платформы крытой брезентом, затормозил рядом с колонкой. Из кабины выглянула Элен, в бешено элегантном костюме железнодорожницы будущего, из Бродвейской сюрреалистической пьесы "Паровозы судьбы", направив на гангстеров, свой любимый револьвер Galand Le Novo, на тендере появились Перри в сюр-железнодорожном костюме, ал я Дракула, с помповым винчестером и миссис Хадсон с уставным Велдогом. Она вывела на своей знаменитой дудке сигнал тревоги, и из под брезента посыпались на пропитанную креозотом землю грузовой станции, агенты Пинкертона с автоматами Томпсона.
   Негодяи были скручены, и положены лицом на землю. Был проведен экспресс-допрос, в котором ребята Пинкертона и как оказалось и миссис Хадсон, были большими специалистами (мерзавцы, почему то до дрожи боялись дудки миссис Хадсон, это уже потом Перри Мейсон признался, что сказал начальнику детективов, не громко, но так что бы и преступникам было слышно, что миссис Хадсон известна всей Африке своей жестокостью к тем кто не отвечает на ее вопросы и даже страшно представить, что она вытворяет с несчастными подозреваемыми своей дудкой. Так что допрос прошел на ура и выяснилось, что миссис Хадсон была как всегда права. Джульетта попросила спрятать эти документы, свою лучшую подругу и тайком поделилась с ней своими планами, а та естественно, тоже по секрету, со своей двоюродной сестрой, приехавшей погостить из провинции. А у сестрички был френдбой, жиголо и шулер, который её обхаживал тайком от ее семьи. Он то, со своими приятелями и устроил всю эту аферу. Причем его приятели состояли в левацком кружке, под броским названием НКВД.
   Ну а потом, как всегда вовремя, появилась полиция, которой преступники, и были торжественно переданы.
   Ну и конечно была свадьба, ибо после посещения семей юной пары, двумя знатными леди из Британии, вхожими в августейшие дома и знаменитого адвоката Перри Мейсона, тайком вернувшего злосчастные бумаги их хозяевам, все сложилось к лучшему. Тем более, что дедушки новобрачных, узнав всю подоплеку этой истории, пришли в восторг и сказали, что внук и внучка все в них. И этой историей, позвольте закончить, мой рассказ об увлекательных приключениях непревзойденной миссис Хадсон и её прелестной подруги Элен, в Лондоне, Париже, Нью-Йорке, Техасе и других городах и весях планеты Земля. Да возвестят в Багдаде и Чихачевке.
   [] dd>  < []
  
   Митральезы и сокровища
  
    []
  
   (Приквел к рассказу "ОБЕЗЬЯНЬЕ ДЕЛО СТАТСКОГО СОВЕТНИКА",
   из книги Миссис Хадсон снова в деле)
  
  
   Эраст Петрович Фандорин, пребывал в размышлениях. Наконец сложились все фрагменты мозаики "Обезьяньего" дела. Стало окончательно ясно, что две милых леди прибывших на борту "Левиафана", наверняка, каким то образом замешаны в этом деле и уж совсем понятно, что обезьян будут вывозить именно на Левиафане. Левиафан отходит в понедельник, так что время еще есть. Статский советник уже представил, как докладывает об этом князю Долгорукову, а милейший князь, просит Эрастушку, как-нибудь так провернуть следствие, что бы миссис Хадсон и леди Элен, остались бы в стороне, и тут только вспомнил, что душка-князь уже отставлен и властвует ныне в Москве Великий князь, от которого милости к побежденным не дождешься. Но тут в дверь кабинета постучались, и получив разрешение пред ним предстал незнакомый ротмистр с пакетом, Эраст расписался и отпустив фельдъегеря, вскрыл пакет. Там был приказ об отставке Статского советника Фандорина, с понедельника следующей недели...
   Утром следующего дня, Эраст сидел в своем кабинете и наслаждался тишиной. Поток подчиненных и просителей как отрезало и он, наконец то смог внимательно рассмотреть Старый атлас Африки, солидный фолиант в кожаной обложке с печатью библиотеки Британского музея, конфискованный у Британо-Французского двойного агента. Про атлас изначально думали, что это книга с шифрами, но агент не выдержал даже легких тумаков жандармских унтеров, и выдал реальную книгу с шифрами, это был молитвенник ... Что возьмешь с французиков, слабаки и нехристи вдобавок.
   Эраст решил ввиду свободного времени, досмотреть интересную инкунабулу, и почти в конце альбома, наткнулся на две склеившиеся страницы. Аккуратно разделив их, он обнаружил там старый конверт. В конверте была какая то еще более старая карта и письмо с английским текстом.
   Некий капитан Бирмингем, писал своему племяннику интереснейшие вещи... Оказывается сокровища зулусов существовали на самом деле
   Но спрятаны они были не в Натале, а в Танзании, где так же жили зулусские племена, как было ясно из письма, король Чака поняв, что зулусы проигрывают Британии, отправил сокровища дальним соплеменникам. В письме больше говорилось об обсидановых и каменных магических шарах, но вскользь упоминалось о шкатулке со "сверкающими на солнце камнями". В письме был рисунок такого шара.
   "Ну что же" - подумал Эраст -"Служил я честно, следовательно миллионов не нажил. Так что, в Наталь друзья. В Наталь! Но вот хороший спутник в путешествии, не помешал бы" -
   И тут раздался стук в дверь и получив разрешении, на пороге кабинета нарисовался - полковник жандармского корпуса, флигель-адъютант по особым поручениям Великого князя, князь Дмитрий Щербацкий-Апыхтин собственной персоной.
  - "Поздравьте меня Советник, я больше не служу. Высочайшим повелением отправлен в отставку без права ношения мундира. Ибо нельзя давать пощечину мерзавцу, оскорбившему женщину, если мерзавец из Высшего Света, а девушка нет. Я вижу, вы интересуетесь Африканским атласом, а я ведь по его поводу пришел. Наш франко-британский шпион, пытался бежать, но часовой был хорошим стрелком и негодяй поймал пулю под лопатку и умирая бормотал два слова - Атлас и Конверт" -
  -" Это судьба подумал Эраст" - и продолжил дальше в слух - "Похоже князь, нам с вами лежит дорога в Африку. А что там с мерзавцем, все так сложно было ?" -
  -" Понимаете Эраст Петрович, это все коловращение судьбы " - ответствовал князь - " Я встретил на Финляндском вокзале, знакомых еще по Турецкой войне казаков, у вахмистра приехала сестра и они ее сопровождали, пока мы разговаривали, девушка заинтересовалась лотком вокзальной торговкой, и тут ее приметил пьяный гвардейский фертик и дозволил себе оскорбление действием. Казачки на такие вещи реагируют моментально и хам получил пощечину, в ответ на что ударил девушку. Вахмистр ринулся было на помощь, но для него это, была бы каторга, и я опередил казака и дал гвардейцу пощечину, от которой он отлетел в сторону, благополучно сбил торговку вместе с лотком и расположился на перроне среди конфекции, бубликов и пирожков. А тут подоспели дружки этого гардионуса и обнажили шашки, ну а на казака обнаженная шашка, действует еще сильнее, чем фривольные вольности на казачку. Ну, пять придворных щеголей на трех казаков, маловато будет, так что казачки их обезоружили и отходили нагайками. А фертик очнулся и попытался достать револьвер, ну я ему еще случайно палец сломал. К счастью на вокзале были мои агенты и протокол, об нападении с оружием на полицейского чиновника я оформил чин-чином. Ну а казачков я, по бумагам, задним числом определил, как бы сопровождать курьера на Сахалин, и спрятал их у себя в доме. Ну а мне вручили приказ, о годовом отпуске, без содержания и ношения мундира"
  
   "Отличное решение" - сказал Фандорин " Они с нами в Африку и поедут" и протянул князю конверт и карту.
  
    []
  
   Палуба Первого класса "Левиафана" пестрела роскошными дамскими туалетами, особенно выделялись пышные клумбы модных шляпок. Джентльмены, которых было больше чем дам, тем не менее, терялись в этой феерии творческих откровений, лучших портных Петербурга, Лондона и Парижа. Корабль, после трехдневной погрузки и главное, размещения пассажиров, величаво разворачивался на рейде, что бы отправится в Британию, а оттуда практически в кругосветное путешествие, в Кейптаун. Миссис Хадсон и Элен, наблюдали за всем этим, с капитанского мостика, куда их пригласил на бокал шампанского в честь отплытия, капитан Левиафана, барон фон Глебовски.
   Среди пассажиров, мелькнул слегка прихрамывающий лакей с перевязанной головой. Капитан, пряча улыбку в усы, произнес: - "Ваш знакомый Миледи, судя по всему уже прекрасно себя чувствует" -
   Элен смущенно улыбнулась в ответ, а миссис Хадсон сделала удивленно-невинное лицо. Два дня назад, когда подруги только прибыли на пароход, за обедом, капитан рассказал им, что в Первом классе открыт новый курительный салон для джентльменов и пока еще он не заработал, (это ожидается только после отплытия), его можно посмотреть. Там на стенах развешена коллекция оружия и судя потому, что у обеих Леди в сумочках револьверы, им это будет интересно, сегодня там как раз наводят последний лоск и дамы могут сказать, что капитан им разрешил осмотреть салон. Миссис Хадсон, сделала себе заметку, о явно не морской проницательности капитана, и после обеда подруги направились посмотреть этот самый салон. Элен вошла туда первой, и первое что она увидела, это дуло огромного кремневого пистолета направленное на нее, державший оружие щуплый человечек в ливрее, картинно выкрикнул:
  "Да не доставайся же ты никому !"
   У дверей очень удачно стояла на тумбе поддельная ваза Династии Мин, Элен изящно уходя с линии огня, метко запустила вазу в голову падающему убийце, а падал он потому, что тенью мелькнувшая на левом фланге Миссис Хадсон, классическим ударом "Кансэцу гэри", подбила ему правую ногу.
   Несчастный убивец, пострадал, из-за любви к изящной словесности. Он, прочитав английский перевод русского романа "История молодой леди, не имеющей приданного и ее двух женихов", решил прорепетировать финал, где второй жених несчастной мисс, мистер Пенсел, убивает ее за измену.
   И тут острый взор миссис Хадсон, увидел среди новых пассажиров странную группу из шести мужчин, трое бородатых русских в слегка мешковато сидящих новеньких элегантных дорожных костюмах, японец в кимоно и два знакомых лица, Статский советник Фандорин и князь Щербацкий-Апыхтин, причем тоже в штатском. Заметив их внимание к этим пассажирам, капитан сказал, что они взяли билеты до Кейптауна.
  - "Тут, какая то загадка, подумала миссис Хадсон" -
  
   За обедом, подруги и Фандорин с Князем, оказались за капитанским столом. Но ни в этот день, ни в следующие, джентльмены, так и не уточнили, почему их путь лежит в Кейптаун. Миссис Хадсон и Элен, пытались их разговорить, но в ответ Эраст с невинным видом, стал рассказывать историю о побеге семьи обезьян из Берлинского Зоопарка. Дамы поняли намек и расспросы прекратили.
   На стоянке в Гамбурге, под присмотром Князя, на пароход загрузили, какие-то большие окованные железом ящики и закатили два огромных фургона, армейского вида. А спутники Князя и Статского Советника, тоже были не просты в обращении. Когда знакомый Дамам, по оружейному салону лакей, прибирая в палубном буфете, хотел убрать как мусор, непонятный мешочек, лежащий на столе, рядом с одним из бородатых бодигардов, то бородач сломал ему пальцы на руке и пробормотал что то вроде: -"Убью твойю мьять, за мой кисьет". Лакей бросился бежать от этих страшных людей, но на свою беду наткнулся на прогуливающегося по палубе рослого мужчину в элегантном светлом костюме. Пассажир ловко поймал лакея за шиворот, приподнял над палубой и без видимых усилий, поднес его к "русскому" столу и учтиво спросил:
   "Джентльмены, этот человек что-нибудь у вас украл?" и получив ответ, что нет, элегантно, как соринку с лацкана фрака, стряхнул лакея на пол и щелкнув каблуками представился: "Джорж Редклифф, артист Королевского театра Друри-Лейн, ныне нахожусь в отпуске"
  "А ловко вы поймали этого плута сударь", уважительно сказал Князь Дмитрий
  "Тоже мне противник, я даже с африканскими каннибалами сражался"
  
   Короче, после не очень продолжительного разговора, лейтенант Французского иностранного легиона в отставке д`Арно, был принят в компанию искателей сокровищ.
   В общем, рано или поздно, корабль доплыл до Острова. Дамы поехали в Лондон, слуга Эраста, Масахиро Сибата отправился в Токио (у него умирал отец и хотел последний раз повидать сына), а джентльмены и казаки отправились в Кейптаун.
  
   Кейптаунский порт был шумен, грязен и опасен. Не смотря на присутствие портовой полиции и даже патрулей Королевской морской пехоты, темные личности на причалах, просто кишели. Пара сломанных рук и пара дюжин выбитых зубов, показали портовой публике, что с этими непонятными джентльменами, с двумя фургонами и без лошадей, лучше не связываться. Вахмистр Кирдач, быстро нашел наемных лошадей, которые доставили фургоны путешественников в гостиницу "Адмирал Бенбоу". Представители местных властей, не обратили на легко расставшихся с въездной пошлиной чужеземцев, никакого внимания. Они представились золотоискателями, а искатели золота, были здесь таким же прозаическим явлением, как кафр-слуга держащий зонтик над белым мбваной.
   В гостинице, в обеденной зале, Фондорин встретил старинного знакомого, археолога Индиану Джонса, сына профессора Генри Джонса-Старшего. С семейством Джонсонов, Эраст познакомился в Тунисе, на развалинах древнего Карфагена, где помог археологам, отбиться от разбойников.
   Как выяснилось во время беседы, Джонс-Юниор, шел по тому же маршруту, что и они. Он искал какие то артефакты и судя по его описанию, они очень походили на реликвии короля Чаки. Это были сферические объекты, размером в несколько сантиметров с продольными насечками.
  
   Когда Эраст показал археологу, лично им сделанную копию рисунка из письма, Индиана воскликнул: "Откуда у вас изображение "Небесных шаров", ведь я именно их ищу. Они были найдены во время Зулусской войны, возле какого-то рудника, в этой местности, но рудников тут действующих и заброшенных сотни, а все свидетели погибли".
  
   Компаньоны поднялись в номер Фандорина и Князя и приступили к изучению карты. Индиана, только на зубок ее не попробовал, долго рассматривал, что-то бормоча, и наконец ответственно заявил, что это не Танзания и надо искать на карте указания, к реальному месту клада, которые там обязательно должны быть, а потом воскликнул, что ему все ясно, взял свечу и осторожно стал водить картой над ней и на карте, внезапно обозначились линии и буквы. Это был маршрут к нужному им месту.
   Отныне их путь лежал на Северо-Запад, к городку Клерксдорп, основанному некогда фортрекерами* возле золотого рудника, ныне иссякшего и заброшенного.
  
   Маршрут разработал Индиана. Он предложил дойти пароходом до Дурбана, купить там лошадей и уже оттуда совершить свой трек до Клерксдорпа, но проезд оплатим до Свазиленда, добавил он.
  - "Пусть недруги нас ждут там, а то уже по Кейптауну пошли слухи, что Индиана Джонс знает где спрятана статуя Золотого льва из древней столицы народа Йоруба. А это все мистер Фандорин" -
   Эраст, смущенно улыбнулся. Во время предыдущей беседы, он по давней привычке рисовал карандашом фигурки на листе бумаги и самая крупная из них, была изображением льва. Слуга естественно умыкнул эту бумажку и кому то выгодно продал, дополнив своими фантазиями.
   Позднее, уже на пароходе, капитан, всеми правдами и неправдами, пытался навязать в экспедицию помощников, а когда компаньоны объявили, что сходят с корабля в Дурбане, казакам пришлось повредить ребра и конечности нескольким матросом, а боцман и баталер, особенно мешавшие выгрузке, случайно наткнувшись, на острые казацкие сабли, лишились по кончику, один левого, а другой правого уха. А стрелка, почему-то посчитавшего, что на вантах его никто не заметит, метким выстрелом сбил Арно. И еще, очень кстати пришлись новые револьверы Веблей-Грин*, которые навязал всем Индиана, причем по две штуки каждому. Фандорин конечно морщил сначала нос, но Индиану поддержали князь Дмитрий и лейтенант Арно, в унисон заявившие, что такая тяжесть, безопасности не помеха. Впрочем Арно, взял себе только один револьвер, ибо у него был экспериментальный Браунинг ТТ*.
  
   От Дурбана до Клерксдорпа, было больше трехсот миль и путешествие затянулось не на восемь дней, как было предварительно рассчитано, а на все десять, ибо не все оно было спокойным.
   Первый раз, их попытались ограбить в десяти милях от Дурбана трое неряшливых бородачей и пяток кафров, в которых, грубые кожаные заплаты на локтях и коленях, выдавали бывших старателей. Это было даже не смешно, казаки из своих штучных Маузеровских карабинов, ликвидировали налетчиков, буквально за секунды. Скоротечный бой, дал путешественникам в качестве трофея, двух сравнительно приличных лошадей и старинный португальский мушкет, в который Инди вцепился, как голодный в горбушку хлеба. Он с блаженным видом что то бормотал о Лиссабонском арсенале и временах Васко де Гамы, так что Вахмистр являвшийся законным владельцем трофея, махнул рукой и добродушно проворчал в усы, мол нехай дитё побалуется.
   Следующий бой уже был более серьезным и там пригодились зеленые ящики погруженные в Гамбурге, а вернее их содержимое. В них были две трофейные французские митральезы, проданные компаньонам добрыми германскими интендантами. И когда с двух сторон, на их фургоны ринулась многочисленная банда непонятных бродяг, на фургонах взлетел вверх брезент и по атакующим ударили густые дымные очереди 13-мм пуль из двух митральез Реффи*.
   Хватило по две обоймы, да и ручная митральеза штучной сборки князя Дмитрия, внесла свою лепту, не считая Маузеровских карабинов казаков конечно. И внезапно в тыл атакующим ударили не очень густые, но меткие залпы. Это в бой влезла семья местных мулатов, которые были тут чем то вроде летучих мышей, то есть не кафры и не белые, следовательно их ненавидели все. А банда напавшая на нас, несколько дней назад вырезала их семью, напав на кораль, когда все мужчины были в отъезде. И теперь Большой Браун и четверо его сыновей, присоединились к нашей компании, в качестве вольнонаемных служащих. Большому Брауну очень понравились казачьи папахи, с которыми казаки не расставались даже в тропической униформе и вахмистр Кирдач, подарил ему свою запасную, чем Браун стал вельми счастлив.
   []
  
   После этого пришлось несколько изменить маршрут, ибо впереди по словам Брауна, было еще два очень удобных места для засады.
   Так что вместо более-менее удобной дороги, пришлось ехать то по ущелью, то вдоль по мелкой речушке, ибо как сказал Индиана, на камнях и воде следов не остается.
   После дешифровки карты Индианой, заброшенный рудник нашли достаточно быстро, но там ошивалась кампания молодых идиотов из какого то провинциального университета, они купили у каких то аферистов "секретную" карту и уже месяц искали клад золотых самородков, будто бы оставленный тут золотоискателями, с ними были две эмансипированные девицы, судя по мужской одежде - суфражистки. Чувствовалось по всему, что мужская часть коллектива, уже поняла, что их провели с этой картой, но им вельми не хотелось терять лицо перед дамами, пусть даже и эмансипе.
   Изначально, к лагерю студиозов, подъехали только Фондорин, Князь, Арно и Индиана, пообщавшись с молодыми искателями приключений, друзья, представившись свитой профессора-археолога, изучающего древние рудники, на предмет поиска древних же, горняцких инструментов (профессором естественно был назначен Инди) и получив приглашение на ужин, вернулись в свой бивак, который Вахмистр и один из казаков разбили в прямой видимости от рудника. К их возвращению, туда уже незаметно подъехал Браун. Остальной народ, с обоими фургонами, расположился в зарослях в полумиле отсюда.
  
   Да-а-а... Проблема была еще та, убивать этих юнцов не хотелось, прогонять, это почти тоже самое, ибо взъерепенятся и опять же придется стрелять, а как свидетели, они ну никак не нужны, но всех выручил Большой Браун. Он разработал коварнейший план, нацеленный первым делом на женскую часть наших конкурентов. Когда Инди выразил сомнение в данном плане, исходя из того факта, что это суфражистки, Браун убежденно ответил: "Но ведь всё равно женщины" .
   И вот что придумал коварный Браун... Во время ужина, после того когда принесенные нами виски, бренди и ликеры подействуют на общество, Эраст Фандорин, как самый красноречивый из нас, начнет рассказывать легенды из местного фольклора, про подземные ужасы заброшенных рудников, в определенные дни, а что еще важнее - в ночи, выходящие на поверхность и карающие тех кто пытается добраться до кладов. Князь, будет изображать человека не верящего в подобную мистику, Арно будет колеблющимся, который постепенно принимает тоску зрения Эраста, ну а Инди, занимающий нейтральную позицию, вдруг вспомнит некое археологическое подтверждение, легендам о Каменных Гиенах.
   Ну в общем, когда спор охватил всех, причем суфражистки отчаянно храбрились, и вели себя показно скептически, Арно вдруг напомнил Индиане, про какую то его зарисовку из древнего рудника в ста милях отсюда. Индиана хлопнул себя по лбу, достал из сумки большой археологический блокнот и стал его увлеченно листать, надо ли говорить, что головы студентов густо скомпоновались вокруг Инди. Найденный им рисунок, изображал некоего монстра из страшных снов морфиниста, страдающего клаустофобией и боязнью собак. А Индиана, слегка занудным тоном, педанта-преподавателя, стал зачитывать, так сказать с листа, повадки и особенности данных чудовищ. Студенты видя что текст на листе соответствует озвучанию, с каждым произнесенным словом, проникались моментом все больше и больше, а Индиана продолжал скучным менторским тоном зачитывать, что гиены делают с жертвами, что первым делом откусывают, а вторым выедают, что у них весьма странные сексуальные предпочтения, о которых не стоит говорить при юных леди.
   И когда Индиана зачитал финальное предложение, про то, что в первую ночь полнолуния гиены соберутся у входа в главный ствол и будут петь брачную песню, а уже на второй день полнолуния выйдут на ночную охоту. А Арно, сделав простоватое лицо сельского учителя Цифиркина, сказал: "А ведь полнолуние то сегодня". И все дружно посмотрели на небо. И тут, согласно мизансцене, со стороны рудника раздались жуткие завывания, зловещее уханье, и прочие звуки, как правило издаваемые только ужасными порождениями мрака. Одна из гиен, прерывала свои завывание кашлем (Это урядник Шелехов давился от смеха), но все проходило штатно. Девицы и один из студентов визжали, причем одна из девиц уселась на колени Индиане, а вторая обхватила за шею Арно и весьма в том преуспела, как сказал позднее храбрый лейтенант, его так не пытались задушить, даже Танзанийские каннибалы. Так что Князю и Статскому советнику, пришлось возвращаться в свой бивак вдвоем.
   На следующее утро, студентов и след простыл. А охотники за сокровищами, приступили к финальной стадии анабазиса. Тайник нашли достаточно быстро, но с ловушками его охраняющими, Индиана провозился почти целый день, одна из них, судя по всему сработала лет тридцать назад, ибо отодвинув, очередную каменную заслонку, Идиана обнаружил за ней мумифицированное тело в красном британском мундире, с погонами лейтенанта. Тело предали земле, а фамильный медальон взяли с собой, что бы при оказии привезти его в Британию.
   Четыре ларца изготовленных из ствола баобаба, были наградой компаньонам. Один был наполнен алмазами, второй изумрудами, третий рубинами и все камни были невиданных размеров. Хотя внутренний объем ларцов, из за большой толщины стенок, был не очень большой, цена сокровища, превосходила все мыслимые и немыслимые мечты. А в четвертом ларце, лежали такие желанные для Индианы "Небесные шары", которые он торжественно нарек Клерксдорпами. А потом было обратное путешествие, так же отмеченное опасностями и даже одной большой неприятностью.
   В одну из ночей, Браун и его отпрыски, попытались захватить один из фургонов, где лежали два ларца из четырех. Был убит молодой казак, дежурящий в эту ночь у костра, но он успел поднять тревогу. Тут то, как раз, и сыграли в полную свою силу Веблеи, предателей буквально нафаршировали свинцом. Как философски заметил князь Дмитрий, любые алмазы, рано или поздно становятся цвета крови.
   Ну а потом была уже полная рутина, казалось бесконечно тянущаяся дорога, редкие перестрелки непонятно с кем, заметание следов, изменение внешности и в конце концов, не привлекший особенного внимания въезд в Дурбан горного инженера с караваном вьючных лошадей нагруженных образцами руды (фургоны увы пришлось бросить, уж больно они были приметны). Ночью, одну из лошадей украли вместе с грузом (так было и задумано), дабы местные лихие люди убедились, что во вьюках простые камни и ничего другого. В Дублине у Индианы были достаточно интересные знакомые, от контрабандистов, до директора местного отделения Лондон-бэнк. За несколько камушков в залог, банк открыл Индиане кредитную линию на кругленькую сумму, и компаньоны купили у банка же, паровую шхуну, находящуюся в просроченном закладе. Шхуна явно некогда принадлежала контрабандистам. Присматривавший за ней старый отставной боцман, за определенную сумму, показал несколько тайников, тут были места и для груза, и для людей и боевые кубрики с замаскированными бойницами и турельными лафетами. Туда сразу же отправились митральезы и две прикупленных по случаю Эрастом, пушки Гочкиса*.
   Помимо этого, капитанский мостик, боевые кубрики, машинное отделение и каюты, были экранированы листовым железом. Вопрос с командой, опять же решился очень удачно, ибо в Дурбане уже третий месяц куковали русские моряки, в составе мичмана отставшего от своего фрегата, и боцмана с восьмью матросами Доброфлота, они практиковались на Датском судне, которое очень удачно затонуло. Они без всякой надежды ждали оказии в Россию, ибо денег на билеты на иностранные корабли у них не было, а Русского консульства тут не подразумевалось. Моряки на ура приняли предложение довести судно до Ла-Манша, а потом в Петербург, да еще с существенной премией.
   Заход в Британию был обусловлен тем, что окончательные документы на владение судном, надо было оформлять там и до Острова, "Африка" могла официально идти под Британским торговым флагом, что тоже давало определенные гарантии.
   Вот такое получилось у наших героев кругосветное путешествие. В Бристоле с корабля сошел Индиана Джнос, захватив ларец с драгоценными "Небесными шарами", трофейный мушкет и медальон несчастного лейтенанта, причем он наотрез отказался от своей доли алмазов.
   Драгоценные камни, компаньоны оставили в местном отделении "Лондон бэнкс", получив там же энную сумму, как остроумно выразился князь Дмитрий - "Чуток на жизнь".
   Казаки получив по солидной сумме в золотых фунтах, решили остаться на корабле, с Эрастом и Князем Дмитрием, торговые моряки, решив что от добра, добра не ищут, завербовались на "Африку" официальным экипажем, а лейтенант Арно, решил снова стать Джорджем Редклиффом и вернуться в театр. Он прочитал в газетах, что в театре Друри-Лейн ставят новый спектакль, по мотивом Русского эпоса и партия героя со сложным именем Ильлия Мьюромьец, как раз в его голосовом диапазоне.
   Эраст и Князь Дмитрий решили загнать судно на вервь и сделать кое какие дополнения, а потом сплавать в Индию, но не знали они, что всего лишь через год, снова встретятся с Индианой, Миссис Хадсон и Элен ...
  
   Но это будет уже, совсем другая история.
    []  []  []  []  []  []  []  []
  
   Миссис Хадсон и Клеопатра
  
   Авантюрная повесть про дальнейшие приключения Миссис Хадсон и ее подруги Элен, а так же примкнувшим к ним Перри Мейсона, Индианы Джонса и Джоржа Редклиффа, (известного так же, как лейтенант д`Арно), в Лондоне, Брюсселе, Париже, Берлине, Варшаве и других местах.
  
  
   []
  
   Часть первая, она же предисловие. Yellow-river Street
  
   В один обычный дождливый Лондонский день, к миссис Хадсон пришли гости старый знакомый из Северо Американских Соединенных штатов, адвокат Перри Мейсон, с ними было еще два джентльмена, один профессорском костюме но в шляпе ковбойского фасона,
  а второй в еще более широкополой шляпе, с большой бородой и длинными волосами, похожий на богемного художника. Первый джентльмен был представлен Мейсоном, как профессор археологии Индиана Джонс, а второй джентльмен, снял шляпу, парик и накладную бороду, и выяснилось, что это Майкрофт, старший брат Шерлока Холмса.
  Дело было более, чем не простым. Уже третий день, Лондон кипел новостью, о том, что из частной коллекции Лорда Хауса, пропала часть драгоценностей царицы Клеопатры, причем и самая драгоценная их часть, несколько очень крупных драгоценных камней особой огранки и ожерелье Царицы Савской - той самой легендарной (и как говорят ученые, следовательно не существующей).
  
  Информация к размышлениям:
  
  48 г. Д.Н.Э. Патруль римских легионеров из армии Юлия Цезаря, находит в пустыне рядом с Александрией каменную шкатулку с драгоценностями и золотой геммой с профилем царицы Савской, после ряда пертурбаций шкатулка попадает к Цезарю. Цезарь дарит её Клеопатре.
  30 г. Д.Н.Э. После смерти Клеопатры, служанка и слуга прячут шкатулку в тайнике между лапами сфинкса.
  В 1799 году, Наполеоновские солдаты находят клад со шкатулкой, но Мамлюки отбивают клад и следы его теряются на 103 года.
  В 1896, отряд гурков из армии генерала Китченера, разгромив караван махдистов, находит в верблюжьем хурджине каменную шкатулку с кладом Клеопатры. Гурки, которые были честными ребятами, передали шкатулку с побрякушками, капитану Хантеру из разведки, который как все знали, интересовался древними сокровищами и древними же ядами. После чего гурки умерли от неизвестной болезни. После чего капитан заразился тропической лихорадкой и эвакуировался в Британию.
   То что сокровища вдруг оказались в коллекции лорда Хауса, было загадкой, хотя ходили слухи, что именно капитан Хантер сводный брат Лорда и передал ему ожерелье привезенное из Судана, но после нескольких странных смертей, особенно болтливых индивидуумов, слухи прекратились.
  
   Через два дня, после пропажи сокровищ, в газетах появилось сообщение, о том, что Шерлок Холмс выступал с лекцией, о разновидностях табачного пепла в закрытом аристократическом клубе, перед отпрысками знатнейших родов Британии. Что было весьма странным, ибо Холмс данный момент находился в Бразилии. А еще через день, Майкрофт получил анонимное письмо, где было сказано, что по видом Холмса, в клубе выступал его двойник, который подмешал в клубный крюшон опасный растительный яд, который невозможно распознать и излечить.
   И Майкрофт должен найти сокровища и вернуть их Лорду, в обмен на противоядие. Иначе молодые отпрыски британской аристократии, умрут в страшных мучениях и виновным будет Холмс. Либо же Майкрофт, должен обменять противоядие, на некие секретные документы МИДа, к которым он имеет доступ. Время на все про все дается сорок дней
   "Не потому ли этот Лорд, настаивает на том, что бы сокровища нашли именно вы, потому что документы ему нужны гораздо больше ?" - спросила миссис Хадсон
  "Я тоже об этом подумал" - ответил Майкрофт - "Но это еще не все. Я получил еще одно письмо, от того кто изображал моего брата в Клубе. Этот человек раскрыл мне эту историю совсем с другой стороны. Лорд Хаус, оказывается, заочно продал ожерелье царицы Савской и камни Клеопатры и получил за это аванс. Капитан Хантер, его сводный брат, изобретатель и составитель страшных ядов, по приказу лорда, для передачи покупателю, спрятал ожерелье по частям в разных городах Европы. И зашифровал места расположения, шарадным шифром их тайного студенческого общества "Буриме". Записка ключ к расположению тайника. В тайнике ключ к поиску следующего и так далее. Неизвестный признался, что устроился к Лорду на службу, что бы отмстить ему и капитану за смерть брата, который был сержантом у гурков, и выследив капитана Хантера, возвращающегося из Европы убил его и завладел запиской с шифром первого тайника и списком городов. Это Брюссель, Париж, Берлин, Варшава, Стокгольм, Петербург и Каир. Он решил отдать все это мне, когда капитан перед смертью, выдал ему историю с отравленным крюшоном ибо сам аноним о яде, ни сном ни духом, как говориться. То что тут большая провокация, это безусловно, но я связан в маневре, у меня нет никаких улик против лорда Хауса и за мной безусловно наблюдают. Так что я прошу вас мои друзья, пройтись по этой ниточке и проверить, есть ли там сокровища или это просто ловушка, либо отвлекающий маневр Тем более, что театр леди Элен, на днях едет на гастроли по этим городам со мюзиклом "Джентльмен, который хотел женится".
  На что Элен заметила - "Кроме Каира увы". Сэр Майкрофт, оставив тысячу гиней и три тысячи фунтов на расходы, откланялся.
   Комплот сложился следующий: Миссис Хадсон - командир группы, Леди Элен - прикрытие в театре и оперативная работа, Перри Мейсон - официальный адвокат миссис Хадсон, на случай юридических или иных осложнений, профессор Индиана Джонс - эксперт по археологии и силовое прикрытие (профессора очень интересовали шкатулка от ожерелья и гемма, для университетского музея).
   []
  
   И теперь пришло время шифровки-буриме или вернее верлибра - загадки, посвященному адресу тайника в Лондоне. В неказистом стишке, нужно было найти точное место начала отсчета новых приключений...
  Перри Мейсон, с молчаливого согласия развернул записку и зачитал строфы:
  
  О бесконечность желтая река
  Лишь с двух попыток сбудется судьба
  И третий мяч победный для тебя
  Арбитр с империала засчитал
  
  Обсуждение шарады было бурным. То, что у улицы "речное" название согласились все, но подобных улиц в Лондоне и пригородах хорошо, если десятки. То что номер дома два, тоже было понятно, но вот мяч с империалом... Тут миссис Хадсон, весьма хорошо знающая Лондон, вспомнила об улице Желтой реки в пригороде,
   Элен с Инди , моментально собрались, взяли кеб и отправились туда. Вернулись они, судя по лицам с победой. Дом ?2 по улице желтой реки, был съемным, для клиентов среднего достатка и хозяин оказался к счастью завзятым театралом и с восторгом узнал саму Элен Фолкен. Пока Элен давала счастливому хозяину автограф, Инди , представившийся ее кузеном из Претории, осматривал дом и сходу определил, что мячи, это медные шары украшающие балясины лестниц, а империал, это соответственно второй этаж. В результате, кузен и кузина, доставили на Бейкер стрит, кожаный мешочек с двумя великолепными каболарами и запиской со следующим содержанием...
  
  На храм отдай ты обязательно что должен
  И пять поклонов привнеси туда
  Ковер не скроет белого квадрата
  И часовых у каждого угла
  
  Это были координаты дома с тайником в Брюсселе. Итак в Брюссель друзья, в Брюссель !
  
   []
  
  
   Дом Герцога Альбы
    []
  
  
   Королевский театр Друри-Лейн отправлялся на гастроли. Как сказал старый капрал Шедарис, служащий в театре истопником: "Орде кочевников отправится в поход, гораздо легче, чем Театру на гастроли. В Орде порядка больше". Герцог Эдинбургский, покровительствующий театру, приказал выделить для гастролей отдельный поезд и вся труппа с наслаждением ударилась в склоку, по распределению купе и багажных мест. Как Прима, да вдобавок еще и баронесса, Элен Фолкен заявила претензию на отдельный вагон, и что характерно, его получила, тем более, что с нею вояжировала Княгиня Хадсон и два знаменитых Северо-Американских актера (так позиционировались Перри и Инди). Первая часть маршрута лежала железнодорожным паромом Дувр и Остенде и далее в Брюссель.
   Компания "Аргонавтов", (такое название предложил Индиана Джонс), увлеченно расшифровывала крипто-шараду.
   То, что это дом номер пять по Храмовой улице, было ясно практически сразу, но вот остальное было сложнее. Компаньоны успели озаботится путеводителями и сейчас увлеченно рылись в книгах посвященным Брюсселю. Улиц могущих считаться храмовыми нашлось аж целых пять, достопримечательность была только в одном доме ?5, там когда то останавливался известный герцог Альба. С этого дома и решили начать.
   Но тут еще добавилась одна неприятность. Труппу всю дорогу кормили в вагоне-ресторане, причем согласно приказу герцога, как гостей, то есть абсолютно бесплатно. И в Брюсселе выяснилось, что несколько актеров и актрис, отравились то ли устрицами, то ли оленьим окороком. Не смертельно конечно, но состояние их, было явно не для сцены.
   "Аргонавты" решили прийти на помощь коллегам по поездке. Миссис Хадсон, обладающая феноменальной памятью, уже видевшая эту пьесу, читавшая её на бумаге и бывавшая на репетициях, взяла на себя роль Матушки молодого джентльмена, а старина Перри, которому как адвокату, ничего не стоило запомнить с одной читки самый большой текст, сыграл горничную Мэт из Уэльса. Так что тут его американский акцент, сочли юмором режиссера. А что касается преображения джентльмена в даму, тут помогла очередная идея художника, все женские персонажи были одеты в Московитские костюмы. Элен осталась при своей роли, роли Леди Метчмекер, обожавшей устраивать браки.
   Спектакль прошел на ура, а в газетах писали о трогательно-грубой женственности горничной Мэт, это кстати позднее аукнулось в Париже.
   А пока Аргонавты искали второй тайник Клеопатры. Дом номер пять по Храмовой улице они нашли, но вот строфы "Ковер не скроет белого квадрата, И часовых у каждого угла", никак ни во что не складывались. Миссис Хадсон с Индианой еще раз поехали к этому дому и будто бы прогуливаясь, прошли по тротуару мимо дома Альбы, потом прошли еще раз и миссис Хадсон, негромко сказала Инди - "Это же элементарно. Посмотрите на второй подъезд, которым явно не пользуются. Перед ним лежит чугунная решётка, а под ней явно квадратная плитка, так что нужно под нее заглянуть, но вопрос как это сделать ?" - на что Индиана Джонс ответил - " Я что-нибудь придумаю, ибо определенный опыт у меня есть". После этого Миссис Хадсон, еще раз прогулялась возле дома ?5 в костюме монахини и навела справки о его жителях, это были две почтенных старых девы, сестры и маркизы в добавок.
   В доме за номером 5 по Храмовой улице, в этот день была суета, какой не было уже, пожалуй лет сорок, со времен бегства прямо с помолвки, жениха пятой младшей маркизы да Лопес иль Саратога. Утром в дверь дома постучал учтивый месье, представился чиновником по особым поручениям Министерства иностранных дел и попросил уважаемых дам, от имени Правительства Бельгийского королевства, согласиться на переговоры с Минстром Двора Испанского короля, пго очень важному вопросу. Сестры да Лопес, уже много лет не вели светскую жизнь и судорожно вспоминали правила этикета. Хорошо еще любезный чиновник МИДа, настоял на том, что сервировку торжественного завтрака, он берет на себя, ибо это положено, согласно дипломатического протокола. И тут строго к назначенному времени, к дому подъехала роскошная карета и оттуда вышел шикарно одетый аристократично-вальяжный синьор в сопровождении дамы, по виду бывшей минимум герцогиней (это естественно была Элен). Они прошлись вдоль фасада, что то при этом обсуждая, а потом почили своим присутствием дом. Пригубив чай и отщипнув по крошке от печенек, испанцы приступили к сути дела. Оказывается, Брюссель собирается посетить герцогиня Альба, предком которой был тот самый герцог Альба. С этим домом связаны некоторые семейные предания и герцогиня хочет его посетить, если конечно уважаемые дамы не будут против. Дамы естественно не были против, но тут всплыла еще одна проблема... В старинном альбоме у герцогини, нижняя часть фасада и тротуар выглядели несколько иначе и Министр Дон Диего (так назвал себя в этот раз Перри Мейсон), попросил разрешения, нанять рабочих, что бы они помыли низ фронтона и немного обновили тротуар, все за счет посольства разумеется, а дабы не смущать благородных синьор маркиз шумом, то посольство Его Величества, с удовольствием оплатит их двухдневное пребывание в Королевских апартаментах отеля Grand Place. Естественно предложение было принято с восторгом, а Миссис Хадсон, представившись племянницей маркиз, уже нанимала рабочих. Мейсон и Индиана перевоплотившись в мастеров, быстро оградили интересующий их подъезд легкими деревянными щитами, подняли решётку и очистили пространство которое она до этого скрывала...
   Это была поверхность выложенная плитками, причем по углам было четыре черных плитки, а посередине, одна большая светлая. Остальное было делом техники, под белой плиткой был обнаружен тайник с очередной порцией каболаров и следующее стихотворно-путеводное послание.
  
   И аромат багетов свежих
  Пять раз вам поднял аппетит
  И череду посланий нежных
  Вам сень платана посвятит
  И путеводная звезда
  Откроет тайну вам всегда
  Из недр своих её вам явит
  
   Рабочим было щедро заплачено, за освежение и чистку фасада и тротуара, а у искателей сокровищ, путь лежал в Париж
  
  На Париже настояла Миссис Хадсон, ибо по ее словам на Париж указывало слово Багет и слово Paris, мелкими буквами написанное в нижней части листка со стихами
    []
  
  Парижские тайны
  
  
    []
  
   Итак в Париже, улиц с хлебными названиями было полтора десятка, но вот платанов было существенно меньше. И слова, про путеводную звезду наводили на определенные сомнения.
   А тут подошло время спектакля и вместо Мейсона горничную Мэт из Уэльса, играла актриса, но тут случился некий камуфлет. Группа Брюссельских суфражисток, восхищенная игрой Мейсона на сцене, поехала за театром в Париж, дабы еще раз посмотреть полюбившуюся им актрису на сцене. Увидев в программке, имя Альен Корнелия, а так звали актрису заменившую так и не выздоровевшую товарку (именно под этим именем выступал Перри), они настроились наслаждаться талантом полюбившейся актрисы, но на сцене увидели совсем другую героиню, а в антракте, в буфете, они услышали сплетню, что актриса играющая горничную и вовсе переодетый мужчина, естественно суфражистки решили что переодетый мужчина на сцене именно сейчас. Стал назревать скандал и он назрел. В разгар второго акта, разъярённые тем, что загримированный под женщину ·мужчина? был миловиднее и даже красивее их всех вместе взятых, суфражистки полезли на сцену восстанавливать справедливость. Путь из зала на сцену ведет, как известно через оркестровую яму, но в оной пребывали музыканты, которые тоже были достаточно боевито настроены и дали отпор агрессоршам, из зала так же стали подтягиваться желающие поучаствовать в драке, да и со сцены, часть актеров решила прийти на помощь музыкантам. А тут еще подоспели и жандармы, так что стало совсем весело. Редкие суфражистки добиравшиеся до сцены, получали четкий отпор от мисс Альен Корнелии, она действовала сковородкой из реквизита и действовала весьма успешно. Сковородка, при соприкосновении с головами феминисток, издавала звук гонга и каждый такой звук вызывал бурное одобрение в зале. А миссис Хадсон, опять воплощавшая образ матушки, отважно действовала реквизитным московитским артефактом, по названию Ухвият (the tongs), им очень удобно было спихивать в оркестровую яму феминисток (естественно тех у которых была талия).
   Апогей перформанса наступил, когда из оркестровой ямы на сцену вылезла суфражистка, с виолончелью надетой на голову, завопила что то гулко невообразимое и не без участия миссис Хадсон, рухнула назад в оркестр. Ржал весь зал, и даже дерущиеся музыканты, актеры и жандармы, прекратили бой, дабы оценить мизансцену.
  
   []
  
   А Аргонавты, снова стали думать над крипто-стихами и как всегда блеснула умом и логикой Миссис Хадсон. Речь ее была следующей:
   ·Во первых почему платан это дерево, а не название кафе или отеля ? А во вторых багет, это не обязательно хлеб !?
  Все снова бросились рыться в путеводителях и Элен первая нашла искомое - Кафе ·Платан? на улице Багатель 5.
   На разведку отправилась миссис Хадсон в полюбившемся ей костюме монашки...
   Кафе было достаточно приличным, и что сразу бросалось в глаза, его стены были увешаны городскими пейзажами с видами Парижа. Миссис Хадсон сразу выделила то, что рамы были очень толстыми для таких картин. За столиком, выбранным ею, уже сидела пожилая дама и потребляла кофий с пирожными. Миссис Хадсон, мило стесняясь, представилась провинциалкой и спросила, какие пирожные, мадам ей бы посоветовала спросить. Завязалась беседа, дама оказалось завсегдатайкой кафе и выяснилось, что не так давно на картинах меняли рамки и если они раньше просто висели на стене, то теперь прикручены намертво. Теперь у миссис Хадсон появился повод с любопытством посматривать на картины и тут она, кое что заметила и мозаика опять сложилась.
  
   Бурей ворвавшись в апартаменты Мейсона, где Аргонавты копались в путеводителях и справочниках, миссис Хадсон победоносно спросила: ·Дорогие друзья, ну вы разобрались причем тут слово Звезда?? -
  И выдержав Моэмовскую паузу рассказала о кафе и странных картинах и добавила в конце... ·А на одной из картин нарисована площадь Этуаль, что по французски означает звезда!?
  
   Теперь в кафе ·Платан? направились Индиана и Элен, они изображали роскошную пару, что им было достаточно не сложно, ибо изображали они, практически сами себя.
  
   Прогуливаясь по рю Багатель, они уже почти подошли к кафе Платан, как оттуда раздались крики, грохнул выстрел и на улицу выскочил какой то гамен с дымящимся кремневым пистолетом и за ним в дверь стали протискиваться двое подельников, которые пыхтя тащили здоровенную кассу ·Националь?.
   Индиана и Элен, прореагировали мгновенно, и, как и были раньше обговорены подобные ситуации, они стали спиной к спине и обнажили оружие. Тащившие кассы бандиты, повинуясь не имеющему двойных толкований жесту Инди, остановились, побегавший им на помощь третий негодяй, получил пулю под ноги от Элен (потом Элен по секрету рассказала, что метилась вообще то в колено), а повернув назад, увидел дуло Велдога смотрящего из руки миссис Хадсон, материализовавшейся у фасада дома на против.
   К приходу жандармов, мерзавцы лежали мордами в брусчатку мостовой, касса стояла на тротуаре под неусыпным вниманием счастливого хозяина, а вокруг восхищенно кишели местные пейзане и просто прохожие.
   Полицейский комиссар пропел букет дифирамбов знаменитой актрисе, пожал руку господину профессору, и удалился, захватив с собой полицейских, а за одно и преступников.
   Ну а хозяин Платана, буквально насильно затащил Элен и Инди в свое кафе, что впрочем полностью совпадало с их желанием. Ну а дальше, все было более менее просто...
   Хозяин получив от Элен автограф, сказал что вставит его в рамку и повесит на стену в главном зале, после чего попытался подарить отважным леди и джентльмену, огромную вазу стоявшую в углу. На что Элен и Инди, сказали, что это слишком большой, да и дорогой подарок, Инди, как археолог, сразу же оценил эту вазу в несколько тысяч золотых франков, а Элен применив свою улыбку (перед которой еще никому не удавалось устоять), предложила вместо вазы, подарить им одну из картин с парижскими пейзажами, висящих на стенах, и как раз вместо картины повесить ее автограф и поводя рукой, будто бы случайно выбрав, указала на пейзаж с Площадью Звезды. Хозяин, боясь, как бы гости не передумали по поводу вазы, моментально согласился, картина была демонтирована под личным присмотром Индианы и Аргонавты уехали на фиакре, который поджидал их за углом, и где уже их ждала миссис Хадсон.
   В раме они обнаружили тайник, с очередной порцией драгоценных камней и листок со строфами очередного верлибра и словом Berlin внизу листка.
  
  Медведь и дюжина орехов
  Что есть тут общего казалось
  Но в книге мудрой есть ответ
  Сядь в кресло, что бы снять усталость
  Тут твой альков под сенью древ
  Тут книги верно служат людям
  Гроздь желудей ключом тут будет
  И в эдельвейсе есть ответ
  
   И теперь Аргонавтов ждала столица Германской империи.
    []
  
  Как Пройти В Библиотеку? Яволь!
  
  
   []
  
  Аргонавты пребывали в восхищении и предметом восхищения была миссис Хадсон. Она раскусила крипто-верлибр, как белка маленький орешек.
   "Друзья, это элементарно. Ореховая улица дом 12 это я думаю всем ясно, Нуссиг штрассе Ахтин. А судя по упоминанию медведя, который кстати является гербом Берлина и по намекам на книги, это Городская библиотека. А сокровища, скорее всего, спрятаны в кресле и что бы добраться до тайника, надо нажать на гроздь орехов и эдельвейс, в орнаменте вырезанном на кресле".
  
   Накануне в театре появился старый знакомый мисис Хадсон и Элен - граф Леверлин, кронпринц Алекс Баден-Баденский, он после спектакля пригласил миссис Хадсон и Элен, прогуляться по Берлину и полюбоваться на развод по караулам гвардейского полка, и тут дамы увидели, с каким восторгом простые немцы, сопровождали прохождение войск по улице, Мейсон тут же сказал, что психологически, любой немец поклоняется мундиру и если к роскошному шитью и пышным эполетам, будет присовокуплен старый добрый пикельхельм*, то поклонение перейдет в экстаз. Так оно и вышло...
  
   Кронпринц, не был последним знакомым, которого Аргонавты встретили в Берлине, делу очень помогло, что Аргонавты встретили еще одного своего старого знакомого - Ротмистра Б., того самого, что спас Анну Каренину. Он был почему-то в мундире Германских автомобильных войск. Старые знакомые вместе посетовали об отставках Фандорина и князя Дмитрия, а потом ротмистр предложил прокатить общество на шикарных авто, и спросил, нет ли в костюмерной театра шикарных мундиров похожих на германские. Судя по всему, ротмистр проводил какую то секретную операцию, но так как она укладывалась в мизансцену действий Аргонавтов, стороны пришли, как бы сказали лет через сто пятьдесят - к консенсусу.
  
   Через два дня у библиотеки остановилось два солидных автомобиля марки "Дюзенберг", офицеры сидевшие за рулем синхронно покинули автомобили и синхронно же распахнули дверцы салонов (это были Ротмистр и Инди), откуда вышли высокие чины, в потрясающей парадной форме (это были костюмы из мюзикла "Герцогиня Герольштейнская", и в них были облачены, соответственно Мейсон, примкнувший к нему Джорж Редклифф, артист Королевского театра Друри-Лейн (он же бывший лейтенант Арно) и хозяин театрального буфета Шамиль-Хан, который прочитав в газете об отравлении актеров в вагоне-ресторане некачественной пищей, на аэроплане примчался из Лондона в Берлин, дабы лично контролировать кулинарную составляющую путешествия. Лейтенант и Шамиль-Хан с радостью согласились поучаствовать в авантюре и лейтенант обещал заодно научить новиков военным манерам. Когда Элене спросила его, как продвигается обучение, Арно ответил: "А то Вы не знаете этих штатских Леди". На что Ротмистр добавил: "Ничего, лейтенант их научил, одевать сапоги на свежую голову".
   Но тут опять сыграл Его Величество Случай... Из ворот Берлинского арсенала, вышел офицер в полевой форме и железном шлеме, пригляделся к Перри и Арно, и достав из деревянной кобуры Маузер, двинулся к ним.
   "Господа" - важно сказал Кронпринц - "На вас германские мундиры, но я знаю, что вы не являетесь офицерами Германской Императорской армии и хотя вы мои друзья, я как германский офицер, обязан вас задержать !"
   И подняв ствол, сделал им не имеющее двойных толкований движение, мол - "Vorwärts, schneller !" Мейсон, аж побледнел. Но тут ситуацию спас Шамиль-хан. Широко улыбаясь, он обратился к грозному Кронпринцу и объяснил ему, что тот зря видит злой умысел, актеры просто репетируют пьесу "Приключения в Герольштейне" и хотят посмотреть, насколько они вжились в роль и идут именно в библиотеку, дабы не принести ущерба германскому мундиру, тем более, что форма вообще не уставная.
   []
  
   Кронпринц Алекс, радостно спрятал маузер и сразу же напросился участвовать в репетиции, ибо он мечтал об этом с детства. Уже в библиотеке, он шепотом спросил у Арно, а почему это так нервничает Мейсон. На что Арно радостно сообщил, что Перри (по ряду причин) обычно играет женские роли, а тут как раз его первая мужская роль, так сказать дебют. Судя по тому, что у Шамиль-хана затрясся от сдерживаемого смеха подбородок, а Мейсон побагровел, шепот был достаточно громкий.
   []
  
   Когда германские военные, звеня шпорами, вошли в библиотеку и потребовали показать им главный зал, приказ был выполнен немедленно. Заявление, что зал необходимо осмотреть, на предмет развертывания там, в случае боевых действий либо учений, комендатуры, было встречено с восторгом. Кресло нашлось достаточно быстро, ибо солидных кресел, стоявших возле так называемого "королевского" стола было всего три. Дабы отвлечь кронпринца, Арно попросил господина гауптмана, проверить сектора обстрела из окон, чем Алекс и занялся, взяв себе в помощницы двух молоденьких библиотекарш, приведя их в полуобморочный восторг, процессом пристегивания маузера к кобуре-прикладу. Тем временем Мейсон, разобрался куда и как нажимать и ловко оприходовал деревянный пенал выскочивший из тайника. Господа офицеры(кроме Алекса, который остался объяснять библиотекаршам, особенности пистолетов Маузер), окруженные почтительным восхищением, покинули библиотеку, без каких либо препятствий.
   Позднее, они, будучи уже в Варшаве прочитали, про скандал в Берлине. С треском был снят с должности, начальник Берлинского гарнизона. Он вроде бы самовольно использовал в личных целях, два новеньких Дюзенберга из гаражей Кайзера. Аргонавты хохотали в голос, а у ротмистра Б. наверняка в это время горели уши
  
   Дальше путь Аргонавтов лежал в Варшаву.
  
  Пикельхельм, пикельхаубе (нем. Pickelhaube), также называется шлем с пикой (нем. Helm mit Spitze) - остроконечный кожаный шлем, носившийся в XIX и XX веке военнослужащими германских вооруженных сил, пожарными и полицейскими. С этим головным убором очень часто ассоциируют прусскую и германскую армии.
   []
  
   Кныши со сметаной и немного виски
  
    []
  
  
  
  
  Большой генерал двадцать пушек привез
  И имя его до сих пор процветает
  И место заветное путника ждет
  Там смоква в бочонок с вином прорастает
  
   В который раз, озвучив эти вирши, соратники переглянулись грустно-усталыми взглядами. Да, дом номер 20, это однозначно. Но вот генеральских улиц в Варшаве хватало, но ни одна из них не подходила. Либо там не было дома с таким номером. Но тут, как всегда, вопрос разрешила великолепная Миссис Хадсон...
   - "Друзья"- воскликнула она -"Я не сильно разбираюсь в военном деле, но вот можно ли маршала назвать генералом, или наоборот генерала маршалом?"
   Пока Мейсон и Инди , недоуменно хлопали глазами, в разговор вступила Элен: "Прямо в центре Варшавы, есть улица Маршалковская" - и полистав путеводитель, добавила - " А на этой улице, в доме двадцать есть винный подвальчик "Schronienie podróżnika", что означает "Приют путешественника".
   Перри Мейсон, изображая американского журналиста, зашел в кофейню через три дома от интересующего его объекта и стал выяснять у хозяина, в каком заведении на Маршалковской самый лучший и самый худший кофе. Нет, то, что лучший кофе во всей Варшаве именно в этой кофейной он уже понял, но вот где худший, вот в чем вопрос. Зерно этого вопроса, упало на благодатнейшую почву, причем большой сегмент негативной информации, был посвящен "Приюту путешественника". Подвальчик оказался местом, где обитал "Klub ekscentrycznych panów" - "Клуб эксцентричных джентльменов". Группа панов среднего возраста, в костюмах под английский крой, судя по всему из мелких рантье, играли в Аглицкий клуб для джентльменов. Они изображали некоторую. Эксцентричность с британским оттенком, что выражалось в идиотских пари и смаковании явно поддельного Скотча.
   []
  
   - "Вы представляете Пан" - эмоционально вещал кофейщик - "Эти идиоты пьют виски, которое им поставляет старый Шимон с Жолибожа, а этот жулик подделывает даже простую воду, которой разбавляет пиво в своих дешёвых пивных и больше того, в качестве украшения там стоит фикус, будто это не почтенное заведение, а дом призрения для вязальщиц носков. Так что это никакие не джентльмены, а простые лайдаки, пьющие кошачью мочу." -
   Но Мейсон его уже не слушал, ибо слово фикус, послужило ответом на последнюю загадку, так как слово смоква в стихах, не могло ничего означать, кроме фикуса.
   Мейсон, таки выяснил, откуда такая неприязнь... Просто изначально, паньство хотело устроить клуб в этой кофейной, а потом передумало.
   В подвальчик направились Индиана и Редклифф, изображая двух британских джентльменов-путешественников. Естественно, двух настоящих британцев, местное общество встретило с восторгом, джентльмены сразу же заметив фикус в кадке, немедленно начали действовать и доложили сообществу о том, что они состоят в таком же Клубе в Лондоне, что вызвало, еще больший восторг.
   []
  
   Местным панам очень понравилась игра в карты на дурацкие пари и соревнование, на самую невероятную закуску к виски. История Редклиффа о том, как проигравшие пари джентльмены, были обязаны четверть часа бесплатно отработать носильщиками на вокзале Ватерлоо, вызвала аплодисменты. А рассказ Индианы про то, как он выиграл закусочный конкурс, применив в качестве закуски к виски соленые огурцы, купленные в портовой лавочке со странным названием "У дьядди Мьйишши", вызвал буквально бурю восторга. Ну а когда Редклифф попросил присоветовать самую невероятную закуску к виски, дабы и он смог выиграть конкурс в Лондонском Клубе, предложения посыпались. Британским джентльменам, больше всего понравились Бигос и Кныши со сметаной, в первую очередь названиями. А Редклифф сразу же предложил поэкспериментировать с данными закусками и разными сортами виски, в чем высокое общество весьма преуспело. А потом застолье плавно перетекло в игры в карты на пари (правда со стола убрали только закуску).
   Игра была простая. Выбранный по жребию банкующий, сдавал открытые карты, по одной до первого Короля, получивший Короля игрок придумывал задание, после чего сдача продолжалась до Джокера, получивший Джокера игрок, должен был это задание выполнить. Учитывая, что дегустация виски продолжалась, весело было всем, хотя и присутствовал флер легкой неадекватности. Например пан, который согласно пари, должен был подложить вилку на поднос проходящей официантки, очень удачно воткнул эту вилку в афедрон подвернувшегося официанта.
   Понятно, что в этой атмосфере, Инди элементарно провел сдачу карт так, что пан Мулькевич, был вынужден купить у хозяина кабачка фикус стоящий в углу, ну а Арно, предложил продать этот фикус ему за пять фунтов (сговорились за шесть). Когда Редклиф и Инди вынесли фикус на улицу, миссис Хадсон сидевшая в соседнем бистро, залихватски свистнула, приведя в ступор окружающих. Из-за угла сразу же выехал большой экипаж, на облучке которого, сидел наш старый знакомым ротмистр Б., (которого Аргонавты случайно встретили на вокзальной площади, где он высаживал из экипажа трех пассажиров, здоровенных мужиков, на которых мешковато топорщилась новенькая гражданская одежда, с огромными тяжелыми баулами. Ротмистр с радостью принял приглашение посетить театр и побыть у друзей разъездным экипажем, ибо свои дела в Варшаве он к этому часу закончил), рядом с ним сидела Элен, в бешено элегантном автомобильном костюме. Фикус был торжественно водружен в ландо и препровожден в гостиницу. На самом дне кадки был обнаружен пенал завернутый в вощеную бумагу, россыпь драгоценных камней и лист со стихами, присутствующие в нем, обозначили правильность выбранного пути. Следующим пунктом назначения был Стокгольм.
   []
  
  Привратник замка строг и мрачен
  Пред ним свобода, а за ним неволя
  Вы дважды Фатума коснетесь
  На острове вдали от моря
  И тайна там в судьбе сокрыта
  И кандалы звенят от горя
  
  
   Бал в Стокгольме под звон кандалов
    []
  
  
  
   Мейсон и Инди бывали в Стокгольме неоднократно, так что крипто-верлибр раскололи достаточно быстро. Однозначно это касалось Лонгхольменской тюрьмы на одноименном острове, каких то часов. Заминку вызвала строфа "Секунды дважды Фатум отбивает", Миссис Хадсон, поразмыслив сказала, что это нечто, чего посетители тюрьмы, касаются минимум дважды, так что это скорее всего дверная ручка. И она в каком то присутствии, где бывают все посетители тюремного замка. Мейсон, поцеловал Миссис Хадсон руку и сказал что она Гений криминалистики. Парадный вход в тюрьму, за которым находилась тюремная контора, предваряли огромные двери с помпезными ручками. Теперь дело было за малым... Как попасть в тюрьму.
   К моменту прибытия в Стокгольм театрального поезда, там начался Большой бал Принцев и Принцесс. Несмотря на столь громкое название, ранг бала был не слишком высоким, с точки зрения уровня коронованных особ, ибо собирались там принцы, кронпринцы и прочие принцессы, но не прямые наследники, а так сказать через несколько ступеней от трона, причем не самых маленьких. Бал проходил во дворце кронпринца Хельмута, дворец этот, в свое время построил отец принца, после женитьбы на эрцгерцогине Луизе. Именно по ее настоянию, дворец был копией Шербурна, пусть и несколько уменьшенной. Но зато бал длился неделю и там во всю царствовал Гименей. Для миссис Хадсон и Элен, как для титулованных особ, не было проблемой получить приглашения. И пока Мейсон и Индиана, поехали навещать своих старых знакомых, на предмет информации о тюрьме, дамы отправились на бал.
   У входа во дворец был переполох, первое, что увидели подруги, это бегущий, по лестнице, прыгающий сразу через две ступеньки, королевский гвардеец, с нахлобученной аж до глаз и ушей каской, сшибив несколько человек, он в финале сбил с ног престарелую, но весьма объемную супругу пятого эрцгерцога Баварского и рухнул прямо на нее. Причиной данного инцидента, был старый знакомый наших подруг - капитан Левиафана, барон фон Глебовски. Он был в бешенстве, ибо его не пустили на бал с саблей, так как по королевскому уложению 1691 года, холодное оружие, включая парадное, на балы не допускалось, а идти на бал в морском мундире без сабли, это было невозможно. Несчастный гвардеец осмелился сделать барону замечание, за что и пострадал. Мисс Хадсон и Элен успокоили капитана и посоветовали одеть другую униформу, к которой полагалось бы оружие не входящее в реестр. Барон сразу воспрянул духом и сказал, что от старых времен, у него имеется чин полковника бразильской Императорской морской пехоты с правом ношения мундира вне строя, а к этому мундиру положен револьвер системы Кольтf. Засим фон Глебовски раскланялся и поехал переодеваться.
    []
  
   Подруги вошли в зал и были остановлены патрулем из молодых гвардейских фенрихов, и полудюжины барышень, проверявших наличие на туалетах дам, изображений запрещенных цветов и растений. Патрулем командовала их старая знакомая по давнему круизу, племянница Великого князя Владимира, княжна Ксения. Как она рассказала, ее буквально насильно заставили посетить это скучнейшее второсортное мероприятие и она, дабы развлечься, сколотила компанию из молодых гвардейских офицеров и юных знатных барышень из разных Европейских Дворов и с их помощью разнообразила местный скучный быт. Два дня назад, она рассказала фрейлинам легенду о призраке Царевны Несмеяны, некогда убиенной в этом дворце и бродящим по ночам, который следующей ночью удачно изобразила в дортуаре фрейлин. Визг стоял такой, что был поднят по тревоги, дислоцированный в соседнем городке кирасирский полк. А на сегодня Княжна объявила запрещенными узоры на одежде, в виде цветов роз без шипов и соцветия картофеля. (Под этим соусом, по просьбе, одной юной эрц-герцогини, с бала уже была выставлена, ее зануда метресса и надоевшая мелочной опекой статс-дама). Короче молодежь развлекалась, как могла. Княжна Ксения, ввела заодно в Стокгольме новую моду, дворянский ститм-хантер-стиль. То есть костюмы и платья, с элементами аксессуаров железной дороги, но близкие к охотничьим костюмам.
    []
  
   Княжна украсила свой костюм, парочкой старинных дуэльных пистолетов, и когда её не пустили с ними на бал, попросила Придворного механика, барона Никалаба, который уже принимал участие в разработке стиля, стим-хантер, снарядить в этом стиле, её любимого кота Тимофея и обязательно присовокупить к костюму благородного животного, один из недопущенных к балу пистолетов. Мажордому и охране, Княжна гордо заявила, что так как в Королевском уложении, нигде не запрещены коты с пистолетами, так значит это разрешено. И Тимофей гордо рассекал на балу, сверкая сбруей и оружием.
  
   А на вопрос, как можно, двум Леди и их друзьям, официально попасть в тюрьму, не преступая закон, Княжна нашла ответ за мгновение... "Так давайте устроим благотворительное посещение. Тем более у гвардии фенриха , князя фон Герюбинга, входящего в их компанию, тетушка Председатель общества призрения сирых и убогих, куда заключенные, безусловно должны входить.
   Даааа... Этот день персонал Лонгхольменской тюрьмы запомнил надолго...
   Сначала весь двор перед главным входом в тюремный замок, заполнили блестящие кавалеристы (это была компания Княжны Ксении). Они заявили, что сюда едет инспекция из Попечительства Княгини фон Герюбинг и проверять эта инспекция, будет положение чиновников, ибо работа тут тяжелая и верным служителям закона, не должно быть тяжелее, чем заключенным.
  И в гостеприимно распахнутые двери тюремного присутствия, хлынул поток бальных платьев и блестящих гвардейских мундиров. Надо ли говорить, что в этой суматохе, Инди развинтил массивную ручку на дверях (нужной оказалась вторая из четырех). Его прикрывали от чужих взоров четыре брата баронета, из компании Княжны Ксении, корнеты Блекгхолмского Гусарского Гвардейского полка. Ксения сказала, что у мистера профессора пари и джентльмены с радостью вызвались ему помочь.
  
  
   В круглом пенале, опять нашлась горстка каболаров и очередной стих.
   А дорога вела Аргонавтов в Санкт-Петербург
  
   Басни и призраки Санкт-Петербурга
  
  
  
   []
  
  
  Шатер веселый все венчает
  Зверей тут разных очень много
  Но не веселье их задача
  А философии немного
  Мудрец маститый, старым штилем
  Воображенье растревожит
  Примат со скрипкой скроет тайну
  Но мудрость вымысла поможет
  
  
   Миссис Хадсон и Элен, прогуливались по Аничкову мосту. Спектакли в Санкт-Петербурге шли с аншлагом и Элен вырвалась из театра на прогулку, что бы немного отвлечься. Разговор естественно шел об очередном тайнике. Слова шатер и звери, явно указывали на цирк, но цирков в столице Империи хватало. Аргонавты, активно их обходили и в первую очередь те, где выступали дрессированные звери, но пока результат был равен нулю, если конечно не считать результатом казус, произошедший в шапито на Литейном...
  
   - В разгар представления, слон, которого дрессировщик сначала никак не мог загнать на тумбу, отказался теперь, с оной тумбы слезать. Встав на задние ноги, слон стал угрожающе трубить. В зале стала, медленно, но верно нарастать паника. Пока Элен (естественно моментально доставшая из сумочки револьвер), определяла, кто сильнее заслужил пулю, слон или дрессировщик, миссис Хадсон, достала свою дудку, с которой не расставалась, встала и выдала вариацию на тему "Полета Валькирий", Рихарда Вагнера. Слон моментально стал паинькой, слез с тумбы, преклонил колени пред трибунами и самостоятельно ушел за кулисы. Публика устроила миссис Хадсон бешенные овации, но мнения о ней разделились. Одни из зрителей считали, что это просто отважная Леди, а другие считали, что это талантливая актриса, участвующая в спланированной мизансцене. Директор цирка, в антракте стал увиваться вокруг подруг, предлагая ангажементы и не отстал, пока Элен не отстрелила ему каблук (мужчинка был маленького роста и носил высокие каблуки). -
  
  
   []
  
   И тут взгляд прогуливающихся леди привлекла грустная фигура молодого офицера, стоявшего у перил и грустно смотрящего в Фонтанку. Они узнали в нем гвардейского офицера, из компании княжны Ксении, на Стокгольмском балу Принцесс. Заметив у него в руках револьвер, Элен выдвинула версию, что юноша решает, застрелиться ему или утопиться и скорее всего, это все из за несчастной любви.
   При виде знакомых дам, аристократическое воспитание гвардейца, превзошло его меланхолию и поручик щелкнув каблуками и поздоровавшись, пригласил в кондитерскую Метрополь, что на Садовой, где именно сегодня предлагают свежайшие пирожные.
   В кондитерской поручик поведал свою грустную историю. История была действительно любовной и героиней ее была некая выпускница Смольного института. Девушка была мила, образована, родовита, но немного более суеверна, чем это было принято в обществе, хотя мистические веяния в Петербургском высшем свете, были весьма распространены. А офицер, который не смотря на молодость, уже понюхал пороху (чин поручика он буквально на днях, получил досрочно, за храбрость), допустил при предмете своих воздыханий ироническое высказывание по поводу одной из городских мистических легенд. Легенда называлась "Призрак речной чайки", т.е. некогда брошенная и обманутая знатным возлюбленным бедная падчерица (по другому варианту горничная), бросилась где то тут в Фонтанку и теперь ее душа в образе речной чайки летает над рекой и криком предупреждает благонравных девиц об опасности исходящей от мужчин. Поручик, уже употребил и пунша, и Клико и даже толику Шустовского коньяку и посему выразил сомнение в истинности этой истории, и вдобавок пошутил... а о чем мол чайки предупреждают, если делают это не криком. Приятели заржали, часть барышень захихикали, а его избранница страшно оскорбилась, причем не на грубую шутку, а на отсутствие тонкости души.
  - Поймите Миледи, - стенал гусар, бия себя кулаком в ментик. - Я кавалерийский офицер, а не спирит. -
  
  
   []
  
   Причем оказалось, что он пришел на Аничков мост, вовсе не для сведения счетов с земной юдолью, а для того что бы в сердцах подстрелить какую-нибудь чайку ибо птицы ненавистнее, для него сейчас не было во всем Бреме. Подруги решили помочь Ромео в шпорах. Спектакли театра Элен, как раз шли в Мариинке, а уж там легенд бродило столько, что хватило бы на десять театров. Услышав план, поручик сначала усомнился, благородно ли ему, как офицеру и дворянину устраивать подобный розыгрыш. На что миссис Хадсон ему ответила, что еще более недостойно, лишать юную особу счастья, из-за ее не серьезных метафизических заблуждений. " вот что мой друг" - добавила она - "Если хотите помириться с женщиной и в ссоре пусть даже виновата она, повиниться необходимо вам. Уж поверьте".
   На разработку плана ушла ваза воздушных французских пирожных и большой кофейник с Мокко. А на следующий день...
   Графиня Бецкая, запомнила этот день на всю жизнь. С утора у нее было весьма плохое настроение, ведь намедни она поссорилась с поручиком Мещерским, поссорилась чисто из за своего упрямства и теперь весьма из за этого страдала, но сделать первой шаг к примирению... Это было невозможно. Был воскресный день и она с двумя подружками смолянками увлеченно обсуждали свежий журнал Парижских мод. И тут слуга доложил, что поручик, князь Мещерский, просит его принять. Сердце графини радостно встрепенулось, но она не показав вида, стала выказывать подругам-смолянкам сомнения в том, достоин ли князь аудиенции, но подружки ее уговорили, тем более они питали надежды, что вот сейчас Настенька Бецкая окончательно рассорится с душкой-князем и тут сразу же и повезет кому-нибудь из них.
   Князь вошел имея взволнованное лицо и огромный букет белых роз. Он принес свои извинения за неурочный визит и отдельно извинился за то, что выразил неверие в метафизические явления, ибо его знакомый американский профессор, убедил его в том, что духи существуют и собирается сегодня вечером общаться в Мариинке с духом Клеопатры, куда поручик и собирается отправится вместе с профессором Джонсом. В том, что барышни, выразили живейшее желание присоединиться к метафизической экспедиции, можно было и не сомневаться.
   В Мариинку, компания мистиков вошла с черного хода, Элен заранее договорилась с администрацией, и профессора Джонса с друзьями со всем уважением проводил за кулисы лично инспектор сцены, (который с радостью согласился участвовать в мистификации). Поблуждав за кулисами и выйдя через правый карман на Арьерсцену, барышни были уже в подходящем тревожном настрое, всю дорогу инспектор рассказывал им, что призрак Клеопатры карает девиц разбивших сердца юношам имеющим светлые чувства, и та на которую она укажет своим жезлом, обречена на вечное безбрачие и становится дурнушкой, так что когда, вдруг из полумрака, появился мерцающий блестками силуэт Клеопатры, у них не было сил даже завизжать.
  
   []
  
   Клеопатра медленно обвела оцепеневших Смолянок слегка светящимися огромными глазами (макияж Элен делала сама и он явно удался) и стала медленно поднимать руку с изящным жезлом (Волшебная палочка Феи из спектакля Золушка). Одной из девушек стало дурно, графиня не упала в обморок, только потому, что уцепилась за одиноко стоящий на сцене стул, остальные две девушки просто оцепенели... И тут поручик, отважно заслонил юную графиню и патетически воскликнул - "Уходи назад царица, я не отдам тебе свою любовь !". Загремел гром, сверкнули молнии и призрак исчез в клубящемся тумане (были применены эффекты из "Руслана и Людмилы"). В финале из трех барышень и гусара, на ногах устоял только гусар.
  
  
   Поручик на другой день, тепло поблагодарил Элен и миссис Хадсон, радостно сообщил что помирился с графиней и помолвка уже практически решена, и вспоминая их вчерашнее приключение, сказал, что из магнетического квартета вышел без потерь только он. И увидев непонимание на лицах Леди, пояснил, что три барышни плюс он, это как квартет в известной басне господина Крылова, которую тут же процитировал...
  
  Проказница-Мартышка, Осел, Козел да косолапый Мишка
  Затеяли сыграть Квартет.
  Достали нот, баса, альта, две скрипки
  И сели на лужок под липки -
  Пленять своим искусством свет.
  
  И добавил, что в Петербурге есть памятник Крылову, кстати того же скульптора по имени Клодт, чьими конями Дамы любовались на Аничковом мосту, где он хотел стрелять чаек, и на пьедестале той скульптуры отображен весь зоопарк присутствующий в произведениях великого баснописца.
  
  
   []
  
   Надо ли говорить, что в этот же вечер, Инди, одевший костюм шофера и сделавший вид, что чистит памятник, обнаружил за скульптурой мартышки со скрипкой, очередной тайник, с драгоценными камнями и очередными стихами...
  
   Театр возвращался в Лондон, а путь миссис Хадсон лежал в Каир.
  
   Магрибские пираты Лордахауса
  
    []
  
  
  Тут сфинксы тайною покрыты
  В одном из них конец загадки
  Дуэли место было тут
  Где сталь звенела не украдкой
  Конец истории настанет
  И все получат по заслугам
  Колокола судьбы звенят
  Под мраморно-кипенным кругом
  
   Марсельский порт поражал калейдоскопом запахов и красок. Наши путешественники прибыли сюда, что бы на яхте, которую им одолжил капитан фон Глебовски (его личная яхта, стояла на приколе в Марселе), отправиться в Каир. Порт буквально бурлил жизнью, одновременно неся в себе некий романтический флер. Как там, было сказано, в одном стихотворении, известного, но не поименованного поэта...
  
   Торговок гомон, чаек крик
   буксир сиреной разгоняет
   Корицей, морем и вином
   Марсельский порт благоухает
   В закат уходит Каннебьер
   А на причале в полудреме
   Марсельский записной Вольтер
   С пастиса пинтой во флаконе
   Дни тут прошли или века
   Ведь он со временем по свойски
   На мир взирает с высока
   С усмешкой, но по философски
  
   Марсельский гамен на причале так же присутствовал, он радостно подлетел к друзьям, вручил Элен шикарную белую розу и сказав довольно таки странную фразу, что мол смысл жизни заключается в разнице между Мальтой и Каиром, и растворился в толпе.
  
   Яхта вышла в море на рассвете следующего дня и Инди не мог ей нарадоваться. Все управление было сконцентрировано в рубке , а на корме и на носу, были замаскированы австрийские пулеметы Skoda М1909, морского образца, рубка и борта, были блиндированы броней мосье Крезо, в оружейных шкафчиках неброско вмонтированных в стенки рубки и кают, мерцали изделия мистера Кольта и Герра Маузера, а все это великолепие двигал по морю тысяче сильный двигатель герра Дизеля. Ну и главным асессуаром данного корабля был Боцман Боцман. Он представился как боцман, прочитав письмо Барона, сказал что корабль и он сам к полным услугам Леди и Джентльменов, а на вопрос как его зовут, ответил что зовут его просто - Боцман.
   Учитывая наличие на яхте тайников для неких грузов непонятных грузов, складывалось впечатление, что это отнюдь, не легкомысленное прогулочное судно, которым яхта "Валькирия" выглядела со стороны. Ох и не прост был капитан Левиафана, барон фон Глебовски, ох не прост.
   Яхта держала курс на Корсику, так как, знаменитый на весь мир мягкий сыр brocciu, который готовят из жирного козьего молока, можно купить только на Корсике. Все равно по пути. Но времени даром друзья не теряли, Индиана Джонс обучил высокое общество обращаться с пулеметами. Ведь великосветским Леди, не говоря уже об адвокате из Нью-Йорка, такое знание матчасти пригодится всегда.
   Воды Леванта и Магриба и тем более Корсиканская акватория всегда славились пиратством, когда безудержным, когда не очень, но как процесс, пиратство в этих местах давно стало рутиной.
  
   И сейчас, когда на Зюйде замаячили две подозрительные шхуны, Инди, исполняющий обязанности капитана, отдал команду к бою, боцман повернул несколько замаскированных рычагов, и на носу и корме, с лязгом развернулись пулеметные станки с бронещитками, а в рубке и каютах открылись замаскированные дверцы оружейных шкафчиков, где грозно замерцали Маузеры и Кольты.
   Шхуны стали нагло брать "Валькирию в клещи", флагов на них не было, и огонь их экипажи открыли первыми, так что вполне легитимно и законно, в дело вступили пулеметы Валькирии. Носовую установку обслуживали Миссис Хадсон и Элен, кормовую Мейсон, и очереди Леди, были более меткими и экономными, чем стрельба знаменитого адвоката. Боцман стоял у штурвала, а Индиана вертелся с двумя маузерами на крыше рубки, выбивая командиров на палубах вражеских кораблей. Короче все были при деле. За шумом и красками боевой страды, друзья не заметили, как появились еще одно судно, идущее параллельным курсом. Так это, друзья или враги? И что этот кораблей, принялся расстреливать в упор вторую пиратскую шхуну, ни сколько не прояснило ситуацию, и только, когда расстрелянный корабль стал погружаться в Средиземные пучины, а боцман оторвавшись от бинокля громко воспросил, не знает ли кто-нибудь, из Леди и Джентльменов, такой корабль как "Африка", и радостного вопля Индианы Джонса, что это, мол свои, Эраст Фандорин и Князь Дмитрий, пришло ощущение победы. После того, как пушки Гочкиса, с "Африки", споро пустили на дно пиратский корабль, второй и без того растерзанный меткими очередями пулемета Миссис Хадсон и Элен, поднял белый флаг.
   "Африка" и "Валькирия", не мудрствуя лукаво, взяли пиратское судно на абордаж.
  А Эраст и Князь Дмитрий, плывущие из Индии, где они нашли Сокровища Великого Могола, рассказали весьма интересную историю. Во время путешествия по джунглям, от древних развалин, к морю, на их караван напали разбойники, причем часть из них была британцами и один из разбойников, будучи раненым и попавший из за этого в плен, в обмен на свою жизнь открыл друзьям тайну сокровищ Сфинкса.
   Он раньше работал на некоего Лорда Хауса, и по его приказу прятал в тайнике в статуе Сфинкса, какие то шкатулки, но самое интересное, это было не в Египте, а на Мальте...
  То есть, в Египте, у входа в храм, сооруженный в Египте около Фив в честь фараона Аменхотепа III было четыре Сфинкса. Головы сфинксов кстати, являются портретными изображениями этого самого фараона.
  Камергер Российского Императорского двора, Андрей Николаевич Муравьёв увез два из них в Петербург, а два попали на Мальту, на гору Скиберрас, на место дуэли двух Мальтийских рыцарей. Так вот там и есть тайник. Причем ларец украшенный золотой короной, это бомба, взрывающаяся при открытии оного, не знающим секрета человеком. А у Каирских сфинксов, наших друзей ждала засада с приказом их уничтожить. Вернее должна была ждать, мерзавцы на пиратских и должны были быть той засадой, но не сложилось.
   И самое интересное это то, что за всеми этими делами, стоял вовсе не лорд Хаус, а некий магрибский делец и авантюрист Хого Фого, который был среди плененных сегодня пиратов.
   На мерзавца пришлось одеть ручные и ножные кандалы, взятые из пиратского же хозяйства, уж больно он был шустрым. Будучи связан, как и все пираты веревками, он умудрился из них выпутаться и бросился к борту судна, дабы прыгнуть за борт, но на свою беду он пробегал мимо Миссис Хадсон и даже на нее замахнулся, что и вышло негодяю боком. Миссис Хадсон, элегантно провела свой любимый прием Тэ-куби, и мошенник, завывая от боли, покатился по палубе. В бессильной злобе, он стал выкрикивать бессвязные и местами грязные фразы, но из которых впрочем, выкатилось жемчужное зерно. Оказывается в том самом крюшоне, который подавали в роковой день, в аристократическом клубе отпрыскам знатнейших родов Британии от имени Холмса, не было никакого яда. Лорд Хаус просто не успел передать его двойнику Холмса.
   И тут один из пиратов, отличающийся огромным носом, с не менее огромной бородавкой, снял шляпу и воскликнул странно знакомым голосом: "Гип-гип ура, дамы и джентльмены, дело закрыто", и с этими словами оторвал свой нос и вместе с ним часть лица, а вернее маски и все узнали Шерлока Холмса Эсквайра.
   Ну и ярким финалом, послужило появление на горизонте пароходо-фрегата Его Величества "Трафальгар", Элен мило смутившись призналась, что еще из Франции, послала герцогу Эдинбургскому голубиной почтой записку, с указанием их морского маршрута, с просьбой о возможным приглядом за ними Королевским флотом. Миссис Хадсон, проиронизировала , на тему, что мол и сами прекрасно справились, но все сложилось на редкость удачно. Инди и Мейсон перешли на пароходо-фрегат и отправились на Мальту, за последней частью сокровищ. А Леди, перешли на Африку и на ней отправились в Лондон, где так давно не были.
   Ну а там, когда все наконец улеглось и пришло в норму, друзья занялись своими делами. Миссис Хадсон и Элен, первым делом, вложили, в фонд помощи Актерам лишенным ангажемента, который они сами создали и возглавили, 25000 фунтов награды за Хого-Фого.
  А свою долю сокровищ Лорда Хауса, (которые Королевский суд, признал законной собственностью четырех друзей, за вычетом Государственной пошлины), вложили в Фонд изучения Высоких искусств, помогающий молодым талантам. (Адвокат Мейсон настоятельно порекомендовал хранить средства именно в Благотворительных фондах, а Индиана Джонм добавил, что никакое правительство, та до их денег не дотянется).
   Мейсон вместе вместе с Инди вернулся в САСШ). Эраст и Князь Дмитрий, решили посетить Петербург. Ну а Холмс занялся поисками бесследно исчезнувшего Лорда Хауса, мертвое тело которого, столько раз находили в разных местах, что было абсолютно ясно что он жив. Холмсу очень хотелось докопаться до Истины, в этом запутанном и странном деле.
   Ну а на следующий год, вся компания, собралась в гости к Тарзану и Джейн, но это будет уже совсем другая история, про Маугли, Обезьян, Королей и Капусту...
    []dd>  
Оценка: 7.95*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Eo-one "Люди"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"