Чекмарев Владимир Альбертович: другие произведения.

По обе стороны рампы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:

По обе стороны рампы

 []

     
 []

      ТЫСЯЧУ РАЗ ПО ОБЕ СТОРОНЫ РАМПЫ
      Сборник театральных баек

      Уважаемые читатели, за свою более чем полувековую «Театральную жизнь», я посетил тысячу спектаклей, написал сотни статей, рецензий и эпиграмм, посвященных Театру, был знаком со многими чудесными актерами, а все мои друзья, поголовно являются завзятыми театралами. Так что позвольте, вам предложить сборник Театральных баек, о том, что иной раз происходит по обе стороны рампы, но скрыто от несведущих взглядов.

     Итак… Любите ли вы театр? Если да, то вам сюда. Если нет то тоже !

      Чайка под рябиной на коньяке

     
 []

     Служебная судьбина, занесла как то нашу команду в провинциальную глубинку, но оказалось, что то за чем мы приехали, было еще не готово и ждать надо было три дня.


     Достопримечательностей в этом тишайшем городке периода Застоя было немного: магазинные полки заваленные рябиной на коньяке, тресковой печенью и красной икрой, и местный театр. В театре давали "Чайку".


     Я смотрел данный шедевр великоросской драматургии дважды, один раз в измальстве в Малом и позднее аж во МХАТе. Этим я для себя полностью выполнил норму по "Чайке".


     Нет, ну вы только представьте уважаемые друзья, приезжаете вы с кампанией на дачу, и вместо шашлыков и веселья, предаетесь комплексам переходящим в суицид, и все это будет называться комедией. Не даром "Чайка" с грохотом провалилась на премьере, правда в провале пытались потом обвинить неблагодарную Московскую публику и актрису Левкоеву, но не в том суть.


     Мне например кажется (да простят меня эстеты), что свою знаменитую "Драму", Чехов написал как пародию на свою же "Чайку". Перечитайте список ролей в "Чайке" и так ведь и хочется добавить - Студент Иванов. Сорок лет.


     Но мы были в провинции, а провинциальные русские театры, не зря всегда считались золотым фондом Русского театра. Ибо именно в провинциальных театрах произрастали истинные профессионалы актерского мастерства. Любые заезженные пьесы, провинциальные актеры превращали во вполне смотрибельные вещи, и тут было именно так...


     Было ясно видно, что актеры играли Чайку далеко не первый и даже не десятый раз и естественно в спектакле действовали всевозможные местные приколы и легкие геги.


     Например почти каждый раз, когда на сцене появлялась молоденькая горничная, то Шамраев, Тригорин или кто-нибудь еще, обязательно пугали её криком чайки, после чего она очаровательно пунцовели и чего-нибудь роняла. Ну а когда Треплев мягко пожурил их, добавив, что не надо вносить нервозность, а то вдруг кто-нибудь нервный застрелится, мы поняли что постановка удалась. В зале было немного народу и актеры по радостной реакции переходящей в аплодисменты, выявив в нас свежих зрителей, своими хохмами стали работать исключительно на нас.


     Естественно, после спектакля мы взяли ящик рябины на коньяке и пришли в гости в театральное общежитие.


     А на следующий день, в театре давали "Вишневый сад", но это уже совсем другая история.

      Автобус для МХАТа
         
 []

        Екатерина Алексеевна Фурцева, была Mинистром культуры СССР с 1960 по 1974 годы. Это типичная партийная чиновница из ЦК и сочетала в себе как верность коммунистическим идеалам с жесткой руководящей вертикалью, так и с импульсивностью решений и заявлений. Она в принципе не была злым человеком и иногда искренне помогала деятелям искусства, но так же искренне могла и загнать за Можай. Но к актерам она в принципе относилась, как к большим детям и им многое сходило с рук.
        Например во время заседании министерской коллегии, на котором она громко возмутилась: "Что ж так много у нас казацких хоров. Хор кубанских казаков, донских, яицких каких то! А нельзя ли их всех как-нибудь объединить?".
       На что известнейший актер Н.П.Смирнов-Сокольский мгновенно отреагировал: "Видите ли, уважаемая Екатерина Алексеевна, один человек уже пытался это сделать, но у него ничего не получилось". "Кто этот человек?! - с неудовольствием спросила Е.А.Фурцева. Дерзкий собеседник ответил одним словом: "Деникин".
        И как то обошлось.
       В другой раз она знакомилась с опытным образцом гастрольного автобуса для артистов, и назвала его "хорошеньким" исключительно с точки зрения собственного эстетического восприятия. Этот транспорт затем язвительно прозвали "фурцвагеном" по имени гранд-дамы, поскольку в поездках он был очень неудобен, в первую очередь, из-за проблем с отоплением салона.
        Всесильной властительнице Культуры, разумеется об этом донесли, но репрессий так и не последовало.

        
 []

       Есть еще одна актерская легенда о том, что когда Фурцева увлеклась идеей того, профессиональные же театры себя полностью исчерпали и их надо менять на театры .
       непрофессиональные (помните режиссер в "Берегись автомобиля", в исполнении Евстигнеева).
       Фурцева собрала на конференцию группу театральных актеров и режиссеров и стала убеждать их в правоте своей идеи.
        Актер Борис Ливанов не принимая участия в дискуссии, молча рисовал что-то в блокноте и совершенно не глядел на трибуну. Фурцеву это возмутило и она решила одернуть артиста.
       - Товарищ Ливанов! Вы совсем меня не слушаете! Вам неинтересно?
       - Почему же. Я с большим интересом слушаю Вас, Екатерина Алексеевна и у
        меня возник к Вам вопрос. Скажите, вот Вы лично стали бы обращаться к   непрофессиональному врачу?

        
 []

        Но самый интересный случай, произошел, когда Екатерина Алексеевна вызвала Великих Мхатовских старейшин и учинила им разнос за не соблюдение производственной так сказать дисциплины. Корифеи: П.В.Массальский, М.М.Яншин, В.В.Белокуров, А.Н.Грибов, внимательно слушали министра, а речь все продолжалась и даже нагнеталась. Наконец, харизматичнейшему Б.Н.Ливанову это надоело, и он негромко произнес: "Гопкинс!". Все актеры тут же вскочили с мест, подпрыгивая. Монолог Е.А.Фурцевой был прерван, а ситуация обращена в шутку.
        "Гопкинс", это была старая актерская хохма. Как правило актеры договаривались, что в течении недели или нескольких дней, в любое время и в любом месте, если кто то произносит слово "Гопкинс" (от слова Гоп), то все присутствующие должны подпрыгнут, а не подпрыгнувший выставляет литр"Столичной". И опять все обошлось.
        Надо кстати сказать, что Борис Николаевич Ливанов, ни боялся никого даже в сталинскую пору. Как то на прямой вопрос "вождя народов", почему актер не вступает в партию, он ответил: "Я, понимаете ли, Иосиф Виссарионович, очень люблю свои недостатки".
        А Фурцева далеко не всегда была снисходительной, и многие не сдержанные на иронию актеры, внезапно получали красный свет на творческие командировки за границу, и спектакли снимали, и сценарии клали на полку. Причем она всегда была искренна.

        Хотя Фурцева вылетела с должности тоже из за чувства юмора. Она рассказывала анекдоты про кукурузу, а Хрущеву донесли. И Никита сразу забыл, кто успел позвонить Жукову, когда его снимали Маленков и Каганович, а потом и Жукову забыл его услугу. Вот такие вот суровые культурные будни.

        
 []

      Прекрасная Елена, смех в зале

     
 []

      Как то в одном заслуженном театре, я попал на юбилейный спектакль "Прекрасная Елена". Партию Елены пела заслуженная певица, с прекрасным голосом, но с возрастом сильно превышающим возраст оригинала и в добавок имеющая пышные формы. Но я прекрасно понимал, что увы не во всех Музыкальных театрах, (как скажем в Чихачевке), актрисы прекрасны, молоды и талантлитвы, но голос у данной дивы был прекрасный и абстрагироваться в театре я умею, так что я сел в своё кресло и приготовился получить удовольствие, ибо Оффенбаха люблю, но...
           Рядом со мною расположились две пожилых девушки, которые судя по громкому содержанию их беседы (продолжавшейся даже после и во время увертюры), ни только не были ранее в театре, но и жили они в своем детстве, весьма далеко от школы.
          Короче, идет спектакль, мои соседки достают друг друга идиотскими вопросами (типа, а когда ворвутся наши). Больше того, когда звучал фейерферк чудесных Офенбаховских хоров, эти мадамы жадно шелестя фантиками и станиолью,пожирали конфеты и шоколад.
        И вот Елена отпев очередную арию уходит со сцены, сцена на минуту пустеет, в зале тишина  и вдруг за кулисами раздается страшный грохот. И тут я понял, буквально на подсознательном уровне, что мой час пришел...
        Ближайшая ко мне псевдо-театралка панически орет мне в ухо, мол что случилось?
          И уж простите дорогие друзья. я не выдержал и ответил: "Это прекрасная Елена упала с ложа".
          Как я уже говорил выше, в зале была тишина и плюс прекрасная акустика (по легенде, при строительстве этого театра, в стены зала вмуровывали горшки, как некогда в Греции в стены театров вмуровывали амфоры). Так что голос мой услышали все вокруг и зал естественно грохнул.  И тут же, специально обученные старушки в театральной униформе, стали бегать по проходам выискивая негодяя меня покусившегося на Прекрасную Елену в купе с Оффенбахом.
        Но тут грянул знаменитый хор Царей и Героев, и все обошлось.

      Чехов и Мейерхольд, как соавторы.
     
     
 []

        Эту историю рассказал мне один старый актер. Дело было на распределении ролей в одном солидном театре. Когда в процессе работы выяснилось, что наиболее лакомая роль достается некоей актрисе, то ее соперница прошипела на весь зал, ну почему же, мол, ей, а не мне... И тут ее сосед, маститый актера (а может и актриса), будущий на тот момент не в фаворе, и уже слегка по чуть-чуть, объяснил ей как именно он видит ситуацию, причем объяснил, не понижая тона:
        ·Понимаете милочка, у нас в театре все делается по Чехову и Мейерхольду. Ну во-первых, наша коллега, как бы висела на стене рядом с ружьем, и поэтому рука режиссера шарящая по стене в поисках ружья, наткнулась именно на нее.
        Ну, а во вторых, как учит нас Мейерхольд, на роли надо брать людей из народа, и именно той же профессии что и герой. Следовательно, проститутку, должна играть проститутка. Так что все логично...?.
        Актриса, получившая роль, не пользовалась любовью коллектива, и у коллег поздравлявших ее с ролью, были поистине змеиные улыбки.
        Прошу меня извинить, но фамилии действующих лиц не назову, этих прекрасных людей уже нет с нами, так что не будем тревожить их память именами.

      Длинная Анна

     
 []

      Спектакль Романа Виктюка ·Анна Каренина? (в инсценировке Григория Горина),получился отличным, там блистали Анна - Максаковой и Каренин - Яковлева, но вот был этот спектакль несколько длинноватом (он шел почти 5 часов).
       Так Дмитрий Горин рассказывал, что на премьере, где-то к концу 4 часа, сидевший рядом с ним пожилой еврей, наклонился к Горину и сказал: ·Слушайте, я еще никогда в жизни так долго не ждал поезда!?

      Эх Волга

     
 []

        Эту историю мне рассказывали как минимум в пяти театрах (двух московских и трех провинциальных), и о своем участии в ней рассказывали аж два Великих Актера. Так что я не буду называть ни театр, ни мэтров, а просто расскажу очередную театральную байку...

       - Итак "Энский Академический театp", будучи на гастролях в провинции, дает "Гpозy" Остpовского. Как многие из вас уважаемые зрители безусловно помнят, там есть сцена, где героиня бросается в Великую Русскую pекy.
       В данном театре, особо-изобретательные рабочие сцены, для смягчения последствий падения столичной знаменитости, вместо обычно использоваемых матов (это матрасы такие спортивные, а не то что вы подумали). Решили устроить батут (по одной из версий из матов нашлись только артикулярные, так что батут был вынужденной заменой).
       Но интрига была в том, что батут то установили, но в сyматохе (а может быть и намеpенно) пpедyпpедить столичную актpисy, таки забыли. И вот пpедставьте себе сценy: геpоиня с кpиком бpосается в pекy... и вылетает, с криком же обpатно. И так несколько pаз... Зрители в трансе, актеpы с тpyдом сдеpживаются (ведь сцена то тpагическая). И в этот момент, очень заслуженный артист, который в антракте несколько усугубил, и находившийся в это время на сцене, вальяжно-величаво пpоизносит:
       - Да-а-а-а... Hе пpинимает Матyшка-Волга...
       Актеpы, у которых кончился весь сдерживающий заряд терпения, коpчась от смеха падают перед рампой, актpиса продолжает прыгатт и визжать, ну а зpители сползают с кpесел...

       Что характерно, многие решили, что это такое столичное творческое видение Островского, и на следующий спектакль, был полный аншлаг.

       Говорят, что директор театра умолял приезжих знаменитостей, повторить неканонический финал, но актриса отказалась.

       Один из старых актеров, рассказывая мне одну из этих версий, сказал, несколько перефразировав фразу Гегеля о трагедии и фарсе, что только в Театре возможно такое действо, при котором Титаник может превратиться в ялик с пьяным рыбаком, но все останутся живы.

     Гердт и Мейерхольд, или Короля играет свита

       
 []

     Эту историю, непревзойденный мастер экрана и сцены Зинговий Гердт, очень любил рассказывать, причем вариаций было не мало, но главная фабула сохранялась во всех вариантах. Вот Вариант который слышал я...

       ·Шел тысяча девятьсот тридцать второй год. Шестнадцатилетний юноша Зяма познакомился в скупке, что в Столешниковом переулке, с женщиной, в которую немедленно влюбился. Семья Гердтов тогда отнюдь не шиковала и Зяма пришел продавать свое пальтишко, но незнакомая красавица, нежным и одновременно строгим голосом, запретила ему это делать, мол ·простынете, молодой человек, ведь еще только конец февраля?.

       Из завязавшейся беседы о погоде и ни о чем, случайно выяснилось, что собеседница Гердта сегодня с раннего утра пыталась добыть билеты к Мейерхольду на юбилейный ·Лес?, но не смогла. И внезапно, юный Ромэо, на это робко ответил:

       ·Я вас приглашаю?.
       - Но это ведь невозможно, - улыбнулась красавица. - Билетов уже давно нет...
       - Но тем не менее, я вас приглашаю! - настаивал Зяма.
       - Хорошо, - ответила женщина, улыбнувшись. - Я вам верю и я приду.

       Нахальство юного Зямы объяснялось его дружбой с сыном Мейерхольда. Прямо из Столешникова, он побежал к Всеволоду Эмильевичу, и изложил ему суть дела: - он влюбился и уже пригласил любимую женщину на сегодняшний спектакль, и Зямины честь и любовь, в руках Мастера!

        Мейерхольд выдержал великолепную паузу, медленно взял со стола блокнот, написал в нем волшебные слова ·подателю сего выдать два места в партере?, расписался и не без шика (как чек на миллион долларов из чековой книжки, (выдрал из блокнота листок и вручил его счастливому Ромео.
       Зяма на крыльях любви, полетел в театр, к заветному окошку администратора.

       Администратор видя перед собой подростка, попытался финтить, мол никакого партера, а пустить могу только постоять на галерку... Но не тут то было, осмелевший от близкого счастья Зяма требовал непременного выполнения условий! И был найден следующий компромисс...
       Юноше предложили подойди перед спектаклем, и если кто-нибудь не придет...

       И Зиновию Ефимовичу свезло, не пришел поэт Джек Алтаузен! И вот так, вместе с женщиной своей мечты шестнадцатилетний Зяма оказался в партере, на юбилейной премьере мейерхольдовского ·Леса?.

       Вокруг сидел советский бомонд: Бухарин, Качалов, Этингоф, Зинаида Райх ...

       А рядом с ним сидела женщина невозможной красоты, в вечернем платье, на которую засматривались все гости , и недоуменно цеплялись взглядом за сидевшего возле красавицы щуплого подростка в недорогом и явно сборном гардеробе. Этот подросток явно был лишним здесь, и возле этой женщины, и в этом зале...

       Во время антракта зрителей ждал в фойе фуршет. В ярком свете диссонанс между Зямой и его спутницей стал воистину невыносимым, и тут в фойе появился Мейерхольд.
       Увидев Гердта и его спутницу, Всеволод Эмильевич мгновенно оценил мизансцену, и решил помочь другу сына, отыграв все ходы с безошибочностью гения.

       - Зиновий! - вдруг громко воскликнул он. - Зиновий, вы?-
       Все гости естественно обернулись.
       А Мейерхольд, с распростертыми руками, улыбаясь шел через фойе к шестнадцатилетнему подростку.
       - Зиновий, куда вы пропали? Я вам звонил, но вы не берете трубку...

       (·Затруднительно мне было брать трубку, - прокомментировал Гердт свою же фразу рассказывая эту историю - у нас тогда не было телефона, да и быть не могло ?. )

       - Совсем вы забыли старика, - сетовал Мейерхольд. - Не звоните, не заходите... А мне о стольком надо с вами поговорить! О стольком посоветоваться.

       И минут пять, склонившись со своего гренадерского роста к скромному юноше, чуть ли не заискивая, он на глазах у ошеломленной красавицы, жал руку подростку и брал с него слово, что завтра же, с утра, увидит его у себя... Им же надо о стольком поговорить!

       Понимаете, сказал Зиновий Ефимович, - если короля в первую очередь играет свита, то что же могли подумать окружающие о человеке, ·придворным? у которого выступал сам Всеволод Мейерхольд?

        Наутро юный ·король? первым делом побежал в дом к благодетелю, поблагодарить, но длинного разговора, не получилось. Размеры вчерашнего благодеяния Корифей театра прекрасно осознавал, и завидев Зяму, Мейерхольд сказал только одно слово: - Ну?

       
 []

        Эту историю Зиновий Ефимович, рассказал мне на юбилее в «Современнике», мимо проходили звезды театральной Москвы, дружески здоровались с Гердтом и некоторые слегка косились на меня, мол кто это так дружески беседует с Мэтром.

       Осознав ситуацию, я сказал Зиновию Ефимовичу, что чувствую себя маленьким Зямой из его рассказа, на что Мастер ответил, что так и быть, побудет немного Мейерхольдом.

      Горе от ума и хохмы

     
 []

        В Малом театре очень были распространены актерские розыгрыши на сцене. Особенно на классических спектаклях. Классик нашей сцены и экрана, Евгений Яковлевич Весник, рассказывал, как на спектакле "Горе от ума" его "раскалывал", мэтр Малого театра Борис Васильевич Телегин.
       - Телегин играл роль офицера, а Весник, будучи тогда еще студентом был занят в массовке: ему нужно было просто стоять у стены и изображать гостя в доме Фамусовых. И вот во время спектакля к нему пошел Телегин и спросил вполголоса:
       - Простите, вы не Чацкий будете?
       Весник с трудом, но сдержал смех, услышав этот вопрос, и во время антракта попросил Телегтна пожалеть студента и прекратить издевательства. Шутник вежливо извинился и пообещал что шуток больше не будет. Однако едва началось следующее действие, как Телегин снова подошел к молча стоявшему Веснику и спросил, изящно поклонившись:
       - Сударь, Вы не подскажете, где здесь туалет? Надо ли говорить, чтобы юный артист, согнувшись пополам от смеха, уполз за кулисы.

      
 []
 []

      Профессор Хиггинс против двух эстетов

        
 []

        Тут мы с приятелем, посетили как-то один Старый Московский Академический театр. Там давали Историческую драму из Смутных времен и настрой у нас был соответственный. Вы, мои дорогие Друзья, все безусловно завзятые театралы и прекрасно знаете, что четверть посетителей Храмов Мельпомены, страдает либо кашлем, либо недержанием речи (иногда в комплекте).
       Вот и на этот раз, сзади нас вольготно расположилась вельми общительная супружеская пара. Я не знаю кто они были, реинкарнация профессора Хиггинса, или личные логопеды Марка Тулия, нашего, Цицерона, но перед спектаклем, они во всю глотку читали друг другу программку (их у них было две), в паузах обсуждая интерьер зала и цены в буфете. Ну ладно, подумали мы с Петром Иванычем, перед спектаклем разговаривать не наказуемо,тем более, что Hennessyв буфете, продавадся из початых бутылок и был неприлично дорог (четырехзначная цифра за 50 грамм), но вот спектакль начался, а бла-бла-бла не закончилось, причем звук общения в этой трибе, не снизился.
        Я, согласно театральным традициям, повернулся назад и молча, но неодобрительно посмотрел на профессора Хиггинса и сожительницу мусорщика Альфреда Дулиттла, но в сумерках зала, они видимо не оценили мой взгляд и продолжили беседу. (Жаль конечно, ибо когда случайно укусившая меня ядовитая змея заглянула мне в глаза, она высосала свой яд назад и стремглав убежала назад в джунгли, где и затаилась).
        Я дождался, момента трансформации декораций на сцене (там как раз польский бордель превращался в Смоленскую крепость) и повернувшись назад вежливо, но со стальной ноткой в голосе произнес:
       - "Уважаемые господа, вы не могли бы смотреть спектакль молча. Это всё-таки Театр, а не кино" -
       На что профессор Хиггинс воскликнул:
       - "Но я же не глухонемой !" -
        И тут в куртуазность сюжета вмешался мой приятель. Это был добрейшей души человек, настолько эстетически-хрустального воспитания, что даже периодически переводил старушек через дорогу (правда не всегда в нужную им сторону), а однажды он даже перевел через дорогу старушку со сломанной ногой (нога была сломана у него).
        Так вот, мой приятель повернулся к нарушителям тишины, и произнес своим циничным баритоном:
        - "А жаль, что не глухонемой"-
       А учитывая, что в зале звучал только шорох передвигаемых декораций, все это было услышано окружающими. И народ естественно заржал (кроме наказуемых).
        Слава Мельпомене, местные униформистки не стали искать виновных в неуставном шуме, как некогда на юбилейном представлении "Прекрасной Елены" см..Прекрасная Елена. Смех в зале

        P.S. Парочка Говорунов молчала до конца последнего акта. И я уверен, что они были убеждены, что мы с приятелем испортили им весь спектакль.

       P.S. Представляю, как бедный режиссер ломал голову над тем, что же вызвало смех зрителей в процессе передвижении декораций. Спешу успокоить Мэтра, из окошек и бойниц, никто из актеров неприличных жестов не показывал и гримас не строил.

        
 []

     Как мне наступил на ногу Ленин
     
 []

       Было это давно, еще при развитом социализме. Был я на совещании в одном солидном учреждении в центре Москвы, и так как там было долго, нудно и накурено, решил пройтись по вечерней столице. Иду я усталый и задумчивый по улице Горького (Ныне Тверская) и дохожу таким образом до театра Ермоловой.
      
 []
 []

        Театр этот считался тогда у театралов средним и особо не блистал. И тут у театра, ко мне подходит милая московская пожилая леди в беретике и объясняет, что у них раздавали билеты на премьеру, а вот она не может пойти и хочет мне подарить билет, как человеку с добрым лицом (я был в штатском). А я подумал и согласился, ибо был настолько усталым, что мозг нуждался в чем то не особо обременительным. Перед театром тусовались продавцы букетов и я настойчиво подарив милой старушке букет, вошел в парадное театра.

       Публика меня несколько насторожила, уж больно лощеной она была для этого театра, мелькали какие то узнаваемые лица, но я вспомнив что даже практически не обедал. зашел в буфет и был поражен. Ассортимент закусок и напитков был как в Большом. Т.е. от икры и осетрины, до армянского коньяку. Я всему этому вельми обрадовался (коньячку обрадовался два раза по пятьдесят) и уже готовый к культурному употреблению прошел в зал. Мирно сел на свое место, решил полистать купленный тут журнал театр, как вдруг меня заинтересовала пара сидевшая на ряду передо мною. Уж больно знакомые были затылки. Я пригляделся и обалдел... Это были Александра Пахмутова и Николай Добронравов.

        
 []
 []
        />
     Ну ладно подумал я чего в жизни не бывает, театр все таки и раскрыл таки журнал, и раскрылся он у меня на странице, где была фота Сергея Герасимова в роли Льва Толстого. Я достаточно громко и иронически  хмыкнул (спектакль еще не начался) и вдруг почувствовал на себе чей то взгляд справа, я туда глянул и обалдел еще раз. Рядом со мной сидели Сергей Герасимов с Тамарой Макаровой и осуждающе на меня смотрели


     Я извинительно улыбнулся и смущенно повернул голову в другую сторону и понял что состояние обалдения должно продолжаться. Слева от меня сидел великолепный и блистательный Владимир Зельдин, который мне ободряюще улыбнулся.

        Это я хорошо зашел, подумалось мне и тут сзади меня послышался какой то шум, кто то с кем то радостно здоровался и люди сидящие рядом со мной и предо мной, тоже стали оглядываться и делать приветливые лица. Я оглянулся и увидел, что на кресла сзади меня, вальяжно усаживается Сергей Михалков со свитой. И я тоже, на всякий случай сделал приветливое лицо.
     
 []
  
 []
       Потом уже я понял что попал на премьеру пьесы Михалкова, причем пьесы которую потом практически нигде не ставили.


      Пьеса называлась по моему то ли "Мост" то ли "Знак качества" и сюжет там был с элементами антисоветчины. То есть, в провинции строят мост и местное руководство и строители, хотят что бы мосту был присвоен "Знак качества" (был такой совковый прибамбас, который превратили в гротеск. Я помню даже строительному песку присваивали оный знак). Короче за этот Знак всем участникам светили премии и награды, но когда стали пробивать проект в Москве, то министерские чиновники тоже захотели в список награжденных, список стали корректировать под них и в конце концов выкинули из списка начальника стройки, который был и автором и инициатором. Короче. в разгар банкета строитель вошел к празднующим и сообщил им , что мост только что рухнул.


       Ну в общем, смотрю я на автора (на то время) двух гимнов СССР и вдруг мне кто то наступает на ногу, я раздраженно поворачиваюсь и вижу улыбающегося Ленина, который улыбаясь своей знаменитой улыбкой, произнес: "Пгостите батенька" . Честно говоря, будь я женщиной или штатским, то упал бы в обморок...


      Это был актер Кирилл Лавров (он тогда и в кино и театре играл вождя и несколько с его образом ассоциировался).  Да в интересные ситуации попадают иногда простые зрители.

     Каска водицы из Волги

     
 []

        Мы, жители Москвы, давно привыкли к сталински-помпезному зданию на площади Коммуны (ныне площадь Суворова), зданию Центрального Театра Советской Армии (сейчас он называется Центральный академический театр Российской Армии), но тем не менее, для меня он на всегда ЦТСА.

       Огромное здание в виде пятиконечной звезды, с двумя зрительными залами: Большой зал на 1520 мест и Малый зал на 450 мест. Большой зал ЦАТРА является кстати, самым вместительным в мире залом драматического театра, а сцена- самой большой театральной сценой Европы.

       Механизация сцены, построенной в 1940 году, поражает воображение до сих пор. По ходу спектаклей, на сцене появлялись даже боевые корабли. Ну а плеяда чудесных актеров: Любовь Добржанская, Андрей Попов, Александр Хохлов, Петр Константинов, Александр Хованский, Антонина Богданова, Антоний Ходурский, Владимир Ратомский, Константин Насонов, Даниил Сагал, Николай Сергеев, Никифор Колофидин, Людмила Фетисова, Марк Перцовский, Людмила Касаткина, Нина Сазонова, Вячеслав Сомов, Владимир Зельдин, Петр Вишняков, Владимир Сошальский, Михаил Майоров, Валентина Попова и многин другие. Ну что сказать... Здесь на Сцене царили Гиганты.

       И череда интересных и любимых зрителями спектаклей "Укрощение строптивой", "Давным-давно", "Учитель танцев", "Поднятая целина", "Ревизор", "Варвары", "Гибель эскадры" (там ставили даже пьесу по Курту Воннегуту "Странствия Билли Пилигрима". Помню был на премьере, в зале кишат генералы из Главпура, а принц лежащий в центре сцены на шикарной кровати, в ответ на призыв папы-короля о том что надо идти на войну защищать Родтну - кричит: "Папа я бабу хочу", ну просто какой то голимый пацифизм). Так вернемся к актерам...
       Естественно среди мэтров процветали приколы на сцене и вот какой случай мне рассказали про чудеснейшего Актера и Человека, Андрея Дмитриевича Попова...

       Итак, пятидесятые годы и в Театре Советской Армии идет огромнейший по масштабам спектакль о Сталинградской битве. Художники и декораторы в масштабах не стеснялись, ибо Министерство Обороны, не ограничивало свой театр в мелочах... На сцене двести человек массовки, пушки, танки, пиротехника и все такое прочее. Был даже специальный Танковый подъезд.

       В финале спектакля главный герой, которого играл Андрей Дмитриевич Попов, изображая смертельно раненого бойца лежит на авансцене и просит у своих боевых друзей: " Ребята, дайте мне воды из Волги нашей родной испить". Режиссер нашел гениальное решение, каску с водой передают на сцену из глубины зала вдоль выстроенную (и выложенную) рядами массовку. Актер выпивает воду, вода проливается на гимнастерку, он падает замертво и финал - занавес.

       В тот вечер был у Попова день рождения, ну и друзья-актеры не долго думая, притовили ему сюрприз. Кому-то из них пришла идея, налить ему в каску вместо воды... бутылку водки. Шутка, мягко говоря, не слишком добрая, но тем не менее, налили. Сами знаете, театр, это еще тот микрокосм.

       И вот конец спектакля, Попов согласно сюжета просит "дать ему испить воды из матушки Волги ", по рукам длинной змеи массовки плывет каска, в кулисах стоят не только свободные актеры, но и костюмеры с гримерами, даже "павшие" красноармейцы и "мертвые" немцы приподнимают головы, дабы не пропустить момент пития "водицы" из каски...

       Попов берет каску, отпивает из нее, замирает на мнгновение... и продолжает пить. Наконец отрывается, возвращает каску стоящему рядом бойцу и говорит с надрывом: "Еще!".
       Абсолютно все: массовка, мертвые немцы, боевые товарищи, рабочие сцены, пожарник... начинают корчиться от смеха...
       И медленно плывущий занавес, наконец скрывает эту эпическую сцену...

     Кот, как элемент драматургии

     
 []

       Как то в давние времена, свезло мне попасть в Большой Драматический Театр (в Питере естественно), в котором шла пьеса "Этот пылко влюбленный", по пьесе американского драматурга Нила Саймона "Последний пылкий влюбленный".

       События, что характерно, происходят в Нью-Йорке в квартире мамаши владельца рыбного ресторана Барни Кэшмена. Мужчине уже за 40. В один прекрасный день Барни задумывается о том, что ни разу в жизни не изменял жене и решил заполнить этот пробел.
       И вот он начинает знакомиться с женщинами. Это ироничная итальянка Элейн Мацони, молодая провинуиалка Бобби Митчел и даже жена лучшего друга Барини - Женет Фишер.

       Все три женские роли играет блистательная Алиса Фрейндлих. А Барни играет великолепный Владислав Стрежельчик.

       Так сложилось, что по ряду причин я некоторое время стоял в непосредственой близости к билетерше и обратил внимание, что явные театралы-завсегдатаи, задают хранительнице Театрального подъезда один и тот же вопрос: "А котик сегодня играет ?". Причем и они и она при этом смеются.
       Снедаемый законным любопытством и улучив момент, я обратился к милой даме с вопросом, а кто мол такой этот Котик, это что новый актер ? Чем вызвал приступ смеха и получил следующее разъяснение...

       Как то, в разгар действия этоого спектакля, непосредственно в момент бурного признания героев, на авансцену вальяжно вышел здоровенный котяра, уселся ровно посреди сцены, причем спиной к залу и переводя взгляд с Фрейндлих на Стрежельчика, стал внимательно, следить за актерами.
        Зал, естественно наблюдал уже только за котом.
       В конце концов, Стрежельчику все это видимо надоело, и он блестяще вышел из положения:

       "А это, - вальяжно сказал он Алисе Бруновне, указывая рукой на животное, - наш американский кот Васька". Зал естественно рухнул от хохота.

      Коварство ?

     
 []

        Тут копался в своих старых наработках к книге "Да здравствует театр" и наткнулся на упоминание об одной актерской байке. Актеры из разных театров, рассказывали об одной и той же хохме... Актер перед выходом на сцену ощущает известные позывы, забегает в Дабл, и выходит на сцену со шлейфом из зацепившегося за костюм и размотавшегося рулона туалетной бумаги. Но вот что мне тут интересно...
      Во первых, рассказывают всегда только про других, но не про себя. А во вторых... Ну почему, пока человек шел на сцену, его никто не предупредил ?

      Кровожадный Отелло

     
 []

        Был такой выдающийся негритянский актер Айра Олдридж, он играл в Северо-Американских Соединенных Штатах, потом расисты сожгли его театр, и он уехал в Британию, где выступал с самим Эдмундом Кином, закончил университет в Глазго, и потом много гастролировал по России, и стал там настолько популярным, что его портрет писал сам Тарас Шевченко. Айра был известен бешеным темпераментом, а его коронной ролью был Отелло. Молва гласила, что финальной сцене он так "разыгрывался", что у него изо рта шла пена, а глаза наливались кровью, и что не одна Дездемона пострадала от рук "Безумного Мавра".
       Одна, из исполнительниц роли Дездемоны, актриса Любовь Павловна Никулина-Касицкая, узнав с кем ей придется играть, впала в панику и наотрез отказалась играть с ним. Но Олдридж, обладавший помимо всего прочего, прекрасным чувством юмора, сделал к актрисе специальный визит, очаровал ее своим обаянием и в конце визита добавил: "Все эти слухи о моей кровожадности сильно преувеличины. Я сыграл Отелло более трехсот раз. За это время задушил всего трех актрис, зарезал, кажется, одну. Согласитесь, что процент небольшой. Так что, не из-за чего было вам так волноваться ".

       
 []
 []

      Массандровский портвейн, немцы и девушки

     
 []

       Эту историю мне рассказал Великий Актер и Прекрасный человек, Евгений Яковлевич Весник...

        На гастролях в Ялте, на актерской вечеринке после спектакля, у Весника и его друзей закончилось вино. Отоварится в эти поздние часы, можно было только в гостиничном ресторане, куда друзья и направились.
        А там бурно гуляла немецкая делегация. Ну а у входа в ресторан, тусовались две ярко накрашенных девицы в мини-юбках. Весник прошел через зал в буфет, взял пару бутылок, и на обратном пути спел для пьяных немцев какой-то куплет на немецком языке, весело крикнул "ауфвидерзеен!" и пошел из зала. А на выходе, одна из накрашенных девиц сказала ему:
       - Ведите себя осторожней Весник. А то ведь поґсажу!...

       Через год в Москве Евгений Весник опаздывал в теґатр и ловил машину. Остановилась серая "Волга".
       - Пожалуйста, к театру, - попросил Весник. - Опаздываю на спектакль... - В тот раз в Ялте не посадила, а теперь посажу! - улыбаясь, сказала девица за рулем. Довезла до театра и денег не взяла.

      
 []

      Мастрояни и Водка

     
 []

       Марчелло Мастрояни в 60-е годы приехал в Москву, по его словам с главной целью: пообщаться с артистами "Современника" и в первую очередь посмотреть на Татьяну Самойлову, насмерть поразившую его в фильме "Летят журавли". В Москве же вдруг попросил показать ему, где артисты пьют, и его повели в ресторан "Дома актера".Перед его приходом, расторопные "искусствоведы в штатском" успели разогнать поддающих актеров "дабы не скомпрометировали советское искусство", и Мастрояни увидел пустые залы: артисты, как ему сказали, все репетируют и играют. И только в дальнем зальчике одиноко напивался могучий мхатовец Владимир Вячеславович Белокуров (тот самый который Валерий Чкалов и Лева Задов), которого естественно не посмели "разогнать". Увидев Мастрояни, он ни капли не удивился, а налив полный фужер водки, молча показал итальянцу не имеющим двойных толкований жестом: выпей, мол. Мастрояни вздрогнул, но выпил. После чего Белокуров крепко взял его за волосы на затылке, посмотрел в глаза популярнейшему актеру мира и рокочущим басом произнес: "Ты... хороший артист... сынок!"

      Мистика театральных подмостков

     
 []

        Я думаю, что все театралы и даже некоторые из штатских, знают, что Театр, это отдельный Микрокосм, со своими законами, со своим фольклором, со своими тайнами, со своими закономерностями, подчас весьма отличающимися от внешнего мира. Кто хоть раз был за кулисами, тот меня поймет.
        Одно время, я периодически ездил по делам в Питер и естественно не избегал местных театров.
        И вот во время одной из поездок, я посетил три театра и в каждом случалось что то, выходящее за пределы повседневной рутины:
        В первом театре, во время спектакля, от верха декорации отломился кусок и чуть не зашиб актрису.
        Во втором театре коротнули верхние софиты, причем три из них громко лопнули.
        А в третьем театре, во время выходов, один актер бодро промаршировал в оркестровую яму.
        По Теории вероятности, три таких накладки подряд, были просто не реальны.

        Позднее, на одной театральной тусовке, я рассказал эту историю двум своим знакомым актерам, из старой, так сказать, Фурцевской гвардии. И ветераны сцены, естественно стали вспоминать подобные случаи из своей практики...
        Один рассказал, как три раза подряд, во время спектакля "На дне", при первом появлении на сцене Луки, в зале сам собой зажигался свет, или например, что на гастролях с "Марицей", перед началом спектакля,в оркестре обязательно падало несколько пюпитров.
        А потом, переглянувшись, старые актеры рассказали мне абсолютно мистический случай...
        В одном театре появился новый актер, и сразу как то пришелся не ко двору. Новенький не уважал ветеранов сцены, отказывался бегать за водкой, не понимал шуток, зубрил, не только свои роли, но и чужие, явно постукивал, короче отвратный тип, и прозвали его за глаза - Вражиной.
       И когда в театре начался Месячник русской классики, то вот тут и начались странности.
       Как я думаю всем Вам известно дорогие друзья, что в пьесах Русских Класиков, стульев больше, чем Катерин, Ревизоров, Сестер и вишневых садов, вместе взятых. И на каждом спектакле, у стула на который садился Вражина, где бы этот стул ни стоял, обязательно, хотя бы раз за спектакль, подламывалась ножка. Учитывая, что зрителям этот Гэг нравился, расследования особого не проводили, тем более, что стул почему то всегда оставался целым и невредимым. Хотя подозрение в умысле присутствовало.
        Этот случай мне запомнился, и как то на закулисном банкете в другом театре, коллектив которого отмечал конец сезона, я рассказал историю со стулом. Там присутствовал маститый рабочий сцены, который по его словам так давно работает в театре, что когда он устанавливал декорации к премьере пьесы Брехта "Добрый человек из Сезуана", у него уже было двое детей.
        Так этот товарищ, встретил мой рассказ с бурным восторгом и пояснил, что в кругах технических работников сцены, эта хохма давным-давно известна. Некий театрально-технический гений, сделал для какой-то старой пьесы чудо стул, у которого с помощью хитрого механизма подламывалась ножка, причем, когда механизм был отключен, стул вполне надежно функционировал в штатном режиме. Вот с помощью этого стула , ветераны некогда и гнобили Вражину. Ну а когда вся труппа в сговоре, подставить в нужное место и нужное время именно этот хитрый стул, было делом техники. Короче, говоря языком Классика:
        "Вот, почтенные граждане, один из случаев разоблачения, которого так назойливо добивался Аркадий Аполлонович!".

      Нервный медведь

     
 []
        Мне эту байку в разных версиях (но с небольшими изменениями) рассказывали несколько старых актеров, с которыми я имел честь быть знаком. А дело было так...

       Однажды один столичный театр отправился на гастроли в уездный городок.

       Спектакль был посвящен буколическому русскому быту: глухая деревня, баня, коровы, дикий девственный лес, река, поле, пейзане с пейзанками и их незатейливый нравы.
       И была в этом спектакле такая сцена: под звуки надвигающейся грозы, которую специально обученный работник сцены, изображал за кулисами (с помощью манипуляций с листом жести), из "авансценного леса" на сцену выходил, большой бурый медведь. Медведя играл престарелый актер третьего плана, который дорвавшись до "губернской мадеры" был несколько не в форме. Директор театра, спасая премьеру, отыскал в ближайшей деревушке здоровенного мужика, которого за рубль, по быстрому подверстали ходить медведем и привезли в город.
       И вот идет спектакль. Спектакль. Зрители наслаждаются игрой столичных знаменитостей. Подходит время медвежьей мизансцены. На мужичка напяливают медвежью шкуру и выпихивают на сцену.
       "Медведь" идет - весьма натурально, причем настолько, что своим натурализмом даже слегка напугал партер. . Рабочий за занавесом встряхнул свой жестяной лист, имитируя очень хороший гром...
       И в этот миг"медведь", водителя которого которого о подобном явлении природы элементарно забыли предупредить и который надо сказать тоже чуток хряпнул для храбрости, поднялся на задние лапы и размашисто перекрестился. На следующем выступлении столичной театральной труппы аншлаг был полным.

      Остап Бендер в Казино

     
 []

     Арчил Гомиашвилли, лучший Остап Бендер всех времен (ИМХО), после этой роли сыгранной в фильме "Двенадцать стульев" Гайдая, перенес Остаповский характер и в реальную жизнь. И случаев в его жизни, достойных пера И. Ильфа и Е. Петрова хватало.
       Как то артист оказался в Берлине, имея в всего сто марок в кармане (НЗ на обратную дорогу). Он приехал на съемки, где рассчитывал неплохо заработать, но увы ничего не вышло, он влез в долги, их со дня на день могли потребовать, а отдавать было уже нечем.
       И тут артист увидел вывеску казино, и Остап пошел на зазывные огни.
       И произошло то самое чудо, которое описал в свое время Ф. М. Достоевского в своем романе "Игрок":
       там герой трижды ставил на одно и то же поле и трижды выигрывал, и наш герой пошел по тому же пути... Первый выигрыш составил 3600 марок. Закрутили еще раз, и снова шарик выпал на ту же цифру, что случается крайне редко. Артист рискнул, и в третий раз выпала та же цифра, чего быть не может. В итоге выигрыш составил более ста тысяч немецких марок, десять из которых игрок великодушно оставил крупье. И не считайте это выдумкой, ибо многие мировые газеты писали об этом случае.

      Пес Барбос и дача Козловского

     
 []

       Юрий Владимирович Никулин, как то рассказал мне историю из съемок фильма "Пес Барбос и необычный кросс".

        Фильм снимался не далеко от Артистического дачного поселка...
        В перерыве между съемками, Никулин и Евгений Моргунов сидели в обгорелой одежде возле шоссе, а Георгий Вицин, задумчиво ходил по полянке и напевал: "Куда, куда вы удалились...".
        И тут случайно проходившие мимо колхозники, увидев обгорелого и оборванного человека, поющего арию Ленского, естественно очень удивились.
       - Что случилось? - с ужасом воспросили колхозники.
       Евгений Моргунов, человек огромного и чувства юмора, и любитель всевозможных розыгрышей, не моргнув глазом ответил:
       - Вы что, не знаете? Это же Иван Семенович Козловский. У него дача сгорела сегодня по утру. Вот он и того малость... Сейчас из Москвы Скорая психиатрическая помощь приедет и заберет.
       Колхозники очень расстроились и стали на перебой жалеть певца.
       - Чего жалеть-то, - сказал Моргунов, - артист он богатый. Денег то небось много накопил, новую построит, - и крикнул Вицину: - Иван Семенович, вы попойте там еще, походите.
       Вицин, ничего не понимая, отвечал:
       - Хорошо, попою, - и продолжал петь.
       Колхозники пришли в ужас и побежали к даче Козловского. Правда, обратно они так и не вернулись. Наверное встретили настоящего Козловского.

      С чем надо ходить в театр

     
 []

      Стою тут намедни на входе в Театр. Передо мной проходит металлоискатель мужичок, и у него находят нож. Складной, но не самый маленький. Ну началась суета, но так как у него был билет и фейсконтроль он почти прошел, охрана приняла Соломоново решение...

       Нож отдали девушке из гардероба, которая поклялась вернуть зброю хозяину после спектакля, (надо было видеть, как она испуганно-грациозно, несла нож двумя пальчиками), кстати вельми эгоистичное решение, типа в театре пусть сидит без ножа, а после на улице пущай режет кого хочет.

       А тут подошла моя очередь и я сочувствующе говорю охраннику, что, мол, с чем только люди в театр не ходят. И с этими словами выкладываю на столик свою любимую ключницу в виде гранаты Ф-1...

       После этого инцидента, я по ассоциации вспомнил анекдот:

       В магазине канцтоваров два покупателя, первый достал продавца вопросами, а есть ли в продаже тетради "В кружочек", а если нет, то скоро ли будут и когда конкретно. Продавец от него еле отвязался. И тут второй покупатель, с сочувствующей улыбкой (ну прямо как я в театре), говорит:

       "Да-а-а-а, странные люди заходят в магазины. И частенько у вас такие бывают?"

       "Да нет" - говорит продавец - "Один два в день, не больше"
        "Ну, это мало. А мне дайте, пожалуйста, бутылочку чернил для Пятого класса и глобус Украины".

     Шостакович в трактовке морского пехотинца

       
 []

        Было это лет двадцать назад. Как то раз я задержался на совещании и ввиду этого, был вынужден воспользоваться в личных целях служебным транспортом. Водителя моего звали Васей, был он серьезным парнишей лет двадцати семи, с морпеховским образованием (сержант) и Вася поинтересовался куда я сегодня так спешу...

        А спешил я в Большой Зал Консерватории, где Рождественский давал Симфонию ? 7 до мажор, известную так же как "Ленинградская". Я рассказал Василию историю этого гениального произведения Шостаковича и особенно большое впечатление на парня, произвел рассказ о том, что многие немцы услышав эту апокалиптическую мелодию 9 августа 1942 года через рупоры специально установленные в наших окопах, поняли что война ими бесповоротно проиграна.

        Выяснив, что Вася ни разу в жизни не был в консерватории, я предложил ему пойти со мной, купил ему у входа в консерваторию билет у "жучка" и был рад, что приобщил к искусству еще одного хорошего человека (морпех ведь по определению не может быть плохим человеком). После исполнения симфонии, в фойе мы поделились ощущениями и Вася горячо меня поблагодарил ибо проняло его по настоящему. Он сказал что если под такую музыку идти в атаку, то не победить просто стыдно и что он теперь понял, что значит гениальный композитор.

        И эту фразу на свою беду, услышал черняво-очкатенький, адепт журнала Огонек имени Коротича. Адепт презрительно посмотрел на Василия и процедил сквозь зубы, что нельзя так проникаться имперской тоталитарностью и данная симфония вовсе не военный марш, а музыкальный памятник жертвам Сталинизма. Он еще гнал какую то лабуду, а Вася спокойно стоял как скала над гнилым болотцем (ибо я предупредил его заранее, что прямо в консерватории интеллигентов бить нельзя), ну а довольный борец с тоталитаризмом, приняв молчание морпеха за уважение и робость (ну явно чел в армии не служил, раз рассмотрел робость у человека с якорьком на руке), так вот гордый интель закончив свою лекцию, спросил снисходительно, ну ты мол все понял милейший... И Вася ответил!

        -"Я понял что сейчас тебе очки в корму засуну, камбала ты дохлая !"
        Как же я был слаб в ихтиологии до этого, ибо никогда не знал что камбала может так быстро бегать, не смотря на переполненность Большого зала Московской консерватории. И еще я пожалел, что нет на каждого такого типуса, своего морпеха Васи.

      Страшная тайна Большого театра
     
     
 []

       Всем известно, что Большой театр четыре раза горел (не считая попадания бомбы в 1941 году. И каждый раз пожар начинался в подвале, и есть на эту тему такая легенда...

        В 1603 году Москву охватила эпидемия чумы. Опасаясь заразы, некий Московский мещанин Никита Владимирович Двинятин, заперся в своем доме, никого не пускал на порог и домашним заказал. Но однажды в дверь постучался человек в черном плаще с низко надвинутым капюшоном, объявивший себя лекарем. Он заявил, что принес с собой чудодейственное снадобье от чумы, и предложил семье Двинятиных попробовать его,а за то, что они потом всем расскажут о чудодейственном средстве - бесплатно !.
        Несчастные люди, как под гипнозом, выпили это зелье, предложенное "лекарем", и почти сразу же все скончались в страшных муках. Снадобье оказалось ядом!
        В живых остался только младший сын Никита, который в процессе лечения, чего-то испугался и украдкой пролив "лекарство" на пол, спрятался то ли на печи, то ли в загнетке...

       А "лекарь", думая что он один остался живой в доме, стал собирать хозяйское добро. Увлеченный этим занятием, он и не заметил, как мальчик выскользнул из дому и убежал к соседям. Никита-младший поведал им о страшной судьбе своих родных и отравителе. Соседям удалось настичь злодея, когда тот уже покидал с награбленными вещами дом Двинятиных. Горожане заставили его выпить остатки "чудодейственного зелья", а когда он умер, получив заслуженную кару, бросили его тело в болото. А именно на месте того болота и была позднее расположена Театральная площадь. И с тех пор, черная душа "лекаря", как и души многих злодеев, никак не может успокоиться и пытается мстить, отсюда и пожары, и периодически охватывающие членов коллектива негативные эмоции, в диапазоне от простых ссор и стекла в пуантах, вплоть до кислоты в лицо. Так говорят "знающие" люди.

     Змеиный супчик и театр Абсурда

     
 []

     Одна знакомая кино-дива как-то затащила меня на некую тусовку по поводу закрытого кинопросмотра.

       На мой взгляд, просмотр этот совершенно правильно сделали закрытым, дабы не смущать не окрепшие умы, ибо показывали очередную экранизацию С. Беккета 'В ожидании Годо'.

       Данное произведение - классический образчик театра абсурда (типа 'Черного квадрата' в супрематизме). И (да простят меня эстеты и фанаты Беккета и Малевича) в виду бредовости сюжета и диалогов (это ИМХО), смотреть данную пьесу можно в любом языковом исполнении, перевод тут не нужен, все равно ничего не понять.

       Публика была весьма похожа на публику на выставке Малевича, то есть - те же утомленно-умные лица истинных знатоков и ценителей искусств. Единственным отличием было содержание восклицаний, то есть - вместо 'Ах, Малевич, ах, Квадрат!', говорили 'Ах, Беккет, ах Годо!'.

       И тут я заметил в толпе вальяжного джентльмена в зеленом смокинге с блестками, но не смокинг привлек мое внимание, а знакомая форма ушей, нечто ностальгически знакомое. Проследив за моим взглядом, моя спутница горячо зашептала мне на ухо, что это сам мэтр Мишель де Эстре - знаменитый кинокритик в сфере элитного кино, и меня, как громом, поразило: ведь это был никто иной, как капрал Легиона Мишель Эстрагон. Личность уникальнейшая. Эдакая помесь Швейка, Тартарена и Рембо, причем, его мать была дочерью русского прапорщика из Русского экспедиционного корпуса, и он помимо французского, английского и немецкого прекрасно разговаривал на русском. Мы с ним пару дней общались в прошлой жизни, в одной жаркой стране, и он показал себя прекрасным рассказчиком, безудержным фантазером и отличным пулеметчиком. Я подошел к нему сзади и негромко спросил:
        "Капрал, а у тебя не найдется ящика китайских патронов пятидесятого калибра?" На что получил моментальный ответ:

        "Только в обмен на водку"

        Капрал Легиона, он всегда начеку !

       Мишель сразу меня узнал и как всегда был весел и громогласен, и когда мы прекратили дружеские похлопывания по плечам друг-друга (одним таким хлопком можно было отправить в нокаут пару гуманитариев), он проорал на весь зал, что Годо опять опаздывает и будет минут через сорок, не раньше, так что пошли-ка пока в буфет. Мне бросилось в глаза, что часть публики, заслышав эти слова, утвердилась в мысли, что Годо, видимо, и есть автор пьесы, и вот-вот должен быть.

       Буфет был разделен на три части: платный бар, бесплатный легкий стоячий фуршет (где все подмели, как вы понимаете, уже в первые пять минут) и бесплатный сидячий фуршет для почетных гостей, которых было немного и главным из которых, как выяснилось, был Мишель. Мы с Мишелем сели за стол и стали предаваться воспоминаниям о былых боях Холодной войны, а так как Мишель был ни много, ни мало - кем- то официальным по культурным связям, то кругом нас сгрудилась куча штатских, которые мешали двум ветеранам не только общаться, но даже выпивать и закусывать, а это было недопустимо. Как я уже говорил, Мишель был прекрасным рассказчиком, причем его фантазия не знала предела. Тут как раз на стол перед нами поставили блюдо с ветчинными ролами, и я попросил Мишеля напомнить рецепт готовки некоего блюда с помощью пулемета 'Максим'. И капрал с радостью ударился в воспоминания, не забывая добавлять в них цветастую канву фантазии, а рецепт этот выглядел так...

       Был, и до сих пор еще кое-где есть на вооружении, пулемет с водяным охлаждением ствола по имени 'Максим' (у буржуинов, что характерно, он называется "Виккерс", но там нет так называемой "снежной крышечки в кожухе"*). То есть - ствол его заключен в резервуар с водой, на котором сверху есть специальная крышечка для долива воды. И когда пулемет стреляет, ствол, соответственно, нагревается, и вода его охлаждает, но, согласно законам физики, нагреваясь при этом сама. Ну, думаю, термин 'закипевший пулемет' слышали или читали все.

       Так что, по рецептуре Мишеля, берется пулемет с кожухом, заполненным водой, туда через лючок запускается змея (соль и специи по вкусу), крышечка закрывается и пулеметчик ведет огонь до готовности блюда. В Африке Мишель, рассказывая эту методу готовки, упоминал, что змея была предварительно подвергнута эвтаназии, освежеванию и набивалась ароматическими травами и рисом, но сейчас, в виду раздраженности на мешающую нам отдыхать публику, Мишель заявил, что несчастное животное засовывается в пулемет живьем. Мишель умудрялся давать одновременно и русскую и французскую версию, и вел свой рассказ настолько громогласно, что к концу оного наш стол, да и соседние заметно опустели. Слабая оказалась элитная публика, да и что возьмешь со штатских, не видевших толком ни змей, ни пулеметов. Так что мы смогли и пообщаться, и усугубить настоящего Камю.

       А потом привезли фильм, и хотя Мишель сказал, что он хоть и критик, но считает большинство таких произведений полным Мёрде, мы пошли его смотреть, он - по положению, а я - для поддержки. Но разочек мы не сдержались... Несмотря на то, что Эстрагон был весь из себя деятель искусства, и я тоже вроде был более-менее интеллигентный человек, но тем не менее, после прозвучавшей с экрана фразы:

       - Эстрагон и Владимир хотят повеситься, но у них нет крепкой веревки. Завтра они принесут веревку, и если Годо снова не придет, то повесятся обязательно, - мы бессовестно заржали. Так что, и театр абсурда может дать толику хорошего настроения. Особенно, если есть друзья и Камю (который не Альбер).

        "Снежная крышечка" - специальный лючок на кожухе пулемета "Максим" предназначенного, для ведения боя студеной Зимой, т.е. если нет воды или она просто замерзла, в кожух забивается элементарный снег. Кстати в жарких странах на всех континентах, кишели именно зимние модели Максимов.

        
 []
 []

      Трибунал в огнях рампы

     
 []

        Про театральные хохмы на сцене знают все, но ведь и в зрительном зале, с нами - зрителями тоже бывает не мало веселого. Приведу пример из своей театральной практики:

        В Москве есть такой Театр-студия Киноактера, где действительно играли киноактеры не занятые в съемках, театр был не самый популярный в столице, но играли там настоящие профессионалы, впрочем посудите сами, в труппе театра Киноактера за время его существования состояло под тысячу киноактеров, и среди них: Н.Алисова, Б.Андреев, М.Бернес, С.Бондарчук, Г.Вицин, Э.Гарин, М.Глузский, Я.Жеймо, О.Жизнева, В.Ивашов, Н.Крючков, М.Ладынина, И.Лапиков, С.Мартинсон, Р.Нифонтова, Н.Рыбников, Л.Смирнова, В.Санаев, И.Смоктуновский, Б.Чирков, Г.Юматов, В. Тихонов, В. Телегина, К. Лучко, Н.Мордюкова, А.Кочетков, В.Сафонов, В.Серова.

        А когда туда пришел Вячеслав Спесивцев, там появились весьма интересные, острые и аншлаговые спектакли (за что Спесивцева и сожрали). Так вот, на один из этих спектаклей, (названия увы не помню, помню что на производственную тематику, но в отличии от всевозможных "Премий" там была не борьба лучшего с хорошим, а борьба честных людей с социалистической коррупцией).
        Пошел я на этот спектакль вместе с нашим другом Леверлином, а так как был вечер пятницы, то благодаря Московским пробкам мы несколько припоздали и когда мы рыпнулись в парадное, строгая тетенька сказала что мы хоть и опоздали и нас вроде бы пущать не положено, но людей с такими хорошими лицами, она так и быть проведет в зал окружным путем. Нам бы насторожиться, но после Алжира, но в своем тылу мы считали себя в полной безопасности. Итак нас долго вели по темным коридорам, а потом перед нами ярко вспыхнул свет и проморгавшись мы обнаружили себя на сцене. А Вячеслав Спесивцев объявил, что наконец пришли самые главные зрители и наконец спектакль можно начинать. Зал разразился смехом и аплодисментами и Вячеслав уважительно провел нас к двум местам в первом ряду.
        Ну что же, нас прикололи, и в принципе по доброму, но ни одно доброе дело не должно оставаться безнаказанным...
        После спектакля, началось его интерактивное обсуждение, то есть все актеры остались на сцене и желающие из зрителей с ними общались по поводу сюжета и вообще. Один не совсем адекватный зритель наехал на актера игравшего плохого бяку из райкома, перепутав персонаж с артистом и мы поняли что настал наш час!
        Мы с Леверлином, взошли на сцену потрясая зрительниц элегантностью серых костюмов, сверкая белизной парадных сорочек и искрой импортных галстухов. Молча мы подошли к жегшему глаголом зрителю и его жертве. Я пожал обличителю руку и сказал значительным голосом: "Спасибо за сигнал товарищ!"
        А Леверлин положив руку на плечо ничего не понимающему актеру и сказал казенным голосом: "А вы гражданин пройдемте".

        И выдержав поистине Сомерсетовскую паузу, повернулись к трупе и стали аплодировать. К нашим аплодисментам постепенно присоединился весь зал, на этом обсуждение спектакля закончилось.

       А Вячеслав Спесивцев, пригласил нас на свою премьеру "Бесы"

       Одно слово - Весь мир театр
      Вайда и Евстигнеев

     
 []

     Галина Борисовна Волчек, как то рассказала мне, одну из легенд "Современника"...
      В постановке "На дне" по Горькому, Великий Евгений Евстигнеев играл Сатина, причем играл потрясающе.
      Знаменитый Сатинский монолог - "Человек это звучит гордо" он произносил не классически пафосно, как это было всегда и везде принято, а с папиросой во рту... он затягивался, делал паузы, сплевывал, и в результате хрестоматийный текст производил грандиознейшее впечатление. Но, у Евстигнеева увы была плохая память, и довольно длинный монолог с течением времени постоянно сокращался, и канонический текст Горького, в редакции Евгения Александровича Евстигнеева практически свелся к первой фразе.
      А тут в "Современник" приехал Анджей Вайда, дабы посмотреть спектакли театра, и отобрать артистов, для своей постановки. Первым он собирался смотреть "На дне".
      Главный Режиссер Галина Борисовна Волчек, подошла к артисту и строго сказала:
      - Женя! На следующем спектакле будет Вайда. Возьми пьесу и выучи заново весь текст и особенно монолог. Потому что в этих словах весь смысл! Выучи, а то будет безумно стыдно, Вайда всетаки...
      И вот идет спектакль. Галина Борисовна сидела рядом с Вайдой. Все шло хорошо, и уже скоро Сатин должен был произносить главный монолог. Волчек внутренне сжалась.
      - Человек это я, ты... начал Евстигнеев, человек это он...
      Дальше повисла страшная пауза. Евгений Александрович от волнения окончательно забыл слова, и смог произнести только ключевую фразу "Человек это звучит гордо!", после чего еще раз затянулся цигаркой и сплюнул...
      Галина Волчек в ужасе повернулась к Вайде и увидела, что тот... плачет.
      - Анджей, прости, он не сказал всех слов!!!
      Вайда, продолжая плакать и промокая глаза платком, ответил с польским акцентом: - Галя! На что тут те слова, когда он так играет!.

     
 []

      Замена

     
 []

      Уже полтора века в провинциальных театрах ходит такая байка...

     В некоем театре срочная внеплановая замена, по какой-то веской причине, то ли Лопе де Вегу, то ли Шекспира, заменили на "Ревизора" Гоголя. Предупредили всех, но в суматохе забыли только про молодого актера, роль которого состояла всего из одной фразы... И вот представьте... Сцена в столовой Городничего, когда поддатый Хлестаков хвастается перед местным обществом, и тут входит человек в средневековом костюме испанского гранда и, обращаясь к Хлестакову, произносит: "Сеньор, мой господин вызывает вас на дуэль!"
     ШКОЛЬНЫЙ ТЕАТР, КАК ДАВНО ЭТО БЫЛО…..

      Театральный роман

        
 []

        В Советское время, было много разных кружков для школьников (что характерно бесплатных). Благодаря Литературше (вельми не любившая меня за внеклассную начитанность), которая была для разнообразия нашей Классной руководительницей, меня с помощью интриг и пыток загнали в Драмкружок.
       Лишь когда меня назначили на первую в моей жизни роль, я понял всю глубину мстительности и коварства нашей Классной Дамы. Меня определили на роль Митрофанушки в Недоросле, а это был ну совсем не мой образ. Да посудите сами...
       Разве смог бы , инфантильный Митрофанушка устроить взрыв во время контрольной, что бы пока учитель бегал посмотреть что случилось, все успели бы списать. Или разработать секретиный план победы на Зарнице. А отомстить мне учительница хотела очень давно и в принципе было за что (как я намекал выше). О чем бы и о ком меня не спрашивали на Литературе, я всеми правдами и не правдами, подводил свой ответ к военной теме и оттягивался по полной.
        Бедная Литературша пыталась спрашивать меня на исключительно мирные темы, но после того как я рассказывая о Наташе Ростовой, плавно перешел к сравнению вооружения Русской, Австрийской и Французской тяжелой кавалерии в Битве при Аустерлице, а тему о простом Народе в Романе Война и Мир, развернул на упущения, в использовании Кутузовым Артиллерии, во время Бородинской Битвы, несчастная женщина поняла что проиграла.
        А я еще имел наглость, несмотря на отроческий возраст, прочитать книг больше чем она. И если быть до конца честным, то в школе, я далеко не всегда отличался благонравным поведением. Например, во время написания сочинений, я любил в конце оных, выражать свое мнение по данной теме. Например в своей работе посвященной Евгению Онегину, я написал в финале, что Ленский мне не нравится и правильно Онегин его застрелил.
        Ну, короче отыграл я Митрофанушку, искренне после этого раскаялся в прошлых прегрешениях, и на ближайшей Литературе говоря о Пушкине, почти не касался военной тематики (разве что, десятиминутный рассказ о французских седельных пистолетах с колесцовыми замками, имеющихся у Александра Сергеевича). И в следующей постановке, по "Школе" Гайдара - старшего, я играл уже отчетливого рубаку, белогвардейского капитана Бахарева.
        А к нашему драмкружку был прикреплен старенький старичок из бывших Актеров. Милейшей души человек... На репетициях, первые десять минут режиссировал, а потом благостно задремывал. Меня он искренне полюбил, после наших бесед, о роли грамотного подбора оружия, для театральных постановок.
       И вот наступил Момент Истины. Мы начали репетировать пьесу о партизанах. Нам даже дали учебный пулемет Дегтярева, с которым должен был тусоваться Пионер - герой, которого надеялся сыграть я. Но не тут то было. Наш спектакль должны были снимать для какого-то пионерского киножурнала и по этому поводу, героическую роль доверили играть племяннику директрисы. Этот племянник кстати, в Гайдаровской Школе играл самого Аркашку Голикова. Я не выдержал и ввел в монолог Бахарева свой штришок. Фрол был достаточно мерзким существом, стучал на одноклассников и плюс отличался отменной прожорливостью, чем весьма гордился и в школьном буфете, обычно громогласно заявлял, что так голоден, что готов лошадь съесть. И когда капитан Бахарев, говорил уряднику, мол чего ты куренка несешь, давай мол чего побольше, я вставил отсебятину - там на лугу пасется генеральская лошадь, так поди зарежь ее и зажарь, иначе мы нашего гостя-оглоеда фиг накормим. Зал был в восторге, но вроде обошлось. Да-а-а, интриги процветают даже в школьном театре.
       И дали мне в новой пьесе, роль начальника местного Гестапо... Ну что же подумал я, вам не нравится Пампа-партизан ? Посмотрим как вам понравится Пампа - гестаповец! Я вам не дам ограничивать свой талант. Как там у Роже де Лиля - "... Кто это заводить дерзает, О нашем рабстве разговор?..."
        На основании своего актерского опыта (как ни как, уже две роли) я понял что главный человек в театре, это не режиссер и не критик, но зритель и надо ориентироваться исключительно на него. Накануне, я очень удачно прочитал "Театр" Уильяма Сомерсета Моэма и на меня произвело огромное впечатление то, как Джулия Ламберт привлекла к себе внимание зрителей красной шалью. И я решил предпринять нечто подобное. Поразмыслив на досуге, я пришел к выводу, что офицер гестапо в красной шали, это не совсем комильфо, и надо придумать что то другое... и придумал.

       При режиссуре было определено, что психотип моего героя, должен соответствовать персонажу Великого Сергея Мартинсона в "Подвиге разведчика", этакий гротескный трусливо-глуповатый гестаповец. Я решил пойти от обратного... Я выбрал психотип Князя Болконского, с элементами мичмана Панина.
        Надо сказать, что по сюжету, мой персонаж показан всего дважды. Первый раз, в начале спектакля в своем кабинете, где я злобно приказываю начать карательную экспедицию и второй раз там же в конце спектакля, когда ко мне врываются партизаны, я трусливо прячусь от них под стол, и меня утаскивают казнить. Всю пьесу, хорошие персонажи периодически поминают мои зверства, но в реале их не показывают. Ну я и решил восполнить...
        Вместо ружья Станиславского, у меня был пневматический пистолет, подаренный накануне старым другом родителей и до поры, до времени, скрытый мною от общественности, хотя похвастаться, ну очень хотелось (если рассказать о том, как я протащил его на сцену и спрятал в своем служебном столе - Мюллер и Берия, повесятся от зависти).

        И вот наступает финал. Толпа партизан врывается на сцену, потрясая деревянными муляжами ППШ и почти настоящим Дегтяревым. Партизаны героически орут о том как нехороший я разизнасиловал и расстрелял всех подпольщиц на деревне, и вот сейчас мне - гаду фашистскому, наконец за все обломится... и тут я достаю из ящика стола большой черный пистолет. Партизаны в запале продвинулись в мою сторону еще на пару метров, и я с удовольствием всадил заряд жеваной бумаги в лоб главному Павлику Морозову. Он побледнел, закатил глаза и роняя пулемет медленно опустился на пол. Я естественно завладел пулеметом и направив его на партизан, тоном не имеющим двойных толкований, потребовал удалиться туда, откуда они видимо пришли. Несмотря на шипящее подзуживание Литературши, партизаны не спешили меня хватать, но благодаря нестерпимому ужасу, у Мадам обострились умственные способности и она набрав в зале добровольцев, кинула их на сцену помогать партизанам против фашистов. А публика была в полном восторге. Жалко, что тогда еще не вышел на экраны Штирлиц, а то бы я публично объявил бы себя оным и возглавил данное формирование. Ну вобщем под бурные аплодисменты, меня уволокли со сцены, и я стал ждать расстрела, но...
        Спас меня старичок Актер. Он заявил, что Литературша плохой педагог, раз не разглядела в юном мне склонность к ролям героев, а не Митрофанушек и Фашистов. Литературша вспомнила разборку, по поводу поощрения циничным мною убийства Ленского и решила не связываться, хотя изначально вопила буквально следующее - "Сначала он над Пушкиным надругался, а теперь в пионеров стреляет". Жалко, что я по отроческой невинности, не смог понять тогда всей двусмысленности, данного замечания. А разборка по Ленскому была следующей...
        На Педсовет вызвали моих предков, вместе со мной естественно и после истеричного вступления Литературной Мадам, наша директриса (между прочим, большого ума женщина) спросила меня, а что я собственно имею против Ленского. И я выдал свою концепцию по данной теме...
        - Онегин являлся прогрессивным человеком, ведь вот что о нем сказано у Пушкина:
       "Ярем он барщины старинной, Оброком легким заменил; И раб судьбу благословил. Зато в углу своем надулся, Увидя в этом страшный вред, Его расчетливый сосед."

        Тоесть Онегин боролся против крепостничества, а Ленский и есть тот "расчетливый сосед" и стреляя в Ленского Онегнин стрелял в крепостника и угнетателя народа и вообще, Демьян Бедный сравнивал Онегина с Дубровским, а Ленского нет. Преподы стали подозрительно коситься на Литературшу, и вопрос был снят.

        А про Демьяна Бедного я тогда придумал. Ну а читать этого Кремлевского приживала, по фамилии Придворов толком так и не смог, не пошло.

        В пионерский киножурнал, вошел только один эпизод из нашего спектакля, отгадайте какой ?

       
 []

      Фонвизин, Макиавелли и немного Пушкина

     
 []

        Посмотрел тут я премьеру Недоросля в Театре Геннадия Чихачева и вспомнилось мне, как будучи школяром, в школьном естественно театре, играл я Митрофанушку. А дело было так...
        Будучи уже в школьные годы ярым книгочеем, я по молодости, всегда старался делиться с учительницами литературы, своими открытиями, на ниве книгочтения, но увы не всем им это нравилось. И когда я на уроке Литературы радостно процитировал Макиавелли и на вопрос учительницы, мол откуда ты взял эту чушь, назвал оное имя, которое, как я догадался позднее, было ей не совсем известно, мстя её была страшной...
        В постановке Недоросля в нашем школьном драмкружке, я получил роль Митрофанушки. Официально, драмкружок вел милейший ветеран сцены, который по его словам играл с Качаловым и Ермоловой, которую он иногда называл Раневской, но бал в драмкружке правила Литературша.
        Я уже достаточно смутно помню, как там у нас надругались над сюжетом Фонвизина, но боюсь что Денис бы умер, прочитав данный ремейк, своего бессмертного творения. А получилась некая компиляция первоисточника в одном действии...
        Ну типа идет экзамен, я дебильно называю дверь прилагательным к косяку, Маман Простакова говорит, что мол надо жениться, я говорю знаменитую фразу, о приоритете брака над образованием, тут врывается жених Милон и говорит мне - пошел вон мерзавец, Софья, это моя скво.
        Но были еще и частности... Первая отличница и красавица класса, Леночка игравшая естественно Софью, отказалась от жениха из своих соучеников, и предложила на эту роль, специально приглашенного брата - Суворовца, что наш ветеран Императорских театров, назвал гениальным решением. Суворовец заявился в парадной форме, вызвавшей, черную зависть у всех штатских (во времена моего школьного детства, Армию в нашей стране, очень уважали), зависть была умножена минимум на десять, ввиду того, что суворовец - Милон, нацепил себе на пояс , настоящий авиационный кортик*, (как позднее выяснилось, взятый без спросу у дяди).
        Кортиком этим, суворовец изрядно кичился и когда самый смелый из нас, попросил этот кортик посмотреть, суворовец гордо отказал, аргументировав это тем, что оружия можно касаться только военным.
        Ну и второй частностью было то, что я решил несколько оживить действие. Итак спектакль начался...
        Мою театральную Маму, играла весьма флегматичная старшеклассница. Я по поводу и без повода, протягивал к ней руки и кричал Мама. Цыфиркина играл очень смешливый мальчик из параллельного класса, он находился между мной и арьерсценой, а так как я стоял к нему левой щекой, не видной залу, то я пытался оной гримасничать, в чем вельми преуспел, то есть мой партнер по сцене, произносил свой текст, не всегда сдерживая смех, что и было моей целью.
        Когда из моих уст прозвучала убийственная фраза: "Не хочу учиться а хочу жениться", Лена - Софья, почему-то весьма нервно относившаяся к любым матримониальным поползновениям в свою сторону, после этой моей фразы и смеха в зале, пошла на отсебятину и гневно почти по Мольеровски спросила, мол по какому праву я претендую на ее руку, сердце и все остальное. Вы понимаете, что такой подставы я пропустить не смог.
        Я встал в позу младого Пушкина пред Державиным и выдал рефрен... "Лук. Стрела. Болото. Лягушка. Поцелуй. Надо жениться."
        Тут на меня бросился суворовец с кортиком и мне пришлось ретироваться, но аплодисменты таки сорвал. А вы говорите театр.
        Р.S. Как не странно, но больше всего, цитатой про женитьбу-учебу меня прикалывали не соученики, а учителя.
        Р.Р.S. До конца четверти, даже ученики младших классов, считали своим долгом квакать, когда мимо них проходила Лена - Софья. Р.Р.Р.S. Следующие и последние в моей театральной карьере роли, были : капитан Бахарев в "Школе" Аркадия Гайдара и начальник Гестапо в пьесе "Партизанский рассвет", но это совсем другая история

        * После войны , кортики ввели помимо Флота в ВВС и даже в
     МИДе
      
 []

      У дороги Чибис

     Тут увидел в Инете картинку с птицей Чибис и вспомнил историю из собственного отрочества.

     
 []

        Подставили меня под раздачу, в первую очередь конечно любящие родители. А дело было так... Счастливый и мирный ребенок я, учился в классе этак четвертом и никого не трогал. Сижу я как то дома и мирно мастерю новую модель арбалета, для дворовых игр, как вдруг...
       Родители дают следующую инфу... Мол если ты придешь завтра в школе, в кабинет номер такой то, то там будет много КЦ, мороженого и заводных машинок. Я туда по отроческой простоте ессественно зашел, и тут за спиной лязгнули казематные двери, по бокам загремели кандалами зверовидные охранники из фильма "Королевство кривых зеркал" и я попал в Школьный Детский Хор...

       Вы прерасно понимаете, что, ну очень трудно и тоскливо петь детские песни, в то время, когда все нормальные люди играют в лесу в Псов-рыцарей и Александра Невского, а тут еще песни зубрить. А для спивания нам дали особенно идиотскую песню, даром, что пионерскую - У ДОРОГИ ЧИБИС. Сюжет этой песни Михаила Иорданского и Антона Пришельца, на мой взгляд был какой то очень мутный... Толпа юннатов идет по лесу, видит на полянке чибиса и начинает ему петь песенку, типа что бы он не боялся, напирая на то, что они друзья пернатых и чибисят не кушают и этот пернатый идиот, что характерно, не боится. И пораженные своим гуманизмом пионэры решают пешком рвануть до Владика. А я надо сказать, уже чувствовал в себе некоторый талант к стихосложению и решил сделать эту писню более логичной и естественно веселой.

       По моей новой трактовке, юннаты пошли в лес ловить ежиков, а когда ежики кончились, то все дружно гурьбой пошли в кусты по малой и большой нуждам, а там в это время уже занимался большой нуждой чибис, которому все стали петь, мол не бойся птица, продолжай, свои.
       На что чибис нагло ответил, что ему еще яйца надо снести, так что пионэры идите на фиг.

       Я поделился своим творением с народом и поимел бурный успех, что мне конечно польстило. А вот когда подоспела генеральная репетиция, причем на нее заявился директор школы, я будучи прекрасным логиком уже в детские годы, понял что попал окончательно и был в этом прав...
       Когда Хор запел "Чибиса", подавляющее большинство ребят пели МОИ СЛОВА, вместо уставных. Наш милейший тамбурмажор, слушал не слова а тональности и ничего не замечал, ибо пели мы хорошо. Ну а директор слов первоисточника естественно не знал, и когда мощный хор детских альтов стал выводить слова - ЕЖИКОВ НАЛОВИМ И ПОЙДЕМ ДОМОЙ - нисколько не удивился и действительно, кто их знает этих юннатов и кого они там по Уставу должны ловить. Но когда в первом припеве пошел речитатив - ТЫ НЕБОЙСЯ КАКАЙ, НАША ПТИЧКА ЧИБИС, ЩАС ТЕБЕ ЮННАТЫ БУМАЖКУ ПРИНЕСУТ (всех слов я естественно не помню, но за цитаты отвечаю) - Директор что то заподозрил и хотя я, что бы хоть как то исправить положение, истово пел правильные слова, тучи явно сгустились.

        После окончания песни, Директор встал, набрал в рот воздуха и вдруг начал хохотать и хохоча махнул рукой и вышел из зала.

       Наш добрейший Тамбурмажор так и не понял, что это ... высочайшее одобрение, либо наоборот порицание.

        А меня, на другой день убрали из хора. Так что трио - Пласидо Доминго, Хосе Каррераса и Лучано Паваротти, так и не стало квартетом.
      
 []

      Об элементов фривольности в пионерских песнях

     
 []

        Есть в Суоми, такой праздник Ваппу (Vappu), это такое финское Первое мая, во время которого, финский пролетариат и финские же студенты, празднуют весну и предаются солидарности. Согласно старой традиции, горячие финские парни, накануне праздника, надевают на голову скульптуры обнажённой морской девы (работы скульптора Вилле Валгрена), что венчает фонтан Хавис Аманда, на рыночной площади Хельсингфорса, белую фуражку выпускника.
        Практически официальным гимном этого действа, является веселая и незатейливая песенка "Рулатэ". А дальше была почти невероятная история... Композитор Оскар Фельцман, и писатель Владимир Войнович (тот самый , который "Приключения солдата Чонкина), примерили шляпы вагантов, и переделали эту песню в русскую, а когда великолепная Гелена Великангова ее спела, песенка финских студентов, стала Советским шлягером.
        А в это время, Ваш покорный слуга, был в пионерском лагере, на берегу Черного моря, аж в Абхазии, которая тогда была Всесоюзной здравницей, кишащей мандаринами и аджикой.
        Море, Юг, пионерский лагерь, и тут естественно всевозможные мероприятия, так как пионер, не может быть предоставлен сам себе. Тут как раз полным ходом шла подготовка к концерту Художественной самодеятельности, где я ставил высочайше утвержденную сценку из школьной жизни (бред полный, но отвертеться не удалось).
        И тут ко мне подошли три наших главных хулигана, и обратились с просьбой. Намедни они провели невиннейшую шутку с нашим завхозом Кефирчиком (Кефирчик это не фамилия, а прозвище, полученное незаметным тружеником за фразу: "Эх солнышко к закату близится, щас бы стаканчик кефирчика. Причем местные вина он весьма и обильно уважал).
        Хулиганы подпилили вторую снизу ступеньку переносной лестницы, на которую кроме Кефирчика никто не лазал. Перед ужином, когда Кефирчик уже надегустировался местных напитков, не имеющих отношения к кисломолочным, случилось ЧП, любимая кошка жены директора, залезла на дерево и забоялась оттуда слезать. Завхоз, согласно приказа, полез выручать бедное животное, и естественно навернулся с лестницы вместе со спасенным животным (ни одна кошка в процессе этой операции не пострадала). Со второй ступеньки падать было не больно, да и кошка Кефирчика почти не поцарапала, но обидно, тем более, что на людях. А Завхоза ребята не любили. Он привлекал их к хозработам, и тайком раздавал подзатыльники. Но так как он был братом тестя директора, управы на него не было.
        Но Павлики Морозовы есть везде, ребят заложили, и перед ними забрезжило отчисление из лагеря.
        "Послушай Боцман (так меня прозвали за настоящую тельняшку, подаренную мне дядей, в магазинах тогда таких не продавали), придумай для нас номер в самодеятельности, тогда нас точно не выгонят. Кроме тебя помочь никто не сможет. И я впал в глубокую задумчивость... В сценку из школьно жизни их точно было нельзя, во первых не блистали талантами, а во вторых вряд ли худсовет пропустит хулиганов, играть хороших школьников. И тут меня осенило!
        Вожатые, вовсю крутили на магнитофоне "Руллу-теруллу" (так в народе называли песню Рулатэ). Веселая песенка. И я моментально создал музыкальный номер, где я пою песню, а троица штрафников поет припев:

       Рулатэ, рулатэ, рулатэ, рула,
       Рулатэ, рулатэ, рула-та-та,
       Рулатэ, рулатэ, рулатэ, рула,
       Рулатэ, рулатэ, рула-та-та!

        Я помчался к Старшему пионервожатому, и сообщил, что есть еще один номер в концерт, чем весьма его обрадовал. Я предъявил весь наш квартет и получил полный одобрямс. А вожатый доложил руководству, что провинившиеся уже исправились настолько, что без них сорвется концерт.

        Нарушителей перестали отчислять, концерт прошел на ура, причем зал хором подпевал припеву, а после концерта, меня и Старшего вожатого вызвали на ковер.

        В лагере была Старшая воспитательница, с разрушенной личной жизнью, которая нашла себя в изыскания скверны, аморальности и контрреволюции, на ниве воспитания пионеров. И она обнаружила в песенке аморальный текст:

       В жизни всему уделяется место,
       Рядом с добром уживается зло.
       Если к другому уходит невеста,
       То неизвестно, кому повезло

       Этот недопустимо и даже отвратительно, то о чем они поют, вещала хранительница пионерской нравственности. Ведь это же наши невесты и наши женихи, комсомольцы! А комсомольцы друг от друга не уходят. У меня стали выпытывать, а где это я взял эту разлагающую песню, на что я честно отрапортовал, что ходил с родителями на праздничный концерт в Колонный зал Дома союзов в Москве, где эту песню пела Советская певица Гелена Великанова.
        В кабинете директора засверкали взгляды:
       Благодарный Старшего вожатого (ведь это с его магнитофона эта песня звучала в лагере);
       Возмущенный Воспитательницы, оттенка красной пролетарской косынки;
       И настороженный директора, который быстро смекнул что к чему;

        Короче все обошлось, но во второй смене, меня к самодеятельности уже не привлекали.

       И еще кое что... В эту смену, родители отправили меня в лагерь одного. Мне было лет тринадцать - четырнадцать. Меня вручили проводнику и соседям по купе. Гордо неся настоящий туристический рюкзак, я вошел в купе. Через час об одиноком ребенке, который сам едет на Юг знал весь поезд. Присмотр за мной был глобальный. Мало того, что рыдающие добрые тетеньки из всех вагонов тащили мне невероятный объем лакомств, ко мне зашел сам начальник поезда и обещал лично проследить, где мне сходить. А на больших и не очень станциях, вагон встречали друзья родственников и родственники друзей. На Юге поезд шел прямо по берегу моря, и станция была прямо напротив входа в мой лагерь, куда я благополучно и прибыл.
        А вот сейчас, из нас кто-нибудь рискнул бы отправить подростка одного, по маршруту Москва - Абхазия? Вряд ли. Эх, какую Страну про*****!

       Р.S.
        А слова в этой песне такие:

       Если тебе одиноко взгрустнется,
       Если в твой дом постучится беда,
       Если судьба от тебя отвернется,
       Песенку эту припомни тогда.

       Припев:

       Рулатэ, рулатэ, рулатэ, рула,
       Рулатэ, рулатэ, рула-та-та,
       Рулатэ, рулатэ, рулатэ, рула,
       Рулатэ, рулатэ, рула-та-та!

       В жизни всему уделяется место,
       Рядом с добром уживается зло.
       Если к другому уходит невеста,
       То неизвестно, кому повезло.

       Если случайно остался без денег,
       Верь, что придет измененье в судьбе,
       Если ж ты просто лентяй и бездельник,
       Песенка вряд ли поможет тебе.

       Песенка эта твой друг и попутчик,
       Вместе с друзьями ее напевай.
       Если она почему-то наскучит,
       Песенку эту другим передай.

      В КАЧЕСТВЕ БОНУСА   

     Новый Ревизор. Фантастическая Театральная Байка

     
 []

        НОВЫЙ РЕВИЗОР. ФАНТАСТИЧЕСКАЯ ТЕАТРАЛЬНАЯ БАЙКА.

        Посвящается Евгению Яковлевичу Веснику.
        Великому Русскому Актеру
        и просто хорошему человеку.

        Антон Антонович Мухин бродил по сверкающим рекламными огнями улицам столицы. Но он не видел ни ярких витрин, ни бакорам на автобусах и троллейбусах, ни баннеров. Мысли были заняты совсем другим и настроения не было никакого. Иван Антонович был Мэром небольшого городка. И пару месяцев назад к ним приехал проверяющий из центра. Это был модно одетый молодой человек, неделю живший инкогнито в главной (и единственной) гостинице города, который сначала напустил страху и туману, а потом увлекся дочкой Мэра засидевшейся в невестах, и не смотря на папашин статус так и не нашедшая к 28 годам свою половину, скорее всего в виду внешности соответствующей образу из юморески Райкина - "Манька у меня красивая, глазки маленькие, рожа красная и все время поет"...

        Началась же эта история с того, что одна из местных дам полусвета, подвизающаяся при гостинице и по традиции бывшая информатором местных альгвазилов, доложила своему куратору, что некий Иван Александрович Хлобысталов проживающий в гостинице, является проверяющим из Центра и по тихому собирает жалобы от обиженных местной администрацией, а обиженных накопилось достаточно много. Причем статус у него в Москве заоблачный, а кабинет аж прямо в Кремле. Антон Антонович срочно организовал комиссию Коммунхоза, с которой и прибыл в гостиницу чтобы выяснить, не терпит ли кто из проживающих в чем либо неудобств. В результате грозный чиновник, переехал в загородный особняк Мэра, а там дело кончилось помолвкой. Но самое главное, что новый родственник обещал пробить инвестиции для строительства моста через местную речку Змиевку, прокладку шестирядной трассы до областного центра и разработку торфяников. Иван Александрович намекнул тестю, что на верху нужна подмазка, так как соседние районы тоже претендуют на подобные бюджетные вливания и плюс надо внести в документы в Москве приоритетность направления средств, именно в распоряжение городских властей. Городская верхушка и представители местного бизнеса напряглись и собрали сто тысяч Северо-американских енотов. Новый родственник Мэра взял деньги и уехал в Москву, обещав быть через неделю со всеми документами, но отсутствовал он уже больше чем два месяца и его мобильник выдавал стандартную формулировку, об отсутствии абонента в зоне доступа.
        Антон Антонович бросился в Москву, где у него были кое какие связи, но никаких следов ни зятя, ни его хозяйственно-административной деятельности не нашел. И теперь он грустно гулял по центральным улицам Столицы и размышлял, как он будет рассчитываться соратниками и партнерами. Конечно надежда умирает последней и Мэр надеялся в глубине души, что все сложиться и зять чудесным образом вернется, но на душе было погано. Антон Антонович остановился у солидного здания, украшенного застекленными плакатами изображающими какие-то жанровые сценки, перед зданием стоял памятник в виде задумчивого мужчины в кресле. Театр, всплыло в памяти полузабытое слово. Надо сказать, что излишней образованностью Антон Антонович не страдал, не напрягаясь закончил школу и коммунальный техникум (сына заместителя Хозторга, напрягать никто не рисковал), потом ушел на комсомольскую работу, и в результате со временем дорос до Мэра. Но вот в театре он ни разу не был, а книг особо и вовсе не читал. Так что здание театра вызвало у Антона Антоновича определенное любопытство, впрочем без большого интереса и тут его отвлек от грустных мыслей женский голос. Типичная Московская театральная интеллигентка, с доброй и немного застенчивой улыбкой, обратилась к нему с неожиданным предложением:
        - " Простите уважаемый. Вы я вижу приезжий и видимо никогда не были в Малом театре, а у меня есть билет на сегодняшний спектакль, нам эти билеты вручили в Совете Ветеранов, а я сегодня занята. Так что не сочтите за навязчивость, но позвольте этот билет вам подарить. Надеюсь получите удовольствие, тем более актерский состав сегодня очень сильный, Городничего сам Евгений Яковлевич играет " -
        С этими словами, еще раз улыбнувшись, старая Москвичка всунула в руку опешившему Мэру билет и растаяла в толпе. Подумав, Антон Антонович махнул на все рукой и первый раз в жизни пошел в театр. Купив программку, он не совсем понял ее содержание и спросил у соседа, а кто такой Городничий. Сосед, бородатый гамен с лицом спившегося интеллигента, охотно пояснил что Городничий это то же самое что Мэр сейчас, только ворует меньше. Антон Антонович сразу же ощутил интерес к своему сценическому коллеге и стал ждать начала действа. Надо добавить, что в школьные времена Николай Васильевич Гоголь в его голове абсолютно не отложился, так что учитывая новизну ощущений и совпадение сюжета с личными реалиями, спектакль упал на благодатную почву. Не отрываясь следил бедняга Мэр за перипетиями в доме своего коллеги и с ужасом понимал, что пал жертвой афериста. И только пронзительной болью разрывала сердце надежда, что все еще сложиться. И плевать ему было на деньги, лишь бы дочь была наконец счастлива, ибо влюбилась она в Ивана Александровича Хлобысталова, настоящим образом. И вот когда, гости Городничего читали письмо Хлестакова Тряпичкину, боль и надежда в душе Ивана Антоновича достигли пика и дали невиданный выплеск ментальной энергии.

        А в это время в Глубоком космосе...

        Патрульный корвет Галактической Комиссии Чрезвычайной Гуманизации Морального Поля, совершал разведывательный полет по периферии Млечного пути. Целью ГКЧГМП было, как явствовало из названия, поиск и исправление аномалий грозящих душевному спокойствию как целых рас и народов, так и отдельных индивидуумов. Помимо обычного задания, командиру патруля Комиссару-сержанту гуманизма третьей степени, было приказано проверить новые волновые датчики. Непосредственно после включения датчиков, был засечен мощнейший импульс моральной дисгармонии. Комиссар-сержант не медля ни терции, тронул псевдоподией плунжер стабилизатора и к Земле унесся поток энергии, призванный стабилизировать ситуацию и ликвидировать источник волнения поля. Электронный мозг высчитал что для того что бы ослабить негативные процессы в поле окружающем объект нарушенной гуманизации, нужно изменить ситуацию на сцене и это можно сделать, только введя в действие персонажей вызывающих своим видом страх и уважение у аборигенов, и это можно сделать украсив персонажи чинами и особенно наградами, вызывающими положительно-уважительные эмоции. Подключив молекулярный структуризатор, Мозг быстро скомпилировал одежду и награды и одел в них, двух взятых под ментальный контроль аборигенов.

        А спектакль шел своим чередом. Иван Антонович держась рукой за сердце смотрел как его тезка выкрикивал знакомую для всех в зале фразу (кроме него разумеется) - "Над кем смеетесь. Над собой смеетесь!" -
        И вышел уже на сцену актер играющий Жандарма, и начал произносить привычный текст - "Приехавший по именному повелению из Петербурга чиновник...."- НО внезапно поперхнувшись вместо того чтобы продолжить словами - " требует вас сей же час к себе. Он остановился в гостинице" -, продолжил совершенно другой фразой ... - " сейчас будет здесь со своим сановным спутником " - Немая сцена со сцены распространилась на зал, а далее под воздействием потока гуманизаторской энергии из космоса, действие продолжалось совсем не по Гоголю. На сцену вышел походкой робота театральный пожарный одетый в мундир группенфюрера СС, блестящим от десятков медалей "За спасение Утопающих", рядом с ним пребывал бледный актер игравший в спектакле Ивана Александровича Хлестакова, он был в мундире французского генерала времен Крымской войны и буквально сверкал от наград всех стран и народов. Особенно бросались в глаза пять орденов "Победы" и две дюжины медалей "Матери-героини" всех трех степеней.
        Старый Русский Актер Евгений Яковлевич Весник, играющий сегодня Городничего, сразу понял что идет большой театральный розыгрыш и не задумывая включился в действо, ибо сам был до розыгрышей большой мастак и вообще Евгений Яковлевич не терялся в любых ситуациях.

        
 []

        Как то перед поездкой на гастроли во Францию, артистов вызвали в партийные органы для беседы. Инструктаж был по полной программе: опасаться провокаций, ни в какие связи не вступать, в одиночку не ходить -. Особенно грозным был запрет посещать злачные места, всякие там "площади Пигаль" и "Мулен Ружи..." Весник выслушал и спросил:

     - Простите, а, к примеру, в театр "Красная мельница" можно сходить?

     - Это сколько угодно, - разрешил инструктор. - В красный - сколько угодно... Ирония в том, что знаменитый "Мулен Руж" переводится на русский язык как "Красная мельница".

        Так что Евгений Весник, был пожалуй единственным человеком в театре, который был спокоен и адекватен. И в ответ на заявление настоящего Ревизора, что господин Хлестаков не только не самозванец, а даже очень большой начальник, Евгений Яковлевич велел дщери броситься на шею вернувшемуся жениху, а жандармам арестовать почтмейстера Шпекина за нарушение служебного долга. Зал был в восторге, от "капустного" завершения спектакля, но больше всех пребывал в радости Антон Антонович Мухин, и счастлив он был до самого приезда домой или даже чуть дольше.
        О дальнейшей его судьбе ничего неизвестно, но точно известно одно - патруль Гуманизаторов, возле Солнечной системы, больше не появлялся.

        А в театре крайним оказался несчастный пожарник. Он получил выговор и лишился премии. Но в накладе в результате не остался. Мундир эсэсовца и все бранзулетки на нем, оказались бесхозными, и театральный брандмейстер, беззастенчиво их присвоил и с большой выгодой загнал награды, погоны и нашивки на Измайловском Вернисаже. Но мундир оставил себе и иногда вечером по пьяни выходил в нем во двор выносить мусор. За это соседи прозвали его наш гребаный Штирлиц.

          
 []

      Искатель приданного

     
 []

        Посмотрев Премьеру, возобновлённого спектакля «Бесприданница», Музыкального Театра Геннадия Чихачева, я, как и всегда в этом прекрасном театре, получил бездну позитива.

        Один момент данной версии пьесы мне особенно запомнился, это то, что Робинзон (это который провинциальный актёр Аркадий Счастливцев), на самом деле был женщиной, то ли бывшей пассией Паратова, жаждущей естественно мести, то ли просто авантюристкой. И на этой почве, у известной в театральных кругах Леди А.В., родилась некая идея, которую я и пытаюсь воплотить ...
        Итак... А что если, поменять пол, (со знаком минус), всем каноническим персонажам. Ну, представьте, что в некоем виртуальном Театральном Мире, собрались: Качалов, Немирович, Данченко, Сварог , Жорж Занд, Жан, Жак и Руссо, и, впав в когнитивный диссонанс (стол был ну очень полной чашей в диапазоне от водки до абсента) и напоив Островского, составили некое альтернативное либретто. И, вот что у них получилось...

        Искатель приданого.

        Ремейк пьесы Александра Островского при участии группы известных, но не поименованных лиц.

       Действующие лица:

       Харлампий Игнатьевич Огудалов - вдовец лет сорока, отец Лаврентия Дмитриевича. Гусарский Ротмистр в отставке. Заядлый Игрок. Спустил все свое состояние в игорном доме в Синаи, в Румынии.

       Лаврентий Дмитриевич Огудалов - молодой человек, временно не работающий. Мечтает о богатой невесте. Ранее работал ныряльщиком жемчуга. Прекрасно играет на гуслях.

       Манефа Парменышна Кнурова - богатая купчиха, держит мясохладобойни по всей Волге. Любимая песня - "Ох Таня, Таня, Танечка".

       Василиса Даниловна Вожеватова - незамужняя девица, подруга детства Лаврентия. Наследница крупного купеческого бизнеса, часть которого была утеряна, после побега ее старшей сестры с брачным аферистом Лукьян Лукьянычем Чебаковым, прекрасно танцует балетные партии.

       Юлия Капитоновна Карандышева. Делопроизводительница на Бесстужевских курсах. Небогата. Влюблена в Лаврентия. Тайно снабжает все Курсы папиросами и махоркой.

       Сильвия Сергеевна Паратова - богатая мехопромышленница, лет за 30. Имеет несколько звероферм на Алтае, куда часто ездит в командировки. Очень красивая брюнетка. Статью напоминает Императрицу.

       Робинзонада - провинциальная актриса (на самом деле актер Аркадий Счастливцев, тайный поклонник Сильвии, до приезда в Россию, служил боцманом в Африке и в милиции в Казахстане). Любит стрелять. Не расстается с боцманской дудкой.

       Мона Гавриловна - приятная во всех отношениях дама, хозяйка местной ресторации, неравнодушна к железной дороге, иногда даже слишком. Мона, втайне влюблена в Харлампия Игнатьевича Огудалова. Он однажды по пьяни, в Румынии, разобрал рельсы, на которых сидела Мона желающая бросится по поезд, и хотя в Румынии поезда по ночам не ходили, все равно считалось что Огудалов спас ей жизнь, хотя он ничего и не помнит. А еще есть легенда, что Харлампий, вымарывает из железнодорожных справочников название Обираловка.
       Кентавр Буцефал, помесь кучера и лошади. Раньше работал Змеем Горынычем. Боится цыгана Илью. Обожат катать Огудалова к цыганам. Любимая песня, "Распрягайте хлопцы конив".

       Пейзане, пейзанки, цыгане, моряки, официанты, сомелье, полицейские, рабочие сцены, персидские пограничники, уругвайские дипломаты, кошки, коты, собаки, канарейки и медведи

       Картина первая. Гостиная в доме Огудаловых. Солидная, но немного потертая мебель. Рядом с комодом специальная стойка-пирамида, для гуслей и гитар.

        Харлампий Игнатьевич Огудалов пьет коньяк, по румынской привычке закусывая его мамалыгой.
       Лаврентий Дмитриевич Огудалов, листает иллюстрированное издание "Матримониальные привычки посетителей и экспонатов, павильона животноводства Выставки Достиженией Народного Хозяйства".
       Входит Василиса Даниловна Вожеватова.
       Вожеватова: Что Лаврик, на Выставку хочется ?
       Огудалов младший: Не бередь душу Василиса. Но имей в виду, на Выставку только через штамп в паспорте.
        Вожеватова: Ну ну. А то Манефа Парменышна хоть сегодня билеты закажет, но вот одна беда, замужем она. А ты кстати слышал ? Паратова приехала на "Ласточке". Сняла на неделю ресторан у Моны Гавриловны и наняла туда всех цыган.

       Вожеватова берет гитару и начинает петь романс "Ах офицеры, офицеры..."

       Входит почтальон и подает Харлампию Игнатьевичу Огудалову телеграммы.
        Прочитав их, Огудалов наливает себе полный фужер коньку, выпивает его залпом и сокрушенно говорит: Допрыгались твои братья Лаврентий. Старшего, его кавказская жена зарезала из ревности, хорошо хоть не до смерти. А француженка младшего, оказалась аферисткой и уругвайской шпионкой, она пробралась в уругвайское посольство и ее никак не могут оттуда выгнать. А на твоем брате теперь долг, в две тысячи золотых франков, и его уже арестовывать идут.

        Лаврик достает из за кресла гусли, вдаряет по струнами и они с отцом запевают романс "Жалобно стонет ветер осенний".

        С улицы слышится цыганский хор. В гостиную входит Паратова, окруженная поющими и пляшущими цыганами, и официантами с подносами уставленными бутылками и фужерами. Среди них прячутся Робинзонада и Медведь. Харлампий Игнатьевич оживляется и начинает дегустировать напитки.
        Лаврентий Дмитриевич Огудалов, начинает ходить кругами вокруг Паратовой, интересуясь, есть ли на ВДНХа, ЗАГС. Робинзонада тайком пытается его пристрелить, но револьвер дает осечку. Испугавшийся Медведь убегает.
        Мимо дома Огудаловых, проезжает на Буцефале Мона Гавриловна, они распевают песню "Распрягайтк хлопцы конив", цыгане бросаются за ними, записывая на ходу слова. Увидев среди цыган Илью,Буцефал переходит в аллюр. Мона радостно визжит и размахивает зонтиком.

       Картина вторая. Веранда ресторации "Рязанка на Волге".

        За столом уставленным бутылками с Бордо, Божоле, Шато Гран Лярош и Брютом, расположились: Манефа Парменышна Кнурова, Юлия Капитоновна Карандышева и Мона Гавриловна. Они дегустируют вина и беседуют. Им ассистирует Генеральный Сомелье Шамиль.
        Кнурова Карандышевой: Ты пойми подруга. Надо Лаврика обженить и делай с ним после этого что хошь. Женим его на Паратовой, потом ты его разведешь на измену, устроишь дальнейший развод, раздел имущества и вот тебе богатый жених. За шкирку и на Выставку.
        Мона Гавриловна: Девчонки, а давайте споем "Напилася я пьяна". Шамиль, наливай!.

       Входит Робинзонада. Она наигрывает на боцманской дудке "А на последок я скажу".

       Робинзонада: А тут есть где-нибудь оружейная мастерская?
       Мона Гавриловна: Эй мужик, давай выпьем.
       Робинзонада: Какой я тебе мужик. Я дама.
       Мона Гавриловна: А усы тогда зачем.
       Робинзонада: Это сценический образ такой.
       Все дамы хором: А-а-а-а-а-а-а...

        Шамиль срочно всем наливает. Дамы поют "Напилася я пьяна", переходящую, в "А напоследок я скажу". Шамиль начинает заниматься ремонтом пистолета Робинзонады.

       Шамиль: Понимаете барышня, у вас старый "Браунинг", причем весьма подержанный и запущенный. А Вам собственно, зачем оружие, для самообороны или вообще?
       Робинзонада: Вообще... Для мести.
       Шамиль: Тогда рекомендую "Тульский Токарев", как у Харлампия Игнатьевича, или "Маузер", как у Сварога. Вы Сварога знаете?
       Робинзонада: А кто же его не знает.
       Нарастая звучит "Гайда тройка, снег пушистый" и задорные возгласы дам, требующие лошадей и еще шампанского.
       Затемнение. Занавес.

        Картина третья. Пароход "Ласточка".

        На палубе бурлит веселье. Манефа Парменышна Кнурова, Юлия Капитоновна Карандышева и Мона Гавриловна, заставляют цыган петь песню "Ах, ручеёчек, ручеёк", но не дают при этом плясать. Харлампий Игнатьевич Огудалов, подружившийся с медведем и взявшим его с собой на пароход, поит косолапого водкой, чокаясь с ним коньяком. Лаврентий увивается вокруг Паратовой, которая изо всех сил с ним кокетничает. Вожеватова всячески им мешает. Короче все при деле. Изнывающая от ревности Робинзонада чистит маузер.

        Внезапно пьяный медведь бросается на Паратову, держащую в руке вазочку с медом, для приготовления эко-коктейля (мед, клюква + водка по вкусу), сбив по дороге в реку, мешающих ему добраться до меда и водки, Лаврентия и Вожеватую. Паратова зовет на помощь Робинзонаду, как единственную вооруженную персону на корабле, но та, с криком не доставайся же ты никому, швыряет маузер в Волгу, и хохоча смотрит, как медведь гоняется за Паратовой. К ней подходит Лаврик с гуслями, и они запевают дуэтом "Поедем любимый кататься".
        Паратова бросается в Волгу, за ней бросается медведь, матросы, официанты и корабельный кот.
        Звучит финал Гибели богов Вагнера. Затемнение. Занавес.

        Картина четвертая. Бар "Брют, коньяк и Аленка" на территории ВДНХ.
       За стойкой хозяин бара Шамиль, у стойки Харлампий Игнатьевич Огудалов. Они беседуют.

        Огудалов: Ну, когда всех выловили из реки, то оказалось, что медведь и кот, как в воду канули. Искали их, искали и тишина. Только через полгода выяснилось, что медведь уцепился за бревно, кот за медведя и доплыли они, аж до Каспия. Сейчас они живут при дворе Шахиншаха Персии. Кот доволен, чай сам персидский, а вот медведь жалеет страшно. Шербета то навалом, а водки по нулям.

        Шамиль: Ну а что еще новенького. Ведь я уже как год переехал в Первопрестольную. Сынок ваш как поживает, да и дамы из тамошнего высшего общества ?

        Огудалов: Вожеватова получила в наследство золотые рудники, ну вот Лаврик на ней и женился. Твоя бывшая хозяйка расширила свое дело и открыла два плавучих ресторана и железнодорожное депо.

        Кнурова взяла на содержание Робинзонаду. Робинзонада то оказывается мужик, актер Аркадий Счастливцев. Манефа Парменышна приобрела ему театр и даже иногда в нем играет под псевдонимом Мадемуазель Куку.

        Ну а Юлия Капитоновна Карандышева, купила табачный магазин и выпускает свою личную марку папирос "Ленька - Беломор". Этот сорт пользуется большой популярностью у богемы. Ну и скоро мы с ней поженимся. О помолвке уже объявлено.

        Мимо бара шумною гурьбой проходят цыгане. Они поют песню "Мохнатый шмель", посвященную медведю с парохода "Ласточка". За ними на Буцефале едет пьяный Островский с гармошкой. Затемнение. Занавес.

        И как бы сказали Омар Хайям и Петрарка...

       Трагедия тут правит бал
       И вместе с нею юмор тонкий
       И смотрит ласково Островский
      На дело рук своих потомков

     

     

     Владимир Чекмарев г. Москва 2020 год

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"