Чекмарев Владимир Альбертович: другие произведения.

Записки бывшего пионера

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Издание 2022 года

Записки бывшего пионера

 []

Annotation

     Воспоминания о пионерском и школьном детстве в стиле баек


Записки бывшего пионера

Глава 1 Взвейтесь кострами

     И была когда-то, Всесоюзная Ленинская Коммунистическая Пионерская организация, которая до вступления Китая в Социализм, была самой массовой детской организацией в Мире. И все мы были пионерами и слов из песни "Взвейтесь Кострами" не выкинешь. Хотя как выяснилось позже и тут мы не были первыми. И скауты были раньше пионеров и вообще изобрела Советскую пионерию вовсе не Надежда Константиновна Крупская, а какой то Британский колонель a la Киплинг. Но нам тогдашним пионерам было всеравно кто нас придумал и посему мы гордо носили свои пионерские галстуки, свысока посматривали на безгалстучных октябрят, хотели быть пионерами-героями и мечтали хотя бы раз в жизни попасть в Артек, хотя и в других пионерских стойбищах по проще, тоже было здорово. При Всесоюзной Пионерии конечно кормилось куча народа, ибо пионерская бюрократическая структура была о-го-го. Верхушки всех рангов каталась по заграничным смотрам и концертам, хотя и доле процента простых пионеров иногда везло. Но так или иначе основная пионерская масса развлекалась непосредственно на местах. Были всевозможные кружки и секции. Были остатки движений и направлений, разработанных еще при Генералиссимусе. Тимуровцы, Юннаты, Красные следопыты, Хоровые коллективы, Кружки моделистов и конечно Зарница. Мне конечно больше всего нравилась Стрелковая секция, но ввиду добровольно-принудительной системы, пришлось отдать должное и другим секторам пионерского досуга. О чем вы сможете прочитать ниже...
      Итак представляю на суд читателей ряд историй о истории о Маугли и его друзьях *(и не судите строго)

Глава 2. Артек Почти Не Виден

      У Артека на носу
      Приютилось Суук-Су*.
      Наш Артек, наш Артек,
      Не забудем тебя век.
     
      В Артек мне повезло попасть в "международную смену", обычно проводимую в июле. Там были дети из всевозможных стран Мира, а так как в Артеке дисциплина была вовсе не палочной, жить там было легко и местами интересно. В День взятия Бастилии - 14 июля, французские потомки санкюлотов устроили показательные выступления. Сделали Бастилию из картона, подожгли ее и сплясали кругом нее фарандолу. В разгар штурма Бастилии, на помощь санкюлотам пришли революционные солдаты и матросы, это была Советская часть художественной самодеятельности, мы в революционных костюмах, должны были спивать революционную же писню, но нам было скучно ждать, тем более что к нашему разочарованию поджог Зимнего в Исторических анналах зафиксирован не был, и мы решили помочь французским товарищам. Зрители были в восторге, полностью уверенные, что так все и было запланировано. А присутствующий на празднике бонза из ЦК, одобрил такое проявление интернационализма. Так что на этот раз обошлось. Но была в Артеке одна вещь, которой всегда всем не хватало - МОРЕ ! Купаться хотелось всем пионерам, причем круглые сутки, но времени на это нам отводили гораздо меньше. А по сему, одним из главных развлечений Артековцев, были ночные вылазки на море. А надо сказать, что нам часто показывали фильмы про пионеров-героев и в ряде фильмов, отважные пионеры ловили шпионов и диверсантов. Самым популярным был новый фильм "Акваланги на дне", снимавшийся в этих местах. Естественно все эти описания приключений попали на благодатную почту, и редкий пионер из нашего отряда не мечтал поймать диверсанта. И вот как то ночью, мы пошли купаться. Как всегда профессионально обойдя посты, наша спецгруппа вышла к отдаленному пляжу, а та-а-а-а-м.... На берегу суетилось несколько подозрительных личностей, в море у берега покачивалась резиновая лодка, около нее из воды торчал явный аквалангист. ВОТ ОНО ! Подумали радостные мы. Двое (включая меня), были назначены самыми смелыми и остались наблюдать за шпионским гнездом. Остальные побежали искать телефон. Ближайший телефон был в сторожке лодочной станции и к нашему счастью у сторожа уже часа три как кончилось горючее и он к своему неудовольствию начал трезветь. Выслушав сбивчивые объяснения Павликов Морозовых **, сторож осознав ситуацию в меру своего разумения и остаточной абстиненции, позвонил на Заставу и сказал что возле Суук-су высадился немецкий десант. Надо отдать должное погранцам, "легкая кавалерия из за холмов" прибыла почти сразу. Со стороны пляжа грозно шурша морским гравием выскочила пара УАЗиков, на которых приехали две собаки с пограничниками. а со стороны турецкого горизонта проявился сторожевик. Морские биологи из АН СССР, которые совершенно легально проводили исследования, причем в сопровождении представителя Пограничных войск КГБ опять же СССР, были несколько смущены таким вниманием к своим персонам, но нам тем не менее выразили одобрение и даже через пару дней после этого свозили в гости на Заставу. А в лагере нас даже не стали наказывать. Потом эта история обросла всевозможными легендами... Там были и перестрелки, и абордажи, и вражеский самолет сбитый нашими истребителями, и героическая пограничная собака, захватившая в открытом море лодку полную диверсантов и притащившая ее на буксире прямо в руки пограничников и.т.д., и.т.п. В героях мы ходили до конца смены.
     
     
      А строевой песней нашего отряда стала "Пуговка"
      Коричневая пуговка лежала на дороге
      И грелась на дороге в коричневой пыли,
      Но вот по той дороге прошли босые ноги.
      Босые, загорелые протопали-прошли.
      Ребята шли гурьбою на озеро купаться,
      Последним шел Алешка и больше всех пылил.
      Случайно иль нарочно, того не знаю точно,
      На пуговку, на пуговку Алешка наступил.
      А пуговка -- не наша! Вскричали все ребята,
      И буквы не по-русски написаны на ней!
      К начальнику заставы бегут-спешат ребята,
      К начальнику, к начальнику скорей, скорей, скорей.
      Рассказывайте точно, сказал начальник строго
      И карту пред собою широкую раскрыл.
      Глядит, в какой деревне и на какой дороге
      На маленькую пуговку Алешка наступил.
      Четыре дня искали бойцы по всем дорогам,
      Четыре дня искали, забыв покой и сон.
      На Пятый отыскали чужого незнакомца
      И быстро оглядели его со всех сторон.
      А пуговки-то нету! У заднего кармана!
      И сшиты не по-нашему широкие штаны.
      А в глубине кармана -- патроны от нагана
      И карта укреплений советской стороны.
      Ребят тут похвалили за храбрость и сноровку,
      И долго жал им руки отважный капитан.
      Ребятам подарили отличную винтовку,
      Алешке подарили гремучий барабан.
      Вот так она хранится, советская граница.
      И никакая сволочь границу не пройдет!
      А пуговка хранится в Алешкиной коллекции,
      За маленькую пуговку ему большой почет!
      * Суук-Су - дворец рядом с Артеком, в 1937 году по личному указанию Вячеслава Михайловича Молотова был передан Артеку
      ** Павлик Морозов - пионер-герой, сдал своего отчима в ГПУ аки Контру, за что и пострадал. Ставился в пример всем юным пионерам. Когда я в детстве прочитал историю Павлика и примерил на себя, то ужаснулся и со слезами признался что я плохой пионер и никогда на них не донесу, что бы про них не узнал... Оказалось, что мои родители, так же плохие коммунисты, ибо ни сколько в аморальном мне не разочаровались и даже одобрили.
     
     

Глава 3. Призрак Белой Дамы

      Любой Пионерский Лагерь, это в понимании пионеров обязательно веселье, с элементами шалостей и Артек не был в этом исключением. Очень модными были всевозможные розыгрыши и я попробую рассказать о наиболее безобидных из них.
      Конечно на самом почетном месте стояли приколы направленные в сторону Вожатых. Должен сразу сказать, что наши Вожатые были прекрасные люди, но в силу своего возраста мы не всегда это учитывали. Наш вожатый Сережа, работал очень напряженно и поэтому уставал и любил спать в тихий час, тем более спал весьма крепко. Ну а пионеры как известно, в Тихий час занимаются всем чем угодно кроме сна и вот...
      Когда перед концом тихого часа, к Сергею зашли его двое коллег, то они своим хохотом разбудили и его и все палаты в зоне слышимости. И было от чего хохотать. Сергей почивал держа в руках две ракетки от бадминтона, на голове у него была бумажная корона, а на ногах ласты. Естественно, что когда он разбуженный шумом вскочил с постели, то не смог сделать ни шага и величаво рухнул на пол. Но это был очень хороший человек и в добавок с чувством юмора, так что все обошлось.
      Была еще одна легендарная история, которую во всех пионерских лагерях, рассказывают почему то, про прошлые смены и с небольшими исключениями звучит она так... Некий пионер влюбленный в дочку Директора (Главного врача) лагеря, получает фальшивую записку с приглашением на свидание. Залезает в указанное в записке окно и натыкается на бабушку предмета своей любви. Но это не интересная легенда, а были в Артеке легенды и поинтереснее...
      Одна из них, это легенда о призраке "Белой дамы". Существовало много версий ее происхождения. Одна гласила что это призрак Миледи из "Трех мушкетеров" охраняющий спрятанные здесь некогда сокровища, другая версия говорила о призраке девушки, погибшей от несчастной любви. Короче все версии имели как противников, так и сторонников, но сам факт существования Призрака. сомнений у широкой общественности не вызывал.
      В "Кипарисном", имели большой успех ночные посиделки у речушки Черкез, и как то раз на таком мероприятии, в обществе из трех юных пионерок и двух не менее юных пионеров, зашел разговор именно на эту тему. И вот в самый разгар обсуждений по этому животрепещущему поводу, с другого берега раздались странные зловещие завывания и в сторону пионерских голубков и голубиц, двинулась белая тень со зловеще светящимися глазами. Пионеры- герои, героически естественно стали звать своих подружек пойти посмотреть мол, а что это там и стали тянуть их за руки в сторону непонятной флюктуации. Девчонки естественно подняли дикий визг, а призрак шел уже прямо по воде и когда звуковой диапазон визга пионерок приблизился к инфразвуку, призрак внезапно издал непонятное бульканье, потерял равновесие и бесплотность и стремительным домкратом рухнул в воду...
      На самом деле я мирно шел по лично наведенной мною переправе, в виде пары досок положенных на столбы, оставшиеся в воде от какой то старой конструкции, мирно завывал, светил системой из двух лампочек от карманного фонарика (опять же моя конструкция) и гордился успешным выполнением своего коварного плана и тут случилась та самая случайность, из за которой порой проигрывали битвы даже великие полководцы. Визг пионерок вызвал у меня нездоровый смех, который я пытался сдержать, но в результате потерял равновесие и оказался в воде. Девчонки вырвались и убежали, а мои придурки друзья катались по берегу от смеха, наблюдая как я выпутывался из мокрой простыни. А вы говорите что приведений не бывает.

Глава 4. Операция НОВЫЙ ГУЛЛИВЕР

     
      Кино занимало большое место в Артековском табеле развлечений. Информацией, которая превышала пожалуй по важности тайну фашистской шифровальной машинки Энигма, был жанр, а еще лучше название фильма показываемого в ближайшую субботу. Когда в Артеке показали фильм Новый Гулливер, сразу начались споры на тему, а где же задремал мальчик Петя? На Адаларах или на какой ни будь левой съемочной площадке. В соседнем отряде была девочка Наташа, ее папа был то ли кинокритик то ли киножурналист, у них дома был кинопроектор, что по тем временам было на порядок круче чем два Домашних кинотеатра сейчас. И поэтому она считал свой авторитет в киновопросах непререкаемым. Больше того, она называла членов нашего отряда "Детишками", хотя была всего на год старше. И мы создали план возмездия...
      Через неделю "рыбаки" и "моряки" организовывали нашим двум отрядам экскурсию на Адалары, так что времени было мало, но надо было успеть. В "Заговор" с радостью вошли члены кружка лепки и работа закипела. Все задействованные пионеры не покладая рук лепили из художественного пластилина фигурки лилипутов, клеили из картона домики и танки. В день экскурсии дружественные рыбаки доставили на остров спецгруппу с инвентарем и вот наступил момент торжества справедливости. В разгар экскурсии, когда Наташа в окружении друзей и поклонников, продвигаясь по официальному маршруту подошла к заранее выбранной нами точке рандеву, гордая девица вдруг услышала в стороне громкие крики радости и изумления. Первая красавица снизошла до того, что бы посмотреть, а что же там нашли эти "детишки". Жалко у меня не было фотоаппарата, что бы запечатлеть выражение ее лица, когда она увидела в тени под скалой элементы боя королевской армии Лилипутии с рабочими отрядами из Подземных заводов. (Рабочих кстати было гораздо больше чем королевских солдат, так как в фильме у них были абсолютно одинаковые лица и их было гораздо легче лепить, чем характерных отрицательных героев), а вход в тоннель и машина начальника полиции, были вообще как в фильме . Короче операция "Новый Гулливер" увенчалась полным успехом, но оказывается мы несколько переборщили. Наташка побежала звонить отцу с известием о сенсации и ейный папаша перезвонил директору с просьбой установить охрану и ждать комиссию из Госкино. Я понял что мы попали, и после совещания с друзьями мы пришли к выводу, что помочь нам может только наш вожатый Сергей. Мы пришли к нему и покаялись, а я отдельно покаялся в авторстве истории с ластами и ракетками для бадминтона. Как уже говорилось выше, Сергей был очень хороший человек и он прикрыл нас и повернул перед начальством дело, как игру пионеров, которую по простоте приняла в серьез глуповато-восторженная девочка Наташа. Все обошлось и до конца смены Наташу все звали "Моя лилипуточка", а мы воспрянули духом и продолжили развлечения и шалости. Мы с Сашкой Балакиным инициировали эпидемию привязывания хвостов, которая моментально охватила чуть ли не весь Артек. С хвостами ходили даже вожатые и часть персонала, а самым распространенным жестом стала проверка рукой своей поясницы сзади, на предмет, не привязали ли чего-нибудь.
      И вот тут мы огребли по полной, и от вожатого и от директора. Спасибо хоть не выгнали.
      Артековская клятва
      Музыка: Юрий Чичков Слова: Константин Ибряев
     
      Над морем, морем Чёрным -Артековский салют.
      Поют задорно горны
      И барабаны бьют,
      Чтоб клятву дать, ребята,
      Мы собрались сюда -
      Припев/2р./:
      Артековец сегодня,
      Артековец сегодня -
      Артековец всегда!
      Идём мы дружным строем -
      Нам с песней по пути.
      Артековцы-герои
      Шагают впереди.
      А клятва их простая -
      Сурова и горда:
      Припев.
      Придёт пора прощанья -
      Умчат нас поезда,
      И станут расстоянья
      Большими, как года.
      Но клятву не забудем
      Мы нашу никогда:
      Припев.

Глава 5. ЗАРНИЦА ПРИ КАРФАГЕНЕ

     
     
     
      На фабрику уходит мать,
      А детям нужен глаз.
      Я их учу маршировать,
      Носить противогаз!
     
     
      А была еще такая, пионерская военно-спортивная игра - "Зарница". что бы понятнее было современным детям, это что то вроде пейнтбола, но из оружия были только деревянные автоматы, и было это все, очень заорганизовано и начальства при этом, кишело выше крыши. Пионеров разделяли на "Красных" и "Синих", но почти всегда побеждали почему то "Красные", но это уже был не Спорт, но как бы политика. Зарница где то и сейчас снова организуется, но идет не в пример интереснее чем в пионерские времена, ибо с аксессуарами стало гораздо лучше.
      Меня, как чемпиона Школы по стрельбе, определили командовать бандой младших пионеров называвшейся "Орленок", причем мало того на стороне "Синих", да еще и в резерве, что меня естественно несколько расстроило, да и моих "Орлят" тоже. До этого мы играли между своими классами и с другими школами, и все было четко по описанному в "Войне и Мире" Австрийскому Императорскому Уставу, то есть Айне Колонне марширен из точки А в точку Б, а Цвайне Колонне марширен туда же, но строго через час. Хотя допускались определенные вольности. И тут объявили о Городских соревнованиях и всех предупредили что мы должны будем продуть "Красным", так как там при штабе в качестве советника, командует какой-то старенький Генерал, лично когда-то заносивший хвост кобыле Буденного. Согласно утвержденному плану игры, мы четко сидим в обороне, ее прорывают "Красные" и в положенное время захватывают наше знамя. То есть тоска и никакой инициативы. Но организаторы забыли одну вещь... "Зарница" была назначена в Измайловском парке, а там мы знали не то что каждый кустик, а даже каждую травинку. И Синие задумали страшное - победить Красных. Для выполнения "Канн" в полном масштабе, нам нужны были союзники и они нашлись. Еще одним резервным отрядом "Синих", для разнообразия называющимся "Буревестник". командовал мой приятель Сашка и его так же не устраивала скамейка запасных. Итак, на секретном совещании нами был разработан план Генерального сражения. Так как мы с Шуриком, были большими любителями военной истории, то и план назвали соответствующе - "Карфаген". На этом настоял Сашка. Он не очень любил Древних Римлян и весьма сочувствовал Древним Карфагенянам и постоянно изводил историка, своими версиями победы Карфагена в "Пунических войнах". Штаб "Красных" был в районе "Оленьих прудов" и место это было весьма удобным, для нашего плана. Итак наступил день битвы. Наша разведка, завербованная из дружественных пионерок и октябрят, под видом гуляющих в парке детей, разведала расположение Ставки Противника. Ставка эта, были естественно на холме, из охраны не больше десяти человек и самое интересное, знамя было при них, а не в специальном засекреченном месте. Оно и понятно.. где то в лесу могли быть и случайности, а при штабе спокойнее. Штаб кишел членами совета дружины, комсомольцами и тетеньками из РОНО. Старенький генерал, блестя наградами, молодецки тыкал беломориной в карту и на весь лес вспоминал, как под Муданьдзяном, гнался на танке за Махно. Диспозиция Орлят и Буревестников, была ясна и заранее известна Красным, которые пребывали в победном благодушии, а зря... Ну а наши юнармейцы, мои "Орлята" и Сашкины "Буревестники", услышав наш окончательный план закричали ура и преисполнились энтузиазма. Ведь никому не хочется быть проигравшей и пассивной стороной, а тут скрытый рейд и внезапная атака. Короче ура Отцам командирам. Буревестники, под видом гуляющего мирного населения, совершили по аллеям скрытый бросок и вышли в тыл к Штабу "Красных", мои Орлята ударили в лоб. Услышав со всех сторон наше богатырское ура, тетеньки-начальницы завизжали, а охрана была смята и деморализована. Я с группой захвата овладел знаменем потенциального противника и лихо доложил Генералу, что отряд "Орленок" задание выполнил. Милейший Ветеран, решил что все проходит так как надо и горячо нас поздравил. Общий настрой несколько скомкал Шурик, завопивший на радостях да здравствует Ганнибал и поддержанный в этом всеми приданными боевыми единицами. Как ни странно, все обошлось. Победили все равно Красные, но нас даже похвалили... Потом.
      На следующей Зарнице, мы с Сашкой почему то уже не командовали подразделениями, но наши гвардейцы отличились во всех боях. Видимо прав был Император Наполеон, говоря - "Самые лучшие солдаты, получаются из мальчишек, победивших в своем первом бою"
     
     

Глава 6. Учение Менделеева вечно, потому что верно

     
     
     
      Идём мы дорогой, широкой, прямой,
      К профессиям разным, но к цели - одной!
      Исполнятся сроки, настанет пора,
      На стройки, заводы придут мастера!
     
     
      Все школьные дисциплины, кроме пения и физкультуры, требовали определенной работы ума, а это для рядового Советского школьника было скучно. И тут в таком наизанудливейшем и претруднейшем предмете как Химия, обнаружился интереснейший сектор. Оказывается, обладая определенными знаниями, можно было делать кучу интереснейших вещей, которые ярко горели и громко бабахали. Был в те времена весьма популярный среди пионеров журнал "Юный техник", так сказать - научно-популярный журнал для юношества. Надо заметить, что с 1956 года, когда вышел в свет первый номер, журнал был издан суммарным тиражом не менее 500 миллионов экземпляров ("Плейбой" нервно курит в углу). В журнале "Юный Техник" было много своеобразных задумок и претворяя их вкупе со знаниями, полученными на уроках химии, можно было очень весело потрясать основы науки и устава пионерской организации. Когда в ЮТе опубликовали чертежи самодельной ракеты, которую можно было изготовить с помощью карандаша и бумаги, взлет пионерской научной мысли сразу же ударился в увеличение калибра, усиление эффективности горючего и устройство боеголовки, данного носителя. Единственное, что осталось почти без изменений, это электрозапал, работающий от старой доброй батарейки КБСЛ (которая с кислыми контактами). Если в первоначальной конструкции, ракета пшикала на пару метров, ввиду слабости первой ступени, которая тем более срабатывала и оставалась на пусковой платформе, то в наших разработках все было гораздо серьезнее. Особенно удалась ракета с настоящей боеголовкой. Данный снаряд, на первых (и последних)испытаниях поднялся на высоту 15000 миллиметров, но несколько отклонился от траектории и нанес удар не по гнезду агрессора, а по балкону пожилой девушки, проводящей досуг в сборе пустых банок и бутылок, для их дальнейшего распространения за деньги. Перепуганная престарелая леди, не сразу выползла на свой бельведер, но подвинутая криками попавшего под обстрел испуганного домашнего животного, отдаленно напоминающего кошку, предприняла таки вылазку и стала бдительно озирать окрестности. Мы естественно уже давно покинули испытательный полигон, но на свою беду, какой-то одинокий прохожий, сначала нагло присел, дабы завязать шнурок у себя на ботинке, а потом стал зажигать спички, делая вид что хочет прикурить. Старушка сразу поняла, что вот он главный террорист и обрушила на него всю мощь главного калибра, который состоял из непригодной к сдаче стеклотары. Ответственно должен заявить, что не один прохожий от обстрела не пострадал. Ну почти... А дерзкая научная мысль не стояла на месте. Близилась годовая контрольная по физике, а учитывая бдительность Физика списать было практически невозможно, и Наука заработала на благо Народа. В секретных лабораториях, было разработано чудо техники - Бонба с часовым механизмом (механизм был больше самой бонбы). Сама идея была следующая... Через пятнадцать минут после начала контрольной, на лестнице ведущей на чердак в аккурат рядом с кабинетом физики, раздается бабах. Физик бросается туда и пока он там бегает, мы все удачно списываем. Но получилось как в одном из рассказов О. Генри, где новобрачные затесались в толпу гостей, что бы посмотреть на себя со стороны. То есть когда бабахнуло, а бабахнуло так, что задрожали стекла во всей школе (с зарядом я все-таки переборщил), посмотреть на неизвестную аномалию, помимо физика бросился весь класс, включая и авторов проекта. Для авторов проекта все обошлось и вообще никто не пострадал.
     
      За контрольную я получил трояк... Но твердый !
     

Глава 7. Об элементах фривольности в пионерских песнях

     Есть в Суоми, такой праздник Ваппу (Vappu), это такое финское Первое мая, во время которого, финский пролетариат и финские же студенты, празднуют весну и предаются солидарности. Согласно старой традиции, горячие финские парни, накануне праздника, надевают на голову скульптуры обнажённой морской девы (работы скульптора Вилле Валгрена), что венчает фонтан Хавис Аманда, на рыночной площади Хельсингфорса, белую фуражку выпускника.
      Практически официальным гимном этого действа, является веселая и незатейливая песенка "Рулатэ". А дальше была почти невероятная история... Композитор Оскар Фельцман, и писатель Владимир Войнович (тот самый , который "Приключения солдата Чонкина), примерили шляпы вагантов, и переделали эту песню в русскую, а когда великолепная Гелена Великангова ее спела, песенка финских студентов, стала Советским шлягером.
      А в это время, Ваш покорный слуга, был в пионерском лагере, на берегу Черного моря, аж в Абхазии, которая тогда была Всесоюзной здравницей, кишащей мандаринами и аджикой.
      Море, Юг, пионерский лагерь, и тут естественно всевозможные мероприятия, так как пионер, не может быть предоставлен сам себе. Тут как раз полным ходом шла подготовка к концерту Художественной самодеятельности, где я ставил высочайше утвержденную сценку из школьной жизни (бред полный, но отвертеться не удалось).
      И тут ко мне подошли три наших главных хулигана, и обратились с просьбой. Намедни они провели невиннейшую шутку с нашим завхозом Кефирчиком (Кефирчик это не фамилия, а прозвище, полученное незаметным тружеником за фразу: "Эх солнышко к закату близится, щас бы стаканчик кефирчика. Причем местные вина он весьма и обильно уважал).
      Хулиганы подпилили вторую снизу ступеньку переносной лестницы, на которую кроме Кефирчика никто не лазал. Перед ужином, когда Кефирчик уже надегустировался местных напитков, не имеющих отношения к кисломолочным, случилось ЧП, любимая кошка жены директора, залезла на дерево и забоялась оттуда слезать. Завхоз, согласно приказа, полез выручать бедное животное, и естественно навернулся с лестницы вместе со спасенным животным (ни одна кошка в процессе этой операции не пострадала). Со второй ступеньки падать было не больно, да и кошка Кефирчика почти не поцарапала, но обидно, тем более, что на людях. А Завхоза ребята не любили. Он привлекал их к хозработам, и тайком раздавал подзатыльники. Но так как он был братом тестя директора, управы на него не было.
      Но Павлики Морозовы есть везде, ребят заложили, и перед ними забрезжило отчисление из лагеря.
      "Послушай Боцман (так меня прозвали за настоящую тельняшку, подаренную мне дядей, в магазинах тогда таких не продавали), придумай для нас номер в самодеятельности, тогда нас точно не выгонят. Кроме тебя помочь никто не сможет. И я впал в глубокую задумчивость... В сценку из школьно жизни их точно было нельзя, во первых не блистали талантами, а во вторых вряд ли худсовет пропустит хулиганов, играть хороших школьников. И тут меня осенило!
      Вожатые, вовсю крутили на магнитофоне "Руллу-теруллу" (так в народе называли песню Рулатэ). Веселая песенка. И я моментально создал музыкальный номер, где я пою песню, а троица штрафников поет припев:
     
      Рулатэ, рулатэ, рулатэ, рула,
      Рулатэ, рулатэ, рула-та-та,
      Рулатэ, рулатэ, рулатэ, рула,
      Рулатэ, рулатэ, рула-та-та!
     
      Я помчался к Старшему пионервожатому, и сообщил, что есть еще один номер в концерт, чем весьма его обрадовал. Я предъявил весь наш квартет и получил полный одобрямс. А вожатый доложил руководству, что провинившиеся уже исправились настолько, что без них сорвется концерт.
     
      Нарушителей перестали отчислять, концерт прошел на ура, причем зал хором подпевал припеву, а после концерта, меня и Старшего вожатого вызвали на ковер.
     
      В лагере была Старшая воспитательница, с разрушенной личной жизнью, которая нашла себя в изыскания скверны, аморальности и контрреволюции, на ниве воспитания пионеров. И она обнаружила в песенке аморальный текст:
     
      В жизни всему уделяется место,
      Рядом с добром уживается зло.
      Если к другому уходит невеста,
      То неизвестно, кому повезло
     
      Этот недопустимо и даже отвратительно, то о чем они поют, вещала хранительница пионерской нравственности. Ведь это же наши невесты и наши женихи, комсомольцы! А комсомольцы друг от друга не уходят. У меня стали выпытывать, а где это я взял эту разлагающую песню, на что я честно отрапортовал, что ходил с родителями на праздничный концерт в Колонный зал Дома союзов в Москве, где эту песню пела Советская певица Гелена Великанова.
      В кабинете директора засверкали взгляды:
      Благодарный Старшего вожатого (ведь это с его магнитофона эта песня звучала в лагере);
      Возмущенный Воспитательницы, оттенка красной пролетарской косынки;
      И настороженный директора, который быстро смекнул что к чему;
     
      Короче все обошлось, но во второй смене, меня к самодеятельности уже не привлекали.
     
      И еще кое что... В эту смену, родители отправили меня в лагерь одного. Мне было лет тринадцать - четырнадцать. Меня вручили проводнику и соседям по купе. Гордо неся настоящий туристический рюкзак, я вошел в купе. Через час об одиноком ребенке, который сам едет на Юг знал весь поезд. Присмотр за мной был глобальный. Мало того, что рыдающие добрые тетеньки из всех вагонов тащили мне невероятный объем лакомств, ко мне зашел сам начальник поезда и обещал лично проследить, где мне сходить. А на больших и не очень станциях, вагон встречали друзья родственников и родственники друзей. На Юге поезд шел прямо по берегу моря, и станция была прямо напротив входа в мой лагерь, куда я благополучно и прибыл.
      А вот сейчас, из нас кто-нибудь рискнул бы отправить подростка одного, по маршруту Москва - Абхазия? Вряд ли. Эх, какую Страну про*****!
     
     
      Р.S.
      А слова в этой песне такие:
     
     
     
      Если тебе одиноко взгрустнется,
      Если в твой дом постучится беда,
      Если судьба от тебя отвернется,
      Песенку эту припомни тогда.
     
      Припев:
     
      Рулатэ, рулатэ, рулатэ, рула,
      Рулатэ, рулатэ, рула-та-та,
      Рулатэ, рулатэ, рулатэ, рула,
      Рулатэ, рулатэ, рула-та-та!
     
      В жизни всему уделяется место,
      Рядом с добром уживается зло.
      Если к другому уходит невеста,
      То неизвестно, кому повезло.
     
      Если случайно остался без денег,
      Верь, что придет измененье в судьбе,
      Если ж ты просто лентяй и бездельник,
      Песенка вряд ли поможет тебе.
     
      Песенка эта твой друг и попутчик,
      Вместе с друзьями ее напевай.
      Если она почему-то наскучит,
      Песенку эту другим передай.
     

Глава 8. О шея лебедя! О грудь! О барабан!

      Был тут свидетелем расследования ДТП. Инспектор дорожной полиции, пытался выяснить у гламурной блондинки номер автомобиля, будто бы подрезавшего её розовый Mercedes A-Class, что и стало причиной её въезда в остановку (Слава Творцу пустую) и нанесения за одно, легкого оскорбления действием мирно стоящему троллейбусу. Девушка буквально тужилась вспоминая (или выдумывая) цифры, типа -"там точно была буква О или Десятка"). И я внезапно вспомнил очаровательный рассказ Чапека, как поэт стихотворно описал номер автомобиля, помните ведь наверняка...
     
      Дома в строю темнели сквозь ажур,
     
      Рассвет уже играл на мандолине.
     
      Краснела дева .
     
      В дальний Сингапур
     
      Вы уносились в гоночной машине.
     
      Повержен в пыль надломленный тюльпан.
     
      Умолкла страсть... Безволие... Забвенье ...
     
      О шея лебедя!
     
      О грудь!
     
      О барабан!
     
      И эти палочки ‑
     
      Трагедии знаменье!
     
     
     
      И вспомнил я по этому поводу, историю имевшую быть в начале юных дел...
     
      Было это в школьные годы в старших классах. И в те времена была у меня "пламенная любовь" с нашей литературшей, причем взаимная и виной тому была моя любовь к книгам, не только из школьной программы, а даже и вовсе вне. И прочитано мною этих книг было не меньше, если даже не больше, нежели нашей преподавательницей, а это сами понимаете, не могло не раздражать. Её естественно...
     
      Я тогда как раз увлекся Карелом Чапеком и очень мне нравились его "Карманные" рассказы. И тут нам дали написать "Сочинение на вольную тему", а вольная тема называлась то ли любимая книга, то ли интересная книга, короче надо было написать про прочитанную книгу, ну я и взял за основу творчество Чапека. Коснулся "Войны с саламандрами" и естественно "Поэта" и не понял я по молодости, что фраза "О шея лебедя, о грудь, о барабан", насквозь неприлична и даже почти криминальна. А накануне сочинения имел место быть один казус. Меня и Федьку оставили убирать класс, меня за резвость характера, а его за хроническую лень к учебе. Пока я делил полулитровую банку воды, между многочисленным гюльбарием в горшочках на подоконниках, Федька мыл доску, а потом стал чем то шуршать и подозвал меня. Литературша оставила на стуле моднючий тогда пластиковый пакет, а из него торчала какой то журнал, Федька было обрадовался, что это классный журнал и стал экстренно его листать, но оказалось что это кустарно переплетенная пачка бумаги с надписью на титуле "Лолита" Владимир Набоков. Для моего не испорченного чуждой цивилизацией юношеского ума (Кроме сказок Шехерезады - Ничего!), эти имя и название ничего не сказали, пролистав самиздатовский фолиантик, я зацепился глазом за имя "Спортсмен Гумберт" и решил что книжки про иностранных спортсменов мне не интересны, так что книжку вернули в пакет и благополучно о ней забыли. Правда дома я по любознательности спросил у родителей, мол кто такие Лолита, Набоков и Спортсмен Гумберт, на что родители почему то стали смеяться, а потом досконально выяснили откуда мне известны такие слова. А потом наступило то самое Сочинение на вольную тему...
     
      Короче меня с родителями вызвали к завучу, куда в качестве родителей меня сопровождал отец. Литературша устроила скандал, по поводу того, какую мерзость я осмеливаюсь писать в школьном сочинении, и что слова приведенные мной, граничат с верхом неприличия и почти с порнографией. Завуч скорбно кивала головой, но в конфликт пока не вмешивалась.
     
      И тут мой отец преподал мне урок того, как надо брать ситуацию за рога. Он спокойно объяснил, что Карел Чапк прогрессивный чешский писатель, официально читаемый и изучаемый в Советском Союзе. А то что педагог литературы инкриминирует светлому отроку присутствующему здесь, это просто не реально и даже где то не педагогично. Вот если бы парень написал о "Спортсмене Гумберте", вот тогда был бы предмет для разбирательств, в смысле почему и вообще откуда. И мой папа значительно посмотрел на литературшу, которая сразу же пошла красными пятнами и притворилась собственным дублем.Ну а Завуч, помнила еще прошлую встречу с моим Па-па и решила занять благожелательно-нейтральную позицию к нашей семье..
      Короче инцидент был скомкан и спущен на тормозах. А Лолиту я таки прочитал, несколько позже.

Глава 9. У Дороги Чибис

      Тут увидел в Инете картинку с птицей Чибис и вспомнил историю из собственного отрочества.
     
     
      Подставили меня под раздачу, в первую очередь конечно любящие родители. А дело было так... Счастливый и мирный ребенок я, учился в классе этак четвертом и никого не трогал. Сижу я как то дома и мирно мастерю новую модель арбалета, для дворовых игр, как вдруг...
      Родители дают следующую инфу... Мол если ты придешь завтра в школе, в кабинет номер такой то, то там будет много КЦ, мороженого и заводных машинок. Я туда по отроческой простоте ессественно зашел, и тут за спиной лязгнули казематные двери, по бокам загремели кандалами зверовидные охранники из фильма "Королевство кривых зеркал" и я попал в Школьный Детский Хор...
     
      Вы прекрасно понимаете, что, ну очень трудно и тоскливо петь детские песни, в то время, когда все нормальные люди играют в лесу в Псов-рыцарей и Александра Невского, а тут еще песни зубрить. А для спивания нам дали особенно идиотскую песню, даром, что пионерскую - У ДОРОГИ ЧИБИС. Сюжет этой песни Михаила Иорданского и Антона Пришельца, на мой взгляд был какой то очень мутный... Толпа юннатов идет по лесу, видит на полянке чибиса и начинает ему петь песенку, типа что бы он не боялся, напирая на то, что они друзья пернатых и чибисят не кушают и этот пернатый идиот, что характерно, не боится. И пораженные своим гуманизмом пионэры решают пешком рвануть до Владика. А я надо сказать, уже чувствовал в себе некоторый талант к стихосложению и решил сделать эту писню более логичной и естественно веселой.
     
      По моей новой трактовке, юннаты пошли в лес ловить ежиков, а когда ежики кончились, то все дружно гурьбой пошли в кусты по малой и большой нуждам, а там в это время уже занимался большой нуждой чибис, которому все стали петь, мол не бойся птица, продолжай, свои.
      На что чибис нагло ответил, что ему еще яйца надо снести, так что пионэры идите на фиг.
     
      Я поделился своим творением с народом и поимел бурный успех, что мне конечно польстило. А вот когда подоспела генеральная репетиция, причем на нее заявился директор школы, я будучи прекрасным логиком уже в детские годы, понял что попал окончательно и был в этом прав...
      Когда Хор запел "Чибиса", подавляющее большинство ребят пели МОИ СЛОВА, вместо уставных. Наш милейший тамбурмажор, слушал не слова а тональности и ничего не замечал, ибо пели мы хорошо. Ну а директор слов первоисточника естественно не знал, и когда мощный хор детских альтов стал выводить слова - ЕЖИКОВ НАЛОВИМ И ПОЙДЕМ ДОМОЙ - нисколько не удивился и действительно, кто их знает этих юннатов и кого они там по Уставу должны ловить. Но когда в первом припеве пошел речитатив - ТЫ НЕБОЙСЯ КАКАЙ, НАША ПТИЧКА ЧИБИС, ЩАС ТЕБЕ ЮННАТЫ БУМАЖКУ ПРИНЕСУТ (всех слов я естественно не помню, но за цитаты отвечаю) - Директор что то заподозрил и хотя я, что бы хоть как то исправить положение, истово пел правильные слова, тучи явно сгустились.
     
      После окончания песни, Директор встал, набрал в рот воздуха и вдруг начал хохотать и хохоча махнул рукой и вышел из зала.
     
      Наш добрейший Тамбурмажор так и не понял, что это ... высочайшее одобрение, либо наоборот порицание.
     
      А меня, на другой день убрали из хора. Так что трио - Пласидо Доминго, Хосе Каррераса и Лучано Паваротти, так и не стало квартетом.

Глава 10. Тайна подземелья или призрак сантехника

     Это было в те времена, когда красный галстук носили двадцать миллионов мальчишек и девчонок, живущих в одной стране, когда в автоматах газировка с сиропом стоила 3 копейки, и граненые стаканы мы мыли сами прямо в автомате, когда молоко в треугольных пакетах стоило 16 копеек, когда мы были главными в Космосе, и русская технически-матерная терминология, самолеты и техника с красными звездами, были знакомы жителям всех континентов.
      Пионеру-мне свезло попасть в оздоровительный пансионат в городе, который в древности назывался: у византийцев - Сидагиос и Сугдея, у итальянцев - Солдайя, у древних русских - Сурож, у османов Судак, которое носит и по сей день, что кстати в переводе с тюркского означает - Су (вода), дакъ (горный лес), именно так и назвал Судакъ Великий Айвазовский на своей картине "Наводнение в Судаке" (1897 г.). Наш пансионат был как раз между бывшей дачей художника и санаторием ВВС.
     
     
      Жизнь наша проистекала, почти как в любом обычном пионерском лагере, но кроме тихого часа, были еще и оздоровительные процедуры. Плюс к этому, работы в местном саду и всевозможные кружки и секции. Наша компания, абсолютно не была склонна к садово-огородным работам и по сему, мы дружно записались в шахматную секцию, которой руководил благостный ветеран, находящийся в состоянии перманентного похмелья, видимо еще со времен банкета по поводу освобождения Муданьдзяна Советско-Монгольскими войсками. И что отдельно радовало, так это то, что кроме нас в данной секции никого не было. С сожалением, отказавшись от идеи играть в "Чапаева"* шахматами (это будило ветерана), мы соорудили из пяти досок, шахматы для четверых и ударились в шахматные баталии. Каждый играл за себя и в процессе боев процветали такие интриги, что куда уж Макиавелли.
      Был еще так называемый библиотечный час. Библиотекарша наша, милейшая старушка, считавшая, что главное, что бы дети читали, и пусть даже не строго по программе, но зато это полезнее разных шалостей. (Естественно, читать нужно было только книги из дозволенных Минпросветом). Так что была возможность, хоть как то выйти за рамки школьной программы, что не могло не радовать (по крайней мере меня).
      Я кстати в этой библиотеке, по настоящему открыл для себя Чехова. Того же Фадеева, я читать не смог, было ощущение, что даже когда читаешь, то все равно заикаешься. И я смело спросил Чехова. Библиотекарша строго допросила меня, а почему именно Чехов, ведь его проходят в более старших классах, на что я коварно ответил, что лишь дабы увидеть насколько люди жили хуже при царизме, чем мы нынешние Советские пионеры. Книжная тетенька хмыкнула, но заветный томик, цвета морской волны выдала.
     
      Всё-таки Чеховский слог, Чеховский язык, Чеховский юмор, это одна из наиважнейших частей Русской культуры. Жалко его забывают. Но вернемся к нашим пионерам...
     
      Один из наших товарищей по оздоровлению, был книгочей-ботаник, повернутый на историях про клады, за что он получил прозвище - Капитан Флинт. Он просиживал в библиотеке больше всех, и штудировал все книги и подшивки периодики, где хоть как то упоминались клады. Пройти мимо такой подставы, мы естественно не могли. На самом деле, мысль о розыгрыше появилась у меня, когда на местном рынке, я увидел среди дюжины потрепанных книжек, тоскливо лежащих на газетке перед потрепанным аборигеном, зловещую черно-серую инкубулу, с названием - "Тайны, забытых кладов".
      После оживленного торга, книга была куплена за сорок копеек. Кто не помнит, в те времена, за эти деньги, можно было купить три батона белого плюс коробок спичек.
      Заговор был составлен по всем правилам и наша шахматная компания ринулась в бой. Изначально, была проведена информационная кампания. По пансионату, был запущен освежённый слух, о Генуэзских сокровищах, спрятанных где то в этих местах. А лучшие художественные силы нашей компании, в лице Сашки, были брошены на изготовление карты места сокрытия данных сокровищ и Сашка превзошел сам себя, там даже текст был с ятями..
      Карта была вложена в книгу, а книга подкинута в Красный уголок, накануне запланированного просмотра телевизора. В те времена, телевизоры были штучным развлечением и у нас в пансионате, его включали в строго определенное время и места были заранее зарезервированы. По не писанному правилу, на стул заранее клалась книга и тронуть её кому либо кроме хозяина, было ну совсем не комильфо. Как вы видимо догадались дорогие друзья, книга "Тайны, забытых кладов", была подброшена как раз на стул любителя кладов, план нарисованный Сашкой , в ней естественно присутствовал.
      Что и говорить, пескарик заглотил наживку полностью. Впившись глазами в титул, он с невинным видом сел на книжку (будто бы ее не заметив), а потом исчез из Красного уголка, естественно вместе с книгой. Он читал всю ночь, а наутро, сперев с пожарного щита лопату, исчез в полузаброшенном саду, в который переходил санаторный парк.
      Мы прозевали его утренний уход на поиски сокровищ, но когда объект явился на полдник, от наблюдения он уже не ушел. И чем привел наблюдателей в некоторое смятение, так это радостно сияющими глазами и вдобавок тем, что на этот раз умыкнул с пожарного щита лом.
     
      У нас наступил, как говорят сейчас в ХХI веке когнитивный диссонанс, сиречь разрыв шаблона. По плану, в точке клада указанной на карте, наша жертва должна была найти старый ящик, умыкнутый нами на заднем дворе какой то конторы, причем закопанный буквально на десять сантиметров. Капитан Флинт, согласно нашей карте, должен был элементарно найти клад и найти в ящике издевательскую записку, типа письма Запорожцев турецкому султану, но только от пиратов. Из дальнейших событий этого дня, мы пришли к выводу, что наш искатель кладов, просто перепутал лево и право.
      Как только кладоискатель скрылся в зарослях, мы естественно стали за ним следить и услышав впереди голоса и стук железа об камень, удвоили осторожность.
      На небольшой лужайке нашим глазам предстала следующая картина... Вокруг участка разрытой земли, с очумелым видом бегал Капитан Флинт, что то нечленораздельно выкрикивая, а посередине раскопа, долбил что то ломом, наш сторож, дворник, плотник и.т.д., дядя Сема.
      Судя по всему, процесс увенчался успехом, ибо дядя Сема издал жуткий вопль, переходящий в мат и куда то провалился по пояс. Тут мы уже просто не смогли остаться в стороне. И сторожа надо было сказать (ибо живая душа), ну и интересно было посмотреть, куда же он провалился.
      А провалился дядя Сема в дырку в какой то непонятной, но явно старинной каменной плите. Пока мы его оттуда вытаскивали и он и Капитан Флинт, требовали от нас страшные клятвы о молчании, обещая в замен поделиться кладом, но не тут то было. Раздался шум, послышались крики и на место преступления высыпала орава пионеров и медсестер, во главе с директором пансионата. Нашу команду, оказывается выследили девчонки и конечно сообщили по инстанции. Позднее, выяснив пути утечки информации, Сашка презрительно сказал, что Миледи, тоже была женщиной и мы с ним согласились. Директор презрительно посмотрел на дядю Сему и капитана Флинта, сжимавшими в испачканных землей и каменной пылью руках пожарный инвентарь, и презрительно процедил - "Пожарники". После чего взял руководство дальнейшими действиями на себя.
     
      Дальше уже, дело пошло более шумно и менее весело. Приехала милиция и саперы. Дыру в каменной плите расширили и туда спустился сержант сапер с фонарем и участковый с блокнотом и убили мечты и иллюзии большинства собравшихся наверху людей. Таинственное подземелье, не имело никакого отношения к Генуэзским сокровищам, это был заброшенный винный погреб, где стояли и валялись пустые бочки и ящики с пустыми бутылками. Но клад там всетаки был, в виде немецкого мотоцикла с коляской и даже пулеметом, самого всамделишного BМW R75. Тевтонская колесница, была густо смазана солидолом в нужных местах и укутана брезентом. Вход в подземелье, солдаты споро раскопали изнутри. Мотоцикл увезли военные, милиция обошлась пулеметом. Еще там нашли ящик с кучей всевозможных инструментов, типа больших гаечных и разводных ключей. Ими уже завладел дядя Сема. Лейтенант-сапер, сказал что таким количеством инструментов можно вооружить банду сантехников и эту фразу услышал, кто то из ребят и уже на другой день, по пансионату поползли слухи, о том, что в подвале, после того как ушли немцы, пряталась банда из бывших полицаев, главным у которых был бывший сантехник. К концу смены, уже была в ходу легенда, о призраке сантехника, которого замуровали в подземелье вместе с мотоциклом и где он умер от голода и теперь бродит по ночам и ищет еду. Наша компания не могла остаться в стороне, и несколько раз мы ходили по ночам к столовой, дабы издавать разные жуткие звуки, типа воя и стенаний. Но после того, как на наш вой откликнулся кто то из ночного сада, как раз со стороны входа в подземелье, мы прекратили наши походы за приключениями.
      Вот в принципе и вся история. Дядя Сема, с разрешения руководства пансионата, сделал в подземелье склад-мастерскую и частенько там зависал с вечера со своим лучшим другом, дворником, причем ближе к ночи, они начинали петь песни. Так что возможно, в винном подвале, что то еще и могло остаться. А дядю Сему и Капитана Флинта, до конца смены все звали пожарниками.
     
     
     
     
      *Чапаев - псевдо-игра в шашки, где играющие, щелкая по шашкам указательными пальцами, стараются сбить с доски, как можно больше шашек противника.

Глава 11. Театральный роман

      В Советское время, было много разных кружков для школьников (что характерно бесплатных). Благодаря Литературше (вельми не любившая меня за внеклассную начитанность), которая была для разнообразия нашей Классной руководительницей, меня с помощью интриг и пыток загнали в Драмкружок.
      Лишь когда меня назначили на первую в моей жизни роль, я понял всю глубину мстительности и коварства нашей Классной Дамы. Меня определили на роль Митрофанушки в Недоросле, а это был ну совсем не мой образ. Да посудите сами...
      Разве смог бы , инфантильный Митрофанушка устроить взрыв во время контрольной, что бы пока учитель бегал посмотреть что случилось, все успели бы списать. Или разработать секретиный план победы на Зарнице. А отомстить мне учительница хотела очень давно и в принципе было за что (как я намекал выше). О чем бы и о ком меня не спрашивали на Литературе, я всеми правдами и не правдами, подводил свой ответ к военной теме и оттягивался по полной.
      Бедная Литературша пыталась спрашивать меня на исключительно мирные темы, но после того как я рассказывая о Наташе Ростовой, плавно перешел к сравнению вооружения Русской, Австрийской и Французской тяжелой кавалерии в Битве при Аустерлице, а тему о простом Народе в Романе Война и Мир, развернул на упущения, в использовании Кутузовым Артиллерии, во время Бородинской Битвы, несчастная женщина поняла что проиграла.
      А я еще имел наглость, несмотря на отроческий возраст, прочитать книг больше чем она. И если быть до конца честным, то в школе, я далеко не всегда отличался благонравным поведением. Например, во время написания сочинений, я любил в конце оных, выражать свое мнение по данной теме. Например в своей работе посвященной Евгению Онегину, я написал в финале, что Ленский мне не нравится и правильно Онегин его застрелил.
      Ну, короче отыграл я Митрофанушку, искренне после этого раскаялся в прошлых прегрешениях, и на ближайшей Литературе говоря о Пушкине, почти не касался военной тематики (разве что, десятиминутный рассказ о французских седельных пистолетах с колесцовыми замками, имеющихся у Александра Сергеевича). И в следующей постановке, по "Школе" Гайдара - старшего, я играл уже отчетливого рубаку, белогвардейского капитана Бахарева.
      А к нашему драмкружку был прикреплен старенький старичок из бывших Актеров. Милейшей души человек... На репетициях, первые десять минут режиссировал, а потом благостно задремывал. Меня он искренне полюбил, после наших бесед, о роли грамотного подбора оружия, для театральных постановок.
      И вот наступил Момент Истины. Мы начали репетировать пьесу о партизанах. Нам даже дали учебный пулемет Дегтярева, с которым должен был тусоваться Пионер - герой, которого надеялся сыграть я. Но не тут то было. Наш спектакль должны были снимать для какого-то пионерского киножурнала и по этому поводу, героическую роль доверили играть племяннику директрисы. Этот племянник кстати, в Гайдаровской Школе играл самого Аркашку Голикова. Я не выдержал и ввел в монолог Бахарева свой штришок. Фрол был достаточно мерзким существом, стучал на одноклассников и плюс отличался отменной прожорливостью, чем весьма гордился и в школьном буфете, обычно громогласно заявлял, что так голоден, что готов лошадь съесть. И когда капитан Бахарев, говорил уряднику, мол чего ты куренка несешь, давай мол чего побольше, я вставил отсебятину - там на лугу пасется генеральская лошадь, так поди зарежь ее и зажарь, иначе мы нашего гостя-оглоеда фиг накормим. Зал был в восторге, но вроде обошлось. Да-а-а, интриги процветают даже в школьном театре.
      И дали мне в новой пьесе, роль начальника местного Гестапо... Ну что же подумал я, вам не нравится Пампа-партизан ? Посмотрим как вам понравится Пампа - гестаповец! Я вам не дам ограничивать свой талант. Как там у Роже де Лиля - "... Кто это заводить дерзает, О нашем рабстве разговор?..."
      На основании своего актерского опыта (как ни как, уже две роли) я понял что главный человек в театре, это не режиссер и не критик, но зритель и надо ориентироваться исключительно на него. Накануне, я очень удачно прочитал "Театр" Уильяма Сомерсета Моэма и на меня произвело огромное впечатление то, как Джулия Ламберт привлекла к себе внимание зрителей красной шалью. И я решил предпринять нечто подобное. Поразмыслив на досуге, я пришел к выводу, что офицер гестапо в красной шали, это не совсем комильфо, и надо придумать что то другое... и придумал.
     
      При режиссуре было определено, что психотип моего героя, должен соответствовать персонажу Великого Сергея Мартинсона в "Подвиге разведчика", этакий гротескный трусливо-глуповатый гестаповец. Я решил пойти от обратного... Я выбрал психотип Князя Болконского, с элементами мичмана Панина.
      Надо сказать, что по сюжету, мой персонаж показан всего дважды. Первый раз, в начале спектакля в своем кабинете, где я злобно приказываю начать карательную экспедицию и второй раз там же в конце спектакля, когда ко мне врываются партизаны, я трусливо прячусь от них под стол, и меня утаскивают казнить. Всю пьесу, хорошие персонажи периодически поминают мои зверства, но в реале их не показывают. Ну я и решил восполнить...
      Вместо ружья Станиславского, у меня был пневматический пистолет, подаренный накануне старым другом родителей и до поры, до времени, скрытый мною от общественности, хотя похвастаться, ну очень хотелось (если рассказать о том, как я протащил его на сцену и спрятал в своем служебном столе - Мюллер и Берия, повесятся от зависти).
     
      И вот наступает финал. Толпа партизан врывается на сцену, потрясая деревянными муляжами ППШ и почти настоящим Дегтяревым. Партизаны героически орут о том как нехороший я разизнасиловал и расстрелял всех подпольщиц на деревне, и вот сейчас мне - гаду фашистскому, наконец за все обломится... и тут я достаю из ящика стола большой черный пистолет. Партизаны в запале продвинулись в мою сторону еще на пару метров, и я с удовольствием всадил заряд жеваной бумаги в лоб главному Павлику Морозову. Он побледнел, закатил глаза и роняя пулемет медленно опустился на пол. Я естественно завладел пулеметом и направив его на партизан, тоном не имеющим двойных толкований, потребовал удалиться туда, откуда они видимо пришли. Несмотря на шипящее подзуживание Литературши, партизаны не спешили меня хватать, но благодаря нестерпимому ужасу, у Мадам обострились умственные способности и она набрав в зале добровольцев, кинула их на сцену помогать партизанам против фашистов. А публика была в полном восторге. Жалко, что тогда еще не вышел на экраны Штирлиц, а то бы я публично объявил бы себя оным и возглавил данное формирование. Ну вобщем под бурные аплодисменты, меня уволокли со сцены, и я стал ждать расстрела, но...
      Спас меня старичок Актер. Он заявил, что Литературша плохой педагог, раз не разглядела в юном мне склонность к ролям героев, а не Митрофанушек и Фашистов. Литературша вспомнила разборку, по поводу поощрения циничным мною убийства Ленского и решила не связываться, хотя изначально вопила буквально следующее - "Сначала он над Пушкиным надругался, а теперь в пионеров стреляет". Жалко, что я по отроческой невинности, не смог понять тогда всей двусмысленности, данного замечания. А разборка по Ленскому была следующей...
      На Педсовет вызвали моих предков, вместе со мной естественно и после истеричного вступления Литературной Мадам, наша директриса (между прочим, большого ума женщина) спросила меня, а что я собственно имею против Ленского. И я выдал свою концепцию по данной теме...
      - Онегин являлся прогрессивным человеком, ведь вот что о нем сказано у Пушкина:
      "Ярем он барщины старинной, Оброком легким заменил; И раб судьбу благословил. Зато в углу своем надулся, Увидя в этом страшный вред, Его расчетливый сосед."
     
      Тоесть Онегин боролся против крепостничества, а Ленский и есть тот "расчетливый сосед" и стреляя в Ленского Онегнин стрелял в крепостника и угнетателя народа и вообще, Демьян Бедный сравнивал Онегина с Дубровским, а Ленского нет. Преподы стали подозрительно коситься на Литературшу, и вопрос был снят.
     
      А про Демьяна Бедного я тогда придумал. Ну а читать этого Кремлевского приживала, по фамилии Придворов толком так и не смог, не пошло.
     
      В пионерский киножурнал, вошел только один эпизод из нашего спектакля, отгадайте какой ?

Глава 12. Здравствуй бабушка, мы Тимуровцы

     
      Тимуровцев много веселых!
      Мы всюду в больших городах!
      Нас много в аулах и селах,
      В сибирской тайге и в степях.
     
     
      Всесоюзная Ленинская Коммунистическая Пионерская организация, до вступления Китая в Социализм, была самой массовой детской организацией в Мире. При ней конечно кормилось куча народа, бюрократическая структура была о-го-го. Верхушки всех рангов каталась по заграничным смотрам и концертам, да и доле процента простых пионеров иногда везло. Но основная пионерская масса развлекалась непосредственно на местах. Были всевозможные кружки и секции. Были остатки движений и направлений, разработанных еще при Генералиссимусе. Про Юных натуралов, тьфу... натуралистов, уже было рассказано в Чибисе. Тимуровцы, это было более веселое, хотя и редкое явление. Наш первый (и последний) Тимуровский рейд был резко скомкан, причем по моей вине. Наше боевое звено, с приданым отличником из совета Дружины, направлялась к пожилой старушке, для сопровождения данной престарелой Леди, в магазин с поликлиникой и так же других деяний, согласно наших гуманистических мировоззрений. Отличник всю дорогу нес какую то ахинею, и я что бы несколько разрядить атмосферу, рассказал анекдот по теме: Мол за старушкой гонятся пионеры и поймав оную угрозами заставляют ее снять штаны, и когда несчастная жертва выполняет требование юных развратников... Те неожиданно вручают ей новый предмет интимного туалета, со словами - "На тебе бабка новые штаны, мы Тимуровцы". Несколько повеселевшие, мы поднялись на второй этаж и позвонили в нужную квартиру. Из за двери раздалось вопросительное бурчание и окончательно смущенный отличник проблеял - "Здравствуйте. Мы тимуровцы". У нас началась истерика. Те, кому повезло стоять у стены, сползли по ней, те кому не повезло оказались на полу. И тут открылась дверь, из квартиры высунулась абсолютно пьяная пролетарка средних лет и почти как Великая Раневская, выдала фразу - "Пионэры, идите на хрен". Из подъезда мы буквально выползли, и новые пароксизмы веселья, нам придала информация о том, что наш пионерский Сусанин перепутал номер дома. Когда мы подошли к нужному дому, наш пионерский вождь абсолютно расклеился. Он понял, что задание невыполнимо, но надежда как говориться умирает последней. Когда мы подошли к нужной двери, я взял на себя труд нажать кнопку звонка и подтолкнул к дверям, окончательно деморализованного пионера-героя. Дверные глазки тогда не были распространены и когда из-за дверей послышался старческий вопрошающий голос, мол кто там... Я не выдержал и гаркнул - Не бойся бабушка мы Тимуровцы ! -
      Заржал даже наш пионерский мамамуши. Старушка защелкала замками, вопя что научит нас как хулиганничать. Но учитывая, что мы и сами прекрасно знали как это делать, наш маленький но веселый отряд, отступил в форме организованного бегства. Вот так, воспетый Гайдаром Старшим Тимур, оказался в реальной жизни Васькой Квакиным (по книжке антагонистом Тимура).
     
      Кстати на счет Васьки Квакина... Наша милейшая вожатая, которая по натуралистам, как то именно Васькой Квакиным меня и обозначила, и из за сущей мелочи... Во время лекции по сбору гербариев, вожатая сказала что надо засушивать и незнакомые растения, что бы потом выяснить что это такое, что будет весьма интересно и увлекательно, на что я с невинным видом поинтересовался, а как мол правильно засушивать ежиков ?"
      Боюсь, что на фразу про незнакомые растения, нынешние потомки пионеров отреагировали бы, более цинично.

Глава 13. Телефонная станция, как орудие мести

      Кое кто из Вас уважаемые друзья, наверняка помнит мелькавшие в старых фильмах телефонные станции с барышнями шустро втыкающими штекеры в гнезда, причем некоторые из них работали быстрее новомодных реле. Эти барышни еще очень любили визжать, когда на станцию по обыкновению врывались революционные матросы, або контрреволюционные юнкера. Да веселые были и место и время.
      Когда я в совсем юном возрасте первый раз поехал в Пионерский лагерь, то к моему восторгу, местные номера обслуживала именно такая станция и пионеры из дежурного отряда на оной дежурили. Естественно, мы с приятелями забили это место дежурства для себя и оттягивались там по полной, благо революционный фильм про бои моряков с юнкерами, был показан по телевизору буквально недавно, программ тогда было меньше чем пальцев на руке, а фильмы показывали так редко что их смотрели практически все телезрители.
      Мы с упоением стали разыгрывать захват телефона (ввиду отсутствия в наличии телеграфа, вокзалов и мостов). Юнкерами были поочередно то мы, то смена у ворот (там тоже был телефон) и победители звонили туда, дабы доложить о победе, исходя из очередности, то Дзержинскому, то Керенскому. Красногвардейцами командовал всегда матрос Железняк (тот самый гений логистики, который шел на Одессу, а вышел к Херсону), отличительной деталью Железняка, была настоящая бескозырка (правда без ленточек). Кандидатуры выбирали через элементарные считалочки. Тут как то в разгар игры, на телефонный узел позвонил наш записной юморист-физрук, и спросил не Смольный ли это, в ответ на что, я наивно доложил товарищу Дзержинскому, что юнкера еще не подошли, после чего заслужил в глазах физрука славу, пионера с чувством юмора.
      Мне стыдно дальше об этом рассказывать, но увы были даже случаи телефонного хулиганства, но исключительно во благо культуры, образования и популяризации сокровищ мировой литературы...
      В нашей лагерной (не пугайтесь, пионерско-лагерной) библиотеке, была достаточно неплохая по советским временам подборка фантастики и даже детективов, но строгая библиотекарша (незамужняя пожилая девушка лет тридцати восьми, по нашим понятиям древняя старуха), блюла нашу мораль, и 90 % имеющейся у неё желанной для нас литературы, выдавала только старшим отрядам. Там была очень интересная книга, "Путешествие на Утреннюю Звезду" Виталия Губарева, того самого который написал "Королевство кривых зеркал" и "Трое на острове", про то как пионеры на мыслеплане прилетели в созвездие "Волосы Вероники", победили космолеты с экипажами из роботов, остановили войну кругляков и треугольников и участвовали в куче прочих интересных нюансов, но нам её естественно не дали, так как там было несколько персонажей не мужского пола, да и созвездие называется двусмысленно, но старшеотрядники дали нам её на день и когда мы с приятелем с восторгом предавались литературному пиршеству, нас засекла библиотекарша, отобрала книгу и устроила скандал старшеотрядникам, но мы друг друга прикрыли...
      Мы сказали что нашли книжку на лавочке и хотели отнести в библиотеку, а они, что оставили её на лавочке же, на пять минут. Все обошлось, но мы попали в проскрипционные списки и отныне в библиотеке, кроме Мурзилки и "Детства Темы" нам ничего больше не светило.
      Я ничего не имею против такого писателя, как Николай Георгиевич Гарин-Михайловский, но вот скажите, зачем советскому пионеру, духовно вскормленному нетленками о невинно убиенных, Павлике Морозове и Мальчише Кибальчише, читать историю рефлексирующего барчука, который вместо того что бы бороться с фашистами, белыми и Вейсманистами-Морганистами, заламывает руки по пропавшей в колодце собачке и по фрейдистки размусоливает воспоминания об экзекуциях себя любимого отцовским ремнем. Короче, безмерно обиделись мы с приятелем и решили отмстить в свое ближайшее дежурство, на телефонной станции, и мстя наша была страшной...
     
      В этот день, всех кто не мог ясно сформулировать куда и зачем он звонит, соединяли с библиотекой, (кстати тех кто мог формулировать, тоже), саму же библиотеку, периодически соединяли с медчастью, где отбывала домашний арест работница с кухни, находящаяся в неадеквате по поводу дичайшего бодуна. Директора лагеря, который благостно любил подремать в тихий час, звонок из библиотеки будил раз пять, причем последние три раза библиотекарша обвиняла его в хулиганстве и интимных домоганиях. Нас просчитали и разоблачили только к концу дня и больше мы увы на телефонной станции не дежурили, а жаль. Но впереди была "Зарница", но это уже совсем другая история, о Тарзане, обезьянах и боцмане Снайпсе.

Глава 14. Фонвизин, Макиавелли и немного Пушкина

      Посмотрел тут я премьеру Недоросля в Театре Геннадия Чихачева и вспомнилось мне, как будучи школяром, в школьном естественно театре, играл я Митрофанушку. А дело было так...
      Будучи уже в школьные годы ярым книгочеем, я по молодости, всегда старался делиться с учительницами литературы, своими открытиями, на ниве книгочтения, но увы не всем им это нравилось. И когда я на уроке Литературы радостно процитировал Макиавелли и на вопрос учительницы, мол откуда ты взял эту чушь, назвал оное имя, которое, как я догадался позднее, было ей не совсем известно, мстя её была страшной...
      В постановке Недоросля в нашем школьном драмкружке, я получил роль Митрофанушки. Официально, драмкружок вел милейший ветеран сцены, который по его словам играл с Качаловым и Ермоловой, которую он иногда называл Раневской, но бал в драмкружке правила Литературша.
      Я уже достаточно смутно помню, как там у нас надругались над сюжетом Фонвизина, но боюсь что Денис бы умер, прочитав данный ремейк, своего бессмертного творения. А получилась некая компиляция первоисточника в одном действии...
      Ну типа идет экзамен, я дебильно называю дверь прилагательным к косяку, Маман Простакова говорит, что мол надо жениться, я говорю знаменитую фразу, о приоритете брака над образованием, тут врывается жених Милон и говорит мне - пошел вон мерзавец, Софья, это моя скво.
      Но были еще и частности... Первая отличница и красавица класса, Леночка игравшая естественно Софью, отказалась от жениха из своих соучеников, и предложила на эту роль, специально приглашенного брата - Суворовца, что наш ветеран Императорских театров, назвал гениальным решением. Суворовец заявился в парадной форме, вызвавшей, черную зависть у всех штатских (во времена моего школьного детства, Армию в нашей стране, очень уважали), зависть была умножена минимум на десять, ввиду того, что суворовец - Милон, нацепил себе на пояс , настоящий авиационный кортик*, (как позднее выяснилось, взятый без спросу у дяди).
      Кортиком этим, суворовец изрядно кичился и когда самый смелый из нас, попросил этот кортик посмотреть, суворовец гордо отказал, аргументировав это тем, что оружия можно касаться только военным.
      Ну и второй частностью было то, что я решил несколько оживить действие. Итак спектакль начался...
      Мою театральную Маму, играла весьма флегматичная старшеклассница. Я по поводу и без повода, протягивал к ней руки и кричал Мама. Цыфиркина играл очень смешливый мальчик из параллельного класса, он находился между мной и арьерсценой, а так как я стоял к нему левой щекой, не видной залу, то я пытался оной гримасничать, в чем вельми преуспел, то есть мой партнер по сцене, произносил свой текст, не всегда сдерживая смех, что и было моей целью.
      Когда из моих уст прозвучала убийственная фраза: "Не хочу учиться а хочу жениться", Лена - Софья, почему-то весьма нервно относившаяся к любым матримониальным поползновениям в свою сторону, после этой моей фразы и смеха в зале, пошла на отсебятину и гневно почти по Мольеровски спросила, мол по какому праву я претендую на ее руку, сердце и все остальное. Вы понимаете, что такой подставы я пропустить не смог.
      Я встал в позу младого Пушкина пред Державиным и выдал рефрен... "Лук. Стрела. Болото. Лягушка. Поцелуй. Надо жениться."
      Тут на меня бросился суворовец с кортиком и мне пришлось ретироваться, но аплодисменты таки сорвал. А вы говорите театр.
      Р.S. Как не странно, но больше всего, цитатой про женитьбу-учебу меня прикалывали не соученики, а учителя.
      Р.Р.S. До конца четверти, даже ученики младших классов, считали своим долгом квакать, когда мимо них проходила Лена - Софья. Р.Р.Р.S. Следующие и последние в моей театральной карьере роли, были : капитан Бахарев в "Школе" Аркадия Гайдара и начальник Гестапо в пьесе "Партизанский рассвет", но это совсем другая история

Глава 15. Из истории пионерской журналистики

     
     
      Мы - Пионеры Советской Страны,
      Нас миллионы!
      Партии Ленина делу верны
      Наши знамена!
     
     
      Одной из постоянных сторон Пионерской жизни, была стенгазета. В редколлегию большинство "выбранных" шли без энтузиазма, но были и самородки. В те времена, коллажирование не приветствовалось и всю газету надо было делать от руки, а учитывая то что главой редколлегии была первая красавица школы Лена Буянова (причем прекрасно и с удовольствием рисующая), в редколлегию нашей стенгазеты, было даже нечто вроде конкурса. В Советское время, молодому поколению вдалбливали, три следующие истинны про Зарубежные земли и веси: Во первых все иностранные пролетарии постоянно бастуют, что бы у них наступила Советская власть; Во вторых и стар и млад там, борются за Мир во всем Мире; И в третьих, любой цветной.... Пардон, любой афроазиатец, обожает Советский Союз, как своего защитника от нехороших Колонизаторов. Потом с годами конечно выяснилось, что бастуют не ради Советской власти, а ради прибавки к зарплате, борьба за Мир финансировалась из фондов Зарубежного отдела ЦК КПСС, а влюбленные в СССР афроазиатцы, за семь минут обчистили наш УАЗик, включая сиденья.
      Так вот, с верху была дана установка, отразить в новом номере нашей стенной печати, роль иностранных детей в борьбе за Мир во всем Мире. Мы нашли в репродукциях из "Огонька" картину с абсолютно дебильным, на современный взгляд сюжетом. Четверо детей подозрительного вида, затравленно оглядываясь, пишут на стене слово PAIX ! Эту картинку, Ленка и перерисовала в нашу газету. А надо сказать, что известный стукач и любимый племянник директрисы Фрол, так же состоял в редколлегии. Он не принимал никакого участия в работе, так как ничего не умел и появился только тогда, когда работа уже близилась к концу. Фрол попытался даже дотронуться до плодов нашего труда, но на него шикнули и отогнали под плинтус. И тут распахнулась дверь и в класс вплыла директриса, вместе с какими то знатными гостями. Наше творение было благожелательно осмотрено и расхвалено. Но когда тетенька из РОНО спросила, а кто же главный участник процесса, он же юный Греков, он же генератор идей, то директриса радостно показала на своего племянника. У Леночки чуть слезы не брызнули из глаз, от такой несправедливости и только гордость помешала ей проявить эмоции при посторонних. Директриса приказала нам, закончить и повесить стенгазету в коридоре обязательно сегодня, так как завтра будет городская комиссия. Когда начальство и пожинатель чужих лавров удалились, бедная Лена таки разрыдалась. Верные пажи бросились ее утешать, а я предпочел действовать. Мой план вызвал дикий восторг у ребят и легкое смущение у Лены, но тем не менее был принят к производству...
      Утром, вся школа сгрудилась у свежего номера Стенной газеты. Комментарии были разнообразны и подчастую грубоваты. Газета была яркой и интересной, но звездой номера, была картинка про детишек борцов за Мир... Четверо детей подозрительного вида, затравленно оглядываясь, писали на стене слово ЖОПА !
     
      Р.С. Газету сняли и заточили в учительской, а туда после уроков привели редколлегию. Особая Тройка, в которую входили: Директриса, Завуч и Моя "любимая" литературша, которая и обнаружила данную провокацию, против неокрепших детских душ (курсив её), нас с нетерпеним ожидала... Щелкали затворы, устрашающе блестели клыки, звенели кандалы, а инквизиторы потряхивали кнутами и поскрипывали дыбой. После зачитанных обвинений, княжна Болконская-Буянова и её верные Декабристы-Мушкетеры сделали огромные невинные глаза. И на это, нам решили показать главную улику - антисоветски испоганенную газету (курсив Литературши)... Газету достали... Но на пионерской периодике, вместо пасквильного изображения, пребывала репродукция истинного сюжета Решетникова - "За Мир" ! Но как мы это сделали, это будет уже совсем другая история про Маугли и Бандерлогов...

Глава 16. Подпольный обком действует

     В давние времена Серпа и Молота, в Пионерской организации, как и в КПСС и ВЛКСМ, была своя достаточно сложная бюрократическая иерархия, где помимо рядовых понеров были старшие пионеры, члены совета дружин разных уровней, председатели, вожатые и даже старшие пионервожатые. К нам в школу, прислали на практику дипломницу какого то вуза, на должность Старшей пионервожатой. И она, что характерно, стала нас пионеров гнобить и воспитывать. Это, а также некоторые особенности её фигуры, привнесли ей прозвище, являющееся неприличным для пионера синонимом слова афедрон. Но один случай окончательно настроил нас против нее. И дело было вовсе не в том, что она не читала Капитан Сорвиголова, Республику ШКИД и Хуан Маркадо мститель из Техаса, а в том, что двое наших пионеров попались на списывании и наша новая СтаршАя, вынесла этот проступок на совет дружины. Там она заклеймила наших друзей, позором и нехорошими словами. Причем несколько противоречиво заявила, что во первых пионер который списывает, льет воду на мельницу империализма, а во вторых, тот кто не умеет списывать не попавшись, не сможет быть партизанским разведчиком, его обязательно поймают фашисты и он этим самым сорвет задание подпольного обкома.
      Дело конешно житейское, но среди обвиняемых находился мой приятель и соратник по Зарнице - Сашка, и городские соревнования мы выиграли, не в последнюю очередь благодаря ему, и мы поклялись отмстить...
     
      Первым делом был создан Подпольный пионерский Обком. Вторым делом, была разработана секретная операция под заурядным названием "Колибри". Сашка объяснил, что по законам разведки, название операции, ни в коей мере не должно ассоциироваться с ее сутью. Сашка был из нас самый начитанный и мы ему поверили. А так, как вожатая отличалась Рубенсовскими габаритами, термин Колибри понравился всем.
     
      Идеологическая фабула операции заключалась в том, что бы доказать общественности, что хорошие партизанские разведчики имеются у нас, в достаточном количестве. Ну а сам план был такой... Поменять таблички на Туалете и кабинете Старшей пионервожатой местами, дабы неповадно было разным штатским дамочкам, сомневаться в профессионализме героев Зарницы.
      А учитывая то, что таблички были типовыми, а взор человеческий достаточно замылен, была надежда что взрослые подмену эту не сразу эаметят.
     
      Для технического обеспечения операции потребовалось четыре специально обученных человека с отвертками и пара дозорных. Намедни, я увидел по телевизору документальный фильм про завод Форда, где вокруг Фордов -Т на конвейере, суетилась куча народу с инструментами. Эту идею мы и воплотили. Каждую табличку, откручивали и прикручивали в две отвертки, что заметно сократило время операции. Естественно, были проведены предварительные тренировки, так сказать на макетах.
     
      Операция прошла на ура, а подмену табличек обнаружила через два дня тетенька из РОНО. Она решила посетить туалет.
     
      И до самого конца практики вожатой, на дверях ее кабинета, периодически появлялся синоним слова афедрон. Но это были уже не мы.
     
     

Глава 17. Операция " Кошка Баскервилей"

     Два моих одноклассника, Вася и Сережа, единокровные братья-близнецы, (так сказать, мальчик и мальчик), прочитали Собаку Баскервилей , Конана нашего Дойля, восхитились эффективностью воздействия внешности данного милого животного на британских пейзан и решили таким же образом попугать народ на родных Советских улицах.
     
      Братья обратились ко мне за рецептом светящейся краски, как к известному в узких кругах химику*, я мудро отказался делиться оным, но перевел стрелки на другого нашего одноклассника. У него папа имел отношение к подобным краскам, какое я точно не знал, но домой по словам сына, он их приносил. Как говорил Жванецкий, кто что охраняет, тот то и имеет.
     
     
      После сложного обмена, увидев который, все поколения торговцев с Бухарского базара, обкурились бы кальянами на нервной почве, ученики профессора Мориарти, получили искомый препарат, в виде баночки из под майонеза с бесцветной густой жидкостью. Собаку ловить они испугались и приманив набором вкусностей дворовую кошку в дворовые же кусты, приступили к эксперименту.
      Кошка, ввиду своей бесшабашной дворовости, вряд-ли читала Киплинга, но как и любая Московская дворовая кошка, не только гуляла сама по и себе, но что важно, была боевой единицей, самой в себе**. Так что когда обожравшуся сметаной и ветчиной кошку, попытались подвергнуть насильственному макияжу по Баскервильски, отважное и гордое животное, разорвав оковы, вернуло себе свободу. При этом бесцветное содержимое баночки, попало на всех присутствующих кроме кошки.
      Погрустневшие братья вернулись домой, мирно поужинали и отправились почивать, но стрелки на часах и дорогах судьбы, были уже переведены...
     
      Отец близнецов задержался на работе и пришел уже в сумерках, он открыл дверь своим ключем и уже потянулся к выключателю, когда увидел в районе вешалки странное свечение,а учитывая то, что этот джентльмен задержался на работе с друзьями, его восприятие окружающего, а также реакция на оное, были не совсем адекватными, что выразилось в громких и не совсем парламентарных выражениях. Прибежавшая на шум мать семейства, так же испытала комплекс отрицательных эмоций. Когда родители ворвались в детскую, стресс только усилился ибо лица спящих мальчиков, светились желто-зелеными мерцающими пятнами . Ох и всыпали же им потом.
     
      * Как химик я прославился после организации пиротехнического отвлекающего действа возле кабинета физики. По плану, после бабаха, физик должен был выбежать посмотреть, а что это вон там такое случилось, а класс должен был успеть списать, но бабахнуло так сильно, что из кабинета выбежали все.
     
      ** Боевая единица сама в себе - лозунг Бойцовых котов герцога Алайского.

Глава 18. Как я вкупе с Николаем Первым унижал Пушкина

     Тут наткнулся в своих архивах на Петровский Табель о рангах и вспомнил забавный случай из школьной жизни...
     
      В сфере общественных нагрузок, надо было написать для стенгазеты заметку к Дню Варенья Пушкина, и так получилось что на галеры попал именно я. Честно говоря, не сильно я интересовался житием поэта, кроме как дуэли с Дантесом. Там меня весьма интересовали марки дуэльных пистолетов и само собой, мог ли Пушкин победить.
      И так напрягая память для создания более менее подробной заметки, я вдруг вспомнил как наша "литературша" гневно клеймила царя, за то что он унизил Великого Русского поэта, дав ему мелкую должность камер-юнкера, которую давали обычно чуть ли не недорослям. Я в принципе почти поверил, ибо по моим понятиям, так как юнкер, это вроде бы курсант военного училища, то камер-юнкер, это тоже не очень большой чин...
      Но по ряду причин, я не сильно доверял знаниям данной наставницы юношества и этим же вечером зарылся в дедушкиной (весьма не малой) библиотеке и к своему огромному удивлению выяснил, что камер-юнкер являлся персоной аж Пятого класса и соответствовал статскому советнику, либо бригадиру ( чин между полковником и генерал-майором). А на время дуэли, Александр Сергеевич был уже Камергером, то есть Действительным Статским советником, равным генерал-майору.
     
      Ну не фига себе "унизили поэта", подумалось мне, и из юношеской пылкости, я честно указал на этот факт в своей заметке. Ой что потом было... Публичные аутодафе перед классом, переломание шпаги у позорного столба а ля Герцен, ну и под занавес мне, опять же публично заявили (при вызванных родителях), что я унизил Великого поэта, еще хуже чем Николай Первый (Несколько позже, когда у нас были гости, я подслушал, как они и родители, бессовестно ржали над наставниками, моего зерцала души.
      С тех пор, я несколько охладел к творчеству потомка Арапа Петра Великого и стал лучше относится к палачу декабристов, ибо решил, что наша наставница, совсем уж плохого человека так ругать не будет.

Глава 19. Архимед, девушки и Рижское взморье

      В буколические времена "Застоя", Советские люди отдыхали как правило на двух морях... Черном и Балтийском. Мои бабушка и дедушка, любили ездить в один небольшой поселок на Рижском взморье и где-то в классе восьмом меня отправили вместе с ними, и впечатлений конечно было море...
      Ну, во-первых, местное население. Юный я, воспитанный в духе братства Советских народов, был удивлен столкнувшись с некоей неафишируемой бытовой нелюбовью к русским. Юное восприятие довольно таки свежо и остро в ощущениях. И когда улыбчивый селянин торгующий вкусным лесным КЦ, на мой вопрос на русском языке, мол по чем КЦ, посмурнел и отвернувшись пробормотал - "Двасатть копикс", ну и другие случаи были. А вот с местными ровесниками я быстро нашел общий язык, ибо каникулы, это как известно полный интернационализм. Сначала я был заинтригован латышским акцентом в их русской речи, на что мне объяснили, что сначала местных детей учат латышскому и только потом русскому. Были всевозможные игры, ночные рыбалки, свежекопченые угри (увы без пива). На вечерних посиделках мне пытались рассказывать анекдоты про глуповатого Ивана, но я ответил перефразированными еврейскими анекдотами типа: "- Йозас ! Это правда, что тебя вчера в лесу побили? - Тоже мне лес - три осинки!", после этого тема анекдотов увяла сама собой. И начались игры в войнушку ибо были и лес, и речка, и заросли. Сюжет игры был следующий... Команды строили на опушке у речки крепость (каждая свою) и должны были захватить и разрушить бастионы противника. И во время обсуждения плана операции, я рассказал, что при штурме Сиракуз, Архимед собрал женщин с зеркалами и с их помощью сжег Римский флот. Меня почему-то подняли на смех, но только мальчишки, а вот девчонки в количестве четырех санитарок с восторгом приняли значимость женского фактора в Древне Римских войнах, рассказали об этом подругам и через день ко мне пришла представительная делегация из мейтане (meitane - девушка по латышски) и намекнул, что если я докажу делом свои слова, и умою этих мулькисов (mulkis - дурак по латышски), то буду в их глазах героем. Понятно, что в разгар пубертатного периода, любому юноше, хочется выглядеть героем в глазах группы девушек и я приступил к конструктивно-творческим размышлениям и кое-что придумал...
      Я назначил секретное совещание на дальней поляне и что характерно, никто из девчонок о нем проболтался и прочитал восторженным слушательницам о самой известной битве Второй Пунической войны, битве между Римским консулом Марцеллом и Греческим мудрецом Архимедом. И конечно больше всего места в своей лекции, я отвел героизму женщин Сиракуз. Когда я рассказал, про маленькую девочку, принесшую в общий котел свое кукольное зеркальце, слушательницы рыдали от умиления. А коварный я заявил в финале, что в Сиракузах было семь тысяч семьсот женщин, но их зеркала жгли флот, нам же надо поджечь маленькую деревянный макет крепости, так что сотни зеркал вполне хватит, а может и полусотни, но подольше придется пускать боевых зайчиков. И вот День Х наступил. День был солнечный и ничто не должно было помешать эксперименту. Помимо детей всех возрастов и национальностей, подтянулись и взрослые, причем часть из них принесла ведра с водой. А я стал строить местных сиракузянок в боевую параболу. Девчонок было с полсотни, причем были там и эллины, и иудеи, то есть местные латыши и руссо туристо были одним целым. Мои почитательницы умолили принять в отряд воительниц лучших подруг и сестер, не вошедшие в мобплан, очень неубедительно скрывали зависть. А мои оппоненты из мальчишек были явно неуверенны в себе, так на них подействовали ведра с водой у взрослых.
     
      И вот я подал команду и засверкали десятки зеркал, и пол сотни солнечных зайчиков заскакали по макету крепости (который все ребята почему-то называли "Сиракузы"), лично сбитым мною из дощечек. Публика ахнула, потому что макет засверкал проблески и сполохами (я набил на макет кусочки жести, они и дали этот эффект), а потом "Сиракузы" вспыхнули. После изумленной паузы, полусотней восторженных электропил завизжали мои Валькирии, восхищенно орали даже мои оппоненты. Чей-то папаша, предварительно заковыристо выматерившись (с аборигенским акцентом) даже уронил ведро с водой и он был не одинок. Рефрен слов "Мать" и "Едриттвай коцынь" долго еще висел над толпой. Короче победа была полной, а местные добровольные пожарные, очнулись и побежали тушить очаг возгорания, тогда, когда он уже прогорел.
      То, что после этого мой авторитет среди ровесников взлетел до небес, не стоило обсуждения. Но что особенно было приятно, что местные взрослые при встрече, стали говорить мне - "Свэйки" (приветствие по латышски).
     
      А теперь... "Вот, почтенные граждане, один из случаев разоблачения, которого так назойливо добивался Аркадий Аполлонович!"...
      Не знаю как там у Архимеда, говорят там вообще было одно огромное фокусирующее зеркало, но Вы прекрасно понимаете дорогие читатели, что, не могли мои Валькирии своими зеркальцами поджечь мой макет и я это прекрасно понимал и припомнив занятия в школьном химическом кружке, сделал пирозаряд из коробка "Хозяйственных спичек" (такой коробок спичек стоил тогда семь копеек и спичек там было несколько сот) и элементарный шнур-замедлитель из промокашки и селитры, который и поджог, поправляя макет, перед началом представления.
     
      А данный опыт, кстати, пригодился лет через десять, но это будет уже совсем другая история, про группу Маугли и медведя Балу.

Глава 20. Как мы с Алексеем Грибовым, были антисоветчиками

      Так сложилось, что я не любил свою математичку, которая ко мне вечно придиралась, ну а особенно после того как она оставила меня на осень, неприязнь стала просто зашкаливать...
      Но когда я легко на пять сдал математику на экзаменах в Военное училище, а в Училище щелкал как орешки задачи по баллистике, я понял что она для меня сделала и написал ей теплое письмо. А она мне не менее тепло ответила и объяснила, что видела во мне талант к математике, но увы плюс её абсолютное неприятие с элементами лени и дабы общество не потеряло латентного гения, он применила педагогически-карательные методы, дабы растормозить мое математическое подсознание, и знаете ли, у неё получилось. Кстати с тех пор у меня обострилась память на цифры. Помню до пол ста телефонных номеров и до сих пор помню номер своего первого автомата полученного в 1967 году - ПВ 6235.
     
      И я думаю, что будь все педагоги, как Маргарита Владимировна, то и Страна бы сейчас была другая. Но увы и еще раз увы.
      Был еще случай в моей школьной жизни, после которого, я стал негативно относиться к Горькому...
      Другая моя преподавательница, обладающая безусловно меньшим педагогическим талантом, нежели Маргарита Владимировна, как то обвинила меня буквально в антисоветской пропаганде, хорошо еще это была середина шестидесятых, а не тридцатых. А дело было вот в чем...
      Мы как раз проходили Горького, а конкретно "На Дне". А мне свезло посмотреть этот спектакль в МХАТе. Нет, всё-таки старые Советские актеры были Гигантами. В тоскливом тогдашнем репертуаре, они умудрялись делать бриллиант из любого серого сюжетного камушка. На мое счастье (а как оказалось позднее несчастье), Луку играл Великий Грибов. Состав МХАТа тогда был боле чем силен, но и на фоне тогдашних звезд Грибовская харизма весьма выделялась. Кстати в премьере 1952 года, Алексей Грибов играл с Тарасовой и Массальским. Я по ряду причин смотрел более позднюю версию, но Грибов еще играл и безусловно блистал. А вы сами дорогие друзья, будучи давними театралами, прекрасно знаете, что если актер талантливо и с душой играет отрицательную роль, то зрители подсознательно, начинают этому персонажу симпатизировать.
      Короче в сочинении по Горькому я выбрал тему "На дне", роздал всем сестрам и братьям по серьгам и вывел Луку практически положительным персонажем, который помогает людям пережить черную полосу.
      Вот тут то и началось... Литературша смачно зачитывая отрывки из моего сочинения, на моем примере показывала классу, как некоторые неправильно понимают творчество "Матерого человечища" (она почему то решила, что Ленин говорил это о Горьком, а не о Толстом). Жрица Фадеева, Фурманова и Маяковского, обвинила бедного Луку в коварстве и тлетворности. Я бурно возмутился и сказал, что Лука в этой ночлежке, был единственным добрым человеком. А когда на это литературша заявила, что своей ложной добротой, Лука отвлекал народ от революционной борьбы, я в свою очередь, с юношеской бесхитростной иронией, стал воспрошать, мол какая там революционная борьба в ночлежке, где проживают исключительно бродяги, уголовный элемент и падшие женщины. Класс восторженно взвыл. Ну а мне, тут то и было сказано, что то, что я говорю, это почти антисоветская пропаганда. Ну не знал я, что для Советской власти, уголовники считались классово близкими и вощще пострадавшие от царизма.
     
      Р.S. За термин "падшие женщины" мне обломилось отдельно. А Горького все равно не люблю.

Глава 21. Наташа Ростова под соленые сушки

      У нас в школе был драмкружок и вел его ветеран сцены, чудесный человек, который действительно мог и хотел учить юных адептов Мельпомены. Ему за это платили какие-то копейки, но к его маленькой пенсии это был солидный приварок.
      А рядом с нашей школой было кафе-мороженое "Айсберг", и пивная "Второй этаж" и старшеклассники туда похаживали. В Айсберг с девушками, а в пивнушку просто так (выпендриться, что взрослые). Не шиковали естественно. В кафе мороженое и бокал Ркацатели, а в пивнушке маленькая кружка пива и несколько соленых сушек по копейке (сушки были для нас важнее пива).
     
      И вот, как то, сбежав с последних уроков, мы завалились в пивную и напоролись там на нашего Театрального метра. Конечно это был не завуч, но все равно было тревожно, но Аккордеоныч (каюсь, прозвище придумал я, слугу Мельпомены в миру звали Аркадий Аполлинариевич), махнул нам рукой не оставляя выхода. Мы проблеяв, что зашли сюда поискать старших братьев, пришедших сегодня из армии, купили вкусных соленых сушек и обратились в слух. И наш сценический учитель выдал нам моноспектакль...
      Оказалось, что наш Мэтр, получил от директрисы ультиматум следующего содержания - за неделю подготовить постановку по Войне и Миру. После нескольких секунд обалдения, мы синхронно и непроизвольно заржали. Аккордеоныч милостиво принял нашу реакцию и разъяснил ситуацию более точно... Ставить надо было не всю Войну и Мир, а только бал Наташи Ростовой и обязательно с бальным танцем и в случае неисполнения указаний администрации, наш старичок вылетал со своей работы. Именно это и тяготило Аккордеоныча, он жаловался нам, что предложил поставить отрывок из Гамлета со своим участием или сцену из Ромео и Джульеты. Я по живости характера не выдержал и спросил, не Аркадий ли Аполлинариевич, будет играть Ромео, на что убеленный сединами ветеран сцены, снисходительно усмехнулся и заявил, что мол он столько лет играл на сцене эту роль, что сам Ромео столько не жил, сколько он его играл. Тем более, что директриса настояла, что должен быть Отечественный материал, аргументируя это тем, что у Льва Николаевича Толстого, типа юбилей в этом году и от успеха постановки, зависит продолжение карьеры нашего педагога изящных материй в данной школе. Больше всего Аккордеоныча расстраивал тот факт, что нынешние участники Театрального кружка, были абсолютно неспособны к танцам. И мы увлеченно стали вместе решать эту невыполнимую задачу, сыпя непонятными для окружающих терминами типа: авансцена, оркестр и где я им на хрен возьму танцующего вальс Андрея Болконского. А постепенно накапливающаяся в пивной к концу рабочего дня публика, уважительно на нас косилась и старалась по тише материться.
      И тут у меня при слове вальс, вспыхнуло легкое дежавю. Ведь недавно я шел мимо Дворца пионеров (помните эти учреждения, набитые пионерами вкупе со всевозможными кружками и секциями) и там сквозь витрину увидел танцующие пары, которыми руководила моложавая стройная тетка, и самое главное, среди танцоров, я заметил ребят и девчонок из нашей школы.
      Я моментально сообщил о данном камуфлете Аккордеонычу и оказалось, что он знал о танцевальной секции и даже был знаком с той самой танцевальной теткой. Он тепло поблагодарил меня за помощь в решении проблемы, и взял с меня слово, что я буду участвовать в нетанцевальной массовке. И вот наступил день истины...
      На сцене актового зала, была декорация зала бального, там тусовалось несколько пар танцоров в парадной одежде, справа сияли огромные роскошные сваянные трудовиком двери из которых должна была выбегать (или вбегать) Наташа Ростова, а между сценой и первыми рядами, расхаживала массовка в реальных костюмах XIX века, которые наш метр взял по старой памяти на прокат в каком-то театре. Судя по костюмам это все было из Ревизора, по крайней мере на мне был костюм городничего. Грянула музыка из колонок, пары начали танцевать, вбежала Наташа, к ней подошел человек в костюме Пьера Безухова и стал греть ей уши, но глаза всех зрителей были прикованы к танцевальным парам, которые кружились под бессмертный вальс Арама Хачатуряна из "Маскарада".
      Ну а я тоже дождался своего звездного часа, уже второго в этом зале (см. рассказ "Театральный Роман"). Когда комиссия из РОНО полезла на сцену тискать танцевальную труппу, я повернулся к залу, поправил треуголку, поднял руку, дабы привлечь внимание и громко отрапортовал: "Приехавший по именному повелению из Петербурга чиновник требует вас сей же час к себе", после чего отдал честь, щелкнул каблуками и гордо удалился под аплодисменты, причем зрители были уверены, что так оно и должно было быть на самом деле по сценарию. Мэтр показал мне большой палец, а директриса погрозила указательным. Она уже знала, что я подал документы в Военное училище и уезжал в Свердловск через два дня после выпускного и получила просьбу из Военкомата не чинить препятствий КМС по стрельбе. Так что репрессий не последовало. А Аккордеоныча все равно уволили и взяли на его место чью-то родственницу.

Глава 22. Школьное пособие по дрессировке мух...

     Тут один мареман, вывесил вельми занятную историю про то, как на корабле, народ, дабы развлечься стал красить тараканов, и мне это припомнило, одну школьную историю...
     
      Я думаю, все помнят, что школьники не чужды неуставных развлечений, которые принимают вид эпидемий. Тут и надписи мелом на спинах, и ·конный бой? на переменах и прочее другое.
      У нас в школе, в разгар бабьего лета, началось засилье мух и уж не помню сейчас кто был это Руже де Лиль, поймавший несколько мух и посадивший их в спичечный коробок, где они очень интересно жужжали.
      Понятно, что через некоторое время, коробки появились у всех мальчишек, но это было только начало...
      На большой перемене, Сашка из 5-го Б, поразил всех тем, что важно прогуливался по коридору, с мухой на ниточке, причем несчастная муха на ней не болталась, а что характерно летела. Естественно, что уже наследующий день, дрессировка мух, как личных домашних животных, приняла самый массовый характер, причем педагоги это как то упустили, так как готовили отчетность по новой форме, и мушиная эпопея прошла мимо них, так как по молчаливому уговору, в классах этого не было, а исключительно на больших переменах.
      И чего тут только не было... в первую очередь конечно соперничество и иногда даже и ссоры. Наиболее фактурных мух называли ·Ведьмами? и хозяева ими очень гордились. Некоторые эстеты, прогуливались сразу с двумя мухами. Но все хорошее, рано или поздно кончается.
      В один прекрасный день, в школьном коридоре, аккурат в разгар Большой перемены, показались строгие дяденька и тетенька, которые были аж из РОНО, и первый кого они увидели, это быль основоположник и основатель мушиного королевства Сашка, шедший с двумя личными мухами. А когда они увидели, что юный дрессировщик отнюдь не одинок, начался скандал. Отличница Лена, она же председатель Совета Дружины, поняла, что именно к ней обратится с вопросами администрация. И за советом, она обратилась к активному сотруднику школьной редколлегии, отличающемуся умом и сообразительностью. И он оправдал доверие, сказав следующее:
      ·Лена, скоро Олимпиада по зоологии, и скажи, что пионеры, в порядке инициативы на местах, готовят доклад о возможности дрессировки мух?.
      А когда Лена сделав огромные глаза, заметила, что мухи мол, не животные. Я иронично спросил: ·А ты уверена, что в РОНО об этом знают ? И главное чуток слезы подпусти, но без фанатизма?.
      Так она и сделала. Дяденька поплыл от слезок в глазах красивой девушки, а Тетенька умилилась творческой активности пионеров, и поставила это в заслугу директору школы, так что репрессий не последовало. Но мухам в школе, была объявлена война.
      Самое смешное, это то, что на Олимпиаде, потребовали доклад по исследованию мух, и он таки был представлен, и был одобрен жюри. Жалко, что история не сохранила содержание этого высоконаучного трактата, но может и к лучшему. А то вошел бы в анналы, сбил бы с понталыку неокрепшие умы, и мог бы повториться сюжет из "Lord of the Flies", Нобелевского лауреата, Уильяма Голдинга.
     
     

Глава 23. Театр, Школа и Политика

     Я ненавидел свою математичку, которая ко мне вечно придиралась и особенно после того как в она оставила меня на осень. Но когда я легко на пять сдал математику на экзаменах в Военное училище, а в Училище щелкал как орешки задачи по баллистике, я понял что она для меня сделала и написал ей теплое письмо. А она мне не менее тепло ответила и объяснила, что видела во мне талант к математике, но увы плюс её абсолютное неприятие и применила педагогически-карательные методы, дабы растормозить мое математическое подсознание, а знаете ли, у неё получилось. Кстати с тех пор обострилась память на цифры. Помню до пол ста телефонных номеров и до сих пор помню номер своего первого автомата полученного в 1967 году - ПВ 6235.
     
      И я думаю, что будь все педагоги, как Маргарита Владимировна, то и Страна бы сейчас была другая. Но увы и еще раз увы.
      Был еще случай в моей школьной жизни, одна преподавательница как то обвинила меня буквально в антисоветской пропаганде, хорошо это была середина шестидесятых, а не тридцатых. А дело было вот в чем...
      Мы как раз проходили Горького, а конкретно "На Дне". А мне свезло посмотреть этот спектакль в МХАТе. Нет, всё-таки старые Советские актеры были Гигантами. В тоскливом тогдашнем репертуаре, они умудрялись делать бриллиант из любого серого сюжетного камушка. На мое счастье (а как оказалось позднее несчастье), Луку играл Великий Грибов. Состав МХАТа тогда был боле чем силен, но и на фоне тогдашних звезд Грибовская харизма весьма выделялась. Кстати в премьере 1952 года, Алексей Грибов играл с Тарасовой и Массальским. Я по ряду причин смотрел более позднюю версию, но Грибов еще играл и безусловно блистал.
      Короче в сочинении по Горькому я выбрал тему "На дне", роздал всем сестрам и братьям по серьгам и вывел Луку практически положительным персонажем, который помогает людям пережить черную полосу.
      Вот тут то и началось... Литературша смачно зачитывая отрывки из моего сочинения, на моем примере показывала классу, как некоторые неправильно понимают творчество "Матерого человечища" (она почему то решила, что Ленин говорил это о Горьком, а не о Толстом), она обвинила бедного Луку в коварстве и тлетворности. Я бурно возмутился и сказал, что Лука в этой ночлежке, был единственным добрым человеком. А когда на это литературша заявила, что своей ложной добротой, Лука отвлекал народ от революционной борьбы, я в свою очередь, с юношеской бесхитростной иронией, стал воспрошать, мол какая там революционная борьба в ночлежке, где проживают исключительно бродяги, уголовный элемент и падшие женщины. Тут то мне и было сказано, что то, что я говорю, это почти антисоветская пропаганда. Ну не знал я, что для Советской власти, уголовники считались классово близкими и вощще пострадавшие от царизма.
     
      Р.S. За термин "падшие женщины" мне обломилось отдельно

Глава 24. Как найти удобства в барской усадьбе

     Тут увидел иллюстрацию к Евгению Онегину и вспомнил забавный случай из школьной жизни...
      На уроке литературы, нам велели раскрыть хрестоматию и усердно читать про Евгения Онегина, дабы потом по свежим следам обсудить эту нетленку. Я истово штудирую свой экземпляр, переворачивают страницу, где на иллюстрации, то ли Онегин, то ли Ленский, беседует, то ли с Татьяной, то ли с Ольгой, и вот на этой самой иллюстрации, чья то шкодливая рука, пририсовала к голове Ленского диалоговую сноску-облачко, и вписала туда фразу циничную фразу:
      "Скажите, как пройти в туалет?".
      Я естественно начинаю беззастенчиво ржать, чем заражаются часть класса. Литература злобной немезидой налетает на меня, потрясая воздуся нелестными определениями моих умственных способностей, густо сдобренными обвинениями в надругательстве над святынями Русской словесности.
      На перемене народ поинтересовался причинами моего смеха и я честно описал ситуацию. Реакция была бурной и увы с продолжениями. Экземпляры хрестоматий выдаваемых на литературе, были казенными и их передавали по очереди всем классам,и как только широкие массы учащихся узнали о новом приколе, процесс как говорится пошел.
      Сначала наши литературши умилялись тому, как ученики с ручками и карандашами в руках, усердно штудирую классику. Но когда, стало заметно , что при чтении Литературной хрестоматии, эмоции учащихся сравнимы с оными при чтением журнала Крокодил, было уже поздно. Обновленные иллюстрации в корне изменили суть содержания классических произведений... При Бородино были оказывается исключительно футбольные болельщики и любители хлебного вина, бочка Из Салтана участвовала в регате, а герои Тургенева занимались в полях и усадьбах абсолютно непотребными вещами. Причем девчонки были гораздо более изобретательными нежели юноши... Например реконструируемую ими графически беседу Дон Гуана и Анны, я до сих пор вспоминаю слегка пунцовея.
      Скандал был плавно погашен, так как неуставные действия с табельным инвентарем, были обнаружены слишком поздно, и отсутствие оперативности в данном вопросе кидала бы тень на Учебную часть... Но фраза "Как пройти в туалет" в школьном фольклоре стала знаковой.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"