Чепенко Евгения: другие произведения.

Его путь. Часть первая. Лешка (Рэд)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.49*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    У него есть мать, которую он любит, есть друзья, с которыми он катается, есть субботний папа, которого он терпит, а еще есть непростой характер, благодаря которому его выгнали из школы. Судьба - веселая женщина и на угрюмого, упертого Лешку у нее свои планы.

  Часть первая
  Лешка (Рэд)
  
  Глава 1
  
  Лешка сидел и, облокотившись левым плечом о стену, безучастно наблюдал за новой историчкой. Мать ее! Как же она похожа на ту бабенку. Такая же страшная. Смерть. Давно это было. Пора бы забыть. Детские воспоминания лезут совсем некстати. Сейчас психанешь, визг будет, мать расстроится. Но черт бы ее, историчку! Как же похожа! Папик никогда не умел выбирать себе женщин. Как его только судьба с матерью свела? Лешка почувствовал удар в бок. Он повернулся к соседу. Славик выразительно матерился одними губами.
  - Алексей! Я, кажется, задала вам вопрос.
  - Когда кажется...креститься надо, - буркнул парень.
  - Что? - в классе раздались сдавленные смешки. - Встал и вышел вон! Следующий урок посетишь с матерью или отцом.
  О! Да! Особенно с отцом. Лешка побросал вещи в рюкзак, натянул шапку на глаза и потащился к выходу.
  В коридоре было пусто. Последний урок. Дежурных нет. Парень спустился на этаж ниже, влез на подоконник, закурил и откинулся затылком на косяк. Внизу, в пяти метрах от здания, вбивали сваи. Рабочие суетились и постоянно что-то выкрикивали на неверном русском. Эмоционален язык, когда в нем нет приличных слов. Лешка прикрыл глаза. Снова навалились воспоминания.
  Ему тогда было семь. Он пришел со школы счастливый. Первый раз в первом классе было здорово. На уроке труда делали открытки для мам на новый год. И он сделал. Красивую с елочкой и шариками. Ему не терпелось похвастаться отцу.
  "Вот какая открытка, папа!"
  "Ух ты, сынок! Для мамы?"
  "Да, пап, для мамы! Я решил, что мы ее вместе подарим. Вот она обрадуется и удивится!"
  Детский разум рисовал наивные диалоги. Конечно, в жизни разговор был бы похож на этот. Но это в нормальной семье. А в Лешкиной семье диалог состоялся совсем не такой.
  - Папа, а кто эта тетя?
  - Ты почему не в школе?!
  - Нас рано отпустили. Учитель физкультуры заболела.
  - Марш на кухню!
  Лешка затянулся и выпустил дым. Ему вдруг захотелось научиться пускать колечки. Жалко не умеет. Вот Славка, тот другое дело. Как детский паровозик из Ромашкино. Мысль улыбнула. Хорошая мысль. Надо запомнить. Ребята примут.
  По пустым коридорам разнеслось эхо звонка и из кабинетов потихоньку стали вываливать желатиновые массы. Лешка приоткрыл раму и кинул окурок. Скучные до корней волос. Все.
  Парень свесил ногу и принял вид отрешенного от бытия мыслителя. Сквозь приопущенные веки ему были видны косые взгляды, которые бросали старшеклассницы. На губах заиграла полуулыбка. Девчонки любят таких, как он.
  - Ты чего сегодня? - Славик запрыгнул рядом и подложил ладони под пятую точку. - Историчка психовала на всех до конца урока.
  - Не могу я ее рожу видеть!
  - Слушай, потерпи ты! Че те стоит? Выпускной класс ведь. Экзамены и все. А там поступление.
  - Угу.
  - Че угу? Я те добра желаю, - Славка принюхался. - Курить есть?
  - Угу.
  - Тогда пошли.
  - Угу.
  Славка спрыгнул. Лешка последовал его примеру.
  - Еще раз скажешь "угу" - в рожу дам!
  - Угу.
  Славик сделал резкое движение кулаком, целясь другу в нос. Но Лешка отскочил и засмеялся. Славка пнул его по спине, толкая вперед.
  - Придурок!
  - Угу.
  - Заметь, ты согласился...
  - Привет, - путь к выходу отрезала улыбающаяся Света из десятого "А". Славка повернулся спиной к девушке и подставил два пальца к горлу, высунув наружу язык. Лешка засмеялся. Эта не по его душу пришла. Зато другу не подфортило.
  - Привет, - Лещка продолжал улыбаться. Славка с мученическим видом развернулся к девушке.
  - Ты че-то хотела?
  - Нет, Слав, - Света обиделась, но секунду спустя снова встрепенулась. - Вы кататься идете?
  - Да, - Лешка почувствовал пинок в спину.
  - А можно мне с вами?
  - Ты побежишь следом? Мы на досках.
  Лешке вдруг стало жалко девчонку. Она, в общем, неплохая, отличница вроде как. А Славка грубит.
  - Свет, ты лучше в воскресенье ближе к вечеру на площадь приходи. Мы на рампе будем, скорее всего. Хотя заранее точно сказать сложно.
  Девушка просияла.
  - Правда? Здорово! Я обязательно приду. Пока, ребят.
  Славка исчез в проеме двери. Лешка проводил взглядом десятиклассницу и последовал за другом. Тот уже на крыльце убирал чехол в рюкзак.
  - Спровадил?
  - Слав, давай ты в следующий раз сам с ней разбирайся.
  - Да ну ее! Тоже мне друг, называется. Вот пристанет к тебе такая же корова, посмотрим как запоешь. Она же ко мне домой приходит!
  - Чего? - Лешка засмеялся. - Нет! Подожди. Серьезно?
  - Нет! Шутка такая! Конечно, серьезно. Она с моей мамой познакомилась. На той неделе домой возвращаюсь, а Светик на кухне чай пьет. Меня дожидается, - Славка скривился. - Маму мою ты знаешь. Теперь с дурацкими вопросами и предложениями домогается... Че ты ржешь? Придурок! Она не к тебе клеится!
  Он разогнался, олли и ступени позади.
  - Поменьше выделывайся, тогда и клеиться не станут, - крикнул Лешка.
  - Я не выделываюсь. Я тренируюсь. Вот когда буду прыгать с трех метров, начинай обвинять. А вот ты, друг мой, выделываешься! Кто только что сидел на окне с видом умудренного жизнью вождя? А? Не я. Ты едешь?
  Лешка спустился, вынимая на ходу доску.
  - Еду. Спорим, я сделаю больше кикфлипов подряд.
  - Как же. Размечтался.
  
  ***
  
  Замок издал щелчок. Дверь захлопнулась. Ключи полетели на сервант и жалобно звякнули, ударившись о полированную поверхность.
  - Леш. Ты почти опоздал, - из зала донесся сонный голос матери. - Ужин на плите.
  - Хорошо, мам.
  Парень залез в карман и вытащил мобильник. Десять вечера. Уговоренный час не миновал еще. Сегодня он пунктуален.
  - Мне твоя классная звонила. В понедельник в школу приглашала. Она так кричала. Я ничего не поняла. Что ты там опять натворил?
  - Сказал лишнее на истории.
  С дивана послышался вздох.
  - Значит виновен.
  - По всем статьям.
  - Леш, сарказм не к месту. Выпускной класс ведь. Мне опять клясться, что ты не нарочно. Это уже в который раз. Когда-нибудь мне перестанут верить.
  Парень улыбнулся. Друзья считали его маму мировой женщиной. Что ж. Она и в самом деле самая лучшая. Лешка выглянул из кухни. На диване раскинулась миниатюрная фигурка. Парень подошел ближе и ласково натянул покрывало ей до подбородка. Рядом недовольно зашевелился здоровый сибирский кот.
  - Ты опять допоздна работала.
  - Мне нельзя терять клиентов. Они такие странные. То совсем не надо. То всем скопом массаж заказывают. Чудные люди.
  Лешка был не согласен. Скорее богатые уроды. Не все, конечно, но в массе своей. Сколько раз он ходил с ней на поздние сеансы, отбивал желание клиентов массажа с продолжением. Мать - женщина красивая. Мужикам нравится. Лешка бы даже согласился терпеть какого-нибудь козла, лишь бы этот козел боготворил его маму и делал ее счастливой.
  - Я нашла тебе отличного репетитора по физике. Со следующей недели будут занятия. А потом и по информатике начнешь. И да! Отец звонил, он завтра тебя со школы заберет.
  Парень про себя чертыхнулся.
  - Хорошо. Спокойной ночи, мам.
  - Спокойной ночи. И не сиди допоздна.
  Лешка прошел на кухню, помыл руки, положил себе плова и устроился за столом. Плов был еще теплый и вкусный. Завтра суббота, а значит снова обязательная встреча с папиком. Интересно, до него когда дойдет, что сын предпочитает родственные эмоции по принципу чем дальше - тем лучше. Не дай бог припрет еще очередную корову "пообщаться".
  Лешка последний раз стукнул ложкой по тарелке и пошел мыть ее за собой. Засвистел чайник. Пакетик утонул в высокой кружке и закружился в водовороте кипятка. Поверхность напитка приобрела мутновато зеленый оттенок, запахло мятой. Казан с пловом отправился в холодильник. Щелкнул выключатель и, кухня погрузилась в одинокую тишину.
  Лешка закрыл дверь своей комнаты и блаженно утонул в кресле. Монитор моргнул черным, потом голубым, появилась заставка. В наушниках зазвучали знакомые ритмы. Чай обжег горло. Сознание погрузилось в лабиринты ассемблера...
  Неприятное ощущение выбило Лешку из сна. Муха сидела на ладони и перебирала лапками. Солнце жгло левый глаз. Парень зажмурился и осторожно приподнял голову со стола. В ушах шипели вчерашние ритмы. Он снял наушники и поморщился от головной боли. В висках стучало.
  Дверь распахнулась.
  - Леша, ты опоздаешь, про... - Мать осеклась на полуслове. - Ты опять уснул за компьютером. Ну что там можно делать, чтоб вот так засыпать? И уроки ты никакие не сделал, конечно же.
  Лешка потер ладонями лицо.
  - Нет.
  - Спасибо за честность. Иди завтракать, опоздать я тебе не позволю.
  - Сейчас.
  Женщина исчезла на кухне.
  Он отодвинул кресло, встал и осторожно размял затекшие конечности. Рядом стояла мягкая и удобная кровать. Лешка жалобно посмотрел на подушки и зашлепал в ванную умываться. Нет. Сегодня он определенно сразу ляжет спать.
  В ванной зеркало отразило отекшую подростково костлявую физиономию. На правой щеке красным контуром отпечатались шариковая ручка и уголок коврика от мышки. Хорош. Ничего не скажешь. Парень тщательно умылся, побрился и почистил зубы.
  - Красавец, - мама улыбалась на кухне. - Кофе налить или сам?
  - Налить.
  - Нет уж. Давай-ка сам.
  Лешка хмыкнул. Чего тогда спрашивала.
  Яичница с колбасой неохотно провалилась в сонный желудок. У порога парень поколебался, стоит ли брать скейт. Стоит. Слинять от папика пораньше и может удастся покататься.
  - Зачем тебе твоя доска? У тебя встреча с отцом.
  - Да, - парень отвел глаза в сторону. - Субботний папа.
  Женщина склонилась и постаралась заглянуть ему в глаза. Лешка встретился взглядом с матерью. Она молча вздохнула и обняла парня за голову.
  - Мам, ты на работу опаздывала вроде.
  Она оторвалась и, что-то бормоча, засуетилась по коридору. Влезла в весенние сапожки, вышла в подъезд и осторожно, чтобы не размазать косметику, вытерла слезы. Лешка вздохнул. Опять она думает, что он не видел. Не ребенок уже. С десяти лет не ребенок. Где-то в солнечном сплетении зародилась злость и стала подниматься к зубам. Парень проглотил ее, усилием воли заставил вернуться на место. Она бухнулась в желудок, отозвавшись сильной болью в груди.
  Ближе к восьми школа бурлила и кипела. Несмотря на резкий, пробирающий холодом до костей ветер, девчонки втискивали свои нижние конечности в узкие обтягивающие юбки. Видно женский пол весеннее солнце греет сильнее мужского.
  - О! Рэд! Привет! - Женька из параллельного стукнул по протянутой Лешкой ладони.
  - Привет.
  - Говорят, ты вчера историчку послал.
  - Никого я не посылал. Фигня какая-то. Кто тебе сказал?
  - Да так... - Женька неопределенно пожал плечами. - Ошибся, наверное, человечек. А мож я че не так понял. Тут Светка до меня допрашивала, говорит вы с Худым ее на рампу позвали в воскресенье. Нафига?
  Парень пожал плечами.
  - Да пусть приходит. Неизвестно еще, будем ли мы там вообще.
  - А. Типа отшили. А я думал наш Худой решил остепениться.
  Лешка засмеялся.
  - Ага! Ты ему это скажи. Только я подальше отойду.
  Женька хмыкнул. Мимо провиляла бедрами в пышной, но довольно короткой юбке старшеклассница. Парни проводили одновременно взглядом стройные ноги.
  - Весна, - глубокомысленно протянул друг, - время похотливых девиц.
  Лешка ничего не сказал.
  - Привет! Курить есть?
  - Худой! Ты - козел! Когда начнешь себе сигареты сам покупать?!
  Славка не обиделся.
  - Блин. Если нет, так и скажи! Рэд, выручи, а!
  Лешка пожал плечами и развел руки в стороны. Славка тихо воспроизвел частичный словарный состав рабочих со стройки. Женька достал из кармана телефон.
  - Наше время истекло. Пошли.
  Троица двинулась к лестнице.
  - У вас сейчас что?
  - Алгебра, - Славик недовольно сморщился. - Опять готовимся к госнику.
  Однако, готовиться к госнику не получилось. По школе разнесся тревожный звонок и всех детей "стройными" рядами учителя вывели на улицу. Сначала потоптались за забором, строя предположения о внеплановой учебной пожарной тревоге. Потом спустя минут пять приехали милиционеры с собаками. И стало все ясно.
  Втроем Лешка, Женька и Славик отправились на набережную. Тратить время на ожидание не хотелось, а набережная - идеальное место. Народу с утра немного.
  Ребята благополучно доехали на троллейбусе. Женька вышел первым на остановке, за ним последовали остальные. Впереди простиралась длинная череда ступеней, бордюров, пешеходных дорожек и один фонтан. Лешка поймал довольный взгляд Женьки и передал такой же Славке. Худой по волчьи оскалился:
  - Вперед и ни шагу назад!
  Три скейта поочередно стукнули об асфальт...
  
  ***
  
  Они сидели на фонтане, когда глазам предстало чудное виденье. На втором ярусе набережной показалась миниатюрная женская фигурка. Девушка порхнула по воздуху и приземлилась двумя метрами ниже.
  Лешка жадно разглядывал представшую картину. Она исполняла один сложный элемент за другим. Как же так? Если девушка часто тут бывает, он обязательно бы запомнил. Славка рядом шумно выдохнул.
  Тем временем чудо, пролетев мимо и тряхнув черными волосами, закончило череду трюков флипом в триста шестьдесят градусов и остановилось у воды.
  Женька повернулся к друзьям.
  - Я щас один это видел?
  Лешка молча наблюдал. Вопрос риторический.
  - Все. Я пошел знакомиться, - Славка поднялся.
  - Я с тобой, - Женька вскочил следом.
  - Мечтай. Я первый сказал.
  - У тебя Светка есть.
  Парень скорчил недовольную гримасу. Они двинулись вдвоем.
  - Рэд, ты не с нами?
  Лешка отрицательно покачал головой.
  Ребята преодолели небольшое расстояние и уже что-то оживленно говорили девушке. Славка немного смущался. Женька же сильно жестикулировал. Девушка ласково улыбнулась обоим. Как-то по доброму. Лешке показалось, так улыбается ему порой мама. Любопытно сколько ей лет? Точно не семнадцать. Старше. Парень пригляделся чуть внимательнее. Определенно старше.
  В кармане зазвонил мобильный. Он поспешно вытащил железку и глянул на экран. Отец. Лешка прерывисто вздохнул и нажал соединение.
  - Да?
  - Леш, я у школы. Тут пусто, Что произошло?
  - Нормально все. Нас отпустили.
  - Ты где?
  - На набережной.
  Мимо прошел молодой мужчина с двухгодовалой девочкой на руках. Лешка обратил внимание на его стремительную походку. А главное направление движения. В мозгу родилось подозрение.
  Женька со Славкой продолжали попытки общения. Мужчина с девочкой присоединился к троице и свободной рукой хозяйским жестом обнял девушку. Лешка хмыкнул в трубку.
  - ...ты меня слушаешь?
  Парень вернулся к голосу отца.
  - Да.
  - Я говорю что подъеду, к памятнику. Жди меня там.
  - Хорошо.
  - Все. Через десять минут буду.
  Парень засунул мобильник в карман, вытащил из пачки сигарету и закурил.
  Женька с Худым топали обратно.
  - Что?
  - Она оказывается замужем.
  - И с ребенком.
  - Вот так всегда. Самые обалденные замужем. А коровы клеятся.
  Лешка засмеялся.
  - Кто о чем, а Славик о своем Светике, - Худой с размаху ударил кулаком в грудь Рэда. Последний увернулся, но смеяться не перестал. - Все. Давайте теперь без меня. Я пошел.
  - Куда?
  - Дела у меня.
  Славка пожал плечами и пошел кататься. Женька задумчиво посмотрел вслед Рэду, потом последовал примеру друга и встал на скейт.
  
  Глава 2
  
  Лешка прождал у памятника условленные десять минут и хотел было линять, да не вышло. Отцовская хонда остановилась возле тротуара. Парень нехотя поплелся к машине. Нехорошие предчувствия оправдались. На переднем сиденье красовалась худощавая женщина и с любопытством разглядывала его.
  Лешка, стиснув зубы, открыл заднюю дверь и сел внутрь.
  - Добрый день. Леш. Почему вас отпустили со школы?
  - Не имею понятия. Вывели и отпустили. Откуда мне знать тайные замыслы директора.
  Отец посмотрел в зеркало заднего вида. Лешка внутренне съежился. Он понял, что грубит. Хотя, что собственно такого? Парень разозлился еще сильнее. Он-то не изъявлял желания встречаться в субботу и ехать куда-то там. Переживет.
  - Леша, ты помнишь Марину?
  Марина оглянулась. Он кивнул и растянул губы в улыбке, надеясь, что не примут за оскал.
  - Здрасьте.
  - Здраствуй, Леш, - женщина искренне улыбнулась. - Проголодался?
  - Типа того.
  - Леш, отвечай, пожалуйста, по-человечески.
  - Это как? - огрызнулся парень.
  - Это не "типа того", а "да" или "нет". Что за жаргон у тебя?
  Лешка стиснул зубы. Мама. Мама. Мама. Мама не обрадуется, если поругаюсь. И так в школе наделал ерунды.
  - Сереж, нормальный жаргон. Давайте лучше пообедаем! Леш, куда хочешь поехать?
  А Марина ничего, умная.
  - В Макдональдс, - так и обед быстрее пройдет. И церемониться не надо.
  - Ни в коем случае. Я уже заказал столик на троих. Помнишь тот замечательный ресторанчик?
  Лешка скривился. Марина улыбнулась и пристально посмотрела на отца.
  - Я тоже безумно хочу в Макдоналдс. Давно там не была. Катюша его любит! Сереж! Поехали.
  Лешка округлил глаза. Помнится, так с отцом разговаривала когда-то только его мама. Он перевел взгляд на мужчину. Тот, кажется, растерялся. Всей его привычной властности как не бывало. Это выходило за привычные субботние рамки свиданий с ним. Становилось интересно. И даже на секунду пропало желание исчезнуть отсюда подальше.
  - Ну, брось дуться. Давайте проголосуем. Кто за Макдоналдс поднимите руку, - она протянула худую кисть с длинными ногтями верх. Лешка последовал ее примеру. - Ну вот, Сереж, ты в меньшинстве. Едем. А в ресторан мы потом лучше с тобой вдвоем сходим.
  Отец откашлялся и будто снисходительно изрек.
  - Хорошо. На этот раз победили, - Марина засмеялась заразительно звонко. У отца на лице промелькнула улыбка. Лешка чувствовал себя не в своей тарелке. Он привык ненавидеть всех его пассий. Не может быть эта женщина кем-то нормальным. Скорее всего, она просто притворяется. Хочет войти в доверие или что-то вроде того. Не выйдет. Лешка хмуро уставился в окно. Потемнело, солнце скрылось за свинцовыми тучами, и начал моросить неприятный мелкий дождик.
  - Не весенний какой-то дождь. Нехороший и радуги не будет.
  - Да. Прямо осень на дворе. Желтых листьев только не хватает.
  Лешка хмыкнул. Разговоры о погоде.
  В Макдоналдсе было многолюдно, шумно и все быстро. Именно то, что нужно. Кола, чизбургер, картошка. Главное не смотреть на прыщавых парней за кассой, а то аппетит испортится. Отец как-то брезгливо поглядывал по сторонам. Зато холеная Марина преспокойно уплетала свой бутерброд и запивала его кофе. Лешка ожидал разговоров с ее стороны, но женщина молчала. А если и говорила, то с отцом. Лешка не знал, как к ней относиться, то ли настороженно, то ли нет. В конце концов, он плюнул и решил не загоняться. Пусть делает что хочет, его не проймешь.
  Кола допита. Пора линять.
  - Ну все, пап. Я пошел. Было вкусно. Спасибо.
  - Насчет вкусно, я бы поспорил. Куда ты собрался? Мы двадцать минут назад пришли.
  - Домой. Дел много.
  - Пешком? Мы сейчас доедим и я тебя отвезу.
  - Не-е. Я на скейте прокачусь.
  - Там дождь.
  - Дождь не помеха.
  - Никуда ты не пойдешь. Садись и жди.
  - Я большой мальчик. Доберусь сам.
  - Я сказал, садись.
  - К черту. Пап. Я пошел. Все пока!
  Отец начал подниматься из-за стола. Лешка развернулся и направился к выходу. В дверях он быстро оглянулся. Рука Марины лежала на плече мужчины. Она что-то серьезно говорила ему. Отец же с перекошенным от гнева лицом сидел и смотрел вслед сыну. Лешка чертыхнулся и выскочил под дождь. Теперь с неба лили косые струи. Парень подставил лицо ледяной влаге. Вытер рукой глаза, натянул капюшон и, сгорбившись, побрел к дому. Путь лежал долгий. Хватит времени для размышлений.
  
  ***
  
  В понедельник Лешка сидел на стуле возле матери и слушал директрису. Он почему-то не мог никак вникнуть в смысл диалога. Зато большая родинка на щеке пожилой женщины вызывала немалый интерес. Еще с восьмого класса, когда директриса целый год заменяла у них математичку, он наблюдал, как черное пятно дергается и ходит в разные стороны. То ли нервный тик, то ли она, родинка, жила своей жизнью. В любом случае, Лешку всегда сильно отвлекало от смысла сказанного.
  - ...теперь Анна Павловна не желает пускать это на самотек. Он нанес оскорбление. Не поймите меня не правильно! Леша хороший мальчик. Я вам верю. Но все дело в том, что это уже не первый случай и даже не пятый! Я выносила ему больше выговоров, чем всем моим подначальным хулиганам. Вы замечательная женщина, но я вынуждена вас просить покинуть нашу школу.
  - Как же так, Раиса Семеновна! До ЕГЭ осталось два месяца. Другая школа, другие учителя...
  - Я все понимаю! Но и вы меня поймите. Учителя от Лешиных выходок не знают куда деваться. Он совершенно не способен уважать старших. Он неуправляем! Я просто предлагаю вам самим забрать документы. В противном случае я буду вынуждена подавать приказ об отчислении из школы. Педсовет уже все решил.
  Лешкино сознание переварило последние слова директрисы. Он с тревогой посмотрел на мать. Женщина бледная и растерянная сидела на стуле, положив руки на колени. Лицо выглядело отрешенным, и только глаза выдавали всю бурю эмоций. Лешка готов был провалиться сквозь землю. Он ненавидел директрису, всех учителей, школу, а главное себя. Мог бы подумать о матери, прежде чем грубить и перебивать. Мог бы потерпеть и не высказываться. Мог бы... Мог... Но не сделал. А теперь поздно.
  Наконец мать шевельнула губами.
  - Хорошо. Я забираю документы.
  - Сейчас?
  - А когда?
  - Ну, я же не зверь. Даю вам время на поиски другой школы. Сомневаюсь, что вы быстро таковую найдете.
  - Нет. Сейчас.
  Мать поднялась с места.
  - Леш, пойдем.
  Лешка как во сне наблюдал за механическими действиями матери. На то чтоб забрать документы хватило часа. Они отправились домой. Мать позвонила подруге в администрацию и попросила найти школу. Школа нашлась быстро.
  - Леш. Сиди дома. Я к новому директору. Позвоню.
  Он наблюдал, как женщина накрасила губы, подвела заново глаза и исчезла за входной дверью. В квартире повисла тишина. Настенные часы отбивали ритмично такт за тактом. Сколько он так простоял, вслушиваясь в удары секундной стрелки, Лешка не знал. Толстый кот мирно посапывал на диване. Вот у кого по-настоящему беспечная жизнь. Забот всего ничего. Спать и есть, есть и спать, нассать в угол, а потом снова спать...
  Лешка скрипнул зубами. Хотелось убить кого-нибудь. Больше всего себя. Врезаться головой в стену и все. Он размахнулся и впечатал кулак в ближайший косяк. Боль отрезвила. Между суставов появились трещины, выступила кровь. Поврежденная рука бессильно повисла вдоль туловища. Хотелось курить.
  Парень выскочил на балкон, достал зажигалку, свесился через перила. Внизу двое мальчишек раскуривали одну сигарету. Совсем щуплые, класс девятый, выпускали дым, матерились и всем видом изображали из себя крутых, взрослых. Взрослых... Лешка посмотрел на свои руки. Они младше всего на два года. Выглядят тупо. Неужели он со стороны кому-то кажется сейчас таким же тупым. Стало тошно. Лешка задрал голову на верхние этажи. Там никого не было. Он убрал зажигалку в карман, так и не закурив.
  Надо промыть руку.
  В квартире зазвонил телефон. Парень преодолел комнату в три шага и схватил трубку.
  - Да?
  - Ну все, Леш, я отдала документы. С завтрашнего дня у тебя новая школа. Новые учителя. Дома подробнее расскажу. Класс "В". Начало занятий не в восемь утра, а в девять, - мать вздохнула в трубку. - И, Леш, постарайся, пожалуйста...
  - Я понял, мам, - ему снова захотелось провалиться сквозь землю.
  - Вот и хорошо. Не подведи меня. Осталось всего ничего. Поступить надо. Иначе армия.
  Женщина помолчала.
  - Ладно. Мне на работу сейчас. Вечером поговорим.
  - Хорошо.
  - Пока.
  - Пока... Мам.
  - М?
  - Я тебя люблю.
  - И я тебя.
  Лешка выслушал два коротких гудка и положил трубку.
  Все изменилось за какие-то полдня. Он только что учился в одной школе и вдруг, бац, уже в другой. Новые учителя, которые пока ничего не знают о его "неуправляемости", новые одноклассники, среди которых может не оказаться ни одного нормального человека. А как же Женька и Славик? Надо срочно позвонить.
  Он снова припал ухом к трубке, на этот раз сотового. Длинные гудки. Щелчок. Отключился. Черт! Видно уроки еще не закончились. Лешка быстро набрал смску и поставил на рассылку.
  "Привет. Меня отчислили. Сменил школу"
  Спустя минут пять позвонил Женька.
  - Алло. Рэд? Ты охренел? Как отчислили? Что значит школу сменил? Это из-за того случая с историчкой? Ты все-таки ее послал?
  - Да нет. Никого я не посылал. Просто директриса решила, что я окончательно и бесповоротно неисправим, неуправляем... И пожалуйста! Благородный пинок под зад.
  - Ну, ты дал!
  - Дал? Может и дал... Мать жалко. Я ее капитально подставил, - Женька, в отличие от Славки, понимал эмоции Рэда насчет матери.
  - Это да... Как она отреагировала?
  - Как обычно.
  - Знаешь, Леш. Мать у тебя мировая женщина.
  - Я в курсе.
  Женька решил сменить тему.
  - Тут Худой меня за локоть дергает. Ты как насчет кататься?
  - А че он сам позвонить не может?
  - У него денег на карточке нет.
  - А! Как обычно, только на прием.
  - Ага.
  - Кататься? Куда ж я денусь?
  - Сегодня?
  - Нет.
  - Повинная?
  - Нет.
  - Совесть?
  - Она самая.
  - Не перевелись еще на Руси богатыри, добры молодцы, - философские изречения лезли из Женька невпопад и часто.
  - Ладно. Все. Я позвоню.
  - Давай.
  Лешка упал на диван рядом с котом. Что он планировал делать, он и сам еще не решил. Для начала немного прибраться и ужин приготовить. Подойдет. Еще что-то мать про физику заикалась. Надо напомнить. Занятия. Занятия. Поднапрячься не помешает. А то и впрямь армия замаячит алым парусом... нитью путеводной... Парень поежился. Упаси Бог!
  Руку саднило. Надо все-таки промыть. Нехотя он поплелся в ванную. Курить все еще не хотелось.
  
  ***
  
  Лешка угрюмо взирал снизу вверх на кирпичное строение, частично выкрашенное в веселенький голубой цвет. В городе все еще сохранились такие школы? И райончик ничего, под стать. Темненький. С закоулочками. С одной заброшенной стройкой. Кто бы мог подумать? Какая прелесть! Кажется, так выражалась мама в рассказе Гусева. И всего в паре кварталов от дома. Раньше его сюда никогда не заносило.
  Мимо, пристально глядя на Лешку, прошел пятиклассник и чуть не врезался в дверной косяк. Парень обратил внимание, что народ точно так же сворачивает на него головы. Вот только не хватало еще всеобщего внимания! Мы что в деревню попали?
  Он поспешно зашел внутрь. Любопытные глаза следовали за ним повсюду. Потрясающе! Два месяца в школе, где он - хомяк за стеклом. Все наблюдают, всем интересно...
  Лешка отыскал расписание. "В" класс. Вот он. Алгебра. Что там мать говорила? Математичка - класнуха. Кабинет пятьдесят два. Ну и где в этом двухэтажном бараке такой водится?
  Парень пошел наугад, стараясь игнорировать любопытных. Возведя логическую цепочку он предположил, что пятьдесят два на втором этаже. Лешка поднялся. Прошелся по одному крылу, затем по второму... остановился.
  - А таблички с номерами этой школе Бог не послал?!
  За спиной послышались сдавленные смешки. Он оглянулся. Люди спокойно шли мимо. Вот черт! Он остановил первого попавшегося парнишку.
  - Эй, где у вас тут номер пятьдесят два?
  Тот удивленно пожал плечами.
  - Где! Где! В подвале, - потом, оглядев Лешку с ног до головы, снисходительно добавил. - Спустишься по лестнице на первый этаж, повернешь направо, спустишься еще раз, потом прямо по коридору. Дверь с большой зеленой анархией.
  У Рэда впервые не было не то, что слов, даже мыслей. Дверь с анархией... зеленой... большой...в подвале. "Пила два". Ну ладно. Будем искать.
  Лешка нашел. Надо сказать, ориентир действительно был солидный.
  Возле кабинета собралась группа парней и девчонок. Он снял с плеча рюкзак, скейт и облокотился о стену чуть поодаль. Подходить первым и проявлять чудеса коммуникабельности не хотелось. Компания, поначалу гудевшая о своем, с появлением нового лица притихла и, поглядывая в его сторону, стала перешептываться.
  Прозвенел звонок. Кабинет не открылся. Никто не пошевелился и не посмотрел на часы. Лешка решил, что это верно не потенциальные одноклассники, и потому дернул ручку кабинета сам. Было заперто.
  - Дергай сильнее! В хозяйстве пригодится.
  Компания засмеялась. Парень повернулся в поисках шутника. Терзали смутные сомнения, что первый день в новой школе начнется с членовредительства. Однако сомнениям не суждено было оправдаться. Низенький кривоногий парнишка отделился от товарищей.
  - Шутка. Ты к Хану?
  - К кому? - не понял Лешка. Опять сдавленные смешки. Низенький только усмехнулся.
  - К Елене Ивановне. Мы ее Ханом зовем. Иногда Царем.
  - Она ваша классная, - догадался Рэд.
  - Угу.
  - Тогда да.
  - По какому вопросу.
  По личному. Он что, секретарь?
  - А ты кто такой?
  - Я... - Секретарю не дали закончить.
  - Хохлов! А ну отстань от человека немедленно! - Лешка повернулся на неожиданно громкий голос. По коридору стучала каблуками худощавая женщина лет пятидесяти в темно-сером костюме.
  - Лениванна, так я ничо ж не делал!
  - Я и не спорю, Хохлов! Ты никогда ничего не делаешь! Вот ты домашнее задание по алгебре сделал?
  Секретарь вытянулся по струнке и по всем армейским правилам пролаял: "Нет".
  - Молодец, Хохлов! Два!
  Лешка ухмыльнулся.
  Женщина открыла кабинет и прошла внутрь. Вслед за ней завалила масса раза в три больше той, что топталась в коридоре. Он зашел последним и подождал пока все рассядутся. Свободных парт оказалось целых пять и все на задних рядах. Еще одно свободное место рядом с маленькой и явно тихой девочкой, такие носят мышиные клички. Лешка подумал и опустился на свободную парту в правом ряду, прямо возле окна. Снова раздались смешки.
  - Эй, Мышь, человек тебя на окно променял.
  Угадал. Надо же.
  Девочка покраснела и опустила глаза. Ее стало немного жалко, но иметь соседа не хотелось. Непомерно раскрашенные девицы в соседнем ряду стали нервно ерзать на местах, стараясь повернуться в его сторону. Одна украдкой достала зеркало и поправила челку.
  - Лена! Прихорашиваться будешь после урока. Ты домашнее задание выполнила?
  - Конечно, Елена Ивановна.
  - Молодец. Давай к доске. Будем разбирать. Пиши.
  Лена убрала зеркало в сумочку и встала из-за парты. Лешка понял, что весна эту школу не минула особенно.
  - Ха! Ленка опять юбку дома забыла! - орал все тот же секретарь, причем с первой парты. Вообще-то обычно горластые сзади сидят. Разве нет?
  - Хохлов. Рот закрой до конца урока. Ты свою двойку уже получил.
  - Как скажите, Лениванна!
  Любопытно, он и вправду будет молчать?
  - Итак, господа, пока наша Леночка записывает задание. Прошу любить и жаловать. Новый учащийся нашего доблестного 11 "В" класса. Алексей Чижов!
  Все взгляды с любопытством уставились на него.
  - Леш, давай бегом включайся в учебный процесс. Знакомься с моей бандой. В общем, добро пожаловать.
  С ее бандой?
  
  Глава 3
  
  Да. Это была банда. Банда во главе с Ханом.
  Елена Ивановна когда-то получила под свое начало потенциальных неуправляемых "негодяев", которые доставляли в младшей школе немало проблем, и сумела их организовать. Хан действовала по принципу: не можешь победить - возглавь. И она возглавила. Хана слушали все. Хана уважали. Неодобрения Хана боялись, хотя и не признавались в этом открыто.
  Лешка с удивлением постигал неписаные правила нового коллектива. Сидят так, как хотят. Говорят то, что хотят. Учатся так, как считают нужным. А, главное, не врут.
  Программа в этой школе была много проще. Все основные усилия учителей направлялись на сдачу итоговых экзаменов. Так что учиться оказалось легко до неприличия.
  Секретарь, он же Хохол, первый после урока проявил интерес к новичку. Со звонком он крутанулся и в два шага, практически не разгибая коленей, перепрыгнул к Лешке.
  - Хохол, - Лешка ударил по протянутой руке.
  - Рэд.
  - Ха. Я думал Чиж.
  - Нет
  - Понял. Ну... Откуда ты к нам такой?
  Возле Лешкиной парты сгрудились одноклассники. Всем было любопытно.
  - Из девятой.
  - О! - толпа загудела.
  - А чего это тебя к нам-то?
  Лешка чувствовал, что смутился, но виду не дал.
  - За неуправляемость.
  Толпа снова загудела. В этот раз одобрительно. Раздались смешки.
  - Тогда прямо по адресу, - высокий белобрысый парень протянул из-за спины Хохла руку. - Привет. Я - Сергей. Это, - он указал на рядом стоящего коренастого, - Леха. Там Игорь. Ленку ты знаешь, она у доски позорилась...
  Снова смешки. Рука с красными ногтями ударила по голове Сергея.
  - Дурак!
  - Сама дура! Там Яна...
  Знакомство прошло странно. Запомнить всех вот так сходу было сложно.
  - Ну а Мышь ты уже понял кто, - закончил Сергей и стал оглядываться. - Кстати где она?
  Опять прошуршали смешки. Все стали оглядываться. Тихой девочки не было за партой возле стены. Лешке снова стало жаль ее. Ненадолго.
  А ребята ничего. Все не так плохо, как ему представлялось. Чего стоит одна класнуха.
  Тут обладательница красных ногтей, наконец, закончившая пререкания с Сергеем, вылезла вперед.
  - Леш, а давно тебя из старой школы отчислили?
  - Вчера, - угрюмо буркнул Лешка. Вот это корова, так корова и глазами так же хлопает. Ну, нет уж! Славкин Светик ему нравилась больше. Попадалово.
  - И ты так быстро перевелся? - Лена решительно оттолкнула все еще оказывающего сопротивление Сергея и обратилась к Хохлу. - Уступи даме место.
  - Это кто тут дама?! - правдоподобно вытаращил глаза Хохол. - Ты что ль, Лен?!
  Нет. С Хохлом они определенно подружатся. Класс заржал.
  - Да, иди ты! Знаешь куда? - девчонка поймала Лешкины смеющиеся глаза и картинно надув губы протиснулась сквозь любопытных, исчезая из виду. Зато соседка получила свой шанс.
  - А что у тебя в чехле?
  Как же ее зовут? Яна? Да. Вроде так. Он еще запомнил. Рыхлая девочка с ярко накрашенными губами. Лешка нахмурился. Надо отсюда выйти.
  - Скейт.
  - Ты на нем катаешься?
  - Яночка! Очень умный вопрос! - в отличие от Лены Хохол Яну жаловал.
  - Петечка! - Яна погладила Хохла по голове. - Ну откуда же мне знать. Вдруг, он еще только учится?
  Ого. У рыхлой девочки с недалеким видом на удивление чистая логика. Занятно.
  Лешка вдруг обнаружил, что все ждут ответа.
  - А... Да. Я неплохо катаюсь. Ну, по крайней мере, этим летом планирую попасть на контест.
  Яна хотела еще что-то спросить, но ее опередил звонок. Лешка давно так не радовался школьному звонку. Обычно было наплевать.
  - Господа! - Хан поднялась с места. Класс, сшибая на своем пути парты и стулья, кинулся рассаживаться по местам. - Слоны мои! Мебель не ломайте!
  Лешка хмыкнул. Было как-то не по себе наблюдать юмор со стороны педагога. Предыдущая класнуха обрушила бы на головы неверных короткую угрозу о починке или сдаче денег родителями за испорченную школьную собственность.
  - Итак, господа, продолжим. Кто желает к доске?
  Никто не желал.
  - Лес рук! Будем по списку.
  - Не надо по списку.
  Лешка удивленно посмотрел на Сергея.
  - Багачев, смирись с судьбой.
  Рэд икнул и подавил приступ смеха. Класс молчал, а значит перебранка была привычным делом при опросе. Лешка сомневался доли секунды, затем поднял руку. Хан вопросительно поправила очки на носу.
  - Леша? - двадцать туловищ повернулись к нему. - Ну... что ж... прошу. Дыши, Багачев, ты спасен.
  - Ура! Товарищи!
  - Хохлов! У тебя уже две оценки. Два. Пять. Повторим заново?
  - Не. Я молчу, Лениванна. Молчу...
  
  ***
  
  Две недели пролетели незаметно. Пятерки на новом месте получались сами собой. Лешка ощущал себя странно. В прежней школе ему не позволялось спорить, а тут и спор приветствуется, не у всех учителей конечно, но все же, да еще и оценки потрясающие. Мать первые пару дней пребывала в пространном удивлении успехами сына, но быстро привыкла. К хорошему, вообще, быстро привыкают.
  Женька со Славиком при встрече подвергли друга подробному расспросу. Лешка не особо распространялся, да и видеться с ребятами получалось реже. Во-первых школы разные, во-вторых физика стала отнимать много времени, а за ней и информатика началась.
  Лешка поставил зеленый чай с мятой на столик рядом с монитором и лег на кровать. Потянулся. Прислушался, как жужжит куллер. Хорошо. Успокаивает. Он задрал голову и через лоб посмотрел на чашку. Было б здорово уметь пить лежа. Парень бессознательно поправил коврик под мышкой.
  Мышь... Мысли приняли иной оборот. Девочка Мышь, чьего имени он так и не спросил, всегда сидела тихо, на каждой перемене выходила из класса и стояла в коридоре за дверью или прогуливалась, а со звонком заходила внутрь. Лешка порой ловил на себе ее заинтересованный взгляд, но она тут же краснела и отворачивалась. Таких забитых он, конечно, встречал и раньше, но как она умудрилась оказаться одна в этом классе? Обычно мышки ходили парочками и ему всегда, казалось, принадлежали к неблагополучным семьям. Эта вроде одета ничего. Хотя кто ее знает?
  Лешка закрыл глаза. Вот полежит немного, встанет и займется ассемблером...
  Ему что-то мешало. Очень мешало. Лешка разлепил один глаз. Солнечный луч украдкой проник сквозь штору. Парень пошевелился. Божественно! Спина не болит. Конечности не затекли... Не затекли! Он резко проснулся и сел в кровати. Как же так?
  - Лешенька! Наконец-то ты нормально уснул! Я думала, не дождусь, - в дверях стояла мать. - Только ты компьютер в следующий раз не забудь выключить. Как прошел вчера день?
  - Нормально, - прохрипел парень. Откашлялся.
  - Вот и славненько, - пропела женщина. - Пошли завтракать. Тебе в школу.
  - Иду.
  - Давай. Давай. Поторапливайся. Я сегодня позже встала.
  Черт! Лешка подскочил как ошпаренный. Схватил кружку, едва не расплескав холодный чай, и выскочил в зал.
  Вода в душе была горячей, но в чувство не приводила. Он сцепил зубы и отвинтил холодный кран. Кожу обожгло. Неужели она сходу полилась ледяная? Или это только показалось. Впрочем, неважно. Главное сон как рукой сняло.
  Где-то в глубине стен завыли, запищали трубы. Лешка выключил воду и обернулся полотенцем. Из зеркала взирал угрюмый тип с мокрыми всклокоченными волосами. Лешка причесался и пошел завтракать.
  - Постричься не хочешь?
  - Неа.
  - Зря помыл. Там сегодня холодно.
  - А, ладно!
  - Что значит "ладно". Фен на моей полке возьми.
  - Мам!
  - Нет. Ты пойдешь и возьмешь фен.
  - Мам!
  Женщина поднялась со стула и пристально посмотрела на сына. Во взгляде светилась жесткость. Лешка упрямо выпятил подбородок. Глупо, но ничего не мог с собой поделать. Мать внимательно оглядела сына.
  - Леш, я не веду речь о том, кто упрямей, речь о твоем здоровье. Я прошу тебя... - Лешка поколебался. - Пожалуйста... - Сдался. Кивнул. Но сначала завтрак, кофе и сумка. А там может и фен уже не понадобится.
  - Вредный ты человек.
  Он снова кивнул.
  Волосы подвели, до выхода не высохли. Лешка вздохнул и залез в шкаф. Мать из коридора краем глаза наблюдала за ним. Еще один вздох и включил в розетку, зашумел маленький мотор, перегоняя воздух. Тепло оказалось приятным.
  - Смотри-ка! Мир не рухнул!
  Парень сморщился. Не могла она просто молча уйти на работу! Она вообще никогда не могла промолчать. Понятно, где свой язык оттяпал. Точно не у отца. Кстати, давно субботнего папу не слышно. Что-то он затих.
  Фен, вынутый из розетки, благополучно полетел на диван, забыв, где ему место. Рюкзак взвален на плечи. Доска под мышку. Хорошо, что сегодня нет дополнительных занятий. Зазвенели брелки на связке, отправляясь в карман. Лифт снова сломан.
  Лешка, подражая Холмсу, стал считать ступени на лестнице. В почтовом ящике пусто. Наверное, мать сама заглянула. Хорошо. Ничего лишнего таскать не придется.
  Противно запищал замок. Заскрипела подъездная дверь, признанная защищать и ограждать, а на деле легко вскрываемая снаружи всеми жильцами, которые по рассеянности или глупости умудрились забыть ключ. Достаточно посильнее и порезче дернуть за ручку.
  В лицо ударил холодный утренний ветер. Солнце обожгло глаза ярким светом. Лешка поглубже вдохнул и натянул капюшон. Весна, несмотря ни на что, плавно подводит к городу лето.
  Путь от дома до школы занял около пятнадцати минут. Идти было приятно.
  За тенистой аллейкой он остановился и закурил.
  - Лови! Лови! Колян, лови!
  Лешка прислушался к крикам на стадионе. Футбол там что ли спозаранку? Любопытство взяло вверх. Он прошел пару метров и выглянул из-за угла школьного здания. Футбол. Нет. Скорее волейбол. Только вместо мяча сумка.
  Два доходяги, Лешка предположил, что класс девятый или восьмой, кидали друг другу сумку и орали. Между парнями безнадежно металась несчастного вида девочка. Она, в общем, и не пыталась поймать, делала шаг то к одному, то к другому. Дурочка. Оставила бы им сумку и отошла в сторону, ну или удвоила усилия и вырвала б. Нет же. Она только улучшает их веселье своим поведением. На землю полетело содержимое. Девочка подскочила и подняла.
  Лешка затянулся. Девочку жалко, но влезать совсем не хотелось. Мимо прошмыгнула стайка ребятишек.
  - Опять они ту же самую...
  - Ага...
  Кто-то захихикал. Парень сердито глянул на обладателя смеха. Мальчишка подавился и опустил глаза.
  Лешка сжал зубы, сердясь на тупую девицу, и решительно направился к веселой компании. По дороге на землю полетела так и не докуренная сигарета.
  - Эй! Ребят! Вам, по-моему, пора!
  Доходяга по имени Колян обернулся. Его друг с сумкой в руках продолжал кружить вокруг девчонки. Та тоже остановилась и вытаращилась на Лешку. Он узнал Мышь. Этого только не хватало!
  - Те че-то надо?
  Отступать поздно. Лешка был на голову выше обоих. Он подошел вплотную.
  - Сумку верните.
  Ребята переглянулись. Отступить - значит показать, что слабые. Но и связываться со старшеклассником тоже перспектива не из приятных. Колян сдался первым.
  - Брось ее, пошли.
  - Ты че?
  - Ниче, придурок, пошли!
  Придурок сердито швырнул сумку под ноги Мыши и нехотя потащился следом за Коляном. Мышь тяжело вздохнула, подняла вещи с земли, медленно выпрямилась и испуганно уставилась на Лешку. Он зло сощурился. Она, кажется, хотела что-то сказать. Лешка не стал слушать, развернулся и ушел, засунув свободную руку в карман.
  На кого в этот момент он более всего злился сказать трудно. На себя? Да. Какого хрена его сподвигло погеройствовать. Ничего бы эти два лоха ей не сделали! На Мышь? Да. Теперь будет таскаться и вздыхать. Она, конечно, не Светик и не Лена, приставать не станет, но легче от этого не становится. На двоих придурков? Да. Какого черта им понадобилась такая тупорылая игра? Лучше б пива попили что ли.
  Снова хотелось курить.
  Лешка затормозил на крыльце, вытащил зажигалку, облокотился на стену и закурил. Помогло. Немного успокоило. Он стал внимательно изучать надписи на двери. Мимо прошагала директриса, о которой, кстати, на этой самой двери было много сказано. Популярная женщина, однако... На курящих она даже не покосилась. И невозмутимая...
  - Привет.
  Лешка поперхнулся. Мышь подошла незаметно. Он пару раз кашлянул и кивнул.
  - Я хотела сказать, спасибо, - голос тихий, тихий. Прозвище вполне подходит. Лешка снова кивнул.
  Девочка потопталась немного и прошла мимо. Ее опять стало жалко. Совесть всегда просыпается в самый неподходящий момент. Вторая за утро недокуренная сигарета полетела на землю. Худой убил бы!
  Лешка догнал ее в коридоре.
  - Тебя как звать?
  - Лена.
  Она сбавила скорость и осторожно покосилась на парня.
  - В следующий раз или брось их вместе с сумкой, или резче отбирай. А еще лучше врежь им по голове чем-нибудь. Хорошо?
  Девочка кивнула. Лешка зачем-то тоже кивнул и пошел быстрее. Злость закипала с новой силой...
  
  Глава 4
  
  Он оказался прав. Мышь не приставала, не заговаривала. Она просто молча вздыхала с места или где-то за спиной, что бесило еще больше, чем открытые домогательства. Хохол где-то прознал про случившееся и не упускал случая подколоть Рэда. Некоторые девчонки в классе по непонятной причине озлобились на Мышь. И ее снова становилось жалко.
  Лешка старался держаться от нее как можно дальше, не обращать внимания. В конце концов, ничего умнее он придумать не смог.
  Утром следующей пятницы Хан вместо второго урока алгебры устроила классный час.
  - Итак, господа, приступим... Хохлов, сядь! ... к обсуждению последнего звонка... Хохлов, сядь! ... и выпускного. Хохлов! Подлец ты эдакий!
  - Я не подлец, Лениванна, - Хохол и вправду обиделся. - Я сел, - хватило его ровно на минуту. - Лениванна! Лениванна!
  - Что?
  - А знаете, почему Серега у нас такой длинный?
  Хан озадаченно уставилась на своего ученика.
  - Он Растишку кушает.
  Класс заржал. Хан улыбнулась. Сергей с места погрозил Хохлу увесистым кулаком.
  - Так... на чем я там остановилась? А. Да. На последнем звонке. Значит так. Линейка общая. Как обычно во дворе. У меня вопрос. Мы гулять поедем?
  - Да! - орали громко и все.
  - Куда? В парк? Или на турбазу?
  - На турбазу!
  - Ага. Тогда начнем с нее. Кто будет искать нам подходящую и нанимать?
  Кто-то из парней, кажется, его звали Кириллом, вытянул руку.
  - Я могу. Я уже даже примерно представляю куда.
  - Ну отлично, Кирюш, - Лешка хмыкнул. Угадал. - Узнай цену, а мы сложимся. На ком шашлык?
  Сергей поднял руку.
  - Я займусь. Только мне помощь нужна и количество людей.
  - Возьми Игоря. Кто отвечать за список будет? Староста!
  Девушка Ира с невообразимым количеством золотых украшений на шее, пальцах и в ушах отвлеклась от болтовни с соседкой по парте.
  - А? Лениванна!
  - Б! Ты отвечаешь за список.
  - Какой список?
  Класс заржал. Громче всех гоготал Хохол.
  - Лениванна! А можно я буду писать! Пока Ирка тупит.
  - Нет. Петь, ты организуешь машину. Ирочка, список людей, которые поедут на турбазу.
  - А! - кажется, Ирочка осознала.
  - Ну так... основное мы решили. Все, что еще нам может понадобится, берем сами. Там мячики, одеяла, гитары... Что вы у меня еще возите с собой?
  - Спиртное!
  - Нет, спиртное под личным контролем. На входе в автобус обыск.
  Масса неодобрительно загудела.
  - А ну цыц! - Хан повысила голос. Не к добру.
  - Заткнулись все! Придурки!
  - Спасибо, Хохлов.
  Лешка сидел в привычной позе мыслителя с полуприкрытыми глазами и ощущал себя зрителем занимательной любительской постановки. Ехать со всеми куда-то там? Нет. Максимум отстоит на линейке. Хан вряд ли станет его трогать. Ей своих хватает. Вливаться не хотелось.
  Следом речь зашла о выпускном. Обсуждение длилось больше часа. Лешка сидел неподвижно, слушая перемолвки и перебранки, бесконечные выкрики. Должно быть это важно. Ему было все равно. Когда кончится этот день? В кармане завибрировал мобильный. Лешка скосился на Хана, ей не до него, вынул телефон и нажал соединение.
  - Да?
  - Я жду возле школы. Побеседуем о новом месте учебы.
  Субботний папа вспомнил про сына. Надо же!
  - Откуда ты узнал?
  - Матери позвонил.
  - А.
  - Я жду. Ты скоро?
  - Да.
  - Все, давай.
  Он отключился. Судя по часам урок давно закончился. Лешка поднялся с места.
  - Елена Иванна, я пойду.
  Хан рассеянно взглянула на часы.
  - А! Да, конечно, Леш! Потом староста тебе все расскажет.
  Ира вновь оторвалась от важной беседы.
  - А?
  Класс заржал и заорал.
  - Б!
  Лешка вышел за дверь. Несчастные глаза Мыши следили за ним.
  Серебристая Хонда маячила возле крыльца, привлекая ненужное внимание. Он подошел к машине и забрался на заднее сиденье. По крайней мере, теперь субботние встречи не должны быть настолько погаными. Впервые у папика появилась нормальная тетка.
  - Здравствуй, Леш. Знакомься - это Елена.
  С переднего сиденья повернулась незнакомая женщина и "приветливо" оскалилась. Лешка моргнул один раз, второй и задал вопрос, о котором искренне жалел ближайшие три часа.
  - А где Марина?
  
  ***
  
  Марины не было. Они "не сошлись во взглядах". Что скрывалось под сим туманным определением, Лешка выяснять не стал. К чему оно? Своих проблем хватает.
  Как долго продержится Елена, интересоваться тоже не хотелось. Новая отцоская пассия хоть и не была тупой, да приятным характером не блистала. После пяти или семи Лешкиных "да" - "нет" она перестала приставать с вопросами и обратила все свое неземное обаяние на отца, который норовил отдать приказ или нравоучение.
  Проведя три адских часа, Лешка, наконец, вырвался покататься. В контрасте свобода опьяняет. Настроение заметно повысилось.
  Он позвонил Славке и Женьку. Те пообещали подъехать.
  Лешка оттачивал 360 pop shove it, и уже успел пару раз приземлиться копчиком, когда кое-кто все же появился.
  - Рэд! Курить есть?
  Славка не удивлял приветствием.
  - Есть, - Лешка протянул почти пустую пачку.
  - Спасибо.
  Вернулся к прерванному занятию. Ждать пока Худой докурит? Нет.
  На набережной сгущались сумерки. Давно пора позвонить матери, узнать как у нее дела на работе. Весь день молчит. Не к добру это.
  Лешка остановился, подождал пока Славка откатит подальше и вытащил мобильный. В набранных номерах она была второй. Прошли гудки. Где-то совсем недалеко заиграла знакомая мелодия. Он рассеянно обернулся в поисках источника звука. В динамике щелкнуло, раздался голос матери:
  - Алло?
  Трубка в руке медленно опустилась вдоль туловища. Отбой.
  Она стояла в паре метров на первом ярусе, возле воды. Ее обнимал неизвестный. Мать недоуменно смотрела на мобильный. Что-то сказала своему спутнику и начала набирать сына в ответ.
  Парень слетел по ступенькам и приблизился к парочке.
  - Привет.
  - Леша! - такой перепуганной он ее еще никогда не видел.
  Неизвестный был почти того же роста, что и сам Лешка. И, надо отдать ему должное, вовсе не испугался, да и удивленным не выглядел. Эдакий невозмутимый индеец. Ха!
  - Леша! А я думала... вы на площади катаетесь!
  Оказывается, его мама умеет заикаться и прятать глаза.
  - Алексей. Позволь представиться. Дмитрий.
  Лешка пожал довольно увесистую крепкую ладонь и уставился в глаза новому знакомому. Дмитрий взгляд не отвел. Неплохо.
  - Я... как-то... Лешенька...
  Нет. Все таки порой у его матери не находится слов. Лешка всегда думал, что обычно такое случалось из-за него. Неприятное разнообразие.
  - Леш! Я хотел бы сказать, что мы с твоей мамой встречаемся. И у меня весьма серьезные намерения.
  Женщина покраснела.
  Ого!
  Серьезные намерения еще требуют проверки. И кто ж скрывает такие намерения?
  - И давно?
  Мать все-таки пришла в себя.
  - Ну, в общем, давно. Просто я до конца не знала, вот... и не хотела тебе рассказывать.
  Лешка усмехнулся. Туманное определение. Но он понимал. Прекрасно понимал, хотя это и было довольно неприятно. Лешка мысленно себя одернул. Не сам ли недавно согласился терпеть козла, лишь бы этот козел делал мать счастливой. Кажется, она счастлива... пока. А козла зовут Дмитрий... Выглядит прилично. Лысый только. Лешка оценивающе оглядел джинсы и рубашку. Не вычурно, но и не дешево. Подходит. На вид, вроде, умный. Да и по речи... стал за мать говорить... Это хорошо или плохо? Парень вздохнул. В груди снежным комом нарастали сомнения и норовили снести все разумные доводы. А что, если такой же как его отец? Что тогда снова с ней будет?
  В воздухе висело молчание. Лешкин взгляд выдавал его тяжелые мысли. Дмитрий заметно поежился. Не каждый день встречаешь у подростка такой характер. Женщина начала нервничать. Мимо пронесся Славик, немного притормозил.
  - Здрасьте! Теть Кать!
  - Здравствуй, Славочка. Как дела?
  - Нормально, - Худой с любопытством уставился на Дмитрия.
  Лешка завел руку за спину и показал другу кулак. Тот очнулся от созерцания.
  - Рэд! Слушай. Женек звонил, он к нам сюда не может. Нас к себе зовет. Поехали!
  Уехать и оставить мать вот с этим?
  - Блин, поехали! Че ты тормозишь?
  В довесок к кулаку присоединился тяжелый взгляд. Теперь Славка, кажется, понял.
  - Ну... я тебя у фонтана подожду.
  - Давай.
  Худой стукнул пару раз доской и скрылся из виду. Лешка повернулся к матери. Сомнения продолжали съедать изнутри. Теперь она выглядела такой несчастной... Несчастной! Лешка сообразил, это из-за него, из-за его реакции, его идиотского молчания. Хотя всего пять минут назад, она была такой жизнерадостной. Черт!
  - Понятно. Ну, гуляйте. Я к Женьку тогда зайду. У вас какие планы?
  Она, кажется, только что выдохнула. Каменное лицо Дмитрия ожило.
  - Планировали сходить куда-нибудь поужинать.
  Ответ слишком туманный.
  - Куда?
  - Вот сейчас как раз решали...
  Она выглядела застенчивой. Лешка нахмурился.
  - Ладно. Тогда я позвоню, - парень протянул руку Дмитрию. - Всего доброго.
  Взгляд материного ухажера был внимательный, изучающий.
  - До свидания, Леш.
  - Пока, Лешенька.
  
  ***
  
  Женек встретил их на пороге анимэшной улыбкой. Она занимала половину его худощаваго лица и скрывала за собой нос и скулы.
  - Ты че такой счастливый? - не понял Славка.
  - Как чего? Друзья пришли.
  - Ты чего курил? - Худой вытянул шею, пытаясь принюхаться. Ничем непривычным не пахло.
  - Придурок. Заходите, - он отступил в сторону и пропустил друзей в прихожую. - Я весь день дома сижу. Поэтому и рад.
  - А чего ты дома-то? Под арестом что ли?
  - Да к нам родственница проездом. Она по своим делам сегодня шляется, мать ушла, а ключей у Линки нету. Вот и жду, как идиот.
  - Что за родственница? - не унимался Славка. - Что за Линка?
  - Линка и есть родственница. Сеструха двоюродная моя. Она у нас в соседнем облцентре на третьем курсе иностранных языков учится. А тут семинар у них какой-то. Я не знаю. Не вникаю в эти дела, - Женька покосился на настенные часы. - Скоро появиться, кстати, должна. Рэд, ты чего молчишь? Угрюмый такой.
  - Да так просто.
  - Че в школе кто наезжает?
  - Нет. С какой стати?
  Женька пожал плечами. Славка открыл рот, потом закрыл, потом снова открыл, закрыл (ни дать, ни взять - рыба) и растерянно покосился на Рэда. Вспоминает о встрече на набережной. Лешка молчал. Пусть забудет. Это только его, Лешкино, дело.
  - А почему Линка? - нашелся что спросить Славик.
  - Она у нас Алина. Я ее Линкой зову. Что ей, по большому счету, плевать. Она бешеная.
  - Это как?
  - Ответственная типа очень, серьезная, цели у нее свои... Короче, мать меня уже достала! "Алиночка то, Алиночка се! Бери пример!" А я вот сижу, жду ее, можно сказать молодость свою трачу! - Женек философски протяжно вздохнул.
  Худой заржал. Лешка улыбнулся. В дверь позвонили.
  - Ну вот! Легок крокодил на помине!
  
  Глава 5
  
  Лешка впервые за последние два года не притронулся к компьютеру. Просто лежал в темноте и смотрел в потолок. Когда он пришел, мать мирно посапывала на диване. Проснулась как обычно от звука открываемой двери, проверила, что сын пришел вовремя, и вновь погрузилась в сновидения.
  Лешка закрыл глаза и вздохнул. На душе ныло, скребли маленькие коготки. Хотелось выть на луну. И дело вовсе не в матери и ее Дмитрие. Было даже немного стыдно. Ведь еще три дня назад, когда он повстречал ее с ухажером на набережной, это было главной проблемой. Нет. Сейчас дело было в ней. Где-то в мозгу снова забилась вместе с кровью мысль: она уехала. Алина. Стало больно. Живот скрутило. Мучила непомерная тоска.
  Когда Женька в субботу рассказал о своей сестре, Лешка нарисовал в воображении высокое тучноватое создание в очках и обязательно безмерно нудное. Когда же дверь открылась, и она показалась в зале, все его представления разлетелись осколками по комнате, о которые он резал ноги еще два дня.
  Лина была низенькой, миниатюрной, невероятно хрупкой девушкой, с огромными в поллица глазищами. Длинные прямые волосы выкрашены в яркий алый цвет. Разве целеустремленные отличницы красятся? Лицо не хранило на себе признаков загара. Полные губы бледные. Лешка стоял и глазел, и не мог сказать ни слова, а она сказала...
  Она сказала: "Привет". А потом улыбнулась. А он все стоял и глазел. Славка тоже глазел. И тоже ничего не говорил. Лешка очнулся первым.
  - Привет.
  Она засмеялась.
  - Что, мой обожаемый братишка уже успел описать дракона по имени Линка. - Она изобразила интонацию, с которой Женек произносил ее имя. Лешка усмехнулся. Славик заржал. Нервно. Неестественно. Лешка поморщился. Когда Худой начинал, как он сам выражается, "клеить" кого-то, хотелось отойти подальше и всем видом изобразить: я не с ним. Вот и сейчас Рэд неосознанно отодвинулся. Женька хохотнул и выдал понимающий взгляд. Славке было все равно, он начал нести отборную хрень. Лешка из-под тишка наблюдал.
  Лина напоила их чаем с вареньем. Женька никогда до этого не додумался бы. И не смотря на разницу в возрасте, общалась с ними наравне, шутила. Славика она аккуратно поставила на место после первых десяти минут "флирта". Лешка в темноте злорадно улыбнулся. Худой, конечно, - друг, но... она другое дело.
  Кровать скрипнула. Штора у окна порхнула в сторону, и на фоне городского неонового освещения четко прорисовалась высокая поджарая фигура.
  В воскресенье он пришел к Женьку один в надежде увидеться с его сестрой. Женька только ухмылялся. Лешка стиснул зубы. Если б у этого гада были усы, именно в них он бы и ухмылялся.
  Застал. Она была рада. Он рассказывал ей о книгах, которые любил и читал и которые, как выяснилось, любила и читала она. Женька местами вмешивался и говорил что-то незначительное. Лешка чувствовал себя неповоротливым, угрюмым, косноязычным. Она относилась к нему так же как к Женьке. Как к младшему братику.
  Наваждение.
  Лешка смотрел на нее сверху вниз и ощущал себя странно. Приятно, как на своем месте. Безумно хотелось обнять ее и никому, никогда не дать в обиду. Если на улице показывалась похожая фигурка или цвет волос, сердце ухало вниз и начинало бешено тарабанить. Вдруг она! Но это всегда оказывалась не Лина.
  Вчера он ее застал. Она с маленьким чемоданом выгружалась за порог, а Женькин отец ждал ее внизу в машине.
  Больно не было, только ноги, руки, язык сковала непомерная тоска. Как же так? И все?
  Хотелось курить.
  Лешка прислушался к матери. Тихо. Спит. Дверь закрыта плотно. Он осторожно открыл раму. Нащупал в кармане толстовки сигареты и зажигалку. Вытащил. Залез на подоконник. Закурил. Все еще холодный ночной воздух уносил едкий дым.
  Закрыл глаза. Перед мысленным взором вновь предстали огромные выразительные глаза. Разве бывают такие глаза?
  Совсем низенькая. В гардеробе не было туфлей на каблуках. Девчонки носят каблуки. Она могла просто не взять с собой. Лешка представил себе ее на каблуках. Стройные ноги не затянуты в джинсы. Хрупкие плечи, ключицы и талия...
  Ого!
  Затянулся. Куда фантазию понесло? Он отогнал ненужные мысли. Она уехала и точка.
  Дверь в комнату приоткрылась. Сонный голос матери звучал удивленно.
  - Леш? Ты куришь?
  Застукали. Лешка не дернулся. Чего собственно скрывать, и так все ясно. Придется принять бой. Затушил сигарету о внешнюю стену и выкинул в окно.
  - Да, мам. Ты чего не спишь?
  Женщина растерянно смотрела на сына.
  - Лешенька. Ты не обижайся на меня.
  - За что? - он слегка удивился. А где же выговор и стальной голос запрета?
  - За Диму. Ты ведь из-за меня сейчас...
  Она выглядела такой растерянной, беззащитной, хрупкой. Лешка впервые с детства подошел и обнял маму.
  - Ты чего! ... С чего ты это взяла?
  Женщина напряглась. Видно, для нее это тоже непривычно. Не каждый день сын обнимает. Да что говорить! Не каждый год! Она против воли всхлипнула.
  Лешка зажмурился.
  - Мам, ну ты чего?
  - Ничего, - теперь она ревела.
  - Мам, - он обнял покрепче. И тогда мать зарыдала в голос. - Мам! Я совсем не против твоего Димы! - Лешка испуганно тараторил. - Совсем. Я просто переживаю. Ты все время одна. А я боюсь, вдруг гад какой попадется, как папаша мой.
  Женщина перестала рыдать и заглянула в глаза сыну.
  - Не надо его так.
  Лешка разозлился, многолетнее раздражение дало о себе знать.
  - Мам, он - гад! Скажи, как иначе называть отца, который каждый месяц заводит новую бабу и таскает ко мне на свидания?! Я даже имен их всех не помню! Хотя знакомит он меня с ними регулярно! Уж поверь!
  Она испуганно расширила глаза, потом гневно сузила.
  - Ты не говорил.
  Лешка рассердился.
  - Конечно, нет! О таком зачем?
  - Как зачем, - теперь уже злилась она, - если бы я знала, не толкала бы тебя на субботние свидания. Я то думала вы с ним там вдвоем время проводите. У ребенка должен быть отец, тем более у мальчика!
  Парень закатил глаза.
  - Мам.
  Потом, вдруг, почему-то сделалось смешно. Он? Мальчик? Лешка хмыкнул. Мать тоже. А потом они вместе хохотали. А из ее глаз по-прежнему катились слезы. Истерика кончилась так же внезапно, как и началась.
  Женщина обняла сына.
  - Леш, и давно ты куришь?
  - Довольно давно. Ты не знала?
  - Подозревала, но как-то надеялась, что ошибаюсь.
  - Наивная, - Лешка положил свой подбородок ей на макушку.
  - Так, - его прежняя мама вернулась со своими стальными нотками, - я все еще твоя мама! И в лоб дать могу!
  Он улыбнулся.
  - Леш, - теперь ее голос звучал серьезно, - бросай это нехорошее занятие.
  - Угу.
  - Не "угу". Бросай. Тебе хватит силы воли и выдержки. Вот Славику твоему вряд ли. Женьку может быть. А тебе точно хватит.
  - Все мамы так думают.
  - Ну... я, между прочим, не "все". Я, между прочим, "мировая женщина". Или как вы меня там называете?
  Лешка засмеялся.
  - Подслушивала?
  - Да вас и подслушивать не надо. Вы ржете на кухне или тут вот как кони. Даже шепот слышно хорошо.
  - М.
  - Леш, просто пообещай, что попробуешь ради меня!
  Он улыбнулся. Психолог доморощенный. Сначала на тщеславие давила, теперь на совесть.
  - Обещаешь?
  Лешка вздохнул
  - Обещаю.
  - Вот прям сейчас и начнем, - она протянула руку. - Сдавай оружие.
  - Блин, мам!
  - Вот именно. Я - мам! - она для пущего эффекта похлопала пальцами по ладони.
  Лешка стиснул зубы, стянул с подоконника полупустую пачку, зажигалку и отдал их женщине.
  - Умница, сынка! Чаю хочешь?
  Стояла глубокая ночь, а они сидели на кухне и пили чай. Было хорошо. Тепло и как-то уютно. Ей рано на работу. Ему рано в школу. Сейчас это никого не заботило. Мать рассказывала про своего Диму, про то, как они встретились; про то, как он ухаживал осторожно, настойчиво; про то, как она боялась, что он, Лешка, не поймет и не примет. Лешка только кивал и удивлялся. Какой счастливой она казалась, когда говорила об этом человеке.
  Рассказать ей о Лине? Нет. И рассказывать не о чем. Три дня, как сон и все. Что говорить? Он, смеясь, пересказывал что-то незначительное про свой новый класс и про руководителя.
  - Значит турбаза! Это же здорово!
  - Здорово, конечно. Но я не еду.
  Женщина расстроилась.
  - Почему?
  - Не хочу. Что мне там делать? Ребята веселые, но не моя компания. После выпуска я и не увижу никого. Оно мне надо? Я лучше со Славкой и Женькой. У нас планы.
  - М. Я как-то об этом не подумала. Плохо, что вот так школу сменили.
  - Ничего подобного. Все нормально.
  - Все, что не делается, все к лучшему?
  Лешка засмеялся.
  - Отчасти. Так ты мне скажешь, как фамилия у твоего Дмитрия?
  - Меняйло.
  - Меняйло?
  - Меняйло.
  Лешка задержал дыхание и остался сидеть с серьезным лицом. Мать внимательно наблюдала за сыном.
  Она только что хрюкнула? Или это показалось? Нет. Определенно не показалось. Лешка тоже хрюкнул; напрягся; не выдержал - засмеялся. Женщина захохотала, потом начала икать.
  - Да... ну... тебя... - Слова подпрыгивали вместе с диафрагмой. Она сквозь икоту и смех махнула на сына рукой, потом со стоном опустила лицо на ладони.
  Лешка уже не мог остановиться. Ему было весело. Надо же! А мужик на первый взгляд, вроде, ничего, нормальный был.
  - Мам, ты только замуж когда соберешься, предупреди. Ага?
  Новый взрыв смеха.
  Утром будильник в квартире звенел долго, как никогда. Ни сын, ни мать не могли заставить себя подняться с кровати. Толстый кот, вальяжно прохаживаясь между мебелью, пытался напомнить хозяевам о завтраке громким мяуканьем. Заткнуть навязчивое животное смогла только тапочка, и то, вторая по счету...
  Месяц пролетел незаметно. Прошли линейки последних звонков. Ребята съездили на турбазу. С друзьями стали видеться гораздо реже. Кататься Лешка почти перестал. Теперь уже так близко до экзаменов, что все свободное время отбирали дополнительные занятия. С Женьком и Славиком удавалось поговорить большей частью в аське. Лешка не упускал возможность расспросить о Лине. Женька по-прежнему посмеивался, но на вопросы отвечал исправно.
  Лина.
  Она снилась ему. Довольно часто. Она стала его личным наваждением, навязчивой идеей. Проснувшись утром, Лешка чувствовал себя разбитым. Порой, желание увидеть ее становилось настолько сильным, что он вскакивал и начинал ходить взад вперед по комнате. Зачем? Да кто его знает? Но так становилось легче.
  Говорят: время лечит. Пока оно, время, не спешило подтверждать известную пословицу.
  Курить он так и не бросил.
  Отец после долгого разговора с матерью как-то поостыл. Субботние свидания прекратились. Что там произошло между ними парень не знал, но свободе радовался как никогда. Он безумно боялся, что мать будет переживать, если они с отцом поругаются из-за него, но все оказалось иначе. Женщина совершенно не переживала. Ее больше занимало предстоящее поступление сына. Она активно агитировала одну из своих замечательных "знакомых" помочь "молодому талантливому мальчику".
  Дмитрий зачастил к ним по вечерам. По-началу, Лешка относился скептически к лысому мужику с идиотской фамилией, но потом как-то проникся что ли. Нашлись общие темы для беседы. Он, оказывается, шарил в железе. А куда уж лучше? И мать выглядела моложе своих лет, счастливой. Может, наконец-то, нашелся козел, о котором он для нее мечтал. Пошарил по сети, инфы на Димку накопал кучу. Подозрительного ничего не нашлось. Хотя доверять до конца еще рано. Мало ли всяких уродов бывает.
  ЕГЭ Лешка сдал много лучше, чем ожидал. Даже странно выходило. Правда русский язык подкачал, все таки 66 баллов - не слишком приятный результат, но в остальном он - герой. Мать им гордилась.
  Димка по такой радости матери привез цветов, превратив квартиру в клумбу, Лешке подарил нетбук. Парень как-то растерялся. Не привык он к подаркам. Тем более к дорогим. Батя, хоть и управляющий, да такого не дарил никогда. А Димка - бац - и на тебе! И что делать? Поупрямился, после взял.
  Близился выпускной.
  
  ***
  
  Лешка сидел в полупустом классе за накрытым столом, точнее когда-то накрытым, и, вытянув ноги, таращился в потолок. Он насчитал уже как минимум сотню трещинок. Скукота. Сидит как придурок. Если б не мать с Димкой, давно бы слинял. Из зала он попытался ускользнуть незаметно для местных девушек, школьнорощенный ди-джей слишком часто объявлял "белый танец".
  Для затуманенного алкоголем мозга он, оказывается, и "лапочка", и "красавчик", а еще "прикольный" и, как выяснилось, похож на Куромира Рука... или Куромия... или нет? Да и вообще какая, нахрен, рука?
  Лешка вдруг обнаружил, что от Мыши скрыться труднее всего. Молчаливое наблюдение действовало на нервы больше, чем попытки пригласить на танец или неуклюжий комплимент. В немного затуманенный мозг пришло сравнение с хатифнаттами из книжек Туве Янссон. Они вот так же ходили и таращились молча.
  Лешка протяжно вздохнул. Дурацкий вечер. Эти бесполезно потраченные минуты жизни не вернуть уже никогда.
  Скрипнула дверь, кто-то, громко гогоча, ввалился в комнату. Рэд лениво повернул голову. По классу в поисках закуски разбежались Хохол, Серега и Игорь.
  - Оба! Ты че тут?
  Лешка уныло усмехнулся.
  - Созерцаю.
  - Чего?
  - Потолок.
  Первым сообразил Хохол.
  - Ты че! Пошли покурим. Кончай фигней страдать.
  Лешка вытянул свое тело со стула и пошел за компанию. Все лучше гордого одиночества.
  На улице было холодно. Стояла поздняя ночь. Мать настаивала на костюме, но Лешка уперся рогом. Нет. И все. И теперь безмерно радовался своему упрямству. Толстовка пришлась как нельзя кстати.
  Закурили.
  Сергей проматерился.
  - ... ребят, прикиньте - все.
  - Чего "все"? - Хохол был самым пьяным из всех.
  - Ну как чего? Все. Школа позади. Дипломы в карманах. Никто сюда уже не вернется.
  Игорь задумчиво стряхнул пепел на землю.
  - Тоскливо?
  - Тоскливо, - Сергей и не скрывал. - Нет. Конечно, круто. Взрослая жизнь, типа...
  Хохол истерично заржал.
  - Че ты ржешь, сука...
  Лешка поморщился. Слушать пьяный базар не хотелось.
  Хохол не мог остановиться, а Серега только распалялся. Вмешался Игорь.
  - Спорим, не подеретесь!
  Вовремя!
  Повисла пауза, потом пошли легкие смешки.
  - Да ты что! Мы с Хохлом вместе с пятого класса!
  Хохол радостно пнул друга локтем. Видно в речи своей уже не был уверен до конца. Снова пьяные излияния, только в этот раз о дружбе вечной и прекрасной.
  Мимо прошмыгнула худощавая нескладная тень. Лешка интуитивно проследил взглядом. Мышь. Девчонка просеменила, не посмотрев по сторонам и, как-то уныло опустив голые плечи, побрела по пустой улице.
  Улице, на которой не было ни одного фонаря, зато была одна заброшенная стройка, куча темных закоулков и покосившихся частных домов!
  Лешка чертыхнулся. Дура! У нее мозгов вообще нет?
  Он колебался минуту. Совесть переборола какую-то отчаянную злость, закипевшую в груди.
  Лешка аккурат отделился от орущей пьяной тройки (никто и не заметил) и пошел за Мышью, с твердым намерением держаться на приличном расстоянии. Метрах в пяти от крыльца начиналась темнота. Глаза довольно быстро привыкли к отсутствию света, и он ясно различил впереди Мышь. Она зябко ежилась, сжимая в ладони аттестат. И шла. Хотя не так. Скорее плелась.
  Где, черт дери, ее родители? Парень пытался вспомнить с кем она пришла. Но что толку вспоминать то, чего элементарно не знаешь.
  Лешка старался ступать тихо. Кеды хорошо заглушали звук его шагов. Девчонка снова схватилась за плечи и судорожно сжалась.
  Он побежал еще до того, как осмысленно оформил свое решение. Тренированные мышцы двигались слаженно.
  Мышь резко обернулась, когда Лешка был уже в метре от нее. Глаза ее округлились. Испугалась? Наконец-то. В глупой голове одна умная мысль.
  - Уймись, не маньяк я. Какого черта ты одна поперлась?
  Лешка не ждал ответ. И вряд ли ему хотелось его слышать. Он стащил с себя толстовку, поспешно пошарил в карманах, выуживая оттуда зажигалку и пачку сигарет. Всучил кофту немой Мыши. Закурил. В памяти всплыла смеющаяся Лина. Он бы все отдал, чтобы вот сейчас рядом оказалась именно она. Но не судьба видно. Ничего. Его судьба еще настанет...
  Девчонка натянула кофту на себя, закуталась, но с места не двинулась. Лешка вопросительно уставился на нее.
  - Ты куда шла?
  - Домой, - опять голос тихий. Раздражает.
  - Ну иди.
  - А ты? - она покраснела.
  Парень устало потер свободной рукой лицо.
  - Я провожу и займусь своими делами.
  Она повернулась и пошла дальше, только теперь двигалась чуть медленнее. Лешка брел позади. Порой Мышь оглядывалась, но он ясно дал понять, что разговаривать не собирается. Так и плелись по улице вдвоем. Лешка понимал, что она намеренно медлит, только злости уже не было, бесконечная усталость захлестнула все сознание.
  У подъезда девчонка поспешно сняла толстовку и отдала Лешке. Затем, не оглянувшись, зашла внутрь. Он пошел следом. Проследил, как она открыла замок и исчезла за дверью. Счастливо вздохнул, прыгая через три ступеньки, понесся вниз, забрать мать с Димкой. Все. Хватит. Для паршивого дня вполне достаточно.
  
  Глава 6
  
  Площадь шумела, переливалась. Мелькали вспышки любительских камер и телефонов. Народ расселся на лавочках, ступенях, парепетах, в общем, везде, где не катались - сидели.
  Несмотря на довольно немаленький опыт (все-таки уже не первый уличный контест) странно было ощущать на себе столько любопытных взглядов.
  Они с Женьком и Славкой попали в разные тройки. Взносы, сравнительно небольшие, суммировав, распределят по трем первым местам. В прошлом он не занимал призовых мест. В этот раз была вероятность, и от того волнение возрастало только сильнее.
  Денис, душа и организатор массового мероприятия, профессионал своего дела, сидел в жюри с тройкой других ребят. Судейство перемежалось с выступлением и перебинтовыванием многочисленных травм.
  Лешка поглубже вдохнул, выдохнул, собрался...
  Heelflip. Varial heelflip. Kickflip. 360 pop shove-it...
  
  ***
  
  Лешка лежал на своей кровати и таращился в потолок. Женька восседал в его кресле и проникновенно постил отчет о мероприятии, об их участии и неожиданной победе друга. Славик сопел на стуле. У Худого третье место. Смешно, Женька может считаться пятым, но в отличие от Славки, он не дулся. Вот чего в нем никогда не было так это зависти. Лучшего друга и не придумаешь.
  - Слышь, Рэд. Какие фоты выкладывать?
  - Да, какие хочешь, - отмахнулся он. - Плевать.
  - Как плевать? - очнулся Славка. - Ошалел! Ну нет. Первое место. Да я бы нажрался уже! А ты "плевать".
  - Да мне правда плевать.
  Женька, вроде невзначай, бросил:
  - Линка в блог тоже порой заглядывает, - Лешка дернулся, но вовремя спохватился. Еще один психолог! Расплодились.
  - И?
  Женек растерялся.
  - А... Я просто так сказал.
  - М, - Лешка равнодушно пожал плечами.
  - Ниче се! Рэд! - Худой забыл о своей "неудаче". - А как же это, - он вдруг сделал вдохновенное лицо и начал декламировать, - "о, Ромео, мой Ромео, отринь отца и имя измени" или как там правильно? Ты ж за последнее время достал нас со своей Линой.
  Женька чуть не упал со стула.
  - Славян, ты такие страшные цитаты откуда знаешь?
  Худой и не подумал смутиться.
  - Я тоже читать умею.
  - Шекспира?
  - А че?
  - Да не-е, ничего... Как тебя угораздило?
  - Да... блин...
  - Ну?! - Женька аж вперед подался.
  Лешка его понимал. Чтоб Славик читал! Да еще классиков. Это человек, который за десять лет обучения в школе только "Му-му" и прочел... Ну, может быть еще сказку про колобка.
  Худой заметно занервничал.
  - Ну, мамка заставила... в наказание... - Он протяжно вздохнул и добавил. - Вслух.
  Женька с Лешкой покатились со смеху.
  - За что тебя так жестоко?
  - Не по человечески! - поддакнул Рэд.
  - Да идите вы...
  Они вновь захохотали. Славка насупился.
  - Придурки...
  Лешка давился смехом. По крайней мере, о нем забыли на время.
  Хотелось курить.
  - Слушайте! - Женька перестал смеяться. Его будто осенило. - Чего хотел сказать. Лерку помните?
  - Какую Лерку?
  Лешка напряг память, пытаясь вспомнить общую знакомую с таким именем.
  - Ну как! Мы же вместе учились. Полтора года назад она от нас ушла...
  Теперь в памяти всплывало знакомое лицо.
  - Она с нами тогда траву курила.
  Женька обрадовался.
  - Да!
  - И че с ней?
  - А ничего. Родила она недавно.
  Лешка со Славкой переглянулись.
  - Ни хрена себе! А ты откуда знаешь?
  - "Вконтекте" с ней списались. На неделе профиль ее увидел, зафрендил. Она рассказала. С родителями живет. Сын у нее. Вот...
  Повисло молчание. Теперь курить хотелось всем.
  - А школу как?
  - Школу, говорит, закончила, даже госники неплохо сдала. Учиться дальше только на следующий год пойдет.
  Славка взъерошил волосы.
  - А кто...
  - Не знаю. Я не спрашивал. Она не рассказывала.
  - Ясно, - Лешка помолчал. - Пошли на балкон.
  Женька поднялся.
  - Пошли.
  Рэд в роли хозяина шел впереди. Ребята следом.
  Прохладный вечерний воздух, смешанный с запахом бензина, ударил в нос. Худой затянулся первым. Передал зажигалку Женьку. Но тот покачал головой.
  - Я бросил.
  Сигарета у Славика чуть не выпала изо рта. Лешка признаться тоже оторопел.
  - Чего?
  - Когда?
  - Неделю уже.
  - И вот так запросто?
  Женька грустно улыбнулся.
  - Ничего подобного...
  Он говорил еще что-то, а Лешка стоял и видел только повзрослевшего друга с серьезными умными глазами. Друга, в котором ошиблась его мать. Друга, который никогда не завидовал, который всегда ставил перед собой цель и уперто шел к ней. Женька всегда был взрослее, ответственнее, серьезнее.
  Лешка посмотрел на Славку, тот, перегнувшись через балкон, вслух просчитывал вероятность поджога окурком занавески у открытой лоджии внизу.
  Захотелось бросить курить...
  
  ***
  
  Солнце стояло в зените и палило нещадно. Казалось, что асфальт вот-вот окончательно расплавится и начнет стекать жидким потоком. Фонтан, на котором они обычно сидели, был полностью занят. Там не купались только ленивые.
  Ребятня пускала пластмассовые кораблики. Их мамы и бабушки восседали на скамеечках в тени деревьев. Лешка вытер подолом футболки лоб, достал из рюкзака бутылку с водой и глотнул неприятно теплой жидкости. Он поступил. Его результаты плюс мамина харизма. После начала учебы нужно будет сосредоточиться на поиске работы, в конце концов, не зря же он столько выучил за последние полтора года. А пока наслаждаться уходящими днями юности. Вряд ли у него в будущем будет столько времени на скейт.
  Лешка начал отталкиваться.
  - Леша! Привет!
  Голос смутно знаком. Парень обернулся. Рядом с фонтаном на лавочке сидела Марина, бывшая подруга отца. Она хочет с ним общаться после размолвки с папиком? Это что-то странное, впрочем, насколько ему не изменяет память, она отличалась от других.
  - Привет.
  - Ты тут катаешься?
  - Ага.
  - А мы вот к фонтану пришли.
  Лешка решил проявить вежливость и подошел ближе.
  - Мы?
  - Ну да. Мы с Катюшей. - Женщина громко окликнула. - Катенька, иди сюда!
  Спустя мгновения в объятия Марины упала шестилетняя светловолосая девчушка с курносым носиком.
  - Знакомьтесь. Леш, Это Катя, моя дочка. А это, Кать, Леша, сын давнего маминого знакомого.
  Девочка серьезно оглядела парня с головы до ног и, удовлетворившись зрелищем, занялась своим корабликом, который все время не выпускала из рук.
  - Мы тебя, наверное, отвлекаем.
  - Нет, - Лешка отчего-то вдруг увидел свое родство с этой девочкой. У нее тоже не было отца. Нет скорее всего формально он где-то существовал... где-то в другой вселенной. Парень сел рядом с женщинами на скамейку.
  Марина улыбнулась.
  - Правда?
  - Правда, - он обратился к Кате. - А что у тебя за кораблик?
  - Призрак.
  Лешку ответ несколько озадачил.
  - Призрак? Почему?
  - Потому что он сломан.
  - Хочешь починю.
  - А ты сможешь? - девчушка слишком убедительно не по-детски прищурилась.
  - Не знаю. - честно ответил он.
  Катя немного помедлила.
  - Тогда чини.
  Он осторожно взял кораблик с моторчиком и стал возиться. Починить получилось. Он протянул кораблик девочке, но та уже увлеченно разглядывала его доску.
  - Ты на ней кататься умеешь?
  Где-то он уже слышал такой вопрос, только вот где?
  - Да.
  - А меня научи?
  - Катюш, не надо! - Марина потянула дочь за руку.
  - Почему? - удивился ребенок.
  Лешку пробрало. Его мама вот так же оттягивала от чужих людей, когда он приставал с неуместными по мнению взрослых просьбами или вопросами.
  - Я научу, - он посмотрел на Марину. - Мы аккуратно.
  Женщина благодарно кивнула. Катя сосредоточенно встала на доску и едва не свалилась. Лешка вовремя поймал девочку.
  - Без моего разрешения не залазь!
  Катя кивнула. Парень выкатил доску на дорожку, поставил девочку, ухватил ее покрепче за руки и покатил. Выражение радости ясно читалось на детском личике, но вслух девочка не проявляла бурных эмоций. Она сосредоточенно старалась научиться новому делу. Постепенно Лешка стал удерживать ее только за одну руку.
  Когда они подъехали к скамье, Катя развернулась и неожиданно спросила.
  - А ты к нам в гости придешь?
  Марина растерялась.
  - Катенька, у Леши много своих дел...
  Он ничего не видел вокруг кроме расстроенного лица малышки.
  - Конечно, приду, - ляпнул он. Теперь даже Марина выглядела озадаченной. - Если меня приглашают... - Поспешил исправиться Рэд.
  - Да. А... мы тут недалеко живем...
  - Здорово, - он улыбнулся.
  
  Глава 7
  
  Лето Лешка провел, встречаясь с друзьями, катаясь на скейте, делая безуспешные попытки бросить курить. Но главное он стал много времени проводить в обществе маленькой серьезной девчушки. Марина поначалу переживала, терялась, что ее дочь постоянно по ее мнению навязывается парню, но потом как-то смирилась. Лешка был не против. Катька заменила ему младшую сестренку, о которой можно было заботиться. Иногда он сидел с ней, когда у Марины возникали срочные дела с работой.
  Матери было трудно объяснить суть пребывания в жизни ее сына Марины и Кати, но Лешка уперто соединял два противоположно намагниченных полюса, пока они не смирились с его мнением. Так Катька практически поселилась в Лешкиной квартире.
  Димка же с самого начала объявил себя Швейцарией и в шутку составил пакт о невмешательстве.
  Отец вел себя по-прежнему, только теперь каждый раз, сидя в машине или кафе, Лешка больше не огрызался и не грубил. С тех пор как его мысли заняли Лина и Катя, злость куда-то постепенно пропала, испарилась, будто и не было ее эти годы. Вместо нее пришла жалость. Жалость к стареющему лысеющему мужчине, у которого в жизни не было ничего кроме работы, женщин и встреч с сыном... Кажется, только теперь Лешка начал догадываться отчего отец так упорен в своих свиданиях. Субботний папа больше не был центром мирового зла, он ушел на десятый план.
  Как парень и догадывался, на первом курсе времени для скейта почти не осталось. Каждую минуту отнимала учеба, работу найти ему не удалось, но зато его знаний хватило для учебного центра фирмы, занимающейся написанием софта для иностранных заказчиков. Тоже неплохо. Катька жаловалась, что Лешка о ней забыл, поэтому свободный выходной, в его случае единственный - воскресение, он поочередно тратил на девочку и на маму, которая переехала жить к Диме.
  Димка на поверку оказался и впрямь обеспеченным мужиком. Он жил в отличном доме за городом, что маму очень смутило. Это была ее мечта с детства. Лешке оставалось лишь наблюдать и радоваться за мать.
  О Лине он не забывал ни на минуту. Боль лишь немного притупилась. Он не вскакивал по ночам, не кружил по комнате, не курил на подоконнике, но она постоянно жила где-то на границе его сознания, всплывая ярким пятном в памяти, если в поле зрения попадалась девушка, похожая на нее. Красные волосы и хрупкая фигурка. Порой он видел о ней сны, такие нежные, счастливые и щемящее тоскливые.
  Рэд знал о Женькиной сестре все, что можно было только узнать и найти в сети. Одну из фотографий он распечатал маленьким форматом и носил с собой. Глупо, конечно. Кто узнает, ржач устроят, но, оставаясь с собой наедине, Лешка вытаскивал карточку, ставил перед собой, упирал подбородок в кулак и смотрел, смотрел, смотрел...
  
  ***
  
  Он отодвинул стул, подождал пока Катюха заберется, и поставил его поближе к столу. Сел напротив, разобрал с подноса накупленное. Девчушка, облизываясь, приступила к своему большому фруктовому десерту. Лешка усмехнулся. Так мало для счастья в жизни надо! Он вытащил пакетик жасминового чая из чашки и, отжав, положил на тарелку.
  - Когда я вырасту, я выйду за тебя замуж, - радостно сообщила Катеринка, слизывая белые усы с верхней губы, оставленные взбитыми сливками.
  Лешка поперхнулся чаем.
  - Зачем?
  - Как зачем? - удивилась девочка. - Чтоб ты меня защищал и ты не бросишь меня так, как папа.
  Рэд задумчиво потер лоб. Рука почему-то тряслась. Нужно было что-то очень быстро придумать.
  - Ну, ты сначала вырасти, а там видно будет.
  Девочка кивнула. Лешке было просто необходимо перевести разговор в иное русло.
  - Как дела в школе?
  Катюшка облизала ложку, прожевала апельсиновую дольку и улыбнулась.
  - Хорошо. Никто не обижает. Учительница только неудачная попалась, а так все хорошо.
  Рэд спрятал улыбку.
  - Почему не удачная?
  Девочка по-взрослому повела плечом.
  - Да так, знаешь, женское предчувствие.
  - А-а, - протянул Лешка, стараясь не рассмеяться. - Понятно. Не обижают?
  - Не-а. Но я тебе скажу, если что.
  Парень кивнул. Они доели свой лэнч, оделись и вышли на улицу, пропитанную морозной свежестью и запахом несгоревшего бензина. Лешка взял детскую ладошку в руку и повел девочку домой. Они шли медленно. Катеринка собирала каждый парапет и бордюр. Ей нравилось подниматься, становясь выше, и идти рядом с Лешкой. Она представляла, что вот так вместе с ним, будет идти, как принцесса... нет, как Золушка (у Золушки в Диснеевском мультике ей платье нравилось больше всего), а Леша... Леша будет в джинсах, футболке и толстовке, ну и в кедах, конечно. Катеринке нравилось, как он одевается. Лешка был мужчиной ее мечты. Даже Сизиков из второго "А" не шел ни в какое сравнение, хотя она испытывала к нему определенную симпатию. Сизиков отдал ей запасную тетрадь. Но Леша все же лучше. Девочка гордо вышагивала, изящно отставляя свободную ручку.
  В кустах за бордюром надрывно пискнули и затихли. Катеринка ринулась на звук. Чертыхнувшись, Лешка бросился за ней. Девочка склонилась, схватила крошечный комок шерсти и прижала его к груди.
  - Бедненький! Лешенька, он умрет тут!
  Рэд подавил потребное желание вытащить из кармана пачку сигарет и закурить. При Катеринке нельзя. Чего придумает еще не то.
  - Его нужно завернуть во что-нибудь теплое, - девочка недовольно поджала губы и недовольно цокнула языком. - Ну, мужчины! Чего с вас брать?
  Лешка тряхнул головой, отгоняя ступор, потянулся, забрал котенка у девочки, расстегнул куртку и засунул его туда. У маленького создания не нашлось сил даже пошевелиться. Он только щурился и попискивал.
  - Мама не разрешит его взять. У нас Фифка.
  Рэду показалось, что он попал в какой-то непонятный водоворот, тянущий его то ли на дно, то ли на поверхность. И что лучше неизвестно.
  - А ты один живешь, - продолжила девочка. - Он не грудной, видишь?
  Лешка с сомнением заглянул под одежду. Лично он видел, дрожащий, грязный серый комок с глазами.
  - Возьмешь? - настояла окончательно Катеринка.
  - Возьму, - вздохнул Рэд.
  - Вот и хорошо, - она лучезарно улыбнулась.
  - Пошли, я тебя домой доставлю, попрыгунья-стрекоза.
  Девочка недовольно повела плечом.
  - Я не люблю, когда ты меня так называешь, - Лешка хмыкнул. - Это не самый хороший персонаж.
  - А какой хороший?
  - Мне нравится Муза.
  - А-а, - Лешка поправил сползшего котенка и взял девочку за ручку. Кто такая Муза он знал. Катеринка при встречах обожала пересказывать ему каждую серию клуба Винкс в лицах и интонациях.
  
  ***
  
  Котенка он обозвал Феофаном, чем несказанно повеселил и Женька, и Славика, любивших изредка наведываться к школьному товарищу в гости. Худой сократил доброе славянское имя до простого и знакомого Пофиг. К коту кличка пристала. Прав бы капитан Врунгель, напевая "как Вы яхту назовете, так она и поплывет". Со временем выяснилось, что яхте по имени Пофиг и в самом деле все фиолетово. Котенок рос невозмутимым до неприличия. Порой Лешка завидовал его терпению и молчаливости.
  Рэд полюбил питомца. Материнского старого кота, он никогда так не любил. Он, вообще, в принципе никогда особо эмоционально не реагировал на животных, а этого любил. Будними вечерами и ночами они вместе торчали перед монитором, изучая, запоминая, экспериментируя с кодом.
  К лету Пофиг вымахал до невообразимых размеров. Лешка получил официальный статус сотрудника фирмы, где раньше числился неприкаянным студентом, и сотрудника с неплохой для начинающего программиста зарплатой.
  В четверг вечером, придя домой раньше обычного, он решил посвятить себя блаженному ничего неделанию и хорошему крепкому сну. Последнее время он стал ощущать себя выжатым лимоном или апельсином, кому как приятнее. Сути это не меняло.
  Пофиг, расположившись возле его ноги на диване, тихо тарахтел. Засвистел чайник. Лешка медленно поднялся и не спеша поплелся на кухню. Выключил. Скрипнула дверца буфета. Пакетик опустился в пустую чашку и закрутился в водовороте кипятка. В открытую форточку зашуршал ливень. В зале затрещал старым телефоном сотовый. Лешка вытащил пакет, выкинул в мусор и пошел брать трубку.
  - Да?
  - Рэд. Это Женька!
  - Привет, - Лешка осторожно отхлебнул чай.
  - Дай мне ответ быстро. Ты один живешь?
  - А то ты не в курсе?
  - Лех, не тупи! Откуда я знаю, может у тебя девушка?
  - Нет. Нет такой дурочки.
  Женька хмыкнул на том конце.
  - Слушай, дружище, огромная просьба! И я твой вечный должник!
  Лешка нахмурился.
  - Ты и так мой вечный должник. Ну?
  - Ни меня, ни родителей в городе! А у Линки паспорт на вокзале украли и телефон. Она в дежурке торчит. Забери ее, а человек. А утром, мы что-нибудь придумаем!
  У Лешки свело скулы.
  - Рэд! Ты меня слышишь?
  - Да.
  - Поможешь?
  - Конечно.
  - Спасибо, друг. Славян хороший, но не тот человек, понимаешь?
  - Понимаю.
  Он выяснил местоположение Алины, вызвал такси и отправился за своим наваждением.
  Наваждение плакало. У Лешки екнуло сердце. Дежурный с жалостью поглядывал на девушку. Рэд показал документы, приложил к заявлению Лины свой телефон, взял чемодан, повез домой. Он напоил ее чаем, уложил на своей кровати и проворочался до утра на диване, слушая равномерное посапывание Пофига под ухом.
  Лина повернулась на бок и уткнулась носом в подушку. Запах был удивительно приятным, успокаивающим, надежным, вселяющим какую-то безотчетную уверенность. Она вздохнула поглубже. Память вернула события прошедшего вечера и ночи. Девушка приподняла голову. Это был друг Женьки. Она запомнила этого худого жилистого молчаливого мальчика. Вчера сквозь пелену слез и общей усталости, ей было не до него. Он ничего не говорил, просто помог и все. Лине стало не по себе. Что ж она за гусеница такая эгоистичная?
  Девушка подскочила с кровати, одела джинсы и осторожно выглянула за дверь. В зале никого кроме большого двухцветного кота, безразлично глядящего на нее. С кухни доносился запах горячего свежего кофе. Девушка прокралась туда.
  Этот парень не был похож на того мальчика, которого запечатлела ее память. Все такой же высокий, худой и жилистый, но теперь его фигура неуловимо изменилась. Черные коротко стриженные волосы блестели от воды.
  Внизу живота появилось тепло. Она покраснела. Здоровой тетеньке не пристало так реагировать на друзей младших братьев. Отсутствие секса сказывается. Она осторожно кашлянула. Рэд. Кажется, так зовет его Женя.
  - Привет, - произнесла она.
  - Привет. Кофе будешь? - он повернулся. Лина глубоко вздохнула, пораженная открывшимся зрелищем. Внимательные серьезные глаза спокойно смотрели на нее. В них не светилось ни капли мальчишества, только ясный ум, сила и твердость. Под этим взглядом девушка ощутила себя маленькой и беззащитной.
  - Садись, - скомандовал он.
  Лина, поразившись сама себе, послушно опустилась на табурет. Лешка поставил перед ней тарелку дымящейся яичницы с ветчиной, бокал кофе.
  - Съешь все.
  - А если я не хочу? - девушка поморщилась. Вопрос прозвучал не твердо, а скорее жалобно.
  - Тебе надо.
  - Я... - она не нашлась что сказать. Потом Лина вспомнила. Женька говорил, что Рэд работает. Она подскочила.
  - Тебе на работу, наверное...
  - Я предупредил, что заболел. Ешь и в милицию поедем.
  Она села на место.
  - Я сама могу!
  - Без документов и денег? Ерунда. Ешь, - он вышел из кухни. Она услышала шорох в зале и сообразив, чем занят хозяин, бегом сорвалась с места. Он уже заправлял за ней кровать.
  - Не надо! Я сама!
  Парень выпрямился, на лице медленно расплылась недоуменная ухмылка. Девушка смутилась и кивнула на простынку, которую он держал в руках.
  - Нет ничего хуже, чем быть незваным гостем.
  - Это с какой стороны посмотреть, - улыбнулся он. Сердце у Лины рухнуло вниз. Она снова одернула себя и обозвала озабоченной теткой.
   - Иди ешь.
  Девушка потопталась на месте и пробкой вылетела на кухню.
  К вечеру ситуация только ухудшилась. В милиции ей ничего толкового не сказали, кроме того факта, что паспорт придется восстанавливать. На завтра Лешка запланировал купить ей билет на автобус-межгород. Рэд, вообще, вел себя с ней так словно это он как минимум лет на десять старше, а она неразумная девочка, умудрившаяся попасть в неприятности.
  Лина перевернулась на другой бок в темноте. В соседней комнате еле слышно скрипнула балконная дверь. Она закрыла глаза и попыталась уснуть, но безумный круговорот мыслей мешал. Тогда, сама не зная зачем, она поднялась, тихо вышла в зал, подошла к окну и отодвинула штору. Стройное, гибкое, спортивное тело Лешки светилось в ярком лунном свете. Парень стоял, опираясь на перила, в одних джинсах и курил. Лина закусила нижнюю губу. В животе против воли разгорался жидкий огонь, сердце учащенно забилось. Она отпрянула от окна и в этот момент то ли случайно, то ли почуяв ее взгляд, Рэд обернулся.
  Девушка тяжело сглотнула и застыла словно заяц под взглядом кобры, боясь шевельнутся. В Лешкиных глазах промелькнуло нечто, заставившее ее растечься лужей по подоконнику и полу. Он оторвался от перил, подошел к двери, раскрыл ее и отошел в сторону, молча предлагая Лине присоединиться. Она, заворожено глядя в его глаза, шагнула на улицу.
  Кожу обдало свежим, теплым ветром. Городские запахи наполнили легкие. Девушка оперлась о перила и выглянула вниз. Она остро, каждой клеточкой тела ощущала его присутствие позади.
  Нет. Это безумие какое-то! Лина дернулась, нужно убираться с этого балкона, завтра домой... и подальше от его тела, его взгляда, его командного тона и того умопомрачительного запаха, которым пропитана постель. Она вновь оглянулась. Теперь девушка была точно уверена, что в глазах Рэда горит не просто интерес, а еле прикрытое желание. Он лениво, внимательно изучал каждый изгиб ее тела под майкой и джинсами. Лине захотелось прикрыться руками. Она ощутила себя совершенно обнаженной под этим взглядом. Воздух вокруг девушки загустел, стал тягучим. Лешка выкинул окурок, оторвался от стены, на которую до того опирался спиной, и сделал несколько шагов навстречу, оказавшись с ней лицом к лицу.
  Мысли в голове лихорадочно заметались, ища выход.
  - Знаешь, надо было, наверное, позвонить моему парню, но он телефон сменил, а я его номер не помню, - Лешка склонил к ней лицо. Лина задохнулась, потеряв нить и без того глупой отговорки. - И... мобильный украли.
  - У тебя нет парня, - прошептал он.
  - Откуда ты знаешь? - опешила девушка.
  Он не ответил, взял ее лицо в ладони и поцеловал. Внутри у нее все взорвалось от этого легкого настойчивого прикосновения к губам. Она застонала, пораженная силой собственных эмоций и его поведением.
  Лешка проник языком внутрь горячего рта, наслаждаясь долгожданным ощущением блаженства. Глупая. Он знает о ней все.
Оценка: 7.49*11  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) О.Гринберга "Отбор без правил"(Любовное фэнтези) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) Т.Рем "Призванная быть любимой – 3. Раскрыть крылья"(Любовное фэнтези) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Эванс "Фаворит(ка) отбора"(Любовное фэнтези) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"