Черемухина Светлана: другие произведения.

Картина 3

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Невидимый Автор рисует витражи на стекле нашей жизни и по пазлу раздает всем участникам нашей судьбы, и выбор Его порой бывает причудлив и необъясним. У каждого своя часть этой мозаики, своя роль, свои реплики, свои сны и тайный голос, побуждающий к тем или иным действиям, призывающим собрать этот таинственный витраж. А все вместе они совершают то, что должны, и не могут не сделать, тем самым вольно или невольно вплетая свои жизни в канву одной общей Судьбы...


   Глава 1
  
  Будет ли он мстить ей за это нападение? Что он сейчас делает, о чем думает? Вынашивает план мести? О, однозначно - ее смерть будет ужасной! Но сначала - зализать раны, вернее, одну.
  Вот сидит он, наверное, на неудобной кушетке в процедурном кабинете и тихо морщится, когда молоденькая медсестра невольно задевает рану. А она ловко накладывает натренированными пальчиками бинты и пластырь, и не может не смотреть на его точеный профиль, не бросать взгляды на накачанное тело, на мускулистые руки, на то, как сжимается пресс, когда он чувствует очередной укол боли. Он, наверное, косится на нее насмешливо, забавляясь ее смущением. Да, он знает, какое действие оказывает его броская внешность на женщин.
  - Что с Вами случилось? - наверное, спросит его медсестра, чтобы скрыть волнение за профессиональным тоном.
  - Да так, ничего особенного, - лениво проговорит он. - Стрела амура. Он слегка промахнулся, и она прошла немного выше цели, - и накроет ее облаком серой пыли своих немыслимых глаз.
  - Неужели Вам попался амур-новичок, такой неопытный, и такой хулиганистый, - скажет она и подумает: 'Уж я бы постаралась не промахнуться'.
  Или нет, он скажет по-другому:
  - Это рана от ножа ревнивого мужа. Он гнался за мной, чтобы отомстить за похищенное сердце его молодой жены.
  И девушка вспыхнет, поймав себя на мысли, что не отказалась бы быть той женой, чье сердце оказалось в руках этого молодого мужчины.
  Он неторопливо натянет рубашку, накинет пиджак, медсестра выпишет ему рецепт на непонятном языке, будет что-то объяснять, но мысли его будут уже далеко от этого кабинета. Он уже просчитывает варианты своей мести зарвавшейся нахалке, идущей наперекор его воле.
  Она посягнула на его жизнь! Ей надо преподать хороший урок, чтобы она не забывала свое место. Побольше ужаса, чтобы страх не побуждал ее к действиям, а наоборот, парализовал и сковал, превращая в безвольную марионетку, подчиняющуюся своему хозяину.
  Света с самого утра не могла сосредоточиться на работе. Из головы не выходила вчерашняя сцена. Да весь вчерашний вечер был трагедией, спектаклем, поставленным выходцами из ада и вдохновленный самим дьяволом. И ее личный демон играл в нем главную роль.
  Что же он предпримет? И вот, значит, какой он ее видит - серой блеклой птицей? Но верит в ее преображение? А если оно не наступит никогда? А может, оно уже наступило, но Света этого не заметила...Бред какой-то, зачем в этом вообще искать какой-то смысл, если этот человек говорит одно, а думает совсем другое, вообще неизвестно что. Ей не понять его образ мышления, он непостижим, так что и пытаться не стоит!
  Она взяла ручку, покрутила в пальцах, покусал кончик и снова отложила. Определенно, сегодняшний день не будет ударным. За окном шел снег, покрывая девственной белизной все безобразие мегаполиса. О небо, вот только не надо про девственность! Света стиснула зубы.
  В дверь постучались и, не дожидаясь разрешения, тут же распахнули. На пороге стояла девушка из секретариата.
  - Черемухина, выйди на ресепшен, там к тебе пришли, - и огромными глазами уставилась на Свету, будто ища подтверждения, правду ли ей сказали, что у Черемухиной за одну ночь отросли зеленые ослиные уши.
  Света поднялась и вышла из кабинета вслед за секретарем. Ничего хорошего она не ждала, наоборот, опасалась начала военных действий. Может, ей прислали бомбу в коробочке с красным бантом?
  Но это была не бомба.
  Посреди просторного зала, выдержанного в фирменных серо-зеленых тонах, стоял молодой человек в форменной одежде развозчика цветов фирмы 'Лаванда'. Букеты и цветочные композиции этой фирмы считались произведениями искусства на пределе фантазий и являлись одними из самых дорогих в городе. О таком подарке можно было только мечтать, но Света никогда не мечтала.
  Зал быстро заполнялся людьми, невзначай вышедшими из своих отделов налить кофе, или взять газету со стойки, или поболтать с кем-то, сидя на удобных кожаных диванчик или у стойки ресепшена, и Свету сразу обступила толпа коллег человек из двадцати. Все с интересом наблюдали за ней и молодым человеком. А он был профессионалом своего дела.
  С широкой плакатной улыбкой на миловидном лице он держал в руках огромный букет белых роз, у его ног стояли три большие корзины с такими же цветами. Их было несколько сотен. Свежие, лепесток к лепестку, с бесподобным ароматом, они вызвали возгласы восхищения и зависти у женской половины наблюдателей.
  - Вот, это Светлана Черемухина, - сказала девушка, приведшая Свету в главный зал корпорации, словно представляла королеву Великобритании.
  Молодой человек улыбнулся еще шире и вдруг встал на одно колено, с трудом удерживая огромную охапку цветов. Он пытался протянуть это розовое буйство Светлане. Девушка от неожиданности даже отступила от него.
  - Дорогая Светлана! Я уполномочен вручить Вам эти цветы в надежде на Вашу благосклонность. Мой заказчик очень надеется, что они Вам понравятся и поднимут Ваше настроение в течение дня, побуждая иногда подумать и о нем, с легкостью и радостью, которые он желает в Вас вызвать, - и работник фирмы 'Лаванда' вновь попытался протянуть Свете букет, из которого начали выпадать отдельные цветы.
  - Если она не хочет, можно нам взять немножко? - спросил кто-то из присутствующих.
  Видимо, Светиных коллег предупредили о том, что в зале на ресепшене проходит какое-то представление, и число зрителей быстро увеличивалось.
  - Я был бы рад, но, все это предназначается только одной девушке, и она стоит передо мной, - заявил курьер. - Берите, - он снова протянул ей букет. - Эти корзины я отнесу, куда Вы скажете. И вот, это записка для Вас, - молодой человек поднялся, наконец, с колен и протянул Свете маленькую открытку сиреневого цвета. - Там все написано, прочтите, и все поймете, - сказал он многозначительно.
  Приковывая взгляды всех присутствующих, Света неуверенно взяла протянутую ей открытку и раскрыла ее. Красивым каллиграфическим почерком работника фирмы 'Лаванда' в нее была вписана одна только фраза: 'Благодарю за подарок',и подпись: 'А'. Света резко закрыла открытку. Ей хотелось разорвать ее на маленькие кусочки и сжечь, развеяв прах по ветру.
  - Читай вслух, - послышались голоса, все засмеялись и стали подшучивать над Светой, забавляясь ее смущением.
  Девушка покраснела, и буркнув: 'Пройдите за мной', понеслась вихрем в свой кабинет.
  После того, как цветы были водворены в ее уютном кабинетике, принявшем сразу вид комнаты сказочной принцессы, Света упала в кресло и задумалась.
  Определенно, Арсений смеется над ней. Да что там, просто издевается! Ведь эта надпись, 'благодарю за подарок', такая двусмысленная! О, нет никаких сомнений, что все сотрудники цветочной фирмы уверены, что ее благодарят ни за что иное, как за ночь любви. Что еще можно назвать 'подарком', за которой забрасывают такими дорогими цветами? Хотя... может быть, ее благодарят за конкретный подарок на день рождения, или за внушительное пожертвование в фонд развития какой-то фирмы... Ну да, как бы не так. Эта интимная подпись одной только литерой сразу перечеркивает все другие предположения. Ну надо же какой коварный!
  Хотя, можно все обставить так, будто это цветы от ее жениха. В голове девушки промелькнула мысль, что Кьенг ни разу не сделал ей такого подарка, но она вспомнила о кольце, хранящемся дома, и сказала себе, что человек с другим менталитетом не должен поступать так, как ее соотечественник.
  Света решила не говорить Кьенгу о вчерашнем случае. Зачем его нервировать. Как он может ей помочь, если каждое его появление в сити грозит ему опасностью? На своей территории он теперь вряд ли увидит Арсения, а выслеживать его в тылу врага для него опасно. Света не позволит себе подвергать его такой опасности, так что пусть все останется так, как есть.
  Нет, ну надо же - 'благодарю за подарок'! Этот подарок не для тебя, ясно? Главное, чтобы ты ничего не узнал о свадьбе раньше времени, а когда я выйду за Кьенга, мне будет уже все равно! И Света позволила себе вдохнуть аромат чудесных цветов.
  
   ***
  
  Света любила раннюю весну, когда сугробы еще лежат основательно, всем своим видом давая понять, что не намерены сдавать свои позиции, что зима продолжается, и нечего ждать перемен, а в воздухе уже веет чем-то новом, незнакомым, забытым за долгие зимние месяцы и с трудом узнаваемым. Она всегда ждала конца марта, чтобы вновь испытывать то необыкновенно пьянящее чувство свободы, когда кружится голова, и свежесть наполняет легкие особым ароматом ожидания, когда необъяснимое томление и сладкая грусть пронзает все тело в ожидании чуда, в предощущении перемен.
  Так всегда случалось весной, и всегда заканчивалось ничем. В жизни девушки ничего не происходило, и вскоре она забывала об этой завораживающей смеси воздуха и фантазии. Но снова и снова каждую весну все повторялось вновь. Томление, нега, вздохи, несбыточные надежды... Но этот март принес в жизнь девушки совсем другие чувства. Горечь, беспокойство, нервозность. Ее любимый человек страдал.
  Одного за другим Кьенг терял своих друзей, помощников, соратников, кого любил, кем дорожил. Они погибали при странных обстоятельствах на улицах большого Города, где никогда раньше не появлялись, зная о неприязни горожан к ним.
  И в самом Чина-тауне стали происходить неприятности. Стражи Порядка вдруг заинтересовались китайскими игорными домами, ресторанами и клубами. Раньше такого никогда не бывало, чтобы улицы Чина-тауна были наполнены людьми в черной униформе. Конечно, Китайский квартал подпадал под юрисдикцию большого Города, но никогда раньше, за всю историю его существования, у властей сити не возникало желания посылать туда армию Рыцарей с одной целью - производить обыски, аресты, искать несоответствие в документации и ловить на ошибках. Не было причин.
  Определенно, кто-то целенаправленно подтасовывал факты, смешивал карты и делал все для того, чтобы китайские старейшины почувствовали себя в своем родной Городе нашкодившими хулиганами, или преступниками.
  Простые жители Чина-тауна по-своему реагировали на присутствие 'захватчиков' в форме Рыцарей Ордена, и часто на улицах вспыхивали потасовки, заканчивающиеся перестрелкой и арестами. Нередко воздух разрывали сирены машин Скорой помощи, так как без жертв в таких столкновениях не обходилось.
  Власти города вынуждены были ввести в Чина-тауне комендантский час, и с наступлением темноты улицы вымирали, окна затемняли, чтобы свет не проникал на улицу. Напряженность и агрессивность наполняла воздух такого милого прежде Квартала. Над улицами витал дух войны.
  Самое страшное, чего Света никак не могла предположить, что именно она станет камнем преткновения и яблоком раздора между своим любимым человеком и его соратниками. Буквально весь Китайский квартал, все его жители, напуганные и встревоженные происходящим, стали говорить о том, что именно с появлением Белой Лилии в их Квартал пришли эти проблемы.
  - Как только один белый человек пришел сюда, он притянул за собой все это зло, оно ворвалось в дверь, которую по неосторожности мы перед ним распахнули, - говорили на улицах в полголоса.
  - Да, мы потеряли бдительность, расслабились, но нельзя доверять никому из Большого города. Они всегда готовы обмануть и забрать у нас все, что только можно, - носилось от одних ушей к другим.
  - А что будет с нашими детьми, если они останутся сиротами!
  - А что будет со всеми нами? Определенно, Золотой китаец совершил ошибку, доверившись женщине из другого народа!
  - Да, он об этом еще пожалеет, но как бы не оказалось поздно!
  - Он обязан это остановить! Чужаки должны уйти с нашей территории! Им здесь нечего делать! Каждый должен быть там, где его место.
  Это недовольство, эти пересуды обрастали слухами, подозрениями, страх рос и множился, грозясь вылиться в откровенный бунт, и все это не могло не мучить Кьенга. Его сердце разрывалось на части от того, бессильным свидетелем чего ему приходилось сейчас быть.
  Ему никак не удавалось донести до своих людей мысль о том, что Света здесь совершенно не причем. Каким-то образом китайцы узнали, что его Белая Лилия связана со страшным человеком, имеющим отношение к городской мафии, и не сомневались, что только с ее исчезновением, можно навести порядок в Чина-тауне, что все сразу же закончится и прекратится.
  А в Чина-тауне находили оружие, наркотики, в Орден поступали заявления от жителей большого Города о попытках вооруженного нападения и даже изнасилованиях лицами китайской национальности. И по наспех сфабрикованным делам каждый день производили задержания и аресты.
  - Почему ты не оставишь ее? - подступили к Кьенгу в очередной раз представители Китайского национального банка, чьей деятельностью сейчас вплотную занималась городская прокуратура.
  Люди собрались в одном из самых больших залов, где проводились ежегодные турниры по кун-фу.
  - Ну как ты не понимаешь, что именно из-за твоей Белой Лилия у нас все эти проблемы. Рыцарей кто-то направляет, и ему что-то от нее надо, а она здесь, ты с ней связан, и из-за этого проблемы у нас у всех.
  - Это киллер. Все дело в нем, - выкрикнул кто-то из толпы.
  - Да, он работает на кривошеевскую группировку, мы о нем слышали. И Кьенг, он твой заклятый враг!
  - Я не готов об этом сейчас говорить, - попытался отмахнуться Кьенг.
  - Он тебя подставляет, неужели ты не видишь! Отдай ее ему, и он оставит нас в покое. Вот увидишь, все придет в норму.
  Кьенг побледнел. Бессонница и глубокие переживания, скорбь по ушедшим и тревога за живых оставили свой след на его мужественном красивом лице. Он осунулся, похудел, его плечи поникли. Он все понимал, и догадывался, что наверняка, Арсений имеет к этим событиям прямое отношение, но отдать ему Свету, потерять ее, расстаться с ней он не может. Пусть лучше его же соотечественники его растерзают. С некоторых пор он уже не мог представить своего существования без этой девушки, тем более, что понимал, что она не имеет отношения ко всем этим грязным делам.
  Люди видели, что он колеблется.
  - Оставь ее, ради сохранения наших жизней, - вышел вперед пожилой менеджер отдела кредитования. - Мой внук пострадал вчера на улице. Его избили черные Рыцари, а потом погрузили в машину и увезли в неизвестном направлении. Его мать, моя дочь, не спала всю ночь, ее глаза не высыхают от слез. Мы больше не видели его и ничего о нем не знаем. Кьенг, ты - Золотой китаец. Наведи порядок в Чина-тауне, покажи всем, кто здесь настоящий хозяин!
  Люди одобрительно зашумели. Все их возгласы призывали Кьенга к решительным действиям, иего сердце сжалось. Он готов к действиям! Он готов собрать армию и вести ее в бой, он готов сражаться за каждую улицу, за каждый дом и за каждого человека в своем маленьком Городе, но... он не может отпустить свою девушку, потому что не готов к бессмысленным жертвам.
   Он стоял перед толпой с опущенными руками, напряженный и подавленный. Великий, прекрасный, мудрый, великодушный, сейчас он вызывал в глазах своих людей раздражение и сомнение. Ими двигал страх, за себя и своих близких, и этот человек отказывался им помочь!
  - Разве так поступают Золотые китайцы из рода Джи Ю Дзен? - истерически закричал молодой человек, держась близко к седому менеджеру. - Ты готов предать свой народ?
  Тембр шума толпы и ее тон изменился, человеческий рой загудел угрожающе.
  - Как смеете вы говорить мне такое! - вскричал Кьенг голосом, полным негодования и возмущения. - Я никогда ни от кого не отрекался и никого не предавал! И ее не собираюсь предавать! У наших врагов достаточно причин и без нее устроить все это, так что оставьте мою невесту в покое!
  - Она тебя приворожила! - крикнул кто-то из толпы.
  У Кьенга потемнело в глазах от возмущения.
  - Откуда такие суеверия! Вы еще про сглаз скажите!
  - Сглаз не сглаз, а мафия Большого Города существует на самом деле, и угрожает всему Чина-тауну. А ты колеблешься, не в силах принять решение.
  - Довольно, - властно пресек Кьенг поднявшийся ропот толпы. - Идите домой, и будьте спокойны, завра я приму меры. Эти безобразия закончатся, обещаю.
  Когда все разошлись, он устало опустился на скамейку.
  - Кьенг, что происходит? - из задумчивости его вывел Сэмо. Он тихо подошел к нему и присел рядом.
  - Ты о чем? - усталый мужчина повернул к нему голову.
  - Ты держишься за нее, словно она твоя жизнь, и это мешает тебе перейти к решительным действиям. Народ недоволен тобой, они могут взбунтоваться.
  - Что я могу сделать?
  - Но ты же обещал, что завтра что-то сделаешь! Что?
  - Сэмо, друг... Мне просто надо было отправить всех этих людей, и остаться в одиночестве, чтобы подумать, - Кьенг опустил голову.
  - Подумать о чем?
  - О ней, - тихо проговорил Золотой китаец. - Ну как они могут требовать от меня такое! Как я могу решиться на это! - он вскочил и нервно заходил по залу. - Оставить ее? Понимаешь, Сэмо, она как-то сразу стала для меня всем на свете, а они обвиняют меня в предательстве. Где связь? Где логика?
  - Это крикнул тебе парень, чьего брата неделю назад нашли убитым под мостом в центре Большого Города. Его руки были связаны за спиной, и на теле было много ножевых ран, - тихо но жестко произнес Сэмо, глядя Кьенгу прямо в глаза.
  Страж Чина-тауна как-то сразу поник, ссутулился и стал меньше ростом. Он снова устало опустился на скамейку.
  - Сэмо, но ты-то хоть понимаешь, что Света здесь не причем? Ты понимаешь, что нельзя потакать глупым суевериям, и идти на поводу у толпы?
  - По-твоему, лучше идти на поводу у этой девушки?
  -Что? Но она не манипулирует мной, не выставляет мне условий и не...
  - Зато ты дал повод 'толпе', как ты выразился о своем народе, манипулировать тобой. И пока ты зависим от нее, ты уязвим, - безапелляционно заявил Сэмо.
  - Что же мне делать? - произнес Кьенг бесцветным голосом. - Я как слепой котенок, тычусь, не знаю куда, и не могу найти выход!
  - А давай убьем Арсения, - предложил вдруг Сэмо. - Я уверен, что все прекратится само собой. Это точно он дергает за все ниточки, у него связи, деньги, ему это под силу, и у него в этом интерес.
  Кьенг задумался.
  - Сложно, опасно, - произнес он через некоторое время. - Луговой осторожен, к нему не подойти. А раскроем себя, только хуже будет.
  - Да, упустили мы возможность с его сыном, - покачал головой Сэмо, бросив на друга колючий взгляд исподтишка. - А такой вариант хороший был еще тогда его сломать. Слушай, так давай с теми ребятками опять и свяжемся, - он повернулся к Кьенгу. - Давай через них попробуем подойти к нему поближе!
  Кьенг покачал головой, снова присев на скамейку.
  - Сомневаюсь. Вряд ли. Их на сына-то пришлось долго уговаривать, а на самого Большого Брата... нет, у них сил маловато, и кишка тонка, так у них говорят?
  - Да, наверное. Один раз ошибемся, и он станет недоступным, и в разы злее и опаснее.
  Мужчины глубоко задумались.
  Кьенг понимал, что его личные чувства перестали волновать его людей. Пока это ничем им не грозило, они готовы были принимать в качестве его подруги кого угодно, лишь бы он был счастлив. Но сейчас каждый опасался за себя. Паника вынуждала их идти против своего лидера, что в другое время было бы просто неслыханным делом, и могло повлечь за собой самые ужасные последствия, вызвав гнев со стороны правящей династии в Гонконге.
  Страж Чина-тауна понимал, что безумие вскоре может охватить всю территорию, находящуюся у него в управлении, и тогда Свете будет грозить настоящая опасность. Его разгневанные соотечественники могут причинить ей вред, и представлять угрозу для ее жизни. И Кьенг, скрепя сердце, принял решение, что девушке лучше какое-то время не показываться в его Квартале, пока все не уляжется и как-нибудь не решится.
  Света тяжело восприняла это известие. Мысль о том, что она теперь фигура 'нон грата' в Чина-тауне повергла ее в отчаяние. Сознание того, что большое количество людей испытывает к ней ненависть и жаждет ее изгнания, угнетало ее. Еще так недавно они улыбались ей, искали ее расположения, оказывали ей знаки внимания, а теперь считают ее ведьмой, навлекшей на их Город проклятье.
  Однажды ее возненавидело окружение Арсения, отказавшись признать за ней право появляться в их кругу, теперь и окружение Кьенга отвергло ее. Ей приписывают слишком большое влияние, и придают ее фигуре слишком большое значение. И если честно, то в обоих случаях она пострадала напрасно, ни за что.
  
   Полную версию можно приобрести на ЛитРес
  
   Полную версию можно приобрести на Andronum
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"