Черемухина Светлана: другие произведения.

Самый лучший (рабочее название)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

    Она никогда не мечтала о звезде с неба. Не потому, что не умела мечтать, просто ее все устраивало. Она жила полной жизнью в гармонии с собой, пока ее размеренный ритм не спутал ветер перемен. Но она не хотела этого, не ждала и не искала, и теперь не знает, что ей делать: шагнуть в неизвестность новых чувств, или плотнее закрыть дверь и остаться в привычном мире. Но, похоже, обстоятельства все решат за нее, или кто-то...

    История не будет ни сложной, ни напряженной. Без мачо, девиц-стерв и бизнесменов, сорящих деньгами. Но и реалии нашей жизни в ней не отобразятся - исключительно вымысел ради развлечения.


   Самый лучший
  
  ГЛАВА 1
  
  В огромной луже, гладкой как пятно ртути, отражались облака. ГАЗель, не сбавляя скорости на повороте, болидом Формулы 1 пронеслась по ней, и вода буквально веером окатила Валю во весь рост. Сухим осталось только лицо, зато до самого подбородка она оказалась обрызгана, и тщательно подобранный наряд был испорчен. Валя застыла у светофора, сжимая в руках маленькую сумочку, а перед глазами стояли возбужденные и восторженные лица водителя и двух его пассажиров. До нее донесся свист из уносящейся вдаль машины. Это стало последней каплей, после чего день можно было смело назвать провальным.
  В этот момент раздалась трель телефонного звонка. Ну конечно, Ленок жаждала подробностей. Все жаждали, просто подруга дозвонилась первой, и не важно, что Валя обещала позвонить сама, когда освободится.
  Все были уверены, что это ее день, что жизнь обязательно изменится, и непременно в лучшую сторону, но день не задался с самого начала.
  Во-первых, Валя проспала. Ждала предстоящего события два дня, постоянно думала о том, как все пройдет, еле заснула от избытка чувств и волнения, а будильник, как оказалось, даже не завела! Хорошо Регина с четвертого этажа постучала по батарее, а вскоре позвонила в дверь. Сказала, что прямо как почувствовала, что Валька проспит. Вот прямо такая тишина в квартире, что ждать дальше было нельзя. Закрученные на бигуди волосы молодая женщина целомудренно спрятала под кокетливо повязанную шелковую косынку, зеленый халат подметал пол, а на тонком пальце уже поблескивал перстень: не могла же она выйти из квартиры неодетой.
  Пока Регина разбиралась с ветчиной, всклокоченная Валя сделала кофе, кивком поблагодарила соседку за протянутый бутерброд, проглотила все в два приема и заперлась в ванной. Уже через десять минут с минимумом макияжа, наспех причесанная, она бросилась к одежному шкафу, благо, наряд для важного события приготовили накануне.
  Выбирали всем миром, а позже Регина утвердила окончательный вариант: длинное белое платье, одолженное Маринчиком, подругой Игоря, и розовый приталенный пиджак двоюродной сестренки Иришки. К Валиным русым волосам и серым глазам очень шло. В меру стильно, не праздно и не слишком по-деловому. Золотая середина, как заверила Регина, девушки ее поддержали, а Игорь ничего не сказал, просто показал большой палец и вернулся к поглощению семги. Сам принес, сам почти всю и съел.
  Девушкам же было не до угощения: на кону стояла судьба их соседки, подруги и родственницы. Так что большую часть вечера они посвятили выбору соответствующего макияжа, вынудив Валю четыре раза умываться и снова покорно застывать перед трюмо, пока всех по очереди накрывало вдохновение. Правда, их усилия пошли прахом из-за того, что Валю подвела память - да, злополучный будильник не прозвенел, и времени на утвержденный макияж не осталось.
  Зато наряд, выглаженный и надушенный, дожидался своего часа, и вскоре Валя смотрелась в зеркало в прихожей, в пол-уха слушая последние напутствия заботливой соседки, неотступно следовавшей за ней по пятам.
  - Порви их там всех! - крикнула та напоследок, перегнувшись через перила и заполняя эхом все пространство лестничной клетки.
  Валя никого рвать не собиралась, она всего лишь хотела найти работу, чтобы разобраться с долгами и перестать бояться звонков в дверь, наивно полагая, что это злые коллекторы и судебные приставы рвутся в ее скромную квартиру в надежде поживиться, на всю катушку надругавшись над ее ранимым самолюбием. Впрочем, брать у нее было нечего - продавленный диван, обшарпанная стенка и допотопный шкаф не в счет. Нужны были деньги, причем немалые, а после похорон мамы долг вырос не только перед коммунальщиками, но и перед дальними родственниками.
  И вот неумолимо приблизилось 'во-вторых'. Предстало монументальным зданием из стекла и бетона, возвышаясь на пересечении Семьдесят восьмой улицы и площади Роз. Блестящие окна, отражающие пышные облака и блестящие автомобили, свидетельствовали о достатке владельцев офисов, расположившихся на десяти этажах престижного центра, но вот внутри все оказалось как в спальном районе, откуда Валя приехала на дребезжащем трамвайчике.
  Конечно, прохладное нутро престижного офисного центра встретило девушку благородным мрамором отделки, хрусталем светильников и люстр, блеском хрома и цокотом каблуков, но вот в 'Сателлит и Ко' царил хаос и сумбур, в который девушка окунулась, как только вошла в широкие двери.
  Вместо беседы в уютном кабинете генерального директора и потенциального работодателя Валя застала мужчин с закатанными до колен брючинами, в спешке выносившими технику из кабинета бухгалтерии, где потолок представлял собой дождливое небо, извергая потоки воды на столы ни в чем неповинных бухгалтеров. Пару раз попав под ноги бегающим людям, Валя быстро сняла босоножки и бросилась к факсу на тумбочке в дальнем углу огромного помещения, понимая, что долго натиск воды тот не выдержит - сломается. Оставив его в светлом холле, она отважно вернулась в терпящий бедствие кабинет, где ей вручили монитор компьютера, прикованный проводами к процессору, покоящемуся в руках какого-то амбала, который подгонял Валю к выходу словами: 'Быренько-быренько, не тормозим и не спотыкаемся. Молодчинка'.
  Потом все отдыхали, шумно отдуваясь, девушки перестали визжать, женщины охать. Кто-то предложил Вале сигарету, она, поморщившись, покрутила головой, и ее оставили в покое. На ее робкий вопрос, нельзя ли увидеть начальника, взволнованная красавица с рыжими локонами на ресепшене возмутилась: 'Девушка, вы что, не понимаэте, у нас тут такоэ произошло. Приходите в другой раз'. 'А когда?' 'Девушка, ну я не знау, позвоните завтра. Сейчас точно не до вас'.
  Таким образом, из-за нерадивых арендаторов со второго этажа офисного центра 'Плаза' и негодных труб Валин план по решению финансовых вопросов трещал по всем швам, а вернее, поплыл, подмоченный в прямом и переносном смысле. А тут еще вдобавок ее одежду испортил нахал на ГАЗели, так что Лену ждали невеселые новости, которые Валя сообщила унылым голосом.
  - А ты больше не звони, звонила уже. Просто возьми и приди. Пора конкретно решать вопросы, а не болтать по телефону, - напутствовала ее бывшая одноклассница. - Вот прямо с утра снова возьми и приди. Я бы так и сделала. Не может же у них каждый день литься вода с потолка, правда же?
  И Валя решила: завтра придет в то же самое время, такой дубль номер два. И пусть только попробуют ей отказать в аудиенции. Тут же заныло сердце: ее хорошо продуманный наряд оказался испорчен, и предстояло ломать голову, чтобы такое найти, чтобы произвести впечатление на требовательного работодателя, предложившего аж двадцать тысяч за услуги личного помощника. Это был шанс для Вали, и она очень хотела им воспользоваться.
  'Вот только резиновые сапоги надену', - пробормотала она себе под нос.
  Последний год Валя провела у постели больной матери, уволившись сразу, как только оказалось, что той требуется особый уход. Научилась делать уколы, давала лекарство по часам, готовила специальную пищу, бегала по врачам, искала в интернете альтернативные способы лечения. Денег, скопленных за время работы в рыбном отделе на районном рынке, хватило лишь на пару месяцев, а дальше все продукты приобретались в долг под честное слово и благодаря личному обаянию и знакомствам. 'Русалку', как прозвали ее за вечный запах рыбы и славу честного продавца (на беду мухлюющему директору), знали и любили. И жалели. К тому же в продавцах и владельцах числились Валины бывшие одноклассники, подружки и их родители. Росли всем табором, и сейчас общались, как родные.
  Вот только плата за квартиру росла, и работники ЖЭКа, не состоящие с Валей ни в родстве, ни в дружбе, ждать больше не желали, и желтого цвета платежки должника каждый раз повергали Валю в депрессию.
  
  ***
  
  Представительный шатен восседал за огромным стеклянным столом. Полупустое помещение казалось огромным, но внушительных размеров стол позволял хозяину кабинета не потеряться на этих просторах.
  Панорамное окно не пропускало ни звука с улицы, и в кабинете царила полная тишина.
  Послышался стук, скорее формальный, чем предупредительный и тем более просящий позволения войти, дверь распахнулась, и на пороге кабинета возник высокий мужчина. Откинув полы расстегнутого пиджака и сунув руки в карманы брюк, он направился к хозяину кабинета, но небрежно-ленивая походка не могла обмануть шатена: опытный наблюдатель уже прочел недовольство в плотно сомкнутых губах и едва заметно сведенных бровях. Именно такие сигналы служили началом плохих вестей и прискорбных вердиктов.
  Илья Андреевич Обухов, генеральный директор ООО ЧОО 'Сателлит и Ко', обреченно вздохнул и положил подбородок на руки, упершись локтями в прозрачную столешницу. Он был молод и удачлив. К тридцати пяти годам сколотил неплохой капитал и управлял прибыльным охранным агентством, имеющим безупречную репутацию. На вид ему было не больше тридцати, но подчиненные обращались к нему по имени-отчеству. Исключение составлял лишь начальник службы охраны Стас Кипелов.
  - Кипелов, только не говори мне, что и эта девушка нам не подходит, - взмолился он, снизу вверх глядя на мужчину. На блестящем стекле стола отразилось его лицо, в глазах - мольба, губы сложились в капризную гримасу.
  - И эта девушка нам не подходит, - ровным голосом, почти равнодушно, проговорил мужчина, и Илья Андреевич поморщился: как же его достала эта кипеловская уверенность в непогрешимости собственного мнения! Но именно за эту уверенность он и платил ему зарплату, а по сути, полностью от него зависел. Он повернулся к окну, но не найдя там ничего достойного внимания, вновь взглянул на высокого мужчину, замершего у стола.
  - Кипелов, ты же знаешь, как ненавидят гонцов с дурными вестями, - он добавил в голос жалобные нотки, но Кипелов не повел и бровью.
  Этот человек никогда не подыгрывал своему работодателю. Он вообще не терпел пустых разговоров, притворства и лицедейства. Это чувствовали все, кому приходилось иметь с ним дело, в его присутствии закрывали рты даже самые известные балагуры, обрывая анекдот или веселую историю на полуслове, лишь завидев его высокую широкоплечую фигуру.
  - Именно эта нам не подходит, - повторил он, подводя черту под коротким разговором.
  Илья Андреевич выпрямился и откинулся на спинку кресла.
  - Слушай, ну почему ты такой, а? На тебя не угодишь, тебе никто не нравится. Хотя, о чем я говорю, - молодой человек за столом махнул рукой, словно отрекаясь от своего вопроса, - ты же женоненавистник. Это правда, а, Кипелов?
  Кипелов промолчал, продолжая навытяжку стоять перед столом начальника. В этом человеке угадывалась военная выправка, а на темный строгого кроя пиджак так и просились погоны с двумя или тремя крупными звездами. Именно такие у него и были, но специфика профиля обрекала на безвестность, и блеснуть званием и наградами в этой жизни ему было не суждено.
  - Я исхожу исключительно из соображений безопасности, - спокойно произнес он, равнодушно наблюдая, как его молодой босс снова поморщился. - Эта девушка может быть опасна для нас.
  - Она? Опасна? Да она еще дитя, какой вред она может нанести? Поставить печать вверх ногами? Пролить кофе на договор или перепутать принтер с ксероксом?
  - Это малое, что она может натворить.
  Шатен побарабанил пальцами по столешнице, о чем-то раздумывая, и, наконец, хлопнул ладонью по столу.
  - Все, Кипелов, я решил, я ее беру.
  - Не советую, - все так же спокойно произнес начальник службы безопасности, нисколько не сомневаясь, что последнее слово останется за ним. - Она может стать угрозой для нашего бизнеса.
  - Да в конце-то кон...
  Илья Обухов, владелец охранного агентства, предоставляющего услуги банкирам, состоятельным предпринимателям города и людям из правительства, собирался спорить до победного и готовился заявить, что ему не нужна ни старая грымза, ни девица легкого поведения, ни сухая и строгая профессионалка, и вообще нафик всех заучек: он желает видеть именно эту девушку, но одного взгляда на затвердевшее лицо Кипелова оказалось достаточно, чтобы замолчать, так и не начав заготовленную тираду.
  - Ну что? - почти жалобно вопросил он.
  Мужчина медленно вздохнул, бесстрастно рассматривая своего босса.
  - Пожалей девчонку, - только и сказал он, что вызвало у Ильи Андреевича всплеск праведного негодования.
  - А это-то тут причем?
  - Тебе мало того, что произошло с Ириной? Она тоже тебе подходила, и ты настоял на том, чтобы взять ее на работу, а на прошлой неделе было сорок дней.
  Это напоминание пригвоздило шатена к креслу, и он застыл, растерянно глядя на директора службы безопасности.
  - Так, по-твоему, это я виноват? - спросил он тихо. - Это из-за меня с ней такое произошло?
  - Нет, из-за меня, - бесстрастно возразил Кипелов, отворачиваясь от босса, и со стороны было невозможно догадаться, какие чувства он переживал в этот момент. - Это я позволил тебе взять ее, хотя уже тогда догадывался, чем закончится дело. Так что эту девчонку взять не позволю.
  Шатен уставился на носки своих начищенных туфель и минуту о чем-то размышлял.
  - Я хочу выпить, - вдруг заявил он и, резко вскочив, так что кресло завертелось, направился к бару, расположенному у глухой стены напротив окна. - Тебе налить?
  Он обернулся, потому что знал, что Кипелов не ответит. И точно, тот лишь выразительно посмотрел на Обухова. Его вообще никто никогда не видел выпивающим, и только Илья Обухов знал, что один день в году тот проводил в обнимку с бутылкой. 22 марта. Обухов и сам в этот день переживал сложные эмоции и готов был подставить Кипелову дружеское плечо, но одиночка еще ни разу не принял ничьей помощи.
  Обухов обвел взглядом богатую коллекцию элитного спиртного, достал хрустальный графин и стакан.
  - Черт, даже лед приготовить некому, - проворчал он.
  При упоминании о бывшей секретарше хорошее настроение испарилось, руки задрожали, когда он поднял тяжелый графин. А ведь Кипелов тогда, год назад, сразу сказал, что она им не подходит. Будто прочитал всю ее судьбу и знал, на чем эта женщина погорит. Так и вышло. На душе было паршиво.
  - Кипелов, никто не виноват, - он решительно обернулся к своему подчиненному. - Можно было предположить что угодно и придумать любой сценарий развития событий, но девушке нужны были деньги, она искала работу и я ей ее предоставил.
  Кипелов несколько секунд разглядывал своего начальника.
  - Просто делай выводы, - только и сказал он, направившись к выходу.
  Да, он такой, он не позволит никому облегчить груз своей ответственности, и винить в произошедшем будет только себя: не доглядел, не разобрался вовремя в том, что происходило у него под носом.
  - А я все равно возьму эту девчонку! - крикнул ему в спину Обухов и в один глоток выпил обжигающе горький коньяк. - И сам буду за ней присматривать.
  Кипелов замер на мгновение, но даже не обернулся, и уже через секунду покинул кабинет начальника, не сказав ни слова. В конце концов, он всего лишь советник, а не господь бог, хватит с него чувства вины за чужих людей.
  
  ***
  
  Сумерки принесли резкое похолодание. Зачастил мелкий, будто пропущенный через сито, дождь, и свет фонарей отразился в зеркале сырого асфальта. В такую погоду шум толпы особенно отчетлив, и гомон голосов раздается на дальние расстояния.
   В большой полупустой комнате перед стеклянной стеной застыл человек. Он расстегнул пиджак и две верхние пуговицы на рубашке, бросив стильный галстук на спинку кресла. В руке стакан с минералкой, в глазах усталость.
  О чем он думает? Кто же знает. Он привык держать при себе свои мысли, никогда не расслабляясь и ни с кем не откровенничая. Возможно, он не заводит кота или собаку, чтобы ни одна его тайна не проскользнула в этот мир... Ни к кому нельзя привязываться.
   Импульсы неоновых реклам то и дело расцвечивали черное небо, и шум и гомон большого мегаполиса постоянно вклинивался в его невеселые мысли. Ему бы стоило выбрать квартиру повыше, на вершине мира, на уровне облаков, куда не доберется эта городская суета, но старые привычки неискоренимы.
   Многие годы кочевой жизни он селился не выше третьего этажа, опасаясь взрывов и пожаров и слишком хорошо зная о возможном нападении врага, и сейчас, на гражданке, мечтая укрыться от этой жизни с ее суетой и нервозностью, он все же выбрал третий этаж. Кстати, здесь тоже можно было разглядеть звезды в ясную ночь и соседей в ближайших небоскребах, но он давно утратил интерес к людям. Наверное, это плохо, но навязчивое и утомительное участие ближних не разбавляло собственную пустоту, а излишние знания, приобретенные вольно или невольно, лишь умножали его скорбь...
   Он усмехнулся этой мысли. В который раз. Он мог бы много рассказать о скорби, потерях и несбывшихся надеждах, разочарованиях и печали, но что с того? У каждого полно своих историй, и он лишь один из многих, отличающийся лишь тем, что скорби и печали стали его профессией, и несколько последних лет он искал их за деньги.
  Новая улыбка появилась на суровом лице, и снова она оказалась непрошенной гостьей. Его единственная проблема - пустота, и ему от нее не отделаться. Даже если он раскроет окно и шагнет вниз, это не избавит его от проблем: там, куда толкает его шальная мысль, живущая в голове уже который год, ее еще больше. Смерть - это и есть пустота, его вечный враг, а коварство живущих и их жажда наживы любой ценой - всего лишь досадная помеха на пути в этот ад...
  
  ГЛАВА 2
  
  Решив больше не ломать голову над костюмом, Валя надела узкую серую юбку и кремовую блузку с рукавами-фонариками, легкий черный пиджачок с серебряной брошкой (подарок кузины Иришки, привезенный из Египта), и босоножки на невысоком каблуке. Довольно офисный вид, но, если уж ей посчастливится получить эту работу, она легко впишется в общий интерьер, угадав со стилем: скромно и строго.
  Чем ближе она подходила к высокому зданию, сверкающему стеклом и посылающему солнечные блики в глаза, тем тревожнее билось сердце. Все же вчерашняя встреча сорвалась, а новая не была назначена. Валя решила на свой страх и риск заявиться без предварительной договоренности, и неизвестно, как это воспримет работодатель.
  Она пересекла светлый холл, наполненный эхом голосов, и, затаив дыхание, остановилась перед дверями с надписью 'Сателлит и Ко'.
  Потянувшись к ослепительно блестящей дверной ручке, шагнула вперед, но дверь как по мановению волшебной палочки, сама подалась вперед, и Валя, сделав неосторожный шаг, буквально влетела в коридор и начала клониться вперед.
  Как она могла забыть, что сразу за порогом ступенька! Вчера, продвигаясь этим самым маршрутом, она ни разу не оступилась и не споткнулась, хотя вряд ли кто-нибудь обратил бы на нее внимание: все были заняты спасением техники. Но именно сейчас, шагнув навстречу своей мечте, она совершенно не заметила эту несчастную ступеньку. Кто так проектирует здания!
  На самом деле ничего страшного и из ряда вон выходящего не произошло, за исключением того, что Валя упала в ноги мужчине, возникшему прямо перед ней, потому что именно он резко и неожиданно распахнул дверь у нее перед носом.
  Он спас ее от падения на четвереньки, подхватив под подмышки у самого пола, и резко поднял вверх, как если бы расправил и встряхнул легкий плащ.
  Смутившись и покраснев до корней волос, Валя ждала, что ее укорят в невнимательности и неловкости, или хотя бы попеняют на ненужную спешку, но незнакомец удивил: он не произнес ни слова. Ни смеха, который непременно обидел бы ее, ни упреков, которые лишили бы мужества перед важной встречей - она не услышала ничего. И, набравшись мужества взглянуть на своего спасителя, увидела реакцию незнакомца, а вернее, ее абсолютное отсутствие. Он молчал, и мужественное лицо не выражало никаких эмоций, будто не поднял только что с пола бросившуюся ему под ноги бедолагу.
  - Ой, - пробормотала Валя, приложив ладонь к губам, как невольно делала всегда, когда не знала, как поступить и куда деться от стыда.
  - Вы не ушиблись? - низкий голос приятно поразил ее своей бархатистостью. Незнакомец вполне спокойно осмотрел ее и, прежде чем она смогла ответить, успел убедиться, что с ней все в порядке.
  - Нет, но, кажется, я вас испачкала, - пробормотала Валя, заметив розовое пятно от помады на темно-синих брюках своего невольного визави.
  Он также посмотрел на свои брюки, после чего спокойно поднял глаза и уставился на Валю.
  - Это не страшно. Вот если бы вы подвернули ногу, я бы себе этого не простил.
  - Ну так все закончилось хорошо, - пробормотала Валя, пряча глаза от пристального взгляда незнакомца.
  Легкая седина на висках лишь оттеняла черную смоль волос, широкие плечи вселяли мысль о потрясающей надежности, а высокий рост повергал в ступор. Рядом с ним Валя почувствовала себя маленьким воробьем. Не хватало еще, чтобы этот человек оказался работодателем: ей было бы до ужаса неловко.
  - Вы куда-то направлялись, - мужчина оглянулся. - Осмелюсь предположить, что вы ищете работу и желаете попасть на собеседование.
  Все было сказано, и девушка только кивнула.
  - В таком случае, идите прямо по коридору до конца, и справа увидите дверь с золотой ручкой. Коварных ступенек больше не будет, так что смелее, - и, обойдя застывшую столбом девушку, неулыбчивый незнакомец вышел в общий холл.
  Валя решила, что его напутствие - это добрый знак, а значит, все у нее получится, и решительно направилась по коридору мимо ресепшена, как и посоветовал ей незнакомец, не догадываясь, что он являлся ярым сторонником того, чтобы отказать ей от места.
  Перед дверью в кабинет генерального директора Обухова Ильи Андреевича, как гласила табличка, Валя помедлила всего секунду, и тихонько постучала костяшками пальцев, почти поскреблась. Подумала, что ее даже не услышат, но из-за двери раздался бодрый голос, приглашающий войти.
  Если бы Валя была выпускницей балетной школы, то уже пустилась бы крутить фуэтэ и делать револьтад и гранд жете: кабинет был просто огромен. Большой стеклянный стол царственно расположился у большого окна, его собрат, огромный овальный стол для переговоров, находился у глухой стены, большой диван под картиной с морским пейзажем, кадка с пальмой, больше Валя ничего разглядеть не успела.
  - Так-так, наша спасительница пожаловала, - высокий шатен с приветливой улыбкой поднялся из-за стола.
  Валя на всякий случай оглянулась, предположив, что слова обращены не к ней, а к вошедшей вслед за ней работнице, потому что ровным счетом ничего не поняла. Кому вообще он это сказал? Какая спасительница пожаловала? Но рядом никого больше не было, и мужчина смотрел на нее. Жестом пригласил подойти поближе и первым уселся на диван, положив ногу на ногу, ожидая, что Валя к нему присоединится. Еще раз оглянувшись, с чуть слышным вздохом девушка, прямая как палка, присела на край дивана с противоположной стороны и нервно сжала пальцы.
  - Здравствуйте, - спохватилась она и почувствовала, что снова краснеет.
  В такой обстановке она оказалась впервые. По сравнению с этими апартаментами кабинет ее последнего и единственного работодателя Армена Арутюновича Геворкяна казался собачьей конурой, пропахшей рыбой, как и все, кто работал в рыбном отделе муниципального рынка в Березино, районе, в народе прозванном Бермудами.
  - Привет-привет, рад вас снова видеть, - генеральный директор вел себя так, будто в кармане у него лежала медаль за спасение, приготовленная специально для Вали, и это ужасно ее смущало. А именно то, что ее, возможно, принимают за другую, и когда все выяснится, ей придется уйти. - Вы вчера были молодец, я оценил вашу помощь.
  Мужчина прочел немой вопрос в глазах девушки и недоуменно приподнял брови.
  - Ну это же вы вчера бросились на спасение офисной техники, разве нет? Принялись помогать моим сотрудникам, в то время как местные девицы только и делали, что визжали и охали, и толку от них не было никакого, один шум и суета.
  - А, да, конечно, я, - Валя, наконец, поняла, о чем он говорит.
  Оказалось, ее скромный вклад в дело спасения офиса не прошел незамеченным, и мысль, что это прибавит ей очков в предстоящем разговоре, разлилась в груди приятной теплой волной.
  - Мне нравятся предприимчивые люди, которые не боятся запачкать руки. И замочить ноги, - директор весело глянул на Валины босоножки, и та смущенно поджала ноги, стараясь спрятать их под диван.
  - Спасибо, - пробормотала она.
  Вот и Армен Арутюнович, ее бывший работодатель, не скупился на комплименты, впрочем, как и не жалел для нее резких слов и гневного высверка карих глаз, в очередной раз узнав, что Валентина опять отсоветовала покупать несвежую продукцию. Откашлявшись, Валя решила приступить к жизненно важному для нее разговору.
  - Илья Андреевич, я, собственно, по объявлению...
  Но мужчина сразу ее перебил.
  - Компьютерную грамотность знаете? С факсом работать умеете? В таблицах Эксель разбираетесь? Деловые письма когда-нибудь составляли?
  Каскад вопросов вверг Валю в ступор. По небольшому опыту она знала, что простой работы не бывает, но убедиться, что настолько не соответствует искомой должности, ей было стыдно.
  А девчонки в один голос уверяли, что работа секретарши - не бей лежачего, сиди себе, раскладывай пасьянс на компьютере, да крась ногти. Хорошо, что Валя им не очень-то им поверила. Она, разумеется, такие вольности себе позволять не собиралась, и вообще мысленно пообещала быть верной и исполнительной работницей. Оказалось, что ее приятельницы были совершенно не осведомлены относительно обязанностей личного помощника директора. Знала бы она - не пришла бы позориться.
  Обухов, наконец, заметил оцепенение своей юной посетительницы.
  - Ну хоть кофе сварить сможете? - спросил он, почти взмолился, сделав брови домиком, и Валя не удержавшись, улыбнулась. Она никак не ожидала встретить такого веселого начальника в столь помпезном здании. Если бы не дорогой костюм, она решила бы, что он простой работник, зашедший сюда в ожидании босса.
  - Кофе я могу, это да, а с остальным...
  - А с остальным нам поможет Лиза, - заявил Обухов и снова ободряюще улыбнулся. - Работа нужна?
  - Нужна, - Валя даже не кивнула, а дернулась всем телом, подтверждая серьезность намерений и обозначив большую нужду в работе.
  - Все, вы приняты. Идем к Лизе.
  - Что? Так просто? - не удержалась Валя от возгласа, не поверив своим ушам.
  Знала бы она, что так легко получит это место, не мучилась бы столько дней от волнения, наполняющего грудь странным холодом, и не сгорала бы со стыда последние пять минут.
  - Устроиться просто, а удержаться будет сложнее. Придется постараться, - генеральный директор распахнул дверь, пропуская Валю в общий коридор. - Было бы желание.
  - Желание есть, - Валя снова кивнула, будто всем телом, и, смущенная, замолчала. Закралась мысль, что во всем этом кроется какой-то подвох, но она не бухгалтер, на которого хотят повесить недостачу, не юрист, которого можно подставить, что с нее взять - она в долгах как в шелках, и может, все именно так, как и выглядит?
  Ее новый начальник тем временем пересек широкий холл и остановился перед дверью с табличкой 'Кадры'. Быстро постучал и тут же толкнул дверь, дожидаясь, когда Валя его нагонит и первая войдет в кабинет.
  За большим столом, заваленным бумагами, три девушки пили чай. Открытая коробка с конфетами лежала на груде папок, в любой момент готовая сползти. Головы присутствующих повернулись в сторону вошедших.
  - О, Илья Андреевич, - проговорила блондинка, быстренько засунув конфету в рот. - Не желаете ли присоединиться? Иванов идет в отпуск, вот, проставился, и скромному отделу кадров в моем усталом лице перепало немного от его щедрот.
  - А что это у тебя лицо усталое, в начале-то рабочего дня, а, Лиза? - Обухов проигнорировал приглашение на чаепитие и прошел к окну, выглянул на улицу, барабаня пальцами по подоконнику.
  - Ну так, ночь была тревожной, дождь лил как из ведра, не выспалась просто, Илья Андреевич, - Лиза тихонько подмигнула своим компаньонкам, но никто не улыбнулся, ожидая, что скажет высокое начальство.
  - Это... - Обухов обернулся к Вале.
  - Валя, - Валя снова кивнула, уже ругая себя за слишком заметное раболепство, но ей не хватало времени прийти в себя от только что полученного с такой легкостью предложения.
  - Знакомьтесь, это Валентина, моя новая помощница.
  При этих словах девушки поджали губы и сверкнули глазами в сторону Валентины, застывшей на пороге. Она могла бы поклясться, как изменилась атмосфера в большом уютном кабинете. Будто повеяло холодом от сильного сквозняка. Она знала, что есть коллективы, в которых не любят новичков, и подружка Игоря работала в одном из таких, кровью и потом добиваясь признания, но казалось невероятным, что под руководством настолько обаятельного и милого человека как господин Обухов могут процветать такие отношения как травля или игнорирование.
  - Валя, проходите, не стесняйтесь, - пригласил ее директор. - Это Лизавета, она поможет вам научиться работать с компьютером, - и, не обращая внимания на округлившиеся глаза названного специалиста, направился к дверям. - Ну так работаем, девушки, работаем, и не обижайте мою... помощницу, - сказал он на прощание и прикрыл за собой дверь.
  В наступившей тишине Валя слышала собственное дыхание. Ей было неловко от пристального внимания. Казалось, что она помешала чьим-то делам и сейчас выслушает целую отповедь, но Лиза протянула руку к шкафу.
  - Найди чистую чашку и присаживайся, - велела она.
  Валя так и сделала, и темненькая девушка с длинной косой вскоре наливала ей чай из вскипевшего чайника.
  - Это Таня, юрист, - объявила Лиза, - а это Маша из бухгалтерии, - указала она на светленькую девушку с короткой стрижкой и крутым начесом. - А ты, значит, Валя.
  Валя кивнула, дуя на кипяток.
  - Помощница значит, новая, - задумчиво проговорила Маша.
  - Бери конфетки, - Таня поставила коробку перед Валей на стопку белых листов, исписанных от руки. - Угощайся, не стесняйся. У нас тут стесняться не принято.
  Валя послушно протянула руку за шоколадной конфетой, хотя терпеть не могла 'Вдохновение', но не в ее положении было капризничать и привередничать.
  - Вот, только что приняли, - проговорила она и робко улыбнулась.
  - Иришка хорошо дела вела, так что проблем не будет, - заявила Лиза. Все отчего-то грустно вздохнули. Видимо, Иришу здесь любили, и ее уход многих огорчил. - Ну а мне, раз делать нечего, придется передать тебе ее дела.
  - Извините, если я...
  - Да ладно, это давняя моя беда: начальство давно считает, что отделу кадров нечем заниматься, так что, не в тебе дело, не комплексуй. Пей чай, - и сама потянулась к своей чашке.
  - Так значит, тебя взяли на работу, - не отступалась Маша, видимо, желая разузнать все подробности.
  Валя кивнула.
  - Только что.
  - И чем ты приглянулась начальству?
  Не успела Валя уразуметь подтекст, кроющийся в вопросе, как приятельницы зашикали на свою подругу.
  - Ну какое тебе дело, Маша, до личной жизни нашего босса, - с преувеличенным упреком в голосе проговорила Таня.
  Валя дрожащей от волнения рукой отодвинула чашку и медленно поднялась со стула.
  - Девочки, я не имею никакого отношения к личной жизни вашего босса, - заявила она ровным голосом, внутренне сотрясаясь от непонятного волнения. - Я прошла собеседование, и вот...
  - Так тебя не по знакомству взяли?
  - Нет, впервые встретились только что.
  - Так ты же вчера вроде приходила. Я тебя видела вроде. Ты еще с Костиком комп тащила. Вроде.
  - Ну да, только вчера не до меня было, так что я ушла ни с чем.
  - А, все понятно. Так Обухов тебя, значит, решил поощрить за самоотверженный труд, - Маша откинулась на спинку стула.
  - Не знаю, наверное.
  - И чему тебя учить? - Лиза громко отхлебнула чай.
  - Ну, я умею печатать на компьютере, но не так быстро, наверное, как надо, и ничего не понимаю в таблицах.
  - А, Эксель? Это пожалуйста, в этом деле я спец, у меня вся работа на этих таблицах построена. За один день все уметь будешь.
  Лиза оживилась, быстро допила чай и принялась разгребать завалы на столе. Вскоре ее приятельницы покинули кабинет, пожелав им удачи.
  - А Кипелов че сказал? - Лиза сосредоточенно водила мышкой, открывая на мониторе несколько окон. - Садись поближе, чтобы все видеть.
  - Кипелов? А это кто?
  - Ну ты че, мать, устраиваешься к нам, а мимо 'Великого рубанка' решила прошмыгнуть? Так не бывает. Кипелов тебя еще проверит на предмет связей за рубежом и навыков шпиона. Ты случайно ни на какую страну не работаешь?
  Валя не сразу поняла, что Лиза шутит.
  - Мне нечего скрывать, пусть проверяет.
  В приоткрывшейся двери показалась голова Маши.
  - Девчонки, Светка с ресепшена говорит, что Кипелов с тобой, Валя, говорил. Что он тебе сказал? - произнесла она громким шепотом, постоянно оглядываясь.
  - Кипелов? - Валя неуверенно взглянула на свою наставницу.
  - Высокий такой, как гора, железный взгляд, вечно поджатые губы. Гестаповец одним словом, - попыталась объяснить Лиза.
  - Седина на висках, да? И синий костюм?
  Лиза кивнула.
  - И о чем вы говорили, когда ты ему в ноги кланялась? - поторопила ее с ответом Маша.
  - Никому я не кланялась, я просто упала, а он меня поддержал.
  - Странно. У нас такого еще не случалось, чтобы знакомство начальника службы охраны с работником начиналось с объятий, - проговорила задумчиво Лиза, но уже в следующую секунду прыснула и прикрыла рот ладошкой. Маша тоже засмеялась.
  - Девочки, ну вы чего, - взмолилась Валя.
  - Ладно, не комплексуй, все нормально. Слышишь, Маша, человек упал, только и всего. А Кипелов тук как тут. По крайней мере, он теперь точно знает твой размер, - обратилась она уже к Вале.
  - Какой размер?
  - Ладно, не бери в голову. Все, Машуня, иди, нам работать надо, - и блондинка уставилась в монитор. Маша пожала плечами, подмигнула Вале и прикрыла дверь.
  С таблицами более-менее разобрались за два часа. Что было особенно сложно, Валя записала под диктовку в блокнот, любезно подаренный Лизой:
  - Бери, тебе пригодится, - работница отдела кадров в это утро была щедрой.
  Ближе к обеду вновь появился Обухов.
  - Ну, как дела? Получается? - он весело оглядел обеих девушек.
  Лиза была старше Вали лет на пять, но Валя чувствовала себя первоклассницей, мечтая побыстрее все понять, выучить и уже самостоятельно приступить к работе.
  - Вы такую способную девочку мне привели, Илья Андреевич, - протянула Лиза, и Вале снова послышалась ирония в ее словах.
  - Других не держим. Ну что, Валя, завтра приступите к работе? Принесете все документы, Лиза скажет, какие, она вас и оформит. Про условия могу сказать отдельно.
  - Не надо, спасибо, меня все устраивает, - заверила Валя. Разговор об оплате всегда смущал ее, а говорить об этом при посторонних было вообще выше ее сил.
  - Ну что же, тогда, думаю, на сегодня достаточно, а с завтрашнего дня вы уже станете нашим сотрудником. Я представлю вас всем, и с богом отправимся.
  - Хорошо. Спасибо. Я постараюсь вас не разочаровать.
  Валя не поняла, откуда на красивое лицо директора набежала странная тень, даже губы искривились, а у Лизы забегали глаза, и девушка принялась судорожно перекладывать бумаги с места на место.
  - Ну и замечательно. Я тоже постараюсь вас не разочаровать, - Обухов взял себя в руки и уже улыбался, как ни в чем не бывало. - Поспешите домой, погода портится, скоро начнется дождь. Вчера вечер был испорчен, и сегодня, вероятно, будет то же самое.
  
  
  
  То ли еще будет...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"