Эллисон Харлан: другие произведения.

На плите

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Харлан Эллисон, "On the Slab". Фантастический рассказ. В саду одного фермера было обнаружено древнее захоронение удивительного одноглазого великана. Его приобрёл предприниматель Фрэнк Неллер, устроивший платную выставку. Но со временем Неллеру удалось войти в телепатический контакт с великаном, оказавшимся живым...


Харлан Эллисон

НА ПЛИТЕ

  
   Это место притягивало молнии. Сезон за сезоном, с августа по ноябрь, но наиболее интенсивно в сентябре, зазубренные убийственные стрелы искали фруктовый сад Джорджа Гибри.
   Этот фермер владел четырьмя акрами земли, где росли шероховатые яблони. Их плоды с каждым урожаем неуклонно уменьшались, что заставило Гибри год спустя перерезать себе горло ножом для снятия кроличьих шкур, и он истёк кровью на чердаке своего сарая в Чепачете, недалеко от Провиденса, что в штате Род-Айленд. Джордж Гибри нашёл жуткое существо в северо-восточном углу своего участка в конце сентября. В сезон убийственных молний.
   Невероятно искалеченные деревья - с чёрными шрамами, словно от пожара, - выдерживали одну атаку за другой, с каждым годом всё больше раскалываясь, увядая и умирая. Яблоки сорта "Макинтош", которых они производили на свет, были отвратительными и сморщенными, как дети, рождённые под действием "Талидомида". Каждую ночь этот сад притягивал молнии, они трещали и метались, пока однажды, словно устав от космической игры, чудовищный вилообразный разряд не ударил в землю, вскрыв могилу этого существа.
   На следующее утро Джордж Гибри отправился осматривать свой фруктовый сад, сдерживая слёзы, пока его дом и жена Эмма не скрылись из виду за его спиной. Фермер посмотрел вниз в кратер и увидел, что это существо растянулось на спине, его единственный зелёный глаз с двумя зрачками страшно светился в лучах утреннего солнца, а левая рука, согнутая в локте, казалось, сжимала растопыренными пальцами утренний воздух. Как будто ярость неба поразила это существо, когда оно пыталось выбраться из-под земли.
   На мгновение, пока он смотрел вниз в яму, Джордж Гибри почувствовал, что нервы, удерживающие его мозг, отрываются. Его голова начала дрожать на шее..., и он отпрянул от невозможного титана, распростёртого на земле, заполнившего собой яму длиной в девять метров.
   В саду были слышны звуки насекомых, нескольких птиц и хныканье Джорджа Гибри.
   Дети, проникшие на земли фермера, чтобы поиграть в его саду, увидели это существо; слух распространился по городу и достиг одной внештатной журналистки из Провиденса, которая время от времени писала интересные статьи для "Journal". Она поехала на ферму Гибри и, обнаружив, что поговорить с Джорджем Гибри невозможно, так как он сидел на стуле с прямой спинкой, уставившись в окно, не говоря ни слова и даже не признавая её присутствия, журналистка сумела уговорить Эмму Гибри позволить ей побродить по саду в одиночестве.
   Когда статья была опубликована, она была небольшой, но это было начало октября, когда мир пребывал в покое. Однако существо привлекло внимание многих людей.
   К тому времени, когда группа аспирантов-антропологов прибыла со своим профессором, куски огромного существа были оторваны полевыми зверями и любопытными посетителями. Аспиранты отправили одного члена своей группы обратно в Университет Род-Айленда в Кингстоне, посоветовав тому связаться с юридическими представителями университета и подготовить их к возможной покупке этой ужасающей, чудесной находки. Очевидно, что фермер никого не разыгрывал; это был не "Кардиффский гигант" П.T. Барнума, но существо, никогда ранее не встречавшееся на Земле.
   А когда наступила ночь, профессор был вынужден уговорить наиболее ответственных студентов остаться дежурить возле могилы. Им привезли керосиновые лампы, пуховые куртки и мини-печь. Но к утру все эти студенты сбежали.
   Три дня спустя, всего за шесть часов до того, как адвокаты университета смогли представить своё предложение Эмме Гибри, организатор рок-концертов из Провиденса заключил с ней договор о полном праве собственности на мёртвого гиганта за три тысячи долларов. Эмма Гибри не могла заставить мужа говорить с того самого утра, когда он добрался до края могилы и увидел внизу одноглазое существо; Эмма была в панике; в своём будущем она видела только докторов и больницы.
   Фрэнк Неллер, заманивающий в город все знаменитые рок-группы последнего десятилетия, арендовал по смехотворно низкой цене выставочное помещение в Гражданском Центре Провиденса, потому что шла только вторая неделя октября... и мир пребывал в покое. Затем Неллер поручил своей компании по связям с общественностью сделать гиганта национальным раритетом. Создать шумиху было не сложно.
   Существо показали с помощью мини-камер в вечерних новостях всех трёх основных телеканалов. Чутье Фрэнка Неллера на драматические постановки не пропало даром.
   Девятиметровый гуманоид, розовокожий и со злобным взглядом, направленным в объектив оператора, был снят крупным планом. Он лежал на мраморной плите, высеченной местным мастером по изготовлению памятников специально для Неллера.
   Приехали Пилбим из Йеля, Джохансон из Кливлендского музея естественной истории, оба Лики, Тейлор из Риверсайда и Ханс Сьюз из Калифорнийского университета в Ла-Джолле. Все они сказали, что гигант был настоящим. Но они не могли сказать, откуда тот взялся. Однако он был родом с нашей планеты: девять метров в высоту, циклоп, твёрдый, как рог носорога... но человек. И все учёные заметили еще одну вещь.
   Грудь, как раз над тем местом, где располагалось сердце, была покрыта ужасными шрамами. Как будто центурионы снова и снова вонзали свои пики в плоть, когда этот мерзкий циклоп был распят. Ужасные раны, морщинистая кожа, всё ещё багровая от гнева, на фоне нежно-розового цвета тела, не покрытого пятнами.
   Нетронутого, если не считать мест, где любопытные жители использовали свои пилочки для ногтей и перочинные ножи, чтобы отковырять себе сувениры.
   А затем Фрэнк Неллер заставил всех наблюдателей уйти. Они удивлённо качали головами, безумно желая забрать существо в свои лаборатории для частного изучения, но этому помешало явное и непоколебимое право собственности Неллера. И когда последний из них ушёл, а фотографию циклопа на плите стало возможным увидеть в журналах и газетах, и даже на плакатах, тогда Фрэнк Неллер устроил свою экспозицию в Гражданском Центре.
   Там, в пределах видимости, находится Государственная резиденция штата Род-Айленд, на вершине купола которой возвышается покрытая золотом статуя Независимого Человека, высотой в 3,5 метра.
   Любопытные посетители тысячами выстраивались в очередь и платили каждый по три доллара, чтобы пройти мимо мёртвого колосса, изображённого на плакатах в натуральную величину, что украшали внешние стены Гражданского Центра, как девятое чудо света! (Девятый, рассуждал Фрэнк Неллер с остроумием и знанием истории, не свойственным популяризаторам и предпринимателям, потому что Кинг Конг был восьмым). Эта любезная дань уважения не осталась незамеченной поклонниками фильмов ужасов; и данный жест принёс Неллеру признание, которого он, возможно, не получил бы от знатоков.
   Имелась почти симфоническая правильность в том, что титан был найден в Провиденсе, на Род-Айленде, в этом штате янки, столь нехарактерном для Новой Англии; это место, основанное Роджером Уильямсом для "тех, кто страдает по причине совести", и исторически отождествляемое с независимостью мысли и свободой религии; это место, где странное и причудливое сочетается с обыденным: Эдгар По жил там, и Лавкрафт; и у них были странные видения, страшные сны, которые они записывали и тем самым повлияли на развитие литературы; там же в Провиденсе существовала своя итальянская Мафия; из этого города поступали бесчисленные сообщения о странных происшествиях, наблюдениях, сборищах, верованиях. Всё это создавало необычную атмосферу и впечатление, что "Journal" Провиденса был приложением к трудам Чарльза Форта.
   Очереди к циклопу, казалось, никогда не уменьшались. Толпы людей прибывали целыми автобусами, арендуя кассетные плееры со справочной информацией, которую озвучивал человек, игравший главную роль в телевизионном сериале, посвящённом оккультизму. Гогочущих школьников прогоняли мимо пристально смотрящего вверх зелёного глаза; подростки, чувства которых были притуплены фильмами ужасов, приходили группами по пять и десять человек; юные влюбленные, нуждающиеся в том, чтобы поделиться своими чувствами, останавливались и удивлялись; пожилые граждане, из жизни которых было вымыто всё удивление, улыбались, указывали пальцами на титана и цокали языками; скептики, циники и профессиональные разоблачители стояли, застыв в недоумении, и уходили в замешательстве.
   Фрэнк Неллер увлечённо занимался демонстрацией циклопа, такого вдохновения не было у него даже, когда он привозил в Провиденс знаменитых музыкантов. Каждый вечер он ложился спать уставшим, но с приподнятым настроением. И каждый день он просыпался с ощущением, что время потрачено не зря. Когда он рассказал об этом чувстве своему старому другу, по совместительству бухгалтеру, с которым он жил в одном доме в студенческие годы, Неллер был вознаграждён словом "облагороженный". Когда Неллер задумался над значением этого слова, он согласился с бухгалтером.
   Показать это чудовище было важно.
   Он всем сердцем желал узнать причину. Единственным звуком, который чаще всего эхом разносился по зелёной поляне его мыслей, был вопрос: почему?
   - Насколько я понимаю, вы решили спать в ротонде, где выставлен гигант? - Ведущий ночного ток-шоу наклонился вперёд. Пепел на его сигарете вырос до такой степени, что мог упасть на его мятые брюки. Ведущий не обращал на это внимания.
   Неллер кивнул.
   - Да, это правда.
   - Зачем?
   - Зачем? Это вопрос, который я задаю себе с тех пор, как купил великого человека и дал людям возможность увидеть его...
   - Ну, давайте будем честными, - возразил ведущий. - Вы не позволяете людям увидеть гиганта, вы берёте с них деньги за эту привилегию. Вы показываете достопримечательность, в конце концов. Это не чисто гуманитарный акт.
   Неллер поджал губы и согласился.
   - Это верно, это действительно верно. Но я скажу вам, если бы у меня были средства, я бы сделал это бесплатно. Но, конечно, у меня их нет, поэтому я беру деньги только для возмещения расходов на аренду помещения в Гражданском Центре. И не более того.
   Ведущий лукаво улыбнулся.
   - Да ладно...
   - Нет, правда, честное слово, я серьёзно, - поспешил ответить Фрэнк. - Прошло одиннадцать месяцев, и я не могу сказать, сколько сотен тысяч людей посмотрели на великого человека; может быть, миллион или больше; я не знаю. И каждый уходит, чувствуя себя немного лучше, немного важнее.
   - Религиозный опыт? - спросил ведущий без улыбки.
   Фрэнк пожал плечами.
   - Нет, я хочу сказать, что люди чувствуют себя облагороженными в присутствии великого человека.
   - Вы продолжаете называть гиганта "великим человеком". Странное выражение. Почему?
   - Так кажется правильным, вот и всё.
   - Но вы до сих пор не сказали мне, почему вы спите рядом с этим гигантом?
   Фрэнк Неллер посмотрел прямо в глаза ведущему, который, должно быть, постоянно жил в Нью-Йорке и поэтому мог не понимать, что такое душевный покой, и сказал:
   - Мне нравится это ощущение. Я чувствую, что стою тех усилий, которые потребовались, чтобы создать меня. И я не хочу быть вдали от него слишком долго. Поэтому я устроил там кровать. Это может показаться вам странным, но...
   Но если бы он не был вынужден сосредоточить свою жизнь вокруг неподвижной фигуры на мраморной плите, то Фрэнка Неллера не было бы там в ту ночь, когда явился разрушитель.
   Лунный свет заливал ротонду через огромные световые люки центральных выставочных залов.
   Неллер лежал на спине, заложив руки за голову, как обычно, долго не засыпая, но в то же время пребывая в мире с самим собой в присутствии великого человека.
   Титан находился на своей мраморной плите, прислонённой к дальней стене, высотой девять метров, его лицо теперь было скрыто тенью. Неллер не нуждался в освещении. Он знал, что единственный большой глаз циклопа был открыт, двойные зрачки смотрели прямо вперёд. Они стали товарищами, человек и великан. И, как обычно, Фрэнк увидел то, чего не видел никто из тысяч, прошедших перед колоссом. В темноте под потолком, шрамы, покрывавшие грудь гиганта, тускло светились, как янтарный планктон или минускульные организмы, что цепляются за известняковые стены в самых глубоких земных пещерах.
   Когда наступила ночь, Фрэнка охватила невыносимая тоска. Где бы и как бы ни жило это удивительное существо... каким бы образом оно ни проводило дни и ночи, бывшие его жизнью... оно пережило нечто более ужасное, чем может представить себе любой современный человек. Что нанесло такой страшный урон его плоти, и как он смог восстановиться, пусть и не до конца, Неллер не мог даже помыслить.
   Но он знал, что боль титана была бесконечной и ужасной.
   Неллер лежал так на спине каждую ночь, размышляя о жизни, которую знал великан, и о том, какой она должна была быть для него на этой земле.
   Вопросы были слишком серьёзными, слишком сложными, и Фрэнк Неллер даже не мог их правильно сформулировать. Титан бросил вызов законам природы и разума.
   Но тут тень разрушителя закрыла световой люк ротонды, шум сильного ветра поднялся вокруг Гражданского Центра, и Фрэнк Неллер почувствовал ужас, который невозможно было сдержать. Что-то приближалось с неба; не глядя вверх, Фрэнк понял, что нечто явилось к великому человеку на плите.
   Ураганный ветер пронзительно кричал, вибрируя в корнях зубов Неллера. Темнота снаружи, казалось, опускалась к световому люку, и с последним взмахом огромных крыльев, бьющихся о ночь, разрушитель разбил вдребезги ударопрочное стекло.
   Острые осколки, подобно сталактитам ударялись о кровать, пол, стены; одно длинное копьё вонзилось в подушку, на которой мгновение назад лежала голова Фрэнка, другое копьё пробило матрас в паре сантиметров от его тела.
   Что-то огромное двигалось за изножьем кровати.
   Стекло лежало сверкающим ковром по всей ротонде. Лунный свет по-прежнему светил вниз и освещал выставочную площадку.
   Фрэнк Неллер поднял голову и увидел кошмар.
   Силой, обрушившей световой люк, оказалась птица. Она была настолько огромной, что Неллер не мог сопоставить её ни с одним известным ему видом. Однажды в детстве возле окна его спальни появилась малиновка. Солнечный свет превратил стекло в зеркало, птичка ударилась в него, упала на землю и лежала там, пока Неллер не вышел из дома и не подобрал её. Кровь малиновки была водянистой, и Неллер чувствовал, как её сердце бьется о его ладонь.
   Она была беззащитна, слаба и умирала в страхе, Неллер чувствовал это. И Фрэнк, плача, бросился к матери и умолял её помочь вернуть это существо на небо. Его мать достала старую пипетку, с помощью которой в молоко Фрэнка, когда он был моложе, добавляли масло печени трески, и попыталась заставить малиновку выпить немного сахарной воды.
   Но птица умерла.
   Крошечная, она умерла от страха.
   Существо в ротонде тоже являлось птицей, но не маленькой и не испуганной.
   Это была птица, которую никто никогда не видел, и даже не знал о её существовании. Синдбад-Мореход, возможно, встречал её, но ни один человеческий глаз не видел такой гигантской птицы. Фрэнк Неллер не мог оценить её размеров, потому что она был почти такого же роста, как и великий человек, а когда птица издала отвратительный каркающий звук, выпятив грудь и размахивая крыльями, её перья скребли стены ротонды с обеих сторон. Фрэнк помнил, что расстояние от одной стены до другой было более двадцати метров.
   Хищная птица с адским воплем вонзила свои острые когти в окаменевшую плоть великого человека, а злобный клюв воткнулся в грудь, в сморщенную область шрамов, которые мягко светились в тени.
   Клюв разрывал кожу гиганта, твёрдую, как рог носорога.
   Затем Неллер увидел, как плоть, казалось, потеряла свою жёсткость, она размягчилась, и кровь потекла с клюва убийственной птицы. Великий человек застонал.
   Его глаз моргнул.
   Птица била клювом в грудь, разбрасывая куски мяса по ротонде.
   Фрэнк почувствовал, что его мозг взрывается. Он не мог вынести этого.
   Но страшная птица справилась со своей задачей, вырвав участок груди, где под рубцовой тканью лежало сердце великого человека. Фрэнк Неллер выполз из тени и беспомощно смотрел. Существо было огромным. Неллер по сравнению с ним выглядел малиновкой: жалкой и крошечной.
   Затем он увидел огнетушитель в стеклянном шкафчике на стене, схватил подушку с кровати и с её помощью разбил стекло. Он сорвал огнетушитель с крепления и бросился к чёрной птице, дернув за рукоятку с такой силой, что пломба без усилий оторвалась. Неллер направил сопло на птицу в тот момент, когда она в очередной раз отделилась от груди гиганта, и смесь "Halon 1301" ударила белой струей в её голову.
   Смесь фтора, брома, йода и хлора окружила птицу, попав ей в глаза и клюв. Птица издала последний яростный крик, вырвала когти из тела титана и взмыла вверх в темноту, судорожно размахивая крыльями, задев лицо Фрэнка Неллера и отбросив его в угол. Он ударился о стену, на мгновение потеряв сознание.
   Когда Неллеру удалось подняться на колени, он почувствовал мучительную боль в боку и сразу понял, что сломано несколько ребер. Всё, о чём он мог думать, - это великий человек.
   Неллер подполз к основанию плиты и посмотрел на титана. Там, в тени великий человек, испытывая страшную боль, смотрел на Неллера сверху вниз.
   Из огромных губ вырвался стон.
   - Что я могу сделать? - в отчаянии подумал Неллер.
   И ответ прозвучал в его голове:
   - Ничего. Она явится снова.
   Неллер поднял голову. Там, где тускло светилась ткань шрама, грудь была разорвана, и сердце великого человека пульсировало и кровоточило, часть его была оторвана.
   - Теперь я знаю, кто ты, - сказал Неллер. - Теперь я знаю твоё имя.
   Великий человек улыбнулся странной, застенчивой улыбкой. Один большой зеленый глаз придавал выражению его лица какое-то лукавство.
   - Да, - сказал он, - ты знаешь, кто я.
   - Твои слёзы смешались с землёй и создали нас, - прошептал Неллер.
   - Да.
   - Ты дал нам огонь и мудрость. И с тех пор ты страдаешь за это.
   - Да.
   - Я должен знать, - сказал Фрэнк Неллер, - я должен знать, был ли ты тем, кем являлись мы до того, как стать теми, кто мы есть сейчас?
   Снова поднялся шум сильного ветра. Хищная птица возвращалась на крыльях ночи. Химические вещества не могли оторвать её от задачи, которую она должна была выполнять, ничто не могло помешать ей.
   - Она приходит снова и снова, - мысленно сказал великий человек Неллеру. - А я больше не приду.
   - Ответь мне! Был ли ты тем, кем мы являлись...?
   Тень упала на ротонду, когда великий человек сказал в этот последний момент:
   - Нет, я тот, кем вы бы стали...
   Отвратительная птица, посланная богами, поразил титана, когда он сказал ещё одну вещь...
  
   Фрэнк Неллер пришёл в сознание спустя несколько часов, лёжа на полу, мучаясь от боли из-за сломанных ребёр. Он услышал те последние слова, прозвучавшие в его голове. И он слышал эти слова до самого конца своей жизни.
   - Нет, я тот, кем вы бы стали..., если бы были достойны.
   В ту ночь по всему миру, от полюса до полюса наступила глубокая тишина, какой ещё не случалось в жизни существ, называвших себя людьми.
   Но в ближайшем будущем тишина станет мёртвой.
  

(1981)

Перевод: Алексей Черепанов

Декабрь, 2021


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"