Черепанова Елена Владимировна: другие произведения.

Рассвет Падшего

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга 2 "Рассвет Падшего" Часть 1. "Новый год начинается в рождество." Наш Новый год глазами чужих, которые полагали, что они нас всех... уже. Впрочем, чужие то же бывают разные.


КНИГА II

Утро Падшего

Часть 1

Новый год начинается в рождество.

Глава 1

Гном на болоте.

   Ночь накатывала на нее холодными волнами, словно ласково шуршащее море обволакивало и обнимало тело и душу. Образы, чувства, слова переплетались, объединяясь и прорастая одни в другом. Так начинается понимание тонкого мира, постижение сначала всплывает неопределяемыми образами, потом сохраняется разумом, как сохраняется в последних мгновениях образ земли, уходящей за горизонт. Проходит время, и последнее видение снова возникает для путешественника, устремляющегося к столь желанному берегу. Он ищет землю и находит. В первые мгновения он видит то, что когда-то уже вставало перед его глазами. Так и ей чудились мгновения ночи, ставшие вечностью. Один и тот же сон, повторяющийся каждый год. Человек, и человек ли? Маг ли? Он. Некто, кто заживо погребен под слоем льда и не может выбраться наружу, он жаждет. Он тщится, он стремиться выбраться из своего ледяного панциря. С треском ломаются его оковы, и она, находясь на тонкой грани между миров, видит, как выламываются старые, изросшие когти, отрываются темные тонкие волосы, как все ломает его несгибаемая воля. Эта воля сжимает и давит ее тело. И лед тает под его напором и на горизонте моря вновь обретается чужая земля. Все повторяется по кругу, Все поворачивается и вновь обращается ободом на старое место... Его имя забыто, но уже забытый, он вновь воплощается во второй раз. Сколько раз это было и сколько пребудет еще.
   Он Маг.

***

   Ну, вот, давно так тошно не было. Как всегда, в двадцатый раз после долгого сна с Падшим, Лика проснулась с настроением заметно ниже пола цокольного этажа. Все окружающие приобрело серый цвет. Серое утро, серое настроение, серые перспективы, даже кофе казался серым по вкусу. Хотелось долго валяться в постели и спрятаться. Протерев, наконец, глаза Мышка решила, что у нее завелся домовой. Вчера, проводив гостей, она закрыла дверь в спальню. Это Мышка помнила совершенно отчетливо. Сегодня дверь была приоткрыта. Странно, если учитывать, что у нее ручка с защелкой.
   Да, что же это? Отчего так ломит шею и плечи? Наверное отлежала, валяясь до обеда, серо подумала Лика. Она нехотя встала, сунула ноги в теплые серые тапочки и отправилась в разведку. Кто-то же должен был открыть дверь. Может, у нее все из дома вынесли? Убирать после гостей на кухне пришлось практически до утра. Но ей помогали все подруги, кроме Ленчика, Ленчик была занята флиртом. На пороге кухни Лика остановилась в немом недоумении. Посреди помещения стоял странный стол. У Мышки кухня обставлена в стиле техно- тонкий металл и толстое стекло в сочетании с синей кожей, а тут стол. Совершенно чужой и громоздкий. Большой деревянный, скобленый за долгие года пользования, солидный такой стол. Интересно, кто же его сюда притащил. Лика задумалась, вспоминая кабаньи клыки, колбы и бутыли. Это точно не ее мебель. Хейлин подошла и открыла холодильник.
   Она стояла, прислонившись лбом к блестящей хромом металлической дверце, вспоминая как несколько месяцев назад, началась эта странная история. Расскажи кому, ни за что не поверит. Тогда, она точно так же открыла свой старенький холодильник и увидела пустые проржавевшие полки родительского "Днепра". В том холодильнике, по крайней мере, можно было готовить мороженое, мерзло все насмерть. В этом же любые навороты и не нужно ни какой разморозки. Все не так запущено, как раньше. Все есть, мясо, сыр, рыба, торты и пирожные. Все то, чего может пожелать уставший от бесконечного праздника живота желудок. Мышка постояла немного и захлопнула дверцу. Теперь я буду худеть целый месяц, подумала она, и решила, что за месяц не похудеть, впереди маячил новый год, нет. Худеть придется месяца два - три. Ненавижу есть. Нужно заниматься спортом, двигаться, работать, иначе не долго и гардероб сменить. Смертельно зачесался нос.
   Пить или бить? - подумала Мышка. Чего я хочу, зачем-то ведь пришла на кухню? Есть не хочу точно! Кто же у меня был? Ясно, что не наши парни и не преподаватели. Гномы и подруги то же отпадают. Вообще-то выбор у нее был не велик. Ночными посетителями могли быть только крутые маги, легко проникающие в квартиры без ключей, то есть, Стрэсс, Драконы и драконы. Никаких других кандидатур трезвое ликино мышление не могло представить. Что же им было нужно? Зашли и вышли. Аналитический этап мыслительного процесса закончился, следовало начинать планировать действия, точнее визиты. Три с небольшим месяца назад, когда она только начинала учиться в институте парапсихологии, который наивно считала филиалом Московской академии, ей бы и в голову не пришло, что ее знакомыми и друзьями станут маги, гномы, эльфы и драконы. Скорее, она надеялась встретить интересных людей, заниматься биоэнергетикой. Биоэнергетики ей хватило в первые две недели, когда им поставили реструктуризацию. Лика вздрогнула, до сих пор выворачивает наизнанку, когда она вспоминает, как у нее отторгалась слизистая, и менялся обмен веществ, она тогда жутко облезла, выпали не только волосы, но и зубы. Но ничего, все отросло по-новой, лучше прежнего.
   Кто бы подумал, что она станет спасительницей родной планеты, ее древних драконов и почти магом. Почти звучало в голове весьма оптимистичной музыкой. Мышка иногда придавалась рассуждениям о том, почему именно у нее получаются такие вещи. Раз и соединила миры, проколов пространство между ними, раз и включил генетическую программу реверсии у целой семьи, которая ее жутко достала. Какая разница как эта семья у местного населения называется, гнездо, или клан. Нет, сколько не думай, а выяснить, кто у меня ночью по квартире шлялся, придется.
   Решительным шагом Лика отправилась в ванную и гардероб, и через какие-то полчаса она была готова в путь. Вспомнилось объявление в газете, улица Смирновских, дежа вю. Так она отправилась на поиски института. Теперь Мышка отправлялась на поиски таинственного ночного гостя. Легче всего начинать со Стрэсса, да и прогуляться на природе, по Пар-э-Мору полезно, вдруг лишние калории сгорят, не придется напрягаться в спортзале по полной программе.
   Лика надела свитер, старые джинсы с кроссовками и отправилась в путь. Щелкнула пальцами, соединив Землю и Пар-э-Мор, и... пожалела, что не одела купальник. На болоте было жарко. Далось ей это болото! Чуть правее, над маслянистой черной грязью взмыло жирное извивающееся тело пиявки Тэры с угрожающими присосками, окруженными отвратительного вида желтыми крючьями. Ни хрена себе, изумилась Лика, она меня что, не узнала? Пиявка быстро приближалась, извиваясь от удовольствия перед завтраком, или от предвкушения близкого обеда. Лика, она же - принцесса этого мира, несколько растерялась, чтобы не сказать больше, потом взяла себя в лапы и решила познакомиться с Тэрой, которая к тому же ее подданная, в недалеком будущем, по полной программе. Даже этот недоделанный маг-гоблин Тимур с ней справился, а мне что, слабо?
   Она окончательно разозлилась. Мысленно представила себе, как поймает это черное двухметровое извивающееся тело и усядется на нее. Потом в деталях представила, как будет сжимать ногами пиявку, оставался один вопрос: как поворачивать? Точнее как ею управлять в полете, особенно по вертикали. Лика на мгновение задумалась, размышляя, станет ли пиявка поворачивать, если ее сильнее поднажать с одного бока. Предполагалось, как данность, что станет. Тэра заметно затормозила свой полет, собралась в черную смятую в складки грушу, а на ближайшую болотную кочку вылез грязный, измазанный болотной тиной гном. Гном оказался маленьким жирным типом с осоловелыми глазами.
   - Ты кто? - спросила Лика на всеобщем, краем глаза наблюдая за растерявшейся пиявкой. Тэра развернулась и пошла по кругу, как-то незаметно разгоняясь и подгоняя себя хвостом. Лика чуть не вывернула голову, пытаясь рассмотреть пиявкин хвост. Интересно же, есть у нее присоска со стороны хвоста, как у настоящей пиявки, или нет?
   - Гр...хрм. - Ответила широкая куча тины с глазами.
   - Короче! - Потребовала Мышка. - Или пойдешь на обед Тэре.
   Тэра, обрадовавшись, тут же подрулила поближе. Лика сама удивлялась своей наглости. Что ж я в покер не играю, с такими способностями? Надо же так блефовать! Обрадованная Тэра подошла ближе, и ее движения приобрели уверенный и самодовольный вид. Пиявка проносилась рядом, разрезая воздух хвостом. Вжик, вжик, слышалось почти над ними, но почему-то рядом с облепленным тиной гномом Лика совершенно не боялась.
   - Ну что, оглох, говорить будешь? - угрожающе настаивала девчонка.
   - Да, гном я, местный. Чего ты орешь, башка и так раскалывается. Дук я, старейшина гномов пригорных скал.
   - А в болоте, что делаешь? - хамовато спросила Мышка.
   - А ты мне кто, чтобы приказывать? Ходют тут всякие, развелось, как лягушек болотных. То же мне, указчица нашлась. - Возмутился злой и мокрый гном. - Гном вытащил из болота топорик, украшенный затейливой резьбой, очищая его от тины. - Щас как! Мало не будет! Этой поганке, - гном кивнул на Тэру, - все равно кого жрать.
   - Меня она есть не станет. - Снова убедилась в своей дикой наглости Лика. Она уверенно прервала излияния гнома. - Я будущий владеть Пар-э-Мора. И Лика вывернула кристаллом наружу перстень, подаренный ей Мраком на день рождение. В кристалле ясно просвечивал парэморский замок с его обитателями.
   Гном хитро прищурился, глядя на Мышку. - Ну-ну, это ж принцесса, значить? Гном ехидно окинул девчонку взглядом. На принцессу данная особа в потертых и обтрепанных штанах никак не тянула. Вместо камзола на незнакомке была заметно растянутая и линялая вязаная туника с высоким воротом совершенно неопределенного цвета, то ли малиновая, то ли свекольная. Сама Лика полагала, что данный цвет назывался цикламеном. В общем, странноватая девица неопределенного возраста не внушала гному не малейшего почтения. Принцесс в этом мире представляли себе иначе, да и не зачем им по здешним болотам бегать. Потому Дук с наглой рожей решил уточнить.- Ну, а монета у тебя есть? Видели мы у нас на болотах всякое, но принцесс еще не было. Что принцессам на болотах делать?
   - Какая еще монета! - Возмутилась Лика. - Тебе, что ли?
   - Ну, нет. Монета она одна - балансир, одна монета в один рилон, это все знают! Нет монеты, нет принцессы, знаешь ли. Есть одна глупая девчонка с парэморским кольцом и мокрыми ногами. Таких, может и раньше было много, что-то никто не стал владетелем.
   - Много знаешь! - Возмутилась Лика. - Что ж тогда сидишь в болоте, облепленный тиной? Бальнеологические ванны принимаешь? Так и скажи, что от Тэры прячешься. Новый вид спорта, называется бег от пиявки! Может, это гномы специально изобрели, для похудения?
   - Скажешь то же, - гном ожесточенно отдирал с себя слизь и водоросли. - Я только проснулся. Ну, отсыпался я здесь!
   - Ну да, пока я не появилась! А Тэра случайно паслась рядом.
   Гном почесал бороду, затылок, потом подмышки и перешел к пузу, закончив пятками.
   - Во, гад, ест как! - Возмутился гном. Следовало раздеться и смыть с себя всю налипшую гадость. Но вдруг, девчонка и вправду принцесса, неизвестно как на это хранители посмотрят. Может, что и очень косо. К тому же, голый гном это не для слабонервных девиц. Однако девчонка на слабонервную, вроде, не тянула? Молчание слегка затянулось. Первым сдался гном. - Это все водоросли, они как мочалка с битым стеклом. А ты зачем на болоте, принцесса?
   - Не знаю, просто решила прогуляться, пробежаться перед завтраком. Ну, как тебе сказать, это такой утренний моцион, пробежка, чтобы избавиться от лишнего веса. - Хейлин задумалась. А действительно, зачем она здесь, ей и самой не понятно. Потянуло на подвиги и приключения, или решила, от нечего делать, изучить обстановку. Она снова посмотрела на гнома. - Знаешь, я думаю, что мне хочется лучше узнать этот мир и его обитателей. Вот и решила начать с болота. Не знаешь, где Стрэсс?
   - Что я за ним, бегаю? А вот помощника его видел, не спорю. Благодаря ему и торчу здесь. Приволок намедни, бочонок пива, ну как подарок, а он, гад, мне какую-то болотовку предлагает. И кто - кого перепьет. Так он меня перепил. Я только на второй день проснулся, голова гудит, как большой обеденный колокол, шевелиться больно. А тут эта пакость летает. - Гном махнул рукой в сторону Тэры.
   Пиявка неожиданно развернулась и быстро пошла на сближение с грязным гномом. Лике это напомнило таран. Она, испугавшись не на шутку, тут же захотела свой жезл из пещеры за водопадом. Жезл появился, и Мышка направила его кристаллом огня в сторону пиявки. Та обиженно вильнула в сторону.
   - Слушай, а до сухого места здесь далеко? - Спросила Лика, с неудовольствием рассматривая окончательно промокшие кроссовки.
   - Да, обувка у тебя, не очень. - Согласился с ее взглядом гном, уважительно косясь на жезл. - На болоте бы сапоги надо, хоть и принцесса. Тяжелый, подишь ты? Зачем тебе такой длинный жезл, в твой рост?
   - Да, не очень тяжелый, вроде из дерева. А зачем длинный не знаю, раньше я им балансировала, когда летала на доске.
   - Гм, а сейчас, чего не летаешь. Ну, и полетели бы, все лучше, чем грязь пешком хлебать.
   Лика сморщила носик, но доску из пещерного хода вытащила. Залезла на летающую платформу, сильно смахивающую на сноуборд. Вздохнула, вспомнив свой экзамен и классификацию, на которой придумала этот транспорт. Нет, нужно было что-то понадежней придумывать, но тогда у нее не было времени, а такая доска оказалась самой простой. Мышка снова посмотрела на свои мокрые кроссовки, пошевелила пальцами, в ногах хлюпнуло. Мысленно представила себе свою первую одежду в этом мире: свитер, жилет, лосины и ненамокаемые ботинки с клепочками. Щелкнули магнитные зажимы. Стоять на доске было не очень удобно, все время приходилось держать вес, балансируя, чтобы не опрокинуться. Нос доски находился примерно в тридцати сантиметрах от поверхности жидкой грязи. Гном тяжело вздохнул, засунул палаш за пояс и неожиданно шустро уселся на доску, как на ослика, ухватившись за ликины ноги. Лика взвизгнула. Тэра рванула поближе.
   - Ну, чего ждешь, поднимай! - Гудел недовольный толстяк.
   Лика послушно задрала нос доски, гном чуть не полетел вниз, вцепившись в ее ноги. Лика снова взвизгнула. Тэра подлетела еще ближе.
   - Стрэсс, сволочь, я тебя убью, когда увижу! - Окончательно разозлилась на себя и гнома Мышка. Она поднялась повыше, метра на полтора над болотом и крикнула: - Куда нам рулить!?
   - Влево давай, - орал гном. - Видишь, кочка повыше, на нее держи. Правь, куда ты летишь! - Орал разгоряченный гном, наслаждаясь полетом. На первый взгляд, до той кочки было не меньше километра, а летели они минут десять, не торопясь. Лика боялась, что гном слетит, и будет хвататься за ноги, тогда они точно плюхнутся в болото.
   - Давай круче влево! Смотри, эта летающая мочалка нас догоняет! - Лика оглянулась.
   - Чего ты к ней цепляешься, Дук! Ей же интересно, куда это мы? Ничего плохого она тебе не делает, просто летит следом.
   - Кромку болота видишь, принцесса? Тогда лети к ней, еще немного и мы на твердой земле, почти дома! - Радовался мокрый пузан.
   - Да, где этот Стрэсс, ему что, все равно, кто шляется по болотам. - Возмущалась Мышка. - Я вот устрою некоторым инспекционную поездку.
   Тэра вырвалась вперед, летя перед скользящей над черной водой доской. Лика осмелела и прибавила хода, набирая высоту. Полет над болотом превратился в гонки. Тэра и летающая доска с двумя наездниками. Мышке взбрело в голову потрогать Тэру и выяснить склизкая она, или нет. Наконец, догнала. Пиявка оказалась неожиданно теплой и приятной на ощупь, как шелковистый, очень тонкий бархат. Лика погладила ее и похлопала по боку. Тэра увернулась, неуверенно дернула хвостом и ушла обратно на болота.
   - Вот видишь, она вовсе не злая, Дук.
   - Конечно, тебе она может, и не злая, а вот нас, гномов, она ест, очень даже по многу хавает, ей только попадись. - Гундел Дук, - от удовольствия болтая ногами. - Давай к холмам, что холмы не видишь! Давай, давай!
   Наконец начались заросли зеленой осоки, потом изумрудной, шелковой травы.
   - Гони, гони! - радовался гном. - Скоро будем дома! К северу держи, к северу загребай! Скоро родные пещеры!
   Гном начал странную гудящую песню на родном языке. На холме перед летчиками возникла лохматая фигурка болотного кота с кисточками на ушах, размером с маленького теленка. Все же он похож на рысь, решила Лика, вот только окраска подкачала. Она развернула доску в сторону Стрэсса, делая полукруг и подлетая к третьему хранителю сбоку.
   - Привет именинница, - скучно приветствовал ее Стрэсс. - Развлекаешься?
   - Катаюсь. Ты у меня ночью был? - Подозрительно поинтересовалась девчонка.
   - Ты, что, издеваешься, после твоего дня рождения! У меня других дел нет, чтобы после такой пьянки по чужим домам бегать. Твое день рождение - работа покруче инсайта, знаешь ли. А что? У тебя ночью были гости?
   - В том то и дело. Причем я не знаю, кто был. Я сначала подумала, что мог быть ты, или драконы. Вот только какие из них? Ты не в курсе, Стрэсс? Хорошо подумай, Третий.
   - Тебе легко говорить, а мне думать невероятно трудно, - вздохнул Стрэсс. - Я вот до сих пор не могу понять, куда делся стол с нашей кухни, замечательный такой был стол, большой и удобный.
   - Зато я могу. Какой-то стол торчит ровно посередине моей кухни и занимает место, нужное мне свободное место, между прочим.
   - Да, значит стол у тебя, уже легче. Вернуть его большого труда не составит. А драконы? Зачем драконам к тебе лазить? Глупости все это. Им, до нас, смертных никакого дела нет. А ты, куда решила прокатиться, не до Пиррита, случайно? Он, у нас, в последнее время, очень злой и нервный. Наверное, после того, как отдал тебе кольцо.
   - Отдал не он, а Мрак. - Уточнила Лика.
   - Отдал Мрак, а Пиррит теперь кусает локти на собственных крыльях и шипит, без продыху.
   - А монета у него?
   - Балансир, что ли? Не знаю, но думаю, что нет. Монета была у Ма Гуса, куда он ее дел, известно было только ему, мир его праху. А ночные гости, нет, это не драконы-хранители, если им что нужно, они и так увидят. Ищи гостей в другом месте. Хотя, не думаю, чтобы это были люди, им не суметь так тихо зайти к тебе в дом и выйти, может Ка Май?
   - Не думаю, вот у него этой ночью, точно были другие дела. - Лика вспомнила Таму и нахмурилась. - Ну, значит это наши, земные драконы. Придется расспрашивать Ская и Моэрта, ты как думаешь, ответят они мне, или нет?
   - Я что, по-твоему, гадалка? - Взъерошился Стрэсс, зловеще разглядывая гнома.
   - Ну, того, пожалуй, я пошел, - тут же сообразил гном. - Спасибочки от нас гномов, ты это, если что, заходи в гости. Всегда рады видеть, мы гномы народ гостеприимный, еже ли что, заходи.
   Гном начал многократно кланяться и отступать назад, куда-то вглубь холмов. Лика с недоумением посмотрела ему в след. Гном растворился в кустарнике. Лика перевела взгляд на Стрэсса и удивленно замерла. Третий хранитель сидел на траве, нисколько не стесняясь шикарного эльфийского костюма из бархата нежно сиреневого цвета с тончайшей вышивкой. Его нос уткнулся в воздушное жабо с оборочками из нежнейших кружев, а еще он делал странные движения пальцами, выглядывающими из под таких же манжет и тихо шипел по-кошачьи.
   - Чего это он, и ты то же? - Изумилась Мышка. - Вроде никто ни кому ни чего плохого не сделал? Стрэсс, в чем дело, гномы заели?
   - Шляются тут всякие, по всему Пар-э-Мору, - выдохнул сквозь зубы Стрэсс, - совсем совесть потеряли, заразы. А потом у хранителей столы теряются. Зачем только Пиррит эту живность разводит! Проку, ни какого, одни хлопоты. Да, и не вкусные они совсем.
   - Ты что, - продолжала удивляться Лика, - гномов ел?
   - А толку от них, гномы то тощие, то жирные, то вообще ни на что не годны. Даже поесть, и то... Надо так, не смотри с презрением, захочешь быть магом и не то делать начнешь. Пиявок, червей всяких, пауков, тараканов глотать. Тритоны то же не дурны. - В голосе Стрэсса появились странные курлыкающие нотки. - Надо же, а я думал, что после твоего банкета, есть не скоро захочется. Однако, не пойти ли пообедать? Тебя не приглашаю на кухне сегодня Рейст, а у него странные кулинарные изыски, смотреть и то тошно бывает, не то, что есть. У него главное смотреть в оба глаза, чтобы еда из тарелок не выползала. Что смотришь? Не знала, что магам прописана своя, особая диета? Была когда-то такая теория, что магические свойства без подкрепления некоторыми специфическими действиями теряются уже в первом поколении, после инициации. Говорят, что бы стать магом в клетках мозга должна произойти своя особая перестройка, без которой можно быть только сенсом. То есть, что бы стать магом нужно есть мясо гуманоидов, или субгуманоидов.
   - Не поняла что такое субгуманоиды, и потом, а как же эльфы? Ты же, вроде, немного эльф?
   - Я много маг, а потом эльф. Не все эльфы рождаются магами, есть и просто эльфы. Ну, возможностей у них несколько больше, чем у людей. Природу они конечно лучше чувствуют. А маги? Маги ведь все мутанты с заданными свойствами. Ты не думай, людей поедать вовсе не обязательно, можно, к примеру, есть медвежатину, это почти как человечину. Гномов не ешь, гадость, только аппетит отобьют. Главное ввести в твой организм клетки мозга, все равно, какого, хоть чуть - чуть мыслящего существа. Может вирус, какой, попадает, может, еще что. Но не расстраивайся, никто не заставляет тебя быть магом.
   - Ну да, хорошенькая перспектива. Либо ты ешь, либо тебя едят! Тебе легко рассуждать, ты привык, может, и родился с этим. А я! Я уже и так один раз ела мясо. Потом, знаешь, как было противно, до сих пор вспоминая, вздрагиваю. Меня от одной мысли об этом выворачивает. А магом быть хочется!
   - Мясо или мозги? - Стрэсс почесал задней лапой за ухом. - Да ладно, давай забудем об этом, ладно малышка. Праздник кончился, начинаются обычные рабочие будни. Стрэсс присел, как-то сразу перетекая в свой кошачий облик, и отправился в болотный туман, прочь от остолбенелой Мышки.
   Весь этот разговор показался самой Лике странным и неприятным, теперь она не знала, как относиться к своим преподавателям и ребятам из гнезд. Она до сих пор, не могла понять, как так получилось, в прошлый раз... Она же себя совершенно не контролировала, впрочем, ей страшно не хотелось в карцер. А может, так сработал инстинкт самосохранения. Теперь, узнав, чем питаются ее знакомые, она не могла сориентироваться, как к ним относиться. Внутри боролись противоположные части сознания. Одна кричала о том, что она человек, другая настырно спрашивала: ведь хочешь быть магом? Кто я? Все же, человек, и притом, совершенно нормальный, а у нормальных людей, могут возникать такие гадкие мысли?
   - Стрэсс, - наконец не выдержала и крикнула вдогонку хранителю Лика, - я хочу, что бы ты со мной позанимался практической магией в институтском смысле этого слова. Я ведь в ней почти совсем не ориентируюсь. Скоро сессия, мне обещали, ежели что, я вылечу с большим свистом. Позанимаешься, ладно?
   Стрэсс обернулся, кивнул. Потом, снова подошел, уселся на поросшую светло изумрудным мхом кочку, и, помолчав немного, спросил: - Ты домой, собираешься? Стол забрать нужно.
   - Угу, - ответила Мышка, чему-то задумавшись. - Подожди, значит, я ни капельки не маг? Как же тогда получается, что я могу так легко перемещаться по мирам Кольца?
   Стрэсс искоса глянул на Хейлин, замер. Сказать ей, или нет? Попадет ведь, обязательно попадет, намылят ему шею хранители оси, родное болото мило не будет. Прислушался к внутренним ощущениям, вроде не подглядывают. Еще раз глянул на кольцо с замком.
   - Слушай, только быстро, а то нам обоим не поздоровиться. Маг отличается от человека тем, что находится в слегка смещенном относительно реальности состоянии, своего рода фрактальной зоне. В ней действуют другие физические законы. Ты их не знаешь и большинство магов - людей то же. Эльфы, по большей части в ней рождаются, правда, не все. Представители гнезд - многие. Валлы все. Ты не валл, но немного похожа. Тебя искусственно сдвинули, они, знаешь, и не такое могут. Ты частью находишься в другой реальности, точнее вне обыденной реальности. И можешь свободно передвигаться по ключу, только это не твой ключ, ты не сама его создала, тебе его дали готовым. Ты, используешь его бездумно, и тебя легко можно вывести из этой зоны обратно. Не цапайся с драконами, будь осторожна, хорошо, малышка?
   Лика кивнула, подумав о количестве теплых и ласковых слов, которые ей хотелось сказать Мраку и Пириту.
   - Подожди, - остановила третьего хранителя Мышка. - А как же гривна с драконами? - Она оттянула ворот свитера, показывая подарок земных гномов.
   Стрэсс пожал плечами и встряхнулся. - Честно говоря, это не ко мне. Я ничего в этих гривнах не понимаю. Ма Гус, вот он, крепко во всем таком разбирался, может и Рейст знает, Ри Нон, наверное, знает, если так хотел ее получить. Наверняка знают драконы, но они точно ни чего тебе не скажут. Ты, главное, ни кому ее не отдавай, и не снимай, может и пригодиться. Ри Нону же она была зачем-то нужна.
   Лика поняла, что новой информации от Стрэсса все равно не дождаться.
   - Ладно, пока, лохматый, увидимся. - И с этими словами отчалила домой. Стрэсс отбыл сразу за ней, ему еще нужно было забирать стол и инспектировать болото. Через некоторое время, на холме, из клубящегося клочковатого утреннего тумана материализовался мужчина высокого роста в дымчато - черной одежде. Из земли вышел второй, в огненно - золотистом плаще.
   - У нее задействована гривна. - Констатировал туманный.
   - И что, никто ей ничего о ней не расскажет.- Огрызнулся огненный.
   - А Ри Нон?
   - Ри Нон после воскрешения, от своей тени шарахаться будет, ему вполне хватит размножившихся на его планете людей. Нужно срочно решать, что сделать с семью миллиардами ее жителей. Никто больше такого безобразия в своем мире не допустил. Зачем тебе девчонка, Мрак? Ты слишком тепло к ней относишься!
   - Она очень забавный маленький, дерзкий детеныш. Пушистая гусеница.
   - Мне она совсем не кажется милой, наивной, тем более. Слишком много неприятных совпадений. Зря ты ей отдал кольцо.
   - Это было желание нашего брата. Ма Гус сам просил отдать кольцо первой же подходящей этому миру особи. Она подходит. И станет прекрасным владетелем Пар-э-Мора, вот увидишь.
   - Уверен, что без владетеля мне было бы намного лучше.
   - Ты хочешь забрать у нее кольцо, брат?
   - Это угроза? Лучше подумай о гривне, если она дознается, что это такое...
   - Об этом знаем только мы, Ри Нон и Ма Гус. Ри Нон не смог ей воспользоваться, а у него были все возможности. Почему ты думаешь, что у нее получится?
   - Мрак, я привык верить в смерть Ма Гуса, а теперь все больше начинаю в этом сомневаться. Этот тип, всегда был жутким хитрецом и лентяем. Он, вполне, мог бы изобразить собственную смерть, лишь бы не работать в поте лица. События вышли из под нашего контроля и начинают развиваться спонтанно. С чего бы?
   - Оставь, Пиррит. События давно с трудом поддаются контролю, уже более ста тысяч лет. Нас должно быть четверо.
   - Не хватало, чтобы об этом узнали владетели Кольца. Они запросто взорвут Землю, лишь бы не допустить воскрешения Ри Нона. А Ма Гус, его нет, но не забывай, что остался Ка Май, он вполне сможет его заменить.
   - В свое время Ка Май отказался от истинных знаний, предпочтя стезю человека, хоть и очень долго живущего. Я ему не верю. Он бросил практику, а обучался вместе с другими.
   - При необходимости его вполне можно убедить. Даже девчонка смогла им манипулировать.
   - Вот именно, иногда она меня пугает. Мрак, мы же договорились, все нужно вернуть на круги своя. Арья должны стать тем, чем задумывались изначально, послушным механизмом управления физической реальностью. Девчонка в этот план не вписывается. Мне не нравится, что этот детеныш, делает попытки манипулировать моими чувствами и поступками. Она поймала тебя на свой крючок, и ты начал называть ее пушистой гусеницей. Это слишком! Она разбудила твои эмоции, ты хочешь стать ей отцом, мы так не договаривались. Дракон не должен быть эмоциональным.
   - Чушь, я ни как не могу быть ее отцом, ты это понимаешь, но пытаешься нас поссорить. Да, она не укладывается в написанную нами схему, но и сама вселенная вышла из-под нашего контроля. Кто она - тринг? Зачем вселенной тринг? Спасать эту самую вселенную! И возможно от нас самих. Это обидно.
   - Бред! Возможно, она и пригодиться нам Мрак, но почему именно в моем мире? Забирай ее к себе на Лим-э-Нор. И уж если нельзя от нее избавиться, то, нужно хотя бы на время изолировать, слишком необходим нам Ри Нон. До этого времени придется носиться с ней, как с первым яйцом, придется потерпеть ее еще немного.
   - Плюнь, она хочет учиться в Альвэ. Пусть учится, в это время она не будет тебе мешать. У нее не хватит, ни времени, ни сил.
   - Сейчас она то же учится, хватает же ей всего!
   - Это не Альвэ.
   - Ну, конечно! Сдалась тебе эта гусеница.
   - Ты что, ревнуешь?
   - Все, приехали!
   - Так, да!
   - Нет!
   - Да, прохвост!
  
   Минут через десять на болоте установилось относительное спокойствие. Драконы отбыли, гном добрался до первых холмов, а Стрэсс занялся возвращением потерянной после обильного вечера собственности. Зеленая колючая кочка, поросшая низкой острой осокой, колыхнулась, словно вздыбилась и растаявшим туманом распалась на клочья зеленой тины.
   - Ну-ну, господа драконы, что-то разнервничались напоследок! Надо же, в конце своей жизни, удостоился лицезреть Изначальных, обеспокоенных возникшими у них чувствами. Что же у нас с Пирритом? Ревнует девчонку к брату, или брата к девчонке. А Мрак, непоколебимый Мрак! "Милая пушистая гусеница!" Как сказано! Ему бы поэмы писать. А он, "носиться как с первым яйцом", романтик. Однако интересно получается, девочка оригинальна, очень непростая девочка. Будет хорошим владетелем этого мира? Какая прелесть! Вот не ожидал от братцев столь человеческого проявления чувств. Люблю неожиданности! Может быть, я и вправду, сошел с ума, лежу в могиле и тихо тлею, как опавшая листва в жаркое лето. Да, время, время летит, словно сорванный лист, кружит, унося в воспоминаниях далеко от дома. Милый, теплый дом. Ах-уф-хф. Чавк, исчез в зубах колючей кочки совсем маленький жабеныш. Книжные стеллажи с такой домашней, нежной, чуть припорошенной пылью паутиной. Чавк. Верткие ящерицы, снующие в поисках книжных червей и моли. Чавк. Уютный кабинет, старинная библиотека, прилежный Рейст. Чавк. Уже лучше. Вот, только вчера Рейстик сдал последний экзамен. Испуганный мальчик-эльф, Стрэсс, какие у него были задатки! Подумать только, сколько энергии, сколько жизни в этом маленьком ухоженном мире. Чавк-чавк-чавк!!!
   Девочка определенно вносит в болото свежую струю юности. Хорошо. Забавно, если она учится в академии, что о ней думают ее преподаватели? Что я о ней думаю? Неужели тринг?! Какая прелесть! Чавк. Все, что ново, манит меня своей неопределенностью. Люблю определенные неопределенности. Чавк. Как весело должно быть ее учителям, как счастливы те, кто учится вместе с нею. Чавк. Прикасаться к определенной неопределенности. О! Сколько счастливых событий осуществляется на грани, там... Может быть, в ее институте требуются преподаватели, прелестно. Сумасшедший учитель и ненормальная студентка. Чавк. Предвкушаю много приятных развлечений...
   - Брат, я искал тебя, есть разговор. Ты был здесь, когда...? - Из серой ваты астральной плоскости возник голос Мрака. - Зачем ты здесь? Никто тебя не видел?
   - Какой дивный день, приятное утро, будет теплый вечер, Мрак. Чавк. Я чувствую себя листом, покинувшим родную ветвь, меня несет ветер странствий, меня зовут подвиги и тяжкий труд на ниве учительского труда. Чавк.
   - ...?!... Ты совсем спятил, Маги, какого труда?
   - Учительского! Чавк. Ты же хочешь стать не надолго родителем для маленькой пушистой гусеницы, так? Мой славный Мрак, я люблю тебя, всеми движениями своего омраченного рассудка. И я, хочу внести свою долю в это представление, раздать новые роли, как это забавно, стать человеком, маленьким серым магом. Чавк. Из меня получится такой славный маг, братец Мрак. Карты с рисунками судеб уже сданы, фигуры двинулись, ничего, добавим чуточку хаоса в наш расклад. Какое полотно, какие краски, как неповторимо движение моей кисти, игра разума. Чавк. Мгновение, изменяющее миры, как ты прекрасно!
   - Ты окончательно спятил! Ма Гус, я запрещаю тебе участвовать в этой авантюре. Лейде вполне хватит Хейлин, драконов и пробуждения Ри Нона.
   - Вот-вот-вот, эгоист, какая захватывающая эпопея! Чавк. И не хватает самой малости, моего маленького гения, капельки едкого юмора в море сарказма. Какой славный натюрморт, или это портрет поколения в интерьере... Хи-хи-хи. Чавк. Зеленая кочка окончательно превратилась в ехидного ежика, который рос и рос на глазах, пока не получился человечек.
   Очень странный человек с очень короткими снежно белыми волосами - иголками и хитрым подвижным носиком приветственно махнул рукой дракону, сотканному из серого тумана. Потом он снова обернулся зверьком, которому, скорее всего, подошло описание ушастого ежа, размером с дикобраза и голубыми сверкающими иголками, умильной острой мордочкой, и васильковыми, отчаянно смеющимися глазами. Он пытливо обозрел ближайшую болотину. Быстрый бросок, и в его зубах отчаянно заверещал жабеныш - глюпа в маленьких штанишках на помочах. Ежик ехидно улыбнулся болоту, сглотнул торчащую из пасти лапку, и отправился дальше по своим ежиным делам, выныривая прямо у ликиного подъезда. Слава богу, никто этого не увидел. Огромный и блестящий голубой ушастый еж привычно скакнул в сугроб, проскользнул через новенькую чугунную ограду, отделяющую старый тополиный сквер от Остролистного переулка, и был таков.

* * *

   Лика вернулась домой, взмокшая, в шерстяном свитере и кожаном жилете. Ноги все равно остались мокрыми. Зато голова немного прояснилась. По крайней мере, стало ясно, откуда стол. Мышка вошла на кухню, стола не было. Когда только успели забрать? Быстро однако, видимо стол действительно был нужен хранителям Пар-э-Мора. Кто же у нее был ночью? Щелчок пальцами и Хейлин уже шла по знакомому коридору в Андах.
   Тихо, лишь слегка поскрипывает пыль под ботинками. Поворот, еще один поворот, так и заблудиться не долго. Что ж, выбора нет. Придется покричать. Растяпа, вечно я что-нибудь забываю. Но так да же лучше, все сразу поймут, что я пришла в гости. Позор, она всегда орет, как резанная. Хотя особенного выбора нет. - Скай! Ска-ай! - Крикнула Мышка. - Ска-ай, вы где! Ау!
   Никто не отвечал, ну вот, всегда так. Ладно, что я собственно теряю, ну, заблужусь, домой всегда успею. Направо, нет, налево, развилка и еще одна. Тьфу, какой идиот, строил эти коридоры. Через несколько минут Мышкиных блужданий стало тяжелей дышать. Резко изменилось давление. Надо же, а наклон коридора почти не заметен. Пол становился круче и круче. Стены светились холодным светло - серым светом, пол светился то же. Откуда только берется этот призрачный свет. Минут через десять Лика поняла, что окончательно заблудилась. Зато она увидела первых обитателей этого коридора, ими, как ни странно, оказались люди, точнее дети. Явно из местных индейцев. Смуглые, маленькие ребятишки с карими глазами, прямыми носиками и угольно - сальными волосами. На них не было никакой одежды, кроме небольших кожаных юбочек. Ребятишкам можно было дать, на первый взгляд, от пяти до десяти лет. На русском языке, естественно, никто из них не говорил, да и на всеобщем то же. На слово дракон в любой интерпретации, никто не реагировал. Дети сидели в углу, на корточках, привалившись к серой стене. Они казались грязными, но сытыми и страшно напуганными. Может, они меня испугались, подумала Лика. Ребятишки отвечали на каждое ликино движение дружным шараханьем. Как все запущенно, решила Мышка, здесь, то же, что и везде, порабощенные кем-то люди, точнее дети. Как же мне быть?
   Лика резко повернулась, прореагировав на сильный испуг детей. Позади нее стоял мужчина, точно ни как на драконов не похожий. Круглое лицо, толстые губы чревоугодника. Типичный индеец Анд, в пончо. Хотя...
   - Где Скай? - Громко возмутилась Мышка, прибегая к всеобщему. - Ты кто? Ты ведь не дракон? А кто эти дети? Молчи, не молчи, а мне срочно нужен Скай. Ты оглох?
   Мужчина растворился в стене коридора, так показалось, на первый взгляд. На второй, выяснилось, что она заперта в каменном кубе вместе с детьми. Выхода не было.
   - Ну, не я буду бояться каких-то закрытых дверей! - Вслух размышляла Хейлин. Она щелкнула пальцами и оказалась дома. Что ж, попробуем еще раз. Где расположены другие крылья, она все равно не знала, поэтому снова вернулась в начало коридора в Андах. Теперь, для разнообразия, Лика решила начать кричать со своего появления.
   - Скай, Скай, держащий на крыльях небо, ты где?! Это Хейлин. Раз, два, три, четыре, пять, я иду искать! Кто не спрятался, я не виновата! - Во весь голос орала храбрая Мышка. Ей вторило гулкое эхо пустых коридоров. Снова мелькнул непонятный тип в пончо. Ну, нет, решила она, буду орать до конца. - Скай, Скай! Ты где, брат!? Это Хейлин, несущая на крыльях рассвет!
   Наконец, ей повезло, Мышка оказалась в зале, где она видела мертвую женщину, там за поворотом лестница наверх, ведущая в жилые помещения, где собственно и обитали ее знакомые. Да, где же все! Вымерли, что ли? Этот тип-тень опять где-то шастает. Куда все запропастились? Наверху то же никого не было. Убранство внутренней части драконьего гнезда оказалось на редкость скупым. Те же каменные стены, ковры из шкур лам и еще каких-то зверьков, немного утвари. Несколько плошек выкрашенных в броский бирюзовый цвет. И опять никого. Лика устало вздохнула и села на покрытый шкурами лежак. Покрутила в руках плошку. Интересно, для чего она. Что-то вроде пиалы, или чашки, очень тонкая и легкая с металлическим звуком. Хейлин решила, что это все же чашка, отливающая внутри позолотой, а может, и золотом. Наверное, чашка золотая, но снаружи покрыта яркой голубой эмалью. Наконец, путешественнице все надоело. Шкуры были мягкие и пушистые, глаза закрывались сами по себе, голова клонилась. Лика вздрогнула и подняла глаза. В дверном проеме стоял незнакомец в пончо.
   - Мне нужен Скай! - Да, вяло подумала Мышка, повторение - мать учения. - Я несущая рассвет, и хочу видеть Ская, держащего на крыльях небо. Ты кто?
   Мужчина постоял немного и бесшумно исчез. Дверь осталась не запертой. А может здесь, и нет, никакой двери, вяло подумала Лика, засыпая. Через какое-то время она проснулась и обрадовалась, увидев Ская, стоящего напротив лежанки.
   - Приветствую, сестра, что привело тебя в гости?
   - Сегодня, кто-то был у меня дома ночью. Ты не знаешь, кто? Мне не нравится, что по моей квартире ходят без моего разрешения. Скай, почему ты молчишь!
   - Но ты же пришла в наше гнездо, и то же не спрашивала разрешения.
   - Я кричала! Знаешь, сколько я вас звала, не хотелось входить без спроса, но никого не было.
   - Хейлин, успокойся, у тебя был Моэрт. - Скай говорил неожиданно тихо, почти шепотом.
   - Не понимаю, зачем кому-нибудь понадобилось ко мне входить, даже если это был Моэрт. У меня, между прочим, есть звонок на двери, и телефон, то же есть.
   - Ты спала. Мы не хотели тебя будить. Скажи, что тебе снилось, ты крепко спала?
   Лика нахмурилась, вспоминая ночной кошмар. Крошащийся лед, когти, разгребающие осколки, невероятно длинные обламывающиеся когти. Длинные черные тонкие волосы, словно залитые прозрачным стеклом. Трещины и снова трещины. Темно-серый, полуистлевший плащ, какие-то ветхие шнурки и веревочки. В глаза Ри Нону Мышка не смотрела, даже во сне ей было панически страшно. Надо убегать, спасаться. Горло пересохло, и Лика с трудом проглотила застрявший в горле скользкий, холодный комок, зло посмотрела на Ская. Они что, собрались рыться в ее снах и кошмарах? Им что, а она помнит этот кошмар с шестнадцати лет. Эти сны мои и только мои. Мне почти стыдно за них, за свою трусость. Глупости, я же взрослая разумная женщина, почему я веду себя как глупая взбалмошная девчонка. Боже, моя голова скоро расколется, от всех таких вопросов и ответов.
   - Так ты ничего не видела? - Переспросил Скай.
   - Что я должна была видеть?
   - Сон.
   - Какой сон?! - Теперь в Ликином голосе явственно прозвучали истерические нотки. - Какой сон я должна была видеть?
   - Почему ты не хочешь говорить? Вчера была особенная ночь, ты должна была что-то видеть. Что ты видела?
   - Я ничего, вернее, почти ничего не видела, кроме того, что видела уже двадцать раз! - Лика перешла на крик. - В чем дело!
   - Каждый год это повторяется всего один раз. Что ты видишь в таких снах, несущая рассвет?
   - Пробуждение! Ты доволен! Я вижу, как он просыпается! Как крошится лед, как отламываются его ногти, рвутся волосы! Ты доволен!
   - Да. - Скай внимательно рассматривал Лику. - Когда это будет?
   - Все, хватит! Я выяснила все, что хотела, это был Моэрт. Я возвращаюсь домой. И передай Моэрту, пожалуйста, что если он хочет бывать у меня в квартире по ночам, пусть спрашивает разрешения.
   - Разве ты спрашиваешь у нас разрешения? Почему мы должны поступать иначе?
   - Хорошо, пусть приходит, когда хочет, но сначала звонит по телефону, договорились! Если вы дадите мне свои номера, я то же буду вам звонить!
   - Зачем нам телефон, мы хорошо тебя слышим и без него! Но я передам твою просьбу. Это все?
   - Постой, Скай, кто этот мужчина, что запер меня в коридоре с детьми, и откуда здесь дети, их много, зачем?
   - В этом гнезде живет более ста человек. Тебя запер Унган, а ты задаешь слишком много вопросов, и не все из них удобны. Я должен продолжать отвечать?
   - Я не специально, правда, мне просто, интересно.
   - Люди живут в нашем гнезде давно, очень давно. Для человечества прошли десятки тысячелетий с тех пор, как мы привели сюда первых людей. Ведь кто-то должен готовить нам пищу и убирать. Мало ли для чего еще нужны люди...
   - Боюсь, что я тебя поняла...
   - Хорошо...
   - Пока, я, пожалуй, пойду...
   - Хорошо...
   - Пока...

* * *

   Ненавижу, думала Лика, как я ненавижу, все эти условности, типа, за все надо платить. Почему одним все дается без труда, а другие все время должны чем-то жертвовать и вкалывать как проклятые. Почему нельзя получить то чего хочется просто так, потому, что хочется. Неужели и здесь соблюдается закон сохранения энергии. Тогда почему некоторым, так везет по жизни? Им, что эти законы не писаны? Или они то же платят, но тогда как они это делают, если этого не видно? А видно только то, что они имеют! Чем, интересно, платят наши мальчишки за обеспеченную жизнь в своих гнездах?
  

Глава 2

Неизвестные в городе.

   Дом, родной, теплый и уютный. Так и хочется забраться под теплое пушистое одеяло, свернуться уютным клубочком и спать. Как это напоминает кота, не правда ли? Котик, еще маленький, очень милый, пушистый и... когтистый. Весьма напоминает родной город. Большой, наглый и самоуверенный котяра расправил когти и вывернулся брюхом вверх, широко раскинув свои толстые лапы. Всех подпер своей спиной и доволен. Вот он я.
   А я? Я маленький, теплый и пушистый? Чем мы все хуже его? Вот он мой дом, позади меня, впереди бескрайнее море, и вот волна, которая катится от родного порога, набирает скорость, увеличивается, нарастает. И уже захватывает все, что стоит на ее пути, и нет этому никакого рационального объяснения. Так протекает жизнь. Приливы чередуются с отливами, волны накатывают и отбегают назад, приносят и уносят мусор.
   Легче всего сидеть на берегу и ждать, авось что-то да вынесет к ногам, хоть золотую рыбку. Одни так и делают, сидят и ждут у моря погоды, другие бегут за волной, третьи пытаются ее поймать и оседлать. Четвертые приходят на море рано утром, чтобы поймать первые лучи солнца, встающие из-за бесконечной глади воды. Кто вы, и кто я?

***

   К вечеру мышкино философское настроение сменилось ручным зудом. Лика решила, что ей срочно нужно позвонить кому-нибудь. Этим кем-то пришлось оказаться Шону. Хейлин набрала его номер.
   - Привет, Шон, чем занимаешься? Сегодня ночью меня мучили кошмары.
   - Это от обжорства, Хейлин, как можно столько есть?
   - Ты прав, это пережиток, доставшийся мне от дальних предков. Они были охотниками в каменном веке и наедались не часто, зато от пуза, когда были с добычей. А когда не повезло, долго голодали и сосали лапу, как медведи. Я, наверное, в них. Слушай, вчера парни говорили что-то о новеньких. Ты в курсе?
   - Все в курсе, но никто их не видел, будут в понедельник, завтра. Это плохой знак. Все трое из гнезд Ги Зеса, все с этой планеты, так что насчет эпидемии ты не торопись. Из одного гнезда, или из разных, никто еще не знает. В городе появилось четыре новых гнезда, все Ги Зеса. Два гнезда уже несколько веков обитают на этой планете, два только-только с Альвэ, они, естественно, старшие. Зачем они тебе?
   - Противника нужно знать в лицо, и желательно до встречи, ты не знаешь телефон мастера Шлоза?
   - Шутишь, Мышка, ты еще телефон нашего ректора спроси.
   - Ладно, пока, до понедельника, Шон.
   Лика задумалась. Ясно, что никто ничем ей не поможет, хоть запросись. А ведь их нынешние гнезда должны быть не довольны пришельцами. Конкуренция и все такое. Что же это такое, ведь был у нее где-то телефон Вейса. Неужели сердечному другу, ах все в прошлом, Серджио, так сложно дать ей информацию. Да, хочешь, не хочешь, а придется ждать, чем все это закончится. Интересно, институтское начальство и теперь, будет гонять меня на работу? Платят, конечно, не плохо, но гнуть спину на институт, такая лень ломает. Особенно теперь, когда есть деньги, хоть и достались они от драконов. Плохо, деньги есть, а потратить их не на что. Что б такое можно было купить? Наряды? Мышка вспомнила свой охотничий костюмчик из Пар-э-Мора. Если, я могу, сама такое состряпать, то дались мне их магазины?
   Очень интересно! А ведь на классификации я не была в сдвинутом Мраком и Пирритом режиме. Все, что я тогда делала, я делала сама. Что бы это значило? Откуда у меня взялась такая энергия. Конечно, она возникает не всегда, только при реальной и очень сильной угрозе для моей жизни. Точнее, при реальной угрозе смерти. Но ведь эта энергия есть, и она работает? Как же этот механизм включается? Вопросы, вопросы, скоро от них голова начнет раскалываться. Не пойти ли мне погулять? Лика задумчиво пошла в гардероб. Опять на подвиги потянуло, подвиги ее всегда были сомнительного свойства. Остановилась на обычной для спортивной прогулки одежде. Брючки - стрейч, свитер и пуховичок. Любимые ботинки из жутко дорогой кожи эльфийской работы и шапочка с двумя симпатичными хвостиками. Классная шапочка, хвостики по бокам с кисточками можно завязывать под подбородком. Непонятно, почему она мне так понравилась, не ребенок же я, на самом деле.
   Ну, и ладно, зато очень колоритная шапочка. Главное никто меня в ней еще не видел. В таком виде, слегка странном для серьезного взрослого человека Мышка вышла из подъезда. Подняла глаза. Все окна на втором этаже были закрыты ставнями изнутри, ни одного лучика света не проникало сквозь них. Уехал, с сожалением и одновременно, с облегчением, подумала Лика. Она постояла, глядя на закрытые и темные окна минуты две. Жаль... Немного грустной, она отправилась в зимний вечер.
   Мышка шла по своему переулку. Скучно, не по-зимнему тепло и пасмурно. Пусто, даже собаки не бегают. Странно, почему в их поселке нет бродячих кошек и собак? Зато вороны есть, целые вороньи деревни на тополях. Воробьев мало. Голубей, почти совсем нет, может быть, на них вороны охотятся? Так, рассуждая о простом и насущном, она дошла до перекрестка. Направо в институт и потом можно выйти на Золотую улицу. Налево, развалины опустевших двухэтажных домиков. Их уже начали ломать, но еще ничего стоящего не построили. Где-то там, за двухэтажками должна начаться свалка. А интересно, много домиков уже сломали? Как выглядит их институт в воскресенье вечером? Лика постояла, задумавшись, и решила пойти в сторону, где находились склады и складики, там начиналась территория кланов и гнезд. Лика неторопливо шла по улице обсаженной старыми тополями у покосившихся двухэтажных домиков. В этом поселке, куда ни кинь, один клин. Бараки и тополя, может и неплохо, что их ломают. Самым интересным в прогулке было то, что на улице горели фонари, правда, через один, зато с двух сторон улицы сразу. А в домах света нигде не было. Наверное, здесь уже не живут, или очень сильно прячутся. Куда же делись все люди, неужели выселены?
   Неожиданно Лика остановилась, впереди на маленьком перекрестке стояли двое молодых людей. Они оживленно спорили между собой. Личности были не знакомы Мышке, но это не удивительно. В институте учатся те, кого в новой Российской школе назвали бы ботаниками. Большая часть молодежи кланов и гнезд работала на семью, учились в институте, только те, кто успешно сдал вступительные экзамены, таких было немного. Так всегда, одни лучше работают головой, другие руками и ногами, третьи языком, но у них в группе таких нет. Этих двоих я не знаю, значит они, скорее всего, из последних. Лика уверенно пошла на сближение. И молодые люди, вблизи, оказались, не такими уж молодыми. Явно за тридцать. На Мышку они смотрели, как на явление Христа народам вместе с летающей тарелкой и зелеными гуманоидами. Что-то в их взгляде остановило Лику от дальнейших подвигов. Она решила не нарываться. Из темного заколоченного наполовину дома вышли еще двое. Они вели под руки парнишку, лет четырнадцати, в грязной одежде с чужого плеча. Беспризорник, или юный бомж, решила Мышка. Ей стало еще интереснее. Левый из последней пары уставился на Лику с большим интересом. Конечно, в яркой курточке и смешной шапке с двумя отхвостками, украшенными кисточками, она выглядела на этой улице, по меньшей мере, экзотично.
   - Это еще у нас кто? Ты откуда, зверек? - противным голосом проскрипел мужчина, внимательно разглядывая Хейлин.
   - Брось ее, - раздался рядом знакомый голос. - Она нам не нужна.
   - Нет. Мне всегда нужны маленькие обезьянки на развод.
   - От большого шимпанзе слышу. - Огрызнулась Мышка. - Чаще в зеркало смотреться надо, четвероногое. И подумала, господи, зачем я их достаю, ведь сейчас, точно вляпаюсь. - Скажи спасибо, что я сегодня добрая, валите отсюда, это мой город. Вы мне своими фигурами природу загораживаете.
   Второй мужчина, со знакомым голосом, в надвинутом на лоб капюшоне длинного черного пальто, по-видимому, неплохо ее знал. Поэтому, он тяжело выдохнул сквозь зубы:
   - Слимз, она меня достала, скрутишь, даю сто золотых.
   - Что так дешево, милый, я столько не стою. Капюшончик, откинь, если не боишься. - В голове тоскливо заныло. Что же я всегда так пошло нарываюсь!
   Тип в капюшоне смолчал, сделав знак рукой одному из мужчин. Тот перехватил мальчишку у Слимза.
   - Сто золотых за такую поганку? - Мерзко потер руки тот, кого назвали Слимзом. - Не дешево, что ж это у нас такое?
   - Хочешь познакомиться, валяй, - продолжала наглеть Лика. Внутри сжимался на уровне груди горячий комок и медленно опускался в область живота. Плохое предчувствие. Такие ощущения никогда ее не обманывали.
   - Конечно, хочу. Девушки всегда меня особенно привлекали. Особенно, девушки, за которых предлагают сто золотых. - Мужчина с противным именем опустил руку в карман. Мышка сделала шаг назад и прищурилась. Внутри ее тела теперь от живота к груди поднималась горячая волна. Жара приходила на смену вечерней прохладе, если так можно оценить температуру в минус семь градусов.
   - Это что такое? - с выраженным немецким акцентом спросил второй из оставшихся мужчин. - Что это есть? Женщина или ребенок, крупных размеров? Ты есть кто?
   - Я, Хейлин Кер. Ты что, только вчера из Германии приехал? Не знаешь, кто такая Хейлин Кер? Что это вы здесь таскаете, без моего разрешения? - Усмехнулась окончательно обнаглевшая Мышка.
   - Я не знаю, почему нужно просить разрешения Хейлин Кер. - Действительно удивился немец. - Ты есть кто?
   - Я есть студентка первого курса нашего института. А ты кто?
   - Студентка?!
   - Именно. - Лика сунула руки в карманы, весело рассматривая незнакомца. Когда она наклоняла голову, хвостики ее забавной шапочки прыгали в разные стороны, размахивая кисточками. Немец совершенно обалдел и скривился.
   - Ты, из какого гнезда, дерзкий ребенок? - Надменно спросил он.
   - Своего подельника спроси, он тебе и расскажет. Вроде бы, он местный. Да, Слимз?
   - У меня к тебе встречное предложение, детка. - Скривил мерзкую рожу местный. - Мне тебя делать, или как? Но я думаю, что ты сама с нами пойдешь, тебе же интересно, чем мы занимаемся? Интересно?
   - Допустим.
   - Вот и пойдем с нами. Мы тебе покажем, кто и чем у нас занимается.
   - Пойдем. - Неожиданно для всех, и себя то же, согласилась Лика. По дороге, она думала, ну вот, опять влипла. В прошлый раз, почти в таких же обстоятельствах ее усыновил клан. У клана не было выбора, Мышка серьезно претендовала на сердце их предводителя. Что ж я такая кровожадная? Причем сама этого и хотела. В прошлый раз, и в этот. Это же надо, так дешево купиться. В следующий раз, когда пойду гулять в таком настроении, хоть ножик с собой возьму. Есть же у меня симпатичный охотничий нож в ножнах. Острый и страшный, но главное вполне надежный.
   Слимз склонился перед ней в шутливом полупоклоне, показывая рукой, куда им идти. Лика шла вместе с двумя мужчинами, они взяли ее в своеобразные клещи. Шли по бокам. Однако, это не наши малолетние студенты. Чем же они занимаются? Квартал полуразвалившихся домиков закончился. Начались форменные развалины. Кое-где, дома были снесены до основания, и на их месте уродливо зияли дыры подвалов. И тополя, тополя. Так, они шли, минут десять. А не слабо им так долго переть на руках мальчишку, шел бы сам, зачем надрываться и тащить то, что само может ходить? Минут через пять она увидела впереди три фигуры, одна из которых не касалась земли ногами.
   - Сколько можно идти, еще далеко, мы так выйдем на берег озера. - Начала возмущаться Лика.
   - Скоро придем, детка, - склизко усмехнулся Слимз. - Не боишься ходить так далеко от дома, с незнакомыми мужчинами.
   - Тебя будут искать? Кто у тебя дома? - Спросил немец.
   - Драконы. - Злорадно ответила Мышка. - Будет надо, они меня из под земли найдут. Так что, я вас не боюсь, да и время детское, семи часов нет.
   - Ну, и ладно! - Совершенно довольно ответил Слимз. - А какие драконы, детка?
   - Обычные, какие бывают драконы, из крыльев, держащих Землю. Будешь много знать, скоро состаришься. - Пояснила на последок Лика., больше для того, чтобы хоть что-нибудь сказать. Молчать было страшно.
   - Это точно. Чем больше узнаешь, тем старее становишься! Ты даже не представляешь, как ты права, детка. На здоровье. - Соглашался со всем местный. - Почти пришли.
   Они остановились перед странным зданием. Какая-то многоугольная кубическая постройка без окон. Это не пакгауз, решила Мышка, с недоумением рассматривая чуждое местной архитектуре сооружение. Чем-то смахивает на церковь, только слишком угловатое, мощное и приплюснутое. Можно подумать эту штуку сначала отлили из бетона, а потом, чем-то тяжелым пришибли сверху. Странно, но у меня возникло чувство, что я влезла в совершенно дурную историю по самые уши. Еще не поздно слинять домой, между прочим, ведь если удрать, то не убьют.
   Немец подошел к закрытой двери и позвонил. Нажал на металлическую платину, вделанную в дверной откос. Потом наклонился, наверное к переговорному устройству, и что-то тихо сказал. Дверь разошлась на две половины, уйдя в стены. Лика болезненно скривилась. Такие двери могли выдержать прямое попадание снаряда. Сантиметров тридцать в толщину, из сплошного металла. В темноте лучше не рассмотреть. Двери производили впечатление цельнолистовых. Все трое опоздавших, вошли в помещение. Двери за спиной бесшумно закрылись.
   - Ну, что, обезьянка, страшно? Все, теперь бежать некуда. - Перекривившись усмехнулся Слимз. - Такие как ты, здесь долго не живут. Сто золотых мои, даже напрягаться не пришлось.
   - Надеюсь, постройка крепкая, а то мне не хочется, чтобы на меня потом ремонт вешали. - Огрызнулась Мышка.
   У немца от подобной наглости чуть не отвалилась челюсть. Слимз снова мерзко ухмыльнулся: - Ну-ну, мечтай, детка, может и выживешь. - Он беспардонно дернул Лику за воротник, толкая вперед. Мышка приняла стойку и быстро ушла в сторону, блокируя его руки. Слимз живо отскочил.
   - Пойдем. - Немец махнул рукой, он так и не разобрался в особенностях ликиного возраста и легкой потасовки со Слимзом не видел. Незнакомец повел Мышку в глубь помещения.
   Внутри здание оказалось неожиданно высоким и узким, как церковный приход. Значит церковь, определилась Лика. Надеюсь, эти ребята не служат черную мессу. Ну не в семь же часов вечера? Они вошли в большой, еще более высокий холл. Света здесь было намного больше. Вдоль стен горел живой огонь, имитируя средневековые факелы. Правда, огонь исходил от газовых горелок, с вставленными из странного материала розетками. Соприкасаясь с ними газовый факел начинал светиться сильней и колыхал язычками почти нормального желто-оранжевого цвета.
   Мраморный пол привлек особое ликино внимание. Занятный, с выложенной мозаикой семиконечной звездой в двойном круге. Внутри круга несколько раз повторяясь, змеилась надпись. Слова были понятны не все, но те, что были на латыни и древнегреческом означали имена бога, четырежды поименованного. Логично предположить, что-то, что ей не понятно, то же имена бога. Знаками были показаны основные оси системы Кольца.
   Здорово подумала авантюристка по призванию, мне здесь уже нравиться, успела подумать Хейлин. Чем эти ребята занимаются? Слимз решил, что Мышка ловит ворон, потому что, наконец, испугалась, и потащил ее дальше, вглубь здания, ухватив за рукав.
   - Отцепись, придурок, пока я тебе не врезала. - Прояснила свою позицию по данному вопросу Лика. Слимз нехотя отцепился. Немец, все еще не понимал, что происходит. Втроем, как танки, они вперлись в главный зал. Это сразу стало понятно. Посередине стоял алтарь, на нем, чаша с кровью Земли. Алтарь, более всего походил на грубый обломок еще большего камня. Вокруг, стояли человек двадцать, или чуть больше, от стариков до мальчишек. Женщин и девушек среди них не было. Все были в балахонах с капюшонами.
   Ого, подумала Мышка, кто же из них обещал за меня сто золотых? Из институтских преподавателей было шестеро, включая их куратора. Когда он увидел Хейлин, застыл, как столб. Испугался?- подумала Лика. Роне нахмурился, Вейг скривился. Библиотекарь и тип, имени которого она не помнила, но видела раз десять, скуксились. Лика немного растерялась, поэтому решила атаковать всех собравшихся известной фразой из классики отечественной кинематографии:
   - А что это вы тут делаете? - Что обидно, никто на нее не пшикал. Роне весь переморщился, и только. Лика тем временем решила, что собравшийся круг, лично ей, чем-то не нравится.
   - Я ее привел, как договорились. - Слимз улыбнулся с гадливостью жабы. Немец скинул пальто, надел балахон и пошел в круг. Молодежь удивленно глазела, Рудольф, которого по возрасту можно было отнести к молодежи, не знал, что делать и сильно расстраивался. Роне играл желваками на щеках. За пределами круга остались несколько подростков, Лика и Слимз. Все стали по местам. Мужчины запели что-то заунывное и давящее на голову. Через минуту Мышку затошнило. Присутствовать на такой сходке ей не приходилось раньше и теперь не хотелось. Шабаш у них, что ли? Мысли проскальзывали в голове неуверенно и судорожно. Если шабаш, почему не в полночь? Пение усиливалось, вместе с ним усиливалась и головная боль. Что-то было не так. Острое чувство опасности щемило грудь, Лика перестала ощущать свою планету. Наверное, это плохо, и я не понимаю, что происходит. Хотя, все испортить, всегда можно успеть, весь вопрос, с какими потерями для себя лично?
   Хейлин сдернула шапку и перчатки, сунула их в карман. Тряхнула головой. Бесполезно, звук нарастал. Жутко ломило затылок, лоб, виски. Роне смотрел на нее с растущим интересом. Куратор поджал губы, надо же, расстроился, интересно за кого больше переживает, за себя, или за меня? Что же эти люди делают?
   Неожиданно на алтаре начало колебаться полупрозрачное марево. Телекинез, дошло до Мышки, они провоцируют управляемый телекинез голосом, точнее особой гармонией звукового ряда. Круто. Нет, пусть голова болит, а я остаюсь смотреть. Один из поющих вышвырнул на алтарь фигурку в черном балахоне. Совсем мальчик. Паренек сам подошел к алтарю, сам взял в руки нож и самостоятельно перерезал себе вены на руках. Он в трансе, сразу поняла Лика. Мальчик повалился на каменную плиту и заскреб ногтями. Потом перевернулся лицом вверх, держа нож, и сам, одним движением окровавленных рук перерезал себе горло. Кровь потекла, пульсируя толчками. Надо смываться, решила Лика, живой они меня все равно не выпустят.
   Мужчины продолжили пение. Наконец, она разобралась - партию вели четверо, остальные создавали волнообразный фон, были на подпеве, подвывали. На алтаре теперь блестели четыре чаши с жидким металлом, от парнишки не осталось даже костей, только пустая черная тряпочка. Лика отступила назад. Слимз тут же сфокусировал на ней свой взгляд. Мышка сделала еще шаг назад, он нехотя двинулся в ее направлении. Угу, промелькнуло в ликиной голове, прямо сейчас. Сделал не напрягаясь, да? А ты напрягись. Эх, мне бы звонкий колокольчик, подумала Хейлин. Четыре чаши - это четыре гнезда Ги Зеса. Точно, не идиотка, врубилась. Как же так, разве бывает одно помещение на четыре гнезда? Что же это такое?
   За спиной, из ниоткуда раздались шаги. Точнее шаги раздались из каменной стены. Лика резко оглянулась, от пустой стены шел мужчина в черном. У Мышки от ужаса подогнулись колени, она подумала, что это ее отец, настолько они похожи. Но нет, этот гораздо лощенее, худее, выше, выглядит намного моложе. Сильный, почти такой же сильный, как и отец, того бульдозером не срыть. А она, чуть не испугалась, откуда здесь мог появиться ее папочка. Нет, этот другой, просто они очень похожи. Даже страшно. Одинаковые волосы, прически, хотя опять же, у ее отца такие волосы, что по-другому не уложишь. И у нее такой же чуб на лбу. Форма головы и тела, одинаковые глаза - голубые угольки в жестком прищуре. Одинаковая форма носа, рта, ушей. Мамочка! Что же разное? Физическая форма. Этот, пожалуй, выглядит моложе и в целом, сильнее. Хотя и ее отец смахивает на медведя. Лика затравлено уставилась на него, он, не замечая никого кругом, шел мимо, в центр зала. Но путь его пролегал мимо Лики, и левой рукой он поднял ее за воротник. Хейлин махнула руками как тряпичная кукла, болтая ногами в воздухе.
   - Пусти, прошипела она сквозь зубы на всеобщем, теперь ей стало совсем страшно. - Пусти, пусти.
   Мужчина пер вперед как танк, лишь чуть, замедлив ход. Точно, как мой отец, может это Ги Зес? Мышка посмотрела ему в лицо, кусая губы. Страшненькое выражение, мало, что самодовольное, еще и не обезображенное глубоким интеллектом.
   - Сволочь, - тихо прошипела Лика. - Пусти, я сказала.
   Мужчина вошел в центр зала, поставив Мышку на алтарь. Камень под ней пульсировал, глаза слипались, сердце колотилось, медленно настраиваясь в унисон пульсации камня. Библиотекарь погано улыбнулся. У Мышки пересохло в горле. Они убьют меня, Мрак, меня убивают! - крикнула она дракону, но ударилась своим потоком в пустоту колокола. Пустота зазвенела вокруг нее печальной бездной. - Где же ты, что мне делать? Они убьют меня! Лика сконцентрировалась и щелкнула непослушными пальцами, настроившись на свою квартиру. Что-то большое натужно загудело вверху. Больше ничего не произошло. Еще раз и еще, ощущение было таким, словно кто-то на высоте потолка мучил басовую струну, пытаясь ее порвать, но струна только упруго гудела. Мужчина, принесший ее в центр зала, на мгновение сфокусировал свое внимание на ней, стал как бы несколько материальнее, не так похож на камень. Он развернулся и треснул ей по голове. Удар был настолько силен, что Мышка упала на камень плашмя. Он действительно пульсировал.
   - Бери энергию из сердца камня. - Услышала Лика чей-то мысленный голос, отдаленно похожий на Мрака. - Бери энергию из сердца Альвэ.
   - Камень? - Мысли путаются и ускользают.
   - Бери!
   Через ладони в Ликины руки хлынула энергия, горная могучая река, все сметающая на своем пути. Я сейчас сгорю, подумала Мышка, вбирая в себя пульсирующую огненную реку. Она крикнула дракону: - Я больше не могу это выдержать!
   - Портал! - крикнул невидимый собеседник.
   Лика перевернулась, откатившись в бок, что угодно, только бы за пределы этого круга. Зажмурилась и щелкнула не гнувшимися пальцами. Струна завизжала, как тормозящий железнодорожный состав в сто вагонов. Лика открыла глаза. Она почти на выходе из зала, мерзкий Слимз бежит, пытаясь ее достать. Хейлин рванулась к выходу.
   - Стой, - услышала она внутренний голос и сразу остановилась, почти в центре семиконечной звезды. - Встань в центр потоков силы. Они сейчас догонят тебя. Отсюда не уйти. Ставь защиту, лучше всего используй рунную магию. Она нейтральна.
   - Как, я же не знаю!?
   - Остановись в центральной точке и подключись к потоку энергии. Лед, остановка всего, потом защита - тростник, за всем Тор - энергия мирового кругооборота. Ищи меня во вне. Попробуй перевести на местный эгрегор на планету, так будет сильнее. Ставь!
   - Исток, Белобог, Даждьбог. - Сообразила Лика. - Иса, Тор, тростник. - Лика сцепила пальцы над головой. - Я исток всего, я источник жизни и источник смерти, я источник времени. Я останавливаю всех. Нет движения. Я лед. Я исток, я Иса...
   Лика приняла форму руны Ис, почувствовав леденящий холод. Развела руки в стороны, как ветви. - Я тростник. Я Белобог, я и природа едины, природа - я, я - природа. Я - космос, я - Белобог. Я - защита. - Лика мысленно провела черту вокруг себя. Ледяной холод внутри круга обжег. Нет, холод наружу, Иса наружу. Иса по второму кругу. Холод сместился во вне. Я - Белобог, я - защита, я - защищена. Холод образовал стену вокруг нее.
   - Все!
   - Нет, без энергетического якоря тебе не выстоять. Без подпитки они разобьют твою защиту. - Издалека шелестел чей-то шепот. Бери меня, хватайся за энергию планеты, ее центр.
   - Тор, - про себя пела Лика, - Я - Тор! Я - Вселенная, Вселенная - я. Я есмь все. Я безгранична. Безграничны мои силы. Я хоровод вселенной. Я осознаю себя в потоке силы вселенского кругооборота. Я - Даждьбог. Лика почувствовала, как стала столбом энергии.
   - Мрак, ты мне поможешь?
   - Нет. Все связи с внешним миром перекрыты. Ковен образован и установил замкнутую защиту.
   - Ковен - это круг из магов?
   - Ковен - это четыре гнезда, образовавших единый круг. Четыре гнезда замыкают все базовые точки управления физической реальностью в этой плоскости бытия. Гнездо не может быть образовано, если в нем нет четырех главных магов, которые проводят ритуал. Теперь понимаешь, зачем планете нужен Ри Нон?
   - Нет.
   - Ги Зес берет под свой контроль твою планету.
   - Он здесь!
   - Нет. Его внук, валл. Хендрик, твой дед.
   - Ясно.
   - Нет. Не говори с ним. Молчи, используй только руны. Пусть думают, что твоя сила, сила волхвов. Они не поймут, что замыкаешь мою силу и силу этой планеты. Через час он уйдет. Простоишь час - выживешь. - Голос исчез.
   Слимз внимательно разглядывал Лику, стоя метрах в четырех от нее, сильный ветер развевал его волосы. Он больше не усмехался и не строил рож.
   - Ну-ну, детка, а ты с чувством юмора, думаешь выстоять? Выстоять весь ритуал!
   Хейлин была хорошей ученицей, особенно, когда речь шла о ее жизни. Поэтому она сосредоточилась на рунах, а не на разговорах.
   - Мартышка, ку-ку. - Слимз помахал ей рукой. Лика продолжала стоять и не реагировала.
   Примерно через час из зала потянулись маги. Они хотят взять меня в круг, сообразила Мышка. Что делать, нельзя дать его замкнуть. Она сжала руки в кулак, замкнула пальцы на двойной мудрее Тор-Даждьбог и выкинула лезвие энергии в сторону смыкающих кольцо. Магов немного раскидало в разные стороны. Почему-то поднялся ветер, его поток нарастал, креп, сшибая более легких с ног. Так продолжалось минут десять. Давление со стороны круга ослабло, сходя на нет. Ветер руны Тор крепчал. Мужчины стояли. Ну, и долго мы будем так стоять, думала Лика.
   Наконец, не выдержал отец Роне, и отвел четверых солидных мужчин в сторону. Через некоторое время все разошлись по сторонам. Ушли солидные маги в возрасте, осталась молодежь, да подростки. Слимз подпирал стенку, скрестив руки на груди и в упор разглядывая Мышку. К Лике подошли институтские преподаватели. Роне, Вейг и Рудольф смотрели на нее крайне неодобрительно. Вид у куратора был убитый. Вейг как всегда, жевал свои губы. Отец Роне сердился открыто.
   - Кер, что это за безобразие! - Потребовал он ответа.
   - Это не я, между прочим, я не видела лица, голос был приглушен капюшоном, но кто-то из наших преподавателей предложил этому Слимзу сто золотых, если он меня сделает, и смылся. Скажи, что было не так! - Лика обернулась к склизкому типу у стены, с трудом удерживая слабенькую границу холода.
   - Слимз! - Взревел Роне.
   - Ну, предположим, что привел? Хотя она сама пошла.
   - На это много ума не надо. Кер только предложи такое развлечение, она не пойдет, побежит. Она была в сознании, значит ты ее не сделал, кто бы это не заказал. - Роне нахмурился. - Хейлин, вы точно не знаете, кто это был?
   - Это точно не Рудольф вар Клозе, скорее всего не господин Вейг, и похоже, не вы. До четырех считать умеете? Значит, и думать не чего. Он мне до сих пор фаланг забыть не может. В прошлый раз, он то же первым начал. - Лика замолчала, концентрируя остатки энергии в руках. Слимз то же молчал, внимательно рассматривая студентку.
   - Откуда эта мартышка, святой отец?
   - От верблюда. - Передразнила его Мышка. - На гербе одного города верблюд, я оттуда. А где тебя выкопали, я не знаю.
   - Замолчите, Кер! С вами одни неприятности. У вас обоих интеллект на уровне макаки. Прекратите Слимз, не стройте оскорбленную невинность. Это вы чуть не сорвали...
   - Что не сорвали? - решилась уточнить Лика. - Ковен?
   - Эта язва всегда такая? - Удивился Слимз.
   - Нет, бывает намного хуже. Зачем вы ее сюда притащили?
   - Вы же слышали, за нее мне предложили сто золотых. Ни одна девка такого не стоит. Я и привел.
   - Не передергивайте, Холен, вам предложили ее сделать, а не вести на экскурсию.
   - А вы что, за деньги господина Лерона сильно переживаете? - Недоумевающе произнесла Лика, разрываясь между сарказмом и рунами. - Что хотел, то и получил, теперь пусть платит.
   - Он, заплатит! За все, заплатит. - Угрожающе буркнул невысокий юркий мужчина с темными волосами, весьма представительного и недовольного вида. Его лицо перекосила злоба. - Он чуть не сорвал круг.
   - Ну и ладно, могли бы не жадничать и дать ребенку спокойно посмотреть образование ковена. Зачем было меня швырять, да еще на сердце Альвэ? Крупно чревато последствиями.
   - Заткнись, дура! - Угрожающе начал напирать низенький шустрый незнакомец. Роне сузил глаза.
   - Кер, откуда у вас такая информация? - Спросил Клозе.
   - Господин куратор, что бы обо мне не говорили окружающие, я далеко не дура. Могу понять, что происходит.
   - Не можете, для этого нужны знания, у вас их нет. - Перебил Роне.
   - Вы забыли, как меня называют драконы, а они, между прочим, готовы считать меня сестрой и дочерью. Я этого придурка предупреждала. - Лика кивнула в сторону Слимза. - Так, она обратилась к немцу, с которым они шли по улице.
   - Да. Она предупреждала о драконах.
   - Хватит! - Прервал всех низенький шустряк, - убирайся, тебя никто не держит!
   - Вот спасибо, хорошо... - Мышка огляделась по сторонам. Никто ее не понял, и энтузиазм не поддерживал. Она пожала плечами, мысленно сосредоточилась и щелкнула пальцами. Очутившись у себя в коридоре, она повесила куртку и сняла ботинки. Проходя мимо гостиной, Мышка остановилась, там горел свет. В кресле сидел Мрак, и что-то читал.
   - Вечер добрый, решили заглянуть в гости?
   - Нет, решил, что тебя пора пороть.
   - Ага, может и пора, но лучше начать с другого раза, я жутко устала. Кстати большое спасибо за помощь, я так испугалась, думала, что все, каюк.
   - Не подлизывайся.
   - Я по правде...
   - Заноза.
   - Ты такой замечательный, Мрак, как бы я была без тебя? - Лика кинулась к недовольно ворчащему дракону на шею.
   - Уже миллиард лет Мрак, но такой занозы не видел. Ты была на улице?
   - Да, спасибо, уже была.
   - И ничего странного не видела?
   - Странного?
   - Да.
   - Только Ковен и постройки.
   - Точно?
   В дверь позвонили. Лика вопросительно посмотрела на Мрака и изумилась, перед ней сидел зеленоглазый Айриз из восточного крыла. Она пожала плечами, и пошла открывать дверь. На пороге стоял очень злой ректор, вар Лерон, и маленький юркий темноволосый шустрячок из гнезд Ги Зеса.
  

Глава 3

Спорщики.

   Что есть истина и что есть человек? Почему истина, как и люди должна рождаться в муках? И если она рождается, значит у нее есть мать, женщина, которая ее выносила и родила. Так говорят все, и мужчины и женщины, но если женщины подразумевают у истины наличие хотя бы одного женского начала, то мужчины под этим началом, подразумевают дверь. Ибо эта дверь символизирует для них преграду, которую предстоит преодолеть рождающейся истине, которая, как известно, все же рождается в спорах.
   Так размышляла главная героиня происходящих событий, стоя на пороге своей двери. В этот момент в ее понимании непроизвольно возник образ женщины в императорской короне, источающей довольство и любовь ко всему живому в этом мире. Эта любовь дает ей власть и власть для нее является основанием сущего.
   Лика неуверенно помотала головой, отгоняя от себя нахлынувшие образы больших арканов. Зачем они всплывают в ее сознании, как диковинные рыбы в море иллюзий, что несет ей постижение этих образов, к чему обяжет знание? Лика еще раз встряхнула головой.
   Сегодня она хозяйка. Город-кот и чьи-то размазанные на дальнем плане физиономии усмехнулись. Мышкина внутренняя сущность тут же взбрыкнула. Я справлюсь, подумала она, что, в первый раз, что ли?

***

   - Хоть бы гостя представили, - недовольно проворчала Лика, пропуская гостей.
   - Кер!
   - Уже тридцать шесть лет Кер. - Передразнила Мрака Лика, и, кажется, неудачно.
   Ректор был в своем обычном амплуа, то есть в бешенстве. Он бы с радостью плевался огнем, если бы умел. Ему следовало родиться драконом. Природа обманула саму себя, сделав его эльфом, ничего не поделаешь. Рядом с ним вар Лерон казался обманчиво спокойным. И, наконец, за их спинами располагался рычащий, точнее взревывающий, как электропила злобный маленький и подвижный тип из ковена.
   - Кер, иногда я думаю, что вас следовало бы убить из милосердия, - шипел загнанной в угол ящерицей Ларрий, проходя в гостиную, не раздеваясь. Шипеть ящерицей для эльфа уже было верхом артистизма. И вальяжно расположившийся в кресле в кресле Мрак, имел возможность любоваться редчайшим явлением. Что он, со всем удовольствием и делал. От былой благообразности Ларрия Гаэнтальского не осталось и следа. Еще стоя в прихожей, он напомнил Лике серого геккона, ставшего в позу, и топорщившего свои чешуйки изо всех сил. Лика естественно не удержалась и спросила:
   - Из милосердия к кому?
   - Хотя бы ко мне, и всему преподавательскому составу нашего филиала.
   - Ясно, - вздохнула усталая Мышка, - будете ругаться, что ж, устраивайтесь поудобнее. Вам чай или кофе, кажется, со дня рождения у меня осталось печенье и конфеты. А может быть, осталось даже вино.
   - Хватит, Кер, прекратите паясничать, - брызгал слюнями Ларрий протискиваясь из коридора в комнату. Дорогу ему не совсем удачно загородил библиотекарь, но войти последним, было ниже достоинства их ректора.
   - Прошу вас присаживайтесь, - церемонно предложила Лика, - проходите, пожалуйста, только представьте гостя.
   - Я не гость! - Буркнул злобный.
   - Гость, гость. Раз переступили через порог, теперь гость. Ничего не попишешь. - Парировала его выпады Хейлин. - Сами же ко мне пришли, никто вас за шиворот не тащил.
   Мужчины, в конце концов, позволили себе немного расслабиться, и обратили внимание на развалившегося в кресле Мрака - Айриза.
   - Прошу, - динамично вошла в роль хозяйки Лика. И она элегантно махнула рукой в сторону сидящего. - Это Айриз, хранящий мудрость небес, глава восточного крыла драконов Земли. Простите, но я являюсь его подопечной, в силу некоторых обстоятельств.
   - Кер, вы всегда умеете найти себе покровителя, - окрысился на нее Лерон. - Сначала лорд Аш Рер, теперь дракон.
   - Можно сказать и так, в какой-то мере. Хотелось бы так думать, но боюсь, ваше заявление слишком преувеличено. Позвольте вас представить. Ларрий Гаэнтальский - ректор института. Террон вар Лерон - библиотекарь. (Читай, очень нужная в хозяйстве вещь.) - Лерон оценил ее ход, зло сузив глаза. - И простите, не знаю, как вас представить?
   Ларрий задумался, не представить сопровождающего, было бы плохим тоном, особенно с точки зрения самого владетеля гнезда. С Кер, конечно, можно не церемониться, но дракон...
   - Канел вар Форнел ре Альвэ. - Держатель гнезда вар Форнел.
   - А разве протектором Лейды назначен Ги Зес, а не Аш Рер? - совершенно невинно поинтересовался дракон. Коротышка совсем взбесился. Он размахивал руками и что-то бессвязно выкрикивал диким голосом: - Хр - Бр - Пр - Вр - Ххрю.
   - А-а-а, вы по-видимому, считаете, что это драконий. Огорчу, любо это совершенно недоступный мне диалект, либо у вас не в порядке дикция. Может, этот диалект давно вышел из употребления? - Откровенно издевался Мрак - Айриз.
   - Все драконы слишком высокого о себе мнения! - Взвизгивая, орал на всеобщем вар Форнел. - Теперь ясно, откуда берутся такие воспитанницы, которые ни во что не ставят ни лордов владетелей, ни держателей гнезд, ни преподавателей!
   - Я, наоборот, очень люблю лорда Аш Рера, он такой лапочка. И он меня очень любит. И преподавателей наших, я по-своему люблю, и декана, и ректора, и мастера Шлоза, я всех люблю. Даже фаланг и Тэру, она умная...
   - Гм... - прервал ее излияния Мрак. - Так что, вы хотели?
   - Эта дрянь, - вар Форнел показал на Лику. - Сорвала работу ковена сегодня вечером.
   - Не может быть, - почти совершенно откровенно удивился Мрак, - то есть, вы не получили чаши и другие атрибуты, или не смогли их наполнить? Ай-ай-ай, так вы бы обратились к любому крылу. Всегда рады вам помочь! Хотя... Вы ведь получили заказанное, и князь Хендрик, исполнил свою миссию. Что же тогда моя подопечная сорвала? А, несущая пробуждение? Не понимаю, какие претензии, если вы получили все, что хотели. Она конечно не ангел. - Лика подняла глаза к потолку, потом посмотрела на Мрака с выражением "и ты, Брут". Но, не дождавшись поддержки, встала с дивана.
   - Да вы садитесь, господа, что же вы стоите, словно это вас ругают, а не меня. Я пойду, принесу что-нибудь. - Лика вышла, оставив гостей разбираться с посадочными местами.
   Лерон почти задохнулся от злобы. Подвижный вар Форнел сориентировался быстрее других и плюхнулся в кресло. Ларрию и Лерону достался диван. Держатель гнезда, наконец начал осматриваться на незнакомой территории.
   - Куда она пошла?
   - В кухню. Где еще самое место для женщины? - разводил демагогию Мрак. Мужчины согласно закивали. Мрак продолжил фразу - да и Хейлин, как личинка, честное слово, все бы ей жевать.
   У Ларрия округлились глаза, еще не стерся в памяти случай с мясом и лордом Аш Рером. Его владетель то же реагировал на Кер, как на личинку.
   - Она что, маленький дракон? - пер вперед вар Форнел, не заметив испуга Ларрия, и пропуская сравнение с личинкой мимо ушей.
   - Ну что вы, что вы, не совсем. - Успокоил их Мрак. - Пока сама не захочет, она точно драконом не будет. И потом, ей не хватает ответственности.
   Ректор серьезно испугался. Самозваный Айриз продолжал издеваться над преподавательским составом. - Все бы ей искать приключения, везде сует свой нос. А ведь получит когда-нибудь, хвост оторвут, тогда поздно будет плакать.
   - Прямо сейчас и получит, - зло проворчал Лерон.
   - За что? - прервал его дракон. - За то, что вы спровоцировали ее и этого местного парня, предложив за малышку сто золотых. С вами, я бы поговорил отдельно. Вы выбрали не лучшую позицию по отношению к девочке. Ай-яй-яй, на ней такая ответственность!
   Раздалось тихое "чпок", и в комнату ввалился еще один дракон в человеческом обличии, Пиррит, замаскированный под Рагара.
   - Приветствую тебя брат, - на всеобщем прогудел Мрак.
   - Что здесь происходит, - размеренно и важно выговорил Пиррит, дернув ногтем указательного пальца левой руки. Посередине комнаты возникло еще одно кресло, большое, вызывающе мягкое, в тон остальной мебели, и загораживающее вход и выход. Держатель гнезда вар Форнел вздохнул. Драконам так легко давался материальный перенос, что было завидно. Ни какого ковена, ни какого пения, одним легким движением ногтя взял и перенес. Им бы, так переносить предметы, как этому. Если бы Лика была в комнате, и наблюдала сцену, то здорово поехидничала бы по поводу того, перенес Пиррит кресло, или просто сотворил его из подручных материалов на скорую руку. Кто знает? Но вар Форнел был не в курсе, Лики не было рядом, чтобы прояснить обстановку глупыми вопросами, оставалось только завидовать. Конечно, драконы считаются сильнейшими магами Кольца, куда до них самим арью. Хотя арья, конечно то же могут многое, но так...
   - Простите, я не совсем осознал статус вашей воспитанницы, она кто? - настаивал Канел уже совсем другим тоном. Он успокоился, поняв, что драконы в этом доме не случайно, и девчонку в обиду не дадут самому князю Хендрику.
   Пиррит, в свою очередь был не доволен всем, Ликой в первую очередь, братом во вторую. Брат выглядел несколько странно и был возбужден сильнее обычного. Что происходит? Не из-за ковена же он так волнуется. Что случилось? Неужели, его брат решил открыто поддержать статус девчонки на Лейде. Это выходит за рамки принятого в их среде. Поэтому он то же начал заводиться.
   - Чего вы люди, хотите?
   - Понять, что собой представляет эта особь, я понял, она еще ребенок? - Упорно продолжал гнуть свою линию держатель.
   - Конечно ребенок, как можно считаться взрослым с таким жутким чувством безответственности как у нее. - Подыграл ему Мрак. - Естественно она ребенок. Ну, вы сами, назвали бы ее взрослой? Конечно нет!
   Лика суетилась на кухне, бегая от холодильника к сервировочному столику и обратно к чайнику. Жутко хотелось подслушать спорщиков, но чувство долга хозяйки дома заставляло ее носиться по кухне со скоростью хорошего блендера. Загрузив сервировочный столик под завязку, она рванула в гостиную, чуть не въехав в кресло Пиррита со всем своим звенящим и бренчащим хозяйством.
   - Ой, добрый вечер. - Она не совсем понимала, что в ее квартире делает Рагар. Путем нехитрых логических построений, главным образом сравнивая поведение Айриза - Мрака и нового гостя, она пришла к выводу, что перед ней, скорее всего Пиррит, замаскированный под Рагара. Это, по крайней мере, понятно. Простая подозрительность, с легкой примесью жадности.
   - Кто хочет чай, или кофе, - снова предложила хозяйка собравшимся. - Мне в прошлый раз очень понравились конфеты. - Мрак кивнул, - и на столике материализовалось несколько коробок конфет.
   - А кто за это заплатит? - тут же встрял Лерон. - Это воровство!
   По-видимому, он достал не только Мрака, но и не знавшего куда деть раздражительность Пиррита. Пиррит вообще, быстро раздражался. А когда тебя обвиняют в воровстве раздражаться можно сколько угодно. И открыто возмущаться, скорее хороший тон, чем плохой.
   - Нишкни, смертный! - прорычал он с угрозой, на странном, но понятном диалекте всеобщего.
   - Я просто спросил, по существу, - огрызнулся Лерон.
   Мрак задумчиво улыбался. Лика подумала, что библиотекарь, достал - таки наконец, Пиррита, и это, то лучшее, что она могла сделать за этот вечер. Собственно на такую удачу даже рассчитывать не приходилось. Сначала, Лерон будет цепляться к Пирриту, потом ко мне, но Пиррит уже автоматически будет против него, за меня. Лика мысленно потерла руки, разливая по чашкам чай.
   - Чай, - предложила она Пирриту.
   - Я не пью траву, - огрызнулся рассерженный дракон.
   - Коньяк? - тут же сориентировалась Мышка.
   - Что это? - подозрительно спросил Пиррит - Рагар.
   - Кровь лозы, - образно выразилась хозяйка.
   - Давай, - отмахнулся дракон.
   - Кизлярский, тридцать лет выдержки, есть еще Камю, но там девять лет. Этот лучше. - Разглагольствовала довольная Мышь. Она налила большой двухсотграммовый бокал наполовину. Пододвинула блюда с закусками, мясо, икра в тарталетках Пиррит скривился. Лика распечатала коробки конфет. Особое внимание, уделяя, любим сокровищам Мор-э-Рии, с перламутровыми жемчужинами шариков.
   Пиррит глотнул коньяк, и, покатав его в горле, проглотил, повел носом, взял конфету, пожевал.
   - Я сейчас лимон принесу. - Лика выбежала на кухню. Мрак с интересом разглядывал брата.
   - Кровь?
   - Спиртное, но...
   Лика примчалась с лимоном, блюдечком и ножом, сцену пропускать не хотелось.
   - Один знакомый писатель сказал, что коньяк с лимоном - это венец всей эволюции человека, - говорила она, нарезая лимон.
   - Человек? - Буркнул Пиррит.
   - Конечно, откуда у меня другие знакомые писатели?
   - Живой? - уточнил Пиррит.
   - Не знаю уже. - Удивилась Лика, - а что? Не понравилось? С лимоном же не пробовали.
   Пиррит глотнул еще раз, потом еще и еще, потянулся за лимоном. Скуксился. Допил густую янтарную жидкость залпом.
   - Ну как? - беспокоилась Мышка. - Нравиться?
   - Не знаю, - размышлял хранитель Северной оси Кольца. - Может, лучше попробовать разводить людей, а не гномов?
   - Бред! - Парировал Мрак. - Нет никого работоспособнее гномов.
   - Гм..., не так плохо, даже очень. Предлагать не буду. - Пиррит протянул руку и цапнул бутылку.
   - А болотовку пробовали? - осторожно спросила Мышка.
   - Что за гадость? - обеспокоено, спросил Мрак, название какое-то неприятное.
   - Это от парэморских болот название. Кровь болот. Болотовка или самогон болотный. Это Тимур придумал.
   - У людей свои преимущества, брат. - Бурчал про себя Пиррит. - Может и польза бывает, если подумать. Раньше гномы напьются пива и ползут по всему рудисту. А сейчас, хлебнут литр этой болотовки и под стол. И всем спокойно. Так-то.
   Мрак посерьезнел.
   - Наливай! - Махнул он рукой Пириту. - Не жилься, брат. Там еще полбутылки.
   Драконам через десять минут стало не до людей и эльфов, у них видимо, были свои проблемы. Впрочем, следовало отдать им должное, никаких признаков опьянения на них заметно не было. Лика принесла Камю и Арарат. Драконы постепенно перешли на родную речь и совершенно абстрагировались от окружающих.
   - Что-нибудь будете? - спросила Лика у остальных посетителей. - Если хотите, я еще коньяк найду.
   - Нет. - Ответил за всех Ларрий. - У вас еще есть вопросы вар Форнел?
   - Все ясно, ректор.
   - Мы уходим, Кер. - Ларрий нахмурился. - Я не думаю, что вам целесообразно работать на чаше. Когда Лика кивнула, он продолжил: - До свидания.
   Это, скорее относилось к драконам, на Лику он не обращал ни какого внимания. Ректор вышел, за ним семенил Лерон.
   А вар Форнел остался сидеть в кресле. Лике пришлось провожать уходящих, которые на прощание не удостоили ее даже взглядом. Потом Хейлин вернулась в гостиную. Шустрый вар Форнел решил составить хранителям компанию, оживленно договариваясь с ними о каких-то транс..., то ли миссиях, то ли грессиях, Лика толком не расслышала, а может еще о чем-то в этом роде. Сказано было не внятно. Пиррит заломил цену, держатель гнезда энергично пошел на понижение. Торговались они еще с полчаса, допив весь коньяк, и съев, все что было, включая конфеты. Лика тяжело вздохнула, наконец, спорщики договорились. Пиррит потребовал по тонне отборного коньяку на каждое из четырех крыльев, и им, двоим, отдельно. Вар Форнел вздыхал, пускал слезу, бил себя в грудь и плакался о том, как это дорого. Лика, потребовала было, чтобы и ее включили в сделку, но на нее быстро шикнули, как на несовершеннолетнюю. Мрак грозно погрозил пальцем и отправил заниматься перед новым учебным днем. Лика пожала плечами, и ушла набирать ванную.
   Вернувшись, она застала одного Канела. Тот что-то живенько подсчитывал не салфетке, и потирал ручки, маслянисто улыбаясь.
   - Твои опекуны, да? - спросил он. Лика кивнула. Держатель продолжил: - Не лезь, не в свое дело.
   Лика снова кивнула. Вар Форнел спрятал салфетку и, пошатываясь, побрел к выходу, мурлыкая себе под нос. Лика закрыла за ним дверь.
   Всегда так. Мужчины пьют, а женщины убирают грязную посуду. Почему все не наоборот? Нет в жизни справедливости, еще раз утвердилась в своих выводах Лика и отправилась принимать ванную, после непродолжительной, но активной уборки.
  

Глава 4

Стратегия общения.

   Что управляет миром? Одни задают эти вопросы, другие отвечают на них. Часть человечества считает, что миром правит любовь и доброта, другие откровенно смеются над ними. Ибо считают, что миром правит сила. Религия и магия считают, что цель человека - преодолеть свое животное начало, отказаться от "низменного я" и достигнуть "высшего". Это "высшее я" становится тем вождем, которое двигает народами и цивилизациями. Вести человека за собой, давая ему некоторую свободу воли., вот то, о чем мечтают добродетельные монархи. Именно это определяет их победу в бою и политике, победу добра над злом. Может ли быть у человека свободный выбор, спрашиваем мы. И нам отвечают: "да, но в пределах божественной необходимости". Стань творцом событий, среди которых ты живешь, и воистину, станешь императором своей жизни.

* * *

   Началась вторая декада декабря. Ничем хорошим она не порадовала местных студентов. К этому времени новенькие старательно окопались в их группе и заняли стратегически выгодные позиции. Ими была сделана попытка, оккупировать любимую вторую ликину парту, но она не увенчалась успехом. Мышке пришлось свистеть тяжелую артиллерию и сгонять их оттуда с помощью стульев, рюкзачка и указки. Парни, не ожидавшие применения столь нетрадиционных средств нападения, временно отступили на третью парту. Выселить их оттуда не удалось даже с помощью декана.
   Несмотря на некоторую ликину известность новенькие продолжали игнорировать Мышкин авторитет. Пришлось задуматься и над этой проблемой по настоящему. Ответ пришел в голову сам собой. Где у нас все есть? Конечно в Пар-э-Море. Там у нас целый военный арсенал, и Стрэсс, и гномы, и пиявка, не считая Тимура. Фаланги то же есть исключительно в Пар-э-Море. Может, и еще что интересное найдется.
   Лика направилась на поиски недостающего звена сразу после занятий в понедельник. Неделя, проведенная с новенькими, ее многому научила. Лучше бы ей найти средства воспитания для молодежи из гнезд, или ее будут продолжать третировать, своим неуважением. Мышка начала разведку с замка, а не с болота, больше для разнообразия. И почти сразу наткнулась на второго хранителя - Рейста. Этот второй, по словам Стрэсса, занимался какими-то странными, экзотического характера экспериментами, с примесью садизма и вивисекции. Очень кстати. Принцесса сразу озадачила его своими проблемами. Зачем стесняться со своими?
   Первые несколько минут знакомства Рейст вар Гардар пытался сфокусировать свое внимание на неизвестном ему объекте. Лика нежно улыбнулась ему, плавно махая крашенными, на всякий случай, ресницами. Она сложила ручки спереди, как прилежные воспитанницы института благородных девиц, благоразумно показывая Рейсту парэморское кольцо на пальце.
   - Добрый день, вы ведь второй хранитель Пар-э-Мора? А я, вероятно, его будущий владетель.
   Рейст подозрительно разглядывал девчонку с кольцом. Собственно, он видел ее второй раз в жизни, только Лика этого не знала. Девчонка говорила на всеобщем удивительно чисто, без всякого акцента, как говорят только иностранцы. Трудно было бы понять из кого она мира, если не знать, что она с третьей планеты, мира Падшего.
   - Откуда у тебя кольцо? - Наконец, счел возможным вставить свою фразу Рейст, делая хорошую мину. Словно ничего о ней не знал. Девчонка приняла его игру как должное. А может, и вправду, была глупа и наивна.
   - Мрак подарил на мой день рождения, - доброжелательно пояснила Хейлин. - А где лорд Сорт, работает?
   - Он занят.
   - Очень жаль. Я, собственно, хотела посоветоваться. Меня достали несколько молодых человек, и мне очень хочется сделать им приятное, но без летального исхода, а то мне опять попадет. Я бы, например, с удовольствием превратила их в гибрид свиньи и дикобраза, но больше ни на что не хватает воображения. Может вы, со своим опытом, мне что-то посоветуете?
   Рейст молчал некоторое время, потом вздрогнул, словно проснулся после долгого сна. Слегка потянулся и вздохнул.
   - Их много? - Уточнил он.
   - Кого, вредных молодых людей? Нет, только четверо.
   - Мне нужны подсобные рабочие для уборки замка, если сможешь перенести их незаметно для окружающих, по двое, то дня на два-три, я займу их тяжелой изнурительной работой. Устроит?
   - А вам хватит дух пар? У нас в группе учится двадцать человек, вместе со мной. Может быть вам еще пару, другую рабочих рук подкинуть?
   - Нет, спасибо, при этом интенсивность труда каждого заметно снижается. Ты такая молодая, и у тебя уже так много врагов?
   - Да нет, наши старенькие ко мне адаптировались, они лапочки, почти все. Вполне милые и воспитанные мальчики, но местные. А эти новенькие из гнезд Ги Зеса и какие-то агрессивные. Совершенно не умеют себя вести...
   - Жду, - оборвал ее Рейст.
   - Я замок посмотрю, хорошо? - напрашивалась в гости Лика.
   - Нет, - отрезал вар Гардар, - не сегодня.
   Мышка тяжело вздохнула. - Хорошо, но потом можно? Я ведь все равно буду вашим владетелем. - Она глянула на второго хранителя по-птичьи, склонив голову вбок, и рассматривая его искоса. - Почему нельзя, кстати?
   - Зачем? - Подозрительно спросил Рейст.
   - У меня же кольцо? - парировала Лика, - и Стрэсс звал в гости.
   - Вот пусть Стрэсс и водит тебя по замку, у меня своих дел много. Иди на болото, и гуляй там, сколько хочешь.
   - Это где бегают грязные гномы и Тимур за ними? Что я там не видела? Я уже давно почти все болото облазила.
   - Ничего, здесь еще горы есть. - Успокоил ее Рейст.
   - Горы я то же видела, на классификации.
   - Ты проходила классификацию в Пар-э-Море? - Вот теперь действительно заинтересовался Рейст. - И какие результаты, рассказывай.
   - На самом деле, - начала Лика, - меня классифицировали дважды. И дважды я была в Пар-э-Море. И я сама не до конца понимаю свои результаты. Преподаватели и лорд Аш Рер были сильно шокированы ими.
   - Рассказывай! - Настойчиво добивался Рейст. Лика оглянулась в поисках того, на что можно присесть, но увидела только истертую деревянную скамью. Она вздохнула, оценивая сомнительные удобства местной мебели, и опустилась на истертую до отполированности, интересно кем, поверхность. Еще раз вздохнула, показывая, что отнюдь не чувствует себя счастливой, набрала побольше воздуха, и начала рассказ, стараясь придерживаться последовательности событий, Лика рассказывала о том, как ее пугали классификацией. Потом все по порядку. Горы, бездонная пропасть, ветер, о том, как она придумала себе одежду и летающую доску.
   - Я, до сих пор, не понимаю, почему у меня не получился планер, но вышла какая-то дурацкая корренианская летающая доска с жезлом. - Могла я это сама выдумать? Фантазия видимо реактивная, сама похвалила себя Лика.
   - Глупости, - перебил ее Рейст, хмурясь. - Ничего не бывает просто так. Аналогии не возникают спонтанно. Опиши аэроплан.
   Хейлин серьезно задумалась, заерзала на скамье, попробовала подогнуть под себя ноги, но не вышло. Потом, все-таки обхватила ноги руками, прижимаясь к стене. Зажмурилась.
   - Планер может быть на дюралевом или легком деревянном каркасе. Маленькая, похожая на пулю центральная часть с местом пилота и рулевым управлением большие крылья, хвост. Крылья удерживают планер в воздухе, чем больше их плоскость, тем лучше планер держится в воздухе. На хвосте то же есть маленькие горизонтальные плоскости..., ну...
   - С планером понятно, можешь не продолжать. Теперь расскажи о летающей доске. - Прервал ее излияния Рейст.
   - М...м... Ну, это скорее всего платформа из армированного пластика в центральной части ее толщина достигает десяти сантиметров. Длина около двух метров, ширина примерно полметра. В центральной, самой толстой части доски расположен шарик гравитационного генератора. Внутри шарика маленькие, но очень прочные магнитные кольца, как бы вставленные друг в друга, как матрешка. Между ними генерируются гравитационные поля, которые смещаются при изменении наклона плоскости сцепления между ботинками и доской. Ноги фиксируются на доске магнитными захватами. Чтобы двигаться, нужно лишь немного изменить положение ступни, слегка направляя платформу в нужном положении как на лыжах или сноуборде. Трудно удерживать равновесие и немного страшно на высоте, но если убедить себя, что все окружающее просто компьютерная реальность, а ты сидишь в удобном кресле, то сразу становиться намного легче. Терпеть можно.
   - Подробней.
   - Что подробней?
   - Что ты имеешь в виду, говоря о компьютерной реальности?
   - М...м..., - Лика посмотрела на Рейста вопросительно, надеясь, что он сам продолжит свои вопросы. Она не до конца понимала, чего хочет от нее этот второй хранитель. Рейст внимательно, но без эмоций смотрел на девушку, не давая себе труда напрягать мозги и голосовые связки. Молчание затянулась. Было заметно, что Рейст ни куда не торопится, минут через пять он все же не выдержал и спросил:
   - Что тебе не понятно?
   - Что вам не понятно. - Любезно пояснила Лика.
   - Мне не понятно, почему ты решила, что находишься в компьютерной реальности? Пар-э-Мор настоящий, абсолютно реальный физический мир.
   - В смысле?
   Рейст вздохнул, за пятнадцать или двадцать минут разговора с этой малолетней особью он устал, словно отработал в хранилище весь день. Ей не хотелось думать самостоятельно, поэтому она постоянно тыкала носом в нужном направлении.
   - Тебя зовут Хейлин? - Лика кивнула, и он продолжил. - Никакой компьютерной реальности нет. На классификации работает программа переноса, и ты оказываешься в нужном месте, компьютер же, отслеживает физиологические реакции твоего организма. В этом и состоит единственная функция компьютера. Все остальное ты сделала сама. Почему не планер, а доску, спроси у себя. Если бы доска упала, ты бы погибла. Единственное, чего я не могу понять, это того, как ты сумела сделать для себя одежду, и доску с жезлом. Как говоришь, называется твоя доска?
   - Кореннианская летающая платформа.
   - Замечательно. Кореннианцы были лучшими техниками в известной нам части вселенной. Потом, по непонятной причине, впрочем... Неважно, цивилизация погибла, а продуктами ее деятельности мы до сих пор пользуемся, они почти вечны, как и их элементы питания. Впрочем, твой жезл, явно не корренианского происхождения. Ты сотворила странную смесь, но доска именно кореннианского производства была наилучшим выходом в твоем положении, насчет планера, я не так уверен.
   - Но в таком случае, мне совсем ничего не понятно. Корренианскую доску я придумала на обрыве, как и жезл, и одежду, откуда я могла знать об этих технологиях?
   - Какой у тебя индекс классификации?
   - Четыре ряда шестизначных цифр, первые пять в каждом ряду девятки. И о чем это говорит?
   - О том, что ты не человек, и не ребенок. Я не знаю ни одной расы с такими показателями коэффициента. У создателей Кольца, конечно, никто не измерял индексы, но думаю, что они сопоставимы с твоими, а они далеко не дети. Последняя шкала характеризует интенсивность интеллектуальных процессов, выраженных в магических, и не только магических способностях. Ни у одного известного мне мага древности и современности это число не превышало трехзначного, я не говорю о создателях кольца, они творцы, по большому счету, а не маги. У арью индексы не выше четырехзначных. Твои умственные способности не могут быть детскими в любом случае.
   - Ну, у меня хорошая память. Я не логик, а скорее аналитик, иногда знаю ответ, но не знаю, как к нему прийти. Из-за этого мне часто ставили в школе по матанализу тройки, считалось, что я подгоняю свои действия под ответ, а я просто решала, и у меня так получалось.
   - Тебе не повезло с учителем математики.
   - С языками мне то же не повезло. Мне с ними, или им со мной, я не могла выучить языки, потому, что у меня не было стимула, или было лень. Хотя мне всегда было легко переводить тексты, я не знала слов, но знала, что в них написано, понимала содержание. Вы меня понимаете?
   - Вполне.
   - Вам хорошо. А вот я себя нет. Легче всего мне давалась биология, география, экономика, история, обожаю геологию, астрономию, философию, ядерную физику и оптику. Не люблю механику и электромагнетизм.
   - Да, очень странно. А логику?
   - Логику люблю, алгебру то же, меньше геометрию, особенно начертательную. С "вышкой" в институте намучалась, вообще не представляю, как буду сдавать.
   - А как училась?
   - По образцу, я все что угодно могу повторить. Очень хорошая память. Как дело доходит до решения новых задач, я плаваю, как котенок в пруду.
   - Что тебе дается на занятиях легче всего?
   - Философия, естественные дисциплины, история цивилизаций, биоэнергетика, законодательство системы Кольца, все прикладные магические дисциплины, психология, чуть хуже древние языки и классическая литература, у меня не хватает времени на чтение, я с этими книгами засыпаю. В общем, что нужно заучивать и тренировать, то и получается хуже.
   - Понятно. Ты сильный интуитив, и привыкла жить за счет своих природных способностей. Бездельница, одним словом.
   - Обижаете. Мне говорили, что я сенс.
   - Это очень близкие характеристики. Не знаю, чем тебе помочь, одно могу сказать точно, ты не человек и не ребенок.
   - А кто? Обезьяна и теленок?
   - Что ты хочешь этим сказать?
   - Что я злюсь.
   - Это я понял.
   - О чем мы говорили? - вспомнила Лика. - Да, драконы сказали, что тринг арья, только еще выползок.
   Рейст внимательно рассматривал девчонку с головы до ног. Ну, маленький выползок, а где же на ней подгузник, где ползунки, распашоночки? Из пеленок, она понятно, выросла. Но ведь до личинки не доросла, а личинка соответствует раннему подростковому возрасту у людей. Мышка извелась, сидя на неудобной скамейке, но как не крутись, деревянная скамья мягче не станет. Через некоторое время второй хранитель презрительно хмыкнул.
   - Не слишком доверяй драконам, они говорят только то, что им хочется. Если у тебя такая замечательная интуиция доверяй только себе. Кем бы ты хотела быть?
   - Владетелем. Наверное...
   - Как-то не уверенно звучит, а точнее.
   - Владетелем то же.
   - У меня ощущение, словно я вытягиваю из тебя длинного червя-паразита, а он цепляется крючками и присосками. Твой процесс мышления похож на этого червя, что тебя тормозит?
   - Не знаю, но ощущение, как будто мне чего-то не достает, и я все время пытаюсь дотянуться до этой недостающей части, я ее ищу, и не нахожу, а как бы достраиваю. При этом, вы не думайте плохо, я понимаю, что я взрослый, опытный человек, но мои действия и эмоции - это действия и эмоции ребенка. Часто, я даже не могу контролировать себя и свои поступки, точнее могу, но не хочу. А драконы все время мне твердят, отпусти свои эмоции, отпусти эмоции. А когда я их отпускаю, то совершаю совершенно глупые поступки, как зверек, кусаюсь, дерусь, провоцирую скандалы.
   - Что тебе больше нравится, достраивать недостающую часть себя, учась, или кусаться и драться?
   - И то и другое нравится. Но когда я себя агрессивно веду, мне потом самой противно на себя в зеркало смотреть.
   - Интересно.
   - Что интересно? Я ничего не понимаю, но очень хочу понять.
   - Достраивание себя ты опускаешь, как само собой разумеющийся процесс.
   - Пожалуй.
   - Тебе было бы полезно общаться с нашим бывшим владетелем, лордом Ма Гусом, жаль, что он умер. Могу сказать только одно, ты будешь добиваться своих целей любыми способами, часто идя по трупам, я образно выражаюсь.
   - Мне кажется, эту образность можно опустить, я не так наивна, и в данном случае, целиком согласна. Но так делают многие люди, в чем отличие?
   - Во-первых - в целях, во-вторых, в их достижении, в-третьих, в твоих эмоциях. Многим нравится идти по трупам, они чувствуют при этом огромное, почти сексуальное удовлетворение, а тебе неприятно, но приходится это делать. Ты излишне эмоциональна, да?
   - Хотелось бы, чтобы нет.
   - Ты странная. Но я тебя, по большей части понимаю. Как любой владетель, этот путь проходят все.
   - Я веду себя как малолетняя идиотка! А мне за тридцать пять лет.
   - Для арья это ползунковый возраст.
   - Значит, я все-таки арья?
   - Мне не знакомы другие расы с такими признаками, но возможно, что они и существуют. Одно могу сказать точно, твои параметры не совпадают с параметрами арья, но соответствуют их онтогенетическим группам. Если ты хорошо знаешь биологию, то понимаешь меня.
   - Я понимаю все доводы, но не принимаю, и не знаю, как их принимать. Одного мне хочется, другого нет. Я потерялась, сама не знаю, чего хочу. Хочу все мочь и уметь, хочу быть всем, и не хочу, осознавая ответственность, одновременно.
   - В эти моменты ты ведешь себя как малолетняя?
   - Пожалуй.
   - Вот видишь, это способ снять напряжение и расслабиться.
   - Спасибо, вам не говорили, что вы прекрасный психоаналитик?
   - Нет, но мне приходится быть в этом мире всем, привыкай, если хочешь быть владетелем. Но если ты творец и это заложено в тебе генетически, то работа владетеля тебе скоро надоест. Побезобразничаешь немного, что-то улучшишь, что-то испортишь, как наш Ма Гус, а потом сбежишь.
   - Не знаю, у меня очень высокая мера ответственности за то, что я создаю. Сбежать, может, и сбегу, но бросить, не брошу.
   - Ловлю на слове, принцесса, или все же Хейлин? Как ты сама себя называешь?
   - Иногда Лика, а иногда Мышка.
   - Почему? Серая и незаметная.
   - Скорее вредная и юркая.
   - Давай вернемся к нашей первоначальной теме беседы.
   - Хорошо. Что мне делать с новенькими, втихаря присылать их попарно в замок?
   - Изолируй пару, настройся на меня в кольце, можно мысленно. Просто вспомни о перстне и обо мне, связь установится сама. После этого сразу отправляй, а я поймаю. Ясно.
   - Предельно. Интересно, а что обо мне думает лорд Сорт?
   - Слава богу, он ничего не думает. Ему в полнее хватает другой работы. И, я был бы очень благодарен тебе, золотко, если бы видел тебя, как можно меньше.
   - Здоровье бережете? - не удержавшись, съехидничала Лика.
   - И его то же. Главное, что я берегу это Пар-э-Мор. С тобой это затруднительно.
   - Я понимаю, сочувствую и все такое. Парней пришлю завтра утром. - С этими словами Лика отбыла домой. Рейст еще некоторое время постоял один в коридоре, потом начал подниматься по лестнице, в библиотеку, где в это время работал Сорт. Второй хранитель сел напротив первого и начал ритмично отстукивать пальцами по столу.
   - В чем дело, Рейст?
   - У нас неприятности.
   - Как давно?
   - Месяца три назад впервые свалились на наше болото.
   Сорт поднял голову от бумаг и отложил перо. - Кто, или что свалилось, в конце концов? Ты не мог бы быть конкретнее.
   - Девчонка, по имени Хейлин Кер, свалилась с Лейды, прямиком на наше болото. Девчонка носит парэморское кольцо на пальце.
   - Стрэсс, что-то такое говорил, и фаланги волновались, по поводу девчонки с кольцом. Как ты сказал ее имя?
   - Большая неприятность, вот ее имя. Мрак отдал ей кольцо Ма Гуса, где монета не знает никто, но думаю, что при желании, эта девчонка легко ее найдет. Инсайт то же не составит ей труда.
   - В чем же проблема?
   - Она хочет, чтобы мы занимались ее трудностями, воспитывали каких-то парней.
   - Ты хотел покупать рабов. Зачем покупать, если предлагают просто так, и на время. Не хочешь тратить время на их воспитание?
   - Это преступление. Мы станем ее сообщниками.
   - Ты что, сам будешь их сюда отправлять?
   - Нет, девчонка.
   - Вот, пусть с нее и спрашивают. Твоя задача не допускать посторонних на кристалл. Что, кстати, твой ученик?
   - Тимур? Весьма хитрая и в то же время понятливая личность. Хам и подхалим, но очень исполнителен, в лепешку расшибется, но сделает. Торгаш, но в нем что-то есть, природный вербальный маг, но об этом мы уже говорили, а может и обученный. Но из той же страны, что и девчонка.
   - Она то же природный вербальный маг?
   - Боюсь хуже. Она странная генетическая модификация арья. Арья она, определенно, но многое в ней не понятно, даже не знаю, что сказать. Боюсь, она из той же породы, что и создатели Кольца, а может и сильнее их.
   - В смысле?
   - В прямом смысле, это ухудшенный, несовершеннолетний вариант Ма Гуса. Менее ленивый, менее обученный, более наглый и глупый.
   - Спаси нас создатель от дураков и детей.
   - Хуже, она не дура, такое ощущение, что у нее блокированы какие-то участки памяти, частично блокированы. Какие, кем, совершенно не понятно. Но она, похоже, считает, что они восстановимы. Не хотите иметь в замке истинного творца с комплексом неполноценности?
   - Храни, господь. Так, что Тимур?
   - Полностью перешел в режим самообеспечения. Я бы еще пару таких завел, человеческий век короток, пусть размножаются.
   - Это ты через чур. Вспомни гномов, процесс размножения у них стал неконтролируем.
   - Девчонку на гномов спустить надо. - Предложил Рейст.
   - А ты все правильно рассчитал? Нужно посмотреть как она общается с представителями других рас, до этого не вздумай допускать ее общения с жителями кристалла. И, нужно сформировать у нее правильное поведение, в отношении гномов. Ты меня понимаешь?

* * *

   Лика вернулась домой. Немного почитала высшую математику, как будто, математику можно читать просто так, для собственного удовольствия. Никого этим не обманешь, и знать ее от этого лучше не будешь, но Лика решила взять этот экзамен измором. Не мытьем так катаньем. Тут почитал, там услышал, здесь посмотрел. Авось и сдам. Математика в горло не лезла, а тогда почитаем физику, все интереснее. Потом, с полчаса она пошуршала листами лекций по основам алхимии и теории трансмутаций, зевнула и завела будильник. После чего завалилась спать с чувством хорошо исполненного долга.
   Ей снился большой бревенчатый дом, яблоки и мандарины, "Голубой огонек" со знакомыми физиономиями преподавателей. Между картинками вставали неопознанные слайды со странными людьми. Огромный дом с большими мраморными лестницами, старинные камины. Столовая с распахнутыми дверьми, огромный зал, с темной тяжелой мебель. Огромная, свежая, ароматная елка, пахнущая молодым чистым лесом, сияющая золотой фольгой и разноцветными огнями свечей. Длинный стол, человек на тридцать, и смазанные лица сидящих неподвижно людей. Все картинки продолжались не более, нескольких минут, сменяя друг друга.
   Лика заворочалась, предвкушая скорый новый год и рождество. Однако в начале, нужно было разобраться с новенькими и старенькими друзьями и подругами, организовать роскошный праздник, потратив на него кучу драконьих денег. Преподаватели, наверное, не обрадуются, особенно сосед. Бедный доктор, но очень странный и таинственный. Впрочем, это она, скорее всего выдумала. Почему некоторые, кажутся ей сплошной загадкой, а другие, например их куратор, нет? И можно ли размышлять во сне? У нее почему-то часто так получается. Спит она, или только дремлет? Короче, все как всегда. Проблемы и иллюзии. И тут в довершении всех бед, истошно заорал будильник. Мерзкий садист со стрелками звенел как нудный взбесившийся комар нал ухом. Угораздило же такой купить! Да, а зарплаты теперь не увидишь, потягиваясь, подумала Лика. Надо что-то решать с денежными поступлениями. Пора туже затягивать пояс. Лика почесала за правым ухом. После дня рождения в этом поясе, в пору, новые дырочки протыкать.
   Как всегда по утрам, Лика заварила себе кофе и тут же нырнула с чашкой снова в постель. Хорошо, когда не на работу.
   В спортзале, на физической подготовке была почти вовремя, а почти не считается. Разминка была в полном разгаре. С удовольствием побегав и попрыгав, Начала растяжку. А потом, поймала на себе взгляд одного из новеньких, длинного противного типа с выраженным немецким акцентом и тупой огромной нижней челюстью. Еще немного, и у него поползет слюна по подбородку. Поганец, оценивающе обводил глазами все части ликиного тела, особо останавливаясь на бедрах, животе и груди.
   Ну, что уставился, придурок, думала Лика, женщину в гимнастическом купальнике не видел. Ну все, это первый кандидат в парэморские дворники с претензией на ассенизатора. Вот сволочь!
   Эрни не отрываясь, разглядывал девку. Это была его любимая домашняя игра. Он всегда так рассматривал женщин. Всех, начиная от своей матери, и заканчивая случайными прохожими на улицах. Женщины ускоряли шаг, считая, что он маньяк. А Эрни всего лишь раздевал женщин в своем воображении и производил с ними все мыслимые и не мыслимые манипуляции. Часто фантазии уводили его довольно далеко, как сейчас. Он представил себе эту девку, висящей на веревке, со связанными вверху руками. Он стоит внизу под ней, и с силой разводит ее ноги.
   Ликино терпение лопнуло. Гаденыш, подумала она.
   - Ой, мне что-то в ногу попало. Я выйду, господин Вейг. Пусть мне кто-нибудь поможет, вдруг это заноза.
   - Я помогу, - тут же предложил свои услуги Эрни, многозначительно разглядывая Лику. Вейг пожал плечами, ему только эротических сцен в зале не хватало. Если он хорошо знает Кер, этот новенький сейчас получит. Мышка выскользнула из зала, за ней рванул Эрни. Лика, дойдя до раздевалки, задумалась. Второй хранитель просил отправлять парней попарно. Где бы еще одного взять? Снова выглянула в зал.
   - Иголки не у кого нет, может быть, кто-нибудь еще посмотрит мою занозу? - она обращалась исключительно к новеньким.
   - Кер, идите к господину Зарону, он вам занозу вытащит. - Возмутился Вейг.
   - Как идти, я не могу, у меня всего одна нога, пусть парни помогут меня отнести.
   Самый крупный из новеньких, чернявый Адриано пнул со злостью мат, и то же пошел в раздевалку. Лика вполне здорово передвигалась на обеих ногах, отступая в глубь, в центр раздевалки, открывая себе линию перемещения обоих парней.
   - Детка, ты всех достала, - начал Эрни. - Сейчас мы тебя будем, как это по-русски, больно иметь.
   - Оба сразу? - решила разозлить посильнее новеньких Мышка. - А не облезете, вдруг перхоть с волос посыплется, вместе с волосами?
   Парни наступали на нее, на ходу скидывая майки.
   - Ой, мальчики, - не выдержав, хихикнула Мышка. - Вы уже и тряпочки готовите? В тему! - Новенькие молча приближались.
   Вейг в зале все же не выдержал, решил посмотреть, чем Лика с его студентами занимается. С одной стороны, Кер, он особо не любил, но что-то в ней было, что вызывало раздражение и уважение одновременно. Ее, не то, чтобы было жалко, скорее нет, но интересно, что из этой встречи получится. Зачем-то, ей все же, сдались новенькие? А вдруг у них при себе есть холодное оружие, еще изуродуют друг друга, а он потом отвечай. Вейг вошел в раздевалку, в тот момент, когда Лика довольно встряхивала ручки. Она уже закончила перенос дармовой рабочей силы, Вейг не успел к самому интересному.
   - Где студенты?
   - Они вам надо? - странно вывернула фразу Мышка. Но смысл ее был вполне понятен. Не лезь не в свои дела.
   - Кер, у меня занятия. - Сказал Вейг, имея в виду, что ему не хочется из-за нее получать неприятности.
   - Ну и скажите, что они повели меня к Зарону, а по дороге потерялись. Заблудились в коридоре, наверное. А недели через две я их верну, почти живыми, обещаю. Договорились?
   - Кер, вы чокнулись?
   - Нет, но мальчиков нужно воспитывать, вам так не кажется? Нет?! Хотите быть третьим?
   Вейг благоразумно ретировался в спортивный зал, а Лика пошла к доктору. Вейг представил себе все возможные неприятности и решил молчать как партизан. Лика, довольно улыбаясь, постучалась в дверь к Зарону, и благоразумно выждав секунду, ввалилась в медкабинет.
   - Кер? - удивился Зарон, в чем дело?
   - Сначала, я думала, что это заноза, но оказалось, маленькая железка, но дело не в этом. Доктор, можно мне на весы?
   - Зачем?
   - Господин Зарон, у меня день рождения длится уже неделю, а вы спрашиваете. Надо срочно что-то делать.
   - Это клинический случай, а я не психиатр. - Возмутился сосед.
   - Вы не поняли, мне всего лишь нужна разгрузочная диета, чтобы перед новым годом похудеть.
   - Это не ко мне, - продолжал издеваться Зарон, - это к господину Роне. У нас сейчас великий пост, святой отец он, а не я.
   - Понятно. Не возражаете, если я ему скажу, что это вы посоветовали к нему обратиться. - Любезно резюмировала Мышка и вышла. Она шла в деканат, злясь на доктора. Что ему для меня, диеты жалко? На втором этаже Валер вешал расписание сессии. Лика поглазела немного, но решила, что все вполне терпимо, если подойти к вопросу сдачи экзаменов разумно. В деканат она вошла без стука, собираясь, лишь уточнить, где отец Роне. За столом в приемной беседовали четверо, декан, библиотекарь, отец Роне и вчерашний гость - Канел вар Форнел.
   - Ну, - за всех сразу, вскинулся на нее вар Форнел, - что надо?
   Он опять заводится, странный он какой-то, легко возбудимый что ли? Что ж его так доводит, подумала Лика, но уточнять детали не стала.
   - Здравствуйте, господа, извините. Господин Роне, можно вас на минуту. - Убито произнесла Лика, повесив голову. Ивон удивленно переглянулся с Грегором, но вышел.
   - Что случилось, Кер? У вас кто-то умер?
   - Нет, слава богу, сейчас ведь пост? - в лоб спросила Лика, не давая ему опомниться.
   - Н-да, а что?
   - Меня прислал к вам господин Зарон. Знаете, у меня был день рождения, и я, кажется, слишком много ела. Теперь мне нужно ограничить себя на время в еде. Я зашла к доктору, чтобы попросить его назначить мне диету, а он говорит, что сейчас пост, и это к вам.
   - Вы издеваетесь?
   - Нет, конечно, пойдемте к господину Зарону.
   Роне не стал ее дослушивать, и с редкой стремительностью рванул по коридору к лестнице. В кабинет доктора он вломился не стуча.
   - Зарон! - Голос зам декана не сулил ничего хорошего. - Что за шутки?
   - Нет, нет, все в порядке. Кер захотела попоститься, и я отправил ее к вам, что такого? Пост это же ваше дело.
   - Вы издеваетесь?
   - Я серьезен, как никогда.
   - Значит, Кер, вы решили попоститься? - С усмешкой обратился к ней святой отец.
   - Да. - Скромно ответила Лика, потупив глаза.
   - Идите на занятия. Ищущий у бога, да найдет. - Туманно намекнул ей святой отец. - Идите и обретите.
   - Спасибо, святой отец. - Махнула головой Лика, уходя.
   Ну вот, слава богу, полдела сделано. Следы запутаны и заодно, обеспечена разгрузочная диета, по всему видно, что до самого рождества. Лика вернулась на занятия с легким сердцем. Вейг окинул ее оценивающим взглядом. Кер была совершенно довольна собой. Парней, которые отправились ее сопровождать, не было. И, похоже, по ее довольному виду, в ближайшее время не предвидится. Замечательно, в свою очередь думала Лика, наконец, я научилась делать что нужно, проходя мимо, как учил Игорь. Докажи теперь, что она куда-то дела парней. А кто видел?
   В Пар-э-Море Рейст изучал первую пару прибывших на генеральную уборку рабочих. Парни стояли перед ним босиком, в спортивных трусах, с майками в руках. Самая подходящая одежда. Рейст улыбнулся.
   - Вы стали рабами Пар-э-Мора, - пояснил он, вновь прибывшим. - И будете работать до окончания всего объема работ. До этого, я наложу на вас огранивающее свободу заклятие; пить, есть и спать вы не сможете. Вы должны отмыть стены, двор, окна, оттереть крышу, вынести мусор из подвалов и отмыть их. Ни потерять сознание, ни упасть на пол, до конца работы вы не сумеете.
   Рейст что-то проговорил самому себе, из его ногтя появилась бумажка, которая тут же сгорела синим пламенем. Эрни все время порывался сказать.
   - Ах да, говорить до конца работы, вам не то же позволено. - Рейст крутанул мизинцем левой руки, парней развернуло и вышвырнуло во двор замка с высоты третьего этажа. Они попытались сопротивляться, но на них, и мощеный брусчаткой двор полилась вода, вперемешку с мыльной пеной. Рейст стоял на балконе, выполняя пальцами какие-то пассы. Парней развернуло и бросило наземь, невидимые руки подняли их как салфетки и с силой начали тереть об брусчатку, пока парни не догадались применить свои майки. Рейст уже собирался уйти с балкона, но вернулся, чтобы договорить.
   - Мальчики, вы не сумеете вернуться домой, не выполнив всей работы. Мойте лучше, пока солнце еще высоко.
   Очень довольный собой второй хранитель вошел в кабинет Сорта. Тот сидел с книгой и фужером вина в руке.
   - Ну что?
   - Первая пара уже прибыла. Надеюсь, что девчонка догадается не присылать следующих, пока эти не вернуться. Это потребует некоторых усилий моего внимания.
   - Зато уборка закончится быстрее. - Не согласился лорд Сорт.
   - Но мне не придется прилагать никаких усилий.
   - Можно использовать твоего ученика, вооружив его плетью.
   - Да, вероятно, вы правы, лорд Сорт, но понравится ли это Тимуру?
   - А кто его спрашивает?
   В институте наступило время завтрака. Студенты потянулись в столовую. Отсутствие двоих новеньких никто кроме Клозе не заметил. Лика получила на завтрак яблочный сок без сахара, овсянку и тыквенную запеканку, чему оказалась очень рада. Рудольф начал волноваться, новенькие не появлялись.
   - Кер?
   - Что, господин Клозе?
   - Что с вами, желудок болит?
   - Нет, у меня пост.
   Куратор не нашелся что ответить. Он беспомощно посмотрел на отца Барто, тот утвердительно кивнул.
   - Вы бы еще причастились и исповедались, Хейлин.
   - Угу, но не все сразу, господин куратор. Вы сначала найдите православного священника.
   - Это не наша конфессия.
   - Угу, снова согласилась Лика.
   - Хейлин, а где новенькие? - Попробовал зайти с другого края Рудольф.
   - Не знаю, - просто ответила Мышка. И это было чистой правдой. Лика перекрестилась. - Клянусь!
   Отец Барто скривился.
   - Что-то съел? - Задумчиво посмотрела в его сторону Лика.
   - Здесь все католики, Кер.
   - А..., поняла. Больше не буду.
   Рудольф понял, что ничего от нее не добьется, и ушел. После обеда Мышка постаралась побыстрей шмыгнуть в учебную аудиторию, за ней крались двое оставшихся новеньких. Убедившись, что рядом никого нет, они вошли, и закрыли за собой дверь.
   - Вы дураки, мальчики, и на чужих ошибках не учитесь. Тогда поработайте, Может поумнеете. - Она настроилась на перстень, Рейста и щелкнула пальцами. Парни исчезли. Через несколько минут открылась дверь, и вошли Таллер и Вейс. Исчезновения второй пары никто не заметил.
   В Пар-э-Море Тимур, крыл, на чем свет, одну нахальную и слишком умную принцессу, бегая с плетью за двумя молодыми парнями, лет двадцати пяти, таскавшими тысячелетний мусор из подвалов замка во двор. Ночью на работу должен был заступить Стрэсс. За это время Тимур надеялся организовать гномов на работу надзирателями, да и подвалы они знали лучше.
   Рейсту и Сорту безразлично, кто будет махать плетью, лишь бы была быстрее сделана уборка. Пар-э-Мор не убирали и не мыли уже более десяти тысяч лет. Конечно, гномы кое-как поддерживали порядок, но столь масштабной уборки еще не проводилось. И тут привалила такая оказия, хороший повод навести чистоту и порядок. Рейст задумался, нужно использовать благоприятный момент, наверняка у этой нахальной девчонки много врагов. Что еще нужно сделать? Осушить болота, проложить дороги, замостить их камнем. Неожиданно против такого нарушения окружающей среды выступил Пиррит. Пришлось отказаться от многообещающего проекта улучшения сети дорог.
   В институте, по непонятной причине, все забыли о новеньких. Лика была восхищена талантами второго хранителя. Так прошло двенадцать дней. До сессии оставалось около недели. Все занимались зубрежкой и сдачей накопившихся долгов. Лике пришлось отрабатывать пропущенные уроки. Никто ей не мешал трудиться в свое удовольствие. Впереди маячил экзамен по философии. Какой-то идиот догадался поставить его на второе января. Совсем не кстати. Лика решила идти на пролом.
   - Григорий Леонтьевич, - она назвала декана по старой памяти, чтобы немного разозлить. Естественно, что теперь она понимала, что его имя Грегор вар Брохэн ре Альвэ. Но нужно было его слегка завести, и он завелся. - Я сдала все долги по философии и все домашние работы.
   - Что вы хотите этим сказать, Кер?
   - Может быть, мне взять на экзамен дополнительную творческую работу, или проработать поглубже какой-нибудь сложный вопрос?
   - Может быть. Жаль, что вы сдаете не этику. Значит, хотите вопрос на экзамен? - Согласился Грег. Лика кивнула.- Психогенные механизмы философского познания действительности вас устроят?
   - Конечно, господин декан, это же так интересно! А сдавать вам или куратору?
   - Гм..., - задумался декан. - Подготовитесь и подойдете ко мне.
   Уходя из деканата, Мышка хитренько потирала лапки, как он попался, наивный. Один вопрос всегда сдать легче, чем учить целых четыреста пятьдесят за три дня. Впрочем, никто не ждет от здешних студентов изучения материала за три дня. Предполагается, что они усердно зубрили их четыре месяца. Смешные люди, как будто других дел нет.
   Лика вернулась в свою аудиторию. Подозрительно тихо на перемене. На нее уставились несколько десятков испуганных глаз. Новенькие лежали на полу, совершенно изможденные, грязные, в истертых и обтрепанных трусах, превратившихся в лохмотья. Все четверо тяжело дышали, высунув языки. Рядом застыл, как статуя, куратор с ведром. Когда новенькие прибыли на занятия, совсем плохие, он решил их привести в чувство водой. Но они накинулись на ведро, все четверо, как утомленные жаждой верблюды. Через несколько минут, вода осталась только на донышке. Новенькие, тяжело дыша, отключились на полу, уйдя в спячку.
   - Эй, а я здесь причем? - Пыталась отмежеваться от содеянного Лика. - Я вообще, только из деканата. Меня здесь не было!
   - Кер! - Взвизгнул Ру. - Кер! Вы за это ответите!
   - За что! - Возмутилась Лика. - Что с ними! Откуда они! Почему всегда я!
   Парни разошлись по своим местам без разговоров. Через две минуты примчался Зарон, через три декан, через десять ректор с вар Форнелом. Лика даже не пыталась огрызаться, ей не давали. Она твердила только одно:
   - Это не я, не я, не я. - Как заевший проигрыватель. Началось форменное расследование, которое закончилось полным ничем. Даже через неделю, пришедшие в себя парни ничего не могли объяснить. Лика от всех обвинений отказывалась. Доказательств и свидетелей ее участия не оказалось. Все понимали, что она крайняя, но ни чем не могли аргументировать. Новенькие приходили в себя медленно, и ни кому не мешали. Вар Форнел следил за каждым Мышкиным шагом, но Лика вела себя совершенно образцово.
   Наконец закончилась неделя. Кер пришла к своему декану.
   - Я приготовила вопрос, помните, господин декан?
   Грегор посмотрел на Лику с явным неудовольствием, но вызвал Рудольфа и они вместе сели слушать все теоретическую часть. Лика чувствовала себя в теории как рыба в воде. Она брызгалась во все стороны терминами и цитатами по поводу постижения, аналогий, уподоблений и аналогизации. Образы и факты удачно перемежались у нее с метафорами и притчами, уподобительными уравнениями, поисками неизвестных и известных истин. Первым не выдержал Рудольф. К этому времени Лика говорила полтора часа, и философские дефиниции совершенно утомили куратора. Грегор вовремя оценил его состояние, и остановил зарвавшуюся студентку.
   - Что бы мне еще приготовить к экзамену. - Спросила Мышка с совершенно ангельским выражением личика. Рудольф вздрогнул. Так, Мышка не переигрывай, мысленно прервала она себя. Они то же не дураки, еще поймут и заметят.
   - Кер, - мелкотравчато улыбнулся декан, проникнувшись, похоже, ее предположениями, - вы великолепно освоили теорию этого вопроса. А теперь, приведите конкретные примеры, предложенных вами философских формул. Покажите нам, насколько вы освоили этот предмет на практике. Представьте нам в течение получаса, неизвестную нам ранее истину, через эвристический процесс аналогизированную вами. Прошу.
   Мышка замерла в недоумении. Он что, хочет, чтобы я через полчаса выдала почти диссертацию по философии. Ну, хорек! Нет, так быстро сдаваться нельзя, что-то нужно делать. Причем так, чтобы лежачих уже не бить. И все это за полчаса! Причем то, что мне не известно! Жулики! Ну, я вам устрою! Лика решила действовать наобум, используя всю дарованную ей природой наглость и изворотливость, ну, то есть действовать автоматически, не думая. Иногда, в самых сложных случаях это помогало.
   Лика лихорадочно заламывала себе пальцы, сложив руки на коленях, пока не нащупала парэморское кольцо. Идея пришла в голову мгновенно, как будто кирпичом по голове заехало. Кажется, это называется озарением? Промелькнула в голове озаренная, нет озорная мысль. Лика мысленно погрозила мысли пальчиком, но ничего другого в голову не приходило. Напротив, вся цепочка рассуждений удивительным образом выстроилась в голове и теперь нахально выползала наружу, сдерживать эти рассуждения стало невыносимо трудно. И Лику понесло.
   - Господин декан. Известно, что миры Кольца создавались совместными усилиями четырех демиургов. Сейчас я попытаюсь выяснить, почему миры Кольца представляют собой кристаллы правильной формы, например Пар-э-Мор. Вы знаете почему? И я нет. Но объяснить попробую.
   Первое, чем должен являться образ Пар-э-Мора? Миром чистых, идеальных знаний, где подвергается испытанию истина, или подготовка мага, то есть, его понимание истины. Значит, образ этого мира отражает идеальность, совершенство, с точки зрения, мага, поиска истинного знания. - Рудольф не выдержал и поднял взор к потолку. - Живое совершенно в своей незавершенности, несовершенстве и стремлении природы максимально улучшить себя. Я обращаю ваше внимание на слово, природы. В данном случае я ни в коем случае не имею в виду отдельно взятого человека, скорее здесь действуют силы отбора. Неживое - предположительно мертво, не обладая совершенством жизни, хотя, по поводу стремления к упорядочиванию можно долго спорить. Ведь, из неживой, точнее условно неживой природы некоторые объекты все же обладают свойствами и стремлениями к совершенствованию своей структуры, например кристаллы. Их свойства могут быть однородны или спонтанно меняются во фрактальной зоне, отклоняя процесс кристаллизации от совершенства.
   Лика по ходу дела поняла, что начала терять смысл того, о чем она хотела говорить изначально, но ее продолжало нести. Куратор страдал, то ли несварением ее сентенций, то ли несварением желудка, а может и всем сразу. Глядя на его вымученное лицо можно было предположить, что, скорее всего, именно сразу. Грегор пытался понять, что именно она собирается сказать дальше, так как некоторая, очень натянутая логика в ее построениях все же присутствовала, но к чему именно цепляться до декана еще не дошло. Он еще не понял, о чем хочет сказать Хейлин. Лика рискнула продолжить:
   Поэтому за идеальную форму был принят кристалл с минимальной фрактальной зоной. Именно, в силу перечисленного, человек, или другие разумные существа, находят удовольствие в созерцании кристаллов. Причем, чем выше их математическое совершенство, тем они привлекательнее, даже внешне.
   - Не нахожу никаких доказательств вашим словам, - усмехнулся Грег. - Это всего лишь логическое допущение, причем весьма расплывчатое.
   Лика вздохнула, выворачивая парэморский перстень кристаллом вверх.
   - Почему же тогда все перстни владетелей являются кристаллическими аналогами их миров, позволяющими осуществлять полный мысленный перенос с истинного кристалла на аналогичный в перстне. И наоборот!
   Грегор вар Брохэн хмуро смотрел на парэморское кольцо. В его голове постепенно выстраивались в четкую цепочку закономерностей все безобразия, которые имели место на вверенном ему факультете, начиная от визита фаланг в подвал института, и заканчивая, захватом Пар-э-Мором его новых студентов, в качестве рабов. Теперь все было совершенно понятно, кроме одного, что делать с этой девчонкой?
   - Кер, вы знаете, что я о вас думаю?
   - Да, думаю, что знаю.
   - Идите, и думайте в другом месте!
   - А что мне еще приготовить на экзамен по философии?
   - Ничего!
   - А что мне поставили? - Продолжала осторожно настаивать Лика.
   - А что вы хотите?
   - Отлично...
   - Отлично, только убирайтесь!
   - До свидания, господа. - Лика закрыла за собой дверь кабинета декана.
   - Рудольф, вы знали об этом!? - Зло спросил декан.
   - Э...э...э...
   - Вы мерзавец, мальчики едва живы.
   - Не нужно им было цепляться к Кер. Она отправится в Альвэ, вы не беспокойтесь.
   - Когда?! - Взревел больным носорогом декан.
   - После летней практики.
   - Почему?!
   - Она собирается будить Ри Нона. - Очень тихо проговорил Рудольф.
   - ... ?!... - Декан внимательно рассматривал куратора сто пятой группы. - Вар Клозе, вы совсем рехнулись?!
   - Нет, господин вар Брохен. На этом настаивают драконы. Причем все. И земные и хранители оси.
   Первый раз в своей жизни Грегор вар Брохен полностью перешел на неформальную лексику страны, где расположился институт. Он начал говорить на очень повышенных тонах, говорил долго и красноречиво, не понимая, откуда берутся слова, но ощущал их глубину и силу, глубинную магическую силу, всеми фибрами своей души. По мере продвижения к середине речи он почувствовал странное облегчение. Не один язык, до этого времени не мог дать ему такого сильного облегчения страданий и душевного дискомфорта, ни один язык, кроме русского. Когда он закончил, Рудольфа Клозе нигде не было видно. Куратор позорно сбежал.
  

Глава 5

Гнезда без зеркал.

   Человек завоевал себе право на активную роль во внешнем мире. Человечество, как высшую доблесть превозносит победу в бою, победу добра над злом, весны над зимней стужей. Человек, подобен молодым проросткам зелени, которые пробиваются через последний снег, вперед, к солнцу. Он слеп, но ищет тепла. Высшим принципом для всего человечества в целом стал принцип свободы воли. Познавая сущность своей свободы, мы учимся контролировать случайности и адекватно реагировать на события независимого от нас мира. Мы сами принуждены делать выбор своего будущего, часто в рамках божественной необходимости. Часто, вопреки ей. Многие качества позволяют человечеству определять свой путь, но главное среди них - зрение. Когда мы видим превратности своего пути, то сходим с дороги, пугаясь неожиданностей. Стоит только закрыть глаза и страх уступает место случаю. Человека ведет слепая судьба.

* * *

   В то время, как Грегор предавался анализу поведения студентки, ее куратора и драконов, вместе со всеми владетелями, включая Аш Рера, Лика и сама предавалась размышлениям по поводу своего нынешнего состояния. Она осознавала себя чем-то наподобие камня Спинозы, который мыслит себя в движении и стремиться изо всех сил не прекращать его. Однако, в отличии от каменного образца философии, а может быть, и во многом благодаря ему, Кер не только осознавала свои желания, но и хотела знать причины, заставляющие ее двигаться.
   В данный момент ее сознание сводилось к тому факту, что она сидела на письменном столе в учебной аудитории и болтая ногами, ожесточенно обгрызала свои ногти, точнее заусеницы на пальцах рук, точнее сами пальцы, кусая их, в основном от злости. Дура, в последнее время, она слишком часто могла применить к себе данный эпитет. Похвастаться захотелось, да? Что только меня подтолкнуло показать им это кольцо? Пустое тщеславие или детское хвастовство, или лень было подумать чуть-чуть подольше. Надо же, так дешево, всего за один экзамен, продать такую дорогую информацию. Что же теперь декан будет с ней делать?
   Парни благоразумно держались подальше от ее насеста. Вейс сидел у окна, и анализируя ликино поведение, пытался понять, что могло довести Лику, до такого состояния. Что случилось?
   - Хейлин, - осторожно спросил Сергей, - что с твоим настроением?
   - Чего тебе надо!? - Огрызнулась она.
   - А чего ты хочешь?
   - Понять, что будет делать наш декан с той информацией, что свалилась ему на голову.
   - Какой информацией?
   - Не могу определить ее всю и так сразу.
   - Почему?
   - Откуда я знаю, какие выводы он из нее сделал, и что ему еще наговорил наш куратор!
   - А что ему известно? - Подлизывался Сергей.
   - Один факт.
   - Какой?
   - Какого дьявола ты ко мне цепляешься? - вспыхнула как бенгальский огонь Лика, быстро доходя до точки своего кипения.
   - Ну-ну, я просто хотел помочь. - Быстро пошел в отступление старый друг. В разговор влез Мор-Ган:
   - Кер, ты сама виновата во всем, что с тобой происходит. Сидела бы ниже травы, никто тебя бы не трогал.
   - Почему, интересно?
   - А никто бы и не видел, чем ты занимаешься. Сама всегда прешь напролом.
   - Таким образом, мы с вами возвращаемся к проблеме информации, ребята. С точки зрения человека и взрослого мужчины, что бы вы сделали, если бы у вас была лишняя информация, и вы не знали бы, что с ней делать?
   - Поделились бы с ближним, или выплеснули ее куда-нибудь. То, что не нужно, легче всего выбросить, или сунуть в самый дальний угол памяти. - Решил присоединиться к философам Бэкк. В этот момент в аудиторию влетел растрепанный Клозе, что для него было верхом рассеянности.
   - Кер, зачем вы это сделали? - Всхлипывая, взревел он.
   - Дура была. - Констатировала как вполне очевидный факт Лика. - А что декан?
   Клозе набрал полную грудь воздуха: - Господин декан дошел до половины своей громкой и образной речи, когда я предпочел удалиться. Судя по накопившимся у него эмоциям, он закончит не скоро, если хочешь, можешь пойти послушать. Узнаешь, что в твоем родном языке много слов и выражений, с которыми ты еще в своей жизни не сталкивалась.
   Вейс изумленно поднял бровь, сделал восхищенный поклон Лике, и покачал головой. Остальные парни не понимали, по какому поводу Серджио решил продемонстрировать балетные па. Лика бросила на старого друга презрительный взгляд и вернула свое внимание куратору.
   - Вряд ли. - Лениво отмахнулась она.
   - Ставлю тысячу золотых.
   - Да, исходя из общих ощущений, меня это радует. - Хейлин серьезно задумалась над тем, что она натворила.
   - Неужели?
   - Он, по крайней мере, не побежал сразу жаловаться ректору, и то, слава богу.
   - У него впереди много времени, Кер. - Косо усмехнулся куратор. - Тогда полетит не только ваша голова, но и моя.
   - А может Бэкк прав?
   - В чем дело, Аллан? - Мгновенно переключился Клозе.
   - Хейлин спросила, господин куратор, что бы сделал мужчина с кучей лишней информации. А я сказал, что совершенно лишнее, я бы выбросил, а остальное забросил бы в самый дальний угол памяти. А что?
   - Кер, - возмутился Рудольф. - Бэкк не взрослый мужчина, и тем более, не декан факультета, а его студент. У них разные меры ответственности.
   - Время покажет, кто прав. - Слегка облегченно высказалась Лика, считая, что все мужчины думают примерно одинаково. - Интересно, а как вар Брохэн может подать это ректору?
   - Кер, скажите, ради бога, зачем вы это сделали? Хоть какое-то рациональное объяснение вашему поступку есть? - настаивал куратор.
   - В целом, конечно. Но, во-первых, у меня преобладает женская логика, и я не всегда понимаю, что делаю, потому, что анализ у меня вполне рациональный и моя логика ему не поддается. Хотя из всего сказанного можно сделать вывод, что никакой женской логики не существует, в принципе. Но как может не существовать то, что я сама не однократно ощущала. Наверное, мне все же было лень сдавать экзамен по философии. Но чего было больше, лени или женской логики, я не знаю.
   Рудольф обхватил голову руками и упал в свое кресло, громко застонав.
   Вейс с неодобрением покачал головой: - Скорее всего, было много и того и другого, и логики и лени. А что ты сдавала? Философию? Заметно.
   - Храни нас господь от философствующей женской логики. - Влез в разговор Скола. - Если ты ее сдала, то не могла бы забыть об этом. А то, философствующая женская логика тяжело воспринимается мужчинами. Голова болит.
   - Лечиться надо. - Доброжелательно посоветовала ему Лика.
   - Я против кардинальных методов лечения, - съязвил Скола. - На всех пластических хирургов не хватит.
   - Замолчите! - Заорал Рудольф. - Я сейчас умру от ваших разговоров. Мор-Ган, позовите всех из коридора и сядьте на места. - Парни медленно стянулись в аудиторию, рассаживаясь как обычно. Новенькие теперь спокойно обитали на последних партах, и никто их не трогал. Прошло минуты три.
   - Нет, - тихо добавил Рудольф, - не могу, ничего не получается. Кер пойдемте к отцу Роне.
   - Зачем, что я сделала?
   - Мне и вам совершенно необходимо исповедаться и покаяться.
   - Вы что, смеетесь? - ныла Мышка. - Не стоит затруднять святого отца. Он еще не вполне отошел от моей последней просьбы по поводу поста. Вы его хотите довести?
   - Пошли! - Рудольф сдернул Хейлин с парты, и потянул за собой. Странная парочка выдвинулась в коридор. На минуту в группе воцарилась тишина, а потом все, за исключением новеньких, начали активно обсуждать происходящие события. Однокурсники разбились на две неравные группы: кланы и гнезда. Шон долго отмалчивался, но потом грустно сказал: - Если у декана и куратора информации в избытке, то у нас с точностью до наоборот. Может, хватит выдумывать глупости, дождемся Хейлин и прямо спросим, что она опять натворила. - Со своим мнением ему пришлось остаться в полном меньшинстве, называемом одиночество.
   Кер, висела на руке куратора, активно пытаясь замедлить свое движение в кабинет его заместителя по воспитательной работе. Действительно, зачем лишний раз напрягать святого отца? Это не очень помогало. Для тормоза Лика одной рукой зацепилась за перила лестницы. За попытками отодрать ее от перил парочку застал Шлоз.
   - Рудольф, что это чудовище вытворило сегодня?
   - Я сдала экзамен по философии, на отлично, между прочим.
   - И кому так повезло? - невинно поинтересовался Шлоз.
   - Господину вар Брохэну, да господин куратор? - явно собираясь улизнуть, говорила Хейлин, отступая по лестнице вверх.
   - Шлоз преградил ей путь к отступлению.
   - Куда вы отправляетесь, Рудольф? Кер, я не с вами разговариваю!
   - К отцу Роне. - Тяжело дыша, выдохнул с ответом Клозе, не оставляя попыток отодрать упирающуюся Мышку от лестницы. - А она еще и цепляется!
   - Кер, не следует сопротивляться беседам со святой инквизицией, вас могут не так понять. - Издеваясь, усмехнулся наставник.
   - А я не против бесед, только господин куратор, - Лика кивнула в сторону Рудольфа, - хочет исповедаться вместе со мной. Роне, между прочим, до сих пор от меня шарахается, после моей последней просьбы по поводу поста. Пожалейте нервы святого отца!
   - Н-да. Что случилось, Рудольф, я вас уже третий раз спрашиваю?
   - Я сказал декану, чего хочет Кер.
   - Интересно, и чего хочет наше чудовище? - Улыбнулся Шлоз.
   - Да, мне то же интересно, какие мотивы вы мне приписали?! - Лика, наконец, отцепилась от перил и куратора, и теперь гневно разглядывала Клозе. - Да, расскажите, что вы мне приписали, господин куратор.
   - Ваши мотивы! Вы сами показали ему кольцо! - Огрызался взъерошенный Рудольф.
   - Знаю, что я идиотка, но что еще вы ему сказали?
   - Что вы собираетесь смыться в Альвэ, после того как разбудите Ри Нона...
   - О...о, как все запущено, удивился наставник. - Теперь вы развлекаетесь дуэтом? Пойдемте-ка ко мне в кабинет. Это что-то новое. Кому вы об этом сказали? Грегору. Умно, хорошо, что не господину ректору. В противном случае наш ректор сейчас бы уже был на пути в больницу местного населения с обширным инфарктом. Здесь лечат эльфов Кер?
   - А какая им разница кого лечить? У нас медицина частично бесплатная, даже бомжей лечат.
   - Не хамите, подопечная. И что декан?
   - Он матерился на русском, когда я предпочел удалиться. Не уверен, что слова у него закончились. Возможно, что и нет.
   - Вы что, сбесились? - Шлоз посмотрел на куратора и студентку. - Чем вы занимались с деканом?
   - Принимали у нее философию.
   - И я о том же. - Вздохнула Лика. - Что же управляет брошенным камнем?
   - Кер, вы еще не до конца потерянны для общества, в отличие от вас Рудольф. Что на вас нашло?
   - У нас обоих сегодня помрачение рассудка. Но у меня они от сданной философии и поста, а у него от чего?
   - Не думаю - неопределенно высказался Шлоз.
   - А зря, думать иногда полезно, могу подтвердить это на сегодняшнем примере. - Настаивала Мышка. - Вот мы, не подумали, что теперь делать? А этот, болезный, еще исповедаться хочет.
   - Его-то, как раз, можно понять. - Кивал головой Шлоз.- Он все расскажет святому отцу и снимет с себя ответственность. А что будет дальше, а Рудольф?
   - Отстаньте, ради бога, я больше не могу!
   - Ну вот, и расскажите мне, что случилось?
   - В последнее время, все вокруг меня, с каждым разом все лучше говорят по-русски. Почему? - Решила немного сменить направление беседы хитрая Мышка. - Словарь наших преподавателей все время увеличивается.
   - Мы совершенствуемся и практикуемся, Хейлин, во многом благодаря вам. Наших слов нам уже не хватает. - Ехидничал наставник, показывая, что прекрасно понял ее маневр. - Проходите и садитесь.
   Шлоз запер дверь своего кабинета и включил диктофон. Действия наставника Лику не вдохновили, она с неудовольствием покосилась на аппарат.
   - Садитесь и рассказывайте по порядку. - Предложил Шлоз.
   Только через полчаса Рудольф выплакался полностью. Шлоз все время доверительно кивал ему головой. Лика кусала губы.
   - Знаете, Рудольф, вы ведь немного успокоились, да? У вас занятия по расписанию? Вот идите и работайте. Я разберусь с Кер. Роне от вас никуда не денется. - Рудольф облегченно вздохнул и вышел. Наставник и его подопечная молча глядели на включенный диктофон.
   - Ну, что Хейлин, допрыгалась?
   - Почему так получилось?
   - Люблю вас за умение задавать вопросы. Из вас получился бы хороший офицер разведки. И способности к импровизации у вас бесподобные.
   - Почему же обо мне в прошедшем времени?
   - Неужели?
   - Думаете, Грегор пойдет к Роне или ректору? Зачем?
   - Я не могу думать как Грегор, я не он.
   - Вот сходите к нему и спросите, что он собирается делать.
   - Немедленно.
   - Это вопрос или утверждение, господин наставник?
   - Берите выше, это издевка, Кер.
   - Вы изменились.
   - Вы то же. Где та умная, немного дерзкая девушка, с которой было приятно общаться. Меня от вас начинает тошнить. Вы изменились в худшую сторону.
   - Почему?
   - Я не святой отец, не знаю. Может быть, Рудольф и не так неправ?
   - Вы диктофон выключили?
   - Да, а что?
   - Это не вся информация. Моего деда по отцу зовут Хендрик дель Лангвэ. У меня есть документальные свидетельства, фотографии, брачное свидетельство. Если их представить нашему ректору меня сразу увезут.
   - Не сомневаюсь, что вас здесь больше не будет, Хейлин. А вот в том, что вы попадете на Альвэ не уверен, позвольте заметить. Вашему деду в этом нет никакого резона. Вас легче убить, меньше хлопот и отчитываться не надо, и отвечать за ваши глупые поступки то же. Удобно и надежно.
   - Вот поэтому, я и не тороплюсь встречаться с родственниками.
   - Уже встречались.
   - Знаю, и отнюдь не свечусь от счастья. Вам-то, какой резон меня закапывать, наставник?
   - Я подумаю. Кстати о кольце. О чем речь?
   - О том, что для полного счастья мне не хватает монеты в один рилон.
   - Даже так! И где же монета, Хейлин?
   - Где-то в Пар-э-Море.
   - Какая прелесть! А где были ваши новенькие? А откуда взялись фаланги? А Стрэсс на вашем дне рождения, неужели из Пар-э-Мора? Хейлин, Хейлин, кто же вам такую гадость подкинул?
   - Хуже всего то, что мне подарили это кольцо те, кому я ни капли не доверяю. Даже шнурки на своих ботинках не доверила бы завязывать, а кольцо взяла. Дура?
   - И кто же эти бяки?
   - Драконы, хранители оси.
   - Да, компания у вас, так себе. Дружили бы лучше с Ка Маем, император Арманна намного безобиднее.
   - Знаю.
   - Зачем же взяли, чужое?!
   - Мне его подарили на день рождения. - Грустно сказала Лика.
   Шлоз вздохнул, встал, подошел к окну. В последнее время все они сильно изменились. Настолько, что никто этого не ожидал. В чем причина, в этой девчонке, может быть, она действует на них, как катализатор неуправляемой реакции трансмутации. Все, кто общается с Кер, стали более человечными, чем раньше. Обычных эмоций на нее не хватало. Ушло равновесие, хваленное равновесие кадрового офицера Мары, как будто его и не было. Появились сомнения, вытеснили все что было воспитано семьей и военной академией. Подумать только, он ехал в этот мир, мечтая иметь много земель и рабов. Теперь, всего за несколько месяцев, Мара казалась Шлозу далекой и нереальной, пустой и бедной. Точнее слишком схематичной и упрощенной. Нет, там были свои условности. Люди Мары слишком регламентированы, безличны и загнаны в рамки приличий.
   Земля же была необъятна и непредсказуема. Жители этой страны, России, били все рекорды своей дикой непредсказуемостью. В любой другой стране, той же Германии или Италии, полиция и спецслужбы давно бы сошли с ума, появись у них образование, подобное их институту и колонии. А здесь, они предоставлены сами себе, никому до них ни какого дела нет. Он, Шлоз, должен был отвечать за безопасность и режим секретности в работе института, он разрабатывал прикрытие, варианты маскировки. Какой режим! Он может спокойно звонить в милицию и орать благим матом, о творящихся здесь безобразиях, о том, как плохие инопланетники захватывают Землю, именно отсюда, с России. Может быть, какой-нибудь сердобольный милиционер и позвонит в больницу, с просьбой, поставить очередному психу укол.
   Кер и ее друзья то же не пытаются спасать планету, официальными путями, во всяком случае. А может, все думают, что с владетелем им будет намного лучше? Или они спокойны по совсем другой причине. Им не все равно, а просто уверенны, что ни у кого ничего не получится. Шлоз резко развернулся к Хейлин.
   - Кстати, Кер, а почему вы не пытаетесь спасти Землю?
   Лика замерла, тупо глядя на наставника. Потом пожала плечами. А действительно, почему она не волнуется? Потому, что люди ведут себя как паразиты на поверхности красивейшей из планет Кольца, которую пытаются повторить другие владетели, но им до творения Ри Нона далеко. Или надеется на авось, что пронесет, и все бросят эту затею? Или ей уже все равно, и она не чувствует себя частью Земли, как прежде? Или у нее так велика гордость за свою страну, и свой народ, который своей бездеятельностью и упрямством растворит и обезвредит любое постороннее вмешательство? Или она уверена, что всех врагов победят?
   Всего понемногу, наверное. Лика поймала себя на мысли, что никогда, нигде, ни у одного другого народа не встречала такого количества слов, подчеркивающих неопределенность.
   - Хотите честный ответ, наставник? Не знаю. Но думаю, - Лика подняла вверх указательный палец. - Думаю, пока не начнутся серьезные действия, никто вас даже не заметит. И лет через триста-четыреста, вы вполне сумеете подготовить почву для изменения существующего строя.
   - Глупости, Кер, мы контролируем все основные правительства, армии, и значит, через них аппарат подавления.
   - Ничего не могу сказать насчет аппарата подавления, но с армией у нас сложно, само правительство не может навести порядок в нашей армии, боюсь, что вы не представляете себе, о чем говорите. Сказать, что наша армия не подкупна, я пока не могу. Они со всем удовольствием возьмут с вас деньги, но смогут ли сделать то, что от них требуют? Главное, захотят ли? Можно оплатить армии, чиновников, правительство, но надеяться, что они не поступят с точностью до наоборот, взяв деньги, нельзя. Скорее, после этого они предпочтут, взяв деньги, убрать лишних свидетелей, в данном случае покупателей. В России ничего нельзя сказать определенно. Я не знаю, что будет завтра, вы знаете? Нет никакой определенности.
   Шлоз, понимая ситуацию в целом, тяжело вздохнул.
   - Объяснить это своим начальникам, я не смогу. Страна, в которой не держат слово, трудноуправляема, и значит, не нужна. Как профессионал, я ненавижу вашу страну. Она даже не неуправляема, нет, скорее труднопредсказуема, одна ваша поговорка "закон, что дышло..." так показательна, что страну трудно считать цивилизованной.
   - Вы же не будете относиться к моей стране по-другому, если она изменится в лучшую сторону, вы все равно станете считать народ - субстратами, а страну собственностью владетеля. А как вы относитесь к моей стране не как профессионал, а как человек?
   - Не знаю...
   - А что делать мне, наставник?
   - Лечь на дно, и не дергаться.
   - Однако! А кушать? Кушать всем хочется, даже мне. Хотя, это идея! Как вы отнесетесь к тому, что я поработаю на гнезда?
   - Что!? - в голосе наставника послышались явно истерические нотки. Лике это сразу понравилось, она загорелась новой идеей. Ах так, думала Мышка, институт со мной больше работать не желает, ну что ж, мы им всем покажем. Я, и гнезда, если это звучит не гордо, то есть очень опасно. Здорово! Мы на горе всем буржуям ого-го, пожар раздуем! Мышка мысленно наслаждалась возможным эффектом своего решения. Все, работаю с гнездами. Удивлюсь, если там кто-то выживет.
   - У меня родилась идея, я заработаю, если буду сотрудничать с гнездами.
   - Кер, вы безумны, как и вся ваша страна, вы погибните!
   Лика мысленно улыбнулась, примерно так думали все те, кто приходил в нашу страну с оружием. Нет, в НАТО были совершенно правы, нашу страну и наше безделье может погубить только наше нежелание работать. Знакомить наставника со своими выводами не буду, он и так слишком умный, уже четыре месяца ничего не делает, так у него может что-нибудь получиться.
   - Вот как, Хейлин, я неплохо вас знаю. Считаете, что вашу страну может погубить только бездействие?
   - Пора вас убивать наставник. Это самая большая тайна нашего государства. Так что с гнездами?
   - Полное сумасшествие, как и все остальное. Вы хоть знаете, как гнезда работают?
   - Более или менее.
   - И что?
   - Одной капли моей крови хватит, чтобы расколоть чашу, если я захочу. Зато, какая чистота контакта, спросите Лерона.
   - Верю. Но что ж он так сильно поседел за последний месяц работы?
   - У него работа очень вредная. Ему, случайно двойной тариф не платят? Или может, бесплатное молоко дают?
   - Издеваешься над старшим преподавательским составом?
   - Конечно нет, а как вы догадались? Скажите, господин Шлоз, какое гнездо в городе самое богатое?
   - К черту!
   - Мастер Шлоз, я же просто хочу заработать! Лерон со мной работать не желает.
   - Могу его понять!
   - Ну, наставник?!
   - Я не лошадь, не запрягай.
   - Просто поразительно, как вы сумели так быстро освоить наш язык и его идиомы. Просто фантастика. Вы, наверное, думаете теперь на нашем языке. А ведь это чревато последствиями. Переймете некоторые качества нашего народа. Представьте, через десять лет вы станете русским мужиком и сопьетесь.
   - Сволочь!
   - Не обижайтесь, я же утрирую. Далеко не все русские пьют, тем более спиваются. Взять, к примеру, Тимура. Он теперь не пьет, а только производит болотовку. Раньше, у нас дома, он бы в таких условиях обязательно спился. Тут за компанию, там вместе со всеми... А теперь он, сам по себе, никто его пить за здоровье не заставляет, он и не пьет... Сами понимаете, из мелкой посуды.
   - Я не знаю кто такой Тимур.
   - Не берите в голову, это я так, больше для примера. А Тимур, маг-самородок из подвида гоблинообразных, новый и совершенно талантливый ученик Рейста, особенно в области болотной алхимии. Так с какими гнездами мне лучше всего иметь дело?
   - С новыми гнездами Ги Зеса. Они более обеспечены, но если хочешь совет, поговори со Слимзом Холеном. Он предоставит тебе любую интересующую тебя информацию, особенно, если заплатишь.
   - А он, откуда?
   - Из Запорожья, он выходец из гнезда, но очень мелкого, захиревшего. Приехал в колонию в поисках заработка, снабжает гнезда дикими субстратами.
   - А что, бывают культурные, в смысле не дикие? - Исправилась Мышка, глядя на перекошенное лицо наставника.
   - Кер, вы свой индекс интеллекта знаете? Нет? Очень сомневаюсь. Берете ваш результат на вступительном экзамене, по тесту. Какой он был? восемьдесят? За сто процентов принимают пятьдесят баллов. У меня индекс - сто двадцать, у господина декана сто тридцать четыре, у Рудольфа сто восемь, мне продолжить, или вы сами возьмете труд посчитать ваш индекс.
   Лика быстро прикинула в уме - сто шестьдесят. Шлоза будет трудно убедить, что она малолетняя идиотка, он скорее подумает о какой-то сложной закулисной игре. Боже, ну почему я все время думаю неопределенными категориями, эти что-то, где-то, как-то, меня уже достали.
   - Ладно, получается, что Холен с Украины, забавно, у нас и на этот счет есть оригинальная поговорка, она касается предпринимательской деятельности некоторых народов, известных своих предприимчивостью. Вы серьезно считаете, что этот Слимз даст мне ценную информацию, скорее он меня раза три перепродаст, всем гнездам сразу, без очереди.
   - Ему не стоит волноваться, ты не выживешь, если свяжешься с этими гнездами.
   - Посмотрим, я бы на вашем месте не была настолько уверена.
   - Вот и подумайте, я уверен.
   На это, Лика только и смогла пожать плечами и удалиться к себе в группу. До обеда оставалось немного времени. Когда Мышка вошла, ее встретило гробовое молчание. Понятно, почему на нее дуется куратор, но при чем здесь наши мальчишки? недоумевала Лика.
   - Что нового, Аллан, - спросила Мышка, садясь за свой стол, который ей приходилось делить с Бэкком. Впрочем, она не возмущалась, нужно же у кого-нибудь списывать. - Что вы надулись, как мыльные пузыри?
   - Заходил господин декан и объяснил нам, какая ты умная, и как хорошо подготовилась к экзамену по философии. На сто процентов, да еще досрочно, до сессии. Нам всем пожелали удачи и терпения, чтобы получить хотя бы половинный результат и это будет замечательно, правда?
   - Аллан, неужели я слышу сарказм в твоем голосе? А декан у нас ничего нового не изобрел, всего лишь политика протекционизма, разделяй и властвуй. Сейчас он нас разделяет, чтобы было легче управлять.
   - Кер, прекратите разговоры! - взъелся Клозе. - Я вас поздравляю с успешным началом сессии, но не мешайте другим, ясно?
   - Конечно, господин куратор, - так приятно принять от вас поздравления. Просто замечательный способ поссорить меня со всеми студентами. Главное, чтобы я не успела поделиться с ними успешным опытом, вдруг так же сдадут? Кто из вас двоих такой умный? Неужели, господин декан!
   - Кер!!!
   - Молчу! - Лика приложила пальчик к губам в шутливом жесте. - Согласитесь, что ваша позиция очень выгодна.
   - Кер!!!
   Вейс усмехался тишком, Руда, весь в размышлениях хмурился, Бэкк дулся.
   Теленок, обиженно думала Лика, его тащат на поводке на бойню, а он рад. На обеде Лика решила таки достать сокурсников.
   - Аллан, а какое из гнезд самое богатое? - Невинно выспрашивала Лика с хитреньким выражение на лице. Просто она сейчас, вся такая милая актриса с очаровательной ролью плутовки. Она аккуратно очищала дольки апельсина от шкурки, прежде чем отправить десерт в рот, пост у нее продолжался.
   - Где?- влез в разговор Вейс. - В России или в городе?
   - В городе, конечно, я не жадная.
   - Не сомневайся, все это заметили, я о предложении поделиться технологией выбивания ста процентов из нашего декана, он костьми не лег? - Ехидничал бывший приятель.
   - Пытался, но неудачно, как обычно.
   - В городе гнездо вар Форнел, знаешь такого?
   - С некоторого времени, мы представлены.
   - Поздравляю. Формально он глава ковена, а им может быть самый богатый глава гнезда. Как бы тебе понятней объяснить, он держит общак.
   - Спасибо. Вы его не видели сегодня?
   - Кого?
   - Канела вар Форнела.
   - Хейлин, он не захочет иметь с тобой дело, чего ты хочешь?
   - Хочу с ним поработать на чаше.
   За столиком установилась напряженная тишина. Потом Аллан, все же не удержался и спросил: - Почему ты думаешь, что он станет с тобой работать?
   - У меня лучший контакт на этой планете, не веришь, спроси вар Брохэна или вар Лерона.
   - Чем, лучший, - спросил Сергей, делая безразличное выражение лица.
   - Я могу установить за один сеанс семь - восемь чистых контактов, мне это не трудно. Правда не знаю, сколько я смогу удержать одно направление, я не пробовала, мне было интересно поглазеть по сторонам, вы меня понимаете?
   - Нет. Сеанс, в твоем понимании, скорее всего кворт. Но какой? Младший, усредненный, полный?
   - Одну каплю, вот что я имею в виду. Я могу установить до семи контактов на одну каплю крови.
   - Трепло, - оценил, ликины способности Мор-Ган, - так не бывает.
   - У меня бывает.
   - Угу, - жуя курицу, согласился Сергей - А зачем тебе Канел? Думаешь он больше заплатит потому что самый богатый? Дудки. Он богатый, потому, что экономит на всем. И потом, легальный бизнес никогда не дает самой высокой цены.
   - А кто дает?
   - Это ты спрашивай у Слимза. У нас сейчас же после обеда начнутся гонки, кто первым продаст Слимзу информацию о тебе. Ты не против?
   - Нет, а где я его искать буду?
   - Он тебя сам найдет, если так приспичило, - зло огрызнулся Мор-Ган, - ты у нас уникум, Слимз такой экземпляр не пропустит. А как же институт? Они тебе разрешат?
   - Лерон со мной работать не хочет, а кушать бедной девушке хочется.
   - Глупости, в гнездах, девушки долго не живут.
   - Я не все, у меня эксклюзивное предложение, сам сказал, уникум.
   - Даже уникумов, после сеанса относят.
   - Проверим!
   Из угла зала, беседующих студентов внимательно разглядывали декан и отец Роне. Потом к ним присоединился Шлоз. Обычно он спускался в столовую в другое время, но сегодня ему было интересно.
   - Интересно, о чем они говорят? - задал риторический вопрос Роне.
   - О работе на гнезда, - влез со своими комментариями Шлоз. Хейлин хочет поработать в гнезде.
   - Она душевнобольная? - Удивился святой отец.
   - Вовсе нет, просто обнаглевшая, пусть поработает, у нас будет меньше хлопот. Обед закончился спокойно, без драк и скандалов. Большая часть группы не обращала на Мышку никакого внимания, о ее предложении почти никто не знал. В конце учебного дня Хейлин даже начала волноваться. Ей показалось, что все забыли о ее сногсшибательном предложении. Она думала о том, где бы ей найти этого противного Слимза. Волка ведь ноги кормят, а функции Холена в колонии, ей были более или менее понятны. И как его найти, если не искать вовсе?
   На крыльце возник небольшой затор из практиков, Лика успешно протолкалась и вышла на аллею, обсаженную канадскими соснами. Через пару шагов, ее окликнули. Лика оглянулась, сзади, ей в хвост пристроился Слимз Холен.
   - Слушай, Слимз, как тебя по паспорту, а?
   - Семен Мезракиевич Холин. А что?
   - Так, просто интересно. Семен, да? Слушай, кто здесь больше всего может заплатить?
   - Смотря за что?
   - Допустим, за работу на чаше?
   - Что ты можешь?
   - Могу взять любой контакт, очень чисто, с высокой точностью.
   - Гнезда не институт, им это не к чему. Сколько времени сможешь его продержать?
   - Не знаю, минут десять, наверное. А сколько нужно? У наших преподавателей и за это время волосы инеем покрывались.
   - Гнезда так не работают. Там главное время, а не большая точность. Зачем очень точно рассчитывать уже готовые вектора, когда легче сделать основную работу не торопясь, без спешки и ошибок. На сколько времени тебя хватит по максимуму, совсем не знаешь? Плохо. Тогда есть два предложения.
   - Оперативно.
   - Это моя профессия. На самом деле информация идет очень быстро, только успевай обрабатывать. Ты чего хочешь? Посмотреть как работают гнезда, или заработать?
   - Еще не знаю.
   Слимз Холен смотрел на Лику с легким непониманием.
   - Я не понял, Кер, ты совсем на голову ушибленная, или ищешь острых ощущений?
   - Я очень не люблю острые ощущения. Но... - Мышка хотела сказать, что они сами ее находят, но решила, что Слимз ее не правильно поймет. Слимз так и понял. Он решил, что ей нужны именно ощущения. Это-то как раз не трудно.
   - В общем, есть возможность хорошо заработать, но это нелегально.
   - Боже, а есть и легальный бизнес такого рода? Странно даже слышать об этом.
   - Ты, детка, многого не понимаешь. Весь рынок таких услуг сильно регламентирован, за субстрат, чистый и здоровый могут дать от полутора, до тысячи зеленых.
   - Фи...и...и...
   - Послушай, всегда есть возможность немного обойти установленные традиции. Поэтому есть возможность работать на кустарных инструментах, но за сто золотых.
   - Отчего такая разница? Что за инструменты?
   - Не завезенные из другого мира, а выполненные здесь, на месте.
   - Я всегда старалась поддерживать местных производителей. А что в этом незаконного?
   - Это не гнезда, точнее не совсем гнезда, но работают как они.
   - И что я должна об этом говорить?
   - Да, что хочешь, кому какое дело.
   - Какого лешего, я должна выбирать при таком раскладе? Зачем мне зеленые? - Обиделась Лика. - Когда?
   - Через два часа, и по рукам, малявка. - Усмехнулся Слимз - Семен.
   - Хорошо, через два часа у моего подъезда.
   Дома Лика расслабилась, поужинала от души, сказывался институтский пост, приняла душ, и, влезая в теплый спортивный костюм вспомнила, что в институте она всегда должна была работать натощак. А, решила Мышка, и так сойдет. Выйдя из подъезда, она уткнулась носом в Слимза, Зарона и еще одного незнакомого, но вполне симпатичного молодого мужчину. Он был из тех, на ком ликин взгляд задерживался дольше обычного. Спортивно подтянут, чуть жилист, очень ухожен, с умными светло-карими глазами, скорее желтоватыми, как у кошки. Брюнет, но немного золотисто-шоколадного оттенка. Лицо интересной бледности с выражением живого интереса. В общем, мечта любой девчонки, если добавить к этому, роскошный серебристый мерс, шикарное верблюжье пальто, перчатки в тон ботинок и кашне.
   - Юлий, - представился незнакомец. - А вы, вероятно, Кер, много наслышан.
   Лика осторожно кивнула, интересно, чего он наслушался, и от кого, не от Зарона же? Она с сожалением перевела взгляд на соседа, тот делал скучающий вид, изображая случайную встречу.
   - Вам нужны деньги?
   - Не особо, так, поддерживаю местных производителей. И потом, мне интересно, как работают в гнезде, и не гнезде. Почему так отличается оплата?
   Слимза передернуло.
   - У вас говорят, любопытство сгубило кошку. - Сказал Зарон назидательным тоном.
   - Так говорят в Англии, у нас говорят иначе. Любопытство не порок, а большое..., ну сами знаете что. А я, по жизни, Мышка, с претензией на авантюрность, но пока я не поступила в институт, эта черта характера во мне крайне редко проявлялась.
   - Неужели? - действительно удивился Зарон. - Ели, Мышка?
   - Угу.
   - А работать, как будете?
   - Ерунда, я и в институте иногда перед работой ела, и ничего.
   - А я думал, почему Лерон за месяц работы, постарел на десять лет. - Неприятно улыбнулся Зарон. - Юлий, ты напрасно связываешься с этой особой.
   - Я все понимаю, господин Зарон, но нам нужен полный контакт. А это работа почти до инсайта. Слимз, и не только он, утверждают, что эта девушка может нам его обеспечить. Иначе мы всю жизнь будем работать на чужого дядю.
   Какие-то странные люди, и разговоры у них странные, подумала Лика, но в машину села. Действительно, а что ей угрожает, домой-то она всегда может попасть, хоть из Африки. Через несколько минут они уже выезжали на Кольцевую дорогу.
   - Хоть бы объяснили, чего хотите. - Ворчала авантюристка. - Зачем мне только это надо.
   - Мы не хотим ни чего оригинального, - неожиданно отозвался Юлий на ее бурчание. - Нам нужна твоя кровь.
   - Знаю, но зачем, причем здесь чужие дяди?
   - Не лезь не в свое дело. - Резко прервал ее Слимз, не давая договорить. Лика молчала, Юлий все так же молча вел машину, они выехали из города и двигались в сторону пятьдесят девятого микрорайона. Минут через десять, машина на хорошей скорости понеслась по северному тракту.
   - Вы меня домой доставите, я надеюсь? - Просто так, из принципа, не молчать же, спросила Лика.
   - Если выживешь, - спокойно согласился Юлий.
   Мышке сразу расхотелось знакомиться с симпатичным мужчиной ближе. В его голосе не было ни издевки, ни чувства юмора, ни жалости. Он ехал работать, и говорил совершенно серьезно. Вот так, надо же, а казался, таким симпатичным. Вот Ка Май, к примеру, вовсе симпатичным не выглядел, скорее наоборот, а оказался лапочка. А эти, гады, располагают к доверию, а на самом деле, палец в рот не клади.
   - Боишься? - спросил Слимз.
   Надо же, подумала Лика, какой заботливый, чихать я на вас хотела, было бы чего бояться. Но можем немного и поиграть, все не молчать.
   - Немного. - Ответила она чуть погодя.
   - Никто тебя специально убивать не собирается, - успокоил Юлий, - даже наоборот. Лично я был бы счастлив, если бы мы завершили свое дело без летальных исходов.
   - Какая сила управляет летящим камнем? - спросила Лика.
   - Ты о чем? - не понял Слимз.
   - Это не я, это Спиноза. Камень думает, что летит благодаря самому себе... Вот я и спрашиваю, что управляет камнем? Вы читали Спинозу?
   - Спрашивай, что угодно, только не воображай себя камнем, нам нужен живой человек.
   Не читал он Спинозу, грустно подумала Лика. Почему мне в жизни встречаются либо очень заботливые, но скучные до отвращения, либо умные сволочи, либо такие как этот, профессионалы, ни о чем кроме своего дела, не желающие слушать и знать. Где они, умные, дерзкие, интересные, и при этом симпатичные и мужественные. Такие, чтобы ей сразу хотелось в объятия, без оглядки. Такие, чтобы ему упасть камнем на шею, а он не прогнулся и не упал, а понес как драгоценность. Наверное, я слишком много хочу. Да нет. Я хочу вполне адекватно. Я вполне симпатичная, умная, дерзкая, достаточно выносливая, почему именно меня нужно использовать как подпорку. Я тоже хочу висеть на шее, как украшение. Интересно, почему одним достается в жизни по максимуму, другим по минимуму. А может всем, по максимуму, просто у них эти рамки разные. У меня такие, у других сякие. Может мне, а не другим планку опустить немного. Можно, но в этом есть какая-то безысходность. Тьфу, теперь я начинаю жалеть, что улетел Ка Май. Да, Мышка, а ты молодец, ему сразу прыг и на шею. Значит, можешь, когда захочешь!
   Мужчины молчали, она то же умолкла. Через двадцать минут они свернули на боковую дорогу, потом на проселочную, где машины ездят раз в месяц, судя по ее состоянию. Потом дорога обогнув голую березовую рощу, побежала вдоль унылого, в своей сиротливой заброшенности кладбища. Кладбище было новым. Железные покосившиеся, ржавые кресты, развалившиеся от непогоды оградки. Судя по архитектурным и монументальным изыскам на могилах, от силы года два. Откуда здесь кладбище, на ровном то месте. Неужели на здешнее население свалилась эпидемия мора, выкосившего целые поселки начисто? Лика зябко поежилась, ей показалось, что на улице еще похолодало. Градусов пятнадцать, было десять.
   На приключения тебя потянула, золотко, возмущалась она сама на себя. Ну надо же, весь замшелый антураж налицо. Кладбище, заброшенное жилье на отшибе, холодно. Рядом с ней в машине то ли маньяки, то ли классические злодеи - вампиры, им не хватает только меня связать. Представляю себе картинку, меня связывают, я активно сопротивляюсь, голова разбита, руки перетянуты, но успеваю совместить здешнюю пространственную плоскость с моей квартирой, щелк, и я дома, вся в веревках, истекающая кровью. Огромными усилиями, чудом отпираю собственную дверь и носом звоню Зарону, тот открывает и видит... Н-да, воображаю себе институт на следующий день. Лика снова поежилась.
   Однако, как похолодало, это ощутимо даже в машине. Надо же странная зима в этом году, весь ноябрь и большую часть декабря было тепло, все привыкли, что погода, как в южной части страны, ноль, минус пять. Десять, пятнадцать градусов воспринимаются как мороз. Помню, вот когда я была маленькая, лет десяти, я приморозила себе язык трубе качелей. Вот это были морозы, и ветер был, с ног сбивало. Теперь у нас почти курорт. Что творится с климатом. Лика вздохнула, поглубже зарываясь в воротник куртки.
   Машина нырнула куда-то в бок, мужчины выругались. Интересно, почему они не матерятся, неожиданно подумала Мышка, другое воспитание? Они ехали по голому полюс колдобинами и буераками, машину все время вело и заносило в сторону, пару раз они забуксовали. Наконец они остановились у приятного, но недостроенного домика, с трех сторон окруженного березовым леском. Жаль, что не достроен. Кругом поля, покрытые снегом, да припорошенные березы. Еще дальше маленькие березовые колки. Тошно на мышкиной душе. Каркнула вспугнутая ворона.
   Откуда здесь вороны, далеко ведь от города, лихорадочно размышляла Лика. Чем же воронам питаться в голом заснеженном поле? Стало еще более мерзко.
   - Смотри, Юлий, наша малявка совсем примерзла, жмется, наверное, напугалась. - Нехорошо усмехнулся Слимз.
   - Да пошел, ты... - тихо и зло огрызнулась Лика. - Не дай бог внутри так же холодно.
   - Пошли, - тянул ее за собой Юлий, - что на улице делать. Они вошли в дом через незапертую боковую дверь. Темно и гулко. Никаких следов отделки и мебели.
   - Куда вы меня притащили! - Наконец громко начала возмущаться Лика.
   - Заткнись, дура, люди работают. - Шикнул Слимз.
   - Тихо! - Погрозил пальцем Юлий и повел их вниз, в подвал.
   - Сто золотых, или я никуда не иду. - Потребовала Мышка.
   - Конечно, прямо сейчас! - В полголоса возмущался Холен. - Сначала отработай.
   - Ладно, пошли. - Лика рванулась к ближайшей двери, присматривая с какой бы стороны по ней пнуть, так, чтобы вышибить напрочь.
   - Тихо, тебе сказали! - Юлий поймал ее за капюшон и рванул к себе. - Прыткая какая. Куда надо, туда и пойдешь.
   Юлий потащил ее в бок, отпер ключом низенькую дверь, вниз вела страшно узкая лестничка из плохо сваренной арматуры. Лестницу едва освещали две тусклые лампочки, одна вверху, другая внизу. Откуда только у них электричество в чистом поле, раздраженно прикинула в уме Мышка. Генератор, что ли стоит? Тусклые желтые тени метались на серых бетонных стенах, причудливо преломляясь на железках, и казалось, что тени испуганны гораздо сильнее, чем их хозяева.
   - А ты все еще не боишься? - Удивился сказанному Слимз. - Это ты зря. Чудом выжила во время работы ковена, и думаешь, что все можешь. Скажи спасибо, заказчикам нужна живая кровь. Иначе до этого дома ты бы доехала уже остывшим трупом. Думаешь, кто-то повезет тебя обратно, дурочка! Слушай, ты вообще, чего-нибудь боишься?
   - Отцепись, мне через десять дней сдавать вышку и начертательную геометрию. - А я, мало, что не логик, еще и, скорее всего, гуманитарий. Мне легче десять раз философию выучить.
   - Какого вы орете! - Раздалось внизу.
   Слимз толкнул Лику вперед, со всей силы, и она влетела прямо в руки мрачному типу, похожему на растрепанную серую ворону.
   - О, мяско прибыло! Почем тушка, Слимз? - оживленно поинтересовался обитатель подземелья.
   - Стольник, Сиплый, девчонка из института. Базлай поменьше.
   - В смысле, вы что, ее назад повезете?
   - Именно.
   - Очумели?
   - Меня Зарон видел, как эти двое увозят. - Сунулась со своими комментариями Лика.
   - И что, - хмыкнул Слимз, - чихать он на тебя хотел. Весь институт радоваться будет, если тебя совсем сделают. А новые гнезда, еще и кусок отвалят.
   - За что? - Обиделась Мышка. - Что я им сделала, они свое получили.
   - За тебя. Кто их солей укатал в замке до потери сознания. Думаешь, можешь гнезда сколько хочешь оскорблять, а они тебе будут ноги целовать.
   - Кто такие соли, неужели за меня обещали тысячу золотых?
   - Да, сейчас - рассмеялся Слимз. - За такие деньги тебя бы давно уже не было. За эти деньги можно ваш дом взорвать ночью, и не мучиться. Тысячу баксов.
   - Что, в правду предлагали, на самом деле? - удивлялась наивная девчонка.
   - Отвянь, достала.
   - Скажи кто, я тебе десять рилонов дам.
   Мужчина резко затормозили свое движение, переглянулись, недоумевая разглядывая Мышку. Слимз первый не выдержал игры в гляделки.
   - Если у тебя есть десять рилонов, зачем тебе сто золотых?
   - А вы когда-нибудь видели лишние деньги? И потом, я поддерживаю местных производителей, - Грустно сказала Лика, отчаянно переживая за свои умственные способности.
   - Дура. Можно еще пару месяцев подождать. Может, за тебя предложат больше.
   - Лерон? - попробовала гадать Хейлин, - фаланг мне забыть не может? Или гнезда Ги Зеса, я им чуть Ковен не сорвала. Кому это еще нужно? - Гадала она вслух.
   Сиплый, приняв ликину руку как эстафетную палочку волок ее вниз еще этажа два. Наконец они вошли в большое низкое помещение с бетонными столбами подпорками. Наверное в центре, стояли еще трое типов в черных балахонах с капюшонами.
   - Раздевайся, - зашипел Слимз.
   Лика сняла куртку, шапку и шарф с варежками и отдала их Холену, предполагая, что это все. Дальше в таких климатических условиях раздеваться она не собиралась. Холен перекинул ее одежду тому, кто ее вел.
   - Все, хватит с вас. - Сказала она Сиплому. - На мне все чистое, Эльфийская работа, синтетики нет.
   Сиплый, аж задохнулся от злости, но в руках у него болталась ликина одежда, сковывая передвижение. Лика, почуяв опасность, со всех ног рванула к троим в балахонах, не раздеваясь, как была, в костюме и свитере под ним. Трое изумленно шарахнулись в разные стороны.
   На полу лежал плоский большой камень, а на нем покоилась широкая металлическая чаша, наполненная кровью земли. Чем-то воняло, совершенно неаппетитно. Чаша совсем не походила на институтскую, довольно примитивная по форме, грубой работы отливка, без подставки, кажется из бронзы. Лика раздраженно склонилась над темно-красным металлом. Зеркало, как живое, зашевелилось ей на встречу. Трое в балахонах брали ее в клещи с флангов. Слимз остался стоять далеко позади, чуть ближе находился тип с ликиной одеждой в руках. Двое подходили все ближе, на помощь к ним спешил из угла подвала переодетый в балахон Юлий. Все двигались очень осторожно, на цыпочках. Каждый их шаг отдавался в зеркале металла сильной встряской. Вот почему у нас в институте чаша каменная, кажется литой колонной, выросшей из пола, что бы зеркало не трясло.
   Лика решила, что если эти типы попытаются применить к ней насилие, она будет громко орать. Решение, было, по-видимому, написано у нее на лице. Ближайший капюшонистый тип приложил палец к губам. Лика подняла рукав, освобождая сгиб локтя. Мужчина достал медальон и начал раскачивать перед ее глазами. Мышка очень не хорошо улыбнулась. Второй с лева быстро поймал ее протянутую руку, фиксируя сгиб. В правой руке у него оказался острейший обсидиановый нож. Увидев, сей страшный по своим размерам инструмент, Мышка дернулась, зеркало заколебалось угрожающе. Юлий за колонной схватился за голову, Лика сцепилась взглядом с типом с ножом. Слимз покрутил пальцем у виска, Юлий погрозил кулаком.
   Циркачи, подумала Мышка. Уж лучше в гнездах работать за десять золотых, чем с этими недоделанными за сто. Таким ножом полоснет, вообще без руки останешься. Зеркало в чаше колебалось как море в десятибалльный шторм. Тип с ножом отступил. Лика показала ему на кусочек, маленький кусочек своей вены и провела на ней малюсенькую полосочку. Тип с ножом согласно кивнул. Подошел, снова взяв ее руку, и легко провел ножиком по указанному месту. Маленьким ручейком потекла кровь. Лика выматерилась про себя. Капнула в зеркало первая капля. Что-то бухнуло в висках.
   Лика увидела в зеркале кольцо с ярко-голубым камнем. Голубой прекрасный кристалл на грязном худом пальце с гигантским ногтем, сантиметров в шестьдесят. Ее перекосило от отвращения. Бух! Упала вторая капля. Альвэ... Смерть и холод, ее предсмертные судороги. Лика тряхнула головой. Как же ей холодно! Только непонятно, там или здесь. Она умирает от холода там! Не может быть! Нет, она не мертва, поднимается на колени, ей плохо и холодно, одной в мрачном лесу. Бух. Дорога в этом лесу. Бух, скрипят тормоза странной машины.
   Ее жизнь скачет как в калейдоскопе. Бух. Бассейн в роскошном доме на берегу зеленого моря. Над морем горит оранжевый закат с золотыми облаками. Она смеется с другими девушками, на ней голубой купальник. Красивые высокие стаканы с фиолетово-голубоватым соком и дольками фруктов. Бух и горят костры. Аутодафе. Человеческий пепел застилает небо. Виселицы пронзают ночь. Разорванные тела, летящие с верхушек деревьев внутренности. Дурацкий спор с самой красивой женщиной, из всех какие только бывают. Глупый спор из-за стульев. И так, долго-долго. У Лики рябило в глазах, и раскалывалась от тысяч голосов голова. Бух, бух, бух.
   Мужчина за громадным письменным столом. За ним старинная шпалера с изображением бредущего по лесам и долам монаха. Коротко стриженный белобрысый паренек и огромный с дом, аквариум. Розы, кипарисы, южные лохматые сосны. Заснеженный, абсурдный мир с живыми бегающими айсбергами. Смешные лохматые снежные дракончики, пушистые червяки, размером с удава, и она несется на санках с огромной огнедышащей горы, покрытой снегом. Крылья и когти, машины и ружья, балы и драки, классная доска и исписанные странными каракулями листы, все кружилось вокруг нее сумасшедшим хороводом. Темно-фиолетовый кристалл в золотом перстне, Стрэсс, Тэра и Тимур, перекошенная морда Мрака. Моэрт. Что-то кричит ей маленький Рит. Ее ищут, зовут, а она потерялась в этих голосах и картинках.
   Пластиковая белая сумочка с белками на боках, голубой костюм в белый горошек, берег Азовского моря и дикий абрикос. Огромный обрыв к морю и обрыв на реке с комарами и костром. Вонючий Эрчик, виляющий обрубком хвоста, вывалявшийся в дохлой щуке на берегу реки и облитый для аромата одеколоном "Красная гвоздика". Димка, сосед из Казахстана девяти лет с увеличительным стеклом. Первый поцелуй в третьем классе. Мамина брошка, утащенная тайком в детский садик и разлитые духи "Шанель" номер пять. Сколько ей сейчас, не больше пяти. Рассыпавшиеся бусинки голубого жемчуга, закатившийся шахматный король и сувенир Царь-колокол с отбитым краем. Колесо обозрения в городском парке. Они поднимаются высоко вверх, так, что видно весь город, больше. Отец крутит руль, вращая сидения, и она орет, орет, орет.
   Лика проваливалась в серый туман. Вата как облака, или облака как серая вата... Бледная прозрачная Земля, руки с голубым кольцом на пальце со сломанным ногтем. Ворон, медведь, лисица и волк, заяц. Браслеты, браслеты из кожаных шнурков. Лика вздрогнула, пытаясь осознать происходящее, и проснулась. Над ней потолок ее собственной спальни. Она лежит в постели раздетая с перебинтованной рукой. Одна... Что случилось? Почему я дома, как я попала сюда? Лика попыталась встать. Все поехало вокруг, замирая как на американских горках. Лика со стоном упала на подушку, обидно и больно. Они меня сделали.
   В комнату вошел не к месту веселый Зарон. Сзади него стоял мрачный Айриз. А может и Мрак, кто его разберет.
   - Ну что, сокровище, очухалась? То-то завтра на факультете радости будет. Хейлин Кер на постельном режиме. Пей! - Он протянул ей стакан с непрозрачной густой жидкостью.
   - Что это? - едва смогла выдавить Лика.
   - Яйцо, яйца сырые никогда не видела.
   - Белое...
   - А тебе зеленое нужно? - Зарон поднес к ее губам стакан. - Пей, пей, тебе сейчас это нужнее всего. Так тебе и надо, авантюристка.
   Лика выпила, скривившись, как от боли.
   - Ты как? - участливо спросил сосед.
   - Я пила?
   - Что пила?
   - Спирт, водку, самогон?
   - Не думаю, - ответил доктор. - Почему ты спрашиваешь?
   - О...о...о..., - только и смогла произнести пострадавшая.
   - Лежи, садистка, когда тебя привезли, час назад, я не знал за кого хвататься. За тебя или твоих работодателей. Ты-то еще ничего, а вот трое тех кто с тобой работал в себя еще не пришли. У них коматозное состояние.
   - Почему?
   - Сильнейший шок. А почему, откуда я знаю, тебе видней. Чем вы там занимались? Такое ощущение, словно к ним присоединили компьютер и они зависли вместе с ним, не включаются, и не выключаются. И ты, без сознания была больше часа. Весело. Хорошо поработали. Теперь стоит крикнуть Кер! И все гнезда будут разбегаться в панике. Что у вас случилось? Слимз почти не пострадал, но он был далеко от чаши. Парни, которые с тобой работали, хотели инициировать собственное гнездо. Объединились, собрали инструмент, накопили зеркало, осталось только присоединиться к порталу.
   - Это что?
   - Это выход на информационно-оперативное поле планеты. Своеобразный фрактально-временной переход...
   - Вы маг, Зарон?
   - Нет, я врач, но учился и работал в академии Мор-э-Рии. Им нужна была твоя кровь для инициации. И все, никаких проблем, не считая тебя, конечно. Пока последний из четверых переодевался, тебе вскрыли вену. Потом началось то, чего никто из стоящих вдалеке, объяснить не может.
   - Так что случилось, воспитанница? - спросил из коридора Шлоз. Видимо драконы никого кроме врача к ней не пускали.
   - Не знаю, я ничего не понимаю... - шептала Лика.
   - Конечно, нет. Это случайно. Все гнезда Земли в панике. Все, кто работал в этот вечер с жидкометаллическими зеркалами, то же. Что произошло - никто не понимает. Около десяти часов по всей планете из зеркал потек металл, точнее кровь Земли. Решил вылиться вверх, как жидкий гелий. Ты еще не имела счастья общаться с деканом, он особенно рад произошедшему, все зеркала разрушены, их больше нет. Ни у гнезд, ни у института.
   - Ни у крыльев. - Добавил хмурый Айриз, сжимая на последок губы, до их полного исчезновения.
   - Домой тебя доставили драконы. - Продолжил рассказ Шлоз. - Ты была без сознания, никто не мог понять, что с тобой происходит. Это было похоже на информационный шок. Ты перегрузилась информацией. Слетела с катушек, как говорят твои сограждане. Светит тебе, золотко, большая пресс-конференция, со всеми заинтересованными лицами, как только сможешь говорить и ходить. Пока, драконы к тебе никого не пускают. А в подъезде уже образовалась длинная очередь. Шучу. Как ты?
   - Больной скорее жив, чем мертв. Но еле-еле. А что с теми, тремя.
   - Чуть позже, чем тебя, примерно через тридцать минут их привезли Слимз и Юлий без всяких признаков сознания. Что вы увидели в зеркале, до того как оно потекло вверх?
   - Не помню. Мне очень плохо, кружится голова и тошнит.
   Зарон вышел из ликиной спальни. В коридоре его проводил взглядом Айриз. Вечер был рабочий. Почти все были на зеркалах. Теперь их нет. Все в ужасе. Сначала металлическая поверхность покрылась непроходящей металлической рябью, потом поползла наверх, как живой студень. Было чего испугаться. В четырех крыльях Земли зеркала кипели и булькали пузырями как маленькие вулканы.
   Лика хотела лечь, но не могла. Как только она опускала голову на подушку, начиналась сумасшедшая карусель. Ее выворачивало как в мертвой петле. Жесткий астральный шнур колом засел в голове, натужно свербя. Болтанка не прекращалась и к горлу, все больше подступала тошнота, слабость ломала тело. Состояние можно было сравнить только с самым жестоким похмельем. Лика сидела прислонившись к спинке кровати и оттягивала одеяло от горла, словно оно давило. Трудно было дышать.
   - Эй... - Крикнула она в коридор. - Мне плохо, ей хотелось разреветься.
   Дверь открыл Айриз, самый настоящий Айриз. Он быстро оценил мышкино состояние и пошел за доктором.
   - Ее тошнит, - как мог, пояснял он Зарону. - Может быть давление?
   Зарон пытался выпить кофе, но торопился и глотал кипяток, обжигаясь. Ему то же было трудно.
   - Пойдемте, Айриз. Но я не могу определить, что с ней. Я видел субстраты гнезд после работы, это совсем другое. Но она почти в безопасности. Другим повезло меньше. Им намного хуже и никаких признаков улучшения. Шок или кома, я не знаю. Хуже того, я не знаю причин, значит, не могу устранить воздействие.
   - Я сделаю, что могу, доктор, но у нас теперь нет зеркал, это будет сложнее. Если только с ее слов. Других свидетелей происходящего в сознательном состоянии нет.
   В распахнутую дверь ликиной квартиры ввалились трое, декан, ректор и Канел из гнезда Форнел. За ними пытался протиснуться старший Бэкк, но его не пустили. Грегор, перешагивая через порог, вздохнул. Ларрий смазал взглядом Айриза. Канел махнул Айризу как старому знакомому.
   - Коньяк получили?
   Айриз не понял и смерил странного человека фирменным драконьим взглядом. Канел пожал плечами и пошел в холл, вслед за преподавателями.
   - Где моя студентка? - Величаво спросил ректор.
   - В спальне, отлеживается. - Ответил Зарон
   Ректор скривил губы, гнезда ей устроят. Если захочешь сделать подобную гадость, то не сумеешь, такое трудно вообразить, а не только сделать. Но он давно убедился, что его эльфийского воображения на маленькие человеческие гадости Кер не хватает, не тот полет фантазии. Это бесило Ларрия неимоверно. Ректор не снимая пальто, вошел в спальню. Лика, по-прежнему пыталась бороться с тошнотой единственным, доступным ей методом "брысь отсюда, зараза". Естественно, метод видимых улучшений ее состояния не давал.
   Ларрий встал посередине комнаты в позе медного всадника, вздыбившись вместо коня. Канел, не добившись от Айриза вразумительного ответа, вошел в спальню и устроился в кресле. Зарон подошел к ликиной постели и сел на самый краешек. Хейлин дышала так, словно боялась задохнуться.
   - Кер, - тихо начал доктор, принимая во внимание ее состояние, - попробуйте рассказать, что произошло, по порядку.
   - Слимза спросите, - с трудом выдавила Мышка.
   - Вызовите Слимза! - Рявкнул Канел в коридор.
   В комнату вошел недовольный Айриз, его сильно раздражало все, поведение странного человечка, требующего какой-то коньяк, который он в глаза не видел, поведение ликиных преподавателей, а именно ректора, который решил начисто игнорировать присутствие драконов на Земле, и наконец, поведение самой Лики, странно, что она, с ее способностями, сумела влипнуть в такую глупую историю. Надо же придумать, работать на чаше с людьми. Если ей так интересно, спросила бы драконов, они то же работают. Минуты через три, из соседней квартиры прибежал Слимз. Все же институт был, по его мнению, потенциальным заказчиком на товар. Нехорошо грубить потенциальным заказчикам. Он брезгливо посмотрел в сторону девчонки, ожидая увидеть беспомощный студень. К его бесконечному удивлению, Кер была не только в сознании, и сидела, упираясь в подушки, но еще и пыталась подставить его, Слимза в качестве главного виноватого.
   Ларрий скривил губы, по его мнению, ему разговаривать с таким фуражиром как Слимз Холен, было совершенно унизительно. А институт никогда не станет работать с субстратами, которые находят на улицах. Слава богу, что Слимз обо всем этом не догадывался, а вообще, не стал бы беседовать с институтскими, хотя, связываться с Канелом, то же было опасно. У Лики кружилась голова, но сцена, разыгрывающаяся на ее территории немного забавляла. Ей показалось даже, что самочувствие постепенно улучшается. А не расставить ли мне точки над "и", во взаимоотношениях ректора и Холена. Но ей хотелось, более точно проанализировать ситуацию, а голова плохо соображала из-за постоянно подкатывающей к горлу тошноты. Слимз выглядел гораздо хуже, чем в начале этой истории. Он был подавлен и физически и морально. Ректор скривился, пытаясь подавить собственную брезгливость.
   - В чем дело, Холен? - будто отпихивая заразную муху, спросил он.
   - Мы договорились с Кер о работе. Парни хотели инициировать собственное гнездо, у них все было готово, не хватало только сильного субстрата. А тут, эта малявка очень кстати рвалась поработать с гнездами. Я ее привез, нас ждали. Эта, - Слимз кивнул в сторону Кер, - не хотела раздеваться и рванула к чаше первой. Сунула Шену Таллеру руку с открытой веной. Тот резанул и все.
   - Что все? - Недовольно спросил Грегор вар Брохэн, появляясь из коридора. - Хотите сказать, что она сама поставила руку под нож.
   - Именно.
   - Кер?
   - Там было очень холодно, если бы я разделась, пневмония была бы мне обеспечена, а у меня сессия. На мне совсем не было синтетики, правда. У них были странные, обсидиановые ножи. Надрез получился большой.
   - Рез, - скривившись, поправил Айриз, - выходя из-за спины декана. - Крови было много?
   - Очень, она не капала, а текла сплошной струйкой. Я не знаю, сколько ее попало на зеркало. Я ничего плохого им не хотела, не знаю, чего хотели они. - Канел хмыкнул, Айриз сжал губы, так что их совсем не стало видно. - Они не успели встать, когда моя кровь попала на зеркало. Все четверо, мне показалось, что их должно быть четверо. Юлий долго переодевался. Я почти сразу отключилась, мне никогда не было так плохо. Я была везде, одновременно, во всех моментах своего существования, везде и всегда. Я видела себя в прошлом и будущем. А сейчас мне плохо, как после сильного похмелья. Голова кружится, Астральный шнур давит, дергается и душит. Как мне плохо! Лика начала незаметно для себя всхлипывать, цепляясь за собственное горло, словно ее и вправду душили.
   - Значит, ты видела конкретные картинки, если помнишь их. Как долго? - Заинтересованно переспросил Канел.
   - Не знаю, пока не потеряла сознание, у меня не было ощущения времени.
   - Как долго? - жестко переспросил Грег у Слимза.
   - Минут пятнадцать, - нехотя ответил тот.
   - Глупости, таких квортов не бывает. - Взбрыкнул Канел. - Да и по ней не скажешь, что она потеряла много крови, вполне здорово выглядит. Что я, субстраты после работы не видел.
   - Ваше счастье, двуногие, - зло прошипел Айриз, что она потеряла так мало крови. Поделом. Что те четверо, сдохли?
   - Трое, - поправила дракона Лика. - Один из них был далеко от меня.
   - Ты что, была в сознании, - изумился вар Форнел. - Это что такое, она кто, эльф?
   - Она совсем не теряет сознание на контакте. - Пояснил Грег. - Она любопытна, все видит и запоминает. Возможно, что при обучении, она вполне сможет научиться сама управлять векторами, но в этом я не уверен. Сколько крови она потеряла, Холен? Капель десять - двадцать?
   - Я не считал, скорее миллилитров пятьдесят.
   Грег снова скривился, он не мог себе представить такого количества крови Кер, на зеркале. Что происходило, ему было не понятно. По идее, все они должны были взлететь в воздух, и, скорее всего, вместе с городом. Выделенная энергия была колоссальна.
   - Хейлин, они знали, что ты раньше работала. Кто-нибудь расспрашивал тебя, как происходили такие сеансы раньше?
   - А она работала раньше? И что, без проблем? - Суетился Канел.
   - У нее изумительно чистый контакт, фактически идеально точный, это что-то из области микрохирургии. С одной капли крови можно взять пять-шесть полноценных соединений по минуте и больше. Возможно, по пеленгу может получиться один длительный кворт, но я этого точно не знаю. С ней трудно работать, Она скачет как лягушка по разным мирам, ей интересно, везде нужно сунуть нос. Вы идиоты Слимз. Я не знаю, кто за это ответит, но спрашивать за бездарно проведенный сеанс с субстрата глупо. Не может же девчонка, которую берут в работу отвечать за ошибки магов.
   - Подожди, Грегор. - Возмущался вар Форнел. - Если я правильно вас понимаю, то эти недоделки имели в своем распоряжении почти безграничные возможности, и в результате их халтуры, полетели зеркала на всех работающих точках. Замечательно, Грегуар. Но что с зеркалами, нам то, что делать?
   - Хейлин, нужно рассказать, что ты видела в зеркале, тогда мы хоть немного поймем, что получилось. - Обратился к ней Айриз.
   - Первым было Альвэ, будущее, кажется ближайшее, не больше года. Зима, холод, смерть, потом смерти, люди сгорающие на кострах, нет, возможно, это было позже по времени. Она называлась как-то, Вингрейа, эта провинция. Там было страшно. Нет, сначала была пещера и лед, когти, волосы, крошащийся лед, все как всегда. Истекающий голубым огнем камень. Потом Альвэ, потом девушки и бассейн, Герант, перстень, море, сок или коктейль, не знаю. Мне там было хорошо. Дальше все путается. Звери, бегающие айсберги, вулкан, санки и смешные звери. Мрак, перекошенный, он как в кривом зеркале. Все текло, плавилось, потом еще что-то, кажется моменты моего детства, с того момента, как я себя помню, все вперемешку.
   - А перекошенного Мрака помнишь четко? - переспросил Айриз.
   - Да.
   - Что еще?
   - Это все, что я помню. Что со мной было, Айриз?
   - Очень большая потеря крови, это плохо. Я скоро вернусь. - Айриз сделал шаг вбок и растворился в воздухе. Ларрий молча стоял как столб. Канел стучал пальцами по колену. Грегор хмурился. Холен что-то считал в уме.
   Через минуту Айриз возник снова. В руке он держал стакан с зеленовато-коричневой жидкостью.
   - Пей. - Он грубо сунул стакан под нос. Лика послушно глотала горький напиток, потому, что спорить с Мраком бесполезно. Когда она допила, Мрак-Айриз положил свою руку ей на лоб, подержал минуту и исчез. Лика перевела дух, стало значительно легче. Головокружение прошло, все прояснилось, как летом после сильного дождя. Через несколько мгновений настоящий Айриз возник снова. Он не такой злой, как предыдущий, поняла различие Мышка.
   - Тебе легче? - спросил он. Лика кивнула. Он то же кивнул в ответ. - Все хорошо, ты поправишься, это не страшно. Было слишком много крови и тебя выбросило в информационное поле всего Кольца миров. В нем нет времени, вот ты и запуталась. А эти сопляки, он кивнул на Холена, ничего не могли понять и сделать. Зачем ты с ними связалась?
   - Мне было интересно поработать.
   Канел поднял бровь в недоумении.
   - В институте было совсем не трудно работать, только потом хотелось спать. Мне было интересно, а Холен обещал мне сто золотых.
   - Глупости, нашла кого слушать, никто не станет платить субстрату сто золотых. - Возмутился декан. - Когда предлагают такую сумму, сразу нужно понимать, что платить никто не собирается. Если бы сумели, они бы выработали тебя до конца. Это смерть.
   - Они говорили, что им очень нужно. И что это незаконно, поэтому так дорого.
   - Чушь! - Заявил Канел, - здесь не Альвэ, а свободная территория, где законно все, на чем не поймали. Работай, как сможешь, и сколько влезет. Сумел - сделал гнездо, не сумел - не сделал. Тебя бы просто убили, дура. Кто же станет платить трупу? тебе все равно полагалось умереть в течении, максимум, часа. Что она такое, так же не может быть?
   - Это местный раритет, с неизвестными и неописанными пока свойствами. - Огрызнулся Ларрий. - Мы ее взяли, чтобы изучать.
   - Глупый ребенок. - Пояснил Айриз. почти нежно.
   - Я быстро учусь. Что это была за зеленая дрянь, в стакане? - Шипела ожившая, но недовольная Мышка.
   - Это травяной отвар. Сейчас спи, тебе нужно хорошо выспаться, а завтра я принесу еще. Ведь легче?
   - Да, но очень горько.
   - Спи, глупый детеныш.
   - Обезьянка? - неуверенно спросил у декана Канел. Все промолчали, кроме Лики.
   - Сам гамадрил. - Ответила она со злостью.
   Айриз подошел к кровати, сел на край и положил руку на мышкин лоб. Она глубоко выдохнула, еще судорожно, почти всхлипывая, но через несколько мгновений, провалилась в сон. Сон без сновидений.
   Что, скажите, служит ограничением и мерилом наших деяний, кроме глупости. Только время.
  

Глава 6

Инквизитор.

   Почему соединяются два противоположных начала? Почему соединяется и сосуществует нераздельное соединение двух природ, почему человек является человеком, а не частью живой природы. Почему человек вечно стремится к божественному, но почему ему мешают его низменные желания. Хотя? Это-то как раз понятно. Что служит скрепляющим человеческую природу гвоздем? Что изменяет человека? Церковь, полагает, что в основе изменения лежит исповедь. Она служит испытанием воли, верности человеческой мысли, тем, что отличает человека от животного. Что позволяет сочетать в себе возвышенное и земное? Что как не внутренний разум наслаждения и торжества. Как был создан мир? Мир был создан богом посредством звука. Ибо в начале было слово. Слух служит лучшим проводником, соединяющим внутреннюю и внешнюю реальность человека. Услышь меня...

* * *

   У отца Роне выдался тяжелый день. Хотелось отдохнуть, посидеть с книгой. Интересно посмотреть местные новости по телевизору. Полезное изобретение. Люди, живущие на территории страны, в которой, волей случая, ему довелось оказаться, занимали довольно много его времени. Меньше, чем институт и дела колонии, но больше, чем он может позволить себе, не ощущая смертельной усталости. Но он должен знать, чем они живут. Их проблемы и радости. Состояние их души и стремления. Много времени он проводил в городском католическом приходе. Много занимался благотворительностью. Много общался. Ивон чувствовал себя почти своим в маленькой католической общине. Люди в ней, как и везде были разными.
   Одни, пожилые богобоязненные тетушки, польского и немецкого корней. Община их второй дом. Для них, католицизм был частью культуры их предков. Среди молодежи попадались серьезные молодые люди, стремящиеся стать ксендзами и поехать учиться в Польшу, в католический университет. Экзальтированные на почве веры молодые дамы, лет тридцати, большинство из которых хотели за счет церкви решить свои проблемы, одни выйти замуж, другие самоутвердиться и осознать свою значимость. Встречались редкие богемные штучки, в основном художники или певицы, пишущие стихи и свято верящие в свою избранность и одаренность. Но эти хотя бы искренне верили в бога. Было много подростков из приличных и обеспеченных семей, занятых своим имиджем, с перспективой учебы в католических странах Европы, или наоборот, ребятишек из семей алкоголиков. Эти были самыми примерными католиками, потому, что верили честнее других. Были и интеллектуальные штучки, типа Кер, которые хотели побольше узнать, схватить, потрогать веру своими грязными, любопытными ручками.
   К вечеру отец Роне выматывался почти до упаду. Отец Флоран был вынужден сопровождать префекта в Италию, и в институте он остался один. И вот, наконец, он удобно расположился в своем кресле. Приглушенный свет, хорошая книга и чашка горячего молока, о чем еще мечтать инквизитору на задании. Было около десяти. Ивон, обложенный газетами и книгами, и блаженно прикрыв глаза проваливался в полусон. В половине двенадцатого истерически зазвонил телефон. Роне неохотно взял трубку.
   - Ивон, у нас большие проблемы. - Звонил вар Брохен. - В гнездах катастрофа. Из всех работающих зеркал Земли потек металл. Кер приволокли домой драконы, в плохом состоянии и без сознания. Вытащили Зарона из ванной и сказали, что люди привезут ему еще троих, в таком же, как у Кер состоянии. С ней работали на чаше трое каких-то придурков. Ректор выехал разбираться. Вы то же нужны.
   - Господи, Грегор, почти двенадцать, о чем ты? Даже если Кер умрет, я не встану со своего кресла. Пусть вся эта планета летит в тартары.
   - Кер, здесь не причем. Ивон, гнезда в панике, нужно успокоить их держателей. А я выезжаю к Кер.
   Ивон раздраженно бросил трубку и пошел снова одеваться. За какие грехи на его голову свалилась эта девчонка. В городе сейчас больше двадцати держателей гнезд. Кто сошел с ума настолько, что бы работать с Кер. Но ему придется разговаривать со всеми. Что могло случиться с зеркалами? Почему потекли? Скорее бы взорвались, разбились? Через полчаса он уже сделал первые выводы. Примерно в одиннадцать часов вечера, когда работа только начиналась, и активизировались зеркала, на них появилась странная рябь Она усиливалась минут десять, в конце времени напоминая девятибалльный шторм. Потом металлические зеркала потекли вверх из чаш, выливаясь на пол и испаряясь. Красная ртуть слишком подвижна и текуча, чтобы можно было хотя бы что-то сохранить. Кровь земли сошла с ума. Солей (наследник держателя гнезда) вар Бэкк - Аллан, был абсолютно уверен, что без Кер, здесь не обошлось. На этот вечер у нее была договоренность о работе с Холеном. Можно подумать этому Холену было мало прошлого случая, когда Кер чуть не сорвала работу ковена. Тогда Хейлин то же привел Слимз.
   Кер конечно нужно было заниматься раньше, но руки все как-то не доходили. Ивон считал, что она и так под присмотром. За нее отвечают Клозе и Шлоз. Если эти двое поставлены, чтобы наблюдать за Кер, то как они могли допустить ее работу на стороне? Роне знал, что девчонка живет рядом с Зароном. После выяснения всех обстоятельств и разговора с держателями гнезд в единственном ковене города, он поехал на Остролистную улицу. Шел первый час ночи. Роне недовольно хлопнул дверцей своей синей вольво. По мобильному набрал Зарона, чтобы тот впустил его в подъезд, но Изер был в полной запарке и открыл дверь незнакомец. Что-то в нем казалось странным. Наконец Роне понял, пред ним был настоящий дракон, принявший человеческий облик. До этого он пару раз слышал о драконах, но, не веря, отмахивался.
   Ну вот, мы и доигрались, теперь драконы маскируются под местных жителей. Ситуация в колонии может стать неуправляемой. Подходящая компания для Кер, которую так и не классифицировали и не смогли определить ее составляющие генетических линий. Какой у нее там коэффициент? Непонятно как такой может быть у человека, да? Что же драконы за нее так беспокоятся, они что, охраняют ее? Зачем им такие хлопоты из-за человека? Вот вам и объяснение. Она просто детеныш драконов, притворяющийся человеком. Талантливо притворяющийся, нужно добавить. Все объяснилось и встало на свои места. А мы ломаем в институте головы и копья, определяя, что такое Кер.
   Роне поднимался на третий этаж, представляя, как он призовет хранящих небо к ответу. Повсюду в обеих квартирах на площадке горел свет. В зале у Кер сидели за шахматами двое. Лохматый маленький эльф с носом пуговкой и крупный брюнет с очень узкими губами, наверняка дракон. Вот, с него-то я и начну, решил святой отец.
   - Вы родственник Кер? - раздраженно спросил у брюнета Роне.
   - Возможно, что и так. - Злорадно ответил брюнет. - Но не думаю, хотя все возможно.
   - Тогда почему вы здесь находитесь?
   - Действительно, почему? Стрэсс, ты не знаешь, зачем мне этот детеныш, сам себе удивляюсь. Вот вы, святой отец, что о ней думаете? А ведь эта крошка вполне может стать генералом инквизиции, в будущем. Вы так не думаете? Совершенно напрасно. Очень многообещающий экземпляр.
   Роне ошарашено осознал, что дракон не издевается, а говорит совершенно серьезно. В первую минуту Роне растерялся, потом решил, что у драконов такое чувство юмора.
   - Скажите, наконец, что произошло? В гнездах паника. Вам удалось выяснить, в чем дело?
   - Ну конечно, святой отец, без проблем. Четверо молодых и самонадеянных идиотов из местных гнезд решили отделиться и основать свое гнездо. И для полного счастья им не хватало только Кер, для инициации собственного подключения к порталу. Ей ничего не объяснили, только рассекли вену. Кровь потоком пошла на зеркало, которым никто, по сути не управлял, они даже круг не замкнули. У всех шок. А Кер вышвырнуло на край фрактальной зоны по инерции. Она вывалилась в операционно-временное поле, и слава богу, что не могла контролировать свое состояние. Последствия могли...
   Дракон неожиданно замолчал. Роне вынужден был представлять возможные последствия самостоятельно. Но ему было не до вариантов развития и разветвления реальности.
   - Что сейчас делает Кер?
   - Спит, естественно, что ей остается делать?
   - Чем я могу помочь?
   - Лучше предложите свою помощь доктору, он пытается откачать тех троих, что в коме. Заодно познакомитесь с идущими через ад. Вы им нужнее, святой отец, как проводник в загробном мире. В гостиную вошел Грегор вар Брохэн с чашкой ароматного кофе в руках.
   - Ивон, слава богу. У нас возникли некоторые проблемы. Кажется у нас на руках трое сумасшедших. Толком мы ничего не можем от них добиться, они стонут, иногда вскрикивают, мечутся и что-то говорят. Но что, не понятно, какие-то обрывки фраз. Зарон выбился из сил, пытаясь им помочь, но медицина оказалась бессильна. Боюсь, что это твой случай.
   Роне вышел на площадку и позвонил в дверь напротив. Зарон выглядел совершенно измотанным.
   - Бог в помощь, доктор.
   - Спасибо, святой отец, входите. Его помощь мне то же не помешает. Я бы принял сейчас любую поддержку, у меня на руках трое буйно помешанных.
   - Виновата Кер, конечно.
   - Боюсь, что наоборот. Эти трое совершенно непрофессионально вели себя во время работы. Сколько можно учить дебилов. Нельзя же начинать работу без подготовки субстрата, тем более Кер.
   - Чем я могу помочь, Изер? Я могу предложить себя только в качестве сиделки.
   - С облегчением приму такую помощь, они постоянно бредят, после того, как вышли из комы. Двигательная активность повышена, судороги и толчки почти ни на минуту не прекращаются.
   Ивон вошел и быстрым движением снял пальто, скинул его на маленький диванчик у входа, и, не разуваясь, пошел за Зароном. Троица лежала прямо на полу в комнате, примыкающей к кабинету доктора. Похоже, это помещение использовали и как склад, и при необходимости как лабораторию. Теперь она превратилась в лазарет. Стены, выложенные белыми кафельными плитками и матовый серый пол. Несколько шкафчиков со стеклянными дверцами под замком, кушетка и рабочий стол с передвижным креслом. Огромное количество различных склянок и скляночек. Ивон почувствовал себя неудобно. Трое пострадавших лежали прямо на полу, на сложенных вдвое шерстяных одеялах. Все они беспокойно метались в своем бреду. В углу, сжавшись в комок, сидел грустный сгорбленный Юлий Кардес. Холен торчал на кухне, точнее между кухней и комнатой, таская мокрое холодное полотенце с одной головы на другую. Так началось путешествие отца Роне по тропам безвременья.
   Роне сел рядом с бредящими и прислушался.
   - Кто этот, Юлий, рядом с тобой, справа?
   - Это Шенон Лорк, из гнезда Таллеров.
   - Что он бормочет?
   - Не знаю, он все время говорит что-то о когтях и кольцах, бредит и мечется в своих кошмарах. Видит крошащийся лед и ледяную то ли гору, то ли могилу.
   Роне передернул плечами и махнул перед собой пальцами, как бы, отгоняя нечистого.
   - Солей вар Мена сказал как-то "Бывает на земле всякая тщета: есть праведники, а дана им участь в меру деяния нечестивцев, и есть нечестивцы, а дана им участь, в меру деяния добрых".
   Зарон, недоумевая, поднял глаза на святого отца. Роне не выдержал и отвел взгляд.
   - Я о молодых людях и Кер.
   - Осталось выяснить только одно, кто есть кто, не так ли? Кто же из них праведник? И в чем состоит праведность. Знаете Ивон, иногда мне кажется, что Кер, как птичка божья, не ведает, что творит, и где гнездо ее будет.
   - Хотите сказать, что ей дано, в ее безумии, бог или дьявол? Вы недооцениваете эту особу, Изер. На мой взгляд, она умнее, чем кажется, а хитра, просто неимоверно. Слышали, как она сдавала философию. Грегор не может поверить, что так легко поймался на столь простую удочку. Тот же автор свидетельствовал " Мужа одного из тысячи я нашел, а женщины - ни одной из всех не нашел я".
   - Он в этой стране не искал, да и не было этой страны три тысячи лет назад, и Кер, естественно не было. Кстати, знаете, в этом мире так же чтят солей вар Мена, только переделали его наследие, сначала, в поучения Амен-ем-опе, а потом и просто в Соломона, приписывая воспитаннику академии Мор-э-Рии и любимцу Ях Вера, совсем уж человеческие черты.
   - История этой планеты содержит не мало подобных фактов. Люди всегда стремятся присвоить лавры, если не себе, то уж своим сородичам и предкам. Они искажают истинную историю планеты и своих народов без всякого зазрения совести, умаляя значение других народов, и увеличивая свое. Смотрите, население этой страны, похоже, потомки выходцев с Бореи а их переделали в гиперборейцев. Среди них нашли убежище мятежные лесные эльфы и маги из гнезд, пытавшихся противопоставить себя Лорду Ле Пору, а их мифы, донесли его до современности как бога Перуна. Да и сейчас философия и фантазии русских тяжеловесны и наполнены дикой, почти звериной силой Вей Леса. И все это смешалось с изначальными кланами самого Ри Нона. Во многом, возможно именно русы принесли знания сил природы на Лейду. Конечно я преувеличиваю, но что делать. Что же другие? Борейцы неплохо ужились с избежавшими гобели Атланы гнездами, хотя те и принесли чуждый им культ верховной матери. И все у них гармонично сочеталось. Каких сил лордам Ях Веру и Ги Зесу с их ортодоксальными христианскими доктринами стоило уничтожить, стереть память этого народа. Какие труды были потрачены на это. И что, ищущий находит тут и там остатки прежних культов и прежних попыток владетелей подчинить своей воле третью планету.
   - Да мы выбрали интересное место для института.
   - Не преувеличивайте, Зарон, для нас выбрали. - Роне на минуту замолчал. Шенон застонал, пытаясь извернуться и закричал: - Он жжет..., огонь, голубой огонь..., уберите! Жжет, жжет, жжет!
   - Да, неприятная история с ними случилась. У Кер такие же кошмары?
   - Нет, напротив, она полностью спокойна и все уведенное помнит, но далеко не все говорит, мне кажется. Хейлин весьма сообразительна, но сейчас сильно напугана. Вы не пытались с ней разговаривать?
   - Нет, там дракон и эльф, играют в шахматы.
   - Эльф это Стрэсс, третий хранитель Пар-э-Мора. Вот он точно, больше всех переживает за Кер.
   - Что за дело хранителям Пар-э-Мора до нашей студентки?
   - Боюсь, что вопрос не ко мне. - Зарон ухмыльнулся, вспомнив похищение рабыни императора Арманна. Но даже тот, простил Кер, ее безобразия.
   - Зарон, чему вы смеетесь?
   - Нет, нет. Я вспомнил, Хейлин то же что-то говорила про крошащийся лед.
   - Так что лед, сейчас зима, и все здесь покрыто снегом и льдом. Как вообще можно жить в снежной пустыне, доктор?
   - Не знаю, я не пробовал жить в пустыне, а этот город совсем на пустыню не похож. А что вы думаете святой отец по поводу Кер? Что она - рус, или гиперборей, или ее предки с Атланы?
   - Я ничего не думаю, но внешне она часто напоминает мне лесных эльфов Альвэ, любимцев Ги Зеса - Дакийнэ. Они крупные, у них такие же глаза как у нее, только уши поострей, вот и вся разница.
   - Говорят, что Ги Зес использовал собственные клетки кожи, чтобы создать их?
   - Говорят, что они лучшие воины и разведчики в Кольце, только Кер здесь не причем, скорее всего.
   - Она, вообще, не человек, - подал голос из своего угла Юлий. - Или она настолько ненормальная, что ничего не боится.
   Мужчины вздохнули. Зарон предложил святому отцу чаю, тот не стал отказываться, ночь предстояла долгая, и по всей вероятности, тяжелая.
   - Скажите, Юлий, почему вы так говорите?
   - А как вы думаете, святой отец? Двое мужчин, ближе к ночи, везут одну девушку на тридцать второй километр, за город. Вы, будучи в здравом уме и твердой памяти, поехали бы?
   - Я, безусловно, нет, но она не я. Многие женщины делают гораздо большие глупости, которым невозможно найти объяснения. Вы же собирались привезти ее обратно?
   - Инициировав гнездо, шутите? Конечно нет, зачем бы мы ее отвозили? Если бы она выжила, ее можно было бы использовать во второй раз.
   - В таком случае, Юлий, вы должны быть счастливы, что вернулись без особых потерь. Вы живы, все остальной можно исправить. - Зарон протянул чашку святому отцу. - И знаете, самой большой проблемой, когда возишься с девушками и Кер, является то, что на них невозможно сердиться за содеянное.
   Шенон снова застонал, словно его скрутило веревками, некоторое время он делал мостик, корчась в судорогах. Потом из его рта потекла кровь. Корчи становились сильнее. Зарон, не выдержав, бросился проверять пульс, потом схватил ампулу, готовя шприц. Потом, отбросил его и попытался делать массаж сердца. Но через несколько минут, покрывшись потом, все бросил.
   - Все, он мертв, одного мы уже потеряли.
   - Что двое оставшихся? - тяжело вздохнув, спросил Роне.
   - Они без сознания, но по крайней мере, их не мучают кошмары и судороги. Это послужит хорошим уроком для молодых и излишне самостоятельных.
   - Всем на этой планете не хватает опыта и образования. Ресурсы Земли практически безграничны, но пытаются их использовать те, к кому звание маг, можно применить с большой и большой натяжкой. - Вздохнул Ивон. - По хорошему счету, всю молодежь из местных гнезд, нужно собирать и учить практической магии, хотя бы азам. Не понимаю, как можно работать, не имея базовых знаний. А с Кер, ничего не случиться?
   - Скорее всего, - ответил Зарон, завтра узнаем.
   Убедившись в стабильности ситуации, Роне предпочел встретиться с держателем гнезда Таллер, отцом Тео, сокурсника Кер. В гнезде встретили известие о смерти Шенона без особых эмоций, но тело пообещали забрать. Пока инквизитор вел степенную беседу с главой гнезда, доставили труп. Но светская беседа, после этого продолжалась не долго. К ужасу присутствующих, выяснилось, что Шенон погиб от большой потери крови и разрывов сердечной мышцы. Известие вызвало новую волну паники. Роне тут же позвонил Зарону и попросил выяснить состав крови оставшихся двоих молодых людей.
   К утру паника достигла катастрофических размеров. Вся колония была охвачена ужасом. Что могло произойти такого, что привело бы к потере крови, еще в живом человеке, после окончания рабочего сеанса. К тому же молодой человек находился под присмотром доктора, двоих здравствующих наблюдателей и святого отца. Суть произошедшего, из-за своей абсурдности, ускользала от понимания общественности гнезд, а выявить причину, используя портал не было ни какой возможности. Все чаши для зеркал были пусты. Земные драконы, хоть и обещали помочь, никаких конкретных шагов, чтобы прояснить ситуацию не делали.
   К тому моменту, когда Кер протерла утром свои глаза, ректор издал приказ задействовать любые механизмы для устранения создавшейся неприятной ситуации. Наконец, институт снизошел до того, чтобы официально обратиться к драконам, но те делали непонимающее выражение лиц, ссылаясь на то, что у них то же выкипела вся кровь земли. Получался замкнутый круг.
   Вар Лерон, вместе с деканом академического отделения предложил самый последний вариант. Собрать со всех гнезд, крыльев и института остатки зеркал и поработать с Кер на чаше, чтобы установить портал для переброски крови земли с Альвэ, или Мары. Драконы выразили полное недоумение, в том, что это даст. Вар Лерон настаивал, заходясь в нервном крике, и его неожиданно поддержал Канел вар Форнел. К тому же, по мнению всех присутствующих, опять же, кроме драконов, именно Кер, была виноватой в создавшейся ситуации. Если бы она была как все, молодежь, обычным способом установила бы портал, не возникли бы жуткие проблемы.
   Святой отец, не согласился с данной оценкой ситуации. По его мнению, такие заявления, были, по меньшей мере, спорными. Но гнезда, его не слушали, ректор то же. Зарон ответил только тем, что не осматривал Хейлин сегодня и поэтому, не может сказать, готова она к работе или нет. Вечером, она совершенно не могла работать. Посланцы крыльев открыто выражали свое несогласие. Вар Форнел соглашался со всеми. И говорил, что никто не намерен наносить здоровью Кер, ни малейшего вреда. Но как только ассамблея разошлась, и драконы покинули институтский конференц-зал, его мнение диаметрально изменилось. Теперь, он настаивал на том, чтобы в максимально короткие сроки собрать всю кровь земли и начать работу. Конечно, он предлагал использовать студентку для наполнения чаш, а не для выяснения обстоятельств, никому не интересного дела. Ректор поддержал его предложение, и Зарона отослали за Кер. Отец Роне вынужден был поехать вместе с ним. По дороге, доктор предложил заскочить к нему и проверить состояние остающихся в коме. Слимз удрал, решив, что он никому не обязан. И за состоянием пострадавших теперь наблюдал только Юлий.
   Зарон сначала позвонил в Ликину квартиру, чтобы она впустила отца Роне. Звонить пришлось очень долго, пока на пороге не появилась заспанная Лика, протирая глаза. Зарон вздохнул с облегчением. У нее не было драконов и третьего хранителя, они бы никогда не отпустили свою подопечную. Роне попросил разрешения войти. Лика пожала плечами, пропустила гостя и скрылась в ванной. Связываться и ссориться с инквизицией, особенно накануне сессии ей не хотелось. Хотя, конечно, незваный гость, хозяину не всегда в радость. Пока Хейлин плескалась под краном, а Роне рассматривал квартиру студентки вернулся взволнованный Зарон.
   - Что случилось, - спросил озадаченный Ивон. - Без улучшений?
   - Напротив, сильные ухудшения. Начался бред и судороги, а так же сильнейшая анемия и обезвоживание. Я ввел физиологический раствор, глюкозу, поставил гормоны, в надежде поддержать сердечный ритм, но что делать, ума не приложу. Все повторяется, но уже в удвоенном размере. Юлий страшно испуган, боится оставаться один. Что же произошло, Ивон?
   - Я не врач, Изер, мне даже в голову не приходят объяснения.
   - Это хуже всего, что может быть, святой отец. Ведь с Кер сегодня собираются работать наши преподаватели.
   Ивон нахмурился. А из ванной, наконец, вылезла разбуженная Лика.
   - Что случилось, господа, у вас такой убитый вид. - Поинтересовалась Мышка вполне здоровым голосом. - Что у нас сегодня, эпидемия или землетрясение? Господин Зарон, вы как-то возбуждены. Что случилось?
   - Кер, - неуверенно начал доктор, - у нас крупные неприятности, благодаря вам...
   - Неужели? - возмутилась Лика. - Конечно, это мне нужно было гнездо.
   - Если бы не вы... - начал святой отец...
   - А если бы не Совет владетелей, то не было бы никакого института и меня в нем. Почему всегда стараются сделать крайним самого слабого, по возможности чужого. Я идеально подхожу на эту роль, да? Так вот, господа, уверяю вас, что не позволю делать из меня козла отпущения.
   - В каком смысле? - не понял святой отец. Соединение в одной фразе козла и отпущения после бессонной ночи его смутило, он не сразу понял значения фразы, потому что думал совсем о другом. Ему было нужно уговорить Кер работать.
   - В смысле мальчика для битья, - пояснила ему Кер. - Не получится, господа.
   - О чем вы, Хейлин? Никто вас ни в чем не обвиняет и ничего из вас не делает, но сложилась очень трудная ситуация из которой нужно в кратчайшие сроки найти выход. И это вынужден делать институт.
   - Что делать? - уточнила Хейлин.
   - Хейлин, давайте сядем? - предложил святой отец, - разговор у нас будет длинным и важным. Где можно удобнее устроиться?
   - В гостиной, располагайтесь, я сейчас приготовлю кофе. Есть хочется зверски. - Зарон нахмурился. Лика продолжила: - Доктор, не принимайте мои идиомы близко к сердцу, ладно?
   - Хейлин, вам не нужно завтракать, - как-то очень тихо произнес святой отец.
   - Хорошо, - быстро согласилась Лика. - Я не стану ничего есть, но мое чувство долга хозяйки дома заставляет меня пойти и приготовить кофе для вас. Вы в зеркало на себя посмотрите, у вас вид такой, точно вы два совершенно утомленных привидения. Всего две минуты, у меня кофеварка.
   Под таким благим предлогом Мышка ускользнула в кухню. Первым делом она кинулась к холодильнику, запихивая в рот, все, что попалось под руку. Сегодня, ей попалась копченная курица, ветчина и селедочные рулетики с перцем. Так вам, думала Лика, набивая рот мясом, конечно, не ешь, как же, а работать как, я едва на ногах стою от голода. Интересно, с чего бы я так сильно хочу есть? Кофе потек по чашкам, ударяя в ноздри крепким ароматом. Лика выпила стакан томатного сока, остановилась на несколько секунд, и вытащила из холодильника маленькую бутылочку гранатового соку. Говорят, это для кроветворения очень полезно. Она поставила на поднос две чашки и вернулась в гостиную. Роне к этому времени весь извелся. В гостиной на диване валялся Юнг "Психология и алхимия", остался от экзамена по философии. Она пыталась разобраться с аналогиями, типичными символическими образами и парадоксами.
   - А вы, согласны с Юнгом, святой отец?
   - В чем? - удивился Роне.
   - В том, что алхимики представляли собой философское движение, основанное на бессознательном.
   - В каком смысле, конечно нет, то есть в каком смысле, Хейлин? То, что вы говорите, бред человека, не знакомого с сущностью вопроса философии алхимии. Но вы же все-таки учите общую теорию алхимии и трансмутаций!
   - Весьма однобоко, с точки зрения химии и субатомной теории вещества. Но ведь кроме практики средневековая алхимия содержала еще и философский пласт?
   - Мы слишком по-разному подходим к сути этого вопроса. На вашей планете основная часть теории была потеряна и передавалась от поколения к поколению только в виде образов, а не конкретных понятий. Если вам так интересен этот вопрос, давайте побеседуем в другой раз, несколько позже, когда ситуация стабилизируется.
   - Ловлю вас на слове, но что не стабильно в настоящее время?
   - Все не стабильно. - Прежде, чем продолжить, отец Роне надолго замолчал. - Понимаете, Хейлин, сложилась очень непростая ситуация, гнезда остались без зеркал, как и крылья драконов. Причины этого непонятны.
   - Вранье, драконы прекрасно знают в чем дело, просто не хотят рассказывать. У них все на мордах написано.
   - Тогда вы расскажите. - Аккуратно влез в их диалог Зарон.
   - А я не знаю. - Улыбнулась Хейлин, разводя руками. - Не имею понятия, отчего потекли зеркала, но драконы за них совсем не волнуются, значит, для них добыть красную ртуть труда не составит. Но они, пока не собираются ее менять, вот в чем проблема. Вот над этим я предлагаю вам хорошенько подумать.
   - Хейлин. кроме того, умирают люди. - Настаивал отец Роне.
   - Ну, а я тут причем?
   - Сначала умер Шенон, который делал на вас рез, теперь, стало хуже еще двоим, которые были с ним у чаши. Они бредят, от чего-то меняется формула их крови. Таллер умер, не столько от шока, связанного с бредом, сколько от потери крови и разрыва сердца. Поверьте, что это не от страха.
   Лика прикусила губу, и пожалела, что выпила мало гранатового сока.
   - Вы считаете, что я могу что-то изменить?
   - Нет, но мы хотели бы понять, что случилось? - продолжал настаивать Зарон.
   - А о чем они бредят?
   - Они говорят о голубом огне, который выжигает их.
   - Всех троих? - изумилась Мышка. Ей стало, наконец, по настоящему страшно.
   - Да, и еще они просят его убрать, они кричат бессвязные слова о льде, когтях.
   Лика непроизвольно нахмурилась, потом вскочила с кресла и начала ходить по комнате.
   - И вы, вы, хотите заставить меня работать, да? По принципу, пусть мне будет хуже. Одного не понимаю, что за голубой огонь?
   - А лед и когти?
   - Ну, это как раз не страшно. Это было первое, что я увидела в зеркале. Крошащийся лед и царапающие когти. Мерзко, но понятно. При чем же здесь огонь, огня я не помню?
   - Стоп. - Остановил ее отец Роне. - Почему же вы не бредите?
   - А почему я должна?
   - А есть хочется? - поинтересовался Зарон.
   - Уже намного меньше, спасибо. Я немного закусила, вот если только еще гранатового соку?
   - Хейлин! - возмутился Зарон.
   - Я очень хотела есть. Знаете, господин Зарон, если вы хотите, чтобы я работала, возьмите у меня анализ крови на гемоглобин. Только после его результатов я дам согласие.
   - Хейлин, поймите, никто не спрашивает вашего согласия. - Пытался закрыть тему отец Роне. - Это приказ. Вы обязаны работать на институт.
   - А об этом вы скажите драконам. И разговаривайте с ними, сколько хотите. Устроит? Кстати, драконов не заинтересовал голубой огонь? Нет? Тогда, с большой вероятностью можно определить, что это такое. Но нужно проверить.
   - Вот и проверите на чаше, - ласково предложил отец Роне.
   - Нет! - Пискнула Мышка. - Я не стану искать это, не буду!
   - Что, это? - вкрадчиво спросил святой отец.
   - Кольцо Ри Нона, перстень Лейды!
   - А где, это кольцо? - совсем тихим, проникающим в душу бархатным голосом допытывался Роне.
   - Кольцо на пальце, палец на руке, у него отвратительно длинные ногти, как когти, вмороженные в лед вместе с телом. - Лику передернуло. Ей показалось, что кольцо воочию встало перед ее взглядом. - А где монета я не знаю! Что вы еще хотите! Я не стану искать это кольцо в чаше. Может, это он выпил кровь из этого идиота с ножом. За сто тысяч лет и не так можно проголодаться. Я не хочу быть на месте того придурка, что брал у меня кровь!
   - Хорошо, хорошо, Хейлин. Никто вас не заставляет. - Нежно разговаривал с ней отец Роне. - Но вы должны нас понять, всем нам нужна красная ртуть. Вы ведь сможете удержать портал для ее переброски?
   - Может быть, не знаю. Но искать в зеркале Ри Нона точно не стану.
   - Хорошо, замечательно, никто вас не заставляет это делать, нам нужны только зеркала. Поедем в институт. Но у меня к вам две просьбы, Хейлин. Никому не рассказывайте о том, что видели в зеркале и когда говорите о лордах владетелях, добавляйте титул к имени, хорошо?
   - Хорошо, но почему в Англии то же говорят лорд, когда обращаются к родовой аристократии?
   - Это очень старая традиция. Она осталась от владетеля земли, в смысле земельного владения. Потом земля, в некоторых случаях сократилась, а владетель остался. Эту традицию англичане переняли у других народов. В Англии изначально обосновалась часть кланов и беженцев с Атланы. От них традиции, часть традиций перешла в корни языка. - Ответил Ивон Роне. - Поторопитесь, Хейлин, нас очень ждут.
   - Нет. Сначала пообещайте мне, поклянитесь, от имени всего института, что меня не заставят искать этот голубой огонь и когти во льду. Я не хочу!
   - Мало ли, чего мы хотим?
   - Нет!
   - Хорошо, я обещаю вам, что никто не заставит вас искать лорда Ри Нона. Обещаю.
   Лика развернулась и пошла одеваться, спорить с ними было бесполезно, оставалось надеяться, что она сможет сама контролировать сеанс переброски. Она одела эльфийский костюм из шелковистых нитей какого-то растения, типа льна. Сшитые новые кожаные ботинки без железок, по крайней мере, на первый взгляд. Толстые носки, на всякий случай. Хейлин вышла в комнату.
   - Переодеваться я не буду! - Уточнила она совершенно безаппеляционным тоном.
   Мужчины тяжело вздохнули, и уже через пятнадцать минут Зарон вел ее вниз по лестнице с танцующими лентами на стенах. Роне пошел разговаривать с ректором. Когда он вошел в ректорат, Ларрия не было, зато Терон, Грегор и Канел вар Форнел оказались на месте.
   - Зовите Вейга, - снимая пальто, сказал Роне. - Мы привезли Кер.
   - Слава богу, - влез Канел. - Все уже извелись. Будем выяснять...
   - Нет, выяснять не будем. - Прервал его святой отец. Грегор удивленно поднял на него глаза. - Кер будет работать только на переносе.
   - Почему? - возмутился вар Форнел.
   - Я пообещал ей это от лица всего института. Иначе, она отказывалась работать вообще.
   - Она не имеет права. - Повысил голос вар Лерон. - Главное выяснить, в чем дело. Мы не можем допустить, чтобы умирали маги.
   - Терон, вам работать с ней на чаше. Хотите узреть голубой огонь, как бредящие? Боюсь, это чревато последствиями.
   - Что вы выяснили? - прервал пререкания Грегор.
   - Многое. - Коротко пояснил Роне. - Я никогда не задумывался над тем, что собой представляет Кер. Нужно будет поговорить со Шлозом. Что он о ней знает?
   - Что говорит Хейлин об огне? - Настаивал Грегор.
   - Она считает, что это перстень Ри Нона, на его руке с большими когтями, вмороженная в лед. Говорит, что он может пить кровь на расстоянии, будучи полумертвым и находясь во льду. Понятно, почему у драконов нет вопросов по поводу бреда?
   - А зачем нам лорд Ри Нон? - удивился Канел. - Нам нужна только красная ртуть для зеркал, чужие владетели, да еще замороженные, нам не нужны. Не так ли, Грегуар?
   - Возможно, Канел. Терон, успокойтесь. Лишние проблемы никому из нас не нужны. А подтверждение этим догадкам есть?
   - Нет, но двое оставшихся начали бредить и то же теряют кровь. И плазму, и красные тельца, всю кровь. Этому нет объяснений, бред усиливается. Терон, я вынужден удержать вас от любой самодеятельности.
   Вар Форнел нахмурился. Грегор неодобрительно качал головой, о чем-то задумавшись.
   - А Кер, она видела огонь? - наконец не удержался и спросил декан.
   - Нет, Кер никакого огня не помнит, она считает, что это перстень с кристаллом Лейды, он ведь голубого цвета. Но почему огонь? Непонятно. Почему она считает, что это перстень? Мне опять не понятно. - Уточнил Роне.
   - Возможно... - невнятно произнес декан - Пойдемте работать. Канел, вы представляете нам резервуар ртути, мы рассчитываемся с вами переносом. Почем, вы собираетесь ее продавать?
   - Давайте обсудим этот вопрос после, Грегуар, не будем делить шкуру неубитого медведя.
   Мужчины спустились в рабочий подвал здания.
   - Глубина у вас маленькая, - констатировал вар Форнел. - Метров пятнадцать?
   - Семнадцать, Канел. нам хватает, мы не гнездо.
   Лика ждала их с Зароном у чаши. Ртути в ней было меньше половины. Лика испытывала странное ощущение, когда смотрела в зеркало. Ей казалось, что это ошметки чего-то другого. При каждом их движении, зеркало дробилось на куски и дергалось как живое. Если бы не зеркало, Терон обязательно разорался бы на нее. Но все молчали, библиотекарь дулся. Канел не понимал, что происходит. Разве можно использовать неподготовленный субстрат в работу? В конце концов, за всех принял решение Грегор. Он взял Лику за руку и тихо дернул. Мышка вздохнула и закатала рукав, протягивая ему сгиб правого локтя. На левом еще не зажил вчерашний надрез.
   Снова послышались шаги на лестнице, зеркало задергалось как припадочное. Грегор испугался, поверхностное натяжение целостного зеркала было утеряно, как теперь пойдет работа? Брызги летели до самого края чаши. Лика вскинула левую руку и провела над поверхностью мечущегося металла. Волны и брызги погасли, Канел метнулся к чаше, не сводя с Лики жадных глаз. У подопечной драконов оказались очень полезные и нужные в гнезде свойства.
   Вошел Ларрий, в черной накидке с капюшоном. За ним, в такой же одежде серого цвета, Вейг. Грегор прижал палец к губам предупреждая реакцию ректора на одетую Хейлин. Ларрий подошел к чаше, не понимая, что в такой позе, делает его студентка, и резко скинул ее руку. Зеркало взорвалось недовольным фейерверком. Темный эльф испуганно отпрянул от чаши. Лика снова успокоила зеркало ладошкой, погладив его, как гладят взъерошенную кошку, успокаивая и лаская. Ртуть присмирела. Вейг достал самый тонкий из своих металлических коготков. Лика протянула ему сгиб локтя. Глаза Канела хищно сузились. Мужчины перестроились. Вейг стоял у Лики за спиной, фиксируя ее положение у чаши. Справа и слева разошлись ректор и декан, Канел остался стоять напротив. Терон встал за спиной Вейга, а Зарон вышел. Лике такое построение жутко не понравилось, сразу захотелось вырваться и удрать, но она только сглотнула.
   Лон Вейг сделал на ее вене маленькую надсечку, оставляя коготок на месте. По его канавке медленно поползла кровь. Ларрия перекосило, он зло посмотрел на Лику. Кто позволил ее кормить? Зарон? Ничего, он с ним разберется. Ректор недовольно стрельнул глазами по Иву Роне, который стоял в стороне. Тот пожал плечами. Менять субстрат было поздно. Маги начали настройку на перенос. У Лики заложило уши, сжало виски и свело живот. В желудке заурчало и захлюпало. Канел скривился, Грегор вздохнул. Лика сжала зубы. Медленно как в невесомости падала капля ее крови. Над зеркалом она отсветила металлом. Капля алого металла вошла в поверхности металла черно-багрового, с красивым свинцовым блеском. Лика подумала, что край ее капли отливает золотом. Как может мягкая капля крови так продавливать тяжелую ртуть? думала Мышка. Нет, так не бывает. Канел разрывался на части. Он должен был дать выход на резервуар ртути и наблюдать одновременно за всеми и зеркалом. Кровь девчонки вела себя крайне странно, точно это и не кровь, она была больше похожа на каплю красной ртути, чем на жидкую кровь людей. Так вот, какая кровь у драконов, думал Канел. Интересно. Капля усеченной пирамидой выкристаллизовалась на поверхности металла. Вокруг нее пошла тяжелая неуравновешенная рябь. Ничего не получится, думал Канел, рефракция нарушена. Лика тяжело вздохнула и напряглась, капля мелко задребезжала как колокольчик.
   Канел, недоумевая, уставился на девушку. Ого! Она сама прекрасно управляет своей кровью! Она полностью ей управляет! Простите, но тогда зачем мы, чтобы взять пеленг на Альвэ? Возможно, что мы и сумеем наладить переброску. Он показал Лике, что все хорошо, так держать. Вибрация капли нарастала от их совместных мысленных вибраций. Рефракция, наконец, приобрела нормальный вид. Канел пошел в прорыв. У Мышки подкосились ноги от внутреннего напряжения. Начала кружиться голова. Пошла в полет вторая ее капля. Лика чувствовала, как с каждой из этих капель из нее изливается жизненная сила, уходит молодость и здоровье, она теряет силы. Энергия утекает из нее как вода из открытой ванной с вытащенной пробкой. Весь организм кричал - "НЕТ"!
   Через две улицы от института, в новой двухъярусной квартире, сидел на вычурном кресле забавный человек с волосами похожими на коротенькие серебристые проволочки. Человек напоминал смешного ежа с подвижным тоненьким носиком и блестящими васильковыми глазами. На нем была голубая водолазка, в цвет глаз и белые брюки. Босые ноги утопали в шикарной серебристой шкуре огромной, пушистой и длинной как змея. Никакой другой мебели в этой комнате не было. Человек закрыл глаза. Тебе не должно быть страшно, пушистая Гусеница, услышала Лика незнакомый веселый голос. Ты же не человек, твоя жизнь настолько длинна и бесконечна, что ты почти ничего не теряешь с каплей своей крови. Успокойся, Гусеница, все хорошо. Только эти глупцы, берут кровь очень издалека, перенастройся. У этой планеты много своей крови, зачем тебе делать лишнюю работу. Ищи кровь под собой и выводи поток в вашу чашу. Я помогу, если не получится.
   Мужчины установили портал перемещения. Воздух заколебался, наконец зеркало в чаше поднялось до краев, растворяя чужие куски. С края чаши металл заструился вниз вишнево-черным потоком в пол. Под чашей в углублении с одного края оказалось отверстие, размером с кирпич. В него и полилась черно-красная струйка. Металл тек и тек, а Лика с каждым разом теряла все больше силы. Что я делаю, думала она, а незнакомый, уже не веселый голос, орал в ухо - якорись! Но в голове мысли поворачивались медленно и неуклюже. Они же убьют меня, началась внизу живота тихая паника. Сознание Хейлин металось, как испуганная птица, пока не ухватилось за спасительную ветку - планету, за сердце планеты. Лика замерла, закрыв глаза. Земля - это тело, кровь ее - эта странная красная ртуть, сердце ее, внутренний кристалл, копия голубого кристалла в кольце Ри Нона. Они кристаллы двойники, сростки, разделенные лишь разумом их создателя. Лика почувствовала все сметающую волну энергии из сердца ее планеты. Это как второй даньтянь человека в старинной китайской традиции, поняла она. Но нет, энергия уходила в чужой металл.
   Чего ты ждешь, глупая Гусеница, возмущался незнакомый голос, Нет! Крикнуло ликино сознание. Нет, ко мне, я так хочу! Она встала на пути этого потока, чувствуя, как вливаются в нее новые силы. Через минуту она открыла глаза, в воздухе висела ее четвертая капля крови. Глаза потеряли фокусировку. Лика увидела глубину емкости под ними, литров на пятьсот. Если ее будут заполнять с такой скоростью, то у нее выльют всю кровь. Ее кровь, и кровь планеты. Под ее внутренним взором предстали потоки вишневой лавы, где-то внизу, под ними, в мантии Земли. Потоки с таким же металлическим блеском. Лика чуть-чуть изменила направление, и красная ртуть хлынула раскаленным потоком, не из Альвэ, а из тела Земли. Мощный, обжигающий поток, падал как свинцовый столб, с алмазными резаками, уходя в открытую емкость. Внутри Лики все сжалось, выворачивая на изнанку. Сейчас меня вырвет, подумала она. Как мне плохо, боже, как мне плохо! При чем тут чей-то бог, вынырнул ехидный голос. Впрочем, что взять с Гусеницы, все бы ей жрать, никак не может остановиться.
   Мужчины замерли ошеломленные происходящим. Лика воспользовалась моментом и рванулась в сторону ректора, вывернувшись от ослабевших от удивления рук Вейга. И почти на четвереньках улепетывала она от чаши подальше. В глазах было темно, а в руке торчал металлический коготок. Ее успел подхватить Роне, иначе бы, она врезалась в стену, по инерции. Святой отец успел ее поймать, она выгнулась и снова согнулась, как настоящая гусеница, Роне вытащил ее в коридор. Спазмы сжали горло. Лику нещадно рвало остатками курицы и ветчины. Спазмы выматывали желудок, заставляя его сжиматься и сжиматься, пока наконец, все не закончилось. Даже последняя, ярко зеленая жидкость, перестала течь. Лика опустилась на пол, сползая по стене. Лишь бы не в эту грязь, думала она. Роне молчал, то, что происходило у чаши, похоже, его не интересовало вовсе. Святой отец вытащил лезвие альтэна из ее руки, согнул руку в локте, зажав рез, и пошел наверх, звать Зарона.
   Мужчины в зале приходили в себя. Первым осознал происходящее вар Форнел. Он рванул к отверстию, пытаясь рассмотреть уровень металла, потом к нему присоединился Терон. Вейг, который, на самом деле, работал значительно меньше других, принес деревянную рейку, чтобы замерить уровень металла, накопленного в резервуаре. По лестнице спускались трое, вар Ролд, Зарон и Ник, младший технолог института, принимавший у Лики классификацию при приеме в институт. В руках у него были два ведра, щетка, совок и губка. Зарон нес в руках небольшую черную сумочку. Он остановился рядом с Ликой, потрогал ее голову, достал из сумки баллончик с аэрозолем и бинт. Напылил на рез желеобразную пленку и замотал бинтом. Потом доктор достал небольшой флакончик, открыл и сунул Лике под нос. Пахло еще хуже, чем нашатырь, резкий запах ударил по голове, потекли слезы, но она пришла в себя. Ей было противно и стыдно за свое поведение. Нику пришлось убирать остатки мышкиной трапезы. Она пыталась не смотреть в его сторону. Зарон считал ее пульс. Одежда студентки промокла от пота. Ролд скользнул внутрь, предоставив оставшимся, самим разбираться с их проблемами. По лестнице медленно спускался отец Роне с каким-то пакетиком в руке. Когда Ник закончил свою работу, он посыпал белым порошком мокрое пятно на полу, сунул пакет в руку Нику и пошел внутрь. Запахло лавандой и хвоей. Лика собрала все свои силы и поднялась. Ноги тряслись, но любопытство толкало ее к чаше.
   Мужчины в зале обсуждали результаты, размахивая руками. На глаза Лике попалась деревянная рейка, почти полностью покрытая серебристым отблеском. Больше метра, отметила про себя Мышка. Интересно, какого же объема емкость внутри? Мне показалось, или действительно около пятисот литров? Мужчины замолчали, рассматривая ее. Грегор неприятно, понимающе усмехнулся. Канел же наоборот, весь светился интересом и жадностью. Ректор молчал как могила. Терон удостоил ее прибытие, не больше чем мимолетным взглядом. Ролд то же увидел рейку и резко затормозил, приходя в себя. Этим воспользовался Канел. С грацией ухаживающего кота он приблизился к Лике, весь масляно улыбаясь.
   - Хейлин, как вы себя чувствуете? - Ворковал он. - Вам лучше? Не нужно было кушать перед работой, золотко.
   Хейлин судорожно сглотнула. Канел вцепился в ее руку.
   - Золотко, если ты захочешь поработать, - вкрадчиво продолжил он, - гнездо вар Форнел всегда будет радо прибегнуть к твоим услугам. Мы очень хорошо заплатим, очень и без посредников. Тони, ты знаешь моего сына? Неважно. Мой солей передаст тебе номер сотового, хорошо? Уверен, в моем гнезде работать будет не так дискомфортно. И еще, золотко, если тебе не трудно, оставь ему номер твоего телефона.
   - На этой неделе я больше не работаю, - выдавила Лика.
   - Конечно, золотко, так на той неделе созвонимся, да?
   Лика кивнула, только чтобы отвязаться. Повернула голову, на нее в упор смотрел отец Роне.
   - Кер, вы еще не наработались? - строго спросил он.
   У Хейлин опять закружилась голова, и поднимался комок к горлу. Она неожиданно испугалась потерять сознание. Роне взял ее за руку и повел наверх, провожаемый жадным взглядом Канела. В кабинете у доктора Лика упала на кушетку, мгновенно уходя в сон. Роне внимательно смотрел на нее, как бы изучая взглядом. Сел напротив, устроившись поудобнее. Вошел Зарон, глянул на мокрую от пота Мышку и вздохнул. Вытащил шерстяной плед из шкафчика и принялся стаскивать с девчонки мокрую и пахнущую потом одежду. Роне с недоумением разглядывал сильное и молодое тело.
   - Она не женщина, - констатировал он наконец. - Это на Земле, и в ее-то возрасте. Нет, она точно не человек.
   - Насчет человека, я до конца не уверен. - Не согласился Зарон. - Студенты у нее в группе будут постарше, а выглядят как совсем молодые люди.
   - Они родились в кланах и гнездах, Изер.
   - И что, по-вашему, они не люди?
   - Трудно определить это одним словом.
   - Потому, что нельзя. А она молода, точнее даже юна. Девочка без возраста.
   - Драконий детеныш. - Утвердительно констатировал Роне.
   - Не знаю, нужно спросить драконов, чем они отличаются от людей, в анатомическом смысле, я хотел сказать. И когда принимают человеческий облик.
   - Боюсь, что ни чем.
   Лика вывернулась как зверек, свернувшись в колесико и пряча нос в руку.
   - Замерзла, - заметил доктор. Лика шмыгнула носом. Зарон снова подошел к шкафу и вытащил комплект первой помощи, достав оттуда еще одно одеяло, и накрыл им девушку. Лика вывернулась в другую сторону, залезая под одеяло по уши. Зарон пожал плечами.
   - Кто знает, что она такое. Но родилась она здесь, на этой планете. Правда, родители у нее, третьи дети в своих семьях.
   - Третьи это плохо. Изер. В гнездах таких иллюминируют.
   - Они же не дети валов, зачем? - Удивился Зарон.
   - Только этого еще и не хватало, для полного счастья. - Пробурчал святой отец, прекрасно понимая, что столько валов разом на этой планете не бывало.
   - А что зеркала, - спросил Зарон, - наполнили?
   - Более чем, - улыбнулся Роне. - Просто фантастика. И платить вар Форнелу, пожалуй, не придется, он еще нам заплатит, но это маловероятно, вряд ли он станет платить за свою работу.
   Вошел Грегор вар Брохэн. Посмотрел на кутающуюся Лику и сел рядом с Роне.
   - Изер, дай мне что-нибудь от головы, не могу, раскалывается.
   - Что ртуть?
   - Четыреста тридцать литров. А нам на чашу с запасом нужно десять - пятнадцать. Правда Канел забирает пятьдесят литров, да кое-что испарится. Так что нам останется литров триста пятьдесят. Можно будет даже с драконами поторговаться. Интересно, какого размера у них чаши.
   - Грегор, с драконами лучше не разговаривать, пока Хейлин не встанет на ноги. - Посоветовал Роне.
   - Жрать будет меньше. Женщина должна есть мало. А эта все время лопает как голодный тигр. - Усмехнулся Грегор.
   - Тьфу, вспомнил! - Засуетился Зарон, подбегая к Мышке с вакуумным пистолетиком для забора крови. - Я обещал ей анализ сделать, на гемоглобин.
   - Возьми полный, - посоветовал Роне. - Мне то же интересно.
   - О чем вы, - удивился Грегор. - При чем кровь Кер?
   - Посмотрим, - туманно намекнул Зарон, - например, насколько она человек?
   Грегор неопределенно пожал плечами.
   - Вам это очень нужно?
   - Мне это нужно. - Уточнил Ивон.
   - И ей то же. Ее беспокоил гемоглобин. - Дополнил Зарон.
   - Меньше по ночам будет шляться в поисках острых ощущений, со всяким сбродом. Вы бы, Ивон, лучше разобрались, нет ли у нее адреналиновой зависимости, а то она слишком любит острые ощущения. Пусть скажет спасибо, что это было не гнездо вар Драко, могла бы совсем без крови остаться.
   - Не шутите так, Грегор. Лихо только помяни, оно уже у дверей. В городе и так полно гнезд, пусть лучше разъезжаются.
   - Глупости, этот город давно стал крупнейшей перевалочной станцией торговцев телами. Их везут со всего континента. Когда есть спрос, есть и предложение, - неприятно усмехнулся Грегор. - А в городе давно пытаются брать по минимуму, если только кто-то не просится сам в чашу, как Кер.
   Зарон перенес кровь на предметный столик анализирующего компьютера.
   - Что за черт! - Ругнулся он, глядя на дисплей. - Формула, вроде не слишком изменена, но слишком много натяжек.
   - Что там? - недовольно спросил Роне.
   - Ничего особо интересного, кровь как кровь. Слегка повышена вязкость, более плотная кристаллическая основа жидкой среды. Все виды антител, какие только можно придумать. Если бы такое было возможно, я бы сказал, что это уже не четвертая группа, но еще не пятая. Гемоглобин немного понижен, немного не хватает эритроцитов, чуть больше, чем хотелось бы тромбоцитов. Лейкоцитов не много. Вам что, называть по группам все тельца?
   - Но особых отклонений нет? - уточнил Роне.
   - Выраженных, на первый взгляд не видно. У нее, наверное, одна из самых редких групп крови, которую мне приходилось видеть. И она почти не годится для переливания, другим. Кровь артиста и эгоиста. Пока больше ничего сказать не могу, до вар Драко ей далеко, так же как отсюда до Альвэ. Море гемоглобина, я бы сказал. Хотя, таблетки ей все же придется попить, и витамины.
   - Чего ты хочешь, два дня на чаше до потери сознания, ей бы очнуться, - проворчал Роне.
   - Канел готов, хоть сегодня, запустить в нее свои когти. - Тяжело вздыхая, вставил свои наблюдения Грегор. - Она сегодня демонстрировала такие чудеса, что если работать с ней грамотно, можно запечатлеть эту планету.
   - Что это чудо опять выкинуло? - Зарону было интересно, самое главное, он опять пропустил. - Так что мы сотворили сегодня?
   Роне поднял голову, в упор глядя на Грегора.
   - Она сместила портал с резервуаров Альвэ на природную кровь Земли под нами. Сила переноса была колоссальна, почти четыреста литров, за считанные минуты. Из Альвэ мы не взяли и пятидесяти литров.
   - Зато институт с прибылью. - Обрадовался Зарон.
   - Да, с прибылью.
   - Ее ни в коем случае нельзя отдавать Канелу, - Роне скрестил руки на груди, - не так ли?
   - Конечно, нельзя. Но что с ней делать? - Декан кивнул головой в сторону спящей девочки. - С этой авантюристкой. Без приключений ни дня, девиз всего ее существования.
   - А может быть, она просто ищет истину, стремиться понять, что она такое? - Роне посмотрел на спящую. - Может быть, мы должны ей помочь, понять себя.
   - Вот, вот. И вам нужно с ней поработать, святой отец. Займитесь ее заблудшей душой. Не все же ей бродить в потемках. - Одобрил решение святого отца Грегор. Зарон с усмешкой кивнул.
  

Глава 7

Рождество.

   Она видела во сне ангела. Ангел простирал руки, указывая два пути. Что важного можно совершить в жизни, для чего она дается нам? Что нужнее, отдать себя миру или отстраниться от всего мирского, оставить стезю человека и уйти в никуда, спустится в бездонную пропасть, или подняться к небу, пережить смерть, путь символически? Но освободить свой дух для новой жизни, возродиться ангелом, духовным существом, лишенным ошибок свободной воли человека. Ошибаются только люди. Ошибаться свойственно всем людям, но признают свои ошибки единицы. Что завершает реализацию личности, как не признание своих ошибок?
   Что служит путем реализации? Куда указует ангел?

* * *

   Хейлин протерла глаза, сев на кушетке и удивляясь тому, куда пропала ее одежда, она вроде, не раздевалась? Прислушалась к своим внутренним ощущениям. Пусто и гулко в желудке, есть хочется. Желудок тут же скрутило в комок. Хочется, но не можется! Лика расслабилась, чего же ей не достает. Чего-то очень важного и незаменимого. Боже! Она не заметила, как пропустила католическое рождество. Совсем скоро новый год, а у нее нет елки. Лика разревелась, она позорно жалела себя, и текли по щекам соленые слезы обиды. За этим благовидным занятием ее застал доктор.
   - Хейлин Кер! - совершенно изумился он. - Господи, что случилось! Приснилось что-то плохое?
   - Елка, - не стесняясь, ныла Лика. - Новый год, а я?
   - По мнению Зарона это был бред сумасшедшего. Новый год, конечно скоро наступит, но при чем здесь елки, у корпуса их куча, хочет, может пойти и обниматься. Но Кер была откровенно расстроена.
   - Хейлин, прекратите ныть! Объясните, ради бога, что произошло?
   - Я чуть не пропустила лучшие в году праздники, рождество и Новый год!
   - Вся ваша жизнь состоит решительно из одних праздников. День рождения вы встречали почти неделю, теперь собираетесь неделю встречать новый год?
   - Фигушки! - Возмутилась Лика. - Ничего вы не понимаете! У нас в стране два рождества, и два новых года, точнее три.
   Зарон внимательно разглядывал студентку, предполагая, что у нее, наконец окончательно сорвало крышу.
   - Не смотрите на меня как на ненормальную, - возмутилась Лика. - Католическое рождество, сегодня! Так?
   - Так, согласился Зарон.
   - Значит, пост у меня закончился! Новый год первого, это и ежу понятно! А вот православное рождество - седьмого, и Новый год - четырнадцатого! Что вы на меня так смотрите, я же не предлагаю вам еще раз отметить Новый год двадцать первого, по восточному календарю!
   - Нет, это безумие, отмечать один и тот же праздник несколько раз! - возмутился Зарон. - Вы что, предполагаете начать праздновать с сегодняшнего дня и до середины следующего месяца без перерывов? Или у вас все же будут выходные. Бред, выходные от праздников! Только в этой стране может такое быть!
   - Это у нас называется Рождественские каникулы. А потом долго никаких праздников не будет. - Возмущалась Мышка.
   - Долго, это как долго? Месяц или больше?
   - Больше, до двадцать третьего февраля, но мы этот праздник только недавно сделали выходным, поэтому еще не привыкли отмечать на широкую ногу. Традиции еще не сложились, понимаете? А потом полноценный праздник только восьмого марта.
   - Ужас, как страшно! Отдохнете первого января. К тому же у вас сессия.
   - Елка, я хочу елку. Я пропустила такой праздник!
   Зарон покачал головой с сожалением. Случай, с его точки зрения был клиническим. Он ничего не мог с этим поделать, если только не окатить Кер холодной водой из ведра, тогда, возможно, она бы и пришла в себя. Но слезы? Она плакала, неужели расстроилась до такой степени?
   - Хейлин, ваша одежда высохла, одевайтесь и идите на занятия, хорошо? - Спорить с ней по поводу елки Изеру совершенно не хотелось. Лика вышла, тихо всхлипывая, а Зарон мысленно представил, что ждет Клозе в группе по поводу елки, и содрогнулся, привидится же такое!
   В кланах и гнездах отмечали совсем другие праздники. Один из них, День черных врат, Кер победоносно сорвала, превратив в день траура по исчезнувшим зеркалам и погибшим родственникам. Люди называют этот день - днем зимнего солнцестояния. Поделом ей, подумал доктор, не будет другим праздники портить.
   Хейлин с мокрыми от слез глазами дошла до группы и вспомнила, что у нее ничего с собой нет, ни тетрадей, ни ручки, ни часов. Что у них сегодня по расписанию, теургия? Интересно, но бесполезно. Этому предмету практического применения она не видела. Хейлин постучала и вошла. Рудольф что-то вещал со своей кафедры.
   - Наконец проснулись, Кер?
   - Я работала!
   - Рад за вас, садитесь, - ответил ей тем же тоном куратор.
   Лика нырнула за парту и сунула нос в записи Аллана. Так, что это у нас... м...м... разделение космических энергий в сторону материальности. По-моему это как каббала, решила Мышка. Кажется, они разбирают особенности энергетики сефирот, точнее слоев реальности. Скучновато. Впрочем, как не назови...
   - Аллан, время сколько, ты уже обедал? Ну вот, похоже, мне придется терпеть до ужина. - Она снова дернула Аллана. - Бэкк, а как в гнездах отмечают рождество и новый год?
   - Никак, - отпихнул ее Аллан. - Не мешай, нам объясняют билеты по теургии.
   - Угу, - согласилась Мышка, - тетрадку на переменку дашь?
   - Дам, только отстань, мы много записали, за перемену все равно не спишешь.
   - Хотя бы посмотрю, - с чистой душой соврала Лика, надеясь найти у кого-нибудь в институте ксерокс или сканер. Под этим кем-то она подразумевала Шлоза или отца Роне, они ей должны, грех не воспользоваться. - Чего ты злишься?
   Аллан поднял глаза к потолку, так, словно он радетель за веру и его пытают злобные варвары. Молитвы его без сомнения были услышаны, потому что Клозе тут же дернул Лику.
   - Кер, оставьте в покое Бэкка, в отличие от вас, он занимается. А вы ему мешаете.
   Лика вздохнула и отвернулась к окну. Зима в разгаре. Морозно и ясно. Ветки покрыты инеем, только птиц не видно. Лика вспомнила институтскую ворону и снова расстроилась. Сначала неудачное рождество, теперь ворона. Она вывернула на пальце парэморское кольцо и ушла взглядом в кристалл. Куратор что-то вещал о двухмерных сферах, как о воплощениях и материализации единого, а Лика гуляла взглядом по парэморским равнинам и дубовым рощам. Она пожалела, что в Пар-э-Море совсем нет морей, много речушек, пара крупных рек и много-много болот, а вот морей совсем нет. Нет, точно решила она, у меня будет мир с морями, обязательно теплыми, ласковыми тропическими морями. Мне подойдет мягкий климат, пожалуй, не холоднее субтропического. А снег пусть идет только высоко в горах, и зимой на полюсе. Она зажмурилась, глубоко погружаясь в грезы. Ее обволакивал теплый, до жаркого упоительный мир тропиков, экзотических фруктовых деревьев и гигантских летающих насекомых. Эльф в легкой тунике скользил по лесу, одетому в изумрудную зелень, багрянец и золото цветов. Где-то в горах усердно копошились гномы. Лика отодвинула от себя планету подальше, пока она не сжалась в голубовато-сиреневый шарик. А шарик превратился в роскошный фиолетовый кристалл со множеством граней. Отсвечивающий, то пурпурным, то синим, мир Геранта, мир ее прадеда по материнской линии. Мир без владетеля и без кольца.
   Желто-красный берег глубоко врезавшегося в сушу залива. Отвесные скалы с огромными пещерами внутри. Старый и запущенный дворец в скале. Дом без хозяина. Огромный розовый камень - скала на берегу моря. Но нет, море давно ушло от этой скалы, теперь розовая кварцитовая глыба стоит посередине песчаной равнины, где чередуются красные и желтые волны песка. Когда-то здесь было море. Целые эпохи моря и суши сменяли друг друга. Красный песок, розовая скала. Лика сидит на песке и пересыпает его с одной руки на другую. Кажется, она видела это во сне, или в зеркале. Построить бы замок с огромным рвом...
   Внутри песок может оказаться холодным и влажным. Она копает и копает, пока недостает из песка кольцо, перстень с фиолетовым камнем в тяжелой желто-красной оправе.
   - Кер, вы что еще не выспались? - раздался над ухом голос куратора. - Сейчас будет звонок.
   - Я устала, можно я поеду домой, господин Клозе?
   - Хейлин, перед самой сессией, вы и так много пропустили, запустили занятия. Как вы собираетесь сдавать экзамены?
   - Как все, - обиделась Лика. - Анекдот о студенте, сдающем китайский язык, знаете? Это когда у студента, аспиранта и профессора спрашивают, за сколько они выучат китайский язык.
   - И в чем его соль?
   - Студент говорит: - а когда сдавать?
   - Ясно, с таким настроением можете не продолжать, никогда не станете магом, настоящим магом, я хочу сказать.
   Раздался звонок на перемену.
   - Аллан, - вспомнила Лика, - дай тетрадку?
   Бэкк нехотя протянул ей свои записи. Лика выскользнула из группы, на ходу переворачивая кольцо, слава богу, никто не заметил. Зачем лишний раз дразнить преподавателей. Она поднялась на третий этаж к Шлозу. постучалась и толкнула дверь, не заперто. Шлоз сидел, до подбородка обложившись толстыми папками.
   - Входи, буркнул он.
   - С прошедшим вас праздником, наставник. - Издалека начала Лика. - Ксерокс у вас есть?
   - Зачем? Сканер есть. Как поработала? - продолжал недовольно бурчать Шлоз.
   - Мерзко. - Содрогнулась от неприятных воспоминаний Лика. - Есть не надо было.
   - Вы что, в первый раз?
   - Нет, но после вчерашнего есть хотелось зверски.
   - Ясно, зачем тебе ксерокс?
   - Лекцию отксерокопировать, мня же не было.
   - Брось, я тебе дам лекцию Клозе, только никому ни слова. У меня есть обязательные вторые экземпляры всех лекций. Возьми на второй полке, в шкафу. Там все его лекции.
   Лика открыла стеклянные дверцы. Там, за стеклом аккуратными рядами стояли все преподавательские лекции, по всем дисциплинам в отдельных папках.
   - Здорово, они по всем предметам! - Восхитилась Лика.
   - Бери, но чтоб никто не узнал. - Злорадно сказал Шлоз, а то потом Рудольф разовьет из этого такую демагогию... Так как работалось? Много перенесли?
   - Много, литров четыреста с гаком.
   - Ну да? И все из Альвэ?
   - Нет, из Альвэ как раз, было мало. Местная кровь, чем она хуже? Тем более, прямо под нами.
   - Да? - засомневался Шлоз. - Хорошего качества?
   - Вполне. Меня Канел уговаривает с ним работать.
   - Жить надоело? - Поинтересовался наставник.
   - А что он может мне сделать? - Не сдавалась Лика.
   - Не знаю, с кем работать, решай сама, но это глупости. Лучше не работать, с Канелом, во всяком случае. Что тебе, денег не хватает? Странно, у драконов их всегда было больше, чем у других магов. А они тебе должны по гроб жизни, разве нет? Тогда что ты расстраиваешься? Новый год? Скоро? И что? Елку хочется? Хейлин, я тебя совсем не понимаю. Какая елка, если со следующей пятницы у вас сессия? Что вы первым сдаете? Основы биоэнергетики и начальный биоэнергетический синтез. Лекции есть? Если нет, возьми, почитаешь. У тебя же литературы совсем нет, возьми, вам ведь теорию биоэнергетики вовсе не читали? Ладно, иди, зайдешь, когда решишь, что тебе нужно.
   Лика вышла, держа в руках увесистую папку, и еще файл с сегодняшней лекцией. Что делать, не тащить же это в группу, еще засекут. Настроилась, щелкнула пальцами и оказалась дома. Сначала просто положила папки на стол, потом передумала, быстро приняла душ и переоделась. Не торопясь, направилась на кухню, выпила стакан апельсинового сока и только после этого махнула в институт. Мышка вылетела в коридор третьего этажа, чтобы не напугать парней, но в разные стороны от нее шарахнулись Ник и Валер. Лика пожала плечами, эти не маленькие, не облезут.
   Все, думала Лика, как угодно, но мне нужна елка, гирлянда, подарки. И вообще, скоро праздник, какая сессия! Не забыть бы, купить фейерверк и позапускать с мальчиками или со Стрэссом. Вместе с такими праздничными мыслями она добралась до группы, отдала Аллану тетрадку и села на парту спиной к доске, свесив ноги.
   - Парни, - торжественно начала свое выступление Мышка, - а как здесь отмечают новый год?
   - За учебниками. - Быстро сориентировался Вейс. - Самое полезное дело.
   - И самое последнее, - не уступала Лика. - Все знают, как встретишь новый год, так его и проведешь! Примета такая есть, как пройдет двенадцать часов после нового года, так пройдут и все месяца в новом году.
   Ответила она на недоумевающие взгляды студентов
   - Будем работать! - Обрадовался Бэкк. - Чтобы в следующем году было много работы.
   - Аллан, - укоризненно покачала головой Лика, - работать может каждый дурак, а правильно отдыхать, только особо одаренные.
   - Да отстань ты со своим новым годом, - замучено отозвался Руда, - мне хватает головной боли с Рыжим хвостом. Она меня достала. Куда мы поедем? Хочу на Кипр, или в Абзаково.
   - Правильно, Ленчик расслабляться умеет. И куда поедете?
   - На экзамены.
   - И что, экзамен в пятницу, к тому же биоэнергетика. Тебе ведь этот предмет хорошо знаком.
   - Кер, интересно как ты собираешься теорию по биоэнергетике сдавать? - удивился Скола. - Ты ведь почти ничего по теории не знаешь, нам теорию не читали, как само собой разумеющееся. Ты же не сдашь?
   - Глупости, осталось больше недели. Анекдот о студенте и китайском языке знаете? - Группа в ответ слабо застонала.
   Вошел Клозе и живо оценил ситуацию. Кер разлагала его студентов. Это безобразие нужно было прекращать.
   - Хейлин, я поменял расписание. Вы ведь философию сдали? Вот идите и отдыхайте, а мы позанимаемся.
   Хорек, подумала Лика, хочет отделить меня от коллектива. Огляделась по сторонам и остановилась взглядом на Бэкке. Аллана буквально перекосило известие.
   - В чем дело, Аллан?
   - Я философию в колледже сдавал, у меня зачет. Сколько можно эту муть учить. Пользы от нее все равно никакой нет. Что я, эту философию, преподавать пойду?
   - Правильно, пошли лучше по магазинам пробежимся, подарки купить нужно. - Поддакнула Лика.
   - Если Клозе отпустит, - насупился Бэкк.
   - Господин Клозе, если вы меня отпускаете, можно Аллан меня домой отвезет, холодно, он ведь тоже зачет сдал в колледже?
   Рудольф изумленно уставился на соседей по парте. Вот так, уже спелись. Понятно, что Бэкку на философии сидеть не охота, а Кер ее умудрилась сдать, как будто ей это поможет. Если отпустить их обоих, то воспитательного момента никакого, наоборот. Точнее отпускать Аллана совершенно не хочется, но оставлять Кер с таким настроением на занятиях опасно.
   - Идите. - Выдохнул Клозе.
   - Ур-ра! - Не стесняясь, обрадовалась Лика. - Главное купить елку и начать покупать подарки. Она вылетела из группы на крыльях собственного везения. Аллан что-то бурча под нос, поплелся следом. Клозе подумал, что Кер, совершенно точно ненормальная.
   - Аллан, ты на машине, замечательно. А в поселке продают елки? - Допрашивала соседа Мышка.
   Про себя Аллан пришел к тем же выводам, что и его куратор, до этого. Он покачал головой и попытался переубедить Кер, но с нулевым результатом.
   - Хейлин, у нас не поклоняются духам деревьев, это примитивные верования, основанные на одушевлении сил природы. Вы же это понимаете?
   - Глупости, и у нас никто не поклоняется, но елки ставят обязательно. Идиоты искусственную, знатоки настоящую, только она дает истинные ощущения праздника, запах, когда начинает отходить с мороза и пускает смолу. Знаешь Аллан, чем пахнет настоящий новый год? Пихтой и мандаринами. Только елку при этом нужно устанавливать непременно в последний день, и до этого она должна быть замороженная, а то такого эффекта не будет. И непременно живая, и лучше в горшке, с корнями, нормальное живое дерево, чтобы его потом можно было выращивать на балконе, или у подъезда. Понимаешь? Елка, это ощущение праздника, чем ярче запах, тем оно острее. Не знаешь, где могут продавать елки в горшках?
   - Знаю. - Неожиданно обрадовался Аллан. - Поехали.
   Через несколько минут они выехали на Золотую, проехали еще немного и повернули в переулочек, мощеный шестиугольной брусчаткой, и тщательно очищенный от снега. Машина остановилась у красиво декорированного подъезда небольшого двухэтажного домика, сразу за которым начинались стеклянные крыши высоких, в три этажа, теплиц. У подъезда украшенного коваными перилами с затейливой цветочной вязью стояли огромные горшки с гигантскими конусообразными можжевельниками, усыпанными ягодами и бледно-зелеными блестками. Под окнами здания зеленела на припорошенном снегом газоне, но точнее было бы сказать, голубела трава.
   Они с Алланом вошли. Золотисто звякнул колокольчик над входом. Желто-оранжевые стены и плитка, имитирующая песчаник, а может быть и настоящий камень нежного оттенка заварного крема на полу. Само помещение оказалось наполненным ароматом зелени. Незнакомые запахи пряных растений перепутались с чем-то давно знакомым, ароматом лаванды, мяты, душистой герани. У стола в центе теплого, пронизанного светом летнего полдня зала, суетились две девушки. У обеих были черные как смоль волосы, легкие и блестящие как шелк. Девушки казались настолько легкими в своих движениях, насколько легким может быть только дуновение ветерка. Они напомнили Лике ростки тростника, только что зазеленевшие, невысокие, тонкие и изящные. Эльфийки, почему-то сразу решила Лика.
   - Здравствуйте, - обратилась она к ним на всеобщем. Девушки обернулись. Они занимались составлением маленьких букетиков, которые можно использовать в петлице мужского вечернего костюмы. Во всяком случае, основой для них служили красивые шелковые платки.
   - Здравствуйте, - хором ответили девушки. - Вы хотите посмотреть цветы?
   - И посмотреть то же. - Согласилась Лика.
   - Нам нужна елка в горше. - Объяснил девушкам Аллан. - У вас есть елки?
   - Конечно, но какая елка, у нас очень большая коллекция хвойных растений. Вам нужна елка для зимнего сада или для улицы?
   - Я объясню. - Прервала Аллана Лика. - Нам нужны три елки, точнее, совсем не обязательно ели, это могут быть пихты, или нужно подумать, что больше подойдет. Но одна нужна для улицы, нет, две большие. Нет, все же одна и две комнатные, метра два высотой, очень пушистые.
   - Я посмотрю, что мы можем для вас подобрать, - сказала девушка в васильковом платье. - Может быть для дома лучше кипарис, он очень пушистый.
   - Не до такой степени. - Уточнила Лика. - Хотелось бы видеть ветви.
   - Хорошо, я посмотрю, а вы погуляете немного среди наших цветов.
   - Пошли. - Лика потащила Аллана вправо. Это был настоящий цветочный рай. Розы всех цветов, форм и расцветок, от зеленых до черных и фиолетово-синих. Разве бывают синие розы, подумала Лика и тут же убедилась в том, что бывают.
   - Раньше я думала, что синих роз не бывает. - Поделилась она своим открытием с Алланом.
   - У эльфов, все бывает. Им только закажи, они и тебя в горшке вырастят.
   Лику чрезвычайно восхитили чайные розы и бело-голубые лилии. - Я составлю себе букет на рождество. - Вслух мечтала Мышка.
   - Лучше не лезь, скажи им, что ты хочешь, и они тебе сами все составят. У них это получится лучше. Мой отец всегда заказывает букеты здесь. - Аллан, казалось, был рад случаю хоть чему-нибудь поучить свою соседку по парте. Лика не часто давала ему такую возможность.
   В другой раз Лика обязательно поинтересовалась бы, зачем отцу Аллана заказывать букеты цветов, но сейчас все ее мысли были направлены только в сторону приближающегося Нового года. Она шла по рядам цветов и от их красоты и запаха кружилась голова. Здесь розы пахли розами, а маргаритки маргаритками, даже пылающие цикламены пахли. Ей казалось, что ее окружают целые поля хризантем, тюльпанов и ирисов. Радовали взгляд нежные нарциссы, белые, оранжевые, золотистые и зеленые. Лика замирала от восхищения. Нарциссы и тюльпаны источали сладкий аромат, тонкий, но все равно, хорошо заметный, чуть горчивший в воздухе. Бесконечные нюансы цветовых переходов герберов завораживали взгляд. Хейлин окружала куча цветов, которым она даже не знала названия. Уходить из этого цветочного рая не хотелось. Экзотические катлеи и не менее удивительные кусты алого и темно-красного папоротника с синими, до фиолетового цвета, свернутыми молодыми листьями.
   - Герантские папоротники, - услышала Лика знакомый голос. - Здравствуй, Несущая рассвет.
   - Привет Лаэрсис, ты здесь откуда? - Обрадовалась Хейлин.
   - Это наше семейное дело. - Гордо сказал эльф. - А ты зашла просто так, или ищешь что-то конкретное? Тебе очень понравились наши цветы? Молодой вар Бэкк с тобой?
   - Очень, я даже хочу сама сесть и начать составлять букеты, прямо сейчас, немедленно. Но мы за елками. Девушка ушла, чтобы найти подходящие экземпляры. Лаэрсис, у вас есть доставка, а то мы на машине Аллана нужные нам деревья не увезем.
   - А вам нужны целые деревья! - Изумился эльф. - Конечно, мы сами все доставим, не волнуйся. Сколько нужно?
   Лика пустилась в длительные объяснения, что и зачем, трудно объяснять, как и для чего наряжают елки тем, кто никогда ни с чем подобным в своей жизни не сталкивался.
   - Хорошо, - кивал головой Лаэрсис, - мы все сделаем, если хочешь, даже украсим.
   - Аллан, - неожиданно переключила свое внимание на скучающего однокурсника Лика. - У тебя есть мама? И она любит цветы? Давай я выберу ей небольшой подарок.
   Бэкк от неожиданности смутился, никто не из чужих не дарил его маме подарки, даже, если это Кер с цветами. С чего бы, вдруг?
   - Зачем? - подозрительно спросил он.
   - Просто так. У меня сейчас такое настроение, что хочется петь. Это просто чудо, правда?
   - Не знаю, - смутился Аллан.
   - Лаэрсис, - не отставала Лика, - а в горшках цветы где?
   - Слева. Что понравилось тебе больше всего, Несущая рассвет?
   - О, совершенно огромная куча всего! Голубые лилии и чайные розы с нежными зеленоватыми прожилками на лепестках, вот эти. - Лика дотронулась до огромного букета сливочного цвета роз, с цветками, размер которых был больше мужского кулака. - И нежно-голубые ирисы, и белые тюльпаны с такими бархатными лепестками, и этот пурпурный папоротник.
   - Так мало! - Глаза эльфа смеялись. - В тебе нет эльфийской крови, принцесса?
   - Нет, только герантская! - В тон ему рассмеялась Лика.
   Лаэрсис замолчал, внимательно приглядываясь к девушке, понятно, подумал он про себя, она правнучка лорда Ро Чеса. Аллан, внимательно следивший за взглядом эльфа, понял, что тот о чем-то догадался.
   - Тихо. - Лика приложила палец к губам. - Моя мать дочь Дэмиэна. Аллан, это большой секрет, узнаю, что ты сболтнул кому-то, язык отрежу. Без шуток. Аллан широко распахнул от удивления свои глаза.
   - А как же кольцо, Несущая рассвет? Ведь тебе уже подарен свой мир?- Лаэрсис был серьезен, почти мрачен в этот миг.
   - Подарен, но для полного счастья в нем не хватает моря, тропических лесов с ящерами и лесных эльфов - хранителей леса.
   - О, таких подарков, я не могу себе позволить. - Проговорил Лаэрсис, думая о чем-то своем.
   - Аллан, пойдем, все же выберем подарок для твоей мамы. - Лика тянула Бэкка за руку, и тот покорно шел. Ну честное слово, как теленок, снова подумала про себя Лика. Как так можно!
   В центре они снова наткнулись на девушек. Та, что была в васильковом платье, повернулась к ним и сказала, что деревья для них уже готовят и сейчас принесут несколько на выбор. Нужно только минутку подождать.
   - Нет, нет, Уолла, - перебил ее Лаэрсис. - Не надо. Аллан, вы еще погуляйте, а мы посмотрим деревья сами.
   Он взял Лику за руку и увел внутрь помещения через дверь. Дверь за ними захлопнулась.
   - У вас очень интересная спутница. - Улыбнулась вторая девушка в лиловом платье. - Вы ведь, солей вар Бэкк?
   Аллан сумел только кивнуть, подавившись неожиданным вопросом эльфийки. Девушки рассмеялись, чему-то радуясь на своем языке. Аллан смутился еще больше.
   Входная дверь распахнулась внезапно, обдав всех морозным воздухом. Колокольчик не звякнул, он, казалось, был отброшен волной зимы в сторону. В дверь вошли двое. Первой в помещение вплыло удивительное существо, завернутое с головы до ног с серебристо-голубые меха драгоценной горной лисицы цесе, с Альвэ. Голову удивительного создания украшала шапочка, шитая золотом и украшенная пером белой цапли гоэ, закрепленным бриллиантовым эгретом с бренчащими капельками голубых драгоценных камней.
   Аллан вар Бэкк застыл, раскрыв рот от немого восхищения. Лицо вошедшей, точнее, вплывшей девушки было каменно-безразличным к происходящему и сильно накрашенным. Любая из двух, склонившихся в реверансе эльфиек была и красивее, и нежнее, этой белокаменной девы. Но... Любовь зла. Аллану крупно не повезло влюбиться сразу, с первого взгляда в единственную дочь Канела вар Форнела. Аллан застыл. И не оказалось рядом Лики, чтобы рассеять это наваждение. Какие цветы для мамы? Он готов купить для этой леди весь магазин, если бы ему хватило денег, он же не Кер.
   Девушку сопровождал, не в меру самоуверенный молодой человек невысокого росточка. Потом дверь снова открылась, и вошли двое громил. Бэкк беспомощно махал ресницами, стоя у них на дороге.
   - Это еще что за статуя? - Возмутился низенький парень.- Бесплатное приложение к цветам?
   - Я хочу розу, Тони, - Капризным, рыдающим голоском проворковало дивное создание. - Я хочу много розы, Тони!
   - Купим, - огрызнулся низенький Тони, пропуская девушку вперед. Аллан хотел сказать, но слова застряли в дороге и он смог только беспомощно открыть рот. Девушка не обращала на него никакого внимания. Зато обратили громилы, и пошли на него стеной.
   - Э... - только и сумел сказать Аллан, отходя от первого шока встречи с самой красивой девушкой, виденной им в гнездах. - Э...я...мм... Солей вар Бэкк. Аллан вар Бэкк.
   Уточнил он на всякий случай, если девушка вдруг не услышала.
   - Солей, - скривила губки закутанная в меха статуэтка и неопределенно махнула ручкой. - Что это, Тони, убери.
   Аллан сам поспешно шмыгнул в угол, предпочитая рассматривать красавицу оттуда, нежели с улицы. Там скрипнули тормоза, и из блестящей машины, словно чертик из табакерки, выскочил маленький и подвижный Канел вар Форнел.
   - Какого нечистого, Тони! - Заорал он, врываясь в цветочный магазин. - Зачем ты приволок сюда Нейлу, захотелось повыпендриваться?!
   - Но папа, - пытался оправдываться парень, - она закатила такую истерику, что легче было ее сюда привести, я уже четыре раза посылал сюда за розами. И все ей не то!
   - Хоцу розу! - Сюсюкающим голоском выговорила юная чаровница, странно двигая шеей, и выставляя на показ то одно ухо, украшенное струящимся водопадиком бриллиантов, то другое. - Хоцю розу, хоцю, хоцю, хоцю!
   - Завтра ты захочешь Луну! - Заорал злой Канел. - Уберите ее домой!
   Девчонка, завернутая в меха была против, она завизжала тоненьким голосом и начала топать ножками.
   - Да, легче купить ей эту розу, папа. - Оправдывался старший брат.
   - Легче отдать ее замуж, пускай ее кто-нибудь другой возит! - Возмутился взбешенный отец. Аллан замер в своем углу. Отдать замуж такое сокровище.
   В этот момент из теплицы появилась Лика с Лаэрсисом. Мышка с интересом воззрилась на происходящее, сцена ее откровенно забавляла. Она с интересом разглядывала взбешенного Канела с сопровождающими лицами.
   - Привет, - кивнула он вар Форнелу старшему.
   - О, золотко, Тони передал тебе мой телефон?
   - Еще нет. А вы, то же покупаете деревья? - Издеваясь, спросила Лика.
   - Какие деревья? - Смутился Канел, - зачем мне деревья?
   - Лично я покупаю деревья. - Ехидничала Лика. - Аллан, ты уже выбрал подарок для своей матушки.
   Аллан молчал, глядя в основном на Нейлу.
   - Алло, гараж! Тебя что, в соляной столб превратили одним взглядом? - Возмутилась Мышка, придумывая на ходу то, что выведет Бэкка из этого столбняка. - Эта девчонка, ведьма, что ли? Надо же, превратить вар Бэкка в соляной столб, может отцу Роне позвонить? Аллан!?
   Аллан не реагировал, зато молодой вар Форнел зашипел на нее змеей: - Ты что, с-сдохнуть з-захотела?
   - З-з-з, - передразнила его Лика. - Что эта мумия египетская хочет? Аллана?
   - Почему мумия? - первым пришел в себя старший вар Форнел и жутко возмущался. - Нейлита очень хорошенькая. Она самая красивая девушка в земных гнездах!
   - Возможно, но пока ее не умоешь, так сразу и не разберешь. Надо же, так наштукатуриться! Ее глаза обведены в три раза, а губы? Вы где у живых женщин видели такие губы? Только у мумий.
   - Хейлин, она просто намного красивее тебя, вот ты и злишься. - Из своего угла подал голос Аллан. - Ты просто завидуешь!
   - А ты тупеешь! - Огрызнулась Лика, - не понимаю, зачем лицо мелом красить, она что, японка? Или все-таки мумия?
   - Кер, мгм. Я думаю тебе здесь делать нечего. - Прервал ее излияния Канел. - Катись отсюда, я покупаю дочери цветы.
   - А я покупаю себе не только цветы, но и домашние деревья, не считая подарка маменьке Аллана.
   - Да, не хочу я никаких подарков! - Взвился вар Бэкк.
   - Я дарю твоей маме, а не тебе. Главное, что я этого хочу, а тебя никто не спрашивает. - Выдала новую сентенцию Мышка.
   - Короче, все женщины одинаковые, драть их надо, - подвел итог беседе молодой вар Форнел. - Розги у вас здесь не продают?
   - Я тебя самого кому хочешь продам. - Перекинула беседу в другое русло Мышка. - Давно ваши мальчики в себя пришли. Это что, новый кандидат на исправительные работы?
   - Ты хочешь сказать, что это безобразие, твоих рук дело? - Перебил ее Канел.
   - Гордись, ваши парни стажировались в самом Пар-э-Море, как лучшие парэморские дворники, не всем так везет! Другие и часа продержаться на испытаниях не могут.
   Канел слегка опешил от ликиной наглости.
   - Ну, ты очень много на себя взяла, золотко, так и помереть недолго.
   - Бэкк, ты кочку на болоте помнишь? - Ехидно цеплялась к парню Мышка. - Его тогда с болота пришлось в четыре руки вытаскивать. Хотите попутешествовать?
   - Я маг! - Возмутился Канел.
   - А я, несущая рассвет на своих крыльях. - Лика уморительно махнула руками. Бэкк зажмурился. Лика, увидев, что от ее разглагольствований нет никакого толка, навела на Канела переход и щелкнула пальцами. Канел вар Форнел исчез. Тони замер. Лаэрсис нахмурился. Громилы двинулись к Лике.
   - А если я его не верну? - В ее голосе проскользнула скрытая угроза. - Сам он никогда обратно не вернется.
   Тони отступил, сжимая кулаки, Нейла тихонько взвизгнула, громилы замерли.
   - Надо же, они еще и слышать умеют? - Удивилась Хейлин. - Вся жизнь сплошной праздник. Слышишь ты, Канел тебе дорог как память?
   - Он мой отец! - Совсем озверел парень. - Слышишь! Отец!
   - Да слышу, слышу, подумаешь, Тэру погоняет, не съест же она его, скорее всего. Ты Тэру знаешь? - Спросила Лика у младшего. - Будешь о себе много думать, обязательно вас с ней познакомлю.
   - Лика, - беспомощно нудил Бэкк. - Верни отца девушке, ладно?
   - Прямо сейчас, или чуть попозже? - все еще злилась Лика.
   - Верни, пожалуйста, не оставляй ребенка сиротой! Прошу тебя!
   - Ну да, сироты нашлись! То же, мне. Он меня, между прочим, убить обещал.
   - Хейлин, тебя все гнезда достанут!
   - Я сама, кого хочешь, достану!
   - Ладно-ладно, только верни, ну, солнышко, - ныл Бэкк.
   Хейлин нехотя щелкнула пальцами. Теперь она многому научилась, когда отправляла Аллана, не имела понятия о том, как возвращают. Ничего, на форели замечательно попрактиковалась. В магазине запахло тиной и болотом. Мокрый, злой, черный от болотной грязи, Канел вар Форнел ругался благим матом, поминая всех ликиных не только родственников. Причем ругался с закрытыми глазами, прижав голову к груди, словно ожидал, что ему вот-вот треснут по башке.
   - Хейлин, как вам не совестно? - Включился в беседу Лаэрсис. - Разве можно так обращаться с людьми?
   - Где только эти люди? - Нагло смотрела ему в глаза Лика. - Канел, глаза протрите.
   - Сволочь, - протер глаза Канел, - сука, я теперь понимаю Терона. Дрянь, как ты смеешь!
   - Ну что, работу больше мне предлагать не собираетесь? - Ухмыльнулась Кер. Канел замолчал, утираясь поданным Уоллой полотенцем.
   - Где это болото? - ворчал он негромко. - В южной Америке?
   - Зачем в Америке. В Пар-э-Море. - Улыбнулась мерзкая студентка. - А вы хотите в Америку?
   - Нет. Ты зачем над всеми издеваешься? Если ты так запросто можешь портал поставить, то зачем мы его устанавливали на ртуть? Ну и щелкала бы пальцами, кто не давал?
   - А меня об этом никто не просил, между прочим. Попросили, я бы щелкнула. - Рассмеялась Лика. - Кто вас так напугал Тэра или Стрэсс?
   - Гоблин чертовый. Носится за мной и орет "штрафовать буду, гад", по-русски орет, между прочим! Он меня за гнома принял, что я на гнома похож?!
   - А, это Тимур, наш бывший гаишник. Милый, правда?
   Канел с сомнением посмотрел на Кер. В нормальности ее умственных способностей он начинал потихоньку сомневаться. Этот милый, чуть не снес ему голову двухметровой оглоблей.- Ладно. Кер, мы еще продолжим беседу. Есть еще то, чего я не видел?
   - Куча всего! Мне, в последнее время моря Геранта стали очень нравиться. - Не захотела заканчивать приятную беседу Мышка.
   Канел понял, что спорить бесполезно, и как был, грязным и мокрым, полез в свою машину.
   - Он всегда такой грозный? - улыбнулась Лика, обращаясь к Тони.
   - Нет, его сегодня девчонки достали. Ответил тот, уже без особой наглости в голосе.
   - Здорово! А чего хочет твоя сестра?
   - Розу.
   - Я хочу лунную розу. - Вмешалась Нейла, - ту, которая с луны.
   - А лунные моря, не хочешь, или лунного зайца? - Лике было жутко забавно, неужели у этой раскрашенной девушки интеллект на уровне младенца? Или она нарочно притворяется?
   - Зайца то же хочу!
   - А корову? - Конкретно развлекалась Кер.
   - Перестань, - пытался воздействовать на разошедшуюся Хейлин Аллан. - Лика не дразни ее, пожалуйста.
   - Ой, а что, она меня съест?
   - Не шути так, в гнездах так не шутят!
   - И что, - фыркнула Кер, - съедят?
   - Легко. - Пояснил Тони. И это получилось у него так естественно и просто, что Мышке пришлось задуматься над его словами. И над поведением его сестрицы то же. Слишком уж, оно напоминало ее собственную манеру себя вести.
   Эльфы вынесли из теплицы две голубые ели и темно-зеленую пихту, в горшках. Лика обрадовалась, как маленькая.
   - Здорово, правда? Они пахнут! - Пылко выражала она свои восторги.
   Парни переглянулись между собой. Именно так, иногда на пустом месте рождается сначала просто взаимопонимание, а потом крепкая мужская дружба, подумал Лаэрсис, с улыбкой разглядывая, так непохожих друг на друга, и одновременно похожих девушек.
   - Пахнут елкой, - согласилась с Хейлин Нейлита. - Зачем тебе елки, которые сильно пахнут? Я хочу розы, они пахнут лучше.
   - А я хочу Новый год! А какой Новый год без елки? - объясняла Лика. - Золотые шары, красные атласные банты и гирлянды в виде свечей, вот что такое Новый год.
   Лаэрсис кивнул, мысленно соглашаясь со своей покупательницей. Они привезут все, как договорились, елки, шары и гирлянды, все совершенно отдельно. Наряжать свое родовое дерево Несущая рассвет будет сама. Ее можно понять.
   - И я хочу елку на Новый год! - Неожиданно потребовала у Тони сестра. - Хочу елку с розами!
   - Ну нет! - Вспыхнул тот. - Только не это! Никакого Нового года! Над нами все гнезда в городе будут смеяться!
   - А у меня будет фейерверк! - Дразнила Лика. - И две елки, дома и на улице.
   - И у меня будет! - Не отставала Нейла, дергая за рукав брата. - Хочу фейерверк и елку с розами! Купи, купи!
   - Куплю, только отстань! Отец взбесится и выкинет твою елку на улицу!
   - Ах так! - Взвизгнула по-новой Нейлита. - Ты противный, гадкий мальчишка!
   Лика решила убить одним выстрелом двух зайцев сразу. Во-первых, вытащить Аллана к себе на праздник, и не отмечать новый год одной. Во-вторых, разобраться с этой Нейлой, дура она или притворяется, в последнем случае у нее появиться возможность отомстить всем своим злопыхателям в институте и натравить это чудо на некоторых представителей преподавательского состава. Конечно, если эта Нейлита не дура. Лика вообразила сестрицу Тони у них в группе и мечтательно подняла глаза к потолку.
   - А что, Нейлита, приходи ко мне встречать Новый год! У меня будет весело, несколько подруг и минимум мужчин. Так ерунда, возможно пара драконов и третий хранитель Пар-э-Мора, но он лапочка! Придешь, Лаэрсис?
   - Не знаю, несущая рассвет, как получится.
   - Ну и пусть, обойдемся минимумом. Придешь, Нейла?
   - Приду. - Согласилась госпожа вар Форнел, главным образом, что бы позлить брата. - Почему они тебя так глупо называют, Несущая рассвет?
   - Это имя мне дали драконы. - Ответила Лика, пожимая плечами, типа, что тебе в этом имени не нравится?
   - Ну, если драконы, то ладно. А они красивые?
   - Очень!
   - Хочу дракона, Тони!
   - Рехнулась совсем, они же маги!
   - Сам рехнулся, - возмутилась Нейла. - А за кого мне замуж выходить, за солей! Хочу драконов!
   - Вот достала!
   - Аллан, - Лика дернула Бэкка за рукав. - Пошли, выберем подарок твоей маме. Нам еще нужно заскочить в "Стандарт" за другими подарками.
   - Пошли, - уныло согласился тот.
   - Лаэрсис, значит все как договорились, букеты ты пришлешь сегодня вечером, и потом с елками тридцатого числа, хорошо?
   - Всего хорошего, Хейлин.
   - Счастливого Нового года! - улыбнулась Лика, разглядывая маленький горшочек с пушистыми белыми маргаритками, выбранный Бэкком. Сколько с меня?
   - Три с половиной тысячи золотых, Несущая рассвет.
   - Ну вот, а у меня только рилоны. - Лика протянула Лаэрсису монету. - Оставь сдачу себе, на мой счет, ладно?
   - Всего хорошего, Несущая пробуждение. - Склонились в реверансе девушки. - Счастливого Нового года.
   Пока они садились в машину и размещали маленький горшок с маминым подарком, дверь распахнулась, и Тони благополучно выволок свою сестру на улицу. Его сопровождали два эльфа с горшками, в одном из них был куст малиновых роз, в другом маленькая пушистая елочка, полутора метров высотой. Что делать с этими горшками солей вар Форнел явно не представлял, поэтому ему пришлось ждать, пока эльфы запакуют горшки и уложат их в багажник машины.
   - Аллан, подойди и скажи ему про доставку.
   Аллан послушно подошел, они пару минут помахали и руками и разошлись по машинам, пожав руки на прощание. Бэкк сел в машину.
   - Его сестра хочет елку и розы немедленно.
   - Повезло им с ней. - Констатировала Лика, Аллан вдохнул.
   - Зачем ты ее пригласила?
   - Из-за тебя, глупый!
   - А я тебя просил?
   - Как хочешь, можешь не приходить. - Иногда Лика совершенно не могла понять мужчин, так же как им, так же редко удавалось понять ее истинные мотивы и намерения. Из универмага парочка покупателей вернулась совершенно измученными, с кучей коробок и коробочек в руках. Аллан решил, что в следующий раз, он непременно останется на занятиях, устанет намного меньше.
   В дверь позвонили. Оказалось, что пришли Ленчик и Руда. Начались обычные писки и визги, странные женские восторги по поводу всякой дребедени. Представители гнезда и клана переглянулись и, не сговариваясь, вместе сбежали на кухню.
   - Ты влюблен в эту рыжую? - небрежно спросил Бэкк.
   - Не знаю, а что? - Удивился Саймон. - Немного да, наверное.
   - И я влюбился, - тяжело вздохнул Аллан. - В самую красивую девушку на Земле.
   - Это ты о Кер? - Не понял Руда.
   - Сбесился, что ли?! - Обиделся вар Бэкк. - Это я о Нейлите вар Форнел. Она такая... такая...
   - Да... Повезло, если на Кер не похожа. А то эти две, почти одинаковые по характеру, особенно когда чего-нибудь хотят.
   - Да... - Снова вздохнул Аллан. - Боюсь, что в этом вопросе все женщины почти одинаковые.
   - Ну, Кер им все равно не переплюнуть! - Почти согласился Саймон.
   - Надеюсь... - Парни немного помолчали, и каждый думал о своем. Потом решили, что хоть все на этой планете разные, но у них все же много общего. Залезли в Ликин холодильник и случайно нашли маленькие бутылочки с пивом. Благоразумно оставили одну бутылочку Кер, остальное выпили с копченой рыбой. Саймон уверял, что Хейлин на них не обидится.
   В комнате девушки перемывали кости парням. Лика рассказывала о встрече Аллана и Нейлы, а Ленчик про модный горнолыжный курорт, хотя бы на пару дней. И все было совершенно гармонично в этот вечер. Аллан приехал домой только в десять с цветочным горшком в руках.
   Куда его завела судьба из того цветочного магазина, узнать так и не удалось. Но это, совсем другая история.
  

Глава 8

Звезда

   Человек - это соединение противоположностей. Факт, который не подлежит обсуждению. Противоречия движут судьбами, меняют картину мира, превращая ее в шутовской калейдоскоп, где реальное кажется нереальным, а трагическое комическим, как, впрочем, и наоборот. Зато, человек, существо самостоятельное, самостоятельное и от природы, и от бога. Так и приходится ему болтаться, не пришей кобыле хвост, посреди двух миров. Что некоторым - нравится, другим в тягость, они страдают ущербностью своей человеческой натуры. Ищут бога где-то далеко, забывая заглянуть внутрь себя, туда, где сидит управляющий колесницей судьбы. И человек, не задумываясь, отпускает вожжи, полагаясь на высшие силы, так же сложившие ручки крестообразно. Где же несчастной судьбе найти выход из такого безвыходного положения?
   Образ колесничего часто встречается в мифологии, но в эзотерике он лишен вожжей. Ибо каждый человек может управлять своей колесницей лишь посредством своей внутренней силы воли. Один крепко держит свои удила, второй потерял и ищет их в другом месте. Хорошо, если не под колесами повозки. Так избирается Победитель.

* * *

   Неделя перед новым годом промелькнула незаметно, как вспыхнувшая на небосклоне падающая звезда. Купив елку и подарки, Лика совершенно успокоилась, надеясь на авось. По вечерам, когда в гнездах и кланах начиналась работа, Хейлин располагалась на диване со своими лекциями. В первую неделю нового года ей нужно было сдать только биоэнергетику, другим повезло намного меньше. Второго числа им придется сдавать философию. На следующей неделе психологию и общую теологию, потом теургию. Дальше этого блока заглядывать пока не хотелось, потому что впереди маячили совсем другие экзамены, из них, с наибольшим удовольствием она бы сдала естествознание, в которое у них умудрились воткнуть всю общую биологию, вместе с биохимией, цитологией и генетикой, часть физики и две геологии. На это сомнительное для многих удовольствие им отвели одну неделю. Дальше лучше, высшая математика и начертательная геометрия вызывали у Мышки в лучшем случае легкий озноб. Интересно, почему? Ведь миллионы людей на Земле каждый год сдают именно высшую математику и не умерли. Она то, чем хуже? В целом, все ликино внимание сосредоточилось на предстоящем празднике. Его хотелось встретить, с одной стороны ярко и весело, а с другой по-домашнему уютно.
   После того как чаши в гнездах вновь были наполнены и образовались зеркала, к ней потеряли всякий интерес. Мышка сумела ненадолго вернуться к своему обычному способу существования, дивану, книгам и чаю с чем-нибудь вкусненьким. Казалось, что наступившее счастье никогда не закончится. В спокойствии и неге незаметно промелькнули среда и четверг. Незаметно подкралась пятница и последний в этом году конец недели.
   Пятница началась с неожиданного сюрприза, на которые их преподаватели были большими мастерами. Сразу после физподготовки, когда все только-только успели переодеться, в раздевалку вошел декан и порадовал: - Сегодня ваш куратор занят на зачете у группы практиков, поэтому деканат принял решение провести в вашей группе зачет по биоэнергетике и биосинтезу.
   В раздевалке установилась гробовая тишина.
   - Это несправедливо, - наконец прошептал Мор-Ган. - Ведь экзамен только через неделю.
   - Конечно, для большинства экзамен будет проходить через неделю. - Нежно улыбнулся Грегор. - Вот и посмотрите, с чем вы пришли к этому экзамену, с каким багажом.
   С разным, вяло подумала Лика. Конечно, для всех в нашей группе это самые знакомые предметы, кроме меня. А я только-только успела прочесть лекции Клозе. Хорошо, что еще успела их прочитать, могло быть и хуже. Но в лекциях многое было совершенно не понятно и вызывало, по меньшей мере, сомнения. Например, Лика считала, что ее энергетическое поле устроено совсем иначе, нежели описано в лекциях у куратора.
   В идеале, энергетическое поле представляло собой кокон с определенными силовыми параметрами; интенсивностью, напряженностью, протяженностью и так далее. Это понятно, но ее параметры сильно отличались от описанных. Поле кокона поддерживается за счет собственной энергетической структуры тела, связанной с энергетической структурой космоса или просто, окружающего пространства. Дальше начинались дебри, в которых можно было разобраться лишь с помощью теологии и теургии. Интенсивность энергетического поля находилась в прямой зависимости от способа восприятия энергии вселенной. Чем выше уровень колебаний, воспринимаемых энергетической структурой тела, тем выше потенциал кокона и наоборот. Короче, вся энергетическая структура человека находилась в прямой зависимости от длины волн пространства, которые она могла улавливать.
   Чем короче эти волны, тем выше энергия, и меньше зависимость от материальных структур, и наоборот, чем больше длина волн, воспринимаемых человеком, тем выше уровень его материальности. По мнению Клозе и академической науки, человек мог существовать только в определенных параметрах этой среды, начиная в лучшем случае от мира формирования и заканчивая миром двухмерной материи после разделения оболочек в результате смерти. И вершиной человеческого постижения законов оставался мир сферы Тиферет. С этой установкой Мышка принципиально не соглашалась. Как и почему? Ведь если мне хочется, я могу дотянуться до энергий Бины и самого Кетера. Я могу воспринимать эти энергии, почему нет, если я неоднократно это делала?
   Короче, ее энергетическое устройство не до конца соответствует описанному в лекциях. И это еще мягко сказано. Да, точно также работает у нее позвоночник и четыре сопровождающих его канала. В теле до головы находятся пять главных энергетических центров, имеющих сквозное расположение и спиральные выходы в кокон, точнее и создающие этот кокон. Но дальше начинались противоречия. По лекциям, в голове выделялось три главных центра, на сгибах конечностей были расположены центры более низкого порядка, они фиксировались, скорее как пятна. А на ладонях и ступнях располагались мощные выходы энергетических каналов. Вроде все логично, но ниже солнечного сплетения у Лики начиналась полная чехарда с центрами, которых было не менее четырех, а во вторых сильно мешала голова, в которой должно было быть три главных центра, а было почему-то не менее шести. Какие же из них три главные?
   Сдавать биоэнергетику их отправили снова в спортзал. Предполагалось, что экзамен будут принимать Ролд и Вейг, но все оказалось намного сложнее. На экзамене присутствовали отец Роне, Терон и Зарон, и еще один незнакомец, которого все называли господин Брон. Седой и подвижный старикашка с ясными голубыми глазами - льдинками, весьма скупой в своих движениях и производящий общее впечатление зловредности. Он казался скорее предметом интерьера, чем преподавателем. Завершал и возглавлял весь этот конклав их декан. Откуда взялся противный старик, было совершенно не понятно.
   Студентам предложили встать в стойку и до предела увеличить свое поле. Лика тут же возмутилась по поводу того, не смогли бы ей объяснить, что подразумевается под этим пределом. Вейг незамедлительно пришел ей на помощь. В его памяти еще не стерся тот случай, когда она прокачивала в своем поле пару окружающих институт километров.
   - Кер, ваша задача состоит в том, чтобы увеличить свое поле и капсулу до таких пределов, чтобы его можно было удерживать в этом состоянии неограниченное время. Ясно?
   Лике было ясно совсем другое. Вейг ей русским языком сказал, не высовывайся. Группа начала свои мучения. Хейлин вполне разумно решила подойти к вопросу о капсуле, посмотреть, что получится у остальных, и сделать то же самое. Интенсивность энергии она наращивала в самом медленном для нее темпе, медленнее не получалось. Вроде, все нормально, никто не возмущается. Самое время посмотреть по сторонам. Мышка огляделась и нахмурилась. Их расставили в шахматном порядке, как всегда, но теперь, в этой части зала она осталась одна, а все парни куда-то сдвинулись. На ближайших четырех-пяти метрах никого не было. Предатели, подумала Лика. Вар Ролд хмыкал в кулак. К Лике подошел отец Роне.
   - Хейлин, сколько времени вы можете так простоять?
   - Не знаю, святой отец.
   - Сутки?
   - Ну нет! - Испугалась такой перспективы Мышка.
   - Хорошо, давайте медленно увеличим напряжение. - Лика немного увеличила, зачем сильно зарываться. Роне кивнул. - Теперь чуть-чуть сдвиньте капсулу вашего поля вправо. Теперь влево. Так. Чуть больше. Теперь возьмите максимальное расстояние со спины.
   Лика не понимала, какое расстояние считать максимальным, поэтому отодвинула поле только до стены зала.
   - Так, - одобрил ее действия Роне. Теперь спереди.
   Лика направила свое поле вперед, Роне сжался.
   - Ясно Хейлин, спасибо. Теперь подержите поле этой величины и интенсивности сколько сможете.
   Лика неопределенно пожала плечами. Преподаватели что-то писали в своих листах, незнакомец преувеличенно хмурился. Вейг кусал губы.
   - Это еще что за звезда! - Сварливо бурчал он, обращаясь к Роне. - Первый раз вижу подобную работу, она даже не потеет!
   - Нет.
   - Значит, не напрягается! У нее сейчас такие показатели, что же будет, когда она напряжется? Как что? Поставит зеркальную защиту или хрустальный панцирь?
   - Храни нас господь, - сказал Роне.
   - Пусть поработает в напряжении. - Упорствовал въедливый старик. - А потом идет сдавать! Вейг, добейте ее!
   Конечно, ворчливо подумал Вейг, сами бы и добивали, откуда только такой умный на мою голову свалился. Этот старичок был в институте новеньким. Где его выкопал Ларрий, было неизвестно, но где-то он его добыл. Старик был представлен как Брон Гамус, полный магистр и доктор исторической магии. Он был специалистом по времени правления Лорда Ри Нона и отличался жуткой въедливостью и придирчивостью. Его поставили ответственным за сектор исторических изысканий, чем сильно обидели вар Лерона, считавшего это направление деятельности полностью своей прерогативой. Теперь старикашка решил докопаться до Кер, флаг ему в руки, подумал Вейг, как говорили местные жители.
   В свою очередь Лика решила действовать разумно, и в первую очередь не напрягаться вообще, а во-вторых, смотреть, как работают остальные. Она снова огляделась. Увиденное ее не порадовало. Судя по всему, мальчишек вполне устраивало поле средней напряженности диаметром около двух метров. Что я делаю, идиотка, подумала она про себя. И решила немедленно уменьшить свое собственное поле до стандартного.
   - Вейг, вы что ослепли, ваша подчиненная отсканировала ближайших студентов и решила, что ей имеет смысл прикинуться такой же немощной. - Возмутился Брон. - Заставьте ее, наконец, работать. Пусть выложится. Пусть поработает с системами органов, обменом веществ, циркуляцией крови, температурой органов, в конце концов! Вы что, идиот?
   Сами бы и заставляли, подумал, обидевшись Лон. Потом меня же и достанут, здесь не доложился, там не выложился. Но к Лике Вейг все равно подошел, делать нечего, нужно заставить Кер хотя бы вспотеть. Хотел этот Брон, или не хотел, но он сам подсказал способ работы с Хейлин. Теперь Лон Вейг вполне представлял, как можно Кер хотя бы угонять до пота. Лика продолжала медленно, и как бы незаметно, сокращать свое поле, пыталась изобразить уставшую. О том, что уставшим положено потеть, она, по-видимому, не догадывалась.
   - Кер, возьмите жесткий диаметр поля в четыре метра, - скомандовал Вейг, - нечего бездельничать! Теперь держите границу неизменной. Увеличивайте интенсивности поля именно на ней. Стоп. Хватит. Теперь остановитесь, и пробежимся по всем основным системам органов. Вашей задачей будет повышение температуры органов на полтора градуса, это не смертельно. Температуру будете повышать за счет прилива крови и интенсификации обмена веществ. Инициируйте дополнительное расщепление АТФ, может вам повезет, немного похудеете. Все ясно? Приготовились...
   Следующие полчаса Лика послушно переключала температуру тела, хотя раньше ничем таким ей заниматься не приходилось. Она активизировала процессы обмена и кровоток к нужным системам. Минут через пятнадцать, после начала этого издевательства она вспотела, еще через пятнадцать минут взмокла окончательно, превратившись в мокрую Мышку. Вейг махнул ей рукой, приказав держать поле той же интенсивности, и пошел к остальным преподавателям, вполне довольный собой и жизнью. Брон о чем-то оживленно спорил с Роне и Грегором.
   - Сейчас тебе достанется. - Недобро усмехнулся Ролд.
   - Вейг, почему вы не поставили деканат в известность о том, что у девочки нестандартная структура биополя. - Возмутился Роне.
   - У этой девочки все не стандартное, и все об этом знают. - Парировал Вейг. - Просто, до этого момента все вели себя так, точно никто этого не замечает. Точнее, так, будто бы, если этого не замечать, то ничего не произойдет. А она, между тем, обычное ходячее стихийное бедствие.
   - Из-за нее у всей группы нарушены все основные биоэнергетические параметры, они на тридцать - сорок процентов эффективнее, чем стандартные. - Бурчал Брон. - ее нужно было либо удалить, либо изолировать.
   - И виновата, конечно, Кер?
   - А кто, по-вашему, что за глупые вопросы, Вейг? - Фыркнул декан.
   - А, по-моему, вы сами отобрали самых сильных парней из всех гнезд и кланов, чуть ли не со всей планеты, объединили их в одну группу, а теперь, пытаетесь выяснить, кто виноват, в том, что они сильнее средних показателей. Нужно было группы разбавлять.
   - Кем, практиками? - Возмутился декан.
   - Да кем угодно! - Возмутился Вейг. - Эти все и так сильнее других, а вы еще и Кер, для полноты картины к ним подсадили. А теперь спрашиваете, кто виноват?
   - Девчонку в любом случае нужно убирать с зачета. Лучше подумайте, с чем она не справиться?
   - Издеваетесь, она реструктуризацию, всего за два часа раскрутила!
   - Что у нее получается хуже всего?
   - Быть как все!
   - Перестаньте, - вмешался отец Роне. - Лучше подумайте, чем биополе драконов отличается от биополя человека?
   - Причем здесь драконы? - Не на шутку изумился Брон Гамус. - Ну сильнее у них биополе, раз в двести, что я знаю? Я не специалист по биоэнергетике драконов, я с ними даже не встречался.
   - Встретитесь еще, это не проблема. - Успокоил его декан.
   - В смысле? - Не понял старик.
   - У нас тут полно драконов, а эта девчонка их воспитанница. - Почти дружелюбно пояснил отец Роне. - Поэтому мы и интересуемся драконами. Вы ведь специалист по этому периоду на Лейде.
   - Специалист, но с драконами встречался только на картинках.
   - Значит, у вас все впереди. Что с девчонкой будем делать?
   - Сажайте ее сдавать теорию, как она учится?
   - Не дай бог, всем так учиться, мы поседеем раньше времени. - Ответил, словно выплюнул ругательство декан. И вышел.
   - Кер, - позвал ее отец Роне, - идите сюда, мы примем у вас теоретическую часть и зачтем экзамен.
   - Сегодня? - Обиделась мокрая Хейлин, - экзамен же через неделю.
   - А вам очень повезло, - улыбнулся Зарон, - вы его сдадите сейчас.
   Ну вот, думала Мышка, опять я буду крайней. На что только они надеются, что я ничего не знаю? Это глупо. В размере лекций я все равно материал сдам. Интересно, что они собираются мне подсунуть, опять какую-нибудь гадость? Хейлин села за стол, преподаватели переглянулись. Брон сделал суровое лицо и начал первым:- У вас двадцать минут для того, чтобы подготовить ответ на теоретические вопросы. Думаю, что для начала вам хватит двух. Расскажите об общей теории биополей вар Верена и, - он выдержал паузу, - реструктурировании клетки.
   - В смысле? - не поняла Лика.
   - Биохимические циклы реструктурирования клеток организма. Вы же сдали реструктуризацию? Биохимия ваших клеток изменилась? Так вот, нас интересует, как этот процесс происходит на уровне клетки. Что вам не понятно? - Фыркнул вредный старик.
   Он что, больной на всю голову, внимательно разглядывая неприятного старика, лихорадочно размышляла Мышка, он меня, похоже, завалить хочет? Думает, это ему так просто сойдет с рук? Мы же на реструктуризации работали только на тканевом уровне. А общую теорию биополей нам читали восемь часов. А теперь за двадцать минут ответьте на вопросы? Вот гады! Лика вздохнула поглубже, взяла предложенный лист бумаги и ручку, решив набросать хотя бы тезисы.
   По первому вопросу никаких проблем вроде не возникало, кроме времени. Начать придется с исторических предпосылок создания общей теории биополей, потом развитие теории, основные положения и останутся выводы и значение теории. Лика внимательно посмотрела на записи и не обнаружила никаких осложнений. Все более или менее ясно. А вот второй вопрос, он вообще, на засыпку. С чего начать? Знать бы, за что ухватиться, тогда можно и Землю перевернуть, как говорил Архимед. В том и дело, что это не понятно с самого начала.
   С чего вообще начинается реструктуризация клетки? Лика попыталась вспомнить свои ощущения и не смогла, на уровне клетки, не смогла. Ей тогда было не до того. Она отлично помнила, как изменился обмен веществ и начала отторгаться слизистая, сначала в матке, потом в желудке, кишечнике и носоглотке, вспомнила, как ее заливала кровь и содрогнулась. Нет, Лика отлично поняла, что этот вопрос она не вытянет. Поэтому решила изображать активно думающую студентку, а потом заорала в никуда, точнее Мраку.
   - Мрак! Помоги мне, пожалуйста, заваливают! Я запуталась, что изначально в реструктуризации отдельной клетки?
   - Какой? - Удивился из ниоткуда Мрак. - Клетки, Гусеница бывают разные. Что ты собираешься реструктурировать?
   - Да мне все равно, но за генеративные лучше не браться, это что-то из области генной инженерии.
   - Но зато это самый полезный и интересный вопрос. - Обиделся Мрак. - Можно ли, к примеру, вывести гномов с заранее заданными свойствами, исключительно путем реструктуризации половых клеток? Правда, интересно?
   - Очень. Наверное, можно. Но меня интересуют соматические клетки.
   - Еще бы не интересуют! - Развеселился дракон цвета ночи и дыма. - Но когда человечество сможет осознанно реструктурировать отдельные клетки, оно перестанет быть человечеством и станет родом бессмертных творцов, изменяющих свое тело по собственному желанию без всяких ограничений.
   - То есть этот вопрос еще не изучен? Чего же они меня тогда спрашивают!
   - Нет, пушистая, нет, я же объясняю, реструктуризация осуществляется магами только на уровне тканей, бессознательно и спонтанно. Просто изменяется весь обмен веществ и все!
   - Да, а я, по-моему, делала не так. Я меняла репликацию ДНК, а потом менялся биосинтез и обмен.
   - А ты и не человек! - От души веселился огромный и хвостатый.
   - А как же прошли реструктуризацию все остальные в нашей группе?
   - У тебя сильное биополе. Ты навязала сокурсникам новую для них информацию, и процесс пошел у ваших студентов по аналогии с твоим. Это как заразное заболевание. Ты инфекция, Гусеница. Ты зараза, болезнь, которая требует изоляции от общества. Этот процесс меняет синтез в клетках, благодаря вирусному информационному полю.
   - Ты сам, как зараза. - Возмутилась Мышка. - А я хорошая, а эти гады, хотят меня засыпать. Что делать?
   - Ну так, расскажи им ресинтезную реструктуризацию, пусть порадуются.
   - Это как?
   - Это так как ты делала, начиная с ресинтеза нуклеиновых кислот. Мрак исчез, почему-то очень довольно, махнув на прощание хвостом. Раньше он никогда себя так не вел, думала Мышка. Что это с ним сегодня?
   Мрак действительно был страшно доволен, но естественно, не ликиными экзаменами и вопросами. Он обнаружил пропажу, за которую страшно волновался. Пропажа то же обнаружила присутствие Мрака на связке с непонятной девчонкой. Интересно, с чего это Мрак решил, что ей можно подарить парэморское кольцо? Надо же, Гусеница, он назвал девчонку пушистой гусеницей? Вот так Мрак, суровый дракон изначальной тьмы!
   Лика, получив совет Мрака, поступила с точностью до наоборот. Сначала она рассказала общую теорию биополей, а потом начала наезжать на морально-этические качества преподавателей, заставляющих ее разбирать вопросы, не относящиеся к сфере деятельности человечества и провоцирующие ее, либо к рассмотрению вопросов генетики формирования основных рас кольца миров, либо относящихся к прерогативе творца. Особенно сильно она стыдила отца Роне. Наконец, он проникся, всего через десять минут ее пояснений и трусливо сдался на милость победительницы. Дольше всех к ней цеплялся новенький шустрый старичок. Оказалось, что этому типу палец в рот не клади, отгрызет вместе со всей рукой. В конце концов, все преподаватели согласились, что вопрос был сформулирован некорректно. Невозмутимыми остались только Брон Гамус и Зарон, быстро переметнувшийся на его сторону.
   - Хейлин, мне показалось, - цеплялся к ней доктор, - что вы вполне разобрались с этим вопросом, не так ли? - Осторожно подъезжал к соседке Зарон. - Но тогда получается, что вы понимаете проблемы клеточной реструктуризации. Почему же не хотите их обсуждать?
   - А вы сами попробуйте направленно реструктурировать отдельную клетку своего организма. - Предложила Зарону Лика.
   - Я не могу. - Согласился доктор.
   - А я должна мочь, да?
   - Но вы же, понимаете, как этого добиться? - Не отставал Брон.
   - Теоретически да, но практически ничего не получается. - Нахально врала Лика.
   - Бог с вами, - наконец выдавил отец Роне, - идите, можете быть свободны.
   - А на экзамен мне приходить? - Спросила Хейлин, как порядочная студентка. Преподаватели переглянулись между собой.
   - Не занимайте нашего времени, Кер. Идите. Готовьтесь к следующему предмету. Что вы сдаете? Психологию? Замечательно, вот идите и готовьтесь.
   Так неожиданно, всего за неделю до начала сессии Лике удалось избавиться от двух предметов, расчистив себе приятное времяпровождение на новый год. Но главный вопрос оставался открытым. Что же с ним делать, с Новым годом, где встречать, и как?
   В начале Лика хотела отметить этот праздник дома. С Мраком и Стрессом, ну может быть, пригласить хранящих небо. Например, Рагара и Айриза, тогда придется звать Моэрта и Рита. Но как на это будет реагировать Мрак? Теперь она в этой идее сомневалась. Может лучше устроить хождение в гости. Но второй раз делать что-то подобное ее Дню рождения не хотелось. Так, как быть? Вот в чем вопрос, как сказал бы классик. С одной стороны хотелось уюта, с другой развлечений. Как совместить несовместимое.
   Ну что ж, решила Лика, начнем с подруг. И что это за жизнь такая, счастье непременно должно чередоваться с серыми и черными полосами неприятностей, да и бывает ли абсолютное счастье?
  

Глава 9

Любовь и экзамены.

   Вечер только-только опускается на плечи, а уже давит сумраком, тянет к земле грузом собственных поступков и мыслей. Очнись, благоразумие, взвесь и подними. Отчего так устроена природа, что она не добра и не зла. А понятие справедливость существует лишь в человеческом обществе. У каждого свое мерило справедливости. Каждый ищет своего счастья, каждый представляет любовь по-своему. И разве не любовь - вершина человеческой реализации в мире? Ведь если в любви рождается жизнь, то хорошо, если бы действительно так было. Значит больше всего любви у нашего Солнца, потому что жизнь на Земле существует благодаря ему. Что есть любовь, если не щедрость духа? Всегда ли любовь бескорыстна? Где-то же она есть? Так размышляет сытый и царственный лев, окруженный своим благородным семейством отпрысков, которые таскают у него из под носа заслуженную добычу.

* * *

   На улице только-только начали сгущаться сумерки, но был еще далеко не вечер, когда Хейлин отправилась домой после института, с легким сердцем и почти пустой головой. Еще один экзамен благополучно сдан, жизнь так хороша, что все в ней кажется золотистым теплым светом, ласковым и баюкающим, как ручной лев. Добравшись до дома, она разделась, вымыла руки, слазила в холодильник и уселась за телефон, обзванивая всех своих подруг.
   С Клариссой творилось нечто невероятное. Лика совсем не могла ее понять. То ей работать нужно, то дома с дочерью сидеть. Ничего себе крошка, одиннадцатый класс заканчивает, а что делать, когда пойдет в университет учиться, так же будет маму за ручку держать? Странное какое-то проявление семейной жизни. А может это что-то другое, не материнский инстинкт, а просто усталость и разочарование. Жизнь не удалась, и жить не хочется. Хорошо бы наоборот. Может у нее новая любовь? Это был бы лучший исход событий.
   А я? А мне? И скучно и грустно и некому руку подать в минуты душевной невзгоды, как говорил классик, не только русской литературы. Что же делать, бросить подругу на произвол судьбы, пусть дальше бьется о берег, как пустая лодка, точнее лодка с проблемами? Или помочь? Чем она может помочь? Вытащить из дому? Попробую, решила Лика, вдруг получится. Пообещаю ей драконов и выманю?
   Кларисса оказалась дома, что и следовало ожидать. Новый год она собиралась отмечать с семьей, хотя ей очень сильно хотелось выбраться к Лике. Дочка чувствовала себя не слишком хорошо, поэтому обнадеживать Кларисса не стала. Скорее всего, она приехать не сможет. Господи, подумала Лика, какая же я дура, мало ли, что у них в семье, может и вправду, второй медовый месяц, а я лезу!
   Янка наоборот, обещала заскочить в гости, но после часа, до этого ей придется развлекать своих. Точнее, ей придется поздравлять племянника, сына и свою маму, а с другой стороны, когда Янчик уедет, будет кому присмотреть за мальчишками, и им вдвоем не так скучно. Очень хорошо, погуляем, позапускаем ракеты и просто приятно проведем время.
   До Ленчика дозвониться оказалось труднее всего, точнее до нее Лика совершенно не смогла дозвониться, пришлось звонить Руде. Выяснилось, что с Саймоном они окончательно поссорились, Ленчику хотелось поехать на Новый год за город, а у Саймона были другие планы, у него сессия на носу. Убедить Ленчика в необходимости заниматься, Руда не смог, и теперь страшно переживал за отказ поехать на курорт. Ленчик не потеряется, решила Лика. К тому же, у нее в запасе всегда имеется Лешик, который с удовольствием поедет отдохнуть в Абзаково вместе с Ленчиком. Она особа веселая и спортивная. Главное, чтобы у него Рыжего хвоста не увели прямо с базы. Лика задумалась, и что Ленчик мается? Лешик конечно не сахар, но для Леночки он, пожалуй, самая подходящая партия. Умен, в меру симпатичен, обеспечен и амбициозен. Короче, они два сапога пара, чего стесняться. Подумаешь, мерседеса у него нет, дело поправимое, года через три все возможно. Лично она, Лика рада Ленчику в любом сопровождении.
   Ну, все, можно расслабиться, подруги без нее не пропадут, не остаться бы ей на этот праздник в гордом одиночестве, хотя? Она ведь обещала Алану пригласить Нейлиту. А вот это уже трудность. Если учесть, что они с Канелом рассорились, что-то придется срочно придумать.
   Думать совершенно не хотелось, зато хотелось спать. Хейлин уютно свернулась в комочек под пушистым пледом, на любимом диване, включила сенсорный диск и провалилась в сон. Ей снова снился огромный старинный дом, больше похожий на замок. Огромная, немного мрачная, столовая. Камин с большими крылатыми львами, вырезанными из темного базальта. Странно, что Лика умудрялась размышлять даже во сне, ее заинтересовало, почему львы не из мрамора. Красивый огромный стол, накрытый к ужину, человек на пять. А дальше все было смазано. Лица людей, как мазки света, одежда, расплывающаяся в тумане. Странный сон.
   К десяти часам вечера Лика окончательно протерла глаза. Нужно заниматься, твердила она себе, нужно хоть что-нибудь почитать перед экзаменами, потом сама будешь искать оправдание собственной глупости, но будет поздно. Мышка взялась за психологию, натаскала учебников на диван и уютно устроилась под пледом. Знания совершенно не лезли в голову. Она задумалась о природе сна и глубинном бессознательном, как отображении образов, накопленных коллективным опытом предков. Странные у нее были предки. Ей часто снились огромные пространства лесов, пустыни, чужие планеты, мертвые или заброшенные. Океаны и дома, дома и дома. Иногда это были почти шалаши или маленькие домики, иногда перед ее взором проплывали целые кварталы десятиэтажек, часто это были особняки и замки странной, непривычной, изредка чужой помпезной архитектуры. С архитектурой в ликиных снах вообще были проблемы, архитектором она не была, так, слегка увлекалась дизайном, а вот дома и интерьеры всегда анализировала и раскладывала по полочкам. Мышка тяжело вздохнула, все это никак не помогало приготовить психологию. Завтра будет новый день, отвлеченно размышляла она, и будут новые проблемы. Лика снова уткнулась в лекции.
   Следующий учебный день начался необыкновенно хорошо. Мальчики были радостны и возбуждены, куратор доволен, как объевшийся кот.
   - Что случилось, Таллер? - Дернула Лика, подвернувшегося под руку первым Тео. - Что происходит у нас в группе? Массовый психоз или иллюстрация к пособию "Как делать подарки"?
   - Брось цепляться, Кер, сегодня даже ты не испортишь настроения. Все страшно довольны. Все сдали ресинтез и биоэнергетику очень хорошо. Головной болью меньше, это же один из самых неприятных предметов.
   - Просто замечательно, - включилась в общее веселье Лика. - А что, могли и не сдать?
   Тео недовольно уставился на сокурсницу. Ну и заноза эта Кер. Они, конечно, могли предполагать в сентябре, что девчонка в группе - это не сахар, но не до такой же степени. Девка оказалась наглой как танк. Воображала и кривляка, как только ее Бэкк терпит, да еще Вейс, и кланы, и гномы и преподаватели, и декан? Мартышка, недаром всегда с кланами водится. Он терпеть не может мартышек, мясо, а еще рыпаются. То же, мне, стажер службы безопасности! Придумают же? Кого и от чего Кер может обезопасить. С ней только секс может быть безопасным, потому что, его себе даже представить трудно. Шило в заднице.
   Лика, в свою очередь с интересом разглядывала Тео Таллера. О чем он сейчас думает? Что он, вообще, такое? Молодой человек из гнезда, позер, пат с претензией на оригинальность. Тео носил длинные, собранные в хвост волосы, спускавшиеся роскошным ухоженным хвостом, цвета воронова крыла ниже плеч. Яркие, пронзительные стальные или даже голубовато-сиреневатые глаза, точеный носик, вот только челюсть подкачала, не мужественная она у него какая-то, а кукольная. И вообще, наш Таллер весь с головы до ног похож на изящную, точенную и страшно ухоженную куклу. Персонаж японского, слегка переделанного под европейский стандарт мультика. Красавчик и задавала, Зануда и нытик. Симпатичный такой наборчик, называется три в одном. Одеваться в разнобой им запрещалось. Можно носить только черный верх и низ, без всякого разнообразия. И то, этот тип умудряется выпендриться. Ему бы на подиум, что бы он мог демонстрировать там не столько новые модели одежды, сколько свою импозантную внешность. Посмотрите, какие мы... Ути-пуси... Даже руку к волосам, и то, закидывает с грацией лебедя из Лебединого озера. Правда дерется очень неплохо, даже для парня из гнезда, чего только Вейс в нем нашел, просто неразлучная парочка. Ненавижу гнезда, гоняла свои эмоции Лика, так бы и ткнула мордой в навозную кучу. А вот интересно, какие эмоции у меня сейчас на лице написаны?
   - Вы что, белены наглотались? - одернул однокурсников Бэкк. - Тео, ты что, спятил? Кер, тебе заняться нечем? Устроили соревнования, глаза сотрете! Ну, Кер, ладно, но ты, Тео, ты что?
   - А ты у нее адвокатом прирабатываешь?! - Вспыхнул Таллер. - Развели в группе зверинец, плюнуть некуда, обязательно в эту мартышку попадешь!
   Вокруг беседующих живо образовалось пустое пространство. Бэкк, памятуя о прошлом, метнулся из круга испуганной курицей.
   - Тео, ты что? - пытался урезонить приятеля Лобо Мор-Ган. - Нашел с кем связываться! Это все равно, что против ветра мочиться.
   - Давно не получал, Мор-Ган? - Невинно уточнила девушка. Лобо отступил во второй ряд, укрывшись за спинами зрителей.
   - Хейлин, перестань, тебе же первой попадет, - пытался развести дуэлянтов на взглядах Шон Ворток. - Чего ты, вообще, с этими гнездами связываешься?
   - А я, разве связываюсь? - Улыбнулась Лика. - Я любуюсь нашим Тео, как предметом элитарного потребления. Это же экспонат нового массового искусства, смотри, какой у него хороший визажист, и парикмахер, тоже ничего. Интересно, волосы ему до сих пор мама моет? Малыш предпочитает мыло или шампуньку?
   Тео было рванулся к Кер, но она улыбалась ему с чувством такого расового превосходства, что сильно, очень сильно хотелось съездить ей по наглой физиономии. Хотелось очень, руки чесались, но от чего-то возвращались в карманы. Интересно, что такого в этой белобрысой дряни, что драться не хочется? Девка, ведь самая обычная девка, накручивал себя Таллер. Таких, он мог иметь за ночь по десятку. Лика мерзко, с оттяжкой ухмыльнулась.
   - Что Тео, глаза в драку просятся, а руки за спину прячутся? - Мышка говорила с самоуверенной усмешкой, глядя ему прямо в глаза со странным, высокомерно- презрительным взглядом.
   Скола осторожно толкнул Хейлин под руку. Лика обернулась, втягивая щеки до провалов и выпячивая губы трубочкой. За спинами парней стоял куратор и наблюдал их диалог, можно даже сказать, что обрабатывал всеми своими органами чувств сразу. Вмешиваться он не стал, просто стоял и смотрел, как на рыб в аквариуме.
   Хейлин послала ему улыбку, нежную, как весеннее солнышко и легкий ветерок. Причем улыбалась она вся, от лукавых голубоватых глаз до кончиков ушей, приподнятых кверху. Тео вывернул голову, и то же увидел Клозе. Он не то чтобы смутился, нет. Отступил от Кер на шаг назад, дернул головой со струящимся черно-синим металлом хвостом и обиженно оглянулся на группу. Его собственный героизм никто не разделял и не поддерживал.
   - Тео, мне очень жаль, что умер твой кузен. - Обратился к Таллеру Рудольф. - Поверь, я бы предпочел обратное, но... Свершившегося не повернешь вспять.
   - К тому же эти идиоты были во всем виноваты сами. Ничего обо мне не выяснили, объяснений не дали, полезли очертя голову в пекло. А могли ведь легко открыть портал, ничего бы не случилось, хватило бы и капли моей крови. Да господин куратор, или я говорю не правду?
   - Правду. - Устало вздохнул Рудольф. - Но, к сожалению, им это уже не поможет.
   - Они были слишком самоуверенны и глупы. - Додавливала своим мнением Хейлин.
   - Хейлин? Вы собираетесь работать с вар Форнелом? - Просто спросил Клозе.
   В группе пробежала волна легкого интереса. Бэкк от чего-то покраснел.
   - Нет, скорее всего, - огорошила куратора Лика. - Я его совсем недавно в болото макнула, он на меня обиделся. Точнее это было при свидетелях, и он взбесился, так что, вряд ли.
   - И что дальше?
   - А дальше Новый год, рождество и еще один старый новый год. - Мечтательно произнесла Лика. - Елки, фейерверки, гости, мандарины, сессия, диван с подушками и телевизор.
   - Радужные у вас перспективы, - усмехнулся Рудольф.
   - А еще у нас на Новый год ходят в гости. Хотите, и вы приходите, тридцать первого вечером, или первого, ближе к вечеру. Интересно, мы с Канелом сильно поссорились, он свою дочь ко мне на Новый год отпустит? Как вы думаете, господин куратор, отпустит вар Форнел Нейлиту ко мне на Новый год, если ей этого сильно захочется? - Вслух строила планы Лика. - Она вроде миленькая, хоть и наштукатуренная как стена.
   Аллан обреченно плюхнулся за стол:- Не пустит он ее, нет! Ты же его в болото, чуть не с головой, он едва живой вернулся! Весь был такой грязный и злой. Зачем ему ее пускать?
   - Я не о Форнеле говорю. - Усмехнулась Лика. Куратора слегка перекосило от Мышкиной фамильярности.
   - Вар Форнеле. - Не удержавшись, исправил Рудольф.
   - Какая разница, - махнула рукой Лика. - Главное его дочь. Если Нейла захочет, никакой папенька ее не удержит. Мне кажется, Нейлита такую истерику при случае закатит, что дешевле будет ее ко мне привезти. Скажите спасибо, у меня психика уравновешенная и истерик не бывает.
   Вейс с усмешкой посмотрел на Мышку. Типа, да неужели? Бэкк сидел, согнувшись за столом, уткнув лицо в руки, и отчаянно страдал. Через каждые пять вдохов, он громко выдыхал. Эко же его угораздило, подумала Лика, сейчас разревется как девчонка. Рудольф посмотрел на Аллана с некоторой долей сожаления. А новенький Эдриано, которого в последнее время не было ни видно, ни слышно, громко фыркнул.
   - Эта Нейлита уже просватана за вар Блейнера, только он теперь часто болеет, старый уже. Вот со свадьбой и не торопятся. Вдруг в гнезде хозяин сменится. Ладно, если на верху старший солей будет. А если его брат? Нейлу второй женой никогда в гнездо не отдадут.
   Бэкк тихо всхлипнул.
   - А сколько за нее хотят? - влез Джи Джи.
   - Не знаю, может десять тысяч рилонов! - Выдохнул Эдриано. - Она единственная наследница своего деда, вар Борна ре Альвэ. Это восьмое по доходам гнездо в восточных провинциях Ги Зеса.
   - Ни фига себе, - прошелестело по всей группе.
   - Да за ней столько приданного, что это ерунда, только доченька вар Форнела, еще похлеще вашей Кер будет, папенька от нее чуть ли не через день вешается. Еще бы, он что, а она наследница вар Борна.
   От полученной информации Аллан слегка окосел. Куратор что-то разглядывал на потолке, хмурился. Интересно, о чем он сейчас думает, размышляла Мышка. Потом Рудольф вздохнул: - Продолжим подготовку к экзаменам, господа. Я вам раздам вопросы по психологии. Обратите внимание на последний раздел "Методы воздействия на сознание и психические процессы. Сугесстия ". Занятия были слишком интересны, чтобы отвлекаться на вздохи Аллана, Лика с головой ушла в лекции. А интересно, этот болезный Ромео, что-то запомнил?
   В самом конце учебной пары Рудольф неосторожно спросил:- Вопросы?
   - А почему для введения в транс используются сочетания красного и черного на белом фоне? - Тут же, как чертик из табакерки выпрыгнула со своим вопросом Кер.
   - Там нет никакого фона, - возмутился Клозе. - Это триколор, белый можно менять, но такое сочетание проще в работе.
   - Меня интересует, почему именно такое сочетание используется для погружения в транс. - Не унималась Лика, - с психологической точки зрения этому есть объяснения?
   - Кер, давайте с вами продолжим после обеда. Если я правильно понял, вас интересует сочетание цветов в рабочих косицах.
   Лика активно закивала. Рудольф обреченно вздохнул. Эти прописные истины в гнездах узнают с молоком матери и обычно не обсуждают. Конечно, Кер не из гнезда.
   - Кер, плетение и его законы базируются не на сочетаниях цветов, а на их активных доминантах и ритмах.
   После занятий, идя домой и позже, отдыхая, Лика размышляла о том, какой приятный выдался день. Хорошо начался и замечательно прошел, Мышка обожала получать полезную информацию. Правда Рудольфу пришлось увеличить темп занятий и даже задерживаться на перемены. Но зато теперь у нее есть возможность подумать и поэкспериментировать в свое удовольствие с этими косицами. Вопрос где? Ответ напрашивался сам собой, отчего же не в подъезде? Хорошо бы еще Зарона немного раскрутить на информацию.
   У Лики сложилось устойчивое впечатление, что сосед знает гораздо больше, чем положено обычному врачу, даже закончившему академию Мор-э-Рии. И это может оказаться еще интереснее, чем мандалы, валькнуты и косицы. Мышкины мечты бродили вокруг одного дома в Остролистном переулке. Она воображала как возьмет краски и раскрасит стены в их подъезде, чтобы всегда быть на занятиях со светлой головой и до верху наполненной энергией. Лика представила себе вязь оранжевого, голубого и зеленого цветов. Это совершенно ошеломительно. Хейлин не заметила, как пропустила мимо себя нового преподавателя института, странненького старичка с забавной фамилией Гамус. Старичок с удивительно молодыми глазами проводил ее острым взглядом, словно отпрепарировал, и остался стоять у соседнего дома.
   Мышка, погруженная в свое цветное воображение, даже не заметила маявшегося на крыльце Тони вар Форнела, пока не столкнулась с ним нос к носу.
   - Ты чего? - удивилась Хейлин.
   - Поговорить надо, - огрызнулся Тони, - но не здесь. Пойдем, посидим.
   - Где?
   - Где хочешь. Хочешь, пойдем в Золотой пестик?
   - Нет, спасибо, но я иду домой.
   - Нам нужно серьезно поговорить, Кер! - Возмутился Тони.
   - Ладно, - согласилась в такт своим мыслям Хейлин. - Тогда пойдем ко мне.
   Они поднялись на третий этаж. Рядом с ликиной дверью маялся Аллан. Лика удивленно вскинула брови.
   - Меня впустил господин Зарон, - промямлил Бэкк, отводя глаза от Тони. Мышка, стоя у двери, лихорадочно вспоминала, где же у нее лежат лекции Клозе. Потом решила, что на кухне их, скорее всего, нет.
   - Проходите, раздевайтесь и идите на кухню. Это прямо, сами найдете.
   - А почему на кухню? - Удивился Тони.
   - Потому что, у меня сейчас по графику второй ужин, - любезно соврала Мышка. Она прошмыгнула впереди парней, чтобы зажечь свет. Аллан заинтересованно осматривался, Тони хмурился. Лика включила чайник.
   - Я переоденусь, а вы устраивайтесь, как удобно, сейчас будем пить чай.
   - Не торопись! - раздался за спиной чей-то шипящий голос. Лика подпрыгнула, разворачиваясь в прыжке на сто восемьдесят градусов. На входе стоял злющий, как буква "зю" Стрэсс.
   - Привет, Стрэсс, я быстро переоденусь и вернусь. Я быстро.
   Лика шмыгнула мимо него, чтобы замести следы преступления и спрятать лекции. Больше для конспирации, она вырядилась в коротенький розовый халатик из блестящего атласа с кружевом и тапочки, изображающие нечто воздушно-пушистое в тон халатика. В таком легкомысленном виде с кружевной рубашечкой под халатиком она впорхнула на кухню. И замерла, пораженная необычной реакцией. Да, ведь они меня в первый раз видят в коротенькой юбочке, спохватилась она. Да еще такой нежный розовый цвет. Из под расходящихся пол халатика, пикантно высовывался край еще более короткой шелковой, почти невесомой рубашечки, отделанной льежским кружевом. У Стрэсса чуть не отвалилась челюсть. Высокая и худенькая, с талией, перехваченной широким шелковым поясом Лика выглядела как полупрозрачная бабочка с голыми коленками, точнее голыми ногами во весь рост.
   - Чай? - попыталась разрядить затянувшееся молчание хозяйка. Она достала сливочно-фруктовый торт и конфеты из белого шоколада с орехами и ромовым пралине. Мышка часто ругала себя за любовь к нежному бельгийскому шоколаду, и это тогда, когда свой Российский должен был быть не хуже. Но ничего поделать со своей вредной натурой не могла.
   - Садитесь, у меня как раз четыре стула, на всех хватит, - улыбнулась она милой, детской улыбкой. - Садитесь же!
   Она села, махнув полами халатика. Дура! подумала она, почти вслух. Халатик и рубашечка бессовестно задрались, уже почти ничего не прикрывая. Ну не отдергивать же. Тони и Стрэсс нахально изучали ее фигуру, точнее, ее ноги. Бэкк, слава богу, думал о чем-то своем. Пуговиц на этом халатике вовсе не предусматривалось, поэтому полупрозрачное кружево рубашки и белье, которое было под ней, предстали во всей красе, открывая больше, чем скрывая. Да, всего не учтешь, грустно думала Лика. Ее грудь, прикрытая, только тонким кружевом стояла как солдат в почетном карауле, красуясь маленькими сосками. Стрэсс сделал попытку на чем-нибудь сосредоточиться.
   - Э...э, м...м, принцесса... - Неудачно начал он.
   Аллан и Тони испуганно вскинули головы от рубашки.
   - Э...э...э, - попытался продолжить свою мысль Стрэсс. - Может быть тебе лучше одеть что-то менее отвлекающее от мыслей.
   - Что именно? - невинно уточнила Лика, предательски краснея.
   - Брюки и свитер. - Подсказал третий хранитель.
   - Жарко же? - Возразила ему Лика, скорее из чувства противоречия.
   - Тогда брюки и рубашку, - не унимался Стрэсс. Лика обиженно посмотрела на мужчин, никогда их не поймешь, и пошла переодеваться, с высоко поднятой, якобы обиженной головой.
   - А то на нее даже неудобно ругаться, - прошептал в след Стрэсс.
   Когда она вернулась в синей рубашке и широких черных брюках, торт уже нарезали. На лицах всех троих появилось разочарованное выражение. Ну вот, подумала Лика, на них не угодишь. Теперь-то им, что не нравится? Одежда висела на Лике мешком, потому что после реструктуризации она похудела на двадцать килограмм. Тони не скрывал, что изменения в туалете хозяйки лично ему совершенно не понравились.
   - Раньше было лучше, - ворчал он. - Хоть на женщину было похоже.
   Лика нахмурилась. Младший вар Бэкк исправился.
   - Все же раньше было симпатичнее, чуть-чуть.
   - Из крайностей, нужно выбрать среднее. - Осознал свою ошибку Стрэсс.
   - Я в третий раз переодеваться не пойду, если так не нравится, предупреждайте меня о своих визитах заранее.
   Бэкк снова тяжело вздохнул, Лика разлила чай. Все молчали.
   - Давайте по порядку. Кому от меня что нужно? Тони, ты крайний.
   - Почему я, - возмутился Тони.
   - Ну не Стрэсс же, он как родной. - Удивилась Лика. Стрэсс нахмурился.
   - Ну... - На лице у Тони сменилось несколько эмоций, казалось, он натягивал на себя маску несколько раз, не зная, на чем остановиться. Сколько бы не примерял, настроение его не удовлетворяло. Лика уже собиралась прервать его актерские опыты, когда он все же родил слова. - Я даже не знаю, с чего начать. С отцом, это ты конечно зря. Он после болота в бешенстве. Головой в грязь владетеля гнезда вар Форнел...
   - Какого болота?! - В конец озверел Стрэсс. Неадекватная у него реакция, подумала Мышка.
   - Откуда я знаю, в какое болото она сбросила моего отца. Вот у нее и спрашивайте. За ним еще здоровенный мужик с полосатым бревном бегал и матерился по-русски. Гномом всяким его называл. Отец до сих пор работать не может, как вспомнит вчерашний вечер, так белеет со злости. Гномов в нашем роду никогда не было!
   - А может, были? - Подозрительно спросил Стрэсс. Тони вспыхнул.
   - Не было, я говорю! - Тони начал опасно размахивать руками, явно угрожая посуде.
   - Ладно - ладно, не было. И что? - Успокоила его Лика.
   - Ну, в общем, тебе нужно извиниться. - Закончил Тони. - А то, мой отец заболеет. А ему работать нужно! И Нейлу он никуда не отпустит. У нее уже началась истерика. А ты себе представить не можешь, что такое истерика у моей сестры! Это еще хуже, чем болезнь отца.
   - Может и могу. Да, семейка у вас! - Усмехнулась Хейлин. Аллан умоляюще смотрел на нее. - Все такие нежные и нервные. Что делать? Ладно, а если я извинюсь, Нейлу ко мне на Новый год отпустят?
   - Отпустят! - Энергично закивал Тони. - Ты мою сестру не знаешь. Еще и спасибо скажут Ей замуж давно пора, а жених старый, болеет. Точнее, после ее визита к нему в гнездо и заболел. И сколько еще будет болеть, ума не приложу, так что, пусть моя сестра идет куда хочет, но перед отцом извинись, он ведь тебе ничего плохого не сделал?
   - Извинюсь. - Пообещала Лика, глядя на Аллана. Тот поднял глаза, и в них засветилась надежда. Тони посмотрел на этот немой диалог и передернул плечами.
   - Да, женская красота великая сила. - Невпопад сказал он.
   - Какое болото?! - Продолжал возмущаться Стрэсс. - Нам с тобой поговорить надо. Тимур жаловался.
   - Ну, что еще! На что этот паразит болотный жалуется? То же, мне, царевич лягушка!
   - Лика! - Рявкнул Стрэсс. - Ты не выкручивайся. Кто, намедни, сбросил в болото чокнутого гнома в длинном пальто! Он там такой визг на устроил, таким матом, причем, матом по-русски покрыл Тимура, что тот прыщами покрылся, до сих пор отлетают. Тимур от неожиданности заикаться стал, с утра не отошел, думал, никто лучше его на болоте ругаться не умеет! Он разметку делал, пограничные столбы устанавливал, трудился в поте лица, и тут, ему на голову валится тощий мелкий гном с наглой харей и чуть не топит его в болоте своей руганью!
   - Мой отец не гном! - Заорал Тони. - Он глава гнезда вар Форнел из Альвэ!
   - Да мне, совершенно по фиг, кто он! - Возмутился Стрэсс. - Чего он на моего инспектора кидается, как бешеный пес! Что он ему сделал?
   - Да этот гоблин моего отца чуть в болоте не утопил, по голове бревном хотел заехать!
   - А кто моего инспектора по матери, дальше чем любой русский послал!
   - Ну, вот и поговорили. - Грустно резюмировала Лика. Аллан вертел головой, пытаясь соображать вместе со всеми, но заметно отставал.
   - А кто Тэру, чуть не до инфаркта довел! - Продолжал орать Стрэсс. - Кто в нее кустиками и лягушками кидался! Бандит твой отец!
   - Дура ваша Тэра! Лягушек испугалась, пусть к психоаналитику сходит, полечится.
   - Кто сходит к психоаналитику? Тэра! - Удивилась Лика.
   - А кто налетел на Тимура с кулаками?
   - А кто моего отца за грудки хватал?
   Лика мечтательно рассматривала свой потолок, но потом не выдержала.
   - Слушай Стрэсс, может вам еще и гнездо завести? Чувствую, что с вар Форнелом сработаетесь на все сто. Он вроде ничего, сообразительный. Вот только его Нейлиту нужно будет к тому времени выдать за муж. Нейла и Пар-э-Мор вещи не совместимые, на мой взгляд.
   - Рехнулась! Да старина Пиррит повесится на собственном хвосте, когда о гнезде узнает.
   - Лучше бы на кишках, надежнее было бы. Хотя, опять же, если на него натравить Нейлу... - Устало вздохнула Лика.
   - Да, а кто интересно будет пахать? - Возмущался Стрэсс.
   - Вар Форнел...
   - Смешно до колик! - Рычал третий хранитель. Тони и Стрэсс были готовы драть друг другу горло. Ну все, подумала Лика, пора что-то делать с этими двумя, и теми то же.
   - Аллан, в холодильнике водка стоит, достань. - Через несколько секунд на столе стояла прозрачная запотевшая бутылка и рюмки.
   - Ладно, парни, - решила инициировать собственный процесс примирения Лика. - Вы все недовольны, так? Всем все не нравится! Все хотят извинений! Могу понять Тимура, он нервный, его гномы достали. Могу понять Канела, его дочь достала, так, что никому мало не покажется, и всем гномам тошно станет. Вывод один, нужно встречаться за столом переговоров. Вот единственное, что приходит в мою голову, так сразу. На болоте нельзя, Тэра снова заболеет, если Канела увидит. У меня, то же нельзя, места мало. Значит, остается одно решение, встречаемся у Канела. - Тони не понял такого поворота событий и внимательно разглядывал Кер и странного встрепанного волосатого мужичка в белой шелковой рубашке отделанной дорогим эльфийским кружевом.
   - Значит решено. Встреча состоится у вас, Тони. Согласен? Если да, то я извинюсь, твой отец извинится, Тимур извинится то же, нечего людям по голове столбами махать. Короче все собираются со своими извинениями. С меня торт, с Канела коньяк, с тебя, Стрэсс, Тимур, с Тимура, сам знаешь что. С тебя, Тони, ужин.
   Если все согласны, то завтра встречаемся у меня дома. Тони, я не знаю, где ваше гнездо, с тебя доставка.
   - Зачем встречаемся? - не до конца понял Тони.
   - Извиняться я буду, понял?
   - Угу. - Дошло до Тони. - Юбку одень. Отец меньше орать будет. Когда ты в розовом, на тебя хоть ори, хоть не ори, проку ни какого, одно желание, раздеть до конца.
   - Почему? - Изумилась Лика.
   - Не знаю. Беззащитность какая-то. А когда так в брюках, то только по морде дать хочется, а раздевать нет.
   Лика на минутку задумалась.
   - Лучше я так на экзамены приду, по высшей математике. - Вслух размышляла она. У Стрэсса тут же зачесался нос. Он хрюкнул и налил себе водки побольше. Аллан недоумевающе смотрел на Лику.
   - Так и придешь? В нижнем белье!
   - Зачем же в нижнем, можно и в верхнем, вся соль в том, какое это белье. - Мышка явно обрадовалась своей сообразительности. Она уже несколько дней ломала голову, чем бы поразить воображение ее преподавателей. Теперь выход нашелся сам, причем легкий.
   - Лучше не надо. - Попросил Бэкк.
   - Почему?
   - Нас пожалей, мы же засыпимся!
   - А я последней буду заходить. - Нашлась Мышка.
   - Круто. - Не выдержал Тони. - А к вам новеньких еще берут?
   - Берут, - согласился Аллан, - из гнезд берут.
   - Сестру надо будет отправить, пусть поучится.
   - На нее же все будут смотреть! - Испугался Аллан.
   - Зато дома ее целый день не будет! Сечешь, парень! Пусть посмотрят, она не облезет. Хорошая идея насчет института, Кер. Надо будет отцу подсказать. Все гнездо от счастья на стены полезет! Надо же как-то жить, сессию ей, конечно, не сдать, но хоть полгода в относительной тишине. Всем до завтра. - Тони откланялся.
   - Почему-то я не совсем уверена, что мне нравится эта идея - После его ухода размышляла Лика. Нет, совершенно не нравится!
   - Проще надо быть! - Согласился Стрэсс. - Она хорошенькая?
   - Очень. - Прошептал Аллан.
   - Да, нужно будет с ее отцом поговорить, Рейсту ведь нужно мыть пробирки. Тимур все время норовит из лаборатории на болото удрать, говорит, что у него там гномы бегают. Но пробирки же, кто-то должен мыть? Рейст Тимуру предложил на гномов заклятье наложить, чтоб на болото ни ногой, а Тимура к пробиркам... Так, он не согласен. Орет, сам справлюсь, энтузиаст хренов.
   Надо же, какие третий хранитель слова выучил, и как быстро, подумала Лика. Это, какое же расширение парэморского кругозора!
   - Правильно, Стрэсс. Это замечательная идея, стажироваться в лаборатории такого крупного мага как второй хранитель Пар-э-Мора! И дело женское, и дисциплинирует хорошо, Канел я думаю, согласится. Хотя... В конце концов, пробирки можно новые купить.
   Аллан совсем сник. Лика посмотрела на него и улыбнулась.
   - Думаю, что Аллан то же будет рад иногда мыть пробирки вместе с Нейлой. Правда, Аллан? - Обратилась она к Бэкку.
   Тот замер, не веря своим ушам. Но тут же согласился помочь.
   - Осталось только девчонку уломать. - Улыбнулась Лика. - И это будет, пожалуй, самой сложной частью моего плана.
   - А что будет не самой сложной? - Спросил Стрэсс.
   - Если познакомить Нейлиту со всеми в нашей группе, то будет трудно найти такое количество грязной посуды.
   - Глупости, у магов не бывает мало грязной посуды. - Фыркнул Стрэсс, грозя пальчиком, - хитрая ты. Шустрая на пакости, однако, парня пожалей.
   Бэкк стоял в коридоре, белее мела.
   - Чушь все это Аллан. Плюнь и разотри, за тебя ее все равно не отдадут Учись получать от жизни хотя бы маленькие удовольствия. - учила соседа по парте Мышка.
   - И что делать?
   - Развлекайся, люби, дружи, пока есть возможность. Лови момент, или его поймают другие.
   - Как же его ловить, если ты обещаешь ее со всеми познакомить. - Не уставал ныть Бэкк.
   - Но я же, даю тебе фору на Новый год! Она и ты, у меня в гостях, придешь?
   - Сводница, - лениво бросил Стрэсс, поедая третий кусок торта.
   - На себя в зеркало посмотри, уши кошачьи. - Нежно ворковала Лика, расслабляясь и развлекаясь.
   - Да, в халатике ты смотрелась лучше. Хоть смущение какое-то на лице было. - Нежно огрызнулся Стрэсс.
   Раздался звонок телефона, Лика взяла трубку.
   - Хвостик! - Завопила она радостно. Уже у подъезда? открываю. Лика нырнула к двери, хотя на ее лице боролись различные чувства. Через несколько минут по коридору застрекотали каблучки.
   - Хвостик, как я рада тебя видеть! - Пискнула Мышка. - Где собираешься встречать Новый год? Входи Саймон.
   Девчонки нежно попискивали, словно не виделись целую вечность, столько всего произошло, хотелось сесть и поговорить по душам. Вечно эти мужчины вертятся вокруг, презрительно морщась по поводу их женских разговоров. Саймон держал в руках торт. Лика тяжело вздохнула.
   - Фруктовый?
   - Конечно! - Бросилась пояснять Ленка. - Нужно же беречь фигуру, а Саймон любит шоколадный, лишь бы брюхо набить!
   Саймон и девушки вошли на кухню. Ленчик немедленно бросилась на шею Стрэссу, вопя от счастья как резаная. Хранитель от неожиданности опешил, но принципиально не возражал. Надо же, думала Лика, когда это они успели так подружиться? Но большинство известных ей женщин испытывает к кошкам самые теплые чувства. Они такие нежные и пушистые, и не орут на вас, пока не захотят есть. Но это к Стрэссу не относится, орать он вполне в состоянии, и совершенно по пустякам. Подумаешь, переругались мужики на болоте, а он, сразу прибежал разбираться, его Тимура обидели! А Ленчик со всеми дружится исключительно быстро, ее можно даже с Тэрой подружить, если сильно постараться. Интересно, к ней Ленчик то же полезет обниматься от избытка чувств?
   Но, то Тэра, а то, мягкий и пушистый Стрэссик. Хотя и это, пожалуй, слишком, а как же Саймон? Но есть ведь такие мужчины, их всегда хочется гладить и трепать за загривок. А они устроятся рядом и будут нежно мурлыкать в свое удовольствие. Однако их не так много. Лично она за свою жизнь встретила только четверых. Серж Вейс, Игорь Большов с ее бывшей работы, Стрэсс и Ка Май. Ну, еще, может быть Мрак, хотя он дракон. Интересно, а драконы мурлыкают? С другой стороны, может быть, она слишком редко надевает свой розовый халатик?
   Наконец, Лика сосредоточилась на Саймоне. Тот солидно объяснял, что сейчас в гости завалятся еще двое, Лис Скола и Яночка, эта парочка то же решила не идти в гости с пустыми руками, и отправились в магазин, за чем-нибудь вкусным. Сейчас будут. Лика отчаянно радовалась, что ей мешают учить психологию. Нужно оставить Ленчика у себя дома на пару дней и поучить психологию вдвоем, потому, что Ленчик с отличием закончила психологический факультет университета и может профессионально комментировать лекции их куратора, так запоминать легче и интереснее. Но тогда придется оставлять и парней, им то же нужно учить, но впятером психологию не выучить, это точно. Попытаться?
   Появилась вторая пара. Лис был от себя в полном восторге. Какая дивная идея, приехать в гости с Янкой. Правда Янкиному сыну, одиннадцатилетнему Арсению то же до смерти хотелось к тете Лике, но было не понятно как к этому отнесется хозяйка дома.
   - Нормально, конечно, взяли бы Арсения, - он как раз из тех, кто может мурлыкать в унисон, мысленно добавила Лика. А может в его возрасте все мурлыкают? А в десять лет он мурлыкал еще больше. - Если хотелось, конечно, привезли бы.
   Янка расстроилась, Лис то же. Они решили, что зря оставили дома парнишку. На выручку рванулся Стрэсс, видимо, еще не пришел в себя после Леночкиных приветствий. Он пообещал быстрее ветра доставить мальчишку к тете Лике, если Яночка представит его себе в ее доме. Та, сдуру, представила. И, перед всей честной компанией предстал одиннадцатилетний Арсений в одних трусах, ошарашенный и изумленный до нельзя. От обиды и конфуза он заревел, стесняясь своей одежды, повернулся и удрал в комнату. Янка побежала за ним, Стрэсс испугался. Лика потребовала от него снова взять на пеленг янкину квартиру и доставить ребенку одежду.
   Минут через десять все пришли в себя, даже Арсений, с мокрыми от обиды глазами. Он успокоился и напряженно думал, какой из трех тортов вкуснее, и поскольку, от одного осталось меньше половины, решил, что это именно он. Не вполне логично для данного случая, но Лика не возражала. "Президентский" оказался лучше, потом разрезали "Фруктовый рай". Все были счастливы и довольны. А через полчаса снова позвонили в дверь и Лике снова пришлось идти открывать. Все! Психология накрылась, думала Мышка, подходя к двери. Кто бы это мог быть?
   В подъезде стояли Айриз, Зарон и Лаэрсис из цветочного магазина с похоронным настроением на лицах. В голове хозяйки зазвенел тревожный звонок. Так, грустно подумала Лика, не все коту масленица, будет и великий пост.

Глава 9

Очень грустная история.

   Хлеба убрали, а поля покрыты снегом, пришло в голову невеселое сравнение. Что же у нас случилось сегодня? Что ж настроение-то такое, похоронное настроение у вас, господа? Тьфу, за что мне так не везет в жизни. Только что все было замечательно и хорошо, только что в моей квартире был полный и щедрый праздник. И вот! Лето сменила осень. Ты все пела, это дело... Так и будем стоять у дверей? Как же мне иногда хочется уйти от этого мира, ничего не видеть, ничего не слышать. А вот ничего говорить не получится! Что ж радость и развлечения нам остается искать днем с огнем. Все в горы, в леса, долы, подальше от людей, да и эльфов...

* * *

   Что могло собрать у моих дверей такую разношерстную компанию, лихорадочно размышляла Лика. Стоять больше не имело смысла, говорить пришлось начинать ей: - Вечер добрый, - начала она издалека.
   - Не для всех. - Поправил ее Айриз. - Нам нужно поговорить, Несущая рассвет.
   - Конечно, проходите. - Любезно предложила Лика.
   Гости осторожно вошли. По лицам троих мужчин нельзя было догадаться, что именно происходит, но сама абсурдность такой компании, собравшейся у ее дверей, настораживала. Действительно, что объединяет институтского врача с эльфом и драконом? Зарон открыл дверь своей квартиры и вывел оттуда за руку девушку. Эльфийки с заплаканными глазами попадались Лике не часто.
   - Вы проходите в холл, у меня там друзья. - Ей пришлось направлять вновь прибывших в гостиную.
   - У вас очень редко не бывает в доме гостей. - С непонятным выражением проворчал Зарон. Что это с ним? Рад он, или не рад, изумилась Мышка. И опять же, с чего ему радоваться, гости же не его.
   - Кто у вас? - Спросил Лаэрсис, когда все вошли и начали рассаживаться. Эльфы, конечно, сели на диван, Зарон и Айриз заняли кресла.
   - У меня Стрэсс и подруги с однокурсниками. Может быть чаю?
   Новая партия гостей неожиданно замолчала.
   - А еще у меня есть замечательные торты, и водка, то же есть, - не задумываясь, добавила хозяйка.
   - Вы пили? - Настороженно спросил Зарон.
   - Совсем каплю, чтобы снять нервное напряжение. Может быть чайную ложку, обильно запивая чаем и заедая тортом. Так что, это можно воспринимать как лекарство от стресса. Лика задумалась над тем, что сказала. Простая игра слов? Но Зарон облегченно выдохнул, а Айриз глубоко вздохнул. Мышка решила, что хорошего не может быть много, все хорошее когда-то заканчивается. Причем, чем его больше, тем тяжелее потом разгребать плохое. Вот так и у меня. Закончился такой хороший вечер. Новые гости сидят как на поминках, так и хочется спросить: - кого хороним, товарищи? Первым, утомительного молчания не выдержал Зарон. Он окинул всех собравшихся взглядом и приступил к блиц опросу.
   - Кер, как у вас с альтруизмом? - издалека начал он.
   - Когда как, - в тон ему ответила Мышка. - А что вы хотите, конкретней? Кого нужно спасать сегодня? Вот всегда так, сначала меня ругают, а потом дайте им кровь земли или еще лучше, спасите планету от гибели. Ладно, хоть сегодня без пистолетов. Что еще новенького? Ругать будете?
   - Нет, - быстро ответил Лаэрсис. - Нам нужна помощь.
   - Это и ежу понятно, - буркнула Лика, чувствуя себя самой настоящей бабой Ягой, которая сначала всех гоняет метлой, а потом помогает добрым молодцам отстоять кого-нибудь от злого ворога.
   - Хейлин, нам нужна ваша помощь. Кроме вас никто помочь не сможет никто. - Канючил Зарон. Лика раздраженно подумала про себя, короче, Склифосовский, но вслух сказала совсем другое.
   - Нельзя ли ближе к делу, господа?
   - Я поясню, - снова вклинился в разговор Лаэрсис. - Понимаете, Хейлин, межвидовые браки очень редко дают потомство. Чаще всего такая связь приводит к смерти матери и ребенка. У нас именно такой случай. Нечаянно Тальсис, это моя подопечная, влюбилась в одного из молодых драконов крыла Айриза. Найдар, Несущий блики Луны, отвечал на ее любовь взаимностью, и они были счастливы. Молодые драконы очень эмоциональны и легко влюбляются...
   Как мне плохо, думала Лика, а я-то считала, что перед Новым годом мне вполне хватит влюбленного Бэкка, так нет. Решительно все вокруг меня влюбляются, и только одна я, как идиотка решила выучить психологию.
   - ... Найдар пошел на эту связь, не думая о последствиях, - продолжал говорить Лаэрсис. - Теперь поздно. Тальсис ждет ребенка и ей угрожает серьезная опасность. Ей, и ее ребенку грозит смерть. Что-то происходит в этом мире, планета препятствует рождению детей у драконов. Зарон сказал, что это не первый случай...
   - Организм Тальсис перешел на обмен веществ ее ребенка, но чуждые клетки отторгаются, как раковые или больные, - влез в разговор Зарон. - Она теряет силы, и ее ребенок не растет как положено. Они обречены, только ты можешь помочь.
   - Но как? -Стушевалась Лика.
   - Ты можешь заставить ее клетки принять программу перестройки организма и стать драконом, хоть чуть-чуть. Раньше так и было. Но в теперь что-то испортилось, и чужие женщины больше не могут приспосабливаться и вынашивать наших детей. В мире все изменяется, планета больше не принимает нас как своих. Ты меня понимаешь? - Закончил Айриз. Он тяжело вздохнул. Лика молчала. Тогда дракон продолжил. - У нас всего три дракона женского пола и больше сотни мужчин, более половины из них очень молоды.
   - Понятно, - вздохнула Лика. - Мне нужно подумать, что можно сделать, а вы посидите немного. Я сейчас приду.
   Под таким благовидным предлогом Мышка закрылась в ванной и пустила воду.
   - Мрак, Мрак, ну отзовись! - Звала хранителя оси Мышка. - Сам же потом будешь ругаться за самодеятельность.
   - Что опять случилось? - слегка недовольно ворчал хранитель южного полюса оси. - Почему ты вызываешь меня в ванной?
   - Я иначе не могу, у меня везде гости. Они такие, могут вломиться куда захотят, а здесь заперто. - Отбрыкивалась от любопытствующего Мрака Лика. - Знаешь Айриза? Так вот, у драконов проблемы с того момента, как чуть-чуть не случился маленький апокалипсис, помнишь?
   - И что? - Удивился Мрак. - Ты что, одна на всех, дай поищу в вашем языке соответствующий оборот. Ты мать Тереза, да?
   - Нет, Мрак, лучше поищи в нашем языке и информационном поле другой оборот. Это и в правду страшно, поставь себя на место наших драконов. У них больше не могут рождаться дети. Ни от людей, ни от эльфов.
   На какое-то мгновение Мрак замер. Установилось недовольное короткое молчание.
   - Допустим, и что из этого? Точнее, Гусеница, что тебе в этом? Рвешься спасти весь мир, глупый выползок?
   - Не злись, пожалуйста. Я еще ничего не делала. Ты это хотел услышать?
   - Что услышать, детеныш? Ты о чем?
   - Просто так ничего не бывает, - продолжала настаивать на своем Лика. - Если драконы Лейды теперь не могут иметь детей, значит это кому-нибудь нужно.
   - Глупости! - Громогласно возмутился хранитель южного полюса оси миров.
   - Ты же знаешь, что нет. - Обиделась Лика. - Неужели тебе жаль, что у наших драконов будут рождаться детеныши!
   - Фи, Гусеница. Они не драконы, а генетически модифицированные копии. - Поправил Лику Мрак. - Лично мне все равно, пусть размножаются. Она человек?
   - Эльфийка!
   - И что, - изумился дракон без модификаций. - Какие могут быть проблемы, червячок? Эльфийки всегда могли стать полудраконами, если ждали ребенка от дракона.
   - Да, могли, но теперь ее обмен веществ как-то странно изменился. Клетки ребенка отторгаются как чужие. И мне нужно блокировать эту программу отторжения. Поможешь?
   Мрак задумался о чем-то своем. Его хвост нервно бил об пол помещения, где он находился, что-то зло щелкало.
   - А ты не торопись, червячок, возвращайся к гостям. Мне придется кое-что выяснить, я скоро буду. Только ничего не делай сама. А то, огненный брат тебя съест!
   - Знаю, не идиотка, сразу поняла, откуда растут ноги этой проблемы. - Взбрыкнула Мышка. - Потому и хотела вначале поговорить с тобой! С ним ведь, говорить бесполезно.
   - В какой-то мере. - Согласился Мрак. - Иди.
   Лика вздохнула и вышла из ванной. В коридоре стоял напряженный Зарон, внимательно разглядывающий стилизованные под готику светильники.
   - Ну что? - нетерпеливо спросил он.
   - Еще не знаю, что будет. - Успокоила его Лика. - Пойдемте пока пить чай, нужно выдержать небольшую паузу. У нас есть замечательная поговорка, про то, что утро вечера мудренее. Впереди у нас целая ночь. Опять же... Может, еще не все торты съели? Хотя за тортами снова послать можно, парни привезут.
   - Дело не в этом. - Попытался достучаться до нее доктор.
   - В этом, в этом. Нужно немного подождать. Вы же ничего не понимаете.
   - Это ты не понимаешь, - прервал доктор. - У девушки страшный токсикоз, боюсь, она может не дожить до утра. Ты их последняя надежда.
   - Не последняя. - Возмутилась Лика. - Пойдемте, расстраиваться пока рано, может быть, все уладится.
   На самом деле, ей было отчаянно жаль драконов и Тальсис. Она понимала, что что-то надо предпринимать срочно, иначе будет поздно. Мысленно она дала Мраку полчаса, потом будет пытаться спасти эльфийку сама. Назло Падшему, чего бы ей это не стоило.
   Лика вздохнула и поплелась в холл. Что же это такое, одни вздохи от любви, и совершенно никакого удовольствия. Вот и влюбляйся, отчаянно завидовала Мышка. А драконы, они еще такие...
   Какими драконы были на самом деле, она не успела додумать до конца, потому что, почувствовала состояние девушки. Мышка с размаху плюхнулась в кресло, в котором раньше сидел Зарон, и закрыла глаза, отпустив свою интуицию. Сплетались в информационном поле нити событий, высвечивали лучами лазеров взаимосвязи. Лика снова увидела в отдалении кольцо Земли и его владетеля. Он в бешенстве, от того, что его не спешат будить. Но как много он уже может сам в своем ледяном гробу! Уже не мертвец, и еще не живой. Теперь он пытается диктовать ее миру свою волю. Скоро реки крови зальют землю в малых войнах. Каждый правитель сильной державы будет ощущать себя великим завоевателем, искать слабых и сырьевые придатки для собственного обогащения. Ри Нон пытается уменьшить численность населения Земли руками самих людей, не шевелясь в своем гробу. Будет свирепствовать стихия, уничтожая урожай, снова проснуться вулканы, которые спокойно спали много веков.
   Ему не нужны люди, не нужны свободные и дерзкие, он готов терпеть только послушных рабов своей воли. Что же будет с моим народом? Лика печально сжимала колени, свернувшись в маленький комочек, подтягивая ноги к подбородку и принимая позу зародыша, максимально усиливая свою защиту. Мышка поняла, что Мрак ничем ей не поможет, не пойдет против своих братьев, в лучшем случае не помешает и сохранит жизнь эльфийской девушке. И это будет особой милостью, по отношению к маленькой пушистой гусенице, которая пока нужна обоим хранителям. Нужна, пока не проснется их брат.
   Неожиданно она наткнулась в своих мыслях на новый голос. Нет, кажется, она уже слышала его, едкий и ехидный, это он тихим комариком напевал ей страшные мысли-картинки. Он же вел ее разум по тропкам всезнания, услужливо подталкивая в нужном направлении. Легко, словно перышком, направляя полет Мышкиных мыслей.
   Что же Ри Нону его кольцо? Почему кольцо? В чем его сила? Всего лишь двойник, точнее маленькая копия их планеты.
   - Тальсис, ты родилась на Земле? - с закрытыми глазами, тихим голосом спросила Лика.
   - Да, - ответил за эльфийку Лаэрсис.
   - А Найдар?
   - Да, - Повторил ответ эльфа Айриз.
   Хейлин с трудом распрямилась и подошла к девушке, двигаясь с закрытыми глазами. Села рядом, на место Лаэрсиса. Взяла ее руки в свои ладони.
   - Слушай меня внимательно, ты понимаешь меня? - Девушка слегка сжала ликины в руки в ответ. - Ты должна идти моим путем, как бы ни было трудно, больно или страшно. Нам идти глубоко, к сердцу Земли. Оно с тобой, и оно в тебе. Ты должна слиться с истинным сердцем планеты. Торопись.
   Мышка летела куда-то вглубь, не слыша звонка в дверь, ни приближающегося с кухни Стрэсса.
   - Слушай меня, пока могу, я научу, но скоро моей власти на этой планете не будет. Вы должны сами сливаться с сердцем нашей Земли. Айриз, ты слышишь меня, смотри! Лика полностью соединилась с огромным кристаллом энергии, целиком растворяясь в нем. Дыши с планетой, живи с планетой, как я. Лика ушла в глубокий инсайт, вместе с эльфийкой. Они вместе стали их планетой. А потом, когда слияние завершилось, Лика отдала приказ сделать Тальсис драконом, генетически не отличимым от женских особей их вида. Эльфийку начала бить сильная дрожь, ее сотрясали корчи и судороги. Тальсис быстро теряла воду своего организма. Вода сгорала, отдавая свою энергию для мощного преображения. Клетки ее организма перестраивались, точнее, подстраивались под генотип ребенка. Лика была проводником и направляющим лучом.
   Мрак вошел в комнату. За ним семенил Стрэсс с повешенной головой и несчастным видом. Они одновременно содрогнулись от силы, спрятанной в женских руках. Мрак замер. Мощность преображения была огромна, но ни каких следов процесса за стенами ликиной гостиной не ощущалось. Комната была спрятана от посторонних глаз. Хранитель оси глубоко поразился происходящему. Преображение было невероятным по своей мощи, такое может только женщина и мать. Изменить саму себя до последней клетки, отдать все, чем была, ради жизни своего ребенка. Так радикально поменять свою сущность! Кроме матери никто не был способен на подобное преображение, только женщина, уже осознающая свое пассивное женское начало. Сначала ей пришлось стать планетой, и только потом драконом.
   Парочки из кухни стянулись в холл, тихо выстраиваясь у стен. Так прошел час, потом второй, и Тальсис изменилась. Она сломала свою природу, она стала другой. Лика устала насмерть, но бывшая эльфийка еще больше. Кожа Тальсис стала голубовато - серой, наметились тонкие, полупрозрачные чешуйки, ногти превратились в когти. Изменился разрез глаз, она стала еще меньше и еще худее. Но она выжила, открыла глаза и изумилась увиденному.
   Драконы многое видят иначе, чем люди. Она смотрела на девушку, а видела смертельно уставшую женскую ипостась создателя. Мать, точнее дочь этой планеты. Какое-то время обе девушки испытывали одни эмоции на двоих. И Тальсис почувствовала горечь приближающейся потери матери-планеты. Эльфийка-дракон снова заплакала, почувствовав теперь ликину боль.
   - Как же тебе это удалось, червячок? - недоумевал Мрак в личине Моэрта. - Как ты сумела взять такой инсайт? Ты...
   Мрак не стал договаривать, что с такой силой слияния, ей легко убить Ри Нона и присвоить себе его кольцо, потому, что дочь ближе планете, чем спящий создатель.
   - Нет, ты не думай, я этого не сделаю. - Тихо сказала Лика. - Я понимаю его, и убийство не входит в мои планы. Это самое плохое начало для любого дела. Это гибель самого дела. Пусть Спящий проснется, пусть приходит. Но если только он посмеет... Ты меня понял?
   Моэрт - Мрак кивнул.
   - Айриз, бери женщину и возвращайся в крыло. - Отдал он приказ тоном, не терпящим возражений. - Иди! А тебе, Несущая рассвет, нужно лечь спать. Все расходитесь по домам!
   Через пять минут в квартире остались только Стрэсс, да затаившийся на кухне Зарон.
   - Что же ты делаешь, глупая маленькая Гусеница! - Отчитывал Лику Мрак. - Если бы ты не справилась, твое сознание сгорело бы, исчезло, ты погибла бы, ради какой-то эльфийки.
   - Нет, - прервала его Лика. - Нет, ты не понял. Я не позволю превратить мою планету в рабовладельческую плантацию. Не позволю уничтожить думающих и развивающихся, не позволю поставить на колени мудрость хранящих небо на своих крыльях и волю к свободе всех жителей моей планеты, у которых она еще осталась. Если он выступит открыто, я сотру его кости в прах и рассею в Кольце миров! Ты меня понял?
   - Я понял, глупый маленький выползок из только что проклюнувшегося яйца, слепой и глухой детеныш ночи. Червяк, только что увидевший мир, и решивший, что это его яблоко! Что ты видела? Ответь мне.
   - Я видела людей, которых пытаются уничтожить. Но эти люди вырастили меня, они дали мне самосознание и я не позволю их растоптать.
   - Но при чем здесь эльфы? Что они сделали для тебя? - не унимался Мрак.
   - Они, то же дети моей планеты, и они ее любят так же как я. Они так же считают ее своей матерью, значит мы родня. А если бы все было не так, то никогда не произошло того, что случилось.
   В комнате полыхнуло расплавленным золотом.
   - Ты, глупая мохнатая зверушка! - Топал ногами от злости Пиррит. Что ты себе позволяешь? Думаешь, что можешь быть владетелем на этой планете?
   - Дурак, - слабо огрызнулась Лика. - Я могу стать владетелем и Земли и Лейды прямо сейчас, убив твоего брата, или не убивая его. Но я не хочу править в этом мире. Не хочу править людьми. Ты знаешь, как здорово быть ребенком? Я понимаю, что это инфантилизм, но право слово... Нет, я понимаю, от чего отказываюсь, но пусть я буду ребенком, пока. Да, я личинка, выползок, но я не червяк! Я... как человеческая богиня Кали, танцующая на белом, несущемся куда-то тигре. Я Земля и вселенная, я разрушение и созидание. Я вечная борьба двух начал. Света и тьмы, покоя и движения. Вы хотите меня зафиксировать, остановить мой танец. Хотите остановить танец моих мыслей, воплощенный в энергии. Вы говорите мне, что покой это все. Вы лжецы и убийцы! Я знаю, что вы хотите меня убить! Может быть не ты, Мрак. Но вы хотите убить одно из моих я, и значит меня! Не позволю!
   Думаешь, что ты, Пиррит - воплощение активного начала? Ты лентяй и дармоед! В тебе ли, воплощение потока огня? Без своего брата ты ничто! Только вдвоем вы способны на танец, который я танцую одна. Потому, что я женщина! А вы два раздавленных инвалида на костылях собственного разделения. Не суйте мне ваши подпорки! Может быть, я и червяк, но я летаю. А вы, крылатые, ползаете в своих пещерах. Трусы, вы боитесь меня, боитесь тех изменений, которые я несу в ваш мир! Извини, Мрак, но я не могу говорить о вас, как об отдельных индивидах.
   - Как ты догадалась, кто мы?
   - Это не трудно, ведь только между прошлым и будущим образуется настоящее. Одна энергия бессильна, когда ее не сдерживает пространство ограничения. Может быть, я не до конца понимаю роль вашего спящего брата в творении этих миров, но понимаю, зачем вы хотите, что бы он проснулся. Вы хотите бесконечно растянуть миг. Но ведь вы можете управлять временем сами для себя, разве нет?
   - Конечно нет, чтобы создать вселенную, или мир нужны четверо, так же, как разумный организм начинает свое формирование после того как из одной возникают четыре клетки.
   - Не знаю, я не уверенна, и нужно подумать. Лично мне кажется, что вполне хватит и одной, суть в том, сколько информации она в себе содержит. Но если так рассуждать, то может не хватить и восьми клеток.
   - Восемь, плохое число для инициации начала, оно стабильно в своей завершенности, для движения вперед нужен девятый элемент. Восемь, так же плохое число, для ищущих власти. Число их должно быть нечетным. Четность равновесна, нечетность дарит скачок и позволяет сделать шаг к свершению. - Наставительно проворчал Мрак.
   Лика пожала плечами, не до конца понимая, о чем он говорит. Пиррит раздраженно зашипел, стрельнул в брата глазами и исчез.
   - Почему он всегда такой возмущенный, - обиделась Лика.
   - Он будущее, которого еще нет, но ему, тоже хочется быть. Понимаешь, Гусеница?
   - Да, понимаю, всегда хочется больше, чем у тебя есть. Типично для людей, между прочим. Кстати, лично я ощущаю присутствие четверых. Вопрос, а зачем тебе пятый элемент? Или я должна была сказать вам?
   Мрак приложил к своему безгубому рту палец и исчез, рассеявшись туманной дымкой. Вдалеке едва-едва, слышалось далекое хихиканье четвертого брата.
   - Кто ты? - Спрашивала Мышка, но не слышала ответа. Пустота хранила молчание. Пустота скрывала присутствие. Пустота манила, и одновременно отпугивала от себя.
  

Глава 11

Лабиринт

   Человек должен уметь говорить "нет". Говоря "нет" мы, прежде всего, утверждаем право "свободного выбора". И только свободный выбор ведет к эволюции. Вся эволюция человека только и делает, что говорит "нет", своим предшественникам. Народы сменяют другие народы, отрицая все предшествующее с тем, чтобы создать будущее. И будущее прекрасно, потому, что оно неизвестно. А ушедшее прошлое, лишь своим отсутствием открывает дорогу грядущему. Хочешь идти вперед, найди силы не смотреть назад. А что делать, если оставил позади дом, семью, любимого человека. Всегда есть что терять, даже бездомному и отчаявшемуся. Ничего не теряет только умерший. Но отказавшись, ищущий, приобретает стократ. Приобретает силу.

* * *

   Гости тихо разошлись, последним, осторожно, словно боялся наследить, уходил сосед. Он обернулся, чтобы спросить, но передумал и мягко закрыл за собой тяжелую дверь. Лика тихо бесилась от собственного бессилия и ненависти. Ей было плохо до тошноты, эмоции обжигали, нет, они вжигались в человеческую плоть ее юного, в своей наивности сердца. Ненависть и любовь вплетались в неразделимый узел. Где же взять меч, который разрубит его. Как обрести свободу и силу?
   Ночь принесла холод и тяжесть во всем теле. Никто раньше не бросал вызов Ри Нону. Лика легла и заснула. Сон выворачивал ее наизнанку. Тень хищной птицы гналась и нагоняла ее, сверкая небесно - синими глазами. Птица бросалась на Мышку и наносила удар за ударом. От такой неожиданности Хейлин Кер совсем растерялась. Удар - укол в ее горячее сердце. Еще удар и еще, еще. Появилась боль, она усиливалась с каждым броском черного ворона. Тяжелое одеяло ледяного холода упало на тело и душило ее своей тяжестью, не давая сделать спасительный вдох. Руки опускались, и поджимались от страха за свою жизнь ноги. Так, начинаешь понимать, что и во сне умирают люди. Снова вскипела черная злость. Развернулись плечи, и Лика выкрикнула Ри Нону - Я убью тебя! Убью, убью, шептали безвольные губы. Но с рук, уже рванулись молнии, не приносившие ворону вреда. Что может сделать небесный огонь, тому, кто давно мертв? Черный ворон наносил удары, каждый страшнее предыдущего. Лика колотила настырную птицу камнями и дубинами, била молниями, но бесцельный в своей перспективе, поединок продолжался. Ну все, надоело, больше не могу, хочу спать, поэтому просыпаюсь. Она села на постели дрожащая, в холодном поту, мокрая, как только что, родившийся цыпленок, чувствуя себя как маленькая, загнанная, мокрая мышь.
   Вот же сволочь, ругала Ри Нона Мышка, вот ведь обнаглел, а еще замороженный. Что же будет на этой планете, когда он проснется? Но ведь я устала, мне так хочется спать! И что, похоже, что спать мне придется в другое время. Что бы такое придумать? Ей не думалось, шел второй час ночи, ветер шумел за окном, ломая голые ветки серых тополей, словно заламывал ее руки. Лика, не выдержав, пошла звонить к соседу.
   Зарон открыл дверь, стоя перед Ликой в темно-синей, шелковой пижаме и безуспешно пытаясь продрать глаза. Поэтому Мышке показалось, что он уставился на нее с мрачной ухмылкой.
   - Кер! Два часа! - Пробурчал он.
   - Знаю, сама смертельно хочу спать, но не могу, меня мучают кошмары. Что мне делать?
   - Какие кошмары?
   - А это имеет значение? - удивилась мокрая и злая Лика. - Даже не знаю, что вам рассказать. На мой взгляд, совершенно неопытного человека, так происходит магическое нападение. Какая-то туманная наглая ворона долбит меня в астрале. И вот ведь гадство, ничто ее не берет. Камни, дубины, молнии, что только я не делала. Спать охота, до смерти. Доктор, вы можете отрезать меня от астрала?
   - Конечно, Кер. Если отрезать вашу голову, то все остальное отпадет само, за ненадобностью.
   - А если все же не так радикально? - Лика склонила упомянутую голову вправо. - Может что-то можно придумать?
   - Сейчас, посмотрю. - Зарон сделал шаг назад, и Лика вошла к нему в квартиру. Довольно скучно. Серо-желтая гамма и тривиальные хрустальные светильники. Интересно, чем болел этот дизайнер, астигматизмом или пуританской чопорностью, усиленной помпезностью. Впрочем, может так нужно, фэн-шуй, к примеру, такой.
   - Входи, - выкрикнул Зарон из комнаты. И Лика вошла. Вдоль стен стояли во всю высоту книжные шкафы от Гранж, что не ново. Поставщик у них с соседом, похоже, был один.
   - Единственное, что я могу вам посоветовать, это живой огонь в сочетании с аромотерапией и снотворное.
   - Банальные свечи, да?
   - Свечи, курительницы, таблетки.
   - Делайте, что хотите, мне уже все равно. У меня сегодня тяжелая деловая встреча, если не считать занятий.
   - С кем встречаешься? - как бы, невзначай спросил доктор.
   - С Канелом вар Форнелом. - Так же вскользь ответила Лика.
   - О работе договариваетесь? - как бы оборонил слова Зарон.
   - Нет, миримся. Я у него прощения просить буду.
   - Неужели. Может лучше не нужно, а то на этой планете начнется новая мировая война. И за что?
   - Не за что, а почему. Аллана угораздило влюбиться в дочь вар Форнела, Нейлиту. А я пообещала Нейле и Аллану пригласить их обоих ко мне на новый год. Кто же знал, что папаша Нейлиты доведет меня до того, что я его в болото макать буду. Ну макнула, а он в пух разругался с Тимуром, перепугал Тэру, расстроил Стрэсса. Теперь все они на меня дружно дуются. Так что, мне предстоит встреча двух миров в гнезде Канела. Дипломатическое посольство в лагерь обиженной стороны.
   - Зачем? - продолжал допрос доктор.
   - Чтобы Нейлу отпустили ко мне на Новый год.
   - Не понимаю, зачем?
   - Экий вы, господин Зарон непонятливый! Я обещала Аллану. Он в эту крашенную идиотку влюбился, а я как дура, ему помогаю.
   - Зачем, - продолжал настаивать доктор.
   - Потому, что дура.
   - Не почему, Хейлин, а зачем. Я что, непонятно говорю?
   - Да не знаю я, зачем. Что вы меня спрашиваете! Просто я обещала.
   - Совершенно не понимаю.
   - Это женская логика, мужская в это время должна отдыхать.
   Зарон пожал плечами, вытаскивая из ящиков и шкафчиков всевозможные интересные вещицы, свечи, спиртовки, бутыльки. Потом он вытащил из ящика целых два свертка со свечами
   - У тебя есть масляные лампы? - спросил доктор, продолжая, как фокусник вытаскивать из ящиков странные предметы, которым Лика не могла бы дать названия.
   - Две. - Сонно удивилась она.
   - Держи. - Доктор протянул ей две упаковки свечей, пачку таблеток и большую коробку с маленькими масляными лампами, без жидкости. Сам он взял большую бутыль с темно-синим маслом, и нагруженные всем этим скарбом они вернулись к Лике.
   В спальне, в мягком глубоком кресле, подперев голову рукой, тихо посапывал довольный собой Мрак. Он лениво приоткрыл глаза, потянулся и зевнул, прежде, чем спросить:
   - Не спиться, Гусеница? - В голосе звучал ничем не прикрытый сарказм.
   - А ты не знал? - тут же обозлилась Мышка.
   - Свечи не нужны, доктор, - прервал ее возмущение дракон. - Идите спать, а я за ней присмотрю. Масло и таблетки оставьте.
   - Если вас не затруднит, - вежливо обратился к ночному гостю Зарон, - то свечи то же пусть остаются, про запас. Спокойной ночи, Хейлин. Я пойду.
   - Спасибо. - Буркнула Мышка. Она осталась наедине с Мраком.
   - Ты умеешь мурлыкать? - Неожиданно спросила она у дракона.
   - Конечно, если от удовольствия. Таблетки пить будешь?
   - Если ты остаешься, то, наверное, нет. - Храбрилась смелая Мышь.
   - Ложись поудобнее, пушистая Гусеница, я зажгу лампы. - Мрак занимался делом, разливал масло по склянкам, расставляя их вокруг ликиной кровати. Когда круг из светильников замкнулся, Мрак что-то буркнул под нос и над фитильками взметнулись язычки светлого, почти призрачного пламени, источая приятный сладко-горький аромат. - Спокойной ночи, детеныш. Спи, мелкая пушистая гусеница.
   Через несколько минут мягкая вата сна охватила Лику и она сама, незаметно для себя начала мурлыкать. В комнате появился Пиррит. Он подкрался к постели Хейлин тихо и незаметно, как ночной воришка. Лика крепко спала.
   - Что ты с ней так возишься, брат? Почему вдруг, этот червячок так дорог тебе?
   - Она тринг, и она родилась. Значит это важно для нас. Ты сам называешь ее уменьшительно - ласкательно, почему?
   - Глупости, привычка, я начинаю к ней привыкать. А ее рождение случайность.
   - Случайность, есть лишь неопределенная закономерность. Она нам понадобится. Я это чувствую.
   - Наш спящий брат не доволен. Она вторглась в зону его интересов.
   - Она родилась в зоне его интересов, как она может в нее вторгнуться?
   - Ты же знаешь, что он имеет в виду.
   - Она нужна Кольцу. Зачем-то нужна.
   - Без нее намного меньше проблем.
   - Без нее нет движения, отсутствие поступательного движения может привести к разрушению структуры. Люди называют это третьим законом термодинамики.
   - Глупости! Думать о людях!
   - Что делать! Смотри, как она заснула. - Лика спала как котенок, свернувшись клубочком и уткнувшись носом в руку. Она тихонько посапывала, а внутри у нее что-то мерно урчало от удовольствия. - Какая она милая, похожа на маленького пушистого медвежонка.
   - Идиллия, фыркнул Пиррит. - Крошка выползок, уставший исследовать свой мир. Чего ты сидишь с ней, чего боишься?
   - Ри Нон чуть не забил ее во сне. А она, еще не умеет защищаться. Жалко же. Столько сил на нее потрачено.
   - Да, сил потрачено много, боюсь, ты успел привязаться к ней, брат. Слишком много ответственности, ты берешь на свои крылья. Ответственность - дело тяжелое.
   - Пусть спит. Ей сегодня предстоит потрудиться.
   Лика проснулась от нудного звона будильника. В комнате уже никого не было. Светильники погасли. Квартира была пуста. Мышка протерла заспанные глаза. Интересно, драконы приснились мне вчера ночью, или нет? Нужно будет спросить у Мрака, думала она, собираясь на занятия. Лекции пролетели на удивление быстро, может быть от того, что ее гораздо более интересовала предстоящая встреча в гнезде. Наконец, я увижу гнездо изнутри, размышляла Лика, скучая на последней парте. Аллан на занятия не пришел. Оказалось, что общий курс психологии он успешно прошел в колледже. А Лике так хотелось с кем-нибудь поболтать, например с Вейсом, обсудить предстоящую встречу, чего от нее ждать, как вести себя, как одеться, в конце концов. Но Рудольф, каким-то особым чувством воспринял Мышкино настроение и отсадил ее на последнюю парту. От остальной группы ее отделяли новенькие и Джи Джи с Таллером. Эту компанию, Лика не переносила физически. На соседней парте в поте лица трудилась вторая пара новеньких. Эдриано несколько раз поднимал голову, и Лика оказывалась в фокусе его внимания. Тогда их взгляды пересекались. Было похоже, что он знает о сегодняшнем вечере в гнезде вар Форнелов.
   В обеденную перемену в институт прискакал Тони. Он метельшил и суетился, создавая вокруг себя шлейф мелких проблем. Наконец, он наткнулся на отобедавшую Мышку и успокоился, услышав подтверждение назначенной на вечер встречи. У Лики начала чесаться правая ладошка, потом зачесалась левая. Помылся бы ты ежик, подумала Хейлин. Она хмыкнула, а ну, как это к деньгам? Никогда не вредно надеяться на лучшее. Наконец, жутко зачесался безымянный палец с парэморским кольцом.
   Устроившись на ссыльной последней парте, она уткнулась в кристалл с замком. Лика проваливалась внутрь глубокого омута, на дне которого находился замок, она летела вниз, словно на лифте, мелькали стены и окна. Стрэсс сидел в большом кабинете, больше напоминающем маленькую библиотеку. Огромные книжные полки с балкончиками в три яруса и лесенками к ним. Полки - башенки завораживали. Страшно хотелось бросить все, и нырнуть в этот книжный колодец, чуть запыленный с тусклыми корешками фолиантов. За огромным столом, похожим на стол их ректора, почти черным от времени, и с золотой вязью узоров по краю сидел взлохмаченный Стрэсс. Он говорил. И странно, как в телевизоре, его было великолепно слышно, но только ей, с кольцом, одетым на палец. Слышно было так хорошо, что Лика даже завертела головой, испуганно оглядываясь по сторонам. Никто не проявлял к ней особенного интереса.
   - Хейлин! - Возмущенно верещал Стрэсс, - ты меня слушаешь! Я спрашиваю тебя уже в четвертый раз. Во сколько мы встречаемся, в шесть, или в пять?
   - В пять, - про себя подумала Лика. - Ты меня хорошо слышишь? Если слышишь, встречаемся в пять у меня дома. Ты будешь голодный, тебя кормить?
   Стрэсс некоторое время озадаченно разглядывал свои руки. Несколько раз он даже встряхнул головой, наверное, тихий ликин вопрос показался ему слишком громким.
   - Скажи, - раздраженно начал он, - почему вы русские люди такие странные? Почему ты всегда волнуешься, сытые у тебя гости или нет? Почему Тимур постоянно поит гномов болотовкой, ладно, допустим в качестве эксперимента, но зачем им давать закусывать? Все болото покрыто наглыми голодными гномами, которые прутся к Тимуру с утра с претензиями на опохмел. И он их снова поит. Зачем? Ничего не понимаю. А ты, что хочешь накормить всех голодных, и согреть холодных? Ах, только своих гостей! Замечательно! Значит, к тебе в гости будут ходить все голодные и холодные в этом жутком мире. Ну и что, что не ходят! Это пока, пока они не знают, что у тебя можно бесплатно накормиться! Что значит, не обобщай! Я не обобщаю! Вы все странные, и какие-то непонятные. Не могу ничего хорошего сказать о твоей стране, так себе страна. Такое чувство гостеприимства это врожденная глупость! Ни один народ, не достигал высокой степени развития, с выраженной гипертрофированностью в этой области. Конечно, были, были такие народы, к примеру, светлые эльфы Бореи. Ну, и где они, позвольте узнать!
   - Я лично, думаю, что у нас, на Земле. - Успела вклиниться в монолог третьего хранителя Лика. - Могу конкретизировать, если хочешь, возможно, что и у нас, в России. Точнее нет, конечно, нет! Ты что, испугался? Они растворились в других народах. Мне кажется, что теперь наступает переломный момент, вновь начинают выделяться чистые линии эльфов. Проявляются эльфийские черты у наших ребятишек и молодежи, все больше и больше красивых, чистых, лучистых глаз с миндалевидной формой и удивленно изогнутыми уголками. Темные то же появляются, но они все больше ценят комфорт и покой, поэтому покидают нашу территорию.
   - Лика, Лика, о чем ты говоришь! Как хранитель Пар-э-Мора я должен был бы бегать сейчас по всем владетелям, собирая их на совет. И решать, что делать с вашей планетой и страной. Такого еще не никогда было! Если тебе дороги эти люди, молчи! Я буду у тебя сытым, не беспокойся.
   Лика отключилась. Снова аудитория. Нудный, недовольный голос Клозе, отвечающий на вопросы его студентов. Динамика внутригрупповых отношений в этих вопросах причудливым образом сочеталась с психическими процессами, а мотивация загонялась в какой-то далекий угол и рассматривалась под совершенно диким углом зрения, в абсолютно перевернутом виде. Бред какой-то, думала Мышка. Она тяжело вздохнула. Скука. Лика подумала немного, воровато огляделась и снова нырнула в кольцо. Она неслась над заболоченными равнинами северного полюса оси миров.
   Под ней сменялись монотонные ландшафты. Болота плавно перешли в возвышенности, с холмами, поросшими редкими лесами. Холмы сменились зубчатыми, острыми скалами, похожими на зубы. На верхней грани кристалла, в середине, в окружении отвесных скал, без единого кустика растительности находилось большое, правильной формы, круглое отверстие, уходившее в безмерную глубь. Жилище Пиррита, поняла прогульщица. Ступеньки уходили вниз, расползаясь по стенам расширяющегося колодца. Вход в пещеру дракона выворачивало наизнанку. Коридор напоминал колодец, шириной в несколько сот метров. В центре его находилась дорога, размерами с восьмиполосное шоссе. По нему в разных направлениях двигались бесчисленные гномы. Гномы были лохматыми, неопрятно - костлявыми, довольно неухоженными и неприятными на вид. Да, вид у них, какой-то нездоровый, отметила про себя непрошенная наблюдательница. Коридор расширялся, надвигаясь черной пастью, где горели светильники в форме газовых факелов.
   Вглубь, вниз, в центр кристалла мчалась Лика. Хозяина пещеры дома не было. Интересно, где шляется этот дракон, размышляла нахальная девчонка. Сокровищница. Хм, интересно, все же, где сам хозяин? Пиррита дома не оказалось, а она полагала, что драконы постоянно караулят свои богатства, конечно, когда не выясняют свои отношения с ней. Повсюду лежали кучи тускло мерцающего мусора. Ничем другим, этот покрытый пылью хлам, просто не мог быть. Какие-то огромные, запорошенные серым налетом времени кристаллы. В одном было протерто окошечко. Любопытство притянуло взгляд Мышки. Она всмотрелась и отпрянула. Это гробы, поняла она, за гранью кристалла находилось лицо очень красивого юноши, эльфа. Кошмар, мрак, подумала Лика.
   Неожиданно быстро отозвался черный дракон с Лим-э-Нора.
   - Что ты, что ты, Мрак, это я не тебе, это я просто так, возмущаюсь. Это я образно говорю о том, как здесь мрачно и неуютно. - Оправдывалась Лика.
   - Что ты здесь делаешь, глупая, безмозглая Гусеница! Плодожорка хвостатая, немедленно убирайся, Пиррит тебя съест! - Кричал ей в висок Мрак. - Я не смогу тебя прикрывать слишком долго! Убирайся!
   Лика вынырнула из кристалла, и в глаза ей ударил свет. Лица соседей по аудитории казались странно искаженными, Мышка в этот момент остро чувствовала генезис каждого. О чем это я, подумала Хейлин.
   - Кольцо убери, идиотка малолетняя! - Рявкнул на нее Мрак из мрака. Мышка поспешно выполнила его пожелание. Пиррита слышно не было. Интересно, где он, и чем занимается.
   - Брысь! - Свистящим шепотом высвистел Мрак.
   - Мрак, а Мрак! Пойдешь со мной в гости к вар Форнелу?
   - Зачем тебе это, маленькая гусеница?
   - Не имею понятия, так, скорее всего, отвлекающий момент. Я мирю Стрэсса и вар Форнела. Они поругались на болоте, а теперь дуются. И знаешь, они оба милые. Я подумала, что Пиррит не будет против того, что в Пар-э-Море появится свое гнездо?
   - Рехнулась!
   - Ну ладно, эти двое поцапались, а ты не дашь им снова сцепиться. - Ныла принцесса с тетрадкой. - Идет?
   - Я! И не подумаю! Еще чего, разгребать твои проблемы! Сама виновата, а я мири! - отрывисто отфыркивал фразы дракон внутрь ликиного сознания.
   - Жаль, может, все-таки встретимся?
   - Брысь, малявка... сь... - Ушло в далеко непонятное последнее слово. Интересно, что это Мрак имел ввиду, размышляла Мышка.
   После занятий, когда Хейлин переодевалась в раздевалке, и уже собиралась застегнуть молнию на куртке, ее позвали к декану. Всегда так, когда торопишься, злилась Лика, поднимаясь на второй этаж.
   - Звали, господин декан? - Беспардонно приветствовала вар Брохэна студентка, вваливаясь без разрешения в деканат.
   - Садитесь, Кер, нам предстоит долгий разговор. - Не торопясь, отмерял слова по чайной ложке Грегор. Он не отрывался от печатных листов. - Куда-то спешите?
   - Очень, у меня на пять часов назначена важная встреча!
   - Придется задержаться, - охладил ее пыл декан.
   - Да не могу я, - Била себя в грудь Мышка. - Я Канелу обещала публично извиниться. Кроме меня там должны быть третьи лица, они ждать не станут...
   - Остынь! - Неожиданно рявкнул на нее Грегор. - Во-первых, господин вар Форнел, во-вторых, ты, что накурилась травы, глаза из глазниц выскакивают. Кер, чаще смотритесь в зеркало, это поможет вам адекватно ощущать свое положение. Сейчас меня интересует другое. Прочтите.
   Вар Брохен протянул Лике лист бумаги, оказавшийся докладной Зарона, где описывался весь ее вчерашний вечер и ночь. Лика беспомощно вздохнула. А доктор хорош, сам приводит к ней посетителей, а потом еще и докладные на нее же пишет.
   - Что скажете?
   - По поводу? - обиделась на Зарона Лика.
   - По поводу эльфийки, - строго уточнил декан. - Это правда, что вы провели с ней в присутствии свидетелей инсайт с этой планетой и сумели перестроить ее сущность, в сущность драконессы?
   - М-м-м...? - содержательно ответила Мышка.
   - Конкретней! Я не умею интерпретировать мычание.
   - Допустим?
   - Хейлин! - Озверело рявкнул декан.
   - Зарон сам ее привел, об этом он пишет? - Лика решила перевести стрелки на доктора. - Что я должна была им всем сказать, пусть умирает с богом!
   - И вы ринулись снова спасать мир. - Уже мирно и спокойно уточнил Грегор.
   - А вы бы, на моем месте, не так поступили? Все так делают.
   - Кто все?
   - Кто смог бы это сделать, конечно. Неужели вы бы не помогли драконам!
   Грегор смотрел на Кер, ничего не выражающим взглядом. Но внутри у него все кипело. Как же достала его эта страна и ее люди! У декана не было слов, чтобы выразить это чувство, занозой засевшее в его сердце. Эту страну он тихо ненавидел, и в то же время, восхищался. Какое из чувств превалировало, определить было очень трудно. Как и везде, здесь были люди, спокойно сбивавшие своей машиной мать с ребенком и исчезавшие за поворотом, и были тихие и не всегда заметные женщины и мужчины, готовые помочь ближнему, всем, чем можно.
   Были проститутки, бившие друг друга в кровь из-за клиента, и через час подбиравшие голодного котенка в подворотне. Медленно, но верно, положение менялось. Становилось все меньше тех, кто помогал бескорыстно, других, холодных, расчетливых, думающих только о себе становилось все больше. Особенно помогали в достижении перевеса последних специальные психомагические методики, разработанные в конце тридцатых, сороковых годов прошлого века в США. В их создании принимали участие различные магические ордена и военные ведомства, руководящие работами Хаббарда и других сайентологов.
   Эти методики были апробированы в самих Соединенных Штатах, потом запущенны через сетевой маркетинг и транснациональные корпорации в другие страны, для полного подчинения воли и кодирования своих сотрудников. Нужно отдать должное, они позволяли добиваться максимальных успехов в бизнесе, где человек не являлся личностью, а был лишь расходным материалом и средством обогащения верхушки. К сожалению, в России пока не удалось обработать более десяти процентов населения, почему-то оказалась очень высока доля неприятия такого духа корпоративности. Процент кодированных пока не позволял задействовать психомагические методики во всю мощь. У русских это называется, и здесь сорвалось.
   Ненавижу эту страну, определился на данный момент со своими чувствами Грегор. Но через мгновение понял, что все равно потихоньку восхищается сопротивляемостью народа. Интересно, с чем связан такой стойкий иммунитет? Все же следовало отметить, как положительный результат, в целом духовность народа падала, в то время как материальное благополучие росло. Социотехнические методики позволяли рассчитать степень сопротивляемости этноса внешнему воздействию при чрезвычайных ситуациях. И результаты были пока неутешительны.
   Если легализовать институт и гнезда, можно было ожидать полной резни, до конца. И со стороны народа, и со стороны государства. О чем только Шлоз думает? Грегор насуплено рассматривал свою студентку. Угораздило же их, ее принять! Ей-то, чего не хватает? Она не из голодных и убогих. Умна, расчетлива, часто жестока до безобразия, но с какой-то детской душой. Она так и не сумела отказаться от рудиментарных хвостов, эти чувства и привычки мешали не только качественно учиться, но и полноценно войти в жизнь колонии. Интересно, что же с ней будет в Альвэ? Этот мир, при всем своем внешнем благополучии ее убьет. Академия, где не терпят слабых, инакомыслящих, место, где выживает сильнейший, отринувший человеческие чувства. Грегор внутренне усмехнулся, снимут там с Кер, налет человечности, еще как снимут.
   - Кер, господин Зарон пишет, что вы вслух заявляли о том, что невозможность скрещивания драконов с представителями других рас дело рук лорда Ри Нона. И вы не позволите этого ему делать? Это правда?
   - Конечно нет! Что я могу противопоставить воле лорда Ри Нона, который был создателем Лейды и владетелем этой планеты? И к тому же его нет. Я этого не говорила.
   - Значит господин Зарон, лжет?
   - Нет, он меня не так понял, я выражалась аллегорически.
   - Как вас понимать?
   - Я просто, хотела помочь драконам. - Осторожно уточнила Мышка.
   - И для этого вы устроили показательный инсайт с эльфийкой, научив ее делать то же самое с другими.
   - Драконы хотят иметь потомство. А вы что, хотите, чтобы они вымерли?
   - Вы меня провоцируете, Кер?
   - А вы как хотели, чтобы я осознала свою глупость? И чтобы каждый, кто хочет, мог иметь моих друзей, мою землю, мою страну, моих людей...
   - Кер у вас очень странное ощущение экстерриториальности. Вы на себя слишком много берете. Это планета лорда Аш Рера. Право драконов обратиться к нему с такой просьбой.
   - А он так умеет? - Откровенно изумилась Лика. - Значит, он чувствует эту планету как я? Почему же он не вмешался, когда рушилась структура фрактальной связки с Лейдой? Наша планета, тогда чуть не погибла!
   - Она не погибла.
   - Благодаря драконам! - Нахально соврала Мышка, хотя и им тоже, подумала она. Что бы я без них делала?
   - Хватит! В последнее время вы ведете себя вызывающе! Можно подумать, что это вы владетель этой планеты.
   - Могла бы, наверное, если бы захотела. - Усмехнулась девчонка.
   - Отчего же не хотите? Боитесь лорда Аш Рера? Или уважаете совет владетелей Кольца и его решения? Как это на вас не похоже!
   - Отнюдь. Была охота перебегать дорогу Ри Нону. Он меня и так, начал доставать. Нет, честное слово, не понимаю, как себя вести в данной ситуации. Убила бы этого спящего гада. А вы бы как на моем месте поступили?
   - Вы о чем?
   - Я о Ри Ноне, он охамел. Мало ли, как он просыпается? Но клевать меня по ночам призрачной вороной, это слишком! Я уже начинаю думать, чем бы мне раздолбить потихоньку его ледяную пещеру, так, чтобы он уже никогда не проснулся. Затопить, что ли? Чего он ко мне цепляется?
   - Кер, я бы вам советовал отдохнуть, где-нибудь в одиночестве, на больничной койке. На следующий год, как подлечитесь, так снова придете учиться.
   - Ну уж нет, я собираюсь этой осенью перебраться в Альвэ. А вы, пожалуйста, дружитесь с Ри Ноном. Он как раз проснется.
   - Идите Хейлин, отдохните, выспитесь, после такой ночи. А завтра напишите мне объяснительную без Ри Нона.
   - Без него не получиться, как я это объясню?
   - Так и объясните, или я отправлю вас на принудительное лечение, в психушку, как это здесь называется!
   - Так точно, господин декан, пойду заниматься литературным творчеством! - Отсалютовала Грегору Лика. Грегор побелел и надулся как воздушный шарик, готовый лопнуть.
   - Во-он! - Выпустил он воздух.
   Как мило мы поговорили, размышляла о превратностях судьбы Мышка, спускаясь вниз. У ворот ее нагнал на своей машине Зарон. Притормозил и открыл дверцу.
   - Добрый вы, доктор, - не выдержала Лика. - Зачем же на меня такой пасквиль накатали?
   - Так нужно, Хейлин. Вы домой, садитесь.
   - Мне нужно быстро, меня ждут.
   - А я вам не таксист, и не гонщик. - Возмущался сосед. - Как ваша встреча?
   - Вашими молитвами. - Туманно ответила Лика.
   Изер высадил Лику в гараже, и она быстро поднялась наверх, пока сосед возился с машиной. На кухне уже сидел нахохленный Стрэсс и жевал цыпленка - гриль. Вот гад, подумала Мышка, а еще требовал, чтобы она не кормила сирых и убогих, а сам, кто? Жует как кухонный комбайн, боится, что ему курицы не хватит.
   - Хоть бы разрезал, чтобы не давиться, привет. - Возмутилась хозяйка.
   - А у вас и приветы разрезают? - делано удивился третий хранитель.
   - Где Тимур и средства переговоров?
   - У тебя в гостиной, телевизор смотрит, озверел совсем.
   Лика рванула в гостиную. На диване, полулежа, сидел жующий кусок курицы Тимур и со слезами на глазах смотрел Каменскую.
   - Во жизнь, а? - плакался бугай. - Люди как люди. Убивают, прячутся, любят, хитрят! А у меня? Одни гномы на болотах шныряют. Одно человеческое лицо увидел, и тот матом кроет.
   - Зачем же ты его бревном по башке?
   - Так он же мелкий, как гном. И потом, скажи, принцесса, зачем людям по болотам шастать?
   - А как сам в первый раз шастал, забыл?
   - Так я же был нарушителем, меня и гоняли за это. И он нарушитель. А раз нарушитель, то стой, когда тебя мордой в болото и столбом по башке.
   - Что-то не помню, чтобы ты стоял. - Возмутился Стрэсс, возникая в кресле с куриной лапой.
   - Так меня там тогда и не было, а теперь есть. - Расплылся в довольной улыбке Тимур.
   - Ладно, был, не был, сейчас придет Тони, и поедем мириться. Посуду для перемирия с собой захватили?
   - А как же, сама же и подарила, эту посуду. - Тимур вытащил из-за кресла бутыль на двадцать литров с мутноватой жидкостью, маслянисто булькнувшей у самой пробки. - Так и получается, что нас трое, она, я и Стрэсс.
   Наконец раздался звонок в дверь. Лика пошла открывать. У порога квартиры маялся Тони.
   - Все на выход! - Гаркнула Мышка, одеваясь. Стрэсс немедленно рванулся к холодильнику за остатками курицы. Лика проводила его недовольным взглядом. Тимур вытаскивал к выходу свою бутыль. Жидкость угрожающе причмокивала. У Тони глаза полезли на лоб.
   - Это еще что? - задохнулся младший вар Форнел.
   - Бутылочка, - жизнерадостно отметился бывший гаишник. - Маловата?
   - Нормально. - Прервала его Лика. - Лично я не пью.
   - Так и я, то же не пью. Из мелкой посуды. - Зверски ухмыльнулся парэморский инспектор. Дикая компания скатилась по лестнице вниз. Мышка разрывалась на части. С одной стороны сидеть рядом с шофером не престижно. В нормальных гнездах там сидит слуга. С другой стороны, садиться на заднее сидение с Тимуром и бутылочкой? Нервы дороже. Она села рядом с Тони, а Стрэсс устроился доедать курицу.
   - Не смотри на меня так! - Возмутился третий хранитель. - Знаешь, какой у меня обмен веществ, зверский!
   - Догадываюсь, поехали, Тони. Ты будешь спасителем моего холодильника.
   - Не волнуйся, там уже не чего спасать. - Обрадовался Стрэсс.
   - Ты же говорил, что не будешь голодный?
   - Но ты, сама говорила, что гостеприимство у твоего народа в крови.
   - Поехали, Тони, а то я не выдержу.
   - Чего-чего, - удивился Стрэсс.
   - Я есть хочу, а эти оглоеды ограбили мой холодильник.
   - Подай в суд, - съехидничал Тимур. - Вдруг, что и вернется.
   Город казался мрачным и холодным, пронизанным холодной льдистой тьмой. Одиноко проносились на встречу чужие фары. Как женщины оттеняют свои глаза, так и машины, несущиеся в лоб, светили каждая своим цветом. У одних были нормальные, почти обычные фары-глаза, у других с голубыми, зелеными и красными огоньками подцветок. У некоторых машин подсвечивалось дно. Возникало ощущение нереальности происходящего, они казались летящими. Тони нервничал. Лика размышляла, может у них вся семья такая? Стрэссу все время нужно что-то жевать, а этим дергаться. Интересно, но вар Форнелы больше похожи на выходцев из кланов. Почему так?
   С двух сторон от дороги мелькали серые тополя, как растопыренные остовы древних, мощных деревьев. Потом, как-то сразу начались сосны. Да где мы? Вроде, едем не больше пяти минут, откуда в нашем районе сосны?
   - Тони, мы что, уже в парковой зоне? Откуда здесь сосны? - Не выдержала Мышка.
   - Нет, - гордо ответил младший вар Форнел, - это наша улица началась. - На этой улице первые четыре особняка наши, с Альвэ. Наши гнезда с полкилометра сосен посадили, отец так захотел. А твой дружок Лаэрсис здорово погрел на этом заказе руки.
   - Как можно посадить, сразу такие большие сосны?
   - Мы, тоже не как все. - Доброжелательно пояснял Тони. - Все, приехали. Сейчас повернем и подъедем поближе, сама все увидишь. Хочешь, могу зимний сад показать.
   Все подъезды к скромному домику в четыре этажа с мансардой, были засажены кустиками пирамидальной формы. Лика так и не смогла из-за темноты разобрать, что же это за кустарник, подходить ближе, чтобы потрогать не хотелось. Симпатичная подцветочка и расчищенные дорожки делали пейзаж по особому уютным, домашним и чуточку не реальным. За огромным стеклом без стыков, совсем рядом с уличными кустами, серебрившимися от инея, цвели розы.
   Лика дулась на Форнелов, деньги им девать не куда, но было красиво, жаль только, что это не для всех. Интересно, все это изначально придумали эльфы, или у Канела и его семьи обостренное чувство прекрасного. У подъезда к домику в стиле средневековой Германии машину с гостями встречали четверо. Никого из них, Лика раньше не встречала. У Тимура забрали бутылочку и к каждому приставили своего сопровождающего, даже к Тони. Провели в дом, показали гостевые комнаты, предложили располагаться. Лика сбросила на диван куртку и шапку, и, расположившись таким образом, нырнула на поиски сопровождающих ее лиц.
   Стрэсс обыскивал предоставленные ему апартаменты с видом и скоростью таможенника упускающего партию контрабандного товара, из-под носа.
   - Хейлин, у тебя в комнате холодильник есть? - Озабоченно поинтересовался Третий.
   - Вроде нет, а что?
   - Безобразие, а не встреча гостей моего ранга, так и передай этому вар Форнелу. Увижу еще раз этого нарушителя на своем болоте, похороню в грязи без шуток. Он нас что, кормить не будет? Зачем мы тогда перли из самого Пар-э-Мора болотовку.
   - Не волнуйся, Стрэсс, я все узнаю.
   Лика вынырнула в холл и столкнулась с Тимуром. У Ваздургалеева было совершенно зверское лицо.
   - Где эти гады с моей болотовкой? - прорычал бывший гаишник. - Убью, если еще раз на болоте поймаю!
   - Ясно. - Прервала его излияния Мышка. - Стой здесь, сейчас все узнаю.
   Все выяснилось довольно просто. Тони с Канелом препирались на лестнице, где их и застукала Хейлин. Бутыль держал руками один из встречающих их мужчин. Хотя точнее бы было сказать, что держал ногами, потому, что сама бутыль крайне неустойчиво висела на половине лестничной ступеньки. У Мышки перехватило дыхание. Если главное переговорное средство грохнется, никакой Нейлы у нее на Новом году не будет, ни при каких обстоятельствах, это совершенно точно.
   - Это что? - надрывался глава гнезда, гневно тыкая пальцем в бутыль. - Это же отравляющая жидкость, что еще может так вонять? Болотные газы!
   - Это подарок, очень ценный, кое для кого, между прочим. - Вмешалась в разговор Лика. - Это подарок от Тимура. А Стрэсс, он сам по себе подарок, еще тот. Не к каждому домой приезжает мириться третий хранитель Пар-э-Мора.
   - И что дальше? - подозрительно спросил Канел. - Мне что, от счастья исполнить брачный танец розовых фламинго?
   Зоологические познания Канела изумили Хейлин. Но все объяснялось достаточно прозаично. Любимая доченька, по прибытию в эту дыру изволила капризничать. Ей захотелось птичек. Папенька пообещал ей самых шикарных. Над Канелом мило пошутили, всучив ему две пары розовых фламинго. Хотя птички все же произвели нужный эффект, больше у Нейлы не наблюдалось орнитологических амбиций. Фламинго разместили в дальнем углу зимнего сада, площадью в пятьдесят квадратных метров с бассейном. Птицы прекрасно прижились и начали устраивать брачные танцы, на которые сбегались посмотреть любопытствующие со всех четырех особняков. Но в данный момент, Лика, все же удивилась, при чем здесь фламинго?
   - У Стрэсса очень специфический обмен веществ, он много ест, но всегда голодный. А бутылку подарил Тимур, это средство переговоров. Новый парэморский экспортный продукт, вы одними из первых, удостоитесь его дегустации. Без нее переговоров и извинений не будет. Переговорщики обидятся. Понятно?
   - Нет. - Честно ответил Канел. - Не знаю, что может так вонять, но я это дегустировать не буду.
   - Мы жрать будем! - Раздался снизу рев двух голодных переговорщиков.
   Канел нахмурился, на извинения, поведение гостей как-то не походило. Тони посмотрел на отца и пожал плечами. Лика смотрела на обоих вар Форнелов выжидательно. Наконец, Канел передернул плечами и Тони помчался вниз.
   - Они извиняться будут? - Буркнул хозяин дома.
   - Только после ужина. - Констатировала незыблемый факт Лика. - Эти звери вычистили у меня холодильник, как я не торопилась домой. Все съели и еще хотят.
   Канел вздохнул, кивнул на бутылку, и они поплелись вниз. Хейлин смотрела на бедолагу, мучающегося с подарком Тимура, и волновалась за его сохранность.
   - Осторожнее, это один из важнейших факторов успешного ведения любых переговоров! Особенно с Тимуром.
   - Да чихать мне на этого Тимура! - вконец обозлился Канел.
   Угу, думала Лика, знаешь ты этого голодного мага - недоучку, как же. Он тебе весь этот вылизанный домик так уделает, никакой архитектор не узнает. Нет, что-то меня этот вечер не радует? А не слинять ли мне домой, пока не поздно, все такие раздраженные, еще решат, что я во всем виновата и должна извиняться. Мышка решила найти Тони, чтобы он увез ее домой, и пошла вниз за мужчинами, разглядывая окрестности и изучая обстановку. Мало ли, что пригодиться на поле боя. Лика оценивала дом, как и любая другая женщина, шторки нужно непременно потрогать, в ящички - заглянуть, и так далее. Оглянувшись, она определила, что в длинном коридоре, куда они спустились с первого этажа, на данный момент времени, только она одна. Где же все? Мышка решила искать Тони до конца.
   Для этого она просто шла вперед, открывая все двери, которые ей попадались на пути. Никого не было, но за последней дверью начиналась большая лестница вниз. Крутые ступеньки торопливо убегали в глубину, теряясь в темноте. Мышка вздохнула и пошла по ступенькам, туда, куда они вели, отыскивая взглядом выключатель. За поворотом лестница разворачивалась и уходила в две противоположные стороны. Гостья постояла, подумала, пожала плечами и повернула налево. Спустившись на пролет, снова увидела две лестницы, расходившиеся в разные стороны. Решив быть последовательной, хоть в чем-то, она снова стала спускаться по левой. Настоящий лабиринт, думала Лика, оглядываясь по сторонам. Наконец, лестничные марши закончились. Перед ней оказалась развилка двух коридоров.
   Последовательность в действиях не мое амплуа, решила Мышка, выбирая правый. Коридор оказался страшно интересным. Весь пол, потолок, и стены были покрыты непрерывным узором перетекающих линий. Цветовая вязь с рунической основой рисунка, дошло до Хейлин. Базовое проникновение друг в друга трех миров, нижнего, среднего и верхнего. Лику окружали сплошные перетекающие друг в друга руны. Она выделила из переплетений валькнут и различные модификации этого знака, назначение которых ей было не ясно. Дальше больше, привыкшие глаза нашли убегающие от взгляда гальдраставы. Некоторые, видимо узловые участки, были помечены шлемами ужаса. Спирали и громовые знаки заполняли пространство между отдельными смысловыми косицами. Мышка вычленила из общей вязи несколько знакомых рунических палиндромов.
   Сила, сила, сила, процветание, богатство. Большинство гальдраставов она так и не смогла прочесть. Лика совершенно потеряла счет времени, да и какая разница, когда вокруг столько интересного. Она заметила, что если с некоторыми знаками просидеть достаточно долго, то в голову сами лезут разные рифмованные строчки.
   Познай руны мысли, если мудрейшим, хочешь ты стать.
   В дорогу отправься, и мудрость найди, ниспосланную свыше.
   Мудрость богов сохрани, никому не доверя, себе лишь во благо.
   Гладкой дороги и быстрых мыслей - коней выбирай себе в помощь.
   Пока Лика осматривала местные лабиринты, наверху готовилась вспыхнуть новая ссора. Стол был накрыт. И обе, высокие договаривающиеся стороны, собрались у белой скатерть переговоров. И звенела, расставляемая посуда, и истекали тонкими ароматами блюда, когда выяснилось отсутствие Хейлин Кер.
   - Где ее носят черти! - Орал взбешенный Канел. Стрэсс и Тимур его не поддерживали, они предлагали начать ужин, а Лика, ежели, голодная, сама их найдет. В таком духе препирательства вяло протекали с полчаса. И хозяин, и гости, все же не выдержали и плюхнулись за стол. А несчастный Тони был послан на поиски девчонки.
   - Только бы она не забрела в виварий, - клял все на свете Канел. - Только бы ее не прибили и не съели. Только бы она не попала на территорию гнезда, и ее не перепутали с субстратом. Грохнут по голове, и разговаривать не станут, мрачно думал держатель и глава ковена. Стрэсс привычно поймал нить его мыслей. Конечно, размышлял третий, грохнут ее, как же. Ты очень плохо ее знаешь, человек. Если твое гнездо еще не бьется в панике, значит, крошка Хейлин нашла что-нибудь поинтереснее, например бассейн снов, или библиотеку, или тот же виварий. Да мало ли, что понравится этой девчонке, виварий или лаборатории, или склады, та же женская половина, или зимний сад.
   - Зимний сад пусть проверят, - посоветовал Стрэсс вдогонку Тони.
   - Или местное кладбище. - В тон ему добавил от себя Тимур.
   Вар Форнел кипел злобой и разбрызгивал проклятия. Стрэсс сощурил глаза. В этот момент радушный хозяин дома напомнил ему суетящуюся зубастую жабу - глюпу, с парэморский болот. Довольно ядовитая тварь, хоть и неуклюжая, на первый взгляд. Бывает, загонит глюпа на отмель огромного болотного рыбогада - колючку, и суетится от жадности, раздумывает, с какого бы боку его цапнуть. А толку чуть, у колючки глаз больше глюпиной пасти. Так и прыгает глюпа вокруг рыбогада, пока не устанет. Чаще всего колючка глюпой и закусит напоследок, скрашивая свое невольное заключение, а ночью вода поднимется и выпустит.
   Стрэсс встрепенулся, о чем это он! Куда могла подеваться эта противная девчонка. Влезет же во что-нибудь, обязательно влезет. И поискать ее лучше всего потом где-то у загончика для субстратов. Дадут малохольной по голове чем-нибудь тяжелым и положат отсыпаться. Он искоса посмотрел на хозяина дома, тот думал точно так же.
   А Лика сидела в первой трети цветного коридора и разгадывала очередную веревочку вязи.
   Пусть души ведомых,
   будут покорны воле твоей
   до конца сотворенья.
  
   Пусть тени умерших,
   тебе не вредят,
   не препятствуют делу.
   Лика сидела в этом интересном коридорчике около часа. И получала полное удовольствие от своей сообразительности и догадливости. Гости наверху, к этому времени плюнули на всякие попытки давать советы по ее поиску и, наконец, принялись за нормальную еду. А бедному Канелу, кусок не лез в горло. Ему не хотелось отвечать перед институтом за пропавшую девчонку, да и гадостей в гнезде она может наделать немеренно, по собственному незнанию. Где же она могла потеряться? Удалось выяснить, что в загонах, и рядом с чашей, этой ненормальной точно не было. Наконец, часов около восьми, в самый разгар ужина светлую голову вар Форнела старшего озарила блестящая идея.
   - Тони, - шикнул Канел своему наследнику. - Возьми Нейлиту и выпусти ее где-нибудь в холле. Пусть идет куда хочет, а ты потихоньку за ней. Вдруг наткнешься на нашу пропажу.
   - Пап, ты серьезно? Сейчас пропала одна девчонка, а вдруг и Нейла, то же потеряется?
   - Дурак, я сказал, иди за ней незаметно, только не выпускай из виду.
   Распоряжение отца было выполнено с абсолютной точностью. Тони привязал к запястью сестры бечевку, метров пять длинной и хмуро поплелся сзади. Нейлита сначала слегка растерялась от предоставленной ей свободы, а потом быстро сориентировалась и отправилась туда, куда ее никогда не пускали. Минут через десять она застыла в недоумении, какую лестницу ей выбрать, правую или левую. Тони неудачно дернул за бечевку, привязанную к правой руке, и Нейла свернула влево.
   Коньяк был выпит. Большая часть накрытого на стол, съедена, женская тема исчерпана, во всей своей полноте. Мужчины плавно перешли к своим проблемам. Как ни странно, проблемы у гостей и хозяина оказались общие. Как бороться с нахальными девчонками, ворьем и любопытствующими всех мастей? Где взять деньги приличным мужчинам, да как заработать побольше? При этом они плавно перешли на болотовку, как возможный продукт парэморского экспорта. К девяти о проблемах забыли.
   Нейла продолжала упрямо тянуть брата вниз. Тони тихо ругался сквозь зубы. Похоже, если бы лестница доходила до ядра планеты, то его сестренка поставила бы рекорд глубинного погружения. Но лестница, наконец, закончилась. До этого Нейлита ни разу не повернула направо из-за бечевки. Теперь перед ней были два расходящихся в разные стороны коридора. Тони покрылся бисеринками пота. Слева ледник и кладовые, справа силовой туннель. Куда ни кинь, всюду клин. Но влево идти было точно нельзя. И он решился на обходной маневр, зашел к сестре слева. Она тут же повернула направо. Бечевка дернулась, и раздался голос сестрички:
   - Привет!
   - Привет Нейла, - не поднимая головы от пола, ответила Лика. - Ты здесь зачем?
   - Просто так.
   - Логично, - согласилась гостья - заноза. - А я нашла руны. Правда, здорово? Ты руны знаешь?
   - Нет, но я хочу есть, и я устала ходить, - ныла Нейлита. - Ты из рун еду делать можешь?
   - Нет, такого я еще не умею. Но могу сделать так, чтобы есть не хотелось. Привет Тони, где все?
   Тони остолбенело застыл в нескольких метрах от девчонок. Его щеки все больше раздувались и начинали светиться особенно ярким малиновым цветом.
   - Ты...ты...ты... - только и сумел выдавить из себя солей вар Форнелов.
   - У вас руны классные, а зачем они, а почему здесь, а когда успели все это сделать? - Невинные, по своей сути вопросы, сыпались из Лики как горох. - Чем это вы здесь занимаетесь?
   Тони закипал. От его вида невольно возникало ощущение чайника со свистком. Еще совсем чуть-чуть, и он закипит. Сейчас... и... Наконец, Тони прорвало на эмоции. Когда первая плотина из слов рухнула, и эмоции схлынули, Лика пожала плечами, а Нейлита вар Форнел вздернула носик:- Фи! Ты говоришь как слуги. - Фыркнула она на брата. - А некоторые руны я знаю. Повивальные и обереги, и руны здоровья. Меня тетка научила, точнее старшая жена моего деда. А мужские руны я не люблю. Рунами сыт не будешь, а я есть хочу, что я, арья, что ли, чтобы рунами питаться? Тони, я проголодалась!
   Выпустивший пар Тони глубоко вздохнул. И медленно и обреченно поплелся наверх, дернув за бечевку.
   - А бечевка, зачем? - удивилась Мышка.
   - Чтобы братец без меня не потерялся. Знаешь, как здесь легко заблудиться?
   - Не думаю. - Лика пожала плечами. - Я дорогу хорошо запомнила. А зачем тот коридор с рунами, Тони?
   Тони выдавил что-то сквозь зубы, больше похожее на зр-р.
   - Это коридор силы, сердце нашего гнезда. - Любезно подсказала Нейлита. - Там мужчины берут силу, а вот что ты в нашем сердце делала?
   - Не знаю, может, заблудилась немного? - Пожав плечами, спрашивала сама себя Лика.
   - Ну да, заблудилась, а дорогу помнишь! - хихикнула Нейла.
   - Обратно, помню, а когда шла в первый раз, я ведь дорогу не знала. Интересно, чем Стрэсс с Тимуром занимаются? Жрут, наверное, или пьют? Тони, ты, где ваших гостей оставил?
   - Заткнитесь, пожалуйста, принцесса, а то не выдержу, врежу сейчас.
   - Хам! - Ответили девчонки хором и подозрительно посмотрели на бечевку.
   - Прочная? - Как бы невзначай поинтересовалась Лика.
   - Угу, - хмыкнула дочь хозяина. Глаза девчонок опасно сузились. Тони выпустил из рук бечевку и помчался вверх по лестнице как заяц, перепрыгивая через две ступеньки. Девчонки оказались у очередной развилки, предоставленные сами себе.
   Тони, запыхавшись влетел в гостиную, где удобно расположился хозяин дома вместе с гостями, чтобы отдохнуть после обильного ужина.
   - Где твоя сестра? - строго спросил отец.
   - Они меня с Кер хотели связать, где-то на лестнице в гнездо. Кер сидела на рунах в коридоре силы, когда Нейлиточка в нее уперлась. Едва удалось их оттуда вытащить. А потом пришлось бежать, пап, Нейла действительно собиралась меня связать! Ладно бы одна, но вместе с Кер, с ней никто в институте не связывается, знаешь, как она дерется?
   Канел задохнулся от возмущения на выдохе. Его чертова дочка, да еще вместе с Кер, лазают где-то в гнезде по лестницам.
   - Дебил! - Взвился отец. - Тебя за чем посылали!
   - Нейлита есть хочет, они обязательно вернутся, - оправдывался Тони.
   - Да плюнь ты на них, Канел, ну куда они из гнезда денутся? - Вальяжно развалившись в кресле, мурлыкал словами Стрэсс. Он смотрел на лягушачьи лапки с хрустящей корочкой, стоявшие перед ним на тарелке и мучился полным желудком. Лапки инстинктивно привлекали его внимание, собственные лапы тянулись к ним, но желудок категорически отвергал любое поползновение на его переполненное пространство.
   В это время обе девчонки подошли к коридору, напоминавшему широкий колодец.
   - А там, что? - поинтересовалась гостья?
   - Там переход в другие миры, в Альвэ, к моему деду, пойдем?
   - Конечно, - поддержала столь занимательную инициативу Лика. - А можно?
   - Спрашиваешь, конечно нельзя! Но ведь так хочется, и покушать то же хочется. Интересно, чем кормят сегодня в Альвэ? У меня такой замечательный дед, а я его единственная наследница.
   - У меня тоже замечательный дед, и то же в Альвэ, но я к нему не очень хочу. - Задумчиво дополнила высказывание подруги Мышка. - Пока не очень.
   Стрэсс вздрогнул, желудок изменил свое положение, и его содержимое почти устремилось вверх. Принцесса прочно исчезла с его мысленного горизонта. Ее нет, нигде на этой планете. Вообще нигде! Ни на Лейде, ни в Пар-э-Море, нигде! В горле застрял комок, величиной с весь съеденный ужин. В комнате бухнуло, из ничего возник страшно недовольный мужчина в пепельно-черном.
   - Доигрались? Где эта девчонка? Я тебе спрашиваю, паразит блохастый, ничего доверить нельзя! Ее нет, а кто за нее отвечает? - вороном накинулся на обомлевшего Стрэсса Мрак. Стрэсс бледнел и молчал.
   Хейлин и Нейла оказались в коридоре, сплошь уставленном зеркалами. Они спустились в огромный каменный колодец, потом увидели темный проем и вошли. Теперь, они точно не имели понятия, где их носит. Лика пыталась сориентироваться, почувствовав планету, но никакой планеты не было, они оказались в нигде. Было тихо и пусто. И ничего кроме натянутых на толстые металлические и каменные рамы, полотен странного жидкого металла вокруг них не было ничего. Девчонки растерялись. Лика раз за разом пыталась вызвать драконов, но никого не было на миллионы и миллиарды километров вокруг. Картина оказалась мрачной.
   - Ну, и где тут едят? - Резонно спросила гостья? Сердце ее подозрительно екнуло. Нечто, холодной волной прокатилось по телу и ушло глубоко вниз, в пятки. В животе образовалась странная гулкая пустота, быстро наполняющаяся тяжестью и холодом.

Глава 12

Зазеркалье.

   Все мы рано или поздно становимся жертвами привратностей. И волны жизни то плавно несут нас от берега к берегу, то накидываются озлобленными монстрами, подкарауливают за поворотом судьбы с готовностью вонзиться в слабое тело жертвы. Все равно, принимает ли разум, отвергает ли превратности судьбы, он лишь зеркало, пассивно отражающее случившееся. Главным воспринимающим остается душа. Именно она диктует физическому телу свои реакции. Неслучайно мы говорим - душа ушла в пятки. Разум абсолютно безличен, точно машина, он отсчитывает возможные варианты, а трепещут души. И если душа сделала свою оценку происходящего, разуму остается, лишь подчиниться ее слабой воле. Так, сознание жертвует собой во имя бессознательного первоначала. Жертва принята, сознание раздваивается и отражается в перевернутом зеркале. Вода эмоций исполняет роль зеркальной поверхности водоема, служащего гранью миров. И собственный образ переворачивается.

* * *

   Стрэсс обливаясь холодным потом, все глубже вжимался в кресло. Мрак нависал над ним и давил взглядом. Канел замер, сжавшись в комок от колоссальной мощи, исходившей от этого странного безгубого черноглазого и черноволосого человека, с бледной до серой голубизны кожей лица и рук, нависавшего над перепуганным Стрэссом. Тимур то же непроизвольно сжался в комок, а Тони попытался исчезнуть из гостиной, но безуспешно, ноги его не слушались. Все пространство вокруг присутствующих заполнялось темным облаком ужаса, страх сдавливал шеи, руки безвольно пытались ослабить воротники, но опускались. Установилось напряженное молчание, глубиной со всю систему звезды Соэцрис. В этой системе жили и умирали самые мириадами различные существа, но двух потерянных девчонок в ней не было. Стрэсс и Канел, вместе с Мраком кожей ощутили безумное веселье и радость, охватившее все существо, закованное в лед, где-то неподалеку от города, ставшего местом встречи. Мрак еще больше уплотнился и вырос. Рядом с ним возник образ ехидного голубого ежа, несколько смущенного происходящим. Еж задумчиво ковырял в зубах зубочисткой и рассматривал присутствующих пристальным взглядом. Стрэсс судорожно вздрогнул, но потом встряхнул несколько раз головой, отгоняя навязчивое видение. Ма Гус в своем ежовом обличии мысленно выругался, обращаясь главном образом к Мраку.
   - Мрак, куда ты смотрел, ящерица облезлая, глаза протри, заплесневели уже. Девчонки пропали с горизонта видения всей системы, не умерли, не распылились, а просто исчезли. Не будь я преподавателем этого примитивного института, сказал бы: - хана девчушкам, но поработав там с неделю, и поближе познакомившись с твоей подопечной Гусеницей, скажу больше. И не надейтесь, эта не потонет, обязательно где-то, да всплывет. Черти болотные, кто бы мог подумать, что корявый отмороженный братец перетащит в систему ответвление колодцев миров. В этом гнезде образовалась смычка с зеркальным коридором. Ищи. Уверен, что девчонки в главном туннеле, рядом с зеркалами. Только такой туннель может блокироваться наглухо от наших ментальных поисков. Наверняка Ри Нон, чтоб ему еще пару раз сдохнуть, заключил коридор в тороид. Весь вопрос в том, смычка постоянная, или временная? И хватит у ли у этих малявок ума не лазать по другим мирам. Сам подумай, куда их могут занести бесы. Мне светиться не след, сам ищи своего выползка.

* * *

   - Стой! - Рявкнула на Нейлу Мышка, - не двигайся. Слушай, у тебя какое мышление превалирует право или левополушарное?
   - Не знаю, - Нейлита пожала плечами, но решила для разнообразия быть честной с подругой. - Отец говорит, что я полная дура.
   - Ясно, значит правополушарное. Слушай, Нейлита, это значит, что у нас с тобой мышление в основном творческое, то есть мы не логики. А в этой ситуации нужно действовать здраво, по мужски, что не мешает нам использовать собственную креативность на все сто. Мы оказались здесь, у этого проема, если отойдем, точно заблудимся, так что, стой, не двигайся. Нужно что-то оставить у этого зеркала, чтобы потом не потеряться. Что-нибудь, чего не жалко, трудно унести собой и большое, чтобы было хорошо видно. И еще, мало ли кто тут кроме нас есть. Желательно, чтобы это что-то было трудно переместить в другое место. У тебя губной помады, случайно нет?
   Нейлита сначала не поняла, неужели помада такая большая? Но помаду вытащила. Лика трижды обвела вокруг зеркала по стене. написала кучу всего и сунула остаток помады в карман.
   - Как думаешь, где Альвэ? - Кивнула она Нейле, та пожала плечами, пойди, разберись, где здесь Альвэ.
   - Может, вернемся? - осторожно спросила она.
   - А Альвэ? - логично поинтересовалась Мышка. - Думаешь, нас еще сюда пустят?
   Обе девчонки сразу согласились, что нет.
   Лика оставила Нейлиту у выплюнувшего их зеркала и пошла по коридору, внимательно оглядываясь по сторонам. Все зеркала были похожи, единственным различием были металлические знаки в центре верхней части рамы. Они напоминали пиктограммы из четырех фигурок, похожих на флажки или четверки. Некоторые из них были подчеркнуты. Совершенно очевидно, что рисунки или надписи, и были шифрами миров. Но что они обозначают, Мышка даже не догадывалась. Она попробовала нащупать в информационном поле Кольца Мрака, правда очень осторожно, светиться в этом коридоре ей не хотелось, но Мрака нигде не было. Точнее, никого не было. Пустота, звенящая в ушах и все. Ряды зеркал терялись в глубине коридора, куда не глянь, направо и налево. Лезть куда-то наобум было опасно, но в то же время жутко интересно.
   Наконец, Лика не выдержала, использовав помаду, обвела значки на зеркале напротив их входа.
   - Пошли, - махнула она рукой Нейле, тронула рукой пленку жидкого металла, и зеркало дрогнуло. Нейла нехотя двинулась вслед за Ликой. Лика еще раз потрогала, на всякий случай, поверхность зеркала пальцем. Упругая металлическая пленка. Сунула внутрь голову, но ничего кроме металлического блеска вокруг головы не увидела. Тогда Мышка бесстрашно вцепилась в нейлину руку и сделала шаг вперед, держась второй рукой за раму.
   Она стояла на краю зеркала в заброшенном колодце с обвалившимися стенами и потолком. Вокруг стены валялись камни и разбитые, точнее раскрошенные остатки других зеркал. Между камней, в щелях стен, шевелились какие-то шлангоподобные белесые штуки. Они извивались и медленно шевелились, кроша камень. Лика дотронулась рукой до ближайшей стены. Вулканическая порода темно-зеленого цвета, как ей показалось, при этом освещении. Структура стен казалась монолитной, или мелкокристаллической. Может авгит, с уважением подумала Лика, косясь на белесые шланги. Мышка слегка дернула рукой, которая связывала ее с Нейлой. Имелось в виду - входи. Нейла медленно выползала из металлического пузыря, как птенец вылезает из скорлупы. Вышла и взвизгнула.
   - Это не Альвэ! Хочу домой!
   - Давай хоть посмотрим, где мы? Интересно же! - Парировала мышка.
   - Нет, Нейла хочет домой! Хочет домой!
   - Слушай, Нейлит, кончай орать, как полная дегенератка. Оставь эти шутки своему папеньке. Ты не тянешь на свой образ Эллочки-людоедки, глаза слишком умные. Голову можешь морочить Бэкку, а не мне. Чего надулась, сделай лицо проще!
   Глаза Нейлы сузились до щелеобразного состояния она вырвала у Лики свою руку и стряхнула, как стряхивают неприятно налипшую паутину.
   - Зачем только я с тобой связалась!
   - Вот - вот, зачем, я о том же думаю? - ехидничала Мышка. - Я-то хоть в брюках. Мне по таким развалинам бегать вполне сподручно, вернее сподножно, а ты в своих мехах и шелках смотришься здесь как пингвин на крокодиле.
   - Сама пингвин! Посмотри на себя, ничего женственного, глянешь на тебя и одно желание утопиться от такой подруги. А эта планета скорее всего Лейда или Ксерт, или Оорт, слава богу не Кама.
   - Я о том же, а ведь ты неплохо вписалась бы в нашу группу. А кстати, почему так мало вариантов, зеркал сотни?
   - Не знаю, почему сотни, миров Кольца намного меньше. Намного!
   - Может в один мир ведет несколько зеркал?
   - Может и несколько, но на Земле сейчас только одно зеркало. Его установили гнезда Ги Зеса. Как бы тебе объяснить точнее? Семейных зеркал может быть и много, но все они замкнуты только на одно зеркало в том коридоре.
   - А через это зеркало, - Лика дотронулась до блестящей поверхности, - мы можем выйти в другие миры?
   - Никогда! - Быстро выкрикнула Нейла. - Мне страшно! Где мы?
   - Да как мы узнаем, если не двигаться? - Лика внимательно осматривала края рамки. - Знаков никаких нет.
   - Пойдем обратно, пожалуйста, ну, Лика?
   - А зачем тебе в Альвэ?
   - Там мой дедушка, к нему через зеркало очень быстро!
   - А как?
   - Сначала просто в Альвэ, там такой же коридор с зеркалами, над каждым зеркалом герб дома. Что, я герб своего дома не знаю?
   - Логично. Где же это мы? Коридора нет, значит и домов, то же нет. Вероятнее всего, что это личное зеркало владетеля. Других ведь здесь нет?
   - Были, в том то и дело, что они были! Мне страшно, Лика!
   - Ты считаешь, что эти металлические осколки, это бывшие зеркала?
   - Конечно, сама посмотри. - Нейла сделала шаг в сторону и пнула тонким носком изящной туфельки тусклые металлические осколки.
   - Разве зеркала металлические?
   - Конечно нет, это экраны с натянутой на них кровью планет. У них только каркас твердый. Когда владетель уходит или умирает, такие зеркала стареют, и металл перестает быть жидким, твердеет и твердый каркас лопается. Зеркала бьются.
   Лика искоса рассматривала Нейлу. Эта "дурочка" слишком много знала для своего прелестного образа, не отец же с ней занимается, судя по его репликам в адрес дочери, конечно. Интересно, зачем ей Аллан. А может она качает знания с таких как он, или со своего брата? А может и с кого постарше.
   - Почему же тогда это зеркало не разбилось? - тихо спросила Мышка.
   - Сама думай, это же корренианская работа! Жутко дорогое. В Альвэ такое только одно, в других мирах то же.
   - Ну и славненько, значит с ним ничего не случиться! А мы можем немного прогуляться. Пойдем, у нас получится помесь познавательной экскурсии с рекогносцировкой на местности. Лика призывно махнула рукой.
   - Н-е-е-т! - Диким голосом завизжала Нейлита.
   - Почему, - удивилась Мышка.
   - Это, это Оорг. Я боюсь, здесь нельзя находиться! - Нейла затравленно озиралась по сторонам, опасливо косилась на корни, или чем там, были эти шланги. Зеленый камень, это точно мог быть только Оорг. Она вздрогнула, что она о нем знает? Мир смерти, чудовищные организмы, пожирающие друг друга. Нейла сощурилась и краем глаза поймала Лику. Та следила за ней. Нейла вздохнула, да они вполне стоили друг друга. Одна строит из себя дурочку дома. Другая, изображает малолетнюю идиотку для парней в группе и для преподавателей. В общем, они, наверное, подходят друг другу.
   - Знаешь, мне бы очень хотелось у вас учиться, но отец никогда не позволит. - Вздохнула подруга.
   - Это зависит от того, как ему эту идею подать. Слушай, может, все же дойдем вон до той трещины?
   - А эти белые дряни тебя схватят, ну нет!
   Свет, падающий через трещины в потолке и стенах, медленно темнел и истончался. Стало заметно темнее. Нейла как будто прилипла к стене. Лика почувствовала, что теперь идти в разведку небезопасно и уж конечно, Нейлу на такую глупость уговорить не получится. Легче оторвать от стены белый извивающийся корень. Наверное, легче.
   - Ладно, темнеет, пойдем обратно. - Лика кивнула в сторону зеркала. Нейла выпорхнула обратно в коридор, словно птичка. Хейлин подошла к раме и нарисовала помадой кружок на раме. Пусть это будет буква "О", значит Оорг. Правда это утверждение нуждается в существенных дополнениях. За спиной вздохнула Нейла.
   - Отец увидит, наверняка прибьет.
   - Сама говоришь, что коридор общий, как он догадается, что это мы?
   - Конечно, не догадается, помадой на зеркале! Две идиотки в поисках Альвэ.
   - Далось тебе это Альвэ, что там медом намазано?
   - Там остался мой дед, отец моей мамы. После того, как погиб дядя у него не осталось других родственников. Он добрый и со мной занимается. С ним не нужно притворяться тупой куклой. Он один меня понимает.
   - А Тони? Он же твой брат?
   - Брат мой, но матери у нас разные. Моя мама была второй женой папы, но она умерла родами. Знаешь, как отец за меня переживает? Я ведь единственная наследница своего деда.
   - Везет, а вот я не единственная, и мой дед обо мне ничего не знает, хотя и живет в том же Альвэ. И понимают меня только мои друзья, и враги, хотят понять, наверное.
   - Если бы твои враги думали, что ты просто красивая дура, у тебя бы врагов было намного меньше, раз в десять. Если бы я не была такой, меня бы уже убили.
   - Кто?
   - Солей гнезда моего деда. Думаешь, кому-то нужна такая наследница. Поэтому мой отец и собирается выдать меня замуж, чтобы обезопасить. А тебе, Лика, не мешало бы имидж сменить. А то бегаешь как мальчишка.
   - Вот-вот, мальчишки везде суют свой нос, им положено, поэтому меня воспринимают сносно, могло быть хуже. Так на меня меньше внимания обращают.
   - Неужели?
   - Лика застыла у входа в земное зеркало, пытаясь насмерть впечатать в память знаки на верхней планке. Через несколько мгновений девушки были дома.
   - Скажем, что были у меня, мерили платья.
   - Ты меня ниже.
   - Подумаешь, у меня платьев много.
   Пока девчонки искали в коридоре вход в Альвэ, мужчины совершенно извелись. Стрэсс прижал свои уши и весь ушел в попытки установить ментальный контакт с воспитанницей, или принцессой, бес болотный ее разберет, что она такое. Мрак злобно метался по комнате. Девчонок на Земле не было, их не было нигде. Тони таращился, Канел злился. Он совершенно не понимал, что делает в его гнезде этот странный тип, как он попал в дом и что ему нужно. Вломился без разрешения, орет, бегает. Но Канел был уверен, что где-то они уже встречались, было в нем что-то знакомое.
   - Метаться перестань, что с этими девчонками будет, найдут их до утра. Из дому они не выходили, это точно. Ты кто собственно?
   - Остынь, смертный, - почти шипел обозленный Мрак. - Их сейчас не то, что в твоем доме, в Кольце миров нет! Где могут быть эти девчонки, если их нет в Кольце, смертный?
   - Да куда они денутся? Выйдут сейчас и сами. Скажут, мы наряды мерили, что с них взять?
   - Где мерили, в каком месте? - продолжал раздраженно шипеть темный.
   Стрэсс вконец извелся. Он отсканировал всю эту планету и Пар-э-Мор. Нигде нет этого сокровища. Так он изводился с полчаса. Вдруг, где-то вдалеке слабо замерцало мышкино сознание. Стрэсс стриг ушами эфир. Мышка пряталась, и не одна. Две девчонки болтали на самом краю его чувствительности. Говорили они какую-то чушь. Платья, Альвэ, Альвэ то здесь причем? Почему-то вспоминали Оорг. Говорили о помаде и зеркалах. В общем, бред сивой кобылы, как говорят русские. Мрак то же насторожился, почувствовал, что девчонки всплыли. Стрэсс разглядывал застывшего Мрака. А девчонки куда-то спешили, потом исчезли снова.
   Единственный, кто не воспринял ситуацию как катастрофу, был Тимур. Он спокойно ел и пил, в свое удовольствие. Снова появились девчонки, теперь уже в доме. Мрак потянулся к стакану и до верху наполнил его болотовкой. Опрокинул в себя со всего размаху. И выдохнул, ошарашено прислушиваясь к своим чувствам Струйка паров спирта вспыхнула на его выдохе. Канел замер, оторопело уставившись на новоявленный факел. Мрак и сам уставился на свой огонек, не понимая, как это у него получилось. Дракон тяжело вздохнул и налил себе снова.
   Через какое-то время в гостиную ввалились два разукрашенных, пушистых от мехов создания, бренчащих разномастными украшениями.
   - О Мрак! Ты такой лапа! Как замечательно. - Без умолку трещала Лика, не давая вставить ни слова. - Как мило, что ты решил составить компанию Стрэссу. Я так рада. У-тю-тю, у-сю-сю.
   - Папа, почему я не знаю, что дома такой большой и симпатичный господин, он такой красивый, такой хорошенький, просто душка! Как похож на настоящего рыцаря, теперь таких и не встретишь, он такой мужественный. Я так рада, господин рыцарь, что вы посетили наш дом. Мне очень нравятся такие мужчины. - Нейла бочком подбиралась к Мраку. Тот опешил и сфокусировал свои глаза на Нейле. Хозяйка почти распласталась на госте. Гость быстро ретировался и уперся в стенку.
   - Вы такой душечка, папа, да представьте же меня гостю! - Нейла топнула ножкой, неосторожно попав по ноге Мрака.
   - Он такой лапа, такой милый, влиятельный, богатый, могучий маг! - не отставала от подруги Лика. Канел начал всматриваться в Мрака более внимательно.
   - Могучий маг? - Уточнил вар Форнел.
   - Самый могучий! - Поспешно добавила Лика. От такой оценки Мрак задохнулся. Он слишком заинтересовал хозяина дома, Мрак перевел взгляд на девчонок. Просто кошмар! Он привык к эльфийкам с их рафинированной внешностью и поведением. Эльфиек для развлечений у него всегда было в достатке, чтобы не расходовать лишних средств на содержание прислуги, они с братом изобрели способ консервации таких рабов и рабынь, их заключали в кристалл, выпуская только по мере необходимости.
   - Папа! Мне давно пора замуж, ты не находишь? - Требовательно наезжала на отца Нейла, все крепче прижимаясь к Мраку.
   После этой фразы, послужившей запалом, Мрак не стал задерживаться в гостях у гнезда вар Форнелов. Он поспешно ретировался. Стрэсс озабоченно вертел головой, но его, очевидно, в качестве возможного мужа не рассматривали.
   - Ну вот, папа, отчего вы его не задержали, такая партия!
   - Он маг, полный? - уточнил Канел. - На кого работает?
   - Кто, Мрак? - Переспросила раскрашенная Лика. - Он сам по себе. Хранитель южного полюса оси миров, старший брат Ри Нона.
   - Ты серьезно? - С недоумением спросила Нейла.
   - Конечно. - Ответила Мышка, быстро запихивая себе в рот кусок желированного ананаса. Канел сощурился.
   - Дракон - хранитель Кольца миров, был только что в моем доме?
   - Конечно, папа, разве нельзя было его удержать?
   - Рехнулась, нужна ты ему, как же! Он просто кинулся со всех ног на тебе жениться. Где ты шляешься!
   - Мы были у меня, мерили наряды.
   - А я, что говорил! - Возмущался Канел. - Что я, свою дочь не знаю.
   Стрэсс хмыкнул, он решил, что разговаривать сейчас со своей принцессой бесполезно. Девчонки хихикали и заговорщицки переглядывались, пряча ухмылочки.
   - Папа, мы идем в зимний сад.
   - Хоть к черту на рога, послал бог доченьку!
   - Мистер Канел, можно Нейлита и Тони встретят у меня Новый год?
   - Какой год! - Взвился Тони. - Я что буду встречать! Мне что, делать не чего?
   - Папа, я хочу Новый год! У Лики будут гости!
   - Да хоть кости! Отстань, что тебе еще не хватает!
   - Папа, там будут гости! Давай пригласим Лику и ее гостей к нам!
   - Что! - Взревел Канел. - Гости! Вон!
   - Ладно, ладно папенька, как вы меня держите, разве я найду себе мужа. Вот, господин, который был только что Ликин друг, да?
   - Опекун. - Поправила Лика.
   - Кто опекун? - Уточнил старший вар Форнел.
   - Мрак, - уточнила Мышка, - а что?
   - Да идите вы все со своим Новым годом, куда хотите. Только меня оставьте в покое!
   - Пойдем в зимний сад, Нейла, ты мне обещала показать свои розы. - Тянула подругу за руку Лика. Девчонки смылись. Стрэсс неопределенно пожал плечами, Тимур вздохнул. Почему-то женщинам всегда нравится недоступное. Но на кой, скажите, им драконы?
   Девчонки влетели в зимний сад с визгом и дикими прыжками.
   - Ура! Победа! Так их! - кричала Хейлин.
   - Вот видишь, чтобы уломать мужчин легче всего косить под дурочку! А ты еще сомневалась!
   - Противно все-таки! - Вздохнула Лика.
   - А кому легко, думаешь у меня все сразу началось получаться? Это опыт и определенные усилия, дорогая. Скажи на милость, для чего тебе сдался мой братец?
   - Для отвода глаз.
   - Да ну? - Нейла подозрительно сощурилась.
   - Конечно, так твой отец спокоен, а мы сплавим Тони к кому-нибудь в гости.
   - Какие гости! Тони сама воспитанность. Он с меня глаз не спустит, сумасшедшая!
   - Глупости, тебя на моем дне рождения не было. Ты бы так не волновалась. Он же не один там будет, в конце концов, найдет с кем-нибудь общий язык, споются.
   - С кем, с вашими школярами?
   - А ты на себя посмотри, зачем тебе Аллан?
   - Ну... Должна же я на ком-то оттачивать свое мастерство. Тебе что, Бэкка жалко?
   - Да нет, пользуйся. Я не жадная. С кем бы мне попрактиковаться? Твой отец женат?
   - Его, только там и не хватало! - Возмутилась Нейла.
   - А может, кого-то из преподавателей позвать?
   - Да, а кого?
   - Ну, Рудольфа, он наш куратор...
   - А кто у вас самый сильный маг?
   - Мрак!
   - О! Он почти не досягаем! Во всяком случае, сейчас. Он слишком быстро удрал. Не сомневайся, у меня глаз наметанный.
   - Да, будет. Время еще есть. Придумаем. - Лика печально вздохнула.
   - А ну-ка, рассказывай! Что вздыхаешь? - нейла схватила Лику за рукав. - Ты о ком?
   - Какая разница, он улетел, его нет.
   - Кого?
   - Ка Мая.
   - Он что, владетель?
   - Да, Арманна.
   - А, это империя, где Кольцо. Остынь. Ты на себя в зеркало глядела?
   - И что, подумаешь, зеркало. У нас родство душ.
   - С императором Арманна? Ну, тебя понесло, дорогуша.
   - А что, ты думаешь, таких как я, много?
   - Миллиарды. В Армане, во всяком случае.
   - Фигу, я тринг, это такая генетическая модификация арья.
   - Не трудись, что собой представляют все основные модификации рас Кольца я знаю не хуже тебя, ели не лучше. И арья, естественно то же. Тринг говоришь? Это которые с самой высокой нормой социальной ответственности? Допустим, а почему девчонка?
   - А ты мужиков с высокой нормой ответственности видела?
   - То же верно. У них интересы другие. О чужих людях может заботиться только женщина. Пожалуй, - Нейла еще раз оглядела подругу. - Сначала тебе нужен хороший косметолог и стилист, тринг. А какая возрастная группа?
   - Выползок... - упавшим голосом ответила Мышка.
   - Ясно, что с ползунка взять. А туда же, Ка Май. Остынь! Начинать нужно с меньшего. Так сказать с пола. И что у нас на полу?
   - Наши мальчишки?
   - Ага. Хоть что-то симпатичное у вас есть, кроме Бэкка?
   - Наверное, может Шон?
   - Кто?
   - Шон из клана Ворток?
   - Что! Клан! С пола, дорогая, не с норки же!
   - Чем же гнездо лучше?
   - Шутишь? Лучше подумай о преподавателях, не переутомишься. Кто у вас самый симпатичный?
   - Грегор, наш декан.
   - Слушай, Лика, спустись немного с облаков, какой декан? А ему ты нужна? Допустим, и что с ним потом делать? Подумала? Лика, мужчины это серьезно, а не просто так. Здесь все нужно рассчитывать здраво. Тебя что, замуж гонят? Нет! Значит нужно развлечься и поупражняться. Желательно на чем-то попроще. Только не куратор, может библиотекарь?
   - Библиотекарь? Он меня ненавидит до колик!
   - О, это уже ближе к теме, трудности нужно напучиться преодолевать. Давай так, я о нем все выясню и потом перезвоню тебе. А ты еще подумай, может, найдешь что-нибудь поинтересней.
   - Эльф?
   - Хейлин. Сама подумай, кому интересны эльфы, ну еще маги - профессионалы туда-сюда.
   - А как их отличить от маскирующихся?
   - Ты сумасшедшая, маги не маскируются. Наоборот. - Нейла со вздохом поправила. - Маскируются только перспективные женихи. Ну скажи мне, где встретить красивого, умного, богатого, щедрого. Вот кто маскируется. Как будто все вымерли.
   - А может быть, именно тебе следует сменить имидж. Умные и красивые то же предпочитают умных и красивых.
   - Да, это тебе инстинкты говорят? Сомневаюсь. Кстати, как тебе мои розы?
   - Я больше люблю лилии, ирисы, тюльпаны.
   - По-твоему, розы это пошло, да?
   - Нет, по-моему, природная красота не может быть пошлой. Но я предпочитаю лилии и папоротники. Честно.
   - Магическая сила с природной энергией и невинность и чистота. Забавно. - Нейла передернула плечиками. На этом их разговор прервал Стрэсс:- Хейлин. мы едем домой, что еще не наговорились? - За третьим хранителем в зимний сад влетел Канел.
   - Домой, домой, домой, - суетился он.
   - Мне переодеться нужно. - Возмутилась Лика.
   - Нет-нет. Тебе замечательно, просто очень идет. Не переодевайся, это подарок. Домой, домой!
   - Ладно, Нейла пока, звони.
   - До скорого, золотко, я позвоню, обязательно позвоню завтра.
   На этой ноте подруг буквально растащили в разные стороны. Стрэсс в машине молчал всю дорогу, нахохлившись, как ворона. Мелькали маленькие коттеджи, полуразвалившиеся двухэтажки, голые тополя. Машина неслась, позвякивая крышками колодцев, которые особенно одаренные строители или дорожники, расположили посередине проезжей части. Крышки подпрыгивали под колесами и подозрительно брякали. Тони матерился сквозь зубы.
   Вернувшись к Хейлин, Стрэсс по-хозяйски расположился в кресле. Лика, как хорошая хозяйка предложила кофе, Тимур согласился, а Стрэсс застучал когтями по подлокотнику.
   - Не торопись, зайка. - Оборвал ликины хлопоты Стрэсс. - Лучше расскажи, где это вы все время прятались.
   - Платья примеряли у Нейлы.
   - Ври кому другому. Вас в этой реальности не было около часа. А после вы ненадолго всплыли, и где? На Ксерте. Скажи, какой нечистый тебя туда понес?
   - На Ксерт?
   - Угу, тебе что, жить надоело? Так легче на Пар-э-Море, в болоте утопиться. Толку больше и форель жирнее. Все на пользу.
   - Циник.
   - Реалист, золотко. Говорить будешь?
   - Тебе бы в наших органах, следователем работать. - Тимур неопределенно хмыкнул. Потер нос.
   - Я серьезно спрашиваю, девочка, я только начал, а Мрак, он еще добавит.
   - А я на него Нейлу натравлю. Теперь она четко знает кто он.
   - Ой как мы испугались, видели мы таких нейл... Так где вы были, отвечать будешь? Главное, как?
   - Через зеркала. Что ты прицепился, как репей! Через зеркала, как еще?
   - И где вы их выкопали? Кому из вас был нужен Ксерт?
   - Откуда я знаю, там был огромный коридор, стони зеркал, так это было прямо напротив земного.
   - Какого беса, вас туда понесло! - Взвизгнул Стрэсс.
   - Мы Альвэ хотели найти. Стрэсс, ну что ты волнуешься?
   - Я..., я волнуюсь? - А ну марш в постель! Соплячка, Альвэ ей подавай! Надо же! Нет, скажите, что взять с девчонок!
  
  

Глава 13

Любовь в заснеженном городе.

   Сон был странным, завораживающим и неприятным одновременно. В глубине чистой и прозрачной воды стремительно плавала рыба. Блестящая чешуя и мощный хвост, создавали иллюзию уверенности и спокойствия. Голова рыбы неожиданно удлинялась, вырастая на длинном, извивающемся теле змеи, и уже рептилия медленно поднималась в высоту, к свету и воздуху, иглой пронизывая пространство и время. На поверхности воды змея извернулась, сбрасывая с себя шкуру. Она испугалась, немного испугалась, понимая, что теперь ее обновленная сущность готова с новой энергией направить свои силы к изменению окружающего ее пространства и времени. Все обновляется и изменяется в природе одновременно, так смерть, несет за собой новую жизнь. Так проходят сны.

* * *

   Сессия. Cладкое слово для лежебоки. Лика вытянулась на постели, выгнув спину как кошка. Она очень любила пожинать плоды своих дел. И вот теперь мурлыкала от удовольствия. Сданы уже три экзамена, а Новый год еще не наступил. Счастье. Целую неделю можно бездельничать в собственное удовольствие. Если позволит наставник, который, кстати, просил называть его мастер Шлоз., это знаменательное событие произошло после того, как Мышка сдала свой третий экзамен - Общую психологию, на отлично. Так вот, Шлоз, точнее, мастер Шлоз, намекнул, что вместо того, чтобы валяться в постели или бегать по магазинам, ей лучше позаниматься в зале. И чем? Боевым девятиборьем. Так назывался комплекс "боевых" дисциплин, включающий помимо всего прочего столь "необходимое" ей фехтование. Причем в трех видах: на саблях, мечах и рапирах. Лику в этом списке особенно привлекали мечи. Учебные мечи хранились в специальном помещении для спортивного инвентаря, и напоминали деревянные болванки, утяжеленные свинцом. Весили он как минимум килограмм шесть - восемь. Была радость ими махать. Ну, хоть бы были настоящие мечи. Так она и сказала своему наставнику. Но у того чувство юмора проявлялось периодически от случая к случаю. Вчера, к примеру, он ее не понял. Потребовал, чтобы она по два часа в сутки, с утра занималась в спортзале дополнительно. И еще по два часа дополнительно биоэнергетическими практиками. Пришлось свистеть тяжелую артиллерию в виде новой подруги.
   Нейлита произвела на преподавательский состав неизгладимое впечатление, вызвав настоящий фурор. Мастер Шлоз начал заикаться после пятой минуты знакомства с госпожой вар Форнел. А у двух преподавателей биоэнергетики, наблюдающих Нейлу с расстояния, шеи выросли сантиметров на десять. Дело выгорело, и теперь Лика нежилась в постели, надо же, какая у мужчин на госпожу вар Форнел реакция. Хотя, конечно она хорошенькая. С другой стороны, если на меня столько грима наложить? Мышка вздохнула, Нейле удалось даже дракона укротить, в некотором смысле. Он удрал, а мог бы и дальше выражать свое возмущение Мышкиным поведением. Лика села, используя подушку прямо по назначению, подпоркой для локтей. Уперла кулачки в подбородок.
   Ну почему же лично ей так не везет. Кому - что, дается в этой жизни. Одним, легкость в манипуляции мужчинами, другим в получении знаний. Нейлита ей то же завидует. Подруга решила попробовать поднять меч, пусть учебный. Ей, конечно, не отказали. Но Нейла тут же уронила его себе на ногу. У Вейга началась истерика, Ролд бросился за врачом, а Шлоз метался по залу так, словно ему подожгли брюки. Ну почему все так несправедливо!
   Лика занималась принудительным самоанализом. В конце концов, есть над чем задуматься, ей тридцать шесть и настоящей женщиной ее назвать трудно. Почему, за что, кто виноват? Где толпы поклонников, отчего-то никто не бросается к ней на помощь, даже когда она падает в обморок. Что в ней не так. А рыцарей оказывается полно. Вот они, рядом. Мышка задумалась, качаясь как Ванька-встанька, в обнимку с подушкой. Совершенно необходимо с кем-нибудь посоветоваться, решила Хейлин, например с Мраком. Вот, Мрак, ты мой опекун, ты меня любишь, рассуждала она про себя.
   - Конечно, глупый выползок.
   - Сильно?
   - М...м...м...
   - А мог бы смотреть на меня как на женщину?
   - Зачем?
   - Чтобы влюбиться. - Вопрос, по-видимому, показался Мраку столь неожиданным, что он пропал надолго. Ладно, решила Лика, попробуем что-то попроще, для начала. Она повернула на пальце парэморское кольцо. Поискала в нем Стрэсса.
   - Стрэсс? Ты меня слышишь?
   - Конечно, солнышко.
   - Ты бы мог в меня влюбиться, теоретически?
   - Теоретически да, только сначала меня нужно было бы чем-нибудь тяжелым по голове ударить. Сильно тяжелым, иначе не получиться.
   - Сволочь, ты Стрэсс!
   - А ты заноза, легче влюбиться в извержение вулкана.
   - Конечно, легче, оно красивое!
   - Ты то же, и такое же смертельное, как оно.
   - Ну, не всегда.
   - Но когда да, тогда очень, хмыкнул Стрэсс и исчез с ликиного мысленного горизонта. Мышка вздохнула сильнее нескольких предыдущих раз. Ну почему, мне так не везет?
   - Эй, выползок, - раздался в голове голос Мрака. - Чего ты хочешь?
   - Сейчас?
   - Вообще, к чему ты стремишься в своей жизни? Этап, ступеньки, самое заветное желание?
   - А, ну пока, я собираюсь учиться в Альвэ, стать настоящим магом, потом владетелем Пар-э-Мора, хотя бы...
   - А потом? - Удивился Мрак.
   - Геранта.
   Дракон мысленно покачал головой, задумался, шевеля роскошным бархатно-черным хвостом с мерцающими мелкими чешуйками.
   - Тебе бы с Пар-э-Мором справиться. Но причем здесь мужчины? Их совершенно не интересует Пар-э-Мор. - Дракон снова пропал. А Лика снова вздохнула. Конечно, в этих рассуждениях был какой-то смысл, но вот какой? И потом, не сейчас же она собирается быть владетелем. Сейчас ей хочется флирта, легкого, ничего не обещающего, но приятного флирта. И чтобы ее понимали. Хочу, чтобы меня любили мужчины, подумала Мышка.
   Вот именно, почему всех женщин мужчины любят по-разному, ведь устроены все одинаково? Лика задумалась над своей природой, отчего все-таки она другая? Вспоминала детство, юность, подруг. У всех ее подруг была одна цель в жизни - создание семьи, и они ее добивались всеми возможными способами. Иногда Лика сравнивала своих подруг с женскими ипостасями божеств. Наверное, потому что для себя выбрала богиню как-то давно и сразу. Еще в детстве она сравнивала себя с Кали. Может быть потому, что родилась в то время, когда в Индии празднуется праздник Шивы, ну почти в это время, ее день рождение приходится на праздник введения богородицы во храм. А вот Нейлита, она скорее Ланкшми, Ленчик - Рыжий хвост, напоминает ей Гестию, Яна - Диметру с хлебными колосьями. Все люди как люди.
   Кларисса - Селена в чистом виде. Все они такие милые, домашние и Кали. Отчего-то она представляла себя в виде белокурой женщины без возраста в черном платье, танцующей на спине бешено мчащегося тигра. Тигр проносится сквозь времена и цивилизации, вокруг пылают войны и пожары, позади остаются человеческие смерти. Она смотрит на людей впереди себя, а видит лишь переплетение линий их жизни. Нитей, которые так легко порвать, запутать, рассечь... Может быть мужчины чувствуют такое отношение к ним? Но что же делать, ведь и ей то же хочется обычного женского счастья? Где же взять Шиву? А Ка Май ей очень понравился. Вопрос лишь в том, насколько бы им хватило их отношений, если бы он остался? Тьфу, надо же, как заело. А впереди Новый год. Ау, рыцари, без страха и упрека, вы где?
   Вставать не хотелось, но сегодня должны привезти елки. У нее будет четверо гостей, поэтому нужно купить подарки. Лика с сожалением откинула подушку и заставила себя встать. Позаниматься бы нужно, все же сессия. Она одевалась и причесывалась, когда поймала свой взгляд в зеркале. Откровенно оценивающий и циничный. Сколько же в тебе этого, со злостью подумала она о себе, и не завтракая ушла в зиму.
   На улице оказалось холодно, ниже двадцати, особо не погуляешь, пришлось брать машину. Ей вспомнился, принявший ее клан. Как дорого они заплатили за ее силу. Никого не осталось. Она заплатила за мимолетный комфорт и уют большими потерями. Машина неслась сквозь заснеженный пригород. Проносились тополя, обрезанные пилами и расчлененные чужой волей, как она обрезана своей. Может плюнуть на все? Бог с ним, с институтом, с Альвэ. Пусть будет Земля-Лейда, семья, дети-полукровки с вечной жаждой власти и благ. Можно подумать, она об этом не мечтает. Домик у моря, Кипр или Испания, а она будет писать фантастические книжки о том, что могло бы быть, сделай она другой выбор. Интересно, к какому же берегу вынесет меня река жизни. Чего же я добьюсь как женщина? Воспитаю ли детей, буду ли работать, например, учителем. Буду рассказывать, как живет, и чем дышит планета этих людей. Оставят ли меня тогда в покое?
   - А. Мрак, оставят?
   - Если ты сама откажешься от власти, выполнишь предназначенное и уйдешь со сцены, чтобы никогда ни во что не вмешиваться...
   - А буду ли я счастлива?
   - И ты, и твои дети.
   - Какой ты добрый, Мрак! Почему же я тебе не верю. Не верю совсем?
   - Чего ты хочешь, женщина?
   - Если бы я знала, что ответить?
   - Ты колеблешься...
   - Если бы я была не за рулем, то расплакалась бы.
   - Нельзя сидеть на двух стульях...
   - Легко дракон, легко, если стулья стоят рядом и они одинаковы.
   - Я так не думаю.
   - А я хочу добиться всего в жизни по максимуму. Хочу добиться наибольших успехов для себя в этом и любом другом мире. Я никому не желаю зла, но хочу подняться на свою вершину, какой бы печатью она не была отмечена. Успех, слава, власть. Я хочу сама выбирать мужчин на своем пути. И не знаю, через смирение или вопреки ему. Мне все равно, но я этого добьюсь. А сейчас я хочу, чтобы в меня влюбился тот, кого смогу полюбить и я.
   - А если, получив желаемое, ты его потеряешь?
   - Как это? Брось, Мрак, я хочу найти женское счастье, а не терять его.
   - И что ты готова для этого сделать?
   - А что нужно?
   - Откажись от своей силы и гордыни.
   - Да, а зачем, все это слишком подозрительно, опекун, отказавшись единожды, смогу ли я их обрести снова? Не знаю, не знаю. Но я готова работать над этой проблемой. Кали, Дурга... дай мне силы и удачи в достижении успеха. Пусть весь мир повернется ко мне другим боком. Пусть придет весна, мир, счастье и удача. Если нужно, пусть мчится тигр навстречу другим временам. Холод отступит, и сердце зазвучит в унисон другому сердцу, как два колокольчика. Где ты Сарасвати? Дай мне зазвенеть. Лика затормозила у цветочного магазина Лаэрсиса. Тормоза пискнули от такого напора. Зазвенели колокольчики над дверью. Лика остановилась на мгновение, посмотрев на них, и вошла.
   - Привет девочки! - Выкрикнула она с ходу. - С наступающим Новым годом, как дела?
   Удивленные эльфийки переглянулись.
   - Здравствуйте, Хейлин Кер. - Ответила синеглазая. Новенькая молча присела в реверансе. - Всего вам хорошего. Мы счастливы вас приветствовать. Ваши покупки вам сегодня привезут. Простите, но почему для вас так важен этот праздник.
   - О..., - удивилась Лика. - Наверное, это праздник рубежа, невидимой границы всего, что сделано тобой за год. Это праздник, когда подводятся итоги и загадываются желания, праздник будущей жизни. А у вас, есть такие?
   - Такие? Нет, но у нас есть праздник рождения новой весны.
   - Возможно, это похоже на наш новый год, просто мы готовимся к весне заранее. Уважаем и зиму, но ждем весну уже в январе. По-моему, это здорово!
   - Конечно, Хейлин, у вас удивительный народ, вы так любите радоваться жизни, как дети. - Вмешался в разговор, вошедший из теплицы Лаэрсис.
   - Мы все дети жизни, разве нет? - Совершенно удивилась, то ли своим словам, то ли мыслям, Лика. - Мы радуемся жизни по-детски, и точно так же, по-детски обижаемся на нее.
   - Так проще жить?
   - Наверное, удобнее, ближе к природе, возможно. А почему вы интересуетесь этим, Лаэрсис?
   - Я привыкаю. Мы недавно встречались с Александром, помните, вы нас знакомили?
   - Конечно, и что?
   - Он совершенно необыкновенный человек, непосредственный и наивный как ребенок, в то же время мудрый и образованный.
   - Хотите сказать, не закомплексованный?
   - Не совсем. Какие у вас цели, Лика?
   - Хочу влюбиться. - Улыбнулась Мышка. Лаэрсис недоуменно поднял брови.
   - Влюбиться?
   - А что здесь особенного?
   - Ну что ж, желаю вам счастья и достижения желаемого.
   - Как там мои елки?
   - Великолепно. Их сегодня привезут. Вы ведь хотели украсить одну из них, для своего дома?
   - Конечно, я уже накупила всякой всячины. А что, кто-то хочет украсить за меня мою елку? Ну уж нет, я буду протестовать.
   - Мы сделаем все, как хочет клиент. - Лаэрсис чуть насмешливо поклонился. Лика вздохнула.
   - Нейлита к вам не заглядывала?
   - Нет, сегодня нет. А что, она собиралась?
   - Не знаю, мне скучно без нее.
   - Вы подружились?
   - Хотелось бы так думать. Впрочем... Всего хорошего вам, Лаэрсис.
   Лика ушла, снова жалобно звякнул колокольчик на двери. Эльф задумчиво смотрел ей вслед. Надо же, она хочет влюбиться?
   Хейлин совершала обычный предновогодний вояж по магазинам. Все как положено, продукты, приятные мелочи, подарки. Полный новогодний антураж. Осталось дождаться друзей, Лика попыталась дозвониться Ленчику, но та то же активно занималась устройством личной жизни и на звонки не отвечала.
   Машина летела в сторону Локомотивного поселка уверенным серым шмелем. Грузным, стремительным, но вертким. Город ожидал праздника, сверкали витрины, зазывая покупателей на распродажи. Теперь, и так далеко от столицы, в их захолустье можно купить почти все, что захочешь. Были бы деньги. Лика пошарила в своих карманах. Осталась всего пара сотен рублей и пара тысяч долларов и рилоны. Но ничего, все можно поменять на Золотой. Назвали же улицу! Впрочем, в центре города теперь есть улицы не хуже. Те же шикарные иномарки, те же уверенные в себе мужчины и женщины в норке. Вот только интересных, с внутренним огоньком, мужчин почти не видно. Маскируются, сидят по своим офисам и ездят на машинах. Охотники в дебрях города.
   Ну все, охотники, допрыгались, я открываю на вас сезон охоты. И да помогут мне все женские ипостаси. Лика вернулась домой затемно. На лестнице раскинула свои ветки ароматная елка. Лика напряглась и вспомнила, что на улице у подъезда то же стоит огромная трехметровая красавица в кадке. Надеюсь, никто ее не утащит, подумала Мышка. Пока она возилась с ключами на пороге и глазела на елку, из своей квартиры вынырнул разозленный сосед.
   - Приветствую вас, доктор. - Опередила его Лика.
   - Кер, до каких пор это издевательство будет продолжаться?
   - Вы о чем, господин Зарон?
   - О доставке ваших заказов! Почему я должен встречать и провожать ваши покупки!
   - О господи, совсем забыла о елках, надеюсь, вы открыли мою квартиру?
   - Как будто мне больше нечем заняться!
   - Но, господин Зарон, вы такой... Такой милый, добрый, хороший, внимательный. Неужели вам было так трудно сделать это для меня?
   - Мне трудно! И, Кер, не устраивайте здесь по ночам бардак!
   - Знаете, доктор, если вы так заботитесь о тишине, вам лучше уехать в ночь с тридцать первого на первое.
   - Вы совершенно обнаглели!
   - Всего хорошего... И. господин Зарон, вы почти ангел, несущий праздник на своих крыльях.
   Соседа передернуло, и он со злостью захлопнул свою дверь. И чего он злиться, пожала плечами Мышка, входя в квартиру. Квартиру наполнял совершенно бесподобный аромат. Пахло молодой зеленой хвоей. Лаэрсис, лапочка, постарался, прислал не только заказ, но и два роскошных букета. Голубые ирисы и фрезии с роскошными розово-пурпурными папоротниками. Лика пискнула от удовольствия, как мало женщине нужно для счастья и удобно расположилась в кухне с телефонной трубкой. Поставила чайник, достала салат, фрукты, рыбу. Сначала набрала Ленчика, занято. Ну и ладно, эта Гестия-бестия сама разберется со своими мужчинами. Лика вспомнила о визитке Тони. Набрала его номер, и через несколько минут он откликнулся.
   - Салют Тони, я хотела поболтать с твоей сестричкой.
   - Кер?
   - Узнал, жаль, богатой не буду.
   - Что за бред. Зачем тебе Нейлита.
   - Не зачем, просто хочу поболтать.
   - Время восемь.
   - Вот именно, время детское, и мне скучно. Позови к телефону свою сестренку.
   Тони бросил трубку. Минут через пять разжался телефонный звонок.
   - Привет Лика, зачем звонила?
   - Салютик, Нейла, давай поболтаем о тактике охоты, сама знаешь на кого.
   - Не телефонный разговор. Я сейчас приеду.
   - Отец тебя отпустит?
   - Да, нет его. А больше мне никто ничего не скажет. Так что еду.
   - Жду.
   Лика прошлась по квартире, скептически оценивая ее состояние. Это конечно не гнездо, но лично ей нравиться. Готика и хай-тек в одном бокале. Стильно, романтично и ничего лишнего. Почти минимализм, с ноткой средневековой истории. Минут через двадцать раздался звонок. Подруги бросились друг другу на шею. Подозрительный Тони пошел инспектировать квартиру.
   - Смотри, смотри, братец сейчас под кровать заглянет. - Ехидничала Нейлиточка.
   - Тони, у меня кроме вас, других гостей нет. Честное слово.
   - Ладно, девочки, я вернусь за Нейлой в десять, не скучайте. - Тони вышел.
   - Ты что, под арестом? - Возмутилась Мышка. Нейла передернула плечиками.
   - Папа' нет дома, а Тони за меня отвечает. Так что ты говорила о тактике?
   Девчонки удобно расположились на диване в гостиной, прикрыв ноги мохнатыми меховыми пледами и вооружившись шоколадом и белым вином.
   - Знаешь, Нейлит, я решила, что мне крайне не хватает информации...
   - Милая, ты сначала реши для себя, чего ты хочешь.
   - Счастья...
   - Это слишком обще, я сейчас хочу хорошего бой-френда, а замуж я всегда успею.
   - Нет, я пожалуй, то же не думала о замужестве. Но знаешь, Нейлочка, я хочу влюбиться.
   - Глупости, зачем это тебе, пусть лучше влюбляются в тебя!
   - Нет уж, в меня столько раз влюблялись, и бес толку, лучше я!
   - Лика, расскажи! Сколько раз влюблялись?
   - Четыре или пять. - Наморщила лобик Мышка.
   - А ты не разу!
   - Угу.
   - Отвратительно!
   - Точно.
   - Лика, нужно срочно принимать меры, начнем с определения, кто тебе нравится? Ну, какие мужчины?
   - Командиры, наверное, причем какие не важно, офицеры, деканы, кардиналы, императоры...
   - Боги... Лика, ты сумасшедшая.
   - Боги, пожалуй, то же.
   - Стоп, опустись на землю, золотко! Богов и императоров я для тебя точно не смогу найти. Что остается? Кардиналы не подходят по определению...
   - Почему это?
   - Они не должны влюбляться.
   Лика тяжело вздохнула и наклонилась, вылезая из-под пледа, чтобы налить подруге вина. Нейлита поднесла фужер к лицу, помахала ручкой к себе, наморщила носик. Двумя пальчиками взяла шоколадное сердечко из коробки. Задумчиво посмотрела в потолок, вздохнула.
   - Итак, кто у нас остается? Командиры и офицеры. В моем понимании, первые это хозяева кланов и гнезд. Это уже вполне знакомая дичь.
   - И где же они водятся? Причем в больших количествах.
   - Престань, в больших количествах, такие нигде не водятся. Но бывают чаще всего в клубах.
   - Конкретнее, Нейлочка, каких клубах. - Сделала заинтересованное личико Мышка, боясь обидеть подругу своим невниманием. Хозяева кланов и гнезд, почему-то не привлекали к себе мышкиного интереса, она их не видела.
   - Таких клубов у нас в колонии четыре. Спортивный клуб, ну это, скорее для офицеров, хотя не обязательно. Каждый уважающий себя мужчина должен быть в хорошей форме. Деловой клуб. На этом стоит расслабиться, туда нас все равно не пустят. Гей клуб, но это совсем не наше, если, конечно, тебе не нравятся бисексуалы.
   - Понятия не имею.
   - Не будем о грустном, остается гурман-клуб. Даже не знаю, что по этому поводу сказать? Поесть все любят, но туда в основном водят специальных девушек, для сопровождения. Так что, снова, пальцем в небо. Лучше начать со спортклуба. Запомни основные правила начинающей охотницы. Первое, никому не говори, за чем ты охотишься. Второе, никогда не показывай другим понравившуюся тебе добычу. И последнее, на охоте, как на войне, все средства хороши. Решено, едем завтра с обеда. Утром занимаются одержимые спортом, вечером, загнанные работники, а днем, после обеда, собственники.
   - Давай рискнем!
   - Зачем, Лика, ты такая наивная, причем здесь риск. Не забудь свою боевую раскраску.
   - Шутишь?
   - Это главное!
   - В спортклубе, там хоть душ есть?
   - В клубах все есть. Хейлин, будь умницей.
   Довольные своими решениями девушки договорились встретиться завтра в три часа дня. В десять, как и обещал, заехал Тони. Его кратко ознакомили с решением. Тони похлопал глазами, пожал плечами и нехотя согласился их отвезти. После столь насыщенного вечера довольная Мышка плюхнулась в постель.
   - Ну-ну, зеленая гусеница, - раздался в голове насмешливый голос Мрака. - Кого же ты найдешь в местном клубе?
   - Человека...
   - Вот именно. Тебе нужны люди?
   - Очень. Я так хочу влюбиться, понимаешь, Мрак, мне интересно, что значит, любить. Так хочется порой, сильной, мужской поддержки.
   - Понимаю и желаю тебе удачи, маленькая плодожорка.
   - Спокойной ночи, Мрак. Пусть мне повезет, и я встречу замечательного друга. Мне очень нужен друг, понимаешь?
   - Не уверен, пушистая гусеница. - Дракон замолчал на минуту, не понимая, чем лично он, как друг не устраивает эту маленькую глупую гусеницу. Он, вообще не понимал, зачем искать далеко то, что находится рядом. - Пусть все будет так, как ты хочешь. Влюбляйся, разве тебе мало Ка Мая?
   - Его здесь уже нет. Он улетел, а я хочу, чтобы мой мужчина был рядом.
   - Глупый зеленый червячок, люди не благодарны, тебя используют и бросят.
   - Главное, чтобы мне было хорошо и уютно.
   - Спи, пушистая глупышка, пусть тебе снятся только приятные сны, а завтра ты встретишь своего друга.
   Лика уснула, и ей приснился умный, добрый и нуждающийся в ее нежном внимании блестящий офицер. Последней мыслью засыпающей авантюристки, была мысль о том, откуда в колонии офицеры?

Глава 14

Клубная жизнь.

   Годовой круг замыкается. Сам процесс подготовки к встрече нового, всегда очень глубокий творческий процесс. Хочется взять с собой в новый виток только самое лучшее, отбросив от себя ненужную, грязную шелуху. Приближается трансформация, таинственная и прекрасная, рождается из старого года новый год, который без сомнения будет лучшим и более щедрым на хорошее, чем предыдущий. Словно в огромной алхимической чаше завершается таинственный процесс слияния и перерождения. Луна и Солнце одновременно покровительствуют ему, звезды, озаряют его своим светом. Все поворачивается по заданному кругу, на смену снам и зиме придет весна. Кто его знает, каким будет результат этой новой алхимической реакции. Но начиная свое дело, разве все мы не надеемся на лучшее.

* * *

   Все утро прошло в хлопотах и подготовке квартиры к новому году. Мышка занималась украшением интерьера до полного изнеможения. Шарики и колокольчики, ленты и гирлянды, новогодние композиции со свечами заняли все свободные места. Там, где места уже не осталось, повисли маленькие звездочки. Новогоднее настроение было достигнуто, все в квартире не напоминало, а кричало о новогоднем празднике. Наконец, Лика окончательно устала и пошла завтракать. Перед обедом осталось всего пара часов свободного времени. Что логичнее всего, размышляла хозяйка новогоднего чуда, поспать или поготовиться к экзаменам? Ответ напрашивался сам собой, куда денутся от нее экзамены, конечно лучше поспать. И она, разумеется, проспала. Обед поэтому прошел без удовольствия, на скорую руку. Хейлин долго размышляла, стоя в гардеробной, что же ей одеть в клуб, и остановилась на симпатичном полуспортивном костюмчике с удобными эластичными брюками и свободным блузоном. Подобрала макияж в тон, серебристо - сиреневые тени и такая же помада, удлиняющая ресницы тушь.
   Ну вот, она почти лапочка. Осталось сделать контрольную проверку на Тони и в путь. Интересно, как он на меня будет реагировать? В ожидании гостей Лика свернулась клубочком под пушистым пледом на диване. Читала психологию, грызла печенье. Примерно через полчаса раздался звонок в дверь. Тони привез Нейлиту. Любимая дочка Канела устроила писк:
   - Ты с ума сошла! Зачем ты так вырядилась! Глядя на тебя можно подумать, что ты собираешься изнурять себя тяжелыми физическими нагрузками! Да кто к тебе подойдет! Хочешь заниматься, занимайся, каждому - свое! Смотри и учись!
   Нейла сбросила свою невесомую шубку с отделкой из горностая и приняла изысканно - сексуальную позу, демонстрируя прекрасный изгиб линии бедра, талию и хорошенькую попку. О выражении ее лица можно сказать, что его не было, точнее на лице не было никаких следов интеллекта. Была скука. И была девушка, срочно нуждавшаяся в скорой медицинской помощи - спасите меня от скуки, я умираю от желания! Ни один мужчина с начальным медицинским образованием, а именно, имеющий глаза - да увидит, имеющий руки - да обнимет, не мог бы оставаться в стороне от этих глаз, взывающих к спасению. Да, размышляла Лика, мне катастрофически не хватает практики. Что ж, будем учиться у профессионалов.
   Под шубкой, на Нейлите оказалось маленькое коктейльное платье, чуть выше колена, миленькие чулочки с вензельками. Вырез платья заканчивался глубоко на спине, в волнующем воображение углублении между двумя ягодицами. Спереди на платье была чудненькая маленькая стоечка и невинная прорезь сердечком, наполовину обнажающая грудь. Сказать, что платье облегало фигуру Нейлы, означало пойти против истины, ибо оно полностью сливалось с фигурой, обнимая ее как, вторая кожа. Тони мялся в коридоре от скуки.
   - Вы скоро?
   - Нет. - Жестко отрезала Нейлита. - Надо переодеваться душечка, в таком виде ехать в клуб нельзя!
   Девушки прошли в ликину гардеробную. После непродолжительных получасовых препирательств они сошлись на милом эльфийском костюмчике из шелка с огромным разрезом на груди и расширенными книзу рукавами. На юбке, захватывающий внимание разрез располагался спереди, ровно посередине, продолжая вырез блузки. В костюме Хейлин выглядела романтично, беззащитно и загадочно. Макияж то же пришлось поменять. Нейла перерисовала мышкины глаза и губы в золотистый цвет. К концу часа, Тони окончательно извелся. Ну вот, думала Хейлин, стоя у зеркала, теперь я более задрапированный вариант Нейлы.
   - Видишь, Хейлин, ты думаешь, что надеваешь костюм под настроение, но на самом деле, ты надеваешь это самое настроение вместе с платьем. Теперь ты немного грустная, романтическая тайна. А мое имя сегодня - желание. - Разглагольствовала Нейлита. - Ну, что, поехали, с богом. Тони, мы уже идем!
   Тони вздохнул, разглядывая подруг. Он внимательно посмотрел на Лику, и спросил:
   - По какому поводу столь безутешный траур?
   - Оплакиваю уходящее детство, - окончательно разозлилась Мышка.
   - Угу, - неопределенно согласился Тони.
   Они спустились вниз и сели в машину. Младший Канел, насуплено сидел всю дорогу, но потом не выдержал и спросил: - Мне не понятно только одно, если мы едем в спортклуб, зачем вы так вырядились?
   - Ты лучше не отвлекайся, Тони, дорога скользкая, - махнула ручкой Нейла. - Размышления не твоя сильная сторона. Ты человек действия.
   Лика пожала плечами, ей было не весело, наверное, одежда навевала романтические мысли.
   Клуб встретил обилием зеркал, живыми цветами и фонтанчиками. Нейлита уверенно свернула налево, и подруги уперлись в барную стойку. Возле стойки скучали несколько индивидов в брюках. Тони насупился.
   - Не понимаю, что вас сюда принесло.
   - Не шипи, - обиделась на брата Нейла. Она скинула свою шубку на руки Тони, что бы хоть чем-то его занять и села изучать меню, изображая скуку поистине вселенского масштаба. Она посмотрела на винную карту, окинула взглядом все поле боя, на котором базировалось не более десяти человек из вражеского мужского лагеря, и кинулась в атаку на противника, которым оказался симпатичный накачанный здоровячек. - Ну, и что здесь можно найти из напитков?
   - Мартини. - Уверенно ответил накачанный незнакомец. - Хотите, девочки.
   - Не хотят! - Отрезал Тони. - Решайте свои вопросы и поехали!
   - Какой ты нудный, Тони. Я хочу посмотреть зал, и как здесь занимаются.
   - Ну, так иди и смотри, что в баре торчать!
   - У меня ужасно скучный брат, правда? - Обратилась Нейлочка к здоровячку.
   - Возможно, - неопределенно пожал плечами мужчина.
   - А вы, чем здесь занимаетесь? - приставала Нейла.
   - Ем, - скромно ответил тот.
   - Нейлита, пойдем в зал, посмотрим, что здесь есть из тренажеров, поговорим с тренером, - вмешалась Лика. - Ты же хотела посмотреть зал.
   - Я хочу мартини! - Вытянула губы трубочкой подруга, лукаво стреляя глазами в определенную ей мишень.
   Здоровячек слегка затормозил от такого напора. Он быстро соображал, что же ему делать: заказать мартини, или не вмешиваться в семейный спор. Тони начал тихо звереть, и тут в бар вошли Джи Джи и Вейс. Студенты первый раз в своей жизни встретили сокурсницу в юбке и к тому же в чисто мужском клубе. Установилось напряженное молчание. Джи Джи, казалось, слегка ошалел от такой встречи. Вейс поднял бровь в недоумении.
   - Хейлин, какими судьбами?
   - Я привыкла к постоянным тренировкам, сессия, не хотелось бы терять форму.
   - Ты потеряешь! - скривился Джи Джи, рассматривая Нейлиту с недоумением. - Это твоя подружка?
   - Н-да. Это Нейлита вар Форнел. Нейла это мальчики из нашей группы.
   Нейла недовольно скривила губки.
   - Ваши мальчики? И где Аллан?
   Лика вопросительно посмотрела на Сергея, тот поймал ее взгляд и удивленно пожал плечами.
   - Мы здесь одни. А Аллан, наверное, занимается.
   - Причем тут Бэкк? - вконец растерялся Джи Джи.
   Лика в ответ то же пожала плечами и переместилась ближе к стойке. С одного из столиков она уловила заинтересованный взгляд.
   - Серж, не знаешь, кто это у левого столика под светильником.
   - Этот, не знаю, наверное, из Альвэ, из новых гнезд, а может я и ошибаюсь. Тут теперь много всяких ошивается.
   Мужчина явно был не прочь познакомиться поближе. Мышка уже проигрывала в голове возможные сценарии своих дальнейших действий.
   - Тони, ты его то же не знаешь?
   - Это Сэйлаз Клорн, из клана Клорнов с Альвэ, они занимаются торговлей технологиями. Зачем он тебе нужен?
   - Не нужен, просто он меня активно рассматривает.
   - Эй, Клорн, прекрати смущать наших девушек. - Возмутился Тони.
   Нейлита подняла глаза к потолку и вздохнула, склоняясь к Ликиному уху.
   - Тебе кто нужен, принц или мужчина? Ты ему интересна. Что же ты из себя принцессу строишь? Не забывай, зачем мы приехали. Хотела познакомиться, знакомься, господи, Хейлин, я тебя совершенно не понимаю.
   - Я ничего не строю.
   - Вот именно, покажи ему женщину - загадку, зачем ты его с Тони стравливаешь? У меня вся семья, знаешь, какая ревнивая, особенно Тони. Он нас сюда больше не повезет, если так глупо себя вести. Ты это специально делаешь?
   - Да нет, просто так нечаянно получилось.
   - Хейлин, не нервируй меня, мы же здесь по делу.
   - Ладно - ладно, не расстраивайся. - Вот гадство, подумала Лика, действительно, зачем я их натравливаю, друг на друга, что за натура такая, никакого сладу со мной нет. Самое интересное, что я это делаю не специально, а на подсознательном уровне. Зачем? Инстинкт заставляет меня выбирать сильнейшего? И главное, никак не получается себя контролировать, хоть извиняйся перед ними.
   И тут в бар, для полноты картины вошли Вейг и Ролд. Преподаватели замерли. Возникла немая сцена, в которой главным действующим лицом стала Хейлин, а мужчины оценивали ее внешний вид. Лика с мученическим видом влезла на табурет и подперла подбородок кулаком. Потом, решила, что ее поза не соответствует содержанию заведения, так можно на парте лежать, она выпрямила спину, положила ногу на ногу, наплевав, что юбка превратилась в разошедшиеся фалды и произнесла страшно скучным голосом: - "мартини со льдом". Потом оценивающе скользнула взглядом по незнакомцу из клана с Альвэ.
   - Уже лучше, - шепнула Нейла, - но ты через чур независима, у тебя на лбу большими буквами выведено "я в вас не нуждаюсь, пошли вон", а нужно: "помогите, я вся скучаю".
   Мышка изо всех сил попыталась придать лицу соответствующее выражение. Вышла умильная гримаса со стороны больше смахивающая на "мне так плохо, что я сейчас заплачу". Тони совершенно потерял контроль над собой.
   - Немедленно едем домой, я предполагал, что здесь приличный клуб, почему на вас все так пялятся!
   Вейг изумленно таращился на Кер, по ее лицу можно подумать, что болят зубы или живот. Вейс с сомнением покачал головой, после чего Лика поняла, что переигрывает. Мышка тяжело вздохнула, придется исправлять собственные глупости.
   - Здесь кто-нибудь фехтует? А то я так и не научусь держать нормально шпагу или рапиру. Поможет мне кто-нибудь, или нет?
   - Кер, студентам запрещено заниматься в клубах, даже, если у них деньги девать не куда. - Категорично заявил Ролд.
   Лика недоумевающим взглядом уставилась на Вейса и Джи Джи. Те, сообразили, что она имеет в виду их, и насупились.
   - Это касается всех студентов, без всяких исключений. - Дополнил Вейг. Парни разозлились. - А что касается фехтования, обратитесь к вашему наставнику, это по его части, он фехтует.
   Гады, подумала Лика, даже пофлиртовать не дают, где уж тут фехтовать! Зато Тони обрадовался: - Уезжаем?
   - Нет, - топнула ножкой Нейлита, я остаюсь и Хейлин со мной. Не могу же я быть в клубе одна?
   - А я? - От глубины души возмутился Тони.
   - Ты не женщина. - Как само собой разумеющийся факт произнесла его сестра. Присутствующие в зале мужчины демонстрировали разные степени интереса происходящим. Ролд и Вейг насупились а, мальчишки дулись еще сильнее. Неожиданно поднялся незнакомый тип в дорогом шелковом спортивном костюме, со столика у правой стены.
   - Вар Форнел, немедленно забирайте своих девчонок и увозите отсюда. Что за дикость таскать женщин по клубам? Держите их на женской половине, пусть знают свое место.
   Нейлита во время этой фразы почти задохнулась от возмущения. Но ничего сказать в ответ не успела, ее обогнала Лика.
   - Серьезно? Значит, мужчины не могут тренироваться вместе с женщинами! Скажите пожалуйста, у вас что, комплекс неполноценности, или это какое-то заболевание, типа водобоязни, надеюсь, оно не заразное? Ах, да, оно передается генетически, очевидно, сцеплено с полом. Вы кто, убогий?
   Мужчина на мгновение замер, глядя на Кер, потом повторил попытку: - Вар Форнел, я не собираюсь вам повторять, уберите отсюда девчонок.
   Мышка всем своим видом изображала редкую доброжелательность. Мальчики из группы инстинктивно попятились. Серджио переместился за табурет, Джи Джи за угол стойки. Лика улыбнулась самой широкой из своих улыбок, во все зубы, все таки ей удалось их немного выдрессировать, а строили из себя осенью черте-что, мысленно ухмылялась она.
   - Кто же у нас такой требовательный? - проворковала Лика. Теперь даже Тони напрягся.
   - Хейлин, поедемте домой.
   - Ах, нет, представьте мне этого господина, Тони.
   - Это Стивэн вар Норлэн ре Альвэ.
   - Какое досадное упущение, что мы с вами не знакомы, Стивэн. - Продолжала мило улыбаться Мышка. - Вам, что, любезнейший, жить надоело. Согласна, жизнь - штука скучная и пресная, но это совершенно поправимо. Просто до сегодняшнего дня вам не везло, мы не были знакомы. Теперь о деле, что вы имеете против меня лично?
   - Вон!!!
   - Понятно, хоть и не многословно. Этот клуб, ваша частная собственность?
   - Дрянная девчонка!!!
   - Такая уж уродилась, что делать, большинству приходится терпеть.
   - Мне не придется!!!
   - И что вы сделаете?
   - Выкину тебя отсюда!!!
   - Сделайте одолжение. - Передернула плечами нахалка.
   Мужчина вышел из-за стола и направился к Лике. Как только он подошел, Хейлин встала ему на встречу, и со всего маха влепила ему пощечину. - Хам. - Пояснила она свое поведение. Мужчина отшатнулся назад, но быстро выровнял равновесие.
   - Мерзавка! - Отмахнулся он, - ты меня запомнишь!
   - Конечно. - Хейлин выплеснула ему в лицо мартини со льдом. - Остынь, смертный.
   В зале наступила гробовая тишина. Все находившиеся там, на мгновение замерли.
   - Кер! Что вы себе позволяете! - Возмутился, наконец, Вейг. - Как вы смеете вести себя так с владетелем гнезда.
   - Совершенно адекватно его поведению.
   - Ты пожалеешь! - надрывался от сдерживания себя Стивэн, утирая лицо, протянутой салфеткой. - Откуда ты, дрянь?
   - Ну вот! Опять, одно и то же. Как это надоело! Я из города, в который вы пришли без приглашения, из страны, которой вы не нужны. И я, с планеты, которая в вас не нуждается. Сколько можно еще повторять?
   Мужчина снова попытался ее ударить, но за Мышку неожиданно вступился Вейг.
   - Прекратите, вар Норлэн, неужели вы не видите, она вас провоцирует. Кер, чего вы хотите добиться своим поведением?
   - Честно? Не знаю, наверное, инстинктивно ищу себе в пару лидера-мужчину. Мне скучно и я просто хотела познакомиться с кем-нибудь интересным. И что? В зале из десяти человек, только один мужчина, и тот хам.
   - Думайте, что говорите.
   - Я говорю, что думаю.
   - Очень глупо, - вмешался Тони. - Хейлин, вас сюда больше не пустят.
   - Ну да?
   - Совершенно точно. - Пояснил Вейг. - Или к хозяевам клуба применят штрафные санкции. Вы социально опасны и провоцируете беспорядки.
   - Мне просто скучно и я так развлекаюсь, мне что, в институте так развлекаться?
   Вейг опешил: - Да вы и в институте себя так же ведете.
   - Это все от того, что мне скучно. Вот вам со мной скучно? - Обратилась Лика к вар Норлэну.
   - Ты, дрянь!- Это было единственное выражение, которое у него вырвалось.
   - Да, а вы уже успели перейти на ты?
   - Девчонка!
   - Извините, но так сразу, затрудняюсь найти вам определение. Но если хотите, могу вас превратить в жабу или крысу. Вам кто больше нравится?
   - Хейлин. прекратите, или я вызову господина декана! - Мрачно проворчал Вейг.
   - Хоть ректора.
   - Хейлин, ты всегда так знакомишься с мужчинами? - Влезла с неожиданным вопросом Нейла.
   - Изредка.
   - Заметно. Прошу вас не обращайте на Хейлин внимания, она еще совсем ребенок и не умеет себя вести в обществе, вы ей понравились, и она не хочет вам уступать ни пяди. Ребенок! Нет, честное слово, еще чуть-чуть и я бы решила, что она личинка.
   Вейс ужаснулся сравнением, которое напрашивалось само, и было очевидно даже для девчонки из гнезда. Ролд скрылся за дверью бара. Ну вот, решила Лика, побежал жаловаться. Интересно, кому? Вздохнула и решила проявить здоровое любопытство, чтобы не подумали о чем хуже.
   - Почему личинка?
   - Потому, что это классический вариант поведения личинки. Можно подумать, тебя специально этому обучали. Так личинки защищают свою территорию.
   - Глупости, это не моя территория, чего мне защищать?
   - Хейлин, я не говорю, что ты личинка, я говорю, что ты ведешь себя как она.
   - Да что я, я всего лишь хотела немного пофехтовать!
   - Фехтуйте с мастером Шлозом. - Оборвал ее излияния Вейг.
   - А что, больше никто фехтовать не умеет?
   - Кер, вы всем жутко надоели!
   - Я вышвырну ее отсюда! - Возмутился Стивэн.
   - Рискни здоровьем! - Выдала ему рекомендацию Мышка.
   У мужчины непроизвольно вытянулись вперед руки и сжались в кулаки. Лика решила не рисковать собственным здоровьем и сделала почти незаметный жест пальцами, словно стряхивала комара. Вар Норлэн отлетел к стене.
   - Ты...ы...ы!!! - Удивлению владетеля гнезда не было предела.
   - Все еще уверены, что выкинете? - Мило улыбнулась Лика.
   - Кер! - Задохнулся от возмущения Вейг, кто вам позволил так себя вести с хозяином гнезда!
   - Я могу и подальше, хотите?
   - Ты?! С...с...с...
   Лика решила лишний раз не раздражаться и опять повторила предыдущий жест. Мужчина снова отлетел к стене.
   - Ну что? вы в состоянии говорить со мной без угрожающих жестов? Только четко, да, или нет? Если нет, можно повторить. Повторение - мать учения, так говорил один наш знаменитый полководец, мне так кажется.
   - Ты кто, - наконец нашел силы удивиться вар Норлэн.
   - Я Хейлин Кер, а вы?
   - Я Стивэн вар Норлэн ре Альвэ.
   - Ну вот, и познакомились, фехтуете Стивэн? Замечательно, составьте мне компанию, если вас не затруднит.
   - Э...э...э...
   - Значит, не затруднит.
   - Вы не нормальная.
   - Конечно, только не убеждайте меня в том, что вам потребовалось столько времени, чтобы это понять. Или я вас сильно разочаруюсь. Вы у нас в колонии отдыхаете, или занимаетесь делами?
   - ...?
   - Молчите. Вы занятный, пожалуй, даже интереснее других. Короче, вы мне интересны, вас это что, смущает?
   - Вы ненормальная.
   Ну вот, размышляла про себя Мышка, он меня уже ненавидит, неужели я этого хотела добиться, или это мой стиль легкого флирта? Впрочем, будем считать, что от ненависти до любви один шаг, главное успеть его сделать.
   Дверь в бар открылась, и вошел незнакомый мужчина средних лет в смокинге. Что это он, с дуба рухнул, ходить в таком виде в спортивный клуб, ошарашено подумала Лика. Ничего другого, особо выдающегося, в нем, на первый взгляд, не было. Пока мужчина стоял в дверях, оценивая обстановку, он ничем кроме дурацкого смокинга не выделялся. Но стоило ему двинуться вперед, к стойке, как он превратился в кошку. Все движения его носили удивительный характер, смущая своей плавной красотой и смертельной опасностью. Внутренний голос, сигнализировал, что этот человек не просто очень опасен, он опасен смертельно. Мужчина напоминал сытого тигра, стремящегося выглядеть обычным ленивым котом. Ликина внутренняя сущность сжалась в комок. Спокойно, Мышка, кричала она себе, не будет же он драться в баре. С этим типом связываться я еще не готова.
   - Санти! - выкрикнул вар Норлэн, - я иду с этой дрянью в зал, ее следует проучить, чтобы в следующий раз она не нарывалась.
   Ну вот, строила свои предположения мышка, делая безразличное лицо, он что, хочет меня "умыть", пусть попробует, но что из этого выйдет ни кто не знает. А Вейг, похоже, то же не знает и чего-то боится. Интересно, не его же будут умывать. Однако, ведь я фехтую кое-как, Шлоз сам ругал меня за отсутствие стиля и стратегии. Ну, почему так, когда мне страшно, я сама же и нарываюсь.
   Опасный тип в смокинге оказался владельцем клуба с простоватой и смешной фамилией Мюглер. Теперь странная компания из Лики, Стивэна, Нейлы, Тони и Вэйга устремилась в предоставленный им фехтовальный зал на второй этаж. Рядом с вар Норлэном по-кошачьи мягко скользил хозяин клуба, потом, догоняя их, неслась Лика, замыкающие парадно-спортивное шествие брат с сестрой и Вейг все время оглядывались назад, где на отдалении пытались не отстать любопытствующие Джи Джи и Вейс. Похоже, меня будут бить, мысленно подвела итог своим размышлениям Лика, или думают, что будут. Черт бы побрал эту юбку и Нейлу с ее экспериментами, вместе с ней, то же мне, стилистка.
   Зал для фехтования был небольшим, всего метров пятьдесят, три окна, резиновое покрытие на полу. В одной стене дверь, на другой зеркала от пола до потолка, у третьей стены стойки для рапир и сабель.
   Вар Норлэн дернулся, вытаскивая рапиру, и чуть не опрокинул на себя всю коллекцию. Мюглер мгновенно подхватил падающие лезвия вместе со стеллажом.
   - Осторожнее, господин Норлэн, падающие лезвия, это не к добру.
   - А у нас говорят, что ножи падают к приходу мужчины. Наверное, Ролд декана или ректора вызовет. - С невинным и в то же время наивным видом уточнила Хейлин.
   Мужчины посмотрели на нее неодобрительно.
   - А может, и Шлоза. - Добавила Мышка. - Уж лучше, его.
   - В стойку, - рявкнул Стивэн. Лика не торопясь, рассматривала клинки.
   - Можно я еще посмотрю, мне баланс трудно подобрать. - Обратилась Лика к хозяину клуба.
   Тот скупо кивнул. Лика с огромным удовольствием возилась с оружием. В зал вошла Нейла и первым делом оценила зеркала. Мужчины же, в полной мере оценили ее вырез на спине. Подруга вся предалась детальному рассмотрению своей внешности. Тони набычился, как всегда, когда мужчины разглядывали его сестру.
   - Я надеюсь, господа, что вы будете вести себя достойно по отношению к нам женщинам. - Обратилась к сильной половине присутствующих Нейлита. - Мужчина, - слово прозвучало с большой буквы, - никогда не ударит девушку, тем более ребенка. А Хейлин, еще совершенно ребенок.
   - Она не ребенок, - в конец, озверел Стивэн. - А если ребенок, то отвратительный и испорченный, ее следует высечь, чем я и собираюсь заняться.
   Мышка замерла в странной позе, голова склонена в бок, ухо вперед, тело расслабленно. Она была похожа на птицу, наблюдающую за надоевшей ей кошкой, казалось, вспугни, и она улетит. Впечатление было обманчиво. Ликино сознание в этот момент разбилось сразу на несколько частей. Одна часть выбирала оружие, другая наблюдала за реакцией Стивэна, третья оценивала поведение всех присутствующих в зале, четвертая анализировала собственное поведение. Самым непонятным было, на данный момент, было поведение Нейлы. Нейлиту, вообще, трудно разгадать, она часто бывает странной и непредсказуемой. Сейчас она вертится перед зеркалом, проводя отвлекающий маневр, а о чем думает, не понятно.
   Тони на них злится и почему-то испуган, до болей в животе. Согнулся как червяк, душой и телом. Страдалец. Не собирается же он отстаивать ее достоинство со шпагой в руке. Или собирается? Мышка мысленно хмыкнула.
   О Норлэне не стоит и говорить, он в бешенстве, но до истерики еще не дозрел, придется помочь, пока же, он в состоянии контролировать себя и ситуацию, это плохо.
   Хозяин клуба. Его называют Санти. Что это, кличка или имя? Если имя, то совсем не клеится с фамилией Мюглер. Слишком уж точен в движениях, или отточен, до такой степени, что похож на великолепное оружие, до времени остающееся в ножнах. До времени. На чьей он стороне? Логично предположить, что на стороне бедняги Стивэна, хотя внешне это ни как не проявляется. Мышка потянулась и зевнула, чтобы лучше оценить реакцию этого человека-клинка. В глазах Санти мелькнула легкая тень интереса, как вспугнутая птичка.
   У Тони такой вид, словно его скрутил аппендицит или страшная диарея. Нейлита крутит пальчиком свой послушно-игривый локон, какое самообладание! Хотя, ей-то чего за себя волноваться, разве, что отец узнает. Короче, Нейла сплошное лукавство.
   Вейг замер в шаге от двери. Бревно, вот и все, что можно сказать по его внешнему виду. Так, решила Лика, его коллега остался караулить за дверью, чтобы посторонние не совали свой нос, куда не надо. Логично, но не понятно, почему? По опыту Лика знала, что к ректору он не побежит, скорее к Грегору, куратору или Шлозу. А это, все второстепенные детали. Как бы мне дожать этого владетеля гнезда, чтобы у него остались одни эмоции, и ни какой рассудочной деятельности.
   - Господа, у меня нет с собой спортивной одежды. Не могу же я в такой юбке фехтовать. Юбка узкая, шагу не сделать, рукава болтаются и путаются в рукоятке.
   Санти бросил на Хейлин слегка удивленный взгляд.
   Смешной, он что удивляется, что я эфес рукояткой называю. Ладно, добавим им горяченького.
   - А эта, эти, ну этот клинок, как он называется, чего он так дергается? - Продолжила спектакль Лика. Санти недоверчиво окинул девчонку взглядом. Хейлин отправила ему нежнейшую из своих улыбок, почти воздушный поцелуй. Глаза хозяина клуба подозрительно сузились. Лапонька, определила его Лика, люблю умных мужчин.
   До вар Норлэна, наконец, дошло, что он будет выглядеть идиотом при любом окончании поединка. Надо же было с ней связаться, вот дрянь! Его состояние Хейлин ощущала всей кожей.
   - М...м.., я думаю, - издалека начала она, - что фехтование в условиях приближенных к боевым, лучшая школа для любого обучающегося, правда? Это как в плавании, щенков бросают в воду и смотрят, кто выплывет. Инстинкт!
   Нейла слегка изогнула бровь в деланном или настоящем удивлении.
   - Хейлин, тебе нравиться быть в роли водоплавающего щенка? Золотко, ты бы сама определилась в том, чего ты хочешь. Научиться фехтовать, или все же привлечь внимание мужчины, который тебе понравился. Внимание ты уже привлекла.
   - Нейлита, дорогая, - противно сюсюкала Лика, - я всего хочу, я же жадная. И фехтовать, и мужчину. Хлеба и зрелищ. Нужно в правильной пропорции сочетать то, что полезно для души и для тела. Как он тебе, солнышко?
   - Вполне приятный господин.
   - Одобряешь мой выбор?
   - Вполне, золотко, но объясни мне, для чего же с ним драться?
   - Меня это так заводит! - Все больше воодушевлялась Лика. - Он душка, правда?
   У хозяина клуба зачесался затылок, потом правая ладонь, Мышка с удовольствием подумала: помылся бы ты, ежик, хотя, скорее всего, сейчас кто-то придет. Дверь в зал распахнулась, и влетел взмыленный Шлоз.
   - Хейлин! Отставить ваши выходки! - С ходу гаркнул он.
   Он что, плохо меня рассмотрел, подумала Хейлин и повернулась к наставнику в анфас, по ходу дела, изящно изгибая правое бедро и выставляя ножку из разреза. Она вздохнула глубже, и блузка с длинным, до пояса вырезом, разошлась в груди. Хейлин по-гренадерски развернула плечи, и блуза распахнулась навстречу Шлозу, почти обнажая грудь. Шлоз замер.
   - Что случилось, Хейлин, у вас снова день рождения? Вы что, в таком виде провоцируете драку?
   - О чем вы, господин Шлоз? Мы с Нейлитой пришли в клуб, чтобы посмотреть, чем здесь занимаются. Я фехтовать хочу. Лика непроизвольно улыбнулась, вспомнив песенку из "Моей прекрасной леди" - "Я танцевать хочу". Наставник жевал свои и без того узкие губы. Норлэн мрачнел на глазах. Влюбляться он не собирался, поэтому предполагал, что из него делают идиота. Но предпринимать шаги, чтобы разрулить эту ситуацию было уже поздно. Стивэн вздохнул. Санти разглядывал потолок, Шлоз хмурился, Тони приободрился, Нейла заскучала. Вейг, как изображал бревно, так им и остался.
   - Ну, может мы все же пофехтуем, немного? - Просительно ныла Лика. - Ну, чуть-чуть. Мне всего на один шаг, думала она, вдруг получится, и он в меня влюбиться.
   - Хейлин, имейте совесть, вы офицер службы безопасности, вас обучали фехтовать профессионально, не как любителя. Вы же мне офицерский норматив на той неделе сдали, вам не совестно, вы господина Норлэна со своими физическими данными в землю закопаете.
   - Правда? Вы серьезно так думаете, господин наставник? Но я же в юбке.
   - Кер, прекратите, вы же офицер, занимаетесь каждый день, три-четыре часа, а он, если фехтует раз в месяц, то и, слава богу.
   - Вы шутите? - Спросил Норлэн.
   - Какие шутки! Кер - лейтенант службы безопасности Кольца, она специализируется на силовых режимах коррекции социальных конфликтов. У нее коэффициент нормы физической подготовки для ее веса и мышечной массы - девяносто четыре процента. Страшный показатель, я бы сказал.
   - Вы бы ее в клетку, с такими показателями запирали, - опрометчиво посоветовал Норлэн.
   - Вы бы язычок свой заперли, а то рискуете мне разонравиться. Впрочем, не волнуйтесь, ваш коэффициент интеллекта намного ниже, чем удовлетворяющий моим запросам. Может быть физическое развитие лучше. В постели ведь не голова нужна, а совсем другие части тела.
   - Хейлин, - устало проговорил наставник, - у вас времени на подготовку экзаменов много?
   - Нет-нет, мне нужно заниматься, но вы же понимаете, что мне нужна и дополнительная физическая нагрузка во время сессии.
   - Лучше нагрузите себя знаниями.
   - Я нагружаюсь, как верблюд.
   - Идите, Хейлин.
   - Нет, мне просто необходимы дополнительные занятия.
   - Занимайтесь в институте!
   - Там бассейна и сауны нет, я так не могу.
   - Этот клуб платный, очень дорогой частный клуб. - Вмешался Мюглер.
   - Наконец, слышу речь делового человека. Во сколько мне обойдутся занятия с сауной и бассейном?
   - Чем вы можете заплатить?
   - Чем вам будет удобнее, деньги у меня есть.
   - Триста семьдесят золотых в месяц, и можете заниматься хоть сутками.
   - Господи, вы с ума сошли Мюглер. - Только и сумел выговорить наставник. - Я делаю все возможное, чтобы избавить вас от ее присутствия, а вы?
   - А я делаю все, чтобы заработать. Сможет заплатить, милости просим!
   - Легко. - Веселилась Лика. - Рилонами за полгода вперед возьмете?
   - Легко. - Передразнил ее Мюглер.- Когда заплатите?
   - Через час привезу. Только залы покажите, для начала.

Глава 15

Объяснения.

   Странно, иногда дух готов полностью отдать себя сужению материи. Он видит не светлые мечты, устремляющие к будущему, а усиливает приземленность наших желаний, все глубже посылая наши мысли в нижние слои материальности. Тогда служение низменным интересам и нечеловеческим ценностям более не выглядят дико и зверообразно, и сама звезда совершенства переворачивается, склоняясь перед искушениями плоти. Дух отступает. Вкус к жизни исчезает, и для того, чтобы получать обычные удовольствия приходится прилагать все большие усилия и изобретательность. Что есть добро, и что есть зло?

* * *

   Показывать клуб господин Мюглер явно не торопился, скорее наоборот. Убедившись в том, что от Лики ничего хорошего ожидать, не стоит, он настаивал на первоначальном внесении взноса. Хейлин оставалось развлечься только тем, чтобы убедить Нейлиту посещать клуб вместе с ней.
   - Представь, как будет здорово!
   - Да, дорогая, вполне представляю, но папа, как он себе это вообразит. И потом, что ты нашла хорошего в этом клубе. Он такой дорогой! Возможно, что здесь не полнеют, возможно, что это стимулирует, только не понятно, что? Вполне согласна, что здесь можно развлечься, и что сюда приходят все нормальные мужчины колонии. Массажисты? Господин Мюглер, какие массажисты?
   - Разные, но все профессионалы очень высокого класса. Есть блондины, брюнеты, шатены, хрупкие и крепкие, молодые и не очень. Мой клуб может предоставить любых массажистов.
   - Неужели!? - Нейла жеманно поджала губки. - Ах, так! Возможно, это меняет дело. Но милый Санти, могу я вас так называть?
   - Как вам угодно, мадам.
   - Вы такой забавный! Вы мне так понравились. Вы такой романтичный, как настоящий рыцарь... - Нейла говорила глубоким горловым голосом, иногда, у нее в горле перекатывался бархатный шарик. Санти хмурился все больше. А Лика ломала себе голову, что не так, то ли Мюглер не имеет опыта в общении с женщинами, то ли все женщины ему чем-то неприятны, то ли он испытывает к собеседнице странные чувства, которые пытается для себя определить, но пока не может. Мышка стреляла глазами с Санти на Нейлиту и обратно, но Шлоз тащился сзади, постоянно отвлекая, оставив к счастью, попытки дергать ее за рукав, потому, что после этого ликино плечо все время обнажалось почти до локтя, вместе с грудью. Наставник громко шипел и пыхтел. Но продолжал изображать измученный прицеп. Наконец, на одном из поворотов, Лика не выдержала: - Не понимаю, что вы за мной увязались?
   - Вы моя подопечная и я за вас отвечаю.
   - Право, даже не представляю, если я вся такая сильная и умелая, что за меня отвечать. Меня, право, сейчас распирает от собственного достоинства. Я, оказывается фехтовальщик суперкласса? - Хейлин, незаметно для себя пародировала Нейлочку. Шлоз медленно разгорался, и, наконец, вспыхнул.
   - Ну конечно! О чем говорить, о ваше сиятельство, не знаю, как к вам обращаться. Вы у нас пуп Лейды - Земли и всей системы Кольца, а может и всей вселенной. Преклоняю колена перед Несущей рассвет, и что там еще! Вместо того, что бы вас спасать, мне нужно было дать Норлэну вас выпороть. Одна незадача, это бы испортило имидж службы безопасности. Наших офицеров не порют всякие там хозяева гнезд. После такого позора можно только стреляться.
   Мюглер резко затормозил, Нейлита споткнулась и немедленно оказалась у него в руках. Ну вот, подумала Мышка, только я положила глаз на этого загадочного Санти, как подруга тут же его охмуряет, я даже не успеваю моргнуть.
   - Это правда, эта ... девушка, действительно лейтенант службы безопасности Кольца?
   - Да! Хотите моего позора! - Почти закричал Шлоз, все же приглушая голос. От чего его возмущение меньше не стало.
   - И она очень плохо фехтует?
   - Она офицер меньше четырех месяцев, нельзя же девчонку научить фехтовать за три месяца? Хотя..., она все же фехтует. Посредственно, весьма, все чему я мог ее научить за это время, я научил. Минуты три она бы простояла.
   - М...м...м.
   - Хейлин, прекратите мычать, вы не корова.
   - Откуда у вас только такие знания в нашей зоологии? Или у вас то же есть коровы? Никогда бы не подумала.
   - Прекратите строить из себя идиотку, вы вели себя совершенно безответственно. А коровы есть везде, где есть люди.
   - Так у нее были шансы или нет? - Мюглер вцепился в наставника как клещ.
   - Не знаю! Откуда я могу знать, какие шансы у нее были, она же не дралась! Хотя шансов в фехтовании у нее все равно не было, но как только она бы это поняла, тут же перестала бы фехтовать и начала обычный мордобой, и тут у нее все шансы были.
   - В каком смысле мордобой? - Санти, наконец прекратил всяческое поступательное движение, и уставился на Хейлин вопросительно-требовательно. Словно его это касалось на прямую.
   - Да вам-то, что за дело, милейший. Хотите заработать, пускайте ее в свой клуб, не хотите, она сама придет. Неприятностей не ждут, знаете ли. Местные жители говорят "пусти козла в огород". Кер себе грядки уже присмотрела.
   - Фи, господа, как вульгарно. - Скуксилась Нейлита, - разве можно так говорить при дамах и о дамах.
   Господа внимательно рассматривали девчонок.
   - Кер, вы где это сокровище выкопали? - Закончив изучение Нейлы, уточнил наставник.
   - Мы познакомились в цветочном магазине Лаэрсиса. Это моя подруга Нейла вар Форнел ре Альвэ. Она дочь Канела и сестра Тони. Кстати, Нейлита, Тони где-то потерялся вместе с Вейгом и Ролдом, наверное, они его то же расспрашивают про тебя. Кстати, господин Шлоз, помнится, наш ректор искал в гнездах девушек, которые могли бы у нас учиться. Так вот, Нейлита вполне может, а ее отца можно рискнуть уговорить совместными усилиями. Вы мне поможете?
   Мужчины тупо уставились на Нейлиту, а она сделала невинные и умные глаза, то есть в них, на мгновенье мелькнули остатки мыслительной деятельности.
   - Никогда Кер. Никогда! Только через мой труп! Вы головой подумайте. Что произойдет, если эта девушка появиться в вашей группе?! Вашему куратору через каждые полчаса придется делать искусственное дыхание.
   - Ну, он не настолько красавчик. - Пожала плечами Мышка, отвечая на взгляд Нейлы. Думаю, мы о разном. Скорее нашатырь потребуется мальчикам, точнее Аллану в первую очередь, потом декану. У меня есть контрпредложение, Нейлита ты бы не могла задурить голову одному очень много воображающему о себе молодому человеку, вот он у нас, красавчик, я о Викторуаре.
   - Кто такой Викторуар?
   - Вар Фелис ре Стекс. Соглядатай лорда Ро Нела.
   - Хорошенький?
   - Просто прелесть, как манекенщица, аристократ до кончиков ногтей, сноб и паразит, таких нужно травить инсектицидами. Кроме того, он должен быть богат.
   - Нужно подумать, дорогая, что я с того буду иметь?
   - Не знаю, с отцом посоветуйся.
   - Кер, чего вы хотите? - Снова зашипел Шлоз.
   - Спокойно, наставник, в прошлый раз мы его не добили, он уполз зализывать раны и строить козни. Если Нейлита согласиться, у нас появится шанс.
   - Какой? - Два голоса слились в один вопрос.
   - Полностью его дезорганизовать, дискредитировать, деморализовать. Я бы назвала этот план ДДД. Хотя не возражаю против дополнения - разорить, как бы грубо это не звучало.
   - Так он действительно богат и красив, скажите мне честно, господин Шлоз? - Щебетала маленькая птичка Нейла.
   - Да, и красив и богат, и знатен.
   - О-о-о!!! Хейлин, почему вы мне ничего не рассказывали об этом молодом человеке раньше?
   - У меня на него аллергия.
   - Это его хорошо характеризует. Значит, он интересен.
   - Почему? - Возмутилась Мышка.
   - Вы конкурируете. А я доверяю твоему чутью, ты не выбираешь слабых противников.
   - Ладно, поможешь его закопать? А то, он весь такой правильный, даже тошно.
   - Закопать не знаю, но окрутить попробую.
   - Договорились. Наставник, когда начинаем операцию по внедрению Нейлиты на наш факультет, заметьте, я не говорю в нашу группу. Знаю, что вы грудью встанете на защиту вар Клозе. Нет-нет, не волнуйтесь, мы сейчас все вместе быстренько убедим Тони, что если Нейлиту отправить учиться, то дома ее будет намного меньше. У нее будет мало времени на походы в магазин и капризы, собственно, я склонна думать, что у нее останется время только на упасть в постель, но у нас сейчас сессия и есть возможность познакомиться с факультетом поближе. Вы передаете эту благородную обязанность своему помощнику и дальше дело только за Нейлой. Как вам мой план?
   - Вы оружие массового поражения.
   - Вы же сами говорили, что я специализируюсь на силовых режимах коррекции социальных конфликтов. На лицо возникший конфликт и я стараюсь решить его так, чтобы все получили при этом как можно больше удовольствия. Вик, возможность ухаживать за самой красивой девушкой в колонии, Нейла, подарки от него и самого красивого юношу в колонии. Вы получите возможность отдохнуть от своего помощника, а я наблюдать за развитием событий. Разве не замечательно?
   - Роскошно. Но что получит отец этой милой девушки?
   - Он, отдохнет от Нейлиты. Уверяю вас, что он вполне оценит представившуюся ему возможность. А мы, возможно, сможем увидеть не дерганого Канела. Все счастливы и довольны.
   - Простите, а что от этого заговора получу я? - Неожиданно влез с вопросом хозяин клуба.
   - А вы получаете мои триста семьдесят золотых в месяц. Чего вам еще для счастья в жизни не хватает?
   - Господина Фелиса.
   - Вам - то, он для чего? - Изумился Шлоз.
   - Видите ли, мэйнор Шлоз, я полковник службы безопасности Кольца и представляю интересы СБ на Лейде. Заметьте, не интересы института, а интересы всего Кольца. Что касается вашей воспитанницы, мне пока многое не ясно, почти все. А господин Фелис, мне интереснее, чем вам.
   - Минуточку, полковник, - влезла в разговор Лика. - Давайте будем соблюдать очередность, никто не отбирает у вас Вика, просто сначала его используют другие, выжмут из него, что можно, а потом отдадут вам, причем совершенно деморализованным, тогда делайте с ним что хотите. Что вас не устраивает в моем плане.
   - Темпы получения информации об интересах лорда Ро Нела.
   - Вы думаете, что можете раскрутить его быстрее, да ради бога, я вам отдаю его до второго января, раньше он нам всем без надобности. Берите и пользуйтесь, вот только как, это ваше личное дело.
   - Мэйнор, я начинаю сомневаться в том, кто из вас командует...
   - А вы не сомневайтесь, это плохая привычка, вот лично я, сначала всегда делаю, а потом начинаю сильно сомневаться, как сегодня.- Ехидно улыбалась девчонка.
   - Вам был нужен час, чтобы привести деньги, правда? Господин Шлоз, позвольте вас пригласить на обед. Дамы, если мы вам более не нужны, вас проводят к выходу.
   - Сначала верните мне брата, куда вы дели Тони, папа рассердится.
   - Прошу вас, госпожа вар Форнел, спуститесь в бар, и ваш брат вас найдет, а Хейлин поедет за деньгами.
   - Нас привез Тони. Можно спросить на ком поедет Хейлин? Вы мне что, предлагаете заняться угоном автомашин? Я остаюсь с Нейлитой в баре.
   - Нет! - В один голос закричали мужчины. Нейлита нервно хихикнула.
   - Как хотите, но мы идем вниз. - Лика ухватила подругу за руку и потащила ее в бар. Они пролетели весь второй этаж так, словно за ними гнались пираты. На первом этаже народу стало значительно больше. Самой неприятной для Лики оказалась встреча со Слимзом Холеном. Поставщик мяса во все гнезда колонии крайне неприятно улыбнулся, увидев несущихся девушек.
   - Нейла, атакуй, - заговорщицки прошептала Мышка.
   - О, какой милый молодой человек... - только и успела сказать Нейла, больше у нее не нашлось слов.
   - Вы куда-то торопились, милые дамы?
   - Мы искали брата Нейлиты. - Лика ткнула пальцем в подругу. - Вы Тони вар Форнела не видели?
   - Он в баре, - разочаровано проворчал Слимз.
   - А наши преподаватели?
   - Там же. Кер, поработать больше не хотите?
   - Еще кому-то жить надоело? Может вам открыть новый клуб Слимз. Есть такое милое, хоть и потрепанное название: "Клуб самоубийц", не читали?
   - Времени не было.
   Воспользовавшись паузой девушки проскользнули в бар. Ролд с Вейгом активно убеждали Тони, размахивали руками и коктейлями, чуть ли не стучали ногами. Младший Форнел на все отрицательно крутил головой.
   - Наверное, уговаривают твоего брата отправить тебя в институт, но без толку.
   - Сейчас бесполезно, Тони уперся. Он, в таких вопросах, похож на отца. Нужно отступить, а потом попробовать в другом настроении.
   Подруги подошли к столику со спорщиками. Нейла обняла брата за шею. Уставшая от похода в клуб Мышка присела на стул. Сесть нормально в этой юбке было ни как не возможно.
   - Кер, зачем вам захотелось устроить дуэль? - Тут же переключился на нее Ролд. - Вы с ума сошли навсегда, или у вас было временное помутнение рассудка?
   - Наверное, это трудно объяснить, и еще труднее в это поверить, но у меня есть гипотеза, нуждающаяся в проверке. И была возможность проверить ее, но не дали.
   - Какая жалость, а мы подумали, что, наконец, вас убьют, какое облегчение для всего института. Но не вышло. Что за гипотеза?
   - Понимаете, мне кажется, что в определенной ситуации, точнее, когда мне угрожает настоящая опасность, включаются в работу резервные силы моего организма. Если еще конкретнее, мне кажется, что я смогу профессионально использовать любое оружие, о котором имею, хотя бы малейшее представление. Или, о котором, имели представление мои предки.
   - Ваши предки фехтовали?
   - Возможно. - Лика пожала плечами. - Не попробуешь, не узнаешь, вы мне помешали.
   - Знаете, Кер, я бы умер от позора, если бы при мне выпороли девушку, которую я привез в клуб с моей сестрой, а Стивэн, один из лучших фехтовальщиков на этой планете. Он бы меня разделал на шнурки. Даже отец, фехтует хуже. Почему вы всегда ищите неприятностей? - Бурчал недовольный Тони.
   - Не знаю, наверное, я себя испытываю.
   - Значит, вы в себе не уверенны? - Уточнил Вейг.
   - А вы, всегда в себе уверенны?
   - Всегда.
   - По-моему, ваше сумасшествие опаснее моего. У меня больше шансов выжить.
   - Никто из нас не станет задирать противника сильнее себя.
   - И как вы узнаете, какой он противник?
   - Здесь все друг друга знают.
   - Ну, а если будет другая ситуация. И вам придется выступить против противника заведомо сильнее, что вы сделаете?
   - Отступлю. - Пожал плечами Вейг. - А вы что сделаете?
   - А если, от вас в этот момент будут завесить жизни других людей, женщин, детей, других преподавателей, ректора, наконец.
   - Какой смысл в неравном сопротивлении.
   - Мы никогда друг друга не поймем. Я предпочитаю, что бы мужчина в такой ситуации дрался насмерть, например, за свое гнездо. Тони представляете, не ваше гнездо нападают, а вы отступаете?
   - Не знаю, гнездо, есть гнездо.
   - Ну, а если на кону ваша собственная жизнь, неужели сложите лапки и предпочтете умереть?
   - Красиво умереть - почетно.
   - Почетно умереть не защищаясь?! Вот это, форменное сумасшествие.
   - Кер, не морочьте людям голову. - Фыркнул Ролд.
   - Наигрались, куда теперь? - Тони олицетворял собой братскую любовь и покровительство.
   - Хейлин нужно съездить домой, за деньгами, Тони. Потом мы снова приедем в клуб.
   - Только я сначала переоденусь, эта одежда меня достала своим романтическим настроением. Если я буду в костюме и кроссовках, то желающих со мной подраться будет намного меньше, это проверенно. И потом, знаешь, Тони в этом клубе замечательные массажисты, на любой вкус. Мы с Нейлитой решили наши вкусы сравнить. Ты не против?
   - Ни сколько, мне все равно, но против, возможно, будет отец, хотя, не из-за массажистов ведь заводиться. Поедемте. Сколько стоит этот клуб?
   - Ты только не расстраивайся, Тони. Это не очень дорого. - Утешала брата Нейла.
   - Всего-то триста семьдесят золотых в месяц. - Согласилась Мышка, недоумевая, по поводу взглядов, которые на нее бросала подруга.
   - Сколько-сколько!? - Взревел братец, как потревоженный мастодонт. - Рехнулись, девки! Не один клуб на этой поганой планете столько не стоит. Дисконтная карта "Золотой линии" в Альвэ стоит дешевле.
   - Тони, не сердись, сегодня за клуб платит только Хейлин, а я спрошу сначала у папы. Ты просто отвези нас туда и обратно.
   Трое мужчин тяжело вздохнули. Тони обреченно поплелся к выходу, где его и перехватил Слимз.
   - Есть очень хороший товар, вар Форнел. Берешь? Только прямо сейчас.
   - Что за товар?
   - Автобус с юными девушками. Говорят, что они гандболистки. Товар, высший класс. Шестнадцать девушек, их тренер и врач. Все молодые, здоровые женщины.
   - А что, по этому поводу говорят сами девушки? - Влезла в интересную беседу Лика. - Гандболистки и гнезда еще вроде не сталкивались, интересно посмотреть, чем это закончится?
   - Девушки думают, что мы с ними хотим играть. Там сейчас трое моих парней, контролируют автобус.
   - Какое у них оружие? - Уточняла детали Мышка.
   - Голосовые связки, этого достаточно для женщин.
   - Угу, Тони, лучше не лезь в это дело. Скорее всего, будут бить.
   - Их хозяин?
   - Их команда. Это тот случай, когда лучше отступить. Слимз, почему бы тебе, не предложить автобус с девушками вар Норлэну.
   - Я могу предложить, кому угодно, но хотел по дружбе...
   - Угу, со скидкой, - шутила Хейлин.
   - Какая скидка, товар первоклассный.
   - Бить то же будут первоклассно, плюнь Тони, поехали.
   - Зачем бросать первоклассный товар? - Ныл Тони, садясь за руль, - отец этого не оценит. Кер, вы ничего не понимаете в нашей работе.
   - Тони, у этих девушек спросят их формальное согласие, объяснят, за чем их взяли? Да? Дурдом! Представьте меня в таком автобусе. Нет, лучше представьте целую команду меня в таком автобусе! У меня одна институтская подруга бывшая гандболистка, притом оставившая к институту спорт, а эти профессиональная команда. Спросишь завтра Слимза, сколькими переломами конечностей он, и его парни обошлись. А сегодня, я тебя спасаю от полного погрома. Ты никогда не играл в гандбол? Что такое баскетбол, представляешь? Что делать, посмотри игры НБА. Чем-то отдалено, похоже. Мне с этими девушками не сравниться, не спортивной формой, ни упрямством, ни да же весом. Вот и представь, автобус, таких же, как я, только сильней, доходит? Их там, всего трое, Слимз ищет покупателя. Если девчонкам не скажут, зачем они раньше, не позавидую тому, кто будет забирать свою покупку. Очень рада, что до тебя дошло. Таких как я, не бывает? Спятил! Это я, никогда спортом не занималась. Профессиональный спорт на моей планете вещь грубая, а гандбол, хоть и женский...
   Спустя десять минут девушки оказались у Лики дома. Нейлита с недоумением оглядывала квартиру подруги.
   - Что это за украшения, Лика? Зачем? Новый год, это особый праздник для всей планеты? Все наряжают елки, пьют вино с пузырьками и запускают вейрверк! Какая прелесть! Хочу Новый год, Тони!
   Тони со стоном повалился на диван, зарываясь головой в подушки.
   - Я начинаю думать, что институт, это совсем не страшно для девушки. Особенно, если за плохие оценки ее пороть! - стонал он из-под пледа.
   Лика переглянулась с Нейлой, девчонки мысленно пожали друг другу руки. Мышка забралась в гардероб переодеваться, а дочка Канела разглядывала свечки и трогала звездочки.

Глава 16

Заблудившийся автобус.

   Человек создает башни и разрушает их. Он создает целые бастионы слов, нагромождает понятия, сталкивает свои и чужие интересы. Из всего этого месива поднимается конструкция, часто уходящая своим потоком высоко в небо, она стремится проткнуть хрустальный купол и достать самого бога. Но стихии, затаившиеся до времени, играют со строителем в прятки. Неожиданно налетает буря, бесформенные конструкции, искусственные нагромождения иллюзий и мотивов разрушаются и падают. Чем выше поднимается построенная башня, тем больше возможностей открывается ее хозяину, тем больнее бывает падать вниз. Участь познания своей ограниченности, разочарование в самом себе не минует ни сильного, ни слабого. Что произойдет, когда падут все крепости и укрепления, которые человек возводит вокруг себя в своей жизни. Что в этом, смерть или преображение? Никто не может отрицать того, что вселенная движется сама внутри себя. Что движется, и в чем? Вопрос, который давно волнует умы отдельных представителей человечества. Тот, кто не задумывается над планом строительства рано или поздно падает с высоты, пусть даже с высоты своего роста.

* * *

   Пока Лика переодевалась, а Нейлита с Тони переживали приятные минуты отдыха, Слимз Холен работал в поте лица. Он успел продать большую часть своей добычи Норлэну, как и просила Хейлин, и частично институту. В торги вмешались еще два гнезда из Альвэ, из которых в группе у Мышки учились Эдриано и Эрни. Остатки раскупили местные гнезда помельче. Холен довольно потирал руки, хоть на душе и скребли кошки. Кер предполагала большие неприятности для желающих поживиться на дармовщину. Впрочем, это уже проблемы покупателей.
   В поселок часто попадали незадачливые шоферы, плохо знающие дорогу. Далеко не всем повезло потом добраться до города. Многие сгинули бесследно. Причиной всего происходящего были дороги, точнее, их состояние. Колония уделяла состоянию своих дорог огромное внимание. Эти дороги не отличались от своих европейских и американских собратьев. Широкие и гладкие, без единой ямки, даже камушки на них не встречались. Покрытие дорог производилось одной гномьей фирмой по самым передовым зарубежным лицензиям с использованием резины и пластиков, на бетонированной основе. Городские гаишники несколько раз пытались установить знак "главная дорога" на выезде из поселка на восточный тракт, но странные жители Локомотивного все время крали его на металлолом. В конце концов, городское ГББД махнуло рукой на это безобразие. Городской тракт выглядел более чем убого, рядом с красивым чистым поселковым шоссе. Ничего не понимающие иногородние, всегда поворачивали в поселок. Именно так заблудился и автобус с сибирской командой студенток-гандболисток.

* * *

   История самого поселка начиналась в тяжелые пятидесятые. Тогда, на юго-западной оконечности города, между двумя озерами, соединенными болотистым лугом развернулось строительство новых ответвлений железнодорожной линии, связывающей запад и восток самой большой в мире страны. Вдоль новых, строящихся линий возникали депо и склады, выросла узловая станция. Началось строительство жилых домов. Улицы поселка росли вместе с ремонтными мастерскими и маленькими заводиками, которые благополучно зачахли и разорились в самом конце двадцатого века. От былого благополучия в Локомотивном остались бараки, да полуразвалившиеся двухэтажные домики. Кроме того, действующая школа, заброшенная спортшкола и детский сад, развалившаяся ветлечебница и поселковая клиника, да вытрезвитель, в котором потом открыли три магазинчика и две распивочных, и еще убогое здание поселковой администрации, в котором сломалась канализация. Главной гордостью поселка были тополя. Именно им было суждено превратить местность из топкого болотца в уютный городок между двумя озерцами. К счастью, середина семидесятых годов, отличившихся своей засухой, окончательно уничтожила это самое болото. А тополя остались. Везде, где только можно, поднимали свои корявые ветки тополиные старожилы. Скверики, скверы и лесозащитные полосы вдоль железнодорожных линий сплошь состояли из тополей. В июне поселок заново покрывался белыми сугробами.
   К концу двадцатого века население Локомотивного на шестьдесят процентов состояло из пенсионеров - железнодорожников, пьяниц и бомжей, благодарно заселивших брошенные рядом с городской свалкой бараки. Сюда же стягивались со всех стран СНГ бродячие цыгане и нищие. В некоторые годы население поселка увеличивалось процентов на двадцать-тридцать, но молодежь и нормальные люди старались уехать в город любыми путями. Техническое училище, здание которого присмотрел себе институт, простояло заброшенным пятнадцать лет. Работать в нем было не кому. Двухтысячный год в поселке встретили грустно.
   А через пару лет в нем появились новые жители. Возникли десятки полуподпольных фирм и фирмочек, закипело строительство. На месте полуразвалившихся заводов и складов возникали огромные полусферические купола ангаров. Чужаки быстро скупили все, что можно. Это позволило поселковой администрации отремонтировать школу и свое здание. Именно эти два учреждения, да двадцать пятиэтажек, выстроенных в конце семидесятых на отшибе поселка стали единственным звеном, связующим поселок с городом. По разбитой дороге из города шесть раз в день в поселок ходил разбитый автобус.
   А потом на месте бывшего технического училища открыли институт с непонятной простому смертному аббревиатурой. Институт БЭиП, филиал АНК, Мара. Именно благодаря этому институту за четыре месяца окруженный помойками и развалинами поселок возродился из грязи и стал сердцем новой колонии. Постепенно, но как-то очень быстро в нем выросли новые улицы, со старыми названиями, новые комфортабельные дома и особняки, рестораны, магазины и клубы. Чужое больше не прятало стыдливое содержание своих карманов, наоборот. Все желающие могли приехать и посмотреть на новое чудо по новой удобной дороге. Но почему-то никто не ехал просто так. Разве что, заблудившиеся. Еще одним чудом было то, что из Локомотивного поселка очень быстро и по собственному желанию ушли нищие всех мастей, цыгане, бомжи, бродячие собаки и крысы. Надо отдать должное крысам, они ушли последними.

* * *

   В общем, то, что автобус с сибирячками заблудился, было совершенно не удивительно. Скорее странным был тот факт, что подобный случай произошел впервые. Команда из студенток-гандболисток ехала на товарищеские игры в Самарскую область на собственном комфортабельном автобусе фирмы "Мерседес". Спонсором команды был газоперерабатывающий завод, но благодаря своему замечательному тренеру Вере Николаевне Демишевой, девочки уже три года были любимицами всего Газпрома, который и подарил своей команде замечательный автобус, с двумя личными шоферами - Дядей Колей, лет пятидесяти пяти и хмурым Семеном Борисовичем, немного помоложе. В тот памятный вечер, который Лика назвала Снежным побоищем, за рулем автобуса был дядя Коля, большой любитель побалагурить. Именно он, первым наткнулся на новой дороге на машину Слимза, караулившего случайных заблудившихся. Автобус показался ему манной небесной.
   Шестнадцать молодых девушек, высоких, стройных, просто кровь с молоком и совершенно бесподобный тренер. Увидев Веру Николаевну, в обиходе Вероника, Холен обомлел и слегка оробел. Такие женщины могли жить только на страницах русских былин, которых Слимз, конечно не читал. Некрасов сказал в своей поэме - "коня на скаку остановит, в горящую избу войдет". Это о ней. Но и поэму Холен не читал. Сама Вероника говорила, что у нее самые подходящие для тренера гандбольной команды габариты, где-то метр девяносто на метр двадцать. Никто, наверное, эти самые метр двадцать не измерял, но пятьдесят четвертый размер для нее был, пожалуй, чуть маловат. В общем, пассажиры автобуса показались Слимзу Холену просто сказкой. Кроме Вероники и девочек команду сопровождал врач - Рита Валерьевна, которую девчонки называли про себя Грымзой Валерьевной, а шоферы Трактором Беларусь. Рита Валерьевна была женщиной полной, жесткой и сильной, как любой, уважающий себя спортивный врач и массажист команды. Шоферы Слимза не интересовали, на данный момент времени. Он был готов рассматривать их в качестве необременительного балласта. Так сказать, подарок от фирмы оптовому покупателю. Но главные покупатели, Норлэн и институт согласились только на женщин, так, что мужчины предназначались в подарок более мелким покупателям. В качестве довеска Норлэну предназначалась Вероника, а институту Грымза Валерьевна. Счастливый до не могу, Холен подсчитывал прибыль, покупатели заинтересованно пялились на автобус с девушками. Убитый горем Канел вар Форнел, не поспевший к раздаче слонов, и еще более огорченный, тем фактом, что Тони отказался из-за Кер участвовать в торгах, грустил в одиночку на дороге. Рассматривая других счастливчиков и автобус издалека.
   Институт отрядил для перевозки покупки отца Барто и Терона вар Лерона, как отвечающего за сеансы. Оба представителя оставили свои машины на обочине, и подошли поближе к сказочному автобусу. Главы гнезд оставили свои машины, где попало, к автобусу было не подъехать. Барто громко возмущался таким неуважением к институту и ему лично, как представителю инквизиции. Но остальным покупателям было совершенно наплевать на его нытье. Единственным, кто его поддержал в данной ситуации, оказался расстроенный Канел, надеявшийся урвать и себе кусочек знатной добычи. Незаметно для себя Барто заболтался с Канелом у дороги.
   Автобус оказался со всех сторон зажатым автомобилями покупателей. Он остановился на удобном маленьком пятачке между началом Дегтярной улицы, где проживали многие снимающие квартиры в поселке, и железнодорожной веткой, связывающей узловую станцию с депо и потому давно заброшенной, и Восточным трактом, с которого автобус благополучно съехал. Теперь выехать для него, не поцарапав себе бока, было бы затруднительно. Машины и толпящиеся мужчины загораживали дорогу.
   Девушки восторженно пялились в окошки, потому, что подручные Холена обещали им доходные игры и спонсоров. Сказанное казалось правдой, потому, что не каждый день у автобуса останавливались десять новеньких шестисотых. Слимз торжественно прошествовал внутрь захваченного транспорта. Он быстро развеял дым обещаний, честно объяснив, что происходит по-существу. Затем объявил, тыкая в сиденья пальцем, кто является, чьей частной собственностью. Девушки возмущенно загудели.
   - Молчать. Женщины всегда кому-нибудь принадлежат. Гордитесь, с вас начинается новая история этого мира. Ваша кровь послужит способом упрочения нашего господства на этой планете! - Закончив на столь патетической ноте свое первое выступление, он потребовал, что бы девушки выходили по очереди, группами, кто кому продан.
   - Минуту! - Возмутилась Вероника. - Ну-ка, объясните нам получше, что все это значит, что еще за частная собственность на женщин, и почему мы должны кому-то пожертвовать свою кровь и жизнь.
   Слимз объяснил еще раз, ни мало не смущаясь подробностями. Его выслушали молча, но угрюмо.
   - Кошмар, первобытный строй и мракобесие, - возмутилась Рита Валерьевна. - Дурдом, это лучшее объяснение происходящему. По-моему это рецидивисты разгромившие свою психушку.
   Слимз зарычал и вытащил пистолет.
   - Спокойно, - угрожающее произнесла Вероника, разберемся. - Девочки, без паники, выходим к этим покупателям, потом вспоминаем позапрошлую игру. Всем было не сладко, но закончилось нормально. Работаем как всегда, главное команда. Разбейтесь на пары, как было велено, и к своим покупателям. Пусть получат, то, что заказывали. Работайте в самую полную силу, без пререканий, не забывайте про пары. Автобус, наши ворота. Головы вместо мячей. Готовы? Ну, с богом.
   - Эй ты, Склиз, выпускай нас, мы будем с вами работать. - Грохотала Вероника.
   - Приятно иметь дело с умными людьми, даже, если это женщины. - Выдавил слащавую улыбочку на пол-лица Холен, выпуская девушек из автобуса и показывая кому и куда идти. Счастливые покупатели изготовились принимать товар. Девушки выходили, внимательно осматриваясь по сторонам. Самой маленькой в команде, была Оля Козлова, всего метр семьдесят восемь ростом в свои неполные двадцать лет. Впрочем, никто из девушек меньше семидесяти килограмм не весил. Терон вар Лерон, библиотекарь института рассматривал покупку со смешанным чувством удовлетворения и неуверенности. Товар был, безусловно, первоклассный. Но как-то слишком сильно эти девушки в одинаковых куртках - пуховичках, спортивных брючках и ботинках, напоминали их Кер. Сомнения заскребли на душе у Терона. Он оглянулся в поисках отца Барто, но тот с интересом пялился на спортсменок вместе с Канелом, в самой удаленной точке площадки. По лицу святого отца было видно, что его терзают те же мысли, что и библиотекаря.
   В общем, в результате этой высадки шестнадцать раздраженных девушек и две крайне раздраженные и несколько более крупные женщины, оказались против десяти хорошо одетых мужчин, один из которых был вооружен. Рядом с Холеном стояла Вероника. Ближе всех к автобусу оказались Норлэн и Терон. Антонио вар Корвалл и Эрих вар Харл из гнезд Альвэ, потом Бэкк старший и наконец отец Джи Джи. Трое подручных Слимза руководили распределением девушек по покупателям.
   Неожиданно раздался пронзительный свисток. Спортсменки пошли в атаку одновременно на всех мужчин, еще через минуту к ним присоединились мужчины из автобуса, таким образом, силы оказались неравными один против двух в пользу сибирячек. Девушки работали грубо, в парах, изображая из голов хозяев гнезд мячи, кроме того, давая волю ногам, работая ими, в основном, ниже пояса. Не ожидавшие такого нападения покупатели, совсем не оказали сопротивления. Вероника в первый же момент драки завладела пистолетом Слимза и спрятала его в свой карман. В довершение всех бед Вероника взяла, Холена за горло и прижала к автобусу.
   - Заводи дядя Коля, - вопила она громовым голосом, как валькирия в опере. - Дави гадов. А тебя слизняк, я на выхлопную трубу как на кол одену.
   - Минутку, мадам, - верещал оторванный от земной поверхности продавец. Из его карманов посыпались деньги. Привычные всем доллары и незнакомые золотые банкноты. - Я вам заплачу!
   Слимз верещал как котенок, которого таскают за шкирку. В это время девушки из гандбольной команды продолжали обрабатывать своих клиентов по полной программе. Большинство из них уже через несколько минут лежали на земле, другие все еще пытались отбиваться. Отец Барто решил не рисковать драгоценным здоровьем и при первых признаках большой драки влез в машину Канела. Канел пытался взывать к его совести, но, убедившись в отсутствии перспектив для себя лично, предпочел быстро покинуть заснеженное поле боя. Первым из покупателей, который решил последовать примеру вар Форнела, был Джинкс. Отец Джи Джи изобразил инвалида и быстро завалился в кустик, его немного попинали и оставили в покое.
   Остальные все еще надеялись получить отдачу от своих кровных денег, вложенных в столь многообещающий товар. К сожалению, совершенно несознательные субстраты продолжали наступление на всех флангах. Через некоторое время к ним присоединились еще трое, Большая круглая женщина с черными развивающимися кудрями, это была Рита Валерьевна и двое мужчин, постарше и помоложе. Мужчины успели вооружиться снарядами из багажного отделения девочек. Несколькими гантелями и одной штангой, горько сожалея о том, что у них не хватило времени утяжелить литую металлическую трубу, возиться было некогда, пришлось действовать впопыхах.
   Шустрый Джинкс уполз в кусты, подальше от основного места избиения, свернулся в клубочек, и изображал из себя жука притворяшку. Из всех неудавшихся собственников дольше всех на ногах продержался Терон вар Лерон. Но он был единственным настоящим боевым магом из всех участников конфликта, к тому же, он почти сразу ушел в излюбленный ледяной панцирь защиты. Очертания размытого тела Лерона активно наступали на четырех девушек, предназначенных институту, он сознательно уводил их как можно дальше от автобуса, надеясь в дальнейшем разделить и вырубить по одиночке. Девочки пыхтели и злились, работая всеми конечностями, по всем болевым точкам мага. Терон был недостижим, производя впечатление каменного монумента, махающего руками как молотами. На Катьке почти не осталось живого места. Зинуля нецензурно ругаясь, все же успевала иногда пнуть монументального врага ниже пояса, но тот только пятился. Лизка шипела сквозь разбитые губы и оттесняла врага назад, на площадку, где происходило основное сражение. Инга все время атаковала упрямого противника сзади, пытаясь сделать ему подножку, и всякий раз получая по уху. Если бы вар Лерон захотел уйти, он пострадал бы меньше, но его сгубила жалость.
   Последнее, что ему довелось запомнить, это опустившаяся с размаху на его голову тяжелая металлическая блестящая труба, диаметром около пяти сантиметров. Штанга, в руках дяди Коли легко преодолела магическую защиту и врезалась со всего маху в висок Терона. Остальное полностью выпало из его сознания, а девочки сплясали джигу на его останках.
   Хейлин с Нейлитой и Тони возвращались в клуб, когда их перехватил Канел вар Форнел с отцом Барто. Оба были немного не в себе, возбуждены, напуганы и сильно жестикулировали.
   - Кер, прекратите это безобразие! - Верещал как сломанный будильник святой отец. - Они убивают элиту колонии!
   - Кто убивает?
   - Ваши соотечественницы! - Добавил свой голос в плохо смазанный дуэт Канел.
   - А, это которые гандболистки из автобуса!? Не понимаю, вы что хотели, чтобы они спокойно сложили лапки и пошли на убой, как ослик за морковкой.
   - Не понимаю сарказма, Кер, вы же пошли, сами, добровольно, никто вас за руку насильно к чаше не тянул? - возмущался скрипучим визгом Барто. - Чем же он и хуже вас?
   - У нас разные цели в жизни. Мне было любопытно узнать, как вы работаете на чаше, и потом, все равно мой поступок был совершенно идиотским для любого здравомыслящего человека. Значит, я сама могу определить себя как далеко не здравомыслящего человека, если так можно выразиться.
   - Нельзя ли покороче и яснее, Кер!? Мы спешим, нет времени выслушивать вашу философию.
   - Короче можно, Канел, если я дура, то это не значит, что у других особей человеческого рода начисто отсутствует чувство самосохранения. А со Слимзом, я бы даже к своей бабушке не пошла, если бы она у меня была.
   - Но вы же поехали работать по его рекомендации за город.
   - Вот я говорю, не все такие идиотки. Так что там спортсменки из автобуса. Нет, надо же связаться с гандболистками, да еще из Сибири. Там только девушки?
   - Нет, там еще две звероподобных женщины, размером с этот автомобиль и двое сопровождающих их мужчин.
   - Не поняла, сколько там всего народу?
   - Двадцать человек, но женщин можно считать за нескольких девушек сразу. А девушки там все как вы. - Плакался в жилетку отец Барто.
   - Почему как я?
   - Похожи очень! - Огрызнулся Канел. - Как только я позволяю своей дочери с тобой водиться!
   - Глупости, лично я никогда профессионально спортом не занималась, так что в сравнении с теми девчонками даже на ромашку не потяну. Не то, что на ягодку. Вот видишь, Тони, я тебя предупреждала добром, не связывайся с девушками из автобуса, хуже будет.
   - Почему..., - почему? - бессмысленно шлепал губами отец Барто, - это бессмысленно, нас больше.
   - Да вы сошли с ума, кого больше? Здрасте, приехали. Только в этом городе более миллиона населения, из них примерно двадцать процентов в возрасте от пятнадцати до тридцати пяти. Из них половина женщины, из них процентов пятьдесят могут оказать активное сопротивление, особенно в куче. Знаете, как в этом случае стадный инстинкт срабатывает! То есть примерно половина из ста тысяч. А еще десять процентов, то есть тысяч десять могут так наподдавать, мало никому не покажется. Гандболистки как раз из последних десяти процентов, да еще не из нашего города, надо же было так глупо нарваться. Думаете, команда профессиональных спортсменок будет стоять и смотреть как кучка мужчин, вполовину меньше, везет их на убой. Даже я бы молчать не стала! Скажите, вас ведь предупреждали, что эти девушки гандбольная команда?
   - Да! - Рявкнул Канел. - И что ж, теперь, из-за этого гандбола субстраты не брать!
   - Да берите на здоровье, но командные виды спорта, вообще, силовые и жесткие. А игроков специально обучают тактике и стратегии боя, тьфу, хочу сказать игры. Да, кстати, а похоронные бюро в колонии есть?
   - Зачем? - Удивился Барто.
   - Не знаю, вдруг кому-нибудь понадобится, госпиталь с травматологическим отделением. Последнее, в особенности.
   - Боже, - схватился за трубку святой отец, надеюсь, Зарону позвонили! - Мы должны поехать туда!
   - Еще чего! - Возмутилась Мышка. - Я на том поле боя ничего не забыла, потом скажут, что это я во всем виновата, а я между прочим, Слимза сразу предупредила, чтобы не связывался, но разве я специалист? Скажите, кому нужно прислушиваться к моему мнению?!
   - Хейлин, оставь этот театральный тон, мужчины никогда не считаются с мнением женщин, даже, когда выбирают нам украшения. - Вмешалась Нейла. - Мой отец всегда берет меня в салон, говорит, что я могу выбрать, все, что мне понравится, но как ты думаешь, кто выбирает? Или ты предполагаешь, что мое мнение кого-то интересует? При этом, украшения покупаются для меня!
   - Изер! - Продолжал кричать в трубку Зарону отец Барто. - Боюсь, что у нас возможны массовые травмы, я переживаю за Терона, его могли убить! Кер здесь ни причем!
   - Ну вот, опять Кер во всем виновата! - Фыркнула Мышка.
   - Нет-нет, Изер, вы меня не правильно поняли, там не Кер, точнее, не наша Кер, там десятки, таких как она, субстратов в куртках, брюках и ботинках и еще две ужасные женщины, одна как трактор, другая как большой гоночный автомобиль. И обе в куртках, как Кер. Это ужасно, как в кошмаре. Срочно приезжайте на пересечение Дегтярной и Восточного тракта, там маленькая стоянка. Мы уже едем туда!
   - Я-то, что там забыла, мы в клуб едем! - Возмущалась Лика. - Я обещала Шлозу и Санти привезти через час деньги! Тони, я совсем забыла, скорее в клуб, там Шлоз, Ролд и Вейг, нужно их остановить, а то они еще решат поехать на разборку!
   - Как остановить, Кер!?
   - Нет, а вы хотите, чтобы к десяти телам прибавилось еще три. Не знаю как Ролд, а Венс и Шлоз, мне пока дороги как память об институте. И потом, драться здесь никак нельзя, можно только вести переговоры. Предлагаю оставить девчонкам из автобуса все деньги Слимза, это он во всем виноват! И пусть едут дальше. То же мне, великий охотник, нашел добычу.
   Взвизгнули колеса и обе машины помчались по короткой дороге к клубу на скорости больше ста тридцати километров. Примерно на полдороги, они чуть не разъехались с машинами Шлоза и Ролда. Перепугано пискнули тормоза. Встречные машины развернулись и догнали Тони и Канела.
   Первым из машины Шлоза вылез Санти, потом из другой Ролд. Мышка опустила стекло.
   - Привет, торопитесь на ледовое побоище?
   - Что такое? - Поинтересовался возбужденный Шлоз. - Мне позвонили на срочный выезд, пытаюсь набрать Терона, но ничего не получается, может батарейка села? Что такое ледовое побоище.
   - Да так, пришло в голову сравнение, в тысяча двести сорок втором году Александр Ярославович Невский потопил рыцарей Тевтонского ордена на Чудском озере. Рыцари почти все ушли под лед, потому ту битву назвали Ледовым побоищем, а я думаю, что мы приедем к концу снежного побоища.
   - Что вы хотите этим сказать, Кер? - Переспросил наставник.
   - Не знаю, у меня такая навязчивая ассоциация, почему-то возникла.
   - Кер, вам должно быть стыдно. - Возмутился отец Барто, - вы же уже приобщились к истории и цивилизации Кольца!
   - Вот именно, Тевтоны то же считали, что они являются носителями настоящей цивилизации. Они были лучше вооружены, там преобладали рыцари, а разбили их княжеские дружины и городское ополчение с мужиками. На том, их цивилизация и ушла под лед.
   Институтские преподаватели неодобрительно качали головами, Канел в сердцах, плюнул. А Санти задумчиво рассматривал девушку в чине лейтенанта службы безопасности Кольца, пытаясь понять, зачем она все это говорит. Предупреждает? Неужели все может быть так плохо. Там ведь то же не мальчики, ну подрались, ну загнали девчонок в автобус, ну оказали им сопротивление, и что?
   Все снова сели по машинам и поехали уже медленнее. Через несколько минут все увидели заблудившийся автобус и группу спортсменок, занимающихся сбором урожая. Картина, открывшаяся перед незадачливыми спасателями, изумила даже Лику, которую трудно было удивить уличными драками. Шлоз, Санти и все остальные замерли, раскрыв рты, как вытащенные на берег караси. Нейла категорически отказалась выходить и потребовала, чтобы Тони остался вместе с ней.
   Между автобусом и дорогой в различных по своему художественному значению застыли скрюченные тела покупателей. Никто не шевелился, и не стонал. Открытые части лежащих тел вызывающе контрастировали темно красными потеками с серым снегом. Девушки методично обшаривали карманы трупов, как показалось в начале, выгребая из них хрустящие денежные купюры. Правда, золотистого цвета купюры не пользовались их вниманием, и тихо шелестели на снегу, переносимые легкими порывами ветра. Публика замерла. Пискнули тормоза, и у обочины дороги остановилась машина Зарона. Он вышел в развевающемся пальто, с непокрытой головой и без перчаток. Несколько мгновений доктор пытался оценить происходившее, потом в порыве врачебного долга сделал шаг вперед и остановился под тяжелыми взглядами гандбольной команды надолго. Венс с Ролдом подошли ближе к машине Канела, тот, осмелев, то же вышел. Нейла тихо взвизгнула, пряча голову в сиденье. Тони пытался успокоить сестру. Лика подумала, сиди, не сиди, все равно придется вылазить, и выбралась из машины, направляясь к преподавателям. Барто, с перепугу вцепился в сиденье как крабик.
   Некоторое время, Лика, в легком пуховичке и спортивных брючках стояла на ветру, молча, ковыряя носком эльфийского ботинка в кучке золотистого цвета купюр с надписями на чужом языке. Золотые у гандболисток явно не котировались. Хейлин тяжело вздохнула, если еще немного постоять вполне может начаться новая серия боев, участия в них принимать не хотелось, что-то все равно придется предпринимать, нехотя размышляла Мышка, всей душой поддерживая девчонок, но прекрасно понимая, что институт ей еще пригодится.
   - Девушки, с кем можно поговорить, чтобы развести нас в разные стороны? - Пришлось начать ей.
   - Ты с ними. - Из рядов спортсменок выдвинулась мощная фигура Вероники.
   - Нет, мы не с ними, живем здесь не далеко, это наши соседи. А я, сама по себе. Хочу предложить вам забрать военные трофеи и оставить нам тела пострадавших. А вы ехали бы отсюда побыстрее, чтобы на вас не наткнулись родственники этих... погибших. У них очень много родственником, некоторые из них, вполне могут быть вооружены, и очень опасны. Могут, к примеру, начать сбиваться в стаи и взывать к отмщению. Вам это нужно? Нам точно нет. У этих ребят, большие семьи и охрана, еще захотят в кого-нибудь записать в виноватые, может вы и уедете до этого времени, а может и нет. Чтобы выехать из поселка вам нужно немного проехать по дороге назад, потом повернуть направо, дальше не куда не сворачивая, вдоль железнодорожной ветки вы доедите до города. Езды здесь всего минут двадцать - тридцать. Потом пост ГАИ и куда хотите. Но лучше, быстрее.
   - Ты нас не пугай! - Угрожающе пророкотала самая большая женщина.
   - Очень надо! Жутко не люблю советовать, потом самой и попадает. Но вы не могли бы поскорей, а то у нас тут доктор в шоке. - Лика показала на Зарона. Тот судорожно сглотнул, бледный как снег. С таким количеством травм ему еще не приходилось иметь дело, в колонии, во всяком случае. - Счастливо доехать и спасибо за помощь. Ведь ни вам, ни нам трупы не нужны.
   - Ладно, убирайте свой опад, а мы доедем сами. - Буркнула Вероника.
   девушки не торопясь, собирали нужные им в хозяйстве вещи; гантели, штанги, доллары. Вероника брезгливо выбросила за дорогу в кусты пистолет Слимза. Приехавшие молча стояли у дороги и провожали глазами красно-синие курточки спортсменок. Наконец нужный мусор собрали.
   - Ну, что вы стоите, как отмороженные, таскайте своих ненормальных сами, из какой психушки их только выпустили! - Возмущалась Рита Валерьевна. Венс с Ролдом начали таскать тела неудачливых покупателей от центра площадки к кустам, дорогу автобусу продолжали загораживать машины.
   - Девочки! уберем с дороги этот металлолом! - Скомандовала Вероника, и спортсменки быстро растолкали машины от проезда. Наконец, несчастный автобус смог развернуться и выехать. На последок, к остолбеневшему Зарону подошла дородная брюнетка с развевающимися кудрями и по братски хлопнула его по плечу. У Доктора слегка подогнулись колени.
   - Хорошей вам работы, коллега! Надеюсь, наши девочки остудили их пыл, я вас хорошо понимаю, в психушку всех не запрешь и на привязь не посадишь, особенно если денег куры не клюют. Эти психи, серьезно говорили о какой-то работе с кровью моих девчонок на чашах, что-то подсчитывали и потирали свои грязные лапы. Многим. - Она угрожающе повернулась к остальным. - Многим, теперь не скоро придется их потирать без гипса, я на это надеюсь.
   - И деньги, какие-то дурацкие совали друг другу, как фантики. - Влезла в профессиональный разговор Олеся.
   - Что за беспардонный зверинец вы у себя развели. - Вопрошала Рита Валерьевна. - Звери, какие-то первобытные, людоеды обосранные, прости господи!
   Отец Барто подавился и закашлялся в машине.
   - Да, - орали из автобуса разгоряченные дракой спортсменки, - что за козлятник?
   - Придурки!
   - Психи!
   - Слизни!
   Оскорбления мужского достоинства элиты колонии сыпались изо всех форточек автобуса. Девчонки еще больше осмелели и теперь отыгрывались на побежденных словами.
   - Сказать что ли нечего? - недовольно бухнула Рита Валерьевна.
   - Я ничего не понимаю в произошедшем, мадам. - Загробным голосом простонал Зарон, - мне нужно работать.
   Женщина еще раз сочувствующе хлопнула его по другому плечу и пошла к своим.
   - Ладно, не каждый раз удается так быстро срубить по пятьсот зеленых на нос, - проворчала уходящая Вероника. Через несколько минут потерявшийся автобус исчез за поворотом.
   - Ну что, доигрались господа?
   - Молчите, Кер. - Оборвал ее Шлоз.
   Зарон обходил лежащих на земле мужчин. У некоторых разбита голова, у Слимза сломаны ребра, многочисленные переломы пальцев и лодыжек не шли в счет серьезных травм. Больше других пострадали Слимз, Терон, Норлэн и Бэкк, меньше всех, отползший, и прикинувшийся дохлым Джинкс. Его попинали немного и все. Все, без исключения участники конфликта со стороны колонии пребывали в сильном болевом шоке. Венс и Ролдом таскали тела к дороге, а Лика таскала за Зароном бинты и собирала веточки на шины. Бинтовали пострадавших все, кто умел. Шлоз и Санти звонили по телефонам и раздавали руководящие указания. Барто трясся в машине. Канел дулся на весь свет и на Тони. Тони дулся на своего отца, он в лицах представил себе, как бы он поехал вместе со всеми за субстратами и тихо заводился. Одна радость, никто больше не думал, что хуже Кер ничего не может быть. Зато Лика утратила свою исключительность. Потерявшийся автобус всех убедил в обратном. Через пятнадцать минут нагрянуло все институтское начальство вместе с Виком, который был за шофера в машине ректора. Сначала Ларрий неодобрительно посмотрел на Кер, потом на Шлоза, потом, после обхода пострадавших, он побелел и набросился на Шлоза с упреками. Лика, психанула и полезла в машину к Нейле.
   - Ты была не против познакомиться с Викторуаром вар Фелисом. Он весь перед тобой, дышит гневом и изрыгает огонь в сторону Шлоза. Интересно, что бы он делал на его месте. Будь добра возьми платочек, выйди и изобрази глубокое сочувствие или плач Ярославны.
   - Не знаю, что такое плач Ярославны, но выходить мне не хочется, там грязно. Как могли женщины так избить мужчин?
   - Эти мужчины их спровоцировали, а женщины только защищались.
   - Все равно, они же женщины! на моей родине это было бы не возможно!
   - Скажи, Нейлита, а боевые маги среди женщин на твоей родине есть?
   - Кажется, нет, я не знаю. У нас женщины не могут защищаться, тем более люди. Оказалась не в то время, не в том месте, пеняй на себя!
   - Слимз и его приятели именно в таком месте и оказались.
   - Хейлин, как ты можешь, сравнивать их!
   Со всего поселка съезжались машины. Из одной выскочил Аллан и помчался к отцу, из другой вылетел взмыленный, почти раздетый Джи Джи. Клиентов у Зарона убавилось. Гнезда разбирали своих по домам. Лика подошла к соседу.
   - Опасная профессия у местного населения, вам не кажется? Может колонии пора завести госпиталь? Мало ли что, а вдруг такая драка повторится.
   - Это не драка, Кер, это бойня. Неужели таких женщин у вас много?
   - По моим подсчетам примерно десять процентов от каждой возрастной группы. Но это примерные цифры, вы же понимаете? В городах население агрессивнее - давление популяции.
   - Я не понимаю Шлоз, - обратился к наставнику Зарон. - Почему вы никого о таких вероятностях не предупредили?
   - Я приехал, на три минуты раньше вас, Изер.
   - Я о безопасности колонии. Это ваш просчет. Берите свою подопечную и просчитайте вероятность таких конфликтов, иначе через полгода здесь не останется никого из гнезд! Всех побьют местные жители.
   - А я что говорила! Тевтонский орден то же медленно откинул лапы.
   К собеседникам подскочил бледный и злой Фелис.
   - Шлоз, вас хочет видеть господин ректор. - И умчался к Ларрию, словно тот нуждался в его защите. Шлоз вздохнул и пошел получать нагоняй.
   - Можно подумать, я никого не предупреждала. - Тихо бурчала Лика, не понимая, на чьей же она стороне, собственного народа, или своего поселка. Определиться теперь было трудно, а еще полгода назад ни каких проблем с определением у нее бы не было. Шлоз вернулся мрачный и злой.
   - Кер, мы будем работать всю ночь. Вам собрать всю информацию о профессиональных спортсменах на территории этого города и в окрестностях.
   - Ладно, буркнула Мышка, поехали ко мне домой?
   - Мы работаем в институте.
   - Счастливого Нового года, господа! А сегодня, между прочим, тридцатое. Предлагаю называть этот день битвой на снежном поле.
   Канел и преподаватели тихо обходили пострадавших, оценивая их повреждения. Зарон тихо матерился по-русски. Роне предлагал разместить раненых в миссии и оказать им квалифицированную медицинскую помощь, для чего вызвать из Италии представителей префектуры с медицинским образованием. Но гнезда, отказались от помощи и растаскивали своих пострадавших по домам. Из всех травмированных бесхозными остались только Терон и Слимз с его тремя подручными. После укола Слимзу помогли подняться. Двое его парней остались без сознания. У одного травма черепа, у другого в нескольких местах раздроблены ноги.
   Слимз вслух извинился перед ними за отсутствие средств на их содержание и без колебаний пристрелил подельников, из пистолета, который ему нашел Вейг.
   - Ну вот, я же сказала: зря в колонии нет погребальной конторы. - Слова адресовались наставнику.
   - Лишние расходы. - Огрызнулся тот.
   Над городом опускался вечер, загорались первые звезды. Лика сунула Санти монету в пятьдесят рилонов, объясняя, что мельче у нее нет. Тот обиженно отдал ее назад.
   - Разменяешь, заплатишь, сейчас все равно некогда.
   Присутствующие садились по машинам и разъезжались в разные стороны. Шлоз потребовал, чтобы Лика ехала с ним. Возмущаться в такой ситуации, значит сильно себе повредить, решила Мышка, глубоко вздохнула, чувствуя приближение долгого рабочего вечера и полезла в машину.
   - Только не делайте мне одолжение, - ворчал наставник.
   - Я все понимаю, некоторым даже сочувствую, шеф. Но поймите меня правильно, я сделаю, все, что смогу, чтобы обезопасить колонию от повторения таких инцидентов, но сейчас я жутко злорадна. Эти девушки прелесть, правда, здорово они всем наподдали!
   - Если о ваших настроениях узнают отец Роне или руководство, пеняй на себя. Защищать не буду.
   - Я понятливая девочка, шеф, и хочу учиться. Что не мешает мне гордиться своим народом.
   - Заткнитесь, ради бога, Кер! Итак, тошно, еще вы со своей гордостью. Знаешь куда ее засунуть?!
   - Догадываюсь.
   Все остальное время, до корпуса, они молчали, каждый, копаясь, в собственных мыслях и эмоциях. Лику распирало от удовольствия. Шлоз злился на себя и проклинал собственную беспечность. Дернуло же его пойти на поводу у Ларрия, и фактически не заниматься безопасностью колонии и планов колонизации планеты. Теперь он понимал, что все, более чем серьезно.
   Новые жители Локомотивного поселка в корне переосмысливали свое существование на этой земле. Лика ковырялась в Интернете, Шлоз был вызван на ковер к ректору, Аллан дежурил у постели отца. Джи Джи мерил шагами коридор гнезда с мрачным видом, его отец наконец немного пришел в себя, шипя по поводу сломанного запястья. Ларрий заперся у себя в кабинете с отцом Роне, Барто и Шлозом. Вик в одиночестве психовал в приемной. Ночь плавно накрыла город, скрывая следы битвы на снежном поле. Тихо приближалось тридцать первое число и Новый год. Мышка начала опасаться, что проведет его без подруг в совершенно непривычной ей официальной обстановке.
  

Глава 17

Новый, для всех.

   Существует ли перевоплощение? Задумывается ли об этом человек? Люди делятся на тех, стремится переделать мир под себя и других, которые хотят, но не могут, или третьих, которые могут, но не хотят. Размышление - великий процесс. Он есть отражение процесса жизни и мыслей, трансформирующихся друг в друге. Естественный разум интуитивно стремится охватить всю природу, все пространство, которое является его окружением и естественной средой обитания. Трансформация времени и истории одновременно происходит в каждом человеке и всем человечестве в целом. Идеи витают в воздухе, одни создают, другие разрушают. Что победит?

* * *

   Автобус с победительницами еще не успел покинуть негостеприимный город, как в колонии начался новый отчет времени. Преподавательский состав во главе с ректором разрабатывал новый блиц план захвата земель у страны - арендодателя. Коррекции, конечно, были внесены, с полным учетом создавшегося неприятного момента, но общая схема плана осталась неизменной.
   - Господа, хотим мы, или уже нет, но нам придется составить рекомендации для распределения территорий и субстратов. Такова непререкаемая воля нашего лорда владетеля. - Вещал Ларрий.
   Ивон Роне задумчиво жевал кончик простого карандаша. Интересно, почему лорд Аш Рер выбрал в качестве ректора этого института, по сути филиала академии Мары именно Ларрия Гаэнтальского. То, что Аш Рер не дурак, ясно по определению, он на секунду сбился с мысли. Господи, помоги мне, грешному, я начинаю мыслить как обыватель этого мира. Но почему Ларрий, неужели не было в академии Мары никого достойнее? Он не ученый, не идеолог, не аристократ, даже не валл. Самый обычный эльф, возможно очень представительного вида. Не богат, не беден, не влиятелен, не пронырлив. И, изворотливым его не назовешь, при всем желании. Больше всего ректор напоминал отцу Роне бронзовый памятник самому себе. Великому и прекрасному. Как ему вообще удалось попасть на столь ответственный пост. Чего я не могу понять в мотивах, которыми руководствовался владетель Мары. Почему, именно Ларрий? Кроме представительности и умения интуитивно кивать в такт начальнику, в нем ничего нет. Пустышка. Конечно, он красив, как всякий уважающий себя эльф, бесспорно, достаточно умен, опытен в хитросплетениях интриг, но это все! Что может предпринять солидный середнячек в этой кризисной ситуации? Он, сам должен принять решение, найти выход. Что ждет колонию, что ожидает всех их в дальнейшем. Ивону стало щемящее неприятно. Ох, вроде сердце сдавило. Он прижал руку к боку.
   - Господин Роне, вам нездоровиться? У меня создалось впечатление, что вы чувствуете себя нездоровым. Потерпите, нам нужно определить программу действий в условиях конфликтующих сторон, а Зарон сейчас очень занят. Я не ожидал подобного краха от вар Лерона, он всегда производил впечатление опытного и разумного специалиста. И я готов выслушать ваши мнения, господа. Шлоз?
   - Мое мнение однозначно. Местное население опаснее, чем представлялось ранее. Мы, почему-то сочли, что Кер, редкое исключение из правил. Теперь определенно можно сказать, что все это бред. Она лишь исключение, подтверждающее правило. Люди этой страны агрессивны, более того, лично я склонен считать их еще более опасными, нежели жителей других стран. Намного легче было бы начать подчинение планеты Кольцу из Италии, Франции или Германии, стран, лояльных католицизму и нашим средствам. - Шлоз продолжал накручивать общее настроение виток за витком. - Разумеется, я понимаю, что академическая наука заинтересована в исследовании именно этой территории, в силу независящих от нас обстоятельств. Требования безопасности при этом отступают на второй план! Пусть! Я согласен, давайте будем работать здесь, по крайней мере, не дадим другим погреть руки на наследии Падшего. Хотя, лично я считаю необходимым предостеречь от навязчивого желания обогатиться на этом наследии. Я склонен преувеличивать негативные последствия и недооценивать положительные следствия наших экспедиций. Еще не известно, что мы найдем.
   - Достаточно Шлоз, я сумел оценить вашу позицию, она мне понятна. Не назову ее приятной, но стечение обстоятельств принуждает меня прислушиваться к вашему мнению, как позиции руководителя службы безопасности Кольца, подчиняющегося только лорду Аш Реру. Ваша человеческая позиция меня не устраивает, ни как ректора, ни как эльфа. Лично я, предпочел бы видеть своих сотрудников более пластичными и исполнительными.
   - Простите, я кадровый офицер, а не представитель академической науки...
   - И это я понимаю, но не одобряю, выбранную вами позицию, как ректор этого учебного заведения. Вы не в состоянии контролировать даже своего стажера.
   Шлоз задохнулся от возмущения, ему очень хотелось послать дорогого ректора к этому стажеру на предмет осмотра перстня владетеля Пар-э-Мора, но последствия такого заявления не могли быть прогнозируемы, по крайней мере, не хотелось сейчас забивать голову тем, что можно оставить на потом. Он тяжело вздохнул. Ларрий воспринял его вздох как согласие работать в одной команде, под его личным руководством. Вирх Шлоз понял, что плевать против ветра совершенно бесполезно, его не поймут и не услышат. Поэтому решил не лезть с советами и выслушать все, что соизволит выдать за собственные решения Ларрий, и если они достаточно безопасны, согласиться поставить под ними свою подпись. Тем более, что после беседы с Мюглером ситуация могла измениться в корне. Единственное, над чем ломал в данный момент времени свою голову мэйнор Шлоз, это то, под каким бы соусом представить Ларрию Сантэра Мюран Глера, полковника службы безопасности Кольца, уполномоченного представителя дирекции этой самой организации, формально, между прочим, не подчинявшейся не одному владетелю, а только решениям Совета владетелей Кольца. Шлоз снова вздохнул.
   Отец Барто сидел с отсутствующим, потерянным видом, и был похож на расколотый колокол, упавший с высокой колокольни. Казалось, он потерял дар речи. Страна, в которой он теперь жил, и ее люди, были ему раньше не понятны до конца, но все же предсказуемы. Теперь он потерял почву под ногами и ориентиры. Ларрий определенно не был похож на того, кто сможет зажечь спасительный маяк и направить его к свету истины. Сегодня он многое осознал, испугался, конечно, но осознал опасность, которая им может грозить. Какие дикие люди, какие жуткие женщины, какой ужас! И, что самое страшное, чем больше они соприкасаются с человеческим миром, тем страшнее. О нравы, нравы! Отсутствие цивилизации не может заменить ни история, ни техника, ни варварская религия этого мира. В случае опасности многие человеческие особи здесь становятся зверьми. Зверя можно приручить, но сделать его рабом - невозможно. Остается один исторический путь - полное видовое уничтожение. Но уничтожить все субстраты нельзя, это главное богатство планеты! Барто зашел в своих рассуждениях в тупик и выламывал с горя пальцы, перебирая четки.
   В медицинской лаборатории института был все же, какой - никакой лазарет. Именно в нем и разместил Изер Зарон обоих пострадавших. Будучи опытным оперативником, и талантливым магом, он совершал почти сомнамбулические операции со своими травмированными, но его мысли витали далеко от Земли. Он составлял, пока воображаемый, отчет своему лорду владетелю - Ях Веру. В институте, пожалуй, никто не мог себе представить, что он маг. Причем его уровень и опыт повыше, чем у Грегора, и возможно, Ларрия. Впрочем, сейчас Изер пытался анализировать ситуацию и роль ректора их института в ней. Мысли путались и все время сбивались. Доктор раскладывал по шкафчикам в своей голове факты и события последних месяцев. Поведение Шлоза понять было сложно, но все же можно. Его службу в институте и колонии ни во что не ставили, во многом благодаря позиции ректора и интересам гнезд Альвэ. Шлоз несколько изолировал себя от остальной части преподавательского состава, впрочем, преподавателем, его никто не считал, так, служба сопровождения. Но он знал Кер, и имел возможность прогнозировать ситуацию. Почему он ничего не предпринял? Или все же пытался, но совершенно безрезультатно.
   Зарон вспоминал невероятный случай с фалангами. Тогда Терон сцепился с Кер. И поставил мощную магическую защиту. Он действовал как боевой маг, но ему не хватило правильного анализа ситуации. Фаланги его быстро вывели из строя. Но то, фаланги и Кер, которая всем в институте надоела со своими паранормальными способностями. Даже драконы были шокированы многими из них. Терон же, ситуацию не просчитал. Тогда, со знакомым объектом. Но теперь, с этими спортивными женщинами из автобуса... Что мешало ему в этот раз просчитать вероятность развития событий. Зачем он полез в драку. И как, как обычные земные жительницы могли вырубить и так изувечить настоящего, полного мага, по меньшей мере, знакомого с приемами боевых? Это оставалось для Зарона совершенной загадкой. В ледяном панцире, вар Лерон, был фактически не доступен нападавшим. Это он, мог крушить их как многотонная глыба, но все произошло с точностью до наоборот. Значит Кер, не исключение. То, чему поражаются даже драконы доступно и другим людям. Если это, правда, и они объединяться против института, миссия будет провалена.
   И кто виноват? Скорее всего, Ларрий, а может и случай, но спросят все равно с Гаэнтальского, а он совершенно не компетентен в сложившейся ситуации. Это ясно даже Шлозу. У Ларрия виноватым, конечно же, окажется Шлоз. Не предупредил, не учел, не принял. Уже, наверняка, написал на Шлоза кляузу. Все так, конечно, но если бы не Кер, жертв было бы намного больше. В этом Зарон тоже, совершенно не сомневался.
   Мышка маялась у компьютера. Надо отдать должное институту, одна из самых лучших моделей и компьютера и модема. Скорость исключительно высокая, Лика скачала столько сведений, сколько смогла найти. Но оценить, сколько человек занимается в секциях борьбы, или занималось ими в детстве, Мышка все равно, могла только с очень большой натяжкой. По ее данным получалось, что в городе занимается спортом или фитнесом каждый шестой из взрослого населения, если считать лет с пятнадцати. Цифра была, пожалуй, через чур высока, а может и нет. В общем, Мышка замерла в раздумьях в излюбленной своей позе, подперев голову кулаком. Через полтора часа в кабинет вполз совершенно измочаленный наставник.
   - Как дела? Не съели? - доброжелательно интересовалась Лика.
   - Заткнись, пожалуйста. - Шлоз упал на свое рабочее место.
   - Да что случилось?
   - У меня несварение мозгов. Я почти мертвый наставник, и меня почти закопали живьем в эту планету с диким названием "Грязь".
   - Земля. Что случилось?
   - Что ты заладила, как заевший диск, что случилось, что случилось. Все в полном порядке. Приняли, утвердили, постановили, вынесли порицание за проваленную операцию. Теперь за безопасность института отвечает лично вар Фелис, мне не позволено лезть в его дела.
   - Славненько. А кому я должна передать собранную информацию?
   - Кому хочешь.
   - Вику не хочу. Слушайте, наставник, что начинаем операцию ДДД?
   - Ты опять?
   - Не опять, а снова. И потом, оставьте, вы безопасность Вику, а я ему какую-нибудь подлянку сама подкину, например Нейлу. Как она вам показалась?
   - Мне все равно, если я не отвечаю за безопасность института, но если отвечаю за колонию, материалы отдашь мне.
   - Берите, для вас делала. - Лика показала наставнику весь собранный материал в распечатках. Шлоз внимательно просмотрел и застыл как ледяной столб.
   - Господь, вседержитель, это все в одном этом городе. И это официально?
   - Абсолютно, но я не считала, сколько на улицах нашего города бывших десантников, спецназавцев, просто маньяков - убийц, бывших боевиков, да кого хотите.
   - Эти материалы скинь на диск. - Лика послушно скинула и оглядела наставника, который с особой тщательностью скармливал машинке для уничтожения документов ее распечатки. Потом Шлоз забрал диск и вычистил данные из компьютера. Диск исчез в его кармане. Потом Шлоз передумал, и снова вставив диск, скачал обратно в машину наиболее безобидные файлы. Лика чесала затылок, оценивая его действия. Через пару минут, распахнув дверь пошире, вошел Вик.
   - Вы свободны. Материалы передайте мне. - Шлоз с удовольствием все передал. Самодовольный Вик степенно удалился.
   - Кого-то он мне сильно напоминает, правда наставник, я бы сказала, что он копия нашего ректора? Они, случайно, не родственники.
   Шлоз задумчиво посмотрел вслед Фелису.
   - Возможно, мне все равно. Держи. - Он сунул ей в руки бумагу, на которой значилось "Совершенно секретно". И ниже - "Для общего пользования". Еще ниже: Для обязательного исполнения.
   - Это как? - Откровенно не поняла Лика. - У доктора свободных коек больше нет, случаем? Кто это писал?
   - Ознакомьтесь, кадет.
   Лика начала читать сам документ.
  

Инструкция для граждан Мары и подданных системы Кольца миров на территории колонии Земля-Лейда.

Совершенно секретно!

      -- Все гнезда колонии должны получить от института, как официального представителя Мары, лицензии на:
   - магическую деятельность в реальном событийном поле;
   - магическую деятельность во фрактальной зоне;
   - магическую деятельность в ближнем операционном поле.
   2. Все гнезда колонии обязаны получить лицензию на отлов и использование местных субстратов.
   3. Каждое гнездо обязано выделять шесть процентов своего оборота на содержание службы безопасности, гарантирующей стабильность ситуации в колонии.
   4. Нарушение или неуплата налога однозначно приводит к отзыву лицензии у гнезда.
   5. Запрещено использовать непроверенные и нестабильные субстраты
   6. Нельзя лишать субстраты жизни на территории гнезд и колонии Люди должны обрабатываться наркотиками или алкоголем и возвращаться в город.
   7. Запрещено использовать субстраты с неописанными магическими свойствами.
   8. Запрещено работать всем гнездам колонии в один день. Для зарегистрированных гнезд, будет установлен график очередности.
   9. Запрещено осуществлять все магические операции незарегистрированным физическим и юридическим лицам.
   - Это все? - недоверчиво хмыкнула Мышка. - И что сказали гнезда?
   - Ничего, они еще не в курсе.
   - Могу себе представить!
   - У меня менее богатая фантазия, кадет.
   - Во, повезло Фелису, какой идиот это писал? Что скажут драконы Земли?
   - Где вы увидели здесь драконов, Кер, никаких драконов на Земле нет.
   - Сами скажите им об этом. Лично мне кажется, что они пошлют ректора с этой бумажкой, знаете куда?
   - Хватит!
   - Он что, никогда не слышал слова контрабанда. Гнезда наверняка станут ловчить, а гнезда Альвэ пошлют их туда же, куда и драконы. Кланы, возможно, не пошлют, но будут работать в обычном режиме. Вы мне подарите один экземпляр, ладно. Вот радость-то. Я теперь могу свободно ходить по улицам нашего поселка в любое время и в любом месте, чуть что, сразу буду требовать лицензию на отлов, а если у них лицензия будет, стану утверждать, что у меня неописанные магические свойства. Круто. Да здравствует и процветает бюрократизм и кретинизм, во всех их проявлениях. А к каким особям будет относится Ри Нон, когда очнется? К зарегистрированным, или с непроверенными свойствами? У него, то же нужно будет потребовать лицензию.
   - Хватит смеяться над начальством, Хейлин. Лучше объясните, как могли люди, не имеющие понятия о магии снять ледяную броню с боевого мага?
   - А кого так раздели?
   - Прекрати, а то я сам стану драконом и начну изрыгать огонь. Вар Лерон был под ледяным щитом, это очень сильная боевая защита. Он был недоступен и силен. Как его можно было так избить? Серьезно!
   - У нас говорят, против лома нет приема. Чем сложнее защита, тем она, на мой взгляд, уязвимее. Знаете, если верите в мою интуицию, пойдемте расспрашивать Зарона, может он скажет, чем его вывели из строя.
   Заговорщики отправились в низ, в медицинский блок. Шлоз оделся и запер кабинет, не собираясь возвращаться. Время перевалило за полночь. Доктор, оказался на месте и неодобрительно посмотрел на парочку из службы безопасности. В конце концов, по его мнению, именно они были во всем виноваты.
   - Не дуйтесь на меня, доктор. Я бы не стала тратить время и пинаться. Лучше придушить и не мучиться с расползающимися магами. Простите, это я так шучу. Скажите, как нашего библиотекаря лишили сознания?
   - Объективно? Я говорю это только для вас, мастер Шлоз, ему нанесли с огромной силой удар тяжелым продолговатым предметом, скорее всего литой металлической трубой по затылку. После чего он потерял сознание, потом не знаю, что случилось, но через две минуты его защита перестала работать. Сам не знаю почему, но могу предположить, что против него было применено что-то типа заклятия, из средств старой вербальной магии.
   - Откуда простые люди знакомы с магией?
   - Вопрос не ко мне. Я удивлен не меньше вас.
   Лика задумалась, вспоминая расспросы Стрэсса о их нецензурной лексике и о том, как люди в ее стране усиливают с помощью вербальных символов свои действия. Стрэсс так сильно интересовался этим вопросом, что Мышке захотелось его расспросить немедленно.
   - Господа, у меня есть один знакомый, специалист по магическим приемам, может, расспросим его?
   - О чем вы, Кер?
   - Предлагаю позвать Стрэсса, кажется, он уже столкнулся с чем-то вроде этого случая. Ему интересно, мне, то же. И мы никому ничего не скажем, а?
   - Кто такой Стрэсс - напрягся Зарон. - Знакомое имя, на слуху, но никак не могу вспомнить?
   - Третий хранитель Пар-э-Мора. - Скромно ответила Мышка.
   Зарон, внимательно глянул на нее и пожал плечами.
   - Он нас консультировал по поводу фаланг. - Пояснил Шлоз.
   - А - а - а... - неопределенно протянул Доктор. - Зовите.
   Лика выскользнула за дверь, что бы не нервировать, мужчин своими поисками в перстне. Со Стрэссом удалось связаться не сразу, бедняга работал на болоте в поте лица, гонял кучку коричневых и черных лохматых аборигенов. Гонял не один, вместе с Тимуром. Тимур вооружился на всякий случай бревном. По мнению Стрэсса вызов был срочным, и Тимуру пришлось прогонять бесов с болота в гордом одиночестве. Немного взмыленный Стрэсс появился в коридоре института, и сразу приступил к делу.
   - Что нового?
   Узнав подробности, он хитро прищурился и вошел в лазарет.
   - Что у нас здесь? - Важно проворчал он, направляясь к Слимзу. Слимз дрых без задних ног, после лошадиной дозы снотворного. На его ребрах громоздился слой медицинского пластика, способствующего сверхбыстрой регенерации костной ткани. - Это и есть ваш маг?
   - Рядом. - Коротко прокомментировал доктор.
   Стрэсс подошел к Лерону. Приподнял простынь, полюбовался на художественную роспись по телу, пересчитал переломы, заглянул за шиворот, почесал затылок. Потом поманил Лику пальцем: - Дай каплю крови из пальчика, а? Доктор, уколите ее! Да не бойся, это же так, сниму слепок событий и все. Быстро и не больно, не жадничай, от одной капли в тебе не убудет.
   Лика нехотя протянула ему палец. Подошел Зарон и действительно не больно его проколол. Стрэсс поднял Мышкину руку над библиотекарем и сильно сжал пальчик. Капля не удержавшись, скользнула вниз, но не упала, а повисла. Стрэсс начал делать какие-то пассы над ней. Потом все замерли, оказавшись одновременно в двух местах и в двух временах. Четыре полупрозрачные девчонки в сине-красных куртках отбивались от вар Лерона на поле снежного побоища. Лерон, напоминал составленные друг на друга полупрозрачные, слегка размытые глыбы.
   - Так, так, так... - Стандартная защита Ледяного панциря, пятикратное утяжеление машущего удара. Школа Ро Нела, скорее всего. Действительный боевой маг, магистр ордена. А что этот магистр делает на Земле, позвольте узнать? Работает библиотекарем? Вот как славно. Нам в Пар-э-Море, то же библиотекари нужны. Он не согласится, как вы думаете? У нас куда как спокойнее работа. Девушки. Что у нас за девушки? Ну, люди, конечно, высокие начальные задатки в области вербальной магии, особенно у черненькой. Возможно корни из деревенской магии. Что еще? - Со стороны людей раздался совершенно непередаваемый мат. - Так-так. Обычная для этой местности вербальная магия. Очень интересно, такая малость, а ослабляет защиту процентов на десять.
   Со спины к Лерону заходил дядя Коля со штангой. Матерились все. Сражающиеся вокруг, сами девочки, и дядя Коля вместе с ними. Выбрав подходящий момент, он красноречиво вспомнил и поименовал всех родственников всех дерущихся и лично Терона и, замахнувшись посильнее, врезал библиотекарю штангой по макушке, поминая при этом, как его рожала мама, и с кем. Лике, захотелось заткнуть уши, а штанга вошла в защиту как нож сквозь масло, на миг, преломившись и став полупрозрачной.
   - Вот так! Все просто. Сильнейшая местная вербальная магия плюс сверхчеловеческая агрессивность, на пике трансформации и этот предмет синхронизировался с защитным полем. После потери сознания через пару минут ледяные доспехи тают, что вполне естественно, они удерживаемые, а не постоянные. Кому еще, что не понятно. Я, например не знаю, зачем было нужно нападать на этих агрессивных особей с выраженными предмагическими качествами. Они наверняка использовали простейшие варианты контагиозной магии в своей обыденной жизни. В этом мире, точнее, в этой стране, почти все пропитано этой самой магией. Народ странный. Вроде магов, или эльфов, но только это люди. Немного, конечно, зверообразны, корней из кланов много. Да, все тут перемешалось, никакой чистоты линий. Но мощно и оригинально, если расслабиться, можно даже получать удовольствие. В чем еще вас проконсультировать. Что у вас своих специалистов не хватает? - Стрэсс хитро посмотрел на Зарона. Тот передернул плечами, мол, я тут причем?
   - Спасибо Стрэссик, ты такой лапочка. - Влезла в немой диалог Лика.
   - Ну, пока, Гусеница. Не безобразничай, хорошо кушай и много спи. Кстати, почему ночью не спишь?
   - Работаю.
   - Дети должны спать. - Поучительно произнес третий хранитель своему будущему владетелю и смылся к себе домой.
   - Ну, что? Что, думаете, господа?
   - Что детям пора спать! - Дуэтом ответили взрослые. - Гусеницам то же!
   Лика обиженно посмотрела на спевшихся, и мысленно проколола расстояние до своей квартиры. Зарона передернуло.
   - Не могу на это смотреть. - Тихо сказал он, но Шлоз все равно услышал.
   - Расслабьтесь, доктор. Не знаете, что этот лохматый хранитель имел в виду, когда говорил о специалистах?
   - Совершенно не понимаю.
   - Ну, конечно, никто не понимает. Но мне нужно знать, эти особенности местного населения сильно опасны?
   - Издеваетесь, офицер! Это катастрофа, кому нужны субстраты с неописанными магическими свойствами. Если Кер орет, что три капли ее крови расколют чашу, то такой субстрат может вызвать обратную реакцию. Никто не захочет, чтобы субстрат лез со своим мнением в процесс.
   - Но если здесь все субстраты такие, что делать?
   - Это вы меня спрашиваете? Я же не офицер безопасности и не руководитель института, я врач. Мое дело лечить, а не отдавать распоряжения. Идите к ректору и говорите с ним.
   - Издеваетесь, доктор! С таким же успехом можете идти говорить сами. Тем более, что ректор считает, будто я сам во всем виноват. В службе безопасности сейчас главный - Фелис, а я только подпись.
   - Не расстраивайтесь, считайте, вам повезло. Не нравится мне все это. Эта планета, люди, магия, ситуация. Все не нравится!
   - Будем считать, что вы правы. К ректору пойдем?
   - Зачем, нас все равно не услышат, вам больше не кому передать информацию?
   - В институте? Пожалуй, нет.
   - Так, передайте за его пределы. Я не могу ездить на все эти вылазки и побоища. У меня другие обязанности.
   - Перед кем?
   - Не заводитесь, Шлоз, что вы, не понимаете?
   - Все я пронимаю, но что делать, ума не приложу.
   - Расслабьтесь, отдохните, сходите в клуб.
   - Рекомендуете?
   - Очень!
   - Спасибо.
   Лика заснула без задних лап, раскидавшись по всей кровати. Ей снился странный сон, Она встречается с Ленчиком и Рыжий хвост предлагает ей пойти в бассейн. С ними идет Лешик, потом они долго плывут на лодке, или просто видят плывущую лодку? Сон в голове путался и соскальзывал в подсознание. Давно не виделись, неужели Лешик всплывет? Как там с ним Ленчик? Почему-то Лика решила, что Рыжий хвост на нее дуется, а может это все потому, что они слишком хорошо друг друга знают, и ничего не надо говорить, все и так понятно. Давно наступило тридцать первое число, скоро зазвенит в бокалах шампанского Новый год. В институте с ним придет новый порядок, что будет? Сумеет ли Нейлита разоружить Фелиса? Сумеет ли Фелис разгрести проблемы, нарастающие снежным комом?
   Что принесет Мышке новый год? Хотелось бы удачи. Пахли елки, установленные Лаэрсисом. Хейлин вспомнила, что не купила шампанского. Шумно вздохнула во сне. Как можно вспоминать во сне про шампанское? Где-то рядом зашевелился черный драконий хвост, мышкины мысли подслушивал Мрак. Потом на кухне чуть хлопнул закрывающийся холодильник. Повеяло холодом и гарью, Лика беспокойно заворочалась. После ухода незваного гостя в холодильнике появилась горка пузатых бутылок, со стреляющими пробками без этикеток и гора фруктов непонятного происхождения. Новый год приближался со скоростью реактивных саней.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   86
  
  
  
  

Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Ю.Журавлева "Мама для наследника" (Приключенческое фэнтези) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | К.Демина "Ловец бабочек - 2" (Приключенческое фэнтези) | | К.Вереск "Кошка для босса" (Женский роман) | | Т.Мирная "Колесо Сварога" (Любовное фэнтези) | | М.Анастасия "Обретенное счастье" (Фэнтези) | | Ю.Эллисон "Хранитель" (Любовное фэнтези) | | РосПер "Альфарим: Скурфайфер" (ЛитРПГ) | | О.Герр "Жмурки с любовью" (Любовные романы) | | М.Воронцова "Виски для пиарщицы" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"