Черевков Александр Сергеевич: другие произведения.

Черная полоса.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    черная полоса и та с извилинами

   ЧЕРНАЯ ПОЛОСА.
  
   1.Последний день в Москве.
   Видимо вкусный обед, коньяк и баночное пиво хорошо подействовали на мой организм. Я так крепко заснул, что даже совсем не слышал, как объявили готовность к посадке в международном аэропорту "Шереметьево". Хорошо, что попутчик с другого ряда растолкал меня. Сказал, что надо обязательно пристегнуться перед посадкой. В городе Москва сильный дождь. Посадка самолета может быть не совсем удачной. Я пристегнулся и выглянул в стекло иллюминатора. Даже в воздухе было видно, что над Московской областью сильный дождь. Все стекло иллюминатора обволокло сплошной пеленой воды, словно на стекло наклеили с обратной стороны мокрую пленку. Тучи были так низко над землей, что города Москва совсем не было видно. Самолет словно вынырнул из дождевого облака прямо на посадочную полосу и тут же стал тормозить не только колесами, но и подкрылками, которые загнул до самого низа. Из-за того, что был сильный ливень, самолет словно скользил по мокрому льду. Но колеса самолета все равно слегка дымили от тормоза, не смотря на то, что посадочная полоса была похожа на речку, разлившуюся на всем аэродроме.
   Как только самолет стал выруливать в сторону аэропорта, то все сразу стали отстегиваться и собираться к выходу. Мне нечего было собирать. Все было на мне. В руках был только целлофановый пакет с несколькими баночками пива, которые я приобрел в городе Рим. Две ручные клади были в багажном отделении самолета. Как только буду выходить в зал регистрации, так сразу пойду, заберу свои чемодан и большой кейс. Сейчас мне можно свободно идти через зеленый коридор. При мне нет никакого багажа и досматривать нечего. Вообще-то если бы у меня рука не была поранена, то можно было свой багаж забрать в салон-люкс. Здесь столько много свободного места, что ложи свой багаж куда угодно. Хоть на верхнюю полку, хоть вниз.
   Самолет причалил прямо к черной гармошки. Нет, наверно, это гармошка сама причалила к самолету. Как только открылась дверь самолета, так стюардесса сразу объявила, что первыми выходят пассажиры из салона люкс. Затем будут выходить пассажиры из салона бизнес класс. Багаж можно получить в зале терминала во время движения к выходу. Когда я стал выходить из салона самолета, то спросил стюардессу, где находится этот терминал. Стюардесса ответила, что в зале объяснят, когда мы пройдем через гармошку. На улице дождь хлестал с такой огромной силой, что гармошка перехода из салона самолета в аэропорт гудела от больших капель дождя и от массы воды стекающей со всех сторон гармошки. Создавалось такое впечатление, что пассажиры проходят через водосточную трубу огромных размеров, которую поливают с пожарных шлангов. Словно остерегают нас от пылающего рядом огня, который бушует с внешней стороны.
  - Где я могу получить в терминале свои вещи? - спросил я, служащую, выйдя из черной гармошки в здание.
  - Ваши вещи здесь. - сказала служащая, показывая на мой чемодан и на большой кейс. - Других вещей нет.
   Я предъявил служащей свои багажные квитанции и пошел в сторону зеленого выхода. Служащая сама указала мне на зеленый коридор. Так как, наверно, пока я готовился к выходу, в терминале таможня проверила мой багаж. Просто им не захотелось таскать мои две ручные клади в багажное отделение. Больше никто из пассажиров нашего самолета свой багаж не сдавал. Каждый забрал багаж с собой в самолет. Когда я вышел из аэропорта, то на улице был такой сильный дождь, что никуда пройти нельзя. Хорошо, что автобус до городского аэропорта подали под карниз. Иначе, всем пассажирам быть мокрыми. Все пассажиры нашего самолета, словно сговариваясь, стали отказываться от услуг таксистов и направились в автобус. Естественно, что я постарался войти в первую десятку пассажиров перед посадкой в автобус. В автобусе всего сорок мест. В то время как в нашем самолете было больше ста пассажиров. В таком случае надо к аэропорту подавать не меньше трех автобусов. Возможно, что два автобуса на подходе к аэропорту, но это не для меня. Мне надо быстрее добраться до городского автовокзала. Затем определиться, в какой гостинице ночевать. Не буду же я ночевать в городском аэровокзале, где воров бывает больше, чем милиции. В гостинице можно будет выспаться хорошо. После этого решать, каким самолетом вылетать.
   Я уселся в середине автобуса у окна. Стал ждать, когда пассажиры разместятся на своих местах. Когда автобус заполнился, то водитель отъехал немного дальше от остановки, уступая место подъехавшему автобусу. Пока заполнялся второй автобус, билетерша брала у нас за проезд. Наверно, так в автобусном парке экономят деньги. Одна билетерша на все автобусы отсюда и точно также, наверно, одна билетерша в обратном направлении. Придется минут двадцать ждать, пока все приобретут билет за проезд. У меня, как назло из мелочи только лиры. Самый мелкий доллар, это двадцатка. Представляю, сколько сдачи придется давать мне билетерши с этой двадцатки! Хорошо, что ни с сотни долларов. Тогда пришлось бы набивать мне все карманы рублями. Скорее надо ехать. В городе Москва после Италии так холодно, что можно подумать, это негр из Африки прибыл на северный полюс России, где всегда морозы и всюду лежит белый снег. Снега на улицах нет, но хорошо, что у меня в Москве есть теплая куртка. Завтра обязательно одену куртку.
   Со своими американскими долларами я был не одинок. Почти все пассажиры подавали к расчету доллары. Билетерша ругалась и говорила, что она не обменное бюро валюты на рубли. Могли бы сами в зале аэропорта поменять свои доллары на рубли. Только после этого идти на посадку в автобус до городского аэропорта. Пассажиры терпеливо молчали, так как никому не хотелось, выходит в дождь на обмен валюты. Я тоже постарался быть спокойным, набивая свои карманы костюма "деревянными" российскими рублями.
   Вот наконец-то все закончилось. Билетерша выходит из автобуса, который срывается с места. Спешит быстрее скрыться от билетерши, которая и без того хорошо пограбила пассажиров автобуса. Ведь никто из пассажиров автобуса не знает, какой сейчас курс рубля в отношении американского доллара. Поэтому, билетерша брала с пассажиров за проезд в долларах по тому курсу в рублях, который позволяла ее совесть. О совести билетерши можно было судить по цифре на билетах за проезд. Так как цифра на билетах в русских рублях соответствовала цифре взятых с пассажиров американских рублей. Таким образом, легко было вычислить, что билетерша с каждого американского доллара клала себе в карман чистый доход, примерно, в сумме двести русских рублей. Можно сделать вывод, что если билетерша ни с кем не делилась, то она за сутки имела доход в русских рублях в размере своего годового оклада. Если билетершу за год не посадят или не убьют, то она при таких ежедневных доходах станет в конце года миллионершей. В таком случае, спустя пару лет, билетерша может спокойно приватизировать у государства автобазу вместе с автобусами.
   Когда автобус прибыл на городской аэропорт, то дождь прекратился. Лишь сплошные потоки воды и огромные лужи напоминали людям о только что прошедшем ливне. Я ни стал вытаскивать из чемодана зонтик, направляясь к станции метро "Аэропорт". Станция метро "Аэропорт" была ни так далеко от стоянки автобуса, чтобы можно было намокнуть. К тому же дождь практически прекратился. Только огромные капли воды продолжали шлепать на головы людей с листьев деревьев, с электрических проводов и с крыш домов.
   Несмотря на то, что сегодня был воскресный и дождливый день, станции метро были набиты людьми. Сжатый душный воздух метро сильно отличался от прохладного воздуха на поверхности открытого пространства городских улиц Москвы. Особенно душно было в узких коридорах перехода между станциями. На самой платформе станций все было иначе. Электропоезда в тоннелях метро разгоняли душный воздух и нагнетали с улиц поток холодного воздух, который, соревнуясь вперегонки с электропоездами, врывался на перрон станций, испытывая на прочность пассажиров станций метрополитена. Слабым здоровьем тут нечего делать. От резкого перепада температуры в метро можно было свободно заболеть простудными болезнями. Поэтому, большая часть пассажиров станций метро спешила. Как можно быстрее преодолеть это пространство с мощными потоками сквозняка с резким изменением температуры. Пассажиры заскакивали в вагоны поездов, в которых, несмотря на духоту, все-таки была относительно постоянная температура воздуха. Здесь кроме гриппа, больше ничто не угрожало пассажирам. Можно было немного передохнуть перед новым рывком сквозь опасность простуды в мощном потоке сквозняка с резкими переменами температуры.
   По Замоскворецкой линии метро я доехал до станции "Пушкинская". Оттуда прошел в гостиницу "Центральная". Я так часто бывал в этой гостинице, что меня большинство из дежурных администраторов гостиницы знали не только в лицо, но даже по имени и фамилии. Поэтому мне не стоило ни какого труда снять одноместный номер в гостиницы на одни сутки. Даже на сутки мне не нужен был номер. Так как уже утром я собирался покинуть эту гостеприимную гостиницу. Мне надо было всего лишь переночевать здесь до утра. Как только я поселился в номере гостиницы "Центральная", то сразу спустился вниз на улицу Тверская. В ближайшем магазине, которые теперь здесь работали практически без выходных, я купил себе разнообразные продукты и бутылку содовой воды. Я уже стал почти как европеец, которые не могут пить спиртные напитки без содовой воды. Спиртные напитки и немного консервов от подарков Юдит Феррада остались в моем багаже. Так что покушать и выпить у меня, было вполне достаточно до завтрашнего дня. Там будет видно, что новый день пошлет. Может быть, что я улечу к себе домой в Республику Таджикистан еще до обеда.
   Весь воскресный вечер в номере гостиницы "Центральная" я посвятил себе. Чистился, стирался, брился, купался под душем. Можно было подумать, что я готовлюсь в длительную дорогу, которая навсегда меня разлучит с городом Москва. У меня было на душе какое-то скверное предчувствие, что меня ждет какая-то трагедия. Вроде все было позади. Радость встреч и печаль расстояния. Но я никак не мог отделаться от предчувствия какой-то неминуемой беды, которая должна постигнуть меня в ближайшее время жизни. Я так был сильно расстроен каким-то непонятным предчувствием, что впервые в жизни выпил набор водки вместе с баночным пивом. После чего, замкнул дверь изнутри и завалился спать. Но скверное предчувствие меня не покинуло и в таком, пьяном состоянии души и тела. Мне всю ночь снились кошмарные сны. Постоянно казалось, что рядом со мной происходят какие-то драки. Резня очень знакомых мне людей. За ночь я дважды просыпался. Выглядывал в окно из номера гостиницы. Даже выходил в коридор из своего номера. На улице Тверской было все спокойно. В коридоре второго этажа гостиницы все также беспечно спала "вечная" дежурная старушка. Ничто не предвещало какой-то опасности в моей оставшейся жизни.
   Утром я проснулся с больной головой, с опухшими глазами и с осунувшимся лицом. Совершенно ничего не соображая, в последний раз тщательно помылся под душем, побрился, как пред смертью. Одел на себя, самую паршивую одежду, какая только могла присутствовать в моем гардеробе. Доел то, что осталось у меня из продуктов в номере после вчерашнего ужина. Собрал свои вещи и вышел из номера. В коридоре дежурная старушка проводила меня испуганными глазами. Я холодно попрощался с дежурным по гостинице. Несмотря на то, что погода в городе Москва пошла на улучшение, у меня настроение все равно не поднялось. С таким кислым лицом я отправился на метро до станции "Октябрьское", чтобы там пойти на Ленинском проспекте в офис "МОСКВА-МИЛАН СИСТЕМ" к Игорю Чугунову. Надо было пораньше разобраться с ним. Если даже Игорь Чугунов уехал или улетел в командировку, то я все равно заберу у него в офисе свою теплую куртку. Сотовый телефон Юдит Феррада оставлю в офисе Игоря Чугунова. Скажу секретарше, чтобы она сотовый телефон передала через кого-нибудь в город Милан, Итальянской Республики, Юдит Феррада. Думаю, что с сотовым телефоном Юдит Феррада, секретарша разберется сама и без Игоря Чугунова.
  - Здравствуй, Александр! - испуганно, протягивая руку, сказал Игорь Чугунов. - У тебя беда какая-то дома?
  - Ты что болтаешь?! - перепугано, ответил я. - Думаю, что дама все спокойно. Сегодня я это буду знать. Прямо сейчас от тебя пойду куплю билет на первый самолет. Вид у меня плохой от сильного перенапряжения за последний месяц. Постоянно в движении. Никакого отдыха. Встречи с детьми в Италии. Перелеты.
  - Так ты оказывается, ничего не знаешь? - удивленно, сказал Игорь Чугунов. - В Республике Таджикистан несколько дней идут бои власти с оппозицией. В городе Худжанд и в городе Душанбе разбиты аэродромы. Соседние среднеазиатские республики перекрыли все дороги и границы с Республикой Таджикистан, чтобы военные действия не перекинулись на соседние республики. Единственная внешняя связь с Республикой Таджикистан, это космическое телевидение. Из транспортных связей остался пассажирский железнодорожный поезд с таджикской бригадой, которые на свой страх и риск решили отправиться к себе домой. Так как там остались семьи. Этот поезд до границы Республики Таджикистан будут сопровождать железнодорожные бригады России, Казахстана и Узбекистана. Дальше граждане Таджикистана будут добираться сами.
  - Вот поэтому я плохо спал всю ночь. - расстроенным голосом, сказал я. - Я у тебя пока оставлю свои вещи. Сейчас поеду за билетом на таджикский поезд. Затем у меня есть дела в Москве. После обеда вернусь к тебе в офис. Сотовый телефон передай Юдит Феррада. Скажи ей, что со своими детьми я встретился благодаря ей. Передай ей огромное спасибо. За помощь, которую мне оказала она на встречу с моими детьми.
  - На этой недели я улетаю в город Милан. - сказал Игорь Чугунов. - Обязательно все передам. Если ты сегодня придешь к нам в офис и меня не застанешь, то свои вещи в любое время возьмешь у моей секретарши.
   Из своих вещей я взял с собой только маленький кейс с документами. Прямо от офиса Игоря Чугунова я поехал на Курский железнодорожный вокзал за билетами на поезд до города Душанбе. К моему удивлению в кассу среднеазиатского направления было совсем мало народу. Оказалось, что на душанбинский поезд продают билеты только гражданам Республики Таджикистан на предъявление паспорта с таджикской пропиской. Дежурный по вокзалу у кассы сказал, что вначале нужно обеспечить билетами граждан Республики Таджикистан. За час до отправления поезда будут проданы оставшиеся билеты всем в этом направлении.
  - Мне, пожалуйста! Одно место в мягком вагоне до города Душанбе. - сказал я, предъявляя свой паспорт.
   Кассир внимательно просмотрела оба моих паспорта, обычный гражданский и заграничный паспорт. Затем выдала мне билет в мягкий вагон в середине поезда. Я посмотрел на время отправления поезда, до которого было почти десять часов. За это время мне нужно взять из любого коммерческого банка наличными, одиннадцать тысяч американских долларов. По банковской кредитной карточке "Visa". У нас в Республике Таджикистан о таких банковских визитных карточках еще ничего не знают. Долларов там тоже нет.
   В городе Москва был единственный коммерческий банк, в который я мог свободно обратиться. Акционерный коммерческий "Автобанк". У меня даже пропуск был в "Автобанк" до 31.04.1992 года. Так что я мог на законном основании пользоваться всеми услугами акционерного коммерческого "Автобанка". Я ни стал откладывать время и тут же пешком отправился от станции метро "Курская" до станции метро "Белорусская". Дальше прошел на улицу Лесная, к новому зданию акционерного коммерческого "Автобанка".
  - Так ваш пропуск уже давно не действителен. - удивленно, сказала кассир в зале нового здания "Автобанка". - Как только мы переехали в новое здание "Автобанка". Так сразу аннулировали все пропуска.
  - Я могу со своей банковской кредитной карточкой "Visa" пойти в любой коммерческий банк. - предупредительно, сказал я. - Но после этого вы потеряете много международных клиентов. Вы подумайте над этим.
   Я предъявил кассиру свою визитную карточку с двумя должностями, генерального директора и президента международной компании. К этим документам предъявил дополнительно свои удостоверения от министерства строительства Республики Таджикистан и от с/п "Расма", которая являлась соучредителем самого акционерного коммерческого "Автобанка". Видимо, это убедительно подействовало на кассира "Автобанка". К полной убедительности кассир позвонила куда-то высшему начальству и побеседовала с ними.
  - Вы сколько хотите взять долларов по банковской кредитной карточке "Visa"? - спросила кассир банка.
  - Я хочу забрать все одиннадцать тысяч американских долларов. - ответил я. - Карточку оставлю открытой.
  - Мы должны связаться с хозяином банковского счета в Италии, чтобы получить разрешение на снятие этой суммы. - сказала кассир банка. - Кроме того, вы должны будете заплатить большую сумму налога за нашу работу.
  - Я в курсе этой операции. - согласился я. - Можете связаться через коммерческий банк в городе Милан, с хозяйкой банковского счета, госпожой Юдит Феррада. Она в курсе банковской операции на сумму указанную мной. У меня времени всего один час. Если вы не успеете уложиться в это время, то я буду вынужден обратиться в другой коммерческий банк города Москва. Думаю, что коммерческие банки мне не откажут.
   Кассир тут же стала связываться с коммерческим банком города Милан, по координатам указанным на банковской кредитной карточке "Visa". Я отошел в глубину зала и стал разглядывать интерьер нового здания акционерного коммерческого "Автобанка". Сразу было заметно, что когда есть много денег, то можно сделать красиво интерьер банка. Ни то, что интерьер коммерческого банка "Таджикбанкбизнес" в городе Душанбе. Вся внутренняя отделка этого зала "Автобанка" была выполнена в современном стиле модерн, которые я видел в разных европейских современных банках и в азиатских коммерческих банках Гонконга.
  - Александр Черевков! - услышал я, голос кассира. - Можете получить полностью свою сумму в одиннадцать тысяч американских долларов. Хозяйка счета, Юдит Феррада, взяла не себя все банковские расходы.
  - Вот видите, как все просто получаете. - сказал я, расписываясь в бланках за получение суммы в американских долларах. - Таким образом, вы сохранили честь своего банка и заметного зарубежного клиента.
   Сложил пачки стодолларовых купюр вначале в целлофановый пакет. Затем во второе отделение маленького кейса. Замкнул маленький кейс на кодовые цифры и на ключ. Теперь мог открыть этот маленький кейс с одиннадцатью тысячами американских долларов лишь у себя дома в квартире города Душанбе. Сейчас мне нужно было запастись продуктами на целых четыре дня поездки, чтобы не бегать со своими одиннадцатью тысячами американских долларов в вагонресторан. Вот и стал я заложник огромной суммы американских долларов.
   Прежде чем покупать что-то в дорогу, я поехал на метро от станции "Белорусская" до станции метро "Баррикадная". Там на спуск, в сторону Зоопарка с правой стороны улицы была небольшая пельменная. Видимо, что повариха этой пельменной когда-то была терской казачкой. Повариха в пельменной так прекрасно варила пельмени, что я часто приезжал туда из любого конца города Москва, чтобы там хорошо пообедать. Наверно, я был там единственный покупатель, который брал пельмени с бульоном. Поэтому мне в огромную чашку клали вначале по моему заказу сразу двадцать пять пельменей, которые затем заливали бульоном. Бульон для меня был всегда бесплатно. Пельменного супа наедался там до полного объедения.
   Вот и сейчас, я издали почувствовал, как из пельменной пахнет. Ароматным запахом мясного фарша с зеленью. На мою удачу в этот день было мало народу. Зоопарк был закрыт на реконструкцию. До обеденного перерыва было еще далеко. В час пик во время обеда тут не пробьешься. Из всех офисов сюда идут кушать. Так как здесь дешевле покушать, чем в ресторане и намного проще. Не нужно соблюдать никакого этикета. Можно кушать, как дома. Хоть вилкой, хоть ложкой. Со сметаной, с уксусом и с бульоном, как я.
  - Почему вы всегда заказываете пельмени с бульоном? - спросила меня, постоянная женщина на раздачи.
  - Меня так с детства в Старом хуторе приучили кушать. - откровенно, ответил я. - Причем, половину продуктов вы мне даете бесплатно. Почему бы не покушать на халяву. Ну, частично, это шутка. Если говорить полную правду, то пельмени с бульоном напоминают мне домашние галушки из теста. Лишь чеснока тут нет.
  - Такой продукт в Москве никто не знает. - грустно, сказала женщина на раздачи. - Меня тоже в детстве галушками кормили. Моя мама часто прямо на бульоне после пельменей варила отдельно галушки с перцем.
   Я ни стал спрашивать женщину на раздачи, с каких она краев. У меня не было времени на разговоры. К тому же народ сзади в очереди собирался. Подходило время обеденного перерыва. Некоторые женщины и мужчины приходили пораньше из соседних офисов, чтобы заранее взять пельмени на своих друзей и подруг. Вот сейчас после меня, заказывают пельмени по несколько порций сразу. Звонят своим сослуживцам по сотовым телефонам о том, что пельмени взяли. Поэтому вскоре почти пустой зал пельменной, заполняется. Многие посетители выходят из зала под навес за длинные стоки вдоль пельменной и за разные столики. Я тоже выхожу к столику ближе к пивной и заказываю одну кружку пива. Больше пива я не осилю сейчас.
   Закончив с обедом в пельменной, я направляюсь в ближайший гастроном за продуктами в дорогу. Надо взять такие продукты, которые легко открыть в дороге и можно пользоваться длительное время. Конечно, я мог бы поехать на ВДНХ и там в с/п "Расма" или в магазине "Ле Монти" купить продукты лучшего качества. Но мне почему-то не хочется сегодня на ВДНХ. Я не знаю в чем тут причина? Но после посещения мной резервации в обратном измерении жизни у меня пропало желание ходить на ВДНХ. Вероятно, это по той причине, что ВДНХ мне напоминает чем-то резервацию обратного измерения жизни. Здесь на ВДНХ люди как бы пытаются создать экономическую резервацию необходимого нам прогресса, чтобы как-то уберечь мир от гибели в самом развитии прогресса. Но я смотрю на ВДНХ (ВВЦ) как на резервацию для будущего поколения. Точнее сказать. На пришельцев, которые придет сюда, чтобы посмотреть, как до них жили люди.
   Я не заблуждаюсь в своих мыслях, когда говорю о другом поколении и о пришельцах, которые смотрят на наше прошлое совершенно другими глазами своего разума. Если кто сомневается в том, что пытаюсь объяснить свой взгляд с другой точки зрения, то пусть пойдут на ВДНХ и убедятся сами в том, о чем я повествую. С первых шагов на ВДНХ вы окунетесь в замкнутый мир прошлого неизвестного у нового поколения. Никто из нового поколения не сможет объяснить, какое первоначальное назначение имели все павильоны на ВДНХ. Никто из нового поколения ничего не знает о геральдиках на каждом павильоне на ВДНХ. Даже самый красивейший фонтан "Дружбы народов" на ВДНХ воспринимается новым поколением, как персонажи давно забытой сказки. Хотя совсем недавно буквально все в Советском Союзе знали каждую подробность о геральдиках на ВДНХ и о тех совершенно реальных героях, которые стоят вокруг фонтана "Дружбы народов". Поэтому, мне никак не хочется становиться живым экспонатом в резервации прошлого на ВДНХ.
  
   2.Дорога трупов.
   На часах было три часа дня, когда я приехал в офис к Игорю Чугунову. В офисе была только секретарша. Остальные служащие офиса находились, в разных уголках Италии и России, по вопросам своего бизнеса. Может быть, в данном случае, это было даже лучше для меня. Так как мне совершенно ни с кем не хотелось вести никакие беседы. Я давно исчерпал то время своей командировки, на которое сам рассчитывал. Поэтому мне нужно было спешить в себе домой в Республику Таджикистан, где моя семья в опасности.
  - Я хотел бы забрать свои вещи. - сказал я, секретарше, предъявляя свой паспорт. - Чемодан, куртку и кейс.
  - Пожалуйста, возьмите! - сказала секретарша. - Игорь Чугунов предупредил меня, что вы должны прийти.
   Прямо тут же в приемной у секретарши я положил свой маленький кейс с американскими долларами в чемодан. Прикрыл маленький кейс свитерами. Затем закрыл чемодан на ключ и на код с номерами. Одел на себя, теплую куртку. Распрощавшись с секретаршей и поблагодарив ее за оказанный мне прием в этом офисе, я взял свою ручную кладь и вышел на улицу. Несмотря на прохладную погоду в городе Москва, я в своей теплой куртке выглядел, как белый медведь в Африке. От меня прямо сразу стал валить пар. В таком состоянии легко было простудиться. Поэтому я сразу скинул с себя куртку и взял ее под руки, в которой был чемодан. В другой руке у меня был большой кейс и огромная авоська с продуктами в мою дальнюю поездку.
   С таким грузом в руках я едва дотащился до станции метро "Октябрьская". Расстояние, которое я проходил за двадцать минут без вещей, сейчас с этой поклажей преодолел больше чем за час. Хорошо, что ехать на метро мне нужно было по Кольцевой линии до станции метро "Курская", всего четыре остановки. Так что для меня самый тяжелый путь был пройти до электропоезда метро станции "Октябрьская" и затем из электропоезда метро станции "Курская" подняться наверх в зал ожидания Курского железнодорожного вокзала.
   Пройти через турникет в метро с такой поклажей для меня было практически не возможно. Оплатив вход в метро, я попросил дежурную пройти рядом с турникетом. Дальше боком я вошел на эскалатор. Балансируя, как канатоходец над пропастью, я едва удержался на эскалаторе. Самое опасное движение меня ждало внизу. Так как со своей ручной кладью я не мог повернуться лицом к выходу, то я стоял боком чемоданом и курткой вперед. Мне нужно было точно рассчитать, что бы удачно соскочить со ступеней эскалатора. Но так как я не видел пространства под ногами из-за чемодана и теплой куртки, то я мог рассчитывать только на свою интуицию и на чудо, которые меня подвели. Как только ступени эскалатора пропали под моими ногами, так меня сразу бросило вперед. Я не смог удержать свое равновесие и со всего маху шлепнулся на мраморный пол станции метро "Октябрьская". Хорошо, что теплая куртка смягчила мой удар об мрамор. Так что я ни столько ударился, сколько пролетел огромное расстояние от ступеней эскалатора по коридору. Под общий смех двое парней поставили меня на ноги. Я поблагодарил их за помощь и отправился к поезду.
   С трудом, втиснувшись в электропоезд метро я ни стал отходить далеко от дверей, так как мог прозевать свой выход и проехать чуть дальше, чего мне никак не хотелось делать. У меня и так времени было совсем в обрез. Пока я доеду до станции метро "Курская". Пока я поднимусь наверх в зал ожидания на железнодорожный вокзал станции "Курская". Пройдет не меньше часа времени. Там и на посадку в поезд останется чуть больше часа. За это время надо хоть немного передохнуть и определить на какой платформе будет посадка на поезд до станции города Душанбе. На все должен быть точный расчет, чтобы нигде не опоздать.
   Едва я услышал в репродукторе электропоезда метро, что следующая станция метро "Курская", я тут же выдвинулся к двери. Как только дверь вагона открылась, так меня сразу подхватила толпа и потащила к эскалатору. Опасаясь промазать перед ступенями эскалатора, я стал быстро перебирать ногами и точно угадал, становясь на ступени эскалатора. Осталось только удачно сойти со ступеней. Имея уже предыдущий опыт, я стал чемоданом и курткой к выходу. Но сход наверх со ступеней ни так опасен, как вниз. К тому же я удачно сошел со ступеней и спокойно пошел в сторону выхода к залу ожидания Курского вокзала.
   Зал ожидания на Курском вокзале был буквально напичкан людьми, желающими покинуть город Москва. Можно было подумать, что где-то рядом со столицей России проходит линия фронта. Люди пытаются через железную дорогу сбежать подальше от военных действий. Приглядевшись внимательно к лицам и одежде людей, я понял, что люди бегут не от опасности в городе Москва, а как раз наоборот хотят попасть туда, где их ждет опасность. Подавляющее большинство отъезжающих были граждане республик Средней Азии. В основном таджики. Выходит, что никто из них не мог вылететь из города Москва. По той причине, что в Республике Таджикистан аэропорты не работают. Аэродромы военные, тоже не могут принять гражданские самолеты. Вот отсюда скопилось столько много людей на Курском вокзале в направлении поездов в сторону Средней Азии. Хорошо, что я успел приобрести себе билет на этот поезд. Иначе бы не попал к себе домой.
   Как только репродуктор в зале ожидания Курского вокзала объявил посадку на скорый пассажирский поезд "Москва-Душанбе", то мне не нужно было самому искать платформу и линию, где стоит поезд нужного мне направления. Я просто определил свое направление. По национальным одеждам мужчин и женщин из Республики Таджикистан. Пристроился к группе своих земляков и быстро пришел к своему поезду и вагону. Вместе со мной в купе поселилась старушка со своим внуком и пожилой узбек из Каракалпакии. Я занял свою нижнюю полку указанной в номере билета. Чтобы больше не лазить в багажный ящик под своей полкой, я положил в багажный ящик свой чемодан с маленьким кейсом внутри. Рядом поставил большой кейс. Все это накрыл своей теплой курткой. Затем опустил полку. Продукты в авоське поставил на пол у столика.
  - Раз мы едем вместе, то давайте будем знакомиться. - предложил узбек. - Меня зовут Мурат. Я из Нукуса.
  - Меня зовут Рина. Моего внука Коля. - назвала женщина себя и внука. - Мы оба живем в городе Ургенч.
  - Меня зовут Александр. - назвал себя я. - Вы почти земляки между собой. Лишь я один из города Душанбе.
  - Да! Тебе не повезло. - печально, сказал Мурат. - Ехать на поезде четыре дня. К тому же там идет гражданская война.
  - У нас война, фактически, идет пять лет. - грустно, сказал я. - Мы даже привыкли к ней. Когда сильно стреляют, то мы прячемся в своих домашних убежищах. Когда мало стреляют, то мы передвигаемся по городу с белым флагом, чтобы как-то приобрести продукты для своей семьи. Чаще стреляют в нашем микрорайоне "Зеравшан". Точнее, это над нашим микрорайоном стреляют из орудий системы "Град" по городу.
  - Это очень плохая привычка. - сказала Рина. - Я была совсем маленькой, когда немцы стали бомбить наш маленький городок Угра в Смоленской области. Мы эвакуировались сюда в город Ургенч, который был созвучен нашему городку Угра. С того времени прошло пятьдесят лет. Но я до сих пор по ночам вздрагиваю от каждого звука. Мне все кажется, что наш дом бомбят. У меня внуки есть, но я подетски помню войну.
  - Мы рады были бы уехать из Республики Таджикистан. - как бы оправдываясь, сказал я. - Но всюду мы чужие иностранцы. Нас нигде не хотят принимать. Да и жизнь в России намного хуже, чем в Таджикистане.
   Попутчики так разговорились, что даже не заметили, как скорый пассажирский поезд "Москва-Душанбе" отправился от перрона Курского вокзала города Москва. Видимо, что все попутчики сильно устали от города Москва, поэтому вскоре, как только скорый поезд выехал за пределы города Москва, то мы стали готовиться ко сну. Никто даже ужинать не захотел. Да какой там ужин, когда уже поздний час. Надо хорошо выспаться.
   Проснулся я, когда скорый поезд мчался где-то по Астраханской области. Мурат и Рина хлопотали за столиком. Приготавливая общий стол к завтраку. Я пошел, умыл свое лицо и почистил зубы. Бриться в поезде не решился. У меня после драки в городе Милан еще не все до конца засохло. Поэтому я опасался, что при сильной раскачки поезда могу поранить себе лицо. Приеду домой обросший. Как после путешествия в горы.
  - Александр! Садись за стол завтракать. - пригласила Рина. - Тебе в дальней дороге надо хорошо кушать.
  - Я об этом подумал в столице России. - сказал я, доставая из своей авоськи продукты. - Запасся на долго.
   Когда мы коллективно приготавливали на стол свой завтрак, в это время уже проснулся Коля, внук Рины. Они оба пошли в умывальник приводить себя в порядок перед коллективным завтраком попутчиков. Пока внук и бабушка ходили умываться, в это время бригадир поезда в репродукторе объявил прямо таки фронтовые известия, что за прошедшую ночь в поезде было три изнасилования, девять грабежей и два ножевых ранения. Бригадир поезда предупреждал всех пассажиров, чтобы никто не пускал к себе в купе попутчиков без участия проводников. Каждый "заяц" в купе будет привлечен к ответственности вместе с пассажиром впустившим "зайца" к себе в купе. Безопасность пассажиров поезда находится в руках самих пассажиров.
  - Представляю! Какие ужасные сведения услышу до приезда в город Душанбе. - воскликнул я, от удивления.
  - Всю дорогу надо сидеть под замком в купе. - сказал Мурат. - Даже в туалет часто ходить, очень, опасно.
   Как только мы пришла Рина со своим внуком, так мы стали сразу угощать друг друга своими блюдами, которые отличались друг от друга только по тому, что были куплены в разных магазинах. В основном это были консервы, колбасы, московские булочки и разные напитки. У меня еще было баночное пиво, но я ни стал его доставать. Так как узбеки и русские женщины из Узбекистана пиво не пьют. Детям школьного возраста тоже пиво пить нельзя. Одному мне тоже как-то неудобно пиво пить. Так что буду пить то же что все.
   Пока мы завтракали, Астраханская область закончилась. Наш поезд углубился в солончаки Прикаспийской низменности Казахстана. Тут я вспомнил, что однажды ездил на поезде из города Москва до города Душанбе. Но тогда я отчетливо запомнил, что поезд шел через Оренбургскую область. Почему-то сейчас поезд прошел астраханскую область? Я задал этот вопрос своим попутчикам. Они стали подшучивать надо мной, что я сел ни на тот поезд. Из города Москва в город Душанбе ходят два поезда. Один поезд идет через города Саратов, Оренбург, Чимкент, Ташкент. Дальше города Самарканд, Карши, Термез, Душанбе. Другой поезд идет через города Волгоград, Астрахань, Гурьев, Ургенч. Дальше города Чарджоу, Бухара, Карши, Термез, Душанбе. По времени поезда идут почти одинаково. Разница лишь в том, что первый маршрут поезда идет в основном по густонаселенному Казахстану. Другой маршрут поезда, по которому мы едем, почти безлюдная часть Казахстана и Каракалпакии. Здесь скорее можно встретить диких животных, чем людей.
  - Тут и скелетов всюду полно. - добавил Коля, внук Рины. - Мы когда ехали с бабушкой в гости к родственникам, то я постоянно смотрел в окно и всюду видел очень много разных скелетов. Даже скелеты людей были.
  - Опять ты фантазируешь. - сердито, сказала Рина, своему внуку. - Люди могут о тебе подумать не хорошо.
  - Ничего он не фантазирует. - заступился Мурат, за пацана. - На этой линии железной дороги можно встретить много скелетов диких и домашних животных, а также людей. В народе участок железной дороги по голодным степям Казахстана и Каракалпакии называют "Дорогой трупов". Дикие и домашние животные здесь чаще погибают от рук людей. Животные приходят кормиться к железной дороге тем, что выбрасывают люди из вагонов. В поездах пассажирских и чаще в товарных бывает, что люди едут с оружием. Стреляют в животных из-за спортивного интереса. Если есть рядом хищники, то они съедают убитых животных. Если нет хищников вблизи железной дороги, то убитых животных съедают орлы-стервятники. Иногда бывает, что никто этих убитых животных ни ест. Тогда животных съедают насекомые и оставляют от животных одни скелеты. Что касается человеческих трупов. То это часто происходит ночью. Человека грабят и убивают, а после выкидывают из поезда. В этом месте поезда никогда не останавливаются. Если даже увидят убитого человека. Люди боятся этих мест. Всякие дурные слухи ходят про эти места. Поэтому с ранеными и убитыми людьми в этих местах происходит, то же самое, что с погибшими и ранеными животными. Гиблое тут место.
   После рассказа Мурата, мы с Колей стали внимательно всматриваться в бесконечные голодные степи Казахстана. Нам действительно стали попадаться на глаза скелеты животных. Иногда попадались скелеты птиц и даже огромных рыб. Мурат сказал, что когда-то в этих местах было много соленых озер наполненных разными рыбами. Даже осетровые попадались. Но со временем озера все высохли. Поэтому часто в этих местах можно встретить скелеты разных рыб. Даже окаменевшие скелеты древних ящеров здесь встречают.
  - Когда-то возле соленых озер жило много бомжей и преступников всех мастей, которые бежали сюда от наказаний. - стал рассказывать Мурат. - У них здесь была даже своя "республика", которая не подчинялась никакой власти. Люди здесь кормились тем, что пошлет природа. Природа посылала бомжам и преступникам, много рыбы, животных и птиц. Так как ни все озера были солеными, то бомжи и преступники селились вокруг пресных озер. Дальше этих мест преступники и бомжи не ходили. Если кто-то из этой "республики" ходил к обычным людям на "дело", то его либо забивали насмерть, либо изгоняли от себя. Местные власти знали о существовании "республики", но так как от нее никакого вреда не было, то милиция сюда не приезжала. Бывали, конечно, рейды. Но жители этой "республики" всегда уходили туда, где современная техника не проходила. Поэтому тоже их никто не беспокоил. Может быть, что так бы было всегда. Но неожиданно в этих местах стало резкое потепление и в течении двадцати лет почти все озера высохли. Так как это произошло ни сразу, а постепенно, то постепенно, вместе с озерами и диким животным миром погибла эта "республика" вместе с ее гражданами. Их никто не хоронил. Поэтому охотники, иногда, в этих местах встречают целые группы человеческих скелетов. Скелеты никто и никогда, не собирает и не хоронит.
   Мы долго слушали Мурата и разглядывали те места, где когда-то была "республика" бомжей и преступников. Когда поезд медленно шел в одном месте, как бы в память о погибших людях в этих местах, мы с Колей действительно увидели скелеты и просто кости людей. Внук тут же привлек к окну свою бабушку. Убедившись в том, что внук не врет, Рина замкнула двери нашего купе и с этого момента нас выпускала в туалет только парами. Когда в ночь бригадир поезда передал по радио о совершенных за сутки преступлениях, то Рина уже больше нас никуда не выпускала. Зашторила плотно окно купе всеми имеющимися на окне занавесками и оставила на ночь гореть слабый свет, чтобы мы все могли видеть того, кто может проникнуть в наше купе с любой стороны. Мы так и легли спать в купе с мыслями о возможном нападении.
   Когда я утром проснулся, то в купе никого не было. Я открыл все шторки на окне и выключил свет ламп. На столе лежали продукты, которые мы выставили вечером на ужин, но съели совсем мало. Толи от того, что жевали весь день по не многу, толи от страха услышанного рассказа от Мурата и от увиденных человеческих скелетов у нас не было аппетита. Я вначале подумал, что мои попутчики втроем пошли в туалет. Но постели все были убраны. В багажных ящиках вещей не было. Я проверил входную дверь, которая была закрыта на замок. Меня сразу охватила жуткая мысль, что, возможно, я был в другом измерении жизни. В это время пришли грабители. Забрали все из нашего купе, а моих попутчиков просто выбросили в окно. После всего оставили все на своем месте, словно мои попутчики вышли на своей станции. В то время, как я вышел в туалет. Когда я вернулся обратно в свое купе, то сразу не заметил никакой пропажи в своем купе.
   Я встал со своего места и поднял полку. Все мои вещи лежали на месте. Никто и ничего не воровал. Просто мои попутчики ни стали меня беспокоить, когда выходили на своих станциях. Проводника попросили, чтобы он меня замкнул с наружи. Ведь без ключа проводника никто не может проникнуть в мое купе. В то время, как я сам могу себя открыть снаружи. Вот только в туалет мне теперь долго не придется выходить. Как только я выйду в туалет, так тут же кто-нибудь может зайти и украсть у меня все мои вещи. Тут еще поезд остановился на какой-то станции. Домов почти никаких не видно. Какой-то кишлак туркменский.
  - Шеф! Пусти нас в свой вагон. - кричат парни с кишлака, нашему проводнику. - До Чарджоу надо доехать.
  - Не могу вас пустить. - говорит проводник. - У меня не плацкарт, а мягкий вагон. Рядом спросите в вагоне.
  - Нам не нужно твое купе мягкого вагона. - настаивают парни из кишлака. - Мы в тамбуре можем постоять.
  - Вы, что, совсем безмозглые ослы! - кричит проводник из отъезжающего поезда. - Нельзя вам в мой вагон!
  - Это ты осел безмозглый! - кричат парни в след отъезжающему поезду. - Приедешь к детям своим трупом!
   Проводник нашего вагона и парни с кишлака поливают друг друга матом. Тем временем поезд набирает скорость. Проводник захлопывает двери в тамбуре и все стихает. За окном моего купе бескрайние пески вперемешку со степями покрытыми солончаком и редкой бедной растительностью. Можно подумать, что Бог забыл на земле это место и ничего живого не оставил. Просто удивительно, как в этих местах живут люди и животные. Тут нет ни воды, ни какой растительности и воздух такой, что даже трудно дышать людям. Сейчас только вторая половина апреля месяца, а духота такая, что можно подумать на улице август месяц.
   Мне так приспичило в туалет, что я решил пойти попросить проводника, чтобы он посмотрел за моим купе. По тому, как проводник не пустил в свой вагон посторонних пассажиров, то можно сделать вывод, что этот проводник очень дорожит своим рабочим местом. Такому проводнику можно доверить свои вещи. Ни думаю, чтобы он шарил в моих вещах, пока я буду в сортире. Можно даже ему сказать, чтобы он замкнул мое купе на время посещения туалета. Как только выйду я из туалета, то тут же скажу ему, чтобы открыл купе.
   Я осторожно отомкнул изнутри свое купе. Посмотрел внимательно, как лежит мой матрас на полке. Сдлал контрольную складку на постели, чтобы можно было сразу обратить внимание. Если кто будет лазить в моих вещах. Затем вышел из своего купе и направился в сторону купе проводника. Когда я подошел к двери купе проводника, то увидел ужасную картину. Проводник сидел на своем месте с распоротым животом. Держал в своих руках внутренности, которые вывалились из сильно распоротого живота на всю его длину.
  - У меня дома в кишлаке остались девять маленьких детей. - жалобно, сказал проводник, и, рухнул на пол.
   Какое-то мгновение я вообще не мог сообразить, что мне надо делать. Бежать в свое купе и не выходить оттуда до самого города Душанбе или позвать кого-то на помощь? После того, как пассажиры поезда наслушались криминальных новостей по этому поезду, так ни один человек не выйдет из своего купе до последней минуты перед выходом из поезда. Но все равно мне нужно что-то делать. Нельзя так оставлять. Я побежал в соседний вагон. Но двери между вагонами были закрыты на замок. Тогда я побежал в другую сторону нашего вагона. Однако, там было тоже самое, двери между вагонами закрыты. Я стал орать по дикому, что в седьмом вагоне убили проводника. Но никто меня не слышал. Можно было подумать, что весь поезд вымер. Тогда я вернулся обратно, чтобы как-то из купе проводника сообщить о его гибели. Я посмотрел на рацию, по которой говорят между вагонами. Провода рации весели оборванные. Ключей от вагона не видно. Оставался лишь один выход. Остановить поезд. До следующей станции неизвестно сколько ехать.
   Я прошел в тамбур и медленно стал опускать стоп-кран. Я боялся опустить стоп-кран, чтобы на большой скорости поезд не сошел с рельсов. Не смотря на то, что я до отказа опустил стоп-кран. Поезд все продолжал ехать на большой скорости, визжа своими буксами. Пока наконец-то машинисты поезда не догадались остановить поезд. Так как видимо приборы давления воздуха уже начали зашкаливать до предела. Как только поезд стал останавливаться, то я побежал в свое купе и там с трудом опустил стекло на окне купе.
  - Проводника в седьмом вагоне зарезали! - стал кричать я, что было мочи. - В седьмом вагоне проводника зарезали! Не могу открыть двери тамбура! Помогите! Человека в седьмом вагоне зарезали! Откройте дверь!
  - Хватит орать! - услышал я, голос сзади. - Спустись вниз. Расскажи, что сейчас произошло в вашем вагоне?
   Я повернулся на голос. Передо мной стоял капитан милиции и два сержанта милиции. Видимо, со мной было что-то неладное после увиденного в купе проводника нашего. Я никак не мог прийти в себя. Просто смотрел на присутствующих обезумевшими глазами и никак не мог сообразить, что от меня хотят эти люди. Капитан милиции налил из бутылки минеральной воды в стакан и протянул мне в руки. Я жадно стал пить.
  - Пожалуйста, расскажи мне, что произошла в вашем вагоне? - спокойно, спросил меня, капитан милиции.
  - Я когда проснулся, то решил пойти в туалет. - приходя в себя, стал я рассказывать, капитану милиции. - Когда я стал проходить мимо купе проводника, то увидел, как он сидит на своем месте и держит в руках свои внутренности, которые вылезли из распоротого живота. Проводник сказал мне, что у него дома осталось девять маленьких детей. Тут же упал на пол. Я попытался открыть двери между вагонами. Но двери были с обеих сторон закрыты на ключ. Тогда я осторожно сорвал стоп-кран и стал в окно звать на помощь.
  - Ты видел кого-нибудь в коридоре или в тамбуре, когда шел в туалет? - опять спросил, капитан милиции.
  - Я просто вышел из своего купе. Шел в сторону нашего туалета. - повторно, объяснил я, капитану милиции.
  - С тобой в купе кто-нибудь был или ты с самого начала ехал один в купе? - спросил капитан милиции.
  - Со мной из Москвы ехали еще три человека. - стал, отвечать я. - Один узбек по имени Мурат из города Нукус. Потом еще была русская женщина по имени Рина и ее семилетний внук по имени Коля. Женщина и ее внук были из города Ургенч. Все трое пассажиров вышли, когда я спал. Я проснулся в полном одиночестве.
  - Вы вчера за ужином много выпили водки, вина или коньяка? - опять стал допытываться, капитан милиции.
  - Кроме того, что вы мне налили из этой бутылки, больше ничего я не пил. - ответил я, капитану милиции.
   Капитан милиции еще долго допрашивал меня на разные вопросы, пытаясь со мной раскрутить тему убийства проводниками нашего вагона. Но я осторожен был в своих словах и следил за вопросами со стороны капитана милиции. Убедившись, что на меня никак нельзя повесить причастность к убийству проводника вагона, тогда капитан милиции потребовал от меня документы. Хорошо, что свой командировочный лист, а также оба паспорта, удостоверения и визитные карточки были у меня в пиджаке костюма. Не было необходимости открывать чемодан и оба кейса. Иначе бы неизвестно чем закончился мой допрос, когда капитан милиции увидел бы в маленьком кейсе одиннадцать тысяч американских долларов. При такой сумме американских долларов у любого мента могла поехать "крыша". Тем более, что он всячески мог инсценировать мой побег или сопротивление. После чего, мент мог меня просто убить, а маленький кейс с американскими долларами присвоить себе. Ведь никто не знал о существовании моего кейса с долларами.
  - Пожалуйста, распишитесь в протоколе. - закончив рассматривать мои документы, сказал капитан милиции, показывая на протокол, который писал сержант во время моего допроса. - Извините за беспокойство!
  "Наверно, это мои документы на ментов подействовали?" - подумал я, подписывая протокол допроса. - "Видимо "раис" для азиатов звучит больше чем "человек". Иначе пристрелили бы, как бешеную собаку.".
   Как только милиционеры ушли в купе бригадира поезда в соседний вагон, то я решил воспользоваться моментом, что сейчас никто не посмеет ходить по вагонам и заглядывать в купе. Единственный случай, когда можно сходить в туалет без риска потерять свои вещи и тем более одиннадцати тысяч американских долларов. До города Душанбе осталось ехать чуть больше суток. В этот вагон, наверно, никто не сядет. Трагическая весть всегда быстрее поезда. Вероятно, знают об убийстве проводника на всех станциях.
   Убийство проводника сильно подействовали на меня. Я даже забыл о завтраке, обеде и ужине. Замкнул свое купе. Лег спать на голодный желудок. Возможно, что так бы проспал до самого города Душанбе. Но голод ни тетка, в покое не оставит никого. Проснулся я утром четвертого дня пути возле станции Карши. Желудок требует пищи. Голова кружится от голода. В это время кто-то стучит в дверь моего купе. Совершенно забыв о бдительности и о собственной безопасности, я открываю дверь в купе. На пороге две девушки в национальных одеждах. По лицу и по национальной одежде видно, что одна узбечка, а другая таджичка. Девушки ровесницы, лет по двадцать. Я приглашаю их пройти в купе и показываю на свободное место.
  - Вы располагайтесь! Я пойду, умоюсь. - сказал я, девушка. - Целые сутки спал. Ни умывался и ни ел ничего.
   Как только девушки уселись напротив моей полки. Я убедился в том, что мои вещи под надежной охраной. Я взял полотенце, мыло и зубную пасту. Пошел приводить в порядок свое обросшее щетиной лицо. За четыре дня пути я так и не рискнул побриться. Теперь уже точно буду бриться у себя дома в городе Душанбе. Сейчас достаточно того, что умоюсь и почищу зубу. Хорошо, что девушки пришли в мое купе. Так мне ни скучно будет. Надо постепенно прийти в себя после убийства проводника. Не нужно в себе хранить страх.
  - Я вас знаю! - сказала мне, девушка в таджикской национальной одежде. - Вы у моего папы, профессора Рахимова, государственные экзамены сдавали в университете в девяностом году. Я в это время экзамены сдавала на биологический факультет в этом же здании университета. Меня зовут Гюльнара Рахимова. Это моя подружка Малика Бободжанова. Она таджичка из Узбекистана. Я узбечка из Таджикистана. Правда интересно получается? Мы вместе два года учимся на биологическом факультете в таджикском университете.
   Гюльнара Рахимова тарахтела постоянно без умолку. В то время как Малика Бободжанова молчала и только улыбалась на шутки подружки. Мне, конечно, было приятно слушать голоса таких милых девчушек, которые были ровесницами моей умершей дочери Анжелики. Вот так бы и моя дочь могла учиться в этом университете. Жалко, что мы ее потеряли. Ведь она тогда только начинала лепетать свои первые слова.
   Трескотней девушки я не мог быть сытый. Поэтому я достал из своей сумки-авоськи все свои продукты и положил на столик у окна к тем продуктам, которые мне оставили мои попутчики из города Москва. На столике продуктов и напитков было так много, что их хватило бы сразу на два купе. Одних только банок пива было восемнадцать штук. Совсем не тронутая упаковка. Я предложил девушкам покушать и выпить. От пива они конечно отказались. Но заморские сладости и разные напитки в бутылках пришлись им по душе.
  - К вам можно присоединиться? - спросили парни, заглядывая в наше купе. - Нам надо до Душанбе доехать.
  - Проходите! Пожалуйста! Места всем хватит. - сказал я, парням, показывая на свободное место рядом с собой. - Угощайтесь на здоровье. Мой стол - ваш стол. Я всегда рад гостям. Можете пить пиво и кушать.
   Я думал, что парней всего двое, но их оказалось шесть человек. Выгонять было бесполезно, раз уже пригласил. Выгнать как-то не прилично и перед самым домом нарываться на драку никак не хотелось. Несмотря на гражданскую войну в Республике Таджикистан, среди таджиков у меня врагов не было. Даже все наоборот. Большая часть моих друзей были таджики и узбеки, которые всячески помогали мне в бизнесе и просто в жизни в Республике Таджикистан. Мы были, как единая семья между собой, поддерживая друг друга в трудную минуту. Поэтому в мои планы никак не входило ссориться с местным населением. Мне здесь еще жить неизвестно сколько времени. Не хотелось бы мне подставлять семью и свой бизнес под удар. В то время, как я с парнями нашел общий язык, мы разговаривали как равные между собой. В это самое время девушки сразу встретили в штыки парней. Особенно, узбечка из Таджикистана, Гюльнара Рахимова, дочь профессора Рахимова. Гюльнара Рахимова, видимо избалованная родителями единственная дочь, стала хамить парням и обзывать их пакостными словами, которые били никак не уместны в данном случае.
   Мне неизвестно было, кто эти парни. Да и незачем было знать. Парни пришли в мое купе с моего разрешения и вели себя вполне культурно. Не было никакого повода оскорблять их и тем более, неприлично было девушки-студентки, дочери профессора университета, материться на русском, таджикском и узбекском языках. Нам надо было всего лишь доехать до города Душанбе. Дальше каждый из нас расходился домой. Я пытался успокоить Гюльнару Рахимову, чтобы она спокойно доехала до своего дома. Даже ее подружка, Малика Бободжанова, таджичка из Узбекистана, предчувствуя беду, стала уговаривать свою подружку успокоиться. Видимо Гюльнары Рахомовой все сходило дома. Так она распоясалась до полного беспредела.
  - Когда мы приедем в город Душанбе, то мой папа вас за трахает. - кричала, Гюльнара Рахимова, на парней.
  - До твоего папы еще надо доехать. - разозлился один из парней, хватая Гюльнару Рахимову за волосы. - Пока твой папа появиться, чтобы нас трахать, мы тебя с твоей подружкой на ближней станции за трахаем.
  - Парни! Девушки! Зачем вам сориться. Ведь мы домой едем. - попытался я, успокоить парней и девушек.
  - Раис! Я тебя очень уважаю за гостеприимство. Хочу, чтобы ты благополучно доехал домой. - сказал мне, парень в кожаной куртке, показывая на пистолет в кобуре под курткой. - Так что сиди на месте. Сам видел, что эта молодая сучка первая начала меня оскорблять. Видит, Аллах, что я не хотел землячку обижать.
   Парни схватили обеих девушек за волосы и потащили на вход из вагона. В это время поезд остановился на маленькой станции "Шурчи". Видимо узбеки-проводники не пожелали дальше ехать. До границы к Республики Таджикистан оставалось совсем немного. Всего одна станция "Денау" густо заселенная этническими таджиками, корейцами и русскими. В городке Шурчи было больше узбеков. Вот поэтому здесь остановился поезд. Так как дальше могли быть военные действия. Никто не хотел воевать в мирное время.
   Как только поезд остановился на станции "Шурчи", парни вытащили этих девушек на перрон, который был обнесен штакетником высотой не больше метра и шириной между рейками сантиметров по двадцать. Парни засунули шеи девушек между штакетником. Задрали девушкам платья до плеч. Сняли с них ниже колена национальные штаны и трусики. По одному парни держали девушкам головы за штакетником. Два других насиловали девушек. Пятый парень держал под прицелом пистолета рядом стоящего милиционера, который повернулся в другую сторону и стоял так до отъезда поезда. Шестой парень сорвал стоп-кран и стоял в тамбуре. Парни насиловали девушек, сменяя друг друга. Видимо обе девушки были девственницами. Так как у обеих девушек из промежности по ногам текла кровь. Малика Бободжанова была без чувств. Это было видно по тому, что она не кричала и не упиралась в землю. Насильники по очереди поддерживали ее за бедра. В то время как Гюльнара Рахимова кричала и дергалась, пытаясь вырваться и сломать штакетник. Но забор штакетника был крепкий. Насильники сильно удерживали головы своих жертв в заборе.
   Когда каждый из насильников совершил свой половой акт, то один из насильников вытащил свой нож и разрезал на девушках всю одежду, сбросив с них обрывки белья. В это время поезд уже начинал трогаться с места. Насильники заскочили в вагоны. Девушки остались висеть без чувств на штакетнике обнаженные, с испачканными ногами и задницами от девственной крови. За время их насилия никто не произнес не звука.
   Как только поезд стал набирать скорость, то из вокзала маленькой станции "Шурчи" выбежали мужчины и женщины в сторону изнасилованных девушек. Их сразу стали приводить в чувства. Поезд быстро скрылся с места преступления вместе с насильниками. Я закрыл плотно на внутренний замок дверь своего купе и решил больше не открывать ни кому до самого города Душанбе. Хватит с меня того, что произошло рядом со мной за четверо суток езды в поезде дорогой трупов. Как сообщал по радио бригадир поезда, что за четверо суток в поезде произошло три убийства, резня, семь изнасилований, включая изнасилование на перроне станции "Шурчи", а также тридцать пять грабежей разной степени и величины. В заключении бригадир поезда сказал по радио пассажирам, чтобы никто не открывал двери купе до конечной станции "Душанбе".
   До станции "Денау" поезд так и не доехал благополучно. Перед самым городом кто-то сорвал стоп-кран. Когда поезд сделал вынужденную остановку. Из соседнего вагона послышались крики женщины о помощи. В густых сумеркам пасмурной погоды вечера кто-то выпрыгнул из вагона и побежал в сторону городка. Следом побежали несколько человек. Видимо, это были те насильники или другие бандиты из поезда. Они быстро скрылись в темноте за домами. В это время скорый поезд медленно отправился к станции "Денау".
   Видимо в городе Денау и на одноименной станции уже все знали о происшедшем. Толпы людей и милиция стояли на перроне небольшой станции "Денау". Но никто в поезд не вошел. Наверно все ждали с этого поезда своих земляков. Поэтому поезд не задержался надолго. Буквально через пару минут поезд отправился дальше. На пути поезда до города Душанбе оставалось только две станции "Турсунзаде" и "Гиссар". Обе станции находились на территории Республики Таджикистан. Вполне вероятно, что все пассажиры и бригада проводников находили если не в шоке от происшедшего за четыре дня поездки дорогой трупов, то в полном страхе неведения за большую часть преступлений совершенных за время поездки в поезде. Даже того, что видели пассажиры во время изнасилования девушек на перроне станции "Шурчи" было вполне достаточно, чтобы люди находились в страхе и в шоке в поезде до конечной станции в городе Душанбе.
   Несмотря на то, что поезд был фактически на своей территории Республики Таджикистан, на станциях "Турсунзаде" и "Гиссар", поезд также встретили настороженно толпой. Из поезда вышли всего два-три человека на каждой из последних двух станций перед городом Душанбе. Дальше, скорый поезд "Москва-Душанбе", с опозданием на несколько часов, двигался медленно. Словно чего-то боялся на конечной станции "Душанбе". Конечно, бояться было чего. Ведь столько опасностей раньше люди, возможно, не видели.
   Когда пассажирский скорый поезд "Москва-Душанбе" уже двигался по станции "Душанбе". То я увидел на перроне такое огромное скопление ожидающих гражданских, милиции, солдат и представителей прессы. Я подумал, что сейчас эта громада людей рванет по вагонам и растопчет выживших пассажиров этого поезда. Не желая быть разодранным в клочья, я взял свою ручную кладь и стал осторожно продвигаться к выходу между попутчиками по вагону. Никого из этих попутчиков я ни разу не видел за все четыре дня следования в этом поезде. До такой степени люди были перепуганы, что никто не посмел общаться друг с другом.
   Проходя мимо нового проводника нашего вагона, я взял у него свой билет за проезд в этом вагоне. Набрав кислород в легкие, шагнул в толпу людей на перроне станции "Душанбе". Хорошо, что я не был в среде первых пассажиров, которые вышли на перрон. Поэтому никто из встречающих не уделил мне особого внимание. Кто-то, что-то спрашивал меня. Я претворился невменяемым. Как серая мышь скользнул в сторону привокзальной площади и растворился в городской массе людей. У меня была только одна мысль. Как можно быстрее добраться до своего дома и встретиться со своей семьей, которую не видел больше месяца. Надеюсь, что с ними ничего не произошло за мое отсутствие, затянувшееся на такое количество дней.
   Пока я ехал на городском транспорте в сторону своего микрорайона, то старался внимательно посмотреть как на сам город Душанбе, так и на лица горожан, чтобы определить, что случилось за прошедшую неделю. Но ничто не вызывало у меня тревогу, за горожан и за семью, которые остались без моего внимания, на протяжении целого месяца. Все было спокойно. В городском транспорте были обычные бытовые разговоры. По городу не было никаких повреждений. Единственное, что мне бросилось на слух, так это беспокойство о здоровье Набиева Рахмона, президента Республики Таджикистан. Горожане сожалели о болезни президента. Однако, из этого ни надо делать какие-то критические выводы. Мы все живые люди и можем болеть.
  - Папа! Как мы устали тебя ждать. - тяжело вздыхая, сказала дочь Виктория, когда я вошел в дом. - Каждую неделю ждали домой, а тебя все нет и нет. Во всем мире самолеты падают, поезда идут под откос, корабли тонут, машины взрываются, людей убивают. Мы за тебя все переживаем. Когда ты перестанешь мотаться?
  - Вика! Ты столько наговорила, что я скоро из дома не буду выходить. - целуя дочь, сказал я. - Кто тогда из вас будет кормить всю нашу семью? На мамину зарплату нельзя прокормить. На твоего старшего брата тоже нет никакой надежды. Как Артур работает, так его из любой организации уже давно бы выгнали. Прикрывается тем, что работает у своего папы. Ты и Эдик, учитесь в школе. С вас нет никакого спроса. так что приходится твоему папы мотаться по всему белому свету в поисках работы для своего огромного предприятия.
  - Папа! У тебя столько много заместителей. - не унималась Виктория. - Пускай они мотаются по всему свету.
  - Я бы с удовольствием своих замов отправил за границу. - стал объяснять я, дочери, рабочую ситуацию. - Они, мало того, что ничего не понимают в бизнесе, я уже проверял это, они еще сбегут за границу от меня. Сейчас почти каждый мой рабочий и служащий мечтает сбежать за границу, а я им еще паспорта сделаю.
  - Тогда брось бизнес. Пойди работать учителем. - настаивала на своем Виктория. - Тебя возьмут учителем.
  - Мне и директором школы предлагали работать. - сказал я, Виктории. - Но только у меня простой рабочий получает больше чем директор школы. Поэтому, у меня нет никакого желания работать в школе учителем.
  - Вы опять свои проблемы разбираете? - сказала Людмила. - Отец целый месяц был в командировке, а ты опять к нему со своими вопросами. Дай отцу хоть немного отдохнуть. Успеете наговориться друг с другом.
  
   3.Новые проблемы.
   В первый же день своего приезда из командировки я решил сообщить страшную об изнасиловании девушек кому-нибудь из высшего эшелона власти, кто мог бы, не раскрывая меня наказать виновных в насилии. Конечно, я мог бы сказать об этом Юрию Поносову, если бы мы с ним не поругались. Но сейчас такой разговор был бы неуместен. Пойти к Хафизову Анвару, генералу МВД, так он будет это раскручивать до суда с моими свидетельскими показаниями. Обратиться к Гиясову Морису в КГБ, тоже подставлять однокурсника.
   Пожалуй, лучше схожу в министерство спорта и культуры к Зебинисо Рустамовой. Она толковая женщина. Сможет разобраться в сложной ситуации. Заодно отдам ей пятьдесят тысяч рублей, которые я должен ее родственнику за неудачную работу Сергея Фабричного. Можно заодно поговорить о делах совместного бизнеса. Скоро надо будет нам собрать правление компании "Сандро". Обсудим общий бизнес-план.
  - Я бы с удовольствием помогла этим девушкам. - выслушав внимательно меня, сказала Зебинисо Рустамова. - Но видимо я очерствела к людям. В прошедшую неделю, обокрали мою квартиру. Выкрали все мои спортивные награды, которые я выиграла на всех советских и международных спортивных соревнованиях. Выкрали очень ценные книги по спорту и культуре. Сожгли мою квартиру. Я обратилась за помощью во все наши органы безопасности и в Кабинет Министров Республики Таджикистан. Но всюду меня приняли холодно и не оказали никакой помощи в поиске воров. Мало того, в мой адрес стали поступать угрозы за то, что я бегаю по всем инстанциям с личными проблемами. Мешаю правительству заниматься серьезными государственными вопросами. Получается так, что человек для них вообще никто. Зато политика у них все.
   Поэтому я решила, что на новых выборах свою кандидатуру в правительство выставлять не буду. Вообще уйду с политики. Вместе со своей сестренкой открою школу олимпийские резервы. Буду учить детей спорту. Не хочу больше работать с лицемерами и лжецами, которые кроме собственного благополучия больше ничего не хотят знать. Правительство загнало республики в огромную долговую яму. Десятка поколений не хватит, чтобы рассчитаться за долги перед другими государствами. Я не хочу быть в числе проходимцев.
   Тебе тоже не советую с ними связываться. Девушкам этим ты уже не поможешь. Девственность им на зашьешь. Но вот себя и свою семью ты можешь подставить. Ведь в какой бы форме ты не сообщил это событие родителям пострадавших девушек, все равно о тебе станет известно преступникам. Они тебе не простят того, что ты их сдал. Тебя и твою семью просто уничтожат. Так что ты лучше все это выбрось с головы. Девушки сами провоцировали парней на такой поступок. Пускай скажут тем парням спасибо, что парни не убили их, а только изнасиловали. Рано или поздно эти девушки все равно потеряли бы свою девственность.
   Вскоре, от скорбной темы, Зебинисо Рустамова, перешла на разговор о нашем бизнесе. От Зебинисо Рустамовой я узнал, что нас ждут новые проблемы. Президент Республики Таджикистан, Набиев Рахмон, серьезно болен. В правительстве совсем не появляется. Даже в Кабинете Министров Республики Таджикистан никто толком ничего о его здоровье не знает. Скорее всего, оппозиция обратно начнет свои боевые действия. В прошлую неделю обстреливали оба гражданских аэродрома. Повредили взлетные полосы и диспетчерские пункты. Пытались спровоцировать русских солдат на военные действия. Но русские подняли в воздух военные самолеты и предупредили оппозицию, что будут бить на поражение любого, кто поднимет оружие на русского солдата. Русские военные поставили на всех въезда в город Душанбе боевую технику. На крупные предприятия и города Республики Таджикистан русские ввели солдат и боевую технику. Предупредили обе противоборствующие стороны нашей республики, что любого, кто будет применять в спорных вопросах оружие, будут уничтожать на поражение. Ленинабадская область и город Худжанд заявили, что сами в состоянии отразить любое вооруженное вмешательство в мирный процесс развития города и области. После таких выступлений со стороны города Худжанда и со стороны русских военных, любители пострелять приутихли. Многие политики, как в нашей республике, так и в регионе Средней Азии считают, что в этом году могут быть крупные политические перемены в Республике Таджикистан. Так как с больничной кровати невозможно управлять государство. Нет реанимации в политике и экономике для государства.
   Почти целых два часа мы разговаривали с Зебинисо Рустамовой. Потом в кабинет министра по спорту и по культуре, пришел Яков Гуревич, ученыйсекретарь а/о "Таджикские путешествия". Я ни стал больше их отвлекать от рабочей беседы. Попрощался с ними. Пошел заниматься своими производственными делами, которых у меня накопилось великое множество. Надо было съездить по всем имеющимся объектам. Переговорить с поставщиками строительных материалов. Заняться вопросом строительства себе нового офиса.
  - Здравствуй, Александр! - приветствовал меня, Игорь Полтиелов, в своей развалюхе, которую даже после косметического ремонта под мой офис никто не хотел покупать. - Ты знаешь, что у нас новые проблемы?
  - Ну, вы меня с этими новыми проблемами просто достали. - возмущенно, сказал я, пожимая своему снабженцу руку. - Только что мне про новые проблемы говорила Зебинисо Рустамова. Теперь ты с этим же.
  - На объектах из полсотни бригад осталось, примерно, половина. - траурным голосом, сообщил снабженец. - Из республики уехали бригады армян, татар и русских. Уехала бригада художников Черкасова Александра.
  - Это далеко не новые проблемы. - задумчиво, сказал я. - Хороших специалистов, конечно, мне очень жалко. Но, я так думаю, что в течении этого года мы все эти вопросы утрясем. Скоро у нас будут рабочие места.
  - Наверно, эти вопросы тебе придется решать без меня. - грустно, сказал Игорь Полтиелов. - Мои дети уезжают в Государство Израиль через три месяца на постоянное место жительства. Следом за ними уезжаю я.
  - Как ты собираешься уезжать несколько лет подряд, то я могу уехать раньше. - шутя, сказал я, снабженцу.
  - Теперь, это будет точно. - серьезно, сказал Игорь Полтиелов. - На моих детей билет на самолет заказали.
   Мы больше ни стали обсуждать вопрос отъездов. Занялись вопросами местного значения. Надо было посмотреть наличие строительных материалов. Ознакомиться нужно с почтой прибывшей на мое имя в течении месяца. Придется написать культурное письмо на предприятия города Пермь. Сообщить им, что американская фирма "Кока-кола" решила отказаться от своего проекта по изготовлению своих товарных знаков.
   Подавляющее большинство почты за месяц, это реклама и предложения от бизнесменов Республики Таджикистан, которые приезжали на последнее собрание бизнесменов Республики Таджикистан в офис Насреддинова Хуршеда. Надо за два выходных дня рассмотреть все эти письма, рекламы и предложения. Ответить на все я не смогу. Такую работу надо разделить по темам. Распределить по бригадам, которые должны будут сами рассмотреть перспективность нужных им предложений. Если предложения стоящие, то тогда я отвечу на эти письма или проведу встречу между бизнесменами и бригадирами, которые будут выполнять предложенные работы. Обратно, все работы связаны со строительством. Мало художественных работ. У меня остались еще четыре бригады художников-дизайнеров из местных парней, которые никуда не уедут. Но могут перейти на другие предприятия, если я им не дам хорошей работы. Надо сделать рекламу в газете и в журнале по бизнесу на моих художников-дизайнеров. Тогда будет работа до конца года. В конце года, когда откроется цех по сборке шторжалюзи, переведу всех художников в этот цех. Думаю, что заграничные поездки на учебу в королевство Нидерланды немного успокоят парней. Буду чередовать работу художников с работой по сборке штор-жалюзи. Дальше посмотрим, как пойдут дела. Возможно, что придется мне отказаться от строительных объектов или передать одной из дочерних предприятий. Есть вариант открыть цех по изготовления рекламных молодежных сорочек. Вполне вероятно, что меня поддер-жат с этим вопросом многие бизнесмены Республики Таджикистан. Мне самому хочется, чтобы все мои рабочие и служащие носили красивую униформу с эмблемой нашей новой компании "Сандро", да и с/п "Расма".
   Мирзоев Мухаммад, директор отделочной фабрики, Душанбинского производственного хлопчатобумажного объединения, обещал мне изготовить любое количество спортивных трикотажных маек любого цвета. Будет на чем моим художникам делать молодежные и рекламные рисунки лакографии. Надо встретиться с голландскими бизнесменами, которые занимаются несмывающимися наклейками рисунков на одежду. Купить у них небольшую партию наклеек, а после самим научиться изготовлять подобные рисунки-наклейки. Тем более, что Константин Лимбурис говорил о возможности приобретения машин по изготовлению наклеек для тканей. Надо будет связаться с Валентином Склярук по этому вопросу. Вот когда я вспомнил, что забыл содрать с Валентина Склярук пятьдесят тысяч рублей. Надо было ему позвонить, как только вернулся из Италии. Ведь, целый день был в городе Москва и даже не вспомнил об этих пятидесяти тысячах рублей. Был же в коммерческом "Автобанке", где находится счет Валентина Склярук. Стоило ему только позвонить.
   Закончив частичную разборку накопившейся почты за месяц, я сложил всю рекламу и письма в багажник своего служебного автомобиля. Сказал водителю, чтобы он съезди на обед и за последней почтой на почтамт. Затем в конце рабочего дня подъехал к офису Насреддинова Хуршеда. Оттуда мы проедем мимо готовых объектов по городу Душанбе. Надо посмотреть на качество готовых объектов, чтобы после не было никаких рекламаций на наши работы. После завершения дневной работы, стоит проехать через объекты кооператива "Монолит". Посмотреть, как они внедряют европейский монолит в регионах Средней Азии.
   Как только Мирзаев Вахоб уехал на обед, я просмотрел некоторые деловые документы по готовым объектам. Посмотрел ведомости по зарплате, которые оплатил по доверенности бухгалтер Насреддинова Хуршеда. Затем сложил все в железный шкаф под замок. Закрыл входную дверь и отправился пешком в офис к Насреддинову Хуршеду. Представляю, как он обрадуется. Ведь мы с ним не виделись больше месяца. Надо было ему купить какой-нибудь сувенир в Италии. Совсем забыл за него. Дам одну пачку стодолларовых купюр. Скажу, что это ему сувенир из Италии. Можно и монет ему дать итальянских. Возможно, что он их коллекќционирует. Вот бы кого надо было отправить за границу. Толковый парень. Как только мои документы по международной акционерной компании "Сандро" будут утверждены, так сразу отправлю его в Европу в качестве вице-президента МАК "Сандро". Пускай поучится у бизнесменов Европы работать. Можно даже через Игоря Гранова отправить на курсы по бизнесу на Кипр. Пока с/п "Расма" занимается вопросами учебы.
  - Вот к тебе никак нельзя спокойно приходить. - еще издали, сказал я, Насреддинову Хуршеду, заходя во двор его офиса. - Как только иду к тебе, так аромат таджикской кухни издали чувствую. Здравствуй, Хуршед!
  - Здравствуй, Александр! - крепко, пожимая мне руку, сказал Насреддинов Хуршед. - Я тебя за сутки чувствую и поэтому своим поварам даю указания, чтобы они приготовили тебе хорошую встречу. Как съездил?
  - Съездил хорошо и плохо. - ответил я. - Как на это посмотреть. Плохо в том вопросе, что на меня покушались пять раз. Три раза в пути из города Душанбе до города Москва. Дважды в Италии. Один раз в городе Милан. Второй раз на острове Сицилия в городе Палермо. Это конечно плохо. Но в этом есть и хорошая сторона. Я остался целым и невредимым. Смог узнать, кто на меня покушался в пути, а также кто стоит здесь против меня. Есть в бизнесе плохая и хорошая черта за эту командировку. Плохая черта в том, что американская фирма "Кока-кола" отказалась от своего проекта по изготовлению фирменных знаков. Но я об этом узнал, к моему глубокому сожалению, только тогда, когда подписал предварительные контракты по этому проекту. Теперь придется писать письмаизвинения по этим адресам. Но есть в бизнесе и хорошее направление. Я провел несколько удачных переговоров с итальянскими фирмами под наш МАК "Сандро".
   Так что готовься, как только утвердишься в должности вице-президента МАК "Сандро" так сразу полетишь в Италию или на Кипр. Дальше посмотрим. Куда будет выгодно для тебя и для новой компании. Думаю, что любой полет заграницу тебе будет на пользу. Главное, надо привыкнуть к этому. После того, как все границы перед нами открыты. Мы должны научиться, серьезно заниматься бизнесом. Пока то, что мы с тобой делаем в бизнесе, похоже на каменный век, по отношению к бизнесу во всех европейских фирмах.
   Да, чуть не забыл про твое мумие. Спрос среди европейских фирм на твое мумие я не нашел. Так как там хорошо сидят с мумие индийские фирмы, которые хорошо контролируют европейский косметический, парфюмерный и фармацевтический рынок. На обычном рынке они вообще не присутствую. Так что я твое мумие продал на обычном рынке за одну штуку американских долларов. Причем без всяких налогов на товар.
   Я протянул Насреддинову Хуршеду пачку новеньких стодолларовых купюр. Возможно, что Насреддинов Хуршед подумал, это мой розыгрыш. Внимательно посмотрел на пачку американских долларов. Полистал их сбоку. Убедился, что это ни "кукла". Покрутил в руках. Обратно полистал пачку американских долларов, с боку не открывая. Ухмыльнулся как-то ехидно с обидой в лице и вернул все доллары обратно мне.
  - Хуршед! Что с тобой случилось? - удивленно, спросил я. - Ты, вроде, еще не выпил до моего прихода?
  - Я люблю шутить, ты это знаешь. - обидно, ответил Насреддинов Хуршед. - Но черных шуток я не люблю.
  - Да никакая, это не шутка! - серьезно, сказал я. - Мне даже банковскую кредитную карточку "Visa" выписали, чтобы я по ней мог спокойно получить американские доллары в любом коммерческом банке Москвы.
   Я протянул Насреддинову Хуршеду обратно пачку американских долларов и банковскую кредитную карточку "Visa". Насреддинов Хуршед взял осторожно пачку долларов и банковскую кредитную карточку. Стал внимательно разглядывать пластиковую карточку со всех сторон. Насреддинов Хуршед действительно был в бизнесе с такой банковской кредитной карточкой, как из каменного века. Вероятно, что слышал о таких кредитных карточках, но видел впервые. Насреддинов Хуршед никак не мог поверить, что это возможно.
  - Спасибо, тебе! Такое дело мы сейчас хорошо отметим. - сказал Насреддинов Хуршед, возвращая мне банковскую карточку. - Ты будешь у меня сегодня до тех пор, пока твой организм не сможет ни пить, ни есть.
   Конечно, это было приятно такое внимание ко мне со стороны Насреддинова Хуршеда, но напиваться до свинства я не собирался. Поэтому, соблюдая свой старый опыт, вначале я кушал самое жирное мясо, чтобы позже сильно не пьянеть. Кроме того, я не настраивал себя на пьянку. Давно проверенный опыт. Когда себя настраиваешь на пьянку, то от ста грамм можно быть пьяным. Но если вдолбил себе в голову, что сегодня не хочется пить, то под жирную пищу и от бутылки водки не опьянеешь. Вот так надо сегодня продержаться.
   Когда хозяин офиса, Насреддинов Хуршед, был не в состоянии пить и есть, то я попросил служащих этого офиса уложить хозяина спать. Мои мозги еще соображали от безмерно выпитой водки и ноги меня могли передвигать. Но ехать в таком виде домой я не собирался. Надо было где-то освежиться. Принять душ в этом офисе как-то неудобно. У хозяина этого офиса очень молодая жена. После буду болтать всякое про меня. Можно было бы помыться в своем офисе в старой развалине. Но там отключили воду за неоплату.
  - Вот, что, Вахоб! Давай поедем за вода насосную станцию. - сказал я, своему водителю, когда сел в служебный автомобиль. - В таком виде я не могу дома появиться. Мне там нужно искупаться в реке Варзоб.
   Мирзаев Вахоб ни стал возражать против своего раиса. Выехал на проспект Рудаки и поехал в сторону Варзобского ущелья. Но углубляться в само ущелье ни стал, так как это было опасно как для шикарного автомобиля, так и для нас. В горах вокруг города Душанбе были лагеря бандформирования, которые выдавали себя за оппозицию, но в действительности занимались грабежами на больших дорогах за столицей Республики Таджикистан. Поэтому Мирзаев Вахоб доехал до первого моста через реку Варзоб и свернул под мост. Здесь был небольшой залив от горной реки Варзоб. Почти круглый год рыбаки здесь ловят рыбу. В жаркое время года местные жители устраивают в этом месте пикник и просто купаются. Отсюда напрямую можно доехать до нашего микрорайона "Зеравшан". До центра города Душанбе отсюда совсем близко.
   Как только наш автомобиль остановился на площадке возле речного залива, я вышел из автомобиля и стал раздеваться. Хорошо, что на мне вместо семейных трусов были американские плавки, которые мне купила Юдит Феррада в городе Москва в американском магазине "Ле Монти". Иначе бы меня обсмеяли проезжающие по трассе. Хотя я и так мог стать предметом для посмешища. В ледяной воде горной реки Варзоб, даже летом в сорока градусную жару не каждый купался. Сейчас на дворе все еще апрель месяц. По местным меркам до плавательного сезона в теплом "Комсомольском озере" около месяца. Здесь же возле горной реки из ущелья голодный ветер и вода в реке Варзоб ледниковая. Можно просто окоченеть.
  - Эй, ты, придурок! Куда лезешь купаться? Это тебе не прорубь в России. - кричит водитель из грузовика.
  - Дебил! Яйца себе не отморозь! - надсмехается другой водитель. - Варежку теплую на свои яйца натяни.
  - У него там, наверно, все отвалилось. - смеется женщина из легкового автомобиля. - Весь замороженный.
   Мне сейчас не до шуточек со стороны. Надо хорошо прохладиться и побегать по площадке возле реки Варзоб. Вода в реке далеко не для купания. Тело все обжигает словно жидким азотом, который хранят в сосудах Дьюара. Конечно, если бы в реке Варзоб был жидкий азот, то я просто рассыпался на мелкие льдинки при первом своем нырянии. Ведь температура жидкого азота почти минус двести градусов. Даже некоторые металлы при такой температуре рассыпается. Поэтому придумали сосуды Дьюара, такие стеклянные колбы с двойными стенками, как бытовой термос, в которых жидкий азот может долго храниться. Когда я работал в городе Орджоникидзе, в Северной Осетии, на военном заводе "ФЭУ", то там жидкий азот применялся в обезжиривании колб для приборов. Мы этот жидкий азот летом использовали для питья воды. Капали в стакан с водой жидкий азот из сосуда Дьюара. Вода в стакане моментально становилась, как из ледника. Капали азот в воду только в специальных перчатках. Если жидкий азот попадал на тело, то получался, на теле сильный ожег, от жидкого азота, с температурой почти в минус двести градусов. Раны на теле после жидкого азота заживали очень долго. Но со мной за два года работы с жидким азотом ничего не случилось. Постоянно думал о том, что может произойти с моим телом. Всюду соблюдал технику безопасности.
   Купался я в воде реки Варзоб и прыгал на площадке до тех пор, пока устал до потери пульса и весь посинел от холода. После этого я оделся, забрался в автомобиль. Сказал водителю, что мне надо согреться. Водитель включил печку в автомобиле. Затем я сказал водителю, чтобы он поехал по новой трассе на левом берегу реки Варзоб. Напротив академического городка через реку Душанбинка(Варзоб), кооператив "Монолит" вел строительство жилого молодежного комплекса. Этот жилой комплекс начали строить до перестройки. Но с началом перестройки это строительство было заморожено. В республике не было средств. Затем этот проект, строительства жилого комплекса, разделили между частными строительными предприятиями. Мне было интересно посмотреть, как там внедряют новые методы градостроения, которые привез бывший министр строительства после командировки в Швейцарию, куда я его отправлял с министром коммунального хозяйства. Юрий Филимонович пытался мне навязать свой проект с монолитным строительством, но я не решился брать неизвестную мне работу. Я все-таки не строитель, а художник-дизайнер. Поэтому мне трудно разбираться в ошибках строителей. Другое дело, когда мои люди берутся выполнять не большие строительные объекты, которые может выполнить любой строитель. Я имею в виду бары, рестораны, кафе, здания офисов, небольшие жилые дома и коттеджи, где не требуется замысловатых работ. На таких объектах мы полные хозяева своего дела. Единственная сложность в мелких объектах, так это фантаќзии хозяев таких объектов, когда каждый хозяин хочет внедрить что-то новое из современной архитектуры.
   В сумерках вечера на половину заброшенный строительный жилой комплекс, выглядел мрачно. Вполне вероятно, что ни все частные строительные предприятия потянули эти объекты. Среди всех жилых зданий выделялись только те, которые были напротив старинной крепости, обнаруженной при начале закладки этого комплекса. Археологи Республики Таджикистан настояли на том, чтобы приостановить строительство на левом берегу реки, так как тут на каждом метре были признаки старины. Когда провели археологические шурфы, то обнаружили, что культурный археологический слой земли ведет в сторону города. Строительство новых жилых домов и археологические раскопки велись одновременно. Получилось, так, что средние этажи многоэтажного комплекса оказались тут на уровне археологических раскопок. Но это никак не навредило ни археологии и ни градостроению. В какой-то степени даже выиграло. Вскоре археологические раскопки были включены в туристические списки наряду с другими археологическими объектами Республики Таджикистан.
   Монолитные здания выглядели как бастионы современных крепостей. Маленькие окна, словно бойницы. Корпуса находятся так близко друг к другу, что если с обеих сторон протянуть друг к другу руки, то можно пальцами коснуться пальцев соседа. Представляю, что будет, когда сосед ночью будет лазить к соседке, вовремя отсутствуя мужа соседки в командировке. Здесь и анекдоты про балконы не нужны, так как балконы в этих домах отсутствуют, а чтобы пробраться к соседке, достаточно положить толстую доску между окнами. Возможно, что уже ревнивые мужья сорятся из-за распределения квартир с окнами напротив.
   По массивности стен этих монолитных корпусов и по маленьким окнам, создавалось впечатление, что там все комнатки маленькие, рассчитанные лишь на две кровати. Эти здания в самый раз пригодны для гостиницы. Сейсмически устойчивые здания с видом на реку и на археологические раскопки, самый раз для гостей города Душанбе. Тем более, что все административные и правительственные комплексы находятся рядом. Надо только повернуть в сторону рынка "Баракат" и пройти за него к центру города. Но для семей, особенно для таджикских семей, это никак не годится. Пройдет с десяток лет. Молодоженам жить будут не-где. С учетом того, что таджичка рожает почти каждый год, через десять лет, на площади рассчитанной на семью из трех человек, будет проживать больше десятка человек. Если учесть, что дети к тому же будут разнополые, то жить в таких условиях практически невозможно. Лишь глупцы согласятся селиться здесь.
   Надо ортодоксальным таджикам строить коттеджи в стороне от центра города, ближе к мечетям. В то время как интеллигентным таджикам и русскоговорящим представителям других наций можно отдать административный центр столицы Республики Таджикистан. Ведь все равно интеллигентные таджики и русскоязычное население больше трех детей не имеют. К тому же интеллигенция работает больше в центре города. В то время, как ортодоксальные таджики имеют семью из десяти и более человек. Работают такие семьи ближе к своему дому или на окраине города, ближе к промышленным предприятиям и к обработке земли.
   Не получив никакого интереса к этому молодежному жилому комплексу, я сказал водителю, чтобы он меня отвез домой. После командировки и поездки на поезде дорогою трупов, я до такой степени устал, что мне нужно было в эти два выходных дня хорошо отдохнуть. Так как с понедельника у меня масса работы. Надо побывать на всех объектах. Переговорить со всеми бригадирами. Встретиться с заказчиками. Проверить наличие строительных материалов на складах. Встретиться с учредителями международной акционерной компании "Сандро". Посмотреть, как ведется восстановление ангара под голландский проект штор-жалюзи.
  - Завтра и послезавтра хорошо проверь автомобиль. - сказал я, водителю, когда подъехали к нашему дому. - Ты больше месяца отдыхал, пока я был в командировке, сейчас нам с тобой надо тут много поработать.
  - Хорошо, раис! Все будет выполнено. - сказал водитель. - Технический осмотр и заправка автомобиля.
   Я выгреб из багажника автомобиля все свои пакеты с почтой и рекламой за месяц. Мирзаев Вахоб уехал в сторону города Гиссар. Наверно, обратно к своим старикам поехал гиссарских баранов на легковом автомобиле перевозить. Никогда в Республике Таджикистан не будет европейского прогресса, пока на легковых автомобилях баранов и раисов развозят. Сколько ему раз говорил, что это служебный автомобиль не для баранов, а для руководителя предприятия и его зарубежных гостей. Даже перед иностранцами неудобно. Каждый раз, спрашивают меня, откуда я беру такой освежитель автомобилей с запахом дикой природы. Ни кому даже в голову не может прийти, что мой личный водитель развозит на служебном автомобиле своих личных баранов. Да каких баранов! Наверно, эти гиссарские бараны самые крупные бараны на всей Земле.
  - Папа! Мне можно взять шарик? - спросила Виктория, как только увидела меня. - Он выпал из кармана.
  - Это ни просто шарик, а талисман. - сказал я, дочери. - Мне этот талисман подарил ребенок в другом измерении жизни. За время командировки этот талисман многократно раз спасал меня от разных происшествий.
  - Папа! Я буду беречь этот талисман, как зеницу ока. - сказала Виктория, внимательно разглядывая шарик.
   Виктория пошла в зал перед люстрой, рассматривать шарик, с замысловатыми извилинами внутри, как в голове у человека. Может быть так и есть, что там запрограммировано что-то такое, что во время опасности хозяину шарика отключает все вокруг. Пока хозяин держит шарик на ладони, то никто и ничто не может ему угрожать. Как только ладонь закрыта, то у хозяина шарика есть время скрыться от грозящей ему опасности. Стоило бы этот шарик хорошо изучить. Но никто мне не поверит, что есть какое-то другое измерение, в котором может быть разумная жизнь. Если даже возьмутся исследовать этот шарик, то посчитают его каким-то секретным оружием для зарубежных разведчиков. Не знаю, как сейчас власти отнеслись бы к такому известию, но в советское время меня ждала бы тюрьма, а в сталинское время меня просто расстреляли бы.
   Всю субботу и воскресенье, я изучал каждое письмо и каждую рекламу присланные мне в течении месяца. Среди местных писем и реклам, были письма и рекламы из-за границы. Зарубежную почту я убрал в сторону. С ними надо было разбираться отдельно. Местную почту стал делить по темам. В основном были темы услуг для меня, в которых я никак не нуждался. Были, конечно, интересные темы по строительству и по торговле. Но такие темы надо проверять на месте. Тем по искусству было всего две. В этих темах предлагали открыть творческий магазин-салон и мастерские по городам Республики Таджикистан. Типа мини художественных фондов. Тема интересная, но для меня устарела. У меня фактически в трех городах есть свои художественные мастерские. Магазином для художественных работ может служить павильон с/п "Расма" на ВДНХ(ВВЦ) в городе Москва и любой магазин в Республике Таджикистан, куда я сдаю оптом товар из-за границы. Даже крупные магазины города Душанбе, за определенный процент с продажи товара, готовы продавать от меня любой товар в области изобразительного искусства. Надо по этому вопросу поговорить с моими художниками. Может быть, кто-то из них захочет выставить на продажу свои творческие работы. Можно даже договориться с ними, что весь доход от продажи будет идти им, как творческим людям. Нужно сделать все, чтобы сохранить при своей организации талантливых парней, которые доверяют мне.
  
   4.Полный провал.
   В понедельник, в шесть часов утра, я был в служебном автомобиле. Открыл карту города Душанбе. По карте определил ближайший объект. Это был военкомат группы новых районов, к которым относился и наш микрорайон "Зеравшан". Военкомат сильно пострадал от последних боев, которые проходили между бандами и правительственными войсками в центре наших микрорайонов. Документы из военкомата успели своевременно увезти в надежное место. Здание военкомата до такой степени было ободрано и разбито, что фактически кроме стен и фундамента остальное пришлось восстанавливать заново. На этом объекте восстановительными работами занимались две бригады. Строительные работы провела бригада Семена Фредан, которые во время моей командировки в течение месяца улетели в Государство Израиль на постоянное место жительства. Оформлением и дизайном занимались художники бригады Сабирова Таймураза. После отъезда художников бригады Черкасова Александра. Художники бригады Сабирова Таймураза самые надежные парни, которых знаю почти с детского садика. Никто из них меня ни разу не подвел в работе.
  - Здравствуйте, уважаемый, муалим! - шутя, приветствовал меня, Сабиров Таймураз. - Вы всегда во время. Мы сегодня тут заканчиваем работу. Остались последние штрихи. Ждем ваших указаний на новую работу.
  - Я сегодня первый день на работе. - сказал я, Сабирову Таймуразу, пожимая руки всем художникам. - Поэтому я толком ничего не знаю, что происходит на наших объектах. В связи с этим у меня к тебе есть одна просьба. Если вам есть чем заниматься, то скажите мне, где вы будете. Я вас после найду. Если вами нечем заниматься. То советую вам заняться творческой работой. Ваши творческие работы будут выставлены на продажу в городах Москва и Душанбе. После вычета двух в пользу магазина с товара, всю остальную сумму от продажи получите вы, как творческие люди. Но с последующих продаж творческих работ, за услуги нашей фирмы, я буду снимать с вашей суммы в наш общий котел на наш счет в банке. Сумма накопления будет использована для вас самих. Точнее, на ваши поездки, на персональные выставки и на учебу заграницу.
  - На какую еще учебу? - удивленно, спросил Сабиров Таймураз. - Мы, вроде, все учились и переучились.
  - Если вы откажитесь учиться заграницей, то я могу туда отправить других. - хитро, ответил я. - Ваша учеба будет состоять в том, что я хочу научить вас собирать шторы-жалюзи на компьютерных аппаратах. Это тоже своего рода творческая работа. Вы будете совмещать свою основную творческую работу со сборкой штор-жалюзи. Выбор за вами. Думаю, что на учебу в королевство Голландия, будет много желающих. Подумайте.
  - Да что тут думать! - ответил за всех, Сабиров Таймураз. - Мы готовы переучиться хоть на корабельных масќтеров, как Петр-1 в Голландии учился. Главное для нас командировка заграницу и там поучиться от них.
  - Тогда мы с вами договорились. - поддержал я, выбор художников. - Как только начнется оформление документов на учебу, так я вас всех в этот список включу. Но только сейчас не собирайтесь. Возможно, что эта учеба будет проводиться только осенью или даже зимой. Все зависит от поставки нужного оборудования.
  - Мы согласны ждать сколько угодно. - сказал Сабиров Таймураз. - Художники все равно будут с работой.
  - Так вы мне ничего не сказали насчет ближайшего времени. - напомнил я, художникам. - Где вы будете?
  - У нас в городе Кофарнихон построили новую мечеть. - сказал Сабиров Таймураз. - Кроме нашей бригады больше художников в нашем городе нет. Вот мы решили своим землякам бесплатно украсить всю мечеть.
  - Такой благородный порыв я только приветствую. - откровенно, поддержал я, бригаду художников. - Если с моей стороны потребуется какая-то помощь, то не стесняйтесь, говорите мне. На целый месяц, свободные.
  - Спасибо! Пока нам ничего не нужно. - сказал Сабиров Таймураз. - Только когда зарплата будет, то скажите.
  - Насчет зарплаты не беспокойтесь. - сказал я, на прощанье. - Разберусь с нарядами, будет вам зарплата.
   Попрощавшись с художниками бригады Сабирова Таймураза, я поехал на центральную городскую автоинспекцию. Там тоже были проблемы после боевых действий в городе. Внутри здание ГАИ на грабили, но от автоматных очередей были уничтожены все рекламы, афиши и оформление стен ГАИ, как внутри, так и снаружи. Так что здесь в здании ГАИ было больше всего отделочной работы для художников. Так как это был почти новый объект, который занималась бригада художников Черкасова Александра, то они занимались восстановительными работами. Здесь была последняя работа художников бригады Черкасова Александра. Я знал, что они добросовестные художники и проверять выполнение их работ не нужно было. Моя должность вынуждала меня бывать на всех городских объектах, которые выполняли любые мои бригады.
  - Здравствуйте, уважаемый! Рады вас видеть. - встретил меня, начальник ГАИ. - Хорошие у вас художники.
  - Были хорошие художники. Теперь их нет. - печально, сказал я. - Вся бригада художников уехала в Россию.
  - Как жалко, что из-за гражданской войны Таджикистан теряет таланты. - грустно, сказал начальник ГАИ.
  - Что поделаешь, такова жизнь. - сказал я. - Придется народу Таджикистана выращивать новые таланты.
   Мы поговорили с начальником ГАИ о работе моих художников и о деньгах, которые должно перечислить управление ГАИ на наш счет в отделение коммерческого банка "Таджикбанкбизнес". Начальник ГАИ обещал взять под свой контроль окончательную выплату остатков денег за художественные работы в ГАИ. Я тоже со своей стороны обещал через месяц сюда в ГАИ направить другую бригаду художников, которые займутся оформлять все посты и отделения ГАИ по всей Республике Таджикистан. Работы на три месяца.
   Дальше можно было ехать по всем строительным объектам, которых насчитывалось по всему города Душанбе около тридцати штук. В основном это были новые офисы и здания мастерских по разному бизнесу. Но я подумал, чтобы дважды ни ездить в эту сторону, сразу съездить на завод "Металлоизделий". Посмотреть, как там директор-алкоголик, Мельников Алексей, занимается отделкой моего ангара под голландский проект. Наверно, давно закончил. Там даже на месяц работы нет. Всего лишь сделать косметический ремонт и поставить заградительную сетку от камней со стороны улицы. Остальные работы, по оформлению дизайна и интерьера всего ангара, мои художники сделают. Жалко, что нет бригады Черкасова Александра.
   Когда мы подъезжали к административному зданию завода "Металлоизделий", то я обратил внимание, что все административное здание в строительных лесах. Даже вывеску заводскую содрали. Видимо за ум взялся Мельников Алексей. Бросил свои пьянки. Решил собственное производство наладить. Даже штукатурку старую со здания содрал. Вот, молодец! Прямо ни вериться, чтобы человек, пропивший свою первую командировку в королевство Голландия, решил навести генеральный порядок на собственном предприятии.
   Я прошел в административное здание и обратил внимание, что ни одной табличке нигде нет. Даже на приемной у директора завода не было никакой таблички. Я заглянул в приемную и в кабинет директора. Но там ничего не было, кроме свежевыкрашенных кабинетов. Даже интерьер в этих кабинетах был какой-то ни такой, как положено в кабинетах руководителей советского или современного периода. Я пошел смотреть по другим кабинетам. Но всюду было одно и, то же. Совсем пустые красиво оформленные кабинеты. Без каких-нибудь признаков административного назначения. Я даже ущипнул себя, чтобы убедиться, что я нахожусь в обычном измерение жизни, а не блуждаю где-то в другом измерении жизни, где кроме меня больше нет никого. Однако мне было больно и все в административном здании завода было вполне естественно.
   Тогда я пошел посмотреть на свой ангар, в котором должно быть установлено голландское оборудование. Я вышел во внутренний двор и обалдел. Никаких признаков былого завода не было. Передо мной огромное пустое пространство совершенно другой панорамы. Ни той, которую я видел, уезжая на месяц в командировку. Здесь не было старых заводских цехов, куч мусора, разбитой техники, ржавых приборов и оборудования. Не было там и моего ангара, в котором я должен был поместить свое оборудование, по сборки штор-жалюзи. Передо мной был аккуратный двор, покрытый свежим асфальтом, который испарял свою свежесть.
   У меня был сильнейший шок. Такого шока я не ощущал, когда на меня покушались трижды по СНГ и дважды за границей. Такого шока у меня не было, когда я видел проводника вагона с распоротым животом и изнасилованных девушек на перроне маленькой станции "Шурчи". Жизнь для меня закончилась. Это был полный провал не только в моем бизнесе, но и в моей жизни. Все, к чему я стремился, все эти годы моего бизнеса, рухнула в одно мгновение. Теперь никто и ничто не сможет исправить. Этот гаденыш алкоголик все тогда знал, когда я пришел к нему в кабинет ругаться. Если бы он мне сказал тогда правду, то я нашел бы какой-нибудь выход из создавшегося положения. Фактически, со времени командировки голландцев в Республику Таджикистан, прошло семь месяцев. За это время я мог построить с нуля ни один ангар. Как полный болван, я доверился этому алкоголику. Министру строительства тоже поверил. Тоже мне друг.
  - Что здесь произошло за месяц? - спросил я, мужчину в рабочей одежде. - Где находится весь завод?
  - Я точно не знаю, что здесь было и что есть сейчас. - пожимая плечами, сказал мужчина. - Я всего лишь рабочий. Мельком слышал, что какой-то бизнесмен купил бесхозный завод под свой собственный бизнес.
   Больше ничего я ни стал спрашивать мужчину. Все было ясно. За один день все дела не происходят. Я еще тогда заметил, когда ругался с Мельниковым Алексеем, что с территории завода значительно убавилось хлама. Уже тогда завод был продан. Просто проводили на заводе инвентаризацию и ликвидацию документов бесхозного завода. Скорее всего еще семь месяцев назад Юрий Филимонович знал, что завод будут продавать как бесхозный. Поэтому он навязывал мне и голландцам этот завод. Наверно, думал, что мы его по дешевки купим и разместим тут свое производство штор-жалюзи. Но когда нам понадобился всего лишь один ангар, то Юрий Филимонович просто промолчал насчет всего завода. Видимо он надеялся, что наш ангар будет готов раньше, чем продадут бесхозный завод. Тогда на этой территории бывшего завода появится два хозяина. Один из хозяев, то есть я, буду зависеть от министерства строительства. В настоящее время от государственной холдинговой компании "Таджикстрой". Выходит, что Юрий Филимонович еще тогда хотел меня привязать к своему холдингу через голландскую фирму. Но я ни дал себя пристегнуть.
  - Едим в бывшее министерство строительства. - сказал я, Мирзаеву Вахобу, как только сел в автомобиль.
   Во мне все кипело от злости к Мельникому Алексею и к Поносову Юрию. Хотелось добраться до них и разодрать в клочья. Ведь я на них надеялся, что мы вместе сделаем хороший бизнес с голландцами. Так нет же, эти люди оказались хуже Азимова, который хоть прямо говорил, что он мой враг. Я знал, как с ним бороться. Эти подлые людишки, постоянно набивались ко мне в друзья. Нанесли удар в спину, когда я не ожидал от них такого. Теперь понятно, какой ценой достаются жизнь и бизнес в Республике Таджикистан.
   Ехали мы минут двадцать от бывшего завода к бывшему министерству. За это время я немного остыл от своего гнева. Мне уже не хотелось ни кого убивать. Просто хотел посмотреть в глаза Юрию Филимоновичу и узнать от него. Почему он так подло поступил со мной? Ведь за тринадцать лет нашего знакомства я делал только все хорошее в его сторону. Занимался не только оформлением его кабинета и его личной квартиры, но даже здания и города оформлял, в которых он находился. А сколько раз кормил его семью? Когда в министерстве строительства и в банках Республики Таджикистан не было ни копейки денег, а кушать всем хотелось. Я уже не говорю о заграничных командировках министров Республики Таджикистан. Если бы не с/п "Расма" и не мои хлопоты, которые вылились мне и с/п "Расма" в большею копеечку, то некоторые министры Республики Таджикистан, так и не побывали бы заграницей. Остались бы с понятием Средней Азии.
   Когда я открыл дверь в вестибюль бывшего министерства строительства, то сразу понял, какие сильные перемены в худшую сторону произошли в этом здании. От блеска и строгости в вестибюле остались только зеркала на стенах установленные моими художниками во время капитального ремонта этого здания. Здесь не было солдат вневедомственной охраны, спецназа и даже дежурной вахтерши по этому зданию. Перегородка помещения отделения охраны и дежурной вахтерши перекосилось. За перегородкой поломанные стулья, развалившийся стол, кучи мусора и разный хлам. От вестибюля и дальше вверх по лестнице замызганная ковровая дорожка, которая раньше чистилась каждый день. Сейчас выглядит так, словно ее вообще никогда не чистили. По коридорам на этажах и вверх по лестнице всюду окурки, плевки и мусор.
   В приемной бывшего министра строительства меня не встретила не пробивная секретарша, которая раньше готова была умереть на своем посту, но не пропустить никого без разрешения министра строительства. Сейчас на столе бывшей секретарши бывшего министерства строительства стоял графин с протухшей водой. Рядом ваза с торчащими сухими палками бывших цветов. Там на столе печатная машинка, покрытая огромным слоем пыли и грязи. Вокруг стола секретарши разбросаны бланки бывшего министерства строительства. Рядом со столом секретарши корзина, которая закидана мусором и окурками так сильно, что видно больше кучу мусора, чем корзинку для мусора. На окне за столом секретарши давно завядшие цветы.
   Я осторожно открываю дверь в кабинет бывшего министра строительства Республики Таджикистан. В кабинете заваленном картонными коробками и бумагами на стульях вдоль окон и стен, за большим кабинетным столом у стены сидит обросший старик. Сквозь седину на лице и красное пятно на лбу от выпитого коньяка, я с огромным трудом узнаю черты бывшего министра строительства Республики Таджикистан. На лице Юрия Филимоновича Поносова, когда-то страстного к разговору человека, была маска печали и горя.
  - Давай выпьем с тобой. - сказал Юрий Филимонович. - Пропади все пропадом! Главное, что мы еще живы.
   Юрий Филимонович достал из ящика стола начатую бутылку коньяка и тарелку с нарезанной колбасой. Затем порылся в другом ящике стола и достал оттуда два граненых стакана. Оба стакана на половину наполнил коньяком. Один граненый стакан с коньяком подвинул ко мне. Ничего, не говоря, Юрий Филимонович чокнулся со мной стаканом с коньяком. Выпил содержимое, как воду, совершенно ни крякая и ни кривясь от крепости коньяка. Я последовал его примеру. Выпил коньяк. Закусил кусочком нарезанной колбасы.
  - Ты можешь меня убить. - сказал мне, Юрий Филимонович, после второго выпитого стакана с коньяком. - Только я во всем виноват. Вообразил из себя бога бизнеса. Разорил министерство строительства Республики Таджикистан. Разорил своих друзей, которые мне верили больше чем себе. Я подлый человек. Меня надо убить. Ты был прав, когда говорил, что Азимов меня прикончит в холдинговой компании. Вот результат. Три месяца у нас на счету в банке нет денег. Все приватизировались и тут же продали имущество в частные руки. Теперь не с кого мне спросить. В моем распоряжении осталось это административное здание.
   Из рассказа Юрия Филимоновича я узнал, что сразу после нового года Азимов собрал правление государственной холдинговой компании "Такжикстрой". Азимов выдвинул предложение приватизировать безвозмездно все предприятия бывшего министерства строительства Республики Таджикистан в частную собственность. Яко бы таким образом у каждого хозяина предприятия появится интерес к работе и строительство в Республики Таджикистан поднимется из руин перестройки устроенной бывшим Советским Союзом.
   Присутствующие на правлении директора предприятий проголосовали единодушно за приватизацию. В течение января месяца все государственные предприятия бывшего министерства строительства перешли в частные руки. В том же январе месяце Азимов и его родственники, перепродали приватизированные предприятия в третьи руки. Примеру Азимова последовали все остальные хозяева приватизированных государственных предприятий. Новые частники категорически отказались вступать в государственную, холдинговую компанию "Таджикстрой". В феврале месяце в банк на расчетный счет государственной холдинговой компании "Таджикстрой" не поступило ни одной копейки денег. Весь аппарат служащих бывшего министерства строительства уволился по собственному желанию. На государственную холдинговую компанию "Таджикстрой" в республиканский арбитражный суд подано несколько тысяч судебных исков, как от различных предприятий, так и от частных лиц. Со своей стороны государственная холдинговая компания "Таджикстрой" подала свой встречный иск на бывших руководителей и хозяев строительных предприятий, которые когда-то входили в бывшее министерство строительства Республики Таджикистан, а позже в государственную холдинговую компанию "Таджикстрой", которая в данный момент объявлена полным банкротом. Сейчас в Кабинете Министров Республики Таджикистан стоит вопрос о возрождении министерства строительства Республики Таджикистан. Правительство Республики Таджикистан собирается с помощью дотаций и субсидий поддержать восстановление министерство строительства Республики Таджикистан. В правительстве Республики Таджикистан много противников о возрождении министерства строительства Республики Таджикистан. Конечно же, это родственники и друзья Азимова. Никто из них не хочет добровольно возвращать обратно в казну государства деньги, которые они получили за счет мошенничества не законным путем. В адрес правительства Республики Таджикистан стали поступать анонимные письма и звонки с угрозой, что в случае возрождения министерства строительства в Республике Таджикистан прольется кровь.
   За время исповеди Юрия Филимоновича передо мной, как перед священником, я не проронил ни слова. Мне нечего было ему сказать, так как Юрий Филимонович по своей глупости оказался больше в худшем положении, чем я. У меня хотя бы есть работа и деньги на счету в банке. В то время, как у бывшего министра строительства Республики Таджикистан за душой нет ни копейки денег. Четвертый месяц его семья без зарплаты и без денег. Наверно, даже кусок хлеба не на что купить. Этот коньяк и колбаса либо старые заначки из холодильника, бывшего министра строительства, либо кто-то из бывших друзей сжалился над Юрием Филимоновичем и принес ему бутылку коньяка с коляской колбасы. Надо мне тоже что-то ему оставить от себя. Бегать в магазин некогда. Самому надо разбираться во многих производственных делах.
   Я достал из кармана стодолларовую американскую купюру. Разжал кулак Юрия Филимоновича. Положил в руку стодолларовую американскую купюру. Показал на нее Юрию Филимоновичу, чтобы он видел, что у него в руке. Юрий Филимонович поблагодарил меня кивком головы. Зажал в руке стодолларовую американскую купюру и тут же отключился. Оставлять его в таком пьяном виде со стодолларовой американской купюрой было равносильно приговору. Любой мог зайти в его кабинет. Сейчас ничего не стоит человеческая жизнь. За червонец могут убить человека. Тем более этого бывшего министра строительства без портфеля.
   Надо было звонить домой Юрию Филимоновичу, чтобы его забрала жена. Я ни стал звонить с телефона бывшего министерства строительства, сейчас обанкротившейся холдинговой компании. Был уверен, что телефоны отключили за неуплату долгов. За час нашей пьянки в кабинете Юрия Филимоновича не соизволил позвонить хотя бы один телефон. В то время, когда Юрий Филимонович был министром строительства, то телефоны надрывались каждую минуту. Была надежда на то, что хотя бы домашний телефон не отключен. Я спустился вниз и вышел на стоянку автомобилей. Решил позвонить из телефона своего автомобиля.
   Когда я подходил к своему автомобилю, то увидел, что к бывшему министерству приехала жена Юрия Филимоновича. Я подождал, пока жена Юрия Филимоновича вместе с мужем своей дочери вывели из здания под руки бывшего министра строительства. В то время когда зять сажал в автомобиль своего тестя. Жена Юрия Филимоновича по-хозяйски замкнула дверь бывшего министерства строительства и тоже села в автомобиль рядом со своим мужем. Теперь я был спокоен, что с Юриев Филимоновичем ничего не случится.
   Наконец-то у меня было время на строительные объекты по городу Душанбе. Надо сегодня успеть побывать на строительных объектах, чтобы завтра весь день посвятить алюминиевому заводу в городе Турсун-заде. Нужно хотя бы алюминий отправить в голландскую фирму "Хантер Даглас". С цехом для голландского оборудования как-нибудь разберусь. Любой бизнесмен согласиться сдать мне за валюту свой цех или уступить кусочек своей территории под строительство ангара по установлению голландского оборудования.
   Из двадцати пяти строительных объектов, которые успел посетить до конца рабочего дня, десять объектов были проблемными. На шести объектах хозяева обанкротились и теперь чтобы получить деньги за готовые объекты, надо было подавать на банкротов иск в арбитражный суд и через продажу недвижимости получить сумму денег, причитающуюся моей фирме от объекта за работу. Такой процесс может затянуться надолго. За это время может хозяин объекта поменяться несколько раз и отказать об уплате.
   Другое дело на оставшихся четырех объектах, которые не смогли закончить по причине нашей фирмы. Так как рабочие моих бригад с этих объектов уехали на постоянное место жительства за пределы Республики Таджикистан. Мне придется перебрасывать свободные бригады с других объектов или нанимать новых рабочих для завершения работы на не сданных объектах. В любом случае, на этих объектах придется выплачивать штраф. За просрочку сдачи объектов. По контракту, подписанному заказчиком и исполнителем.
  - Прямо сейчас заправь полный бак бензином. - сказал я, Мирзаеву Вахобу, выходя из автомобиля. - Завтра мы на целый день едем на государственный таджикский алюминиевый завод. После едим там по объектам.
   Сегодня меня день так измордовал своими проблемами, что мне было ни до чего. Я даже ничего ни кушал за весь день. Если только можно считать пищей три кусочка колбасы и три раза по сто грамм коньяка, котоќрые я с горя принял на душу. Больше мне ничего не хотелось. Надо было отдохнуть и завтра обратно двигаться в путь. Постоянно, как белка в колесе верчусь. Заботы на себя напялил, как вол ярмо на шею. С таким сумасшедшим темпом в своей работе скорее на тот свет попадешь, чем в какое-то другое измерение жизни. Даже сны перестали сниться, после такой изнурительной работы. После того, как побывал в обратном измерении жизни и передал Старику ОН последнюю реликвию племени людей-птиц, никому ни стал нужен. Все мои предки, близкие родственники и мои дети, разбросанные по всему белому свету, перестали меня беспокоить. Теперь я никому не нужен. Одни заняты своим личным делом. Другие поглощены заботами о резервации генофонда в обратном измерении жизни. В племени людей-птиц и лично у Старика ОН заботы космического масштаба. Скорее покинуть Землю. Никому до меня никакого дела нет. Так мне надо!
   Проснулся я аж, в четыре часа утра. Хотя с Мирзаевым Вахобом договорился выехать в шесть часов утра. Видимо все-таки голод меня достал. Ни дал выспаться мне до половины шестого утра. Ничего страшного. Сейчас приведу себя в порядок. Приму душ. Побреюсь хорошо. Наемся на весь день. Надену свою лучшую одежду, которую мне купила Юдит Феррада в американском магазине "Ле Монти" в городе Москва. Поеду, как зарубежный дипломат на международную встречу. Пускай меня встретят с таким же этикетом, как я сам.
  - Вот это да! - воскликнул Мирзаев Вахоб, когда я вышел к шести часам утра. - Откуда люди так одеваются?
  - Из магазина. - ответил я. - Когда я в командировке и ты свободен, то хоть раз зайди в магазин. Там увидишь одежду еще лучше, чем у меня. Тебе вообще пора лучше одеваться. Все-таки иностранцев возишь.
  - Обязательно сменю свой гардероб. - сказал Мирзаев Вахоб, отъезжая от нашего дома. - Действительно давно пора приодеться. Живем давно при капитализме, а я все живу, как в кишлаке в Советском Союзе.
   Несмотря на то, что до майских праздников осталось чуть больше недели, погода какая-то плаксивая зарядила. Нет весенних гроз с громом и молнией. Солнца жаркого тоже нет. Постоянно слегка пасмурно. Мелкие тучки над головой и дождик капает, словно плачет о чем-то. Наверно над моими проблемами плачет. У меня прямо какая-то черная полоса в жизни появилась, после того, как я вернулся из командировки. Во время командировки в бизнесе несколько проколов было. Покушений на мою жизнь было достаточно много с начала этого года. Просто чудом я оставался жив. Теперь здесь после командировки, только в течении двух первых дней, столько много проколов, что за все годы моего бизнеса не было столько много проколов. Надо быстрее заняться регистрацией международной акционерной компании "Сандро". Иначе мне работать не с кем будет. Скоро все разъедутся по всему белому свету. Останусь я, как Юрий Филимонович, министр без портфеля. Нужно внедриться в среду Кабинета Министров, пока есть там к кому обращаться. Без поддержки сверху мне никак здесь не выжить в этом сумасшедшем бизнесе в Республике Таджикистан.
   Хорошо, что сейчас никто не стреляет. Моджахедам русские солдаты прижали хвосты. Теперь они притихли. Скорее бы в Республику Таджикистан инвестиции хлынули из-за рубежных стран. Тогда бы экономика в Республике Таджикистан оживилась. Больше рабочих мест. Меньше вооруженных столкновений. Чаще безработные воюют люди. Некуда свои силы деть и нечем кормить семьи. Вот и берутся за оружие, чтобы чем-то заняться и прокормить свои семьи нате гроши, которые им дают подстрекатели. Как появится работа у людей, так сразу станет спокойно в Республике Таджикистан и во всем регионе Средней Азии.
   Просто удивительно, какой-то сегодня странный день. Целый час мы едем по трассе, я навстречу нет ни одного автомобиля. Рядом по железной дороге тоже нет поездов. Можно подумать, что нас изолировал от внешнего мира. Возможно, что так и есть. Сколько можно терпеть гадостей от своих соседей. Самолеты со стороны Республики Таджикистан напичканы террористами. Постоянно грабят и угоняют самолеты. Аэродромы свои бомбят. На пассажирских поездах из Республики Таджикистан и обратно вообще ездить невозможно. Грабежи, насилие, убийство в пассажирских поездах Республики Таджикистан обычное дело. Автомобилями по дорогам Республики Таджикистан вообще ездить невозможно. Всюду отбирают автомобили.
   Когда мы подъехали к административному корпусу таджикского алюминиевого завода, то я удивился тому, что вся небольшая площадка перед главным входом в административный корпус закрыта лабиринтом колючей проволоки и несколькими заборами. То же самое, возле двух ворот с обеих сторон административного здания. Кричать вроде неудобно. Все-таки это государственное стратегическое предприятие, а не кишлак. Придется торчать здесь, пока заметят в окно. Надо было пораньше сюда приехать. До начала работы. Хотя бы кто-нибудь на работу опоздал, чтобы поставить в известность администрацию завода о своем прибытии. Может быть, этот завод тоже приватизировали, а после перепродали в частные руки. Бардак всюду.
  - Тебе что надо на алюминиевом заводе? - спрашивает меня, из-за открытой двери офицер спецназа.
  - Как это что мне надо от алюминиевого завода? - удивленно, переспрашиваю я. - Конечно алюминий надо.
  - Ты записался на прием к администрации алюминиевого завода? - обратно, спрашивает офицер спецназа.
  - Мы с директором алюминиевого завода с детства знакомы. - отвечаю я, бестолковому офицеру спецназа.
  - Вот к нему в детство и отправляйся. - сказал офицер спецназа. - Директор в командировке за границей.
  - Тогда мне нужна Нарутдинова Найля. - настаиваю я. - Начальник финансово-сбытового отдела завода.
   Офицер спецназа исчезает за дверью. Придется ждать. Нет директора завода, так его замы могут со мной поговорить. Все равно у меня контракт с таджикским алюминиевым заводом, а не с частным лицом. Люди на заводе могут поменяться. Но таджикский алюминиевый завод все равно останется на долгие годы. Только вот в него нужно попасть. Скорее бы кто-нибудь появился. Какой-то дурдом, а не бизнес в Таджикистане.
  - Без предварительной записи вас никто принять не может. - говорит офицер запаса и закрывает двери.
   Хорошо, что у меня в автомобиле есть телефон. Визитные карточки тоже имеются. Не хотят так пустить, то я через телефон все равно добьюсь приема. Главное, что телефоны у меня в их визитках имеются. Начну с Нарутдиновой. Она дама с характером, но я тоже настырный человек. Буду звонить до тех пор, пока у нее терпение лопнет. Все равно дозвонюсь. У меня время сегодня достаточно. Куда она денется. Возьмет.
  - Найля Химитовна! Здравствуйте! - кричу я в телефон, как только поднимают трубку. - Меня зовут, Александр Черевков. Мы с вами в прошлом году встречались, когда подписывали контракт на ваш алюминий.
  - Здравствуйте, Александр! - отвечает Нарутдинова. - Ничем я вам помочь не могу. У нас все руководство сменилось. Михаил Федорович Синани больше здесь не работает. Все контракты с ним уже аннулированы.
   В трубке телефона гудки. Вот это точно полный провал. Придется все с самого начала повторять. Надо хотя бы узнать, кто сейчас куратор таджикского алюминиевого завода. Генерала без толку искать. Можно нарваться на неприятности. Скорее всего, генерала пристрелили. Теперь тут совсем другие перемены на-стали. Непонятно, к кому надо обращаться. Такое предприятие не может быть совершенно бесхозным.
  - Иван Петрович! Здравствуйте! - говорю я в телефонную трубку, когда слышу знакомый голос. - Вас беспокоит, Александр Черевков. Мы с вами несколько раз встречались по вопросам поставки алюминия в Голландию. Я три дня назад приехал из-за границы. Случайно узнал, что у вас произошли большие перемены.
  - Вас правильно информировали. - ответил Толстиков Иван. - Сейчас у нас действительно большие перемены. Синани сам уволился и уехал жить семьей в другое государство. Всех его замов перестреляли. Сейчас у нас новый директор, но он улетел в Европу с длительной командировкой. Все контракты Синани аннулированы. К моему и вашему сожалению, ваш контракт аннулирован. Контроль только у нового директора.
  - Вы можете сказать. Кто в Кабинете Министров Республики Таджикистан курирует алюминий? - спросил я.
  - Этого я не знаю. - ответил Толстиков Иван. - Такие подробности только у директора завода. До свидания!
   В телефонной трубке обратно гудки. Больше ловить здесь нечего. Надо пробиваться через Кабинет Министров Республики Таджикистан. Чем быстрее я, это сделаю, тем лучше будет для меня и для моего бизнеса. Пожалуй, начну с Юрия Борисовича Костырева, министра коммунального хозяйства Республики Таджикистан. Мы с ним ни сорились. То, что я оказался прав насчет отказа от холдинговой компании. Думаю, что он уже понял в правоте моих слов и полностью будет на моей стороне. Конечно, вряд ли он курирует таджикский алюминиевый завод. Но он постоянно встречается в Кабинете Министров Республики Таджикистан со всеми представителями экономики и должен знать, кто именно курирует таджикский алюминиевый завод.
  - Сейчас мы поедем с тобой по объектам Гиссарского района. - сказал я, Мирзаеву Вахобу. - Дня нам хватит.
  - Тебе опасно ехать по объектам Гиссарского района. - сказал Мирзаев Вахоб. - Тебя могут там убить. Ты лучше дашь мне копии документов объектов Гиссарского района. Я сам с ними разберусь за эти объекты.
  - Хорошо! Ты меня убедил. - согласился я. - До понедельника подготовлю тебе все копии документов по объектам Гиссарского района. Думаю, что тебе недели хватит. Я пока с Нисимовичем покатаюсь в городе. Сейчас отвези меня домой. У меня есть дома много почты, которую, я еще не разобрал и не распределил.
   Мирзаев Вахоб развернул автомобиль. Мы поехали в обратном направлении. Откровенно говоря, я соврал своему водителю насчет того, что у меня много работы с почтой за месяц. В действительности, из-за нескольких провалов в работе у меня был такой сильный стресс, что я не знал, как с собой поступать. С наружи я был вполне спокоен. Но в душе и в голове у меня было такое, что даже трудно представить. В данный момент я мог совершить любой преступление. Я кипел местью за то, что так поступили со мной. Вроде все виноваты, а наказать некого. Надо мне как-то пережить этот стрессовый период. Хотя бы день один расслабиться. Может быть, сходить к психологу или к батюшки в церковь со своею исповедью? Что я им скажу? Я не совершил никакого преступления. Это против меня совершили целую массу преступлений.
  - Папа! У тебя плохие дела с бизнесом? - осторожно, спросила Виктория, когда пришла вечером со школы.
  - Ничего! Переживем! - тревожным голосом, ответил я. - Сто сорок два года назад Федор Тютчев сказал: -
   Не рассуждай, не хлопочи!..
   Безумство ищет, глупость судит;
   Дневные раны сном лечи,
   А завтра быть чему, то будет.
   Живя, умей все пережить:
   Печаль, и радость, и тревогу?
   Чего желать? О чем тужить?
   День пережит - и слава богу!
  - Папа! Твой Федор Тютчев, сто сорок два года назад, был умный человек. - размышляя в слух, сказала Виктория. - По нашим меркам я с ним не согласна. Сейчас с такой философией жить невозможно. Могут убить.
  - Я с тобой тоже согласен. - поддержал я, выводы дочери. - Мы живем в совершенно другом измерении жизни, чем сто сорок два года назад. Сейчас без борьбы невозможно прожить. Как только расслабишься умственно и физически, так тебя тут же уничтожат твои конкуренты и противники. Но дома это можно позволить.
  - Папа! Дома ты можешь расслабиться. - согласилась со мной, Виктория. - Но не недолго. Как только твой дети подрастут, то философия Федора Тютчева тебе уже не пригодиться. Мы тоже будем с тобою биться.
  - Спасибо, дочь за откровенность! - ухмыляясь, сказал я. - Я не допущу ошибки Короля Лир. Буду начеку.
  - Папа! Кто был такой Король Лир? - спросила Виктория. - Какие ошибки он мог совершить в своей жизни?
  - Король Лир, это выдуманный литературный герой. - объяснил я, дочери. - Английский драматург и поэт, Уильям Шекспир написал роман "Король Лир". В романе Шекспир написал, что Король Лир имел дочерей, которым на старости лет подарил свое государство. Дочери оказались коварными и выкинули своего отца на улицу к нищим. После этого Король Лир проклял своих дочерей. Это был урок для всех родителей. Я никогда не раздам своим детям свое богатство. Какое бы оно не было у меня. Я не хочу жить на улице среди нищих.
  - Молодец, Уильям Шекспир! - восторженно, сказала Виктория. - Дал хороший урок родителям и детям. Теперь каждый подумает. Прежде чем отдавать свое богатство своим детям или хамить своим родителям.
  - Ну, ладно, Виктория! Мы так с тобой можем говорить круглые сутки. - сказал я, дочери. - Мне нужен отдых.
   Виктория согласилась с моим выводом. Пошла заниматься своими делами. Я разделся. Налил в ванную воды. Взял начатую бутылку коньяка и немного закуски. Вместе с этим набором залез в ванную. Там закрылся на щеколду. Мне действительно нужно было расслабиться по полной программе. Хотя бы до прихода жены. Дальше будет видно. Может быть, я действительно послушаю дочь. Брошу все к чертовой матери и займусь педагогической работой. Ведь я могу преподавать с десяток различных предметов по историческим дисциплинам. Столько же по предметам изобразительного искусства. Могу работать директором школы.
   Дурные мысли не давали мне покоя. Я пытался в голове перебрать все возможные варианты выхода из тяжелого положения, в котором оказался мой бизнес. Лавина проблем в работе захватила меня врасплох. Я не был готов к такому повороту судьбы. Все годы своей работы я был балован успехом и возомнил из себя полубога в бизнесе. Быстрый взлет от простого рабочего до президента международной компании затуманил мой разум. Я потерял бдительность, пропустил удар и получил полный нокаут с полным провалом в бизнесе. Теперь лежу в нокауте в этой ванной с водой и все никак не могу очухаться от удара по своим мозгам.
  - Саша! Ты все еще живой? - шутя, спрашивает Людмила, за дверью. - Ты скоро выберешься из ванной?
  - Как только грязь с души своей смою, так сразу вылезу. - ответил я, наливая в рюмку импортный коньяк.
   Так незаметно рюмка за рюмкой я выпил весь импортный коньяк с бутылки. Когда бутылка из-под коньяка была пуста и закуска кончилась, я стал выбираться из ванной комнаты. Мне не хотелось, чтобы жена пилила за коньяк. Поэтому пустую бутылку из-под коньяка я спрятал подальше за тряпку под раковину умывальника. Из ванной, укутавшись в домашний халат, я незаметно пробрался в свою спальню и сразу завалился спать.
  
   5.Один прокол ценою жизни.
   Остаток недели я провел с подготовкой зарплаты и с ксерокопией документов по объектам гиссарского района. Документов оказалось так много, что пришлось мне пару часов объяснять Мирзаеву Вахобу по документам положение каждого объекта в гиссарском районе. Ведь большую часть готовых объектов в гиссарском районе мне до сих пор не оплатили. Поэтому требования к заказчикам у меня тут должны быть деликатными. Сейчас не советское время, когда заказчика с неуплаченного объекта можно было привлечь к уголовной ответственности. В данный момент угрозы и запугивание бесполезны, тем более в мятежном районе, который никак не подчиняется к центральной власти Республики Таджикистан. Здесь нужен совсем другой подход. Надо говорить с местным народом на религиозные и культовые ценности, которые святы таджикам. Тогда, возможно, что-то можно будет получить от должников. В противном случае, придется ждать крепкой политической власти в Республике Таджикистан, только тогда можно будет через суд получить деньги.
  - Ты когда будешь говорить с муллой за нашу работу в мечети, то напомни мулле, что он должник перед Аллахом. Поэтому долг надо возвращать, чтобы Аллах на муллу не разгневался. - наставлял я, Мирзаева Вахоба. - С гражданскими людьми можешь говорить о чести как перед собственным народом, так и о чести перед Аллахом. То есть, ты должен быть истинным дипломатом в своей работе. Только так ты добьешься успеха. В противном случае мы останемся без зарплаты. Нам не с кем будет работать в нашем бизнесе.
  - Раис! Я знаю как поступить со своими земляками. - заверил меня, Мирзаев Вахоб. - Деньги будут наши.
  - Да! Вот что еще. - вдруг, вспомнил я. - Первые две недели, за май месяц, попадают семь дней праздники и выходные дни. Поэтому с тобой встретимся ровно через две недели одиннадцатого мая. Если у тебя получится все гораздо раньше, то ты можешь обращаться ко мне в любое время дня и в любой день. Чем раньше мы получить положительный ответ от заказчиков, тем быстрее получим зарплату и дивиденды по своей работе. Так что судьба нашего общего дела в твоих руках. За хорошую работу я выдам тебе премиальные.
   В виду того, что у нас на ближайшие две недели выпадал день зарплаты, то я выдал зарплату Мирзаеву Вахобу из своих личных денег. На этом мы закончили беседу с Мирзаевым Вахобом, который тут же уехал в гиссарский район выполнять порученную работу. После отъезда Мирзаева Вахоба, я стал рассматривать наряды на выполненную работу по объектам города Душанбе. Большая часть работ на объектах была выполнена, поэтому можно было начислять зарплату бригадам, сдавшим свои объекты под ключ. Остальным бригадам можно к праздникам выдать небольшой аванс под работу, сданную по незаконченным объектам.
   Самые проблемные объекты по городу Душанбе были те объекты, которые я взял в бывшем министерстве строительства Республики Таджикистан. В основном здесь были государственные объекты капитального строительства. В виду того, что приемник министерства строительства, государственная холдинговая компания "Таджикстрой" была полным банкротом, то нужно было обращаться по этим объектам в Кабинет Министров, чтобы на уровне правительства Республики Таджикистан разобраться с остатками долгов по объектам. Надо сюда подключить Юрия Филимоновича. Теперь, когда у нас с ним дела наладились, после последней пьянки в его кабинете, теперь можно напрямую разговаривать с Юрием Филимоновичем по работе.
  - Фактически, я сейчас не являюсь представителем Кабинета Министров Республики Таджикистан. - ответил мне, Юрий Филимонович. - Я могу поговорить с министрами в правительстве насчет долгов перед вами.
  - Юрий Филимонович! Я не хочу стать банкротом. - напомнил я. - Поэтому вопрос нельзя затягивать.
  - Завтра у меня будет встреча в Кабинете Министров. - сказал Юрий Филимонович. - Завтра все там скажу.
   Время за работой проходит незаметно. В праздничные дни я занимался семейными делами. После праздников с тал беспокоить республиканский исполнительный комитет по регистрации Международной Акционерной Компании "Сандро". Документы по МАК "Сандро" давно все готовы, но из-за того, что постоянно меняются исполнительные власти и законы в Республике Таджикистан, по этой причине постоянно откладываются на рассмотрение дела по регистрации новых предприятий, которых набралось несколько тысяч. В очереди на рассмотрении документов МАК "Сандро" находится в последней десятке. Так что совсем неизвестно, когда будут рассматриваться документы МАК "Сандро". Республиканский исполнительный комиќтет разрешает пока работать МАК "Сандро" без регистрации, но это прямое нарушение о регистрации предприятий в Республике Таджикистан. Без документов по регистрации МАК "Сандро" нельзя открывать расчетный счет в банке на МАК "Сандро". Так же ни один документ не действителен без документа о регистрации МАК "Сандро". По этой самой причине я не имею право спрашивать работу со своих учредителей МАК "Сандро". Опять встает вопрос об открытии цеха-ангара для работы по сборке штор-жалюзи от голландской фирмы "Хантер Даглас". Надо в короткий срок решить вопрос с поставками алюминия в королевство Голландия.
  - Ты знаешь, что сегодня пятнадцатое мая? - спросил Игорь Нисимович Полтиелов, мой зам по снабжению.
  - Знаю прекрасно, что сегодня пятница пятнадцатого мая. - удивленно, ответил я. - Ну, что из этого значит?
  - Это значит, что третью неделю от Мирзаева Вахоба ни слуху и ни духу. - напомнил мне, Игорь Нисимович.
  - Ты прав! Мирзаев Вахоб куда-то пропал вместе с моей машиной. - сказал я. - Надо нам поискать его.
  - Если ты собираешься искать Мирзаева Вахоба в гиссарской районе, то я тебе не советую это делать. - сказал Игорь Нисимович. - Сейчас гиссарский район самый криминальный у нас в Республике Таджикистан.
  - Я свой разум пока еще не потерял. - сказал я. - Мы сейчас поедем на его квартиру здесь в городе Душанбе.
   Игорь Нисимович нехотя поднялся со своего насиженного места и медленно поплелся в сторону своего автомобиля. Я прекрасно понимал, что допек его своими требованиями к его автомобилю. Превратил снабженца в личного шафера. Мотаюсь с ним на автомобиле по всем объектам Республики Таджикистан. Человеку хочется после работы побыть дома, а я ему постоянно составляю график наших маршрутов по объектам, которые он и без меня знает прекрасно. Строительные материалы на объектах прошли через его руки.
  - Ты знаешь, где у Мирзаева Вахоба городская квартира? - спросил я, Игоря Нисимовича, когда сел в его автомобиль. - Мы с тобой, как-то к нему заезжали за документами. Я только на глаз знаю, где у него квартира.
  - В сто втором микрорайоне. Дом прямо рядом с моими родственниками. - напомнил мне, Игорь Нисимович.
   Полтиелов ни поехал через центр города Душанбе, так как там всегда много пробок бывает. Старенький автомобиль, как и сам хозяин, осторожно проехал сквозь узкий переулок старого кишлака в центре города и повернул на улицу Лахути. Проезжая дальше возле "Зеленого базара" мы выехали на площадь "Айни". Мимо гостиницы "Душанбе" проехали под железнодорожным мостом в сторону проспекта Правды к "Текстилю". Затем за цирком повернули на проспект Профсоюзов. Оттуда проехали к Художественному Фонду и повернули налево в сторону сто второго микрорайона. Через центр города и дальше по улице Путовского было значительно ближе. Но если бы мы застряли в районе рынка "Баркат", то могли бы там простоять несколько часов. Так как оттуда сложно выехать на другую улицу. Сейчас тоже мы потратили минут сорок на поездку, но зато нигде не стояли в пробке. Осталось по петлять в самом сто втором микрорайоне.
  - Вот в этом доме на восьмом этаже живет Мирзаев Вахоб. - сказал Потиелов, указывая мне на дом. - Но твоего автомобиля рядом не видно. Очевидно, что Мирзаев Вахоб обратно возит баранов в автомобиле.
  - Мне наверно придется от него избавиться. - сказал я, выбираясь из машины. - Надоело мне с ним говорить, что в моем автомобиле уважаемые люди из-за границы ездят. Неприятно гостям нюхать вонь от его баранов.
   Девяти этажный дом, в котором жил Мирзаев Вахоб, был похож на макет для съемок в американских боевиках. Одних только повреждений от снарядов было с десяток. Что же касается автоматных очередей, так этот дом с одной стороны был буквально изрешечен автоматными очередями. Причем все попадания в этот дом были со стороны нашего микрорайона "Зеравшан". Только сейчас я определил, куда это боевики стреляли со стороны высот у нашего микрорайона. Этот дом и в двух кварталах от него городская ТЭС были мишенью на перестрелку в сторону города. За все годы гражданской войны в городе Душанбе больше всех пострадал именно этот сто второй микрорайон. На второе место среди пострадавших микрорайонов можно поставить наш микрорайон "Зеравшан". Но у нас хоть, ни все дома пострадали. Здесь же все дома с одной стороны изуродованы. Даже ремонта никто не делает. В наиболее пострадавших квартирах никто не живет. Видимо все жильцы погибли. В других квартирах кой-как прикрыли окна целлофановой пленкой и продолжают жить. Наверно людям некуда деваться. Скорее всего, здесь живут в большинстве таджики, которым все равно в каком месте жить. Лишь бы была крыша над головой. Дальше все во власти Аллаха. Бог дал, бог взял. Как они сами говорят, что все по воли Аллаха. Никуда отсюда не денешься. Всюду война преследует.
   Хорошо, что квартира Мирзаева Вахоба с противоположной стороны. Здесь даже царапин на здании нет. Ну, то, что Мирзаева Вахоба дома нет, так это всем понятно. Надо хотя бы его жене сказать, что его ждут на работе. Наверно дома Мирзаев Вахоб ночует? Как он сам говорит, что детей строгает постоянно. За пятнадцать лет совместной жизни у них десять детей появилось. Интересно посмотреть на площадь квартиры. Думаю, что у них квартира четырех комнатная и планировка намного меньше нашей квартиры. На большую семью, как у них, две четырехкомнатные квартиры нужны. Да и поселять нужно такие семьи на первый этаж. Сейчас не работает лифт. Я вполне здоровый человек и то с трудом поднимаюсь наверх. Представляю, каково беременной женщине и маленьким деткам постоянно на восьмой этаж туда-сюда подниматься.
   С большим трудом, добравшись до восьмого этажа, я поразился тому, что увидел. Две квартиры, которые своими окнами выходят в сторону нашего микрорайона, полностью уничтожены прямым попаданием снарядов системы град. Даже двери вместе с коробкой сорвало взрывной волной. Две другие двери напротив целы. За одной закрытой дверью живет чья-то семья. За другой слегка приоткрытой дверью живет семья Мирзаева Вахоба. Наверно его жена с детишками только что пришла с прогулок. Даже двери не успели закрыть.
  - Хозяева! К вам можно зайти? - спрашиваю я, в приоткрытую дверь, звонок не работает. - Кто-нибудь есть?
   За дверью никто не отвечает. Я говорю немного громче. Но все равно за дверью тишина. Тогда я приоткрыќваю дверь и вхожу в квартиру. Удушливый запах протухшего мяса ударяет мне в нос. Прикрывая от дурного запаха свой нос, я прохожу дальше в квартиру. Страх и ужас охватывает меня при виде зрелища в квартире Мирзаева Вахоба. На кухне, в зале и в спальнях валяются трупы детей, прострелянные автоматными очередями. Некоторые дети разорваны на куски от взрыва гранаты или снаряда угодившего в их квартиру. В зале сидит Мирзаев Вахоб, простреленный насквозь автоматной очередью и разрубленный до плеч топором. Одна часть его головы расколота. Весит возле плеч на куске кожи. Другая часть голову осталась на его шеи. Чуть в стороне от трупа Мерзаева Вахоба лежит труп его беременной жены с убитым годовалым ребенком.
   По тому, как трупы семьи стали разлагаться, то можно определить, что эта семья погибла чуть больше недели. Со времени гибели целой семьи никто не соизволил подняться на восьмой этаж и хотя бы похоронить их. Как все люди очерствели с этими постоянными убийствами. Каждый думает только о себе. По местам разрыва гранат можно определить, что здесь произошло. Наверно их вначале закидали гранатами из-за двери. Затем вошли в квартиру и стреляли всюду, где только что-то двигалось. Ни одному ребенку не дали шанс выжить. Даже после того, как вся семья была уничтожена, убийцы ходили по квартире и стреляли дополнительно в каждый труп. Прямо, как убийцы выполняли чей-то заказ. Стреляли наверняка в каждого человека, чтобы из этой семьи никто не выжил. Возможно, что так и было. На грабеж это не похоже. На женщине золотые украшения не тронули. На столе лежит портмоне Мирзаева Вахоба с деньгами, которые я, ему дал в зарплату. Возле телевизора видео аппарат, который сейчас очень дорого стоит. Даже в шкаф не заглядывали. Видно сразу, что убийц интересовали только трупы этой семьи. Больше им ничего не нужно.
   Я собирался, было уйти с места этого побоища, как, вдруг, мой взгляд упал на тумбочку у телевизора. Там на тумбочке лежала папка с документами, которые я дал Мирзаеву Вахобу на рассмотрение по гиссарскому району. Мне никак не хотелось фигурировать со своими документами в деле убийства этой семьи. Тем более что это дело рано или поздно будут рассматривать. Нельзя же вот так безнаказанно оставлять убийц семьи. Надо обязательно сообщить кому-то из доверенных мне в милиции. К тому же надо выяснить, где мой легковой автомобиль? Наверно убийцы на моем автомобиле уехали подальше с места своего преступления. Прямо сейчас нужно поехать в МВД Республики Таджикистан и сообщить о случившемся генералу МВД, Хафизову Анвару. Пускай милиция хотя бы мой автомобиль найдет. Дальше сами преступники найдутся.
   Стараясь нигде не оставлять отпечатков своих пальцев, я осторожно взял свою папку с документами. При выходи из квартиры прикрыл ногой входную дверь. Затем на всякий случай протер рукавом ручку входной двери. Ведь я мог дотрагиваться до дверной ручки, когда входил в эту квартиру. На лестничной площадке этого этажа я внимательно посмотрел на закрытую дверь. Паутина на этой двери указывала на то, что в этой квартире давно никто не живет. На всякий случай заглянул в две разрушенные квартиры. Но там тоже никого не было. Все осталось так, как несколько лет назад, когда в эти квартиры попали снаряды прямой наводкой. Здесь даже голуби дикуши поселились. Всюду видно множество гнезд этих птиц. За один год столько гнезд птицы не навьют. Значить два-три года назад снаряды разорвались в этих квартирах. Возможные трупы людей похоронили. Все остальное осталось, так как было после взрыва снарядов. Всюду валяются вещи жильцов. Селиться тоже никто сюда не хочет. Конечно, в такие квартиры страшно селиться, где всюду признаки смерти, которая поселилась в этом месте на все времена. Может быть, когда-то люди поселятся тут.
  - Едем в управление МВД к генералу Хафизову Анвару. - сказал я, Полтиелову Игорю садясь в его машину.
  - Там что-то случилось? - с удивление и испугом, спросил меня, Полтиелов Игорь. - Мирзаев Вахоб погиб?
  - Полная квартира трупов. - сухо, ответил я. - Десять детей убитых и двое взрослых. Женщина беременная.
  - Может быть, нам ни стоит ехать в МВД? - испуганно, сказал Игорь Нисимович. - После отсюда не выпустят.
  - Я тебя не принуждаю идти в МВД. - сказал я, Игорю Нисимовичу. - Ты все равно ничего не видел и не знаешь. Меня высадишь возле главпочтамта. Дальше я пойду сам. Завтра ни приезжай утром за мной. Я доберусь городским транспортом. Если мой автомобиль найдут, то мне придется нового водителя себе искать.
   В этот раз Игорь Нисимович не поехал в сторону цирка. Выехал со сто второго микрорайона на улицу Путовского и оттуда направился в сторону центра. На проспекте Рудаки доехал до главпочтамта. Высадил меня там, а сам развернулся на своем старом автомобиле и умчался куда-то только ему известном направлении. Я постоял немного в раздумье, что сказать генералу МВД Хафизову Анвару. Надо как-то так сказать, чтобы не наделать самому себе гадостей. Семью Мирзаева Вахоба не вернешь, свою семью можешь потерять. Хафизов Анвар человек слова, как скажет, так и будет. Надо мне его честное слово использовать.
  - Мне нужно пройти к генералу МВД Хафизову Анвару. - сказал я, дежурному офицеру на проходной МВД.
  - Может быть, тебя сразу к Аллаху отправить? - удивленно, спросил меня, дежурный офицер. - Иди отсюда!
  - У меня важное дело к генералу МВД Хафизову Анвару. - сказал я, дежурному офицеру, предъявляя ему старое удостоверение министерства строительства и старый пропуск МВД, когда я работал на этом объекте.
  - Сразу бы так и сказал. - тупо разглядывая мои давно просроченные документы, сказал дежурный офицер.
   Дежурный офицер набрал внутренний номер телефона генерала МВД Хафизова Анвара. Доложил генералу, что на встречи напрашивается Черевков Александр. Дежурный офицер стал, как по регламенту докладывать генералу все мои титулы, которые были указаны в моих просроченных удостоверениях и в новых визитных карточках. Наверно генералу МВД Хафизову Анвару надоело слушать мои титулы. Генерал сказал дежурному офицеру, что он рад меня принять с титулами и без них, в любом виде и в любой должности. Дежурный офицер сказал генералу МВД Хафизову Анвару, что сейчас меня проводят к нему в кабинет.
  - Уважаемый, раис! Как я рад встречи с тобой. Проходи в кабинет. Будь гостем. - встретил меня, в своем кабинете генерал МВД Хафизов Анвар. - Сейчас мы с тобой чуть-чуть отметим встречу. Давно не виделись.
  - Господин генерал, я рад вас видеть в полном здоровье и в радости! - сказал я, пожимая руку генерала. - Но пришел я к вам с очень плохими вестями. Прежде всего, мне нужно, чтобы вы дали мне свое честное слова.
  - Все, что ты от меня попросишь, в рамках закона, все исполню. - сказал генерал. - Я внимательно слушаю.
  - Я хочу, чтобы вы дали мне слово, что после того, как я вам расскажу нечто ужасное, больше нигде мое имя не будет фигурировать, никто не узнает обо мне. - серьезно, сказал я, генералу МВД Хафизову Анвару.
  - Я даю тебе слово, что твое имя нигде не будет отражено с твоим сообщением. - серьезно, сказал генерал.
  - У меня пропал мой личный водитель с легковым автомобилем "Волга". - сдержанно, стал говорить я. - Его имя Мирзаев Вахоб. Две недели я ждал, когда он появится. Пытался к нему дозвониться в автомобиль. Но его нигде не было. Тогда я пошел к нему домой, чтобы узнать причину его отсутствия. В его доме на восьмом этаже я увидел в квартире ужасную картину. Десять детских трупов. Двое взрослых трупов. Мирзаев Вахоб и его беременная жена. По запаху разлагающихся трупов можно определить, что они убиты больше недели.
  - Кроме тебя кто-то был в этой квартире? - спросил меня, генерал МВД. - Ты следы после себя там оставил?
  - В квартире я был один. - ответил я. - Там еще две квартиры разбиты давно от снаряда системы град. Третья квартира заросла паутиной. Когда я пришел к ним на этаж, то я голосом звал хозяев, но никто не откликался. Тогда я ногой открыл двери и увидел эту ужасную картину. Ничего в этой квартире я руками не брал.
  - Почему ты думаешь, что их убили? - спросил генерал МВД. - Может быть, это они сами себя уничтожили?
  - Сам себя человек не может разрубить топором. - сказал я. - По тому, что там произошло, легко можно сделать вывод, что дверь открыл ребенок, который валяется зарезанный возле двери. Затем убийцы прошли в квартиру. В каждое помещение бросили по одной гранате. Это видно по отпечаткам от взрыва. Следом за гранатами были автоматные очереди, которые закончились контрольными выстрелами во все трупы в голову и в сердце. В заключении убийцы разрубили мужчину до плеч. Золотые украшения с женщины ни снимали. Портмоне с деньгами лежат на столе напротив хозяина. Сразу было видно, что это было заказное убийство.
  - После того, что ты мне рассказал, нашим криминалистам делать нечего. - серьезно, сказал генерал МВД. - Может быть, ты пойдешь к нам работать в криминальный отдел. Образования у тебя вполне достаточно.
  - Нет! Спасибо, господин генерал! - отказался я. - Когда-то я сам к вам просился, но мне отказали. Сейчас у меня собственный бизнес. Дела мои идут хорошо. Часто бываю за границей. Кроме того, возраст уже ни тот.
  - Ну, ладно! Задерживать тебя не буду. - сказал генерал МВД. - Слово свое сдержу. Насчет своего автомобиля ты должен сам подать заявление в районное отделение милиции по месту закрепления твоей машины.
   Распрощавшись с генералом МВД, я сразу направился в железнодорожное отделение милиции, за которым в ГАИ был записан мой автомобиль "Волга". Там я в короткой форме рассказал им, что две недели назад мой водитель уехал в гиссарский район по моему личному поручению на строительные объекты, которые мы строили. После этого я больше не видел ни своего служебного автомобиля, ни своего водителя.
  - Может быть, твой водитель просто удрал от тебя вместе с твоим автомобилем? - сказал офицер милиции.
  - Он удрать не мог по нескольким причинам. - сказал я, офицеру милиции. - Я ему платил больше, чем любой министр, своему водителю. Кроме того, я часто бываю в командировках. Водитель пользовался моим автомобилем, как своей собственностью. К тому же, я ему обещал в этом году подарить микро автобус.
  - Где бы мне найти себе такого раиса? - тяжело вздыхая, сказал офицер милиции. - Мы поставим ваш автомобиль в список пропавших машин. Как найдем автомобиль, так сразу вам сообщим. Пока вы свободны.
   После того, как все мои вопросы на этот день были закончены, я пошел домой пешком. От железнодорожного отделения милиции до нашего микрорайона "Зеравшан" около десяти километров пути. Чуть больше часа для нормальной ходьбы. Можно пойти через центр по проспекту Рудаки и дальше по улице Путовского. Другой путь через "Текстиль", цирк, дальше по проспекту Профсоюзов на улицу Путовского к своему району. Немного поразмыслив, я отправился через центр города. Здесь меньше поворотов. Только один поворот возле дворца президента и дальше по улице Путовского прямо до моего дома. Мне нужно пройтись и поразмыслить над тем, что я сегодня увидел в квартире Мирзаева Вахоба. Меня интересовал только один вопрос. В чем тут имеется мой прокол? Ведь как-то это связано с моим заданием, в котором Мирзаев Вахоб прокололся. Один его прокол в работе стоил ему ценой жизни для всей его семьи. Вполне вероятно, что он настаивал на немедленной выплате денег за законченные объекты. Но я ему ни давал таких полномочий. Даже предупреждал его, что давления на людей тут совсем неуместны. Здесь нужен тонкий подход по всем вопросам. Достаточно нормальной беседы с людьми. Особенно с верующими, которые любят к себе внимаќние. Да и обычные люди больше понимают разговор, чем угрозы. Где-то я не довел его разум до диалога с людьми. Наверно, мне вообще ни стоило Мирзаеву Вахобу доверять такое запутанное дело. Зачем я вмешал своего водителя в вопросы бизнеса? Ведь он меня предупреждал, что вмешиваться в гиссарские дела кране опасно. Выходит, что он знал об опасности в этом районе. Так нет же, я сам его подтолкнул, к этим опасностям. Надо посмотреть мои документы в этой папке. Возможно, что там могут быть какие-то загадки? Вроде папка потяжелела. Вероятно, что Мирзаев Вахоб собирал еще какие-то документы по моим объектам. Я хотел, было присесть на скамейку возле "Комсомольского озера", но рядом крутились милиционеры. Возможно, что они кого-то высматривали? Мне никак не хотелось высвечивать себя с этими документами. Тем более, что я не знал какие еще документы положил туда Мирзаев Вахоб. Может быть, это компромат на меня? Так что лучше дома посмотрю документы. К тому же на улице скоро вечер. Надо мне засветло домой прийти. Хорошо, что я сходил к генералу МВД Хафизову Анвару. Если даже что-то мое там засветится, то я буду об этом первый знать из рук генерала МВД. Лишь бы все обошлось, и мой автомобиль нашли гаишники. Надо мне еще сходить насчет пропажи автомобиля к ним в центральное ГАИ. Там обещали мне все услуги.
  - Папа! Ты где болтаешься? - прямо с порога встретила меня, Виктория. - Тут от генерала МВД офицер приезжал. Привез тебе папку с твоими документами. Офицер сказал, что генерал МВД передал тебе быть внимательным и не терять свои документы. Он так мне и сказал, что мой папа растяпа. Теряет свои документы.
   Пока я переобувался в прихожей, Виктория убежала в зал и оттуда вернулась точно с такой же папкой, как у меня в руках. Я даже как-то не подумал сразу, что мы живем в век ширпотреба. Вероятно, это я взял чужую папку. Надо посмотреть, что во второй папке. Вдруг, там пластид со взрывателем. Только открою папку и сразу на воздух вместе со своей семьей. В МВД тоже болваны пропустили меня с этой папкой без особой проверки. Ведь я с такой упаковкой пластида мог наделать много проблем в МВД Республики Таджикистан.
   Поблагодарив Викторию за папку с моими документами, я прошел в свою спальню. Дочери сказал, чтобы она мне не мешала. У меня много дел накопилось в бизнесе. Надо документы изучить хорошо. Виктория ушла. Я закрыл за ней двери. Сел на свою кровать и стал осторожно развязывать шнурки на папке похожей на маленький кейс. Когда шнурки были развязаны, то я стал с трепетом от страха осторожно поднимать крышку папки. Как только папка открылась, так я сразу увидел под газетой пачки стодолларовых купюр. Ни-каќких признаков взрывателя и пластида там не было. В папке лежали самые настоящие американские доллары. Я посчитал пачки стодолларовых купюр. Их оказалось пятьдесят штук. Откуда у простого водителя такие деньги? Не мог ни один из моих заказчиков в гиссарском районе рассчитываться долларами. Хотя, как сказать. Когда после февральских событий 1987 года я в гиссарской товарной базе видел такие товары, каких в Республике Таджикистан на прилавках магазинов не было. Вполне возможно, что товарные базы входящие в потребсоюз и в потребкооперацию, связанные с таджикской мафией, сохранили свою структуру.
   Видимо ни всем тогда Джафар головы отрезал. Но это истребление семьи Мирзаева Вахоба никак не похоже на работу Джафара, который мне говорил, что дети не отвечают за поступки их родителей. Джафар ни стал бы истреблять ни в чем не повинных детей. Скорее всего, это сделали те, кого хорошо знала семья Мирзаева Вахоба. Вполне возможно, что когда ребенок посмотрел в глазок двери и сказал своим родителям кто стоит за дверью, родители разрешили открыть дверь. Ведь никто из них не думал, что они впускают в дом убийцу. Ни Мирзаев Вахоб, ни его жена не пошли к двери встречать того, кто так часто приходит к ним, что они уже не обращали внимания на его появление в своей квартире. Так часто могут приходить только родственники. Если предположить, что за этим родственником в квартиру вошли убийцы, то им ничего не стоило убить того родственника. Трупа родственника нет в квартире Мирзаева Вахоба. Тогда выходит, что тот родственник сам уничтожил семью своих близких. Чтобы никто из детей Мирзаева Вахоба не смог ему мстить за своих убитых родителей, братьев и сестер, этот родственник убил полностью всю семью Мирзаева Вахоба. Много тут странностей в убийстве семьи Мирзаева Вахоба. Почему ничего не взяли в этой квартире? Очевидно, убийца никак не рассчитывал на то, что в такой многодетной семье могут быть американские доллары в таком количестве. На кошелек с зарплатой Мирзаева Вахоба убийца не позарился. Зачем они ему? Когда убийца владеет громадными богатствами. Тогда ему ничего ни стоило подкинуть эти пятьдесят тысяч американских долларов. Вполне вероятно, что убийца хотел навести на ложный след кого-то, кто мог обнаружить в квартире Мирзаева Вахоба пятьдесят тысяч американских долларов им помеченных раньше. По какой-то причине никто в квартиру Мирзаева Вахоба не пришел? Возможно, что они погибли.
   Я стал, не распаковывая поверхностно просматривать каждую пачку американских долларов. Все пачки американских долларов не вызывали ни каких подозрений. Доллары были такого вида, словно их только что выпустили на американской фабрике Гознак. Папка, в которой находились американские доллары, тоже не вызывала никаких подозрений. Все было чисто. Вот только газета могла быть причастна к каким-то событиям. Я высыпал доллары на пол. Освободил папку и доллары от газеты. Затем все доллары положил обратно в папку. Открыл большой кейс. Туда спрятал во второе отделение папку с американскими доллаќрами.
   Развернув газету, я посмотрел число. Газета была первомайская. Выходит, что доллары упаковали в первых числах мая и вскоре привезли к месту убийства семьи Мирзаева Вахоба. Я внимательно просмотрел всю газету. Никаких пометок и записей на газете не было. Теперь у меня было еще больше вопросов к происшедшему массовому убийству семьи Мирзаева Вахоба. Вполне возможно, что убийцы ошиблись адресом. После того, как они обнаружили свою ошибку, то уничтожили всех возможных свидетелей со стороны семьи Мирзаева Вахоба. Эту папку с американскими долларами могли не заметить. Ведь я ее тоже сразу не заметил. Если бы эта папка не была копией моей папки с документами, я тоже оставил бы папку без внимания. Дал я задание Мирзаеву Вахобу двадцать седьмого апреля в понедельник. Он сразу поехал в город Гиссар. Получается, что Мирзаев Вахоб два-три дня занимался моими вопроса по строительным объектам в гиссарском районе. Тогда загадки надо искать в моих документах. Возможно, что там есть какие-то пометки. Надо только внимательно просмотреть каждый лист. Если были какие-то сделки, то а документах обязательно должна быть какая-то запись или пометки на полях. Ни мог Мирзаев Вахоб хранить все в своей голове.
   Я распаковал папку с документами и стал просматривать каждый лист документов напечатанных мною на машинке. В документах все было так, как в тот день, когда я документы отдал Мирзаеву Вахобу. Возможно, что эти документы перелистовали милиционеры и генерал МВД Хафизов Анвар. Убедившись в том, что в документах нет ничего криминального, Хафизов Анвар дал указание офицеру милиции отвезти документы хозяину по месту жительства. Мой адрес Хафизову Анвару хорошо известен, я сам оставлял генералу свой адрес, когда мои парни делали интерьер в его кабинете. Даже если бы я не оставил ему свой адрес, то генералу МВД Хафизову Анвару ничего не стоило узнать мой адрес. Моя фамилия и имя генералу давно известны. Оставалось лишь заглянуть в картотеку или нажать клавиши компьютера и тут же вся информация на столе генерала МВД Хафизова Анвара. Жалко только, что он не может дать мне полную информацию по гибели семьи моего водителя Мирзаева Вахоба. Такого толкового парня убили. Ведь он фактически подставил всю свою семью из-за меня. Если бы я его не послушал и поехал в гиссарский район, то с моей семьей могло произойти то же самое, что произошло с семьей Мирзаева Вахоба. Где-то он прокололся? Результат прокола на лицо. Нет ничего случайного. Все происходит закономерно в ходе назревших событий. Не могли люди без причинно убить других людей. Тем более маленьких детей. На все это нужен был какой-то повод. Мои мысли до такой степени запутались в этом проколе Мирзаева Вахоба, что мне стало как-то не по себе. Надо было немного подождать. Время покажет, как в зеркале, причину гибели семьи Мирзаева Вахоба. Рано или поздно найдутся свидетели, которые укажут на убийц целой семьи обычного водителя Мирзаева Вахоба. Может быть, я в чем-то ошибаюсь? Вполне возможно, что Мирзаев Вахоб был далеко необычный водитель, как это я считаю. Мне совсем неизвестны были его часы жизни за пределами работы со мной. Вполне вероятно, что на моем автомобиле в нерабочее время Мирзаев Вахоб перевозил не только своих гиссарских баранов, но и что-то другое, что мне совершенно неизвестно. Пускай в этом разберется милиция. Надо мне подумать о своей семье, чтобы с нами не произошло то же самое, что произошло с семьей Мирзаева Вахоба. Придется с семьей до зимы выехать за пределы Республики Таджикистан. За время гражданской войны в Республике Таджикистан большинство боевых действий приходятся на холодное время года. Видимо за лето и осень, противоборствующие стороны накапливают боеприпасы и продукты на ведение боевых действий. Возможно, что в этом есть и другая причина. В жару тяжело воевать. В холод легче передвигаться. В любом случае надо в холода перебраться куда-то южнее Республики Таджикистан. В Европу или в Латинскую Америку. Можно в Австралию. Однако, мне не хочется отрываться далеко от родных мест. Стоило бы иметь связи с Краснодарским краем, чтобы перебраться к черноморскому побережью Кавказа. Хорошо бы поселиться где-то в районе большого Сочи. Между городами Адлер и Туапсе. Самый хороший климат моей семье. Близко горы Кавказа и Черное море. Летом ни сильно жарко и зимой не холодно. Если ближайшие два-три месяца в Республике Таджикистан будет все спокойно, то обязательно слетаю в город Сочи. Познакомлюсь с местными властями. Поговорю насчет перевода своего офиса в город Сочи. Думаю, что никто не откажется от большого бизнеса в своем городе. Где большой бизнес, там большие деньги и рабочие места. С моим огромным образованием всегда найдется место на жительство и на работу. Конечно, жалко оставлять хорошо налаженное дело, на которое потратил пять лет своей жизни и много денег. Одна пятикомнатная квартира много стоит денег и долгих лет ожидания всей нашей семьи. Как быть мне в таком положении, что положить на весы справедливости? Шикарную жизнь под бомбами или не определенность в будущей жизни? Никто мне в этом не поможет, ни Старик ОН из племени людей-птиц, ни умные предки из обратного измерения жизни. Мне самому придется определять. Какая все-таки не справедливость в жизни. Когда от меня кому-то нужна была помощь, то возле меня выстраивались очереди людей с просьбой о помощи в работе, в деньгах и просто в хлебе насущном. Кто мне поможет сейчас в трудную минуту?
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) Е.Амеличева "Лунная волчица, или Ты попал, оборотень!"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) О.Головина "По твоим следам"(Постапокалипсис) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) К.Лисицына "Чёрный цветок, несущий смерть"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"