Черкасова Юлия Михайловна: другие произведения.

Псих - значит живой! (ч 1)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Не дожидаюсь третьего упрека и выкладываю общий файл ))) Изменена нумерация глав.

  
  Глава 1
   Здоровых нет - есть недообследованные!
  
  Будь осторожен -
  Чувствую кожей -
  Кто-то из нас двоих.
  Кто-то из нас двоих
  Точно сошел с ума.
  Осталось лишь определить -
  Весь мир - или я!
  
  группа "Тараканы", "Кто-то из нас двоих"
  
  
   Все было хуже чем плохо. В моей жизни уже давно царствовала черная полоса. Поначалу, первые несколько месяцев, когда все только началось, я стоически держалась, ведь рано или поздно должны же неприятности кончиться?
   Но время шло, недели сливались в месяцы, а обломы продолжали преследовать меня на каждом шагу. Назначенные встречи срывались, компьютер, давясь, сжирал законченный перевод или отчет без возможности восстановления, младшие братья как с цепи сорвались и постоянно влипали в неприятности, а мне приходилось их вытаскивать.
   Заедало замок от входной двери, прорывало батарею, трижды затопили соседи сверху, напал на меня какой-то пьяный прямо возле подъезда - спасла привычка держать в варежке баллончик со слезоточивым газом - он надежнее, чем нервно-паралитический - тот не действует на пьяных и наркоманов. Случались все мелкие и крупные неприятности которые только могли случиться. Вдобавок ко всему у меня постоянно что-нибудь болело. Таблетки помогали через раз. То несколько дней кряду болит голова, то зубы - все по очереди - а к стоматологу я идти боялась, после того, как он мне однажды вырвал зуб, не дождавшись начала действия местной анестезии. А в нашем небольшом поселке врач-стоматолог был один. То еще что-нибудь - ныли суставы, хватало сердце и т.д. Это при том, что проблем со здоровьем - кроме простудных заболеваний - у меня в принципе никогда не было.
   Электроприборы и лампочки перегорали ежедневно - я покупала лампочки по десять шук на неделю и не всегда хватало. В доме уже давно не было работающих фенов, плоек, магнитофонов и плееров. За год я сменила четыре электроплиты, три утюга, пару миксеров. Стиральную машину, как и оба магнитофона просто пришлось выбросить - на новые денег не хватало. Единственные безотказно работающие электроприборы - телевизор и холодильник. Все это при том, что соседи на подобные проблемы не жаловались.
   Я поссорилась с родителями, соседка по площадке увела моего парня, зато мне начал оказывать недвусмысленные знаки внимания гражданский муж моей подруги, что меня совсем не радовало. Я боялась спать по ночам, так как в мою квартиру прорвались крысы - первый этаж все-таки. Каждый вечер перед сном проверяла все плинтуса, углы и стенные шкафы, затыкая в очередной раз дыры. Эти твари разгребали лапами еще сырой цемент со стеклом, не реагировали на отравленную приманку которую я щедро насыпала в их норы. А специальный прибор для отпугивания крыс, одолженный на время одной знакомой, и проработавший весь вечер - из-за чего мне самой пришлось сбегать из дома - он издавал мерзкий пронзительный писк на одной ноте, имитировавший сигнал опасности, издаваемый крысами - сработал наоборот. Видимо все крысы округи собрались спасать собрата попавшего в беду и всю ночь топали и пищали под полом.
   Я дошла до того, что вечером пила корвалол чтоб уснуть, забыть о том, что у меня там болело на тот момент и страхах крыс и темноты, а также собственных мыслях о том, каких гадостей ждать от судьбы завтра, а утром настойку элеутерококка, чтоб проснуться и быть в состоянии идти на работу. Кофе, даже в лошадиных дозах, действия уже не оказывал.
   Когда же это все наконец кончится? И за что мне все это? Ни один день не обходился у меня без слез. Но плакала я только наедине с собой, размышляя об итогах очередного дня и не видя ни единого намека на просвет в будущем. При людях я старалась делать вид, что все в порядке, стоически переносила издевки судьбы.
   Как-то вечером я была в гостях у своих друзей - семейной пары. Мы играли в "Тысячу" и весело болтали. Я постаралась забыть об очередных проблемах на работе, своей головной боли - уже ведь почти привыкла к постоянно тупо ноющему где-нибудь мучению, и последних закидонах братцев. Все на фиг, надо отдохнуть!
   Славик рассказывал анекдоты, мы с Танюхой не отставали. Вдруг меня охватило безграничное чувство покоя. Мне стало все равно, что происходит, я чувствовала легкое дуновение и запах свежего воздуха и слышала ночной шелест листвы деревьев. Головная боль исчезла, я отдыхала от боли, от проблем, от всего. Все стало все равно, кроме того что мне просто было наконец-то спокойно.
  - Юль, ты чего? - издалека донесся голос Танюхи. Он врывался в сознание и мешал отдыхать.
  Я встала и вышла.
   Я бесцельно брела по улице, наслаждаясь покоем и собственным равнодушием к происходящему вокруг. Все было все равно и лень вообще. Можно было не думать о нерешабельных проблемах, не переживать из-за отношений с близкими, и самое главное - нигде ничего не болело. Да, я могла вспомнить все заботы, но настолько не хотелось этого делать! Я и не стала.
   Рядом остановилась машина. Вылез милиционер. Я посмотрела на него равнодушно, просто отметив факт его присутствия рядом.
  - Садитесь в машину, мы вас подвезем. - сказал он
  Я влезла в уазик.
  - Куда вы шли? - спросил он
  - Никуда. Просто отдыхаю. - ответила я
  - Поехали - бросил он шоферу.
   Они привезли меня в больницу. Медсестра стала приставать ко мне с вопросами, оформляя карту. А мне не хотелось разговаривать. Сделав над собой усилие, я вытащила из кармана паспорт и отдала ей. Пусть почитает, что ей там нужно и отстанет.
  Тут вошел какой-то шумный, суетливый мужчина.
  -Так-так, что у нас тут? - спросил он у меня
  - Что вы от меня хотите? - спросила я, поняв, что в его присутствии продолжить ловить кайф не получится.
  - Наркотики употребляете? - спросил он
  - Нет. И не пью. Но курю. - ответила я исчерпывающе, чтоб не отвечать еще на несколько вопросов.
  - Как спите? - продолжил он допрос. Вот дотошный зануда!
  - Плохо. Крыс боюсь.
  - Так-так... Каких крыс? Больших? Цветных? - он впился в меня глазами.
  - Серых. Я на первом этаже живу. Крысятник дома.
  - А стрессы у вас были?
  - У меня вообще вся жизнь - сплошной стресс. - медленно, устало произнесла я.
  - Вся??? Ай-ай-ай! Ну надо обследоваться!
  - Дайте мне лучше сразу направление к патологоанатому и я пойду.
  - Конечно пойдете! Он взял мое запястье и начал считать пульс, глядя мне в глаза.
  Не знаю, что он в них увидел, я вроде просто равнодушно смотрела на него, но аккуратно положил мою руку назад, мне на колено и вышел в коридор.
  Медсестра закончила писать и пригласила идти с ней.
  - Сейчас поспите и все пройдет! - успокоила она.
  Что пройдет? Куда пройдет? Я не хочу чтоб оно проходило! Дайте мне подушку и отстаньте все! Я устала от разговора с врачом и сильно хотела спать. Медсестра привела меня в палату, зачем-то отодвинула от стены кровать сантиметров на тридцать
  - Ложитесь!
  Я посмотрела на нее, хотела спросить, зачем кровать было вытаскивать на середину, но язык почему-то не слушался, да и вообще не все ли равно? Я стала расстегивать куртку, она остановила меня.
  -Ложитесь так!
  Я удивленно посмотрела на нее, она нетерпеливо махнула рукой. Тогда я стала снимать туфли, но медсестра рявкнула:
  - Сказала же - так ложитесь!
  Ну пожалста! Я улеглась на кровати прямо в обуви.
  Открылась дверь, вошла еще одна медсестра со шприцем. Отдала шприц первой, та повернулась ко мне
  - Это успокоительное.
  Я ничего не ответила, так как ничего не поняла из происходящего, кроме того что все это похоже на большую психиатрию. Но, как ни странно, и это меня не волновало.
  Она подошла ко мне, протиснувшись между стеной и кроватью, взяла мою левую руку и начала что-то щупать с тыльной стороны ладони.
  - Рукав закатать? - превозмогая полуобморочную расслабуху спросила я
  - Нет-нет, не надо! Она нащупывала вену на пясти и бурчала
  - Вен- то и не нащупать совсем! И руки больно холодные!
  Наконец, нащупав, ввела иглу шприца, нажала на поршень и опять начала озабоченно качать головой
  - Кровь-то у вас совсем почти свернулась! Лекарство не ввести!
  Я решила что мне эта фраза послышалась... Я биолог все-таки...
  В это время вторая медсестра сняла с меня все-таки туфли и принесла одеяло. Следом за ней вошел врач, встал в ногах кровати:
  - Как вы себя чувствуете?
  - Спать хочу...
  - Ложитесь поудобнее - предложил он
  - Спасибо, мне хорошо, - с трудом ворочая языком, откликнулась я.
  - Нет уж вы устройтесь так, чтоб было удобно.
   Зачем? Кровать с пружинной сеткой, все равно провисает, шевелиться - сил нет. К тому же все опять начало окутываться туманом. Тем не менее, раз уж мне сказали - я попыталась улечься поудобнее, взялась за железные рамки кровати и... меня с такой силой долбануло током! Я не могла оторвать ладони, тело затрясло, внутри что-то сжималось, перехватывая дыхание. Тут медсестра оторвала мои руки от кровати, встряхнула меня за плечи. Я с ужасом глянула на нее. Что тут происходит? Я аккуратно тыльной стороной одной ладони дотронулась до правого железного края кровати - нет, не бьет. Стараясь не взяться двумя руками одновременно за металлические части, слезла с этой койки, обошла ее вокруг, заглянула под нее в поисках контактов и проводов. Их не было. А что это было? Галлюцинация? Я вообще перестала что либо понимать.
   Врач и медсестры молча смотрели на меня все это время. Не мешали, не спрашивали. Просто наблюдали. Потом врач невозмутимо спросил:
  - Вам тут неудобно, не так ли?
  Кажется, он надо мной издевается. Я вздохнула, окинула взглядом пол в поисках своих туфель - их не было.
  - Где моя обувь?
  - Пойдемте
   Меня привели в другую палату. Указали кровать. На этот раз она стояла нормально у стенки. Я потрогала ее сначала одной, потом двумя руками. Тыльные стороны ладоней ощутили знакомое покалывание. У них тут что, все кровати под напряжением? Или может это такой эффект от укола? Какая-нибудь обостренная кожная чувствительность?
  - Почему меня кровать бьет током? Что вы мне вкололи? - обернулась я к медсестре
  - Успокоительное. -ответила она, начисто игнорируя первый вопрос
  - Скажите хоть какое? - спросила я
  - Галоперидол. Это снотворное.
  Название мне ничего не сказало, но я на всякий случай постаралась запомнить.
  - И как мне спать, если я на ваши кровати лечь не могу? Отдайте обувь, домой пойду.
  - Гардеробщица уже ушла. Вам придется ночевать здесь. Ложитесь аккуратнее.
   Ладно, раз это все таки мои собственные реакции, а не внешний источник электропитания, можно рискнуть. Я вытащила края простыни, заправленные под матрас и прикрыла ими железные края кровати. Потом разделась и легла. Сна не было ни в одном глазу. Повалявшись какое-то время и подумав о том, что докатилась - в психушку загремела, я вылезла в коридор, захватив сигареты и зажигалку. Место для курения располагалось на лестничной площадке. Я курила и разглядывала цветные круги, плававшие перед глазами. Они то уменьшались, то увеличивались, вращались. Вот такие значит глюки бывают... Спать-то почему не хочется? Снотворное некачественное?
  Внутренний голос предрекал всякие ужасы, я разглядывала свои галлюцинации... Потом затушила окурок и отправилась спать. Уснуть не получалось. Я так и проворочалась всю ночь, плавая в тумане и вылезая периодически в курилку.
   Утром пришел врач. Домой меня отпускать отказался наотрез, сказал, что нужно обследоваться. Медсестра нажаловалась ему, что я всю ночь прошастала по коридору. Он неодобрительно покачал головой, что-то сказал ей на латыни.
  Меня ознакомили с назначенными препаратами - аминазин в таблетках, галоперидол в уколах, циклодол и еще что-то.
  - А почему так много?
  - Вам нужно спать побольше.
  Тут я была согласна. Организм был измучен, спать я практически не могла.
  Раздавая таблетки, медсестра стояла над душой, пока я их все не съем. Продрыхнув около суток после первого приема таблеток, я проснулась в состоянии полнейшего пофигизма. Лень было даже перевести взгляд с одного предмета на другой. Говорить - тем более. Тем не менее, я соскреблась с кровати и поплелась медленно, как сомнамбула, в ванную, намереваясь умыться и освежиться. Нет, слабости не было. Просто было состояние как на другой планете, где сила тяжести больше земной. Каждое движение требовало неимоверных усилий и воздух вокруг казался жидким, двигаться в нем было трудно. Добравшись до умывальника я глянула в зеркало и испугалась - радужки в глазах не было видно - настолько были расширены зрачки. Жуть какая.
   Вернувшись в палату я забила на завтрак - идти до столовой далеко да и есть не хотелось, и снова уснула. Так прошло несколько дней. Проснувшись, я иногда находила тарелку с едой на своей тумбочке. Приходила утром и вечером медсестра, будила меня, делала укол в вену, кормила таблетками. Я покорно съедала их, выходила на перекур и через полчаса снова вырубалась.
  Однажды я проснулась от того, что меня кто-то тормошил. Открыла глаза, вовсе даже не прощаясь с царством Морфея или его братца и сквозь туман увидела лицо своей хорошей знакомой. Она была врачом и работала здесь же в больнице.
  - Юлька, да проснись же! Я узнала, что ты здесь и пришла.
  - Уг-гу. - С трудом, но мне удалось сфокусировать взгляд
  - Чем тебя тут кормят? Ты вообще никакая!
  - Амфетамином, циклодолом и чем-то еще...
  - Так! А ну быстро вставай и пошли со мной!
  - Я спать хочу...
  - Потом поспишь, у нас разговор серьезный будет!
   Вздыхая, я медленно сползла с кровати, и поддерживаемая заботливой рукой Алины выползла в коридор. Переход в другой корпус я одолела с трудом, мы несколько раз останавливались отдохнуть. Когда мы наконец добрались до ее кабинета, я была в полной прострации. Алина, указав мне стул, разливала по чашкам кофе.
  - Вот, крепкий кофе, пей и приходи в себя!
  Сунув мне в зубы сигарету а в руки чашку, она присела на подоконник
  - Ну и что случилось?
  - Я внезапно ушла из гостей не прощаясь и отправилась бродить по улицам. Накатило просто. Потом меня привезли сюда. А тут током кровать билась... - говорить было еще трудно, я экономила слова.
  - Так чем все таки тебя тут кормят? Каким амфетамином?
  - Коричневым как горошина.
  - Идиотка. Это аминазин!!! И не смей его жрать!!! Этим буйных успокаивают!
  - Точно, аминазин. А я не буйная... я устала просто. Или все таки с ума сошла?
  - Да у многих по молодости это бывает. Потом проходит. Так все таки, почему тебе прописали это слонобойное? Скажи честно, что произошло?
  - Меня кровать током ударила, а я полезла проверять, где провод цепляется. Провода не нашла. А видимо от шока не подействовал голо... гало... дол.
  - Тебе еще и галоперидол колют? Я поговорю с твоим врачом. Ты здесь с какого числа?
  - Не помню. Суббота была... дня четыре назад.
  - Хороша, красавица! Какая кровать током билась?
  - Обе! Меня сначала положили вообще посреди палаты, кровать выдвинули, уложили, даже раздеться не дали, прямо в ботах, и укол сделали. Потом врач сказал устроиться удобнее, я взялась за железный каркас обеими руками - меня как тряхануло! Медсестра успела вовремя мне руки отцепить. А потом в другой палате - тоже.
  - Куда говоришь кровать вытащили??? - у Алины глаза полезли на лоб
  - Ну получается практически в центр палаты. - После кофе у меня начало проясняться в голове и я уже могла связно вспоминать происшедшее.
  - А ногами ты куда улеглась? - нахмурилась она
  - К двери... - тут и я вспомнила примету.
  - Еще лучше. Помирать собралась, да еще и холодного железа боится.
  - Какого такого холодного железа?
  - Такого вот! Его нечистая сила боится.
  - Иди ты! Металла под напряжением любой испугается!
  - А он не для любого под напряжением!
  Тут я заткнулась. Потом вспомнила
  - А еще медсестра мне говорила, что у меня кровь свернулась почти и лекарство типа не ввести.
  - О-о! Раз они в открытую пошли, значит дело серьезное... - Алина нахмурилась. - Главное - не жри аминазин!
  - Как его не жрать, если сестра стоит рядом, пока не схаваешь? А кто - они?
  - Потом объясню. Сейчас иди в палату. А таблетку под язык, а потом выплевываешь - что, не знаешь что ли? И о нашем разговоре - никому!
  
  
  глава 2
   Большая психиатрия со странностями
  
  Заблудившиеся странники -
  Не чужие на своей земле
  Но бродяги и изгнанники
  В чьей то жестокой игре.
  
  
   Я отправилась в свою палату. Спать расхотелось, муть в сознании рассеялась, воздух больше не казался густым и двигалась я уже почти нормально.
  Вернувшись, я повалялась на кровати, отдохнула немного и пошла к медсестре - нужно было отпроситься на пару часов - зайти домой, взять кое-что из одежды и купить сигарет и кофе.
  - А вам что, уже настолько лучше? - недоверчиво спросила она у меня. Сегодня на дежурстве была та самая, которая дежурила в первый вечер.
  - Да, я вполне нормально себя чувствую. Мне нужно взять кое-какие вещи из дома.
  - Хорошо. Только давайте я вам витаминов уколю, чтоб слабости после снотворных не чувствовать. А то рухнете в обморок на улице, а мне отвечай потом. И через полчасика пойдете.
  - Да не рухну, и живу я тут недалеко.
  - Нет уж! Мне неприятностей тоже не хочется! Идите в палату, я сейчас.
   Я вернулась в палату и улеглась на кровать, мысленно составляя список необходимых вещей. Через пару минут вошла медсестра, посмотрела на протянутую мной руку, с тремя синяками на предплечье, потребовала другую. Сделала укол, улыбнулась, уходя, и сказала - вот и все, скоро пойдете. Но помните - главное - вовремя вернуться!
  - Вернусь. Что ж делать-то. - ответила я и сама не услышала звука собственного голоса. Кажется, мне даже губами пошевелить не удалось. Я резко дернулась на кровати, но не сдвинулась с места. Видимо от напряжения у меня в глазах посинело, откуда-то снизу раздался поначалу далекий, но быстро приближающийся гул. Мне стало жутко. Я начала орать от ужаса, но сама себя уже не слышала. Что она мне вколола, эта медсестра?
  - Ну и где же ты была сегодня? - спросил врач
  - Побродила по коридорам - ответила я, вспомнив о предупреждении Алины
  - Хорошо тебе теперь?
  - Оставьте меня в покое!
  - Где ты была сегодня?
  - Не скажу!
   Вдруг синева перед глазами немного рассеялась и я увидела перед собой что-то серебристое, похожее на снежинку, с метр примерно диаметром. Она была такая красивая! Я по-прежнему лежала на кровати, рядом стоял доктор, держа меня за запястье. Вдруг он взмахнул рукой, висящая надо мной Снежинка повернулась, сверкнув клинками лучиков и осторожно коснулась меня краем одного из них. Я завопила от режущей боли.
  - Плохо будет каждый раз, как увидишь! - сказал доктор, но движением руки отвел Снежинку.- Не будешь отвечать где была - будет больно!
  - Не буду! - уперлась я. Я вообще редко упираюсь, мне проще уступить. Но есть принципиальные моменты, где я уступить просто не способна. Один из них - когда на меня давят.
  - Зря. Ты в опасности. Твой разум крайне нестабилен. А я могу его подтолкнуть в пучину безумия или спасти. Хочешь?
  - Почему у вас кровати током бились?
  - Тебе показалось.
  - Ваша медсестра что-то вколола не то. Обостряющее чувствительность, да?
  - Неважно. Почему ты просила направление к патологоанатому?
  - Вы в своем уме??? Это прикол был!
  - Ну-ну... Я отправлю тебя на обследование в Якутск. Дело серьезное.
  - Не надо меня на обследование! Мне уже хорошо!- я приподнялась на подушке. От резкого движения накатил приступ тошноты, перед глазами зарябило синим, потом синева рассеялась, я потрясла головой и уставилась на врача:
  - Зачем?Ведь нервный срыв - это максимум, что вы можете у меня диагностировать! И то он уже прошел!
  - Тише-тише, не дергайтесь! - он, не выпуская моей руки, заботливо поправил мне одеяло. - Вам вредно! Лучше поспите.
   Я испугалась всерьез. Что-то странное происходит в этой больнице. Нужно соглашаться с врачом. А самой решать, что делать. И обязательно поговорить с Алиной. Она мне все таки подруга, объяснит, а врач похоже темнит что-то. И ведет себя странно.
  - Да, я пожалуй, отдохну. Мне не по себе. А может все-таки в Якутск не надо?
  - Отдыхайте. - он отпустил наконец мою руку, улыбнулся, и вышел, выключив свет в палате, но оставив дверь приоткрытой.
   В палате я была одна, еще три кровати были свободны. Я достала пачку сигарет, которую дала мне Алина и отправилась на лестничную площадку. Медсестра, чей столик располагался прямо возле двери моей палаты, косо посмотрела на меня, но ничего не сказала. Все двери палат были закрыты, стояла глубокая ночь. На часах, висевших над столиком медсестры было полвторого.
  Я вышла из отделения на лестничную площадку, закурила, облокотившись на перила и стала обдумывать сложившуюся ситуацию.
   Я сошла с ума и мне мерещатся всякие ужасы? Кровати током не бились, доктор не вел себя как палач в том непонятном синем пространстве, я сходила домой и взяла вещи? Как бы не так. Я, конечно не разбираюсь в психиатрии, но нервный приступ от стресса - это не повод так суетиться. Успокоительное и сон - лучшее средство. Снотворное... Что мне все-таки кололи? Либо галоперидол - не снотворное, либо кололи не его. С действием снотворных я знакома - сама когда-то определилась, что нужно пить корвалол по вечерам, так как он содержит фенобарбитал. Галоперидол, конечно может относиться к другой группе препаратов... Черт, и чего я не медик? Фармакологии у нас в универе не было. Химий - навалом. Химия общая, органическая, аналитическая, высокомолекулярных соединений, коллоидная. Но сейчас они мне ничем не помогут...
   Витамины... Видала я такие витамины! Значит меня какой-то дрянью накачали, лишь бы не вышла из больницы? Так я манию преследования получу за пару дней. И ведут они себя все-таки странно. Что бы значило то представление с кроватями? Чтоб медик больного, находящегося в сознании, и стоящего на своих ногах, укладывал на постель в ботах!!! Уму непостижимо! Что делать? Мне тут не нравится что-то. Нет, отоспаться и провести какое-то время на больничном, отрешившись от своих проблем - идея своевременная. Я вымоталась за прошедшие месяцы. Никогда больше не буду работать в таком режиме! Себя любить надо... Но что-то мне кажется, что убойные препараты - все-таки лишние в моем случае. Что, легких снотворных не бывает? И странности все эти... Надо смываться. Но сначала надо выяснить все у Алины. Какие-то странные намеки она сделала. Ногами вперед... озвереть. Не, я не суеверна, но вкупе с заявкой медсестры про свернувшуюся кровь! Меня передернуло. Убьют же на фиг! А может поэтому и накачивают всякой гадостью, чтоб я того... с копыт? А кому это надо? Я врача этого вообще впервые вижу. Заказать меня кто-нибудь мог? А кто? И главное - за что? Порывшись в памяти я не нашла достаточно веских причин, чтоб расправиться со мной таким способом. Да и врагов серьезных у меня не было. Особы женского пола, питающие ко мне беззаветную ненависть - не в счет. Это всего лишь инстинктивное конкурентное поведение. Они всех так ненавидят, на всякий случай.
   Тут в тишине спящего корпуса раздался милый сердцу звук - кто-то крутил диск телефона, набирая номер. Я перегнулась через перила - на площадке второго этажа девушка в халате стояла у таксофонного аппарата, закрепленного на стене. Телефон!!!
   - Девушка! Извините, сколько стоит поговорить? Карту наверное надо? - я спустилась ниже на несколько ступенек. Девушка обернулась:
  - Нет, этот бесплатный. Сейчас, я поговорю и звоните. Только по городу, восьмерки тут нет.
  - Ага, спасибо!
   Я вернулась на свою площадку, закурила еще сигарету. Внизу девушка щебетала по телефону. Я еле дождалась, пока она отойдет от него. Потом спустилась вниз, набрала домашний номер Алины. Трубку никто не брал. Или спит, или на дежурстве. Но ведь если на дежурстве - это здесь! Я отправилась в соседний корпус, где на первом этаже располагалось отделение "скорой помощи". Входная дверь нашего корпуса оказалась закрыта. Пришлось тихим привидением просачиваться на второй этаж и стараясь, чтоб не услышала дежурная медсестра хирургического отделения, расположенного на втором этаже, красться к галерее, соединяющей два корпуса. Галерея оказалась открыта, и я прошмыгнула в широкий коридор, с огромными окнами, заставленный цветочными горшками и кадками с какими-то фикусами. Озираясь в темноте, и стараясь не наткнуться на растения, добралась до детского отделения, располагавшегося на втором этаже соседнего корпуса и спустилась вниз. Из открытых дверей "скорой" доносился смех и голоса. Я тихонько подошла к дверям и сразу увидела Алину, сидевшую на диване лицом ко мне. К счастью, остальные сидели так, что меня не видели. Я подошла на шаг и помахала рукой, стараясь привлечь внимание подруги. Она заметила меня, я поманила ее ладонью. Она едва заметно кивнула, положила руку на спинку дивана, как бы невзначай взмахнув пальцами - через пять минут.
   Я отошла от двери. Через минуту Алина, громко зевнув, сказала остальным
  - Ой девчонки, что-то я устала! Пойду полежу у себя в кабинете, если что - крикните, я спать не буду, услышу. Так, полежу немного.
  Я поняла намек и осторожно направилась в сторону ее кабинета, располагавшегося за углом. Алина, не включая света в коридоре, тут же появилась следом, с ключами в руке. Шепнула мне
  - Тихо! Молчи! - и принялась ковыряться в замочной скважине.
  Открыв дверь, впихнула меня внутрь и включила настольную лампу, потом задернула шторы.
  - Ну что, допрыгалась? - спросила она меня недовольно - Владимир Иваныч собирается отправлять тебя в Якутск. Сам сказал, когда уходил. Очень говорит, интересный случай! Ты что, не могла сыграть? Изобразить сонное состояние, принять тупой вид? Нормальные люди, когда их накачают снотворным - спят. Понимаешь, спят! Тебе что, в подопытные кролики захотелось?
  - Алин, подожди! Кто знал, что это снотворное? Медсестра сказала - витамины!
  - Так. Подожди. Какие витамины?
  - Ну я когда от тебя пришла, уже лучше себя чувствовала же, ну и хотела отпроситься на пару часов - вещи взять, купить там чего. Медсестра согласилась, только говорит витамины вколю, чтоб слабости не было. И вкатала что-то жуткое. Я провалилась в синее пространство, там жужжало, потом откуда-то взялся врач и как садюга принялся допрашивать - где я была сегодня. Потом сказал, что в Якутск отправит. Я стала отказываться. И все. Это глюк был или нет? Ты мне вообще объясни, что здесь происходит? И кто такие они про которых ты сегодня говорила? Меня убивать будут?
  - Так, давай по порядку. Психиатрические методики есть, чтоб провоцировать пациента на искренность.
  - Я не пациент!
  Алина иронично глянула на меня.
  - Так вот, пациент сам выкладывает свою суть, иногда даже не замечая этого, проходя всякие тесты. Вот ты, например, показала, что нормальным человеком не являешься.
  - Ты чего? - у меня округлились глаза
  - А того! Холодное железо тебя чуть не убило - ты ведь просто прикоснулась к нему, правда? Нестандартно на тебя действуют препараты. Смерти не боишься - не обратила внимания, что тебя кладут ногами вперед, не стала истерить, когда сообщили о почти свернувшейся крови.
  - Тупой тест! Во-первых - я просто несуеверна, во-вторых - с аминазина я все-таки вырубилась, а вот насчет железа просто не поняла.
  - В-третьих - ты умудрилась болтать с врачом мысленно, когда тебе под видом витаминов ввели кое-что другое! Он очень удивлялся по этому поводу вечером. И запомни - витамины вообще-то колют внутримышечно...
  - Ну не мысленно! Меня этот... вполне ощутимо порезал какой-то серебристой снежинкой!
  Алина рассмеялась
  - Он просто гипнозом лечит. И видимо подозревал, что ты снежок нюхаешь. Вот и пытался внушить запрет на наркоту.
  - Господи! Куда я попала??? Какой снежок??? - я схватилась за голову
  - Ну следов от уколов на руках у тебя нет. Значит нюхаешь, если человек.
  - А если нет? - я опять перестала что-либо понимать
  - Просто некоторые реакции наркоманов под дозой очень похожи на реакции...кхм...нечистой силы. Он просто должен был убедиться, определить точно, кто ты есть. Видимо поэтому тебя держали в ауте. А тут ты исчезаешь на час и возвращаешься полная энергии. Медсестра естественно это видит, сообщает Владимиру Иванычу, что ты где-то раздобыла дозу.
  - Так, это понятно. А при чем тут нечистая сила? В мединституте этому тоже учат? И почему я - она?
  - Врачи, знаешь ли, связаны с тайнами жизни и смерти. - Алина устало посмотрела на меня. - А почему ты- она, я не знаю. Кто ты вообще? Мы с тобой давненько общаемся, я иногда замечаю, скажем, странности, сопровождающие твое присутствие. А наркотики ты не принимаешь, я знаю.
  - Да у кого их щас нет, таких странностей? Ты телек включи! Две трети народу - телепаты, экстрасенсы, друзья инопланетян и тому подобное! Три четверти народонаселения страны - колдуют сами по мелочи или верят в магию! Ауры, биополя, сглазы, привороты, приметы, гороскопы - на каждом шагу! К одним ложки липнут, другие облака руками разгоняют. Я что, крайняя? Тем более - я не специально. Иногда вроде и не хочется видеть ореолы, окружающие людей, а вижу. Но толку-то? Такое, светло-голубое сияние в форме фигуры. Ну и лучики от затылка. Биополе как биополе. А то, что с электроприборами не дружу - так это вообще мое несчастье! Мы с Юркой в заповеднике как-то специально экспериментировали - я включаю комп - он загружается в режиме защиты от сбоев. Выключаем. Он ту же кнопку нажимает - нормально грузится. У меня глючился четыре раза из четырех. У меня дома электроприборы не держатся! Я на лампочках разорюсь скоро!
  - А зачем ты тогда моему магнитофону анекдот рассказала?
  Я вспомнила этот случай, года два назад. Поэкспериментировать тогда решила... рассказала Алинкиному магнитофону анекдот: стоят два магнитофона - русский и японский. Русский жалобно так обращается к японскому
   - Ты навороченный, да?
  - Да-а! - важно отвечает тот.
  - Тебя хозяин очень любит?
  - Очень!
  - Он тебе небось кассеты новые покупает?
  - Покупает.
  - Дай пожевать, а?
  Алинкин магнитофон с тех пор нормально не работал - кассеты жевал от души, пленки перекусывал. Я смутилась. Алина посмотрела на меня, улыбнулась.
  - Ладно, чего уж там. Давай думать, что делать будем?
  - Однозначно - смываться! Ну их на фиг с тестами, препаратами и обследованиями! Если я просто смоюсь из больницы и откажусь возвращаться - оставят в покое? - я с надеждой посмотрела на Алину
  - Маловероятно. Ты или наркоманка по их мнению или что похуже. В первом случае тебя обследуют, лечат и ставят на учет, во-втором - не знаю. Мне не нравится идея с Якутском. Таких...странных, ищут и они иногда пропадают бесследно. Сидят где-нибудь по лабораториям в засекреченных институтах. Магией занимаются.
  - Еще не легче! - я испугалась всерьез. - А просто нервной женщиной я оказаться не могу? Которую жизнь достала и у нее крыша немного сдвинулась? На время?
  - А ты недвусмысленно дала понять, что связана с миром мертвых. Почему кровь-то свернулась? - Алина задумчиво смотрела на меня
  - Может правда кровообращение было нарушено? Я по улицам долго бродила, замерзла, а домой не хотелось и видеть никого тоже. Так хорошо... как будто все проблемы разом отпали...
  - Это просто перегруз психики. Процессы торможения стали преобладать, получился такой сон наяву.
  - А в психушку то за что?
  - А вела себя неадекватно значит!
  Тут я вспомнила, как ушла от Танюхи. Ну, да... ненормально....
  - Аля! У нас вызов! Едем!- донеслось из коридора
  - Иду! - откликнулась Алина, потом обернулась ко мне
  - Домой тебе нельзя, здесь оставаться -тоже. Иди пока ко мне, вот ключ. Смотри, чтоб никто тебя не видел! - она порылась в сумочке, нашла ключ от своей квартиры, сунула его мне.
  - Сейчас я выйду и сделаю вид, что закрываю дверь. Когда уедем - выйдешь. Входная дверь в этом корпусе открыта. - сказала она, идя к двери. - Тут, - приоткрыла скрипнувшую дверцу шкафа - куртка есть, возьми - холодно на улице. Ну все, удачи! Утром приду!
  И она исчезла за дверью. Побрякал ключ в замочной скважине, потом были слышны торопливые шаги Алины по коридору и все стихло.
   Я дождалась звука мотора отъезжающей скорой, потом аккуратно взяла из шкафа куртку, оделась. Выключила лампу и тихонько выскользнула в темный коридор.
   Пока добралась до дома Алины - замерзла как собака. На улице было холодно, асфальт был покрыт серебристой изморозью. Снежок! Я нервно хихикнула. То ли наркота, то нечистая сила, посреди ночи сбегаю из психушки, в тапочках на босу ногу! Кому рассказать - не поверят! А если рассказать про то, что со мной было в самой больнице - меня любой обратно сдаст.
   Стараясь не шлепать тапками, я поднялась на третий этаж. Облегченно вздохнула, закрыв за собой дверь квартиры.
   Сбросила с отвращением больничные тапки, босиком прошла в ванную. Включила горячую воду, пока ванна набирается, поищу чего-нибудь съедобного. Не включая света, прошла на кухню, слабо освещенную уличным фонарем. Включила чайник, порылась в холодильнике. В нем обнаружилась кастрюлька с котлетами. Сделав себе бутерброд с котлетой, я пошла обратно в ванную, где горел свет. Отогревшись в горячей воде и наевшись я почувствовала, что вырубаюсь.
   Разбудил меня телефонный звонок. Я глянула на электронный будильник - полпятого. Алинка! Что-то случилось! Я слетела с дивана и в темноте понеслась в коридор.
  - Алина?
  Ответом мне было молчание.
  - Алина, я слушаю!
  Тишина. Я бросила трубку. Быстро оделась, обула Алинкины кроссовки, куртку, захватила ключи, спустилась вниз. Подышу свежим воздухом полчасика на всякий случай. Если я неправа - то потом спокойно вернусь и залягу спать дальше. А если права... На всякий случай решила выйти через дальний подъезд - через весь этаж тянулся узкий темный коридор, соединяющий все четыре лестницы. Спотыкаясь в темноте и уговаривая себя не бояться, я наощупь шла вдоль стены. Вдруг позади я услышала визг тормозов подкатившей к дому машины. Я замерла, стараясь раствориться в стенке. Бухнула дверь подъезда, раздались торопливые шаги. Двое стали подниматься наверх. Когда они поднялись на этаж, я торопливо стала пробираться дальше по темному коридору, стараясь при этом не шуметь.
   Вдруг я поняла, какая я дура. Ну чего я тут казаки-разбойники устраиваю? Мало ли, кто звонил Алине. А я как идиотка бегаю по темноте! Точно, шизанулась. Мания преследования налицо. Шарахаюсь от телефона, от подъехавшей машины. Это вообще не за мной. Это сосед Алины со второго этажа домой вернулся со смены. Я остановилась, прижалась лбом к холодной бетонной стене. А я знаю, кто там на втором этаже живет? И главное - где работает? Мысли меня странные какие-то посещают. Ладно. Сейчас успокоюсь. Я медленно глубоко вздохнула.
   Ну и чего я тут стою? Тут крысы могут быть. Я так явно представила себе крысиный шорох впереди, что развернулась и пошла обратно. Хватит с меня ужасов на сегодня! Сейчас спокойно вернусь в Алинкину квартиру и завалюсь спать.
   Я выбралась из абсолютно темного коридора к началу лестницы. На втором этаже светилась тусклая лампочка. Я вздохнула - теперь лезть еще и на третий этаж, а я так устала! Вот бы кто-нибудь меня донес... Это было бы здорово. Я тут же представила себе, как ко мне подходит кто-то дружелюбный и спрашивает
  - Ну, что, помочь?
  - Ага - отвечаю я
  - Тогда пойдем. Ты так устала, что твое подсознание выдает всякие фантазии, но это всего лишь фантазии. Главное - их не бояться. Все это кажется.
  - Да я их не всегда и боюсь. Я просто очень не люблю, когда чего-то не понимаю. А происходит что-то странное...
  Мы вышли из подъезда, он придерживал меня за локоть
  - Ничего странного! Человек не может знать все! В чем-то каждый из нас - ребенок.
  - А вы знаете как я орала в детстве, когда мне не хватало слов, чтобы объяснить чего я хочу? Дети они ведь почему иногда плачут? Просто от ярости, что их никто не понимает и к ним не прислушивается.
  - Да. Ой, смотрите какая машина! Там внутри - тепло, а вы уже замерзли. Пойдемте греться? Нас пустят. А потом поедем далеко-далеко.
  Я нахмурилась. Что-то не хотелось мне далеко-далеко. Мне это... к Алине надо.
  - Мне к Алине надо! - сказала я своему спутнику
  - Так это аж на третий этаж лезть! Долго, далеко, холодно. Пойдем лучше со мной. Я о тебе позабочусь.
  Он так это произнес, что я поверила ему всей душой. Он меня спасет от всех и всего!
  - Пойдем со мной.
  Я подошла к стоящей у подъезда "скорой" и остановилась в ожидании. Он подошел следом, открыл дверцу
  - Прошу
  Я влезла внутрь. Там действительно было тепло. Потом машина куда-то ехала. Но меня держал за руку мой новый друг и мне уже не было страшно.
  
  
  глава 3
  Разница между психом и идиотом
  
  Не видят люди друг друга
  Проходят мимо друг друга
  Теряют люди друг друга
  А потом не найдут никогда...
  
  
   Машина остановилась.
  - Приехали. Выходи.
  Следом за ним я выбралась из машины. Больничный двор.
  - А зачем меня снова сюда?
  - Я думаю тебе пока тут будет лучше. Ты ведь устала и хочешь спать?
  - Не хочу я спать! И в больницу не хочу! Они тут все ненормальные!
  - А куда ты хочешь?
  - Не знаю. Домой наверное.
  - А почему наверное? Ты не уверена? У тебя проблемы? - он участливо заглянул мне в глаза
  - Да. Навалилось столько всего в последнее время - разгребать не успеваю - пожаловалась я.
  - Значит надо что-то менять в жизни! А в путешествие, скажем, на месяц ты бы что с собой взяла?
  - Немного вещей. Что еще надо?
  - Вещи из дома? Одежду?
  - Ага.
  - Пойди предупреди, что мы съездим за вещами - обратился он к шоферу.
  Тот молча подчинился.
  - Сейчас поедем и возьмем, что тебе нужно. - он успокаивающе погладил меня по руке - а потом будем менять твою жизнь.
  - А зачем вам моя жизнь? - в моей душе закопошились смутные сомнения
  - Я очень хочу тебе помочь - сказал он
  - Кто вы? - спросила я
  - Кандинский Лерам. Можно Лер.
  Вернулся шофер и мы поехали ко мне.
  Пока я сопела, сосредоточенно собирая сумку, он куда-то звонил, потом ушел на кухню и курил там с шофером.
  Я собрала сумку, переоделась. Потом вышла к ним.
  - Все, я готова.
   Мы приехали в аэропорт. Там нас встретил помятый и небритый Владимир Иванович. Он отпустил шофера и куда-то отошел. Лер проводил меня в дальний конец зала, сказал подождать немного и тоже ушел куда-то. Я сидела на широком подоконнике и бездумно скребла ногтем заиндевевшее стекло. Аэропорт постепенно наполнялся людьми.
  В мой тихий уголок вторглась шумная семья с кучей багажа и четырьмя маленькими детьми, которые тут же принялись визжать и носиться. Взрослые, встав кружком начали что-то горячо обсуждать
  - ...а потом четверкой до Туймады...- донеслось до меня.
  Туймада...это магазин в центре Якутска... багаж...
  Лер меня обманул!!! Мы ожидаем регистрации на якутский рейс! Я соскочила с подоконника. Внутри раскручивалась тугая пружина холодной ярости
  Я. Не. Хочу. Волна ярости прокатилась по телу и ушла куда-то в пространство.
  Электронное табло под потолком замигало и высветило кучу восьмерок. У стойки регистрации раздался звон стекла и грохот падения взорвавшегося светильника. Сорвался со стены, грохнулся на пол и сработал огнетушитель, выбрасывая мощную струю шипящего газа. Кто-то визжал, кто-то матерился. В зале появился наряд милиции.
  Я обернулась к подоконнику, на котором осталась моя сумочка, с намерением забрать ее и уходить отсюда. За моей спиной стоял Кандинский и неодобрительно смотрел на меня.
  - Ты закончила?
  - Самолет тоже может не долететь - свирепо прошипела я, упрямо не отводя взгляда.
  - Ну, это мы еще посмотрим! На, подержи! - Он молниеносным движением сунул мне в руки какой-то короткий прут. В ту же секунду меня скрутило так, что в глазах потемнело. Он спокойно стоял рядом, наблюдая, как я падаю на пол, и безрезультатно пытаюсь разжать ладони и челюсти. Потом опустился на колени рядом, вырвал из моих рук орудие пытки и медленно произнес
  - Это в наказание! Твоя модель поведения теперь - безоговорочное послушание.
  Отдышавшись и разогнув сведенные судорогой пальцы я исподлобъя глянула на него
  - А вот теперь мне и правда все равно! Я сделаю все, чтоб мы не долетели!
  - А я приму меры, чтоб этого не произошло! - он уверенно посмотрел мне в глаза.
  Все три часа полета до Якутска я проспала - Кандинский, не без оснований сомневаясь в неотразимости своего обаятельного дружелюбия, подстраховался и перед посадкой в самолет заставил меня принять три каких-то таблетки.
   В аэропорту нас встречали. Поддерживаемая с двух сторон, я доплелась до машины - обычной светлой легковушки, кажется это был москвич без опознавательных знаков. Куда мы ехали и как долго - я не помню, потому что, как только загрузилась в машину - так сразу и уснула тяжелым сном.
   Я проснулась днем. В голове стояла ватная муть, но тело слушалось. И то хорошо. Осмотрелась. Небольшая комната при беглом взгляде показалась довольно уютной. Кровать в ней была одна, на которой я и лежала, значит, соседей не предвиделось. Стол, шкаф, холодильник. За второй дверью оказался санузел с вполне приличной кабинкой душа. Дорогие обои на стенах, тюлевые и плотные занавеси на окне. На стене зеркало в декоративной раме, маленькие бра с обеих сторон. Нет, не похоже это на больницу. Может какая-то спецклиника?
   За окном светило солнце. Я распахнула раму, отметив, что это стеклопакет и высунулась наружу, пытаясь разглядеть как можно больше. Так, я на третьем этаже здания. Вокруг - сосновый лес, в искрящемся снегу протоптаны дорожки к другим корпусам. Еще три небольших аккуратных строения кремового цвета виднелись среди высоких сосен. Парадный вход, значит, с другой стороны. Дверь в мою комнату не была заперта и я выглянула в коридор. Никого. Светло-голубые стены, панно, картины. На полу - светло-серый ковролин.
   Приведя себя в порядок, я решила отправиться на разведку.
  Дойдя почти до конца коридора, за которым находился большой холл или что-то в этом роде - там коридор превращался в галерею, я с каждым шагом начала ощущать все более сильное головокружение и слабость. В глазах зарябили мушки, в ушах зашумело, колени подгибались. Ну я еще в обмороки не падала! Я прислонилась к стене и тихо сползла по ней пытаясь отдышаться и разогнать пелену перед глазами. Надо поскорее прийти в себя- вдруг кто пройдет по коридору. Черт, неужели со мной правда что-то не в порядке? Нет, это скорее всего от гадости, которой меня нещадно пичкали в последнюю неделю. Прийти в себя не получалось. Каждое движение сопровождалось новым приступом головокружения и волной тошноты. Прошло несколько минут. Я уже была бы рада, чтоб кто-нибудь меня нашел и помог хотя бы вернуться в комнату. Вдруг все неприятные ощущения разом пропали. Резко вынырнув из глубин полуобморочного состояния и открыв глаза, я увидела приближающегося ко мне Кандинского.
  - Ты как? - Он присел рядом, заглядывая в глаза и заботливо поддерживая.
  - Уже нормально - опираясь о стену я поднялась, потерла ладонями глаза. - Просто что-то плохо стало. Наверное от всех этих слонобойных.
  - Нас ждут. Пойдем.
  Я молча пошла следом. Мы прошли галереей, спустились по лестнице на первый этаж. Потом долго петляли коридорами. Я уверилась в том, что попала не в обычную больницу. Больше всего окружающая обстановка напоминала какой-либо санаторий. Правда меня немного смутило, что по пути никто не попадался. Наверное сидят по лабораториям... И я скоро буду так же. И домой, наверное, уже не вернусь. Воображение услужливо нарисовало картину тайных лабораторий, где подопытные сидят облепленные датчиками, выполняют бессмысленные действия по указанию монстров в белых халатах, проводящих эксперимент. А как они живут? Им небось нельзя покидать помещение, нет интернета, телевизора, музыку тоже не послушать... Распорядок дня как в казарме, кормежка полезная, но отвратительная на вид и на вкус. А через некоторое время от препаратов и экспериментов психика сдает и отработанный материал, в состоянии называемом "овощ" , распихивают по обычным психушкам, где вообще - только удавиться. И то не дадут. Как это все- таки ужасно - не принадлежать себе! И мне явно светит эта перспектива.
   Пока я предавалась мрачным мыслям, мы подошли к двери с табличкой Директор. Точно, это не больница... Иначе было бы написано - главврач. Попал, котенок!
  Кандинский открыл дверь, пропуская меня вперед. За большим письменным столом в кожаном кресле сидел седоватый мужчина.
  - Здравствуйте! - сказала я.
  - Не стоит. Не здоровайтесь, если не решили - стоит ли. Вы, я вижу, с большим удовольствием пожелали бы мне сдохнуть. - ответил сидящий.
  - А смысл? - откликнулась я. - Вместо вас поставят кого-нибудь другого, такого же: с " холодной головой, горячим сердцем и чистыми руками".
  Он согласно кивнул головой.
  - Точно! Но вы только не нервничайте - вредно. Вы у меня тут по бумагам проходите пока как псих, неадаптированный социально. Так что воздержитесь, воздержитесь!
  Я аж остолбенела. Я??? Мало того, что псих, так еще и социально неадаптированный???
  - Это ваши врачи...неадаптированные! У меня была интересная работа, своя жизнь, увлечения в конце концов! И теперь все - коту под хвост! А из-за чего? Чего кому от меня надо? Вынуждена вас разочаровать - я вполне жива и если глюки медсестер для вас - основание, чтоб вот так запросто вытащить человека к черту на кулички - то вам всем тоже лечиться надо!
  - Знаете что? - миролюбиво предложил он - Мягкая терапия вам бы все таки не помешала. Но вас пока не будут трогать, отдохните, осмотритесь, подумайте. Пары дней вам хватит. А потом уже примете решение. Вдруг вам у нас тут понравится?
  - А у вас тут нет случайно разницы между экскурсантами и иммигрантами?
   Он весело искренне рассмеялся.
  - У нас каждому - свое место. Может и ваше есть.
  - Ну, так о чем тогда говорить, раз уж все решено? От меня вообще, получается, ничего не зависит.
  - Ошибаетесь! Вы просто боитесь пока. Слишком резко все поменялось в вашей жизни. Жить можно или увлеченно, с полной самоотдачей, или так, время отбывать. Вот, возьмите! - он достал что-то из ящика стола, протянул мне. Наученная горьким опытом, я не спешила притрагиваться к незнакомому предмету. Кандинский, стоявший все это время за моей спиной, подошел к директору, взял у него эту вещь и подошел ко мне.
  - Этого можешь не бояться. - на его ладони лежал кулон в форме глаза. Полупрозрачный с синими разводами, он явно был сделан из аметиста. Лер что-то беззвучно шептал, протягивая его мне.
  - Зачем это? - я взяла кулон. Размером с ноготь большого пальца, он был действительно сделан из этого недорогого камня и болтался на тонкой веревочке, приклеенной с обратной стороны. Я нацепила его на шею.
  - Опознавательный знак новичка. Ты под особым присмотром значит. Все. Иди, отдыхай!
   Я вышла из кабинета. Куда дальше? А просто куда-нибудь. Начинать осматриваться. Поговорить бы с кем, из местных обитателей. Кандинскому я не доверяю больше. Что -то слишком быстро я его тогда в друзья записала. В памяти всплыли события позапрошлой ночи. Вот я дура! Ну трансовое же состояние, чем думала? Выманил из темного коридора, как котенка, и взял за шкирку. Скотина! Грязное это дело - гипноз. Стоп. А как он мог меня вообще выманить? Для установки раппорта - контакта и доверительного отношения к гипнотизеру, необходим визуальный контакт. А я его впервые увидела когда ленилась подняться по лестнице... Хотя, может быть в больнице? Если вспомнить мое состояние в несколько предыдущих дней - я и слона бы не заметила. Но вроде точно с Кандинским ранее не общалась... Да ладно, что уж теперь! Просто нужно взять на заметку и стараться помнить, что он за фрукт.
   Размышляя таким образом я дошла до полуоткрытой двустворчатой стеклянной двери, за которой увидела часть какого-то зала - полуспущенные бархатные гардины свело-голубого цвета на огромном окне, небольшой круглый столик на одной кованой, с причудливыми узорами ножке, со стеклянной столешницей. Рядом два больших низких кресла. Из глубины зала доносились голоса:
  - Да у тебя его нету!
  - Есть! Просто кому попало не показываю!
  - Подумаешь, скелетик! Тоже мне - ценность!
  - Тебе твои скелеты в шкафу ценность? У меня тоже ценности должны быть!
  Ну хоть кто-то живой! Я заглянула в зал и обомлела: там за таким же столиком, вольготно вытянув ноги перед собой, сидел в низком кресле натуральный вампир. Аккуратные белые клыки контрастно выделялись на фоне ярко-красных губ, в светло-карих глазах плясали смешинки, он улыбался кому-то, скрытому от меня высокой спинкой кресла.
  - А вот и наш скелетик! - увидев меня, произнес он, тут же становясь серьезным. - Опаздываете, леди!
  Из-за спинки второго кресла высунулась девушка, тоже с клыками, с любопытством посмотрела на меня:
  - Ох и ни фига себе у тебя ценности!
   Я стояла и задумчиво рассматривала эту парочку. Либо глюки - и тогда я остаюсь здесь и долго и послушно лечусь, либо нет - и тогда я готова поверить во что угодно. Скорее первое. Я полуприкрыла глаза, надавила пальцами на веки и глянула на вампиров - двоятся! Были бы галлюцинациями - не двоились бы. По крайней мере о таком способе отличить глюк от реального увиденного где-то я читала. А вот у них, наверное, точно глюки - обозвать меня скелетиком мог только слепой.
  - И где вы скелетик увидели? - спросила я.
  - А, так вы недавно здесь! - он увидел мой кулон. - И как, нравится?
  - Я слишком мало еще видела. И абсолютно ничего не понимаю. Вам клыки нижнюю губу не царапают?
  - Они не настолько острые, чтоб нечаянно царапать, а я не настолько сильно сжимаю челюсти, чтоб самому себя укусить.- он расслабился и снова улыбался.
  - А что вы здесь делаете?
  - Болтаем и ждем обеда.
  Тут я почувствовала, что голодна. Хочу есть, хочу кофе. Ничего не ела как минимум со вчерашнего дня. Нет, больше! В последний раз - когда попаслась в холодильнике у Алины.
  - Я тоже голодная. Тут столовая есть? А магазинчик какой-нибудь?
  - Есть буфет дальше по коридору, как пройдете через холл. Столовая там же, рядом. Проводить?
  - Нет, я найду.
   Руководствуясь полученными указаниями, я вскоре нашла буфет. За прилавком стояла молодая женщина со странным пепельным цветом кожи. В остальном я не заметила никаких странностей в ее внешности. Рыжие волосы прикрыты косынкой, фартучек, ухоженные руки с устрашающим маникюром. Приятная улыбка, приветливый взгляд.
  - Что у вас тут можно купить съедобного? - спросила я, подходя к прилавку, нащупывая в кармане джинсов деньги. Несмотря на обилие кошельков - постоянно распихиваю деньги по карманам.
  - Нельзя у нас купить съедобного. У нас бесплатно. - улыбнулась она. - Но выбирать нельзя. Я сама вам принесу, садитесь за столик.
   Интересные правила! А если она мне притащит, например, овсянку? С другой стороны я сейчас настолько голодна, что и овсянка сойдет. Не буду спорить. Через минуту она принесла поднос с миской жаркого, горкой хлеба и стаканом какого-то компота. Я первым делом схватилась за стакан, но принюхавшись, отодвинула его - вино.
  - Почему вы не пьете? - спросила буфетчица
  - Меня несколько предыдущих дней держали на тяжелых снотворных. Мне бы не хотелось сейчас опять отрубиться.
  - Тогда я принесу вам кофе.
  - Это было бы здорово! - откликнулась я.
  Она принесла мне большую чашку кофе и присела рядом. Пока я поглощала жаркое, она рассказывала мне о месте, в котором я оказалась.
   Оказывается, оно официально называлось профилакторием "Серебряная Пирамида". На самом деле сюда попадали выходцы с разных пластов реальности, так называемых параллельных миров, которые, по разным причинам оказывались в нашей реальности. Профилакторий располагался недалеко от Якутска и был надежно укрыт от любопытных и в официальных бумагах, и несколькими степенями защиты - от банальной сигнализации по периметру до магических пологов.
  Тут я подавилась картофелиной
  - Тут еще и маги есть?
  - Да, трое. Следят за порядком.
  - И как они это делают? Гоняют файерболами пьяных гномов?
  - По-разному. Тут есть постоянно закрытые магически зоны, их просто не увидишь, даже пройдя насквозь. Есть жилые зоны, и их часто закрывают на ночь, особенно те, где обитает ненадежный контингент. Знаешь как работает магический замок? На стене или полу маг оставляет знак и невидимая преграда закрывает выход. Причем пройти может кто угодно, кроме тех, кого хотели запереть.
  - Это как? - поинтересовалась я, отставляя тарелку.
  - Знаки-то разные бывают! А тот, кого заперли не может преодолеть невидимую преграду - ему плохо, больно - и чем дальше, тем сильнее, с каждым шагом. Остается только возвращаться обратно.
  - Интере-есно! - протянула я - А вот, например, он не знает о существовании этой преграды и прется вперед? А ему все хуже и хуже, пока не потеряет сознание - что тогда?
  - Тогда - или оттащит кто-нибудь, кто знает в чем дело и может подойти. Или так и будет лежать, пока не умрет. Или замок снимут и ему тут же полегчает. Но у нас тут все знают.
  - Ага. А как зовут местных магов?
  - Это наш директор и оба его зама - Кандинский и Уорнер.
  - Понятно. Ну ладно, спасибо вам! Пойду дальше поброжу, посмотрю что к чему. Любопытно все это.
  - Заходите, как проголодаетесь! - пригласила она.
  Я помогла ей унести грязную посуду и вышла. Очень хотелось курить. Сигареты были с собой, надо было найти выход на улицу. Самостоятельно это сделать я не смогла. Нарезая очередной круг по этажу, я столкнулась с невысоким, на полголовы ниже меня существом. Нечесаные волосы, копной падающие на плечи мешали рассмотреть его лицо. Толстенький, он был одет во что-то типа кимоно цвета хаки. Пахло от него корицей.
  - Извините, вы не подскажете как выйти на улицу? - обратилась я к нему
  - Тудаблин! - он кивнул головой вниз.
  - Куда? - не поняла я
  - Гоблин Тудаблин! - повторил он - А выход вон там! - он указал пухлой ручкой по направлению моего движения. - Проводить?
  Пока я въезжала в сказанное, он важно развернулся и пошел в сторону выхода. Я, похлопав глазами еще пару секунд, последовала за ним.
  
  Глава 4
  Социальная психиатрия и гендерные проблемы
  
  По Дороге Сна - мимо мира людей; что нам до Адама и Евы,
  Что нам до того, как живет земля?
  Только никогда,мой брат-чародей,ты не найдешь себе королеву
  А я не найду себе короля.
  Мельница "Дорога Сна"
  
   Пройдя совсем немного по коридорам и миновав центральный холл, мы выбрались на крыльцо. Опершись спиной на перила и поплотнее запахнув кардиган, я с удовольствием закурила, с любопытством разглядывая своего проводника. Он не ушел, а облокотился на перила и лениво оглядывал окрестности.
  - Вы правда гоблин? - нарушила молчание я
  - К вашим услугам, - церемонно ответил он, слегка кланяясь. - служитель сего санатория. Всегда рад гостям!
  - Это как - служитель? - спросила я. Мне было настолько интересно происходящее!
  - Домохозяин, Обеспеченец, Беспечного Быта Исполнитель сего благословенного места для заблудших в океане реальности душ, Тудаблин Киркюхендерский.
  - Ага. Ясно. Меня зовут Юлия.
  - Мне действительно очень приятно, что вы изволили почтить своим присутствием наш уголок!
  - Ну, это слишком громко сказано. Я вообще случайно здесь оказалась и не по своей воле. Силком привезли. Вообще думала, что это место, где изучают экстрасенсорные способности человека. Собирают людей со способностями и мучают, пока те не съедут с катушек.
  - Посмею попытаться просветить вас в этом вопросе. Экст... сен... Кхм, магические возможности представителей вида Хомо Сапиенс давно изучены и определены. Люди бывают здесь, но нечасто. В нашем гостеприимном санатории происходит социальная адаптация существ, попавших в этот мир специально или нечаянно. В сопредельных реальностях часто бушуют магические войны, что вызывает колебания пространственно-временного континуума. Нестабильные участки ткани бытия иногда превращаются в самопроизвольно срабатывающие порталы. Кто-то исчезает отсюда, кто-то приходит сюда. Иногда возвращение невозможно. А каково приходится иномирянину, попавшему в незнакомую цивилизацию? Вот здесь и обучают умению вести себя в обществе, маскировать свою сущность, чтоб не пугать аборигенов, жить и выживать в этом мире.
  - Но я-то из этого мира!
  - Вы уверены? Миры иногда очень похожи друг на друга
  - Вполне! Была... только что... - я замерла, пораженная неожиданным предположением. Да нет, не может быть!
  А вампиры могут быть? А слышать лекцию о пространственно-временном континууме от гоблина - вполне обыденно? - ехидно напомнил внутренний голос
  - Так вы из какого мира? По единой классификации? - прищурился гоблин
  - Не знаю. - А что я еще могла ответить?
  - Тогда и не мучайтесь. Как говорил кто-то из великих - Мысли пачкают мозги! - наставительно произнес он.
  Да-а. Я покрутила пальцами окурок, вытряхивая из него уголек, наступила на него ногой, а остатки сигареты выбросила в урну, стоявшую тут же. Потом взялась за ручку двери
  - Пойдем внутрь? Холодно тут.
  - Хотите я покажу вам санаторий? - любезно предложил он.
  Конечно, я приняла его предложение.
  Жилой корпус санатория состоял из трех этажей, на первом располагались в основном административно-хозяйственные службы, зал для проведения вечеров, художественная студия, жилым было только левое крыло. На втором, кроме номеров для гостей располагалась прекрасная библиотека, в которой были собраны книги разных миров. На третьем - небольшой межмировой исторический музей, комнаты отдыха и тоже жилые помещения. Традиционно на первом этаже в левом крыле селились гости, прибывшие с какой-либо миссией.Там же находились комнаты, в которых жил персонал санатория. На втором и третьем обитали гости из иных реальностей.
   В соседнем корпусе располагались учебные классы и лаборатории. Я остановилась у неплотно прикрытой двери и прислушалась:
  - Отметили у себя - в любой неприятности есть виноватый. Если виноватый не определен, то обвиняются некие абстрактные они. Запишем примеры - первое: "Эти уроды с газона снег не убрали.", второе: " Из-за них приличному человеку на работу не устроиться.", третье: "Опять в магазин пиво не привезли." Понятно?
  - Не совсем. Зачем о них говорить, может сразу найти и наказать? Чтоб не устраивали неприятностей?
  - Наказывать нельзя. Вы не можете определить степень их вины. И вы не всегда можете определить кто конкретно за что отвечает. Например, кто должен убирать снег?
  - Э-э... дворник!
  - А если дворника нет?
  - Хозяин дворника!
  - Нет.
  - Тот, кому снег мешает!
  - Тоже нет.
  - А кто?
  - Другой дворник. Ладно, продолжим. На чем мы остановились? Ах, да. Пишите - очень важно всегда помнить и как можно чаще повторять - Мы за это платим! Произнеся эту фразу, вы можете требовать в несколько раз больше, чем вам полагается.
  Я отошла от двери. Еще в нескольких классах шли занятия. Из лабораторий была открыта только одна, в которой шло практическое занятие по полевой ролевке.
  - Если в какой-либо ситуации вы не можете не отличаться от окружающих - прикиньтесь человеком, замаскированным под вас. Идеальное решение - прикинуться ролевиком, или последователем молодежного неформального движения. Удлиненные ушки заставляем выглядеть накладными с помощью грима или прячем под пышной прической. Глаза с вертикальным зрачком маскируем темными очками или контактными линзами. Хвост... Так, это чей хвост? Раздался чей-то возмущенный вопль. Я ,прикрыв рот ладонью, давилась хохотом. Вдруг дверь лаборатории широко распахнулась
  - Что тут происходит? - на пороге стоял преподаватель. Он окинул строгим взглядом меня и прислонившегося к противоположной стене Тудаблина.
  - Я взял на себя смелость показать гостье нашу скромную обитель - объяснил гоблин
  - Если хотите - можете поприсутствовать на занятии. - сказал мне преподаватель. Это был высокий мужчина средних лет, одетый в кожаные брюки и черную футболку. На ногах у него были ботинки на толстенной подошве. Стрижка его поставила меня в тупик - казалось, что парикмахер - его личный враг и долго над ним издевался - некоторые пряди волос свободно лежали на спине, некоторые, очень коротко остриженные топорщились ежиком среди локонов средней длины.
  Я глянула на гоблина
  - Я посижу на занятии, ладно?
  - Ваше желание, леди. Приятного времени! - ответил он
  Следом за Лером я несмело вошла в дверь. На меня уставилось не меньше десятка пар глаз.
  - Это наша гостья. Ее зовут Джулия - улыбнулся мне ободряюще.- Я Уорнер. - он повернулся к группе - Итак, продолжим! Что чаще всего может испортить любую маскировку?
  - Недостаточность! - ответила эльфийка
  - Нарочитость! - перебил ее какой-то темный, с вертикальными зрачками в янтарных глазах
  - Несоответствие! Если вы выбрали неподходящий образ - и не можете ему полностью соответствовать, окружающие будут чувствовать фальшь. Поэтому всегда выбирайте образ, наиболее близкий вашей внутренней сути. На практике это выглядит следующим образом. Берем эльфа - указующий перст уперся в эльфийку. Маскируем его под, скажем, поклонника хеви-метал. Аннаэль, изобрази!
  - Что такое хэви-метал? - со старательной готовностью спросила эльфийка
  - Слушайте и смотрите. - Уорнер достал из ящика своего стола рекламный постер группы Ария и протянул его Аннаэль. Она развернула его и стала внимательно рассматривать. Тем временем Уорнер вставил в магнитофон диск, включил негромко.
  
   Кто взял мой хрустальный шар, не спросив меня ?
   Кто мне яду подмешал среди бела дня?
   Стой где очерчен мелом круг!
   Как мне приятен твой испуг!
  
  - Даже не просите! - глаза у Аннаэль стали как блюдца
  - Например, работником оранжереи ты бы согласилась прикинуться?
  - Да - гордо вздернула нос эльфийка
  - Всем все понятно? Подумайте о том, кто вы есть и к следующему занятию выберите себе образ.
  Эльфийка, темный, трое парней, вполне похожих на людей, какой-то гном и пятеро вампиров покидали кабинет. Я встала со стула и тоже направилась к двери.
  
   ...Стану тобою, ты станешь мною - верным сыном зла
   Ты жив, но для всех исчез в черных облаках.
   Вот здесь ставят кровью...
  
  Самозабвенно тихонько подпевала я Кипелову. Вдруг вокруг Уорнера, складывавшего что-то в ящики стола сгустилось темное облако, его пронзила серебристая молния. Раздался приглушенный вопль и моему взгляду предстало нечто странное - преподаватель был одет в дамское вечернее платье глубокого синего цвета с высоким разрезом и колготки, почему-то с огромной дыркой на правом колене. Я застыла на месте, не дойдя до двери. Он поднял голову - губы его были щедро намазаны ярко-красной помадой, глаза подведены черным. Они уставились на меня с неподдельным изумлением.
  - Мама! - пискнула я, поняв, что натворила что-то не то
  - Я тебе не мама. - он начал двигаться в мою сторону.
  Я взвизгнула и выскочив за дверь, помчалась по коридору.
  
  
  
  глава 5
  Прогрессирующая оборзения - чума XXI века
  
  Жизнь висела на волоске
  Шах - и тело на скользкой доске
  Сталь хотела крови глоток
  Сталь хрипела - идем на восток
  
  Ногу свело! "Идем на восток"
  
  
   Хлопнув входной дверью, я внеслась в холл жилого корпуса. В мою сторону обернулось несколько голов, кто-то недовольно зашипел. Остальные продолжали сосредоточенно внимать диктору первого канала. Шел выпуск новостей и на нескольких диванах перед огромной плазменной панелью сидели человек пятнадцать всяких разных. С удивлением я заметила у них на коленях планшетки с тетрадями. Кто-то сделал звук громче, а дикторша принялась рассказывать об очередном торнадо в Соединенных Штатах. Все прилежно уткнулись в тетради и начали что-то записывать. Они что, конспектируют новости?
   Влетев в свою комнату и повернув ключ в замке я перевела дух. Сняв кроссовки в крошечной прихожей, где помещалась только вешалка, обувная полка и дверь в душ, я вошла в комнату. У зеркала стоял Кандинский и любовался собственным отражением. Я поймала его взгляд в зеркале.
  - Юль, ну что ты творишь? - сокрушенно качнув головой, он повернулся ко мне. - Сейчас преподавательУорнер явился в таком виде...
  - Это вообще не я! Может на него так песня подействовала?
  - Это ты. Надо вообще разобраться с твоими свойствами и как можно быстрее. Что тебе сделал бедный Росьер, что ты его пы талась превратить в женщину?
  - Да не пыталась я! - мне удалось принять оскорбленный вид - Это само получилось!
  - Это как так - само? - он недоверчиво посмотрел на меня.
  - Да, я не умею все это контролировать! Просто если разозлюсь или обрадуюсь сильно - случаются всякие неожиданности. Сильнее всего реагируют электроприборы. Мне родственники и знакомые уже давно ничего сложнее мясорубки не доверяют. Знали бы вы какие проблемы у меня на работе из-за этого! С компьютером - война. Любой нормальный человек его просто включит, а я еще и поуговаривать должна, чтоб загрузился и не капризничал. И сидеть потом за ним осторожненько - без эмоций.
  - Ну что тебя теперь, в кому погрузить? Во избежание всяких таких случайностей? Здесь достаточно насыщенный магический фон и мне всякие резонансные явления абсолютно не нужны!
  - Не надо! - я умоляюще посмотрела на него - Я правда нечаянно!
  - Хорошо. Завтра съездим в одно место, совершим магический ритуал, чтоб структурировать эти твои бесконтрольные эманации. Поедешь сама или...? - он вопросительно глянул на меня
  - Поеду сама. - решилась я.
  -Хорошо. Принципиальное согласие получено. Вот, почитай перед сном. - кивком головы он указал на стол, на котором лежала стопка книг.
   Когда он ушел, я облегченно вздохнула. Кажется, пронесло, репрессий не будет. Магический ритуал меня не особо беспокоил - с последствиями выплесков своих эмоций я столько нахлебалась! Давно пора что-то предпринимать.
   Взяв со стола книги, я расположилась на кровати и принялась их просматривать. Закон Божий, Библия, Молитвослов и Псалтирь, Наставление православному. Почему Лер мне их оставил? Почитав часок, я отправилась в буфет, с намерением поклянчить чего-нибудь на ужин.
   И столовая, и буфет были открыты. В буфете я обнаружила интересную картину - за ближайшим к раздаче столиком в углу, сидели трое бесов. Настоящих таких, с рожками, хвостами, каштанового цвета шерсткой. На скатерти одиноко стоял большой керамический чайник, из которого свисали ниточки. Рядом стояла пачка чая "Беседа". Они о чем-то неторопливо разговаривали, в то же время их ручки быстро и суетливо двигались. Неуловимое движение - и к положенному месту проходящего мимо них к стойке эльфа, демонстративно их не замечающего, привешен тонкий прутообразный хвост, покрытый рыжеватой шерстью, с меховой кисточкой на конце. Сидевшие неподалеку за столиком, уставленным тарелками с какой-то кашей, девушки с аккуратно сложенными за спиной кожистыми крыльями тоненько захихикали. Эльф надменно повел бровью в их сторону и отвернулся к стойке
  - Хелла, я бы хотел поужинать.
  - Да, Ладаниэль, сейчас, я посмотрю, что там тебе сегодня полагается. - с этими словами она полистала что-то невидимое, потом развернулась, достала из микроволновки тарелку и поставила перед эльфом. Тот сморщился:
  - Опять рыба! Я скоро чешуей покроюсь.
  - Не капризничай. Значит тебе она нужна, организм требует. Моя книга не ошибается.
  Эльф обреченно вздохнул, взял тарелку и ушел.
  - Добрый вечер, Хелла! - поприветствовала я ведьму
  - Вечер добрым не бывает - устало откликнулась она. - ужина хочешь?
  - Ага. И еще, - я наклонилась к ней поближе - Кто такие вон там сидят - в дальнем углу?
  Там сидели двое мужчин в свободных белых хламидах, украшенных золотистыми звездами. На головах обоих красовались тонкие, переливающиеся бронзовым блеском, металлические короны.
  - Это лейцане. Те еще жуки! Они тут сарай недавно разнесли - взялись кирпичи оживлять. Ты поосторожнее с ними. Тоже, каменных дел вольные мастера! Но в камнях правда разбираются, у них своя, особенная магия - понизив голос, объяснила Хелла. Потом достала из микроволновки тарелку, на которой оказалось полбатона колбасы и булочка.
  - Твой ужин - протянула мне тарелку.
  Я поблагодарила и отправилась прямиком к лейцанам - больше свободных мест не было.
  - Здрасьте! - жуки они или нет, а правила вежливости никто не отменял. К тому же я никогда не доверяла чужому мнению.
   Звали их Давар и Гаон. Они степенно поглощали странное блюдо, которое называли между собой "крув-хациль" и мирно беседовали о геометрии - всяких там медианах. Я вполуха слушала их разговор, оглядывая сидящих за другими столиками. Был небольшой скандал, когда эльф, уходя, зацепился прицепленным бесами хвостом за стул, сердито его оторвал и пытался использовать как орудие наказания - бесы гурьбой выбежали за дверь, разозленный эльф мчался за ними, грозя оторвать им их собственные хвосты и обломать рога.
   Потом к нашему столику подсел вампир Корбан, разочарованный полученным овощным рагу - баклажаны с капустой никак его не вдохновляли и он грустно ковырялся вилкой в тарелке.
  После ужина я ушла к себе - спать хотелось неимоверно, день выдался насыщенным. Голова гудела от впечатлений.
   Я проснулась от того, что кто-то вцепился мне в ухо и явно пытался его отгрызть. Подавив панический вопль в первый момент, я попыталась оторвать агрессора. Он не сопротивлялся, оказавшись при ближайшем рассмотрении милой пушистой зверюшкой с ярко-рыжим мехом и янтарными глазенками.
  - Дрыхнешь ракалья? Рота, подьем! Москау невер слипс! Люцифер взошел на небеса!- разорялся в моей ладони этот комок пуха.
  - Ты че тут вопишь? - возмущенно спросила я это чудо
  - Тебя бужу! Лер сказал - через полчаса должна быть готова. - он завилял коротким хвостиком.
  - Слышь, будильник, времени -то сейчас сколько? - за окном только собиралось светать.
  - Щас скажу. - он цапнул меня за палец, я рефлекторно разжала руку, этот грызун-вундеркинд проскакал по столу, взлетел на подоконник и уставился на небо. Чего-то там высмотрев, довольный повернулся ко мне
  - Ку-ку! Местное время пять часов, тридцать минут!
  - Скажи Леру, что я иду. - я спустила ноги на пол.
  - Лан. - с тихим хлопком он испарился.
  Ну и смысл закрывать двери на ключ?
  Через пятнадцать минут я спустилась на первый этаж. Там, сидя на диване, меня ждал Лер.
  - Сейчас, машину дождемся и поедем.
  Я тоже устроилась на диване.
  - Лер, а расскажи как ты сюда попал?
  - Я в дурдоме провел 10 лет.
  - Жертва карательной психиатрии?
  - Скорее наоборот, проводник ее идей.
  - Жуть какая!
  - Да вот такая! Должен же быть тормоз у людей! Уголовным кодексом не все наказуемые деяния предусмотрены. Много хитрых развелось. Их и ставим на крекер.
  - Это как?
  - Так. Когда доводят до психушки парапсихологическими методами. Голоса в голове там начинаются, галлюцинации, да много способов.
  - А чего страшного в голосах? В наше время с постоянным дефицитом общения - это отличный способ сублимации. На телефоне можно экономить!
  - А по правилам - полагается лечить! - наставительно сказал он
  - Да зачем лечить? Ведь еще Юнг писал о существовании субличностей в подсознании. И сейчас спроси любого - у всех есть внутренний голос. Да и на галлюцинации можно не обращать внимания - мало ли что кажется.
  - Это когда ты галлюцинации контролируешь и слушаешься голоса своей интуиции. Этого самого, внутреннего. То есть пока он тихий и положительный.
  - То есть контролируемая галлюцинация таковой не является?
  - Ну получается, да
  - А лечение, значит, требуется, только если внутренний голос, обидевшись на человека, начинает над ним издеваться и доводит до истерики?
  - Получается так.
  - А что такое внутренний голос? Откуда он берется?
  - Раньше это явление называлось - ангелы и бесы.
  - Называлось - ладно. А откуда бралось?
  - Не скажу. - Лер замолчал, прислушиваясь. - Машина приехала. Пойдем.
  
  
  Глава 6
  Биполярная теократия в психологии социума
  
  
   Против нас блеск византийских церквей,
   Пышность пиров и даров.
   Мы предаем смерти наших детей,
   Зная жестокость врагов.
  
   Ария " Крещенье огнем"
  
  
  
  
   Мы ехали улицами города, я изводила Лера вопросами, он отделывался односложными ответами. Сидел рядом с водителем и думал о чем-то своем.
  - А что за ритуал-то?
  - Увидишь.
  - А куда мы едем?
  - Узнаешь
  - А что я должна буду делать?
  - Поймешь
  - А что за янтарная зверюшка была, которая меня утром разбудила?
  - Это Лелюгри. Мой магический помощник.
   Почувствовав, что ему не хочется разговаривать я замолчала. Вскоре машина остановилась. Мы вышли и я с удивлением обнаружила, что приехали к храму. Белое здание собора, золотые купола, золотящиеся в лучах восходящего солнца кресты. Ранние посетители подходили к воротам, крестились, входили во двор, снова крестились на крыльце и исчезали в дверях. Захлопнув рот, я повернулась к Леру
  - Нам сюда?
  - Да. Соберись с духом, настройся и пойдем.
  - Зачем?
  - Крещение примешь. - ехидно улыбнулся он. Ох не понравилась мне его улыбка!
  - И что будет? - настороженно спросила я
  - А вот и посмотрим, что будет! Вот юбка, вот косынка - надевай. В храм нельзя входить женщине в брюках.
  - Че прям здесь надевать? - я тянула время и пыталась собраться с мыслями. Мне ужасно не хотелось входить в собор. Я чувствовала себя дурой. Осмотревшись по сторонам, в поисках отходных путей я увидела неподалеку здание автовокзала. Там обязательно должна быть дамская комната.
  - Я пойду там переоденусь. - я указала на автовокзал. - И куплю чего-нибудь попить, в горле пересохло.
  - Ну иди. Только быстро. Надеюсь, вернешься? - опять ехидная улыбочка
  - Я что, так громко думаю? - невинно осведомилась я
  - Да у тебя на лице все написано. Труса празднуешь? Не бойся, купол на голову не рухнет. Или рухнет? - он с иронией посмотрел на меня
  - Ничего я не боюсь! - я решительно скинула куртку, натянула через голову широкую юбку, в салоне машины сняла джинсы, закрыла голову косынкой. - Идем. - и направилась в широко распахнутые ворота.
  - Ты перекреститься забыла - он догнал меня на дорожке, ведущей к крыльцу.
  - Очень не хочется почему-то. - упрямо сжав зубы ответила я.
  - Ну как хочешь. - пожал плечами Лер.
   Я первой вошла внутрь. Народу было немного. Трое священников служили литургию. Едко пахло сладким ладаном. Я посмотрела по сторонам, беспомощно оглянулась на Кандинского. Меня немного колотило нервной дрожью, в животе образовался ледяной ком нехилых размеров. Чтоб успокоиться, я стала разглядывать иконы медленно дыша и неторопливо обходя помещение по кругу. Слева от меня поднялась небольшая суматоха - священнику стало плохо с сердцем, он упал. Кадило звякнуло на каменном полу, из него рассыпались дымящиеся угольки. Я впала в ступор и не могла отвести от них взгляда. Вывел меня из этого состояния подошедший Лер. Я уткнулась в него носом и некоторое время так и стояла. Его тоже трясло. Тем временем подъехала скорая, пострадавшего увезли. Служба продолжилась.
   Потом был небольшой перерыв и началось, собственно, крещение. Священник читал молитвы, изредка указывая группе восприемников и взрослых, принимавших крещение, что делать. Когда он сказал всем встать лицом к востоку, люди почему-то все как один повернулись к западу. Я повернулась носом к священнику, быстро сориентировавшись в направлении восхода солнца, и в результате оказалась выпавшей из цепочки. Потом раздали свечи, служка обошел всех и зажег каждому свечу. Моя тут же погасла. Что-то я стала разочаровываться в магической ценности этого обряда. Потом меня облили несколькими ковшами святой воды, выстригли несколько волосин, заставили поцеловать крест, ощутимо, до ожога на губах, долбанувший током, вручили несколько брошюр и пару тонких свечек.
   Ура, все закончилось! Кроме обожженных губ - ничего впечатляющего. Так я и сказала Леру. Он ухмыльнулся загадочно, пробубнил что-то себе под нос, потом высказался
  - Некоторое время понадобится, чтоб твоя энергоструктура пришла к заданному знаменателю. Вот тогда и посмотрим на результат.
  - А сколько времени для этого нужно? Для знаменателя?
  - Несколько часов - лаконично ответил он.
   До ужина со мной все было нормально. Я погуляла по территории санатория, поболтала с приветливой Хеллой в буфете. Поинтересовалась, откуда у нее такой цвет кожи. Она рассказала как попала в щенячьем детстве в лапы инквизиции, осталась жива после стандартной процедуры аутодафе, но кожа стала пепельной навсегда.
  Выйдя из столовой, я направилась в холл. Мне хотелось с кем-нибудь пообщаться и я надеялась найти там потенциальных собеседников. Вдруг над ухом я услышала
  - Аргео.
  Попыталась повернуться, но смогла это сделать как в замедленной сьемке - медленно-медленно. За спиной стоял Росьер Уорнер.
  - Леха пес верит? Охаха идиот! Хохма Гаити кодим... - озабоченно сказал он мне. Потом взял за локоть и потащил за собой по коридору. Кажется настал мой последний час. Сейчас он как припомнит мне вчерашнее! И несет не пойми что. Явно - колдует. Я попыталась вырваться - безрезультатно. Он тащил меня за собой и бормотал что-то неразборчивое, типа
  - Се филлюс, морда.
  - Пусти меня! Сам ты сифилис, морда! - завопила я что было сил
  Он остановился, махнул рукой в мою сторону
  - Стэн стил. - отошел на шаг и пробурчав - Факен транслейтер. - принялся поглаживать себя по груди что-то шепча. На груди у него висел кулон в форме клафа с двумя маленькими крестиками в центре. Крестики налились синеватым светом, потом погасли. Он посмотрел на меня и высказался
  - Гоить, не червить влеку! На погост. - еще раз коснулся медальона и добавил - Захлопни варежку!
  Захлопнуть варежку было немыслимо. Мой хохот эхом разносился по коридору, я рыдала, согнувшись и опираясь о стену. Стонала и подвывала, захлебываясь приступами неудержимого ржания. Он постоял рядом, явно раздумывая, что делать в такой ситуации, потом махнул рукой и развернувшись, гордо удалился.
   Отсмеявшись, я пошла к себе в комнату.
   К ужину мне стало не по себе. Неудержимо чесались все места, на которые попала хоть капля святой воды. Веревочка крестика натирала шею и я его сняла. У меня поднялась температура и пропал аппетит. Тем не менее, я отправилась в столовую, чтоб выпросить кувшин какого-нибудь компота - постоянно хотелось пить. Компот мне Хелла дала, ее магическая книга ничего против этого не имела. Вернувшись к себе, я приняла душ, который не облегчил страданий. Потом улеглась в кровать с книгой, утащенной на время из библиотеки, но сосредоточиться на сюжете не могла. Меня раздражала эта почесуха, я уже расцапала себе кожу до крови. К тому же начали болеть обожженные губы. Я отложила книгу и предавалась мрачным раздумьям, постоянно почесывая зудящие места.
   Вдруг над моей кроватью раздался тихий хлопок и на одеяло шмякнулся рыженький Лелюгри.
  - Через десять минут к тебе зайдет Лер. - важно промолвил он и испарился.
   Я сползла с кровати, надела халат. Подошла к зеркалу, вооружившись расческой и тяжело вздохнула, увидев свое отражение. Глаза лихорадочно блестят, лицо покрыто красными пятнами - в форме потеков от вылитых на мою несчастную голову ковшей святой воды, причем некоторые расчесаны и опухли. Спина и ноги ощущались и выглядели не лучше. Я понуро опустилась на табуретку возле стола. Ну и что теперь делать? тут раздался стук в дверь. Впустив Кандинского с небольшим кожаным чемоданчиком и еще какого-то типа я прикрыла дверь вернулась в комнату. На столе уже лежали кусочки различных металлов.
  - Юль, посмотри и потрогай их. А потом опиши свои ощущения - предложил Лер.
   Я аккуратно, книгой отгребла подальше кусочек железа - от него ощутимо веяло холодом и угрозой. Маленький слиток серебра мне очень понравился и не вызывал никаких неприятных ощущений. Более того, я почувствовала некую симпатию и уважение к этому металлу. Взяв в руки золото, я тут же бросила его обратно на стол. Возникшее ощущение можно было описать как перебор - как будто что-то слишком не мое, абсолютно ненужное. Как бутерброд со слишком толстым слоем масла - вроде, чем больше - тем лучше, но есть противно. Колбочка с ртутью моментально нагрелась в руках и закипела. Остальные металлы я практически не различила. Обратила только внимание на один образец - маленькая крупинка его, лежавшая в пробирке, когда я ее взяла в руки, полыхнула фотовспышкой. Проморгавшись и положив последний образец обратно, я жалобно глянула на Кандинского:
  - Лер, а ты ничего не можешь сделать? Чего мне так плохо?
  - Чуть позже, ладно? - он кивком головы пригласил своего спутника принять участие. Тот достал из своей сумки распятие и помахал им перед моим носом - Хочешь? Я шарахнулась от него.
  - На фиг! - было ощущение , что сейчас меня этим будут убивать.
   Потом он, хитро ухмыляясь, вытащил какой-то сверток. Положил его на стол, размотал тряпицу. В ней оказалось несколько тонких стилетов. Я, с опаской глядя на них, подошла поближе, но тронуть не решилась.
  - Что это? - спросила его
  - Так, ничего. - он заботливо замотал тряпочку и убрал звякнувший сверток обратно.
  - А теперь почитайте мне вот тут - взяв в руки молитвослов, он открыл нужную страницу и подал мне
  - Канон покаянный - прочитала я. Больше не сумев прочитать ни строчки - глаза наполнились слезами, строчки расплывались, в голове разлилась тупая ноющая боль. Я захлопнула книгу и отдала ему.
  - Про святую воду можно не спрашивать, как я вижу? - деловито осведомился он
  - Именно! - ответил вместо меня Лер.
  - И что будете делать? - спросил его этот странный человек
  - Это мы обсудим позже.
  - Лер, ну сделай же что-нибудь! Мне плохо! - перебила их таинственный диалог я
  - Выпей таблетку от аллергии и ложись спать.
  
  
  
  Глава 7
  Реанинтродукционная терапия
  
  ...Но ответить не готово небо над моей головой -
   Для чего я здесь считаю каждый день.
   Ждет, когда я крикну, выплесну боль
   И станет моим проклятьем вечный город -
  .......................................................................
  
  Ария "Вавилон"
  
  
  -У меня нету таблеток от аллергии - обиженно глянула я на него. Игнорировав мой надутый вид, он взял меня за плечи, развернул в сторону выхода и произнес
  - Вот пойди и найди!
  - Где??? - полуобернувшись, недоуменно спросила я
  - Юль, на первом этаже есть медблок. Там сейчас Сфинкс должен быть. Попроси у него.
   Тяжело вздохнув и превозмогая общее плохое самочувствие я выползла в коридор и грустно побрела к лестнице. Черт с ним, с этим Лером. У него свои интересы и забота обо мне проявляется только в том случае, если служит этим самым его интересам. Ну и ладно. Зато на Сфинкса посмотрю. Интересно как он выглядит?
   Медблок располагался в правом дальнем коридоре первого этажа и занимал несколько помещений. "антиауративные процедуры", "кабинет академической оффициналистики", "плантанатальные процедуры" - я с интересом читала таблички на дверях, пытаясь догадаться, что скрывается за многосложными названиями. Дверь с табличкой "реанимагаптаптационная" была настежь открыта. Проходя мимо, я заглянула внутрь. Большое помещение, на потолке тускло горели два круглых светильника, напоминая аварийное освещение. Там на кровати, вокруг которой стояли несколько работающих аппаратов, разметавшись на подушке лежал симпатичный молодой человек. Кажется, он спал или был без сознания. Его тонкие черты лица немного портил некрасивый нос, напоминающий клюв пернатого хищника. От аппаратов, видимо жизнеобеспечения, на индикаторах которых мигали и менялись нули и единички, к кровати шли какие-то трубки.
   Особенно жутко выглядел толстый винтообразный шланг, в котором что-то булькало и переливалось. Видимо он все-таки спал, потому что губы его двигались, он что-то говорил. Я подошла поближе, прислушиваясь:
  -... сера...вакка...сера...вакка...о-о...па-ал.. - тут он зашевелился и я, боясь потревожить его неспокойный сон, быстро вышла. В конце коридора я еще раньше заметила открытую дверь, и теперь быстро пошла туда. За ней находился небольшой кабинет, заставленный столами и шкафчиками, за стеклянными дверцами последних виднелись колбочки, скляночки, пробирки.
   За письменным столом у окна спиной ко мне сидел Сфинкс в белом халате и что-то писал . Выглядел он как сфинкс, если не считать того, что был вполне живым и пушистым. Его красноватая шерсть блестела в свете ламп дневного света.
  - Можно? - спросила я, заглядывая
  - Входите. - откликнулся он глубоким контральто, оборачиваясь - Что вас сюда привело?
  - У вас там в реагап... тапцап... ну вы знаете, наверное. Так вот, там этот ... во сне просит... сервак и опал. Ему кажется плохо!
  - Просит, говорите? Надо ему коровьей крови накапать. - озабоченно нахмурился Сфинкс
  Он подошел к перегонному кубу и начал выставлять исходные параметры.
  - Сейчас, разгонится и побежит - он подставил под трубочку, выходящую из нижней грани куба пиалу. - А вот опал ему нельзя! Что б такое придумать?
  Сфинкс опустился на стул, возвел очи горе и замер. Я тихо стояла неподалеку, стараясь не отвлекать его от мыслительной деятельности. Посидев немного, он щелкнул пальцами:
  - О! Где мое электронце? - и воодушевленно принялся рыться в ящике стола - Вот оно!
  В его лапе металлически блеснуло что-то и отправилось в карман халата.
  - Сейчас проведу ему заместительную терапию - Сфинкс поднялся из-за стола. - А вы-то зачем здесь? Не спится?
  - Не спится. Дайте что-нибудь от аллергии, пожалуйста!
  - И на что же у вас аллергия?
  - На святую воду. - смущенно опустив глаза, ответила я
  Сфинкс покачал головой, достал из шкафа флакончик темного стекла, протянул мне.
  - Это тораша. Симптомы снимет, но старайтесь избегать контактов с аллергеном. Сейчас извините, мне еще нужно в реанимагаптаптационную, к больному.
  Мы вышли из кабинета.
  -А кто это? - поинтересовалась я идя рядом со Сфинксом
  - Примус королевства Дзинтарис. Причем параллельно он является монархом еще одного тамошнего государства.
  - А чего он здесь? Выпал из своей реальности? - удивленно спросила я
  - А пусть полежит! Добегался по различным реальностям. Его теперь накрывает иногда спонтанно аллюзионными волнами, я откачиваю по старой памяти. Мы с ним старые знакомцы. Отец его в Вечном городе однажды такой шухер навел... эх, да что там!
  Я вернулась к себе, выпила таблетку. Зуд вскоре утих и я спокойно уснула.
   Наутро меня опять разбудил этот маленький рыжий поганец Лелюгри. Он вопил, прыгая по мне и одеялу, и уворачиваясь от моей руки, пока не добился своего - я села на кровати, свесив ноги и злобно уставилась на него
  - Ненавижу живые будильники! Че приперся?
  - Ты не пугайся только, и не кричи! - он тут же исчез, через секунду появившись снова. Уже не один. Спасибо, что предупредил, чтоб я не пугалась, потому что именно это и хотелось сделать. Завизжать и мотануть в дальний угол комнаты - на моем одеяле важно топорща усы и разложив как у себя дома толстый розовый хвост, сидела нутрия. Для тех кто не знает - это такая крыса, килограммов пять весом. Внешне - точная копия обычных серых крыс, которых я боюсь панически.
  - Сорри! - прижав лапку к груди сердечно извинилась передо мной эта крыса-переросток и продолжила
  - Я есть Боб- полномощный засланец уважаемого мистера Уорнера. Он является ждущим вас. Вы идти? Что мне передать?
  - Передай свой король мой пламенный привет! - с серьезным видом ответила я. Крыс явно меня не понял и задумался. Мне стало его жалко.
  - Через десять минут, хорошо?
  - Окей. Я буду приходить и показывать путь.
  - Хорошо. Только дайте мне одеться и умыться, грызуны!
  Те переглянулись и практически одновременно исчезли.
  Через десять минут я была готова.
   Появившийся крыс важно прочапал к двери, дымком просочился сквозь нее и ждал пока я выйду. Мы спустились на первый этаж, вышли на улицу. Крыс резво перебирал лапами, проваливаясь в снег, укрывший за ночь дорожки, я тоже набрала полные кроссовки снега. Мы добрались до соседнего корпуса, поднялись на второй этаж, где, оказывается, располагались магические лаборатории.
   В одной из них и ожидал меня мистер Уорнер. По прежнему в черном, бледный, серьезный. Когда я вошла и крыс пропищал что-то по английски, он отошел от окна и принялся молча меня рассматривать.
  - Что-то не так?
  - Транслейт - он глянул на своего крыса. Тот послушно перевел мою фразу.
  Видимо Уорнер так и не сумел настроить свой амулет-переводчик. Дальнейший разговор велся с помощью крыса-переводчика.
  - Вы, Джулия, предположительно не знать, я круто специализирован в мелодической некрокалогии.
  - Нет. Не знала.
  - Я в нужде о вашей помощи.
  - Перевести некролог? - улыбнулась я
  - Не надо переводить. Я желать изучать феномену вас. Во мнении директора - вы желаете помогать мне.
  - Не скажу, что желаю, но... видимо придется.
  - Один эксперимент ныне, остальное позже, окей?
  - Ага. - согласилась я. А куда было деваться?
  Кажется начинаются будни подопытного кролика. Вся разница - в моих фантазиях эксперименты проводили врачи, а в реальности надо мной будут издеваться маги. Куда бежать? Или притихнуть пока и побыть паинькой, а потом смыться куда-нибудь так, чтоб днем с огнем не нашли?
  
  
  Глава 8
  Бред в своем пароксизме
  
  
  
  Кто мы, чей мир всегда не прост?
  Кто вы, ослепшие от слез?
  Кто вы, сгоревшие любя?
  Кто ты, забывший сам себя?
  Ложь во спасенье и горе идущим по краю,
  Жалость к тому, кто захлестнут петлей бытия,
  Можешь спросить, но я не отвечу - не знаю...
  Кто я? Кто я? Кто я?
  
  Кто мы? (А.Миньков, Я.Трусов) А. Маршалл
  
  
  
   - Мы идти в виварий! - отвлек меня от мрачных мыслей голос Уорнера. Он захватил со стола большой открытый пакет сухого кошачьего корма и подошел к двери в дальнем конце лаборатории. За ней оказалась просторная ярко освещенная комната, в центре которой располагалась странная клетка - ее прутьями были частые тонкие лучи синеватого цвета. В клетке сидели два симпатичных существа. Одно из них было покрыто редкой шерсткой и обиженно взирало на окружающий мир, сидя на куче газет с разгаданными кроссвордами. Другое, белоснежно-пернатое, тоже смотрело на нас, но взор его - иначе не скажешь- был исполнен вселенской тоски, казалось вся мировая скорбь светилась в темных влажных глазах. Я замерла, не в силах отвести взгляд.
  - Хей, Джулия! - бесцеремонный тычок локтем в бок - Вы пробовать кормить Снарк!
  - Почему вы держите их в клетке? - возмущенно повернулась я к Уорнеру - Они же разумны!
  - Нет, Джулия. - понимающе глядя на меня, ответил он - Они - с повешенным разумом. Боб перевел мне эту фразу, тоже глядя на меня сочувственно.
   Уорнер протянул мне пакет. Я взяла его. Оба существа заинтересовались шуршанием разворачиваемого пакета и придвинулись ближе. Набрав в ладонь аппетитно пахнущих шариков, я просунула руку между прутьями, стараясь не коснуться их.
  - Не будьте испуганы, Джулия - этот свет не опасность для вас - Уорнер пристально следил за каждым моим движением. Боб тоже затаил дыхание, наблюдая. Существа подошли вплотную к решетке. Белоснежный Снарк несмело коснулся моей руки, потом стал гладить ее, как великую драгоценность и мечтательно приговаривать :
  - Снарк... снарк....снарк. - его легкие ласковые прикосновения вкупе с проникновенным взором вызывали желание прижать его к себе и успокоить. Тем временем ко мне вплотную подобрался второй Снарк. Он шустро цапнул с моей ладони двумя лапками весь корм, жадно прижал его к груди и рванул обратно к своей куче кроссвордов, радостно вереща:
  - Снарк! Снарк!
   Пернатый собрат даже не заметил. что у него из-под носа увели всю еду - он млел, наглаживая мне руку. Его соперник, распробовав кошачий корм и обнаружив, что это не рябчики в шампанском - перестал радостно голосить, и деловито заныкал остатки в кучу старых газет.
  Я высвободила руку из объятий Снарка, чтобы достать из пакета очередную порцию корма. Тот, тяжело вздохнув, отошел и нахохлившись, уже игнорировал угощение. Второй тоже, разочаровавшись в кошачьей вкуснятине, больше не подходил.
  Я обернулась к магу
  - Все.. Они не хотят.
  - Тогда мы будем уходить. - пожал плечами тот
  Я отошла от клетки, отряхнула руку от крошек. Уходя следом за Уорнером, обернулась - очень хотелось еще раз взглянуть на белоснежную лапочку. Тот грустно смотрел нам вслед.
  Когда мы вышли обратно в лабораторию, я спросила
  - Они говорят только одно слово "Снарк"?
  Уорнер бросил пакет с кормом обратно на стол, уселся на пластиковый стул. На столе с тихим хлопком тут же возник Боб. Деловито уселся рядом с пакетом и запустив в него лапу начал там шарить, одновременно успевая переводить.
  - Они мечтать об Снарке, искать его. Потому всегда повторять это слово. Самое ценное в их существовании - Снарк. А мы их так звать.
  - А зачем мне нужно было их кормить? - спросила я, усаживаясь на другой стул, возле стола.
  - Тест. Один из них есть Злодюка. Ты не испариться в никуда - значит две ладони Фьюжаса не видать. - с набитой пастью перевел Боб.
  - Ничего не поняла. А кто такой Фьюжас? - я возмущенно глянула на крыса - Бобик, ты или переводи или щас получишь!
  - Он сторожить Библимилон. - крыс оттащил пакет и уселся сам подальше от меня.
  Маг с иронией смотрел на своего питомца, потом что-то сказал ему. Тот победно сверкнул на меня глазами
  - Завтрачное время! И мне и вам.- продолжая жевать.
  Уорнер достал из кармана блокнот, что-то быстро черкнул, потом показал мне. На нарисованных часах обе стрелки стояли на двенадцати. Чуть ниже была нарисована дверь библиотеки. Я улыбнулась, кивнула и пошла к выходу.
   За завтраком я опять попала в компанию лейцан. Вежливо поздоровавшись, когда я подошла к их столику - опять свободное место было только за ним - они продолжили есть, обсуждая свойства минералов. Давар утверждал, что свойства камней напрямую зависят от их формы, доказывая свою теорию на примере разницы уровня интеллекта оживленного булыжника и одушевленного корунда.
  - Булыжник - он гладкий, форма его способствует тому, что все умные мысли с него стекают. А вот корунд, особенно в королевской огранке, ну или в очень гармоничной, называемой антверпенская роза - впитывает и преломляет знания.
  - Не согласен с тобой, - поразмышляв, откликнулся Гаон,- Может твой булыжник такой тупой только на вид? Жизнь его поваляла - от материнской скалы откололся, река его течением волокла , дети им швырялись, на дороге о него спотыкались, забор он подпирал - вот острые углы и стерлись. Зато жизненный опыт какой! Не то что у этого трепливого корунда, который кроме своей жилы в шахте, да рук ювелира ничего и не видел! Он от мудрости великой молчит может быть.
   Давар задумался. Я с интересом прислушивалась к разговору.
  - А вы, девушка, что думаете по этому поводу? - обратился ко мне Гаон, явно ожидая поддержки.
  - Ну, я может быть скажу и глупость... Но если вас интересует мое мнение - вам, многоуважаемые каменисты, стоило бы попробовать определить историческую родину этого булыжника и выяснить, если возможно - какой язык для него понятен? Может он общается с вами, но в диапазоне радиоволн, например? Или инфразвука? А может быть вы, уважаемый Гаон, просто не затрагивали темы, которые его волнуют? Да многое можно предположить!
  Давар задумчиво почесал лысину, отчего корона сползла на лоб. Он поправил ее и почесал нос. Потом бросил на меня быстрый взгляд, отложил вилку, встал и вышел, не прощаясь.
  - Чего он? Я его не обидела? - повернулась я к Гаону.
  - Вы, девушка, только что разрушили его стройную теорию. Он обижен, но как ценитель истины - пошел проверять новую гипотезу. - задумчиво глядя на меня, ответил он.
  - Я не хотела его обидеть. Просто он, видимо, узкий специалист... И мыслит в соответствующих границах. А все великие открытия делаются на стыке наук. Иногда абсолютно кажущихся не связанными между собой. Поэтому необходим широкий взгляд на проблему. - ответила я
   Но все равно чувствовала себя не своей тарелке и поторопилась доесть и уйти.
   Ровно в двенадцать я уже бродила по библиотеке, роясь на стеллажах, разглядывала страницы книг иных миров - маленьких и больших, толстых и тонких, написанных на бумаге и тонких листах пластика, керамики, каких-то хрупких листьев, явно растительного происхождения. Услышав, что кто-то вошел, я с сожалением захлопнула и сунула на полку толстый том "Божественной вероятности" в котором зачиталась свидетельствами очевидцев и пошла навстречу вошедшему.
   Вместо ожидаемого мной Уорнера, я увидела Кандинского. Поздоровавшись, он передал мне извинения от Уорнера и объяснил, что тот не может пообщаться со мной, так как пришлось отправить Боба со срочным поручением, а амулет-переводчик все еще работает непредсказуемо.
  - Кроме того, тебя сейчас ждет для важного разговора директор. - закончил Лер и удалился
  Я с трудом нашла кабинет директора на необъятном первом этаже. Хорошо, в одном из коридоров встретила Тудаблина, куда-то спещащего с озабоченным видом.
  - Юлия, вас ждет директор! - остановился он около меня
  - Я и пытаюсь найти его кабинет. Забыла, где. - объяснила я
  - Вон за тем углом - направо и до конца. - и он понесся дальше
  Постучав и не дожидаясь ответа, я вошла. Директор стоял спиной ко мне у окна и барабанил пальцами по подоконнику. На звук открывающейся двери он обернулся
  - Входите.
  Я поздоровалась. Он улыбнулся.
  - Ну и как вам здесь? - приветливо глядя на меня, осведомился он
  - Скучать некогда, - искренне ответила я.
  - Нам тоже - вздохнул он - знаете, результаты ваших тестов показали, что вы должно быть способны справиться с одной задачей. Достаточно трудной даже для вас, а для многих других она - увы, невыполнима! Не для всех к счастью, но на данный момент мы располагаем только вами.
  - И что это?
  - Найти Библимилон. - многозначительно сказал он. Повисла пауза.
  - Это тот, который сторожит Фьюжас? - удивилась я.
  - Именно. Понимаете, Библимилон - это ключ к ткани реальности, власти над ней.
  - Ага. А я значит последний герой, который отправится на поиски артефакта и круто погоняв мечом и надавав по оралу, победит злобного монстра? Вы меня не переоцениваете? Я скромная учительница биологии...
  - Значит вам не привыкать входить в клетку со львами! - расплывшись в улыбке, прервал меня директор.
  Возразить было нечего. Особенно после того, как он объяснил мне, что с помощью этого Библимилона можно спасти многих несчастных, потерявшихся между мирами.
   С завтрашнего дня я должна начать проходить ускоренный курс подготовки к исполнению своей миссии.
  Остаток сегодняшнего дня я просидела в библиотеке, пытаясь выяснить, что такое этот Библимилон, кто такой Фьюжас и чего вообще ждать от жизни в недалеком будущем.
  
  
  Глава 9
  Эриксоновский парус для шизокрылого ангела
  
  
  Не беда постучала, и не рухнула высь,
  Но сегодня сначала начинаю я жизнь.
  Начинаю, рискую, у судьбы на краю
  Неизвестную, злую, но до нитки свою.
  До свиданья, подруги, до свиданья, друзья,
  Не вините в испуге, покаяньем грозя.
  Если в чём и покаюсь, в том, что хлебом крошил,
  В том, что жил, пригибаясь, и что много грешил.
  Не ищите улики, ведь не взять под вопрос
  Чёрно-белые блики на клавирах берёз.
  Все торги и уступки, бабки, тряпки, гульба.
  Чем дороже покупки , тем дешевле судьба.
  Так и жил, подражая, всяким, с кем ни свяжись
  И чужая, чужая ты была, моя жизнь.
  Я тобой не торгую, а на самом краю
  Начинаю другую, но до нитки свою.
  
  А. Маршалл
  
  
   "Виценогая Знашка", - универсальная межмировая энциклопедия, томами которой было заставлено полностью несколько длинных стеллажей, внесла некую ясность в проблему. В краткой статье сообщалось:
   "Фьюжас - меняющий обличье монстр, порождение Высших магов Изначального мира. Примерно полторы тысячи лет назад был отправлен в другой мир, который считался одним из тихих спокойных уголков вселенной, с целью сокрытия и охраны ценного артефакта. Действуя по инструкции, оставленной ему магами-прародителями, Фьюжас немного увлекся в своих попытках обеспечения наилучшей сохранности и безопасности доверенного ему артефакта, и, следуя логике - меньше независимых существ рядом - сохраннее ценность - пошел по пути захвата власти.
   Но аборигены того мира оказались настолько гибки разумом, хитры и изворотливы, что, по последним данным - до сих пор, правда с переменным успехом, противостоят его попыткам.
   В мировой культуре Фьюжас известен под именем Дьявол. Другие имена - неизвестны.
   Основные черты: трудный характер, известен безусловной преданностью лишь тем, кто его сотворил, также - не опасен для знающих пароль входа в его обитель.
   Склонен к эстравагантности, и, часто появляясь среди местных жителей, любит выделяться своей одеждой..."
   Это значит, сделала вывод я, что нужно обращать внимание на всех чудаковатых типов - и продолжила чтение.
   "...Достоверно известен один его помощник - пылкающий огнем свирлепый летающий Бармаглот.
   О магах, породивших Фьюжаса, известно только (по непроверенным данным), что один из них давно удалился на покой - и держит небольшой "Пчелиный магазин"...."
  
  
   Про Библимилон я не нашла ничего, как ни искала - ни в "Знашке", ни в "Большой Круговерти Советов", ни в "Сыртанском вкрутоземии"
   Ох и задачка мне досталась... Пойди туда- не знаю куда... Ладно, если этот Библимилон окажется небольшим по размеру. А если весом в центнер? Как я его грузить буду? Хотя - что-то рано я эту проблему обдумываю. Сначала придется разбираться с Фьюжасом. А если учесть, что его еще называют дьяволом - то я вообще хоть один то шанс получить Библимилон имею? Как-то не представляю я себя в роли экзорциста... Что делать? Может смыться втихую? Или все-таки согласиться на эту авантюру - цель-то предполагаемого деяния вполне достойная.
   За ужином я специально решила подсесть за столик к бесам - порасспросить об их родине, о порядках там - может узнаю что-нибудь интересное. В конце концов - информацию лучше получать из первых рук.
   Забрав у Хеллы предложенную мне сегодня на ужин тарелку борща, я обернулась к ним - они всегда садились за ближайший столик. На мое счастье, один из них отсутствовал, и за столиком оказалось свободное место.
  - Можно к вам подсесть? - вежливо спросила я
  - А че? - прищурившись, спросил один. Тю-ю... Манера общения - как у двоечника! Ну, значит и разговаривать будем как с двоечником.
  - Что-то непонятно? Я спросила - можно ли занять свободное место за вашим столиком? - издевательским тоном произнесла я
  - А-а... ну да.
  Усевшись поудобнее и отставив тарелку - борщ оказался очень горячим, я начала расспросы
  - Как вам здесь - нравится?
  - Не, ну круто в натуре! Работать не надо, делай что хошь, кормежка - класс. - загомонили они
  - А дома надо было работать? - заинтересовалась я
  - Надо... - вздохнул один. - В обязаловку. Работа тяжелая, чуть что - наказание. Если грешника неправильно в котел сунешь - иди перекладывай, а это такая морока! Вилы сломаешь - вычтут из зарплаты, норму не выполнишь - штраф, начальству что-то не так скажешь - проклятие
  - Н-да... Серьезно у вас дело поставлено. Начальство-то кто?
  - Как - кто? Всевышний, конечно! - удивленно покосился на меня другой
  - Стоп. У вас что - власть сменилась? А дьявол где? - у меня глаза полезли на лоб
  - А бог его знает! Отправился по делам, да уж больше тысячи лет как - и ни слуху ни духу. Дела сдал в небесную канцелярию и отбыл.
  Ничего себе новости! Я искренне заинтересовалась
  - И как идут дела под руководством Всевышнего?
  - А так же. Всегда находятся те, кому больше всех надо и любой ценой. Те, кто не исполняет заповеди, кому все равно - зло или добро правит его судьбой. Вот такие к нам и попадают на вечное перевоспитание. Грешники, в общем.
  - Интересно... А про дьявола так, значит, ничего и неизвестно?
  - Не-а - с набитым ртом пробурчал бес.
  - А вы сами-то знакомы с дьяволом? Какой он?
  - Да обычный!
  Сколько я ни пыталась выведать больше - это мне так и не удалось.
  Быстро доев и распрощавшись с бесами я ушла спать. Завтра предстоял тяжелый день.
  
   Наутро, жестоко разбуженная пронзительными воплями мелкого рыжего монстра, я наскоро позавтракала и отправилась в лабораторный корпус, где меня ждали оба мага - Кандинский и Уорнер. Последнему, видимо, удалось наконец настроить свой амулет -переводчик и он приветствовал меня на правильном русском
  - Доброе утро, Юлия!
  Я тоже поздоровалась с обоими, и, усевшись вокруг стола, мы начали мозговой штурм проблемы.
  - Итак, Юля, мы считаем, что силой тебе Фьюжаса не победить. - торжественно начал Лер
  Кто бы сомневался! У меня нет в распоряжении превосходящих сил легионов ангелов... - пробурчала я мысленно.
  - Поэтому мы применим тактику хитрости и коварства - таинственно улыбнувшись, продолжил Уорнер
  - Именно! И поэтому мы не будем тратить драгоценное время на занятия боевыми искусствами, а займемся следующими дисциплинами: основы магии и магического анализа, искусство шпионажа и выживания, логика, риторика, история моды.
  - Вот последнее особенно необходимо! Дьявола не победить без знания истории моды! - саркастически заметила я.
  - А вот представь себе! Он будит в человеке жадность и стадное чувство - и предлагает вычурную неудобную и безвкусную одежду. Где его влияние сильно - там все, как однояйцевые близнецы похожи друг на друга. И становится стыдным и осуждаемым носить то, что не считается модным. В то же время - свободные от стадного единообразия внешне - свободны и духовно. Так что, смотри - если тебя вдруг обуяет желание носить черное летом лишь потому, что половина города так одевается, или носить зеленую в розовую полоску шифоновую блузку в ансамбле с джинсами и шпильками - можешь начинать оглядываться в поисках Фьюжаса. Поэтому знать законы моды, обладать чувством вкуса, гармонии - для тебя - обязательно!
  - Хорошо. - кисло согласилась я. - А как будет строиться обучение и сколько у нас времени?
  - Времени у нас - месяц, заниматься будем с тобой мы и приглашенные преподаватели. С утра теория - после обеда практика. Через месяц - экзамен. Начинаем с сегодняшнего дня.
  Е-мое!
  
   Итак, основной закон магии - закон преобразования энергии. Единица измерения магической энергии - ри. Это количество магической мощи, необходимое для превращения одной мухи в одного слона за пятнадцать лет.
   Когда энергия преобразуется в материю - происходит первоначальное ее замедление в четвертом измерении и затем изменение ее структуры в трех измерениях - кристаллизация. Вектор кристаллизации - направление, в котором должен изменяться статус энергии для получения желаемого результата - задается заклинанием. Формула закона преобразования...
  - Лер, а нельзя меня просто научить нескольким заклинаниям? - взмолилась я на третьем часу конспектирования лекции по теоретической магии.
   Я уже исписала половину общей тетради, но мало что понимала в предмете изучения.
  - Ну, я мог бы тебе дать матрицы заклинаний разных типов, конечно... Но дело в том, что без знания теоретической базы и общих понятий магии - ты просто не сможешь ими воспользоваться. В магии очень мало констант и постоянно нужно делать поправки - на свои личные особенности, на место, на время, на ситуацию, на окружение и так далее. Очень много нюансов... Иначе результат будет непредсказуем! - задумавшись на мгновение, ответил Лер. - Ладно, хватит на сегодня теории! После обеда жду тебя в этом корпусе в компьютерном классе.
  
   Проглотив обед за полторы минуты, я помчалась в компьютерный класс. Там уже сидел с чашкой чая Лер.
  - Попробуй включить во-он тот компьютер! - скомандовал он
  Я, по старой привычке, первым делом постаралась полностью успокоиться, затем нажала кнопку. Компьютер загрузился нормально. Я, затаив дыхание, наблюдала за этим процессом. Неужто крещение помогло? - видимо последнюю фразу я сказала вслух, потому что Лер тут же откликнулся
  - Так и должно было произойти.
  Он подошел к компьютеру на своем столе и пробежал пальцами по клавиатуре. Потом, не отрывая взгляда от экрана, произнес:
  - Скажи мне все же, зачем ты украла у Тудаблина деньги, выданные ему на хозяйство? Я не буду заниматься с тобой, пока ты их не вернешь.
  Я сидела и тупо смотрела на него. Какие деньги? Как он вообще мог такое обо мне подумать? Что за ультиматумы в мой адрес? Тихое бешенство зародилось в душе... заполнило мое сознание до краев... и вылилось вовне.
  Компьютер Лера жалобно пискнул, хрипнул и задымился.
  - Стой, успокойся! Все, я пошутил! Это тест! - замахал руками Кандинский. Он достал из ящика стола ноутбук и что-то быстро начал там открывать.
  Я взяла себя в руки.
  - И каковы результаты? - произнесла ледяным тоном я
  - Ты снесла городской сервер и уничтожила мой комп, на который завязана локальная сеть этого класса. При том, что твой, как я вижу, цел. - подошел ко мне Лер.
  - И что нам это дает? - все также холодно спросила я
  - Два через один - формула твоей магической способности. То есть, если ты попытаешься магическим путем разбить блюдце - с ним ничего не произойдет. Но побьются все остальные блюдца от этого сервиза. И возможно, нескольких других из этой заводской партии.
   - Ох и ни фига себе! А мне обязательно каждый раз впадать в бешенство для этого? Я ж могу не суметь разозлиться в нужный момент.
  - Я думаю, мы сможем обойти это условие.
  Но как мы ни бились - "это условие" обойти не получалось.
  
  
  
  Глава 10
  Летально де лирический нигилизм ювенального периода
  
  
   Там высоко - нет никого,
   Там также одиноко, как и здесь
   Там высоко - бег облаков
   К погасшей много лет назад звезде.
  
   Ария " Там высоко"
  
  
  
   За окном почти совсем стемнело. Читать уже было невозможно, и я, отложив учебник, сидела в глубоком кресле, забравшись в него с ногами, и задумчиво смотрела в окно. Свет включать не хотелось, несмотря на то, что углы большой комнаты отдыха уже терялись в темноте.
   Через неделю взаимных мучений Лер пришел к выводу, что мага из меня не выйдет. Почему-то, несмотря на все попытки, у меня так и не получалось добиться ну хоть какого-нибудь сознательного результата. Если вся моя нечаянная магическая практика прежде сводилась к уничтожению находящихся в радиусе, примерно, десяти метров, электрических устройств путем случайного эмоционального выброса энергии, то после крещения картина несколько изменилась - уничтожалось не все, что было включено в розетку, а только один прибор и ближайший электрощит, что конечно, влекло за собой полное отключение электричества, но к счастью кратковременное.
   В остальном я старательно изучала все предложенные материалы, набираясь знаний и умений, которые вроде бы мне и не пригодятся в жизни... Но кто знает? Знание - сила - как говорил Роджер Бэкон...
   - Здравствуйте, тетенька! - внезапно раздался в полутьме тоненький голосок, прерывая мои мысли. Я повернула голову к двери, которую оставила полуоткрытой, и с трудом разглядела стоящего на пороге ребенка.
   - Привет, малыш! - отозвалась я. - Ты чего тут бродишь, в темноте?
   - Я нарисовал вам настоящую кукарямбу! - гордо заявил он, по-прежнему стоя на пороге.
   - А почему мне? И как это- настоящую? - удивилась я
   - А она работает! - серьезным тоном ответил мальчик. - Пойдемте, покажу!
  Мне очень не хотелось покидать уютное местечко, но чувство долга преподавателя перевесило. Творческие порывы детей необходимо поощрять, а следовательно - нужно пойти и глянуть на творение этого маленького гения. Я вылезла из кресла, нащупала в темноте кроссовки, обулась. Потом подошла к мальчику
   - Пойдем, зайка, покажешь свою кукарямбу.
   - Пойдемте. Давайте руку, я покажу где она! - он требовательно протянул ладошку. Так, за ручку, мы вышли в коридор. Здесь было светлее, маленькие круглые светильники в шахматном порядке утопленные в плитки декоративного потолка хоть и горели через один, но давали достаточно света и я смогла, наконец, разглядеть его.
   Странный ребенок, отметила я. В его возрасте - а мне он показался примерно десятилетним - его сверстники под страхом наказания не согласятся идти, держась за ручку. Хотя - чему я удивляюсь? Это в привычной жизни можно счесть его странным - манеры, одежда - черный бархатный костюмчик с кружевным воротничком и манжетами, слишком серьезный для ребенка взгляд. Здесь же можно было встретить кого угодно - из собственной реальности выпадали многие.
   Он молча шагал быстрым шагом чуть впереди, тяня меня за руку. Мне пришлось идти быстрее, иначе я рисковала остаться без руки. Хватка у малыша оказалась недетской. Так, почти бегом, мы миновали несколько поворотов в коридорах первого этажа и оказались в полуподвале, где располагались различные кладовые. Несколько раз я пыталась высвободить руку из цепких пальцев ребенка, но он каждый раз оборачивался, смотрел на меня серьезными огромными глазищами и произнеся:
  - Тетя, идем! - снова несся по коридору.
   Наконец он остановился у какой-то двери, уверенно нажал ручку и мы вошли внутрь. Пока я восстанавливала дыхание, оглядывая небольшую, практически пустую, комнатку - мальчик спокойно стоял рядом, не отпуская мою руку. Как ни странно - он даже не запыхался. Наконец я отдышалась и смогла спросить этого маленького спринтера в кружевах:
  - И где же твоя кукарямба?
  - Вон там, тетя, смотрите! - он с готовностью указал пальчиком.
   У стены, прямо напротив входа, стоял небольшой столик, на котором стояло зеркало, изрисованное черным маркером. В кривоватом детском рисунке я с трудом разобрала схематическое изображение женщины - в стиле "точка, точка, запятая". Перед зеркалом, справа и слева горели две тонких свечи, почему-то зеленым пламенем.
   Я перевела взгляд обратно на юного художника:
  - Это твоя кукарямба?
  - Ага. Я там про вас нарисовал! - с гордостью заявил он.- Пойдем, расскажу! - и он потянул меня к столику.
   Мы успели сделать два шага, когда я краем глаза успела заметить, как вспыхнули ослепительным светом тонкие линии какой-то фигуры, изображенной на полу. Я непроизвольно зажмурилась и попыталась остановиться, но малыш рванул мою руку и пришлось сделать еще пару шагов, чуть не упав при этом. Восстановив равновесие, я ожесточенно принялась тереть глаз свободной рукой, одновременно пытаясь проморгаться и освободить вторую руку.
  - Да отцепись же ты, наконец! - мальчик сразу отпустил мою ладонь. - Что это было?
  - Кукарямба сработала. - спокойно ответил он - Мы теперь дома.
  - Что-о? Ты что творишь вообще?
  - Тетя, я не умею творить. Я еще маленький. А когда вырасту - все переделаю!
  - Я тебе переделаю! - пробурчала я, пытаясь разглядеть окружающее сквозь пелену слез и синие линии непонятной фигуры, плавающие перед глазами. Наконец мне это удалось, но увиденное вовсе не радовало. Мы находились в каком-то помещении, от одного полуслепого беглого оглядывания которого, меня начало тошнить: ни одного прямого угла в нем не было. Под острыми неравными углами сходились три неровные каменные стены, пол и потолок в разных частях помещения находились на разном расстоянии друг от друга. Пол сначала показался мне наклонным, но, переступив с ноги на ногу, я поняла что это не так. На нем, кстати, тоже была изображена какая-то фигура, среди замысловатых линий которой мы и стояли.
  - Ну и что все это значит? Как будем возвращаться? - строго спросила я мальчика. Он, ничуть не смутившись, спокойно встретил мой взгляд и ответил
  - Мы не будем пока возвращаться.
  Взяв себя в руки и стараясь не выдать зарождающуюся в глубине души панику, я спросила:
  - А что мы будем тут делать? И где вообще-то твои родители?
  - Не скажу! - упрямо сжатые губы, взгляд исподлобья.
  - А что они, интересно, скажут, когда узнают про твои проделки?
  - Они не узнают... - горько вздохнул ребенок.
  Я решила вернуться к вопросу позже, но не стала говорить этого мальчику - дети запоминают обещания и ждут их исполнения независимо от того, что было обещано - разборка с наказанием или подарок. Лучше не травмировать ребенка лишний раз. Поэтому сейчас более правильным мне показалось сменить тему.
  - А тебя как зовут? - я присела на корточки и заглянула ему в глаза
  - Клерамбо. - ответил он
  Я поднялась и вздохнув, сказала.
  - Раз уж это твой дом и я у тебя в гостях - показывай и рассказывай. Только без работающих кукарямб, ладно?
  - А их тут нет, тетя. Я одну только рисовал. - ответил Клерамбо, направляясь к одной из стен.
  И то хорошо. Я не знала чего еще ожидать от этого ребенка и это меня нервировало. Тем временем Клерамбо подошел к стене и нажал на один из камней. Открылся трапециевидный проход с косой поперечной балкой и расположенным под углом порогом. Глядя на этот кошмар архитектора я испытала новый приступ тошноты и поспешила последовать за мальчиком.
   Коридор тоже показался мне странным, но сначала я не поняла, чем. Клерамбо чувствовал себя дома, а мне очень хотелось оказаться подальше отсюда. Высокий сводчатый потолок, гладкий пол из отполированных каменных плит - еще терпимо. Но тусклое багровое освещение, создаваемое некоторыми из камней стен и потолка - они казались раскаленными докрасна - ввергло таки меня в панику. Чувствуя себя дикарем, впервые попавшим в метрополитен, я, тем не менее, поднесла руку к одному из светившихся булыжников - жара не ощущалось.
   Пока я изучала необычные источники освещения, Клерамбо закрыл проход и повернулся ко мне.
  - Ну что, идем? - спросила я
  - Мы не пойдем, тетя. - ответил он
  Я в очередной раз взяла себя в руки и снова нашла в себе силы спокойно спросить:
  - Останемся здесь?
  - Нет. - ответил мальчик и снисходительно пояснил - Вы посмотрите сами - этот коридор бесперспективен. Если мы туда пойдем, то не придем никуда - просто затеряемся в нем.
  Я глянула, и тут до меня дошло, что показалось странным в первый момент. Коридор в самом деле уходил в бесконечность, зрительно при этом не сужаясь, просто теряясь вдали в сером единообразии стен, расцвеченном яркими пятнами светящихся камней. Самые дальние из них, которые я смогла рассмотреть, выглядели маленькими, даже не багровыми, а скорее бесцветными искорками на грани восприятия. Посмотрев в другую сторону я увидела то же самое - бесперспективная бесконечность.
  - И что будем делать? - я держалась рукой за ближайшую стену, стараясь подавить новую волну головокружения.
  - Тетя, здесь, если вы хотите отправиться направо - надо подпрыгнуть на левой ноге, если налево - на правой. Чтобы попасть на нижние этажи - подпрыгнуть обеими ногами. Один раз подпрыгиваете - на один этаж спускаетесь. - научил меня ребенок
  - А на верхние как попасть? - заинтересовалась я
  - А наверх само выносит. Если находиться на каком-то этаже - он оказывается верхним. А с верхнего этажа можно увидеть Пламенеющую звезду.
  Последнюю фразу он произнес таким мечтательным видом, что мне тоже захотелось увидеть эту звезду. Тем не менее я попросила:
  - Давай про звезду потом? Лучше объясни - кто строил это... помещение? И есть здесь нормальные комнаты, подчиняющиеся законам архитектуры?
  - Это как с вашими медленными дверями и одинаковыми пространствами? А вам что, здесь не нравится? - удивленно спросил он.
  - Зай, понимаешь, я не привыкла к такому! Меня тошнит и кружится голова. Я уже клаустрофобией, кажется, заболеваю. - постаралась объяснить я
  - А потом привыкнете? - озабоченно наморщив лобик спросил он
  - Не знаю. Пока что мне плохо. Так, что если нормальных помещений нет - давай выберемся наружу, а? - жалобно простонала я.
  -Давайте. Сейчас два прыга направо, потом девять вниз. - согласился Клерамбо.
   Я не стала медлить. Подпрыгнув два раза на правой ноге и девять раз на обеих - живо вспомнилась детская игра в классики, только окружающее менялось намного круче, несмотря на то, что подпрыгивала я на одном месте - я оказалась, видимо, на первом этаже здания, тут же увидев два выхода. Дверей не было, и в проемах причудливой формы виднелась трава, деревья. Выходы располагались друг напротив друга. Дикие пропорции помещения я постаралась не замечать, тут же рванув к одному из путей наружу. Я шла быстрым шагом, но расположенная метрах в десяти каменная арка выхода не приближалась. Через мгновение рядом из ниоткуда возник Клерамбо.
  - Тут тоже прыгать надо, тетя! - посмотрев на меня укоризненно, сообщил он.
   Я совсем забыла о правилах передвижения в этом каменном мешке! Обругав себя мысленно, встала левым боком к выходу и подпрыгнула на левой ноге - настолько мне хотелось быстрее покинуть это сооружение. Выход вдруг резко отдалился и я уже хотела начать громко возмущаться, как вдруг увидела перед носом арку второго выхода, оказавшись снаружи. Вынесло через другой выход почему-то. Но это меня не заботило - главное - снаружи!
   Пока я оглядывала пейзаж, наслаждаясь летним теплом и зрелищем буйных зарослей вокруг, из-за угла вышел Клерамбо.
  - Вы неправильно прыгали! - сердито заметил он
  - Да, вроде, как ты говорил - так и прыгала. - пожала плечами я. - Теперь, давай ты мне расскажешь все по порядку - зачем ты меня сюда вытащил, кто ты сам и когда будем возвращаться обратно?
   - Родители говорили мне, что я должен учиться жизни, чтоб править миром. Чтоб всегда было так, как я захочу и было счастье. Вот я и учусь выполнять свои желания. Мне скучно - я нашел вас. Вы теперь будете меня развлекать, играть со мной.
  - И все таки - что случилось с твоими родителями?
  - Они улетели на восток. У них там дела - открыт сезон охоты на Тугриков.
  - А тебя не взяли?
  - Мне пока аэродемонические характеристики не позволяют. Летаю плохо. Поэтому пока развиваю силу воли - чтоб править миром. Очень хочется!
  - Оно тебе надо? Разве что ты - наследник королевской семьи. Вагон ответственности, куча проблем - и будешь вечно виноват во всем. Власть - это ярмо, если ты мудр, и смертельное проклятие - если мудрости в тебе нет.
  - Я не наследник - я бессмертен! - гордо провозгласил малыш - В нашем мире нет смерти! Я ее вызывал, вызывал - не приходит. Значит - нет ее. И делать можно, что хочешь.
  - А правильно вызывал-то? И не обязана она, извини, конечно, на вызовы каждой малявки откликаться.
  
  
  Глава 11
  Расщепление личности или вообразить на троих
  
   В спорах о воле покорно сносившие плети,
   Давшие всуе зарок от сумы и тюрьмы,
  Знавшие золото и непривыкшие к меди
   Кто мы? Кто мы? Кто мы?
  
  Кто мы? (А.Миньков, Я.Трусов)
  
  
   Малыш тут же начал обиженно надуваться. Заметив это, я снова обругала себя - ну зачем мне надо было вступать в полемику с ребенком? Тем более - он принадлежит иному миру. Этические правила и моральные ценности тут могут быть абсолютно иными. Так скоро докачусь до ксенофобии - неприятия чужих. Еще раз мысленно повторив, что необходимо держать себя в руках и обдумывать свои слова и поступки, я осторожно коснулась его худенького плечика:
  - Прости меня. Заносит немного на поворотах. Это от непривычной ситуации - я устала и нервничаю от всего случившегося сегодня. В любом случае - я не должна была тебя поучать, как тебе жить, чего желать и к чему стремиться.
  - Правда? - повернулась ко мне недоверчивая мордаха.
  - Правда! - твердо ответила я. Очень не хотелось оказаться в роли той белки из анекдота, к которой на воспитание попал маленький черепашонок и она учила его лазить по деревьям.
  - Это хорошо. А то вас сослали бы к полевлам.
  - К кому? - не поняла я
  - Пойдемте - покажу!
  Ох, и часто в последнее время я слышу эту фразу!
  
   Мы шли по широкой, хорошо утоптанной тропе вдоль небольшого лесочка. Замок остался позади. Когда мы отошли достаточно далеко, чтобы можно было рассмотреть его целиком - я остановилась и долго удивленно разглядывала этот образчик выродившейся архитектуры. Не несущие никакой механическое или эстетической нагрузки колонны располагались в самых неподходящих местах - одна находилась между первым и вторым этажами, другая просто соединялась с несущей стеной аркой и стояла одиноко в метре от замка, обрастая вьюнками. На третьем этаже прямо из стены торчал под тупым углом балкон, с которого вел на четвертый один лестничный пролет, к тому же повернутый ступенями вниз. Где-то на уровне шестого этажа виднелась часть башни, видимо, выраставшей из невидимой нам стены замка. Крыша башни была односкатной. Окна были выполнены в стиле "разнобой" - на одном этаже можно было увидеть стрельчатые готические, на другом - стеклопакеты, на третьем - полукруглые, на пятом - широкие многостекольные, на четвертом окна были неправильной формы. Из стен кое-где торчали скальными уступами камни. Общее впечатление от увиденного - такое сооружение могло бы получиться, если бы какой-то великан кое-как собрал каменный Лего.
   Вскоре тропа свернула, огибая лесок и пейзаж изменился. Слева расстилалось зеленовато-серое поле.
  - Это наши поля. - обернулся ко мне Клерамбо - Здесь выращиваются крюпы. А там дальше, за деревьями - кошмарная ферма.
  - Какая ферма???
  - Кошмарная. А-а... Вы же, наверное, никогда не видели живого кошмарода?
  - Не-е... - обалдело помотала головой я.
  - Туда тоже зайдем. Заодно поедим. - посвятил меня в дальнейшие наши планы Клерамбо и шустро зашагал дальше.
   Теплый летний ветер гнал по полю редкие пологие волны, крюпы, в высоту достигавшие моего плеча, мерно шелестели, зеленые, твердые еще колоски, покачивались над тропой, почти касаясь макушки будущего властелина этого мира.
   Тропа свернула в очередной раз и мы увидели местных полеводов. Около сотни человек, а может и больше, затерявшись в волнующемся море крюпов, что-то там делали. На прополку, равно как и на любой другой вид известных мне полевых работ - их деятельность никак не походила.
   На шее у каждого из работников висел небольшой сосуд. Человек на мгновение опускал в этот сосуд два сложенных щепоткой пальца, потом захлопывал крышечку и начинал дико озираться. Затем вдруг начинал выделывать разнообразные энергичные прыжки, скачки, пируэты и антраша, размахивая при этом руками. Потом снова - краткая остановка, опущенные в сосуд пальцы и - все начиналось сначала.
   - Стой, Клерамбо! Это кто такие и что они там делают? Они на нас не бросятся? - настороженно спросила я
  Ребенок покровительственно посмотрел на меня:
  - Не бросятся. Это полевлы. Они ловят крюпных блох.
  - Ох, и тяжелая работа! - насколько я смогла рассмотреть - лица от солнца у полеводов были красными, они часто утирались рукавами, тяжело дышали, тем не менее - не оставляли своего занятия, отдаваясь ему со всем старанием.
  - Им за это плата идет - хиникс крюпов за каждую сотню блох. Вот они и стараются. - объяснил Клерамбо.
  Мы остановились и некоторое время наблюдали за их работой.
  - А ничего, что они крюпы топчут? - с сомнением задала я вопрос, глядя с каким рвением полевлы предаются ловле блох.
  - Вытаптывают... - вздохнул Клерамбо - а маг потом поднимать будет, спасать, что можно.
  - Ну и способ избавиться от вредителей! А травить этих блох вы не пробовали? - изумилась я такой пещерной агрономии.
  - А зачем? Тогда для полевлов придется искать другую работу. Иначе они снова начнут языками мести - народ смущать и всякую чушь доказывать.
  - А так?
  - А так им некогда - на еду зарабатывают.
  - И что ж такое страшное они доказывают?
  - Страшно то, что неправильно. А те, кто необразованы - им верят! Например, они утверждают, что мир - круглый, что все равны друг другу, что золото- универсальная ценность.
  - А разве это не так? - осторожно спросила я
  - Не так. Мир - плоский, это планета круглая. И равными все быть не могут - одни большие и сильные - другие маленькие и слабые, одни веселые и добродушные - другие недовольные и хмурые, у кого-то торговая жилка есть, а кто-то войско способен возглавить.
  - А золото?
  - А золото... Превратится ли оно в кусок хлеба во время голода? Золото - это бог благополучных времен. Во время Меггидонской войны меняли двадцать два веса золота на семь весов серебра.- разгорячился Клерамбо
  - Да-а... - только и смогла, что озадаченно протянуть я. Малыш-то получил неплохое образование для своего возраста. Вон как складно излагает! Интересно, что б из него выросло, обучайся он в нашей школе?
   Увлеченные разговором, мы подошли почти к самой ограде кошмарной фермы. Ограда была высокой и представляла собой частокол толстых бревен с заостренными верхними концами. Клерамбо подошел к воротам и завопил во все горло:
  - Дядя Мак!!!
  Открылось маленькое окошко, оттуда выглянул хмурый охранник и принялся подозрительно меня разглядывать. Потом перевел взгляд на мальчика и спросил:
  - Бо, это кто с тобой?
  - Это? Так... Моя новая няня! - нашелся малыш
  - Няня? Ну ладно - заходите! Погладить зверюшек пришли? - смягчился охранник.
  - Ага. А у вас есть ансверы? А то мы не взяли.
  - Есть. Дам вкуснюшек - покормите зверюшек. - улыбнулся дядя Мак, впуская нас в небольшую калитку.
  Он принес нам из своей сторожки завязанный матерчатый мешочек, отдал его Клерамбо.
  - Ну, идите. Только не напугайте зверюшек. А я приготовлю ужин пока. - и он отправился хлопотать по хозяйству.
   Поблагодарив его, мы направились к длинному, приземистому строению.
  - Там они живут - пояснил Клерамбо
   Приземистое строение на поверку оказалось обычной конюшней. Я шла по проходу между денниками, разглядывая обычных лошадей и читая таблички с их кличками: Дес, Морана, Кадавр, Червон. Лошади были все до единой - абсолютно белые. Заплетенные в косички гривы, дружелюбные морды, любопытные глаза. Некоторые спокойно хрупали корм, кто-то косился на меня, кто-то чесался. Неподалеку Клерамбо, развязав мешочек, угощал пряником Червона.
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"