Черникин Сергей Викторович: другие произведения.

Отравленное мороженое или лекарство доктора Антисмеха

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


   Сергей Черникин. Отравленное мороженое или лекарство доктора Антисмеха (правдивая история о смехе)
   ? Кулешов Сергей Викторович, 2003
   Email: Kuleshov@pm.convex.ru
  
  
   Глава 1. Доктор Антисмех
  
   А вы знаете историю про отравленное мороженое, что случилась в Веселом городе? Да, да, в том самом, где живут исключительно веселые люди. Где на улицах всегда звучат смех и музыка. Где не умеют грустить. И никто, даже самые маленькие дети, никогда не плачет. Где все улыбаются.
   Говорят, что местные жители даже спят с улыбками на лицах.
   Как, вы не знаете этой истории? Не может быть! У нас ее знают все, даже кузнечики, что прячутся летним полднем в высокой траве...
   Ну, хорошо, тогда я вам ее сейчас расскажу. Слушайте.
   Однажды в Веселом городе случилось ужасное происшествие. А началось все с отравленного мороженого.
   Жил в этом городе доктор по имени Антисмех. Это был очень серьезный человек. Он никогда не смеялся и даже ни разу не улыбнулся за всю свою жизнь.
   Целые дни доктор Антисмех проводил в своей лаборатории, устроенной прямо у него дома, и изобретал лекарства от всевозможных болезней, которые вычитывал в своем толстом медицинском справочнике.
   Весь его дом был заставлен колбами и пробирками, коробочками и кулечками. И везде лежало какое-нибудь лекарство. Здесь были таблетки, порошки, мази, микстуры, пилюли и настойки, не говоря уже об элементарных горчичниках, йоде с зеленкой и лейкопластыре с бинтами. Но все это оставалось совершенно невостребованным, потому что жители Веселого города совершенно не желали болеть. Напротив, они постоянно веселились и радовались жизни. Им просто некогда было хворать и лежать в постели с градусником под мышкой.
   - Все жители нашего города слишком легкомысленно относятся к своему здоровью, - говорил доктор Антисмех, услышав очередной смешок на улице. - Разве можно постоянно веселиться? Это непременно должно негативно сказаться на их самочувствии.
   Сам же доктор Антисмех ежедневно три раза в день принимал какое-нибудь лекарство. Для профилактики, как он утверждал. Проглотив очередную пилюлю или сделав глоток микстуры, Антисмех обычно произносил:
   - Ну вот, теперь я не заболею от...
   И называл болезнь, от которой должно было помочь принятое средство.
   Доктор Антисмех жил строго по распорядку дня. В одно и то же время вставал. В одно и то же время ложился. Допоздна не гулял и вовремя обедал.
   Когда его приглашали повеселиться, он обычно заявлял, что ему некогда заниматься всякой ерундой. Его ждет очень важная работа.
   Антисмех не любил шуток и розыгрышей. Первого апреля, когда в Веселом городе отмечался день Юмора, он вообще старался не выходить из дому и ни с кем не видеться.
   - Дабы избежать всех этих глупых шуток, - объяснял он.
   Но если все же кто-нибудь пытался его разыграть, то в ответ, как правило, слышал:
   - Вы определенно больны. Я непременно должен вами заняться. Зайдите ко мне, и я дам вам лекарство. Принимать строго по рецепту. Постельный режим и никаких розыгрышей. Это очень вредно для здоровья.
   Но больше всего доктора раздражали мальчишки, которые целыми днями играли в футбол рядом с его дома. Они бегали, кричали, смеялись, вопили, свистели и даже лазили по заборам и ныряли в репейник за мячом.
   - Это просто уму непостижимо! - возмущался Антисмех. - Разве можно так себя вести?
   Он выходил на улицу, подходил к спортивной площадке, где резвились мальчишки, и говорил им:
   - Не бегайте, вы можете упасть. Не кричите, у вас может пропасть голос. Не свистите, вы можете оглохнуть. Не прыгайте, вы можете разбиться. Не смейтесь, у вас может лопнуть живот от смеха.
   Но мальчишки не обращали на его слова никакого внимания. И продолжали бегать, прыгать, кричать, галдеть, свистеть, смеяться, гоняясь за мячом.
   Доктор Антисмех очень расстраивался, что его никто не слушает. Опустив голову, он возвращался домой, а по дороге продолжал давать горожанам советы:
   - Не бегайте по лужам. Не стойте на голове. Не ходите на ушах. Не валяйте дурака. Не качайтесь на качелях. Не катайтесь на велосипедах. Не купайтесь. Не загорайте.
   И так далее, и тому подобное. Сплошное "не".
   Единственное, что допускал делать доктор, это постельный режим, ни каких волнений и строжайшее соблюдение распорядка дня. В общем, сплошная скукотища.
   - И главное, ни в коем случае нельзя смеяться, - утверждал доктор Антисмех. - Неудержимый смех - главная причина всех заболеваний. От него даже умереть можно.
   Но жители Веселого города продолжали веселиться и делали все, что так усердно запрещал им доктор. Подчас они смеялись так громко, что даже и не слышали его слов.
   - Хорошо, - однажды сказал доктор Антисмех, - если вы сами не хотите позаботиться о своем здоровье, то это за вас сделаю я.
   И он решил изобрести лекарство против смеха.
   Целую неделю доктор не выходил из своего дома. Он заперся в своей лаборатории и самоотверженно работал. Он смешивал содержимое колб и мензурок, добавлял различные порошки, нагревал, замораживал, разбавлял, кипятил, процеживал и давал отстояться.
   И вот лекарство против смеха было готово. На вид оно напоминало простую воду. Было прозрачным и совершенно не пахло.
   Антисмех отлил в стакан немного своего нового лекарства, поболтал его, проверяя, хорошо ли смешались компоненты, и сделал глоток.
   - Фу, какая кислятина, - произнес он скривившимся ртом. - В жизни не пробовал ничего кислее. Да, это то, что надо. После этого уж точно не засмеешься. И цвет самый подходящий - бесцветный. Не люблю ярких красок.
   Но как заставить жителей города принять это лекарство? Целый день доктор думал об этом.
   - Может включить его в школьные завтраки? Но сейчас лето. А при такой страшной эпидемии смеха вряд ли кто из детей доживет до 1 сентября.
   - Может уговорить мэрию провести обязательную вакцинацию населения? Нет, тоже не получится. Ежегодно в мэры нашего города выбирают самого веселого горожанина. И он, конечно же, будет против применения смехопобеждающей микстуры.
   - Что же делать? - Антисмех ходил из угла в угол своей лаборатории и не находил ответа.
   - Надо идти на улицу и уговаривать горожан принять это лекарство добровольно, - решил доктор. - Ведь не такие же они дураки, в конце концов, чтобы совершенно не желать заботиться о своем здоровье? Да, так я и сделаю. Эпидемия смеха приняла чудовищные масштабы. Нельзя терять ни минуты.
   С этими словами Антисмех устремился на улицу, захватив с собой большую банку смехопобеждающей микстуры. Он так торопился, что даже забыл надеть на голову панамку, чего раньше с ним никогда не случалось. Наступившая рассеянность свидетельствовала о том, что заботу о здоровье горожан доктор ставил выше всего на свете. А ведь он мог получить солнечный удар! В обычный день Антисмех никогда бы так не поступил. Но сегодня был явно необычный день. Решалась судьба целого города.
  
  
   Глава 2. Выход в люди
  
   Первым, кого встретил Антисмех, выйдя из дома, был мальчуган в выцветших шортах.
   Мальчик бежал по улице, выставив вперед руку с разноцветной вертушкой. Встречный ветер крутил лопасти вертушки, бил ее обладателя в грудь и лицо. Волосы мальчика были взлохмачены, а майка за его спиной развевалась, напоминая крылья. Его колени были испачканы в земле, на левой щеке сияла свежая ссадина. Панамки у мальчика тоже не было.
   Мальчуган громко смеялся и жужжал. И каждому было понятно, что это вовсе не мальчик, а большой мощный самолет, который совершает дальний перелет.
   - Мальчик, мальчик! - ринулся к нему Антисмех, пытаясь остановить его, схватив за руку. - Что ты делаешь? Почему ты без панамки? Разве ты не знаешь, что на улице нельзя находиться без панамки? Можно получить солнечный удар и упасть, потеряв сознание.
   - Я не мальчик, - ответил мальчик, ловко увернувшись от протянутых к нему рук. - Я, дяденька, большой самолет. А самолеты панамок не носят.
   - Но почему ты так громко смеешься? - спросил тогда Антисмех. - Неужели ты не знаешь, что смеяться очень вредно для здоровья. Ты можешь заболеть.
   - Я смеюсь, дяденька, потому что мне весело, - объяснил мальчик. - Я всегда смеюсь, когда мне весело.
   - И как часто тебе бывает весело?
   - Я не помню ни одного дня, который провел бы без веселья.
   - Да-а, несомненно, это тяжелый случай, - подумал вслух доктор. - Мальчик, э-э-э, самолет, тебе срочно нужно к врачу. Немедленно иди на посадку и отправляйся в госпиталь.
   - Спасибо, дяденька, но я чувствую себя хорошо.
   - Нет, нет, это тебе только так кажется. Уверяю тебя, ты ошибаешься. Впрочем, если ты не хочешь идти к врачу, хорошо. Я сам доктор. Я дам тебе лекарство прямо здесь, - Антисмех налил в кружку немного смехопобеждающей микстуры. - На, возьми, выпей. Это тебе поможет.
   - Спасибо, дяденька, но я не хочу пить, - ответил упрямый мальчуган.
   Доктор очень расстроился, что не мог уговорить мальчика принять лекарство.
   - Дяденька, почему вы такой грустный? - поинтересовался сорванец, никак не желавший лечиться. - Если хотите, я могу взять вас с собой. Вдвоем мы будем уже целой эскадрильей.
   - Взрослые дяденьки не бегают с вертушками по городу, изображая из себя самолет, - ответил Антисмех.
   - Ну, как хотите, - сказал мальчик. - Извините, но мне пора.
   С этими словами он сделал крутой вираж и умчался за угол.
   Антисмех осуждающе покачал головой.
   - И куда только смотрят его родители.
   Антисмех посмотрел по сторонам и увидел невдалеке от себя продавца газированной воды.
   - Надеюсь, взрослые будут более сознательными, - сказал доктор и направился к лотку с газировкой.
   Продавец газированной воды был очень высокого роста. Из-под одежды у него торчал большой живот. Круглое лицо продавца было красным, как спелый помидор.
   Продавец стоял за прилавком своего лотка. А две девочки близняшки, расположившись рядом с ним, щекотали ему бока. Продавец от этого безудержно хохотал.
   - Что вы делаете? Немедленно перестаньте! - возмутился доктор Антисмех и ускорил шаг. - Он же может лопнуть от смеха!
   - Ой! Я больше не могу! Ха-ха-ха! Я сейчас лопну со смеху! - как бы подтверждая слова доктора, выкрикивал продавец.
   Девочки остановились, посмотрели на него и в один голос сказали:
   - Папа, ты что, в самом деле, можешь лопнуть от смеха?
   - Да нет, конечно, это просто так говорят, - успокоил их газировщик.
   - Нет, нет, нет! Вы заблуждаетесь! Это действительно может произойти, - вмешался Антисмех. - Это я вам как врач говорю. Это обоснованный наукой факт.
   - Не может быть? - удивился продавец. - Если бы это и вправду было так, то я, наверное, давно бы уже лопнул. Больше меня на нашей улице никто не смеется.
   - Уверяю вас, это может случиться в любую минуту, - продолжал настаивать доктор. - Вам ни в коем случае нельзя смеяться.
   - Но ведь без смеха жить скучно.
   - Ничего страшного. Зато вы останетесь в целости и сохранности. Подумайте о своем здоровье.
   - Ну, со здоровьем у меня всегда было все в порядке, - ответил газировщик.
   - Не спорьте со мной, - строго сказал Антисмех. - Мне лучше знать. Кто из нас доктор, вы или я?
   Он протянул продавцу кружку, от которой отказался мальчик-самолет.
   - Выпейте, это вам поможет. Это моя собственная лечебная микстура с приятным сильнокислым вкусом. Пейте, не бойтесь.
   - С сильнокислым говорите? - переспросил газировщик. - Мне неудобно отказываться от вашего угощения, но я, если честно, кислое с детства не люблю. Я люблю со сладким сиропчиком. Можно я добавлю сюда клубничный сиропчик?
   - Что вы! Ни в коем случае! - возмутился Антисмех. - Вы испортите этим все лечебные свойства микстуры. Нужно непременно пить так.
   - Извините, но без сиропчика я не буду. Вы уж меня простите, - вежливо отказался продавец. - Давайте лучше я сам угощу вас своей газировкой. У меня самая вкусная газированная вода во всей округе. Вам с каким сиропом? У меня есть абрикосовый, ананасовый, клубничный, персиковый, апельсиновый и малиновый.
   - Фу, какая гадость! Разве можно пить газированную воду со сладким сиропом? - произнес доктор Антисмех и совершенно расстроенный пошел дальше.
   И здесь не захотели принять его лекарство против смеха.
   Удаляясь, доктор услышал за своей спиной, как продавец вновь громко засмеялся. Видно девочки близняшки опять принялись за его бока.
   Антисмех шел по улицам Веселого города и каждому, кто попадался ему навстречу, предлагал принять свое лекарство. Но никто не соглашался.
   - Безумие! Откровенное безумие! - восклицал доктор, глядя на улыбки людей и слыша их смех. - Город охвачен эпидемией смеха. И никто, никто не хочет быть спасен. Разве можно так безрассудно относиться к собственному здоровью?
   И вдруг он испугался. А что, если от всего этого веселья его чудо-препарат испортился и потерял свою лечебную силу?
   Антисмех с недоверием посмотрел на кружку с микстурой в своей руке, из которой так никто и не захотел отпить. Поднес ее к губам и сделал глоток.
   - Какая редкостная кислятина все-таки у меня получилась, - его лицо сморщилось от выпитого. - После такого захочешь посмеяться, не посмеешься.
   Лекарство действовало безотказно. Антисмех был этому рад.
   Невдалеке от того места, где остановился доктор, бил фонтан. Рядом с ним стояла маленькая девочка. Она ела сливочное эскимо в шоколадной глазури и с любопытством смотрела на доктора.
   После того, как доктор отпил из кружки и скривился, девочка подошла к нему и тихим голосом спросила:
   - Дяденька, вам невкусно?
   - Невкусно? - переспросил Антисмех, - Ну и что, зато полезно!
   - Хотите заесть моим мороженым? - спросила девочка и протянула доктору свое эскимо. Весь рот девочки был испачкан мороженым и шоколадом. Ей самой оно явно нравилось.
   - Мороженым? - Антисмех на секунду задумался. - Мороженым. Вот именно, мороженое! Как я сам до этого не додумался? Конечно, мороженое!
   Его глаза заблестели. И, ничего не объясняя, он развернулся и поспешил прочь.
   Маленькая девочка удивленно посмотрела ему вслед.
   - Какими странными все-таки бывают эти взрослые, - подумала она и лизнула свое эскимо. Мороженое подтаяло, и две крупные молочные капли упали с него на землю.
  
  
   Глава 3. Мороженое, мороженое...
  
   Вернувшись домой, доктор Антисмех, не переставая, твердил: "Мороженое, мороженое..." Он словно боялся забыть это слово, ненадолго замолчав.
   - Да, именно мороженое, - сказал Антисмех, ставя большую банку с лекарством против смеха на стол в своей лаборатории. - Вот именно, мороженое! Все жители нашего города обожают мороженое. Я добавлю свою микстуру в мороженое, и тогда каждый, кто будет есть его, заодно примет и мой чудо-препарат. И таким образом я спасу наш город от этой ужасной эпидемии смеха. Уверен, что все мне еще спасибо скажут. Только надо добавить в состав рецептуры немного уничтожителя сладости. Чтобы сладкое мороженое не испортило мое лекарство.
   Антисмех пошел на кухню и залез в стоявший у плиты шкаф.
   - Сейчас, сейчас. Где-то у меня еще оставалось немного уничтожителя сладости.
   Надо сказать, что Антисмех не только не любил смеяться, но еще и терпеть не мог сладкого.
   - Конечно, ведь сладкое вредно для здоровья. От него в глазах появляется странный блеск, на лице возникает нездоровая улыбка. А еще от него портятся зубы, и пропадает аппетит.
   Поэтому доктор всегда добавлял себе в пищу уничтожитель сладости. На всякий случай. Вдруг кто-нибудь решит испортить ему еду и незаметно подложит ему в тарелку что-нибудь сладкое, когда он на минутку отвернется от нее.
   - Этот город полон больных озорников. Нужно всегда следить за тем, что ты ешь. Здоровье превыше всего, - не раз повторял доктор.
   Наконец Антисмех нашел уничтожитель сладости и извлек его из внутренностей шкафа. Им оказался обыкновенный черный перец. Но Антисмех воспринимал его, как нечто большее, чем просто кулинарная приправа.
   Доктор понюхал содержимое пакетика и тут же громко чихнул, чуть не просыпав все на пол.
   - Да, это он. И, кажется, не испортился, - решил Антисмех, чихнув еще раз десять.
   Он высыпал весь порошок в свою большую банку с лекарством против смеха. Взял длинную металлическую линейку и помешал ею. Крупинки уничтожителя сладости закружились в прозрачной жидкости и стали медленно оседать на дно. Через несколько минут почти весь порошок собрался на дне банки.
   - Перед употреблением взболтать, - заключил доктор.
   В принципе все было готово. Оставалось дождаться ночи, пробраться на завод, где делают мороженое, и исполнить задуманное. Правда, доктора Антисмеха беспокоила одна мысль, не совершит ли он тем самым преступление?
   - Но я же не собираюсь там что-нибудь украсть, - успокаивал он сам себя. - Напротив, хочу принести и оставить там свое. А от добавления моего препарата мороженое только полезнее станет. В любом случае, пусть меня даже арестуют и посадят в тюрьму, но я спасу наш город от эпидемии смеха.
   На самом деле никакой тюрьмы в Веселом городе не было. О тюрьме и о преступниках, отбывающих там наказания за свои преступления, доктор прочитал однажды в иностранной газете.
   - Вот что бывает с теми, кто не моет руки перед едой. Сначала они не соблюдают правила гигиены. Потом становятся преступниками. А потом попадают в тюрьму, - подумал тогда Антисмех.
   Сам же доктор всегда был очень законопослушным гражданином. Никогда ничего не нарушал и даже совершенно пустую улицу переходил исключительно на зеленый сигнал светофора или по пешеходному переходу.
   За окном быстро темнело. Доктор Антисмех надел плащ, натянул на голову шляпу. Ведь какая бы не была днем сухая и жаркая погода, ночью всегда становится холодно, и, выходя из дома, нужно всегда надевать теплые вещи, чтобы не простудиться. Взял в руки банку со смехопобеждающей микстурой и решительно вышел из дома.
   Оказавшись на крыльце, доктор на секунду замер. В небе над городом высыпали яркие звезды. На улице было тихо. Лишь легкий ветер шуршал в кронах деревьев. Да, откуда-то доносились звуки радио, передававшего танцевальную музыку. Одинокие фонари серебрили своим светом опустевшие кварталы. Вокруг было ни души. Город замер, словно давая доктору шанс совершить свой поступок незамеченным.
   Антисмех решил, что это хороший знак. Он поглубже надвинул на глаза свою шляпу, крепко прижал к себе большую банку с лекарством против смеха и заспешил к заводу, где делают мороженое. Он немного сожалел, что не сможет в этот день вовремя лечь спать. Но спасение целого города от эпидемии смеха того стоило.
  
  
   Глава 4. Чудесное утро
  
   Наступившее утро не предвещало ничего плохого. Напротив, день обещал быть исключительно теплым и солнечным. Одним из тех, что заставляют нас радоваться жизни и чувствовать, как прекрасен мир вокруг нас.
   В безоблачном бездонном небе ярко сияло солнце. Стремительные стрижи, купаясь в солнечных янтарных лучах, носились над крышами домов и ловили мошкару. Раскидистые деревья шептались между собой, шелестя густой кроной под напором налетевшего ветра. Среди зелени трав блестели капельки росы. А над раскрывшимися бутонами цветов кружились пестрые бабочки и мохнатые толстячки шмели.
   В доме продавца газированной воды, того самого, что повстречался вчера доктору Антисмеху, первыми обычно просыпались его дочери. Как я уже сказал, они были близнецами. И хотя взрослые их часто путали, сами же они друг друга никогда не путали. Звали их Малинка и Паутинка.
   Малинка открыла глаза и услышала, как за окном на улице весело чирикают воробьи. Она завела руки за голову и с наслаждением потянулась. Спать больше не хотелось. Не раздумывая, девочка сбросила с себя одеяло и решительно поднялась из постели.
   Ее взгляд упал на сестру. Та продолжала спать и приглушенно сопела, уткнувшись лицом в подушку.
   - Паутинка, - крикнула ей Малинка, - вставай скорее! Посмотри, какое сегодня чудесное утро. Неужели ты хочешь его проспать?
   - Да, да, я сейчас, - раздался сонный голос Паутинки. Она любила поспать по утрам подольше, и встать вслед за сестрой для нее было совсем не просто. - Я уже встаю, - сказала она, но продолжала лежать в кровати.
   - Да вставай же ты, дрыхало! - не унималась Малинка. - Так ведь всю жизнь можно проспать!
   Она принялась самоотверженно будить свою сестру: щекотать ей пятки, пихать ее в бок, стаскивать с нее одеяло.
   Наконец Паутинка проснулась. Она открыла глаза и посмотрела на Малинку.
   - Ну вот, я, наверное, проспала все самое интересное! Ты что не могла разбудить меня раньше? Вот так всегда! Понадеешься на тебя, а ты не будишь.
   Надо сказать, что девочки очень любили смотреть по утрам, как просыпается город. Больше этого они любили только папину газировку, которая так смешно щипалась, когда наберешь ее в рот.
   - Да я будила тебя, - стала оправдываться Малинка. - Но разве такую соню, как ты, разбудишь?
   Вскоре девочки уже вместе торчали у раскрытого окна и с интересом наблюдали за тем, что происходит на улице.
   Вдоль домов, не спеша, ехала оранжевая поливальная машина с огромной пузатой бочкой. Задорными фонтанчиками воды она поливала газоны и деревья, приминала пыль на тротуарах и проезжей части, смывала с еще не успевших ожить кварталов ночную сонливость. От посылаемых ею струй во все стороны разлетались брызги. Солнечные лучи играли в них, и от этого возникала радуга.
   Молочники в белых фартуках бегали от крыльца к крыльцу и разносили бутылочки с молоком. Они торопились обежать каждый дом, потому что ни один ребенок и ни один взрослый не должен был остаться в это утро без стакана вкусного свежего молока.
   К горлышку каждой бутылки была привязана цветная бумажка с рецептами каш и молочных коктейлей. Молочные коктейли жители Веселого города особенно любили. Молочники знали это, и каждый раз предлагали попробовать новые рецепты коктейлей, которые сами же и придумывали. Таким образом, появлению под дверью бутылочки молока были рады все, даже те, кто не любил пить его просто так.
   Один из молочников подбежал к дому Малинки и Паутинки.
   - Доброе утро! - закричали ему из окна девочки и замахали руками.
   - Да, утро сегодня действительно доброе, - согласился с ними молочник. - Вы уже проснулись? Какие молодцы! А я вам свежего молока принес.
   Он поставил бутылочку молока у входной двери.
   - С удовольствием поболтал бы с вами, но, к сожалению, у меня совсем нет времени. Еще так много мест, куда я должен успеть, - извинился молочник.
   Он забрал пустую бутылку, предварительно выставленную для него, и поспешил дальше.
   По городу молочники передвигались на небольших электромобилях, которые беззвучно скользили вдоль улиц. И лишь пустые и полные бутылки, стоявшие в специальных ящиках, перезвякивались между собой, выясняя кого из них больше.
   Вслед за молочниками появились почтальоны. С их плеч свисали тяжелые сумки, разбухшие от писем и газет. В этих газетах сообщались наиважнейшие новости, а в письмах передавались наибольшущие приветы. Нет, городу никак нельзя было обойтись без них. И неутомимые почтальоны спешили доставить свой груз адресатам.
   По соседней улице прогромыхал трамвай, будя своим звонком сонные кварталы. Он словно звал людей выйти из дома и насладиться красотой этого летнего утра.
   Вскоре появились и остальные горожане. Веселый город начинал жить своей обычной жизнью. Открывались магазины и кафе. Тротуары заполнялись спешащими по своим делам людьми. Разноцветные машины собирались у светофоров и, дождавшись зеленого сигнала, разбегались по лабиринтам улиц и площадей.
   Наступивший день, казалось, ничем не отличался от множества других таких же чудесных летних дней. И никто в целом городе не догадывался, какой сюрприз приготовил доктор Антисмех жителям этой ночью.
   На улице ничего интересного больше не происходило, и Малинка и Паутинка отвернулись от окна. Они стали бегать по комнате, скакать на кроватях, шуметь и кричать. К ним заглянула их мама. Она велела девочкам умываться и идти завтракать. Сегодня за столом их ждал рисовый пудинг с клубникой и сдобные булочки. А также два стакана свежего молока, что принес молочник.
  
  
   Глава 5. Неприятное известие
  
   После завтрака девочки побежали на улицу. Рядом с их домом располагалась детская площадка. В ее центре возвышалась деревянная крепость с массивными башнями и зубчатыми стенами. По краям стояли резные деревянные фигуры огнедышащего дракона и старинных витязей.
   Придя на площадку, Паутинка и Малинка встретили там других детей и стали вместе с ними лазить по крепости, исследовать ее извилистые проходы, штурмовать ее крутые лестницы. Играть в крепости было очень интересно, и детвора весело галдела, наполняя всю округу своими радостными криками.
   Мимо площадки проехала велотележка с лотком мороженого. Молодой мороженщик в синей шапочке с вышитой белой снежинкой, не спеша, крутил педали и предлагал всем желающим отведать свое сладкое холодное лакомство. Сбоку на лотке был нарисован пингвин. Он держал эскимо и улыбался.
   Стоило детям увидеть велотележку с мороженым, и они тут же бросились к ней. От беготни по крепости они разгорячились и сейчас больше всего на свете хотели именно мороженого.
   - Вам какое? - спросил продавец мороженого у окруживших его детей.
   - Мне клубничное, - сказала Паутинка.
   - А мне шоколадное, - попросила Малинка.
   - Ванильное. Персиковое. С орешками. Крем-брюле, - галдели дети, предвкушая удовольствие от того, что они сейчас получат.
   Мороженщик полез в свой ящик и достал каждому то, что он просил. Дети с интересом заглядывали внутрь лотка. Его стенки покрывала снежная корка, и оттуда несло холодом.
   - Ой, - сказал один мальчик, - а у меня мороженое кислое.
   - И у меня. И у меня, - стали говорить дети один за другим.
   - Не может быть, - изумился мороженщик, - мороженое не бывает кислым.
   Он взял у одного ребенка мороженое и откусил от него маленький кусочек.
   - Действительно, кислое, - согласился мороженщик. - Причем самое кислое из всего кислого, что мне когда-либо приходилось пробовать.
   Мороженщик собрал у детей розданное мороженое, полез в свой ящик и достал для них другое. Но и оно оказалось таким же кислым на вкус.
   Мороженщик перепробовал все мороженое в своем лотке: и в стаканчиках, и эскимо, и рожки, и батончики. Пломбир, крем-брюле, с карамелькой, с орешками. Малиновое, персиковое, апельсиновое. Шоколадное, банановое, клубничное. Но все оно оказалось одинаково кислым.
   - Ничего не понимаю, - пожал он плечами.
   Дети были расстроены. Играть и веселиться больше не хотелось. У всех во рту стоял неприятный кислый привкус. И меньше всего им сейчас хотелось смеяться. Хотя еще минуту назад заставить их не делать этого, было невозможно.
   Вместе с детьми расстроился и продавец мороженого. От всего перепробованного кислого мороженого ему стало печально. Он даже немного замерз, чего раньше с ним никогда не случалось, сколько бы мороженого он не съел. Вслед за ним загрустил и нарисованный на лотке пингвин. Пингвин больше не улыбался, а только тяжко вздыхал, глядя на свое эскимо.
   Как оказалось, такие же неприятности происходили и с другими продавцами мороженого. И вскоре все они с понурыми лицами устремились обратно на завод, где делают мороженое.
  
  
   Глава 6. Беда! Беда! Трагедия!
  
   Теплый солнечный прекрасный летний день был явно испорчен. На улицах пропал детский смех, а вместе с ним и с лиц взрослых исчезли улыбки. Все вокруг вдруг стали очень серьезными.
   И даже те, кто сам не пробовал кислого мороженого, тоже помрачнели, глядя на лица успевших его отведать.
   К обеду в городе не осталось ни одного улыбающегося человека.
   В продаже появились экстренные выпуски газет. С их первых страниц кричали крупные заголовки:
  
   Трагическое происшествие: массовое отравление кислым мороженым
   Беспрецедентный случай: в Веселом городе пропал смех
   Шокирующее известие: с лиц горожан исчезли улыбки
  
   Все были очень обеспокоены случившимся. Взволнованными голосами горожане спрашивали друг друга, стало ли мороженое кислым только в их родном городе, или оно теперь кислое везде?
   - А что если во всем мире люди перестали смеяться, отравившись испорченным мороженым? - задавали они вопрос. И сами же пугались его.
   - Уж не случилась ли катастрофа общечеловеческого масштаба? - интересовались они.
   Но вопросов было больше, чем ответов.
   В мэрии незамедлительно было собрано экстренное заседание.
   - Сколько человек сможет прожить без смеха? - обратился к ученым мэр Веселого города.
   - Теоретически очень долго, но практически этого никто не делал, - ответили ученые.
   Для людей, с чьих лиц никогда не сходила улыбка, перспектива, всю жизнь прожить без смеха, была очень удручающей.
   Говорят, что директор завода, где делают мороженое, узнав о случившемся, очень расстроился.
   - Как я теперь буду смотреть людям в глаза? - восклицал он, и по его щекам текли слезы.
   Он даже забрался в холодильную камеру, где хранилась готовая продукция, и наотрез отказался оттуда выходить.
   - Лучше я замерзну до смерти, чем соглашусь жить с таким позором! - заявил он, покрываясь инеем и обрастая сосульками.
   Но из холодильника его все-таки достали, закутали в теплое шерстяное одеяло и напоили горячим молоком, чтобы он быстрее согрелся. Когда же он немного отошел, его отправили домой.
   От душевных переживаний и переохлаждения директор заболел и три дня пролежал в постели, постоянно твердя окружающим:
   - Какой кошмар! Мое, всегда такое вкусное и сладкое мороженое и вдруг стало кислым! И из-за него у людей пропал смех. Нет, я не переживу этого!..
   И он терял сознание.
  
  
   Глава 7. Кажется, получилось
  
   Доктор Антисмех в тот злополучный день проснулся поздно. Это и не удивительно, если учесть, что всю ночь он провел на заводе, где делают мороженое, добавляя в сладкое лакомство лекарство против смеха. Давно миновал полдень, а Антисмех все еще продолжал лежать в своей постели. Он моргал глазами и вспоминал приснившийся ему сон.
   - Какой ужас, - сказал он сам себе, - мне уже стали сниться цветные сны.
   Доктору приснился цирк. На арене выступали клоуны в ярких одеждах. Весь зал содрогался от приступов смеха, наблюдая за их проделками. Антисмех сидел в первом ряду и тоже смеялся. Он смеялся так сильно, что на его глазах даже выступили слезы.
   - Только кошмаров мне не хватало, - возмутился доктор, - так не долго и заболеть.
   Он откинул одеяло. Присев на кровати, нащупал ногами домашние тапочки. Взял со стула халат, накинул его себе на плечи и отправился на кухню разогревать чайник.
   Надо сказать, что доктор Антисмех никогда раньше не видел снов. Тем более, цветных.
   - Ночью нужно отдыхать, а не смотреть какие-то там дурацкие сны, - говорил он. - Я достаточно вижу днем, и мне совершенно незачем видеть еще что-нибудь ночью.
   Поэтому приснившийся доктору цветной сон, да еще такой, где он смеялся, чего никогда не делал в реальной жизни, был для него неприятным новшеством. Антисмех даже подошел к зеркалу в коридоре и посмотрел у себя язык, горло и белки глаз. Потрогал лоб, не горячий ли? Измерил градусником температуру. Но все было в порядке.
   - Это еще ничего не значит, - решил доктор. - Болезнь может находиться в начальной стадии и еще не успеть себя проявить.
   Придя на кухню, Антисмех открыл окно. Теплый ветер влетел в комнату и всколыхнул занавески. На улице было на редкость для летнего дня тихо. Даже мальчишки не галдели, как обычно, на своей спортивной площадке.
   Антисмех очень удивился этому. Он высунулся из окна и прислушался, но так ничего и не услышал.
   - Ну вот, - сказал он, не веря своим собственным ушам, - кажется, я оглох. Что ж, это вполне закономерное явление, если не соблюдать распорядок дня. Хотя самого себя я слышу...
   Перед домом проехал, тарахтя, грузовик.
   - И грузовик тоже. Значит, я не оглох. Что ж, это уже хорошо. Но все же что-то здесь не так.
   Антисмех решил досконально во всем разобраться после того, как позавтракает.
   - Для полноценного завтрака необходимо молоко, - сказал доктор Антисмех и направился за ним к входной двери.
   У порога, как всегда, его ждала бутылка свежего молока, оставленная утром заботливым молочником. Доктор взял ее и уже собирался вернуться в дом, как взгляд его упал на улицу и людей, идущих по ней.
   Прохожих было не много, но никто из них не улыбался. С серьезным видом горожане шли по своим делам.
   - Неужели сработало?! - мелькнула в голове доктора мысль.
   Как был в халате и домашних тапочках, Антисмех покинул крыльцо и выбежал на улицу. В руке он продолжал держать бутылку молока.
   Всюду, куда проникал его взгляд, не было видно ни одной улыбки. Ни один смешок не достигал его слуха.
   Охваченный любопытством, доктор добежал до ближайшего перекрестка и завернул за угол. Посмотреть, что делается на другой улице. Но и там было то же самое.
   Антисмех уже готов был отправиться дальше в другие районы, но, вспомнив о чайнике на плите и своем неподходящем для прогулки по городу виде, решил вернуться домой.
   - Что ж, если мой план сработал, и эпидемия смеха ликвидирована, то я, как врач, полностью удовлетворен, - сказал Антисмех. - Надеюсь, что впредь вспышки радости и веселья не повторятся.
   И он закрыл за собой входную дверь своего дома.
   Проходили дни, но люди оставались серьезными. Казалось, что город навсегда лишился своих улыбок и смеха.
  
  
   Глава 8. Веселые друзья
  
   На Солнечной улице в доме номер 5 жил мальчик по имени Рыжик. Он жил с мамой и папой. А еще с котом Васькой, который любил целыми днями спать, забившись куда-нибудь в угол, и только изредка появлялся на глаза, громко мяукая и требуя, чтобы его покормили.
   - Васька, - обращался Рыжик к своему коту, - как ты можешь целыми днями только и делать, что есть и спать? Неужели тебе это не надоедает?
   - Мяу, - отвечал Васька, - конечно надоедает. Когда я устаю спать, я иду есть. А наевшись, я для разнообразия иду поспать.
   Опустошив свою миску, кот неторопливо отправлялся на чердак, намереваясь там вздремнуть часок-другой.
   - Да ты просто глупый ленивый кот! - возмущался Рыжик и начинал гоняться за Васькой по всему дому, не давая бедному животному покоя.
   Больше всего Рыжик не любил скучать.
   - Скука смертная, - говорил он про то, что ему особенно не нравилось.
   У Рыжика были огненно рыжие волосы. Из-за того, что он постоянно носился как угорелый, его волосы были вечно взъерошены. Каждый раз, увидев сына, мама пыталась его причесать, но через пять минут от прически не оставалось и следа.
   У Рыжика была подружка. Звали ее Веснушка. Она жила со своей семьей в доме напротив. Веснушка была озорной и очень веселой девочкой. Рыжику нравилось с ней дружить, и он вовсе не считал, что водиться с девчонкой зазорно. Напротив, вместе они проводили все свое свободное время, постоянно придумывая что-нибудь новенькое и интересненькое.
   Однажды, когда на улице поднялся сильный ветер, друзья забрались на высокое дерево. Оно сильно раскачивалось, угрожая сбросить с себя смельчаков. Но Веснушка и Рыжик ни чуточки не боялись. Они были грозными пиратами, чей корабль попал в шторм. Для правдоподобности дети притащили на дерево белую простыню, что сохла на веревке во дворе Веснушкиного дома, и сделали из нее парус, привязав к веткам. Ветер надувал простыню, и дерево от этого еще больше кренилось.
   - Капитан, впереди рифы! - закричал сквозь грохот бури штурман Билли Непоседа, которым была Веснушка.
   Татуировки с изображением морских чудовищ украшали его тело. Один его глаз был скрыт под черной повязкой. А пол-лица было обожжено. Это случилось, когда в пороховой трюм корабля, на котором плавал Билли, попало вражеское ядро, и судно страшным взрывом разнесло в щепки. Билли тогда чудом остался жив. Взрывной волной его выбросило за борт с охваченной пожаром палубы.
   Страдая от голода и жажды, Билли трое суток провел в открытом море, ухватившись за обломок мачты, пока пиратский корабль, которым командовал старый морской волк Джон Красная Голова, не подобрал его.
   Билли сразу понравился Джону. Оставшись с пиратами, Билли вскоре стал штурманом и правой рукой капитана.
   И вот теперь их судно, попавшее в шторм, несло на рифы.
   - Лево руля! - скомандовал Джон Красная Голова, которым был Рыжик. Вместо одной ноги у него был деревянный протез. Устоять с ним на взбесившейся от качки палубе было чертовски трудно. Чтобы не упасть, Джон обеими руками крепко вцепился в ограждение капитанского мостика.
   Билли Непоседа всем телом навалился на штурвал и стал вращать его в нужную сторону. Большая волна накрыла судно, прошлась по палубе, обдала всех брызгами и ушла в темные проемы бортов. Зловещие скалы приближались.
   На мгновение душой Билли овладел страх и, не сдержавшись, он закричал:
   - Капитан, уже слишком поздно! Мы разобьемся!
   Но старый пират и не думал сдаваться. Его загорелое, покрытое шрамами лицо оставалось невозмутимым.
   - Без паники, - глухо произнес он. - Пусть тысяча морских чертей разорвут меня на части, если мы не проскочим.
   Надрывно трещал деревянный корпус. Мачты, как сумасшедшие, плясали над головами и вычерчивали зигзаги на фоне хмурого затянутого тяжелыми тучами неба. Судно, словно легкую щепку, бросало из стороны в сторону. Казалось еще немного, и оно развалится на части, не выдержав натиска бури. Но, повинуясь воли своего экипажа, оно медленно разворачивалось, уходя от столкновения с грозными скалами.
   Вдруг налетевший порыв ветра с силой рванул штормовые паруса. Ткань затрещала и, не выдержав, порвалась. Обрывки парусов белыми птицами забились на реях. Корабль мгновенно потерял управление.
   - Разрази меня гром, - воскликнул Билли, - но это конец!
   И в ту же секунду судно напоролось на острые камни. Раздался треск ломающейся обшивки. Дерево накренилось, и Рыжик с Веснушкой полетели на землю вместе с отломившейся веткой, на которой сидели.
   В тот день им действительно попало. Но вовсе не от морских чертей, как предрекал Джон Красная Голова, а от Веснушкиной мамы, когда она увидела свою простыню, разорванную в клочья.
   После этого им строго-настрого запретили трогать сохнущее белье и лазить по деревьям.
   - Еще упадете и сломаете себе что-нибудь, - беспокоились их родители.
   - Ерунда, - отзывались Веснушка и Рыжик, - старых морских волков так просто не возьмешь.
   В другой раз Веснушка и Рыжик играли в сыщиков.
   Дело в том, что кот Васька стал вечерами исчезать из дома, и дети решили узнать, куда он уходит.
   - Знаешь, Рыжик, - сказала Веснушка, узнав о похождениях кота, - твой Васька на самом деле вовсе не обычный кот, а древний маг и волшебник Василиус-ибн-Рашид. Просто ему очень удобно, чтобы все вокруг думали, будто он самый заурядный кот и не приставали к нему с просьбой, сделать для них какое-нибудь волшебство. А по вечерам он ходит на тайное собрание колдунов и чародеев, где обменивается с другими волшебниками своими знаниями по белой и черной магии.
   - Вот бы хоть одним глазком посмотреть на это тайное собрание, - стал мечтать Рыжик.
   - Да, я бы тоже не отказалась от этого, - согласилась с ним Веснушка.
   И вот однажды вечером друзья решили следить за котом.
   Всем известно, что в работе сыщика самое главное это правильная экипировка. Дети взяли фонарик, увеличительное стекло, надели кепки, такие, какие носят все сыщики и, спрятавшись за старой бочкой, наполненной дождевой водой, стали ждать.
   Вскоре появился кот. Он вылез из дома через открытую форточку, легонько спрыгнул на землю и, не спеша, будто бы просто прогуливался, отправился к кустам, отделявшим двор Рыжика от соседского. Махнув хвостом и думая, что его никто не видит, Васька юркнул в неприметную щель между кустами и исчез. Рыжик и Веснушка ринулись за ним.
   На соседнем участке лежали старые жестяные ведра и корыто. Не разобравшись в темноте, дети налетели на них и подняли страшный грохот. Включать фонарик и осматриваться было уже слишком поздно. Большой соседский пес Уголек вылез из своей будки и громко залаял на непрошеных гостей. Ни о какой тайной слежке за котом больше не могло быть и речи.
   Потревоженные соседи попросили Рыжика и Веснушку не шуметь так поздно вечером. А кот Васька, из-за которого все и произошло, испугавшись шума, залез на высокое дерево и целый час орал оттуда, боясь спуститься вниз.
   Когда же кота все-таки сняли, он устремился домой и еще очень долго не желал куда-либо отправляться вновь.
   - Наверное, он догадался, что мы следили за ним, - сказала Веснушка.
   - Наверное, - согласился Рыжик. - Жаль. Теперь нам ни за что не узнать, где проходит тайное собрание колдунов и чародеев.
   Вот такими были Веснушка и Рыжик с Солнечной улицы.
  
  
   Глава 9. Если друг оказался вдруг
  
   Когда случилась история с отравленным мороженым, Рыжика в городе не было. Он гостил у своей бабушки в деревне. Но как бы хорошо ему не было там, с каждым новым днем он все сильнее хотел вернуться домой.
   - Вот если бы Веснушка была со мной, - думал Рыжик, забравшись на стог пахучего сена и жуя соломинку, - я бы, наверное, согласился провести здесь все лето.
   Не думайте, что Рыжик в деревне страдал от одиночества. Здесь у него было много друзей, но заменить Веснушку ему так никто и не смог.
   - Веснушка обзавидовалась бы, увидев, как ловко я сижу в седле, как бесстрашно играю в корриду с быком Прошкой. А какие караси водятся в местной речке! Килограммов по сто каждый, не меньше. Быстрее сломаешь удочку, чем вытащишь такую рыбину на берег. Все, решено, в следующий раз обязательно возьму ее с собой.
   Время в деревне пролетело не заметно, и вот уже Рыжик вновь стоял на своей улице в Веселом городе. Оказалось, что мальчик даже сам не подозревал, до какой степени он успел соскучиться по своему другу. Внутри него все клокотало от огромного желания поскорее увидеть Веснушку.
   Рыжик пересек дорогу, стремительно поднялся на крыльцо Веснушкиного дома и позвонил в дверь.
   - Динь-дон, - пропел колокольчик.
   Словно отчитывая последние секунды перед долгожданной встречей, в груди Рыжика учащенно билось сердце.
   Внутри дома послышались шаги, и дверь открылась.
   - Привет! - сказал Рыжик, увидев перед собой Веснушку.
   - Привет, - тихо ответила она.
   - Ха-ха-ха, в жизни не видел печальнее лица! - Рыжик не мог сдержать радости от встречи с другом и улыбался во весь свой рот.
   У Веснушки же были грустные глаза. Уголки губ смотрели вниз.
   "Уж не болеет ли она, а то вид у нее больно печальный?" - подумал Рыжик и взволнованным голосом спросил:
   - Ты что, болеешь?
   - Да я сама не знаю, - девочка пожала плечами. - Сначала у меня болело горло. Но теперь оно прошло.
   В то злополучное утро Веснушка ела мороженое, после чего не только перестала смеяться, но даже почувствовала боль в горле (такое всегда бывает, когда ешь отравленное мороженное). Доктор Антисмех выписал ей лекарство. Горло прошло, но хорошее настроение к ней так и не вернулось.
   - Так что же ты не радуешься, если оно прошло?
   - Я радуюсь, - у Веснушки было такое лицо, как будто она только что съела лимон.
   - Ха-ха-ха, не смешите меня! Я первый раз вижу радующегося человека с такой кислой миной на лице! Пойдем, - Рыжик взял Веснушку за руку и потащил вглубь дома. Подвел к зеркалу. - Смотри. Это ты называешь радующимся человеком?
   Он показал Веснушке ее отражение. Из зеркала на них смотрела очень грустная девочка.
   - Мне все ясно, - сказал Рыжик, - ты заболела грустью, и тебя надо лечить.
   - Может позвать врача? - робко предложила Веснушка.
   - Чтобы он пичкал тебя горькими таблетками и порошками? Ни за что на свете! Я сам буду тебя лечить.
   - А как?
   - Ну, для этого существует много способов. Вот хотя бы один из них, - и Рыжик стал строить Веснушке смешные рожицы. Он выпучивал глаза, раздувал щеки, высовывал язык, делал себе поросячий нос. Но болезнь и не думала сдаваться. Она крепко вцепилась в свою жертву и не собиралась ее так просто отпускать.
   - Не помогает, - решил Рыжик, когда его лицо заныло от чрезмерного усердия. - А хочешь, я подвигаю ушами?
   И он стал двигать ушами. Сначала его уши синхронно поворачивались в разные стороны. Потом закружились волчком. Случайно увидев свое отражение в зеркале, Рыжик громко засмеялся. Уж больно смешно у него получалось двигать ушами. Но Веснушка оставалась равнодушна.
   Тогда Рыжик предложил ее пощекотать. Вместо смеха это вызвало слезы.
   Они прыгали на кроватях. Ели пирожное, запивая его вишневым компотом. Брызгались газированной водой, обливая друг друга с ног до головы. Ели апельсины и кидались апельсиновыми корками. Они даже дрались на подушках. Но НИЧЕГО НЕ МОГЛО РАЗВЕСЕЛИТЬ ВЕСНУШКУ.
   - Уф, - выдохнул Рыжик, когда его фантазия иссякла. - Да, серьезный случай. Что же нам с тобой делать?
   - А вдруг я уже никогда не буду смеяться? - на глазах Веснушки выступили слезы.
   - Перестань реветь! Вечно вы девчонки чуть что, сразу в слезы. Не расстраивайся. Мы обязательно что-нибудь придумаем.
   - Хорошо бы... - Веснушка посмотрела в окно.
   Летнее солнце золотило лужайку перед ее домом и черепичные крыши соседских домов. Большое дерево у дороги, бывшее некогда их пиратским кораблем, приветливо махало своими ветками. Желтая бабочка капустница порхала над цветником.
   - Веснушка, у меня есть идея! - воскликнул Рыжик. - Немедленно собирайся! Пойдем скорее к профессору Книжкину. Он же профессор, он все знает. И, наверняка, сможет тебе помочь.
  
  
   Глава 10. Чудной профессор
  
   Профессор Книжкин жил рядом, на соседней улице. Надо сказать, что он был очень знаменитой персоной в Веселом городе. И прославился в первую очередь своими необычными изобретениями.
   Однажды Книжкин сделал прыгающие галоши. С виду они были вполне обычные - черные блестящие снаружи и красные, покрытые мягкой тканью, внутри. Но, надев их, человек мог с легкостью перепрыгнуть через любую лужу, какой бы огромной она не была. Для этого стоило лишь слегка оттолкнуться от земли.
   Другой раз профессор изготовил переливающиеся краски. Они меняли свой цвет в зависимости от времени суток и сезона. Одной из них он выкрасил свой дом. Теперь все могли видеть, как утром жилище профессора было светло-розовое, днем становилось бардовым, а к вечеру - коричневым. Ночью же дом начинал искриться и подмигивать прохожим из темноты. Но это было летом. Зимой же цвет дома менялся от голубого утром, до фиолетового вечером. По ночам он также светился, напоминая новогоднюю елку среди занесенной снегом улицы.
   Но больше всего профессор Книжкин был известен своей необычайной рассеянностью. Он вечно терял свои вещи, забывая их в самых разных местах. Говорят, что однажды он даже потерялся сам, заблудившись в незнакомом районе. Чтобы хоть как-то компенсировать свои пропажи, все предметы в своем доме профессор снабдил надписью:
  

Если вы нашли эту вещь,

Верните ее, пожалуйста, по адресу:

Веселый город. Радужная улица. Дом 3.

Заранее благодарен. Профессор Книжкин.

  
   Если бы не эта предусмотрительность, то очень скоро Книжкин лишился бы всего своего имущества.
   Но была в его забывчивости и положительная сторона. Все люди, приносившие профессору его пропажи, непременно становились его друзьями.
   Так случилось и с нашими знакомыми. Ища в городском парке старинный клад, Веснушка и Рыжик наткнулись на профессорский зонтик, а вместе с ним нашли для себя и нового друга.
   Профессор Книжкин был хоть и чудным человеком, но очень добрым. Дети стали навещать его. Периодически они заходили к нему в гости на чашку чая, посмотреть на его новые изобретения или просто поболтать о чем-нибудь.
  
  
   Глава 11. Чудесное исцеление
  
   Всю дорогу до дома Книжкина дети неслись со всех ног. Еще бы, ведь их дело было безотлагательной важности. Рыжик вообще был не в состоянии передвигаться спокойно, когда его лучший друг был в беде. Вот и сейчас их появление в доме профессора скорее напоминало нашествие тайфуна, чем обычный приход гостей.
   Судя по раскрытым настежь воротам гаража, примыкавшего к дому, профессор был у себя. В гараже он устроил мастерскую и часто проводил там время.
   Дети остановились на пороге гаража. Они глубоко дышали и осматривались в помещении.
   Посреди гаража стояла большая металлическая бочка. С боку в ней было сделано круглое окно. Рядом на низкой деревянной скамейке лежали инструменты. У стены были свалены старые автомобильные покрышки. В глубине стоял стол, заставленный колбами и пробирками. В мастерской никого не было видно.
   - Профессор, вы дома? - спросил Рыжик, стараясь разглядеть среди всех этих вещей Книжкина.
   - Да, у меня все дома, - ответил им голос невидимого профессора.
   - Но, где вы? Мы вас не видим, - дети переводили взгляд с одного предмета на другой, но отгадать, где прячется Книжкин, не могли.
   - Да здесь я, в бочке, - подсказал им голос.
   Рыжик и Веснушка заглянули в бочку. Внутри действительно сидел профессор.
   - Профессор, вы играете в прятки? - поинтересовалась Веснушка.
   - Да нет, в прятки я не играю, - в руке Книжкина был гаечный ключ, которым он что-то прикручивал.
   - Тогда зачем вы сюда забрались?
   - Понимаешь, Веснушка, недавно я изобрел переговорное устройство для общения с рыбами. Я решил испытать его на нашем городском пруду но, к сожалению, не удержал и уронил в воду. И вот теперь я делаю подводную лодку, в которой смогу опуститься на дно и достать свой прибор. А за одно я хочу исследовать наш пруд. Может мне повезет, и я найду затонувший корабль с сокровищами.
   - А разве рыбы разговаривают? - удивился Рыжик.
   - Еще как! - ответил Книжкин, вытирая пот с лица. - Если хотите знать, то рыбы самые болтливые существа на свете. Только говорят они очень тихо, и так просто их не услышать. Вы сами сможете в этом убедиться, когда я достану свой прибор, и даже поболтать с ними о чем-нибудь, если захотите.
   Дети были согласны.
   - Профессор, - сказал Рыжик, - у нас к вам неотложное дело очень большой важности. Дело в том, что Веснушка заболела грустью. И у нас никак не получается ее вылечить. Вы обязательно должны нам помочь. Вы же профессор, вы все знаете.
   Рядом стояла Веснушка. На ее грустное лицо было больно смотреть.
   - Ну, насчет того, что я все знаю, это ты, Рыжик, конечно, преувеличиваешь. Например, сегодня я куда-то положил свою записную книжку с расчетами, а куда, забыл. Я все обыскал, но так и не смог ее найти.
   - Может быть это она? - Веснушка отошла к приземистому деревянному табурету. Одной рукой она приподняла за ручку эмалированную кастрюлю, что стояла на нем, другой держала крышку от этой самой кастрюли. Внутри кастрюли среди остатков винегрета рядом с вилкой и недоеденным кусочком хлеба лежала небольшая книжка в коричневом переплете.
   Веснушка была любопытна, как и все девочки. И, конечно же, увидев кастрюлю, прикрытую крышкой, никак не могла пройти мимо, не заглянув в нее. Разве может быть что-нибудь интереснее, чем узнать, что у профессора было сегодня на обед? А профессор Книжкин был так увлечен своей работой, что даже обедал в мастерской.
   - Да, она самая. Интересно, как она туда попала? - Книжкин вылез из бочки. Он взял у Веснушки свою пропажу, обтер ее тряпкой и положил в нагрудный карман своего комбинезона.
   - И в чем болезнь Веснушки проявляется? - поинтересовался профессор.
   - В том, что она перестала радоваться. Она больше не смеется и даже не улыбается, - ответил Рыжик.
   - А щекотку пробовали?
   - Пробовали.
   - Ну, как?
   - Не помогает.
   - А рожицы строили?
   - Да, тоже не помогает.
   - И апельсиновыми корками кидались?
   - Кидались.
   - И газировкой брызгались?
   - Брызгались.
   - И на кроватях прыгали?
   - Да.
   - Не помогает?
   - Нет. Не помогает.
   - Да-а, - задумался профессор Книжкин, - дело серьезное.
   - Неужели уже ничего нельзя сделать? - заплакала Веснушка.
   - Да, не плачь ты, - сказал ей Рыжик, - а то затопишь профессору весь дом, а он еще не закончил свою подводную лодку.
   Веснушка послушно вытерла слезы. Кончик ее носа и щеки стали красными.
   - Надо подумать, - сказал Книжкин, - пойдемте в дом.
   Жилые комнаты соединялись с мастерской небольшой дверью. Потянув за ручку, профессор открыл дверь и вышел из гаража. Его гости последовали вслед за ним.
   Первое, что бросалось в глаза внутри профессорского дома, это обилие книг. Огромные стеллажи с книгами стояли вдоль стен, заполняя собой все пространство от пола до потолка. Книги были самые разные: большие и маленькие, толстые и тонкие. Казалось, что это общественная библиотека, а не в жилой дом, так их было много. В какой-то мере это было правдой, и дом профессора действительно был библиотекой. Ведь книгами профессора мог воспользоваться каждый желающий, он никому не отказывал.
   Когда Рыжик первый раз попал в гости к профессору, то подумал, как много должен знать человек, сумевший прочитать все эти книги. В том, что Книжкин смог сделать это, Рыжик не сомневался, ведь недаром их обладатель был профессором.
   Книжкин провел детей в гостиную и предложил им разместиться на мягком диване, стоявшем посреди комнаты.
   - Сейчас посмотрим, что посоветует нам энциклопедический словарь, - сказал он и стал рыться на своих стеллажах в поисках нужной книги. Но почему-то никак не мог ее найти.
   - Может быть, вы хотите фруктовый сок, пока я ищу словарь? - предложил профессор.
   День был жаркий. Дети не возражали, и Книжкин отправился на кухню за соком. Открыв холодильник, он увидел словарь, который так безуспешно искал в комнате.
   - Вот так всегда. Никогда не знаешь, где, что найдешь, - сказал Книжкин, вынимая словарь из холодильника. К счастью, сок оказался на месте, а то неизвестно, сколько времени потребовалось бы на его поиски.
   Профессор налил сок в стаканы и, вернувшись к детям, стал листать словарь.
   - Газета. Галстук. Гараж. А вот, нашел. Грусть - состояние, когда нет радости. Может быть заразным. Вызывается плохим настроением, обидой, болезненным состоянием. Симптомы: нет улыбки, не хочется смеяться и веселиться. Часто сопровождается плачем. Излечимо. Необходимо развеселить человека. Для этого подходят веселые игры, песни, смешные истории, щекотка. Самое сильное и надежное средство от грусти - направить страдающему от нее человеку в лицо солнечный зайчик. Для этого...
   Дальше располагалось большое чернильное пятно, сквозь которое ничего нельзя было прочитать.
   - Как обидно, - сказал Книжкин, - как раз на самом нужном месте. А я, честно говоря, уж и не помню, как делаются солнечные зайчики.
   - Ничего страшного, - ответил Рыжик, - это все знают. Нужно взять зеркало...
   Он взял маленькое зеркальце, лежавшее на столе, подошел к окну, поймал в него солнце и направил его отражение на стену.
   - Вот, смотрите. Это и есть солнечный зайчик.
   Он немного потряс рукой с зеркальцем, и тут же светлое пятно на стене весело запрыгало. Рыжик направил солнечный зайчик в лицо Веснушки, заставил его немного поскакать по ее носу, щекам, глазам, и девочка тут же громко засмеялась.
   - Ура! Работает! - закричал Рыжик. Его радости не было конца. Что может быть лучше, чем вновь увидеть улыбку на лице друга?
   - Спасибо вам, профессор. Я знал, что вы нам поможете, - мальчик стал искренне благодарить Книжкина.
   Профессору было очень приятно, что он смог помочь детям. И он широко улыбнулся.
   - Да я, собственно говоря, ничего такого и не сделал, - оправдывался он, но дети даже слушать его не захотели.
   - Ну, что вы, профессор, ведь вы же спасли мне жизнь, научив вновь радоваться ей, - ответила Веснушка и улыбнулась так, как она еще никогда не улыбалась.
  
  
   Глава 12. Все пропало!
  
   Дети вновь поблагодарили профессора, попрощались с ним и отправились к себе домой. По дороге они громко смеялись, дурачились, строя рожицы своим отражениям в витринах магазинов, и распевали веселую песенку про сороконожку, которую сочинили тут же на ходу:
  

Шла сороконожка по дорожке,

И у нее запутались ножки.

Левая нога раз,

Правая нога раз.

Левая нога два,

Правая нога два.

Левая нога три,

Правая нога три.

Ох, как трудно идти,

Когда считать умеешь только до пяти...

  
   Прохожие с завистью смотрели на них. Никто из находившихся в этот момент на улице горожан не улыбался и, тем более, не смеялся. Рыжик и Веснушка были единственными веселыми людьми во всем городе. Да, еще профессор Книжкин, который в тот роковой день не ел мороженого, потому что был занят собственными изобретениями, и у него просто не было времени сходить за ним. Хотя мороженое он любил ничуть не меньше других.
   Люди смотрели грустными глазами на радостные лица Рыжика и Веснушки и печально вздыхали. Им тоже очень хотелось сейчас вот так же идти и веселиться, но при всем их желании у них ничего не получалось. Горожане как будто разучились улыбаться, и вместо смеха у них выступали слезы.
   - Рыжик, - Веснушка внезапно остановилась и дернула друга за руку, - посмотри. На улице никто кроме нас не смеется.
   - Точно, - подтвердил Рыжик, - весь город заболел грустью.
   - Нужно срочно им всем помочь. Давай, доставай зеркало.
   - Но я оставил его у Книжкина, ведь оно же было его, - Рыжик никогда не брал без разрешения чужие вещи.
   - Жаль. Оно бы нам сейчас очень пригодилось.
   - Ничего страшного. Пойдем домой и возьмем там другое.
   И друзья побежали домой. Примчавшись в дом Рыжика (путь туда им показался короче), они, громко топая, устремились по лестнице на второй этаж в детскую.
   Из кухни выглянула мама Рыжика. Она держала в руках кастрюлю и помешивала ее содержимое ложкой, готовя обед.
   - Что случилось? У нас в городе землетрясение? - поинтересовалась она у ребят.
   - Хуже, - ответил ей Рыжик, - эпидемия грусти!
   На одной из верхних ступенек лестницы развалился кот Васька. Он лежал на боку, выставив вперед лапы. Его глаза были закрыты. Дети второпях наскочили на него и чуть не раздавили бедное животное.
   - Эх, Васька, нашел время, когда спать, - прикрикнул на него Рыжик, испугавшись, что покалечил любимого кота.
   - А может, он тоже болен грустью? - предположила Веснушка.
   - Ага, сонной.
   - А солнечный зайчик на него подействует?
   - Возможно, только сначала ему надо проснуться.
   Зеркало лежало на самом видном месте, и его не пришлось долго искать. Не раздумывая, дети открыли настежь окно и, устроившись прямо на подоконнике, стали пускать солнечные зайчики в лица прохожих.
   Средство от грусти действовало безотказно. Все, на кого попадал солнечный зайчик, моментально начинали смеяться.
   Однажды зайчик коснулся даже доктора Антисмеха, который в этот момент проходил невдалеке. Но не произвел на него нужного действия, а только рассердил.
   - Что вы делаете? - возмутился он. - Немедленно перестаньте! Неужели вы не знаете, что от этого можно ослепнуть и покрыться несмываемыми веснушками?
   Доктор был очень недоволен выходкой детей.
   - И куда только смотрят ваши родители? - пробурчал он и погрозил озорникам указательным пальцем.
   Вот такой это был серьезный человек. Его даже солнечный зайчик не брал.
   Продолжая негодовать, доктор Антисмех повернул за угол и услышал звонкий детский смех. Он даже вздрогнул от неожиданности, так давно не слышал этих звуков.
   Какой-то мальчуган в сандалиях на босу ногу и полосатой майке пускал кораблик в небольшой луже. Глядя, как ветер раздувает паруса-листики и несет его судно вперед, он радостно смеялся. Доктор даже и не знал, чему больше возмущаться, тому, что ребенок играет в луже, или, тому, что он смеется.
   - Мальчик, - обратился к нему Антисмех, - тебе нельзя играть в луже. Ты можешь промочить ноги, упасть и испачкаться.
   - А вам можно? - поинтересовался в свою очередь мальчик.
   - И мне нельзя, - ответил доктор. - Да я и не собираюсь гонять кораблики по лужам.
   - Но это вовсе не лужа, а огромный океан. А я - отважный капитан, и плыву в дальние страны, - объяснил мальчик.
   - Все равно нельзя. Это совершенно недопустимо отпускать такого маленького мальчика, как ты, в столь далекое плаванье. Ты можешь там заблудиться или заболеть страшной тропической болезнью.
   Но не успел доктор закончить свои наставления, как услышал смех за спиной. Некий мужчина, сняв пиджак и оставшись в рубашке, сидел на скамейке. Откинувшись на спинку, он держал в руках газету, читал ее и хохотал от всей души.
   Рядом с Антисмехом прошла женщина. Она катила перед собой детскую коляску. Из коляски выглядывал маленький ребенок. Он щурился на солнце и заливался смехом. А женщина улыбалась ему в ответ.
   В закапанной краской одежде пересек улицу маляр. Он нес на плече кисть с длинной ручкой и насвистывал веселый мотив. За его спиной, надетое на кисть, раскачивалось выпачканное желтой краской пустое ведро. При каждом шаге маляра оно поскрипывало и, тем самым, подпевало маляру.
   Мимо доктора пробежала девочка. Она держала в руке рожок мороженого. Рядом с ней несся лохматый щенок. Он звонко лаял и высоко подпрыгивал, выпрашивая у девочки сладкое лакомство.
   Потом по дороге проехал большой грузовик. Его водитель поздоровался с доктором и широко улыбнулся. Потом садовник. Потом мальчик. Потом девочка. Потом постовой регулировщик. Потом... У доктора Антисмеха закружилась голова от верчения ею на каждый звук смеха.
   Вокруг было полно смеющихся или хотя бы просто улыбающихся людей.
   - Все пропало! - Антисмех не желал верить своим собственным глазам. - Неужели они снова стали смеяться?
   Он остановил проходившего рядом смеющегося почтальона с большой сумкой на плече и спросил его:
   - Почему вы смеетесь?
   - Да вы сами посмотрите, какой сегодня замечательный день. Как ласково греет солнце. Как красиво поют птицы. Разве можно в такой день грустить? Так и хочется петь и смеяться, - ответил ему почтальон.
   - День, как день, - пожал плечами Антисмех, - ничего особенного я в нем не вижу.
   - И я с утра не видел, пока дети на соседней улице не пустили мне в лицо солнечный зайчик. Сразу как-то на душе весело стало. Посмотрел я вокруг и изумился, как такой чудный день сам сразу не заметил, - поделился почтальон с Антисмехом и пошел дальше.
   - Да, да, эти дети мне сразу не понравились, - доктор вспомнил озорников с зеркальцем в руках и отправился лично проверить, может ли солнечный зайчик вызывать у людей желание смеяться, как утверждал почтальон.
   - Не поверю, пока сам не увижу этого, - сказал Антисмех.
   Доктор очень боялся, что дети заметят его и вновь начнут докучать солнечными бликами. Поэтому он спрятался за фонарный столб и стал осторожно выглядывать на интересовавшую его улицу. Не прошло и минуты, как доктор своими собственными глазами увидел следующее: по тротуару шел прохожий с совершенно серьезным, лишенным даже тени улыбки, выражением лица. Дети из своего окна направили в него солнечный зайчик. И этот человек мгновенно преобразился. Он улыбнулся и начал напевать что-то веселенькое себе под нос. Того и гляди, рассмеется и побежит дальше вприпрыжку.
   - Да-а, - подумал доктор Антисмех, - если так пойдет и дальше, то скоро в нашем городе все люди опять начнут смеяться и веселиться, и вся моя забота об их здоровье пойдет прахом. Я ни в коем случае не должен этого допустить. Но как?
   И тут солнце скрылось за набежавшее облако. И солнечный зайчик, до того так весело скакавший с одного прохожего на другого, исчез.
   - Надо лишить их солнца, - догадался Антисмех, - хорошо бы в нашем городе всегда было пасмурно. Но, к сожалению, это не возможно. Хотя...
   - Веснушка, - сказал Рыжик, - солнце пропало.
   - Ничего страшного, - ответила та, - сейчас облако пройдет, и оно снова выглянет.
   Ах, если бы все было так просто. Но доктор Антисмех что-то вновь задумал и собирается весь город неприятно удивить.
  
  
   Глава 13. Попытка номер два
  
   Да, действительно, доктор Антисмех что-то вновь задумал. И задумал он следующее:
   - Я сделаю огромную тучу, - решил он. - Она закроет собой все небо. И эти негодные дети не смогут больше озорничать и пускать в людей столь вредные для здоровья солнечные зайчики. Жители нашего города вновь перестанут смеяться и веселиться, начнут вести себя благопристойно и избавятся от вредных переживаний, вызываемых приступами радости. Здоровье - это вам не шутки-прибаутки, здоровье - это очень серьезно. И я, как врач, знаю это лучше других. А тучу я сделаю из своего лекарства против смеха. Лучшего материала для этой цели и не придумаешь.
   И Антисмех занялся изготовлением новой партии смехопобеждающей микстуры, так как предыдущую он полностью истратил на заводе, где делают мороженое.
   Доктор опять смешивал и разбавлял, замораживал и кипятил, нагревал и отстаивал. И вот лекарство против смеха было готово.
   Надо сказать, что на этот раз доктору удалось справиться с задачей значительно быстрее, ведь рецепт микстуры был ему уже известен.
   Он слил полученное лекарство в самую большую кастрюлю, какую смог найти у себя дома. Кастрюлю отнес на кухню, поставил на включенную плиту и стал нагревать. Вскоре повалил пар. Именно из него доктор и намеривался сделать свою тучу.
   Антисмех кипятил микстуру всю ночь. К утру кастрюля опустела, а в кухне стоял настоящий туман. Теперь у доктора было достаточно пара. Его с лихвой хватило бы даже не на одну, а на несколько туч, если бы доктор пожелал этого.
   Антисмех открыл окно, и весь собранный им пар устремился на улицу. Начинался рассвет, но небо над городом быстро закрывалось рукотворной тучей. Через несколько минут оно полностью приобрело равномерный серый цвет.
   - Что ж, - сказал доктор Антисмех, - кажется, у меня получилось.
   И он пошел спать, переживая, что опять отклонился от распорядка дня и не лег в постель вовремя.
   - Это надо же, всю ночь не спать! - возмущался он. - Так не долго и заболеть. И почему наши горожане так настойчиво не хотят заботиться о своем здоровье? И мне приходится делать это за них, рискуя собственным. А если я заболею? Кто-нибудь подумал обо мне? Надо непременно принять лекарство.
   И он принял даже несколько лекарств сразу: от высокой температуры, от несварения желудка и от чесотки. Ведь заранее никогда не знаешь, что именно у тебя заболит.
   Когда на улицах появились первые трамваи и привычно зазвенели, будя горожан, Антисмех лег в постель, устроился в ней поудобнее и крепко заснул.
  
  
   Глава 14. Ненастье
  
   Прошел этот день. За ним следующий. А потом еще один и еще один. Напрасно Рыжик и Веснушка сидели у окна с зеркальцами в руках и ждали солнца. Оно было крепко скрыто тучей, нависшей над городом.
   Периодически из нее шел дождь. Его холодные струи монотонно барабанили по скатам крыш и карнизам домов. Все реже слышались веселые песни, а появившиеся было людские улыбки вновь стали исчезать. Прохожие на улицах прятались от льющейся с небес воды под большими зонтами. Шагая среди покрывших асфальт луж, они как можно скорее старались вернуться к себе домой и найти в домашнем уюте утешение от непогоды.
   Город выглядел опустевшим. Его проспекты и бульвары окрасились в такой же серый цвет, как и повисшая в небе туча.
   - А вдруг мы больше никогда не увидим солнце, и в нашем городе навсегда исчезнут смех и веселье? - как-то спросила Веснушка у Рыжика, когда он пришел к ней в гости.
   Хоть сама она и была вылечена от грусти солнечным зайчиком, но в последнее время ей хотелось веселиться все меньше и меньше.
   - Не знаю, - ответил Рыжик. - Вообще-то веселиться можно и в ненастье, но делать это в солнечную погоду значительно проще.
   По правде говоря, и Рыжик не мог похвастаться в последние дни хорошим настроением.
   За оконным стеклом плакал дождь. Его капли падали в лужи и оставляли там расходящиеся круги.
   - На самом деле я люблю дождь, - сказала Веснушка, глядя в окно, - но, я люблю грибной. Он теплый и быстро проходит. А потом на небе всегда появляется радуга.
   - Ага, я тоже люблю дождь, - отозвался Рыжик, - клубничный.
   - Такого не бывает, - не поверила Веснушка.
   - А вот и бывает. Когда я гостил у своей бабушки в деревне, там каждое утро шел клубничный дождь. А еще яблочный, грушевый, вишневый и сливовый. Я сам видел. Я оставлял вечером у открытого окна пустую тарелку. А утром, когда просыпался, она всегда была полна ягод и фруктов. Ну, вот откуда они могли взяться? Не иначе, как из ягодного и фруктового дождиков.
   - Да, это тебе твоя бабушка покладывала, пока ты спал.
   - А вот и нет, - не согласился Рыжик.
   - А вот и да, - стала спорить с ним Веснушка.
   - Ну, не веришь, и не надо, - обиделся Рыжик и демонстративно отвернулся от Веснушки в другую сторону. Его взгляд упал на обои в комнате. На них были изображены ромашки. Цветы были красивыми, но рисунок повторялся, и смотреть на него было не очень интересно. Значительно интереснее Рыжику было узнать, что сейчас за его спиной делает Веснушка. Но развернуться к ней и посмотреть он не желал. Ведь это означало бы признание ее правоты.
   - Почему она мне не верит, я же говорю правду? - думал он про себя.
   Вскоре ему надоело так сидеть. Он стал тихонько поворачивать голову и, скосив набок глаза, подсматривать за своей подружкой. Веснушка, как и прежде, стояла у окна и продолжала смотреть на улицу. Заметив, что Рыжик следит за ней, она сказала:
   - Не сердись. Это, наверное, погода виновата в том, что мы ссоримся. Знаешь, мне начинает казаться, что продлись ненастье еще хоть один день, и все краски в мире выцветут, и все вокруг станет одинаково серым.
   Вид из окна и действительно выглядел заунывно серым. И даже, висевшие вдоль стен шторы со смешными медвежатами не могли скрасить его.
   - А давай рисовать, - Рыжик был рад позабыть свою обиду и полностью развернулся к другу. - Давай нарисуем солнечный день: голубое небо и яркое солнце на нем, зеленую траву и могучие деревья, пестрых бабочек, порхающих над цветами, разноцветные дома и веселых людей, которые будут ходить там и улыбаться.
   - Давай, - согласилась Веснушка, - а потом повесим наш рисунок на стену, как будто это окно. Мы будем смотреть на него и думать, что на улице хорошая погода, и перестанем грустить.
   На подоконнике в глиняном горшке рос цветок. На него плохая погода тоже действовала удручающе. Его нераскрытый бутон клонился вниз.
   Рыжик посмотрел на цветок.
   - А как же все остальные? Ведь у них же не будет такого волшебного окна. И цветок не обманешь нарисованным солнцем. Нет, надо придумать что-нибудь другое.
   Рыжик стал задумчиво водить глазами по комнате, переводя свой взгляд с одного предмета на другой. Но придумать что-нибудь другое было не так-то просто.
   - Тогда давай просто прогоним тучу, и все дела, - предложила Веснушка. - Правда, я еще не знаю, как это сделать.
   В этот момент к ним в комнату заглянула Веснушкина мама. Она случайно услышала их беседу, и поэтому сказала:
   - Если вы еще не решили, как прогнать тучу, может быть, сходите пока в булочную. А то скоро обед, а у нас в доме совсем нет хлеба.
   Дети не возражали. Они надели резиновые сапоги, непромокаемые куртки, взяли большой зонт, чтобы под ним можно было идти сразу вдвоем, и отправились в магазин.
  
  
   Глава 15. Водный человек
  
   На улице продолжал моросить противный мелкий дождик. Один из тех, что если начнутся, то готовы идти весь день, и совершенно неизвестно, когда кончатся. Шлепая прямо по лужам, так как промочить ноги в резиновых сапогах им не грозило, Рыжик и Веснушка дошли до булочной. Они купили хлеб и уже собирались пойти обратно, но вдруг увидели, как из одной лужи поднялся вполне обычный гражданин в клетчатом пиджаке и, как ни в чем не бывало, зашагал вдоль улицы.
   - Смотри, - сказал Рыжик и показал Веснушке на гражданина, - это водный человек.
   - А кто это? - спросила Веснушка, которая никогда не слышала о водных людях.
   - Ну, это такие люди, - стал объяснять ей Рыжик, - которые живут в воде. Вообще-то они ничем не примечательные, вполне обычные, такие, как мы с тобой. Просто живут в воде.
   - А что же он тогда делает здесь на суше? - поинтересовалась Веснушка.
   - А они часто так поступают. Когда у нас идет дождь, им совершенно без разницы, где находиться, здесь на земле или там у себя под водой. Ведь и здесь и там сыро. Вот они и ходят по улицам.
   - И куда же он идет?
   - Не знаю. Может в гости к кому-нибудь собрался.
   - А вдруг он хочет похитить твоего кота Ваську? - предположила Веснушка.
   - Это еще зачем?
   - Ну, как ты не понимаешь? Всем известно, что кошки очень любят рыбу, но при этом терпеть не могут воды. Они даже умываются не водой из крана, а собственными лапами, которые облизывают языком. Так вот, однажды местные кошки собрались на свое тайное собрание колдунов и чародеев. То самое, на которое мы с тобой так и не смогли пробраться. И придумали такое заклинание, чтобы рыба сама выпрыгивала из воды и попадала прямо к ним в лапы. Представляешь, что тут началось?
   Рыжик отчетливо представил себе, как несчастные рыбы мечутся в водоеме, ища спасение, но неведомая сила выталкивает их из воды, и они прямиком попадают в лапы голодных кошек.
   - Ничего себе! - произнес он и даже присвистнул от представленного.
   - Так вот, - продолжала Веснушка, - рыбам это, конечно, очень не понравилось. И они попросили водных людей, чтобы те, когда в очередной раз выйдут на сушу и отправятся бродить по улицам нашего города, нашли их обидчиков и отомстили за них.
   - А Васька ужасно любит рыбу, - вспомнил Рыжик своего кота. - Его хлебом не корми, дай рыбы поесть. Уж он то, наверняка, съел тогда больше других. Вот ему первому и попадет. Интересно, а что водный человек сделает ему?
   - Наверное, превратит его в кото-рыбу и утащит с собой под воду. Чтобы Васька на собственной шкуре испытал, каково это быть несчастной рыбой, над которой издеваются, заставляя выпрыгивать из воды.
   Рыжику стало очень жалко своего кота. Тот, хоть и был ленив без меры и вечно путался под ногами в самые неподходящие моменты, но расставаться с ним совсем не хотелось. Сказать по правде, Рыжик и сам любил рыбу. Но издеваться над ней никогда себе не позволял. Напротив, всякий раз, когда он оказывался у кого-нибудь в гостях и видел там аквариум, он с интересом разглядывал рыб и спрашивал, как за ними надо ухаживать.
   - Ой, - вдруг произнесла Веснушка, - ты знаешь, а я вчера ела рыбу. Вдруг водный человек и меня с собой заберет и сделает из меня какую-нибудь каракатицу?
   - А ты над ней издевалась?
   - Нет. Мы с мамой только ее пожарили.
   - Ну, это не считается, - успокоил ее Рыжик. - Не беспокойся, тебе он ничего не сделает. А вот Ваську надо спасать.
   С этими словами Рыжик побежал вслед за водным человеком, пока тот не успел далеко уйти и не скрылся из виду. Правда гражданин в клетчатом пиджаке шел вовсе не в сторону Рыжикова дома, но было ясно, что это он делает для конспирации. Веснушка же осталась бороться с зонтиком, который неожиданно наотрез отказался закрываться, а бежать с ним в открытом виде было крайне неудобно.
   - Дяденька, дяденька, - заголосил Рыжик на всю улицу, - простите, пожалуйста, Ваську и не делайте из него кото-рыбу. Он больше не будет издеваться над рыбами.
   - В каком смысле? - переспросил гражданин, не сообразивший сразу, что обращаются именно к нему.
   - В смысле, что заставлять их выпрыгивать из воды, - речь Рыжика была сбивчива. Он глубоко дышал.
   - Мальчик, неужели ты не знаешь, что у рыб регулярно проводятся соревнования, кто выше выпрыгнет из воды? - спросил у него мужчина - И делают они это совершенно добровольно, а не из-за того, что кто-то издевается над ними. Так что успокойся. Твой Васька тут абсолютно не причем. И я вовсе не собираюсь делать из него какую-то непонятную кото-рыбу.
   - А разве вы не водный человек? - спросила мужчину в свою очередь Веснушка. Ей наконец-то удалось справиться с непослушным зонтиком, и она присоединилась к другу.
   - Скорее мокрый, - ответил гражданин. - А после того, как поскользнулся и упал в лужу, еще и грязный.
   Его брюки и пиджак действительно были испачканы.
   - Безобразие, - стал возмущаться мужчина, - мало того, что уже который день идет дождь, так на улицах еще появились такие скользкие лужи! Непременно надо написать письмо в Небесную Канцелярию и пожаловаться на такое бесчеловечное отношение к людям.
   Продолжая браниться, он оставил детей и зашагал дальше по своим делам.
   - Послушай, Веснушка, - сказал Рыжик, а ведь это идея. Давай действительно напишем письмо в Небесную Канцелярию и попросим убрать эту тучу.
   - Давай, - согласилась Веснушка. Ей эта мысль тоже очень понравилась. - И как мы раньше не догадались об этом?
  
  
   Глава 16. Письмо
  
   Домой друзья вернулись как раз к обеду. Быстро поев, они умчались в комнату Веснушки писать письмо.
   Друзья склонились над чистым листом бумаги, ненадолго задумались, а потом сочинили следующее:
  
   Дорогая Небесная Канцелярия!
   Вот уже несколько дней в нашем городе длится ненастье. Все небо затянуто огромной тучей, и идет дождь. От такой погоды нам очень грустно, и у нас никак не получается развеселиться. А еще мы боимся, что холодная дождевая вода смоет все краски в мире, и все вокруг станет таким же серым и унылым, как и туча, из которой она льется. Пожалуйста, помогите нам и уберите эту противную тучу. Ведь, допустить, чтобы мир потерял свои яркие цвета и превратился в черно-белый, ни в коем случае нельзя.
   С уважением к вам Веснушка и Рыжик из Веселого города.
  
   Закончив письмо, дети свернули его и запечатали в конверт.
   - А как же мы отправим наше послание? - спросила Веснушка. - Если его бросить в обычный почтовый ящик, то оно будет идти очень долго, если вообще когда-либо дойдет. Почтальоны не ходят по небу, а, значит, и не смогут доставить его в Небесную Канцелярию.
   - Ерунда, - ответил Рыжик, - мы отправим его с почтовыми голубями. Всем известно, что это лучший способ посылать письма на небо. А голубей мы возьмем в зоомагазине. Там продается много разных животных. Наверняка, и почтовые голуби там найдутся.
   И, не раздумывая, друзья отправились в зоомагазин.
   Погода за то время, что они обедали и сочиняли письмо, ничуть не улучшилась. Все тоже пасмурное небо и все тот же нескончаемый дождь.
   На тротуарах валялись дождевые черви. Они ползали по мокрому асфальту и безуспешно пытались найти сухое место. Дети шли по улице и осторожно перешагивали через их красные извивающиеся тела. Друзьям очень не хотелось на кого-нибудь из них случайно наступить.
   - Вот уже и червяки стали падать с неба, - забурчал Рыжик, обходя место, где их было особенно много.
   - Вовсе нет. Просто дождевая вода залила их норки в земле и, спасаясь от наводнения, черви выползли на асфальт, - объяснила Веснушка.
   Она взяла в руки одного из них. Червяк был склизкий и выскальзывал. Почувствовав, что его кто-то схватил, он стал изгибаться всем телом, пытаясь освободиться.
   - Бедный червячок, - сказала Веснушка, - как мне тебя жаль.
   Она осторожно погладила его и положила на асфальт у самой кромки газона. Здесь ему угрожала меньшая опасность быть раздавленным чьей-то неосторожной ногой. Да и до дома, когда кончится дождь, отсюда ему было легче добраться.
   - Видно эта погода никому не нравится, - произнес Рыжик, и дети зашагали дальше.
   В зоомагазине почтовых голубей не оказалось.
   - Может быть, вы возьмете канареек? - предложили им.
   - А они умеют доставлять срочные письма? - спросили дети.
   - Нет. Но они очень красиво поют.
   - Извините, но тогда они нам не подходят.
   Обучать канареек доставлять срочные письма у друзей не было времени.
   Выйдя из магазина, Рыжик вспомнил о птичьем рынке. Но и там их постигла неудача. Друзья даже обращались к обычным городским голубям, предлагая им побыть в роли почтовых. Но те оказались слишком бестолковыми и совершенно не понимали, чего от них хотят.
   - И что же нам теперь делать? - спросила Веснушка. - Как же нам отправить это письмо в Небесную Канцелярию? Вот были бы у меня крылья, я бы сама его туда доставила. Но где их взять?
   - Экая невидаль, крылья! Вот кто бы мне подсказал, где взять племя людоедов.
   Недалеко от друзей на маленьком островке посреди огромной лужи стоял мальчик. На его шее висело ожерелье из пробок. Из волос на голове торчало длинное перо. В правой руке мальчик держал заостренную палку. Он пристально смотрел на Рыжика и Веснушку, очевидно решая, людоеды они или нет.
   - А ты кто? - спросил у него Рыжик.
   - Я - робинзон, живущий на необитаемом острове, - ответил мальчик.
   - А зачем тебе людоеды?
   - Ну, как же? Ведь мой остров необитаем. А вы думаете весело жить на острове, где кроме тебя нет ни одной живой души? Вот было бы у меня племя людоедов, я бы с ними дружил. Это только кажется, что они злые и кровожадные. А на самом деле они добрые, только очень голодные. Я угостил бы их шоколадными конфетами, и мы непременно подружились бы. Но где мне взять людоедов, когда в этой луже даже лягушки не водятся?
   Остров, на котором находился мальчик, действительно был необитаем. Кроме бурого камня, торчащего из земли, и одинокого робинзона на нем никого не было. Племенем людоедов там и не пахло.
   - А зачем же ты живешь на необитаемом острове, если тебе на нем так одиноко? - спросила Веснушка.
   - Мне это нравиться. Здесь я могу делать все, что захочу, - ответил мальчик. - Вот только иногда мне хочется с кем-нибудь поговорить, а не с кем.
   - Знаешь, - сказал Рыжик, - мы с удовольствием побыли бы для тебя племенем людоедов. И даже стали бы с тобой дружить. И вовсе не из-за шоколадных конфет, а потому что ты нам очень понравился. Наверное, жутко интересно жить на необитаемом острове? Как-нибудь мы обязательно это попробуем. Но только в другой раз. А сейчас мы очень спешим и нам действительно нужны крылья. Ты не знаешь, где мы может их достать?
   Мальчик-робинзон шмыгнул носом.
   - Жаль, конечно, что вы не можете быть людоедами прямо сейчас - печально произнес он. - Ну, да, ладно. Идите в городской парк. Там запускают в небо воздушный шар. И все желающие могут на нем прокатиться.
   Тут он полез в карман своих штанов и достал оттуда три шоколадные конфеты. Оставив одну себе, две других он протянул Рыжику и Веснушке.
   - Если честно, то вы мне тоже очень понравились. Угощайтесь, а для людоедов у меня еще найдется.
   Веснушка и Рыжик поблагодарили жителя необитаемого острова за угощение и за данный совет, взяли конфеты и отправились по указанному адресу.
   Оставшись стоять на своем острове, мальчик-робинзон помахал им вслед рукой.
   - Жаль, что они не людоеды, - сказал он. - Наверное, встретить племя людоедов значительно труднее, чем я думал. Может мне стоит поискать пиратов или потерпевших кораблекрушение?
   С этими словами он развернулся и отправился посмотреть, не высадился ли кто-нибудь незаметно на его остров за то время, что он разговаривал.
  
  
   Глава 17. Крылья
  
   Веснушка и Рыжик быстро шли в сторону городского парка. Мимо них по улице мчались автомобили, из-под колес которых брызгами разлеталась грязная дождевая вода. Может быть от этого, а может быть оттого, что дождь действительно смывал краски, все машины выглядели одинаково серыми.
   В лужах под ногами отражалось хмурое небо. Казалось, что и там, в водном мире стали исчезать цвета.
   - Как ты думаешь, Рыжик, еще не слишком поздно? - спросила Веснушка.
   - Надеюсь, что нет. Но нам лучше поспешить, - ответил он и ускорил шаг.
   Высокие сильно разросшиеся деревья городского парка ровными рядами стояли вдоль притихших аллей. На деревянных скамейках, мокрых от дождя, никто не сидел. Парк был безлюден и молчалив. По его дорожкам гулял ветер. Он резвился над аккуратно постриженными газонами, пригибал к земле цветы на клумбах, кружил в воздухе сорвавшиеся с веток листья.
   Веснушка и Рыжик двигались вглубь парка. Куда именно им нужно было идти и где искать воздушный шар, они не знали, и поэтому шли пока наугад. На развилке аллей им встретился вкопанный в землю столб с указателями. На одной из табличек был нарисован воздушный шар. Определившись с направлением, дети двинулись дальше.
   Дорожка, по которой они шли, вывела их к пруду. Несколько уток лениво плавали на его поверхности. Вдоль берега росли старые ивы. Они склонялись над водой и всматривались в свое отражение.
   Друзья обогнули пруд, миновали заросли сирени и оказались на просторной лужайке. В самом ее центре невысоко от земли висел воздушный шар. У него были выпуклые бока. Шар напоминал очищенный мандарин с проступающими дольками. Снизу у шара висела плетеная корзина. Крепкие веревки уходили от корзины к земле и не давали шару улететь в небо.
   Среди росших поблизости деревьев виднелся полосатый навес. Человек с большими усами одетый в кожаную куртку сидел под ним в кресле-качалке. Он слегка раскачивался и смотрел на шар. На его голове был летный шлем. Большие летные очки были подняты на лоб. Звали этого человека Поликарп Поликарпыч. Именно ему и принадлежал воздушный шар.
   Дети подошли к навесу. Увидев их, Поликарп Поликарпыч перестал раскачиваться в своем кресле и произнес:
   - Извините, но сегодня полетов не будет. Погода нелетная. Какие тут могут быть полеты, когда целый день идет дождь? Кажется, все, кончился. Не успеешь отвернуться, а он уже снова полил.
   Все пространство вокруг действительно беспощадно поливал косой дождь.
   - Но нам очень нужно. Мы специально пришли в парк, чтобы полететь на вашем воздушном шаре, - сказал Рыжик, стараясь встать так, чтобы капающая с навеса вода не попадала ему за шиворот. Веснушка, закрыв зонт, стояла рядом.
   - Я все понимаю. Эх... - вздохнул пилот, - честно говоря, мне и самому ужасно хочется оторваться от земли и подняться в небо. Но, к сожалению, ничего не получится. С погодой не поспоришь. Да и неуютно сейчас в небе. Сыро. Вы приходите, когда будет хорошая погода. Я вас с удовольствием прокачу.
   - А вдруг хорошей погоды больше никогда не будет? Вдруг мы больше никогда не увидим солнце? - спросила Веснушка.
   - Да, это было бы печально, - ответил Поликарп Поликарпыч. - Но, что мы может сделать?
   - Именно за этим мы к вам и пришли, - сказал Рыжик. - Мы написали письмо в Небесную Канцелярию с просьбой убрать тучу и очень хотим, чтобы вы помогли нам доставить его туда.
   - Без солнца жить так скучно. А еще мы боимся, что дождь смоет все краски в мире, и все вокруг станет таким же серым и унылым, как и та туча, из которой он льется, - добавила Веснушка.
   - Что же вы сразу то не сказали? - воскликнул пилот. - Я непременно должен вам помочь! Иметь возможность расчистить небо и не сделать этого? Да за кого вы меня принимаете? Как истинный воздухоплаватель я просто не имею права вам отказать. Залазьте в корзину. Мы немедленно взлетаем.
   Он вскочил с кресла и устремился к своему воздушному шару. Тот, словно почувствовав, что сможет вновь отправиться в полет, нетерпеливо задергался и закачался на державших его веревках.
   - А как же нелетная погода? - спросили Веснушка и Рыжик, уже забравшись по веревочной лестнице в корзину шара.
   - Ерунда, проскочим, - ответил Поликарп Поликарпыч, присоединяясь к ним. - Нам бы только сквозь тучу пролететь, а там всегда солнечно, там всегда летная погода.
   Снизу оболочка шара имела отверстие. Напротив него со стороны корзины размещалась газовая горелка. Пилот включил ее, и языки пламени с громким шипением устремились внутрь полой оболочки шара, нагревая там воздух.
   - Где это видано, чтобы мир лишился всех своих красок? Это возмутительно! Это просто недопустимо! - негодовал Поликарп Поликарпыч. - Впрочем, от этого противного дождя всего можно ожидать. Скажу вам откровенно, он мне сразу не понравился. Уж больно тоскливо стало на душе с тех пор, как он полил.
   А ведь ничего удивительного в словах пилота не было, если вспомнить, что туча, из которой шел дождь, была сделана из смехопобеждающей микстуры доктора Антисмеха.
   Воздух внутри шара быстро прогревался. Вскоре воздушный корабль стал подниматься вверх, и державшие его веревки натянулись.
   - Взлетаем, - крикнул Поликарп Поликарпыч и дернул за конец одной из веревок.
   Узел легко поддался. Веревка полетела вниз. Вслед за ней последовали и остальные. Воздушный шар тут же рванул ввысь. Освободившись от земных пут, он стал быстро набирать высоту.
  
  
   Глава 18. В небе
  
   Дождь усилился, но омрачить радость полета он был уже не в состоянии. Сначала весь парк с аллеями и цветниками, лужайками и прудом оказался внизу под ногами воздухоплавателей. Потом из-за деревьев выглянули дома соседних улиц, показались близлежащие кварталы, открылись взору отдаленные районы. И вот уже весь город предстал как на ладони. Мимо игрушечных домов по пересекающимся линиям дорог двигались крохотные автомобили. По тротуарам шли прохожие. Отсюда, из корзины воздушного шара они выглядели не больше муравьев.
   - Смотрите, - Веснушка показала рукой куда-то вниз, - вон дом, в котором я живу.
   - А рядом с ним мой дом, - воскликнул Рыжик.
   Для детей это был их первый полет на воздушном шаре, и все происходящее производило на них сильное впечатление. Земля с каждым мгновением удалялась все дальше, но страшно от этого не было. Наоборот, душу переполняла радость, хотелось кричать от восторга и петь веселые песни.
   Оставшийся внизу город превратился в темное пятно. Вокруг него от горизонта до горизонта земную поверхность покрывали заплатки полей и лесов. Среди них ползла темной змеей полноводная река. Она вбирала в себя нити более мелких рек и каналов. Словно чернильные кляксы выделялись лужи озер.
   Земля уже не виделась ясно, отчетливо. Она спряталась за туманную дымку и приобрела от этого налет загадочности. Ее звуки больше не долетали до корзины воздушного шара. Лишь монотонное шипение газовой горелки, периодически включаемой Поликарпов Поликарпычем, нарушало разлившуюся вокруг тишину.
   Чем ближе воздухоплаватели подлетали к туче, тем становилось холоднее. В воздухе появилась сырость. Казалось, еще немного, и станет нечем дышать от скопившейся вокруг влаги.
   - А вдруг мы захлебнемся внутри тучи? - спросила Веснушка и испуганно посмотрела на Поликарпа Поликарпыча.
   Но тот улыбнулся и заверил, что этого случиться не может.
   - А нас не ударит молнией? - поинтересовался в свою очередь Рыжик.
   - Надеюсь, что нет. Во всяком случае, сейчас, пока нет грозы, - ответил пилот.
   Снизу туча выглядела очень плотной, но стоило проникнуть в нее, как оказалось, что внутри она напоминает простой земной туман. Только очень густой. На расстоянии вытянутой руки ничего не было видно. На какое-то мгновение воздухоплаватели потеряли ориентацию в пространстве и не могли точно сказать, где действительно осталась земля, а где их ожидает солнце. Время внутри тучи тянулось бесконечно долго. Казалось, что прошла целая вечность, прежде чем воздушный шар смог вырваться из ее объятий.
   В глаза резко ударил солнечный свет. Рыжик и Веснушка уж и не помнили, когда видели его в последний раз. И теперь жмурились. От вида бескрайнего безоблачного неба захватывало дух.
   - Может, я сплю? - подумала Веснушка и, чтобы проверить это, тайком ущипнула себя за руку. Было больно. Значит, это был не сон.
   - Неужели, я снова вижу над головой чистое небо и яркое солнце? - спрашивала она себя. От счастья у нее блестели глаза.
   Поликарп Поликарпыч и Рыжик заворожено смотрели по сторонам. По выражению их лиц было видно, что и они думают сейчас о том же самом.
   Пилот ненадолго включил газовую горелку, и воздушный шар послушно поднялся еще выше. Серая туча плотным ковром закрыла от них оставшуюся где-то далеко внизу землю.
   - А куда же нам теперь лететь? - Рыжик вопросительно посмотрел на своих попутчиков. - Где искать эту самую Небесную Канцелярию?
   И в самом деле, где? Здесь не было ни указателей, ни поясняющих надписей, какие можно встретить на земле. Вокруг было ни души, и поэтому спросить тоже было не у кого.
   - Вот так вот! - возмутился Рыжик. - Летели, летели, а куда прилетели, сами не знаем. Кто же мог подумать, что небо такое огромное?! Пойди теперь найди эту самую Небесную Канцелярию.
   - А вы, случайно, не знаете, где она находится? - поинтересовалась Веснушка у Поликарпа Поликарпыча. Она подумала, что если он пилот и часто летает, то, наверное, знает в небе все. Ну, или почти все.
   - Нет, - ответил Поликарп Поликарпыч, - к сожалению, этого я не знаю. Как-то не приходилось там бывать.
   Ему стало даже неловко за свое незнание, как будто он и впрямь был в этом виноват.
   - А зачем она вам? - спросил вдруг чей-то тоненький звенящий голосок, и лиц всех троих коснулся свежий прохладный ветерок.
   Поликарп Поликарпыч и дети посмотрели по сторонам, но так никого и не увидели. Наверное, показалось, решили они, массовая галлюцинация. Такое часто бывает от переизбытка ощущений.
   - Странные какие, - вновь произнес тот же голосок. - Сами спрашивают, а когда хочешь им помочь, делают вид, что не слышат.
   На этот раз сомнений не было. С ними, действительно, кто-то разговаривал.
   - А это кто? - робко спросила Веснушка.
   - Как кто? Я - Свежий Ветерок. Разве не понятно? - сказал Свежий Ветерок, и наши воздухоплаватели вновь почувствовали его дуновение.
   - А вас как зовут? - поинтересовался невидимый собеседник в свою очередь.
   - Меня Веснушка, - ответила Веснушка.
   - А меня Рыжик, - ответил Рыжик.
   - А меня Поликарп Поликарпыч, - сказал пилот.
   - Как много имен, - произнес Свежий Ветерок. - Что ж, попробую их все запомнить и постараюсь вас не перепутать, хоть вы и так похожи друг на друга. А у меня такая ветреная память.
   Надо сказать, что для ветров все люди очень похожи друг на друга. Впрочем, как и ветры для людей.
   - Так зачем вам нужна Небесная Канцелярия, Веснушка, Рыжик и Поликарп Поликарпыч? - поинтересовался Свежий Ветерок.
   - Понимаете, в чем дело, - стал объяснять Рыжик, - над землей нависла огромная туча и закрыла собой все небо. Из нее идет дождь. И от этого у всех портится настроение. Мы хотели попросить в Небесной Канцелярии убрать эту тучу и сделать дни снова ясными и солнечными.
   - В таком случае, вам повезло, - ответил Свежий Ветерок, - я как раз отвечаю в Небесной Канцелярии за разгон туч.
   - Вот, здорово! - воскликнули Веснушка и Рыжик в один голос. - Это надо же, сразу найти того, кто так нужен. Уважаемый Свежий Ветерок, - обратились они к своему собеседнику, - тогда мы вас очень просим, уберите, пожалуйста, поскорее эту тучу.
   - Я бы рад, - ответил он, - но, к сожалению, не могу. Если бы вы только знали, сколько раз я пробовал сделать это, но, увы, все без толку. Эта туча самая упрямая на свете. И ни за что не хочет разгоняться.
   - Вот те на! - воскликнут Рыжик. - Не одно, так другое! И что же нам теперь делать?
   - Не знаю, - грустно произнес Свежий Ветерок. Ему было очень неудобно, что из-за его неудач страдает вся земля.
   - А вы знаете, - сказала Веснушка, - эта туча такая вредная, наверное, потому, что она очень серьезная. Такое часто бывает. Я знаю. Давайте ее рассмешим. Вдруг это поможет?
   - Ну, вот еще, нашли дураков смеяться, - пробурчала снизу туча, которая все это время подслушивала их разговор. - И не надейтесь даже. Я ни за что не буду смеяться. Что я совсем глупая, что ли? Смех без причины - признак дурачины.
   - Это все враки, - возразила ей Веснушка. - Если тебе весело, то почему бы и не посмеяться?
   - А давайте ее пощекочем, - предложил Рыжик, - Поликарп Поликарпыч, вы можете опустить шар чуть пониже?
   - Нет проблем, - ответил пилот. Он выключил работавшую до этого газовую горелку, и шар постепенно стал снижаться.
   Заметив это, туча затараторила:
   - Не надо меня щекотать! Не смейте этого делать! Где это видано, щекотать тучи?! Безобразие! Я буду жаловаться!
   Но было уже поздно. Воздушный шар опустился к ее верхнему краю. Руки Веснушки и Рыжика погрузились в рыхлые бока тучи и принялись ее щекотать.
   - Не надо меня щекотать! - заохала туча. - Что вы делаете? Перестаньте! Не надо меня щекотать! Ха-ха-ха! Я не люблю щекотку! Ха-ха-ха-ха-ха! Хи-хи-хи-хи-хи! Хо-хо-хо-хо-хо!
   Туча засмеялась. Да, так, что теперь ее невозможно было оставить. Дети уже давно перестали щекотать ее бок, а она все смеялась и смеялась. Из нее даже хлынул от смеха ливень.
   И вдруг все заметили, что чем больше туча смеется, тем меньше она становится. И вскоре необъятная серая туча превратилась в маленькое белое облачко. Свежий Ветерок тут же подхватил его и понес куда-то вдаль, за линию горизонта.
   - Спасибо, что помогли мне справиться с ней, - донесся издалека его звонкий голосок.
   - Пожалуйста, нам не трудно, - ответили ему Рыжик и Веснушка. - Мы всегда рады помочь друзьям.
   Издалека продолжал доноситься смех тучи, а внизу, освещенные солнцем, блестели леса и поля. И река извивающейся лентой тянулась от горизонта до горизонта.
   - Ну, вот, - сказал Поликарп Поликарпыч, - теперь самая, что ни на есть, летная погода. Теперь уж без воздушной экскурсии я вам ни за что не отпущу.
   И он стал снижать свой воздушный шар до тех пор, пока земной ландшафт вновь не приобрел контрастность. Порывистый ветер подхватил их и понес вдаль. А внизу по поверхности земли заскользила отбрасываемая шаром тень.
  
  
   Глава 19. Про пузыри и воздушные шары
  
   На следующее утро Веснушка и Рыжик сидели у Веснушки в комнате. Друзья расположились на подоконнике и пускали в открытое окно мыльные пузыри.
   Одни пузыри получались большими, как слон, другие маленькими, как горошины. Пузыри вылетали из окна и, подхваченные ветром, неслись вдоль улицы, преследуя друг друга.
   Мыльные пузыри очень важничали. Еще бы, ведь многие прохожие останавливались, задирали вверх головы и восхищались их полетом. Ну, как тут не заважничать, когда к тебе приковано столько внимания? Пузыри до того начинали гордиться собой, что совершенно переставали следить за тем, куда именно они летят. Натыкались на ветви деревьев, стены домов, на протянутые вдоль улицы провода и тут же лопались. Но на смену лопнувшим пузырям из окна вылетали новые.
   - Здорово мы с тобой придумали - пузыри пускать, - сказал Рыжик, надувая очередной пузырь. Он очень хотел сделать самый большой пузырь в мире. Но тот внезапно лопнул и обрызгал мальчику лицо.
   Впрочем, Рыжик от этого ничуть не расстроился, а только громко рассмеялся.
   Вслед за своим другом попробовать надуть большой пузырь решилась и Веснушка. Она обмакнула свою пластиковую трубочку в стакан с мыльной водой, поднесла ее ко рту и осторожно начала в нее дуть. Тут же с противоположного конца стал расти мыльный пузырь. Он становился все больше и больше, пока не перерос Рыжиков. И тогда Веснушка легонько смахнула его, и пузырь полетел.
   - Смотрите, смотрите, какой огромный пузырь полетел! Это, наверное, самый большой мыльный пузырь в мире, - послышались крики с улицы.
   Друзья высунулись из окна и стали следить за его полетом.
   - Мой пузырь никогда не лопнет, - сказала Веснушка.
   - Это еще почему? - удивился Рыжик.
   - А потому. Я специально его таким не лопающимся сделала.
   - Враки-враки. Обязательно лопнет, - не поверил словам подруги Рыжик.
   Но в этот момент пузырь залетел за деревья и перестал быть виден из окна. Проверить утверждение Веснушки стало совершенно невозможно.
   - Ну вот, теперь мы, наверное, никогда не узнаем, лопнул твой пузырь, Веснушка, или нет, - произнес с досадой Рыжик.
   - Ерунда! Побежали на улицу, и будем следить за пузырем оттуда, - предложила она.
   - Побежали, - согласился Рыжик, и они бросились прочь из комнаты.
   Выскочив из дома, друзья направились в ту сторону, куда, по их мнению, должен был полететь пузырь. Но его нигде не было видно.
   - Я же говорил, что твой пузырь лопнет, - сказал Рыжик. - Вот видишь, его нигде нет. Значит, он лопнул.
   - А вот и неправда, - заступилась за пузырь Веснушка. - Просто он улетел очень далеко, поэтому его и не видно. А так он вовсе не лопнул.
   Они бы еще долго спорили о судьбе этого мыльного пузыря, если бы их внимание не привлек к себе продавец воздушных шаров, который стоял невдалеке. Рядом с ним был газовый баллон. К баллону была привязана огромная связка уже надутых воздушных шаров.
   Продавец воздушных шаров громко выкрикивал:
  

Шарики воздушные

Яркие нескучные

На ленточке висят,

В небо улететь хотят.

Подходите, выбирайте,

Зря стоять мне не давайте.

Коли шарик выбрал ты,

Крепче ленточку держи.

Не то шар вспорхнет, как птица,

В синем небе закружится

И умчится далеко,

Не поймаете его.

  
   Высоко в небе, и правда, уже летало несколько воздушных шаров.
   - Мой пузырь тоже, наверное, туда улетел, - сказала Веснушка и показала на парящие в вышине шары.
   - А почему же его не видно? - спросил Рыжик, который стал пристально вглядываться в небо, но увидеть Веснушкин пузырь так и не мог.
   - Потому что он взлетел очень высоко, - объяснила Веснушка.
   Тут к продавцу воздушных шаров подошла женщина. Белокурый мальчик в нарядной рубашке и коротких брючках с лямками, перекинутыми через плечи, тащил ее за руку и говорил:
   - Ну, мамочка, пожалуйста. Хотя бы всего один шарик.
   - Хорошо, - согласилась женщина. - Только перестань так сильно тянуть меня за руку. Не то ты оторвешь мне ее.
   И она поинтересовалась у продавца, сколько стоят его шары.
   - За монетку - один, за смешинку - два, - ответил он. - Эники-бэники, шиши-мыши, шары вышли.
   С этими словами он надул большой белый шар. Вдруг шар широко улыбнулся и подмигнул мальчику. Тот громко засмеялся.
   - Ну, за такой смех берите, сколько хотите! - воскликнул продавец и заулыбался сам.
   - Я хочу три: красненький, синенький и желтый, - сказал мальчик.
   - О, нет ничего проще, - ответил продавец и стал искать в своей связке шары нужных расцветок.
   - Странно, - произнес он, обыскав всю связку, - но я не могу найти такие цвета.
   - Тогда дайте зелененький, малиновый и голубой.
   - Но и таких у меня тоже нет, - удивился продавец. - Ничего не понимаю. У меня всегда были самые разноцветные шарики, но сегодня они все почему-то черно-белые. Может быть, вы возьмете черные или белые?
   - Нет, - настаивал мальчик, - я хочу цветные.
   В ответ продавец лишь бессильно разводил руками.
   Мальчик очень расстроился. Он опустил голову и медленно поплелся вслед за удаляющейся мамой, которая утешала его, как могла.
   - Не расстраивайся, сыночек. Я куплю тебе шарики в другом месте.
   Но мальчик лишь тяжело вздыхал.
   - Послушай, Рыжик, - сказала Веснушка, которая вместе со своим другом наблюдала эту сценку, - давай сходим ко мне домой, возьмем там цветные краски и разрисуем продавцу все его воздушные шары. Чтобы они вновь стали разноцветными.
   - Давай, - согласился Рыжик. Идея помочь незадачливому продавцу воздушных шаров ему очень понравилась.
  
  
   Глава 20. Ужас! Ужас!
  
   Дети вприпрыжку, обгоняя друг друга, устремились обратно к Веснушке домой. Оказавшись в доме, они, стуча подошвами и перепрыгивая сразу через две ступеньки, взлетели по лестнице на второй этаж, ворвались в ее комнату, бросились к письменному столу, в ящике которого лежали краски, и вытащили их наружу. Но когда открыли коробочку, чтобы проверить, все ли краски на месте, то не поверили своим собственным глазам: все краски потеряли свои яркие красивые цвета и стали одинаково серыми.
   - Веснушка, кажется, твои краски испортились, - произнес рассеянно Рыжик и посмотрел на свою подругу.
   - Да, - кивнула она головой в знак согласия. - Наверное, они обиделись, что я давно не пользовалась ими, вот и испортились.
   - Очень может быть, - подтвердил Рыжик.
   - Что же нам делать?
   - Я знаю одного художника. Он очень много рисует. Вот его то краски, уж точно, никогда не обижаются, что про них забывают. Давай сходим к нему и попросим немного красок для шариков.
   - Давай, - согласилась Веснушка.
   И друзья отправились к художнику. Его полное имя было Натюрморт Комодович Мазюкин. Но все звали его дядя Натюрморт или просто наш Натюрмортик. Художник жил на Цветочной улице. Чтобы дойти до его дома требовалось минут пятнадцать.
   По дороге Веснушка дала себе обещание никогда больше не забывать о своих красках, не оставлять их надолго одних и как можно чаще ими рисовать. Чтобы им не было грустно лежать в своей коробочке и ждать, когда о них вспомнят.
   - А когда вернемся, я обязательно попрошу у них прощение. Надеюсь, они простят меня и снова станут разноцветными, как раньше, - решила она.
   Натюрморт Комодович к радости ребят был дома. Он лежал в плетеном гамаке, подвешенном между деревьями во дворе его дома, и ... спал, негромко посапывая. У художника были длинные волосы и густая борода. На одежде виднелись пятна засохшей краски. Из наружного кармана рубашки торчало несколько кисточек.
   - Дядя Натюрморт, дядя Натюрморт! - закричал Рыжик, увидев художника. Он не знал, что тот спит. Он думал, что Натюрморт Комодович просто лежит, глубоко задумавшись.
   - А? Что? - вскочил из гамака разбуженный криками художник. - Что случилось?
   - Дядя Натюрморт, вы спите? - спросил Рыжик. - Простите, пожалуйста, что мы разбудили вас, но нам очень нужна ваша помощь.
   - Какая помощь так рано утром? - художник широко зевнул и потянулся.
   - Да, какое раннее утро?! - удивился Рыжик. - Уже день давно! Что вы, дядя Натюрморт, разве можно так долго спать? Так ведь всю жизнь можно проспать!
   - А сколько времени? - поинтересовался художник у обступивших его детей и почесал бороду.
   - Скоро полдень, - ответила Веснушка. Ей было очень неловко, что они потревожили сон художника, но ведь у них было такое важное к нему дело.
   - Полдень? - переспросил Натюрморт Комодович. - Какой ужас! Кошмар! И чего это я так разоспался? Огромное вам спасибо, что разбудили меня. Так, чем я могу быть вам полезен?
   - Дело в том, - начал Рыжик, - что у продавца воздушных шаров все шарики потеряли свои цвета.
   - Раньше они были цветными, - продолжила Веснушка, - а теперь стали черно-белыми. И никто не хочет покупать их такими.
   - У Веснушки есть разноцветные краски, точнее, мы думали, что они разноцветные, - принялся объяснять дальше Рыжик, - но Веснушка давно не пользовалась ими, и они обиделись и потускнели.
   - Это очень плохо, что вы обидели краски, - сказал художник. - С ними всегда нужно дружить.
   - Я больше так не буду, - пообещала Веснушка.
   - А пока мы хотели попросить немного красок у вас и помочь бедному продавцу - разрисовать его шары, сделать их снова цветными и красивыми.
   - Ну, что ж, - произнес Натюрморт Комодович, выслушав детей, - я охотно помогу вам. Пойдемте ко мне в дом, и я дам вам любой краски, какой захотите. Оставлять воздушные шары черно-белыми ни в коем случае нельзя.
   Художник поднялся со своего гамака, и они втроем пошли в комнату, где он рисовал свои картины. А рисовал Натюрморт Комодович действительно очень много. Вся мастерская, куда он привел детей, была заставлена его работами. Картины были самыми разными. На одной картине старинный парусник несся на всех парусах среди темных вод неспокойного моря. На другой величественные горы сверкали заснеженными вершинами на фоне безоблачного неба. На третьей девушка с венком из полевых цветов на голове непринужденно смеялась. Сюжеты картин не повторялись, но что-то общее присутствовало во всех этих работах. А, что именно, дети не могли понять.
   Натюрморт Комодович полез в угол и достал оттуда большой деревянный ящик, в котором хранил свои краски.
   - Вот, - сказал он, откинув крышку, - выбирайте.
   И даже отошел в сторону, чтобы не мешать. Друзья нагнулись над ящиком и обомлели: все краски художника были такими же блеклыми, как и краски Веснушки.
   - Ну, что же вы не выбираете? - поинтересовался Натюрморт Комодович, глядя на замершие спины детей. - Берите любые, не стесняйтесь.
   - Дядя Натюрморт, - тихо промолвил Рыжик, наконец-то оторвавшись от ящика, - мне кажется, что ваши краски тоже испортились.
   - Как? - воскликнул художник. - Не может быть! Я очень люблю свои краски и всегда дружу с ними.
   И он сам заглянул в свой ящик.
   - Действительно, испортились, - осмотрев все баночки и тюбики с краской, сказал он. - Караул! Уж лучше совсем не просыпаться, чем проснуться и обнаружить такое! И зачем только вы меня разбудили?
   В этот момент Веснушка и Рыжик догадались, что объединяло картины в мастерской. Все они были черно-белыми. Дети сказали об этом Натюрморту Комодовичу, от чего тот еще больше расстроился.
   - Это просто катастрофа, - вздыхал он. - Труд всей моей жизни погиб. Но самое страшное, что я не смогу нарисовать новые картины, потому что у меня больше нет красок.
   Тут все трое посмотрели в окно и увидели, что не только работы художника, его краски и краски Веснушки потеряли свои цвета, но и весь мир стал тусклым, черно-белым. И небо, и трава, и деревья, и дома, все, все, все обесцветилось. Странно, как они этого сразу не заметили? Наверное, потому, что все вокруг было очень привычным и знакомым, а на то, что всегда рядом, как правило, обращаешь меньше всего внимания.
   - Значит, мы все-таки опоздали, и дождь успел смыть все краски, - сказал Рыжик.
   - Ах! - тяжко вздохнула Веснушка. - Если бы мы раньше догадались прогнать тучу, то, возможно, ничего бы этого не случилась.
   - Вы о чем? - спросил у детей художник.
   И Рыжик и Веснушка рассказали ему историю о туче. О том, как грустно им было жить без солнца. О том, как они испугались, что дождь смоет все краски в мире. И о том, как они летали в небо на воздушном шаре и прогнали ненавистную тучу, превратив ее в очень симпатичное легкое облачко. Но, как теперь оказалось, им все же не удалось спасти краски, и они обесцветились.
   Когда дети закончили свой рассказ, Натюрморт Комодович улыбнулся и сказал:
   - Ничего страшного. Не расстраивайтесь. Возможно, что дождь прошел не везде. И там, где его не было, краски сохранились. Нужно съездить туда и привести их. И заново раскрасить весь мир. Если хотите, мы может отправиться на поиски красок прямо сейчас и воспользоваться для этого моим автомобилем.
   - Ура! - закричали дети. - Конечно, хотим! Нельзя терять ни минуты. Кто знает, что еще может произойти с миром, если оставить его черно-белым?
  
  
   Глава 21. В поисках красок
  
   И они стали собираться в дорогу. Запаслись едой, взяли палатку и одеяла. Ведь, сколько им придется ехать, было совершенно не известно. Возможно, что они проведут в пути даже не один день. Погрузив все вещи в автомобиль, художник и дети сели в него сами и выехали из двора на улицу. Для начала они решили заехать домой к Веснушке и Рыжику и предупредить их родителей о предстоящей поездке.
   - Хорошо, - сказали родители, - мы вас отпускаем. Только поскорее возвращайтесь, мы будем скучать без вас.
   - Ладно, - пообещали Веснушка и Рыжик. - Как только мы найдем краски, то сразу вернемся.
   И маленький пузатый автомобильчик художника, поскрипывая рессорами и урча мотором, выехал из города.
   Весь день Натюрморт Комодович и дети провели в пути, все дальше и дальше удаляясь от родного дома. Дорога кружила между холмами. Спускалась в долины. Пересекала маленькие ручейки по горбатым мостикам и огромные реки по большим мостам с длинными пролетами. Вела мимо уютных деревень с приземистыми домами, утопающими в тени садов, и убегала в бескрайние поля. Прорывалась сквозь густые леса и огибала непроходимые топкие болота.
   Периодически в машину залетало какое-нибудь неосторожное насекомое: майский жук или легкокрылая бабочка.
   Майский жук говорил:
   -Жжж. Я жужжу весь день. Мне жужжать совсем не лень. Согласись и ты дружок пожужжать со мной разок.
   А бабочка вздыхала:
   - Ах! Разве, можно так быстро ехать? И куда так спешить, когда и здесь много цветов?
   И они вылетали наружу.
   Действительно, там, где проезжал автомобиль, было много цветов. Сочные травы стелились по земле мягким ковром. Теплый ветер раскачивал кроны деревьев, покрывал рябью поверхности водоемов. Высоко в небе скользил яркий диск солнца. Клубящиеся белокурые облака медленно плыли над головой. Окружающий мир был чарующ и прекрасен. Если бы не одно "но". Он был черно-бел. Он был бледен без своих привычных красок, и от этого сердцу не хотелось петь радостных песен. Его наполняла печаль.
   Напрасно Веснушка и Рыжик пытались увидеть хоть одно цветное пятнышко в проносившемся за окном автомобиля пейзаже. Все вокруг было однообразно серо. Они с надеждой ждали каждый новый поворот дороги. Казалось, еще немного и мир снова станет разноцветным. Но, увы, все оставалось по-прежнему.
   - Ну, как же так, - возмущался Рыжик, - не мог же этот краскосмывательный дождь пройти везде?
   - Мог, - шумели бегущие навстречу автомобилю черно-белые деревья.
   - Можете говорить, что угодно, - отвечал им Рыжик, - но я в это никогда не поверю.
   Впрочем, он уже успел немного расстроиться оттого, что они до сих пор так и не сумели разыскать краски.
   - Не расстраивайся, Рыжик, - подбадривала его Веснушка. - Наверное, мы просто еще мало проехали.
   - Это точно, - сказал Натюрморт Комодович. - Рано вешать нос. Пока впереди вьется дорога, у нас есть шанс. Мы обязательно найдем цветной мир, а иначе и быть не может.
   И он еще быстрее гнал вперед свой маленький пузатый автомобильчик, крепко держа в своих руках податливый руль. А навстречу им неслись другие автомобили. И все они были черно-белые.
   День клонился к вечеру, и наши путешественники решили остановиться для отдыха и ночевки. Они притормозили около сосновой рощи, свернули на проселочную дорогу и углубились в лес. Вскоре впереди показалась уютная поляна, обросшая по краям молодым ельником. Где-то за деревьями журчал ручей. Здесь и решили разбить лагерь.
   Натюрморт Комодович и Рыжик поставили палатку, а Веснушка тем временем набрала хворост для костра. Из ручья принесли воды. И вот уже жаркие языки пламени заплясали на сухих березовых и сосновых ветках и принялись облизывать подвешенный над ними котелок с дымящейся кашей. Все трое разместились вокруг костра и с нетерпением стали ждать, когда приготовится еда. После целого дня проведенного в дороге они очень проголодались, и теперь горячая каша представлялась им роскошным кушаньем.
   Солнце село. На потемневшем небе высыпали искры звезд. Натюрморт Комодович периодически помешивал кашу ложкой, следя за тем, чтобы она не пригорела. Едкий дым отгонял назойливых насекомых, что жужжали вокруг. Было очень уютно сидеть вот так около костра в этом темном незнакомом лесу.
   - Все-таки хорошо иметь друзей, - произнес Рыжик. - С ними и беда не беда.
   - Это точно, - согласился с ним Натюрморт Комодович.
   Вскоре каша поспела. Ее крупинки разбухли и заполнили собой весь котелок. Кашу разложили по тарелкам, и все трое с жадностью набросились на нее. Казалось, что ничего вкуснее они в своей жизни никогда не ели. Потом пили чай с медовыми пряниками.
   Когда с ужином было покончено, и делать было больше нечего, кроме как ложиться спать, Веснушка сказала:
   - А давайте рассказывать страшные истории.
   Страшные истории были ее страстью. Их она готова была слушать сутки напролет.
   - Давайте, - поддержал ее Рыжик. - Дядя Натюрморт, расскажите нам, пожалуйста, какую-нибудь страшную историю. А то мы с Веснушкой уже давно рассказали друг другу все истории, какие знали.
   - Охотно, - согласился Натюрморт Комодович, - если хотите, я расскажу вам историю про Песчаный Храм, наполненный сокровищами. Не знаю, правда, насколько она покажется вам страшной, но чародеев и разбойников я вам обещаю.
   - Конечно, хотим! - закричали Веснушка и Рыжик в один голос. - Еще бы! Кто же откажется послушать такую историю?
   Они уселись поудобнее, и художник начал:
   - Высоко висит солнце над пустыней...
  
  
   Глава 22. Песчаный Храм
  
   Высоко висит солнце над пустыней. Его жаркое дыхание выбелило небо и выжгло землю под ним. На многие мили вокруг нет ничего живого, и только горячие ветры-суховеи перебирают песок на раскаленных осыпающихся склонах барханов. Но не безмолвна пустыня. Чуткое ухо без труда уловит бесконечную протяжную песню, что поют пески, повествуя нам о тайнах и легендах этих суровых и загадочных мест. Одну из них расскажу и я вам. Слушайте...
   Много дней провел в пути караван богатого купца Мустафы. Растянувшись длинной вереницей, шагали по горячим пескам верблюды. На их сильных спинах покачивались тяжелые тюки с товаром. Рядом с животными двигались погонщики. Лица людей были темны от загара и пыли. Струйки пота стекали по их щекам.
   Справа от Мустафы верхом на белой верблюдице ехал старик с длинной седой бородой. На нем были темные одежды. Все его лицо было покрыто глубокими морщинами.
   Путешествуя по пустыне в одиночку, старик повстречался с караваном пару дней назад и попросил разрешения проехать вместе с ним до ближайшего города.
   На вопросы кто он и откуда ответил, что зовут его Абу Хасан, что он - звездочет и астролог. Предложил за услугу горсть золотых монет и попросил больше его ни о чем не спрашивать.
   Долго Мустафа не решался взять с собой незнакомца. Кто знает, не лазутчик ли он разбойников, что рыщут по пескам пустыни в поисках наживы? Но золото и тихий нрав чужака победили возникшие подозрения, и купец согласился. И вот теперь они ехали рядом и общались как старые знакомые.
   - А, правда, что в этих местах водятся разбойники? - спросил у купца старик.
   Мустафа сидел на мягких подушках внутри просторного ложа, помещенного на спину крепкого маститого верблюда, и обмахивался бумажным веером. От лучей жгучего солнца его защищал бархатный навес, расшитый серебряными нитями. По углам на плетеных шнурах свисали золотые кисти. На самом купце были дорогие парчовые одежды, на голове - тюрбан, украшенный павлиньим пером и ниткой жемчуга. На его пальцах блестели перстни с драгоценными камнями.
   Продолжая работать веером, купец повернулся к своему собеседнику.
   - Уж и не знаю, как вам ответить, - произнес он. - Я слышал, что много караванов пропало в здешних краях. Но, что с ними стало, неизвестно. Пески, как и покинувшие этот мир, прочно хранят свои тайны. Будем надеяться на Всевышнего, да светится имя его, что с нами ничего не случится.
   Но не успел Мустафа закончить свою речь, как невдалеке от них среди песков мелькнул силуэт всадника. Кто-то смотрел на путников с высокого холма, а потом скрылся за его склоном. Вслед за ним еще несколько фигур пронеслось среди песков.
   - Разбойники! - закричал чей-то взволнованный голос, и весь караван заметался, как встревоженный улей.
   Одни бросились доставать оружие и готовиться к обороне. Говоря, что если кто и сможет их сейчас защитить, так это только они сами. Другие утверждали, что разбойников, скорее всего, окажется слишком много. Что вступать с ними в бой - это верный путь к гибели. Не лучше ли попытаться договориться с ними по мирному, заплатив им столько, сколько они пожелают?
   Мустафа был напуган не меньше своих люди. Он соглашался то с одними, то принимал сторону других, но окончательный выбор, как ему поступить, так и не мог сделать. Оба варианта страшили его. В этот товар были вложены все его деньги. Но его собственная жизнь была ему дороже.
   Взгляд купца упал на Абу Хасана. К удивлению Мустафы старик был внешне очень спокоен. Казалось, что все происходящее вокруг его совершенно не волнует. Более того, он даже рад появлению грабителей.
   - Неужто и в самом деле старик подослан разбойниками шпионить в мой караван? - мелькнула мысль в голове торговца.
   Возникшая догадка мгновенно переросла в уверенность. Ведь чем еще можно было объяснить такое странное поведение старика? Вспышка ненависти затмила разум Мустафы. Он выхватил из-за пояса острый кинжал.
   - Пусть Всевышний покарает предателя моей рукой, - крикнул Мустафа и бросился на Абу Хасана.
   Но верблюд под купцом дернулся, и острое лезвие задело лишь рукав халата, порезав старику руку. Алая кровь тут же выступила из раны и крупными каплями закапала на песок.
   - Что ты делаешь, безумец? - воскликнул Абу Хасан, застонав от боли, - в чем я провинился перед тобой, что ты бросаешься на меня с кинжалом?
   - Я знаю, - визжал Мустафа, продолжая размахивать оружием, - это ты натравил разбойников на мой караван! Ты специально напросился ко мне в попутчики, чтобы все разведать, как следует, а после дать своим сообщникам знак в удобный момент.
   - Ха-ха-ха, - засмеялся Абу Хасан. - Что за бред ты несешь? Да знаешь ли ты, презренный раб, кто перед тобой? Я - Омар-ибн-Сид-аль-Абу Хасан, великий маг и чародей. Я могу повелевать движением солнца. Горы и ветра подвластны мне. Неужели ты думаешь, что твой гнилой никчемный товар или твои плешивые полудохлые верблюды могли прельстить меня? Да если б я захотел, то ни один волос не упал бы ни с твоей головы, ни с голов твоих людей, сколько бы разбойников не напало на вас. Но своей выходкой ты потерял мою благосклонность. И теперь, чтобы ни случилось, я и пальцем не пошевелю для вашего спасения.
   Понял тут Мустафа, какую ошибку совершил. Слезно стал просить он Абу Хасана простить его и спасти караван от набега, но чародей был глух к его мольбам.
   С дикими криками и свистом налетели разбойники на торговцев. Засвистели в воздухе острые стрелы. Наточенные сабли, сверкая на солнце, вновь и вновь опускались вниз и приносили кому-то гибель. Рыдания и вопли отчаяния заполнили собой всю округу. Сопротивление смельчаков оказалось быстро сломлено. Мольбы о пощаде не производили на разбойников никакого действия. Не прошло и получаса, как караван оказался полностью в руках нападавших.
   На гнедом коне сидел предводитель разбойников Джафар и осматривал захваченную добычу. Здесь были пряности и серебряная посуда с тонкой чеканкой, китайские шелка и кинжалы и сабли из дамасской стали, чьи рукоятки и ножны были украшены драгоценными камнями, персидские ковры и ювелирные изделия. Еще ни разу шайке Джафара не удавалось захватить столь богатый караван так легко.
   - Прошу вас, пожалейте меня! - раздался чей-то истошный крик.
   Джафар повернул голову и увидел, как его люди тащат к нему одного из караванщиков. Бедняга был весь испачкан в пыли. Его одежда была разорвана в клочья и лохмотьями свисала с его трясущегося тела. По перемазанному грязью лицу катились слезы. Это был Мустафа. Разбойники подвели его к своему предводителю и бросили на землю под копыта разгоряченного коня.
   - Кто ты? - спросил у пленника Джафар. Конь под ним фыркнул и отшатнулся от трепещущегося человеческого тела под своими ногами, сделав пару шагов назад. Чтобы остановить скакуна Джафар натянул вожжи.
   - Я - несчастный купец Мустафа, - запричитал караванщик, не смея подняться и продолжая валяться в пыли. - Это мой караван. О, великий предводитель разбойников, нижайше тебя прошу. Отпусти меня и моих людей с миром. Не лишай нас жизни. А за это возьми все, что хочешь, только пощади нас. Прошу тебя.
   - Поднимись на ноги, Мустафа, - приказал Джафар. - Не пристало такому знатному и богатому купцу, как ты, валяться в пыли.
   Мустафа поднялся. Но его ноги дрожали, подгибались в коленях и плохо держали его грузное тело.
   - Всем известно, что Джафар - добрый человек, - продолжил предводитель разбойников. - Пожалуй, во всей округе не найти человека добрее его.
   Услышав эти слова, столпившиеся вокруг разбойники громко засмеялись.
   - Я сделаю все, как ты просишь, странник. Иди, ты свободен.
   И Джафар махнул рукой. Часть шайки расступилась и освободила для караванщика проход.
   Мустафа не поверил своим ушам. Он посмотрел то на одного грабителя, то на другого. Все эти люди, стоявшие вокруг, скалились своими злобными звериными улыбками, но никто из них не двигался с места и не нападал на него.
   Тогда купец осмелел. Сначала он тихо пошел, а потом ускорил шаг и побежал в приготовленный для него коридор. За своей спиной он услышал дикий хохот и громкий отрывистый свист.
   Джафар бросил взгляд на своих людей, и несколько стрел, словно хищные птицы, кинулись вслед удаляющемуся торговцу и впились ему в спину. Тело Мустафы вздрогнуло, словно он налетел на невидимую преграду, обмякло, нехотя опустилось на колени и, постояв так немного, упало на песок, разбросав в разные стороны руки.
   - Да-а, видно этот человек совсем не знал Джафара, коль так легко поверил его словам, - произнес задумчиво предводитель разбойников. - Недаром люди прозвали меня Черным Джафаром, ведь мое сердце тверже камня, а душа темнее ночи. Как мне жаль этого беднягу.
   И разбойники вновь громко засмеялись.
   Вдруг все увидели, как, не торопясь, верхом на белой верблюдице к Джафару подъехал седой старик в темных одеждах. Он остановился рядом с тем местом, где минуту назад валялся на земле несчастный Мустафа, и сказал:
   - Я вижу, Джафар, ты - храбрый воин, - голос старика был абсолютно спокоен, будто и не было вокруг всех этих вооруженных людей, готовых разделаться с ним в любую минуту. - Напасть на беззащитный караван и не бояться кары за содеянное - это воистину смелый поступок.
   Смех прекратился, и разбойники замерли. Таких слов Джафару еще никто никогда не говорил.
   - Кто ты, о незнакомец? - спросил удивленный появлением старца Джафар.
   - Мое имя вряд ли известно тебе, - ответил старик, - но я все же представлюсь. Я - Омар-ибн-Сид-аль-Абу Хасан, великий маг и чародей.
   Главарь молчал. Старик с самого начала не понравился ему. А теперь, когда выяснилось, что он - волшебник, стал нравиться еще меньше.
   - Да, ты прав, - сквозь сжатые губы произнес Джафар, - твое имя не известно мне. Но что тебе надо от меня?
   - Я хочу предложить тебе сделку, - Абу Хасан смотрел предводителю разбойников прямо в глаза. - Где-то среди бескрайних просторов пустыни стоит величественный Песчаный Храм. Его стены покрыты изысканными узорами, а его башни цепляются верхушками за облака. Нет на свете строения прекраснее, чем это. Внутри Храм полон золота. Его там столько, сколько звезд на небе, сколько воды в море, сколько песка в пустыне. Но непросто найти к сокровищам дорогу. Знает ее лишь один золотоносный ветер, что резвится в Черных горах. Один раз в сто лет он прилетает в Храм, чтобы оставить там собранное им золото. Девяносто девять лет я гонялся за этим ветром, чтобы узнать дорогу к Храму. И вот, наконец, мне удалось это.
   Абу Хасан вытащил из-за пазухи замшевый мешочек и показал его Джафару.
   - Вот он, золотоносный ветер. Стоит лишь потянуть за тесемки, которыми завязан этот мешочек, и ветер вырвется на свободу. Он тут же полетит к Песчаному Храму, неся на своих крыльях крупинки золота. Всякий, кто последует за ним, узнает, где находится Храм и сможет стать самым богатым человеком на свете. Но стар я. Не угнаться мне за буйным ветром. Ты же, Джафар, молод и полон сил. Твои кони резвы и выносливы. Я хочу, чтобы ты отправился со своими людьми к Песчаному Храму и взял там столько золота, сколько вы сможете унести. А за то, что я открыл тебе свою тайну, ты отдашь мне половину того, что вы унесете из Храма.
   Абу Хасан протянул Джафару мешочек с золотоносным ветром.
   - Чудной ты старик, Абу Хасан, - Джафар взял в свою сильную руку предложенный мешочек и взвесил его на весу. Мешочек был легок, как перышко. Даже не верилось, что в нем что-то есть, - незнакомым людям открываешь свои секреты. Но Джафар любит золото и берет все, что пошлет ему судьба. Вот только согласятся ли мои люди делиться с тобой?
   И он посмотрел на свою шайку.
   - Половины для старика слишком много, - раздались голоса, - хватит с него и четверти.
   - Вот видишь, - обратился Джафар к старику, - мои люди не привыкли делиться. Зачем довольствоваться частью, когда можно взять все?
   Джафар резко выбросил вперед руку и метнул в чародея острый нож. Абу Хасан покачнулся и бездыханно упал наземь рядом со своей верблюдицей.
   - Эх, Абу Хасан, - произнес Джафар, взирая на неподвижное тело старика, - дожить до седых волос и остаться наивным как ребенок.
   Он еще раз взвесил на руке замшевый мешочек, подивившись его легкости, и спрятал его в глубине своей одежды.
   - Уходим! - скомандовал он зычным голосом. И шайка разбойников рванула с места, унося с собой товар ограбленного каравана.
   Прошло два дня. Несколько раз Джафар доставал замшевый мешочек и смотрел на него. Не обманул ли старик? Действительно ли там золотоносный ветер, или мешочек пуст? Но развязать тесемки и проверить Джафар боялся. Каждый раз непонятный страх овладевал им и сковывал его движения. Такого с главарем еще никогда не было.
   Наконец Джафар решился. Он приказал своим людям снаряжаться в дальнюю дорогу, и когда все было готово, осторожно потянул за тесемки, которыми был завязан мешочек. Мешочек раскрылся, но ничего не произошло.
   - Все-таки старик наврал, - разочарованным голосом произнес Джафар и раздраженно швырнул мешочек на землю.
   И в тот же миг сильный ветер поднялся над пустыней. Он взметнул в воздух уйму песка и понесся над барханами вдаль.
   - За ним, - крикнул Джафар, и разбойники, словно стая черных воронов, помчались вслед за ветром.
   Три дня и три ночи они скакали по пустыне. Лошади хрипели и готовы были упасть от усталости. Их потные бока покрылись кровавыми ранами от частого пришпоривания, но возможности отдохнуть им не давали. От бессонных ночей глаза разбойников воспалились. Они и сами уже еле держались в седлах, но не останавливались, боясь отстать и упустить своего неутомимого крылатого проводника.
   И вот с наступлением утра четвертого дня, когда силы и людей, и животных окончательно иссякли, ветер неожиданно стих. Разбойники в недоумении остановились, не зная, что делать дальше.
   Яркий диск солнца медленно поднимался из-за горизонта. Когда его лучи осветили пустыню, всадники увидели невдалеке от себя величественный Песчаный Храм. Его стены были покрыты изящными узорами. Стройные башни, стоявшие по углам здания, уходили высоко в небо и терялись где-то там в синеве. Храм венчал огромный купол. В лучах восходящего солнца он сверкал и переливался. Тяжелые двери Храма были открыты, словно ожидали кого-то.
   Представшее зрелище потрясло разбойников. Но больше всего их удивило то, что столь огромное здание было построено из обычного песка, так щедро рассыпанного вокруг.
   Всадники пришпорили лошадей и направились к Храму. Подъехав к воротам, они спешились и вошли внутрь.
   Здесь их изумлению не было конца. Все внутреннее пространство Храма было буквально набито золотом. Огромные кучи драгоценного металла лежали прямо на полу. Всюду возвышались горы золотого песка. Золотые самородки, достигавшие подчас размеров с бычью голову, торчали из них. Рядом стояли открытыми окованные медью сундуки. Они были доверху наполнены золотыми монетами и золотыми украшениями. Ровными стопками были сложены золотые слитки. На стенах висели золотые доспехи с тонкой изящной гравировкой.
   Посреди Храма на огромном золотом постаменте стоял Золотой Идол. Его лицо было обращено к входным дверям, а руки приподняты, как бы приветствуя вошедших. Солнечные лучи проникали в Храм сквозь открытые двери, падали на статую и, отражаясь от нее, освещали собой все помещение. Казалось, что сам воздух здесь прошит золотыми нитями света.
   Разбойники никогда в жизни не видели столько золота. Расталкивая друг друга, они бросились набивать карманы и заранее приготовленные мешки драгоценным металлом. Но сколько бы они не взяли, золота в Храме не становилось меньше. Его здесь и впрямь было как звезд на небе, как воды в море, как песка в пустыне.
   Постепенно разбойники разбрелись по всему Храму. Бросая вокруг себя алчные взгляды, они кидались то к одному, то к другому, не в силах остановиться. И хотя Золотой Идол стоял на своем постаменте неподвижно, но каждому из этих людей казалось, что он следит именно за ним. И от этого становилось немного не по себе.
   От сокровищ Джафар окончательно потерял голову. Он ползал на четвереньках по горам золотого песка и набивал свои карманы всем, что подворачивалось под руку. Он не хотел взять что-нибудь одно. Он желал забрать все.
   - Я богат, я богат, - твердил предводитель разбойников, загребая все новые и новые порции драгоценного металла за пазуху своего халата.
   В какой-то миг Джафар поднял голову и посмотрел на Золотого Идола. Огромная статуя, целиком отлитая из золота, стояла на своем постаменте и переливалась золотым сиянием. От ее вида у Джафара перехватило дыхание. Он приблизился к статуе и громко позвал своих людей.
   - Этот Идол должен принадлежать мне! - заявил главарь. Он выхватил из рук одного из разбойников веревку и ловко набросил петлю на шею статуи.
   - А ну, хватайтесь и тяните, - рявкнул Джафар и потянул веревку. Его люди присоединились к нему.
   Статуя поддалась и качнулась. Одновременно с этим качнулось и золотое сияние, что исходило от нее и освещало собой все внутреннее пространство Храма. Вместе с золотыми бликами качнулись и стены. Сверху посыпался песок.
   Через мгновение целые куски стен и потолка полетели вниз. Достигая пола, они с оглушительным грохотом разбивались. От этих ударов задрожала земля. Не в силах справиться с колебаниями пола разбойники повалились с ног.
   Храм разрушался прямо на глазах. Обваливались башни. По стенам ползли огромные трещины. Тонны песка падали на головы обезумевших от ужаса людей. Внутри храма стоял страшный грохот, сквозь который разбойники не слышали даже собственных полных отчаяния криков.
   Джафар оставался стоять на прежнем месте и словно не замечал, что творится вокруг. Брошенный своей шайкой, он в одиночку продолжал тянуть веревку. Статуя полностью завладела его мыслями и не отпускала от себя.
   - Я заберу ее отсюда. Она будет моей, - хрипел он, дергая изо всех сил веревку.
   Статуя качнулась снова и упала с постамента вниз, придавив под собой предводителя разбойников.
   В этот момент стены окончательно рухнули и похоронили под толщей песка все золото и всех тех людей, что пришли за ним. Все замерло и затихло.
   И вдруг ураганный ветер налетел на разрушенный Храм. Его сильное дыхание подняло в воздух тонны песка, из которого было построено здание, а заодно и все золото, что там хранилось. Огромный смерч вытянулся столбом к небу и закрыл собой солнце, и вся земля погрузилась во мрак.
   - Ха-ха-ха! - раздался громкий смех. Это был голос Абу Хасана.
   Его лицо возникло во мгле и светилось мерцающим зеленым светом. Он выглядел помолодевшим. Его морщины разгладились, а борода стала темнее и была уже не столь длинной. Его глаза были чуть прищурены и горели, как зажженные факелы.
   - Черный коршун попал в клетку и погиб от золотой лихорадки. Неужели он и впрямь надеялся перехитрить меня, бросив свой нож? Меня, Омар-ибн-Сид-аль-Абу Хасана, мага и чародея, которому подчиняются горы и ветра, и даже движение солнца подвластно моему желанию? Клянусь царем Соломоном, повелителем джинов, еще никогда я так не смеялся!
   Голос Абу Хасана смолк, а его лик погас. Столб смерча понесся вдаль. Но вскоре растаял, как пустынный мираж. Мгла рассеялась. На небе вновь засияло солнце, освещая своим светом пустыню. Там, где некогда возвышался Храм, было пусто. Это место стало ничем не приметнее любого другого вокруг. Лишь брошенные разбойничьи лошади одиноко ржали и разбредались по горячим пескам.
   Мустафа очнулся от глубокого забытья и обнаружил себя едущим верхом на белой верблюдице. В его глаза бил яркий солнечный свет. Купец прикрылся от солнца рукой и осмотрелся вокруг. Всюду, до самого горизонта, тянулись бесконечные осыпающиеся барханы, и его караван длинной вереницей, не спеша, шел среди них.
   - Что это, сон, или я действительно снова жив? - подумал Мустафа. Разобраться, где явь, а где плод его разгоряченного воображения, было для купца делом не легким. Ощущения пережитой трагедии были очень ярки, но и поверить в чудесное воскрешение было совсем непросто.
   - В любом случае я жив, и это главное, - решил он.
   Взгляд Мустафы с удовольствием отметил, что все его верблюды были на месте. Тюки с товаром продолжали привычно болтаться на их сильных спинах. А рядом с животными шли погонщики с почерневшими от солнца и пыли лицами.
   Белая верблюдица поднялась на холм, и купец увидел, как десятки других караванов идут по пустыне, прокладывая себе пусть сквозь ее раскаленные пески. Если бы Мустафа обладал более острым зрением, то он увидел бы и на лицах незнакомых ему караванщиков то же выражение крайнего удивления, что было в этот момент и на его собственном.
  
  
   Глава 23. Лесное лакомство
  
   Когда Веснушка и Рыжик проснулись, уже рассвело. За стеной палатки тихо шуршал лес. Оживленно пели птицы. Где-то стучал своим крепким клювом по стволу дерева дятел. Натюрморт Комодович еще спал. Стараясь не разбудить его, дети осторожно выбрались из палатки наружу.
   Погода стояла хорошая. На небе было ни облачка. Сквозь крону деревьев пробивался солнечный свет. Косыми лучами он пронизывал все пространство вокруг, оставляя везде, где падал светлые пятна. Скрипели пахучие сосны. Эти лесные великаны раскачивались под напором ветра и подметали своими верхушками утреннее небо. На траве лежала роса.
   Рядом с палатой стоял пузатый автомобиль художника. На его никелированных деталях играли солнечные блики. Искорки света попадали детям в глаза, и, казалось, что автомобиль им подмигивает.
   Вчерашний костер потух. Среди серого пепла валялись обгоревшие головешки. В траве лежали котелок с остатками недоеденной каши и грязная посуда.
   Веснушка и Рыжик решили заняться завтраком. Они собрали тарелки и кружки, взяли котелок и отправились к ручью вымыть посуду и принести свежей воды. Настроение у них было приподнятое, вот только не было заметно, чтобы окружающий мир вновь стал цветным. Значит, впереди их опять ждала дорога.
   Лесной ручей звонко журчал в тени деревьев. Его прозрачные воды весело неслись вдоль желтого песчаного русла, огибая торчащие из земли камни и поросшие травой выступы берегов.
   Дети отмыли посуду, набрали воды и отправились в обратный путь. Идя впереди, Веснушка вдруг сделала несколько шагов в сторону, нагнулась и произнесла:
   - Ничего себе! Рыжик, смотри, сколько здесь ягод!
   Рыжик подошел к ней и тоже нагнулся. Прямо перед ним на небольшой кочке рос густой черничник. Его тонкие веточки были облеплены черными бусинами ягод. Ягод было так много, что под их тяжестью кустики клонились к земле.
   - И там, - сказала Веснушка, подняв голову и посмотрев вперед. - И там, - она повернула голову в сторону. - И там. И там.
   Все вокруг было просто усыпано черникой.
   - А давай собирать чернику, - предложила Веснушка.
   - Давай, - согласился Рыжик.
   И дети стали собирать ягоды.
   - Ммм, какие они сладкие! - воскликнула Веснушка, отправив в рот целую горсть лесных ягод.
   - И крупные, - откликнулся Рыжик. Он очень старался собирать чернику в кружку, но периодически забывался и начинал ее просто есть.
   Налитые, готовые лопнуть от переполнявшего их сока ягоды выглядели до того аппетитно, что устоять перед ними не было никакой возможности. От черники шел душистый аромат, от одного которого начинало сосать под ложечкой, и выделялась слюна.
   - Интересно, а почему черника называется черникой? Она же не черная, а темно-синяя, - спросила Веснушка, вспомнив истинный цвет собираемых ими ягод. Впрочем, сейчас из-за черно-белости всего вокруг, черника действительно была черной.
   - Не знаю, - отозвался Рыжик. - Надо у Книжкина спросить. Он все знает.
   - Обязательно спросим, когда вернемся, - согласилась Веснушка.
   Кружки быстро наполнились. Их место заняли тарелки. Дети остановились только тогда, когда вся имевшаяся у них посуда оказалась заполнена ягодами. За исключением только котелка, в котором решили оставить воду.
   Взяв поклажу, друзья отправились дальше. Позади них на тонких стебельках среди мелкой листвы остались висеть несобранные ягоды.
   - Это ничего, что мы собрали не все ягоды? - спросила Веснушка.
   - Конечно, ничего, - ответил Рыжик. - Мы нежадные. Пусть и другим что-нибудь достанется.
  
  
   Глава 24. Странные люди
  
   Чуть заметная в траве тропка весело петляла среди деревьев. Она быстро неслась под ребячьими ногами, увлекая их за собой. Когда друзья пересекали очередную залитую солнечным светом поляну, Рыжик, вырвавшийся вперед, резко остановился. Он обернулся к своей подруге и тихо, словно боясь кого-то спугнуть, прошептал:
   - Смотри.
   На поляне гуляли два странных человека. Один из них был одет в ЗЕЛЕНУЮ куртку с крупными ФИОЛЕТОВЫМИ пуговицами и в КРАСНЫЕ штаны свободного покроя. На его голове были взлохмачены РЫЖЫЕ волосы. Посреди лица сиял КРАСНЫЙ нос картошкой. Из-под волос смешно топорщились уши, правда, обычного для человека СВЕТЛО-РОЗОВОГО цвета.
   Он повернулся к своему товарищу и сказал:
   - Бим, взгляни, какой чудесный букет я собрал. Я хочу подарить его Дульсинее.
   И он продемонстрировал пышный букет из ГОЛУБЫХ, ЖЕЛТЫХ и БАРДОВЫХ полевых цветов.
   Поблизости от него расхаживал второй. Это его только что назвали Бимом. Он тоже имел КРАСНЫЙ нос картошкой. Был одет в СИНИЮ жилетку и ЖЕЛТЫЕ бриджи. На голове у него была большая КОРИЧНЕВАЯ кепка с помпоном, а на шее красовался МАЛИНОВЫЙ галстук-бабочка.
   Услышав приятеля, Бим оглянулся.
   - Это что, Бом. Ты посмотри, какой букет для Дульсинеи собрал я.
   В руках Бим держал букет ромашек. Их ЖЕЛТЫЕ сердцевинки, окаймленные длинными БЕЛЫМИ лепестками, светились как маленькие звездочки.
   Вскоре странные люди увидели детей и стали кланяться им в знак приветствия. Бим даже приподнял над головой свою КОРИЧНЕВУЮ кепку.
   - Пришли полюбоваться этой цветочной поляной? - спросили они почти одновременно. - Неправда ли, отменное местечко?!
   - Впрочем, та поляна была ничуть не хуже, - сказал Бим.
   - Да, но там все цветы съел Фагот, - ответил Бом.
   - А что это у вас? - спросил Бим, заметив в руках детей ягоды. Он подошел к ним поближе, заглянул в их кружки и тарелки и воскликнул:
   - Бом, посмотри какая прелесть! Это же черника!
   Бом тоже приблизился к детям.
   - Я с тобой полностью согласен, Бим. Скажу больше. Это лучшая черника из всех черник, какую я когда-либо видел в своей жизни.
   - А вот и нет, - возразил Рыжик незнакомцам, имена которых, впрочем, он уже знал. - Она не может быть лучшей, потому что она черно-белая. А черника хоть и называется черникой, но на самом деле она темно-синяя.
   - Какой ужас, Бом! - заверещал Бим. - Детям подсунули поддельную чернику! Мое слабое сердце не выдержит этого. Я сейчас умру.
   И он схватился свободной от букета рукой за грудь и стал оседать на землю.
   - Не оставляй меня одного, Бим, - запричитал в свою очередь Бом. - Дульсинея не простит мне твоей утраты.
   Он стянул со своей головы кепку и громко зарыдал. Слезы двумя фонтанчиками брызнули у него из глаз.
   - Да не переживайте вы так, - сказала Веснушка. - Черника хоть и черно-белая, но очень вкусная и сладкая. Угощайтесь.
   Она протянула свои ягоды.
   Бим и Бом посмотрели на Веснушку, потом друг на друга, рассмеялись и затараторили:
   - Чудесно! Чудесно! Как хорошо, что никому не нужно умирать, и все останутся живы.
   Каждый из них взял по одной ягоде и отправил себе в рот. Спелые ягоды лопались, оставляя на языке сладкий сок. Почувствовав это, Бим и Бом закачали головами и замычали от удовольствия. Они даже стали пританцовывать на месте, до того им понравилась черника на вкус.
   - Берите еще, - предложила Веснушка.
   - Обязательно возьмем, - ответил Бим.
   - Непременно воспользуемся вашим предложением, - поддакнул ему Бом.
   Они взяли еще по одной ягодке.
   - Посмотри, Бим, - сказал Бом, - черника действительно не черная, а темно-синяя.
   На его ладони лежала темно-синяя бусинка ягоды.
   - Полностью с тобой согласен, Бом, - ответил Бим, который тоже держал в руке темно-синюю черничку.
   Рыжик и Веснушка выпучили от удивления глаза и переглянулись.
   - За ваше угощение вам полагается поощрение, - сообщил Бом. Он сорвал два черно-белых цветка и протянул их детям. Веснушке достался ЖЕЛТЕНЬКИЙ, а Рыжику - ГОЛУБЕНЬКИЙ.
   - Дяденьки! - воскликнули дети в один голос. - Как вы это делаете?
   - Что делаем? - переспросили те.
   - Ну, как вы возвращаете вещам краски?
   На лицах Бима и Бома читалось недоумение. Они явно не понимали, о чем их спрашивают.
   - Чего возвращаем? - удивился Бом. - Мы ничего не брали.
   - Клянусь аппетитом Фагота, - добавил Бим, - мы действительно ничего не брали.
   Тогда Веснушка и Рыжик стали объяснять, что только что подаренные им цветы, как и взятые у них ягоды были черно-белыми. Но после того, как Бим и Бом прикоснулись к ним, они стали цветными.
   - Мы здесь абсолютно ни при чем, - начал оправдываться Бим. - Уверяем вас, что и ягоды, и цветы совершенно не изменились после того, как побывали в наших руках. Мир полон красок и без нашего вмешательства.
   Но для Рыжика и Веснушки он оставался черно-белым.
   - Кстати, а как вас зовут? - спросил Бом, которому было очень неудобно общаться с детьми, не зная их имен.
   - Рыжик, - представился Рыжик.
   - Веснушка, - ответила Веснушка. - А как вас зовут, мы знаем.
   - Вы - Бим, - Рыжик показал на Бима. - А вы - Бом, - и показал на Бома.
   - Что поделаешь, Бом, - обратился к своему товарищу Бим, - слава идет впереди нас.
   - Это точно, - согласился с ним Бом. - Такой известности, как у нас с тобой, Бим, ни у кого нет.
   - Дяденьки, вы - клоуны? - спросила Веснушка.
   - Да, - признались те. - А вы кто?
   - Мы - дети, - ответили дети.
   - Мы тоже когда-то были детьми, - сказали Бим и Бом. - Кто знает, быть может, когда вы вырастите, то тоже станете клоунами. Позвольте полюбопытствовать, а что делают такие милые детки, как вы, одни в лесу?
   - Мы вовсе не одни, - ответил Рыжик, - мы с дядей Натюрмортом. Просто сейчас он еще спит в палатке, а мы ходили к ручью.
   Бим и Бом понимающе закивали головами.
   - Дяденьки клоуны, а вы сможете нам помочь? - спросила Веснушка.
   - Понимаете в чем дело, - принялся объяснять Рыжик. И он рассказал клоунам о туче, о воздушном шаре, об испорченных красках и о том, что весь мир потерял свои цвета и превратился в черно-белый.
   - У вас так здорово получается разукрашивать все вокруг. Помогите нам, пожалуйста, вернуть краски.
   - Хорошо, - сказали Бим и Бом, - мы согласны сделать мир цветным для вас. Но нам понадобится помощь наших друзей цирковых артистов. Пойдемте с нами. Вы обязательно должны познакомиться с этими замечательными людьми.
   - А можно мы придем к вам вместе с дядей Натюрмортом? - спросила Веснушка.
   Она вспомнила о художнике, и ей стало жалко оставлять его надолго одного. И так уже они с Рыжиком отсутствовали очень много времени. А предполагаемый поход в гости мог еще больше отдалить момент их возвращения. Вдруг Натюрморт Комодович обидится, или с ним что-нибудь произойдет?
   - Конечно можно. Мы будем очень рады всех вас видеть, - ответили клоуны и стали объяснять, где их найти.
   Рядом с поляной проходила лесная дорога.
   - Идите все время прямо по этой дороге и никуда не сворачивайте. Тут недалеко, - сказали Бим и Бом и, попрощавшись с детьми, отправились к себе "готовить встречу", как они сами выразились.
   Удаляясь по лесной дороге, клоуны обернулись. Веснушка и Рыжик продолжали стоять, так и не сдвинувшись с места, и зачарованно смотрели им вслед. На лицах Бима и Бома сияли улыбки. Они помахали детям руками и скрылись за поворотом.
   Там, где только что прошли клоуны, солнце золотило стройные стволы сосен. Над темнеющими верхушками деревьев раскинулось голубое небо. Земля была покрыта сочной зеленью трав, среди которой выделялись разноцветные полевые цветы. В воздухе порхали пестрые бабочки и носились проворные стрекозы с радужными крыльями.
  
  
   Глава 25. В гостях у артистов цирка
  
   Не помня себя от радости, Веснушка и Рыжик поспешили по лесной дороге в противоположную сторону и вскоре вышли к своему лагерю.
   В этом месте мир по-прежнему оставался черно-белым. На черно-белой поляне, уткнувшись бампером в траву, стоял черно-белый пузатый автомобиль. Рядом с ним возвышалась черно-белая палатка. Из палатки раздавался сильный храп, отчего она вздрагивала и качалась.
   Дети положили свою ношу на землю, приблизились к "ожившей" палатке и осторожно заглянули внутрь. Среди сбитых в кучу одеял, разбросав в разные стороны руки и ноги, на спине лежал Натюрморт Комодович. Он спал и отрешенно храпел во всю мощь своих легких. Казалось, что он и не думал вставать, а, напротив, готов был спать до бесконечности.
   - Дядя Натюрморт, дядя Натюрморт, да проснитесь же вы, - стал будить его Рыжик.
   - А? Что? - не разобрал со сна художник. Он открыл глаза и рассеянным взглядом уставился на склонившихся над ним детей.
   - Да вы что, действительно, решили проспать все самое интересное в жизни? - удивленно воскликнул Рыжик.
   - Ни в коем случае! Что случилось? Кого надо спасать? - засуетился художник.
   Дети рассказали ему о своей встрече с веселыми клоунами Бимом и Бомом и о том, как их новые знакомые возвращали предметам пропавшие краски.
   - Клоуны обещали нам помочь и вновь сделать мир цветным, - сообщила Натюрморту Комодовичу Веснушка.
   - Это чудесно! Это то, что нам нужно! - обрадовался художник. - Давайте не будем терять времени и поскорее отправимся на встречу с этими бесценными для нас людьми.
   Дети помогли Натюрморту Комодовичу свернуть лагерь и погрузить все вещи в машину. О завтраке так никто из них и не вспомнил. Мысль, что нужно подкрепиться, просто не пришла никому в голову.
   Закончив собираться, все трое уселись в машину и поехали в гости к артистам цирка. Больше других такому развитию событий радовался пузатый автомобиль. Он весело поскрипывал на ухабах лесной дороги и думал, как здорово вновь обрести цвет, стать той красивой ярко-красной машиной, какой он всегда был.
   Продвигаясь среди молчаливых сосен пузатый автомобиль вскоре выехал на большую поляну, где и расположились цирковые артисты. Среди зеленой травы стояли несколько ярких фургонов. Их стенки были покрыты цветными рисунками.
   На одном был изображен фокусник в длинном черном плаще, усыпанном серебряными звездами, с высоким цилиндром на голове. В правой руке он держал волшебную палочку, левой же опирался на загадочный черный ящик. Белые голуби кружились вокруг него.
   На другом улыбающиеся жонглеры в ярких рубашках перебрасывались разноцветными кольцами и булавами.
   На третьем обосновался желтый лев с мохнатой гривой. Он присел на задние лапы, открыл свою пасть и беззвучно рычал. Впрочем, звериный рык действительно разносился над поляной. Вокруг льва на рисунке кружились рыжие полосатые тигры.
   С еще одного фургона взирала смешная обезьянка в розовом кружевном платье. В руках она держала мячик. А рядом с ней раскрыл крылья большой попугай Ара с желтой грудкой, сияющей на фоне красного тела. Его голова была покрыта синими перьями, на хвосте и на концах крыльев росли зеленые.
   Были здесь и такие фургоны, где вокруг женщины в сиреневом платье кружились, стоя на задних лапках, маленькие белые собачки. Или, где люди в полосатых майках катались на велосипедах с одним колесом. Был среди них, конечно, и фургон с клоунами. Неунывающие Бим и Бом смеялись с его стен.
   - Нам туда, - указали на этот фургон Веснушка и Рыжик, и Натюрморт Комодович направил свою машину прямо к нему.
   А со всех сторон на них смотрело слово "цирк". Оно было самое разное: синее и красное, зеленое и желтое, голубое и розовое. Написанное прямо, под углом, сверху вниз и снизу вверх. А в одном месте все буквы разбежались, так что сразу было и не разобрать, что здесь тоже написано это слово.
   Рядом с фургонами были люди. Все они были одеты также пестро, как и их домики на колесах: в ярких рубашках, цветастых юбках, разноцветных штанах.
   Артисты цирка разбрелись по поляне и занимались самыми разными делами. Одни бегали, играя в догонялки. Другие жонглировали блестящими кольцами. Третьи гоняли мяч в том месте, где трава была не высокая. Четвертые играли на музыкальных инструментах. Кто-то сидел в тени и читал книгу. Кто-то стоял на голове. Кто-то крутился колесом или ходил на руках. Одна женщина возилась у костра. А рядом с ней стояла группа людей и громко смеялась, слушая бурно жестикулирующего коротышку в малиновых штанах с подтяжками.
   Были и такие, которые вовсе ничего не делали. Они лежали на спине, жевали во рту травинку и задумчиво смотрели в небо.
   Пузатый автомобиль подъехал к фургону с клоунами и остановился. Не успели дети и Натюрморт Комодович выйти из машины, как навстречу им с пронзительным лаем выскочило несколько маленьких белых собачек. Приблизившись, собачки стали бегать вокруг незнакомых для них людей, высоко подпрыгивать и звонко повизгивать. Их хвостики виляли в знак приветствия и доброжелательности.
   Вслед за собачками появилась высокая женщина. Точь-в-точь такая же, как на фургоне с собачками. Только на этот раз она была в желтом платье с голубыми васильками. Длинный шарф из легкой дымчатой ткани обвивал ее шею и спадал с плеч.
   - Тобик, Бобик, Шарик, Комарик, ко мне! - крикнула женщина собачкам. - Вы почему безобразничаете? Как вам не стыдно?
   Но собачкам не было стыдно. Ведь ничего плохого они не делали. А просто были очень рады увидеть новых людей и сгорали от желания поздороваться с ними. Впрочем, после слов женщины собачки стали вести себя немного тише, но их пушистые хвостики продолжали отчаянно вилять.
   Женщина подошла к машине и сказала:
   - Здравствуйте. Меня зовут Клотильда Альбертовна. Чем я могу вам помочь?
   - Здравствуйте, - поздоровался с ней Натюрморт Комодович. - Нам нужны клоуны. Вы не подскажите, где мы можем их найти?
   Веснушка и Рыжик тоже поздоровались с женщиной, так как были очень воспитанными детьми. Но все их внимание в этот момент приковали к себе белые собачки, которые, встав на задние лапки, упирались передними в тела детей и старались лизнуть их лица и обнаженные руки. Веснушка и Рыжик гладили собачек по голове, щекотали за ухом, пожимали им лапки с мягкими подушечками.
   - Меня зовут Веснушка, - говорила собачкам Веснушка.
   - А меня Рыжик, - говорил Рыжик.
   - Ну-ка, сознавайтесь, кто из вас кто? - спрашивали дети у собачек. Но собачки лишь повизгивали, терлись об ноги и выставляли изо рта мокрые алые язычки. Понять, как кого из них зовут, было совсем не просто.
   В фургоне клоунов не оказалось, и Клотильда Альбертовна любезно подсказала, где их можно поискать. Дети и Натюрморт Комодович отправились в указанном направлении, а маленькие белые собачки, звонко лая, побежали вслед за ними. Сегодня они явно не желали слушаться своей хозяйки.
   Видя незнакомцев, люди на поляне оставляли свои занятия, подходили к ним, протягивали руки и здоровались. Вскоре наших друзей окружила целая толпа.
   Позади фургонов стояли большие клетки, в которых сидели косматый лев и полосатые тигры. Этим грозным животным тоже очень хотелось подойти и поздороваться. Но они не могли сделать этого, так как на дверях их клеток висели замки. Тогда хищники стали высовывать свои морды между прутьями решеток и громко рычать, говоря:
   - Здравствуйте, здравствуйте, мы тоже рады видеть вас у нас в гостях.
   - Пропустите! Пропустите! - вдруг за спинами людей послышались крики. И из толпы вылезли Бим и Бом.
   - Достопочтеннейшая публика, - сказал Бом, - минуточку внимания! Это наши друзья, и им нужна наша помощь!
   - Помощь? А что случилось? - раздались отовсюду голоса артистов.
   Бим и Бом, как могли, поведали всем историю о пропавших красках и мире, который стал черно-белым.
   - Нам очень нужна ваша помощь, - сказал Рыжик. - Если миру не вернуть краски, он заболеет и умрет. А этого никак нельзя допустить.
   - Конечно, мы обязательно вам поможет. Непременно. Вы можете на нас рассчитывать, - стали уверять цирковые артисты.
   Все они были такими яркими и разноцветными. Веснушка и Рыжик очень надеялись, что этим людям удастся сделать таким же красочным и весь мир.
   Было решено немедленно собираться и отправляться в путь. И все бросились к фургонам укладывать свои вещи.
   Рядом с Веснушкой и Рыжиком остались только Бим и Бом. Им не нужно было собираться. Они уже были готовы тронуться в путь. Все остальные же ушли. Даже маленькие беленькие собачки убежали собирать свои поводки и мисочки, чтобы случайно ничего не забыть. Натюрморт Комодович тоже ушел. Он отправился к своему автомобилю, проверить перед предстоящей дорогой все ли в порядке.
   А веселые клоуны Бим и Бом повели детей между фургонами, рассказывая, кто там живет. Вдруг дети увидели большого слона.
   - Познакомьтесь, - сказал Бим, - это наша Дульсинея.
   - Очень приятно, - ответили Рыжик и Веснушка и пожали Дульсинее хобот. Он был теплый с мелкими волосиками, торчащими из слегка шершавой кожи.
   Дульсинея качала головой и махала большими ушами, говоря:
   - И мне очень приятно познакомиться с вами.
   - Ну, скажи, чей букет тебе понравился больше? Бима или Бома? - спросил у слонихи Рыжик, вспомнив, как клоуны собирали для нее на поляне цветы.
   - Оба съела не задумавшись, - ответил за нее Бом.
   - Скажите, а кто такой Фагот? - поинтересовалась Веснушка.
   - Фагот - это наш цирковой ослик, - объяснил Бим. - Да вон он. Все еще завтракает.
   У края поляны стоял маленький ушастый ослик. Он отгонял хвостом пристававших к нему мух и усиленно жевал траву.
   - Эй, Фагот, - крикнул ему Бом, - ты почему не собираешься? Вечно ты оставляешь все на последний момент, а потом опаздываешь.
   Но Фагот не обратил на эти слова никакого внимания и продолжил есть траву.
   Бом погрозил ему кулаком и добавил:
   - У-у-у, обжора, все цветы на поляне съел. Даже Дульсинее ни одного не оставил.
   - А вообще-то он у нас хороший, - сказал Бим. - Он у нас считать умеет. Мы все его очень любим.
   Тут подъехал грузовик, и цирковые артисты помогли Дульсинее забраться на него. Стоя в кузове, слониха махала ушами:
   - Ну вот, и я готова в дорогу.
   Потом на другую машину погрузили Фагота. Ослик никак не хотел перестать есть сочную траву на поляне, поэтому пришлось заманивать его в машину кусочком сахара. Сахар он любил больше, чем траву.
   Вскоре все цирковые артисты были готовы отправиться в путь, и караван разноцветных машин тронулся. Заурчали моторы, заскрипели рессоры. Впереди всех ехал пузатый автомобиль Натюрморта Комодовича. Он был ярко-красного цвета. Он даже сам не заметил, как вновь раскрасился. Это все произошло благодаря артистам цирка. Они делали мир цветным одним своим присутствием.
   - Ах, как здорово снова иметь цвет! - подумал пузатый автомобиль и задорно посигналил ехавшим позади него машинам.
   - Мы с тобой полностью согласны, - просигналили они ему в ответ.
  
  
   Глава 26. Цирк приехал!
  
   Когда караван бродячего цирка прибыл в Веселый город, уже наступил вечер. Ярко украшенные машины продвигались по притихшим улицам к центру города и выхватывали из сумерек светом своих фар удивленные лица прохожих. Услышав, что на улице происходит что-то необычное, люди высовывались из окон своих домов и заворожено следили за вторжением неожиданных гостей.
   Поставить цирковой шатер решили прямо на центральной площади. Всем эта идея очень понравилась, да и городские власти не возражали против этого.
   Известие о визите цирковых артистов быстро облетело весь город.
   - Цирк приехал! Цирк приехал! - неслось со всех сторон.
   Горожане были приятно взбудоражены этой новостью и с нетерпением стали ожидать следующего дня, когда должно было состояться представление.
   Вы спросите, каким же образом артисты цирка собирались вернуть миру краски? Да очень просто. Нужно устроить веселое представление, заставить людей смеяться и радоваться, и тогда серость дней отступит сама собой, уступив место ярким разноцветным краскам. Вот таков был их рецепт, которым они всегда пользовались сами. Именно поэтому, несмотря ни на какие краскосмывательные дожди, окружающий мир оставался для них ярким и разноцветным.
   Наступило утро, и нетерпеливые мальчишки первыми устремились на площадь. Они хотели собственными глазами увидеть, как идет подготовка к представлению. В середине площади стоял цветастый шатер, внутри которого стучали молотками. От вершины шатра в разные стороны тянулись гирлянды маленьких цветных флажков, а рядом стояли разрисованные фургоны артистов и машины, на которых перевозили животных.
   Мальчишки с интересом разглядывали рисунки на стенах фургонов, заменявших цирку афиши. Тыкали в них пальцами и не верили самим себе, что очень скоро они смогут увидеть все это на арене собственными глазами.
   На нескольких машинах стояли клетки с тиграми и львом. Клыкастые хвостатые артисты волновались перед выступлением и, рыча, ходили из угла в угол своих апартаментов. Мальчишки с восхищением смотрели на них, но подходить близко боялись. Вид у хищников был не самый дружелюбный.
   Слониха Дульсинея набирала своим хоботом из бочки воду и, фыркая, выливала ее себе на спину. Рядом с ней стояли Бим и Бом и говорили:
   - Вот молодец, Дульсинеюшка. Теперь ты у нас самая чистая и красивая.
   Когда слониха закончила свои водные процедуры, клоуны разрешили всем желающим подойти к ней и пожать ее сильный хобот.
   Ослик Фагот, равнодушный к обливаниям Дульсинеи, стоял среди малышни, желавшей его погладить, и как всегда что-то жевал.
   В другом месте тесный круг образовался вокруг человека в лиловом бархатном камзоле и широкополой шляпе. Он держал перед собой старинную шарманку и вращал ручку. Шарманка пела, а обезьянка в розовом кружевном платье танцевала под звучащую мелодию. На плече мужчины сидел большой попугай Ара с ярким опереньем. Он предсказывал всем желающим судьбу, вытаскивая своим крепким клювом свернутые рулончиком бумажки из специального ящичка, прикрепленного сверху шарманки.
   Время подходило к полудню. На площади становилось все больше людей. Празднично одетые горожане прогуливались перед шатром, поглядывали на него и с нетерпением ждали, когда же начнется представление.
   И вот полог шатра раздвинулся, и оттуда появились Бим и Бом. Они были одеты в пестрые комбинезоны с блестящими пуговицами. На их лицах красовались неизменные красные носы, а на головах колыхались высокие колпаки.
   - Ту-ду-ду, ту-ду-ду,- затрубили они в сверкающие на солнце медные трубы и, опустив инструменты вниз, закричали во весь голос. - Слушайте все! Слушайте все! И не говорите потом, что не слышали! Сегодня наш прославленный цирк Шапито дает уникальное представление. Перед вами выступят наездники на диких велосипедах, неутомимые жонглеры и воздушные акробаты. Вы сможете увидеть дрессированных животных и посетить сеанс волшебной магии. В течение всего представления вас будут смешить веселые клоуны.
  

И стар, и млад не ленись,

Бросай все дела, к нам торопись.

Мы приглашаем вас совершенно бесплатно

Провести у нас время приятно.

Чем меньше свободных мест остается,

Тем скорее представление начнется.

  
   - Ту-ду-ду, ту-ду-ду, - вновь затрубили трубы и клоуны скрылись внутри шатра.
   И все, кто был на площади, устремились вслед за ними.
   Вскоре цирк был набит битком. Яблоку было негде упасть, так много людей пожелало в этот день присутствовать на представлении.
   Здесь были все. И продавец газированной воды со своими дочерьми близняшками. И все работники завода, где делают мороженое. Все почтальоны, молочники, водители поливальных машин и трамваев. И профессор Книжкин был здесь. И Поликарп Поликарпыч. И продавец воздушных шаров. И мама с мальчиком, которые хотели купить у него шарики. И Натюрморт Комодович. Художник был сегодня вдвойне рад: представлению в цирке и тому, что его краски вновь стали цветными, а картины - яркими и красочными.
   Рыжик и Веснушка сидели на лучших местах: в первом ряду напротив выхода на арену из-за кулис. Рядом с ними сидел мальчик-робинзон.
   Словом, здесь сегодня был весь город. Кроме, разве что, доктора Антисмеха, который, как вы знаете, не любил веселье и смех. Он остался у себя дома и очень сожалел, что все его старания спасти город от эпидемии смеха не увенчались успехом, и все жители снова смеются и распевают веселые песни.
   - Ну, почему никто не хочет меня слушать? - спрашивал он сам себя.
   По правде сказать, с доктором в этот день было не совсем все в порядке. Изготавливая тучу из смехопобеждающей микстуры, он до того сильно наглотался кислых испарений, что совсем погрустнел. А когда пошли дожди, и вовсе расклеился, простудился и заболел. И вот теперь доктор лежал в постели с градусником под мышкой и грелкой в ногах и принимал лекарства. Впрочем, если бы он даже был здоров, то в цирк все равно не пошел бы.
  
  
   Глава 27. Цирковое представление
  
   И вот внутри шатра стало темно. Зал затих. Вспыхнули прожектора, и цветные пятна света упали на арену. Из-за кулис появился ведущий - высокий мужчина в черном фраке, белой кружевной рубашке и галстуке-бабочке. Его волосы были зачесаны назад. На лице росли тоненькие усики.
   Сделав пару шагов, он остановился, окинул зрителей взглядом и произнес:

Друзья мои!

Не буду утомлять вас долгими речами.

Я буду краток,

Мы рады нашей встрече с вами.

Хочу вам пожелать лишь одного-

Побольше счастья и веселья.

Артистом цирка быть легко,

Когда смеются без стесненья.

Так пусть же светит свет,

И громче музыка играет.

Улыбка правит миром.

Смех континенты покоряет.

   Зал взорвался аплодисментами.
   Зазвучала музыка. Ведущий отошел в сторону, и на арену выехали велосипедисты. Только велосипеды у них были не обычные, с двумя колесами, а особенные, цирковые, с одним колесом. Велосипедисты лихо проехались перед зрителями. Потом принялись гоняться друг за другом, совершая разнообразные трюки. Собравшись в центре, они развернули большую скакалку и стали прыгать через нее. Все это велосипедисты делали, не слезая с велосипедов и не касаясь земли ногами.
   Зрителям очень понравилось их выступление. Они восторженно зааплодировали.
   После велосипедистов на арену вышли жонглеры с разноцветными шарами, блестящими кольцами и булавами. Сначала каждый из них жонглировал самостоятельно. Но потом они объединились и принялись это делать все вместе. Одновременно в воздухе летало до тридцати предметом, и ни один из них не падал на землю. Жонглеры начали двигаться по арене, заходить друг другу за спину. Но все их снаряды продолжали летать в воздухе, даже и не думая упасть.
   Зал не остался равнодушным к такому номеру и захлопал в ладоши.
   Из-за кулис появились клоуны. По рядам тут же пронеслась волна радостного ликования. Зрители с большим нетерпением ждали их выхода. Всем очень хотелось посмотреть, как они будут дурачиться. Бим и Бом, а это конечно были они, вывели с собой слониху Дульсинею.
   - Дульсинея, - обратился Бим к слонихе, - ты хочешь со мной дружить?
   Дульсинея в знак согласия кивнула головой.
   Тут к Биму подходит Бом и говорит:
   - Бим, что это ты делаешь?
   - Я, Бом, - объясняет Бим, - предлагаю Дульсинее со мной дружить. И она кивает головой - говорит, что согласна.
   - С чего это ты взял, Бим, что она согласна? Может на самом деле она хочет морковку? Думает, что ты предлагаешь ей морковку, вот и кивает головой.
   Бом поворачивается к слонихе и спрашивает у нее:
   - Дульсинея, хочешь морковку?
   Дульсинея утвердительно качнула головой.
   - Нет, Бом, причем здесь морковка? Я же спрашивал у Дульсинеи, хочет ли она со мной дружить? И она ответила "да". Ведь, правда, Дульсинея?
   И Дульсинея вновь кивнула.
   - А вот мы сейчас проверим, - сказал Бом. Он достал из кармана морковку. - Вот смотри, Бим. У меня есть морковка. Даже две, - он пошарил в кармане и достал вторую. - Дульсинея, хочешь морковку?
   Он протянул слонихе обе морковки.
   Дульсинея взяла своим длинным хоботом одну и отправила ее себе в рот.
   - О-оп! - воскликнул Бом, обрадовавшись, что оказался прав.
   Но тут Дульсинея взяла у него вторую морковку и отдала ее Биму.
   - Спасибо, Дульсинеюшка, ты настоящий друг, - поблагодарил ее Бим.
   Бому было неловко, что он не поверил сразу в дружбу слонихи и Бима. Он опечалился и загрустил - друзей у него не прибавилось, а морковка и вовсе кончилась.
   - Не расстраивайся, Бом, - стал утешить его Бим. - Если хочешь, мы и с тобой будем дружить.
   И он дал Бому половину своей морковки.
   Бом взял полморковки Бима и сразу повеселел.
   Зрителям понравилась сценка, и они зааплодировали.
   А на арену вышли акробаты. Они вынесли большие качели, стали прыгать на них и запускать друг друга в полет. Таким образом, они строили из людей высокие пирамиды.
   Потом был выход Клотильды Альбертовны с ее маленькими белыми собачками. На этот раз собачки слушались ее и выполняли все ее команды. Они прыгали через обруч, делали сальто-мортале, кружились в вальсе.
   После них на арену вышли канатоходцы. Высоко под куполом цирка они ходили на тонком стальном тросе, балансируя длинными шестами. Зрители сидели, запрокинув головы, и с замиранием сердца следили за выступлением. Все очень боялись, что артисты упадут и разобьются. Но никто не упал, и зал наградил их бурными аплодисментами.
   Из-за кулис вновь появились Бим и Бом. На этот раз они привели с собой ослика Фагота.
   - Знаешь, Бим, - сказал Бом, - а мой ослик умеет считать.
   - Ослик? Считать? Не верю! - ответил Бим.
   - Пожалуйста, смотри, - Бом подошел к ослику. - Фагот, скажи, пожалуйста, сколько будет один плюс один?
   Ослик два раза мотнул головой.
   - Видел?! - воскликнул Бом и очень заважничал.
   Бим был удивлен. Он почесал затылок и произнес:
   - А еще раз можешь?
   - Конечно, - ответил Бом. - Фагот, скажи, пожалуйста, сколько будет пять минус три?
   Ослик опять два раза мотнул головой.
   - Феноменально! - отозвался Бим. - А можно я тоже что-нибудь спрошу?
   - Спрашивай, - Бом встал в сторонке, скрестив на груди руки и выставив вперед ногу. Он был уверен, что Фагот справится и на этот раз.
   - Фагот, скажи, пожалуйста, - начал Бим, - сколько будет два плюс два?
   Ослик мотнул головой опять два раза.
   - А-а-а! - обрадовался Бим, что смог раскусить подвох. - Бом, твой ослик ошибся: два плюс два будет четыре, а не два. Твой ослик не умеет считать!
   - Нет, умеет, - заступился за ослика Бом, - но только до двух. Правда, Фагот?
   И ослик опять мотнул головой два раза. Зрители засмеялись и захлопали в ладоши.
   Но тут случилось нечто не предвиденное. Сначала раздались крики: "Немедленно прекратите это безобразие!" Потом на арену выбежал доктор Антисмех.
   Он был в домашней пижаме. Вокруг шеи у него был намотан теплый шерстяной шарф, а из-под мышки торчал градусник. Доктор так переживал за здоровье жителей города, что даже собственная болезнь не смогла удержать его дома, и он примчался в цирк спасать людей от приступов смеха.
   - Немедленно прекратите это безобразие! Зачем вы смешите всех этих людей? - обратился он к клоунам. - Это же вредно для их здоровья! Разве вы не знаете, что от смеха в животе появляются колики, и даже можно лопнуть?
   Доктор Антисмех очень волновался и глубоко дышал.
   - А с чего вы взяли, что смех вреден для здоровья? - спросили у него клоуны.
   - Ну, как же? Как же? Ведь, когда человек смеется, у него повышается давление, ему становится трудно дышать и говорить. На лицо опасные симптомы, - стал объяснять доктор.
   - На лице улыбка, - неожиданно для всех сказал ослик Фагот. - И никаких опасных симптомов там нет.
   - Вот видите, даже ослик согласен с тем, что смеяться очень полезно. Смех приносит человеку радость и излечивает от всех болезней, - поддержал Фагота Бим. И очень удивился, что ослик заговорил.
   - Это точно, - подтвердил ослик.
   - Фаготик, миленький, - кинулись к нему клоуны, - так ты умеешь говорить?
   - А чему тут удивляться, я и считать умею до ста, - сказал ослик Фагот.
   - Но почему же ты раньше не говорил? - стали допытываться клоуны.
   - Рот был занят. Да и не охота было, - ответил ослик.
   И тут неожиданно для всех громко рассмеялся доктор Антисмех. Ему стало очень смешно, что ослик не говорил только потому, что у него был занят рот, и не было желания разговаривать. А никто о его возможностях даже и не догадывался.
   Теперь все с удивлением посмотрели на Антисмеха. Никто никогда не видел, чтобы этот человек не то, чтобы смеялся, но даже хоть чуточку улыбнулся.
   Доктор Антисмех достал свой градусник и посмотрел на него.
   - Удивительно! Совершенно нормальная температура - 36,6. И горло больше не болит.
   Он принялся разматывать шарф.
   - Я абсолютно здоров. Не могу поверить, что меня вылечили не микстуры и порошки, а обыкновенный смех. Знаете, что я решил? Я тоже хочу стать клоуном и лечить людей только самым лучшим лекарством - смехом. Возьмите меня к себе, - обратился он к клоунам.
   - Охотно, - ответили те. - А как тебя зовут?
   - Антисмех, - промолвил Антисмех. Он вдруг подумал, что его имя не самое подходящее для того, чтобы быть клоуном. И наверное ему откажут.
   - Айдасмех? - переспросили Бим и Бом, которые именно так расслышали имя доктора. - Очень подходящее имя для клоуна.
   И они пообещали доктору, что обязательно возьмут его работать к себе в цирк.
   Тут на арене появился фокусник. Уже давно было пора начинать его номер. Бим, Бом и Антисмех сели на бортик манежа, чтобы не мешать выступлению. А ослик Фагот убежал за кулисы, надеясь раздобыть там что-нибудь вкусненькое.
   Фокусник вытаскивал из кармана длинную вереницу связанных между собой разноцветных платков. Снимал с головы высокий цилиндр и находил там живых кроликов и воркующих белых голубей. Заставлял эластичную веревку становиться твердой и упругой, как палка. И вновь делал ее гибкой. Превращал свою трость в букет цветов.
   Потом вывезли большой черный ящик. Фокусник открыл крышку и показал всем, что внутри он совершенно пуст. После этого подошел к Антисмеху и попросил у него шарф и градусник. Положил эти предметы в ящик. Ящик закрыли. Фокусник постучал по нему своей волшебной палочкой, и из ящика выкатили тележку с мороженым. Бим и Бом тут же подхватили ее и стали раздавать всем мороженое. Даже Антисмеху одно досталось.
   Но тут Фокусник вновь подошел к доктору и предложил ему самому залезть в удивительный ящик. Антисмех повиновался. Ящик закрыли. Фокусник дотронулся до его стенок волшебной палочкой. И когда крышку открыли, то из ящика вылез клоун с красным носом, в больших желтых ботинках, в коротких клетчатых штанах и майке в полосочку.
   Это был наш доктор, который внезапно превратился в настоящего клоуна Айдасмеха. В руке он продолжал держать мороженое. Доктор удивленно рассматривал себя и улыбался.
   Зрители громко зааплодировали. Такого представления они еще никогда не видели.
   Следующим номером были хищные звери. Перед его началом арену от зрителей отгородили высокой решеткой. И вот из-за кулис выскочили несколько тигров и один лев. Бесстрашный дрессировщик смело шагнул к ним в клетку. Он заставлял хищников рассаживаться по специально вынесенным для представления тумбам. Перескакивать с одной на другую. Ходить по тонкому бревнышку. Прыгать сквозь обручи. Потом он поджег один из обручей, и звери стали прыгать сквозь огонь.
   И вот дрессировщик подошел ко льву. Руками он открыл зверю пасть и засунул туда свою голову. Все замерли, боясь предугадать, что сейчас будет. Особо впечатлительные даже закрыли глаза. Но ничего не случилось. Подержав немного свою голову в пасти хищника, дрессировщик вынул ее обратно, оставшись при этом живым и невредимым.
   Зрители били в ладоши, не жалея сил.
   На этом представление закончилось. Все высыпали на улицу. Приближался вечер. Рыжик, Веснушка и мальчик-робинзон пересказывали друг другу увиденные номера и вспоминали, что им особенно понравилось.
   Веснушка и Рыжик очень гордились, что именно они пригласили цирковых артистов выступить в их городе. Но при этом вовсе не задавались перед своим новым приятелем.
   Больше всего дети были рады за доктора Антисмеха, который научился смеяться и даже стал клоуном.
   Чуть позже в небе над городом был устроен праздничный салют. В темноте наступающей ночи рождались разноцветные огненные картины. Каждый новый залп вызывал восторженные крики: "Ура!". А возникающее яркое зрелище завораживало своей красотой.
   Антисмех, которого отныне все стали звать Айдасмехом, тоже кричал "ура", смеялся, пел веселые песни и рассказывал всем, что сегодня в цирке он ел самое вкусное, сладкое и ароматное мороженое в своей жизни.
   Ну, вот и все. Вот такая история случилась в Веселом городе.
   Да, чуть не забыл. Из той черники, что Рыжик и Веснушка собрали в лесу, сварили потом вкусное варенье. И весь следующий год дети ели его и угощали всех своих знакомых и друзей.
  
  

Конец

  

Екатеринбург. 2003 г.

  
  
  
  


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"