Черняева Екатерина: другие произведения.

Цок. Арка 7. Конфликты поколений

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 7.72*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Часть закончена
    Отцы и дети, старшие братья и младшие, учителя и ученики, командиры и подчиненные... Конфликты поколений вечны и неизбежны. Шиноби здесь не исключение. Вот только конфликты поколений S-класса та еще морока для окружающих...

Официальная гамма фанфика - Алексей Павлов,
также известный как мимохожий


Часть седьмая
Конфликты поколений

   Поднялась буча из-за завещания хокаге или нет, мне оставалось только догадываться. Но каким-то образом оспаривать решению Хирузена и новую опеку над джинчурики никто не спешил. Подозреваю, всем было просто не до того. А все дипломатические усилия сосредоточили на том, чтобы вытянуть у нас пленных Сабаку. Переговоры с Суной были в самом разгаре, и, подозреваю, из песчаников вытрясут много чего вкусного, и отмазки плана 'нехороший Орочимару обманул и вообще Казекаге убил' тут не помогут. Но все упиралось в то, что Суна хотела обратно своего джинчурики. Желательно в комплекте с прочими родичами. Темари и Канкуро готовы были вернуть хоть сей же час, насчет Гаары активно торговались... И тут возникал очень интересный момент. Официально, в плен их взял Саске. И сдавать родной деревне не спешил. Сунувшихся было к нему шиноби - даже не АНБУ - Учиха отбрил так, что они только за воротами квартала и опомнились.
  Разумеется, отобрать Сабаку силой могли. Только вот сильнейшие шиноби по-прежнему клановые. Исключениями из этого правила во многом приходятся на Коноху - тех же Орочимару и Минато взять - но уникумов обычно единицы, а вот клановых бойцов, прошедших обучение по клановой же системе и накопивших громадный опыт использования своих сильных сторон и прикрывания слабых, никто не отменял. И попыткой так нагло прижать одного из них все прочие будут глубоко недовольны. Потому что сегодня наплюют на права и статус мелкого Учихи, завтра - какого-нибудь небольшого клана наподобие Курама или Такитори, а потом начнут и об Инузука или Хьюга ноги вытирать. Вот если Саске передаст пленников деревне добровольно, в знак уважения или в обмен на какие-то преференции - это другой разговор. Но тут, по всей видимости, Учиху собирались взять 'на пушку', а потом уже Саске просто пошел на принцип. А время сработать втихую было упущено - уже все наши однокурсники знали, кто и как захватил вражеского джинчурики, и родителям об этом тоже рассказали. Так что возня перешла с уровня 'не потерять лицо из-за мелкого засранца' к серьезным подковерным играм.
  Видимо, достаточно серьезным, чтобы вышестоящие быстро сообразили, чем именно купить Учиху. Ему предложили информацию о Учиха Итачи, так или иначе собранную силами АНБУ. Видимо, по задумке Саске должен был про все забыть и вцепиться в нее зубами. Но Учиха показал себя с самой лучшей стороны. Преспокойно сообщил, что на данный момент он не обладает достаточной силой, чтобы покарать нукенина своего клана, так что информация о его местонахождении не является приоритетной. Но он готов рассмотреть варианты с информацией про Орочимару, который проявляет недвусмысленный интерес к шарингану уже сейчас. Как я его в объятиях не задушила - сама не знаю. Особенно когда сообразила, что Орочимару тоже состоял в Акацки и это название, равно как и его связь с Итачи все равно всплывет. Саске даже шарахнулся от столь бурной реакции, но выданными ему копиями документов все же поделился. И с Наруто тоже, хотя Узумаки изучали их все равно в компании со мной - с чтением что у Рута, что у Карин по-прежнему не ладилось.
  И знаете, Орочимару впечатляет. Даже если делить информацию надвое или натрое, змеиный санин невероятно крут. Эх, где бы найти такую подборочку про Джирайю и Тсунаде? Наверняка ведь у них не менее интересные истории... Где-то на моменте своих сокрушений, что в ближайшее время перспективных пленников, которых можно обменять на досье санинов, не предвидится, мы дорылись до информации об Акацки. И радостными мамонтами ломанулись к Саске - делиться выводами.
  Учиха свою часть документов уже освоил и как раз переваривал, нападение какого монстра мы умудрились пережить. А уж когда я ему выдала предположение, что из Акацки Орочимару ушел как раз из-за того, что Итачи категорически не захотел делиться шаринганом... Саске чуть по потолку бегать не начал от возбуждения. Потому как это значило, что его братец сильнее санина. А что такое змеиный санин, почувствовала на своей шкуре вся Коноха. И в то же время, втроем мы смогли... не противостоять ему, но довольно успешно барахтаться. А после даже завалить джинчурики.
  Какая прелесть, что теперь у моих сокомандников не упирается все в одну 'крутую технику', изучив которую можно навалять всем противникам. Они понемногу начинают не просто думать, а понимать и осознавать, что мозги могут быть куда более опасным оружием.
  А потом в госпиталь угодил Хатаке Какаши. Пробыл он там недолго, но сразу утащить его домой без того, чтобы показать медикам, джонины не могли. Равно как и умолчать, где это Копирующий в родной деревне умудрился так нарваться. А если знать, что и как слушать... В общем, я быстренько состряпала клона и рысью рванула искать Учиху. Нарушение, но меня пока к серьезным операциям, требующим больших чакрозатрат, не допускают, а со всем остальным клон справится. Саске же сейчас упускать никак нельзя. И Наруто тоже, а то потом замучаешься их с Джирайей догонять.
  Учиха, как услышал, что в Конохе объявился его брат, да еще и охотящийся за Наруто, чуть не озверел. Ей-ей, будь он джинчурики, вышло бы не меньше трех хвостов.
  - Успокойся. За Наруто должны присматривать, так что сейчас Итачи к нему не сунется. И Карин там, так что если что-то случится - мы узнаем одними из первых. Сейчас нужно кое-что понять.
  - Что? - почти рявкнул Учиха. - И почему нельзя понимать это рядом с Наруто?
  Я села на доски энгавы, подперла голову рукой:
  - Эти самые Акацки чуть ли не за полминуты раскатали в блин троих сильнейших джонинов Конохи, включая знаменитого Копирующего. И имели все шансы точно так же раскатать Майто Гая до прихода АНБУ. Почему они этого не сделали?
  Саске нахмурился.
  - Это никак не приближало их к цели, и было бессмысленно?
  - Они могли отступить еще до первого столкновения и сохранить свои личности в тайне. А вместо этого представляются, устраивают короткую схватку... и отступают, хотя опасности для них не было. Похоже на демонстрацию силы, но я не понимаю, зачем? Никого из противников они не убили, то есть потенциальных врагов не ослабили. А преимущество внезапности из-за этого утратили. И Асума, и Куренай были поражены тем, насколько сильны оказались эти нукенины.
  - Попытка громко заявить о себе? - выдвинул вариант Саске, присаживаясь рядом. - Создать определенную репутацию.
  - Может быть. А теперь смотри, что получается. Акацки показали, что Какаши-сенсей им не противник - по крайней мере, для Итачи. И прямо обозначили свою цель - джинчурики. Какой самый логичный ход для руководства деревни?
  - Дать Наруто более сильную охрану. Отряд АНБУ, например. И не выпускать за пределы Конохи, - пожал плечами Саске.
  - Итачи служил в АНБУ, так что неплохо знает принципы организации, и проникновение в Коноху, как показала практика, для него не проблема. Но, - я хитро глянула на Учиху из-под ресниц - у нас есть в наличии один из легендарных санинов. И он уже появлялся рядом с Наруто... во время экзаменов, когда в Конохе было очень много чужаков.
  - Ксо, - Саске умудрился одним этим восклицанием выразить не меньшую гамму чувств, чем своим знаменитым 'пФ'.
  - А еще в Конохе нет хокаге, и Джирайя-санин один из наиболее вероятных кандидатов на эту должность, потому как сильнейший шиноби Конохи на данный момент. Остальные еще не доросли до уровня каге, - продолжила я.
  - Но? - Учиха одарил острым взглядом.
  - Не знаю, - я подперла голову второй рукой. - Он не появлялся в деревне долгие годы с момента смерти Йондайме, и было это его решением, или он покинул Коноху под давлением обстоятельств, такое бесследно не проходит. Говорят, что Кьюби запечатал в Наруто именно Йондайме... может быть, поэтому Джирайя-сан считает необходимым присматривать за ним?
  - Или это просто его долг перед деревней, - скептично заметил Саске.
  - Возможно. Но если Наруто решат спрятать, то мы просто упустим его - не наш уровень.
  - И какой смысл в том, что мы сидим здесь? Отследить высокоуровневого шиноби все равно не сможем.
  - Зато есть шанс перехватить самого Наруто, - я лукаво улыбнулась. - Думаешь, почему я послала именно Карин?
  Коварство моего плана заключалось в том, что нет нужды организовывать слежку за охраняемым объектом, если можно получать информацию от самого охраняемого объекта. Так что Карин отнесла братику бенто и на словах передала просьбу сообщить, если произойдет что-то внеплановое.
  - Хм?
  По счастью, дальше объяснять мне ничего не пришлось. Прискакал клон от Наруто с сообщением, что эро-сенин берет его с собой в путешествие и обещает научить крутой технике. И что он немного потянет время со сборами, чтобы мы успели его перехватить у ворот.
  - Нас ведь не отпустят, - с сомнением сообщил Саске.
  - А кто запретит-то? - хмыкнула я. - Дай ками, заметят наше отсутствие через пару дней. Родителей я предупрежу, что мы на миссию, в госпитале Карин прикроет. Какаши-сенсей неизвестно, когда оправится. А в остальном такой бардак, что всем просто не до двух генинов, даже если один из них - легендарный Учиха.
  - Наглость - второе счастье? - усмехнулся Саске.
  - Ага. А первое - когда за нее не бьют. Ну что, встречаемся у ворот?
  - Присмотри за Наруто, чтобы он взял с собой не только рамен, - усмехнулся Учиха.
  - Обязательно, - вернула ему усмешку я.
  

* * *

  Составить компанию Наруто в его маленьком путешествии оказалось несложно. Перехватывать их с Джирайей у самых ворот мы не стали, чтобы не радовать охранников представлением и не поднимать шум раньше времени. Прошли даже чуть раньше, дав Наруто заметить мою шевелюру и немного подождали за ближайшим поворотом. После чего обрадовали Джирайю, что мы идем с ними.
  Санин, по-моему, челюсть не уронил только потому, что ее заклинило.
  - Нет!
  - Джирайя-сан, мы все равно пойдем. Дорога большая, и выгнать нас с нее вы не сможете, - и улыбка пай-девочки.
  - С чего вы вообще взяли, что я собираюсь за вами присматривать?
  - А за нами не нужно присматривать. Просто мы с Наруто - одна команда, и отпускать его одного в такое время...
  - Если уж на то пошло, рядом с Учихой ему более опасно, - буркнул жабий санин. - Орочимару от своих планов так просто не откажется.
  - Орочимару-сан сильно пострадал в бою с хокаге-сама, и сейчас должен искать средства излечения, а не шаринган. Но на крайний случай рядом с нами есть вы, Джирайя-сан. Вы же не позволите ему захватить последнего Учиху Конохи у вас на глазах?
  Жабий санин от такой незамутненной наглости чуть дар речи не потерял.
  - На технику, которой вы собирались обучить Наруто, мы не претендуем, - коротко заметил Саске. - И тренировкам мешать тоже не станем.
  - Вы вообще в курсе, что самовольный уход с миссии является преступлением? - попробовал зайти с другой стороны Джирайя.
...ладно, вымогатели малолетние!
  - С какой миссии? - глаза большие, невинные и удивленные. - Хокаге в Конохе сейчас нет, а штаб слишком занят тем, чтобы удержать высокоуровневых заказчиков. Генины помогают в восстановлении селения, но, - тут я очень вежливо улыбнулась, - на добровольных началах. Если они решат вместо этого потренироваться, никто их не осудит.
  Санин одарил нас очень задумчивым взглядом, перевел глаза на Наруто...
  - Я все равно им клона оставлю или пошлю, - на голубом глазу сообщил ему Узумаки.
  - Я все равно им клона оставлю или пошлю, - на голубом глазу сообщил ему Узумаки.
  Джирайя в сердцах сплюнул и махнул рукой:
  - Ладно, идемте, вымогатели малолетние.
  Кажется, решающим доводом 'за' то, чтобы взять нас с собой, стало воспоминание о том, как доводил его Узумаки во время тренировок призыва. И надежда, что мы Наруто хоть немного отвлечем на себя. Небезосновательная, кстати. К тому же, санин не мог не понимать, что способов удержать нас в Конохе у него нет. Даже если сделать клона специально для того, чтобы тот за уши отволок нас обратно - сдавать банально некому. Сенсей недееспособен, Саске вообще один живет, а мои родители... верить в то, что гражданские вовремя поймают намылившегося сбежать шиноби довольно наивно. Конечно, оставались еще варианты - госпиталь, Ирука-сенсей - но продемонстрированная нами наглость намекала, что не поможет. А Наруто уже подпрыгивал на месте, распираемый желанием поделиться подробностями эпической битвы против Шукаку.
  Джирайя, вначале приготовившийся слушать со страдальчески-терпеливой миной, быстро заинтересовался и начал выпытывать подробности. То ли его успехи ученика порадовали, то ли удивила слаженность командной работы - все-таки для новичков такое не слишком характерно. А может, заставило насторожиться то, что мы знали о джинчурики и том, кто является таковым в Конохе. Но при этом Наруто не боялись.
  - Это же Наруто, - недоуменно хмыкнул Саске на прямой вопрос.
  - Мы одна команда, - дополнила я с улыбкой.
  - Джинчурики может потерять над собой контроль, - осторожно, будто пробуя почву на болоте, сообщил Джирайя.
  - Обычные люди тоже, - пожала плечами я. - А еще остаются яды, техники захвата сознания, гендзюцу, хенге под члена команды... это не повод.
  - Не слишком разумно, - грустно улыбнулся Джирайя. - Но не скажу, что неправильно.
  Какое-то время шли в молчании, думая каждый о своем. Потом я все-таки попробовала осторожно потеребить жабьего санина на тему джинчурики и биджу, мотивируя это своей промашкой с усыплением Гаары. Джирайя хмыкнул, сообщил, что информация о джинчурики и их способностях относится к наиболее оберегаемой, да и каждый носитель биджу учится взаимодействовать с ним по-своему. Оттого и способности могут различаться. Разве что общую направленность можно вычислить, исходя из биджу - Треххвостый специализируется на воде, Однохвостый на ветре, Кьюби на пламени. Но дает это знание чуть больше, чем ничего, потому что временами такое вскрывается, что впору себя за пятку укусить. А чересчур подробные знания о хвостатых зверях мне никак не помогут, даже напротив, скорее привлекут ненужное внимание. Пришлось от санина отстать на некоторое время. Так уж и быть, о Тсунаде расспрошу его позже.
  В целом, путешествие с жабьим санином оказалось довольно-таки спокойной вещью. Джирайя никуда не спешил, предпочитая двигаться со скоростью обычного, хоть и тренированного пешехода, а не на 'первой шинобячьей', погода была отличная, Акацки, если нас и пасли, то незаметно, да и вообще...
  - Так и хочется поискать на дороге ближайшую лужу, - хмуро заметил Саске.
  - Зачем? - удивился Наруто.
  - Чтобы кинуть в нее взрывпечать.
  - Э-э?
  - Очень похоже на начало нашей миссии с Тадзуной.
  - Недавно дождь был, слишком много взрывпечатей потратить придется, - меланхолично сообщила я, растягивая между пальцами путанку чакронитей и начиная гонять по ним медчакру.
  - А мы можем кунаем потыкать! - энтузиазм Наруто унять оказалось не так-то просто. - Или камешком!
  Клоны в маскировочных темно-зеленых костюмах тут же порскнули в разные стороны, на ходу пряча под капюшонами приметные светлые волосы. Я тихонько усмехнулась - спрятать в общей массе еще парочку под хенге было несложно. Зато и сообщить Наруто важные новости удастся без помех.
  Новости состояли из трех частей - объявился Учиха Итачи, Какаши-сенсей пострадал в бою с ним и сейчас в госпитале, некая организация под названием 'Акацки' открыла охоту на джинчурики. Поэтому если Узумаки увидит где-то черный плащ с красными облаками, то драпать оттуда нужно как можно скорее и дальше. К чести Наруто, кто такой Итачи он отлично запомнил, и поэтому уточнил - а точно надо драпать? Может, заманивать и выводить на Саске? Получил подзатыльник - несильный, чтобы клон не развеялся. После чего я буквально на пальцах объяснила ему - и, на всякий случай, Саске тоже, - что эта парочка в полминуты размазала троих элитных джонинов Конохи. Нам-то в таком случае куда лезть? Поэтому вся тактика на данный момент сводится в тому, чтобы вовремя заметить противника и спрятаться за Джирайю.
  - А он что, настолько крут?
  - Наруто, ну я же рассказывала вам про санинов! Кстати, Саске, ты же сам читал - Орочимару с Итачи тоже сталкивался, и вполне себе жив остался.
  - Итачи тоже, - коротко заметил Учиха.
  - Ты этим фактом возмущен или просто констатируешь, что твоя месть тебя дожидается?
  - Сакура, успокойся. Я не собираюсь бросаться на него, как берсерк, - хмыкнул Саске, внезапно прихлопывая ладонью мою макушку.
  Мне оставалось только ошарашено хлопать глазами - и от самого жеста Учихи, вообще-то физический контакт не жалующего, и от того, что понял, из-за чего я так кипишуюсь.
  - Обещаешь? - только и смогла сказать.
  Саске усмехнулся:
  - Обещаю. А теперь рассказывай, что еще успела накопать.
  

* * *

  Отофуку оглушал. Даже в сравнении с Конохой, которая никогда не могла пожаловаться на запустение, город оказался очень шумным, суетливым и многолюдным. Со всех сторон лезла в глаза навязчивая реклама, зазывалы, торговцы, и просто спешащие по своим делам прохожие создавали настоящий шумовой пресс, который придавливал непривычного к этому человека словно брошенный на плечи мешок с песком. Вот теперь верю, что Коноха деревня. Екай с ними, с размерами, но вот некая чисто деревенская размеренность жизни, пусть и с поправкой на шиноби, там присутствует. Иначе город не ошеломлял бы настолько. Страшно представить, какое столпотворение царит в столице. Неудивительно, что кот госпожи Шиджими так и норовит удрать в Конохе и хоть немного побегать на воле. Я, конечно, немного утрирую, но для шиноби, привыкшего отслеживать окружающую обстановку достаточно внимательно, сенсорная нагрузка та еще. Наверное, это преодолевается с опытом, но мы-то до этого разве что в Страну Волн выбирались, а она переживала не лучшие времена. Интересно, сейчас там так же многолюдно?
  Джирайя то ли знакомился с местностью, то ли просто привык ходить какими-то замысловатыми петлями - но протащил он нас буквально через весь городок. Не знаю,близость к Конохе сказывалась или еще что, но у меня сложилось впечатление, что Отофуку живет торговлей и путешественниками. Не курортный город, конечно, но вот эта толчея даже какую-то ностальгию вызывает. Так и кажется, что увидишь в толпе кого-нибудь знакомого - да хоть госпожу Шиджими с ее чересчур умным котом. Скорее всего дорога из столицы в Коноху через Отофуку ведь проходит. А вон та шикарная шевелюра и вовсе выглядит очень знакомой...
  Хм.
  - Джирайя-сан, я отлучусь ненадолго? Тут такие торговые ряды!
  Рядом с хлопком возник клон. По-хорошему, его бы и отправить гулять - меньше опасность, что возьмут в качестве заложника - но я побоялась, что теневика развеют, банально зацепив в толпе. Да и купить что-то нужно будет хотя бы для отвода глаз, а доверять клону деньги по этой самой причине не хочется. А так хотя бы не придется искать, где они решат остановиться.
  - Сакура-чан, купи и нам сладостей! - Наруто тут же полез за кошельком.
  - Потом сочтемся, - махнула рукой я, ввинчиваясь в толпу.
охаги
  Санин, кстати, возражать не стал. То ли настолько держит ситуацию под контролем, то ли не считает меня ценным заложником... отпустил и ладно. Правда, за время этой заминки нужная шевелюра затерялась в толпе, но ничего, поищем. Заодно и куплю чего-нибудь.
  Всякого мелкого и не сильно дорогого товара тут и в самом деле оказалось валом. Я почти сразу купила заказанные сладости - охаги* для Наруто и конфеты со вкусом помидор для Саске. Не знала, что такие бывают, попробовала даже - они действительно со вкусом помидор! Себе я взяла пакетик вяленого крабового мяса - не такое уж распространенное лакомство в Конохе, мы ведь не на побережье. А Джирайе, хихикая, приобрела местный плейбой. Правда, пришлось отойти в сторонку и наложить на себя хенге парня постарше, иначе мне вряд ли бы его продали, но чего не сделаешь ради прикола над ближним?
  
  *охаги - рисовые пирожные, украшенные бобовым джемом или кунжутом
  
  Тут же, пользуясь преимуществами более высокорослого образа, попыталась оглядеть толпу сверху. Ничего толком не увидела, плюнула и попросту взбежала на крыши по относительно свободной от вывесок стене. Кажется, кто-то попытался возмутиться, но не рискнул серьезно наезжать на шиноби. Мы ведь даже мелкие погром можем устроить - сам не рад будешь... Так, так... Ага!
  Нужная мне макушка обнаружилась за ближайшим поворотом. По улице я могла бы и не догнать, а так перескочила через две крыши и спрыгнула в нескольких шагах. Совсем уж рядом не стала, чтобы не провоцировать рефлексы.
  - Хаку-кун?
  Парень обернулся резко, вскидывая руки перед грудью в атакующей позиции. Но почти сразу сурово сжатые губы расслабились, а брови удивленно приподнялись:
  - Сакура-сан?
  Это, без всякого сомнения, был именно Хаку - но измотанный, осунувшийся и повзрослевший будто бы лет на пять. А то и больше. Посеревшая кожа, обтянувшая четче обрисовавшиеся скулы, волосы, которые ближайшие пару дней вряд ли расчесывались чем-то, кроме собственной пятерни. Глубокие тени под глазами, искусанные до кровавых корочек губы, лихорадочно блестящий взгляд. Вообще, вид у Юки такой, будто он трое суток не спал. И на этом фоне его усталая, но все еще светлая улыбка смотрелась... жутковато.
  - Что-то случилось? Нет, подожди, - я закрутила головой, высматривая тихую кафешку. - Пошли вон туда, там и поговорим.
  Хаку спорить не стал, позволяя мне увести его за тихий столик в углу и заказать чай с легким перекусом. Так же молча и послушно съел все заказанное, нервируя меня еще больше. Жизнь нукенина не сахар, но как-то это не затрагивает обычно, пока не коснешься близко.
  - Что у вас случилось? И где Забуза-сан?
  Губы Хаку дрогнули. Парень отставил чашку с остатками чая и только потом ответил:
  - Забуза-сан умирает.
  - Как?! Почему?
  Хотелось возопить 'я не для этого вас спасала!'. Удивиться, почему Хаку здесь, а не пытается помочь своему... кто там Забуза для него. Но, наверное, лучше сначала выслушать?
  Хаку вздохнул, зябко обхватывая себя ладонями за плечи. Я потерла переносицу, посмотрела на парня поверх ладони.
  - Так. Сейчас ты мне рассказываешь, что произошло. А потом мы вместе будем думать, что делать.
  - Сакура-сан? - показалось, или в глазах Юки мелькнуло что-то, похожее на слабую искорку надежды?
  - Рассказывай.
  
  Отступление
  Совет шиноби из Конохи оказался неожиданно хорош - стоило немного углубиться в нужную тему, как оказалось, что все на континенте, кто при делах, знают, кого можно отловить в ходе систематического проматывания очередного гонорара за игровым столом. И что гордую Сенджу, вообще-то не ведущую медицинскую практику, все-таки можно подрядить на операцию при правильном подходе - например, за прощение игрового долга, к которым Принцесса Слизней, несмотря на вечную нехватку денег, относилась неожиданно щепетильно. Правда, были тут и свои тонкости, а поведшиеся на сплетни от 'грудастой лохушке' обычно обнаруживали, что лекарство бывает куда хуже болезни... ну да туда и дорога дуракам.
  Одна проблема - найти Тсунаде-химе оказалось не так уж просто, несмотря на то, что про 'Легендарную неудачницу' слышали чуть ли не в каждом игровом доме Страны Огня. Особенно если ты раненый нукенин, за чью голову назначена немалая награда. Обычно появлявшаяся во время Чунин Шикен в Отофуку, химе в этот раз сорвалась куда-то на запад. Был слух, что из Танзаку к ней приезжал посланец... И тут действительно стоит поспешить, потому как молодую на вид женщину с синей печатью во лбу носило по Пяти Странам совершенно хаотично.
  Собственно, Забуза и Хаку тоже мешкать не собирались - завернули уточнить свою информацию и пополнить запас продуктов. И словно в насмешку, столкнулись с точно так же завернувшими ненадолго нукенинами.
  ...Их было двое. Оба в тяжёлых плащах довольно жуткой расцветки из 'морского шёлка' - дорогущего материала с острова Наги, обрабатывающегося при изготовлении чакрой так, что вещи из него не промокали, не пропускали ветер и холод и даже скрывали чакру носителя. Иссиня-чёрная материя с кровавыми облаками, точно отсветы далёкого ночного пожара... краски необычные, дорогие, а рисунок не вышит, а выткан. За один такой плащ можно пол-квартала купить, и еще на сдачу останется. Собственно, Хаку и заметил поначалу эти самые плащи - они с Забузой-саном частенько работали с контрабандой, и 'морской шёлк' был не последним товаром, который им приходилось охранять. На него внимания не обратили - какое дело шиноби до миловидной девушки в простой юкате, даже если они и успели узнать, что она дочка раненого наемника? Им и до самого наемника дела не должно быть...
  Но стоило им зайти внутрь татиноми,* где отдыхал Забуза-сан, как буквально через несколько секунд плеснуло высвобожденной чакрой, с грохотом проломило стену что-то крупное и шипастое, а окно брызнуло осколками от удара бочонка с саке.
  
  *татиноми - бар без сидячих мест. Такой японский вариант закусочной.
  
  Хаку только и успел, что метнуться через улицу, прямо в рукаве распечатывая свиток с водой. Плеснуть на стену, сквозь дыру в которой мелькнул знакомый силуэт, сложить печати - быстро, еще быстрее! Направить Хиссатсу Хьёсо* так, чтобы отгородить Забузу от гигантского силуэта в дыму. Ощутить, как что-то с легкостью пробивает технику - прямо как тогда на мосту, когда юный джинчурики воспользовался силой своего биджу. Но поздно - Хаку уже подхватил господина, а Ледяное Зеркало очень удачно легло так, что ни сворачивать, ни тормозить не пришлось...
  
  Хьётон: Хиссатсу Хьёсо - Стихия Льда: Смертельные Ледяные Шипы. Канонная техника, которой Хаку спасался от отца
  
  А потом были двое суток пропитанных запахом крови, усталостью и чуть стылым ощущением близкой смерти. Хаку хоть и был талантливым медиком, но систематического обучения не получил. По сути, Юки вообще нахватался по верхам, где у деревенских знахарок, где гармонично дополнив знаниями об акупунктуре, которыми с ним поделился Забуза-сан. Но этого было слишком мало, чтобы справиться с раной от Самехады, превратившей спину Забузы в истекающую чакрой кашу из мясного фарша и осколков кости.
  А потом Хаку понял, что не может сделать больше ничего. И шансов найти хорошего ирьенина для Забузы-сана сейчас у него тоже нет. Оставалось только попытаться отомстить за того, кто стал для него и отцом, и господином, и учителем.
  Попытаться отомстить - и верить, что лед Юки, сковавший собой Забузу-сана, окажется достаточно стойким, чтобы не рассыпаться со смертью своего создателя.
  

* * *

  Когда Хаку закончил свой рассказ, первым порывом было прихлопнуть ладонь ко лбу в классической челодлани. Еще один мститель на мою голову! Что ж они все такие... категоричные? Сразу мстить, и обязательно лично, и обязательно лоб в лоб, героически померев в процессе... Определенно, про то, что месть нужно подавать холодной, шиноби не слышали. Ну, или возраст сказывается - все-таки и Хаку, и Саске еще очень молоды. Но все равно, зачем в лоб-то? Что за самурайские повадки?
  Высказать все это Хаку я не успела - пришла информация от развеявшегося клона о выбранной гостинице. И о том, что Джирайя куда-то рванул за состроившей ему глазки красоткой. Ксо!!! С Хаку я совсем забыла про бродящего где-то рядом Итачи!
  - Хаку, я вернусь!
  Бегом-бегом-бегом, быстрее-быстрее-быстрее, запрыгнуть на крыши и рвануть напрямик. Еще одна улочка, вон тот поворот, удачно оставленное кем-то открытым окно... Оттолкнуться ногой от края рамы, рыбкой влететь во двор, перекатиться, гася скорость - и взмыть вверх по лестнице, почти не касаясь ступеней.
  Я опоздала совсем чуть-чуть. Наруто как раз открыл дверь, что-то говоря о сладостях и покупках - и замолк. Не узнать плащи Акацки было невозможно.
  Один удар сердца - и из комнаты под ноги нукенинам вылетает дымовая бомба. Звенит стекло - похоже, парни не стали заморачиваться с открыванием окна. Я прокручиваюсь на пятке и двумя прыжками скатываюсь по лестнице вниз, вылетая обратно на улицу. Меня дергает за собой какая-то незнакомая девчонка с алыми волосами - и только через секунду доходит, что это Наруто под хенге. С другой стороны мелькает кто-то, укутанный в плащ по самые уши - видимо Саске. А в разные стороны разбегаются целые стайки клонов, создавая разноцветный хаос. И когда только Наруто успел столько их наклепать?
  Мы тоже бежим, перепрыгиваем через препятствия, уворачиваемся от столкновений... и как-то внезапно вылетаем на Джирайю, аккуратно устраивающего на плече не то спящую, не то бессознательную девушку. А несущиеся за нами бесшумными воронами Акацки сталкиваются уже с крупной призывной жабой, которая заставляет их резко вильнуть в стороны, уворачиваясь от оружия.
  - Я знал, что нам не удастся удержать вас так просто, Джирайя-санин, - усмехнулся Хошигаке, перехватывая Самехаду. - Видимо, вы рассеяли гендзюцу с этой женщины.
  - Это было весьма позорно для мужчины, применить такой подлый прием по отношению к беззащитной женщине, чтобы разлучить меня с Наруто, - заметил Джирайя, осторожно пристраивая свою ношу на ближайшую лавочку. - Итак, вы охотитесь за ним...
  - Неудивительно, что Какаши-сан знал. Теперь мне понятно. Вы были источником информации.
  Какой у Итачи го-оло-ос! А-а, это же просто слушать и таять!
  - Сакура! Не смей залипать на моего брата! - локоть у Саске твердый и под ребра бьет больно.
  - Но у него такой го-олос... и цена за голову в Книге Бинго большая.
  Кисаме поперхнулся. Да, знаю, это было внезапно...
  - Интересно, а за что дают большую награду - за Самехаду или ее хозяина? Джирайя-сан, вы не в курсе?
  - Эро-санин, а почему они за мной охотятся? - не удержался и Наруто.
  - Это срочное задание нашей организации - забрать Наруто-куна с собой,- снова вступил Итачи.
  - Я не позволю вам этого сделать, - отрезал Джирайя.
  - Это мы еще посмотрим.
  Нет, ну какой же все-таки голос! А если они с Саске хоть сколько-то похожи, то расстегивание Учихой своего плаща можно приравнивать вообще к психической атаке. Кстати говоря, о Саске...
  Учиха бросаться на брата с Чидори наперевес не спешил - но активированным шаринганом сверлил так, что впору заподозрить попытку наложить гендзюцу. Изучает или все-таки пытается совладать с собой?
  - Ты просчитался, Итачи, - вдруг сказал Учиха удивительно спокойно. - Твой план не сработал.
  - Мой глупый младший брат так и остался омерзительно слабым?
  - Ты не получишь мой Мангекью, чтобы спастись от слепоты, - так же спокойно сообщил Саске.
  - Собираешься и дальше прятаться за чужими спинами, ороконару отото?*
  - Считаю, что для охоты за нукенином S-класса отряд АНБУ лучше одиночки, - фыркнул младший Учиха.
  
  Ороконару отото - глупый младший брат
  
  - Какаши-сан тоже когда-то был АНБУ, но он проиграл, - Итачи выглядел непоколебимым.
  - Какаши-сенсей был один, - отрезал Саске. - Мне же есть на кого опереться.
  - Вот как? - Итачи впервые за весь разговор усмехнулся. - На них?
  Шаринганы наконец-то соскользнули с лица Саске в нашу сторону. Алая радужка, размеренно кружащиеся по ней томоэ... сливающиеся в рисунок трехлучевого сюрикена.
  Я только и успела, что зажмуриться и на предельной скорости сложить затверженную намертво серию печатей.
  Бык, Овца, Змея, Тигр...
  Нечего и рассчитывать сбить Тсукуеми простеньким гендзюцу - во всяком случае, я искренне надеюсь, что Итачи собирался использовать именно Тсукуеми - но мир иллюзий пластичен. И на несколько мгновений можно отпечатать свой образ поверх чужого гендзюцу.
  Нужно только знать, что показать.
  Саске, усмехающийся и протягивающий Наруто руку.
  Финал экзаменов на чунина и грохочущий 'У-чи-ха' стадион.
  Еще одна улыбка, теперь уже грустная. 'Восстановить клан важнее мести'
  Калейдоскоп боя с Орочимару. Выдергивающие, прикрывающие Учиху до последнего сокомандники.
  Отмеренные мне несколько мгновений прошли, но багровая луна почему-то не спешит поглощать мое гендзюцу. И картины скользят дальше - чаепитие у Ино, тренировка с Неджи и Ли, посиделки нашего курса и Чоуджи с шашлыками, бой с Забузой, бой с Гаарой, огонь, в котором потрескивают, сгорая, три разноцветные пряди... Орочимару, говорящий о слабости на фоне разрушенного квартала и две легшие на плечо ладони. Огонь, пожирающий фигуру змеиного санина.
  А потом - медленно разлетающийся лепестками пепла Итачи. Тринадцатилетний, смертельно усталый, без формы АНБУ и узора Мангекью в глазах.
  Проступивший за его силуэтом Итачи нынешний выглядит так, словно только что снова убивал родных. Осунувшийся, с замершим взглядом... но вряд ли его растерянность продлиться долго.
  - Ты больше не направляешь его судьбу. Кай!
  Как ни странно, гендзюцу и в самом деле спало. А вокруг уже вставали розовые стены живой плоти - Джирайя применил свою технику-ловушку. И за что ему отдельное спасибо - она оказалась составлена из двух отсеков. В первом оказались нукенины и сам Джирайя, а во втором жабий санин изолировал от боя нас и ту самую девушку, которой его пытались отвлечь. Правда, долго мучиться в неведении нам не пришлось - Акацки все-таки сбежали, и Джирайя свернул технику. Наруто тут же наскочил на санина с возмущениями, что тот даже посмотреть на бой не дал, Саске недовольно хмурился. Я же села прямо на землю, обессилено прислонившись к лавочке. Пронесло...
  - Сакура-сан, все в порядке?
  Ксо. Надеюсь, Джирайя не знает Хаку в лицо?
  
  Отступление
  Охота на джинчурики Кьюби с самого начала пошла не по плану. Сначала жабий санин невесть почему увел из Конохи не только самого джинчурики, но и его команду - в том числе и Саске. Потом явно отработанный побег от одного взгляда на плащи, хотя Акацки еще не занимались громкими акциями и Джирайя, словно поджидающий незадачливых охотников.
  И этот разговор с младшим братом... Саске реагировал совершенно не так, как планировалось. Он не полыхал ненавистью, не излучал жажду убийства. А значит - у него не было стимула идти вперед. Становиться сильнее через пот, боль и кровь. Отталкивать всех, кто попытается увести его в сторону от выбранного пути мести.
  Значит, Саске уверенно шел к тому, чтобы стать игрушкой в чужих руках. Последний Учиха... полноценный шаринган... Слишком лакомый кусок.
  Впрочем, Итачи умел быстро оценивать ситуацию. Отото считает, что его команда достаточная замена личной силе? Что ж, на этом очень просто сыграть. Тсукуеми позволит не отвлекаться от самого опасного противника - и добиться всех необходимых целей.
  Саске снова ощутит бессильную ярость и свою полную беспомощность - достаточно сильно, чтобы не отвлекаться пути получения силы. А еще он ощутит чужой страх и то, как ненадежна чья-то поддержка. Так просто показать Саске в роли палача... жестоко по отношению к этой куноичи, но мир шиноби вообще жесток. Она не сможет скрыть свой страх. И не сможет не отдалиться от Саске.
  Но все в очередной раз пошло не так, как запланировано. Это встречное гендзюцу - его было так легко смять, смести в сторону... но Итачи слишком хорошо умел работать с иллюзиями, чтобы не понять, что показывают ему отнюдь не фантазии.
  И... это оказалось сильнее него. Настолько, что розововолосая куноичи успела сбросить его гендзюцу до того, как Джирайя замкнул свою технику ловушку. Прорываться пришлось с помощью Аматерасу, и, учитывая уровень жабьего санина, они еще достаточно легко отделались...
  А у Итачи появилось много новой пищи для размышлений.
  

* * *

  Сразу выяснять, кто такой Хаку, Джирайя не стал. Нужно было разобраться с последствиями применения техник посреди города, привести в себя девушку, ставшую жертвой гендзюцу - кстати говоря, она на Джирайя не обиделась и даже обстреляла его глазками на прощание. Наруто развеял все еще бегающих по городу клонов, я вспомнила про свои покупки и выдала каждому из присутствующих по пакетику. Джирайя подарку удивился и, кажется, заподозрил подвох. Но вскрыть пакет не успел - с шумом и грохотом прибыл Майто Гай.
  Пока обменивались приветствиями, а Гай выражал переживания, что опоздал к драке, я наконец-то вспомнила, что Хаку в книге Бинго быть не должно. Когда Забуза его только нашел, Хаку был слишком мал, а потом Юки работал в маске. И свой лед применял не так уж часто, предпочитая обходиться сенбонами - в том числе и потому, что Момочи скрывался от ойнинов Киригакуре. А знакомство с нами и поиски Тсунаде преступлением не являются. Поэтому когда Зеленый Зверь заинтересовался присутствием среди нас нового человека, я совершенно честно сказала, что Хаку наш друг, познакомились мы на миссии, а в Отофуку он оказался, потому что искал Тсунаде Сенджу для лечения своего опекуна. Майто-сан тут же взгрустнул, что химе покинула Коноху - уж она-то быстро поставила на ноги Какаши, да и Ли уже давно рвется на миссию, а ирьенины не пускают. Джирайя загадочно улыбнулся и порадовал Гая тем, что как раз пресловутую Тсунаде и ищет. Зеленый Зверь возликовал, Наруто волну шумного энтузиазма тут же подхватил. И как-то вдруг совершенно неожиданно было высказано предложение взять с собой и Хаку.
  И все бы ничего, но высказал его вообще-то Джирайя.
  Чего-то я определенно не понимаю...
  Майто Гай, убедившись, что у нас все в порядке, отбыл обратно в Коноху. Мы вернулись в гостиницу. А потом...
  - Твой опекун нукенин, верно? - Хаку достался внимательный взгляд умных глаз. И как-то сразу стало видно, что вся дурашливость санина в изрядной мере напускная. - Сколько дают за его голову?
  - Много, - спокойно ответил Юки. - Только, - нам достался короткий взгляд, - не все берут.
  - Вот как... - Джирайя тоже повернулся в нашу сторону.
  - Какаши-сенсей в курсе, - сообщила я, ковыряя пыль носком сандалии.
  - Кто бы сомневался, - хмыкнул санин. - Хатаке всегда такие. Слишком много благородства... даже к врагам.
  - Я не враг вам, - мягко заметил Юки. - И Забуза-сан тоже.
  - Момочи Забуза? - Джирайя приподнял брови. - Интересно. Я слышал, что он погиб... - и взгляд такой намекающий.
  - Он пострадал от рук Акацки, - сообщила я, не поднимая глаз от земли. - И он сильный шиноби. А враг моего врага - мой друг.
  - Что-то подсказывает мне, что дело не только в этом, - хмыкнул Джирайя. - Но такие разговоры не стоит вести где попало. К тому же, сейчас время обеда. Потом и поговорим.
  И почему у меня чувство, что нас как тех котят сейчас взяли за шкирку и несут в корзинку?
  
  Отступление
  Джирайя наблюдал. Подростки под его взглядом явно чувствовали себя не слишком уютно, только выражалось это у всех по-разному. Учиха напоминал истукан, Наруто трещал без умолку и норовил сгрызть все, что оказывалось в пределах досягаемости, куноичи жевала больше для виду и упорно не отрывала взгляда от стола. Миловидный юноша, представленный как Хаку, был расслаблен, как самурай перед смертельной битвой. Смирился и отдал все в руки судьбы? Или же наоборот, нашел какую-то цель и готов следовать ей до конца?
  Санин подцепил палочками кусочек мяса, задумчиво прожевал. Пищи для размышлений вообще было много. Наруто, шумный, непоседливый, так похожий на Кушину характером, и так задорно сверкающий синими глазами, что сердце временами сжимало глухой болью. Джирайя еще во время тренировок к финальному этапу экзамена заметил, что с командой сыну Минато повезло - но только сейчас смог оценить насколько. Такого понимания чуть ли не с полуслова он сам с Тсунаде и Орочимару добился только через несколько лет и одну войну... А еще Учиха и Харуно очень красноречиво загораживали собой джинчурики от Акацки. И откуда-то знали о том, кто такие эти носители плащей. Даже Наруто не удивился тому, что за ним охотятся. Только спросил, почему.
  А теперь еще и ученик одного из мечников Тумана. Интересно, очень интересно... Талантливые дети пошли. Они ведь парнишку почти завербовали. А если действительно вылечить Демона Кровавого Тумана и поговорить с Тсунаде о кое-каких ее специфических приемах - то можно получить уникального бойца. Для Конохи или же для себя. Джирайя, несмотря на свои долгие отлучки, вполне представлял политическую картину Конохи. Старейшины, Данзо, кланы... и каждый тянет одеяло на себя. В таком раскладе человек, преданный только и лично хокаге будет очень полезен. А кто может быть преданней того, кого ты не просто вытащил из лап смерти - спас от гораздо худшей участи? Судя по виду ученика, дела у Момочи Забузы откровенно плохи. А стать инвалидом... нет ничего хуже для шиноби. А уж для нукенина - только и разницы, что проживет намного меньше. Так что интересно, интересно. Главное, сейчас этого парнишку не спугнуть, а то ведь станется отказаться чисто из гордости. Или из мифической верности Киригакуре. Кто разберет, что может перемкнуть в голове бывшего мечника Тумана?
  Но перспективно, очень перспективно. Грех упустить такой удачный расклад событий.
  И, пожалуй, не стоит мешать разговору этих троих с Тсунаде. Может получиться... интересно.
  

* * *

  Серьезного разговора так и не получилось. Джирайя постановил, что мы берем Хаку с собой - и отчитываться ни перед кем не собирался. Мы даже сделали крюк к тому убежищу, в котором Хаку оставил вмороженного в лед Забузу. Рана у того оказалась действительно жуткая. Мне с такой совершенно точно не справиться, не мой уровень совершенно. А вот Джирайя кивнул каким-то своим мыслям и запечатал льдину с мечником в свиток. Хаку прерывисто вздохнул, но возражать не стал. Он, похоже, вообще полностью положился на судьбу сейчас. Да еще иногда смотрел на меня как-то... странно. Но, увы, помочь чем-то большим я ему сейчас не могла. Судьба Юки закончилась еще во время миссии в Стране Волн...
  Помнится, кто-то говорил, что смерть списывает все предсказания - даже та, которой удалось избежать. Если верить этому, то и Забуза, и Хаку сейчас что чистый лист. Оба пережили клиническую смерть, обоих откачали. Дальше все зависит только от их усилий, а не от неких загадочных сил судьбы.
  Ну... или не только от них. Мы тоже повлиять можем.
  Путешествие в поисках Тсунаде продолжилось - в неповторимом стиле жабьего санина. То есть неспешным шагом, замысловатыми зигзагами и с остановками на ярмарках и фестивалях. Попутно он все-таки начал учить Наруто расенгану. Причем как-то так это дело обставил, что мы просекли сам факт тренировок только на второй день. Когда Наруто радостно обливал всех водой из лопнутых чакрой шариков. Вот же умелец...
  Теоретически, ничего запредельно сложного в тренировках расенгана не было. И мы могли бы попытаться освоить его вместе с Наруто. Но, во-первых, мы обещали Джирайе, а во-вторых - он не вписывался в нашу тактику боя. Ведь мало технику знать, нужно ее еще суметь толково применить. У Саске же упор на скорость и ловкость, а не на выносливость и пробивную силу, как у Наруто - и Чидори в таком раскладе подходит гораздо лучше. А у меня акцент на работу с нитями... да и, подозреваю, чакры на расенган может попросту не хватить. Все-таки техника А-ранга, и жрет она не меньше, чем то самое Чидори. Как мне кажется, даже и больше - у техники Саске убойная сила идет в первую очередь за счет стихийного преобразования, а в расенгане - за счет количества вращаемой чакры. Недаром же вторым этапом является требование лопнуть упругий резиновый мяч - для этого требуется вложить куда больше энергии. Но чем больше чакры используется в технике, тем сложнее ее контролировать. Большой объем и высокий контроль... Неудивительно, что расенган при кажущейся своей простоте, техника А-ранга, а те же теневые клоны - В. Теневиков можно освоить и при отвратительном контроле, компенсируя это перерасходом чакры, и, наоборот - при не слишком большом резерве с идеальным контролем, позволяющим тратить на технику только необходимый минимум.
  С рангами вообще все интересно получается. Миссиям их присваивают по степени возможной опасности для исполнителя, а вот техникам вовсе не по крутости и даже не по разрушительной силе, а по сложности освоения и все той же опасности для пользователя. Чем сложнее техника в освоении - тем выше у нее ранг. Наиболее опасные для пользователя получают звание 'киндзюцу', запретной техники.
  Е-ранг - освоить теоретически может каждый, кому хоть как-то подчиняется чакра. Другое дело, что качество исполнения будет разным, но сам факт выполнения техники, как говорится, в наличии. Изучаются в Академии. Каварими, Хенге, техника хамелеона... Как ни странно, почти всегда оказываются наиболее полезными в карьере шиноби, и даже джонины не брезгуют в случае необходимости использовать именно замену, а не Шуншин - в том числе и потому, что вбивается Е-ранг буквально до рефлексов. Миссиям не присваивается.
  D-ранг - чуть сложнее, требует определенного уровня контроля и объема чакры. Техники уже не просто чакропользователей, но шиноби, хоть и генинов. Хождение по деревьям, Шуншин, гендзюцу на одну цель, любимая Саске техника манипуляции сюрикенами на леске. Теоретически, это те техники, которым должен научить личный сенсей команды в самом начале. Покалечиться при их освоении довольно сложно, но если задаться целью таки реально. Присваивается безопасным миссиям, на которых убиться даже специально не выйдет, ибо сокомандники не дадут, чтобы не пыхтеть на прополке в одиночку. Выдается самый низкоуровневым шиноби, основная цель - притирка команд друг к другу и установление контактов с гражданским населением. Оплата за такую миссию может колебаться от пяти до пятидесяти тысяч рё.
  С-ранг - техники, предназначенные для чунинов. Требуют затрат времени и сил на обучение, хорошим контролем тут уже не обойдешься. Водяные клоны, Кучиесе, начальные стихийные техники - огненный шар, великий порыв, водяные пули, гендзюцу на местности. При ошибках в исполнении уже можно серьезно пораниться. При увеличении количества вложенной чакры обычно пропорционально растет и мощность, делая технику по-настоящему опасной. Присваивается миссиям, уже имеющим определенную опасность для исполнителя - сопровождение, охрана, доставка, кража некоего предмета или документов, если предполагается, что среди возможных противников не буде шиноби. Добыча ингредиентов в опасных местах также относится к С-классу. Оцениваются в сумму от тридцати до ста тысяч рё.
  В-ранг - техники для джонинов и сильных чунинов. В освоении могут быть даже проще С-ранговых, но требуют большого лимита чакры для срабатывания. Или же при их освоении можно получить сильные травмы. Тот же Первичный Лотос Ли не требует большого количества чакры, но при этом настолько тяжел и опасен в освоении, что имеет не только В-ранг, но и статус киндзюцу. Теневые клоны, Водяной Дракон, Комбинированное Хенге... Техники очень полезные и удобные, но затратные. И без достижения определенного уровня после использования такой просто свалишься. Присваивается миссиям, представляющим серьезную опасность для исполнителя - чаще всего это шпионаж или убийство определенного противника, предполагается столкновение с другими шиноби. Как правило, выполняются джонинами или сильными сработавшимися чунинами. Оплата - от восьмидесяти до двухсот тысяч рё.
  А-ранг - техники сильных и опытных джонинов, а также бойцов уровня каге. Требуют серьезной подготовки для своего освоения, опасны для пользователя в том числе. Расенган, Чидори, Массовое Теневое Клонирование, Клинки Ветра. Мощный аргумент в любой драке, но требуют осторожности в применении. Оторвать себе же руку тем же Чидори можно запросто. Равно как и напластать себя же Клинками Ветра. Осваивать такую без наставника крайне не рекомендуется. Миссии А-ранга, как правило, связаны с интересами деревни или страны, в которой расположено скрытое селение. Как и все, связанное с политикой - опасны и почти всегда содержат подвох. Выполняются джонинами. Оплата - от ста пятидесяти тысяч до миллиона рё.
  S-ранг - техники, предназначенные для очень опытных джонинов и каге. Почти всегда уникальны, являются визитными карточками пользователя, который, чаще всего, является их создателем. Сложность освоения - запредельная, без помощи того единственного пользователя практически невозможная. Эдо Тенсей, Шики Фуджин, Хирайшин, Биджудама, Райкири - усиленная версия Чидори, позволяющая 'перерезать молнию', техника регенерации Тсунаде. Нам на подобное пока что можно только облизываться. Миссии S-класса - наиболее опасные и масштабные, выполняются бойцами, близкими к уровню каге, или же большими отрядами шиноби. И 'мы тут немного мир спасаем' в отношении миссии S-класса может оказаться ни разу не шуткой. Оплата - от миллиона рё.
  Забавно, что присвоение нашей миссии в Стране Волн А-ранга сказалось на рейтинге больше, чем на оплате - мы бы так и так получили максимум за С-ранг. Хотя, конечно, это я наглею - все-таки оплата в полтора раза больше это вам не хухры мухры. За вычетом налога деревне и доли Какаши-сенсея - тысяч по двадцать пять на нос нам упало.
  Интересно, сколько миссий S-класса на счету у Джирайи?
  Вообще, санин та еще шкатулка с секретом. Вроде раздолбай, бабник и гуляка на первый взгляд, но ковырни чуть поглубже... Раздолбаи в мире шиноби до преклонных лет доживают только при невероятном везении. И то, если не лезут в серьезные заварушки. А если лезут, то выживание это уже закономерность. Подозреваю, что и постоянные зависания Джирайи в злачных местах были направлены по большей части на то, чтобы дать Наруто время на тренировки. На ходу манипулировать чакрой куда-а сложнее, а расенган и так в освоении не сахар.
  Если, конечно, у Джирайи нет агентов в каждом борделе. С него бы сталось, да...
  Вообще, если сесть и подумать, многие методики обучения, возмущающие на первый взгляд, имеют под собой основу. Казалось бы, не учат новым приемам. Зажимают мощные и крутые техники. Но ведь в начале развития от них вреда будет больше чем пользы! Все равно, что дать длинный меч человеку, никогда с клинками не тренировавшемуся, и выпустить против опытного бойца с кинжалом. Да, преимущество вроде бы на его стороне - хотя бы за счет дистанции - но оружие в руках даст ему ложное чувство уверенности. А махание мечом быстро вымотает, да и отвести клинок в сторону для опытного бойца не проблема. Так и с обучением. Много техник - это как неосвоенный арсенал. Не знаешь, что схватить в нужный момент и как применить. А вот если у тебя одна единственная техника, то хочешь не хочешь, будешь придумывать варианты ее применения. И оттачивать их - ничего другого ведь не остается. Вот и получается, что генин - тот, кто технику и тактику только отрабатывает, чунин - имеет наработанную тактику, может сымпровизировать, джонин - имеет несколько тактик и может менять их по ходу боя. И давать генину много техник - это, как ни странно, замедлять его в развитии.
  А самое забавное, что система званий с рангами не перекликается никак. Вполне можно быть джонином С-ранга и генином А. Один такой точно есть, даже не считая Наруто - Коске Марубоши, 'вечный генин'. По возрасту ровесник санинов, если не старше, повышать звание не стал по идеологическим соображениям после смерти сокомандников, а вот в развитие не остановился. Так что в бою такой 'генин' много кому навалять сможет.
  Вот такие вот пирожки с котятами.
  Поэтому Наруто осваивал расенган, я подлечивала его по вечерам - заодно и учила Хаку Шосену - а днем мы тренировались. Хаку, кстати, к нам присоединиться даже не пытался - он умудрился найти в городе подработку. Помогал на кухне в гостинице. Миловидный, вежливый, аккуратный парень умел располагать к себе людей, так что буквально на второй день его выпустили на работу с клиентами. Надо ли уточнять, что популярность ресторана при нашей гостинице начал медленно, но верно расти? Хаку ведь чисто ангелочек, что внешне, что по характеру. И терпение у него тоже не иначе как ангельское - во всяком случае, ни малейшего беспокойства поведением Джирайи он не высказывал.
  Может, считал, что санин действительно собирает информацию по местным веселым домам?
  Периодически мы отвлекали Наруто от борьбы с резиновыми шариками и вытаскивали на спарринг. Узумаки сопротивлялся, но аргументу, что смена деятельности полезна и после такой разминки должно получатся лучше, противостоять не смог. Ну и, соответственно, за режимом питания и отдыха во время этого самого питания я тоже следила. В остальное время мы потихоньку оттачивали каждый свое - Саске работал с Чидори и чакрой молнии, я с чакронитями. Наруто мучился с расенганом, периодически прибегая к нам за советом. Как выяснилось на примере водяного шара, вращать чакру у него уже получалось отлично, но только в одном направлении. Разнонаправленности потоков он добивался за счет участия второй руки. Саске, кстати, многочисленные удары чакрой по формирующемуся шарику забраковал сразу и потребовал сделать на ладонях стабильные 'диски' с разнонаправленным вращением, а уже потом совмещать их. Наруто побурчал, но решил с человеком, видящим чакру, не спорить. Поначалу из этого выходил пшик - разнонаправленные вектора попросту гасили друг друга - но потом у Наруто получилось совместить эти 'диски' под углом... Шарик разлетелся в клочья просто сразу же.
  Но вот беда - водяной шарик. Тот, который из первого этапа. А на более плотный резиновый у Наруто не хватало мощи. Вернее, чакры-то у него было более чем достаточно, но вот с единовременным выплеском именно через ладони, да еще и закручивая ее... не хватало где контроля, а где количества. К середине второй недели у него стало получаться своеобразное 'сверло' - если оба диска делать вращающимися в одну сторону, а потом совмещать, то шарик пробивало влет, но только в точке фокусировки внимания. А заданием-то было разорвать его в клочья. Тут мы с Саске посоветовать ничего не могли - нужно было или наращивать мощность, или придавать чакре режущие свойства. С учетом Футона у Наруто могло бы и получиться, но сомневаюсь, что итоговый мутант вышел бы расенганом. Так что оставалось приводить Узумаки в порядок по вечерам и поддерживать морально. Учиха еще неожиданно ему технику медитации подкинул - сказал, что сам использовал такую, когда учился выдыхать огненный шар. У него проблема тоже была в мощности - техника получалась, но очень уж слабая. Конечно, Саске тогда был гораздо младше, но и огненный шар техника рангом пониже.
  Наруто же впечатлил сам факт, что у идеального Учихи что-то могло не получаться с первого раза. Настолько впечатлил, что Узумаки прилежно медитировал в компании с клонами и даже не пытался в процессе заснуть.
  Помогли медитации или просто сказался все-таки неплохой для такого количества чакры контроль - но к концу второй недели Наруто уже успешно дырявил мячик не в одном, а в двух-трех местах. А Джирайя как-то посерьезнел. Следить мы за ним не следили - толку-то, если выследить санина можно только если он сам даст - но само поведение изменилось. Джирайя перестал дурачиться и дразнить Наруто, появлялся ненадолго но в то же время достаточно часто обнаруживался неподалеку. А пару раз я заметила его расспрашивающим людей с какой-то фотографией.
  Через две с половиной недели у Наруто получилось лопнуть шарик.
  Ожогов или дрожащих от перенапряжения рук при этом не было, и на боль в перетружденных чакроканалах он не жаловался.
  Хаку довольно неплохо освоил Шосен - во всяком случае, классическое экзаменационное задание с оживлением рыбы выполнил легко.
  Джирайя придирчиво проверил результаты, потребовал изничтожить еще один мячик у него на глазах. Кивнул своим мыслям и сообщил, что третий этап освоения техники Наруто будет осваивать на ходу. Ему удалось напасть на след Тсунаде, а поскольку его сокомандница, как истинная женщина, непостоянна, стоит поторопиться.
  Интересно, мы успеем найти ее раньше Орочимару?
  

* * *

  До Танзаку добрались быстро, хотя и все равно просто пешком. Шиноби при необходимости могут идти со скоростью неторопливо едущей лошади, но все равно не пойму - если мы действительно спешим, почему нельзя было пойти верхним ярусом? Какие-то заморочки? Или Джирайя просто лучше знает бывшую сокомандницу, и считает что так мы ее найдем быстрее? Непонятно... На попытку прямо спросить санин коротко ответил, что идти верхними путями сейчас нет смысла, и больше ничего из него вытащить не удалось.
  Бу.
  Танзаку оказался большим, но, на удивление, заметно менее шумным, чем Отофуку, несмотря на обилие игровых заведений и общий статус города развлечений для взрослых. Или как раз в этом и дело? Хотят развлекаться комфортно и все такое...
  Неторопливый рейд по городу в поисках Тсунаде не задался. Джирайя предложил было разделиться, чтобы накрыть большую площадь - получил сумрачный взгляд от Саске и вежливую улыбку от Хаку. Но отказаться от этой идеи его заставил все-таки Наруто, прямо-таки воспылавший энтузиазмом. И то сказать, с самого утра Узумаки пыхтел в попытках довести расенган до совершенства, поэтому успел устать и заскучать. А тут такая возможность сменить деятельность.
  - Джирайя-сан, можно сделать проще. У вас ведь есть фотография Тсунаде-сан?
  - Есть, - санин продемонстрировал помянутое фото. А красивая...
  - Наруто, запомнил? Узнаешь?
  - Конечно, даттебае! - вскинул руку Узумаки.
  - Ну так делай клонов и вперед.
  Наруто хлопнул себя по лбу, организовал несколько десятков клонов и рванул так, что пыль столбом встала. Джирайя проводил это пылающее энтузиазмом воинство тяжелый вздохом, но спорить не стал. За полчаса мы как раз успели перекусить и подняться к замку Танзаку. Внушительная хоромина... Потом клоны начали возвращаться, а какие-то - сразу развеиваться. Наруто успел оббежать полгорода, выиграть в нескольких лотереях - вернувшиеся клоны как раз прибыль и несли - но Тсунаде пока не нашел. Джирайя хмыкнул и поинтересовался, проверял ли Наруто бары. Узумаки насупился и заявил, что он еще недостаточно взрослый для таких заведений. Со стороны Саске донесся невнятный звук. Санин растрепал Наруто волосы и добродушно сообщил, что пить было необязательно, а вот Тсунаде как раз в баре с наибольшей вероятностью и найдется. Джинчурики надулся, Хаку тихонько вздохнул...
  Пошли обходить город своими ножками.
  Тсунаде обнаружилась баре в седьмом по счету. К чести Джирайи, он заказывал ровно столько выпивки, чтобы это могло быть эквивалентом платы за информацию. И общаться с владельцами заведений умел - иначе вряд ли бы мы нашли химе Сенджу так быстро. Надо сказать, Тсунаде действительно впечатляла. И нет, вовсе не объемом груди и даже не тем, что выглядела на двадцать лет в свои пятьдесят. Просто никакая фотография не могла передать ее мимику, жесты, интонации голоса... В статике химе была хороша, но в динамике - просто восхитительна.
  А еще она явно удивилась появлению Джирайи, особенно с довеском в виде нашей компании. Впрочем, Хаку почти сразу же вежливо отстал и утащил за соседний столик Саске. Учитывая, что за столиком Тсунаде было всего два свободных места, я предпочла присоединиться к ним. Тем более, что умничка Юки выбрал такое место, откуда нам все было отлично видно, несмотря на резные перегородки, отграничивающие столики друг от друга. Сделали довольно символический заказ - только ведь ели - и обратились в слух.
  Джирайя тоже сделал заказ, вежливо разлил саке по пиалам. Выпили они почти одновременно, а потом Тсунаде достала из-за пазухи колоду карт и принялась ее тасовать. Перетасовала, положила на середину стола.
  - Что ты хочешь от меня?
  Джирайя неторопливо взял колоду, тоже перетасовал - словно выполняя какой-то ритуал. Снова положил ее в центре столешницы.
  - Не буду разводить околичности. Тсунаде, деревня просит, чтобы ты стала Годайме Хокаге.
  Рука Сенджу, протянутая к колоде, застыла, так и не коснувшись карт. Наруто чуть не подавился рыбкой, Шизуне широко распахнула глаза.
  - Ты знала, - почти шепотом прокомментировал Саске мою реакцию.
  - А больше некого, - так же тихо отозвалась я. - Санины на нынешний момент сильнейшие в Конохе. Или она, или Джирайя.
  Первой справилась с удивлением Тсунаде. Взяла колоду, невозмутимо раздала карты - и все-таки это очень похоже на какой-то их ритуал то ли для редких встреч, то ли для серьезных разговоров.
  - Вот как. А что же стало с Сандайме?
  - Убит при нападении Орочимару на Коноху, - Джирайя взял свои карты, развернул их веером. Взгляд поверх этой импровизированной преграды был настолько цепким и пронзительным, что у меня мурашки по спине пошли.
  - Сакура, ты в них дырку просверлишь, если продолжишь так смотреть, - негромко заметил Саске.
  - А если я это пропущу, то сама себя сгрызу.
  - Что вы там пытаетесь увидеть, Сакура-сан? - заинтересовался и Хаку.
  - Взаимодействие, - я все-таки оторвала взгляд от санинов. - Они прошли вместе столько боев, сколько мы на свете не живем. И эти карты... они как будто ими тоже разговаривают.
  - Хм?
  - Смотри - перетасовал, задал вопрос. Положил колоду на стол - ответил. Берешь карты - задаешь следующий вопрос. Как ритуал. Наверняка эти действия что-то для них значат, жалко, я не понимаю, что именно.
  - Хм... - в этот раз вышло более задумчиво.
  - Орочимару убил его? - поинтересовалась Тсунаде, разворачивая свой веер карт.
  Наруто нахмурился.
  - Да, - Джирайя положил на стол две карты, взял им замену из колоды.
  - Почему? - не выдержал Узумаки. - Санины - это шиноби Листа... почему вы сразу подумали об этом?! Кто такой вообще этот Орочимару?
  - Кто этот мальчишка? - тон Тсунаде стал чуть резче.
  А вот Джирайя, напротив, улыбнулся уголками губ:
  - Узумаки Наруто.
  Если Наруто потом не спросит, откуда это Тсунаде известно его имя, устрою ему лекцию. Или две. Саске вон заметил и реакцию, и отсутствие уточняющих вопросов.
  - Эй! Вы не ответили на мой вопрос! Если он из вашей команды, почему вы с ним ничего не делаете, эро-санин? - Узумаки продолжил наращивать децибелы. - И что вы имеете в виду, говоря, что она должна стать Годайме Хокаге? - Наруто невежливо ткнул пальцем в Тсунаде.
  - Наруто, помолчи немного, - осадил его Джирайя, не отрывая глаз от своих карт.
  - Но!..
  - Просто помолчи.
  Один короткий взгляд, а Наруто замолк и сел обратно. Вот это сила убеждения!
  - Я скажу еще раз. Коноха просит, чтобы ты стала Годайме Хокаге, Тсунаде, - голос санина был гулким и исполненным силы. - Итак. Каков твой ответ? - пауза. - Берешься за работу?
  Сенджу прикрыла глаза. Между бровей залегла складка, а вот румянец от алкоголя со щек почти пропал. И когда она подняла веки, взгляд был усталым, чуть болезненным, но твердым.
  - Это невозможно, - карты с тихим шлепком упали на стол. - Я отказываюсь.
  Шизуне испуганно охнула, Наруто вцепился в волосы... Джирайя тепло улыбнулся. Ксо, а он ведь хорош сейчас. Не плакатной красотой, но... такой живой, надежный и... настоящий, что ли? Тсунаде реакция санина тоже, кажется, удивила.
  - Я помню тот наш разговор. Я попросил тебя о свидании, ты ответила мне тоже самое и отвергла меня, - в тоне санина мне почудилась легкая лукавинка.
  - О чем вы вообще? Эро-санин, вы говорили мне, что мы ищем ее, чтобы она вылечила Какаши-сенсея и густобровика! А теперь вы предлагаете ей стать хокаге! - кто бы сомневался, что любого убеждения для Наруто ненадолго хватит. - Она все равно отказалась!
  - Только Тсунаде достойна стать Годайме, - Джирайя говорил не отрывая взгляда от Сенджу, и его голос снова звучал гонгом. - Ее боевые и медицинские навыки не имеют себе равных. К тому же, она внучка Шодай. В сочетании с ее навыками это делает Тсунаде наиболее подходящей на место Годайме.
  - Я уже давно бросила медицину, - брови Сенджу сурово сдвинулись.
  - Если она займет этот пост, ей придется вернуться в деревню, - продолжил Джирайя. - И тогда она сможет вылечить тех, о ком ты упомянул, Наруто. К тому же, это решение принято советниками Конохи, и это не то, что может критиковать простой генин.
  Фырк Узумаки прозвучал синхронно с хмыком Тсунаде.
  - Похоже, твой нынешний ученик еще более глупый и вздорный, чем предыдущий, - химе вытащила из колоды стопочку в пять карт.
  - Очень трудно кому-то опередить в этом Минато, - усмехнулся Джирайя. - Он был талантлив, очень сообразителен и популярен, - голос Джирайи смягчился
  А вот тоном Сенджу можно было операционную дезинфицировать:
  - Тем не менее, он умер молодым, - легкое движение пальцев, четыре карты сдвигаются в сторону 'веера', позволяя Тсунаде увидеть лицо второй карты. - Мой дед и Нидайме хотели, чтобы закончилась война, но умерли раньше, чем смогли завершить ее, - открыта третья.
  - Ты изменилась, Тсунаде, - Джирайя снова стал смертельно серьезен.
  - Мне пятьдесят, даже если я выгляжу так. Время меняет людей, - почти издевательский смешок и четвертая карта. - Это касается и Сарутоби-сенсея, - неожиданно жестко.
  Медленно, будто играя на нервах, Тсунаде сдвигает пятую карту. И напряжение, чуть ли не звеневшее в воздухе лопается. Сенджу досадливо морщится, устало запрокидывает голову и резюмирует:
  - Титул хокаге - это кусок дерьма. Только идиот захочет им стать.
  - Уй, - Саске сморщился как от кислого.
  Я с ним в принципе солидарна - сказануть такое при Наруто, который искренне любил Сандайме и почти боготворил Йондайме... полный уй.
  Грохот опрокинутой посуды, рвущийся вперед Узумаки, поймавший его за куртку невозмутимый Джирайя... Не удивлюсь, если он строил расчет именно на этом.
  - Тот кто смеется над стариком или Йондайме... мне все равно, даже если это женщина... заслуживает удара в лицо! - у Наруто аж рычащие нотки в голосе прорезались.
  Тишина. Секунда, две, три. Тсунаде легко подскакивает, опираясь ногой на тот самый стол, с которого Джирайя только что стащил Узумаки.
  - Говоришь мне это в лицо... пойдем выйдем, мальчишка!
  Джирайя тяжко вздохнул, разжимая пальцы на куртке Наруто.
  Точно рассчитывал.
  

* * *

  Горячие головы, сопровождаемые Джирайей и Шизуне, выбрались на улицу. За ними дисциплинированной кучкой потянулись и мы. Наруто кипел и почти рычал - так, что хотелось его немножко встряхнуть, чтобы пришел в себя. С другой стороны, он сейчас ведь слушать не станет, а посмотреть на Тсунаде в деле тоже очень интересно. К тому же, это не серьезный бой, а так, поразмяться вышли. Поэтому ограничилась лишь коротким напутствием:
  - Наруто, не теряй головы.
  Узумаки полоснул по мне бешеным взглядом, но вроде бы услышал. Во всяком случае, подобрался, сосредоточился и вместо того, чтобы броситься на Тсунаде буром, прыгнул к ней, как кошка. Прыжок, сюрикены с близкой дистанции, второй прыжок...
  Толку, правда, от этого было мало. Тсунаде вроде бы и не демонстрировала какой-то поражающей воображение скорости - от тех же сюрикенов санин уклонилась скорее с ленцой - но Узумаки она сделала, как котенка. Улыбка, пойманный на палец сюрикен, короткий взмах, сбивающий с головы Наруто хитай-ате - и щелчок по лбу. От которого Узумаки кубарем пролетел несколько метров. Это же какая у нее сила должна быть?! Химе стра-а-ашная...
  Кажется, последние слова я сказала вслух, потому что сбоку донеслось совершенно нехарактерное для Учихи 'Ага'. Скосила глаза - впечатлен по самую макушку. А вот по лицу Хаку ничего сказать нельзя. То ли так хорошо держит маску, то ли видел вещи и покруче. Шизуне переживает, а вот Джирайя явно чего-то ждет. Очень уж взгляд сосредоточенный.
  Под ноги Наруто шлепнулся его хитай-ате и сюрикен. Узумаки вздрогнул, сжал кулаки. Тоже впечатлен, но ни за что не отступит и не откажется от своих слов. Такой уж он упрямый.
  - Эй, мальчишка! Почему тебя так волнует титул хокаге?
  - Потому что стать хокаге - моя мечта!
  Тсунаде вздрогнула, словно от удара, широко распахнула глаза. Шизуне тоже. А Наруто стоял, гордо выпрямившись, и совсем не казался смешным, выкрикивая эти слова. Верилось, что у него получится. Не сейчас, да, но когда-нибудь... Вон, Сенджу даже отступила на полшага под шквалом этой бешеной уверенности. А Наруто глубоко вдохнул, выдохнул. Свел ладони, формируя между ними расенган. И бросился в новую атаку.
  Джирайя удовлетворенно улыбнулся.
  Тсунаде потрясенно охнула и даже чуть запоздала с реакцией на атаку. Но, ксо, ОДНИМ пальцем расколоть улицу! У меня нет слов... Рядом тихонько икнул Хаку. Джирайи поморщился и потер челюсть - вот уж кто знает силу химе буквально на собственной шкуре.
  Я помогла выбраться Наруто, которого собственной сорвавшейся техникой отбросило аккурат в новообразованный овражек, наскоро осмотрела:
  - Ты в порядке?
  - Я все равно докажу ей! - Узумаки ершистости не потерял.
  - Джирайя, ты учишь его расенгану? Как глупо! Только ты и Йондайме могли полноценно использовать эту технику. Не давай ему надежд! Именно из-за этого такие мальчишки тратят свою жизнь на бессмысленные мечты!
  - Я не мечтаю! - вскинулся Наруто. - Я обязательно стану хокаге! И я полностью освою эту технику за три дня!
  Со стороны Саске донесся смачный шлепок ладонью - Учиха, бывший свидетелем того, как Наруто убивается на тренировках, просто не сдержался. Неделя и в самом деле была бы лучше... но что мне мешает рассказать Наруто об эффекте теневых клонов? Вернее, ткнуть носом, что его можно использовать и для тренировок? В разведке-то парни теневиков уже давно гоняют...
  - Ты сам сказал это, мальчишка, - Тсунаде ядовито ухмыльнулась. - Мужчина не заберет своих слов обратно.
  - Я не собираюсь забирать свои слова обратно! Это мой путь ниндзя!
  Сенджу хмыкнула.
  - Тогда давай заключим пари. Если ты освоишь эту технику за три дня, я признаю, что ты способен стать хокаге и отдам тебе вот это ожерелье, - Тсунаде коснулась рукой кристалла у себя на груди.
  - Тсунаде-сама! - вскинулась Шизуне.
  - Пф! Сдалось мне это ожерелье! - задрал нос джинчурики. - Если я выиграю, вы признаете, что круче хокаге никого нет!
  - Наруто, это вообще-то ожерелье Шодай и оно очень дорого стоит...
  - Ну так не меч же! - отмахнулся Узумаки.
  - ...А если ты не сможешь сделать этого за три дня, то откажешься от желания стать хокаге и отдашь мне все свои деньги, - Сенджу подкинула на ладони любимый Наруто кошелек-жабку.
  Хе-хе-хе. Узумаки, конечно, дернулся, но вообще-то большая часть его денег у меня хранилась. Наруто оказался на диво везуч в игре, и в его кошелек все деньги просто не влезли. А у меня было свободное место в сумке, да и как-то так сложилось, что общим счетом команды номер семь тоже я заведовала. Подозреваю, мальчишкам было просто лень возиться с цифрами и записывать, сколько куда ушло.
  - Тсунаде-сама! Это же очень важное...
  - Он все равно не сможет этого сделать. Идем, Шизуне.
  Комнат для постояльцев в баре, естественно, не сдавали, но как раз неподалеку была гостиница, в которой и остановилась Сенджу с помощницей. Туда же заселились и мы. Наруто отвел в сторону Джирайя, Хаку о чем спросил у Саске... все при деле. Вот и ладушки. Очень удачно, что Тсунаде, вместо того, чтобы уйти в номер, сидит и пьет внизу.
  Потому что у меня к химе Сенджу есть отдельный разговор.
  
  Отступление
  Тсунаде задумчиво покачала в руке пиалу с саке. Неожиданная встреча с прошлым, которую она совсем не хотела и которая всколыхнула так и не ставшие менее болезненными воспоминания. Наваки, Дан... Их мечты, которые она разделила, но которые так и не стали ее. Тсунаде никогда не хотела быть хокаге. Как оказалось, Сенджу хотела только чтобы ее близкие были живы...
  А теперь, словно уродливой насмешкой в кривом зеркале, это предложение стать Годайме. Больно, как же больно...
  На стул напротив скользнула куноичи с розовыми волосами. Тсунаде припомнила, что она была вместе с Джирайей и зовут ее, кажется, Сакура... Ути, какой серьезный взгляд. Сейчас будет уговаривать согласиться, рассказывать про то, какая огромная честь быть хокаге и как это важно для Конохи... Идеалистка. Все они были такими в молодости.
  Но девочка удивила.
  - Тсунаде-сама, я тоже хочу заключить с вами пари.
  - Хм? И какое же? - Тсунаде подперла голову рукой.
  - Если я вас перепью, вы возьмете меня в ученицы.
  - Хо-о? - брови Сенджу невольно поползли вверх.
  - Вы старше и опытнее, но уже выпили достаточно много саке, а я его даже не пробовала никогда, так что соревнование будет честным, - продолжила куноичи. - И выиграет тот, к кому судьба более благосклонна.
  - Судьба, говоришь... - Тсунаде прищурилась. - Шизуне! Принеси нам саке и пиалы!
  - Тсунаде-сама! - возмущенно вскинулась помощница. - Вы же не собираетесь спаивать ребенка?
  - Она шиноби, - отрезала химе. - И должна уметь нести ответственность за свои слова и действия.
  - То есть, вы признаете пари? - скрупулезно уточнила Сакура.
  - Да, - Тсунаде резко кивнула. - Если сможешь выпить больше меня, возьму в ученицы, - принцесса Сенджу усмехнулась.
  Судя по легкому сомнению, на миг проступившему на лице куноичи - она была в этом далеко не уверена. Но момент для своего пари выбрала неплохо.
  Пришла недовольная Шизуне с пиалами и несколькими бутылочками саке. Поставила пиалки перед спорящими, наполнила из одной бутылки - все верно, крепость может быть разная, да и мало ли чего подмешать противнику можно. А так они в равных условиях.
  Сакура первая взялась за пиалу. Выпила, отчаянно скривилась - ну, точно, впервые алкоголь пробует - перевела дух. Тсунаде небрежно опрокинула свою пиалу, хмыкнула:
  - Так хочешь силы, девочка? Или известности?
  Шизуне безмолвно разлила по пиалам вторую порцию.
  - Так хочу уметь вытащить с того света, - отрезала куноичи, морщась и опустошая свою пиалу.
  Сенджу наклонила голову набок:
  - Что, смерти испугалась? - ядовито спросила она. - Или Орочимару настолько впечатлил?
  Вторая и третья пиала - залпом, почти без промежутка. Ей ли саке бояться?
  - Орочимару-сан умеет мотивировать, - прохладно согласилась куноичи, на выдохе выпивая третью пиалу. - Но и других хватает.
  Сакура помолчала, пока Шизуне наливала ей следующую порцию:
  - Момочи Забуза, - выдох, глоток. - Орочимару Белый Змей, - второй глоток и со стуком поставленная на стол пустая пиала. Пауза. - Учиха Итачи, - отчаянно сморщилась и с усилием залила в себя пятую пиалу. Перевела дух. - Хошигаке Кисаме, - тоскливый взгляд на уже наполненную шестую. - Я не хочу угадывать, на котором из нукенинов удача откажет мне или моим друзьям.
  Тсунаде молча, не отрывая взгляда от лица куноичи и не делая пауз, выпила четвертую, пятую, шестую, и седьмую пиалы. На лице ее противницы уже начал проступать горячечный румянец, глаза заволокло пьяной дымкой. Неудивительно, в ее-то возрасте. Сенджу решила, что если девочка продержится до десятой пиалы, то она все-таки подумает над тем, чтобы взять еще одну ученицу.
  Сакура преодолела шестую пиалу. На седьмой вокруг ее тела замерцали нити подозрительно знакомого зеленого оттенка. Медтехника в таком состоянии? Да еще и незнакомая химе? Неплохо...
  Девочка резко выдохнула и отчаянно зажмурившись проглотила восьмую пиалу. Взгляд окончательно расфокусировался, но, как ни странно, техника осталась стабильной. Какой же у нее контроль чакры?
  - Ты понимаешь, что если твой друг проиграет, а ты - нет, тебе придется оставить Коноху? - поинтересовалась Тсунаде, выпивая восьмую пиалу.
  - Ик... да, - куноичи через силу принялась вливать в себя девятую пиалу. Во всяком случае, глотала она с трудом. - Шизуне... ик... сан... тоже ушла... ик... ради вас... И ее... ик... не признали... нукенином. Ик...
  Сакура задержала дыхание, пытаясь справиться с икотой. Сенджу молча опустошила девятую и десятую пиалу.
  - Но это же Наруто, - куноичи улыбнулась с пьяной нежностью. - Он... ик... справится.
  Почти минутная пауза, пока девочка старалась сконцентрироваться.
  - И я должна, - выдала она почти трезвым голосом.
  После чего залпом проглотила десятую пиалу и даже преодолела половину одиннадцатой. Но на этом силы юной куноичи закончились.
  - О-ой... - только и успела сказать она, неловко качнувшись в сторону.
  Шизуне подхватила уснувшую прямо на лету девочку, подняла взгляд на наставницу, так и не притронувшуюся к одиннадцатой пиале.
  - Тсунаде-сама?
  Химе протянула руку, окутанную медтехникой, коротко коснулась лба куноичи.
  - Почти интоксикация... Идем, уложим ее.
  - Тсунаде-сама?
  - Думаю, мои знания должны спасать жизни, а не бесполезно пылиться в памяти, - хмуро сообщила Сенджу, поднимаясь из-за стола.
  Шизуне проводила сенсея задумчивым взглядом. Эти дети... Сначала Наруто-кун, теперь вот Сакура-чан... Каким-то чудом им удалось сделать то, что не смогла ни сама Шизуне, ни Джирайя-сан - заставить Тсунаде-сама встряхнуться. Хоть немного, но выйти из своего бесконечного кольца сожалений. Чтобы сенсей добровольно уступила победу в пари... Чем-то ее эта девочка зацепила, сильно зацепила. Като перевела взгляд на мирно сопящую у нее на руках куноичи. Упрямая... Когда-то и она была готова разбивать руки в кровь, чтобы добиться невозможного. Но годы и разочарования взяли свое.
  Наверное, Тсунада-сама права и пора передавать право принимать решения следующему поколению. Пожалуй, стоит вывести ей из организма токсины. А то завтра новоиспеченная кохай будет совершенно неспособна учиться.
  
  

* * *

  Утро началось слегка странно. Нет, я не имела ничего против пробуждения в уютной кроватке под теплым одеялом, но то, что в памяти не отложился процесс моего в эту кроватку попадания, как бы слегка напрягало. Что вообще вчера было? Мы нашли Тсунаде, Наруто таки развел ее на пари и сейчас наверняка уже ускакал тренировать расенган, я тоже от него не отстала. Так, мы с будущей Годайме точно пили. И разговаривали. А вот чем в итоге все закончилось - убей не помню. Логично предположить, что мой организм просто не справился с лошадиной дозой спиртного и отрубился, причем гораздо раньше таковой стадии у Тсунаде, после чего меня дотащили до кроватки и уложили спать. Но вот какими оказались итоги спора для самой Сенджу, тайна покрытая мраком. Нужно будет хоть у Шизуне спросить... Да и вообще, что-то я не чувствую признаков похмелья. Голова не болит, пить не хочется. Шиноби им в принципе не страдают, или меня пожалели и подлечили?
  Като оказалась легка на помине. Не успела я толком расчесаться, как Шизуне заглянула в комнату и сообщила, что Тсунаде-сама меня ждет.
  - Э? - только и смогла выдать я поверх зубной щетки.
  - Ты же не думала, что Тсунаде-сама будет отлынивать от своих обязанностей сенсея? - грозно нахмурилась Като.
  - Э-э? - вот тут я чуть эту самую щетку и не проглотила.
  Я выиграла? Да идите вы! Расчет был скорее на то, чтобы заинтересовать Сенджу, запомниться ей... Нет, я конечно помню, что выигрывает Тсунаде только перед большими проблемами, но все равно, перепить ее... ну, разве что во время разговора я нечаянно попала по какой-то больной точке и Сенджу сама сдалась.
  Шизуне с неожиданно теплой улыбкой взлохматила мне волосы:
  - Тсунаде-сама наконец-то начала вспоминать себя. Так что не разочаруй ее, кохай.
  - Хай, Шизуне-семпай! - я изобразила что-то вроде пионерского салюта и быстренько закончила со сборами.
  Уроки! От Тсунаде! Да любой медик за это правую руку отдаст! Потом, конечно, ее снова отрастит, но отдаст без сомнений!
  Кажется, Шизуне мой энтузиазм здорово поднял настроение.
  Наруто в гостинице ожидаемо не оказалось. С Хаку о чем-то разговаривал Джирайя, Саске завтракал. Покосилась на Учиху, создала теневика - и ситуацию объяснит, и насчет того, чем Саске заняться в эти три дня, вместе подумаем. Правда, немного подумав, клона отправила именно к Тсунаде. Даст санин позавтракать или нет, это еще вопрос, а кушать надо точно. Особенно если сегодня планируются тренировки. Вот как раз с Саске и поем.
  Как оказалось, Учиха не просто завтракал, а еще и подслушивал, о чем там Джирайя говорит с Хаку. Подозреваю, санин это отлично понимал, но предпочитал не повторять свои объяснения дважды, так что не препятствовал.
  Разговор шел о Забузе. Джирайя над судьбой бывшего мечника задумался куда плодотворнее меня - во всяком случае, он говорил сейчас не просто о лечении. Санин предлагал будущее. Забуза нукенин А-класса, это верно - но известен помимо этого еще и тем, что поднимал мятеж против третьего мизукаге. И не просто поднимал. А лично атаковал мало того, что каге, так еще и джинчурики. Да, конечно, не победил... но мало того, что выжил, так еще и на своих ногах ушел. Причем так, что его за все следующие годы никто не смог выловить. Интересный кадр, верно? Репутация из-за покушения на каге у Забузы была неоднозначная, но все дело в том, что официально Момочи Забуза мертв уже несколько месяцев.
  А вот свежеизбранной Годайме ничто не мешает привести с собой в деревню мастера кендо Ясуо-сана*, чью личину выбрал Момочи после своей 'смерти'. Коноха в этом направлении традиционно слабее Кири или того же Кумо. Сенджу же за годы своих странствий не одного безнадежно искалеченного ветерана могла вылечить. И то, что один из них пообещал ей службу - никого не удивит.
  
  *Ясуо - мирный. У Забузы есть чувство юмора, да.
  
  Не просто здоровье, но новый дом и безопасность... Пусть относительная, потому как шиноби в принципе постоянно играют со смертью. И в оплату - только верность. Для того, кто покинул скрытое селение именно потому, что оно стала предавать своих шиноби, предложение невероятно заманчивое. Даже не из-за нового господина, идеи или цели, которой можно служить.
  Нет. Ради места, в котором тебя будут ждать и твоему возвращению обрадуются.
  - А если госпожа Тсунаде не захочет стать хокаге? - тихо уточнил Хаку.
  - О лечении мы договоримся в любом случае, - Джирайя чуть сжал ладонь на плече Юки. - Я давал слово, и я никогда от своего слова не отступаю. Но тогда и плата будет иная.
  Хаку коротко кивнул. Три дня для того, чье время остановлено льдом и свитком, небольшой срок. А надежда, которую предлагал санин, слишком ослепительна, чтобы так просто в нее поверить.
  Вот если бы еще после этого Юки не одарил меня мягкой улыбкой, я бы вообще спокойна была. А так осталось противное чувство, что я категорически чего-то не понимаю. Во-об-ще.
  Тсунаде к обучению подошла ответственно, но очень в духе ирьенинов. То есть дала тонкую тетрадь со своими заметками, сказала изучить и разобраться, а вечером отчитаться, насколько поняла ее содержимое. Вроде бы и головоломных терминов Сенджу не использовала, и написано было об азах, а мозги все равно скрипели.
  По сути, основным инструментом ирьенина является Шосен. Причем что такое техника Мистической руки? Ирьёдзюцу, позволяющее пользователю ускорить процесс заживления ран в организме путём передачи чакры в рану или поражённую часть тела. Хороший контроль необходим для грамотного распределения чакры в поражённых местах. Так же присутствует преобразование чакры по некоему нейтральному образцу, чтобы она не отторгалась организмом исцеляемого. Преобразование это, кстати, осваивается интуитивно - то самое издевательство над рыбой. Если уж сможешь удачно залить чакру в достаточно сильно отличающийся от человеческого организм, то потом уже подстройка под конкретного шиноби пойдет вообще без проблем. А огромный пласт теории, которую приходится осваивать начинающим медикам, направлен как раз на то, чтобы они представляли, что именно можно сделать с организмом 'Мистической рукой' и как именно это провернуть. Анатомия, физиология, теория регенерации... Естественно, что с опытом накапливается понимание отдельных процессов, общая статистика, навыки наилучшего лечения разных типов травм... Но по сути это как скальпель. Опытный хирург при помощи совершенно такого же скальпеля сможет провести операцию совершенно иного уровня, чем интерн. И логично, что под руководством живого учителя умение пользоваться скальпелем осваивается гораздо успешнее, чем по инструкциям из книг.
  Тсунаде же на нынешний момент не только самая известная из медиков, но и, думаю, самая опытная. И ее заметки по применению того же Шосена даже для лечения самых простых ран от куная или сюрикена поистине на вес чакрометалла в форме великого меча тумана.
  Впрочем, занятия по этой тетради не помещали мне все-таки отправить одного клона к тренировочной полянке Наруто. Узумаки - вот умничка - не просто сбежал за город, а оставил теневика, чтобы сообщить нам, куда именно ушел. И вокруг своей полянки клонов-часовых выставил. Несколько штук на виду, а еще с десяток залегшими под всеми окрестными кустами. Запомнил, на кого Акацки охотятся, да и то, что мы не в Конохе, учел. И краснел, пока я его хвалила и тискала. Смешной такой...
  Рассказала Узумаки про эффект теневых клонов. Наруто покраснел еще больше - на теоретические занятия я теневиков все время гоняла, и такой способ их применения парни запомнили, а вот приложить это к расенгану он не догадался. Заодно слегка притушила энтузиазм джинчурики, посоветовав ему ограничиться десятком тренировочных клонов. Освоение расенгана и так сильно ускорится, зато довести себя до истощения будет сложнее. С клоном ведь срыв расенгана будет означать и развеивание самого клона, а это дополнительные траты чакры. Мой собственный теневик остался медитировать под деревом, накапливая чакру для лечения на случай если неугомонный Узумаки все-таки получит травму. Второй клон штудировал выданную Тсунаде тетрадь. Я сама отрабатывала с Саске тайдзюцу, попутно опробуя некоторые из наработок Сенджу, если мы доводили друг друга до ссадин. Хаку пропадал где-то в городе, Тсунаде тоже. Джирайя изображал Летучий Голландец, отсвечивая своей лохматой шевелюрой в самых неожиданных местах и, похоже, потихоньку продолжая обработку Сенджу. Возле тренировочной полянки Наруто засечь жабьего санина так и не удалось, но, подозреваю, без присмотра Узумаки не остался. Раз уж даже Тсунаде приходила...
  Химе окинула толпу Узумаки внимательным взглядом, хмыкнула. Прислонилась плечом к тому дереву, под которым обретался мой клон.
  - Поддерживаешь?
  - Я верю, что Наруто справится, но это не значит, что я ему не помогу, Тсунаде-сенсей. Ой, он опять!
  С чувством меры у джинчурики всегда было не очень, так что травмы, похожие на ожоги рук чакрой, за эти дни Узумаки получал неоднократно. Еще и клоны добавляли, да... Тсунаде проследила, как я залечиваю ладони Наруто, тихо хмыкнула. Постояла еще несколько минут и молча ушла. Что она для себя решила, какие выводы сделала...
  На третий день к вечеру Узумаки все-таки приполз ночевать в гостиницу. Лицо у него при этом было довольное-предовольное. Не иначе как от хвастовства свежеизученной техникой его удержала только угроза моей копии уложить его снотворным. Но ужин примирил его с необходимостью отложить свой триумф до утра.
  Кто же знал, что Тсунаде, не знакомая с темпами восстановления конкретно этого джинчурики, с утра пораньше пойдет гулять по Танзаку, наслаждаясь местными достопримечательностями. А за ней увяжется Шизуне, чтобы любимая сама именно гуляла, а не спускала деньги в очередной игровом доме.
  И кто мог предсказать, что именно в это утро город почтит своим появлением Орочимару?
  Собственно, мы могли бы явление змеиного санина вообще прохлопать, но как бы это помягче сказать... когда возмущенные вопли Наруто о сбежавшей от проигрыша в споре Тсунаде перекрывает гулким грохотом обвала, а возвышающийся над городом замок складывается сам в себя, не заметить, что что-то тут не так, довольно сложно. Узумаки заглох на полуслове, Саске подобрался, как перед прыжком...
  - Вам не стоит туда лезть, - хмуро заметил Джирайя. - Может быть слишком опасно.
  - Быть шиноби вообще опасно, - не менее хмуро отозвался Учиха.
  Хаку, как будто из воздуха соткавшийся, коротко кивнул:
  - К тому же, Тсунаде-химе как раз собиралась полюбоваться замком.
  - Ну, это вы уже преувеличиваете! - возмутился Джирайя. - У Тсунаде резкий нрав, но замок бы она разрушать не стала... без причин.
  - Пойдемте, посмотрим? - подпрыгнул на месте Наруто, и, не тратя времени на долгие обсуждения, стартанул в сторону свежеобразованных развалин.
  Пришлось догонять. Впрочем, не думаю, что кто-то был так уж против его решения. Непонятная сила, разваливающая замки, явно не то, на что не стоит обращать внимание.
  Врываться кавалерией на свежие развалины мы не стали. Тем более, что бегущие навстречу люди что-то говорили об огромной змее - это заставило парней сразу подобраться и посерьезнеть. Последнюю улочку вообще преодолевали паучьим скоком - это когда шиноби пластается в прыжках почти параллельно земле, не пробегая по крышам, а цепляясь за карнизы и прочие излишества архитектуры, чтобы со стороны его не было видно из-за домов. Подобрались поближе, осторожно выглянули...
  - Орочимару... ты ничуть не изменился. Ты же прекрасно меня знаешь, верно? - он ласковой улыбочки Тсунаде у меня по спине пошли мурашки табунами.
  Узумаки дернулся, но Саске вовремя зажал ему рот так что демаскирующих воплей удалось избежать. Джирайя озабоченно нахмурился. Даже с такого расстояния было отлично видно, что со змеиным санином не все в порядке. Испарина висках, страдальческая складка между бровей... насчет бледности сказать ничего не могу, Орочимару как в пудре вывалянный постоянно, тут не угадаешь. Кабуто рядом напряжен и готов отражать атаку, Шизуне, впрочем, уже тоже не скрывает свой мини-арбалет на предплечье.
  - Хватит дурачиться! - Тсунаде шибанула кулаком по стене, разнося нехилый участок в щебень.
  Мы синхронно сглотнули.
  - А вы уверены, что замок - это не она? - шепотом спросил Наруто.
  - У Тсунаде-химе призыв слизни, а не змеи, - так же тихо отозвалась я. - А говорили именно о змее.
  - Мы пришли не драться! - Якуши, похоже, демонстрация силы Сенджу тоже впечатлила. А вот Орочимару улыбается, я бы даже сказала - ностальгически. - Мы пришли поговорить!
  - А что он тут делает? Да еще и вместе с Орочимару? - толкнул меня локтем в бок Узумаки.
  - Хитай-ате видишь? - ответил Саске. - Знак Отогакуре, деревни змеиного санина.
  - Наверное, шпионом был... Или учеником, как Анко-сан, - поделилась я.
  Джирайя одарил острым взглядом. Ой, напугали-напугали, санин-сан. Да после нападения Орочимару про то, что Кабуто его подручный, только генины и не знают.
  События внизу тем временем набирали обороты.
  - Поговорить? Не смешите меня. Убирайтесь с глаз моих!
  - Мы не можем этого сделать! - Кабуто развел руками в стороны, словно невзначай загораживая при этом Орочимару.
  - Проваливайте, - от тона Тсунаде мурашки начинали маршировать еще вернее, чем от ее улыбочки.
  - Только вы можете вылечить руки Орочимару-сама.
  - Проваливайте.
  - Мы не просим сделать это просто так. Мы отплатим! - Якуши подался вперед в порыве эмоций.
  - Пять секунд. Проваливайте, или я избавлюсь от вас, - исходящую от Тсунаде сейчас ауру нельзя было назвать ки, но во рту от этого давления пересыхало.
  Кабуто еще пытался что-то говорить, Шизуне уже подобралась, готовясь атаковать... и тут в разговор, наконец, вступил Орочимару.
  - Я воскрешу твоих любимых. Младшего брата и возлюбленного... с помощью киндзюцу, которое я разработал.
  Тсунаде вздрогнула, как от удара, Шизуне отшатнулась назад, непроизвольно загораживаясь рукой. Кабуто усмехнулся.
  - Не думаю, что поднятие с помощью Эдо Тенсей можно считать полноценным воскрешением, - Джирайя невесть когда и как оказался внизу, по левую руку от Тсунаде. Честное слово, под его сандалиями даже пыль не покачнулась! - Эта техника лишь надругательство над теми, кого мы любили. И ты это знаешь, Орочимару.
  Якуши досадливо закусил губу - кажется, присутствие Джирайи стало для него сюрпризом. По лицу змеиного санина ничего понять нельзя было. Все та же легкая усмешка, разве что приобретшая отчетливый оттенок иронии.
  - Джирайя... ты так и не поумнел с годами. Разве я стал бы обманывать того, кто является одним из санинов... как и я? Особенно придя с просьбой о помощи?
  Наруто рядом запыхтел, как возмущенный ежик. Кажется, он как раз таки не сомневался, что еще как стал бы, и вообще, Белый Змей чистое зло. А вот я в этом была далеко не уверена...
  Эдо Тенсей разработал Тобирама Сенджу. Орочимару же сказал 'разработанное мной киндзюцу'.
  - И что ты собирался предложить? - Джирайя скрестил руки на груди.
  - Фуши Тенсей. Моя техника перерождения. Они были бы действительно живы, - Орочимару усмехнулся.
  Тсунаде вздрогнула сильнее, прижимая к груди сжатый кулак. Шизуне встревожено закусила губу.
  - До тех пор, пока не пришла бы пора менять тело, иначе их душа навсегда бы затерялась, - отпарировал Джирайя.
  А вот теперь змеиного санина пробрало. Даже усмешка с лица сползла.
  - Интересно, откуда ты знаешь такие тонкости моей техники, - взгляд Орочимару стал холодным и жестким.
  - Я не выпускал тебя из виду с того момента, как ты покинул Коноху. Именно благодаря тебе я вышел на Учиха Итачи и Акацки, - спокойно отозвался Джирайя.
  - Похоже, кое в чем ты все-таки продвинулся, - нехорошо прищурился Змей. - Итак, Тсунаде, что ты решишь? Ты хочешь увидеть их двоих?
  Сенджу дернула плечом, словно отгоняя досаждающую мошку:
  - Что ты собираешься делать, если я вылечу твои руки?
  - Я не люблю лгать... поэтому на этот раз я точно разрушу Лист!
  Ы. Уважаю. Потому как выдать это, стоя напротив готового к бою Джирайи, нервной Шизуне и непонятно как среагирующей Тсунаде... да еще и с неработающими руками... Воистину, нужно иметь яйца не просто стальные, а титановые.
  Рядом послышалась возня, Наруто вывернулся из захвата Учихи и сиганул вниз.
  - Тебе никто не позволит это сделать! Баа-чан никогда не согласится на такие условия!
  - Наруто...
  - Эро-санин, это же ваш сокомандник! Почему вы ничего не сделали? - Узумаки повернулся к Джирайе всем корпусом.
  - 'Баа-чан', 'эро-санин'... мне уже интересно, какое прозвище достанется Орочимару, - мы с Саске бесшумно приземлились за спиной Шизуне.
  Тсунаде снова передернула плечами, но уже как-то... более свободно, что ли. Как будто наше появление стряхнуло с нее не то гипноз, не то оцепенение.
  - Почему вы позволили ему возненавидеть Коноху?! - Наруто перевел требовательный взгляд уже на Сенджу. - Если бы... если бы Саске... или Сакура... я бы сделал все, чтобы вернуть их обратно!
  Джирайя вздохнул, кладя руку на плечо Узумаки.
  - Я долго пытался вернуть Орочимару, - спокойно сообщил он. - Но если потребуется, я уничтожу его, как угрозу Листу. А что скажешь ты, Тсунаде? - его взгляд добавился к тем, которые уже сверлили химе.
  - Мертвые мертвы, Тсунаде-сенсей, - тихонько сказала я. - Они ушли на следующий круг перерождения, и выдергивать их обратно все равно, что засовывать родившегося ребенка обратно в утробу матери. Недаром почти все призванные Эдо Тенсей стремятся как можно скорее избавиться от уз этой техники.
  Сенджу опустила уголки губ:
  - Какие нынче генины пошли...
  - Тсунаде-сенсей, - я, внутренне обмирая от собственной наглости, обхватила ее ладонь своими руками. - Вы можете назначить любую другую цену. Но тревожить мертвых, которые мертвы уже много лет... все равно, что разрывать могилу в попытке добраться до костей.
  Химе нахмурилась, высвободила руку. Повернулась к Орочимару. Змеиный санин подобрался, готовый к любому повороту событий.
  - Я вылечу твои руки, - твердо сказала Сенджу. - Но ты поклянешься никогда не нападать на Коноху.
  - Ху-ху-ху-ху... Отчего такой странный выбор, Тсунаде?
  Женщина на миг прикрыла глаза.
  - Потому что я - Годайме Хокаге Скрытого листа.
  Налетевший порыв ветра осыпал нас листьями. Секунда торжественной, величественной даже тишины...
  - Эй, а как же расенган?
  Честное слово, такой обиженной мордочки у Наруто я еще не видела.
  
  

* * *

  Разумеется, на этой ноте переговоры между санинами не закончились. Но все-таки уже сказанного оказалось достаточно, чтобы стало ясно, что будут именно переговоры, а не попытки исподтишка кого-нибудь убить, захватить или заставить. Потому разговор было решено перенести с улицы куда-нибудь в более удобное место. Учитывая, что двумя из трех высоких договаривающихся сторон были Джирайя и Тсунаде, санины как-то очень естественно переместились в бар.
  Но главное коварство было в том, что они нас выгнали! Причем 'нас' - это не только мою команду с Хаку. Шизуне и Кабуто тоже не допустили присутствовать. И, на мой взгляд, это лучше чего бы то ни было характеризовало отношения между санинами. Потому что как ни крути, а Орочимару сейчас в уязвимом положении. И шансы у Тсунаде и Джирайи все-таки убить своего сокомандника были вполне реальными. Однако ж вот доверяет... Конечно, у Змея могли быть какие-то козыри в рукаве - хотя бы та же гемофобия Тсунаде - но все равно.
  Со стороны, наверное, мы смотрелись забавно. Бар, в котором сидят два хмурых мужчины и роскошная девушка, потеющий бармен за стойкой, стайка хмурых подростков возле входа, напрочь распугивающая вероятных посетителей. Причем такая... эмоциональная стайка. Наруто все еще бурлит обидой, что никто так и не посмотрел его расенган, Саске источал миру свое глубокое неодобрение, Хаку просто волновался. Кабуто был напряжен, готов в любой момент броситься отбивать любимого саму и отпугивал всех посторонних грозным взглядом и направленным Ки. Шизуне тоже нервно переминалась с ноги на ногу и волновалась как бы не больше Якуши. Меня распирало от желания подслушать разговор. У-у-у, ну почему у шиноби нет специальных техник по подслушиванию в рамках академического курса? Что-нибудь с направленным звуком или хотя бы невидимыми слуховыми трубками...
  Стоп.
  - Ка-абуто-ку-у-ун, - протянула я с поистине маньячным выражением лица. - Ты же полноценный шиноби Ото?
  Якуши хмуро зыркнул:
  - Я личный помощник Орочимару-сама.
  - Значит, звуковые техники знаешь? - я шагнула почти вплотную к парню.
  Кабуто чуть нервно отступил:
  - Сакура-чан?
  - Ты же можешь сделать так, чтобы мы слышали, о чем они говорят?
  Якуши нервно огляделся. Сам он до такого либо не додумался, либо слишком уважал Орочимару. Но сейчас пять пристальных взглядов намекали, что откосить у Якуши не выйдет, да и вообще, в то, что у него нет техник подслушивания, никто не верит. Кабуто обреченно вздохнул и сложил несколько печатей. Звуки из бара вдруг стали отчетливо-ясными - стук стакана о барную стойку, скрип стула, бульканье разливаемого Джирайей саке...
  И только разговор санинов остался невнятным гулом.
  - Орочимару-сама установил защиту, - с нескрываемой гордостью заявил Кабуто.
  Ну-ну. Учитывая, что с руками у змеиного санина сейчас проблемы, то защиту от подслушивания звуковыми техниками только сам же Кабуто поставить и мог. И терзают меня смутные сомнения, что эта наглая морда подслушивала в одиночку. Но доказать это не выйдет... зато помешать Кабуто слушать еще как можно!
  - Твой фу-сама, - Наруто надулся еще больше, - вечно проблемы создает!
  - Орочимару-сама гений! - тут же возмутился Якуши. - И не тебе... ты как его назвал?
  - Фу-сама. Потому что весь такой фу-у-у-у, - сообщил надутый Узумаки.
  - А почему не санин? - заинтересовалась Шизуне, уже оценившая то, как Наруто поименовал Джирайю.
  - А чтобы с эро-сенином не путать.
  - Ну ты хамло малолетнее, - Кабуто окинул Наруто каким-то даже удивленным взглядом. - Орочимару-сама знаешь, что с тобой за это сделает?
  - Да ладно, Наруто со всем уважением отнесся к попыткам Орочимару-сана быть мерзким, - меланхолично сообщила я. - Оценил усилия... думаю, ему будет приятно.
  - Что значит - попыткам? - возмутилась Шизуне.
  - А вы фотографию Орочимару в детстве видели? Это же кавай массового поражения. Даже больше, чем Саске.
  От Учихи долетел сдавленный хмык. Интересно, он сейчас сочувствует собрату по несчастью, злорадствует, или прикидывает эффективность методов?
  Попробовала представить Саске, вываливающего язык до колен. Решила, что от фан-клуба это его все равно не спасет.
  - Откуда ты знаешь? - вот честное слово, вопрос Кабуто прозвучал по-настоящему ревниво.
  - Джирайя-сан показывал командную фотографию. Они такие милые в детстве были. А молодой Сандайме это вообще так странно.
  - Молодой Сандайме? - не поверил Наруто. - Да ну, такого не бывает!
  - А ты попроси показать фото, - хихикнула я.
  - И вообще, почему эро-сенин показывает фото тебе? - подозрительно нахмурился Узумаки.
  - Потому что я у него вежливо попросила, - улыбка сама собой стала шире.
  На самом деле, Джирайя в какой-то момент поймал меня чуть ли не за ухо и вкрадчиво поинтересовался, какие цели я преследовала, подарив ему пресловутый журнальчик с красотками. Я слегка смутилась, но честно сказала, что просто некрасиво было бы обделять его единственного. Вкусы сокомандников я знаю, а вот какие лакомства предпочитает он - нет, так что купила то, что должно было ему понравиться. Кажется, Джирайя растерялся... На волне этой растерянности санин сообщил, что предпочитает жаренную курицу и маринованный чеснок, я пообещала запомнить... ну и не удержалась от вопроса, есть ли у него фотография Тсунаде в юности. Джирайя спросил зачем, поделилась, что фото их троицы в архивах найти не удалось... Команда Йондайме есть, а Сандайме - нету. Санин похмыкал, но командную фотографию показал. Надо сказать, кавайкой был не только Орочимару. Тсунаде тоже оказалась очаровательным ребенком, а сам Джирайя тискательно-лохматым раздолбаем, что я прямо не знаю, как на него не умилялись поголовно. Или шило в заднице давало слишком сильный эффект?
  В общем, теперь я размышляла над коварными планами заполучения себе копии этого фото. А Кабуто наткнул меня на мысль, что ему и Шизуне эту милоту тоже можно будет подогнать...
  - Кабуто-ку-ун, - подозреваю, улыбка у меня в этот момент была под стать змеиному санину. - А если я поделюсь с тобой фотографией Орочимару-сана в детстве, ты расскажешь, как делаешь свои информационные карты?
  - Хм? - Якуши наклонил голову набок. - Можем поменяться. Одно фото на одну карту.
  - А если фото и неизвестная тебе медицинская техника? - я подалась вперед. - Расскажешь технологию?
  - Неизвестная мне? - Кабуто вложил в короткую фразу столько скепсиса, что Саске просто обязан был мысленно восхититься.
  - Ну а все-таки? - я улыбнулась своей самой лучшей улыбкой пай-девочки и ножкой шаркнула.
  - Хм. Ну хорошо, - кажется, Якуши стало любопытно.
  - Шизуне-семпай, вы свидетель!
  - А как ты сбираешься проверять, действительно ли техника была ему неизвестно? - свела брови к переносице Шизуне.
  - Если не сможет повторить, значит - неизвестная, - я пожала плечами. - Согласен, Кабуто-кун?
  - Хм. Хорошо, согласен, - Якуши бликанул стеклами очков. - Но если техника будет действительно неизвестной, ты ей научишь, а не просто покажешь.
  - Договорились!
  К проверке 'неизвестной техники' подошли со всей серьезностью. Я озвучила, что техника дистанционная, общелечебного спектра действия. Якуши не поверил, поскольку медтехники в принципе действуют контактно. Единственное, что хоть как-то напоминает дистанционное лечение - это работа Тсунаде в паре со своим призывом. Вероятно, опытный медик сможет 'растянуть' действие Шосена на метр-полтора, накрывая техникой пострадавшего от макушки до пяток, но это не совсем то. А вот мои нити из ирьечакры позволяют расстояние нарастить достаточно заметно, не теряя при этом стабильности. Нужно будет вообще разобраться, за счет чего достигается такой эффект. Сама нить в данном случае работает изолятором от внешних воздействий? Или же дело в ее структуре в принципе, которая поддерживает стабильность сама по себе, как расенган? Сделала-то я ее чисто по принципу 'а что будет, если?' Получилось вроде бы полезная вещица, но в механизме действия нужно бы все-таки разобраться.
   Поскольку и я, и Кабуто являлись медиками, испытание техники постановили проводить на ком-нибудь другом - во избежание мухлежа. Наруто отвергли как обладающего повышенной регенерацией в принципе, Шизуне - как того же медика. Оставались Саске и Хаку. Учиха вздохнул, аккуратно поранил тыльную сторону ладони кунаем и отошел на несколько шагов.
  - Ну? - парень выразительно поднял брови в вопросе 'и сколько мне еще вас ждать?'
  Сосредоточиться, сформировать нить между двумя пальцами, резким 'щелчком' выбросить ее в сторону Саске. Чуть шевельнуть кистью, заставляя технику намотаться вокруг раненого места и усилить зеленоватое сияние. Поскольку порез Учиха делал небольшой, исключительно ради демонстрации, что техника действует, то уже через несколько секунд от него не осталось и следа. Я убрала нить, Саске продемонстрировал здоровую руку...
  - Покажи на мне! - маньячный огонь в глазах Кабуто пустил мурашки вдоль позвоночника.
  Кажется, мы с ним друг друга стоим...
  - Не так быстро, Якуши-кун, - вступила Шизуне. - Ты признаешь, что это техника тебе неизвестна?
  - Признаю, - отмахнулся Кабуто. - А теперь покажи на мне! - небрежный чирк куная обеспечил новое поле для работы.
  Рана в этот раз оказалась поглубже, так что нить пришлось наматывать плотнее, но так даже доходчивее получилось. В целом, я над потенциалом этой разработки не задумывалась, а ведь для полевого ирьенина такая модификация Шосена может быть даже удобней обычного. Позволяет медику не лезть под удары и при этом лечить сокомандников прямо на ходу, не выводя их из боя. Во всяком случае, у Шизуне взгляд тоже задумчиво-оценивающий. Ну, для семпая не жалко.
  - Принцип выполнения? - Кабуто подался вперед, поблескивая глазами из-под стекол очков.
  - А, а, а, - я покачала пальцем у него перед носом. - Сначала технологию изготовления твоих карт.
  - Мне нужно время, чтобы ее записать.
  - А мне нужно время, чтобы сделать копию с фотографии, - я вежливо улыбнулась. - Так что осуществление нашей сделки откладывается до вечера. Обменяем фото на карту и обучим друг друга.
  - Так уверена, что у нас будет на это свободное время?
  - Такие повреждения за полчаса не лечатся, - я убрала с лица всякий намек на улыбку. - Сейчас разговор идет о цене и условиях помощи, но никак не о принципиальном согласии.
  - Мне хотелось бы присутствовать во время лечения Орочимару-сама, - нахмурился Якуши.
  - Еще скажи, что ты технику теневых клонов не умеешь применять, - наклонить голову набок и изобразить не слишком натуральную улыбку пай-девочки.
  - Уела, - хмыкнул Кабуто, выпрямляясь. - А ты интересная куноичи, Сакура-чан.
  - Твоему саме уже ничего не обломиться, - я совершенно по-детски показала ему язык. - Тсунаде-сенсей успела первой.
  - Так это ее разработка? - на лице Якуши мелькнуло легкое разочарование.
  - Нет, - снова подала голос Шизуне. - У Тсунаде-сама не было таких разработок, - Като несильно дернула меня за хвостик. - И, думаю, тут правильнее сказать 'Тсунаде-сама мне больше понравилась как сенсей'.
  - Точно! Сакура еще давно говорила, что хотела бы у нее учиться, даттебае!
  - Я сейчас вспомню, как вы с Саске остальных санинов делили, выясняя, кто меньший извращенец! - показательно насупилась.
  Учиха тихо хмыкнул:
  - Скажешь, техника Наруто на Джирайю-сана плохо действует?
  - Скажешь, не хочешь последовать примеру фу-самы? - отбрил его Наруто.
  - Если бы это еще помогало, - не удержала пакостного хихиканья я. - Орочимару-сан все равно вполне интересный мужчина.
  - Сакура! - меня прожгли двумя возмущенными взглядами.
  - Ну ладно, ладно, голос все равно у Итачи-сана красивее...
  - А цена за голову хороша у обоих? - саркастично уточнил Саске.
  - Не знаю. Орочимару-сана в Книге Бинго я еще не искала. У меня ее отобрали, - шмыгнуть носом и потупиться.
  - Обычно у детей в вашем возрасте отбирают неприличные журналы... - задумчиво сообщил Якуши.
  - Тоже мне, взрослый нашелся, - пробурчала я. - Сам-то во сколько лет начал шпионить на Орочимару?
  Кабуто поморщился и не стал отвечать. Я-то знаю, что Якуши на почве шпионажа подвизался с малых лет, но без учета этого ситуация выглядит так, будто я попала пальцем в небо. В любом случае, тема для Кабуто не самая безопасная и не слишком-то приятная. Но перевести ее на какую-нибудь другую парень не успел - санины закончили переговоры. Слаженной троицей подошли к двери, совершенно одинаково хмыкнули при виде подобравшихся учеников.
  - Успокойся, Шизуне, боя не будет, - первой заговорила Тсунаде.
  - Идем, Кабуто, нам нужно кое-что подготовить, - кивнул ученику Орочимару.
  - Нам придется задержаться здесь на некоторое время, - проинформировал всех остальных Джирайя.
  - А до чего вы хоть договорились? - максимально незаинтересованная мордочка никого не обманет, но надо же давать хоть какое-то разнообразие к невинному взгляду больших зеленых глаз.
  - Орочимару будет соблюдать нейтралитет к Конохе, - сухо сообщила Тсунаде. - И сделает еще кое-что для меня лично.
  Хм. Неужели попросила его помочь справиться с боязнью крови? Что-то сомневаюсь... насколько я успела понять, Сенджу эту свою слабость очень не любит и старается не упоминать. Но тогда что?
  - К Конохе, но не к отдельным ее представителям, - хрипловато сообщил змеиный санин и демонстративно облизнулся.
  - Орочимару-сан, - буквально простонала я.
  - Ну это же не гигиенично! - весело подхватили мой стон парни.
  - Ху-ху-ху... Зато укрепляет иммунитет, - Орочимару смерил нас веселым взглядом.
  Ну, чувство юмора у него определенно есть. Значит, шансы поладить тоже в наличии.
  

* * *

  Добыть у Джирайи фотографию проблем не составило. Все-таки жабий санин очень понимающий человек... думается, дядюшка или крестный из него выйдет шикарный. К тому же на случай, если он заупрямится, у меня был запасной план с Ойроке и Наруто для моральной поддержки. В самом деле, что, я такую полезную технику не выучу? Хе-хе. Давно уже, просто не демонстрирую на каждом шагу. А для маскировки она отлично подходит, хоть и по обратному принципу. Шикарную красотку все запомнят, но кто догадается ее совместить с милой большеглазой девочкой? Тсунаде вон успешно разводит кредиторов своим детским обликом.
  Гораздо сложнее оказалось сделать с фотографии копию. Ну, не был Танзаку ориентирован на такой род услуг... да и вообще, с ксероксами до сих пор сталкиваться не приходилось. Но фотографа я все-таки нашла, и потребовала у него вместо обычного фото отснять мне уже существующую фотографию. Мужчина только что пальцем у виска не покрутил, но поскольку расплатилась я честь по чести, работу сделал. Копия получилась чуть похуже качеством - все-таки за долгие годы у Джирайи фотография порядком истрепалась, странно, что вообще до сих пор достаточно яркая и четкая - но вполне ничего. Для моих целей уж точно подходила.
  Наруто, пока я бегала с фото успел пристать и к Тсунаде с расенганом, таки отыграв у нее то самое ожерелье, и к Джирайе с вопросом о фотографиях. Когда я вернулась, он уже каким-то чудом умудрился развести обоих санинов на показ памятных снимков. У Джирайи так вообще целая пачка была в печати припрятана. С его-то бродячим образом жизни копить памятные безделушки где бы то ни было довольно глупо, да и фото было не так уж много - особенно если сделать развертку по времени. Хорошо, если две-три в год наберется... У Сенджу, впрочем и того не было - она всеми силами бежала от прошлого. Зато у Шизуне нашлось несколько штук - и совсем старых, и посвежее, уже из путешествий Тсунаде.
  Фотографий с Минато, кстати, у Джирайя не нашлось. То ли и впрямь не было таких, то ли просто спрятал подальше от слишком любопытных глаз. Это Наруто еще мог протупить, потому как восприятие отражения в зеркале от реального облика порядком отличается, а из фотографий у него разве что командная и есть, а вот Учиха с шаринганом не только сходство бы заметил. С него сталось бы и степень родства определить. Но в целом, посиделки вышли все равно уютными. Я под шумок выпросила еще несколько фото - раз уж все так сложилось, нужно пользоваться моментом.
  Опять же, будет что на прощание Кабуто-куну подарить... и пусть он потом ломает голову, зачем мне это надо было!
  Кстати, об этом. Джирайя, конечно, с нами в Коноху еще вернется, Тсунаде так и вовсе останется надолго, но... стоит подумать о чем-нибудь таком символическом, что напоминало бы санинам об этой встрече. О том, как они договорились и разошлись мирно... О том, что, биджу побери, эта троица до сих пор очень тесно связана! Что, Джирайи не было в Конохе на время нападения? Как бы не так! Но в бой с бывшим сокомандником он отчего-то не рванул. Да и его демонстративное нежелание надеть траур на похоронах Сандайме тоже довольно показательный жест. Что-то мне подсказывает, что и Тсунаде общей встрече тоже скорее рада, чем недовольна.
  Хотя что такого можно подарить санинам вот так сходу в голову не приходит... с другой стороны, Танзаку город большой, ориентированный на развлечения, так что что-то найти можно. Пущу клона побродить, и лучше бы, кстати, сейчас - потом времени может и не быть. Да и вообще количество вопросов, требующих решения, только увеличивается. Руки Орочимару - наверняка раны, нанесенные шинигами не так-то просто вылечить - Забуза, который до сих пор томится во льду и свитке, а Хаку все-таки живой человек, и может сорваться. Наруто и Саске, которым тоже нужно чем-то заняться, Кабуто, из встречи с которым стоит выбрать по максимуму пользы... А клонов у меня всего два!
  Хорошо, что судьбой Хаку озаботился Джирайя. Он же и переговорил с Тсунаде насчет Забузы. Химе нахмурилась, но отказывать не стала - только постановила, что сначала разберется с Орочимару. Мол, высшую кейракукей латать та еще задача, а до такого состояния, в котором был змеиный санин после Шики Фуджин, ни один меч не доведет, даже если это дайто Самехада. Я заинтересовалась, что это за 'высшая' кейракукей такая, бочком подобралась к химе...
  Тсунаде на вопрос усмехнулась, но от ответа уходить не стала.
  Когда она закончила, мне только и оставалось сидеть с круглыми глазами, как та ошалевшая сова. Оказывается, кейракукей вовсе не единая система, наподобие круга кровообращения. Она включает в себя как минимум три уровня. Ведь чакра - она материя или энергия? Скорее, конечно, энергия, но ее воздействие на живую материю неоспоримо. Шиноби отличаются от гражданских физически и физиологически, даже если у них нет кеккей генкая. И, хотя для циркуляции чакры в теле нет особых каналов, наподобие кровеносных сосудов, мутировавшие в местах постоянного скопления чакры клетки наличествуют. Повреждаются как и все тело, так же восстанавливаются - но это скопление все-таки считается низшим уровнем кейракукей. Кстати, именно по наличию этих клеток можно определить тех, чьи дети с высокой вероятностью смогут стать шиноби.
  Второй уровень - собственно, система кейракукей и есть. Очаг чакры, который не совпадает ни с одним внутренним органом, но, тем не менее, существует, тенкецу, каналы циркуляции. Повредить ее уже сложнее - тот же перелом на каналах циркуляции не отразится, тут нужно действовать чакрой. И, что самое интересное, при потере конечности каналы циркуляции исчезают не сразу. Какое-то время они еще существуют, но без 'базы' из тех самых измененных клеток постепенно угасают. Поэтому, кстати, у шиноби с приживаемостью чужих органов все гораздо лучше, чем у тех, кто чакрой не обладает. Отторжение пойдет только если расположение групп клеток и каналов кейракукей не совпадает вообще фатально.
Керамбит
  А высшая кейракукей - это то, что самой Тсунаде удалось нащупать чисто аналитически. Некий... образец, исходный шаблон, в соответствии с которым изначально строится система чакроциркуляции. Никто ведь не станет спорить, что кейракукей у разных людей отличаются между собой. Да, каналы можно накачать тренировками, но некая исходная схема все же различна. Самое простое проявление этого - склонность ко стихиям. По этому же образцу восстанавливаются каналы после травм - да, да, кейракукей как те нервные клетки. Вроде бы опасно, сложно, но все-таки может восстанавливаться самостоятельно.
  Если не была повреждена высшая кейракукей.
  Что именно является решающим фактором в данном случае, Тсунаде установить не смогла. Дело было не в количестве или форме чакры - скорее, в ее... смертоносности, что ли. Если проводить аналогию, то керамбит и обычный серп тоже похожи, но при взгляде на керамбит его за сельскохозяйственное оружие не примешь. Хотя убить тем же серпом можно не менее успешно. Так и с техниками, но вот незадача - выстроить их по степени воздействия на кейракукей никто не озаботился.
  Атака шинигами уничтожила у Орочимару именно высшую кейракукей. Поэтому никакая смена тела не поможет - организм просто будет считать, что у него не было рук. Соответственно, поначалу активные каналы очень быстро отомрут, хотя и без последствий вроде гниения рук. Сарутоби знал, что говорил, обещая змеиному санину отобрать все его техники.
  А еще у Тсунаде были наработки по восстановлению высшей кейракукей. И даже относительно успешные. В таком случае, как у Орочимару, риска что-то повредить случайным вмешательством уже нет, а создать некий 'костяк' Сенджу вполне способна.
  Химе велика...
  А Орочимару знал, к кому обращаться за помощью.
  

* * *

  Работа по выращиванию 'костяка' высшей кейракукей на первый взгляд мало чем отличалась от прочих медицинских техник - разве что вместо зеленоватого сияния в руках Тсунаде мерцал сине-перламутровый шар.
    Определить, как именно он сформирован, не удавалось даже приблизительно. Впрочем, учитывая, что диагностировать ту самую высшую кейракукей не удалось даже и самой Тсунаде... Химе работала практически вслепую, погрузив этот самый шар в плечо Орочимару и что-то там то ли выращивая, то ли собирая. Ученики и помощники бдили рядом. Якуши сидел с активированной 'мистикой'* и отслеживал общее состояние Орочимару, Шизуне готова была подстраховать сенсея и подхватить ирьедзюцу в случае чего. Я... ну, я просто старалась понять хотя бы часть происходящего - и да, тоже прицепила к рукам змеиного санина пару ниточек из медчакры. Расход меньше, чем на полноценную 'мистику', а общее состояние таким образом оценить вполне возможно. Кабуто косился, но молчал.
  
  *Жаргонное название техники мистической руки, она же - Шосен-но-дзюцу. Основная лечебная и диагностическая техника.
  
  По итогам первого же дня Тсунаде смогла избавить змеиного санина от боли, да и разложение, переползавшее с рук на торс, вроде бы остановилось. Но далось ей это нелегко - к вечеру у Сенджу залегли под глазами тени, да и в целом она выглядела очень усталой. Шизуне тут же принялась отпаивать сенсея какими-то отварами и снадобьями - кстати говоря, половину ингредиентов для этих снадобий предоставили Орочимару с Кабуто, и как бы не за ними они уходили после переговоров. Хотя змеиному санину тоже досталась порция, в основном на руки в качестве мазей. Но здесь, насколько я смогла определить, преследовалась цель физического восстановления плоти. Обычную-то гангрену ирьенины вполне успешно лечат, но тут вообще не разберешь, что, как и почему именно произошло с руками, так что Тсунаде предпочла облегчить себе задачу. Нужно будет напроситься завтра с Шизуне варить эти самые лекарства - хотя бы восстанавливающие для Тсунаде. Уж хороший энергетик никогда не помещает, да и снадобье, помогающее быстрее восстановиться, тоже.
  Где-то на третий день признаки ремиссии стали заметны даже невооруженным взглядом - кожа на руках немного посветлела, а на плечах и вовсе наросла молодая и розовая. Орочимару стал свободнее двигать конечностями, да и складка между бровями от мучающей боли окончательно разгладилась. Как мне кажется, на его характере это сказалось в лучшую сторону. Если первый день Змей по большей части молчал, то на второй они устроили с Тсунаде настоящую язвительную перепалку. Еще и Джирайя поучаствовал. Жабий санин, кстати говоря, тоже бдил, но старался делать это незаметно. К тому же тут не угадаешь, где именно он использовал клонов - для наблюдения за лечением или для тренировок парней.
  Вообще, Джирайя - святой человек. Пусть и не совсем добровольно - Наруто же - но взял на себя занятость оставшихся без дела членов нашей команды. Гонял Наруто с расенганом, гонял Саске с Чидори, гонял Хаку с его ледяными техниками. Учиха особо впечатлениями не делился, но, как мне кажется, пониманием, что такое санин в учителях, проникся. И теперь старательно думал какую-то мысль. Надеюсь, что в верном направлении, да...
  Кабуто, убедившись, что его обожаемого саму именно лечат, все-таки сделал клона, так что еще два дня параллельно с участием в лечении мы ломали друг другу мозги. Это с моей точки зрения сформировать медицинскую чакронить было легко, а оказалось, что все не так уж просто. Навык преобразования чакры в медицинскую у Кабуто был, к тому же на более высоком уровне, чем у меня, на контроль Якуши тоже не жаловался... Но если обычную нить он смог создать быстро, то вот изменить ее свойства сходу не вышло. Причем попытка сформировать нить сразу из медчакры тоже не сработала. Пришлось еще попутно объяснять, как я изменяю свойства своей чакры для получения новых характеристик. Оказалось, что классические чакронити липкими не бывают...
  Но оно того стоило. Уж не знаю, Кабуто старательно 'не палился' или и в самом деле не понимал всего потенциала своих карт? Они показывают занесенную в них информацию, когда в карту пускают чакру. Совершенно определенный тип чакры. И, как я подозревала, а Якуши подтвердил - причина этого была вовсе не в специальных 'невидимых чернилах' и не технике скрыта. Кабуто использовал один из базовых принципов фуиндзюцу. А именно, возможность не только рисовать печати при помощи чернил, но и ставить их непосредственно чакрой. Скажете, какая же она базовая, если этот трюк только Узумаки и освоили? А ничего подобного. Узумаки то ли в силу специфики своей чакры, то ли благодаря ее количеству, могли создавать чакрой стабильные и долговечные фуин.
  В большинстве же случаев чакра, вложенная в такую печать, попросту 'выветривается', и фуин исчезает. Как минимум, тот же Йондайме очень даже активно этот прием использовал, оставляя метки для Хирайшина прикосновением. Другое дело, что они были хороши для быстротечного боя, к тому - в непосредственном контакте, когда противника можно, что называется, полапать, а для постоянных 'маяков' Намикадзе предпочитал использовать как раз таки кунай с печатью на рукояти.
  Да что там Йондайме. Любой выпускник Академии владеет подобным умением, только на гораздо более примитивном уровне. Кавариме же. С наработкой опыта и навыка 'выдернуть' предмет для обмена можно и на голой чакре из, так сказать, сферы своего восприятия - то есть той зоны, которую получается контролировать при помощи своих чувств, в том числе и сенсорики. А вот поначалу как раз ставится метка чакрой на заранее приготовленный чурбачок, с которым и тренируются проводить обмен. С расстояния в пару шагов, в прямой видимости, на ровном месте, потом с препятствиями и так далее. Другое дело, что развеивается неоформленная метка еще быстрее, чем хоть как-то структурированное подобие фуин.
  Кабуто же переработал этот прием так, чтобы при подаче определенного образца чакры она структурировалась по образцу. Поскольку срабатывание техники ему было не нужно, энергии на это тратилось мизер, а безопасность обеспечивалась тем, что досконально подделать чужую чакру еще никому не удавалось - а нужный образец прошивался в карту на моменте создания. В общем, наибольшая часть затрат приходила на специальную бумагу - не совсем ту, которую используют для создания запечатывающих свитков и взрывных печатей, но из того же разряда. На самом деле, реагирующих на чакру разновидностей довольно много. Послабее, более емкие, позволяющие определить стихию, для создания фуин, для запечатывания гендзюцу - такие, оказывается, тоже есть. Используются в основном шиноби для записи каких-то сложных техник, которые без наглядной демонстрации не поймешь. Знаменитые свитки хокаге из таких, кстати. Якуши использовал своего рода 'лакмус', позволяющий определить лишь само наличие чакры через изменение цвета. Иногда такую бумагу используют для создания сенсорных печатей, но они выходят слабыми и не слишком удобными. Но поскольку этот 'лакмус' является отходом производства более востребованной чакробумаги, стоит не так уж дорого, и найти его не особо сложно.
  Собственно, моя идея была проста, как табуретка. Что, если создать теневых клонов такой карты по принципу теневого клонирования оружия? В силу того, что сама карта невелика, затраты чакры будут такими же. Тогда, если внести информацию на клон карты, а потом его развеять, теоретически поступление чакры заставит отразиться эту информацию на оригинале. Ведь почему клон передаёт информацию именно создателю? Потому что у них общая чакра. Чтобы там не говорили про общее информационное поле научиться что-то из него считывать та еще задача. Поэтому, хоть большая часть чакры из развеянного теневика тоже развеивается, некая ее толика - скорее всего, Инь-компонента -возвращается к исходнику вместе с накопленной информацией. И если создать не просто копию, а как-нибудь особо преобразовать чакру перед этим - можно вообще индивидуализировать комплекты. Развивая идею, можно не только чакру преобразовывать, но еще и форму добавить - например, сплести из нитей связанный контур, получив некое примитивное подобие кейракукей.
  И тогда! А-а-а, у меня просто слюнки бегут от открывающихся перспектив! Десять теневых копий с маленького листика чакры съедят мизер, а оперативность в этом случае - словами не передать. Для запроса подкрепления, передачи информации да и просто связи с базой во время миссии лучше не придумать. Да и отчеты штатных шпионов таким образом передавать куда как удобнее. Хотя основной 'прицел' у меня был на то, чтобы выдать эти самые копии Наруто, когда он уйдет в путешествие, и наладить нормальную оперативную связь. И Саске тоже. Решить бы еще вопрос с хрупкостью чакрокопий... Хотя есть у меня предположение, что контур из чакронитей их прочность повысит. Но тут время еще есть, так что разберусь. И Карин привлеку. И вообще принесу разработку АНБУ, они должны оценить... а потом результаты допиливания уже с их стороны тоже использую. Главное, что базовую технологию я из Кабуто все-таки вытрясла. Ничего не скажешь, Якуши нашу сделку выполнил более чем честно, объяснив все от и до и даже пожертвовав несколько листочков нужной бумаги на мое обучение.
  А вот поучаствовать в приготовлении каких-то составов он мне не дал. Ну, да я не сильно и надеялась - все ж таки не Шизуне. Но интересно, он-то что варит? Мази для Орочимару или что-то еще?
  Лечение и тренировки продвигались своим чередом. Постепенно количество подозрительных взглядов на каждое движение снизилось до нормы, Орочимару перестал так стремать одним своим присутствием. С Кабуто поладила даже Шизуне...
  ...А потом мы проснулись посреди ночи из-за грохота рушащейся гостиницы. Еле выскочить успели.
  Тсунаде в бешенстве - это, я вам скажу, страшно. Очень. С перекошенным лицом, слипшимися от крови волосами и проецирующая такое Ки, что закопаться хотелось самостоятельно и поглубже - химе выглядела истинной фурией. Довел ее до такого состояния Орочимару, и мне прямо очень интересно, что же он такое выкинул, что Сенджу так переклинило. Ее же кровью буквально с ног до головы окатило, а что-то никаких следов страха я не заметила.
  Ну, кроме страха окружающих, ага.
  Пока мы немного пришли в себя от такого экстремального пробуждения и продышались после Ки, санины уже умчались куда-то вниз по улице. И, как бы это сказать... в общем, в Танзаку теперь не только замка нет. Мостовой, стен и некоторых домов по пути пробежки санинов тоже нет. Тсунаде была очень зла.
  Кстати, то, что Кабуто не спешит мчаться за своим самой, а поблескивает очками рядом с нами, лучше всего прочего свидетельствует о том, что это запланированная акция. Я почесала кончик носа и зарылась в груду деревянных обломков на месте наших комнат.
  Хорошо, что постройки тут такие легкие - никого не зашибло...
  - Предлагаю хватать наши вещи и как можно скорее догонять Тсунаде-химе и Орочимару-сана, -я как раз докопалась до своей сумки и с облегчением убедилась, что все цело.
  - Зачем? - не понял Наруто. - В драке вещи только мешать будут!
  - Чтобы не возвращаться, бака! Как думаешь, от кого потребуют возместить стоимость ремонта всей улицы?
  Лицо Узумаки исказилось в комичном ужасе. Судя по скорости, с которой нырнула в развалины гостиницы Шизуне, ее представленная сумма тоже впечатлила. Так что спустя несколько минут мы на всех парах догоняли санинов.
  Кстати, Джирайя, в отличие от нас, был полностью одет и экипирован с самого начала, однако в драку не полез. Интересно, почему бы это?
  Догнали разошедшихся санинов мы на каком-то поле неподалеку от города. Ну, как догнали... Орочимару, судя по всему, просто увел бушующую Тсунаде в относительно безлюдное место, и теперь наворачивал круги, заставляя Сенджу слегка спустить пар на ни в чем не повинный ландшафт. Пока что Змей смог под удар не попасть, но судя по тому, как Сенджу полыхает яростью - так просто он не отделается. Кабуто рядом встревожено нахмурился. Джирайя ненавязчиво так зажал помощника Орочимару между собой и Шизуне, после чего поинтересовался:
  - Что все это значит, Кабуто-кун?
  - С чего бы это я должен давать вам отчет? - Якуши поправил свои очки, блеснув стеклами.
  - Нас больше! - радостно сообщил Наруто. - И у нас есть эро-санин!
  - И что? - Кабуто восхитительно-раздражающе выгнул бровь.
  - Отвечай! - Шизуне дернула рукав, открывая свой мини-арбалет на предплечье.
  - Пф? - интонации наводили на подозрение, что Якуши специально тренировался. Уж больно похоже на Учиху вышло.
  - Кабуто-кун? - я состроила максимально умилительные глаза. - Пожалуйста-пожалуйста? Очень вас прошу объяснить, что все это значит.
  - Подарок, - вот как он умудряется не просто бликовать очками, а очень выразительно показывать ими эмоции? - Ко вступлению в должность хокаге.
  - Дать себя удушить? - у Шизуне только что яд с губ не капал.
  - Излечить ее гемофобию, - снисходительно усмехнулся Кабуто. - Если разбить связку триггера с травмирующим воспоминанием, Тсунаде-химе снова сможет стать медиком.
  - Тсунаде-сама никогда не переставала им быть! - полыхнула Шизуне.
  - Ирьенин, который боится крови - очень жалкое зрелище... - Кабуто поднял глаза к небу.
  - Ты, прихвостень Орочимару!
  - Чем и горжусь, - отпарировал Якуши.
  - Интересно, а что нужно сделать, чтобы так разозлить баа-чан?
  Ответил, что неожиданно, Хаку:
  - Скорее всего, это какой-нибудь психотропный препарат, повышающий агрессию. Их не слишком сложно приготовить.
  Психотроп? Ну, Орочимару должен быть хорошим химиком. Прекрасным даже. И синтезировать вещество, вызывающие резкий выброс нужных гормонов для него задачка на пять минут, если не меньше...
  Так вот что Кабуто там готовил, кроме мазей!
  Тсунаде одним мощным ударом разнесла скальный выступ. Орочимару почти от всей каменной шрапнели увернулся, но несколько камней его все-таки задели.
  - Вот теперь верю, что они из одной команды, - меланхолично заметил Учиха.
  - Что значит 'теперь веришь'? - подозрительно нахмурился Кабуто.
  - До этого Орочимару-сан как-то слегка выбивался из общего градуса долбоклюйства, - невозмутимо пояснил Учиха.
  - Ты сейчас говоришь о человеке, который напрочь угробил руки непонятно какой техникой, да? - невинно вставил Хаку.
  - Эй! Угробить руки об шинигами не каждому дано!
  - А угробить об него только руки тем более, - проворчала я себе под нос. - Как вы думаете, это надолго? Мне что-то есть захотелось.
  - Меньше, чем за полчаса, Тсунаде не угомонится, - Джирайя улыбнулся почти мечтательно.
  - Сакура-чан, у меня есть пирожок! - радостно сообщил Наруто.
  Э-э-э?
  - Кто ты такой и что сделал с Наруто?
  - Сакура-чан?
  - Как у тебя могла выжить еда?
  - Ну... я не успел его доесть... - Узумаки смутился.
  - Он с кухни целый поднос стащил, - сдал сокомандника Саске.
  Наруто смутился еще больше.
  - И успел по дороге почти все слопать? - восхитилась я. - Делись давай!
  Повеселевший джинчурики вытащил остатки трофеев, я достала флягу с травяным настоем. Джирайя тоже отжал себе пирожок, уселся рядом, с Хаку мы сами поделились. Рядом продолжали тихо переругиваться Шизуне с Кабуто, по полю уже порядком запыхавшаяся Сенджу продолжала гонять Орочимару.
  Идиллия, однако.
  Особенно зрелище петляющего Змея, заедаемое пирожком.
  Минут сорок спустя химе все-таки выдохлась - а может, действие препарата закончилось. Посмотрела на руки, простецки вытерла лицо рукавом. Снова изучила кровавые разводы на ладонях.
  - И что это было, Орочимару?
  - Подарок. Ко вступлению в должность хокаге, - усмехнулся изрядно потрепанный Белый Змей.
  Тсунаде прищурилась.
  - Значит, 'не к отдельным представителям'?
  Орочимару неопределенно пожал плечами, изогнул губы в поистине змеиной улыбке.
  - Думаю, нам пора прощаться, Тсунаде. С восстанавливающей терапией Кабуто справится и сам.
  Сенджу медленно кивнула.
  - Береги свою тушку, Орочи, - кивнул и Джирайя.
  - Ху-ху-ху... Я бессмертен, Джи.
  - Ну-ну.
  - Орочимару-сан... - играть смущение мне даже и не пришлось. Действительно было довольно сложно заставить шагнуть себя вперед. - Возьмите. На память.
Именно такое выражение лица)
  Блуждания по Танзаку все-таки дали результат. Я нашла лавку, торгующую сувенирными фигурками из глины - действительно красивыми и яркими. Конечно, обычная фигурка или маленький замок Танзаку, которого в реальности больше не существовало, для санинов было бы мелковато... но договориться о паре фигурок на заказ оказалось не так уж сложно. Равно как и показать нужный образ с помощью гендзюцу.
  Именно за эти фигурки я больше всего переживала после обрушения гостиницы. И сейчас на сложенных ладошках, протянутых в сторону Орочимару в жесте уважения, стоял хмурый Тобирама Сенджу с полуразвернутым свитком в руках. Ровные иероглифы, складывающиеся в 'Эдо Тенсей' пришлось выписывать самой, и это была та еще задача - подходящей миниатюрной кисточки у меня не было, а делать надпись зубочисткой... Подарок, кстати, был без всякого подтекста. Нидайме чуть ли не единственный ученый в Конохе, кроме Орочимару, да и просто - Змей его уважает.
  Санин недоуменно поднял бровь - вот у кого Кабуто учился! - тыкнул в фигурку пальцем:
  - Что это?
  - Подарок, - я некоторым усилием воли заставила себя стоять прямо, а не ковырять землю носком сандалии.
  - И зачем?
  - На память, - я упрямо продолжала протягивать фигурку.
  - Я похож на склеротика? - другая бровь, ещё более скептично.
  - Вы похожи на параноика, - абсолютно честно ответила я. - Но это просто фигурка. Без фуин, чакры и добавок в глину.
  Орочимару взял фигурку. Повертел. Облизал. Задумался. Прищурился нехорошо.
  - Какая милая маленькая девочка, - сладким голосом проговорил санин. - Спасибо за подарок.
  И со смаком лизнул в щёку.
  Честно меня таким облегчением накрыло, когда он все-таки взял фигурку, что я даже не дернулась. Вздохнула глубоко, вытерла щеку аккуратным беленьким платочком. А потом шагнула вперед, привстала на цыпочки и клюнула змеиного санина в щеку символическим поцелуем:
  - Люди обычно делают это примерно вот так.
  - Ху-ху-ху... Я запомню...
  Что характерно, уточнять предмет запоминания Змей не стал. Подозреваю, меня он тоже запомнит... Но надо было пользоваться моментом, пока все не отошли от потрясения, поэтому я вернулась к Якуши:
  - Кабуто-кун, на память, - в руки ошарашенному помощнику Орочимару лег плотный бумажный пакет с копиями фотографий.
  - Шизуне-семпай и вам, - второй пакет перекочевал в руки Като.
  - Тсунаде-сенсей... - тут я не поленилась согнуться в поясном поклоне, протягивая Сенджу изящную статуэтку цуру.
  Это была единственная фигурка, которую я не заказывала специально - но точно так же не смогла не купить. Величественная птица с круглой 'шапочкой' красных перьев на голове, напоминающей восходящее солнце и полуразвернутыми крыльями - она словно воплощала в себе стремление в будущее. К тому же журавль цуру - символ долголетия, надежды, мира и семейного счастья. В искусстве же он ассоциируется с хризантемой, цветком правителей... слишком многие из смыслов этой фигурки перекликались с Тсунаде, чтобы я подарила ей что-то другое.
  Пальцы Сенджу чуть дрогнули, забирая подарок. Шизуне растерянно прижимала к груди пакет с фотографиями.
  - Джирайя-сан, - еще одна фигурка на так же вытянутых в жесте уважения ладонях.
  Жабий санин удивленно моргнул - кажется, он не ожидал, что подарок достанется и ему. А может, удивился виду статуэтки. Эту тоже делали на заказ. Брутальный жаб со шрамом поперек глаза и зажатой во рту трубкой. Застенчивый слизень с рожками и голубой полоской вдоль тела. Огромный фиолетовый змей, подперший голову кончиком хвоста и будто бы слушающий эти двоих. Позы всех троих расслаблены, никто не ждет атаки. Они просто отдыхают.
  И да, я выпытывала у Шизуне, как выглядят призывы санинов, так что с этой стороны никто не подкопается.
  А теперь отступить на шаг, сплести пальцы в замок и спрятаться за широкой спиной жабьего санина. Пускай взрослые дальше сами разбираются. Я им уже все, что хотела, доесла, пусть и не словами.
  
  

* * *

  
  
ПРОДА
  Возвращаться в Танзаку мы не стали. Вещи Тсунаде забрала Шизуне, а больше нас в городе ничто не держало. Наоборот, был шанс, что попытаются потребовать компенсацию за разрушенные здания... а если заплатим, то еще и за замок. Орочимару-то никто не рискнет счет выставить. Вот, кстати говоря, не оставляет меня вопрос - ну зачем? Пользы от этого совершенно никакой, а замок красивый был. Влияние эмоций или все-таки есть рациональное зерно, просто я его не вижу?
  Как бы то ни было, далеко уходить мы не стали. Влезать в разборки шиноби мало кто рискует. Если прямо на месте происшествия с Сенджу еще могли рискнуть и что-то потребовать - химе известна и тем, что долги свои все-таки отдает, иначе бы ей давно перестали доверять кредиторы - то догонять с этой целью уж точно не станут. Да и благодушием шиноби обычно не страдают. Взять хотя бы активно нукенинящих мечников Тумана, у которых разговор еще короче, чем у Орочимару.
  Причем, что характерно, чем ниже уровень, тем больше глумиться будут. Тот же Джирайя разве что воспитательных пинков отвесит, а мелкий чунин еще и рэкетом заняться не погнушается. Самоутверждение за чужой счет такое самоутверждение... да и с деньгами у них уж точно похуже, чем у одного из Легендарной Троицы. Кстати, первая и последняя попытка Джирайи преподать нам жизненный урок путем разведения на деньги закончилась нудной характеристикой миссий S-класса от меня, с отдельным уточнением, сколько за такую миссию платят и сколько 'эсок' значится в досье у Орочимару. И невинным замечанием, что змеиный санин где-то деньги на целое скрытое селение взял, неужели у Джирайи-сана с учетом его гонораров за книги не хватает даже на горячие источники?
  Шизуне была в восторге и теперь поглядывала на санина с хищным интересом. Не иначе как планировала привлечь его к оплате долгов Тсунаде во имя репутации Конохи, мда...
  Интересно, а каге хоть зарплату платят, или как это вообще все происходит? Ну, не верится мне, что боец такого класса должен существовать на 'подножном корму' и накоплениях от предыдущих миссий. Не верю! А вопрос однозначно интересный, нужно будет уточнить.
  В целом, мы могли уже идти в Коноху, но осталось еще одно дело. Забуза. Мечника требовалось вылечить, и как можно скорее - печати вкупе с нетающим льдом это хорошо, конечно, но состояние Момочи от этого явно не улучшится. Конечно, в Конохе есть оборудованный госпиталь, специальные фуин, лекарства... но кроме этого, там есть и медики, а гуляющие слухи о происхождении Забузы никому не нужны. Поэтому мы сделали остановку в первом же городке с горячими источниками. На их наличии настояла Тсунаде, заявил, что, конечно, умеет работать в поле, но если есть возможность облегчить себе задачу, то предпочтет, чтобы под рукой было хотя бы горячей воды вдоволь. Спорить никто не стал.
  Выбор пал на 'Деревню Горячей Воды' - небольшой поселок рядом с главной дорогой, специализирующийся на тихом уединенном отдыхе. Благодаря такой политике, здесь часто останавливались не только путешественники и проезжие купцы, но также и 'серьезные люди' 'инкогнито', да и шиноби не гнушались завернуть. Коноха рядом, а для чакропользователей, как для той бешеной собаки, десять километров не крюк. По возвращении в деревню надо идти сдавать отчет, оформлять миссию как выполненную или проваленную... Пока еще доберешься до нормального отдыха. А тут можно в свое удовольствие отмокнуть в горячей воде, особенно если сроки миссии не были выставлены жестко.
  Надо сказать, владельцам местных заведений это было только на пользу. После миссии шиноби обычно не имеют склонности буянить сами, а шанс при попытке повыделываться поймать в лоб не только пятку, но и дзюцу оказывает дивно умиротворяющее воздействие.
  Тсунаде здесь явно бывала, а вот Джирайя, кажется, нет. Может быть, потому, что в таком тихом месте не срабатывает его любимая тактика - болтать об окружающих и проявлять излишнее любопытство в Деревне Горячей Воды было не принято. Но, местность знала Сенджу, а мастер-класс по тому, как не привлекать лишнего внимания, дал все-таки жабий санин. Прием оказался прост, как табуретка - но, как ту же табуретку в драке, его нужно было уметь применять. Джирайя попросту не прятался. Совершенно открыто и даже громогласно восхищался местными девушками, предвкушал удовольствие от посещения совмещенных источников, даже прошелся по тому, что благодаря присутствию Шизуне и Тсунаде есть кому присмотреть за детьми в нашем лице. И если Като только проворчала под нос, что с Тсунаде-сама еще неясно, кто за кем присматривать будет, то химе не поскупилась на пару оплеух, окончательно 'демаскировав' себя как шиноби...
  ...и завершив тем самым так небрежно созданный Джирайей образ. Две команды, встретившиеся по возвращении с миссии, а то и выполнявшие ее в тандеме - что может быть обыденнее? А то, что миссия была нацелена скорее на натаскивание молодежи, о чем свидетельствует отсутствие хитай-ате у старшей части команды, уже частности. Равно как и экстравагантное поведение немолодого мужчины, который, судя по всему, вообще был заказчиком. И порядком довел за время миссии обеих куноичи.
  Кого после этого удивит, что такая пестрая компания предпочла самый уединенный онсен с отдельной купальней? 'Обиженный' на такой произвол Джирайя демонстративно отправился мокнуть в общем источнике - клоном, мы не менее демонстративно удалились отдыхать. Хотя наметанный глаз бы заметил, что 'заказчика' по крышам сопровождают два мелких шиноби - Наруто и Саске тоже были вынуждены сделать клонов.
  Интересно, их не подловят на 'подглядывании'? С жабьего санина станется устроить забег от возмущенных красавиц чисто чтобы парни не расслаблялись.
  Оригиналы же остались с нами, хотя Тсунаде и предлагала мальчишкам пойти погулять. Отказались и на полном серьезе заняли позиции охранников, собираясь бдеть на случай внезапных нападающих. У Хаку от такого даже губы чуть дрогнули.
  Непривычно серьезный Джирайя достал нужный свиток, распечатал Забузу. Хаку, дождавшись короткого кивка, плавным жестом убрал лед.
  - Шизуне, - еще один короткий кивок.
  Като резким движением всадила шприц с препаратом в относительно целое плечо мечника, уложила его на заранее подготовленную кушетку. Провела над телом окутанными 'мистикой' руками:
  - Пульс... общее состояние... повреждения рук... повреждения кейракуккей... содержание гормонов... состояние нервной системы... - голос звучал размеренно и отстраненно, словно звук работы какого-то механизма. - Кислородное голодание мозга... трещины в ребрах... старое повреждение мышц пресса и бедренной артерии... патология пятого лимфоузла...
  Хаку с каждой новой озвученной характеристикой вздрагивал, да и меня пробрало. Такой букет от единственного столкновения с Самехадой возникнуть не мог никак, да и Шизуне перечисляла в том числе и застарелые травмы. Шиноби, конечно, очень живучие, но как Забуза умудрялся не просто бегать, а еще и своей шпалой махать? Мы Кубикирибочо вдвоем еле поднять могли!
  - Пациент погружен в операционную кому, процессе в организме замедленны до безопасного минимума. Состояние тяжелое, непосредственная угроза жизни при оказании своевременной помощи отсутствует, - закончила отчет Шизуне.
  - Вытащим, - Тсунаде щелкнула расправленной на руке медицинской перчаткой. - и не таких вытаскивали. Сакура, иди сюда, будешь помогать. Начнем со спины.
  Работать в связке с таким мастером, как Тсунаде - это просто нечто. Такое чувство, что она подхватывала мою несуразную 'мистику', направляла, показывала... точнее, оставляла всего один вариант воздействия, который и оказывался наиболее эффективным. Это было... нет, словами не передать. Что-то, воспринимаемое, скорее, на интуитивном уровне, то 'чутье', которое, обычно, приходит с опытом... Тсунаде позволяла прочувствовать, как это должно быть сейчас, когда мне до подобного уровня еще расти и расти. Участие в подобной 'связке', пусть и на подхвате, давало больше, чем месяц самостоятельной практики. А еще это было безумно познавательно, безумно интересно... и просто здорово.
  Восхитительно ощущать, как под руками срастаются и приходят в норму волоконца мышц. Как по снова целым сосудам начинает свободно циркулировать кровь. Как из месива с осколками костей снова собирается нормальная, здоровая спина.
  И просто до восторга доводит то, что Тсунаде, ведущая в этой связке, тоже чувствует нечто подобное. Сенджу была... счастлива. Счастлива снова быть медиком и спасать не только своими знаниями, но и своими руками.
  Я поняла, что еле стою на ногах только когда Хаку мягко подхватил меня за плечи, помогая сесть прямо на пол. Шизуне отвлеклась от своего участка работы, протянула парню флягу - как бы не ту же самую, из которой она отпаивала Тсунаде после лечения Орочимару. Во всяком случае, вкус снадобья был похож, и противный звон в ушах после нескольких глотков отступил.
Забуза-Ясуо
  Химе на мгновение отвлеклась, чтобы кинуть на меня одобрительный взгляд, снова вернулась к работе. Шизуне как раз разбиралась с внешностью Забузы в целом, а сама Сенджу сводила старые шрамы, которые могли послужить причиной опознания. Зрелище завораживало. Под руками женщин рождался совершенно другой человек. Тсунаде будто играючи затерла несколько приметных шрамов, убрала пятно старого ожога, тут же 'нарисовала' несколько других - боец и мечник со слишком чистой кожей будет выглядеть подозрительно. Привела в порядок руки.
  Шизуне от наставницы не отставала. Знаменитые треугольные зубы мечников Тумана сменились ровным рядом совершенно обычных, разом лишая Забузу одной из самый приметных черт, откуда-то появились густые брови, изменилась форма носа и наросла густая шевелюра - как минимум, до плеч. Като чуть отстранилась, чтобы оценить свою работу, и добавила легкий шрам поперек переносицы.
  Лично я в этом человеке Забузу не узнала бы даже под угрозой куная. Мечник порядком потерял в массе - даже в участием такого ирьенина, как Тсунаде, организму потребовалось немало ресурсов для лечения. Поджарый, хищный - да, но с Демоном Скрытого Тумана даже ассоциаций не возникало.
  Как там Джирайя говорил - Ясуо? Ну, с днем рождения вас, Ясуо-сан...
  Тсунаде закончила со своей частью, стянула с рук перчатки.
  - Плотный обед. Всем, - коротко приказала она.
  И, словно только этого и дожидались, в номер ввалились клоны Джирайи, Наруто и Саске, нагруженные едой по самую макушку.
  Ну, кто бы сомневался, что санин будет не только в источнике сидеть.
  
  Отступление
  Хаку казалось, что он спит. Или даже бредит - слишком уж происходящее в последние недели не вписывалось в его привычный мир.
  Хаку привык верить в закон равновесия - если было очень плохо, следом обязательно случится что-то хорошее. Из-за пробудившегося кеккей генкая он лишился дома и семьи - но потом он встретил Забузу-сана и благодаря все тому же кеккей генкаю смог быть ему полезен.
  Верно было и обратное - после чего-то очень хорошего маятник непременно отшатывался в обратную сторону. Забуза-сан не просто подобрал непонятного сироту, он искренне заботился о нем и даже учил - но они должны были погибнуть тогда на мосту в столкновении с Копирующим ниндзя и его учениками.
  Выжили и даже получили шанс на будущее без постоянно дышащей в затылок погони - и столкнулись с тем, кто знал Забузу-сана в лицо и имел к нему свои счеты.
  Как будто шинигами не хотел отпускать уже намеченную жертву.
  Но оба раза смерть отвела маленькая девичья ладошка.
  Могло бы показаться, что Сакура сыграла не самую важную роль, что итоговое решение каждый раз оставалось за кем-то другим, более взрослым и опытным... но первый шаг делала именно она. Словно ловила падающего в пропасть без раздумий и колебаний, не обращая внимания на то, что может сорваться следом сама.
  А еще почему-то не требовала платы. Таких в мире шиноби просто не могло и не должно было быть - они бы просто не выжили. Хаку привык к тому, что люди обычно равнодушны и жестоки. Шиноби же приходится ожесточаться еще больше...
  Сакура протягивала жизнь на открытой ладони и уходила с легкой улыбкой.
  Хаку считал себя достаточно понятливым, чтобы с первого раза уловить то, о чем намекали ками. В прошлый раз они приняли этот подарок как должное - и угодили в зеркальное отражение смертельной ситуации. Но какую плату можно предложить тому, кто за руку отвел смерть?
  Разве что вложить в эти самые ладони уже жизнь...
  - Что ты собираешься делать дальше? - негромкий голос поблизости заставил невольно вздрогнуть. - Отправишься в очередное путешествие?
  Вышедшая на энгаву Сенджу-химе обернулась, требовательно глядя на своего собеседника.
  - Да, - коротко кивнул жабий санин. - Эти Акацки тревожат меня... и они показали, что проникновение в Коноху для них не помеха. Я заберу Наруто с собой и буду тренировать его.
  - Все еще пытаешься вырастить своего ученика из пророчества? - химе прислонилась к перилам.
  - Почему нет, Тсунаде? Эти дети напомнили мне, что когда-то я был молодым. Каким я тогда был. О чем мечтал.
  - Да... - эхом откликнулась Сенджу. - Особенно о чем мечтали...
  Джирайя запрокинул голову, вглядываясь в усыпанное звездами небо:
  - Они будут лучше нас, Тсунаде. Они уже сильнее.
  - Может быть, ты и прав... Уверен, что справишься, если они все же смогут вас перехватить?
  - Я все еще достаточно силен, чтоб справиться с парочкой нукенинов, даже если это и S-класс, - хмыкнул санин. - Конечно, в компании с Наруто собирать информацию будет сложнее, но подходящего нукенина для внедрения в эту организацию у меня на примете нет, так что придется по старинке...
  - Как обычно дурачишься, - вздохнула химе. - И не думаешь о тех, кто может о тебе волноваться.
  - Ты будешь беспокоиться обо мне, Тсунаде?..
  Но Хаку уже не слушал. Он не знал, чем можно отплатить дважды спасенную жизнь? Судьба оказалась достаточно благосклонной, чтобы дать ему нужную подсказку. Стал ли он свидетелем разговора случайно, или Джирайя-сан намеренно позволил ему услышать - неважно.
  Значит, Акацки. Организация, в которую могут вступить только нукенины S-класса.
  Что ж, в определенных кругах 'тень' Киригакуре но Киджина уже имела некоторую известность. Довести ее до нужной репутации будет не так уж сложно.
  Но для начала стоит подробнее расспросить Джирайю-сана о том, что из себя представляют эти самые 'Акацки'.
  

* * *

  Разговор с Забузой прошел на удивление гладко. То ли мечник и раньше был тем еще фаталистом, то ли крушение жизненной парадигмы на мосту так повлияло, но вариант 'изменить имя - изменить судьбу' был принят им как нечто само собой разумеющееся. Даже то, что эта судьба окажется связана с Конохой, мечника не смутило. Такой Забуза слегка настораживал, но в целом все было нормально...
  ...пока лапочка-Хаку не отколол номер.
  Вот уж истину говорят про тихий омут!!!
  Этот... Этот Юки заявил, что не пойдет с нами в Коноху. Потому как собирается продолжить выполнять заказы в качестве нукенина, чтобы заработать нужную репутацию... и вступить в Акацки, дабы шпионить за этой организацией изнутри.
  Меня чуть кондратий не хватил от такого заявления. Забузу, судя по перекошенному лицу - тоже. Но рядом была Тсунаде и отогнала возможные проблемы со здоровьем одним своим присутствием... Я кричала, я требовала, я просила и топала ногами - Хаку смотрел на это со своей привычной мягкой улыбкой. Момочи угрюмо пообещал скрутить засранца и в таком виде дотащить до Конохи - Юки остался все так же спокоен. Монах, познавший дзен, чтоб его!..
  - Трижды рожденный, Сакура-сан, - только и сказал он. - Мой путь именно в этом.
  - Ты слишком мягок, Хаку, - Забуза поднял на ученика тяжелый взгляд. - До S-класса обычно добираются ублюдки вроде меня.
  - Не преувеличивайте, Забуза-сан. У меня хватит сил, чтобы защитить свою мягкость, - спокойная улыбка, чуть склонённая набок голова. - А ваша дорога теперь ведёт в Коноху.
  Это было... внезапно. Как будто потайной клинок на миг показался из ножен, поймав блик света лезвием. Хаку сильный, да, но никогда не хотел быть шиноби...
  И уж точно в нем сложно было заподозрить такой стержень. Стойкость - да, но подобная решимость...
  Забуза вскинулся, слишком резко хватанул воздух, собираясь возражать, поперхнулся. Буквально вцепился в Хаку взглядом.
  Медленно и тяжело выдохнул, опуская плечи.
  - Я всегда знал, что однажды ты перерастешь меня, Хаку. И рад, что все-таки смог это увидеть.
  Хаку потрясенно распахнул глаза, мигом становясь очень-очень юным и таким... невинным.
  - Забуза-сан...
  - Вы что, вот так его и отпустите?! - я все-таки не смогла промолчать. - Это же чистое самоубийство!
  - А ты сможешь его удержать? - Забуза перевел взгляд на меня, и вдоль позвоночника продрало морозом, от того, каким усталым, больным и потрепанным жизнью он выглядел.
  Незнакомое лицо и такой пугающий своим пониманием жизни взгляд...
  Вот тут я попросту позорно разревелась.
  Это было глупо, абсолютно ничего не решало и было совсем не к месту... но я просто не могла удержаться, и рыдала взахлеб, как ребенок, у которого впервые в жизни убежал в лес котенок. От чувства собственной беспомощности, от того, что я не могу ничего изменить. Потому что сейчас Хаку ставил на кон не только свою жизнь - он и себя прежнего тоже пускал в расход. Тот мальчик, который до последнего старался не убивать своих противников, умрет в любом случае. А вот что получится в итоге... Хотелось бы верить, что Хаку просто закалится, как хороший клинок. Но...
  Но я просто не могла сейчас не плакать.
  За себя, за Забузу, за самого Хаку... захлебываясь всхлипами и крепче сжимая в пальцах ткань хаори...
  - Достаточно.
  Тсунаде сказала это негромко, но до того властно, что слово почти хлестнуло. Я вздрогнула, пытаясь непроизвольно зарыться в рубашку на груди... ой. Я все это время ревела на груди Джирайи? Упс... Стыдно-то как... Отползла в сторону, поспешно вытирая нос рукавом.
  Хаку, кстати, выглядит слегка ошарашенным, а вот во взгляде Забузы чувствуется некоторое даже облегчение. А, ну да, он же ближе Джирайи ко мне сидел...
  - Это тоже часть жизни шиноби, - Сенджу смотрела на меня прямо и строго. - Не только нести смерть. Не только от нее спасать. Отпускать на верную смерть - тоже. И, что еще хуже, посылать на смерть осознанно. Ради спасения других. Ради банальной выгоды. Ради политики, - последнее слово прозвучало, словно грязное ругательство.
  - Простите, Тсунаде-сенсей, - опустить голову и шмыгнуть носом, стараясь окончательно взять себя в руки.
  - Это не так уж плохо, уметь искренне плакать о друзьях, - на макушку опустилась широкая ладонь жабьего санина. - Но оставляя сердце открытым, ты рискуешь получить слишком много боли...
  - Пусть так, - вскинуть голову, утирая никак не желающие прекращаться слезы. - Пусть я буду еще не раз плакать... но дорогих мне людей встретит открытое сердце, а не равнодушный кивок!
  Наруто почему-то покраснел и отвел глаза в сторону, Саске хмыкнул... Сенджу придавила тяжелым взглядом:
  - Уверена, что справишься?
  - С таким сенсеем, как вы? Да.
  Тсунаде ошарашено моргнула, а я все-таки поднялась на ноги и крепко-крепко обняла Хаку:
  - Помни, что тебе есть куда вернуться.
  Напряженные плечи, несколько секунд колебания... но потом Хаку все-таки поднял руки в ответном неловком объятии. И, кажется, даже чуть слышно шмыгнул носом.
  - И только попробуй умереть, - прошептала ему на ухо. - Пойду в ученики к Орочимару, доберусь до запретных техник и воскрешу Эдо Тенсей.
  - Сакура-чан, ты же сама говорила, что эта техника - издевательство над мертвыми...
  - Вот именно! Это будет наказание! - а теперь насупиться, как грозному хомячку.
  - М-ма, Тсунаде, твоя ученица меня уже пугает...
  - Которая именно, Джирайя? - невинно поинтересовалась химе.
  - М-ма...
  Тихий смешок Шизуне разорвал накопившееся в воздухе напряжение. Пропало мерзкое чувство оцепенения - будто неловкое движение могло обрушить лавину. И неприятная тишина тоже пропала - шорохи одежды, облегченный выдохи, шелест взъерошенных волос. Тсунаде права - отпускать тоже часть жизни шиноби. Не буду же я реветь перед каждой миссией.
  Но если Хаку думает, что насчет Эдо Тенсей я пошутила - зря!
  

* * *


Оценка: 7.72*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ветер "Воргэн"(Уся (Wuxia)) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"