Чернявская Юлия: другие произведения.

Академия магии 2. Недра подземелий.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    Культисты спят и видят, как провести свой зловещий ритуал. Их противники мечтают видеть меня мертвой, лишь бы не досталась врагу. Семья активно ищет алтарь, чтобы уничтожить амулет и не дать врагу осуществить замыслы. И только адепты академии магии видят во мне уникальный справочник по литературе, хранящийся в нашей библиотеке. Закончено 22.11.15, доступно для приобретения на сайте Призрачные миры. Ссылка на главной странице.

  Ночь озарялась пламенем десятка костров, вокруг которых собрались люди. Чуть в стороне над углями двое мужчин жарили тушу кабана. В одних котлах варилась похлебка, в других нечто напоминавшее пунш. Чуть в стороне стояло несколько увесистых бочонков пива. Люди то и дело подходили к ним, не дожидаясь, пока горячий напиток будет готов. В углу поляны стояло несколько телег - все, что нашли относительно ценного или полезного в деревне, жители которой отказались принимать веру в Вернувшегося. Что ж, их право. Вот только где теперь эта деревня? Разве что зарево над лесом указывало ее местонахождение. Сами виноваты. Если бы присоединились к ним, остались бы живы, отмечали бы день Зимнего солнцеворота. А раз отказались, туда им и дорога. Не жалко.
  Один из мужчин в дорогой одежде, посмотрел на начавших хмелеть людей, после чего прошел к богатому шатру, откинул полог и вошел внутрь. Стряхнув с обуви снег, подошел к накрытому столу. Еда на нем была много лучше той, которой довольствовались остальные. А вместо кислого пива и непонятного варева стояло вино. Пусть не столь изысканное, как то, к которому они привыкли. Действительно хороших вин в таких деревнях не водилось, но подогретое со специями и сахаром и такое оказывалось не дурным.
  - Выпьем? - произнес хозяин шатра.
  - За что? - приподнял бровь вошедший.
  - За успех нашего предприятия, - щербато улыбнулся тот.
  - Ты уверен, что все пройдет гладко?
  - Абсолютно. Мой человек выполнит все, что я потребую.
  - Я бы поостерегся делать такие заявления.
  - Ты же знаешь, что такое клятва подземным богам, - улыбка стала еще шире, и куда мерзостнее. - Даже если он не захочет, все равно будет делать то, что я прикажу.
  - У каждой клятвы есть срок, - возразил пришедший.
  - Наш срок еще не вышел, - мужчина с довольной улыбкой поднял свою кружку. - За нашего повелителя, пусть он скорее вернется к своим детям.
  - За нашего повелителя, - поддержал его второй.
  Кружки с глухим стуком соприкоснулись, после чего каждый пригубил свой напиток.
  - Ульвейн, вот скажи мне, а тебе-то все это зачем надо? - после того, как тарелки немного опустели, заговорил вошедший. - Сидел бы в своем кабинете, бумажки подписывал, денежки неплохие получал, в тепле, покое. А вместо этого по лесам мотаешься, в глуши сидишь, словно медведь. Всех радостей только бабы деревенские да вино дешевое, а чтобы чего-то такого, этакого, - мужчина сделал неопределенный жест рукой, - так, когда оно еще будет.
  - Вот из-за этих бумажек я тут и оказался, - буркнул мужчина. - А ты, Дагрос не лез бы не в свое дело. Умер, так умер. Придет пора - воскресну, буду стоять у трона повелителя. Или поблизости, если рядом места не найдется.
  Шум с улицы стал громче - где-то в деревнях начался праздничный фейерверк. Лишь над одной продолжал подниматься в небо дым, не видный в ночи. Ульвейн нахмурился. Зря они пришли туда сегодня. Теперь местные могут заметить неладное. Благо хоть снегопад был, могут на отсыревший порох списать. А то, не приведи Вернувшийся, проверить решат. Пусть снег следы и замел, кто знает, как далеко местные охотники в поисках дичи забредут. Надо было карты местности затребовать, прежде чем по деревням ходить. Вроде и далеко они от столицы - не меньше недели верхами добираться, а людное место оказалось.
  - Завтра надо сворачиваться и проваливать отсюда. А то, не ровен час, погоня по следу пойдет, - словно прочитал его мысли Дагрос.
  - Думаешь, погоня будет? Да в лесу столько снега, что никто далеко не заберется.
  - Нет, я думаю, как бы наш народ не упился настолько, что проспят любую опасность.
  - Не проспят. Пойло не столь крепкое, как им бы хотелось. Да и мороз свое дело знает. Но уходить надо. Тут ты прав. Если не поспешим, эти идиоты решат спалить еще что-нибудь. Нам не нужно столько трупов. Пока не нужно.
  - Наш повелитель не оценит, что его будущих рабов уничтожают, - согласился Дагрос. - Другое дело - маги и эти расы, которые не хотят смешиваться с человеческой кровью.
  - Ничего, - усмехнулся Ульвейн, радуясь, что его собеседник не может в скудном свете разглядеть выражения его лица. - Скоро мы очистим от них землю. Останутся только люди. Наш повелитель уничтожит их оплоты, и мы вырежем всех мужчин любого возраста. А с их женщинами сначала повеселимся, а потом тоже вырежем.
  Раздался дружный смех, стукнули кружки, они вновь выпили, после чего с удвоенными усилиями принялись поглощать еду.
  
  Барон Ларинс незаметно для собравшихся покинул гостиную. К удивлению мужчины, Эвандер выполнил свое обещание. За несколько дней до праздников Анвиса вернулась домой. После небольшой экспертизы было установлено, что на девушку долгое время оказывалось магическое воздействие. Казалось, что может быть лучше. С дочери сняты все обвинения, она может и дальше вращаться в обществе. Но барона беспокоило не это.
  Понятно, что в академии оставались его агенты, другое дело, что им было много сложнее подобраться к библиотекарше. А на востоке культ набирал силу. Правительство не вмешивалось, король, казалось, вовсе не замечал каких-то изменений. Жрецы тоже не выражали беспокойства, мол, одним культом больше, одним меньше. Сколько их уже было. Чем меньше преследуешь, тем быстрее наступает разочарование у населения.
  Но равнодушие властей куда меньше беспокоило барона, чем полное спокойствие магического управления. Как сказал тот мальчишка-магистр, Рикитс. Да, они проверили этого человека. Одна из ключевых фигур, которая может отсеивать многие бумаги. Но он не человек. Точнее, не чистокровный человек. Его мать была человеком, а отец - тритон. Насколько известно, женщина умерла несколько лет назад от старости, все-таки и сын не молод - шестой десяток разменял. Хотя, он все-таки маг, не стоит забывать об этом. А отец вполне бодр и радостен, завел новую семью, что не мешает ему приглядывать за ребенком от связи с обычной человечкой. Не потому ли сын так обозлился на магов и расы, что сам был человеком, а не тритоном, пусть и унаследовал какие-то способности?
  Увы, проблема магов и магических рас заключалась в том, что они жили много дольше, чем обычные люди. Был плюс - кровь не смешивалась, и мир не захлестнуло огромное количество полукровок, но браки между магом или представителем иной расы и человеком без способностей были обречены. Родителям было тяжело смотреть, как старятся и умирают дети, которым не повезло родиться обычными людьми, дети с тоской смотрели, как один родитель, молодой и полный сил, провожает в последний путь другого, или ухаживает за выжившей из ума второй половинкой, при этом не гнушаясь отношений на стороне, поскольку сам еще далек от старости. Возможно, в чем-то боги правы, возможно, нет. Барон никого не оправдывал и не обвинял. В какой-то степени ему повезло. Его жена, юная саламандра родила ему обычную дочь, у которой не было каких-либо заметных способностей, так что магии ее обучать не стали, а сама погибла, когда Анвисе было несколько лет. В одном из городов случилось землетрясение, и она спасала детей, а саму ее завалило обломками зданий, из-под которых женщина уже не смогла выбраться.
  Барон посмотрел на портрет молодой женщины и вздохнул. Прошло больше десяти лет, а он не может забыть свою жену. Анвиса - самый дорогой подарок, который она успела ему подарить. Второму малышу не суждено было появиться на свет. Так ли он прав, скрывая от дочери, что она принадлежит огненным? Ее огонь настолько слаб, что Анвиса скорее простой человек, чем саламандра. Ей тяжело будет с сородичами. Наверное, прав. Вот только жениха бы ей подобрать подходящего, а там разберется. Сейчас есть проблемы много важнее.
  Над городом еще кое-где продолжалось магическое представление, гости продолжали шумно поздравлять друг друга, но, по сути, все закончилось. Уже днем он вернется к работе. Раз король, правительство и жрецы делают вид, что все в порядке, это не значит, что так будут поступать остальные.
  Дверь кабинета тихонько приоткрылась, и внутрь скользнула завернутая в темный плащ фигура.
  - Господин Ларинс, у меня новости, - раздалось из-под капюшона.
  - Опять плохие?
  - Судите сами, мой господин, - из рукава высунулась крепкая, покрытая редкими чешуйками рука с длинными когтями, протягивая небольшой конверт. - Эта информация чудом сохранилась. Наши враги полагают, что свидетелей не осталось в живых. Мне чудом удалось найти выживших.
  - Благодарю, Тром. Можешь отдыхать. Ужин в твоем склепе, как ты и просил. Но я был бы рад, если бы ты присоединился к нам.
  Фигура вновь поклонилась и исчезла так же тихо, как и появилась.
  
  Я вошла в нашу с Льертом спальню и со стоном упала на кровать. Обратная дорога заняла почти два дня. Снег валил не переставая. Льерт, как мог, старался помочь кучеру и животным, но и у магов силы не бесконечны. Лишь к концу первого дня тучи начали расходиться, а после выглянуло солнце. Но прошел еще не один час, прежде чем показалась повозка, призванная расчищать дорогу. Надо ли говорить, что окончание пути все пассажиры встретили аплодисментами.
  Впрочем, не успели мы войти в наше общежитие, как магистра срочно вызвали в административный корпус. Он только успел передать мне наши вещи и быстро ушел. Я притащила лишенные веса при помощи магии сумки, заставила себя стянуть сапоги и куртку, и теперь блаженствовала на застеленной пледом постели, уговаривая себя встать и пойти в душ. Уговоры слабо помогали. Тогда я представила ванну с маслом и пеной. Организм задумался, после чего решил, что не против подобного времяпровождения. Более того, он даже согласен подняться и приготовить все это.
  Я поднялась, вошла в ванную, пустила набираться воду и полезла на полку за нужными бутылочками. Краем глаза отметила какие-то составы на полке Льерта, но совать в них нос не рискнула. Мало ли что и для каких целей там водится. Помню, как-то перепутала маскировочное средство у брата, приняв за шампунь. А что, был красивый флакончик с ароматной синей жидкостью. И ходила потом, радуя семейство и соседей ярко-синими волосами, светящимися в темноте. Так что посмотрела, отметила оригинальность цвета, и продолжила поиск своей рыженькой баночки. Та нашлась за бутылкой жидкого мыла и шампунем для волос. Добавив немного масла, отметила, что вода уже почти набралась. Раздевшись, с удовольствием погрузилась в ароматную пену.
  Последние дни дома выдались весьма напряженными. После того, как уехали родственники, у нас состоялся серьезный разговор. Братья вкратце рассказали, что его величество поручил им найти и уничтожить один амулет, который, как выяснилось позднее, необходим для проведения ритуала по возвращению в наш мир одного очень сильного мага прошлого.
  Как оказалось, для этого ритуала нужны еще и маг без магии и алтарь всех богов. Братья решили спрятать амулет у меня, но культисты все-таки смогли выйти на него. И не только культисты. За мной долгое время присматривали и противники культа. Заметив повышенную активность моих родственников, они решили, что те тоже заинтересованы в призыве вернувшегося в наш мир. В результате меня было решено устранить. Было совершено два покушения, которые не увенчались успехом. В первый раз на дверь моей комнаты повесили мощную ловушку. Все бы хорошо, но перед этим у меня состоялся разговор с Льертом. Магистр предельно честно рассказал, что происходит и попросил соблюдать осторожность. Заметив, что моя комната открыта, я не стала совать туда свой нос, а поспешила найти Льерта. Второй раз меня попытались убить, бросив в столовую бутылку с запертым заклинанием. И опять рядом оказался Льерт. Ну и как-то так вышло, что после этого наши отношения с магистром перешли на новый уровень. Мы не просто перестали цапаться по мелочам, а начали встречаться.
  Культисты тоже попытались заполучить амулет. Отправив мне письмо от имени отца, они вызвали меня на встречу. Но я на тот момент не имела представления, что им от меня будет нужно. Подозревала, что это как-то связано с вещью братьев. От них я и узнала об амулете. А дальше смогла своим умом дойти до предназначения амулета, культа вернувшегося и понять, какие неприятности меня ожидают.
  Не утаила я и проникновение в библиотеку сначала студентов, а потом и странных людей, которым было что-то нужно в хранилище запретных книг. Что конкретно там понадобилось культу, мы не знали, но могли подозревать, или амулет, или какая-то информация. Разумеется, ни то, ни другое они пока не получили. Но приятного тоже было мало. После работы не задержишься, заканчивая какие-то дела, уж точно. Впрочем, было во всем этом и хорошее - у меня появился мужчина. Наши отношения с магистром успели перейти в очень близкие. Жили мы вместе, и, судя по всем намекам, так быстро меня не отпустят.
  Разумеется, я не стала рассказывать, как попыталась читать книги из запретного сектора, а братья и Ри умолчали о своих мелких просчетах, которые никак не влияли на происходящее. Временами казалось, что нам или оторвут головы, или дружно всех запрут в подвале бабушкиной лаборатории, ну кроме Марка и Дина. И даже Хелени будет с нами сидеть, хотя у нее работа такая.
  Обошлось. Мама пыталась причитать, но мы быстро успокоили ее. Отец хмурился, что-то обдумывая. Все-таки он часто при дворе бывает, хоть и не согласился стать придворным магом в полном смысле этого слова, но знает достаточно. Дед по очереди оглядел всех нас. Бабуля высказала пожелание бросить все свои дела и согласится какое-то время преподавать в академии, пока ее младшей внучке не перестанет грозить опасность. Благо вмешался Льерт, убедив, что сам может за мной присмотреть. Их зрительный диалог длился несколько минут, после чего бабушка успокоилась. Единственный, кто проявил энтузиазм - Робин. Впрочем, брату тут же напомнили, что его задачей ближайшее время будет охрана Шианы, и тот сник. С другой стороны, ему быстро нашли и еще одно дело - следить, что говорят в окрестностях, ну и вместе с дедом разобраться, чью кость откопал Гром. Все-таки убийство, совершенное так близко от особняка Харперов, - вызов всей нашей семье. Одно дело, если незадачливого человека волки загрызли, или он сам от холода умер, а звери только полакомились его мясом, совсем другое - намеренное убийство. Мама тоже решила, если представится возможность, заняться проблемой распространения культа, его снабжением. Хотя, как мне казалось, папа не даст ей увязнуть во всем этом. Дело нашлось для всех. Влезать во что-то, так всей семьей. Ну да такая уж у нас особенность.
  Я растянулась во весь рост, чувствуя, как расслабляются мышцы. Хорошо! Завтра даже буду не сильно кряхтеть. Все-таки сорок часов провести на неудобной деревянной скамье без возможности размяться сродни пытке. Нет, были остановки, временами длительные, но желание выходить у пассажиров отсутствовало. Разве что когда совсем приспичит обозреть окрестности. И то Льерт старался магией расчистить дорожку до ближайших кустов. Правда, ее быстро заметало, но хоть что-то. А гулять по сугробам по пояс никто не рискнул. Поспать тоже получилось плохо, и теперь я думала, где бы найти силы, чтобы вылезти и перебраться обратно на кровать.
  Силы все-таки нашлись. Опять же начавшая остывать вода не способствовала комфорту. Шевелиться пришлось бы в любом случае, как для того, чтобы добавить горячей воды, так и для того, чтобы вылезти. Я завернулась в полотенце, сверху набросила халат. Пока спускалась вода, вытерлась, переоделась в пижаму и распустила волосы. Уже в комнате заплела их в косу. По-хорошему, надо было найти ленту или амулет сушки, но мне было настолько лень, что я лишь сдернула с постели плед и забралась под одеяло. Потом была темнота.
  Первый раз я проснулась оттого, что лежать стало немного неудобно. Оказывается, Льерт успел вернуться и устроился рядом. А я и не заметила. Улыбнулась пришедшей в голову мысли, что со мной могли делать что угодно, а я бы потом думала, что мне приснилось. Устроившись удобнее, прижалась к мужчине, почувствовала, как меня обнимают, и снова провалилась в сон.
  Следующее пробуждение оказалось много приятнее. Меня осторожно целовали. Щека, потом губами прихватили мочку, шея, дальше мешает ткань пижамы. Ее отводят в сторону, но, все равно, простора для действий не так много. Интересно, дорогой, а что ты будешь делать дальше? Я делала вид, что сплю, хотя в любой момент мужчина мог понять обратное. Собственно, если его рука и дальше продолжит так активно пробираться под кофточку, свалить все на эротический сон у меня не получится.
  - Крис, - прошептали мне на ухо, - хватит притворяться.
  Между тем рука мужчины уже вовсю путешествовала по моему телу. Ну да. Не заметить, что сердце бьется сильнее, сложно. Его я, в отличие от дыхания, контролировать не могу.
  Улыбнулась, чуть приоткрыла глаза, потом обняла своего мужчину и поцеловала. Хорошо, что у нас впереди целый день, и еще завтрашний. Как чувствовали, выехали раньше, чтобы иметь возможность отдохнуть. В том числе и таким приятным образом. Между тем руки мужчины уже нашли под одеждой мою грудь. А потом меня и вовсе избавили от мешающих вещей.
  Стоит ли говорить, что завтрак мы благополучно пропустили. Я лежала на сбитых простынях, не стесняясь своего вида. Подумаешь, растрепанная. Все претензии к тому, чьей милостью это произошло. Льерт растянулся рядом, что-то изучая на потолке. Мой взгляд провожал снежинки за окном. Снегопад добрался и до столицы. Неизвестно, успеют адепты вернуться в академию, или придется переносить экзамены на более поздний срок. Хотя, какая мне-то разница, у меня своих проблем хватает.
  Мужчина нашел мою ладонь, наши пальцы переплелись. Как же хорошо, вот так лежать рядом, ощущая друг друга и угадывая мысли по легким касаниям. Судя по тому, как сжали мои пальцы, магистр сейчас явно думает обо всех наших проблемах. Наверное, ему виднее, как быть. Все, что я могу сделать - послушно выполнять то, что мне скажут. Надо будет повесить на себя десять килограммов защитных амулетов и артефактов - повешу, скажут уволиться и уехать - я и это сделаю. Между свободой и жизнью я выбираю жизнь. Просто потому, что свободной проживу не очень долго. А я еще хочу порадовать маму внуками. И чтобы хоть у одного были карие глаза, как и у их отца.
  В общем, я, как всегда, размечталась. Осторожно погладила тоненькое колечко на среднем пальце левой руки - подарок Арианы. Как сказала сестра, так, на всякий случай, а то мужики голову периодически забывают. После в ответ чуть сжала правой рукой пальцы мужчины. Мы одновременно повернули головы и посмотрели друг на друга. Он повернулся на бок, подпер голову рукой и стал меня рассматривать. Мелькнула мысль завернуться в простыню, но я отогнала ее. Какая разница, все равно он уже не раз меня и видел, и целовал, и... Собственно, при мысли об этом самом и сердце запнулось, а низ живота заныл. Вот ведь... кошка мартовская. Вроде только недавно получила свое, а снова хочу этого невозможного магистра.
  Я потянулась, выгибаясь всем телом, прекрасно понимая, как на это должен реагировать Льерт. Не ошиблась. Судя по участившемуся дыханию, желание взаимно. Косить глазами, чтобы убедиться в этом, я не стала, просто изменила позу на чуть более соблазнительную.
  - Ты специально меня провоцируешь? - он одним движением навис надо мной, и я смогла ощутить всю степень его готовности.
  - С чего ты так решил? - нет, милый, так я тебе и призналась.
  - Значит, нет? - он едва касался меня там, стоило немного выгнуться и я получу желаемое. Но я уже знала, что стоит так поступить, и он отстраниться.
  - Ну, мало ли, тебе показалось, - и как еще могу контролировать свой голос?
  - Значит, показалось? - он резко вошел в меня, и я с трудом сдержала стон удовольствия. - Тогда я покажу тебе кое-что другое.
  И он начал двигаться мучительно медленно, наказывая. А потом все-таки показал звезды днем.
  
  Два дня мы провели, покидая комнату только для того, чтобы наведаться в столовую. Сотрудников было не много. Некоторые канцелярские работники вернуться только после окончания каникул. Равно как и ряд преподавателей, успешно принявших зачеты, и занявшихся собственной практикой. Это не означало, что мы проводили все дни в постели. У Льерта были свои дела в виде плана на следующий семестр, который ждали в деканате факультета, и стопки рефератов. Я вышивала, слушая музыку. Родители подарили мне на новый год устройство для воспроизведения музыки с кристаллов, и я больше не сидела в тишине.
  Когда вышивка надоедала, я доставала книгу и валялась с нею в спальне. Поразительно, как меняются предпочтения. Стоило мне наладить личную жизнь и вляпаться в приключения, как излюбленным жанром стали биографии или мемуары деятелей прошлого, не важно, магами они были или нет. Словно пыталась найти там то зерно мудрости, которое поможет выжить в переделке, куда мы угодили. А еще читала много книг по истории и религии, причем не классические учебники, а научные труды, надеясь найти в них упоминания о вернувшемся и его культе. Почему-то мне казалось, что для получения разгадки не нужно копать глубоко. Все лежит на поверхности, нужно только ухватиться за правильную ниточку.
  Но пока все было безуспешно. Я лишь получала новые знания, что отчасти компенсировало общее разочарование. С другой стороны, у нас есть время. Амулет в безопасности, а ключ был надежно спрятан Громом. Умный пес выслушал инструкции, после чего взял в зубы бесценную вещь, и куда-то убежал. Я не стала следить за ним, уйдя в бабушкину лабораторию. Теперь ключ могли получить только трое: я, Маркус и Хелени. Остальные могут просить пса сколько угодно, он будет только смотреть с умильным выражением на морде, вилять хвостом и подставлять пузо, чтобы почесали. Это если свои. Чужим же к нему лучше и вовсе не подходить, не то, что пытаться искать ключ.
  Разумеется, я никому не стала говорить об этом. Зачем? Придет время - будет сюрприз. Пока же я была спокойна уже потому, что смогу выдержать любой допрос. Пытать меня никто не будет, ненадежно оно. А вот пирамидку принесут. И я честно признаюсь, что дала приказ собаке спрятать ключик. А уж как его псина выполнила - не ко мне. Идите к нему и требуйте отдать. И смотрите, что выйдет, если уйдете целыми. Там же не только Гром, там и бабушка с дедом. И шантажировать их бестолку - превратят в слизней и скормят любимой бабушкиной росянке.
  
  А потом начались рабочие будни, и мне стало ни до чего. Точнее нет, я утром вставала и шла на рабочее место с одной мыслью - скорее бы вечер. Студенты наводняли библиотеку. Кто-то досдавал зачеты, кто-то спешно писал рефераты или искал материалы по проваленной лабораторной, и все активно готовились к экзаменам. Соответственно книг требовалось огромное количество. Мы с миссис Грайс едва успевали приносить заказы и расставлять использованную литературу по местам. Вечером нам помогал Льерт, уже хорошо ориентирующийся в хранилище. Надо ли говорить, что мы обе безумно уставали. Мне даже страшно было предположить, откуда брала силы моя коллега, когда сама я к концу дня с трудом держалась на ногах. Наверное, приди ко мне представители культа вернувшегося и поволоки на алтарь, я бы и не сопротивлялась. Хотя бы потому, что пока они будут искать амулет, я смогу выспаться.
  Впрочем, культисты не спешили обеспечить мне отдых пусть и сомнительного качества. Было жаль, но нарываться я тоже не собиралась. Еще неизвестно, как отреагируют на такое явление, мол, вот она я, забирайте и творите, что хотите. Могут как шутку все воспринять, могут сотворить что-то непотребное, в силу своей испорченности, а могут и прибить на всякий случай, решив, что меня кто-то подослал. Так что оставалось только собраться с силами и бегать между стойкой, хранилищем и читальными залами.
  Следом за мной, словно привязанный, бегал скелетик, перенося стопки книг. Если бы мне пришлось таскать их самой, я бы, наверное, сошла с ума, а так у меня был безмолвный помощник. Второй точно так же следовал за миссис Грайс. Жаль, что они сами не могли взять нужные книги с полок, а потом расставить их по местам. Но, увы, для этого у скелетов не было мозгов. На данную вакансию куда лучше подошел бы свежий зомби, но их использование не некромантами было запрещено, поскольку они в любой момент могли выйти из повиновения и попытаться употребить в пищу своего же хозяина.
  Впрочем, грех было жаловаться. Нам и так за предыдущий семестр обеспечили и новейшие книги, и помощников. Разве что еще одного человека не помешало бы, но, заикнись я об этом, еще неизвестно, кого бы получили. А пережить нужно было всего ничего - две недели.
  Льерт тоже уставал, пусть и меньше чем я. Прежде всего, потому, что принимать экзамены все-таки легче. Тем более, он был не один. Практические части смотрели обычно три мага, теорию слушали двое. Этим магическое учебное заведение отличалось от простого, где экзамены принимал тот же преподаватель, что и вел занятия. Все-таки магия - сложное дело. Ошибки могли стоить жизни, причем не только самому магу, но и тем, кто находится рядом с ним. Потому и было все строго. Иногда адептов оставляли на второй год, и тех, кто слушал один и тот же курс больше трех лет, отчисляли с антимагическим артефактом, снять который он не мог. Разумеется, он мог через какое-то время вновь поступить и учится, мог пользоваться бытовой магией, но все остальное было под запретом. А с нарушителями не церемонились. Поскольку были хорошо известны случаи, когда маг-недоучка уничтожил несколько сотен ни в чем неповинных граждан.
  И пусть моральная усталость не так сказывалась, как физическая, нам обоим сейчас было сложно. Странно, что обычно вспыльчивая я весьма спокойно реагировала на другого человека рядом. Впрочем, попробуй Льерт намекнуть на близость, и я бы сорвалась, высказала все, что думаю, прежде всего, о работе и адептах, но приятного было бы мало. Но, то ли ему сейчас ничего было не надо, то ли он все прекрасно понимал. После работы мы шли в столовую, ужинали, потом возвращались в ставшую уже нашей комнату. Я шла в душ, мужчина что-то делал по работе, потом в свою очередь принимал водные процедуры, Какое-то время я читала, дожидаясь Льерта из ванной, получала свой поцелуй и засыпала, чувствуя себя в полной безопасности в его объятиях.
  
  Впрочем, весь этот кошмар вскоре закончился. Адепты сдали экзамены, большая их часть разъехалась на каникулы. Миссис Грайс тоже уехала на неделю к сыну, проведать внуков и правнуков, и я осталась одна на хозяйствовании в библиотеке. Собственно, сейчас мне помощники особо были не нужны. Редкие адепты, в основном те, кто что-то не сдал, заходили, обкладывались книгами и сидели в зале. Относить книги в хранилище в прежних объемах не требовалось, поскольку студиозусы проводили за ними несколько дней, тщательно заучивая вопросы. Второгодников не жаловали, прежде всего, те, с кем они должны были учиться. Прежде всего, за все шуточки, что пришлось вытерпеть на первом курсе. Ну и за нерадивость. Поэтому в последние полвека было только два случая, когда адепты вынужденно оставались на второй год. Один раз по болезни учащегося не аттестовали, а второй раз адептка пропускала по семейным обстоятельствам - не с кем было оставить ребенка.
  Льерт тоже больше не пропадал целыми днями на стадионе. Практику по огненной магии сдали все, что радовало нас обоих. Надо ли говорить, что часть времени он пропадал именно в библиотеке, заканчивая изучение книг, которые отложил в особом фонде. При этом он не только искал все, что нас интересовало о культе вернувшегося, но и честно занимался поиском теоретической базы для своих научных наработок. Я только улыбалась, принося ему книги, когда мужчина поднимал разлохмаченную голову и, что-то шепча себе под нос, смотрел на меня. Весь в работе. Большого труда стоило в такие дни выгнать его обедать. Лишь намек, что я не могу отлучиться с рабочего места, а потому останусь голодной, заставлял его прерваться.
  К середине недели пришла весть от братьев. Первый из двух алтарей оказался разрушен в ходе катаклизмов. Он находился в одной из пещер в горах. В результате мощных землетрясений ход местами обвалился, зато образовавшийся вулкан исправно извергался раз в несколько десятков лет. Эти двое сумасшедших умудрились как-то пройти по ходу до конца, но результат был плачевным - огромный кусок камня сорвался вниз и раздробил алтарь на несколько частей. А те, что остались - оказались на другой стороне прорезавшей зал трещины, полной раскаленной лавы. Разумеется, никакой силы там уже не было. Братья не стали задерживаться на этом месте и направились дальше на поиски следующего алтаря.
  Куда более оптимистичные новости приходили из дома. Бабушка заканчивала со своими экспериментами, дед со Стивусом, находящимся в вынужденном отпуске, торчали на озере, Ри, не торопившаяся пока в столицу, с Шианой шили детские вещички, мама и папа занимались обустройством детской в нашем доме, а Робин мотался между гордом и бабушкиным участком. Я им даже немного завидовала. И беспокоилась о Хелени, которая собиралась отправляться в одну из деревень, где, по слухам, прочно обосновались культисты. Нет, в сестре я не сомневалась, она прекрасно сыграет любую роль, другое дело, как бы ее ненароком не опознали. Все-таки в столице моя семья успела наделать шума во время учебы.
  А в первую неделю каникул столицу облетела новость - в одном из гарнизонов недалеко от границы произошел сильный пожар. Сгорела вся деревушка, а вместе с ней и арсенал. Воинские части не пострадали только потому, что в это время были отпущены по домам на праздники. Именно они и обнаружили разоренную деревню. Но куда страшнее оказалось то, что людей убили перед тем, как сжечь. Следователи из нескольких управлений отправились на место, выяснять, что же там могло произойти. Нам с Льертом не нужно было никаких заключений, чтобы понять - это работа культа. Тем более что арсенал, как говорилось в новостях, оказался пустым.
  А следующей ночью нас разбудила сигналка - кто-то пытался проникнуть в библиотеку.
  - Крис, может, не пойдешь? - он обнял меня, коротко поцеловал, после чего начал быстро одеваться.
  - Заведующая библиотекой и не пойдет? - возмутилась я, быстро натягивая белье и оглядываясь в поисках верхней одежды.
  - Только будь осторожна, держись за спиной.
  Я только кивнула, зашнуровывая ботинки. Потом бросила взгляд в зеркало. Все черное, чтобы как можно меньше привлекать внимание. Еще бы лицо раскрасить, как военные на учениях. Впрочем, я в академии, так что не буду пугать припозднившихся студентов. Еще подумают, что нежить, и решат упокоить. А учителя у них хорошие, особенно те, что по огненной магии. Я мяукнуть не успею, как стану жареным библиотекарем.
  - Может, все-таки останешься? - еще раз спросил Льерт, стоя перед дверью. Я лишь покачала головой. И мы пошли.
  Миссис Фрес только покачала головой, когда мы прошли мимо. И то осуждала она не ночную прогулку, как таковую, а то, что нам приспичило гулять, вместо того, чтобы предаваться более приятным делам в комнате. С учетом того, как она два года воспитывала меня, семья для женщины должна стоять на первом месте, и, по ее мнению, мы должны были еженощно активно трудиться над созданием Эвандера младшего, а не шляться демоны знают где.
  На улице было тихо и хорошо. Снег еще шел, но не столь сильный, как несколькими днями ранее, а на небе сквозь прорехи облаков проглядывали звезды. Дорожка следов вела от столовой к общежитию. Мы прошли по ней, после чего ступили на снежную целину. До самого входа в библиотеку больше не было никаких следов.
  Дверь в здание была открыта. Мы с Льертом переглянулись. Собственно, я ее никогда не закрывала, поскольку чуть дальше по коридору был официальный кабинет проректора по вопросам хозяйства. Разумеется, был еще один на административном этаже, но для официальных визитов благотворителей и высокопоставленных лиц. Все вопросы с обслуживающим персоналом решались внизу, так было удобнее всем, и ему, и многочисленным уборщикам, вахтерам, поварам и прочим сотрудникам.
  Скрип снега за спиной заставил нас замереть в нескольких шагах от помещения. Я не успела повернуться, как меня окружил кокон щита, а на кончиках пальцев мужчины замерцали огоньки готового сорваться боевого заклинания.
  - Магистр, не убейте, - услышала я голос запыхавшегося проректора.
  - А, это вы, мистер Тарес, - Льерт выдохнул, сбрасывая в снег искры и развеивая щит.
  - Я, кто же еще, - было видно, что мужчина задохнулся на бегу. - Вот сработала тревога, решил проверить, что происходит. Кому там мое барахло понадобилось. А вы?
  - А у нас тоже тревога с проникновением в библиотеку, - сказал магистр.
  Я же все это время представляла план здания. Каморка проректора располагалась на противоположной стороне коридора. Окон у нее не было, другой двери тоже. Раньше это был выступ, за которым находилась кухня, точнее комнаты поварих. Потом выступ огородили, превратив в отдельный кабинет, приволокли шкаф, стол, стулья. Попасть из него в библиотеку было невозможно. Собственно и в кабинет попасть незамеченными тоже нельзя - для этого надо что-то сделать с орчанками. А у них не только магия, пусть и бытовая, у них еще и ножи в арсенале имеются. И не только кухонные, если судить по Ярисе.
  Видимо, схожие мысли беспокоили и проректора, поскольку он почти сразу создал вестника и отправил его, надо полагать, службе охраны. А мы пошли ближе к крыльцу. Стоит ли говорить, что следов на снегу не было.
  В корпус входить мы не стали. Лишь убедились, что ступени на крыльце покрыты ровным слоем свежевыпавшего снега и остались ждать тех, кого вызвал мистер Тарес. Версий у нас было две: либо кто-то пользуется магией, либо он пришел до того, как проректор закрыл помещение, и только сейчас приступил к действиям. Где и как укрылся тот, кто хозяйничал в корпусе, мы не думали. Способов много. Моим братьям даже заклинание отвода глаз было не нужно - они могли использовать присоски и повиснуть под потолком. Понятно, что никто не будет перед уходом проверять, не объявились ли летучие мыши-мутанты.
  Меня волновал куда более актуальный вопрос - почему сигналка сработала не только у нас, но и у проректора. Впрочем, когда из-за угла показалась Яриса с любимым ножом в руках, я только вздохнула и плюхнулась прямо на поребрик, благо Льерт набросил на меня согревающий щит, и отморозить я себе ничего уже не могла. Кажется, я начала понимать, что случилось, и куда пытался пробраться злоумышленник. А еще мне было интересно, осталось ли от него хоть что-то. Ответ на этот вопрос мы получим через считанные минуты. Из-за угла уже показался ректор и глава охраны академии с парой подчиненных.
  Я поднялась, отряхнула снег. Мужчины и орчанка прекратили обсуждение. Увидев нашу компанию, ректор нахмурился. Начальник охраны смотрел пристально, словно пытался прочитать мысли.
  - Что произошло? - наконец поинтересовался глава академии. - По какому поводу меня выдернули среди ночи из постели?
  - Кто-то пытался проникнуть в запретное хранилище, - прежде чем кто-то успел хоть что-то сказать, произнесла я.
  Проректор, Яриса и Льерт удивленно посмотрели на меня, ректор нахмурился, начальник охраны молча обошел всех и двинулся к крыльцу, которое укрывал ровный слой снега. Несколько минут он изучал ровный покров, потом нахмурился и посмотрел на нас.
  - Следилки, пояснили мы с мистером Таресом.
  Мужчина кивнул, после чего поднялся по наверх и слегка толкнул дверь. Та с тихим скрипом открылась. Теперь уже хмурился проректор. Я молча встала и пошла следом за главным охранником. Почти сразу вокруг меня замерцал щит. Правильно, раз мы тут не одни, я не могу прятаться за спиной своего мужчины. Но он старается уберечь меня, как может. Не удивлюсь, если он вновь готов применить заклинание.
  Мы вошли в здание. Дверь кабинета проректора была вскрыта, при этом было видно, что внутри все оставалось в порядке. Только стол немного сдвинут с места. Сделав мне знак оставаться на месте, охранник сам вошел внутрь. Впрочем, сразу же вышел обратно, показав остальным, что все в порядке. Мистер Тарес тут же бросился в свой кабинет. Хотя, ничего ценного там не водилось, но мало ли.
  - Вальди, что-то не так? - поинтересовался ректор.
  - Да, архимаг Бартингс, - донеслось из кабинета. - Тут все двигали, перекладывали, да я теперь буду неделю раскладывать все по своим местам. И все ручки, карандаши, все рассыпано, это же кошмар. Вот как, как они так могли? Ну, неужели же нельзя как-то осторожнее было?
  Понятно, наш завхоз страдает манией порядка. Все, что не на своем месте может вызывать приступы истерии. С одной стороны, работу он нашел удачно, с другой - такие, как он, тяжело переживают любое нарушение порядка у себя в доме и на рабочем месте. Впрочем, меня больше волновало, что твориться в библиотеке.
  К двери мы подошли быстро, хотя наш охранник, орк, внимательно осматривал дорогу. Один раз даже наклонился и принюхался, потом медленно обошел коридор перед библиотекой, посмотрел на потолок.
  - Ашшерс, ну сколько мы тут еще топтаться будем? - нервно притопнула Яриса.
  - Милая, не так долго, как ты думаешь, - не оборачиваясь, ответил он. - Я должен понять, как этот кто-то пробрался на мою территорию.
  Наша повариха только хмыкнула что-то, убирая нож. Понятно, муж и жена, я подозревала что-то подобное, когда они в столовой переглядывались, теперь получила подтверждение. Впрочем, сейчас ее муж на работе, значит, можно сколько угодно выказывать недовольство. Результат будет тот же, как когда он пытается свою благоверную учить мясо правильно жарить.
  Наконец, мы дошли до двери. Магический контур был взломан. Это я понимала даже без возможности использовать магию. Просто открытая дверь сигнализировала об этом явственнее, чем изучение потоков. Бросив взгляд на Льерта, я заметила, как он нахмурился. Да, мне тоже не нравиться все это. Ректор что-то пробурчал под нос, но только этим и ограничился. Зато оживился орк.
  - Ты уверена, что кто-то в запретное хранилище влез? Может в обычное?
  - Уверена, - я отошла на несколько шагов и показала на стену, отделявшую коридор от кабинета проректора. - Оно начинается здесь, только этажом ниже. И находится как раз под кабинетом проректора и помещениями при кухне. Но тот, кто пытался туда попасть, не знал, что стены и потолок самым надежным способом защищены от проникновения.
  - А пол? - нахмурился Ашшерс.
  - Это подземный этаж, - произнес ректор. - Под ним - фундамент, даже без подвала, несколько метров камня и гномьего раствора. Вся академия слышала бы, что кто-то делает подкоп.
  Я заметила, как нахмурился Льерт, но предпочла промолчать. Прежде всего потому, что это не мое дело, что там у них где. План библиотеки знаю, план эвакуации тоже. Для остального есть служба безопасности. Если она по каким-то причинам работает из рук вон плохо - вопросы не ко мне. Наверное, подобные мысли посетили и Ашшерса, поскольку он основательно изучал плетение защитного контура, сигнальное заклинание, покосился на магистра, потом что-то проверял, прежде чем войти.
  - Мисс Харпер, можете заходить, - убедившись, что опасности нет, позвал он меня.
  Я оглянулась на Льерта и ректора, и те дружно кивнули. Краем глаза заметила, как два охранника продолжают изучать коридор и кабинет завхоза, после чего вошла в библиотеку. Почему звали именно меня, стало ясно сразу же. Несколько шкафов с каталогами были сдвинуты. Ящички валялась на полу, карточки были рассыпаны. Я мысленно простонала. Приводить все это в порядок - несколько дней работы. Значит, прощайте полторы недели причитающихся выходных. Я просто не смогу бросить все на миссис Грайс и уехать.
  Магия взметнула в воздух сначала ящики, потом карточки и перенесла их на столы и стулья. Что ж, хотя бы не потопчем все. Правда, судя по отпечаткам обуви на некоторых, кое-что придется переписывать заново.
  - Я помогу, - услышала я тихий шепот магистра. Сразу стало легче, настроение улучшилось.
  Между тем орк прошел к двери в хранилище. Видимо, с ней не церемонились, просто разрубили на части топором. Что ж, уже хорошо - вошли они не через тот самый подпол из камней и раствора. Хотя, заклинания поглощения звуков все-таки применялось, иначе Яриса подняла тревогу много раньше.
  Оглянувшись, заметила, как Льерт задумчиво изучает свой контур, после чего поспешила в хранилище. Говорить, что после подобного взлома мне будет строгий выговор, а то и увольнение, никто не спешил. Понятно, что находись я в библиотеке, меня бы просто размазало тонким слоем по стенам. Те, кто пробрался сюда, были очень хорошо подготовлены.
  Впрочем, хранилище радовало порядком. Видимо, те, кто вошел, знали дорогу. Надо полагать, это были те самые маги, которые прежде отправляли студентов, или кто-то, кому они объяснили маршрут. Первые следы я обнаружила возле входа в особое хранилище. Мокрая тряпка на полу, немного обугленная сверху. Впрочем, запаха не было, значит, ее быстро затушили. Проверяли высоту первого контура. Рядом сгоревшая книга. Ашшерс поднял ее и протянул мне. Я бросила взгляд на обложку - ничего ценного, один из тех любовных романов, где герои вылезают из постели только для того, чтобы побить кого-нибудь, а потом предаться любовным утехам в новом месте. Скорее приложение к эльфийской любовной энциклопедии, только более пошлое и без картинок.
  - Все контуры целы, - сообщил орк спускающемуся по лестнице ректору.
  - Я бы удивилась, если бы было не так, - не удержалась я от комментария. - Тут столько всего поставлено, что при попытке взлома маг как минимум остался бы идиотом или инвалидом. В худшем случае мы бы нашли горстку пепла.
  Ректор кивнул, после чего мы вышли наверх. Я покосилась на дверь. Это сначала я удивилась, зачем ее ломать, ведь никакой защиты тут не стояло. Теперь стало понятно - удары были нанесены изнутри, словно вымещали раздражение. Что ж, зато новую поставят. Миссис Грайс уже не раз сетовала, что а страшная и ненадежная - чуть сильнее нажми и развалится.
  Пока я смотрела на дверь, глава службы безопасности успел осмотреть читальный зал для студентов. Там тоже все было в порядке. Я лишь заглянула, но увидела, что мебель не пострадала. Видимо, туда никто и не заходил. После чего мы вчетвером: Ашшерс, ректор, Льерт и я, прошли в читальный зал для преподавателей. Там следы пребывания посетителей сохранились. Часть мебели была сдвинута, несколько стульев опрокинуты. Но без катастрофических последствий. Зато в читальном зале для специальной литературы царил полнейший хаос. Все разгромлено, несколько светильников валялось на полу, видимо, их запустили в дверь, якобы ведущую в хранилище. Еще одна обугленная тряпка, только защита там была мнимой, настоящую дверь никто никогда не найдет, если не знает, где искать, и растерзанная книга. На этот раз один из томов энциклопедии. Ректор внимательно осмотрел ее и нахмурился.
  - Она не дорогая, - тут же заговорила я. К тому же управление планирует выпустить новое издание, и нам должны предоставить два бесплатных комплекта.
  Аденорм Бартингс успокоено вздохнул. Вроде он из сильфов, а реагирует на все как гном. Хотя, кто знает, может гномы тоже отметились. Все-таки лет ему много, поди, раскопай родословную.
  Уже одна я прошла в хранилище. Ректор предпочел остаться наверху. Внизу все было в полном порядке. На шкатулку я даже не смотрела. Лишь краем глаза отметила, что она на своем месте, не выделяется из общей обстановке, после чего спокойно вернулась обратно и сообщила об этом своим спутникам. Мы вернулись в холл.
  - Не понимаю, почему они тут так долго хозяйничали, а сигналка сработала под конец, - я устало опустилась на свободный стул и посмотрела на Льерта.
  Магистр промолчал, осматривая помещение изнутри. Потом нагнулся, и что-то изучал под стоящей у самой двери тумбы, пошарил под ней рукой и вытащил улетевшую в дверь карточку.
  - Они замкнули заклинания на себя, - пояснил нам магистр, но, когда сдвигали шкафы, чтобы проверить, нет ли там ходов, не рассчитали силы. Нам повезло, что бумага ударила в цепь заклинания, иначе все обнаружилось бы только утром.
  - Ручки, карандаши, скрепки по всему кабинету, - донесся до нас полный слез голос завхоза. Похоже, там заклинание среагировало на канцелярию. Хм, насколько я помню, он говорил, что все в порядке. Хотя, для него и коробочка рассыпанных скрепок - мировая трагедия.
  - Сколько времени у вас ушло, чтобы подойти сюда? - мигом уставился на нас орк.
  - Минут десять-пятнадцать, - прикинул Льерт. - пока встали, оделись. Уже рядом встретили мастера Тареса.
  - Я услышала шум, - в свою очередь заговорила Яриса, - схватила нож и побежала. Пока вышла, пока обошла здание, минут пять, наверное, ушло. Магистр, мисс Харпер и мистер Тарес уже тут были.
  - И никто не входил и не выходил?
  Я отрицательно покачала головой. Льерт повторил мой жест. Следов на крыльце точно не было. Так что непонятно, кто это был и как ушел. Или не ушел. От подобной мысли мне стало не по себе. Охватив себя руками за плечи, я бросила тоскливый взгляд в сторону двери. Почему-то было очень и очень неуютно. Поняв, что нахожусь в прямой видимости из коридора, и это так на меня влияет, я отошла к столам. Грустно посмотрела на сваленные там ящики и карточки, придвинула к себе один и начала копаться в его содержимом. Все было безнадежно перепутано. Я с трудом сдержала слезы.
  Почти сразу меня обняли. Я повернула голову и встретилась взглядом с магистром. По его лицу скользнула легкая улыбка, после чего он едва коснулся губами моей макушки. Беспокойство не прошло, зато появилась уверенность, что меня защитят. Действительно, вокруг меня продолжал мерцать щит, который пропускал только поставившего его мужчину.
  Я оглядела пространство зала. Ректор и Ашшерс о чем-то переговаривались у стойки. Яриса стояла рядом с одним из шкафов с ящиками, вертя в руках нож. Сама я стояла у стола, куда сгрузили выпавшие карточки, а за моей спиной находился магистр. В своей каморке причитал завхоз да два стража тихо переговаривались о чем-то, изучая коридор. Зачем-то я перевела взгляд под потолок и замерла. Прямо в потолке было вентиляционное отверстие. И оттуда на меня, не моргая, смотрели два рыжих глаза.
  Видимо, мой взгляд сделал свое дело, потому что в следующее мгновение вентиляционная решетка отлетела в сторону, более ничем не удерживаемая, а на меня бросилось странное существо, лишь немногим меньше гнома, но с острыми когтями и большими зубами. Я вскрикнула. Льерт, развернувшись, швырнул в монстра огненный шар, ректор ударил молнией, а Яриса бросила свой нож. Ашшерс одним прыжком оказался рядом, сжимая в руках обнаженный меч, но существо уже лежало в шаге от меня, местами тлея, прибитое ножом к полу.
  - Вы как хотите, но завтра библиотека закрыта, - выдохнула я, опускаясь на стул.
  - Библиотека закрыта до конца каникул, - произнес ректор. - А там посмотрим. Если что - студенты могут воспользоваться книгами в управлении магии или городской библиотеке.
  Ашшерс пнул это существо, но оно было мертво. Лужа крови, растекавшаяся под ним, красноречиво об этом свидетельствовала. Между тем в коридоре раздались крики. Орк и ректор бросились туда, Льерт лишь на пару мгновений замешкался, набрасывая на меня очередной щит, уже не слегка мерцавший при движении, а хорошо заметный, после чего присоединился к мужчинам.
  Яриса подошла к убитому монстру, вытащила свой нож и, брезгливо морщась, вытерла о шерсть нападавшего.
  - И откуда он тут появился, - задумчиво перевернув существо носком сапога, произнесла женщина.
  - А кто это? - вопрос сорвался прежде, чем я поняла, что спросила.
  - Подземный карлик, - поморщилась женщина. - Вообще-то они редко выходят на поверхность, предпочитая свои подземелья, но этот каким-то образом оказался здесь.
  Больше она ничего не сказала, только с интересом рассматривала труп, словно он мог рассказать о тех, кто заслал сюда этого карлика. А вскоре к нам вернулся Льерт. Щит на мне он развеивать не торопился, и я поняла, что еще не все окончилось.
  - Там еще трое таких, и один вампир из Дикойской чащобы. Судя по всему, он держал карликов в подчинении. Почему этот, - магистр пнул тело, - вдруг сорвался, не понятно. Но вампир почувствовал, попытался восстановить контроль. Так и попались.
  - А где они прятались? - все-таки интересно, куда смотреть, когда буду входить в здание. Мало ли успею убежать и позвать помощь.
  - Под потолком сидели, - магистр вздохнул. - У них был амулет отвода глаз, - а вот теперь совсем плохо. Даже если знаешь, куда смотреть, защищенного амулетом не увидишь. - Видимо, когда вампир потерял одного, обронил, тут их стало видно, и они попытались атаковать и уйти.
  - И? - забеспокоилась уже и Яриса.
  - Всех положили. Охранники ранены, но не сильно. Ну и у завхоза нервный срыв. Еще бы, окончательно перевернули все в его кабинете, перемазали в крови. Думаю, скоро придется на его место нового сотрудника искать.
  А у меня мелькнула мысль, что еще немного, и им придется искать заодно и нового библиотекаря. А я лучше отсижусь у бабушки в лаборатории, точнее в лабораторном погребе, пока проблема культа вернувшегося не будет решена, и не важно, что там холодно, будут на мне заклинания обновлять.
  Пока я обдумывала возможности увольнения, длительного отпуска за свой счет или больничного для поправки нервной системы, шум в коридоре стих. Почти сразу к нам вошел ректор.
  - Кристина, - он редко обращался ко мне по имени, и я внутренне напряглась, сейчас будет или что-то важное, или что-то неприятное, или, что куда логичнее, и то и другое разом. - В силу сложившихся обстоятельство, библиотека будет закрыта до конца каникул. Дальше будем смотреть. Это уже не первое проникновение сюда посторонних, как я понимаю, - я лишь кивнула, не уточняя, что один раз это тоже были не студенты. - Сейчас мы будем прорабатывать систему охраны как самой академии, так и библиотеки, поскольку тут хранятся опасные книги, - и не только, мелькнуло у меня в голове, но я опять благоразумно промолчала. - Утром придет уборщица, после чего заместитель Вальди составит опись ущерба. На помещение будет наложена дополнительная защита. Ашшерс обещал подумать, что сделать. Пока же все это, - он показал на сваленные на столах ящики и перепутанные карточки, - перенесут в вашу комнату. Думаю, там вы вполне сможете заняться этим в более спокойной обстановке. Какие-то вопросы?
  Я кивнула. Все не так страшно, как думалось. Хотя, пара моментов была, что я и поспешила озвучить.
  - Если уборщица найдет еще карточки, пусть передаст их мне, - ректор кивнул. Все верно, мы только недавно провели полную инвентаризацию, благодаря толпе добровольно-принудительно пришедших помощников, повторять все не хотелось. - И мне надо будет забрать некоторые личные вещи.
  - Хорошо, - не стал спорить ректор. - Постарайтесь успеть до полудня. Потом библиотека будет закрыта.
  Я только кивнула, после чего прошла в подсобку. Убрала вышивку в сумку, подумав, сунула туда же печенье, пару пакетиков с чаем. Собственно, это все. Немного подумав, зашла в кабинет и забрала большую пачку чистых карточек, все-таки некоторые придется переписывать. Шкатулка с амулетом останется в хранилище. Не знаю, что было в здании академии до того, как она въехала сюда, но там очень красивый камин, на котором миссис Грайс уже давно поставила вазу с искусственными цветами. Позднее я приобрела небольшие песочные часы. Шкатулка смотрелась продолжением украшения этого кусочка не библиотечного пространства. Тем более, ректор и сам, обозрев не так давно нашу экспозицию, пополнившуюся летом фарфоровыми фигурками, смеялся, что шкатулочки не хватает. Господа из управления слышали. Хоть и не видели. Теперь есть, композиция завершена. И подозрений никаких. А то, что в шкатулочке лежит еще одна шкатулочка, и, тем более о содержимом ее, никому знать не надо.
  - Все, - я положила сумку на стойку. Ректор кивнул.
  - Магистр Эвандер, сможете сложить весь этот беспорядок, - кивок на предстоящую мне работу, - в пространственный карман?
  - Да, архимаг Бартингс, - магистр заставил карточки лечь в ящички, после чего все поднялось в воздух и исчезло.
  - Хорошо развил, - донесся от двери голос Ашшерса.
  - Приходится, - довольно усмехнулся Льерт, - иначе куда во время приключений рюкзак запихивать. Да и себя пару раз приходилось.
  Мне оставалось только завидовать. Любой маг может создать себе такое место вне пространства, где держит вещи. Сначала оно маленькое, на несколько монет. Но постепенно, вливая в него свою силу, маг может развить свой карман до практически неограниченных размеров. Насколько я знаю, Динар туда может спрятать несколько мешков картошки и еще место для лопаты останется, во всяком случае, так было пару лет назад, когда мы бабушке помогали картошку копать. У самой бабули там филиал лаборатории - все оборудование, ценные или опасные реагенты и много чего еще. А вот Ариана может поместить не так много: мешочек крупы на пару дней, кошелек, огниво и теплый плащ. Я всегда завидовала магам. Мне с моими каплями магии, которые у меня, по уверениям родни, есть, оставалось только вздыхать. Их не хватало даже на самое примитивное заклинание облегчение веса предмета. Так что я смотрела и вздыхала, мысленно, правда.
  - Думаю, вы с мисс Харпер и Яриса можете идти. Яриса, я бы попросил вас проводить мистера Тареса в лазарет. И, думаю, не стоит напоминать, что о произошедшем никому ни слова, - распорядился ректор.
  Втроем мы вышли из помещения библиотеки. Я лишь успела кивнуть на прощание, одновременно показывая, что поняла приказ, и прощаясь. Коридор был залит кровью, в углу была непонятная куча, видимо, тела вампира и карликов. Льерт тут же подхватил меня под руку и повел в общежитие. Следом за нами орчанка вывела из кабинета истерящего завхоза и поволокла в противоположном направлении.
  Я подняла голову к небу. Облаков стало меньше, а звезды светили ярче. Снежинки еще кружились в воздухе, но было понятно, что утром снегопад закончится, и столицу ждет солнечная морозная погода.
  - Льерт, - позвала я мужчину, и когда он повернулся, поинтересовалась, - а кто такие подземные карлики. Я о них раньше не слышала.
  - И это говорит девушка, росшая в семье магов, - он явно удивился, хотя старался не показать, - к тому же библиотекарь.
  - Знаешь, библиотекари изучают классификацию рас разумных, а не всех вообще, как маги. Опять же, хоть я и из магической семьи, я не маг в полном смысле слова, так что мне простительно не знать, - я сделала вид, что обиделась. Мол, нечего мне напоминать о моей ущербности.
  Кажется, кое-кто проникся. Во всяком случае, мы остановились, меня развернули лицом к себе, поцеловали сначала коротко, но я не прореагировала. Тогда меня наградили новым поцелуем, ласковым, соблазняющим. Устоять я не смогла. Прервало нас покашливание сторожа, совершающего ночной обход.
  - Продолжим в комнате? - шепнул мужчина, увлекая меня к общежитию. Отказать я уже не могла.
  
  - Так что с этими карликами? - я завернулась в одеяло. Спать пока не хотелось, предложенный магистром способ снятия стресса разогнал сонливость, и я решила продолжить получение полезной информации. Энциклопедии-то у меня под рукой нет.
  - Пещерные калики - полуразумная раса, - Льерт растянулся на кровати, прикрывшись краем одеяла. Хотя, не поделись я с ним, он бы и так, не смущаясь, читал мне лекцию. - Владеют примитивной речью, живут общинами в подземных пещерах. Удалось выяснить, что они умеют делать посуду, разводить огонь, у них есть примитивное оружие. Одежду шьют из шкур убитых животных, в основном тоже подземных, но если рядом нет добычи - могут выйти на поверхность. Были попытки забирать малышей и растить их как существ разумных, но все попытки провалились. Ученые так и не поняли, то ли их мозг недостаточно развит, то ли это какая-то изначальная магия, влияющая на этот и еще несколько видов живых существ. Их можно подчинить при помощи магии заклинанием или, как это делал вампир, воздействием. Ненавидят иные живые формы, если те не подчиняют их. Но и под подчинением все равно довольно злобны и стремятся навредить хозяину.
  - Понятно, - вздохнула я. - Не удивительно, что я про них не знаю. Надо полагать, на мою с ними встречу родня просто не рассчитывала.
  - А там, где ты училась, вам про них не рассказывали? - удивился Льерт.
  - Зачем? - в свою очередь удивилась я. - У нас была психология разумных рас, где нам рассказывали об особенностях, верованиях, традициях и морали каждой. Бывают читательские запросы, хочу что-нибудь этакое. К примеру, гномам нельзя давать эльфийские любовные романы, которыми зачитываются наши орчанки. Для них там описывается непристойное, пошлое, распутное поведение, в то время, как девочки из столовой видят во всем просто красивые отношения, а детальность постельных сцен потом проверяют на своих мужчинах. Зато гномы, мужчины и женщины, будут с удовольствием читать героический эпос, книги о воинах, сильных и мудрых правителях, с детальными описаниями сражений. А вот троллям подойдут книги для семейного чтения, которые одинаково интересны и взрослым, и детям.
  - Понял, понял, карлики вам не нужны, потому что все равно не придут за книгами. Что тоже разумно. Шанс на встречу обитателей пещер и работников библиотеки до этой ночи сводилась к одному на миллиард.
  - А теперь повысился до одного на десять миллионов, - буркнула я, вспоминая разгром в библиотеке.
  - Где-то так, - согласился мужчина.
  Я зевнула. Да, ночь оказалась насыщенной. Не мудрено, что меня начало тянуть в сон. Поэтому я просто устроилась удобнее и закрыла глаза. Почти сразу меня обняли сильные руки, Льерт прижал к себе, и я скользнула в сон.
  
  Разбудил меня настойчивый солнечный луч, бьющий в глаза. Я потянулась, потом открыла глаза и села на постели. Льерта в комнате не было. Я еще раз потянулась, потом нашла домашнюю одежду и пошла в ванную. Быстро привела себя в порядок, собрала волосы в хвост, надела домашний костюм и вышла в гостиную.
  Магистр нашелся там. На подоконнике лежали ящики с карточками, и он с увлечением разбирал их. Услышав мои шаги, отложил несколько бумажек в сторону и повернулся.
  - Добрый день, малыш.
  - Добрый, - не сдержала я улыбки.
  Меня быстро усадили за стол, где уже ждал завтрак. Льерт успел навестить столовую, и теперь меня ждала восхитительная каша с фруктами и орехами, нежнейший бисквит и кофе. Я поманила мужчину к себе и поцеловала.
  - Милая, или ты кушаешь, или мы перемещаемся в спальню, и потом будет уже обед, - меня быстро чмокнули в кончик носа, после чего он вернулся к карточкам.
  - Тебе все понятно там? - придвигая к себе тарелку, поинтересовалась я.
  - Ну, пока я посмотрел, что написано на ящиках, и теперь разбираю хотя бы по тематике. И откладываю испорченные карточки. Не думаю, что ты допустишь записи со следами от обуви или порванные.
  - Разумеется, нет, - я смаковала кашу. - Лучше перепишу все. И вообще, совсем старые не помешает заменить. А то не везде уже можно прочитать, что написано. Только пока времени нет.
  - Думаю, теперь появится, - вздохнул мужчина. - Сначала разберемся с этими карточками, а потом поговорю с ректором, чтобы он позволил мне забирать часть ящиков, будешь перебирать их дома.
  - А ты что будешь делать, - я отвлеклась от бисквита, повернулась и, прищурившись, посмотрела на мужчину.
  - У меня занятия скоро начнутся. А одну тебя я боюсь отпускать даже за пределы комнаты. Сюда не сунется никто, защита будет держаться, даже если общежитие разнесут на части. После той ловушки на двери я предусмотрел все, что только пришло в голову. Не уверен, что у наших противников столь же богатая фантазия.
  - Понятно, - я вновь вернулась к кофе. - Это, чтобы я вроде как работала, пока ты где-то там бродишь. А что будешь делать, когда начнутся практики?
  - Они в начале лета, думаю, до этого момента все образуется.
  - А если нет?
  - Тогда отправлю тебя к миссис Алисон. Думаю, твоя бабушка согласиться, что так будет лучше.
  - Угу, - не сдержалась я, - босая, беременная, на кухне.
  - Босая и на кухне, это мы обязательно опробуем, - Льерт словно не замечал моего раздражения, - а насчет беременной, милая, извини, но только когда решим все проблемы.
  И вот как с ним серьезно разговаривать? Я фыркнула и поспешила закончить с завтраком. Сейчас возьму то, что он наразбирал и буду жестоко критиковать. Хотя мне приятно, что мне помогают, но побурчать надо, иначе никаких нервов не хватит. А когда сильно я нервничаю, остальным лучше прятаться. Капля магии вдруг разрастается до океана и сметает все воздушной волной. Да, я могла бы быть сильным воздушником, но, увы, не судьба.
  А может сообщить этим культистам, что магия у меня есть, просто вот такого вот странного действия. Вроде нет, а как дойдет до дела - получите враги. Или оставить неприятным сюрпризом? Даже не знаю. Жаль, не могу контролировать такие выбросы. Хотя, покажите мне человека, который при сильном нервном потрясении или охваченный диким ужасом себя может контролировать. Шиана рассказывала, как ее дядя, сильный маг природы при встрече нос к носу с медведем оказался на маковке сосны за считанные секунды. Только потом вспомнил о своих способностях и уговорил удивленного мишку уйти, после чего послал вестника в деревню, чтобы кто-нибудь пришел с большой стремянкой снять его с дерева. Самому слезть не получилось - стоило чуть ослабить хватку, как его начинало трясти.
  Так что мои сюрпризы - ерунда. Хорошие постройки я не ломаю, а за заборами, сараями и прочими постройками следить надо. Это меня в лет в десять один раз напугала какая-то собака, магия вырвалась и снесла один курятник и сараюшку с покосившимся забором. Собачка тоже улетела далеко. Но думать надо, а не спускать своих сторожевых с цепи и выгуливать там, где дети играют. Дети тоже пострадали, что печально. Но все родители дружно решили, что виновата не я, а хозяин собаки.
  Я закончила завтрак, убрала со стола. Льерт тут же при помощи магии собрал крошки. Пока он занимался сбором посуды, которую надо вернуть в столовую, я подошла посмотреть его работу. Особых ошибок не нашла, зато стопка испорченных карточек не радовала. Я забрала ее на стол, достала чистые из сумки, потом взяла карандаши, чернила и перо и занялась делом.
  Работа продвигалась не то, что бы быстро. Наверное, если бы я занималась ею одна, то она бы не продвигалась вообще никуда. Потому что после увиденного у меня пропало все желание делать хоть что-то. Хотя, о чем я? Я вообще не хотела делать ничего. Подать заявление об уходе и уехать к бабушке. Пусть другие разбираются с каталогами, карликами, вампирами, культистами. А я буду помогать ей с грядками и зельями. Может, когда все утрясется, поступлю в колледж, где обучают травников и зельеваров. Магия им не нужна, так что будет мне счастье.
  - Что, все совсем плохо? - Льерт словно почувствовал мое состояние. Хотя, что там чувствовать, когда за час я переписала от силы карточек пять. Я кивнула. Ну а что тут говорить. Скорость работы говорит за себя. - Ладно, собирайся, пойдем выгуливаться.
  Я повернулась и посмотрела на мужчину, но он не шутил. Пожав плечами, пошла собираться на улицу. Поскольку настроения не было, я особо не наряжалась. Теплые брюки, которые можно заправить в сапожки, джемпер, шапка, шарф и дубленка-курточка висят в шкафу в маленькой прихожей. Магистр внимательно осмотрел меня, но ни слова не сказал. Только улыбался. Или что-то задумал, или я его совсем не знаю, а должна была за это время хоть немного изучить.
  Едва мы вышли с территории академии, меня повели в городской парк. Я пожала плечами. Парк, так парк, хотя я бы и по лавочкам прошлась. Все-таки покупка не очень нужных мелочей и хочушек поднимает настроение. Но спорить с Льертом не хотелось. А он все тащил меня по дороге, как маленького ребенка, который не хочет уходить с прогулки домой.
  - Крис, ну что ты? - обернулся он.
  Я вздохнула, после чего заставила идти себя быстрее. Только когда из парка донеслась музыка, я поняла, что мне приготовили очередной сюрприз. В самом деле, сейчас каникулы не только в академии, но и в школах. И в это время в городском парке всегда устраивались аттракционы, качели, заливали каток, кроме того, там проводились выставки ледяных и снежных скульптур. Ноги сами собой начали двигаться быстрее.
  Уже скоро мы стояли в очереди в одну из палаток, продававших билеты на всевозможные карусели. Мне успели вручить палку с сахарной ватой, и я по кусочку смаковала лакомство из детства. И не важно, что я вроде как взрослая, и через три месяца отмечу свое двадцатипятилетие, сегодня я буду развлекаться, словно мне много меньше. Льерт повернулся и хитро подмигнул, потом протянул продавцу золотой и важно, словно мальчишка, скопивший эту монету на карманные деньги, произнес:
  - На все!
  А дальше было весело. Мы катались на каруселях, ели пирожки, запивая их горячим какао, смотрели фигуры и участвовали в конкурсе на создание чего-нибудь изо льда, играли с какими-то школьниками в снежки. И снова карусели, каток, качели, догонялки. Надо ли говорить, что в какой-то момент у меня не было сил не то, что двигаться, даже улыбаться. Заметив это, Льерт отдал оставшиеся билеты группе школьников и потащил меня в кафе рядом с парком. Там я, наконец, смогла вытянуть ноги, устроившись на уютном диванчике, и выдохнуть.
  - Как же я устала, - выдохнула я, когда официант расставил наш заказ и тихо удалился.
  Есть особо не хотелось, потому я ограничилась легким салатом, печеными овощами и соком. Льерт, как и любой нормальный мужчина, к тому же маг, предпочел мясо и основательный гарнир. Я допускала, что вечером полезу делать бутерброды с чаем, но пока сказывалась усталость.
  - Точно ничего не будешь? - словно прочитал мои мысли мужчина.
  - Нет, - простонала я. - Знаешь, давно мне не было так хорошо.
  - Я рад, - он улыбнулся, погладил мои пальцы, потом принялся за еду. Я последовала его примеру.
  Какое-то время мы просто молча наслаждались едой. Потом, когда магистр утолил голод, продолжили разговор. Вспоминали прошедший день, тихо смеялись, комментировали какие-то моменты. В общем, все было так, словно не было разгромленной ночью библиотеки, меня не ждала нудная работа, а культисты попросту не существовали.
  - Отдохнула? - когда был доеден десерт, поинтересовался мой мужчина.
  - Немного, - ноги гудели, но до комнаты я дойду. Так что буду считать себя отдохнувшей. Нет, я не сомневалась, что Льерт, если надо, донесет меня на руках, благо магия в этом деле поможет, но не хотелось привлекать излишнего внимания. А такие картины заставляют кумушек на улицах сворачивать себе шеи.
  - Ладно, тогда предлагаю на сегодня закончить с развлечениями.
  - В смысле на сегодня? - я мысленно стала вспоминать, какой у нас день недели. Вроде бы будни. И каникулы у студентов не означают, что преподаватели тоже могут болтаться где ни попадя. А завтра магистру и вовсе надо быть на кафедре.
  - Завтра вечером думаю сводить тебя в одну таверну, - улыбнулся этот невозможный тип. - Насколько мне известно, в столице сейчас выступает один из популярных менестрелей, так что сходим.
  Насколько я знала, на подобные выступления билеты надо приобретать заранее. И, при этом, ничуть не сомневалась, что к нам это правило в данном случае не относится. Раз Льерт столь уверенно говорит, что сходим, значит, мы туда попадем.
  В академию мы вернулись довольные прошедшим днем. Я сразу уползла в душ и спать, а магистр еще что-то доделывал по работе. Мне оставалось лишь качать головой - и что я требую от адептов, когда их преподаватель в последнюю ночь сидит и делает. Ведь мог утром поработать вместо моих карточек.
  Утром, когда я соизволила проснуться, никого уже не было. Зато нашелся завтрак и записка, оповещающая, что мужчина появится часам к шести, так что мне стоит быть готовой к этому времени. Я улыбнулась. Все-таки начало дня было пусть и не отличное, но хорошее. Поэтому, быстренько уничтожив, завтрак я засела за работу. И на этот раз она действительно продвигалась быстрее.
  Закончив с теми испорченными карточками, что накануне отложил магистр, я встала, прошлась по комнате. Потом решила сделать перерыв и выбрать одежду на вечер. Все-таки с одной стороны это концерт, а с другой он будет в таверне, а не в театре. Значит, выглядеть надо прилично, но не разряжаться. Изучив свою половину шкафа, я поняла, что ничего подходящего у меня нет. А раз так, придется идти в свою прежнюю комнату.
  С такими мыслями я закрыла дверь и спустилась вниз. Помещение встретило меня слоем пыли. Все-таки надо что-то думать, и либо окончательно перебираться к Льерту, или заглядывать сюда хоть раз в неделю, чтобы заклинания уборки работали. В шкафу быстро нашлось то, что требовалось - теплая вязаная туника и брючки в обтяжку. И нарядно и практично, и потанцевать можно будет. Сложив вещи в пакет, я зашла в ванную. Вода была перекрыта, так что тут проблем никаких. Зато в шкафчике нашелся пузырек духов. Разумеется, его я тоже прихватила с собой. Как и пару пакетиков с чаем, которые в прошлый раз оставила. Мишка давно жил у магистра на подоконнике в спальне, а вот пару маленьких игрушек я забрала. В последний момент я решила заглянуть в комод. И вот там меня ждал сюрприз в виде конверта, на котором было выведено только мое имя.
  Несколько минут я смотрела на конверт, но интуиция молчала. Наконец, я взяла бумагу в руку. Ничего не произошло. Немного поколебавшись, я рискнула открыть его. Все-таки странно, конверт взялся неведомо откуда в помещении, куда не заходит никто. Возможно, просто ослабла защита, или ее тоже благополучно обошли, но мне сразу стало неуютно. Вот прочитаю и пойду отсюда.
  'Мисс Харпер, - гласило послание. - Будьте осторожны. Вы находитесь в большой опасности. Не верьте никому и ничему. Не все так очевидно, как может показаться. Доброжелатель'.
  И все. Ни даты, ни более внятной подписи, ни адреса, по которому можно было бы обратиться за разъяснениями. Что-то в духе 'Я все знаю, гоните деньги'. Такую записку можно отправить кому угодно, и совпадение будет с вероятностью пятьдесят на пятьдесят. К тому же пролежало оно тут от нескольких минут до пары месяцев. Примерно столько времени я не заходила дальше шкафа. И сегодня заметила конверт чисто случайно, потому что надо было посмотреть, что еще осталось в ящиках.
  Пожав плечами, отправила странно послание в верхний ящик комода, где хранила чеки, бирки от ряда товаров и прочие бумажки, и полезла дальше на поиски косметики взамен закончившейся. По-хорошему надо идти в магазин, здешних запасов всего ничего. Но пока не стоит подвергать Льерта такому испытанию. В результате просто убрала в пакет все, что было, и со спокойной совестью отправилась обратно. Уж не знаю, чего хотел добиться от меня таинственный доброжелатель, но я и так соблюдала осторожность. К тому же доброжелатель явно не знает нашу семью, где все привыкли не просто доверять друг другу, но и рассчитывать на взаимопомощь в сложных ситуациях. Поэтому я просто отмахнулась от странного письма, неизвестно когда подброшенного, разложила вещи и вернулась к работе.
  Стоит ли говорить, что уже к вечеру я забыла о полученном послании. Сначала меня все-таки увлекла работа, потом сборы. Находясь в предвкушении от грядущего вечера и того, что вполне может за ним последовать, я начисто забыла о сомнительных предупреждениях. Зато решила, что пора окончательно перетаскивать сюда свои вещи. Тем более, шкаф у магистра был снабжен заклинанием расширения пространства, и туда с легкость мог поместиться весь мой гардероб, причем на одну полку.
  Где-то часа в четыре я свернула всю рабочую активность, и прогулялась до столовой. Ни Ярисы, ни Эрлишки не было. На раздаче стояла незнакомая мне орчанка. Заставив предъявить руки, она долго всматривалась, оценивая степень их чистоты, потом все-таки смилостивилась, и выдала все, что я затребовала. При этом попыталась завести со мной разговор, но я молча забрала свой поднос и удалилась, всем своим видом демонстрируя оскорбленное достоинство. Вот пусть только придет ко мне за романами или еще какими книгами, припомню.
  Нет, на самом деле, руки я мыла, это видно. Ногти аккуратные, все-таки бегаю периодически к домовушке маникюр делать. Есть тут у нас одна девочка из домовых, которая в свободное от основной работы время за небольшую плату оказывает эти услуги сотрудницам. Результат много лучше, чем в элитных эльфийских салонах, где с клиентов стрясут втридорога. А то, что кому-то не нравятся следы от чернил, извините. У меня работа располагает. И я не обязана использовать растворители каждый раз, когда собираюсь пойти покушать. Надо будет Ярисе сказать потом, пусть воспитывает своих кухарок. Чернила - не земля, сотрудники - не студенты.
  В общем, я устроилась за столиком, пыхтя, как недовольный ежик. Вот надо было какой-то настроение подпортить.
  - Кристина, привет, - плюхнулась напротив Эрлишка. - а ты чего такая недовольная?
  - А что меня сейчас рассматривали, будто я пять минут назад практикум по почвоведению сдавала, причем не в лаборатории, а на поле, где только что удобрения раскидали, и землю рыла не лопатой а руками, - буркнула я, не забывая, впрочем, об обеде. Собственно, вкусная еда настроение только поднимала, но надо же мне было поворчать по поводу всяких работников. Глядишь, настроение улучшиться. А Эрлишка сама все Ярисе расскажет.
  - А, это ты про Иршу? - покосилась на раздачу девушка. Косточки в ее сережках замотались. - Так она обычно со студентами работает. А сегодня Яриса выходная, Тонша и Граса на кухне, вот пришлось задействовать.
  - Надеюсь, она у нас не останется, - пробурчала я, расправляясь с супом. Вкусно. Хоть за добавкой иди. С другой стороны, у меня еще салат и плов.
  - Нет, только сегодня, - юная орчанка следила за тем, как я уничтожаю свой обед одновременно с удовольствием и удивлением. - И куда в тебя столько помещается. Худая же. Ладно, магички. Те постоянно энергию тратят. Они бизона съесть могут после некоторых занятий. Но ты-то у нас магией не страдаешь.
  Я только пожала плечами. Ну, люблю я покушать, что с этим поделать. Как мама говорит, на меня этот жор лет с четырех напал, и с тех пор ем много.
  - Правильно, не важно, - решила девушка. - Главное, мы тебя кормим вкусно, а ты нам книжки интересные подкидываешь.
  - Эрлишка, - поняв, куда дует ветер, вздохнула я. - Не будет пока никаких книг. Библиотеку закрыли.
  - Жалко, - протянула она. - А может вам пожертвования какие придут?
  - Может, - согласилась я. - Но я пока не знаю, что к чему.
  - Так ведь как только, так узнаешь? - девушка напоминала мне Грома, когда тот выпрашивал особенно вкусную косточку.
  - Как только так сразу, - пообещала я.
  Эрлишка тут же подскочила и убежала. Правда, не далеко. Почти сразу она вернулась со стаканом десерта и поставила его передо мной. Мне оставалось только поблагодарить заботливую девочку, после чего я предалась истинному наслаждению. Что поделать. Временами я не могла решить, что же лучше: фирменный десерт Ярисы из сбитых сливок и свежих ягод или секс.
  В общем, утешившись в обществе любопытной девчонки, подняв настроение, услышав альтернативную версию о том, что кто-то попытался проникнуть в кухню и, пользуясь отсутствием поварих, то ли подсыпать что-то в еду, то ли просто украсть запасы, я вернулась к себе в комнату. Да, засиделась я, времени на сборы оставалось не так много. Быстро ополоснувшись в душе, оделась, собрала волосы в высокий хвост. Увы, длина не позволяет прическе выглядеть эффектно, но было неплохо. Быстро накрасилась, после чего покрутилась перед зеркалом. А ничего, не красотка, но хороша. Настроение порхало где-то под потолком, я уже предчувствовала, что проведу вечер замечательно. Ноги, забыл о вчерашнем дне, просились танцевать, и я знала, что так и будет. В танцах пройдет примерно половина вечера.
  К тому моменту, как я заканчивала шнуровать высокие сапоги на среднем устойчивом каблуке, вернулся Льерт.
  - Готова? - поцеловав меня, поинтересовался мужчина.
  Я вывернулась из его объятий, прошлась по комнате и немного покружилась.
  - Солнышко, ты хочешь, чтобы мы пошли на концерт или в спальню? - прищурился магистр.
  Я метнулась в коридор. Разумеется на концерт. Спальня будет потом. Но я промолчала. Ни к чему ему знать о моих планах раньше времени. Мне помогли надеть шубку, и мы пошли.
  
  В небольшом храме богов было пусто. Там и по праздникам не собирались толпы верующих. Что уж говорить об обычном рабочем дне. Молодая девушка неуверенно смотрела на мужчину, поправляя простое платье цвета молока.
  - Может, все-таки, не надо? - робко спросила она. - Никуда я от тебя не денусь.
  - Трусишка моя, - он взял ее руки в свои, нежно поцеловал подрагивающие пальчики. - Я люблю тебя, милая, и хочу, чтобы наш малыш родился в законном браке. Заодно, будет гарантия, что ты никуда от меня не денешься, а то мало ли какие идеи придут в твою хорошенькую головку.
  - Например?
  - Например, что мне нужно только твое приданое.
  - А это так?
  - Разумеется, нет. Даже если тебя выставят в том, что на тебе будет надето, мне все равно. Я смогу обеспечить нас и нашу семью.
  - Я люблю тебя.
  - Вы готовы? - прервал их священнослужитель.
  - Да, почтенный.
  Девушка в последний раз оправила платье, потом смахнула невидимую пылинку с костюма своего мужчины. Жрец открыл большую книгу и начал обряд.

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"