Черноглазов Игорь Миронович: другие произведения.

Ольга

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  
  
  
  
  Захар последнее время был сильно загружен на работе. И не то чтобы чем- то интересным, а так текучка, от которой невозможно избавиться. Такая работа сильно выматывает и не дает никакого морального удовлетворения.
  Но тут выдался выходной день и он отправился бродить по городу. Не хотелось сидеть дома у телика, не идти к друзьям на вечеринку. Он просто ходил по маленьким, тихим улочкам и рассматривал архитектуру домов. Ноги сами привели его в район, где он родился, и жил до 17 лет. А вот и его дом. На третьем этаже, где была его бывшая квартира, горел свет. Вдруг ему захотелось подняться наверх и посмотреть как там сейчас. Так он стоял, глядел вверх и не решался подняться. Вдруг пошел дождь и не просто дождь, а страшный ливень, ' Это судьба', - подумал он и зашел в парадную.
  Захар уже подходил к лестнице, когда услышал, как в парадную еще кто то вбежал. Он невольно обернулся и увидел молодую женщину. Лицо ее было знакомо.
  -Конский?
  -Болдырева? Неужели это ты?
  Да, это была Ольга Болдырева, с которой они жили в этом дворе. Еще по детской привычке они назвали друг друга по фамилиям.
  - Какими судьбами ты тут?
  - От дождя прячусь.
  - В своей собственной парадной?
  Захар помялся.
  - Гулял тут и увидел свет в окнах моей бывшей квартире. Хотел попросить впустить меня. Интересно глянуть как там теперь.
  - Не советую. Там подозрительные и противные жильцы.
  - А ты откудова знаешь? Ты ведь тоже уже тут не живешь.
  - У тебя устаревшие сведения. Я уже два года как поселилась снова в своей старой квартире.
  Пару лет назад Захар повстречал ее в городе. Она вышла из кафе-мороженое, а он садился в машину. Хотели поболтать, но без остановки скачущее, прыгающее и перебивающее существо, именуемое Артемом, не дало сказать ни слова. Договорились созвониться, но так и не довелось.
  - А чем обусловлен переезд?
  - Ненадо об этом.
  - Как Артем?
  - Ты запомнил имя моего сорванца?
  - Такого непоседу трудно забыть.
  - Он уже большой. В школу ходит. Хорошо учиться.
  Дождь начал утихать. Ольга подставил руку, ловя последние капли дождя.
  - Ливень прошел. Путь свободен.
  - Может посидим где то? Кофе попьем?
  - Я спешу Захар. Но подниматься в твою бывшую квартиру все равно не советую. Пока, я побежала.
  Она уже хотела выйти, но Захар удержал ее.
  - Оля, мы столько лет знакомы. Неужели нам нечего друг другу сказать?
  - Раньше тебя это не волновало.
  - Почему ты так решила?
  - У тебя был мой телефон, телефон родителей, но ты не позвонил за все эти годы ни разу.
  - Ну и что? Зато сейчас есть больше, что друг другу сказать.
  - Я правда спешу.
  - Может завтра?
  - Позвони. Номер тебе известен. Но я ничего не обещаю.
  Она вышла на улицу и зашагала уверенной, бодрой походкой. Потом сбавила шаг, но не обернулась и пошла дальше.
  
  
  Захар постоял еще немного глядя ей в след, а потом вышел во двор. Здесь многое напоминало о детстве. Вот в этом углу стоял стол, который днем занимали заядлые любители домино, а вечером переходил в наши руки. Сколько историй, книг и просто фантастических рассказов было рассказано за этим столом. А иногда они с пацанами просто накрывали его листами обыкновенной разлинееной фанеры и играли в настольный теннис. У той стены кто то жмурил, пока другие прятались. На фасаде давно не крашеных стен были видны нарисованные футбольные ворота.
  Сейчас, глядя на эту молодую, красивую женщину, трудно себе представить, что она была основным вратарем. Да, Ольге было не интересно с девочками и она играла с пацанами. Причем требовала, чтобы к ней относились без снисхождения. Но ребята все равно пытались сделать ей поблажки, что ее сильно злило. Единственно, что им позволялось, так это защищать ее от обидчиков. Но это была защита не девочки, а просто более слабого. Как они защищали своими кулаками любого из их двора, кто попадал в переделку.
  Захар был крепкий парень и только от того, что вокруг знали, что кто то находится под его опекой, позволял ребенку быть в безопасности. Так они росли.
  А однажды произошло нечто, что подняло его авторитет, Ольги и Стоева Славы из четвертого подъезда на небывалую высоту. Они украли голову. Да, именно голову.
  Разнесся слух, что в судмедморг поступил труп с отрезанной головой. Ходили разные слухи по поводу этого убийства. Не обошли своим вниманием это происшествие и завсегдатаи дворового стола. Тут кто-то и ляпнул, что хотел бы взглянуть на эту голову. Славка сразу вызвался ночью залезть в морг и выкрасть ее. Требовались помощники. Все молчали. И тут Захар заметил, что Оля собирается вызваться. Смолчать тут он конечно не мог.
  На утро голова была найдена на дворовом столе. Милиция допытывалась потом, что кому известно об этом, но никто не выдал. А трое сорванцов надолго стали героями всей улицы.
  Но дети понемногу взрослели. И вот как то Ольга появилась во дворе с каким то парнем, лет 15. Для Захара и друзей это был вызов...
  
  - Ты еще здесь?
  Захар обернулся и увидел Ольгу.
  -Да так, воспоминания захлестнули.
  - Детство вспоминаешь?
  - Оля, я, наверное, в чем то был не прав. Но я очень хочу снова тебя увидеть.
  - Хорошо, позвони мне в пятницу.
  
  Захар приехал домой, сделал себе кофе и уселся перед телевизором. Шел какой то фильм. Скучный и глупый, но ему было все равно. Вместо кино он видел, словно на экране телевизора, события того злополучного вечера.
  Ребята подошли к Ольге и поздоровались. Она им приветливо ответила и явно была в хорошем настроении. Но потом, внимательно вглядевшись в их лица, забеспокоилась.
  - Кто это?
  -Захар, это Игнат. Я хочу его с вами познакомить.
  - А стоит ли?
  Ольга опешила и не знала что сказать. Тут к ней подошел Игнат и взял за руку.
  - Пойдем Оленька. Нам тут кажется не рады.
  Это почему то вообще вывело Захара из себя. Он приблизился к парню вплотную. Тот даже бровью не повел. Для любого из этого района такое поведение Захара навеяло бы если не страх, то хотя бы беспокойство, но парень был не местный и ему было видимо все равно кто перед ним, и что он хочет.
  - Знаешь Игнат, шел бы ты отсюда. Ато я тебя огорчу слегка.
  - А я и собираюсь уйти, но только с Олей.
  -Олю ты завтра увидишь. А сегодня ты уйдешь один, а нам тут поговорить надо.
  Захар оттер его от Ольги и слегка подтолкнул к выходу со двора. Игнат не стал ждать, что будет дальше, а просто врезал Захару.
  Именно этого тот и добивался. Теперь он был в своей стихии. Стиснув кулаки, Захар кинулся на врага. Но не все было так просто. Парень был тренирован. Видимо занимался восточными единоборствами. Удары Захара сотрясали воздух и не достигали цели.
  - Учти, Я занимаюсь карате. Ты пойми кого бьешь.
  Но это Захара не урезонило. Через пару минут он повалился на землю. Потом еще и еще раз. И тут Игнат допустил роковую ошибку. Он решил что враг повержен. Плохо же он знал своего соперника. Захар быстро всему учился в жизни, а уж в драке тем более. Он смекнул, что Игнат конечно спортсмен, но в уличных драках явно профан, и решил это использовать.
  Ровно через десять минут бой был окончен. Картина была печальной. Игнат весь в крови лежал посреди двора, А Захар, как свирепый зверь, стоял над ним и желал, чтобы тот пошевелился и встал снова, готовый продолжить. Но противник явно был в отключке.
  - Кого бью, кого бью? Каратиста бью, - процедил он сквозь зубы
  Захар взглянул на Ольгу. Она стояла на месте и закрыла лицо . Потом опустила руки и он увидел, что она плачет.
  - Оленька, ты чего?
  Впервые Захар увидел, что Оля плакала.
  - Как ты мог?
  - Да брось ты Олька. Он же чужак. Да и еще за руку тебя хватал. И вообще он мне не нравится.
  - Ты просто негодяй!!!
  - Что?
  - Я уже не ребенок Захар и я хочу встречаться с ребятами. Вы для меня как братья. Я вас люблю, но как свою семью. Даже больше. И что же? Первого же парня, которого я привела познакомить со своей семьей ты зверски избил.
  - Оля, ну перестань.
  - Так вот. Я буду встречаться с ним. Причем именно с ним. Мы будем приходит и уходить когда захотим. И пусть хоть кто то к нам еще подойдет. Вы меня знаете. А теперь помогите мне его поднять. А ты Захар больше ко мне не подходи и не смей со мной даже здороваться.
  И она сдержала свое слово. Она умела держать слово. Воспитанная в суровых условиях улицы, Ольга хорошо усвоила уроки своих друзей и самого Захара. Теперь его школа повернулась против него самого.
  
  Так продолжалось довольно долго. Ребята собирались, как и прежде во дворе. Ольга проходила иногда мимо них, здоровалась и шла себе дальше. Игнат заходил к ней почти каждый день и они уходили куда то, держась за пальчики. Первое время кто то со двора пытался посвистеть им в след, но Ольга повернулась и так посмотрела на Захара, хотя тут он был ни при чем, что все тут же прекратилось.
  Что касается их взаимоотношений, то они оставались на нуле. Она даже в его сторону не смотрела, в отличие от Игната. Захар как то подошел к нему, когда тот ожидал Ольгу во дворе, они переговорили и пожали друг другу руки. Игнат присаживался бывало с ребятами, пока Ольга копошилась на верху, он действительно оказался не плохим парнем и инцидент был давно позабыт, но не Ольгой.
  Примирение пришло совсем неожиданно. Захар как то сидел дома и просто не знал куда себя деть. На дворе стояло лето. Все разъехались кто куда. Он в то время подрабатывал на фабрике, но день субботний и на работу идти было не нужно. Вот он и слонялся по квартире в поисках занятия.
  Тут зазвонил телефон. Это была старшая сестра Оли.
  - Захар, ты не занят?
  - А что? - осторожно переспросил он.
  - Понимаешь мне уходить нужно, а ни Оли, ни мамы дома нет. Малой спит сейчас, я думаю он проспит до их прихода, но может ты посидишь с ним. Буквально через часик кто то придет. Ну, выручай.
  - А если он проснется, то что мне делать?
  -Дашь ему водички попить. Не волнуйся малой у меня смирный.
  Как был в халате, по-соседски Захар зашел к соседям. Сестра Ольги с супругом действительно сильно торопились. Уже в дверях, показав Захару, где что лежит, они выскочили из квартиры.
  Захар знал, что у Ольги прекрасная библиотека. Еt начал собирать еще ее дедушка. И теперь выбрав одну из книг, которые строго настрого запрещалось выносить из квартиры, он, забравшись с ногами в кресло, начал читать.
  Вдруг малыш заплакал. Захар встал и растеряно подошел к нему. Ребенок, как Захару показалось, глянул на него и заревел еще громче. Тут уже началась легкая паника. Взяв бутылочку с водой, Захар протянул ее ребенку, но тот бутылочку не брал и даже, казалось, не замечал ее. Тогда Захар сообразил и поднес соску к губам малыша. Тот начал жадно пить и замолчал.
  Именно в этот момент открылась дверь и вошла Оля.
  - Ты что тут делаешь? - спросила она с порога. Потом, глянув на
  бутылочку, продолжила, - Кто так ребенку пить дает? Он же захлебнуться может. И вообще мог бы его на руки взять.
  Забрав у Захара воду, она взяла ребенка на руки и начала его поить.
  - Боже, ты же совсем мокрый. Тебя перепеленать надо.
  Положив племянника на столик, она начала менять пеленки.
  - Зайди в гостиную и принеси комплект свежих пеленок, это на диване.
  Захар молча пошел и принес целую пачку. Ольга вздохнула, отобрала нужное, а остальное попросила отнести обратно.
  - Я пойду, раз ты уже дома,- он направился к выходу.
  - Спасибо тебе, - услышал он, уже взявшись за ручку двери. Захар обернулся и увидел улыбку на ее лице. Впервые со времени злополучного случая, она ему улыбнулась и глаза ее смотрели как то по доброму.
  После этого сестра Ольги и ее мама, часто прибегали к помощи Захара, а он никогда не отказывался. За это время Захар научился не только пеленать, но и кормить малыша из бутылочки, предварительно разогрев все по всем правилам и проверив температуру. Попутно он перечитал гору книг, о которых только слышал раньше, а теперь имел к ним свободный доступ.
  Иногда они с Ольгой выходили погулять с Зориком, так звали ее племянника. Прохожие и другие родители принимали их за молодую семейную пару. И хотя выглядели они явно моложе остальных, никто не сомневался, что это их ребенок, а Ольга и Захар не спешили их разубеждать. В те редкие часы они действительно были как одна маленькая семья.
  
  Через некоторое время они привыкли к своим новым взаимоотношениям. Конечно помнили о детских забавах и шалостях, если их можно было так назвать, но сегодня они уже были другими. Детский максимализм уступил место романтической юности и им было, как и прежде, хорошо вместе. Ольга делилась с ним о своих взаимоотношениях с Игнатом и в свою очередь выслушивала и давала советы Захару, когда у него случались размолвки с его девушками. Да, у Захара начался период поиска. Парень он был видный и очень нравился девушкам, вот только найти то, что ему хотелось, не удавалось. А если до конца честно, то он и сам толком не знал чего именно хотел.
  Можно сказать, что спустя долгое время в их отношениях наступила идиллия. Они опять были вместе и оба прекрасно понимали, что иначе и быть не могло. Их дружба помогала им уверенней жить и принимать решения, они упивались ею, оставаясь при этом только друзьями.
  Как то Захар возвращался с работы. Он к тому времени уже учился в университете и подрабатывал после работы рабочим сцены в театре. Было уже очень поздно. Он вошел во двор, глянул мельком на видавший виды дворовой стол. Вокруг него было пусто. Поколение Захара и Ольги повзрослело, а следующее так и не пришло. Были конечно дети во дворе, но каждый был сам по себе. Небыло среди них личностей, способных объединить всех в одно целое. Вот двор и пустовал.
  Захар направился в сторону своего подъезда и тут услышал знакомый голос.
  - Захарушка, мне плохо. Постой со мной.
  Он глянул в дальний угол двора и увидел там чуть заметный силуэт. Голос безусловно принадлежал Ольге. Подойдя ближе, он увидел, что она сидит в джинсах прямо на асфальте и возле нее открытая бутылка водки. Она подняла бутылку и сделала пару солидных глотков.
  - Дай мне сигарету.
  Несмотря на то, что пол бутылки было уже выпито, голос у нее был совершенно трезвый. Захар достал пачку и зажигалку, присел на корточки и протянул ей сигарету. В свете огонька он увидел ее лицо. Нет на нем небыло ни следа слез, ни горечи, ни страха. Взгляд был только потухший, как будто сама жизнь ускользала из ее всегда горящих и не знающих чувства поражения глаз.
  Такой он ее не видел уже давно. Лет пять назад, когда они были еще совсем детьми, в жизни Ольги наступили трудные времена. Родители ее разошлись. И мать снова вышла замуж. Такое ведь иногда случается. Вот и семью Ольги это не обошло. Отец как то сразу самоустранился. С отчимом отношения как бы наладились, но потом начались проблемы. Дядя Петя, как его называла Ольга, да и все ребята во дворе был человек не умный, хотя и видный. Про таких иногда говорят, что их солидная внешность - это просто так, обман зрения. Так вот как обычно не умные люди, он считал, что всегда прав и чтобы он не говорил, это истина в последней инстанции.
  В какой то момент он переключил свою энергию на воспитание дочерей своей жены. Но старшая быстро его поставила на место, тогда он с удвоенным усердием взялся за Ольгу. Для нее начались тяжелые дни. Вся ее налаженная жизнь шла под откос. Целый ворох запретов и наставлений стал непреодолимой стеной перед ней. Она пыталась жаловаться матери, но безуспешно. Та обещала поговорить с мужем, но в душе была конечно рада, что новый муж занялся воспитанием дочери, хотя методы его и не разделяла.
  Ольгу иногда даже запирали на ключ. И она, будучи вольной натурой, вынуждена была сбегать на улицу по узкому карнизу из своего окна к окну лестничной клетки. За этим трюком наблюдал с замиранием сердца весь двор, даже взрослые. Ведь все происходило на высоте пятого этажа.
  Этот перепугало Олину маму, она устроила отчиму скандал, но через некоторое время, он опять возобновил свои репрессии.
  Тогда не выдержал Захар. Однажды, когда дядя Петя покатил на своем драндулете, собираясь припарковаться и пойти домой ужинать, к его машине подошел Захар, держа в руках бейсбольную биту.
  Тогда весь двор пытался освоить новую диковинную игру, свидетелем чего были не один десяток разбитых окон.
  - Дядя Петя, отвалите, пожалуйста, от Оли.
  - Это ты мне?
  - Да вам. И сделайте это лучше по-хорошему. Ато будет хуже.
  Олин отчим с возмущением и негодованием смотрел сверху вниз на подростка и наконец произнес:
  - Ану пошел вон, сопляк. Уши сейчас оторву.
  - Как хотите, дядя Петя. Сами напросились.
  Захар размахнулся и со всей силы влепил по ближайшей фаре. Дядя Петя взревел и пытался кинуться на Захара. Тот же и не думал бежать. А только сделал пару шагов назад, поднял снова над головой биту и сказал:
  -Отвали придурок. Сейчас вторая фара накроется.
  Дядя Петя остановился, но потом, подумав с минуту, пошел в сторону парадной, где жил Захар.
  Родители, хоть и не любили нового жильца, но настрого запретили Захару повторять подобные вещи. Они обещали ему другими путями восстановить справедливость. Захар обещал подождать.
  Что могли поделать родители Захара? Конечно ничего. Весь двор тогда готовился объявить войну дяде Пете, но ничего делать не пришлось.
  Избавление пришло само собой. Дело в том, что у дяди Пети небыло своих детей, а мама Оли не хотела больше рожать, ей двух дочерей вполне хватало. И вот как то вечером ребята услышали, что на площадке пятого этажа что-то происходит. Вскоре во двор выбежала Оля и с сияющим лицом поведала такую историю.
  Оказывается любвеобильный отчим иногда захаживал к соседке по лестничной площадке. Все бы ничего, но она от него залетела. И уж неизвестно, толи по своей прихоти, толи по просьбе дяди Пети решила родить этого ребенка. Так и произошло.
  Вот как то эта самая соседка, крепко поругавшись со своим мужем, сообщила ему кто отец ее ребенка и кто собственно он сам, причем, не сдерживаясь ни в форме, ни в выражениях.
  Загневаный муж тут же кинулся на дядю Петю, благо было не далеко, попутно объясняя Олиной маме, зачем он собственно зашел и почему чистит физию ее мужу.
  Итог этой истории был таков. Обманутый муж смотался неизвестно куда, дядя Петя отправился зализывать раны через площадку, где и обитает до сих пор, а Ольга получила свободу.
  Как давно это было. Все уже позабыли об этой истории. И если бы не выражение Ольгиных глаз и Захар бы не вспомнил. Но что всеже произошло?
  - По какому поводу гуляем? И без закуски?
  Ольга взяла бутылку и пыталась сделать еще глоток, но Захар выхватил ее.
  -Отдай. Мне плохо.
  - Вижу, но ведь лучше от этого не будет. Говори.
  - Помнишь, я тебе говорила, что давно уже семья Игната подала заявление на выезд? Так вот они получили вчера разрешение. Игнат должен ехать, причем навсегда.
  
  
  Попрощавшись с Захаром, Оля пришла домой и как была в плаще не раздеваясь, присела диван. Когда она столкнулась с ним в подъезде, спрятавшись от дождя, сердце ее запело от радости, внутри просто все перевернулось. Это было просто знамение. Как ей его не хватало все эти годы. Годы одиночества в семье и без нее. Почему его небыло рядом? Почему он пропал и не давал о себе знать? Может это нужно только ей, а ему уже давно все до лампочки? Тогда пусть катиться туда, откуда пришел.
  И она ушла. Бегала по магазинам, стояла в очередях, толкалась на остановках автобуса, но он не уходил. Оля могла думать только о нем. Перебирая воспоминания детства и юности, она все больше корила себя за то, что отпустила его. Да нет, не отпустила, а прогнала. 'Дура!', - мысленно обозвала она себя ' Идиотка, вздорная баба. Так тебе и надо. Еще и заплачь теперь'.
  Увидев его снова, Оля мысленно поблагодарила Б-га. Видимо не смотря на все ее грехи, он не оставил ее и дал еще один шанс.
  - Мама!
  Она хорошо помнила тот вечер, когда сообщила Захару, о том, что семья Игната уезжает. Как он заботливо, не смотря на усталость, ведь он тогда и учился и работал, привел ее к себе, сделал кофе и долго выслушивал все ее пьяные бредни. Потом уложил спать на кровати, а сам устроился на диванчике, свернувшись калачиком.
  -Мама! Ну, мам!!!
  Только сейчас Оля заметила сына, который давно безуспешно пытался привлечь ее внимание.
  - Мамуленька, ты шоколадку принесла?
  - Возьми там в кульках.
  - Ты не думай, я только кусочек съем, а остальное потом. Я буду кушать, это не перебьет мне аппетит.
  - Сейчас я что-нибудь приготовлю.
  'Действительно. Ведь дома же жрать нечего. Надо пойти на кухню и хоть курицу пожарить. Костику всего 12, а ест как взрослый. Растет ее любимый мужчинка'
  Но она не поднялась, а опять погрузилась в воспоминания.
  На прощальный вечер к Игнату они шли втроем. Она, Захар и его девушка. Оля пыталась вспомнить ее имя и не смогла. Слишком много у него тогда было девушек, менял, чуть ли не каждую неделю и всякий раз честно заявлял что влюблен и навсегда.
  -Мама, а чего ты не купила шоколадку с коровкой?
  - Небыло сегодня с коровкой.
  - А тут напротив вчера я видел.
  - Туда я сегодня не попала.
  - Так ведь это совсем рядом.
  - Завтра куплю.
  - А ты дай мне деньги и я сам быстренько сбегаю
  - Вот возьми.
  Ольга поднялась. Сняла плащ и пошла на кухню. Взглянув на столик, она поняла, что забыла разморозить курицу. Присела на табурет и закрыла лицо руками.
  В тот вечер все вели себя по-разному. Были друзья и знакомые. Кто то смеялся, иные горевали. Захар, позабыв про свою спутницу, присел к столу и мило беседовал с отцом Игната и его друзьями. Почему то, не взирая на разницу в возрасте, взрослые всегда говорили с ним, как с равным, без снисхождения и предвзятости.
  Подружка Захара почти весь вечер просидела в кресле, делая вид, что слушает музыку.
  Игнат не отходил от Оли ни на минуту. Нежно гладил ей руку и шептал что то ласковое.
  - Мамочка, вот держи сдачу. А что сегодня на обед?
  -Костик, а может кутнем сегодня? Пошли где то поедим?
  -Пельмешки!
  -Давай. Бегом одевайся.
  Мальчик побежал к себе в комнату. Минут через десять они вышли. Пельменная была недалеко, буквально в двух кварталах. Они взяли по две порции и сели к столу.
  Что же тогда еще было? Даже, наверное, и вспомнить нечего. Странно, а тогда она думала, что запомнит каждую деталь на всю жизнь.
  Под конец Захар поднялся и пошел танцевать, но не своей девушкой, а с отцом Игната. Оба опустились на колени, прямо в центре комнаты, и начали выстукивать коленями под ритмы гремящего тяжелого рока.
  Прощались далеко за полночь. Оля не могла оторваться от Игната и он ей прокричал на прощание.
  -Оля! Я за тобой приеду. Обязательно приеду!!!
  И он приехал. Этот парень умел держать слово.
  -Мама, а почему ты не ешь?
  -Не хочется, миленький. Может поможешь мне?
  Она взяла свою тарелку и поставила перед Костиком. Тот какое-то время поборолся со смущением, потом пожал плечами и принялся уплетать.
  ---------------------------------------------------------------------------------------------------
  Ольга вытерла тряпкой кухонный столик и присела на табурет возле радио. Скоро будет ее любимая программа. Вот так часто к полуночи, закончив все дела, она уединялась на кухне и слушала, как Захар вел свою программу. Ей было неважно, что он говорил и кому отвечал. Мысленно она ему задавала свои вопросы и ей казалось, что он что-то советует или от чего-то отговаривает.
  С тех пор как умерла мама, а сестра уехала с мужем из страны, она осталась в этой квартире одна. Конечно не совсем одна, даже очень не одна, а с Костиком, смыслом всей ее, как ей казалось, непутевой жизни. Почему у нее так все получилось? Кто виноват в этом? Нет она ни о чем не жалела и если бы все повернуть вспять, то поступила бы точно также, но это не означало, что все было сделано правильно.
  Игнат приехал года через три. Все это время они переписывались и даже изредка перезванивались. У него был перерыв в учебе и он использовал это время, чтобы поехать за ней.
  Встреча была сказочной. Все померкло вокруг. Институт, родители, друзья, все полетело к чертям. Захар в то время служил в армии и не мог всего этого знать. Документы готовились заблаговременно, но всеже что то, где то стопорилось. Игнат своим напором и долларами в кармане быстро устранял все преграды. Потом выяснилось, что он после учебы работал вечерами и копил деньги на эту поездку.
  И вот они в Штатах. Эйфория продолжалась. Она уже смутно все помнила. Спустя столько лет, уже, будучи взрослой женщиной, она все еще не могла понять, что все же произошло.
  Поначалу все у них было прекрасно. Строили планы на будущее. Любили друг друга. Не могли остаться даже на секунду поодиночке. А потом...
  Потом просто ничего не стало. Толи Штаты ее не приняли, толи она их так и не приняла, но Олю начало просто все дико раздражать. И улицы и люди. Она пыталась замкнуться на Игнате. Какое то время это ей удавалось, но недолго. Они начали ругаться, перестали понимать друг друга. Он жил своими стремлениями, а она только воспоминаниями.
  Однажды ночью Оля проснулась, села на кровати и поняла, что безумно хочет домой. В свой двор. На свою улицу. Ей панически захотелось бежать из этого чужого для нее мира.
  Разговор с Игнатом был долгим и тяжелым. Он так и не понял ее, да и как он мог понять, если она сама толком ничего не понимала.
  Через месяц она была уже ДОМА. С трудом, но восстановилась в институт. Жизнь потекла привычно и весело. Все было родное и все грело. Захара опять небыло, говорили, что он подался куда то на Север, а может наоборот на Юг. Что приезжает редко, да и то на два, три дня.
  Ольга улыбнулась, вспоминая это время. По радио знакомый ей голос пожелал всем спокойной ночи. Она выключила свет, приглушила звук радиоприемника и уже хотела пойти в душ, как вдруг зазвонил телефон. Оля перепугалась. Кто это мог звонить так поздно? Но телефон продолжал звенеть и она подняла трубку.
  - Оленька, это я, Захар. Извини, что так поздно. Только освободился. Я не разбудил?
  - Нет, я тебя слушала.
  - Да, ну и как? Не сильно переборщил в конце?
  Оля не знала что ответить. Ведь она не слышала о чем была передача. Слишком погрузилась в свои воспоминания. Но обидеть Захара нехотелось
  - Нет, по-моему, все нормально. Ты сейчас где?
  - Вот только вышел на улицу. Хочу кофе выпить, где то. Поехали со мной.
  - У меня Костик спит. Приезжай ко мне. Я тебя напою.
  - А это удобно?
  Тут Ольгу прорвало.
  - Слушай, не будь ты придурком. Говорю приезжай. Какие между нами могут быть удобно- неудобно? Я жду тебя.
  Она поставила чайник на плиту. Потом подошла к зеркалу, подмигнула своему отражению. Села в кресло и стала ждать.
  
  
  - Оль, ты извини за столь поздний визит. Я всегда так поздно освобождаюсь.
  Она посмотрела на него внимательно. Потом насупила брови и выпалила.
  - Ты достал уже!!! Сколько можно извинятся. Когда ты это начинаешь, я просто поверить не могу, что ты это ты. Если пришел вести тут светскую беседу, то вали к черту или я тебе сейчас чайник на голову одену.
  Захар откинулся на спинку стула и захохотал.
  - Ты пойми, балбес ты эдакий, что мы остались теми же. И оставь эти штуки.
  Ольга подошла к буфету, достала бутылку коньяка и поставила на стол. Захар молча открыл свой пакет и вынул коньяк, солями, сыр, консервы и все прочее.
  Они поглядели друг на друга и стали смеяться уже вместе.
  - Вот это по-нашему!
  - Давай, подруга. Гуляем!
  - Только не ори, Костика разбудишь.
  - Это Игната сын?
  - Нет, не Игната. Я была замужем. Ну, наливай.
  Они много пили и много говорили. Без страха выкладывали друг перед другом свою жизнь, со всем хорошим и плохим, что в ней было. Вспоминали, перепрыгивали с одного события на другое и снова забывали, о чем говорили и обсуждали уже совсем другое. Но, не смотря на весь этот сумбур им было легко и весело.
  - Оля, так кто все же отец Кости?
  - Ану его в задницу.
  - Что, он плохо к тебе относился или к пацану?
  - Нет, что ты. Он прекрасный человек. До сих пор заходит, гуляет с сыном, помогает. Ходит в школу на собрания. Там его вообще больше знают, чем меня.
  - Так в чем же дело?
  - Давай не сейчас об этом. И вообще у нас коньяк закончился.
  - А не многовато ли нам будет?
  - А плевать.
  Захар протянул руку и вынул еще одну бутылку.
  - Да с тобой я вижу можно в космос лететь.
  - Нет, просто сегодня зашел и отоварился. Вот и пригодилось.
  
  Утром Захар открыл глаза и начал шарить по стенам, не сразу сообразив, где он. Потом постепенно память начала по кусочкам восстанавливать вчерашний вечер. Они еще пили, потом Оля притащила гитару и они в полголоса стали распевать старые песни, которые пели когда то во дворе под гитару. Дальше начали выяснять, кто, что знает о бывших товарищах. Кажется, он хотел уехать, но не смог даже подняться, Оля была не лучше.
  Они, обнявшись, прошли в спальню. Разделись и легли. Рядом.
  ' О Господи, - пронеслось у него в голове, - неужели! Что же я наделал?'
  В комнату вошла Оля и облокотилась на косяк двери.
  - Я Костика отвела к подруге. Так что можешь смело вставать и приводить себя в порядок.
  Захару было стыдно поднять глаза. Он тупо глядел себе под ноги и тихо промямлил:
  - Оля, что я делаю у тебя в кровати?
  Она в свою очередь глянула на него, как будто впервые увидела.
  - Вставай, придурок. Ничего небыло. Да и не могло быть. Иди в душ полотенце сбоку. А я сейчас завтрак сварганю.
  
  Они сидели на кухне, ели омлет с ветчиной и запивали кофе. Захару было не по себе. И дело было вовсе не в том, что он вчера перепил. Организм у него был крепкий и похмелья он практически не ощущал. Его беспокоило другое. Наконец он не выдержал.
  - Оля, так что вчера ночью все же было?
  - Ничего говорю тебе. Пей кофе.
  - Пойми, я вчера напился. Я поверить не могу, что в таком состоянии я даже не пытался заняться с тобой любовью.
  - Как это не пытался. Еще как пытался. Я тоже была не в лучшей форме, но когда ты начал приставать, то влепила тебе и ты угомонился.
  - Не ври. Меня бы это не остановило.
  - Ты что, правда, ничего не помнишь?
  - Помню, как разделся и лег. А ты повалилась рядом. И все... Дальше провал.
  В это время в дверь позвонили. Оля посмотрела на часы , подскочила и побежала открывать дверь. Захар услышал женский голос. Потом и увидел вошедшую. Он поднялся.
  -Вот познакомитесь. Это Вера, а это мой друг детства...
  Но та не дала ей договорить. Она враждебно посмотрела на Захара и, не отрывая от него взгляда, произнесла:
  - А что делает здесь этот кобелек?
  Захар опешил. И даже не сообразил, что ему на это ответить. Что случалось с ним редко.
  - Вера, прекрати. Это мой друг детства. Мы много лет не виделись, а вчера случайно встретились и он зашел в гости.
  - А не раннее ли время для визита? И глядя на ваши рожи, легко понять, что он тут с вечера и ночевал тут. Что вы мне мозги парите. Что тут было?
  - Да кто ты такая, что допрос тут делать? - наконец произнес Захар.
  - А ты вообще заткнись. Скажешь, когда тебя спросят, - не унималась Вера.
  - Я вас прошу обоих прекратить. Давайте сядем и во всем разберемся.
  Оля обхватила голову руками и умоляюще переводила взгляд с Веры на Захара.
  - Да что тут разбираться? Мне итак все ясно.
  - Заткнись уже, ты психованная. Мне ничего не ясно, а тебе, думаю, еще меньше.
  Наконец Оля не выдержала, схватила посуду со стола и со всей силы швырнула ее об пол.
  Наступило молчания. Захар и Вера не спускали друг с друга глаз. Все ждали, что будет дальше.
  - А теперь сели и успокоились. Сейчас я сделаю кофе и во всем разберемся.
  Оля включила чайник, достала чашки, а Захар с Верой послушно уселись за столом.
  - Вот об этом Захар я тебе вчера и сказала. Я не люблю мужчин. Вера моя подруга. И чтоб ты понял до конца и у тебя не оставалось сомнений, добавлю. Да, именно с ней я занимаюсь любовь.
  - А Костик стало быть тоже от нее?
  - Перестань. Да, я была замужем. Все произошло не сразу. Иными словами я не сразу это поняла, а только со временем. Подробности, я думаю, можно упустить.
  - Иными словами именно это послужило поводом для развода?
  - Вот тут ты прав. И не смотри на меня так. Что у меня уши изменились или я стала глупее? В наших с тобой отношениях это вообще никакой роли не играет. Или я не права? Просто раз уж так вышло, лучше чтобы ты это знал.
  Захар откинулся на спинку стула, подумал минутку, потом опять посмотрел на Олю.
  - А вот действительно, какого черта? Просто для меня это неожиданно.
  Потом он перевел свой взгляд на Веру и очень дружелюбно произнес:
  - Ну, что подруга. Давай мирится. Нам тут действительно делить нечего.
  
  
  В дверь позвонили. Ольга пошла открывать. В квартиру влетел Костик.
  - Что-то случилось, сынок?
  - Нет, мамуля.
  -А почему ты тогда так рано?
  - А мне с Колькой не интересно.
  - Сынок, что произошло? Я же знаю, что когда ты у Коли, то тебя домой не заманишь.
  - Надоел он мне.
  - Костик...
  - Понимаешь, мама. Ему подарили новый конструктор железной дороги. Мы стали его вместе собирать. Так он паровоз и вагоны оставил себе, а мне дал скреплять рельсы.
  - А разве рельсы не важны?
  Мальчик ничего не ответил, но так поглядел на мать, что та только развела руками.
  - Вот максималист растет.
  - Оля, а может это и не плохо, что ребенок не желает довольствоваться малым?
  - А мне что прикажешь, Захар, с его глобальными подходами делать?
  Трое взрослых сидели на кухне и молча допивали кофе.
  - Да уж, если день с утра не задался, то и дальше будет не лучше.
  - Извини Вера, я не думала, что так будет.
  - А может ко мне?
  - А его я с кем оставлю?
  Захар поглядел на двух женщин, на то, как они смотрят друг на друга и сам не понимая, почему выпалил:
  - Оля, а давай я пойду с малым погуляю. Сегодня до вечера у меня никаких дел.
  - А справишься? Только не балуй его.
  Вера благодарно посмотрела на Захара.
  - Костик, а пошли со мной погуляем. Мама разрешит.
  - А пельмешки будут?
  - Хватит с тебя пельмешек. Дядя Захар что-нибудь другое придумает. А обедать придешь домой часа через два..
  Мальчик скривился.
  - Пойдем Костя. Не пожалеешь.
  - Ладно, я рискну, - как по- взрослому и в тоже время по-детски ответил мальчик.
  Они вышли на улицу. Захар чувствовал себя не уверено. Во-первых, небыло у него опыта общения с детьми, а во-вторых, необычной была сама ситуация. Он мужчина забрал ребенка, чтобы позволить двум женщинам остаться вдвоем.
  - Куда пойдем, дядя Захар?
  А в самом деле, куда? Не в бар же в самом деле.
  - Ты автомобили любишь?
  - А что?
  - Сейчас выставка автомобилей будущего года. Может, махнем туда?
  - Так очередь громадная или по пригласительным.
  -Это я беру на себя.
  Они подъехали к выставке. Захар предъявил охраннику свое удостоверение и их пропустили. У мальчика загорелись глаза. Вокруг блестящие, вращающиеся автомобили, уже известных и еще не знакомых марок, кругом музыка и переливающиеся огни освещения. Сперва он даже сник, но потом освоился и стал носится от одного экспоната к другому. Вскоре у него на голове красовалась фирменная бейсболка с надписью БМВ. Еще через минуту такая же, но уже другой фирмы оказалась в руках. К концу экспозиции у Костика был уже полный кулек всяких сувениров. Мальчик сиял.
  Они подходили к выходу. Тут Захар услышал звуки хорошо знакомой мелодии. Он остановился и стал слушать. Поглядев вниз он заметил, что Костя стоит рядом и тоже внимательно слушает.
  - Тебе нравится?
  - Очень. А кто это?
  - Это Дьюк Элингтон. Великий человек. Меня не станет, да и тебя тоже, а музыка его будет жить вечно.
  Мальчик недоверчиво глянул на Захара и тот тут же пожалел, что потащил воображение ребенка в эти дебри. Конечно, для него жизнь это нечто что имеет начало и не имеет конца.
  Выйдя с выставки, Захар увидел радиомагазин. И тут его осенило. Он направился туда.
  - Скажите, у вас есть сборные модели для начинающих радиолюбителей?
  Уже темнело, когда у Захара зазвонил мобильник.
  - Вы куда пропали? Я уже волнуюсь?
  - Все хорошо, Оля. Мы тут в парке.
  - Давайте домой. Я вас покормлю.
  - Мы уже ели в принципе.
  - Но все равно давайте домой. Хорошего понемножку.
  - Скоро будем.
  Захар выключил телефон.
  - Дядя, Захар. Я понял, эта деталька должна быть тут.
  - Молодец, давай крепи.
  
  
  
  
  
  
  Захар развалился на кровати, заложив обе руки за голову. Оля была рядом, удобно устроившись у него на плече. Захар вернулся только с прудов, где он гуляли с Костиком. Они наловили довольно много рыбы, которая, дожидаясь своей участи, мирно шныряла в огромном тазу. Придя с гуляния, они все вместе прекрасно пообедали с бутылкой каберне савиньон, Костик пошел спать к себе, Вера убежала по каким то срочным делам, а Захар с Олей уставшие и умиротворенные повалились на кровать и тихонечко, еле шевеля губами переговаривались. Глаза у обоих были закрыты и только цепочка вопросов и ответов мешала им задремать.
  - Захарка, ты любишь свою работу?
  - Нет.
  - Что то ты быстро ответил.
  - Потому что ответ знаю.
  - Но ведь тебя столько людей читают, слушаю, ждут твоих передач?
  - Я тоже раньше думал, что они будут моими. Мечтал, что обойду систему. Потешался над ней, что я такой умный, прозорливый.
  - А что теперь?
  - А теперь как у всех. Эта самая 'глупая' система меня и сожрала.
  - Ты хочешь сказать, что ты, как и все врешь?
  - Да не-то чтобы вру, а говорю не о том. Или не так как хотелось бы. И самое главное, что не только начальство, но и люди от этого просто в восторге. Это только разговоры, что всем нужна правда, на самом деле ее боятся. Все хотят видеть и слышать только то, что им хочется, остальное вносит дискомфорт в их устоявшееся мышление, раздражает и мешает жить.
  -Ну и бреши себе. Все равно ты талант.
  Оля повернулась на бок и удобнее устроилась на плече у Захара. Он повернул голову и посмотрел на нее. Она стала красивой женщиной. Бывает такое, что женщины набирает красоту с возрастом.
  Ее лицо было сейчас рядом. Он чувствовал ее дыхание. Веки были закрыты. Захар не поцеловал, а просто коснулся губами ее губ. Ольга открыла глаза. В них можно было прочесть не злость, не удивление, а скорее интерес. Он опять потянулся к ней. Оля не отстранилась, а только ласково положила пальчик на его губы.
  - Ненадо Захарик, я устала. Верка меня сегодня сильно погоняла. Что-то она стала сильно активная последнее время.
  - Разве это плохо?
  - Понимаешь, что то в этом есть не здоровое. Это не страсть, а скорее ревность.
  - Ты ей дала повод? У тебя появилась новая знакомая?
  - Вроде нет, сама не понимаю, что с ней происходит.
  - Знаешь, Оля. Я, пожалуй, пойду. Мы так болтаем и я заснуть не могу.
  - Ну-у-у-у, не уходи. Мне так удобно.
  - А я тебе сейчас подушечку подсуну под щеку и тебе будет еще удобнее.
  - Ты завтра придешь?
  - Не знаю. Я позвоню.
  - Приходи обязательно.
  Захар вышел на улицу и направился к своему авто. Настроение еще полчаса назад безоблачное, вдруг испортилось. Домой не хотелось и куда то к кому то ехать тоже. Тут его окликнули. Он повернулся и увидел Веру.
  - Ты куда?
   - Домой.
  - Не подкинешь меня в центр?
  - Запросто, садись.
  Они сели. Вера закурила сигарету и только потом спросила.
  - Это ничего, что я в твоей машине курю?
  - Не страшно. Только окошко приоткрой
  - Как там Оля?
  - Спать пошла.
  - А ты куда подорвал? Поспал бы тоже. Я бы через пару часиков подошла , посидели бы поболтали. Ты прекрасный собеседник. Я обожаю тебя слушать.
  - Вер, у меня как бы и своя постель есть.
  - Это хорошо, что ты это не забываешь. Ты мне очень нравишься Захар. Но учти, если я что замечу по поводу Ольги, то морду набью. Уж, извини за прямоту. Ой, мне тут притормози. Спасибо что подвез.
  Она аккуратно прикрыла дверцу машины и пошла по своим делам. Захар посмотрел ей вслед. Настроение совсем испортилось. Он достал телефон, полистал записную книжку и набрал номер.
  
  
  - Что это ты, подруга, сидишь и улыбаешься сама себе?
  Оля вздрогнула и растеряно посмотрела на Веру. Действительно, что -то она часто стала задумываться. И ладно бы просто так. Но нет, думала она все время об одном и том же человеке. Захар, без которого она столько времени, в общем-то, свободно обходилась, сейчас настолько прочно вошел в ее жизнь, что она уже не представляла ее без него. И главное, все, что было связано у нее с этим человеком, вызывало положительные эмоции.
  Вот и Вера, скупая на похвалу и очень трудно идущая с кем то на контакт, отзывается о нем только в превосходных выражениях.
  Сегодня был обычный день и они обе были на работе. Точнее сказать в своем магазине, который в свое время взяли в аренду, а потом и выкупили. Помог им в этом Олин бывший муж. Сергей. Как Оля и говорила у них, несмотря ни на что, остались хорошие, дружеские отношения.
  Бизнес шел хорошо. Магазин знали в городе, посетителей было иногда не много, но, учитывая подборку и соответствию качества товара с ценами на него, мало кто уходил без покупок. Это давало реальный и твердый доход.
  Вера сделала кофе и женщины расположились в кабинете, чтобы покурить и поболтать. Тут из торгового зала донесся какой-то шум. Вера недовольно посмотрела на дверь и пошла глянуть что произошло.
  Пять человек в форме и гражданском просто ворвались в магазин. Один из них кинулся в отдел обуви, чуть не сбив с ног продавщицу, и начал хватать коробки. Но вторая девушка не растерялась.
  - Что ты хватаешь? Ты что знаешь где и что лежит? Спроси меня, я тебе сама все покажу .
  Мент уставился на нее и тупо ткнул в одну пару на прилавке. Вика нагнулась и выставила коробки с интересующими того, фасоном обуви.
  Остальные разбрелись по магазину. Один прошел прямо в кабинет.
  - Я из отдела по борьбе с организованной преступностью. Вот мое удостоверение. Меня интересуют накладные на ваш товар. Закрывайте магазин.
  - Вам надо, вы и закрывайте. Вы делаете свою работу, а я буду делать свою.
  ' Молодец, - подумала про себя Вера, - правильно Оля сообразила. В присутствии покупателей они будут меньше борзеть'
  - А вы кто?
  Это мент уже обратился к Вере.
  - Я подруга заведующей магазина. Зашла кофейку попить. Или вы возражаете?
  Теперь уже Оля мысленно хвалила подругу. Став подругой, а не компаньонкой, Вера получила определенную свободу и ее уже не усадишь тут же в кабинете, рядом с ней.
  Мент взял папки с накладными и начал что то искать.
  - Может, вы объясните что произошло?
  - Я вам позже все объясню.
  Вера вышла снова в зал. Там уже стало спокойнее. В отделе обуви копошился только один, остальные, видимо, ушли. Заходили покупатели смотрели товар, девочки, подменяя друг друга, их обслуживали.
  Вера вернулась в кабинет. Старший уже нашел нужные ему накладные и что то быстро писал.
  - Молодой человек, может кофе хотите?
  - Я нет, а вы пейте на здоровье. За этим же пришли. Вон ваш уже совсем остыл.
  В кабинет вошел тот первый из зала.
  -Вячеслав Викторович, интересующую нас обувь, я отделил. Что с ней теперь?
  - В машину ее.
  Оля пыталась что то возразить, но он быстро положил перед ней лист бумаги.
  - Вот это расписка об изъятии обуви и накладных на нее. Мы удаляемся.
  - Может, вы все же объясните?
  - Всему свое время. Вас попрошу поехать с нами для беседы.
  Потом он посмотрел на Веру, вынул визитку из кармана и протянул ей.
  - Что это вы побелели? Никто вашу подругу не арестовывает, пока не арестовывает. Вот вам номер телефона у меня в кабинете. Звоните.
  Оля накинула куртку и они ушли.
  Вера осталась одна. Девочки-продавщицы по одной протиснулись в кабинет и смотрели на свою начальницу.
  - Ничего, девчонки. Все будет хорошо. Продолжайте работать.
  Она позвонила Сергею. Он оказался на месте. В двух словах Вера рассказала, что случилось.
  - Что то изъяли?
  - Да в том то и дело, что ничего особенного. Ту обувку, что ты нам подогнал.
  - Я пока ничего не могу конкретно сказать, но предполагаю, что это наезд не на вас, а на меня. Говоришь телефон оставил. Так позвони, поинтересуйся. Сюда больше не звони.
  Вера положила трубку, достала визитку и уже хотела набрать номер, как телефон сам зазвонил.
  -Это Вячеслав Викторович. Волнуетесь, наверное. Хотите поговорить с вашей подругой?
  - Вы так предусмотрительны.
  - Приятно сделать что то хорошее для красивой женщины. Я передаю трубку.
  - Вера все в порядке. Не волнуйся. Мы действительно просто беседуем.
  Еще через час позвонила сама Оля и сказала, что выходит. Просила ее встретить. Вера быстро села к машину и подъехала к известному зданию. Оля уже ждала уже на тротуаре.
  - Ну что?
  - Да не хрена!
  - Хоть объяснил что то?
  - Нет. Сказал, что это не разглашается в интересах следствия. Ты Сергею звонила?
  - Да.
  - Хорошо.
  - Послушай, тебя всю колотит.
  - Я выпить хочу.
  
  
  Два дня спустя Оля и Вера подъехали к кафе в тихом уголке города. Оно не было респектабельным, но готовили там прекрасно и кофе был просто чудесным. Старомодный интерьер и месторасположение не привлекал много посетителей, поэтому тут можно было спокойно посидеть и поговорить. Хозяин кафе давно бы обанкротился, если бы не Сергей. Он помогал поддерживать бизнес на плаву, а кафе стало его чем то вроде выездным кабинетом. Он то и пригласил сюда девушек.
  Подойдя к кафе, они увидели сквозь стеклянную витрину Сергея, но что их удивило, так это то, что рядом с ним сидел Захар. Оба пили кофе и о чем -то мирно беседовали.
  Увидев женщин, мужчины встали и предложили женщинам стулья. Присев, Оля с Верой переглянулись, но ни одна из них не могла объяснить происходящее.
  - Знакомитесь, девушки это Захар. Мой стародавний приятель.
  - Знаешь Сергей. Наверное, с тем же успехом я мог бы представить тебя.
  Теперь уже удивляться настала очередь Сергея.
  - Мы с Олей давно знакомы. Жили в одном дворе и очень дружили в детстве.
  Сергей откинулся на спинке кресла, потом постучал себе пальцами по лбу.
  - Блин, все сходится. Ты и есть тот самый Захар, о котором мне Оля, в свое время, все уши прожужжала. Все правильно. Это ж надо, столько лет вы не виделись и вот так случайно встретились.
  - Да нет, встретились мы пораньше. Только вот дня три не виделись.
  - Кстати, где ты эти дни пропадал? Я тебе звонила.
  - Извини, Оля. Я ездил за город. Отдохнуть. Спонтанно все получилось.
  - А что ты там забыл?
  - Так, поехал с приятельницей.
  - Какой приятельницей?
  - Родная, если отойти от определенных стереотипов, то у мужчин бывают женщины, а у женщин мужчины. Не у всех же одинаково.
  Сергей прикрыл лицо рукой и сначала тихонько, а потом все сильнее начал смеяться.
  - Теперь я точно понял, что вы не сегодня встретились. Видать уже успели пообщаться.
  - Придурки вы оба! Чего ржете?
  Но мужчины не так сразу успокоились. Наконец плечи Сергея перестали дергаться и он проговорил:
  - Вот не зря же я люблю это кафе. Просто место встреч. Помнишь Ольга, как мы тут впервые встретились?
  - Ой, Сережа перестань. Все об этом давно знают.
  - Нет, я не слышал.
  - Так вот послушай Захар. Как то мне позвонили и правильно назвав по имени, начали нести всякую околесицу. Я понял, что звонили совсем другому Сергею, а попали на меня. Хотел сперва объяснить, что это ошибка, но голос мне сильно понравился и я стал поддерживать беседу.
  - Да, красноречия тебе всегда было не занимать.
  - Не перебивай. Звонок этот не стал последним. Оля звонила мне, а я ей. Интернета тогда небыло и мы общались по телефону. Потом захотели встретиться. И оба боялись этого. Мы настолько нравились друг другу, что увидеть при встрече крокодила просто не хотелось. Долго откладывали, но, наконец, решились. Вот в этом самом кафе. Тогда тут было многолюднее. Бегло друг другу себя описали. Я помниться сказал, что буду в синих джинсах и кожаной куртке. Но кто тогда не носил джинсы и куртку?
  Я расположился вон за тем дальним столиком, других мест больше не было. Девушки стали заходить одна за другой. Я растерялся. И тут заходит девушка и, оглядевшись, подходит к одиноко сидящему парню, и закрывает ему сзади глаза. Он ласково отнимает ее руки и только посмотрев, понимает, что это не его девушка, которая заходит прямо вслед за Олей и понятно требует объяснение видимого.
  Тут я подскочил и все выяснилось. Оля была пунцовая.
  Вот так мы встретились тут.
  - А вы с Захаром тоже сегодня случайно встретились?
  - Нет, Верунчик. Это было бы до конца удивительно, но врать не буду, Захара я сегодня пригласил. Я намечаю кое-что и мне нужен грамотный журналист. В связи с этим 'кое-что' на вас и наехали. Видимо кто-то что-то пронюхал и хотел по мне хлопнуть в самом начале. Но все обошлось.
  - Слава Б-гу. Я эти дни сама не своя.
  - Да и я тоже.
  -Ничего страшного, девочки. Все уже улажено. Тем более что партия обуви была почти светлая. Они не за то ухватились. Видимо за первое, что попало им в руки.
  - Этот Вячеслав мужик крутой. Обходительный, культурный, но взгляд просто жуть.
  - Что же ты хочешь? Мент в четвертом поколении.
  - Там у него в кабинете...
  Но Сергей не дал ей договорить. Он достал портативный магнитофон и включил запись. Оля услышала свой голос. Это была запись беседы с Вячеславом.
  - Знаешь, что мне сказали, передавая эту запись? Либо она, то есть ты, прекрасная актриса, либо полная дура, либо большая умница.
  
  
  - На этом торжественную часть можно считать закрытой. Что кушать будем?
  Сергей спрятал магнитофон в портфель и открыл меню.
  - Ой, Сережечка, у меня времени на это нет. У меня дома жрать нечего. Костик скоро придет из школы, а я ничего не приготовила. Я поеду.
  - Сидеть и не возражать. То, что дома пусто для меня не новость. Через час за Костиком заедет мой водитель и отвезет его ко мне. Моя благоверная его покормит и напоит, а также приготовит к отъезду его и мою барышню.
  - Какому отъезду? О чем ты?
  - У нас сегодня самолет. Я моя Машка и наш Костик отбываем сегодня на недельку в Японию, с посещением Дисней Лэнд, по случаю окончания учебного года.
  - Какого окончания? Учится им еще два месяца.
  - Милая, потом правда времени не будет.
  - А меня спросить не надо?
  - Ты что против? Представляешь, как Костик рад будет.
  - Мог бы сказать заранее.
  - До того ли нам было? Итак, делаем заказ, сильно засиживаться действительно времени нет.
   Ели с аппетитом и настроением. Сергей, как и в бизнесе, так и в застолье был душой компании. Много шутил, рассказывал анекдоты и забавные случаи. Захар от него не сильно отставал, журналистская жизнь подарила ему немало сюрпризов.
  - А что вы с Захаром наметили?
  - Верочка, не мы с Захаром, а я. Попрошу не обижать автора идеи в самом начале ее воплощения. У вас еще будет на то возможность. А Захар будет нашими глазами, ушами и голосом. Информационная часть вся на нем. Вам тоже не поздоровится. Готовьте себе смену в вашем прославленном магазине. Боюсь, времени на него не будет.
  - Да что ты затеял?
  - Подробности после приезда. Захар тоже вам нефига не скажет, хоть пытайте.
  - А если все же мы рискнем и попытаем? По своему, по-женски.
  - Ой, Верочка! Кто бы говорил. Короче доедаем мороженое и поехали. Оля по дороге заедем к тебе, я заберу кое какие Костика вещи в дорогу.
  - Вот. Вы на двух машинах едите к Оле, а мне тут автобуса дожидаться.
  - Говорил я тебе, что давно надо было машину купить.
  - Ненавижу я водить машину. И нам с Олей одной как то до сих пор хватало.
  - Я Веру отвезу.
  - Спасибо тебе, Захар. Ты как всегда до конца джентльмен, не то, что некоторые.
   Сергей хлопнул себя по бокам и, кривя голос, произнес:
  - Это ты на благодетеля своего? Удавлю как букашку.
  Вера в ответ показала язык и спряталась за широкую спину Захара.
  Все вышли из кафе, распрощались и поехали каждый по своим делам.
  - Скажи мне адрес, я не знаю где ты живешь.
  - А давай мы к тебе поедим и кутнем хорошенько. Ольга все равно сейчас сборами будет занята, а потом наверняка уборкой. Малая моя у мамы. Мне тоже прибраться бы не мешало, но только неохота мне сегодня. Так что, если у тебя неотложных дел нет...
  - Я с удовольствием. Только надо заехать пополнить запасы спиртного. У меня кажется пусто.
  -Только я куплю. Не возражай. Сделай мне такое одолжение. А ты, когда приедем, сваришь кофе. Оно у тебя выходит просто замечательно.
  Приехали. Захар сварил кофе. Достал бокалы для вина и они расположились в гостиной за маленьким столиком. Сначала болтали не о чем. Захар рассказал пару забавных случаев. А потом спросил:
  -Вер, расскажи о себе. Ведь судя по дочке, ты была замужем и прочее.
  - Хочешь знать, как я до такой жизни докатилась?
  - Считай это профессиональным любопытством. Нет, правда. Я ведь ничего о тебе не знаю.
  - Ну, что же. Слушай рассказ отпетой дуры или Пособие для малолеток, желающих сломать себе жизнь.
   Захар опять наполнил бокалы и удобней уселся в кресле.
  - Детство и начало юности упустим. В двух словах : школа, золотая медаль, мастер спорта по стрельбе из лука. Потом универ. Там на третьем курсе я познакомилась с парнем. Он был чудесным. Все девчонки мне завидовали. Внимательный, воспитанный, рослый с необыкновенными просто глазами. Он очень любил меня. Любая, готова была душу продать за него. А он нет, только ко мне. А я... Дурная была, в облаках летала. Вбила в свою дурную голову, что брак мне пока не нужен, что сперва карьера. Он со мной два года провозился. Замуж звал. Потом видать и ему это все надоело. Выхватили его моментально, только он голову в сторону повернул. Они до сих пор живут вместе. У них прекрасная семья, он профессор, она за детьми смотрит, дом ведет. Чего еще бабе надо? Вот скажи мне?
  Захар пожал плечами и продолжал слушать.
  - Потом я встретила свою 'судьбу'. Как то пошла на пляж с друзьями и познакомилась там с парнем. Там же в кустах он меня и вдул. Хочешь верь, а хочешь нет, но я до того времени девственницей была. На следующий день он меня даже не узнал, потому что накануне бухой был в стельку. Опять, стало быть, познакомились, стали встречаться. Ему все пофиг было. Когда выяснилось, что я залетела, он не отпираясь, женился. Карьера, работа все к черту полетело. Муж мой жил как хотел. Каждый день друзья, пьянки. Я даже не боялась, что он мне изменяет. Его приволакивали домой. На какой работе такой удержится? Промучилась год и выставила его. С тех пор от него ни слуху, ни духу.
  Конечно пыталась жизнь свою наладить, но тщетно. Потом мы крепко с Ольгой сдружились. А потом стали уже больше чем подруги. Я точно ею от всего мира отгородилась. Хотя не уверена, что мне это нужно.
  -А к чему тогда эти вспышки гнева и сцены ревности?
  - А ты больше на бабу внимание обращай. Еще большой вопрос кого я к кому ревную.
  Она привстала и подошла к Захару. Потом нагнулась и прошептала:
  - Если ты против, просто оттолкни меня. Я пойму, я не обижусь.
  
  
  Захар крепко спал. Он только ощутил поцелуй на своих губах и услышал:
  - Спасибо тебе, любимый. Я уезжаю.
  Глаза открыть небыло сил и он только выдавил из себя:
  - Погоди, я тебя отвезу.
  - Ненужно, солнце. Я вызвала такси. Завтра я позвоню.
  И все. Захар снова погрузился в глубокий сон и благополучно проспал до позднего утра. День предстоял насыщенный, впрочем, как и вся неделя. Огромную гору материала предстояло переработать, а вечером радио. Эти еженедельные репортажи сильно выматывали, он часто после них был просто обессилен. Приходилось отвечать на всякие идиотские вопросы. Разве об этом он мечтал? Выхода небыло. Это работало на его популярность и давало неплохой доход. Но все же Захара не оставляла надежда, что когда-нибудь что то измениться и вдохновение к нему вернется, как это было в начале его творческого пути.
  Вера не выходила из его головы. Нет, это не был дежурный трах. Что -то открылось для него в этой женщине, что-то запало в душу и грело. Говорить можно что угодно, врать, жалеть себя, но глаза... Опыт общения с людьми научил его внимательно и незаметно следить за глазами собеседника. Она не врала, не жалела себя, а просто искала защиты.
  Захар брился и задавал себе вопрос. Готов ли он к этому? Нужно ли ему это? Или может он зря сам себя тревожит и ничего больше не будет. Стоит ли себя обманывать? А так хотелось обмануться.
  Что бы небыло, а настроение у него было прекрасное. Он выпил кофе и отправился по своим делам. День прошел очень плодотворно. Все получалось и даже вечерняя программа доставила удовольствие, чего уже давненько небыло.
  Выходя из редакции он взглянул на свой мобилник. За время передачи поступило два звонка. Один от Ольги, а второй от Веры. Он сел в машину и набрал номер.
  - Здравствуй Оленька. Как настроение?
  - У меня 'состояние не стояние'. Костик в Японии, Вера час назад как меня покинула. Не могу понять, что с ней творится последнее время. То кидалась на меня как пантера, а теперь сторонится. Попили кофе и она, сославшись на дела, быстренько смоталась. Ты не знаешь, какие могут быть дела в двенадцатом часу ночи?
  - Может я заеду?
  - Знаешь, Захарик, я пойду спать, наверное. Ты не обижайся, но я что -то не в себе. Хочется залезть под одеяло с головой и забыться.
  - Хорошо, Оленька. Завтра созвонимся.
  - Угу, пока Захарик.
  Он подумал немного и набрал номер Веры.
  - Ой, Захар! Как хорошо, что ты позвонил. Я уже не надеялась. Ты сильно устал?
  - Совсем не устал. У меня просто восхитительный день сегодня.
  - Я заказала билеты в кино. Идет премьера нового фильма. Может, сходим?
  - С удовольствием. Я еду уже к тебе. Только скажи куда.
  Вера назвала адрес и он поехал. Это было в другом конце города. По дороге ему хотелось, как-то осмыслить все, что происходило с ним сейчас, но мысли не выстраивались. В голове был праздничный сумбур, и он просто мысленно махнул на все рукой.
  Вера ждала его уже на улице. Она села в машину, нежно его поцеловала и они поехали. Возле кинотеатра было много народу. Несмотря на поздний час, Захар с трудом нашел место для парковки. Он уже хотел вынуть ключи и выйти из машины, но тут даже не понятно для самого себя сказал.
  - Веруся, а может к лешему этот фильм. В другой раз посмотрим. Поехали где то посидим.
  - Я с удовольствием. Только не поздновато ли? Уже все закрыто.
  - Нет проблем. Я знаю одно местечко, они не закрываются круглосуточно. Поехали?
  - Давай.
  Он лихо развернул машину и они покатили. Через полчаса были уже на месте. Это было нечто среднее между рестораном и кафе. В зале было пустынно. Они заняли первый попавшийся столик. Вскоре подошел к ним официант, довольно свежо выглядевший, для этого времени суток и принял заказ.
  - Давай выпьем .
  - С удовольствием. За что пить будем?
  - Я бы выпила за нас с тобой.
  - Веруся, ты мне очень нравишься, но...
  - Стоп. Не продолжай дальше. Я все поняла. Прости меня дуру.
  - Да не черта ты не поняла. Не перебивай, дай я закончу.
  - Прости.
  - Я просто боюсь. Столько раз я пробовал и все не удавалось. С тобой мне очень хорошо и мне страшно. Пойми одно дело просто переспать и совсем другое то, что у нас зарождается. А вдруг это опять ошибка, вдруг это закончится и дальше пустота. Мы же уже не дети. Я не могу объяснить, но сперва я питал к тебе только злобу и даже ненависть. И я сам не понимаю, как это все превратилось в тепло и привязанность. Нет, я уверен, что не люблю тебя. Пока не люблю. Но мне очень с тобой хорошо. С каждым днем мне все чаще и больше хочется видеть тебя, говорить с тобой, ощущать тебя.
  - Милый, а ты думаешь, что со мной происходит не то же самое. За много лет ты первый мужчина, в которого я готова поверить. И я хочу это сделать. Весь мой жизненный опыт говорит мне берегись, но я ничего не могу с собой поделать. Тянет меня к тебе, Захарик.
  Захар поднял бокал и, не отрывая взгляда от Вериных глаз, произнес:
  - За нас.
  Они выпили. Поставили бокалы на стол. Захар ласково погладил ее руку. Потом поднес ее к губам и начал нежно целовать пальцы. У Веры на глазах выступили слезы.
  - Как мне сейчас хорошо. Пусть это никогда не заканчивается.
  - Я постараюсь. Вот только как мы это все объясним Ольге?
  
  
  
  - Захар, я сегодня вечером не приду.
  - Это еще почему?
  Оба лежали голые, на животах, не в силах встать или даже пошевелиться. Вера уже неделю практически жила у Захара, отлучаясь только на работу или к маме, где жила ее дочь.
  - Я к Ольге заеду. Надоело врать, выкручиваться, ссылаться на какие -то не существующие проблемы. Хочу все выяснить и для себя, и для нее.
  - Ты еще в чем то не уверена?
  - Что ты, я как в раю. Мне не вериться, что это происходит со мной. Только бы все продолжалось бы вечно.
  Она перевернулась на спину и лениво потянулась. Захар ласково поцеловал ей живот и начал гладить грудь.
  - Захарик, прекрати. Мне уходить надо. Я, правда, опоздаю.
  Она сделала робкую попытку подняться, но ей это не удалось.
  
  
  - Подруга, у тебя все в порядке. Ты уже который день приезжаешь на час позже. Как мама, ей уже лучше?
  - Да, Оленька. Все нормально. Обычное старческое недомогание. Вечером я у тебя. Поболтаем.
  - Я надеюсь, не только поболтаем. Я так соскучилась.
  Тут зазвонил телефон и Вера подняла трубку.
  - Привет, это Сергей. Я в городе. Сегодня в 11 у меня в офисе. Передай Оле, что Костика я в школу уже завез. У него сегодня кружок и спорт. Пусть не забудет в 7 вечера его забрать. Хотя теперь точно не забудет. Я ему мобильник купил, так что пацан теперь во всеоружии. Жду вас.
  - Да, конечно мы будем.
  Ольга начала собирать документы и делать записи.
  - Оль, я не думаю, что сегодня эти документы понадобятся.
  - Почему ты так думаешь?
  - Что то в тоне Сергея было такое, что мне подсказывает, речь пойдет о другом. Похоже, план, о котором он говорил перед отъездом, вступает в силу.
  - Так ведь он еще ничего толком не сказал.
  - Вот и скажет. Ты что Сережу не знаешь? Ой, что будет, подруга.
  
  Они вошли в просторный кабинет. Захар и Сергей были уже там. Ольга слегка кивнула Вере, в знак того, что та была права.
  -Располагайтесь девушки, сейчас ждем двух господ и начнем. Пока скажу пару слов.
  Все внимательно посмотрели на Сергея. Девушки, по опыту знали, что говорить он будет быстро и коротко. Так что лучше не отвлекаться и постараться понять больше того, что он скажет.
  - Итак, мы берем город.
  - Телефон, телеграф, почта.
  - Захар, оставь это сейчас, пожалуйста. После пошутим.
  Захар, виновато кивнул.
  - Да, если необходимо будет и почту и телеграф. Короче весь город под себя. Это и муниципальные школы, и больницы и рынки. Короче, все!!!
  Я повторяю, работа тяжелая, но нужная. Эта идея посетила не меня одного. Было не просто. Пока все не решилось, я никому ничего не хотел говорить. Но перед отъездом я встречался с мэром и получил от него полную поддержку. Вот его представителя мы сейчас и ждем. Сам он, в интересах дела, показываться тут пока не может. Это я надеюсь всем понятно.
   Присутствующим вообще мало, что было понятно, но пришлось в ответ кивнуть. Тут в дверь постучали и секретарь впустил в кабинет еще двоих. Это был зам. мэра города и женщина лет тридцати.
  Сергей встал на встречу вошедшему. Они тепло пожали друг другу руки, словно старые приятели. Сергей представил по очереди всех присутствующих, а зам. мэра свою спутницу.
  - Позвольте вас познакомить. Вита Александровна, координатор, аналитик и консультант нашего будущего проекта. Ели у соседей выбил. Они такой же проект уже заканчивают и все вот с ее помощью.
  ' Столичная штучка', - подумал про себя Захар. И словно прочитав его мысли, женщина глянула на него с некоторым интересом и то же время безразлично.
  - Вита Александровна, вам слово.
  - Спасибо. Я вас сильно не задержу. Все материалы я просмотрела. Проект я считаю перспективным. Вы не первая компания, которая, берет покровительство над определенным регионом. Так что путь этот уже пройден, но это не значит, что все пойдет как по накатаному. Наверняка возникнут определенные трудности, присущие только вашему региону. Я готова взять на себя труд, в процессе работы, анализировать ту или другую ситуации и представлять в ваш совет свои рекомендации. Прошу обратить внимание, только рекомендации. Принятие решения полностью зависит от вас.
  У меня два условия. Я работаю дома, поэтому гостиница меня не устраивает. Мне нужна, пусть не большая, но хорошо оборудованная отдельная квартира.
  - С этим проблем нет.
  - Хорошо. И вот сумма моего гонорара.
  Она вынула ручку, черкнула на ней что то и пододвинула листок Сергею. Тот взглянул, брови его приподнялись, потом он усмехнулся и сказал:
  - Пожалуй, нам это подходит. Рад познакомится, и надеюсь на полное взаимопонимание.
  
  
  
  Когда Вера зашла на кухню, Ольга стояла возле плиты и разогревала сковородку. На ней был только фартук, одетый на голое тело, и со стороны это выглядело довольно комично, но Вере было не до смеха.
  - Ты, почему здесь?
  - Кушать захотелось. Все лучше, чем секс без настроения.
  - Что это у тебя настроение вдруг пропало?
  - У меня?
  Ольга резко обернулась и зло посмотрела на подругу. Та опустила глаза и молчала.
  - Ты мне ничего сказать не хочешь?
  - Оль, я за этим сегодня и пришла.
  - Так и говори. Что ж молчишь? Почему я должна из тебя каждое слово, словно клещами вытаскивать?
  - Не торопи меня, мне это не просто.
  - Этим все сказано. Кто она? Или может быть он?
  - Оленька, ты чудная, светлая. Я очень тебя люблю, но...
  В дверь позвонили. Оля бросила тряпку на стол и пошла открывать.
  - Оля, ты не одета. Давай я открою. На мне все же халат, а ты совсем голая.
  - Плевать! Тем более, кажется, я догадываюсь, кто это и зачем пришел.
  Она открыла дверь. На пороге стоял Захар. Он удивился от неожиданности, увидев Ольгу почти голой, но все же прошел в квартиру.
  - Здравствуйте.
  - Здравствуй, любимый! Проходи дорогой! Поведай мне сладкий, что новенького!?
  - Оля не кричи.
  - Ах, не кричи! Что, хозяйство твое тебе давит? Не научился свой обрубок в штанах держать? Или баб тебе мало?
  - Оля он тут не виноват.
  Но Ольга не слушала и продолжала наступать на Захара.
  - Конечно, зачем нам другие бабы. Вас же, козлов, тянет лесбиянку оттрахать. Любопытство разбирает? Как эти суки в постели себя ведут? Может двоих попробуешь? А что, будет очень занятно!
  Захар молчал.
  - Чего стал? Скидай штаны. Давай я отсосу, какие проблемы? Или может начать тебе с демонстрации, как мы это делаем? Шоу не желаешь?
  - Оля, угомонись наконец-то.
  - Не затыкай мне рот.
  Ольга схватила сковороду с плиты и запустила ею в Захара, но он увернулся.
  Вера схватила подругу и крепко прижала ее к себе. Та ревела и пыталась высвободится.
  - Перестань, Оленька. Захар, сходи за Костиком и погуляй с ним часок. А потом приходи.
  - Нехрен ему подходить к моему сыну!
  - Оля успокойся. Это только между нами. Поверь он тут ни при чем. Иди, Захар, иди.
  Когда дверь закрылась, Вера разжала руки и Ольга, обессилившая просто сползла на пол.
  Вера присела там же рядом и заговорила. Она потом не могла вспомнить, о чем говорила и как, что объясняла Ольге и объясняла ли вообще. Только когда Захар через час зашел с Костиком и осторожно приоткрыв дверь, проник в квартиру, то застал такую картину. Две заплаканные женщины сидели на кухне. Перед ними стояла наполовину пустая бутылка коньяка и его приход врядли кто заметил, если бы не крики Костика.
  - Мама! Посмотри, что мне папа купил. Это последняя модель мобилки. Просто супер. А чего ты плакала?
  - Иди ко мне, мой сладкий. Ничего страшного, просто палец опекла.
  - Так давай я тебе смажу.
  - Уже не болит совсем. Сейчас я тебе покушать дам.
  - А мы с дядей Захаром уже ели. Знаешь. Он мне приставку к моему радио купил. Теперь можно и МР- 3 на нем слушать. Хочешь покажу?
  - Конечно хочу, дорогой.
  
  
  День выдался не легким. ' Вот черт,- подумал про себя Захар, - еще только все начинается, а я просто выжатый лимон. Хотя может потом все наоборот, станет полегче, втянуться надо'.
  Вера лежала тут же, рядом. Утомленная работай и любовными ласками она уже крепко спала. Захар тоже повернулся на бок и закрыл глаза. Он уже почти погрузился в сон, как вдруг ему что то помешало. Он не мог понять что, но сон сразу исчез. Вместо него пришло непонятное, не приятное ощущение. Еще какое то время он попытался бороться за заслуженный покой, но это свербящее ощущение не покидало.
  Захар встал, прошел на кухню, закурил сигарету и выпил стакан воды. Сон улетучился и не собирался возвращаться. Вместо него в голову лезла всякая чушь. События минувшей недели будоражили сознание и не давали покоя. Но это явно не они были виновниками его бдения, скорее следствием его. Сигарета уже дотлевала, когда одно из воспоминаний кольнуло его еще раз, также как в постели. ' Так вот оно что. Боже, какая чушь. Я ведь даже не придал этому никакого значения'.
  Действительно, когда он выходил из редакции сегодня, один из коллег ему вскользь заметил:
  - Гляди, Захар. Не разменяй себя по мелочам. Дело конечно интересное вы затеяли, но ведь ты журналист. Не слишком ли дешево себя продаешь?
  Такого рода подначки совсем не диковинка в их среде. Каждый мнит себя толи Толстым, толи Островским, разумеется не признанным, и при любом удобном случае, норовит наступить на ногу 'товарищу по перу'. Вот и этот 'доброжелатель', выскочка из периферии, удачно закрепившийся в Москве, в свое время благодаря освещению показателей по удоям и хорошему родственнику. А потом также удачно вылетевший от туда, при падении режима и того же родственника, теперь просто таки не упускал возможности дать совет или напутствие.
  В том момент Захар привычно отмахнулся от него, но вот сейчас... Слово этого идиота неприятно стучали в голове. Он и мысли не допускал, что тот мог быть прав. Но, почему то чувствовал себя как то дискомфортно.
  Ночью все чувства обостряются. И эта ночь не была исключением. Она уже прочно захватила Захара в плен и не отпускала. И вот уже вместо того, чтобы успокоится он, мысленно вступил в дискуссию с оппонентом, начал приводить доводы и не успокоился, пока в своем сознании не припер того к стене и не уничтожил.
   Стало полегче, но Захару показалось этого не достаточно. Он сел к компьютеру и начал писать. Работал усердно и торопливо. Одна сигарета сменяла другую, хотелось чая или кофе, но встать он не мог.
  Рассвет приветливо нырнул в комнату, когда работа была завершена и все тревоги улетучились. Он встал, вынул последнюю сигарету из пачки, сделал несколько затяжек, погасил ее и пошел в спальню. Вера сладко спала. Утреннее солнышко ласково скользило по ее лицу. Захар нежно поцеловал ее и почти сразу погрузился в глубокий сон.
  Еще через пару часов проснулась Вера. Она вышла из спальни, заглянула в кухню, потом в кабинет и поняла, что ночь выдалась для Захара не легкой. ' Интересно, откуда в этом человеке такая работоспособность? Сейчас столько дел, все просто с ног валятся, а он еще имеет силы по ночам работать'.
  Вера сварила кофе и намазала булочку вареньем. Не садясь, она приступила к завтраку. В дверь позвонили. Не ставя чашку на стол, Вера пошла открывать. Это была Ольга.
  - Привет! Как дела подруга?
  - Нормально.
  - А почему шепотом?
  - Захар спит. Все ночь что то писал.
  - А я дрыхла как сурок.
  - Я тоже. Это он один такой трехжильный.
  - Ты отчет по нашей теме для Виты подготовила?
  -Ой, я забыла.
  - Вот балда, завтра его уже сдавать. Когда писать будешь?
  - Не знаю, я хотела с утра маму проведать и Юльку.
  - Слушай, я хотела тебя спросить. Ты считаешь нормальным, что Юлю заперла к маме?
  - А что? Я всегда занята. Мама за ней присмотрит. Да и Юле там нравится.
  - Ей нравится, что свобода у нее полная. Девке 14 не забывай.
  - А что ей одной дома быть, свободы поменьше?
  - Скажи, что тебе так легче. Не мешает вам с Захаркой кувыркаться в любое время.
  - Прекрати, что за чушь.
  - Но ведь до появления его она здесь жила.
  - Ну, что ты хочешь? Да, обстоятельства поменялись.
  - Смотри. Твоя дочь. Как бы чего не пропустила. Ладно, где документы?
  Вера провела ее в кабинет.
  - Так тут же полный разгордашь. Как я разберусь? Черт с тобой, дуй к маме, я потихоньку разгребу эту кучу, заберу бумаги домой и на завтра все сделаю. Кувыркайтесь голубки.
  - Спасибо, родная.
  Вера попыталась чмокнуть подругу в щеку, но та на нее глянула и ей пришлось отступить на шаг.
  - Ты чего?
  - Вали давай. У меня работы много. Кофе я сама себе сделаю. Не заблужусь.
  Через десять минут Вера была уже за дверью. Оля около часа просматривала бумаги и складывала нужные ей в стопочку. Потом положила их в папку и вышла из кабинета. Хотела уже выйти, но потом из любопытства заглянула в спальню.
  Захар крепко спал. Оля положила документы на тумбочку, подошла к кровати, опустилась на колени и начала разглядывать Захара. Он не шелохнулся. Тогда она медленно сняла кофточку, лифчик и потянулась к его губам. В это момент Захар повернулся во сне на другой бок и оказался к ней спиной. Одеяло сползло, оголив его зад.
  - Ну, что же, милый. Ты сам не знаешь от чего отказался.
  Она поцеловала его попу, быстро оделась, взяла документы и ушла.
  
  
  - Доброе утро, Сергей.
  - Привет.
  - У тебя есть минутка?
  - Что то срочное? Я ту к нашему совещанию готовлюсь. Меня тут Вита рекомендациями завалила, хочу ознакомится. Может вечером и расскажешь?
  - Я не хочу вечером при всех.
  - Слушаю.
  - Сережа, я все понимаю и делаю что могу, но если Вита еще раз мне позвонит в 2 ночи с какой-то очередной идеей, я ее так обложу х**ми так, что ей не поздоровится.
  - Может ей этого как раз и не хватает?
  - Согласись, что это не моя проблема. Я ночью спать хочу.
  - Не переживай, мне она тоже звонит. Такой у нее стиль работы.
  - А что будет, если я положу свой стиль выяснения отношений на ее стиль работы?
  - Хорошо. Не кипятись. Я попробую с ней поговорить. Все, давай прощаться. Вечером встречаемся в 7.
  Оля положила трубку и закрыла лицо руками. Ей дико хотелось спать. Этот темп жизни выматывал до невозможности. Сейчас она с умилением вспоминала беспечные времена, когда они с Верой вели свой магазинчик. Как все было хорошо и спокойно. Дернуло же Сережку затеять этот проект.
  Зазвонил телефон.
  - Ольга, здравствуйте. Это Вита. Я хотела уточнить. Ваши данные в отчете правильные?
  - А что тебя смущает?
  - Ничего, просто я хочу проверить еще раз.
  - Хорошо, диктуй цифры, а я сверю со своими записями.
  Вита бегло начала диктовать, а Оля под линеечку сверяла.
  - Все точно.
  - Знаете, Оля. Я просто вами восхищаюсь. Такого даже я не ожидала. Вы будто рождены для этого проекта. Не буду отнимать ваше время. Вечером увидимся на совещании. Еще раз спасибо и до вечера.
  - Бай.
  ' Ну, и как этой звезде после этого напхать?, - Оля прокомментировала уже про себя данную ситуацию, - ни днем, ни ночью от этой бабы покоя нет, а поругаться, как то не выходит'
  В дверь позвонили. Это пришла Вера. Прямо в руках, без пакета она держала бутылку коньяка.
  - Давай рюмки, подруга.
  - Что за веселье. 10 утра. Не рановато ли?
  - Да вы что сговорились? Захар меня воспитывает. Я от него сбежала к тебе, так и ты туда же.
  - Держи рюмку. Я тебе не мама, но пей одна.
  - Может поддержишь компанию?
  - Нет.
  - Ну и зря. А я вот выпью. Мне после этого и работается легче и такие оргазмы по ночам.
  - Освободи меня от этого.
  - Да ладно тебе Олька. Я же шучу.
  Только сейчас Оля заметила, что Вера уже навеселе.
  - А где ты уже успела?
  - А дома чуток было. Я пару рюмах хлопнула, так Захар ныть начал. Вот я от него к тебе и сбежала.
  - Ладно располагайся. Постарайся поспать и к вечеру будь в форме. А у меня еще куча дел.
  - Ты меня бросаешь?
  - Если вздумаешь уйти, ключи на столе в кухне. Вечером отдашь. Бай.
  Ольга вышла за дверь и поехала по своим делам. Вера ее сильно беспокоила в последнее время. Нет, она не считала, что та спивается, но все больше замечала, что подруга бывает выпившей. А может ей это только кажется. Может это она вся ушла в работу и забыла, что в жизни есть еще что то. ' Надо взять недельку отпуска, поехать куда -то и хорошенько выспаться',- подумала она и продолжила свой путь.
  Вечером собрались у Сергея в офисе.
  - Ребята, вот уже полгода нашему проекту. Я просмотрел все документы и пришел к выводу, что все продвигается удачно. Вита того же мнения. А если наши мнения сходятся, то наверно можно настраивать себя оптимистично.
  Вита, может, добавишь что то от себя?
  - Охотно. Господа...
  - Виточка, мы же одна команда. Зачем так официально?
  - Простите Сергей, вы все можете обращаться ко мне на 'ты', я не обижаюсь, это нормально, но мне проще всем говорить 'вы'. Прости мне эту слабость.
  Итак, я очень быстро. Я отметила в проекте, что все направления, которые курирует Ольга, развиваются великолепно. И население довольно и предприятия начали приносить прибыль. Этого я уж никак не ожидала. Если вы помните, то максимально на что мы рассчитывали на этом этапе, это что они хотя бы самоокупятся.
  Далее, Захар своими статьями в газете и вечерними программами создал нам положительную репутацию. Хороший ход, когда разговор идет в первую очередь о недостатках и сразу о том, как они устраняется. Критика со стороны теряет свои козыри, им остается только врать и распускать слухи, это тоже не пустяки, но население видит, как жизнь потихоньку улучшается и уже меньше верит сплетням. Хотя пессимисты всегда найдутся.
  Предоставление новых рабочих мест, Сергей, это здорово. Но новая фабрика еще не запущена, а именно на нее мы сильно надеемся. Я знаю, что все идет с опережением графика, но хотелось бы поскорее. Рабочие места это основной наш козырь.
  Что касается детских учреждений и больниц, то это наше самое слабое место. Немогу назвать причину, это вам решать, я только имею дело с фактами.
  - Я что я могу сделать? Прибыль что ли с детсадов выжимать?
  - Вера! Никто с тебя прибыль не требует. Не мели чушь. Я попрошу тебя задержаться на десять минут. Все остальные приглашается на маленький вечер. Надо же отметить наш маленький успех. А мы с Верой чуть позже подъедем.
  
  
  -Ты что творишь, а?
  - А что такое?
  - Не переспрашивай, а отвечай. Ты в зеркало на себя глянь. Бухаешь без перерыва.
  - Это не твое дело.
  - Согласен. Я тебе не мама.
  - Во, уже второй сегодня от меня отказывается. Сереженька, образумь несчастную твою дочурку.
  - Не паясничай!
  - А ты меня не поучай. То, что мне поручили, я делаю, как могу, а как я хожу, с кем и сколько пью не ваше собачье дело.
  - Нет уж, прости наше. И работу ты свою делаешь хреново. Просто завалила к чертям собачим. Вот на ребят глянь, они с ног валятся, чтобы результат был, а ты в это время бухаешь.
  Вера подошла вплотную к Сергею. Провела рукой по груди и медленно начала опускать ее к брюкам.
  - Я бы сейчас тоже завалилась. Только с тобой. Может, вспомним, как это было раньше?
  - Ну, знаешь, всему есть предел.
  Он схватил ее за руку и потащил по коридору. Охрана в недоумении смотрела на них. Сергей толкнул дверь и впихнул ее в душ. Потом открыл холодную воду и закрыл кабинку.
  - Сволочь!!! Моя одежда! Косметика! Падла ты вонючая! Да как ты смеешь.
  Сергей приоткрыл кабинку. Отвесил звонкую оплеуху и снова закрыл дверь. Крики прекратились, стало доносится всхлипывание и сопение.
  - Мойся, мойся, пьяная рожа.
  -Ты, ты мне вещи испортил.
  - Это не беда. Вещи то мы восстановим. Мне бы тебя в порядок привести.
  Он снова открыл дверь. Стащил с нее все мокрое. Надел халат. Снова привел в теплый кабинет и налил горячего чаю.
  - Я чай не пью! Хочу кофе.
  - Может тебе еще коньячку туда плеснуть?
  - Может!
  - Перебьешься. Вот чаем грейся.
  - Не буду.
  - Еще раз врезать или так поймешь?
  Вера боязливо покосилась на Сергея, взяла со стола чашку и начала отпивать по маленькому глоточку.
  - Вот тебе телефон. Звони в магазин. Пусть тебе привезут все необходимое. Я оплачу.
  - Сама оплачу. Не бедная.
  - Вот и хорошо. Похоже, начинаешь приходить в себя. А теперь слушай. Все что у тебя есть и будет - это благодаря делу. Всем нужно расслабляться, но превращать свою жизнь в беспрерывную пьянку или трах тебе никто не даст. И дело погубишь и себя. На тебя мне, в известной мере, плевать, не маленькая, а вот дело я тебе погубить не дам. Уничтожу нафиг. Ты поняла? Я ясно выразился?
  Вера кивнула.
  - Я не слышу. Или голос отнялся? Совсем недавно он вроде был.
  - Поняла я. Поняла.
  - Вот и чудненько. И больше к этому вопросу мы не возвращаемся.
  Еще через час они подъехали к остальным. Их встретили приветственными возгласами.
  - Наконец-то! Ато я за двух кавалеров сразу. Давай, Сережа, бери на себя одну даму.
  - Которую пригласить то? Глаза разбегаются.
  - Может, поешь?
  - Обязательно поем, но сперва танец.
  Он протянул руку Вите и они пошли танцевать. Захар пригласил Веру.
  - Захарчик, потанцуй с Олей. Я посижу сегодня. Что -то мне не по себе сегодня.
  
  - Сергей, у вас найдется пол часика? Я бы хотела с вами переговорить.
  - До двух я у себя.
  - Хорошо я буду в час.
  - Вита, кстати захвати последние отчеты за прошлую неделю. Я бы хотел кое-что сверить.
  - Хорошо.
  Ровно в час Вита была у него. Она положила папку с документами на стол и, удобно расположившись в кресле, с любопытством посмотрела на Сергея. Глаза ее блестели.
  - Сережа, все это время я не вмешивалась в стратегию вашего предприятия, а только консультировала и корректировала ваши действия.
  - Виточка, о чем ты? За это время, что мы работаем вместе это уже наш общий проект и твои заслуги трудно переоценить. Так что, если есть желание, я не буду против твоего полного вливания в наши ряды. Ребята тоже, уверен, поддержат.
  - Я не о том. Предпочитаю оставаться вольной птицей. Но у меня к вам есть по-настоящему деловое предложение.
  - Слушаю.
  - Давайте подойдем к карте.
  - Вот перед нами город. Оставим сейчас все кроме промышленных объектов. Я давно обратила внимание вот на эту зону. Практически все охвачено предприятиями, принадлежащими вам или вашим союзникам и только эта территория, словно черная дыра, живет как то сама по себе. Вы ее не касаетесь и они вас не трогают. А ведь посмотрите. Здесь и железнодорожная ветка, и прямой подъезд к аэропорту.
  - Ты думаешь, я слепой. Но это действительно мертвая зона. Сугубо "московская территория". У нас с ними своеобразный пакт о невмешательстве. И вот до чего обидно, оборудование там суперсовременное, потенциал огромный, а работает кое как. Можно сказать на 10% мощности.
  - А вы хозяина этих предприятий знаете?
  - Слышал о нем, но никогда не встречался.
  - Так вот, он родом из этих мест. Начинал тоже тут, но потом по ряду определенных причин, перебрался в Москву. Там у него был очень мощный тесть. Про предприятие это он все же не забывал. Поставил оборудование и прочее. Держал, как говорится про запас. Сегодня он заинтересован в этом производстве.
  - Я могу поинтересоваться об источнике информации?
  - Разумеется, мы знакомы с ним. Вчера говорили по телефону. Он в городе.
  - Хорошо, а в чем причина заинтересованности?
  - Вот вам все и скажи... Ну, хорошо. Он недавно развелся с женой. Она снова вышла замуж и укатила в Германию. Тесть при переразделе в Кремле утратил свою силу, но не потерял. Он все еще достаточно силен и полезен. К тому же питает до сих пор любовь и симпатию к своему бывшему зятю. Так что скажете?
  - Это действительно может быть интересно. Во всяком случае, можно встретиться и перетереть это. Когда ты можешь нас познакомить?
  - Сегодня в шесть вечера вас устроит?
  - Для такого дела я, пожалуй, сдвину свое расписание. Договорились.
  
  Вечером Сергей встретился с Захаром и Ольгой. Они решали текущие вопросы. В двух словах упомянул и о новой перспективе.
  - А что за человек?
  - Уравнение со многими неизвестными. Согласен, риск есть, но в случае успеха, это очень нужный союзник.
  Охрана доложила о прибытии гостей. Сергей встал из-за стола. Вита вошла в кабинет, а за ней последовал ее спутник.
  - Разрешите вас представить. Это Сергей Костиков, руководитель проекта НОВЫЙ МИР, а это Афанасий Портной, предприниматель.
  Мужчины, пожали друг другу руки и сели к столу. После двух, трех ничего не значащих фраз перешли к делу. Диалог развивался хорошо. Интересы двух предпринимателей совпадали и чувствовалось, что они могут быть полезны друг другу. Тут, в какой то момент, Афанасий перевел свой взгляд на Захара, который следил за каждым его движением.
  - А ведь я вас знаю.
  - Неужели слава о нашей местной знаменитости и до столицы докатилась?
  - Не скажу. Просто я из ваших мест. И мне показалось, что вот с вами мы раньше проживали по соседству. Вас ведь Захар зовут? Вы, кажется, писатель?
  - Я журналист.
  - Очень приятно возобновить наше знакомство.
  Еще через полчаса встреча была завершена. Договорились снова встретиться через пару дней.
  - Ольга, ты, что сейчас делаешь?
  - За Костиком еду, а потом домой. А что?
  - Мне необходимо с тобой переговорить.
  - А что случилось? Это как то связано с этим Портным? Ты его хорошо знаешь или слышал что то? Так надо с Сергеем ...
  - Не надо Сергея. Я его прекрасно знаю и не знаю вовсе.
  
  
  Выйдя из офиса, Захар и Ольга быстро сели в машину, на ходу махнули всем рукой и укатили. Сережа с удивлением поглядел им вслед. Обычно, после совещания, они еще стояли пару минут, договаривая то, о чем забыли сказать в помещении или обсуждали планы на завтра, а тут такая спешка.
  Афанасий пожал на прощание руку и не спеша, направился к своему новенькому 'мерсу'. Сергей открыл свою машину и распахнул дверцу, предлагая Вите садиться, но тут опять показался Афанасий.
  - Вита, могу ли я тебя о чем то попросить?
  - Слушаю.
  - Меня долго небыло. Может, глянешь документы по заводу. Боюсь там полное запустение.
  - Я не против, но вот что скажет мой сегодняшний работодатель?
  Афанасий посмотрел на Сергея.
  - Вообще-то у нас были другие планы, но в знак нашего будущего союза, уступаю вам нашу светлую голову на пару дней. Два дня вам хватит?
  - Вполне. Благодарю вас.
  Вита подошла к машине Афанасия и села на переднее сидение справа.
  Минут пятнадцать они ехали молча. Первой нарушила тишину Вита.
  - А когда последний раз ты просматривал документацию?
  - Я очень за тобой соскучился.
  - Перестань. Твой приезд сюда, я так надеюсь, чисто деловой.
  - Я люблю тебя.
  - Так что этот сегодняшний разговор был только ширмой? Тебя это слияние не волнует?
  - Я этого не сказал.
  - Тогда что ты хочешь?
  - Я хочу, чтобы мы были вместе. Ты сбежала. Я понимаю, тебе не подходило, что я был женат. Но теперь я свободен.
  - Что за чушь? Мне твоя Светка никогда не мешала.
  - Тогда в чем же дело?
  - Афоня, я тебя прошу, пусть наши отношения будут чисто деловыми.
  - А вот этого не обещаю. Небыло минуты, чтобы я не думал о тебе.
  - Останови машину.
  - Не дури.
  - Останови, мне надо.
  - В туалет что ли? Так потерпи, скоро приедем.
  - Останови, говорю.
  Афанасий съехал на обочину дороги.
  - Как ты меня измучил, если б ты знал. Сбежала от тебя, так нет, и тут отыскал.
  Затем Вита схватила Афанасия за плечи, повернула лицом к себе и жадно припала к его губам.
  
  
  - Захар, ты вообще соображаешь, что сейчас мне рассказал?
  - Честно говоря, нет.
  - Как я должна к этому относится? Как ко сну, бреду или еще как то?
  - Оленька, я понимаю, что все это звучит дико, но это было. Я, в свое время думал, что с ума сошел. Сам не мог и не могу найти этому объяснения.
  - А может, это был просто сон?
  - Хорошо, если бы так. Тогда скажи, как я могу знать все его манеры, и поворот головы, и тон его разговора, и все остальное, что есть в нем? Ведь если это сон, то кроме приветствий по утрам, мы в реальной жизни, друг другу слова не сказали.
  - Не знаю что тебе ответить.
  - Ладно, пусть все идет, как идет. Если я буду все время об этом думать, то точно рехнусь. Просто не мог в себе это все держать. Хотелось с кем то поделиться.
  
  
  На обочине дороги стоял новенький 'Мерседес' с включенными аварийными огоньками, а мимо него проносились, спешащие куда то машины.
  
  
  
  - Оленька, я пригласил тебя вот для чего. Мы с Афанасием практически заключили союз. Для уточнения деталей нам необходимо смотаться в Москву. Сколько это займет времени я точно не знаю. Ты остаешься вместо меня.
  - Сережа, я сейчас заплачу.
  Они сидели в кафе, напротив офиса Сергея. День был жарким. У Ольги с утра было прекрасное настроение. Ей хотелось пойти сегодня на пляж, скинуть с себя одежду и растянуться на песочке, слушая только плеск волн и легкое шуршание ветерка. Она уже позавтракала и хотела выйти, как вдруг позвонил Сергей.
  - Оставь эти глупости.
  - Да сил моих больше нет. Я устала. Хочу отдохнуть хоть недельку. Все к этому и подогнала, а ты меня опять грузишь.
  - Вот потому что у тебя всегда полный порядок, тебе меня и замещать.
  - Ты гад.
  - Я знаю. Это еще не все. У меня вчера была Вера.
  - Опять под газом?
  - Нет, но от этого не легче. Она от нас уходит. Сидела, ревела, объясняла. Я мало что понял, но она хочет вернуться просто в ваш магазин.
  - А мне она ни слова.
  - Это вы сами потом разберетесь, но пока дело обстоит именно так.
  - Ну и что я, по-твоему, должна в такой ситуации делать?
  - Оль, неужели ты думаешь, что потянешь все сама? У тебя ведь есть толковые подчиненные. Вот и выдвигай их на разные участки. Мы что с тобой руководителями родились?
  - Ой, мамочка, роди меня обратно.
  - Прекрати стонать. Тут ведь есть и хорошие стороны. Мой кабинет теперь твой, автомобиль с водителем тоже. Могу даже охранника подкинуть молодого интересного.
  - Пошел в жопу!
  - Хорошо, так и запишем, что от охраны ты отказалась.
  Тут Оля наконец улыбнулась и разговор уже перешел в более спокойное русло. Сергей много говорил, а она делала себе пометки в блокноте. Потом Сергей глянул на часы.
  - Ого, уже два. Мне пора, еще есть на сегодня несколько встреч.
  Он чмокнул ее в щеку и вышел. Ольга так и осталась сидеть, проводив его взглядом.
  О пляже уже и думать поздно, сейчас самое пекло. О разговоре с Сергеем думать не хотелось, но не покорная голова уже сама по себе, независимо от Ольгиного желания, принялась обдумывать и выстраивать план дальнейших действий. Она еще раз попыталась об этом не думать, но выходило плохо
  ' Нет, надо как то отвлечься',- подумала Оля. К Вере звонить не хотелось, обязательно начнутся разборки по поводу ее ухода. Захар наверняка сейчас у нее, так что выдернуть его тоже не удастся. Вита? Врядли, там у нее что то происходит. Во всяком случае, ночные звонки прекратились, да и днем перестала беспокоить, только по необходимости.
  Тут она заметила за соседним столиком мужчину, которые пил кофе, но все время поглядывал на нее. Оля стала его рассматривать. Уловив ее взгляд, тот взял свой кофе и подошел к ее столику.
  - Вы позволите, я тут присяду?
  - А там вам что показалось тесно?
  - Поверьте, я меньше всего хотел бы быть назойливым, но просто хочется с вами поговорить.
  - Садитесь. И что вам подсказало, что я окажусь хорошим собеседником?
  - Если честно, то у меня сегодня просто голова пухнет от забот. Погода великолепная, а я с утра весь в делах. Говорить с кем -то из знакомых не хочется, все равно беседа сведется к тем же делам. А у вас такое лицо... Располагающее что ли.
  - Так мы с вами оказывается, оба жертвы одной напасти.
  - Как? И вы тоже?
  - Вот напротив наш офис.
  - Известное в городе место. Шеф ваш просто великолепен.
  - Давайте оставим это. Вы пиво пьете?
  
  
  Ольга полностью оккупировала кабинет Сергея и работала, не покладая рук. Ей действительно было здесь гораздо удобнее, чем у себя. Напичканный оргтехникой офис стал для нее вторым домом. Вопреки своим ожиданиям, она не чувствовала усталости, на душе было легко и даже весело, как бывает, когда работа удается и ты сразу видишь ее результаты.
  Сегодня она пригласила Виту, и они подводили итоги за последний квартал.
  - Оленька, тебе Сергей вчера звонил?
  - Опаньки, что я слышу? И сто лет не прошло, а ты уже обращаешься ко мне на 'ты'.
  - Не думай даже, что я сейчас покраснею. Просто мне всегда нужно время, чтобы перейти этот своеобразный барьер. Издержки воспитания.
  - Усекла. Да, звонил. Завтра у нас с тобой важная встреча. Нужно будет к ней подготовиться.
  - Вот я как раз об этом. Ты что оденешь?
  - Не волнуйся голая не приду.
  - А ведь я не шучу.
  Ольга оторвала взгляд от документов и внимательно посмотрела на Виту.
  - Ты хочешь сказать, что я не умею одеваться?
  - Оль, попробуй спрятать коготки и жало и выслушать меня.
  - Ради Б-га.
  - У тебя прекрасный вкус, но... Встречи такого уровня требуют особого подхода, в том числе и в одежде. Рабочий носит спецовку, врач - халат, повар - колпак и передник. У нас тоже своя спецодежда. Тут дело не во вкусе, а в уровне. Все что я на тебе видела для этой встречи не подходит.
  - Так что же делать?
  - Придется раскошелиться.
  - Ок! Делаем перерыв и поехали к Верке в магазин, отовариваться.
  Они вышли на улицу. Там их, как обычно поджидал автомобиль, и они покатили.
  Ольга смотрела в окно, на снующих в разные стороны прохожих и вспоминала свою беззаботную жизнь, которой она жила до начала проекта. Прошло чуть больше года, а кажется что она отделена от нее целой вечностью.
  - Ой, девчонки. Как хорошо, что вы заехали. Я сейчас кофе приготовлю. Присаживайтесь.
  - Ну, вы тут пока поболтайте, а я по магазину пройдусь.
  Вита положила на кресло в кабинете сумочку и направилась в торговый зал.
  - Оленька, может по коньячку?
  - Нет, что ты. У меня еще куча день сегодня.
  - Да ладно тебе. Мы по капелюшечке.
  - Ты лучше расскажи как у тебя. Как малая? Как у вас с Захаром?
  - А ты что не в курсе?
  - Что значит не в курсе? Я знаю, что он уехал на недельку по своим делам.
  - Да, а перед отъездом собрал свои вещички и съехал.
  У Оли зазвонил телефон.
  - Здравствуй, Владимир. Мне тоже приятно тебя слышать, но давай не сейчас. Я позвоню позже. Не обижайся. Вот и хорошо.
  Только она положила телефон, как в кабинет зашла Вита и, покачав головой, села в кресло.
  - Что, совсем ничего?
  - Виточка, ты видимо плохо смотрела. Оль, идем, я тебе покажу.
  Они прошли в зал.
  - Вера, что ты мне показываешь? Этим мы торговали, когда работали тут вдвоем.
  - Так и что? Неужели теперь это не в моде? Или у вас запросы изменились? Ох, простите!
  - Знаешь нам надо действительно встретиться и обо всем хорошенько поговорить.
  - Да уж, не мешало бы. Совсем меня забыла. И не ты одна.
  - Веруся, я не забыла тебя. Просто действительно нет ни минуты. Постарайся понять. Я на следующей неделе позвоню.
  Они вышли из магазина. Ольге сразу стало, как то, скверно на сердце.
  - Оставь, Оленька, не печалься. Сейчас я тебя повезу в одно место и мы тебя приоденем.
  - Не в этом дело.
  У нее было какое-то не приятное предчувствие, но вслух она только произнесла.
  - Глупости все это. Поехали.
  
  
  - Ну что козел доигрался?
  Захар не сразу узнал голос в телефоне. Он глянул на часы. Была глубокая ночь. Еще какое то время он приходил в себя от ночных видений, а из трубки продолжался литься поток оскорблений.
  - Вера, ты совсем пьяна. Что случилось?
  И опять мат и оскорбления. С трудом Захар понял, что дочь Веры сбежала из дома и она не может ее найти.
  - Хорошо, я сейчас еду.
  Буквально на ходу он натянул на себя джинсы и футболку и, не обращая внимания, ни на светофоры, ни на дорожную разметку на полной скорости рванул к дому Веры.
  Когда он поднялся наверх, то увидел такую картину. Вера, совершенно пьяная, лежала на кровати и пила прямо из бутылки коньяк. Ольга была тут же, она видимо зашла за пару минут до него, и пыталась отобрать бутылку.
  Увидев, Захара, Вера схватила, откуда то взявшийся молоток и, забыв про коньяк, ринулась на него. Захар поднял руку для защиты, но Ольга перехватила нападавшую первая и толкнула обратно на диван.
  Вера в истерике свернулась клубком и стала издавать не членораздельные фразы, чередуя мольбы и проклятия.
  - Ану, говори быстро, где она может быть?
  - Оленька, лапочка, верни мне мою Машеньку. Верните мне мою доченьку.
  - Хорош выть, говори, где ее искать?
  - Тут в 17 номере, на третьем этаже живет ее подружка.
  - Пошли Захар.
  Они еще не успели выйти, как услышали доносившийся с дивана храп.
  Двигаясь по направлению указанного дома, они в разных местах видели группы подростков, поглядывавших на них очень не дружелюбно. Когда поднялись на третий этаж, то заметили в одной из дверей щелку и направленные на них два любопытных глаза.
  Захар легонько толкнул дверь и на пороге показалась девушка лет пятнадцати.
  - Скажи, Маша у тебя?
  - Ой, а я вас знаю. Вы Веркин хахаль. А вот Машу я уже неделю не видела.
  - Не ври!
  - Не кричите, родителей разбудите.
  Показалась Маша и стала рядом с подружкой. Она была босиком в легкой футболке и трусиках.
  - Ты что, так шла по улице?
  - Я уже спать легла, а она тут начала...
  - Ладно, накинь что-нибудь и пошли.
  - Я никуда не пойду, она там пьяная.
  - Не бойся ты с нами, мы ей не позволим.
  Маша поцеловала подругу в щеку и вышла на лестничную клетку.
  - Так возьми у подружки что то одеть. Завтра вернем.
  - Не получится. Там родители спят, мы дальше прихожей не ходили.
  Захар снял с себя футболку, накинул на нее и они отправились в обратный путь
  - Что с*ка, появилась?
  - Рот закрой, Вера. Я сейчас соберу кое -что из ее вещей и заберу ее с собой. Пусть поживет у меня.
  - Никого ты не заберешь, я мать, это моя дочь и она останется здесь.
  Захар сделал пару шагов вперед и так посмотрел Вере в глаза, что, несмотря на хмель, та притихла и присела на стул.
  - Но вы мне ее вернете?
  - Вернем, когда в себя придешь.
  Приехав к Ольге, Маша приняла душ, переоделась, легла на чистую постель и забылась тревожным сном.
  Захар и Оля перешли в кухню и, сделав себе кофе, присели в уголке возле холодильника.
  - Скажи, почему ты ушел? Из-за этого?
  Захар кивнул.
  - Пойми, это началось не сразу. Я не хотел уходить. Боялся оставлять их вдвоем. Девочку было жалко. Хоть это и не мой ребенок, но все же.
  - Но что послужило толчком?
  - Я неоднократно замечал Машу в компании каких то подростков. Завидев меня, она все время пряталась за их спины, а вид последних был не из лучших, да ты их сегодня наблюдала.
   Так вот я обратил внимание, что они повадились в подвал одного из домов. Вере я конечно сказал, но ей было не до этого. ' Дети имеют право на свой личный мир', - вот так, примерно, она мне ответила.
   Как то я спустился в этот подвал. Дверь была закрыта. Я мужик крепкий, но не Илья Муромец, под ложечкой сосало, если признаться. Но все же, выбиваю дверь ногой и врываюсь. Трое или четверо пацанов, подвыпивших, и тут же Маша голая на каком то матрасике.
   Я понятно на них, кричу, мол, что за насилие, я вас сейчас на куски порву. А они мне в ответ, что не ори, дядя, никто никого не насилует. Все в порядке и не в первой.
  Тут Маша спокойно встает с пола и мне заявляет, чтобы я валил и не моего ума это дело.
   Я бегом к Вере, но и тут не лучше. Оказывается я не отец и нечего совать свой нос куда не следует. Они сами разберутся.
  Все это время Оля слушала широко раскрыв глаза и не перебивала. Потом тихонечко встала, подошла к двери и, глядя на спящую девочку, сказала:
  - Вот и разобрались. Так что делать то будем?
  
  
  - Оль, У тебя кофе имеется?
  - А может, лучше спать пойдем?
  - Да мне уже смысла нет. Рано утром нужно забежать в редакцию. Хоть на часик, но обязательно. Сейчас уже скоро пять утра. Так куда мне ложиться?
  - А я бы могла повалятся до десяти.
  - Так ты иди, ложись, конечно. Я попью кофе. Посижу еще чуток. А когда буду уходить, просто дверь закрою.
  - Да ладно. Не умру, небось. Посижу и я с тобой за компанию. Сейчас кофейку треснем.
  - Оленька, мне неудобно тебя держать.
  - Опять ты со своим 'неудобно'. Я посплю, когда ты отвалишь. Пусть Витка сегодня за меня покомандует.
  Оля включила чайник. Открыла холодильник, вынула какие -то пакеты и начала неторопливо намазывать бутерброды.
  - Тебе с томатной пастой сверху?
  - А есть?
  - Найдется. Я помню, что ты любишь именно так.
  - Тогда давай я кофе сделаю.
  - Сиди. Тем более, что я лучше чайку попью.
  - Как твои дела Оля?
  - 'Дела идут, контора пишет'. Разве ты не в курсе наших дел?
  - Я не об этом. Как у тебя лично? Ато получается, что личными делами друзей мы начинаем интересоваться, только тогда, когда у них что -то случается.
  - Вот об этом можешь не волноваться. Все в порядке. Спится или что -то подобное отчебучить у меня не получается. На подобную фигню времени не хватает.
  - А у тебя лично?
  - Ты секс имеешь ввиду? Садо-мазо тоже не занимаюсь.
  - Ой, не хочешь по-человечески отвечать, так я и спрашивать не буду.
  - Захар, так нечего рассказывать. Нет у меня времени на себя. Вот тебе, как самому закадычному, могу открыть секрет, что для здоровья занимаюсь этим периодически, но с постоянным партнером.
  - Фу! Как гадко ты это сказала.
  - А оно и есть гадко. Просто парень. Ни имя, ни кто он в этом случае не имеют значения. Познакомились случайно. Он женат. Нам обоим огласка наших отношений не нужна. Встречаемся иногда, трахаемся и разбегаемся до следующего раза. И мне хорошо и ему не плохо. Все к взаимному удовольствию.
  Оля начала тихонечко смеяться. Захар удивлено посмотрел на нее.
  - Что это ты? Неужели весело?
  - Еще бы. Вот никогда бы не подумала, что у меня будет так. А у тебя что слышно?
  - Ничего не слышно. Верка у меня видать надолго желание ко всему отбила.
  - Да ладно, не хорони себя.
  - Сам не знаю, что со мной происходит. Я и раньше долгосрочных отношений опасался. А сейчас... Ладно, пойду я. Спасибо за кофе и бутерброды.
  - Жаль. Вот так всегда. Болтаем о всякой ерунде, а на сокровенное никогда времени не хватает. Пошли, я провожу тебя.
  Они вышли в гостиную. Захар взялся за ручку входной двери и потянул на себя.
  - Спасибо тебе, Захарик.
  - А мне то за что?
  - А вот просто так. За то, что ты есть такой.
  Тут Захар заметил, что за ними наблюдают.
  - Ты чего не спишь?
  - А мне в туалет надо.
  - Так иди.
  - Не могу. Я совсем раздета. Вещи вон там на тумбочке. А вы тут стоите.
  - Что -то ты сильно стеснительная стала. Помнится, было как то по-другому.
  - Ой, да что там было? Много вы знаете?
  - Прости, но я был в вашем подвале и все сам видел.
  - Ничего вы не видели. Все просто. Мы с ребятами заметили, что вы за нами следите, вот и решили вас проучить. Когда вы в подвал направились, нам заранее об этом знать дали. Мы дверь на запор, я разделась, ребята в уголок забрались, меня им даже видно не было. А вы когда вошли, то, разумеется, купились. На самом деле мы в этом подвале работаем. Берем в одной фирме комплектующие и занимаемся сборкой. Если бы вы не были таким буйным, то заглянули бы в коробки и сами бы все увидели.
  - Ах, ты засранка.
  - А вы сами виноваты. Нечего было слежку устраивать. Да и честно говоря, я вас сильно недолюбливала. Я же не знала какой вы на самом то деле. Да и мать, надеялась, после вашего рассказа, хоть чуточку образумится и на меня внимание обратит. Куда там...
  - Всыпал бы я тебе по первое число, да жаль времени нет.
  - Ладно, всыпьте потом, а сейчас или отвернитесь, или уходите, мне в туалет надо.
  
  
  - Я прекрасно понимаю, что от одного вида моей физиономии вам тошнит, но может, вы меня все же послушаете?
  Вита поглядела на Ольгу и Захара и поняла, что ее слова хоть и были услышаны, но должного действия не произвели. Оба, казалось, смотрели на нее, но в тоже время, мысли их летали сейчас, где -то далеко за пределами этой комнаты.
  Как никогда Вита сейчас жалела, что Сергей отсутствовал. Он великолепно чувствовал настроение людей. Вовремя устраивал вечеринки и поездки за город, чтобы люди могли отдохнуть и расслабиться, но когда было нужно, все были в хорошем рабочем настроении и готовы к действию.
  И вот сейчас за долгое время скопившаяся усталость, не позволяла ребятам сосредоточится. А вопрос был интересным. Но все же нужно было начинать.
  - Я тут произвела кое какие исследования. Можно даже сказать расследования, и могу тебя Оля поздравить с успехом.
  Ольга подняла брови и в первый раз взглянула на Виту с неподдельным интересом.
  - Да Оленька. Сергей не безосновательно опасался, что время его отсутствия будет выбрано для активизации наших противников. Он мне даже оставил определенные инструкции на этот случай.
   Но вышло совсем по-другому. Твоя инициатива, Оля, дала самые успешные результаты. Нас не только не стали атаковать, но наоборот всячески поддерживают.
  - Какая инициатива? О чем ты говоришь?
  - Как это какая? Ты же вступила в переговоры с Харламповым. Не знаю, с ведома Сергея или без него. Но, как говорится, победителей не судят.
  - Что за бред. Я вашего Харлампова даже в глаза не видела и не представляю как он выглядит.
  - Ничего теперь я не пойму. Это что розыгрыш? У меня другие сведения.
  - Не знаю я, что у тебя и откуда твои сведения, но я вам точно говорю, что я с ним никогда не встречалась.
  Захар коснулся Олиного плеча и, когда та посмотрела на него, постучал пальцем по виску.
  - А ты у доктора давно была? Может у тебя амнезия? Я вас лично видел вместе в его автомобиле. Уж не знаю о чем вы там говорили, но явно не ругались.
  - Это вы сговорились..., - начала, было, Ольга, но, вглядевшись в серьезные лица друзей, взяла телефон и позвонила, - Володя, здравствуй. Как дела?... Скажи, как твоя фамилия?... Мне нужно... Как?... Ах ты ж мудак! Почему сразу не сказал?... Как это какая разница. Ты прекрасно понимаешь, что разница огромная. Ты где сейчас?... Не вздумай сбежать. Я еду.
   Она бросила телефон в сумочку и быстро пошла к выходу.
  - Врага нужно знать в лицо, - крикнул ей в след Захар и захохотал. Оля вышла, ничего ему не ответив.
  - Что происходит, Захар?
  - Мне кажется, Ольга говорила правду. Никаких переговоров она не вела.
  - Тогда что же?
  - Просто ее романтический герой ей как следует не представился.
  - О, господи.
  Захар поднялся. Достал из бара коньяк. Тонко нарезал лимон и поставил на стол.
  - Давай, Витка, отметим этот неожиданный успех.
  - Я не против.
  Они выпили. Потом немного поболтали. И Вита, сославшись на занятость, стала собираться домой. Захар тоже пошел брать свою сумку с документами. Легко подхватив ее за ремень, он обернулся и невольно посмотрел на ее ноги. Они ему явно понравились. Вита была в облегающей мини юбке и две стройные ноги на высоких каблуках и уходящие в куда то, ему неведомое, выглядели очень соблазнительно. В этот момент она наклонилась, чтобы достать что то с краю стола и юбка еще больше приподнялась. Захар уронил сумку, подскочил к ней и обхватил за талию.
  - Захар, что ты? Что это вдруг на тебя нашло?
  Но Захар был неудержим. Он развернул ее, стал покрывать лицо поцелуями. Вита сперва затихла, но потом стала ему отвечать. Потом он легко приподнял ее и посадил на край стола
  
  - Ах, ты ж козел!!!
  - За козла ответишь!
  Ольга размахнулась сумочкой и запустила ею. Владимир пригнулся и она угодила в стену.
  - Если ты не угомонишься, я вызову охрану.
  - Испугал! И я могу свою позвать.
  - Предлагаешь устроить бои гладиаторов?
  Ольга без сил повалилась на стул.
  - Вот так лучше. Кофе, чай?
  - Яду. Объясни мне все, наконец. Что ты задумал? Если это трюк, то прости Володя...
  - Погоди, никакой это не трюк. Пару минут терпения и ты все поймешь.
   Мы с Сергеем долго вели непримиримую борьбу. Я осознавал, что он мощнее, но и свою силу в пределах своего района чувствовал. И он это тоже понимал. Одно время мы даже договорились о временном не нападении, но оба понимали, что это не союз, а временная передышка перед схваткой.
   Не скрою. Тогда возле вашего офиса я оказался не случайно. Знал, что Сергей в отъезде, знал для чего и прекрасно понимал, что бросить все в Москве и примчаться сюда он не сможет. Или, если все же бросит и приедет бороться со мной, то его московское дело не выгорит, что его явно не усилит.
   Я шел говорить лично с его заместителем. Какой-то не простой и как говорили, довольно крутой бабенкой. Но поверь, встретив тебя в кафе, я даже и не предполагал, что это ты. Когда же мне доложили, было уже поздно. Я растаял. Не смотри на меня так и в крутом бизнесе, в котором нет сантиментов, случается такое.
  - Я тебе не верю.
  - И правильно делаешь. Нет, Оленька, ты мне правда понравилась. Но дело еще в том, что нападал я скорее из привычки. Давно меня навестила мысль о том, что усиление Сергея мне тоже на руку. Если он мне гарантирует полную самостоятельность в моем районе, то я его готов поддержать. Что уже в принципе начал делать.
  - Володя, у тебя семья. Отношения наши носят, мягко говоря, очень поверхностный характер. Не изменится ли твоя политика, если мы разбежимся?
  - Оль, не говори глупости. Я сейчас с тобой говорю как деловой человек. Ну что, по рукам?
  
  
  - Ольга, ты просто умница. Честно говоря, я опасался. Не думал, что ты так здорово справишься.
  Сергей прибыл вчера вечером. С утра они просидели с Витой полдня, разбирая документы и копаясь в цифрах и сводках. И вот к вечеру он пригласил Ольгу. Они заперлись в кабинете и Сергей просил их не беспокоить..
  - Единственный твой прокол - это Харлампов. Но мы это поправим.
  - Что я не так сделала?
  - Все очень просто. Никакого союза между нами не будет.
  - Сережа, почему? Ведь все так хорошо. И он действительно нам помогал.
  - Кто? Володька? Плохо ты его знаешь. Он моего духа боится. Пусть только вякнет. Я его по стенке размажу.
  - Погоди Сереженька. Тут что-то не так. Он пришел ко мне и мы заключили союз. Он был искренен.
  - Деточка, ты во что это вздумала играть? Пойми, что эти люди в десна тебя целовать будут, но через секунду горло перережут с таким же энтузиазмом.
  - Ну, целовал он меня не только в десна.
  - Вот это я понимаю! Это твое дело. Под одеяло твое я заглядывать не намерен. Но что касается дела...
  - Может можно хоть на время все оставить как есть? Мне бы очень хотелось. А может ты ошибаешься?
  - Оля прекрати. Я уже на месте. Тебе огромное спасибо за твою работу, но пока я руководитель проекта, позволь мне решать что останется, а что нет.
   В дверь постучали. Сергей недовольно поднял голову. Дверь приоткрылась и показалась голова охранника.
  - Я же просил!
  - Простите меня. Я ему уже пять раз говорил, но он настаивает. Говорит что -то важное. Возьмите трубочку, я сейчас переключу телефон.
  - Да кто это?
  Телефон зазвонил и Сергей поднял трубку.
  - Сережа! Это Захар. Что с вашими мобильниками? Я уже пол часа пытаюсь дозвонится.
  - У нас серьезный разговор Захар. Неужели нельзя подождать?
  - Мне позвонила Машка. Говорит, она Веру случайно убила. А теперь решай, может это подождать или нет?
  - Чтоооо? Говори яснее.
  - Ничего я толком не знаю. Она плакала, трудно было вообще что то разобрать. Короче, я уже туда подъезжаю. Вот вижу скорую и милицию возле дома. Узнаю что то позвоню.
   * * * * * * * *
  
  - Афонька, я так за тобой соскучилась.
  - Да что ты говоришь? Небось, время зря не теряла?
  - Дурак. Что за ерунду ты несешь. С кем? Где?
  - Ну, ладно, ладно. Правда скучала?
  - Ужасно. Все время ты мне снился. И каждый раз в эротических позах.
  - Тогда поехали, поедим и сразу ко мне.
  - А может, поедим после? Я так тебя хочу.
  - Витулик, я голоден страшно. А пока будем кушать, я тебе про Москву расскажу.
  Они подъехали к хорошо знакомому ресторану, славившемуся прекрасной 'русской кухней'. Афанасий специально выписал сюда прекрасного повара из столицы.
  - Ну что нового в первопрестольной?
  - Ты знаешь, мне не очень понравилось. После наших периферийных перипетий, там вроде как затишье. Но меня не обманешь. Все на стороже. Ждут чего то.
  - А тесть твой как?
  - Бывший тесть, Виточка. Бывший.
  - Ладно, Афонька. Не цепляйся к словам. Тем более, что он всегда к тебе хорошо относился. Кстати, ты ему привет передал?
  - А как же! И тебе низкий поклон.
  - Ну и как он?
  - Старик держится великолепно. Не скажешь даже, что утратил свои позиции и, как мне кажется навсегда. Но телефон у него звонит постоянно. Что -то решает, кого -то пропихивает. Ох, и беспокойное поколение...
  - А как ваш вопрос?
  - Все просто великолепно. Считай что мы в танке, за стальной броней.
  - А тебя обратно в Москву не тянет?
  - Нет. А почему ты спросила?
  - Просто проект на ходу. Еще немного и моя помощь уже не понадобиться. Вот подумалось, может обратно в столицу податься.
  - Да, интересный поворот. Я сюда, а ты в Москву.
  - Ладно, оставим это. Я так рада тебя видеть. Не будем грустить. Поехали к тебе.
  
  Возле дома, кроме милиции и врачей, было много народу. Кто-то что-то объяснял, активно жестикулируя руками, кто -то просто стоял, поглядывая на окна пятого этажа. Практически все жильцы вышли на лестничную клетку и вполголоса переговаривались. Только не многих из них Захар знал в лицо, а уж по имени... ' Вот почему, чтобы твоя судьба стала кому то интересной, нужно умереть или с тобой приключилось несчастье?', - подумал он.
  Возле квартиры, дверь которой была настежь открыта, стоял молоденький сержант. Он то и преградил Захару дорогу.
  - Простите, кто тут старший? Мне необходимо пройти.
  - Не положено.
  Но тут Захара увидела соседка, жившая напротив, она потянула за рукав офицера, который видимо и был тут за старшего, и что -то ему сказала. Тот направился к двери.
  - Вы кем приходитесь потерпевшей?, - сразу, по-деловому и даже не разглядев толком Захара, начал тот, - Пройдите в соседнюю квартиру. Сейчас к вам подойдут и вы дадите показания.
  Капитан указал на квартиру, куда, по его мнению, должен был пройти Захар и только теперь взглянул на него. Разумеется, милиционер сразу узнал известного журналиста и сразу опешил. Воспользовавшись этой заминкой, Захар проскочил в квартиру.
  - Вы куда?
  Маша сидела на диване, поджав под себя ноги, и слегка покачиваясь из стороны в сторону. Ничего не выражающий ее взгляд был направлен в одну точку. Тут же лежал кто-то, укрытый, наспех наброшенной и пропитанной кровью простыней.
  Захару не хотелось ни приподнять эту простыню, ни даже осознавать, кто сейчас лежит под ней.
  - Я попрошу вас выйти отсюда! - продолжал настаивать капитан.
  Маша на секунду отвела взор от стены и взглянула на Захара. Глаза ее широко раскрылись, и она кинулась к нему.
  - Дяденька, Захар, миленький. Что же я наделала? Я не хотела. Правда не хотела.
  - Гражданин, я требую, чтобы вы вышли!
  - Полегче, капитан, - раздался властный голос в прихожей.
  Милиционер вытянулся в струночку, узнав вошедшего.
  - Разрешите доложить! Веду следствие по делу убийства....
  - Отставить! Делом займусь я. А вы позаботьтесь о том, чтобы жильцы и все посторонние очистили лестничную клетку и перестали толпиться перед домом.
  Потом он посмотрел на Захара.
  - Вас тоже попрошу выйти. Там вас внизу ожидают.
  Услышав это, Маша еще крепче вцепилась в Захара.
  - Машенька, ты не волнуйся. Мы будем всегда рядом. А сейчас мне нужно выйти. Так будет лучше.
  - Вот именно, - подтвердил милицейский чин, - и спокойно, по-отечески положил руку на плече Маши, - Пойдем, девочка. Расскажешь мне все. А вы идите вниз и не суетитесь. Разберемся.
  Захар кивнул, погладил Машу по голове и направился к выходу. На лестнице людей уже небыло, да и на улице их стало поменьше. Напротив дома стоял знакомый автомобиль, возле которого Захар разглядел Сергея и Олю. Теперь стало понятно, неожиданное появление крупного милицейского чина. Захар направился к ним. Почти одновременно, к тому же месту подъехала машина Афанасия. Вита была там же.
  - Что ты узнал? - прямо без вступлений начал Сергей.
  Захар развел руками.
  - Машка в невменяемом состоянии и Вера мертва. Вот и все.
  - Ну, это и так понятно. Вот черт! Ладно, пока мы сделать можем не многое. Но следствие будет вестись правильно. Тут можно не опасаться. Машке, боюсь, при любом раскладе придется сесть.
  - Сереженька, нельзя ей в колонию. Она там погибнет.
  - Оля, а что ты предлагаешь, чтобы ее за убийство на поруки отпустили? В лучшем случае это не преднамеренное убийство. Я это отсюда вижу. Даже наверх не поднимаясь. А если нет? А что если малая чего не выдержала и, не дай Б-г, решила с Веркой покончить?
  - Сережа!
  - Что Сережа? Мы прекрасно знаем, как Вера могла любого довести до крайности.
  - Не надо так! Ее ведь уже нет в живых. Боже как же это?
  Оля плакала на плече у Виты, мужчины нервно курили и все понимали, что в этой ситуации почти беспомощны. По крайней мере, пока.
  - А это кто такие?
  Афанасий указал на микроавтобус, подъехавшему прямо к парадной, где произошло несчастье. Из него высыпали люди. У одного из них на плече была профессиональная камера, другой тащил еще какое -то оборудование.
  - Твои?
  Захар покачал головой и направился к тому месту.
  - Сейчас разберусь.
  Со стороны было видно, как один из репортеров, размахивал удостоверением перед носом милиционера, но тот их не пускал. Захар подошел к самому бойкому из наседавших, поздоровался с ним и начал о чем -то говорить. Через пять минут он вернулся к друзьям
  - Это с коммерческого канала. Так себе, шишка на ровном месте, но при благоприятных обстоятельствах, вони могут напустить много.
  - С коммерческого, говоришь. Я даже догадываюсь кому он принадлежит, - произнес Сергей и многозначительно поглядел на Ольгу.
  - Хорошо, что Палыч вовремя подъехал. Ато имели бы мы сегодня ночные новости со всеми подробностями и рисунками.
  
  
  - Тебе сейчас шумиха не нужна. Ты же хочешь, чтобы все прошло как 'несчастный случай' или как 'не предумышленное'? А если я дам материалу ход, то ничего у тебя не выйдет. Много или мало, но годик-другой девчонке накинут. А это в условиях 'малолетки' все равно, что жизнь.
  Двое мужчин сидели в кабинете, при запертых дверях, и, буравя друг друга взглядами, вели не легкий разговор. Владимир позвонил сам, иначе бы эта встреча врядли состоялась. Сергей явно относился с пренебрежением к своему оппоненту, но именно сейчас тот мог представлять реальную угрозу, не самому Сергею, но для дальнейшей судьбе Маши. Харлампов был прав. Любая информация в прессе и телевидении могла повлиять на решение суда. А если связать смерть Веры с ее уходом из предприятия, которым Сергей руководил, то тут уж будет не до спасения девочки, а о прикрытии собственного зада. Чего, в принципе, и добивался Харлампов.
  - И что ты хочешь?
  - Свой район. Я не стану тебе говорить, что хотел бы просто стать тебе союзником. Ты все равно не поверишь.
  - Уж конечно. Я тебе не Ольга.
  - К сожалению.
  - Это кому как!
  - Ок, оставим это. Ты меня слышал.
  - Сколько у меня есть времени?
  - Нисколько. Ответ сейчас. Не хитри Сергей, я итак дал тебе почти сутки форы. Ты же прекрасно понимаешь, что именно сейчас любая подача информации или не подача ее очень важны. Общественность тебе не простит расправу над своей сотрудницей. Конечно, поверят далеко не все, но неприятный запах останется.
  - Сволочь ты. Машку бы хоть пожалел.
  - А ты меня бы пожалел? Я ведь хотел по-хорошему.
  - Ладно, иди. Разговор окончен.
  - Я не слышал ответ.
  - Ты его прекрасно знаешь. Но учти, ты меня загнал тут в угол и я тебе это припомню.
  - Ничего нового ты мне не сообщил.
  Владимир развернулся и вышел из кабинета.
  Сергей начал обзванивать всех по очереди. С утра каждый взял на себя что то и решал, все самостоятельно или в связке с кем то другим. Афанасий занимался юридическими вопросами, Ольга подготовкой похорон, Захар следил за СМИ, Вита единолично руководила работой фирмы. К вечеру все собрались у Сергея и ждали Палыча.
  Генерал пришел на этот раз в штатском и больше походил на доброго дядюшку из детской сказки, чем на милиционера.
  - Вот что я вам скажу...
  Все притихли и слушали генерала, стараясь уловить каждое его слово.
  - Произошло следующее. Ваша Вера, напившись, принялась, так сказать, воспитывать свою дочь. Соседи слышали ее крики. Девочка пыталась выбежать из квартиры, но та ее не пустила. Маша тогда забежала в гостиную и спряталась за креслом. Потерпевшая пыталась достать ее руками, но это ей не удалось. Тогда она схватила молоток и принялась им размахивать. Дочке удалось перехватить руку матери и вырвать молоток.
   Если бы она просто отшвырнула его в сторону, на том бы все и закончилось. Как, по словам Маши, было уже не однократно. Но она сама махнула им, говорит, что хотела дать матери по рукам, когда та пыталась, схватить ее за горло. Удар пришелся в голову. Смерть наступила, практически, мгновенно.
  В комнате все молчали. Вита даже боялась поднять глаза на генерала. Ольга закрыла лицо руками, но видно было, как у нее по щекам текут слезы. Наконец, она опустила руки и спросила:
  - Что ей за это будет?
  - Криминалисты показание девочки полностью подтвердили, остались кое какие мелочи. Принимая все во внимание саму ситуацию, показание соседей, состояние пострадавшей и хорошего адвоката.
  Он посмотрел на Сергея. Тот кивнул.
  - Годика два, может полтора придется ей посидеть.
  - Это не возможно. Она там погибнет.
  - Оля, я очень хорошо к вам отношусь, но ничего сделать в данной ситуации невозможно. Все остальное это беспредел. Я действительно вас всех хорошо знаю. И имею с вами дело, потому что вижу в вас людей, которые могут навести порядок хотя бы здесь, а порядок во всем нужно начинать наводить с себя.
  - Да нет, что вы. Я вовсе не это имела ввиду. Вы меня не так поняли.
  - Не извиняйтесь. Я вас хорошо понял. Просто прояснил положение дел.
  В полном молчании все поодиночке двинулись к выходу и также не проронив ни звука рассаживались по машинам. Уже включив зажигание, Сергей обронил:
  - А твой то хорош. Точно ситуацию выбрал.
  - Что он сделал?
  - Сама у него спроси. Он был у меня сегодня. И больше не спорь со мной. Это тебе урок на будущее.
  Машины развернулись и каждый поехал своей дорогой. Ольгу сильно зацепили слова Сергея и, хоть она была без сил, но решила поехать к Володе и все выяснить самой.
  
  
  День похорон был хмурым и пасмурным. Людей было не много. Если бы не крутые машины, припаркованные вдоль большой аллеи кладбища, то похороны для местных работников выглядели обыкновенно и обыденно. Перепачканные в свежевырытой земле кладбищенские рабочие действовали не торопясь, но сноровисто.
  После священника Сергей сказал короткую речь и гроб опустили в землю. Маша, которую под свою ответственность Палыч привез на похороны, все время плакала и держала генерала за руку, словно чего -то боясь. Ей пришлось кинуть и первый ком земли на крышку гроба, за ней последовали остальные.
  Пошел дождь, но все остались на своих местах, хотя зонты оставались в машинах. Водитель Сергея заботливо подошел и протянул зонтик шефа Ольге. Та в свою очередь пыталась прикрыть от дождя еще и Машу, но девочка отстранилась и только больше прижалась к Палычу. Со стороны они походили на внучку с дедушкой. Никому бы и в голову не пришло, кем они в действительности приходятся друг другу.
  Постояв еще немного и подождав пока рабочие не засыпят могилу землей, все потихоньку двинулись к своим машинам.
  Тут Маша оставила генерала и подбежала к Захару.
  - Дядя Захар, вы не переживайте. Вы ни в чем не виноваты. Это все я. Я одна. Не бойтесь за меня, ведь уже не маленькая. Вот увидите, все будет хорошо.
  Захар погладил ее по голове и вытер с лица слезы.
  - Держись Машенька. Мы поможем, чем сможем. Но тебе придется потерпеть.
  К ним подошел Палыч. Тихонько взял Машу за руку и отвел в свою машину.
  - Захар, я поеду с тобой.
  - Разумеется Оленька. А как же машина?
  - Потом заберу. Мне не хочется сейчас садится за руль.
  Она села рядом с Захаром. И когда машина тронулась с места, тихонько заплакала.
  - Вот так, даже без поминок.
  - Оленька, ты же все понимаешь.
  - Да, Захарик. Не обращай внимание, если я что ляпану. Тяжко мне.
  Машина начала колесить по городу, без какой либо цели и направления. Захар и Оля молчали и были в этом друг другу благодарны. Тут Ольга вспомнила свою последнюю встречу с Володей.
  - Скажи, ты действительно полная сволочь? Или я чего-то не понимаю?
  - Проходи Оля. Я тоже рад тебя видеть. А что произошло?
  - А тебе не ведомо?
  - Признаться, нет.
  - Не придуривайся. Нашел время для разборок с Сергеем. Вера мертва, а Маша за решеткой. Хороший предмет для торговли. Судьба ребенка.
  - Оля. Ты же знаешь. Я хотел по-хорошему. Но твой бывший муж и нынешний шеф упрямый баран. Я понятия не имею чего он на меня так взъелся. Он же понимает только с позиции силы. Вот и пришлось на него нажать чуток.
  - А если бы он не согласился?
  - Но он же согласился.
  - Ладно, мне все ясно. Гад ты Володя. Прощай.
  Она хотела уйти.
  - А тебе не интересно где будет отбывать свой срок Маша?
  - Что? Не паясничай. Суда ведь еще небыло.
  - Суда небыло, но кое-что уже известно.
  - Что ты еще задумал. Быстро выкладывай, пока я тебе голову не разбила!
  - А ты не ори.
  - Говори, быстро!
  - Закрой рот и сядь в кресло.
  Оля послушалась и присела.
  - Скажи, что ты знаешь об отце Маши?
  - Тоже мне новость! Пьянь редкостная. Небось, сдох уже давно под забором.
  - Это тебе, я так понимаю, Вера рассказала. А на самом деле все не так. Они действительно не ладили и вскоре разошлись. Вера сделала все возможное, чтобы Алексей, так его зовут, не мог видеть дочь. Тем более это было не трудно. Вскоре он получил новое назначение и уехал из города. Писал письма, но ответа не получал. Как то приехал сюда в отпуск, хотел повидать Машу, но Вера его не допустила. Сейчас у него жена и два сына.
  - Допустим. Но какое это имеет отношение к Машиному положению сегодня?
  - А вот самое прямое. Колесников Алексей Григорьевич является сегодня начальником одной из детской колоний. Сделать так, чтобы она попала именно к нему будет не сложно.
  - А это вообще возможно? Он же отец.
  - А кто об этом знает? Фамилии у них разные. Если никто не начнет специально капать, то все получится. А теперь иди и продолжай меня ненавидеть.
  
  Оля легко вздохнула и сказала уже вслух.
  - Поехали домой, Захарик.
  
  
  - Приехали.
  Ольга, словно пробудившись, посмотрела в окошко. Они остановились прямо напротив ее подъезда. На третьем этаже тоскливо чернели три окна ее квартиры. Она от крыла дверцу и уже пыталась выйти, но потом снова плюхнулась в кресло машины и закинула голову назад.
  - Что с тобой? Тебе нехорошо?
  - Мне очень, очень плохо. Дома никого. Костик у Сергея. Я только представила, что сейчас останусь совсем одна... Захарик, может, посидишь со мной хоть часик?
  - Конечно. С удовольствием. Мне и самому сейчас не хочется быть одному.
  - А разве тебе некому позвонить, чтобы скрасить вечер?
  - Оставь это.
  Захар припарковал машину и они медленно начали подниматься на третий этаж.
  - Оля, я все время тебя хотел спросить. Скажи, а почему ты до сих пор не сменила квартиру?
  - Сама не знаю. Я привыкла к этой. Тут все мое детство прошло.
  Ольга отперла входную дверь. Это у нее получилось не сразу. Руки не слушались и ключ никак не мог попасть в замок. Войдя в квартиру, Захар включил верхнюю лампу, и сразу комната залилась светом, от чего как то на душе стало спокойнее.
  - Кофе?
  - Я бы даже съел что-нибудь.
  - Ты знаешь, я бы тоже. Ведь с утра не ели. Сейчас разогрею плов. Не откажешься?
  - Что ты, плов это здорово.
  Ольга быстро кинула ужин в микроволновку и уже через пять минут две полные тарелки стояли на столе.
  - Выпить хочешь?
  - Да, но не водку.
  - Посмотри в баре. Там кажется стоит бутылка вина. Штопор в шкафчике.
  Захар открыл вино и они сели к столу.
  - Ну, что помянем?
  - Конечно, пусть ей земля будет пухом.
  Оля только поднесла бокал вина ко рту, как на столике задребезжал мобильник. Она скосила на него взгляд, посмотрела на номер звонящего, выпила свое вино и только потом ответила.
  - Привет!
  - Здравствуй Оля. Прими мои соболезнования. Мне, правда, очень жаль.
  - Спасибо, Володя.
  - Хочешь, я приеду.
  - Нет, не сейчас.
  - Похоже я не вовремя. Последнее время я всегда не к стати. Извини.
  - Не обижайся, но мне сейчас совсем не хочется кого то видеть. И тебя в том числе.
  - Я понимаю. Еще раз извини. Созвонимся.
  - Ага, я сама позвоню. Пока.
   Оля выключила телефон и вопросительно посмотрела на Захара. Тот не ел, а все время смотрел как она говорит по телефону.
  - Скажи, Захарик. Вот почему так? Я сегодня похоронила свою лучшую подругу, даже больше чем подругу. Пусть это и все в прошлом, но ведь она была моей любовницей и самым дорогим мне человеком. Казалось, что я должна места себе не находить от горя. А этого нет. Просто пустота на душе и все. После ее смерти я фактически тем и занималась, что спасала ее убийцу. Да, это дочь Веры. Ну и что? Ведь это именно она ее убила. Ведь тут нам врать нечего. И смотри, спроси меня кто -то год назад, что бы я сделала с человеком, который захочет Вере зла, я бы ответила не задумываясь. А сегодня...
  - Зачем ты об этом?
  - А что делать, Захарик? Надо же хоть иногда давать отчет своим поступкам. Хотя бы самим себе. Вот ты что думаешь?
  - Я похоронил Веру намного раньше сегодняшнего дня. Для меня она умерла, когда перестала быть той, которую я знал. А сегодня просто формальность.
  - Неужели все так просто?
  - Это совсем не просто.
  - Ладно. Давай кушать, плов остывает.
  Она набрала солидную горку плова и решительно отправила его в рот, но проглотить не смогла. Не смотря на голод мышцы рта отказывались жевать. Оля взяла бокал вина и сделала глоток, потом еще один, пока не протолкнула весь плов в себя.
  - Какой ужас. Как все дико.
  - Я тебя люблю, Оля.
  - И я тебя люблю, Захарик. Ты был и будешь для меня самым дорогим человеком.
  - Ты не поняла.
   Захар встал и решительно подошел к ней. Встал на колени и принялся целовать ее руку. Она почувствовала на его щеках слезы.
  -Что ты? Что ты, милый?
  - Оленька, я люблю тебя. Ты единственная для меня, желанная и любимая женщина. Можешь меня прогнать. Можешь быть с кем хочешь. Но я хочу, чтобы ты знала это.
  - Глупый ты мой. Да кто же мне нужен, если ты будешь рядом.
  Она запустила ладонь в его волосы и нежно поцеловала мокрые от слез глаза.
  
  
  
  
  - Прошу наполнить бокалы.
  Сергей пригласил сегодня друзей. Собрались в их кафе в дневное время, потому что вечером Сергей улетал в Москву.
  - Друзья. Давненько мы тут уже вот так не встречались. Все знают причину. Но мы прошли через это тоже. Теперь надеюсь худшее позади. Вчера мне позвонили. С Машкой все в порядке. Не курорт конечно, но все же. Начальник колонии, будем его называть так, сделал все возможное. Спасибо тебе, Оля, за это.
  - Не меня благодарить надо. Я то, что сделала?
  - Знаю, знаю. Можешь от меня передать Владимиру мою благодарность.
  - Вот сам бы и поблагодарил.
  - Я еще успею.
  Ольга глубоко вздохнула и театрально закатила глаза.
  - Прости, но и зануда ты Сережа.
  Сергей откровенно рассмеялся. Впервые за столько времени. Все остальные тоже вдруг почувствовали легкость. Как будто груз, который лежал на их плечах последнее время, неожиданно свалился.
  - Ребята, я вам никогда этого не говорил, но я вас очень люблю. Спасибо за то, что вы есть.
  - И мы тебя любим.
  Ольга и Вита, как сговорившись, встали со своих мест, подошли к нему и одновременно поцеловали его в щеки.
  - Вот это по-нашему. А теперь марш танцевать. Успеете еще налопаться.
  - Погоди Сережа. Покушать мы действительно успеем, но скажи, пожалуйста, когда ты вернешься из Москвы?
  - А какое это имеет значение? Не бойся, успеешь еще соскучится. У меня действительно много дел накопилось за это время.
  - Сколько бы небыло, но я хотела бы хоть примерно знать.
  - Да что произошло? Ты прекрасно справишься.
  - Я не об этом... Ладно не буду вас томить неизвестностью. Ребята, я выхожу замуж.
  Сергей, как стоял с бокалом, так и присел на край стула. Вита схватила руку Афанасия и сильно ее сжала. Все молча смотрели на Олю.
  - Вот, сама не ожидала.
  - Оленька, а за кого?
  - Как за кого? За Захара конечно.
  Захар посмотрел на Олю. Глаза его горели, но сказать что -то он не мог.
  - Олька!!!
  Вита подскочила со своего места и кинулась целовать подругу. Сергей и Афанасий подошли к Захару и принялись его поздравлять. Сергей, вглядевшись в его ошалелое лицо, прижал к себе и тихонько шепнул на ухо:
  - Ты то хоть знал?
  Захар отрицательно покачал головой.
  - Вот это женщина! Быстро приглашай ее на танец.
  Ольга и Захар вышли на центр зала.
  - Я люблю тебя, Оля.
  - Я знаю.
  - Нет, ты не знаешь всего.
  - Да нет, Захар это ты не знаешь всего. Пусть потом говорят, что я тебя на себе женила. Плевать. Ты будешь моим. И только моим.
  Это был уже не танец. Двое влюбленных ласкали, обнимали и целовали друг друга. Потом Захар взял ее за руку и они вышли из кафе, даже забыв попрощаться.
  - Вот это дела!
  - Да, Афоничка. Только от меня ты такого сюрприза не жди.
  - Только попробуй. Грохну на месте.
  - Грохнуть не грохнешь, но затрахать до смерти точно можешь.
  - Вита! Мы же не одни.
  - Ну и что? После Олькиного заявления, это просто жалкий лепет.
  - Так, понеслось. Ребята, вы че творите? Мне ехать надо, а у вас тут сезон любви начался?
  - Не бойся, Сережа. Можешь спокойно ехать и решать свои вопросы. Все будет хорошо.
  - Да, Сережа. Я тоже такого мнения. Если вы еще нуждаетесь в экономисте, то я, пожалуй, тоже еще задержусь.
  - Спасибо, Вита. Признаться не ожидал. Это уже второй сюрприз сегодня.
  Играла музыка. За столом велась непринужденная беседа. И всем было хорошо и радостно на душе. Так хорошо, как это бывало только в детстве.
  
  
  
  - Оленька, мне нужно с тобой посоветоваться.
  - Извини, а нельзя ли попозже?
  - Конечно можно. Давай после работы подъедим куда то и поболтаем.
  - Вита, да что с тобой?
  - Потом поговорим.
  Она выскочила из кабинета и прикрыла за собой дверь. Оля только проводила ее взглядом.
   Что то с ней определенно происходила. Стала какой то рассеянной, даже легкомысленной. Прекратились эти бесконечные звонки и дебаты о работе. Может причина этого Афанасий? Но ведь не сегодня у них это все началось. Действительно интересно, что там с ней происходит.
  Ольга посмотрела на фотографию на столе. Простое любительское фото, где они стоят с Захаром обнявшись. Она взяла ее и, поцеловав Захара, поставила на место.
  Две недели осталось до их свадьбы. Нужно было многое успеть, а настроение было совсем не рабочее. Оля еще раз глянула на дисплей компьютера и взяла телефон.
  - Алло, Витка! Я тут подумала, что к лешему эту работу. Поехали сейчас, если можешь?
  - Конечно могу. Какая ты умница. Просто не представляла себе, как досижу до вечера. Не лезет мне ничего в голову.
  - Через пять минут возле офиса.
  Они ехали вдоль центральной улицы города. Ярко светило солнца. Ольга пыталась вглядеться в лица прохожих и ей казалось, что все они улыбались. Наконец, свернув за угол, они подъехали к маленькому бару, где почти никогда небыло посетителей. Столики стояли на улице и громадные зонты над ними давали хорошую тень.
  - Ты какой будешь пить?
  - Капучино.
  - Два капучино, пожалуйста. Так что там у тебя стряслось?
  - В принципе ничего сверхъестественного. Просто я кажется залетела.
  - Кажется или точно?
  - Точно.
  - Как это хорошо, глупенькая. А что Афоня?
  - Вот в том то и дело. Я ему ничего не сказала.
  - Почему?
  - Да вот не знаю. Говорить или нет? А вдруг ему это не понравится?
  - Дурная, он же надышаться тобой не может. Конечно скажи.
  - Ты думаешь? Боже, он, наверное, с ума сойдет.
  - Почему?
  - Ой, извини. Это я не об Афоне. Я про своего первого мужа подумала.
  - Ты была замужем?
  - Да. А почему тебя это удивляет? Мы прожили с ним пять лет. Он очень хотел детей, но я не беременела. А потом как то пришел и сказал, что очень любит меня, но та другая ждет от него ребенка. Собрал свои вещи и ушел. Потом еще много раз звонил, объяснялся в любви, хотел встретиться со мной, но ничего более. А потом в мою жизнь пришел Афанасий и забрал ее всю без остатка. Я пыталась с этим бороться, но у него железная хватка. Так думаешь сказать?
  - Уверена.
  - Слушай, а может ты скажешь?
  - Вита...
  - Или давай так. Ты скажи Захару, а он передаст Афоне.
  - Что за детский сад?
  - Может и детсад. Я сейчас плохо соображаю. И вообще боюсь этого разговора.
  - Виточка, есть вещи, которые каждый человек должен делать самостоятельно. Сделай это и станешь самой счастливой женщиной на свете.
  - Ты думаешь?
  - Уверена.
  Они еще долго сидели в этом кафе. Болтали о своих женских делах, выключив предварительно свои мобильные телефоны. Солнце ярко светило. Мимо проходили редкие прохожие и, глядя на них, приветливо улыбались.
  
  2007
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"