Чернорицкая Ольга Леонидовна: другие произведения.

Меняйте менталитет - и в ковбойский рай

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 2.00*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    По пути, указанному Шленским, Россия идти не может!

   Особо культурные парни
   Балканы культурно бомбят.
   В особо культурной поварне
   Состряпали этих ребят.
   Особо культурные страны
   Их нынче пекут, как блины,
   И будут они ветераны
   Особо культурной войны.
   Они убивают культурно
   Мосты, поезда, города,
   Поскольку ведет себя дурно
   Людей некультурных среда.
   Но бомбами вышибут сходу
   Мозги некультурных людей
   И новую купят народу
   Культуру и новых вождей.
   И будут потом ветераны
   Особо культурной войны
   Учить некультурные страны
   Особому чувству вины -
   За то, что не сразу в могилу
   Культурно они улеглись,
   А всю некультурную силу
   Собрав, некультурно дрались!..
  
   Юнна Мориц. Звезда Сербости.
   Юнна Мориц просто противопоставляет нас, диких и неправильных особо культурной стране, очень "правильной". Это иная волна антиамериканизма - волна поэтического протеста. Самая сильная и самая настоящая.
   В 2005 году вышло четыре романа-антиутопии: 'Пленных не брать' Виктора Бурцева, 'Московский лабиринт' Олега Кулагина, 'Татарский удар' Шамиля Идиатуллина, 'Омега' Андрея Валентинова, где силы НАТО направлены против нас. И мы все равно верим американцам, а не Юнне Мориц и не создателям этих фильмов. Мы почему-то продолжаем верить, что Америка нас спасет. И сама Америка в этом не сомневается ни в малейшей мере. Америка искренне хочет спасти не только нас, но и весь мир. Ее основали религиозные фанатики-прозелиты, которым пришлось сбежать из Европы потому, что они были крайне навязчивы в своем желании общего спасения. И поныне по старой доброй традиции туда бегут все, чьих советов на Родине слушать не стали.
   Это ничего, что по вертолетам спасателей в Новом Орлеане стреляли из автоматов - желающих спасти не уменьшалось. Там выходят мультсериалы про спасателей "Чип и Дейл спешат на помощь", выходят детские книжки про спасателей затерявшихся в космосе кораблей такие, что каждый ребенок включается в игру и участвует в спасении. Для взрослых сериалы о скорой помощи, спасающей всех. (У нас аналог их коронного сериала назвали "Неотложка"). Все это делает Америку страной всеобщего спасения. При этом они точно знают, как.
   Вот и Шленский, попав в Америку, не мог избежать великого соблазна поучать. Если послушать Шленского, наш народ глуп, лжив, ленив, не способен к саморганизации, мздоимец и прочая, прочая. С таким менталитетом "вымрете, как динозавры".
   Он ловко пользуется мыслью, что зависть, бытовая неустроенность, грязь и злоба - неизменные, структурные атрибуты русскости, с их потерей якобы уйдет русскость. И ведь заметьте, приписали эту мысль мне и спорят именно как будто я за нищету народа русского выступаю. Из всех их выступлений становится ясна навязываемая нам мысль: "русскость - мерзость". А раз мерзость, с ней нужно справиться и сменить русскость на что угодно, чему ревизоры наших национальных ценностей кланяются. Уберите русскость - и к вам богатства несметные придут. Словно русскость действительно каким-то образом исключает богатство.
  Хотите вы дальше быть глупыми, лживыми, ленивыми? Нет! Тогда смотрите, как надо жить. Шленский расскажет вам, как сделать из России Америку. 'Я призываю Россию руководствоваться не философскими или религиозными идеями, а идеями прагматическими. Время пророков давно прошло. Мы живём во времена аналитиков и политтехнологов'. Кто же протестует против аналитиков и политтехнологов? Разве что против тех, кто не собирается учитывать огромный духовный потенциал России. А таковые, увы, есть. Среди русских социологов есть и Питирим Сорокин - он нашел массу аналогий между Россией и Америкой, думается, наши аналитики и политтехнологи ни в чем не уступают американским. Но если они будут работать по американским схемам, то непременно проиграют: там действительно другая ментальность.
  В русской философии действительно есть определенный антипрогрессивизм, отсутствующий в западных философиях. Сонная мысль наших философов будилась путем несогласия с принципом, когда все лучшее - впереди, а худшее - позади. В воззрениях философов прослеживалась явная установка на то, что рай мы потеряли, и чем дальше движемся вперед, тем больше уходим от первоначального чуда. От рая идем прямой дорогой к аду. И если мы не сопротивляемся прогрессивному движению, то сами толкаем себя в пекло, в геену огненную.
  Поэтому вроде бы как на первый взгляд богатство и руский антипрогрессивизм в антиномию укладываются, чем недоброжелатели наши и пользуются. Но вот только богатство ли приобретается при прогрессе? ..
   Все западные приобретения русского народа всегда оборачивались не менее существенными утратами. Цитирую Кожинова: "Возьмем элементарный пример: необходимая для жизни вода те-чет из крана в каждой квартире, между тем как наши предки в лю-бую погоду носили ее на себе из, возможно, весьма отдаленных родников или колодцев (то есть опять-таки скрытых в земной глу-бине родников). Какое освобождение от повседневной тяготы! Од-нако в наше время люди стремятся носить домой из магазинов 'родниковую воду' - по цене минимум доллар за бутылку и к то-му же, строго говоря, обладающую) весьма сомнительной 'родни-ковостью'... И если подойти к проблеме с собственно ценностной, аксиологической точки зрения, 'приобретение' едва ли превосхо-дит 'утрату', и сегодня достаточно большое количество людей го-рячо стремится (а подчас даже и реализует свое стремление) к жиз-ни в 'нецивилизованной' - в частности, оснащенной колодцем, а не водопроводом,- местности..." Получается, что гонясь за прогрессом, мы становимся не богаче, а беднее, и это западники-прогрессивисты делают Россию бедной.
  Никто из русских философов-антипрогрессивистов не благодарил страдания за то, что они дали понять ценность прекрасного прошлого - диалектику вообще не за что благодарить, ее проще ненавидеть, а человек, живущий по диалектическим законам или, по-другому, по природным эволюционным законам, когда выживет сильнейший, вызывает только презрение.
  Нам Шленские навязывают эти законы, противоречащие всей нашей культуре во имя какого-то светлого будущего, похожее на их посковбойское настоящее - через каких-нибудь полвека. Возьмем в руки пистолеты и вперед. К торжеству и победе желудка над совестью и русской культурой, в которой гораздо интереснее и человечнее тот, кто живет вопреки законам диалектики и предпочитает оставаться стороной страдающей, нежели прогрессивной и побеждающей. Такими были многие выдающиеся люди. Они не любили страдания, не молились на них, но они еще больше не любили законов природы и общества, диких и неумолимых. Вот почему страдание в силу этих законов для них было предпочтительней преуспевания по этим законам, и вот почему Настасья Филипповна всегда будет для Достоевского предпочтительнее Аглаи. Особенно показателен в романе Рогожин. Он типичный Хозяин, который так и не сумел пристроить в своем хозяйстве антидиалектику, и вынужден был убить ее. Такова Россия, она не найдет ничего лучшего, как расправиться со святостью, с ·вечно-бабьим в русской душе? (Бердяев) посредством кухонного ножа. Она пойдет по диалектике, пойдет по Гегелю, все будет, как и установлено законами природы и истории, только все это будет происходить с большей степенью боли, страдания. И бердяевский путь "истинного возрождения России" через перелом в самосознании никогда не осуществится ненасильственно, вне войны - и вот он опять Гегель с отрицанием отрицания. Воистину святая Русь.
  Русские интеллигенты - это люди, сознательно идущие на страдания и боль, это те, кто пытается задержать карусель прогресса, и летя поверх барьеров, по вполне объективным законам срываются и разбиваются о землю. Прогресс, мировая история в гегельянской картине мира движется подобно карусели - с каждым витком все выше и выше, это дьявольское круговращение невозможно остановить, находясь в нем самом, но те, кто все-таки делает попытку остановить его, вызывают большее уважение, чем те, кто движется прямым путем одни к процветанию, другие к нирване, восторгаются своим полетом поверх барьеров и у кого движение по кругу не вызывает физического и психологического дискомфорта. Конечно, винить во всех грехах русскую интеллигенцию - это давняя люмпенская традиция, причем именно навязанная СМИ. "Виноваты во всех бедах России интеллигенты! - это они демократию придумали!" - а они и опускают головы, стыдясь того, что произошло в годы перестройки. Хотя их просто и элементарно подставили - не было никаких демократических веяний. На самом деле это была неудачная попытка реставрации того, что было до 1917 года с восстановлением двуглавого орла. И попытка эта была обречена. потому что вернуться в прошлое невозможно. Не понятно это было. Верили в возможность контрреволюции. Ленинская идеология прочно сидела в мозгах. Никто из политиков не слушал более умного Сахарова, Сахарова слушал народ. И этот народ вы пытаетесь сейчас обмануть, свалив на Сахарова и вообще на интеллигенцию вину за глупость, которую предприняли воспитанные на Марксе-Ленине "перестройщики".
  Русская святость заключается в сознательном антипрогрессивизме, антиалчности, антикорысти, антизлобе, антивыживании (не выживании за счет других) противостоянии всем и всяческим искушениям, а это все требует поступков, которые будут приносить страдания и скорбь. У Минского самолюбие - стремление к жизни, совесть - стремление к смерти. Совесть как и святость ведет скорее к деградации, чем к расцвету, потеряв совесть и святость, потеряв способность добровольно идти на муки, мы будем процветать как нация и как государство. Он это осознавал и потому в статье "Старинный спор" выступал против толстовской позиции "и русская поэзия. Если хочет вернуть свое былое значение, должна опять обратиться к своим вечным задачам, помня, что нет деятеля бесполезнее того, кто сам в себя не верит и сам себя не признает".
  Сейчас в научных кругах снова ставится вопрос: а не поменять ли нам в стране систему ценностей? Не дать ли народу установку на западные ценности? Ведь если исключить установку на страдание, самопожертвование - останется только одна составляющая - стремление к жизни, стремление выжить любым путем. А духовное чистоплюйство российских интеллигентов, не желающих во имя успеха пожертвовать нравственными принципами, свести на нет, применить рогожинский кухонный нож - и Россия из отсталой превратиться в передовую и не будет препятствием на пути мирового прогресса. Первая попытка была предпринята в отношении Солженицына. Писателя пребывающего в унынии в то время, как страна процветает, культура развивается, попытались убрать с телеэкрана, а его речи о земстве представить как бред, пустой и вредный для общества, схожий с умозаключениями Зюганова и Жириновкого. Сопряжение несопоставимого: Солженицын - Зюганов-Жириновский рано или поздно должно было дать свой эффект, но Солженицын ушел с политической сцены, с экранов телевидения, самоустранился, оставив своим "конкурентам" все информационное поле, ранее им занимаемое. Этот интеллигентский жест. Установка на самоустранение в подобных случаях, это непробиваемое ·чистоплюйство? у русских художников и писателей в крови - если мы условно примем эпистемологическую метафору "кровь - литература". Именно литература воспитывает людей подобным образом, настраивает на антипрогрессивизм, на антипиар, на окончательное и беспросветное ретроградство.
  Е.Б. Рашковский:
  "Любая человеческая общность, вне зависимости от того, осознает она это или не осознает, несет в себе некоторое религиозное измерение. И связано это измерение прежде всего с вопросом проявленом в Бытии Абсолюте, или о святыне. Понятие о святыне так или иначе образует верхушку шкалы ценностей любого общества" .] Добавлю: святые - в данном контексте - это духовная элита общества. Далее Рашковский говорит о том, что святость - это внутреннее состояние: "сердцевина представлений о святыне все более связывалась с внутренним миром и внутренним опытом человека". А вы, завидуя обеспеченному Шленскому, думаете об автомобилях и использовании благ цивилизации. Да, внутренняя святость - ретроградство внутреннее, духовное. Но подумайте, какой ценой человечество заплатило за эти автомобили и компьютеры.
  "За всякие причудливые комбинации безрассудной традиционности и бездуховного рационализма Россия платила миллионами и миллионами изуродованных жизней".
   Нашему народу нужна святость, нужен интеллигент всех интеллигентов Иисус Христос и последователи его антипрогрессивистской позиции. Народ наш испокон веку вели ретрограды - и он остался нищ и гол, но ретрограды духовные, и потому он духовен, как никакой другой.
  он потеряет не только свою духовность, но и свою индивидуальность, особенность, сольется с мировым цивилизационным процессом, станет одним из носителей ковбойского интеллекта.
  Не слушайте Шленских и всех тех, кто вместе с ним крутится на карусели прогресса поверх барьеров и летит все дальше и дальше от земли по адовым кругам в пространство без Бога.
  C экранов нам говорят, что мы быдло, во всяких юмористических передачах подается не конкретный Иван Иванович - быдло, а обезличенное быдло, мыслящее идеологически отредактированными понятиями. И связь конкретного Ивана Ивановича с его русским менталитетом и этого обезличенного быдла - не только не прямая, ее нет совсем.
  Русский человек смотрит на все это экранное действо, и не только не узнает себя, ему представляется все это абсурдным. Вот он и смеется. Не над собой смеется, а над вашими представлениями о нем.
  Он соглашается с этой карикатурой лишь из вечного русского самоуничижения, не из своей наивности, а от собственной нравственной зрелости и высокого гуманизма, который присущ нашему народу. Из самоуничижения, которое всегда тоже с каким-то смешком и абсурдностью происходит. Ему говорят: ты, народ, глуп, лжив, ленив, не способен к саморганизации, мздоимец и прочая, прочая. С таким менталитетом "вымрете, как динозавры". И он соглашается, да, я глуп, лжив, ленив, не способен к самоорганизации, и забывает про русские артели, коим никакого аналога на Земле нет и не было по масштабу и степени организации, и забывает, что умнее его Пушкина и Ломоносова мало найдется людей на всей земле.
   Русский человек не глуп - в этом отношении правы французы, хотя и опираются на маркиза де Кюстина - поливавшего нас грязью из сугубо политических соображений. Вот цитата из французского словаря: "Великороссы добры, сердобольны, очень гостеприимны, однако чувства у них скорее сильные, чем утонченные. Великоросс не любит изливать душу, он немногословен и как бы стыдится своих чувств, даже самых естественных, отчего нередко выглядит равнодушным и суровым. Но главное, это человек крайностей, как и страна, в которой он живет. Он трудится с полной отдачей, доводя себя почти до изнеможения, но его труд лихорадочен, прерывист и уступает место слишком долгому отдыху; великоросс не умеет трудиться систематически. Он не знает меры и в своих удовольствиях и предается празднествам шумным и диковатым, а по сути не слишком разнообразным. Мужик, описанный Некрасовым, горячо любившим свой народ, трудится до изнеможения и напивается до полусмерти. Можно сказать, что великоросс рассуждает лучше, чем действует, поскольку это человек здравого ума, наблюдательный и предусмотрительный. Но ему не хватает упорства, предприимчивости и твердого характера; неудача не сокрушает его, но успех портит. Обычно великоросс легко поддается влиянию среды и послушен семье, деревне, властям. Но в один прекрасный день он начинает бунтовать, причем его бунт ужасен и часто не имеет цели. Он создан скорее для страдания, чем для сопротивления (...). Как ни странно, но малоросс часто добивается успеха там, где суетливый великоросс терпит поражение, потому что первый знает чего он хочет и упорен в достижении цели. (...) Великоросс любит действовать вместе с другими, стадно, он подчиняется толпе... Образованный русский человек космополитичен, легко приспосабливается к новым условиям и благодаря своему живому уму усваивает множество идей, порожденных другими народами. Как и у француза, у русского человека сердце живо откликается на то, что происходит в мире, но (...) но русский человек не склонен идти дальше теорий".
   Вивьен де Сен-Мартен, Словарь всемирной географии, 1892.
   Каждый раз, когда защищаешь русский народ от обвинений со стороны эмигрантского люда, нарываешься на обвинения в национализме и антисемитизме. Поэтому заканчиваю статью обвинениями Шленского в мой адрес. Пусть они останутся, как памятник эпохе, когда любой, кто осмелится усомниться в том, что в России живут одни только мздоимцы и хамы, получает потоки грязи в свой адрес. При этом хамы своего хамства не видят. Они себя мизантропами кличут:
   201. Шлёнский Александр Семёнович (shlenski@yahoo.com) 2005/09/08 10:08
   Ага! Вот оно ты и вылезло, антисемитское мурло!
   Растравили-таки нашу мокрощелку, вывели на откровенность :)
   Эх ты, говно ты высокодуховное... Ни хуя-то духовного в тебе нет, одно начётничество. А как только приварили тебе чутка, так сразу вся шелуха с тебя и слетела. И осталось от тебя то, что имеется в натуре - жопа-жопой, пизда-пиздой. И то, и другое воняет, только под платьицем из Гегеля да из Достоевского вроде вони и не слышно. А как заголили ненароком - ООООЙЙЙЙЙ!"
  
   Поскольку вся эта пороисходящая в СИ ревизия национальных ценностей оказалась очень похожей на действо, происходящее в гоголевском "Ревизоре" с Городничим, Бобчинским-Добчинским и прочими персонажами, поклоняющимся ложному ревизору Хлестакову (ум, честь и совесть), то я решила дополнить свою статью. Нужно все-таки слушаться настоящей Совести и если уж делать ревизию наших ценностей, то слушать не Шленского, а Виктора Астафьева, который и является выразителем подлинно русского менталитета.
  
   Слушайте Астафьева, попробуйте понять его, ведь он - настоящий, а не ложный ревизор: "Родная и до стону народом любимая партия и ее подручная, ополоумевшая от успехов, безнаказанности и разнузданности, советская власть в очередной раз перетряхивала страну, как старую вшивую шубу, и гнала с места на место народ, в первую голову крестьян, чтоб они не забывались, сидючи на земле и работаючи от темна до темна, что идет борьба за всеобщее счастье и при борьбе такой совсем не обязательно иметь свой дом, свое хозяйство, трудиться и детей труду учить, а надо в страхе куда-то бежать, охать, двигаться, разорять деревни, рушить храмы, жечь иконы и неугодные книги, орать на митингах и вечерами в клубах и бараках: "Все пропью, гармонь оставлю..." и "Стали, побольше бы стали, меди, железа вдвойне..."
  
   "Их табунами гнали из Забайкалья в Красноярский край, а из Красноярского края табуны пылили туда, в Забайкалье. Повезло тем, кто двигался вниз по рекам, каково было тем, кому выпало устремляться вверх по течению, в горы, в дремучую тайгу, в тундры, в степи, в пустыни?.. Но направители жизни и новой морали считали, что в движении супротив течения и есть величайший смысл, крепнет мускул и дух народа, а что ребятишек, стариков да мужиков и баб в придорожье иль в ледяные торосы на Енисее закапывают -- так без потерь борьбы не бывает, "лес рубят -- щепки летят", -- сказал мудрейший из мудрых, отец, учитель и "корихвей всех наук", как его именовали речистые пропагандисты".
  
   "Когда, как, какими головами придумано было передать эту вне своего района болтающуюся деревню, -- никому не известно, сама-то деревня с ее дурдомом, лесопилкой, блатным поселком энергетиков под бодрым названием Молодежный и двумя слизневскими, стихийно возникшими, поселками никому не нужна, а вот земли, прежде всего манские, богатые -- всем необходимы, и все ими распоряжались как хотели. В чьем только распоряжении они не перебывали, кто их не обгаживал, кто под дурнорост не пускал -- хозяина-то фактически нет. Хозяев загнали в Игарку, в Верх-Енисейские прииски, кого и еще дальше, поумертвили там, поистребили -- гуляй, свободная земля! Дурей и опускайся, родина!"
  
   Мне не поверите, что Виктор Астафьев, а никакой не хлестаков-Шленский является подинной совестью, послушайте
   Леонида Зорина: "Астафьев был одним из тех редких писателей, которые ни разу, ни одним словом не солгали".
   Марка Захарова: "Виктор Астафьев вошел в нашу культуру каким-то очень ярким явлением и таким в ней, конечно, останется. Это была громадная личность".
   И вот почему-то так получается, что чем громаднее личность, тем больше в ней любви к русскому человеку и больше боли за него. Думаю, в отношении нашего прошлого, к которому так беспощаден Шленский, следует остаться на мнении П.Чаадаева 'ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков такой, какой Бог ее дал'. В нашей истории были жестокие правители - но других история бы не выбрала. Она не смогла бы отделаться меньшим количеством жертв, чтобы у нас появился Солженицын.
   Именно Солженицын понял, что сейчас русский народ просто болеет. Шленский вот утверждает, что ему априори присущи все те мерзкие качества, которые он перечислил. Солженицын же обнаружил, что все, что происходит в России плохого - это просто болезнь:
   'Наш философ этого века Ив. А. Ильин писал, что духовная жизнь народа важней охвата его территории или даже хозяйственного богатства; выздоровление и благоденствие народа несравненно дороже всяких внешних престижных целей. Да окраины у_ж_е реально отпадают. Не ждать же нам, когда наши беженцы беспорядочно хлынут оттуда уже миллионами. Надо перестать попугайски повторять: "мы гордимся, что мы русские", "мы гордимся своей необъятной родиной", "мы гордимся...". Надо понять, что п_о_с_л_е всего того, чем мы заслуженно гордились, наш народ отдался духовной катастрофе Семнадцатого года (шире: 1915--1932), и с тех пор мы -- до жалкости не прежние, и уже нельзя в наших планах на будущее заноситься: как бы восстановить государственную мощь и внешнее величие прежней России. Наши деды и отцы, "втыкая штык в землю" во время смертной войны, дезертируя, чтобы пограбить соседей у себя дома, -- уже тогда СДЕЛАЛИ ВЫБОР за нас -- пока на одно столетие, а то, смотри, и на два. Не гордиться нам и советско германской войной, на которой мы уложили за 30 миллионов, вдесятеро гуще, чем враг, и только утвердили над собой деспотию. Не "гордиться" нам, не протягивать лапы к чужим жизням, -- а осознать свой народ в провале измождающей болезни, и молиться, чтобы послал нам Бог выздороветь, и разум действий для того. А если верно, что Россия эти десятилетия отдавала свои жизненные соки республикам, -- так и хозяйственных потерь мы от этого не понесем, только экономия физических сил'. (Как нам обустроить Россию.)
   История нашей публицистики делится на две части - до Солженицына и после. Он перекрыл прямой путь всем, кто хотел бы апеллировать непосредственно к Чаадаеву, Достоевскому, Карамзину. Непосредственно не получится - на пути стоит мощная фигура писателя, чей опыт осмысления истории 20 века оказался итогом духовного развития всей русской литературы, развертываемом в русской истории - пиком и своеобразным итогом которой стал 20 век. Без глубокого осмысления этого периода, которое было предпринято Солженицыным, понять трагическую суть русской истории невозможно. 20 век перечеркнул все идейно-ценностное и подтвердил все духовно-ценное, что было в русской литературе и философии прежде. Не скоро еще наступит то время, о котором мечтал Солженицын, но оно неизбежно именно по причинам духовным. 'Что вот уже близится и совсем недалеко время, когда все вместе великие европейские державы перестанут существовать как серьезная физическая сила; что их руководители будут идти на любые уступки за одну лишь благосклонность руководителей будущей России и даже соревноваться за эту благосклонность, лишь бы только русская пресса перестала их бранить: и что они ослабнут так, не проиграв ни единой войны, что страны объявившие себя "нейтральными", будут искать всякую возможность угодить и подыграть нам; что вечная греза о _проливах_ не осуществясь, станет однако и не нужна -- так далеко шагнет Россия в Средиземное море и в океаны; что боязнь экономических убытков и лишних административных хлопот будут аргументами против российского распространения на Запад; и даже величайшая заокеанская держава, вышедшая из двух мировых войн могучим победителем, лидером человечества и кормильцем его, вдруг проиграет войну с отдаленной маленькой азиатской страной, проявит внутреннее несогласие и духовную слабость'. (Александр Солженицын. Письмо вождям Советского Союза) Именно духовная слабость американцев будет причиной их поражения. Так думал Солженицын, и вероятно, так и задумала история. Все, что кипело в спорах, набрало температуру, достаточную для того, чтобы из хаоса мнений возникла некая упорядоченность.
   Сейчас интеллигенты меня поддержать не смогут - им стыдно, они находятся в полной уверенности, что все обвинения в адрес России - это обвинения прежде всего в их адрес. И что это они прежде всего виноваты во всей той бездуховности, которая царит сейчас в нашей стране. Но это пройдет. Комплекс вины будет сброшен, и тогда и пестанут они вилять хвостами перед ложной совестью - ревизором национальных ценностей - Шленским-Хлестаковым и обратят свои взоры на тот великий духовный потенциал, который заложен в нашем народе.
Оценка: 2.00*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Мир Карика 10. Один за всех"(ЛитРПГ) М.Устинова "Их пленница"(Любовное фэнтези) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) С.Панченко "Мгновение вечности"(Научная фантастика) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) A.Delacruz "Real-Rpg. Ледяной Форпост"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"