Чернов Александр Анатольевич: другие произведения.

Черный туман

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    При обдумывании темы показалась любопытной мысль о том, что Тьма накладывает свои отпечатки на тех, кто с ней соприкоснулся. А так как все мы очень разные, влияние Тьмы должно проявляться по-разному. В результате появился данный рассказ. Прошу отнестись к нему непредвзято и не считать очередным отпечатком Тьмы. В рассказе многое намеренно шаржировано. Мне кажется, смех убивает Тьму. Возможно, это моя ошибка. Но хочется надеяться на лучшее...


  
   Ранним весенним утром в Темный Город Дабервиль пришла беда. Никто ее не звал, а она пришла. Что делать, так бывает...
   Из гнилого болота, что находилось в двух лигах к северу от главной тюрьмы, тихо, как вор, приполз густой черный туман и окутал весь город. Через два часа туман постепенно рассеялся и исчез, но легче от этого не стало. В местах, где всегда темно и сыро, начала расти фиолетовая плесень. Она появилась на продуктах, одежде, предметах домашней утвари, даже на стенах и потолках. Там, где было сухо, светло и чисто, плесень не приживалась, но жители Темного Города не любили солнце. Простая тряпка, метла и щетка убивали плесень наповал, но горожане не привыкли к чистоте и порядку. Поэтому убытки оказались большими. Часть одежды и еды пришлось немедленно выбросить, прочая еда потеряла вкус и приобрела неприятный запах. Обозленные жители почувствовали себя очень и очень плохо. Им показалось, что черный туман навел на них порчу. Особенно негодовали стражники, охранявшие местные тюрьмы.
   В десять часов утра того же дня глава клана боевых магов генерал Симонтан призвал офицеров в свой заброшенный родовой замок, расположенный на высоком холме на северной окраине города. По такому чрезвычайному случаю пришли все.
   Учитывая серьезность возникшей ситуации, верховный маг назначил общий сбор в главном зале. Этот огромный зал сразу же поражал воображение своими размерами и богатством обстановки. Все боевые трофеи клана были заботливо размещены вдоль стен и даже под потолком. Зал служил предметом особой гордости боевых магов. Он оставался последним свидетелем уходящей эпохи, неоспоримым доказательством великого прошлого и былого могущества. Однако на смену славным прошлым делам пришли дела сегодняшние, злые и недобрые. Дабервиль стал Темным Городом и все больше уходил во Тьму. И вот теперь на смену свету солнца приполз черный туман и замарал почти весь город. И только главный зал, возвышающийся на самой вершине холма, устоял от цепких объятий тумана.
   Офицеры расселись за круглым столом, а Симонтан - высокий угрюмый маг в мрачном фиолетовом кафтане и тяжелом темном плаще, занял место главы клана. Над головой у него - герб, по правую руку - волшебная книга. У нее темный переплет, темные страницы и загадочная черная надпись на обложке. Говорят, вся сила в этой надписи, только ее никто, кроме верховного мага, прочесть не может...
   - Что-то у меня с самого утра голова раскалывается и руки трясутся, - объявил Симонтан. - И ни одно заклинание не помогает. Более того, мне кажется, что я утрачиваю свою волшебную силу. Господа офицеры, кто знает, что случилось?
   - Ваша светлость! Черный туман - вот причина наших бедствий, разрази меня гром! - подсказал капитан Кромет, зябко кутаясь в свой плащ, почти такой же, как у главы клана и большинства сидящих в зале офицеров.
   - Так точно, господин генерал, двух мнений быть не может, - подтвердил лейтенант Сирлитс, вздыхая.
   - Ненавижу туман, - процедил Симонтан сквозь зубы, болезненно морщась. - Он мне напоминает наше гнилое болото. Проклятые темные эльфы! Сколько раз я призывал их собраться и осушить эту мерзкую жижу! А им все недосуг и руки марать неохота.
   - Ваша светлость! Лучшее средство от головной боли - это топор палача, - негромко подсказал генералу его первый советник Дроместос. - И я даже знаю, какие именно темные эльфы срочно нуждаются в таком лечении.
   Офицеры одобрительно зашумели.
   - Отставить! - рявкнул Симонтан. - Если всем головы поотрубать, кто тогда работать будет?!
   - Ничего, новых научим! - с жестокой ухмылкой заявил Дроместос.
   - Ты, что ли, учить будешь? - мрачно спросил граф. - Пойди, попробуй... Эльфийское ремесло подвластно только эльфам.
   Первый советник обескуражено заткнулся. Но его тут же поддержал капитан Кромет.
   - А все-таки, господин генерал, надо проучить этих зазнаек эльфов! Ох, надо, разрази меня гром! - предложил он, со всего размаху ударив могучим кулаком по столу вместо грома. Отвратительно пустые стаканы, до этого безмолвно скучавшие на круглом столе без дела, немедленно подпрыгнули и жалобно зазвенели. - Мы свою кровь проливаем, защищаем город из последних сил, а эти бессовестные разгильдяи и лодыри боятся даже пальцем пошевелить! Болото им, видишь ли, осушить некогда! А тут у вас голова раскалывается и волшебная сила тает.
   - Ваша светлость, разрешите доложить! - напомнил о себе начальник городской стражи капитан Трайд. - Вместо топора сгодится любая городская тюрьма. Там сейчас полно свободных камер. Ваша милость славится великодушием.
   - Да будет так! - объявил верховный маг. - Господа офицеры - за дело! Действуем тихо, быстро и решительно.
   Уже к обеду все наиболее приметные темные эльфы, в том числе глава клана и оба его советника, оказались в тюрьме. Причем в разных камерах. Город опустел и притих. Остальные эльфы попрятались кто куда, их дома опустели, лавки, цеха и мастерские закрылись, а положение в городе стало еще хуже.
  
   ***
  
   Ближе к вечеру самые отчаянные эльфы тайно собрались за городом, в гнилом лесу возле гнилого болота. Лес был очень старый, дряхлый и совсем больной. Болото губило его, от растрескавшихся морщинистых стволов воняло трухлявой гнилью. Противно звенели комары, жужжали большие зеленые мухи. В темных и влажных местах росла фиолетовая плесень. Но это никого не пугало. Здесь любое дерево, каждый куст и пригорок вполне могли служить надежным укрытием и защитой, а дома даже родные стены не спасали от стражи, совершенно взбесившейся из-за черного тумана.
   Всего пришло двенадцать эльфов, из них пять сразу же отправились охранять место встречи. Главным неожиданно стал темный эльф-горбун Мерфиндель. Он был молод и пока легко нес по жизни свой горб, душа его была полна света. Но жизнь в Темном Городе ломала кого угодно. Мерфиндель оказался вынужден стать мусорщиком, хотя по призванию он был поэт и певец. Поэтому в шляпу эльф-горбун всегда втыкал несколько красивых пестрых перьев, а куртку украшал цветком, соответствующим настроению. Сегодня это была веточка лиловой сирени...
   Именно такие эльфы могли бы свернуть даже горы и изменить весь мир, если окажутся в нужном месте и в нужное время. Но гор поблизости нет, зато появилось гнилое болото. Не замечать его, увы, нельзя, оно каждую минуту напоминало о себе.
   - Что-то у меня с утра голова раскалывается и руки трясутся, - нервно объявил Мерфиндель. - А тут еще это проклятое болото воняет... Может, кто знает быстрое и надежное средство от головной боли?
   - Черный туман - вот причина всех бедствий, - немедленно подсказал толстяк Эльдеглам, помощник старшины швейного цеха, зябко кутаясь в свой темный эльфийский плащ, почти такой же, как у самого Симонтана. - Он несет Тьму, и эта Тьма раскалывает нам головы и губит души.
   - Терпеть не могу туман, - процедил Мерфиндель сквозь зубы, болезненно морщась. - От него я всегда готов блевать и кашлять. Ничего нет хуже тумана. Он мне напоминает наше гнилое болото, точно такой же мерзкий и противный. Проклятые маги - метла им в рожу! Сколько раз мы просили их собрать свой клан и помочь нам осушить эту мерзкую жижу! А им все недосуг и руки марать неохота. Черт забери! Я - мусорщик, убираю всю дрянь нашего города, тружусь в грязи, в дерьме - по самые уши. Должен быть привычен ко всему. Но болото и туман - выше моих сил! Мусор его дери, как же здесь скверно пахнет!
   Темные эльфы, постоянно перебивая друг друга, принялись возмущенно жаловаться на загубленную жизнь, протухшую еду, горькую судьбу и обнаглевшую стражу. Никто никого не слушал, все спешили выговориться, пока еще есть такая возможность. Наконец шум стал стихать. Еще минута - и все замолчали. Теперь шумели только комары и мухи.
   - Что делать будем? - вдруг негромко спросил Эллемартин, помощник старшины оружейного цеха. - Может, все-таки попробуем осушить болото сами, без помощи магов?
   Оба его ученика согласно кивнули. Эти немногословные и надежные ребята предпочитали меньше говорить и больше делать. Все три эльфийских оружейника выглядели почти как родные братья: высокие, крепкие, широкоплечие, с огрубевшими от тяжелой работы руками и лицами. Тролли - а не эльфы! Но Эллемартин был и среди них самым высоким и крепким.
   - Если начать прямо сейчас, - предложил он, - то к концу месяца здесь будет все совсем по-другому, а через год про черный туман никто и не вспомнит.
   - Одни мы вряд ли справимся, - возразил мусорщик, опять болезненно морщась. - Тут работы на весь город хватит и еще останется. Это не болото, а целое болотище!
   - Надо разобраться, в чем секрет черного тумана, - предложил, тяжело вздыхая, мэтр Мишеле, мастер точных наук. Он был темным эльфом только наполовину, кто был его отцом - никто не ведал. Может, именно поэтому мэтр Мишеле забросил старинные эльфийские ремесла и увлекся наукой. Вид он имел чрезвычайно скорбный и измученный, говорил медленно и крайне занудно, с большими паузами и тяжелыми вздохами, из чего вроде бы неопровержимо следовало, что служение истине дается ему с превеликим трудом и требует полного самоотречения. Слушать его, не прерывая, всегда ужасная мука. Когда он заканчивал свою речь, мало кто помнил, что же было в начале. Поэтому темные эльфы его почти не слушали, а он все говорил и говорил. Время шло...
   - ...Черный туман интересен как особый феномен, - между тем продолжал свои бесконечные пояснения мастер точных наук, правда, уже несколько охрипшим голосом. - Здесь нужен тщательный научный подход и всесторонний углубленный анализ данного явления. Ведь этот случай - уже не первый. Надо полагать...
   - Не надо! - прервал его Мерфиндель. - Не надо больше ничего полагать и отнимать у нас драгоценное время! Есть дела важнее. А, если вас, уважаемый мэтр Мишеле, так интересует черный туман, пожалуйста, займитесь его непосредственным изучением. Только учтите, действовать надо быстро. А не так, как в случае с волшебной книгой верховного мага. Сколько лет вы пытаетесь разгадать ее тайну? И где ответ?! - Нет ответа!
   - Прошу не перебивать! Имейте уважение к точным наукам! Я могу потерять путеводную нить моей натруженной мысли, - обиженно заявил мэтр. - Критиковать легко, ломать - не строить. Вы хотите знать тайну книги? Передайте ее мне - и все узнаете!
   - Легко сказать, - посетовал Эллемартин. - Все свои амулеты боевые маги держат под усиленной охраной. А волшебная книга - это вообще особый случай. К ней не подобраться. Клянусь молотом! Пробовали, знаем.
   - В том то и дело, - в очередной раз вздохнул мастер точных наук. - В том то и дело. Нам, ученым, надо осмотреть исследуемый объект лично, ощупать его своими руками. Вот ведь в чем закавыка...
   - Короче, мэтр, - вмешался мусорщик. - Время не ждет, болото - рядом. Пора действовать!
   - Ох, ох, ох, - вздохнул Мишеле. - Опять от науки требуют жертв. Если я не вернусь, считайте меня Магистром...
   Он опять тяжело вздохнул, медленно поднялся, взял в левую руку большой походный планшет, в правую - тяжелую трость и осторожно пошел в заданном направлении.
   - Бедняга Мишеле! - воскликнул коренастый, похожий на гнома, сапожник Тофаронд, до этого не принимавший участия в разговоре.- Боюсь, мы его больше никогда не увидим...
   - Тихо! - вдруг вскрикнул Мерфиндель и поднял вверх обе руки, скрестив их над головой. Это был условный эльфийский знак, призывавший к молчанию. Дождавшись полной тишины, мусорщик напряженно прислушался, а потом проворно залез на самое высокое дерево и внимательно изучил все подступы к болоту. Не обнаружив ничего подозрительного, эльф-горбун слез обратно и только тогда вновь заговорил, причем еле слышно, словно опытный и умелый конспиратор. - Помните, мы сейчас решаем судьбу родного города. Это наша общая тайна, кто проболтается - тот предатель, метла ему в рожу!
   - Мы это понимаем, - ответил за всех оружейник. - Клянусь своим молотом и прочим инструментом! Давай, Мерфиндель, скорее рассказывай, что ты задумал.
   - У верховного мага, как известно, есть волшебная книга, - совсем тихо, почти неслышно, прошептал эльф-горбун, и остальные темные эльфы затаили дыхание, стараясь не упустить ни единого слова. - Вся сила - в ней. Нам необходимо ее немедленно выкрасть, пока боевые маги не оправились от действия тумана, и я знаю, как это сделать. Но одному мне не справиться, нужна ваша помощь...
   Болото заговорщики покидали маленькими группами по два-три темных эльфа. Мерфиндель и Эллемартин ушли вдвоем. Всю дорогу они молчали...
  
   ***
  
   Поздним вечером те же самые эльфы встретились на опушке гнилого леса. Это место назначил их предводитель. Болото сюда пока не добралось, зато родовой замок верховного мага был почти рядом. Время тоже выбрали с особым умыслом. Солнце уже зашло, но небо все еще полыхало ярким закатным костром на западе. В этом быстро угасающем свете, по общему мнению, действительно очень удобно начинать различные темные дела: заговоры, кражи, нападения. Пока можно было без труда разглядеть даже траву под ногами и спокойно проверить то, что необходимо, но очень скоро наступит ночь и укроет все следы...
   Заговорщики очень хорошо подготовились к новой встрече и смогли раздобыть все, что требовалось для осуществления их дерзкого плана. Почти каждый сделал даже больше, чем обещал. Никто не подвел. Мерфиндель прихватил с собой настойку сон-травы, бездымный фонарь, небольшую половую тряпку и длинную метлу. Сапожник Тафаронд принес бесшумные тапочки-скороходы, Эллемартин - свой самый тяжелый молот, а его ученики-оружейники - крепкую веревку, боевые арбалеты и кинжалы. Самый ценный вклад в общее дело внес Эльдеглам. Он сумел раздобыть целых два плаща-невидимки. Это были настоящие эльфийские плащи из шелковистой переливчатой ткани. Они казались то серыми, как древесные стволы, то зелеными, как трава, то бурыми, как земля, то серебристыми, как лунный свет, и делали своих обладателей почти невидимыми. Они совсем не походили на тот ширпотреб, который Эльдеглам под видом эльфийской одежды шил для всего города. Мерфиндель и Эллемартин немедленно надели эти волшебные плащи, натянули тапочки и тут же стали практически незаметны. В вечернем сумраке можно было разглядеть только их глаза, тапочки-скороходы, бутылку с сон-травой, бездымный фонарь, половую тряпку и метлу. Немного подумав, Мерфиндель с явным сожалением отдал метлу сапожнику, а все остальные предметы спрятал под плащом, после чего их совсем не стало видно. Остальные участники заговора тоже переобулись, причем с видимым удовольствием.
   Теперь предстояло самое главное - найти начало подземного хода, ведущего к замку, и незаметно туда пробраться. Сделать это мог только мусорщик: убирая замок, он постепенно сумел разузнать многие его тайны.
   Некоторое время эльф-горбун бесшумно ходил по опушке леса, изучая известные лишь ему одному секретные ориентиры. Наконец он нашел нужное место, остановился и заухал филином. Это был условный сигнал. Прочие заговорщики подбежали к нему на голос. Ничего, кроме тапочек и глаз, они не увидели. И это было великолепно!
   - Пора! - тихонько прошептал мусорщик. - Действуем только так, как договорились, строго по плану. Не поминайте лихом!
   Мерфиндель поднял вверх обе руки, скрестив их над головой, и в свете Вечерней звезды - любимой звезды эльфов - можно было увидеть блеск белого камня у него на пальце. Немного помедлив, он опустил руки, повернулся и быстро зашагал по направлению к замку. За ним устремился Эллемартин. Остальные заговорщики остались на месте. Некоторое время они еще могли наблюдать, как мелькают в траве две пары тапочек-скороходов, но больше ничего им разглядеть не удавалось. Очень скоро исчезли даже и эти тапочки...
   Всем, кто затаился на опушке леса, теперь оставалось только как можно лучше замаскироваться и ждать...
   Тем временем Мерфиндель вполне благополучно успел добраться до подземного хода, ведущего в замок. Он проворно отодвинул в сторону почти незаметную крышку люка и тут же спрыгнул в открывшуюся яму. За ним залез и оружейник, после чего мусорщик поставил крышку люка на место, зажег бездымный фонарь и негромко произнес:
   - Итак, начало положено, мусор его дери. Теперь лучше не торопиться. Главное - не шуметь и не заблудиться. Рядом с замком стоит тюрьма, в нее отсюда тоже есть ход, но нам туда - не надо!
   Мерфиндель поднял фонарь повыше и внимательно осмотрел всю яму. В ней было сыро, темно и очень грязно. В самом дальнем углу белели чьи-то обглоданные кости, по наклонному дну сочилась мутная жижа, везде росла плесень.
   Но мусорщика это не смутило. Он никогда не боялся грязи. Осторожно ощупав ближнюю стену, эльф-горбун просунул пальцы в едва заметную щель и резко нажал. Щель понемногу стала расширяться.
   - Помоги! - выдохнул Мерфиндель, задыхаясь от напряжения.
   Оружейник тоже навалился на раздвигающуюся щель, и вдвоем они постепенно открыли проход в нужную сторону. Этот лаз оказался весьма невысоким и довольно узким. Двигаться по нему можно было, но только очень медленно. Риск удариться о выступ или оступиться был очень велик.
   - Идем! - сказал мусорщик. - Ниже голову! Смотри в оба!
   Минут через десять они дошли до развилки, там эльф-горбун уверенно повернул налево. Так они продвигались еще минут пятнадцать, пока не дошли до широкой ниши, откуда доносилось унылое звяканье железа и тянуло затхлым смрадом.
   - Стоп! - приказал Мерфиндель. - Дальше идти смертельно опасно!
   - Как же быть? - растерялся Эллемартин.- Ведь мы должны добыть волшебную книгу!
   - Есть тут у меня одна чудесная палочка-выручалочка, - загадочно произнес мусорщик и решительно полез в дышавшую смрадом нишу. Оттуда он очень быстро, будто за ним гнались, выскочил обратно, правда, уже с добычей. В левой руке он сжимал новую метлу, которая была даже немного длиннее, чем та, что осталась ночевать в гнилом лесу. Вдруг в нише кто-то взвыл дурным голосом, застонал и загремел железом о железо.
   - Что это? - спросил оружейник. - Неужели настоящее привидение?
   - Так точно, это бедняга Жан. Местная достопримечательность. Говорят, когда-то он был довольно симпатичным, хотя и недалеким юношей, но однажды пал жертвой несчастной любви. Теперь обитает в этом подземелье. Никто его, правда, не видел, но слышали довольно многие. Бедный мальчик!
   - Да, не повезло бедняге...
   - Идем, здесь нельзя задерживаться. Возьми фонарь, он мне теперь мешает.
   - Подожди, но ведь там опасность!
   - Ничего, не волнуйся, я уже принял меры предосторожности. Крепче держи фонарь, не урони!
   И Мерфиндель осторожно пошел дальше, медленно, но верно продвигаясь вперед по постепенно расширяющемуся лазу и проверяя дальнейшую дорогу частыми постукиваниями метлы. Сейчас он очень походил на слепого, хотя и был зрячим.
   Прошло еще несколько минут, наполненных тревожным ожиданием приближающейся угрозы. И вдруг мусорщик резко остановился и даже немного отступил назад, потянув за собой и оружейника. И тут же прямо перед заговорщиками упала тяжелая плита.
   - Что ж, одна ловушка раскрыта, теперь можно вздохнуть чуть спокойнее и поблагодарить мою славную метелочку, - спокойно сообщил Мерфиндель и перелез через плиту.
   Вдруг земля под ним провалилась, и он, коротко вскрикнув, вместе с метлой полетел куда-то вниз. Оружейник охнул и склонился над образовавшимся провалом, осветив его фонарем. Дна он, естественно, не увидел. Зато на глубине примерно в два метра обнаружил своего чудом уцелевшего друга, повисшего над бездной. Мусорщика опять спасла его верная метла. Она застряла, упершись в два довольно больших выступа, необычайно удачно расположенных на противоположных стенах провала.
   Вытащить мусорщика удалось не сразу, но все-таки удалось. Помогла прочная эльфийская веревка, которую Эллемартин предусмотрительно прихватил с собой, обмотав под плащом-невидимкой вокруг пояса.
   Немного передохнув и отдышавшись, друзья продолжили свой нелегкий путь по подземному лазу. К счастью, ловушек больше не оказалась. Преодолев еще две развилки, Мерфиндель внезапно резко остановился, огляделся по сторонам и тихонько прошептал:
   - Ну что ж, вот мы уже почти у цели. Здесь разделимся, дальше я должен идти один. Иначе нельзя. В замке полно магов, нас могут услышать. А там, где двое - тишина умирает. Вдвоем хорошо нападать, но трудно скрыться... Прошу, жди меня тут, на этом самом месте. Никуда не уходи - заблудишься.
   Мусорщик разулся, поднял руки к потолку и осторожно отодвинул крышку очередного люка. Оружейник безмолвно помог ему пролезть сквозь отверстие в потолке и остался ждать. А Мерфиндель очень тихо закрыл люк и пошел дальше. Замок спал, света почти не было, и эльфийский плащ надежно укрыл заговорщика. Даже часовые его не заметили.
   Только через пять часов эльф-горбун вернулся обратно к оружейнику.
   - Где книга? - чуть слышно спросил Эллемартин.- Почему ты вернулся с пустыми руками?
   - Я не смог ее украсть, - так же тихо ответил Мерфиндель. - Что-то меня остановило, не могу понять, что именно. Может - стыд, может - совесть, может - гордость. Все-таки я - эльф, пусть даже и темный...
   - Понимаю, - сказал оружейник. - Твоя душа по-прежнему светла и не способна к низким поступкам. Береги ее...
   - Пойдем назад, - вздохнул мусорщик.- Скоро рассвет, нам пора возвращаться.
   Незадачливые заговорщики отправились в обратную дорогу, путь их был уныл и труден. Наконец они выбрались на опушку гнилого леса. Там их терпеливо ожидали остальные участники заговора. Опять те же вопросы и те же ответы. Далее - долгое молчание...
   Затем темные эльфы разбрелись на маленькие группы и скрылись в заранее заготовленных на случай неудачи убежищах. Кошмарная ночь уже почти закончилась...
   Отсиживаясь в укрытии, эльф-горбун написал очень грустные стихи. Вот они:
   Живу в тоске от глупостей смешных,
   От лишних встреч, холодных и ненужных,
   И на прожженных мною днях пустых
   Так много пятен пепла равнодушных...
   Прожитый день уже не воротить -
   Он исчезает в сумраке страданий,
   И рвется только начатая нить
   Надрывных вздохов и слепых мечтаний.
   Над серым трупом умерших лесов,
   Над опустевшим местом встреч бесплодных
   Клубится серость дыма от костров
   Давно засохших листьев прошлогодних.
   На города раздувшийся волдырь,
   На леса труп, на блеклость небосвода -
   На все ложится толстым слоем пыль,
   Следы друзей скрывая год за годом...
  
   ***
  
   На следующее утро в Темный Город Дабервиль опять приполз черный туман, но это уже совершенно никого не волновало. Лавки, цеха и мастерские по-прежнему были закрыты, почти никто не работал. Даже на фиолетовую плесень мало кто обращал внимание. Боевые маги тоже стали пренебрегать своими обязанностями, но наиболее гадкие новости были еще впереди...
   В восемь часов утра стало известно, что верховный маг найден мертвым в своей постели, а его первый советник Дроместос ночью бежал неизвестно куда. Врачи говорили, что Симонтан умер из-за того, что слишком долго дышал настоем сон-травы. В это мало кто верил. Начальник стражи немедленно объявил себя новым главой клана, капитан Кромет сделал то же самое.
   Следующую крайне мерзкую новость жители узнали только ближе к обеду: бесследно исчезла волшебная книга. Но далее стало еще хуже, события нарастали...
   Вечером того же дня к Дабервилю подошел большой отряд орков и без помех с ходу захватил весь город. Ошеломленные горожане, поглощенные внутренними раздорами, жестокой борьбой кланов и медленным погружением во Тьму, увы, не смогли оказать достойного сопротивления. Вместе с орками вернулся и предатель Дроместос, вновь ставший первым советником. Только теперь он служил новым хозяевам. Многие горожане заметили, что волшебная книга оказалась в руках у этого беспринципного негодяя.
   В тюрьмах не осталось ни одного свободного места. Вчерашние противники, боевые маги и темные эльфы, встретились в общих камерах и вынужденно признали, как глубоко они заблуждались, считая, что нет худшего врага, чем сосед из чужого клана. Только в тюрьме им удалось понять свою главную ошибку: если постоянно искать врагов в родном городе и мстить друг другу, настоящий враг появится очень быстро и легко добьется победы.
  
   ***
  
   Мэтр Мишеле пробыл на гнилом болоте целую неделю, не отлучаясь ни на минуту. Он даже спал там же, а еду и воду ему регулярно приносили помощники. Вернувшись, мэтр не узнал родной город и ужаснулся.
   - Что я вижу?! - воскликнул потрясенный ученый в отчаянии. - Что здесь происходит?!
   - Пришла беда, откуда не ждали, - невнятно объяснил ему сапожник Тафаронд и как можно быстрее отвел в укромное место. Там уже скрывались Мерфиндель и Эллемартин. Они рассказали ученому о том, что случилось.
   - Не может быть! Не верю своим ушам! - взволнованно объявил Мишеле, с трудом дослушав жуткий рассказ. - Какая жестокость! Какой беспробудный кошмар! Я так спешил и все-таки пришел слишком поздно! Опять мои знания останутся невостребованными! А ведь я раскрыл секрет черного тумана!
   - Не переживайте, уважаемый Мишеле, - успокоил его Мерфиндель.- Ваш труд не напрасен. Мы обязательно используем на благо Дабервиля все, что вам удалось обнаружить.
   - Знаете, мэтр, - заметил оружейник, - у нашего города есть еще одна тайна. Гораздо важнее, намного серьезнее...
   - Новая тайна? - переспросил ученый. - Очень интересно. Расскажите ее, пожалуйста, если можно. Познание тайн - моя профессия.
   - Это чрезвычайно простая тайна, всего пара фраз. Жаль, что про нее все так легко забыли. В ней - спасение Дабервиля. Вот она: главное - победить мрак в себе, в собственной душе. Светлые души сильнее черного тумана!
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"