Черныш Александр Тимофеевич: другие произведения.

Не только о себе (окончание)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Окончание книги "Не только о себе"

  Там нам неожиданно преподала урок смотрительница музея, которая стала расспрашивать - что же мы увидели и что запомнили? Она так интересно рассказала о некоторых произведениях, что мне стало стыдно оттого, что я этого не знал. А вахтёр музея удивил нас стихами об искусстве и мы дружно ему аплодировали. Из музея Тропинина мы пошли, опять-таки пешком, в новую Третьяковку. Огромное здание с высокими потолками показалось мне полупустым. С удовольствием посмотрели залы советской живописи, которой оказалось не очень много, а больше было авангардных работ с 20-х годов прошлого века. Студентам такая живопись не понравилась, хотя у чёрного квадрата Малевича сфотографировались.
  В одном большом зале мы увидели выставку необычных картин: в каждой картине был выделен формат как бы новой картины. Или наоборот - повторена картина Ф. Васильева "Мокрый луг", а полотно дальше расширило эту картину. Автор - Н. Касаткин. Я прочитал буклет к выставке и понял, что этот художник был моим рецензентом в Заочном Народном университете искусств им. Крупской, куда я отсылал свои этюды и рисунки в далёком 1963-ем году. Я написал об этом в книге отзывов.
  Поскольку цены на обед в новой Третьяковке нам показались очень большими, мы поехали обедать к Шилову. Там же рядом зашли в музей Рерихов, но там было больше философий и космоса, чем живописи, и девчатам не очень понравилось. В целом поездка получилась очень насыщенной и плодотворной, на мой взгляд.
  В бытность заведующим отделением, прежде, чем везти студентов на музейную практику, я каждый год возил их в Саратовский художественный музей имени А.Н. Радищева. Увы, сейчас об этом, кажется забыли.
  
  Опять приближалась защита. Ани Давидовна Назаренко выпускала первый раз, очень волновалась, и я старался помочь ей и, соответственно, студентам. Большую тревогу вызывали четверокурсницы. Татьяна Иваничкина, у которой старшая дочь уже училась в нашем же колледже, конечно, была серьёзна и сосредоточена, но... она была беременна третьим ребёнком, и часто лежала в больнице, чтобы сохранить ребёнка. Тему она выбрала близкую ей - семейную, сельскую. Похожую тему выбрала Лена Булатова, а Люся Колотырина, в прошлом дипломант нашего конкурса для детей "Родные просторы", ре-шила защищаться на серии пейзажей. Увы, она по уровню живописи стояла далеко и от Ани Назаренко, и от Даши Вдовиной.
  На пятом курсе было интереснее: Дима Лаврентьев очень экспансивный, выбрал тему себе под стать - танец, причём не классический, как в своё время Кристина Кириенко, а зажигательный народный. После защиты его картину повесили в репетиционном классе хореографического отделения.
  Ирина Данилова захотела показать современность через шарлатанку, "предсказывающую" будущее. Разработала 2 варианта: на одном молодая экстравагантно одетая дама морочит голову женщине средних лет - как будто обещает вернуть мужа. В другом варианте наоборот, старая гадалка обещает молодухе приворожить любимого. По живописи было хорошо, но смысл мне не очень нравился, а Ани Давидовна не решалась спорить с более взрослой студенткой.
  При утверждении тем Валерий Апин, которого мы снова при-гласили на роль председателя ГАК, отсоветовал показывать шарлатанку, и обратил внимание на этюд, который Ирина написала со своей бабушки. Мы дружно пришли к мнению, что лучше показать, что к бабушке приехала внучка из города. В результате у Иры получилась одна из лучших картин за время существования нашего отделения.
   Так совпало, что Эльмира Муканова и Марина Рябова взяли схожие темы - ночь накануне Купалы. Но подход оказался различный: Эля показала опускание девушками в реку венков со свечами в ожидании радости от будущей встречи с суженым. Картина получилась очень хорошая, с таинственно-праздничным настроением. Марина написала одинокую девичью фигуру, стоящую в воде с венком, а мимо неё плывёт венок другой девушки. Видно, что настроение у девушки не праздничное. Наверное, она уже однажды пережила разочарование, и сомневается - пускать или не пускать венок.
  Христина Фомина, приехавшая к нам из Астрахани, очень набожная, во время учёбы с трудом выдерживала мои шутки в адрес религии. И тему она взяла религиозную - сначала натюрморт с иконами и какими-то церковными атрибутами, а потом решили, что она напишет интерьер католической церкви, в общежитии которой она жила все годы учёбы. Училась она слабо, соответственно получилась и дипломная картина.
  На защите я был в роли рецензента у пятикурсников, и Валерий Апин сказал, что удивлён достаточно глубоким анализом картин, который я делал.
  Глава 44
  
  Осенью я опять отказался от заведования отделением, и назначили Н. Варламову. Лена Шибаева проработала только год, не имела категории, а Ани Назаренко работает совместителем и переходить в колледж на постоянную работу не хочет, потому что тогда ей вряд ли дадут часы в художественной школе. Из педнагрузки я попросил оставить мне только одну ставку: композицию с руководством дипломниками и методику обучения с педпрактикой на четвёртом курсе. От методики на третьем курсе я отказался, чтобы не слишком нервничать на старости лет. На первом курсе взял мои привычные предметы: технологию живописи и перспективу, и уже в сентябре провёл открытый урок по перспективе.
  На работу я ходил три дня в неделю. Появилось свободное время, стал чаще браться за кисти. Каждое лето я заготавливаю в гараже подрамники, а зимой остаётся натягивать и грунтовать холстики.
  На первый курс набрали аж 9 человек, из которых трое учились на платной основе - те, кто не набрал баллы, и стал "сверхнормативным". Это новшество ввели в колледже с предыдущего года, и у нас уже был один студент-платник. Из этих первокурсников, правда, одна ушла во втором семестре "потому что трудно", а вторая после окончания первого курса. Она параллельно училась в юридическом институте, закончила его, и ушла работать. Одну девушку - Вику Ботову, приехавшую из Казахстана, и учившуюся на платной основе, после первого курса перевели на бюджетную основу, т.к. она работала хорошо, и первый курс закончила с пятёрками.
  С четвёртым курсом, которых я возил в Москву, у меня сложились очень хорошие отношения - они напоминали мне группу Жанны Нагумановой или Мурата Муратова. Всегда участвовали во внеурочных мероприятиях, выступали на сцене, ходили на все выставки... Только Алина Капустина всегда была очень сдержана, молчалива и неулыбчива. Я вёл у них композицию.
  В конце ноября начиналась очередная педпрактика. По календарно-тематическому плану А.Д. Назаренко, к которой мы должны были идти, я составил план проведения практики, и все студенты заранее знали: кто - когда проводит какой урок и по какой теме. Они очень старались, грубых ошибок не было. Когда Саша Кондратьев провёл урок, девочки даже расстроились, узнав, что он больше не будет вести у них уроки. Мне, конечно, было трудновато - каждый день с утра - уроки на первом курсе и консультации к урокам, после обеда, до шести вечера - пробные уроки студентов и анализ их уроков. В целом, практика прошла успешно, девочки очень старались...
  
  30-го января пришла грустная новость: скончалась Алёшина мама - Катина свекровь. Она была старше мужа на 4 года. Очень подвижная при жизни, хлопотливая, много помогала Кате с Лёшей поднимать мальчишек. Но... все мы смертны. Ей было 77 лет. Владимир Михайлович остался один, и на Катины плечи легла ещё одна забота - готовить ему обеды, стирать.
  
  Летом 2015-го защитила диплом Любаша. К этому времени СГСЭУ сделали филиалом Московского социально-экономического университета имени Г.В. Плеханова, и наш "филиал от филиала" приказал долго жить, т.е. закрылся. Защищаться ей пришлось в Саратове. После защиты она почти полгода искала работу, чуть не плакала: "Неужели я с красным дипломом нигде не нужна?". В декабре она нашла работу в Энгельсе на кирпичном заводе. Радовало, что по специальности, в бухгалтерии, хоть и без опыта. Сначала она жила у сводной се-стры Жени, с которой очень подружились, потом сняла квартиру у сотрудницы этого же завода. Вскоре ей дали возможность сдать экзамен на 2-ю квалификационную категорию, зарплата подросла. Через год мы с Лидой собрали часть своих "похоронных" средств и дали ей на первый взнос в ипотеку. Ещё через полтора года Любаша получила ключи от однокомнатной квартиры. Конечно, с большими недоделками....
  
  Осенью позвонила С. В. Жукова и предложила Лиде принять участие в областном слёте женщин. Но обязательно с выставкой картин. Мы подумали и согласились. Я конечно, поехал с ней и со всеми делегатками. Во дворце культуры "Мир" на 3-й Дачной, где проходил слёт, поставили столы, и участницы слёта разложили то, что они могли и хотели показать . Мы расставили на таком столе три картины и положили ещё четыре. Ждём - губернатор придёт посмотреть. Незадолго до начала появился В. Радаев. Обходил столы, пробовал кулинарию, хвалил. Подошёл к нам, стал расспрашивать - какие места на картинах. Лида объяснила, что все пейзажи марксовские, кроме одного - "Вишнёвый сад осенью" написан в Хвалынском районе возле села Алексеевка. Он оживился: я там бываю, знаю это место. Только отошёл, как к нам подкатила председатель "Союза женщин" В.М. Боброва: "Надо подарить картину! Вот эту, с вишнёвым садом". Ну, конечно, наш губернатор не очень богат, и не может себе позволить роскошь - отдать 4000 рублей за картину провинциального художника. Когда мы догнали Радаева и отдали ему картину, он заулыбался: "Я повешу её в своей приёмной". Хотелось бы увидеть....
  
  Году в 2014-м или 15-м я зарегистрировался в социальной сети "Фейсбук", и, как и в "Одноклассниках", поместил фотографии своих работ. Кто-то отмечал, как понравившиеся, но мало, меньше, чем в Одноклассниках. Так получилось, что именно в Фейсбуке я напросился в друзья к Константину Васильевичу Худякову, который в последние годы был председателем ГАК в Боголюбовском училище. Член президиума Академии художеств России, "правая рука" Зураба Церетели, он создал новый - Творческий союз художников России, в котором объединил художников и фотографов. Я обратился к нему с просьбой посмотреть мои работы в Фейсбуке, и ответить - могу ли я рассчитывать на приём в Творческий союз художников? Через некоторое время он написал мне, что работы хорошие, и дал теле-фон своей помощницы в поволжском отделении Академии художеств России в Боголюбовке - Светланы Андреевны Кузнецовой. Я позвонил ей, она дала телефон председателя саратовского отделения ТСХР Сергея Кармеева. Созвонившись с ним, договорились, что я приеду в Саратов, принесу паспорт, деньги за вступительный и годовой взнос. Встретились возле цирка, дошли до кинотеатра "Пионер", и он выписал мне членский билет и книжку уплаты взносов. Вот так, за неделю до 70-летнего юбилея я стал членом ТСХР.
  В марте исполнялось 70 лет. Для музея я подготовил выставку линогравюр. Как-то опять потянуло на эту работу, и всю осень я резал новые гравюры. Перебрал старые гравюры, что-то напечатал снова. Набралось 70 штук. Выставку назвал "Мир чёрно-белый, мир цветной". На своём принтере напечатал 10 альбомов репродукций с этих гравюр, а в училище мне переплели их. В колледже тоже устроил выставку в зале - живопись. 30 работ, в основном новые.
  На уроках методики в теме внеклассная работа дал задание подготовить сценарий какого-то внеклассного мероприятия. Ане Стороженко досталась встреча с художником по типу "Линия жиз-ни" на канале "Культура". Она подготовила сценарий с вопросами, но мне не показала, сказав, что сдаст после моего дня рождения. 3-го марта коллеги устроили общий классный час в честь моего юбилея, но новая завуч по внеклассной работе Наталья Царёва, бывшая моя ученица по первой школе, вместо сценария Ани Стороженко устроила сиропное чествование. А вот в мастерской студенты повесили замечательный шарж, который нарисовала второкурсница Вероника Калачёва.
  На следующий день было открытие выставки в музее. Я даже не ожидал, что придёт столько людей. Бывший мэр города Н.Д. Цыганок, В.К. Колесняк, с которым работали на заводе и в вечернем техникуме, с женой Асей. Приехали супруги Шишкины из Баскатовки, А. М Гридчин, который через своего брата помог спасти Лиду, А. А. Дьякова, С.К. Макменёва, с которыми работали в первой школе. Евгений Васильевич Сучков привёл группу студентов из техникума, ну и конечно, наши... Для многих этот вид искусства был вообще незнаком. Поздравления, цветы... Ваня снял всё это на видео моим фотоаппаратом.
  Завершилось седьмое десятилетие моей жизни - солидный возраст по... литературным меркам.
  
  К началу последнего семестра все более-менее определились с темами дипломных работ. С Дашей Жильцовой - самой сильной в живописи решили писать портрет ветерана Великой Отечественной войны, бывшего учителя и заведующего районо Григория Давидовича Соснера. Ему было уже 95 лет, но он ещё достаточно бодр, был членом президиума районного Совета ветеранов, и посещал разные торжественные мероприятия. Поскольку в таком возрасте позировать долго очень трудно, мы разрешили Даше использовать фотографии. Созвонившись с ветераном, мы пришли к нему домой, и Даша стала его фотографировать. Получалось всё натянуто и немного неестест-венно. Потом мы с Григорием Давидовичем стали разговаривать о прошлом, он помнил моего отца, стал показывать старые фотографии, а Даша в это время щёлкала своим аппаратом. Фотографий набралось достаточно много, открылся фронт работы для дипломницы.
   Дина Хисамова тоже хотела защищаться на портрете, только своего деда. Она говорила, что дед характером похож на меня, часто критикует её работы, а сам большой мастер в изготовлении разных поделок. Любит рыбалку. Весной я отпустил её в село к деду, и она привезла хорошие этюды.
  Настя Феоктистова не сразу определилась, и я вспомнил её хорошую работу с третьего курса - "Строители". Она перекомпоновала ситуацию и стала работать над этюдами на строительстве цирковой школы в нашем городе.
  Аня Стороженко после работы над литературной темой решила продолжить иллюстрации к повести М. Горького "Мать". Я допустил ошибку, разрешив ей делать четыре иллюстрации, хотя у неё уже были две подобные, написанные на третьем курсе. Работы получились мелковаты. Можно было бы оставить на диплом лишь две, но покрупнее, и в комплексе с предыдущими была бы неплохая серия.
  Алина тоже быстро определилась с темой: ребёнка забирают из детского дома в семью. После некоторых колебаний между уличной ситуацией и интерьером остановились всё-таки на уличном варианте.
  Кондратьев Саша был слабоват в живописи, и мы не могли решить - натюрморт или пейзаж, но, в конце концов, нашли для него приемлемый вариант - художник на веранде сидит перед чистым холстом, размышляя - что писать? Чтобы ему не мучиться, художника посадили спиной к зрителю. Веранда, пейзаж за ней, букет сирени на перилах веранды - собрали почти все жанры. Надо сказать, что Саша работал самостоятельно, внимательно слушая мои подсказки. Лишь в кустах сирени я сделал несколько мазков, поправив слегка цвет сирени.
  Проблемы были с Кристиной Диппель. Она хотела написать несколько портретов однокурсниц, но не хватало умения. Мы пришли к сюжету, в котором художник пишет портрет пианиста. В это время у неё был роман со студентом фортепианного отделения, и мы решили, что именно его она напишет по принципу "картина в картине" - как видели в Москве на работах Н. Касаткина.
   С переходом на новый стандарт снова ввели Госэкзамен по дисциплинам, связанным с квалификацией "преподаватель". Пер-вый выпуск по методике готовила Н. Варламова, которой я отдал в своё время группу Булатовой и Колотыриной. Теперь же, ответственность за этот экзамен в части Методики обучения лежала на мне. Пришлось заново объяснять, напоминать учебный материал за два года. Буквально под диктовку писали "шпаргалки", которыми потом пользоваться было нельзя, но они помогали лучше запоминать материал.
  За этот экзамен только Кондратьев получил четвёрку - слишком лаконично отвечал, остальные - пятёрки.
  Защиту в том году я предложил проводить в концертном зале. До этого она проходила в учебной мастерской, и для зрителей и "болельщиков" было мало места. В зале свободно размещались зрители, мольберты и стенды с картинами и этюдами дипломников поставили на сцену, и всем было хорошо видно. Смена представляемых дипломником материалов всегда сложна, поэтому обычно делать это помогают студенты следующего курса. По моему знаку, они вставали с первого ряда и уносили работы защитившегося за кулисы, а однокурсники выносили работы следующего защищающегося. Всё прошло очень организованно и чётко.
  
   Моя "Лебединая песня" - выпускники 2016г
  
  Вскоре после защиты Алёна Ивановна Морозова собрала некоторых преподавателей и сказала, что вышел стандарт на профессию преподавателя. Там написано, что если в дипломе нет слова "преподаватель" или написана не та специальность, то человек не имеет права преподавать тот или иной предмет. Я понял, в какой мере это относится ко мне, и написал заявление об увольнении. Однако Алёна Ивановна не подписала его и сказала, что они с директором колледжа Н.Н. Скворцовой договорились, что мне разрешат поработать ещё год. Я спросил: "Зачем? Ведь я ещё в 2014 году говорил, что не могу здесь преподавать без художественного образования. Да и пришёл-то я сюда на перспективу и черчение...". "Мы учли все Ваши регалии...".
  
  Глава 45
  
  Весной Свету пригласили в 3-ю школу преподавать информатику. Поскольку СГСЭУ стал филиалом Московского института им. Г.В. Плеханова, наш "филиал от филиала" стал умирать, тем более, что после смерти основателя В.А. Иванова стоящих руководителей не было. Света сообразила, что, если она вовремя не найдёт работу вне филиала, она останется "на бобах", и пошла работать в школу в марте, дорабатывая в институте инженером по обслуживанию компьютеров.
   Ещё весной я уговаривал Лиду съездить летом в Петербург - ведь она ни разу не была там именно летом. Пришло время - взял билеты, заказал хостел и даже экскурсию в Царское село. Вдруг позвонила Аня Назаренко и спросила - идём ли мы на встречу выпускников. Такие две встречи уже проходили в два предыдущих года. Я ответил, что мы толком и не знаем - нас официально никто и не оповещал. Тем не менее, 2-го июля решили поехать в кафе на Волге, хотя бы повидаться с приехавшими. Заехали к Свете. Во дворе у неё на цепи пёс Кузька, которого она подобрала щеночком возле нашего подъезда. Обычно я привозил ему и остальным Светиным зверушкам кухонные остатки, а в этот раз - с пустыми руками. Кузя стоял передо мной и очень мрачно смотрел на мои пустые руки. Я решил "загладить вину" и погладить его. И вдруг этот "друг" укусил меня за руку, достаточно сильно. Потекла кровь, мои женщины закричали, запаниковали. Любаша принесла йод, вату и бинт, замотали руку, стали звонить в "скорую". Немного подождав, я плюнул и поехал своим ходом сначала в пункт скорой помощи, а потом в больницу. Хирург - кавказец или узбек, к которому направили из приёмной, ворчал: "сколко вас сэгодна на мою голову". Медсестра промыла руку, чем-то смазала, забинтовала, сделала укол и отпустила, расспросив, какая собака и где. Никто ничего не объяснил - что делать, только сказали, когда приходить на уколы от бешенства. Приближался день отъезда в Питер, а у меня забинтованная рука, от которой стало попахивать какой-то гнилью. Придя за очередным уколом, я остановил в коридоре молодого врача со шрамом на лице и попросил его посмотреть мою руку. Он разбинтовал и ахнул - "да у вас гангрена начинается". Я сказал, что у нас через день билеты в Петербург. "Какой Петербург? У Вас там раздует руку от влажности, придётся потом по локоть отрезать! Выбирайте - рука или Петербург". Пришлось в этот же день сдать билеты и написать в хостел по электронной почте, что случилось несчастье, и мы не приедем. Через несколько дней мне прислали часть денег за хостел. За экскурсию в Царское село деньги не вернули.
  Несколько дней я ходил к этому доктору. Он вычистил у меня рану, обрезал почерневшие куски кожи вокруг и разрезал кожу от верхней части раны к нижней - следы от Кузькиных клыков - чтобы окончательно вычистить оттуда всю гниль. На прощанье я подарил ему зимний пейзаж, а его помощнику-медбрату - небольшой этюд.
  
  15-го июля после обеда я почувствовал какую-то тяжесть в груди. Я пососал таблетку нитроглицерина, но боль становилась всё сильнее, давила так, что грозила разорвать грудную клетку. Я вспомнил слова брата Володи о загрудинной боли перед инфарктом, и попросил Лиду вызвать скорую помощь. Как она напугалась! И номер забыла. Минут через 10 приехала "скорая". Укол, таблетка... минут через пять стало легче, но фельдшер позвонила куда-то и ещё через несколько минут привезли прибор и сняли кардиограмму. "Собирайтесь, поедем в больницу". Пока ехали в больницу, я рассказывал анекдоты и хохотали все вместе. Там снова сделали кардиограмму и врач сказала: "Мы вас отправляем в Энгельс". Я возмутился - мне на перевязку надо! "Без разговоров, у Вас предынфарктное состояние". Я позвонил Лиде, думая, что мне дадут возможность собрать самое не-обходимое для больницы, но... через 10 минут меня "загнали" в машину, затолкали носилки с ещё одним сердечником и поехали. Я хоть сидел, а бедняга "коллега" лежал на жёстких носилках и, лёжа, прыгал на кочках наших дорог.
  Во второй городской больнице - снова кардиограмма, уколы, капельницы, таблетки и т.д. и т.п. На следующий день приехала Любаша, привезла тарелку, ложку, лёгкую пижаму, а также бинт для руки.
  Одна из медсестёр, увидев мои перевязки на укушенной руке, сказала, что когда-то работала в хирургии, в гнойной перевязочной. Там они открытые раны засыпали сахаром. Я позвонил Лиде, и Света привезла мне килограмм сахара. Сосед по палате, бывший взрывник, строивший судоходные и оросительные каналы, рассказал, что тоже видел, как открытую рану хирург в какой-то больнице засыпал сахаром. Я стал чередовать перевязки - вечером с сахаром, утром с левомиколем. Достаточно быстро рана затянулась сухой плёночкой, а к выписке почти затянулась. Через 10 дней, 25-го июля меня выписали. На следующий день я немного повозился возле гаража с травкой, а 27-го опять меня "прижало". Снова пришлось вызывать скорую, и снова приехала та же фельдшер, но на этот раз я отказался ехать в больницу, подписав какую-то бумагу.
  
  Вот так, на тревожной ноте проходило лето 2016-го года. В августе я снова попытался уволиться, но А.И. Морозова настаивала, чтобы я остался. Олег Александрович Кирдиянов, работающий с Ваней сказал, что ему нужна новая труба. Я подумал и решил остаться с нагрузкой не больше полставки. В последний раз я расписал педнагрузку себе и коллегам, написал пожелание по своему расписанию. Оксана Борисовна так и сделала. Я работал два дня в неделю. 4 часа композиции, по 2 часа - технология и перспектива на первом курсе. Третьекурсницы, которые ещё на втором курсе слушали, как я объясняю методику обучения, упросили меня взять их на этот предмет. Так по-лучилось 10 часов в первом семестре, и 8 часов во втором.
  С третьим курсом в основном, сложились хорошие отношения. Они слушали, буквально разинув рот. Я старался как можно больше приводить примеров из своей практики, из педпрактики студентов. Поскольку мы с Лидой написали ещё лет семь назад учебник по методике, то конспектировать, писать под диктовку, я не заставлял. Кроме того, я загружал их, как и предшественников, самостоятельными работами, разработками - чтобы думали.
  Первый курс оказался неровным. Из семи студентов 2 человека более-менее понимающие и способные, трое - так себе, и двое - слабенькие. Выговаривая им за лень и неприлежание, я, как всегда шутил, иногда остро. Может быть, поэтому они и сейчас, увидев меня, кидаются на шею.
  
  В середине сентября мне позвонил начальник отдела по социальной поддержке населения Михаил Юрьевич Копылов - сын того самого Юры, который в детстве спас меня от утопления. Он сказал, что нас с Лидой, как ветеранов приглашают в оздоровительный лагерь "Ровесник" на двухдневное мероприятие "Серебряный возраст". Я спросил - сделать выставку? Можно и выставку, но главное - отдохнуть. Я подготовил около сотни наших картин, за мной прислали машину, отвезли в лагерь. После того, как развесил, отвезли домой. На следующий день М. Копылов опять прислал за нами машину. Там можно было отдыхать с двумя ночёвками, но мы отказались, поэтому, вечером нас опять отвезли домой. На следующий день мы поехали на своей машине, чтобы никого не беспокоить.
   Было интересно, много всяких мероприятий, игр, викторин. На вечере танцев мы с Лидой, как всегда, пару раз станцевали вальс, а когда объявили "дамский танец", меня пригласила дама, которая перед этим выступала с партнёром с показательными танцами. Я стал отказываться, но она не отступала. Пришлось выйти на танец. Увы, наши движения не совпадали - она танцевала классический вальс, а я - деревенский. Оттоптав ей ноги, я извинился, и в середине танца ушёл к Лиде.
  Днём мы вышли с территории лагеря и пошли гулять в лес, прихватив по привычке бумагу и карандаши. Нашли дорожку, идущую вокруг лагеря, углубились в лес. Дорога стала уже, её перегородило упавшее дерево. Перелезли через него, прошли дальше и вышли к Волге. Замечательный вид: свинцово-серая вода под тучками, тёмный, начинающий желтеть лес. Через 3 года я по тому наброску написал небольшую картину.
  На прощание руководство Газпрома, которому принадлежит лагерь, сделало всем ветеранам подарки - тёплые, но лёгкие одеяла. На костёр, как в пионерском возрасте мы не остались, а на следующий день я забрал выставку. Правда, одну Лидину картину - "Маки" купил её бывший земляк из Калининска, бывший депутат областного совета. А одно одеяло забрала Любашка.
  
  В конце зимы, гуляя с Лидой по проспекту, встретили молодых девушек, которые обратились с просьбой помочь деньгами больному ребёнку. Я подумал, и предложил: я дам картину, а вы её продайте - это и будет наша помощь. Они отказались, а позже блогер Ксения Юрьевна Чернова написала в "Одноклассниках", что собирают деньги на операцию 3-хлетнему мальчику, который не может ходить. Я написал ей, что предлагаю картину для продажи в пользу этого мальчика. Она ответила, что может разыграть картину в лотерею, что и сделала. Собрали около 26000 рублей. Дама, выигравшая эту картину, решила передать её семье малыша.
  Летом ко мне обратилась моя бывшая ученица Наташа Муравьёва (теперь Титаренко), которая ходила в студию С. Матвиенко. Она написала, что ей предстоит серьёзная операция, и попросила помочь собрать деньги - 30000 руб. я обратился опять к Черновой, и снова разыграли мою картину. Собрали меньше - 10000. Я поехал к Николаю Ивановичу Музыченко. Я только сказал, что вопрос жизни или смерти, как он позвонил бухгалтеру, и та принесла конверт, который он передал мне. На улице я увидел, что в конверте ещё 10000 рублей. Его великодушие меня потрясло. И ведь он не стал слушать подробности о болезни и характере операции - "у меня голова лопнет, если я буду знать о всех, кому надо помочь". Остальные деньги дали Н.В. Доровской, к которому я съездил в его хозяйство, директор рынка И. Деревянко и Костя Монахов, который в детстве также ходил в студию С. Матвиенко. Увы, через год Н.И. Музыченко скончался в возрасте 53 лет. В память о нём в районе проводится турнир по мини-футболу, который он любил и всячески поддерживал.
  А картину, разыгранную в помощь Наташе, выигравшая дама тоже оставила для неё, но Наташа решила подарить какому-нибудь детскому дому. С её согласия, я отнёс картину в Марксовский Дом ребёнка.
  
  3-го марта, придя на работу, я увидел на дежурке большой лист с фотографиями. Оказывается, студентки написали поздравление отдельными словами, каждая взяла один лист, и они сфотографировались. Потом наклеили эти фотографии в нужном порядке, и получилось поздравление с днём рождения. Тронуло...
  Постепенно приближался последний урок. Как и положено по закону, я за две недели заранее написал заявление об увольнении. 23-го мая 2017 года я провёл последний в своей жизни урок - композиция на первом курсе. На следующий день я пришёл за трудовой книжкой. Закончился мой трудовой стаж длительностью в 49 лет, 3 месяца и 8 дней, из которых 41год, 4 месяца и 11 дней - педагогический стаж.
  
  В том году я ещё "отметился" в Творческом союзе художников. Осенью 16-го председатель С. Кармеев объявил коллективный проект "Незаживающий рай". К 100-летию Октябрьской революции и 100-летию картины К.С. Петрова-Водкина "Полдень". Предлагалось написать большую копию этой картины группой из 26-ти художников. Я сначала отказывался, но поскольку на собрания союза являлись не все члены, то и мне по жребию достался фрагмент Љ2 репродукции. Сначала фрагменты были небольшие - 30х40 см., а в конечном варианте - около 60х90см. Сергей объяснял, что это не должно быть точной ко-пией, каждый художник пишет в своём стиле, своим почерком. Участвовали и фотографы, и скульпторы. Я написал на ДВП, стараясь всё-таки максимально приблизиться к автору картины. Когда собирали предварительный вариант, Кармеев похвалил кого-то за то, что он добавил в сюжет ослика. Я подумал, и тоже добавил в свой фрагмент двух лосей и воющего волка. Фото по электронной почте послал Кармееву, на что он ответил - не надо добавлять, это будет отвлекать... Ну, не надо, так не надо, записал зверей пейзажем. Весной в День музеев нашу совместную, смонтированную на металлическом каркасе картину, выставили в музее имени А.Н. Радищева. Я приехал, посмотрел, походил по музею. Рядом была выставка палитр саратовских художников, которую собрал Роман Белянин, приезжавший с Лёшей Чусляевым на мой 60-летний юбилей. разговорились, он сказал, что ждёт и мою палитру, на что я ответил, что когда меня похоронят, мою палитру прибьют на могильный столб - без всяких крестов. Посмеялись. Позже это совместное творение перенесли в здание художественного училища. За участие в этой работе я получил "стипендию" от Министерства культуры РФ - 5000 рублей.
  Тогда же объявили о новом проекте - село Лох в Базарно-Каркабулакском районе. Там-де находится пещера разбойника Кудеяра, можно писать фантастические вещи. через некоторое время я послал Кармееву фото своих сказочно-мистических картин прошлых лет: "Игроки", "Хозяин леса", "Ведунья" и т.п. с вопросом - соответствуют ли они поставленной цели. Кроме того нашёл в интернете пейзажные фотографии тех мест с наме-рением использовать их, если мои предложения пройдут. Сергей всё отмёл, предложив написать "Игроков" размером 100х150 см. Я подумал, и отказался. Зимой, когда эту выставку открыли в художественном училище, я понял - что котируется в этом союзе художников. На листе ДВП 180х120 наклеен пиджак, брюки а внизу наклеен бурьян, и всё это забрызгано белой рельефной пастой Аналогично, вместо пиджака - белое подвенечное платье с тем же бурьяном и пастой. И т.д. Единственная из 11 работ - большая акварель Марины Глебовны Гамаюновой. Большая яблоня, и под ней яблоки.. Прозрачный воздух, реалистические цвета... Я сделал комплимент Марине. Года за три до этого она вместе с Ниной Сергеевной Решетниковой приезжала к нам в учи-лище давать мастер-класс по акварели. Мы подружились. В проекте "Незаживающий рай" наши фрагменты были рядом. Она поверх пейзажа написала образ богородицы.
  
  
  21-го июня 2017 года в нашем городе открыли памятник труженикам тыла и детям войны. Скульптуру, изображающую женщину с мальчиком лет 11-12 изваял преподаватель Саратов-ского художественного училища Сергей Юрьевич Саранцев. Поставили памятник в Парке Победы возле Центра внеклассной работы (бывший Дом пионеров) на улице Победы. Я не выдержал, и попросил слова
   на открытии. Сказал, что в этом
  памятнике вижу свою маму, которая в 1941 году с двумя детьми и третьей под сердцем уходила от фашистов на восток. Вижу тех рабочих завода, которые пришли работать мальчишками на завод, а в 60-е годы учили меня и таких, как я, работать. Я назвал фамилии Виктора Петровича Рожкова и его брата Льва Петровича, Петра Ивановича Дзюбу и других, кто начал работать в те страшные годы.
  
  В том году Академия русской словесности и изящных искусств им. Г.Р. Державина в издательстве "Культура" выпустила солидный альбом в 260 страниц под названием "С РОССИЕЙ В СЕРДЦЕ", в котором опубликовали репродукции с картин членов Академии, в том числе и 7 моих с краткой биографией. Два экземпляра президент Академии Е.П. Раевский прислал мне, и в телефонном разговоре сказал, что 10 экземпляров приобрёл Эрмитаж. Так, что теперь я с улыбкой могу сказать, что мои картины "находятся в Эрмитаже".
  
  Летом и тёплой осенью мы с Лидой частенько ездили в лес по грибы, я писал этюды. Однажды позвонила Маринина дочь Лена и сказала, что умер отец - Николай Андрианович Шестаков. Ему 7 мая исполнилось 90 лет, и вот - конец всем тревогам и ра-достям. Марина совсем ослепла, Лена забрала её к себе. Позже, она продала родительскую квартиру и свою, и купила квартиру в центре города, поближе к дочерям и внукам. Так сложилось, что Ленины внуки и мои учатся в одной школе, и даже в параллельных классах.
  
  В сентябре самый младший внук Семён пошёл в первый класс. Определили его в тот же лицей, и к той же учительнице, у которой учился Егор. Я забрал из галереи "Эстетика" 6 картин, которые там пролежали без движения год, и отдал их Кате - дарите воспитателям детского сада, Егоркиной первой учительнице и т.д. Одну картину - Егору за успешное окончание начальной школы. Он выбрал работу "Большая вода".
  В школу пацанов отвозит Лёша, а забирать оттуда Сёму - некому. Егор-то сам добирается домой, а тот ещё мал. А количество уроков в день у них разное. Поскольку Лёша работал по графику 2/2, то два дня он забирал сам, а на два другие дня Катя наняла воспитательницу Ирину Леонидовну. Я собирался приезжать для этой цели на два дня, но Катя не захотела, побоя-лась, что я устану, заболею... Первый год я приезжал к ним, когда у Лёши менялся график, и он работал без выходных, или если заболела воспитательница.
  
  Глава 46
  
  Ещё в 2015-м году вдова Шамиля Ахметовича Валиева отдала мне почти все его этюды: "Здесь они лежат без пользы, а ты куда-нибудь приспособишь". В 2016-м она умерла. Уйдя на отдых, я несколько недель провёл в гараже, строгая рамки для этюдов Шамиля Ахметовича. Прошло 13 лет после его кончины, и в городе его стали забывать. Договорился с Ириной Николаевной Аврамиди - как только третий зал на первом этаже освободится, там размещаем выставку Валиева. открытие прошло 25 октября. Перед этим я через
   интернет оповестил об этой выставке человек 80, но пришли на открытие в основном наши студенты и ученики ДШИ. Открывая выставку, я напомнил о замечательном киноактёре Леониде Филатове, который почти до самой смерти вёл на телевидении передачу "Чтобы помнили". Вот и я хочу, чтобы помнили художников и после их ухода.
   Неожиданно, новый заряд бодрости я получил от своего бывшего ученика в СШЉ1 - Дмитрия Романова, ставшего Главой района после ареста предыдущего главы. Он через Анну Геннадиевну Паршину, бывшую начальником Управления культуры, передал мне просьбу: сделать в рекреации возле его кабинета небольшую выставку. В дело включился работник ЦДК Алексей Донковцев. Мы купили никелированные дюймовые трубки, закрепили их на стенах рекреации, и в начале марта 2018г. я развесил наши с Лидой картины.
   За год мне пришлось несколько раз обновлять эту экспози-цию. Как-то, вспомнив совет С. Кармеева, я написал сюжет "Игроки", где Кот и Домовой играют в карты - в большем размере, и эту работу выставил в администрации. Она очень понравилась Д.Н. Романову, и он купил её в подарок Александру Геннадиевичу Камаеву, депутату районного Собрания, владельцу сети ресторанов "Эльдорадо". Он часто вкладывал деньги от прибыли в украшение нашего города памятниками. Героям Социалистического труда, полярному исследователю Фритьофу Нансену, который в голодном 1922 году организовал сбор денег в помощь голодающему Поволжью, труженикам тыла.
  Позже, в феврале 2019 года, я предложил новому начальнику управления культуры М. Маркелову сменить экспозицию, и выставить дипломные работы выпускников отделения "Живопись" нашего училища. Мы подготовили письмо А.И. Морозовой, и группа студентов с преподавателями дважды обновляли экспозицию.
  
  Мой бывший ученик по СШЉ1 Владимир Лемдяев, окончивший истфак СГУ, стал историком и занимался историей нашего края - немецким Поволжьем. Где-то он раскопал, что наш город Екатериненштадт - Екатеринград - Марксштадт - Маркс получил статус города в 1918 году. Весной 2018 года городской Совет, секретарём которого был В. Лемдяев, по его предложению решил отметить этот 100-летний юбилей памятным знаком, медалью, наградить которой решили 100 известных людей города. Директор музея И. Н. Аврамиди представила к наградам нас с Лидой. Мы отдали в горсовет наши биографии, копии различных дипломов, грамот и наград. В марте мне вместе с ещё пятнадцатью известными гражданами нашего города вручили такую медаль, а летом - Лиде.
  
  За последние два года очень вырос Ваня. Он уже перерос не только Лиду, но и меня. Сейчас в нём около 190 см. роста и вес соответствующий. Но дело не в этом. Он очень вырос, как музыкант. Его слушали специалисты из саратовской консервато-рии и из московского института имени Гнесиных, и говорили, что он настоящий музыкант. И те и другие зовут его учиться к ним. В 2017 году он отдыхал вместе с другими юными музыкантами в ближнем детском оздоровительном лагере "Ровесник". Отдых отдыхом, но там они каждый день помногу репетировали. После лагеря "Ровесник", с группой таких же ребят-музыкантов из нашей ДШИЉ1, он ездил в лагерь "Артек" - мечту всех советских детей. И там они репетировали, играли. Мы на семейном совете решили, что после 9-го класса он поступит в наш филиал Саратовского областного колледжа искусств. В Саратов или в Москву ехать учиться сложно по финансовым вопросам.
  Летом 2018-го Ванин преподаватель О.А. Кирдиянов предло-жил Ване ещё раз ехать в "Артек", на этот раз с учащимися саратовской школы искусств. В это время шли вступительные экзамены в наш колледж, и Света сама подала его документы в приёмную комиссию. Вот уже успешно окончен первый семестр, но появились некоторые проблемы, связанные со становлением Ваниного характера. Успешные выступления в детском возрасте, многочисленные похвалы со всех сторон, очевидно, вскружили парню голову, и он заболел "звёздной болезнью". Он сам стал решать - что ему надо изучать, что не надо. Пропуски занятий, "сидение" в смартфоне во время уроков... Надеемся, что со временем он многое поймет и перестроится в лучшую сторону.
  
  А у Лиды подкрался очередной юбилей. В конце лета она снова начала писать после некоторого перерыва. Осенью я стал "работать дедом" - ездить в Саратов, чтобы взять Семёна из школы, привезти домой, накормить обедом и т.д. Возвращаясь из Саратова, я обнаруживал у Лиды всё новые и новые картины. В декабре мы, по традиции отметили её юбилей дома, в семейном кругу, а 30-го января 2019-го в нашем музее открыли выставку: 48 живописных работ и 14 - декоративно-прикладных. Как всегда, было много гостей, друзей, много тёплых слов.
  Она вернулась к росписи разделочных досок, и я купил для неё два предмета, точёных из дерева - пасхальное яйцо и полый шар на подставочках. Она расписала их, подобно шедеврам фирмы Фаберже. На открытие пришли много людей - друзья, студенты не только отделения "Живопись" нашего колледжа... Было шумно и весело. Одно только огорчило - её чаще стали беспокоить глаза. Болят, зудят, чешутся. Стала хуже видеть. Потребовались глазные капли, мази. Решили, что она некоторое время писать картины не будет.
  
  Зимой 2019 ТСХР объявил о планируемой в конце марта вы-ставке членов Союза. Я послал по электронной почте заявку на 20 картин - на выбор правления. Выбрали 3 работы" "Август", "Жаркий сентябрь" и "Осеннюю дымку", в которой я прежде впи-сал трубящего лося, но позже записал его, подработал, и полу-чилось достаточно успешно. На открытии выставки в Доме работников искусств с удивлением увидел, что разместили только "Осеннюю дымку"... Оказывается, в большом зале осыпался потолок, и во избежание несчастий, площадь экспозиции сократили вдвое. На открытие выставки мы поехали с Лидой вдвоём, а там приехала Катя, и мой однокурсник Володя Буданов, с которым мы поговорили по телефону незадолго до этого.
  После этого на очередном собрании членов ТСХР я спросил председателя правления - когда будет следующая выставка? Ответ меня поразил - на следующий год не планируется. Я задал себе вопрос: тогда зачем я состою в таком союзе? Когда по электронной почте пришло сообщение о перерегистрации и смене членских билетов, я решил, что не поеду и из Союза выхожу.
  
   В феврале 2019 года произошло грустное событие: старший брат Володя собрался идти к врачу в поликлинику, вышел из дома.. и упал. Смерть настигла его в секунду. За свою жизнь он перенёс 4 инфаркта, несколько операций, но держался, даже приезжал летом 2018 года к сестре Ларисе в деревню Рязановку, где она живёт после смерти третьего мужа. Я приехал в день похорон. Приехал брат Сергей, племянница Лена с мужем, несколько человек с завода, где он работал. Марина, 88 лет, конечно, приехать не смогла, так как совершенно ослепла. Ему было 82 года, он пережил свою жену Алевтину на 8 лет - она умерла в 2011году. Похоронили его в могилу Алевтины. Дочь Оксана осталась с сыном Серёжей в 4-хкомнатной квартире...
  
  В этом же году неожиданно стали покупать мои работы через интернет. Фотографии в "Одноклассниках" видят люди не только в нашей стране, но и за рубежом. Один товарищ из Псковской области попросил выслать картину с осенней лесополосой, потом ещё один заочный друг из ставропольского края купил работу. Деньги перечисляли на банковскую карту. Весной поинтересовалась ценами и заказала сначала две картины Галина Васильевна Свидерская из Москвы, и попросила написать весеннюю картину с цветущими садами. Мы с Лидой поехали на нашу бывшую дачу, полюбовались яблоневым цветом, ёлкой, которую я когда-то пересадил туда со двора. За основу взял свою старую работу с цветущей сиренью, написанную в Павловке, добавил яблонь, вспомнил - как написал по наброску деревню на берегу... Получилась, вроде бы, неплохая работа. Заказчица, увидев в "Одноклассниках", была довольна, но интернет-друзья художники несколько критически прошлись по моим яблоням и облакам. Летом, в поездке увидел большие заросли ромашек, и написал. Эта москвичка, увидев в "Одноклассниках" эти ромашки, прислала деньги, чтобы я не продал их кому-то другому. Такие "приключения", конечно, поднимают настроение, но главное - не материальная сторона, а интерес людей и ощущение нужности, признание меня, как художника.
  
  А в сентябре я, как в прошлые годы, собрал картины нового поколения марксовских художников, и после студенческих работ мы открыли новую серию выставок: "Мы - волжане", "На берегах великой реки"...
  
  И ещё о грибной охоте. Летом 2019-го мы поехали в район газопровода на знакомое грибное место. На удивление, ведь лето было достаточно засушливое, набрали два ведра подосиновиков. Отъехав от этого места с полкилометра, Лида вдруг закричала "Стой!". Я подумал, что ей плохо и остановился. Она выскочили из машины, и кинулась в лес с криком "Гриб!". Я тоже подошёл к опушке и ошалел: под ногами, чуть ли не друг на дружке, стояли подосиновики. Мы начали резать, практически не сдвигаясь с места. У Лиды были в основном красноголовые, а у меня - серые. Корзины и пакеты мы в тот день забыли, поэтому носили срезанные грибы в багажник машины в какой-то тряпочке, соединив углы. В общей сложности в тот день у нас было 7 ведер подосиновиков. 2 ведра отдали Свете, остальные Лида сварила, а часть посушили. Это был второй случай такого большого сбора в нашей жизни.
  
  Осенью я зашёл на сайт Профессионального союза художников России и поинтересовался возможностями вступить в этот союз. Заполнил бланк заявления, подготовил соответствующие документы, перечень моих выставок, список "ушедших" работ, три десятка фотографий картин и отправил на электронный адрес союза. Скоро пришёл ответ, что мои материалы рассматриваются, а через месяц пришло письмо, что я принят в союз, и внесён в Единый реестр художников России XVIII - XXI веков. Через 10 дней пришёл по почте пакет с членским билетом ПСХР и Сертификатом о присвоении мне профес-сионального художественного рейтинга 4в - "востребованный на художественном рынке". Я ожидал, что без художественного образования присвоят шестой уровень, мечтал о пятом... Это при том, что первый уровень живущим художникам не присваивается, второй - для всемирно известных художников, чьи работы находятся в разных музеях мира, а третий - для известных всей стране, чьи работы находятся в различных музеях страны. Наверное, я действительно к концу жизни достиг уровня профессионала, и пора избавляться от комплекса неполноцен-ности.
  Через два месяца и Лиду приняли в этот Союз художников и внесли в Единый реестр русских художников России XVIII - XXI веков.
  
   В 2020-м году исполняется 50 лет после окончания института. Организуют ли наши саратовские ветераны встречу? На встрече в 2015-м году было 29 человек из 125. Уже нет многих однокурсников. Умер от разрыва сердца, окунувшись после выпивки в холодную воду, наш богатырь Коля Земсков - "Купа Купыч". Сожгли вместе с дачей Володю Слюзова. Он работал в 90-е в обкоме профсоюзов, курировал пионерские лагеря. Наверное, не продал такой лагерь какому-нибудь "новому русскому" под бордель. Умерли Миша Николаев и Юра Самойлов - наши "служившие", тяжёлая болезнь Паркинсона у Толи Шинкарёва не давала надежды... Нет Вани Байдова и Славы Пантелеева... А я живу. За себя и за..
  
  Подошли к концу мои воспоминания о прожитом, о моих друзьях, учениках и конечно, о родных. Заканчивается книга, но не заканчивается жизнь. Надеюсь, что впереди ещё много событий, много новых картин, в том числе и "лучшая"....
  
  Если я кого-то и задел в своих воспоминаниях, то я старался быть честным.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Оглавление
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"