Чернышев Максим Игоревич: другие произведения.

Грани одного стекла

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Посмотрев с одной стороны ты увидишь аккуратные парты под ворохом тетрадок, мягкий свет ламп и... кровь, ужас, который застыл на лицах подростков, если, конечно, эта часть тела у них ещё сохранилась. Посмотрев с другой стороны, ты увидишь мрачную улицу, тяжёлые, скорбящие о чём-то облака и много, очень много мёртвых. Которые, как ни странно, не отправились в путешествие в иной мир в поисках лучшей доли, а остались здесь, разлагаясь и убивая всех тех, кто ещё не успел к ним присоединиться.

  Monster...
  How should I feel?
  Creatures lie here
  Looking through the window...
  (Meg and Dia - Monster)
  
   Старинные часы мерно тикали, заливая мелкую комнатку своей трескучей песней. Словно старый жилец этого дома, ворчал на подоконнике ветер, играясь тетрадными листками. Те разбросал по комнате шалун ветер так, словно не было ни капли важности в написанном на них. Лучи восходящего солнца исполнялии неизвестный танец новому дню, первые звуки машин и размеренной жизни небольшого, но развитого городка оповещали всех, что пришла пора вставать.
  
   Сано никогда не считал себя ранней птахой, но пунктуальность, непонятным образом выработавшаяся в нём, проявлялась при каждом удобном случае. Так и сегодня - только первые лучи солнца начали проникать в комнату, больше похожую на клетку, как парень нехотя потянулся и с улыбкой встал. Его и самого всегда это удивляло, но Япония вообще странное место для русского человека. Почему? Он не знал, как объяснить себе такую особенность, а также то решение остаться жить в этой хорошей, но всё же слегка чужой стране.
  
   Переехал парень сразу, как ему стукнуло шестнадцать, год отучился в языковой школе и поступил в старшую. Снял квартиру неподалёку в старом трёхэтажном доме с размалёванными стенами. Имя с фамилией сменил заранее - родители были не против и поспособствовали тому, чтобы у подростка как можно легче получилось прижиться в ином обществе и чужой стране.
  
   Поначалу было очень сложно - почти без знания языка приходилось жить совсем одному далеко от родного дома. Но так как Сано твёрдо решил посвятить всего себя судьбоносному переселению, то тревоги и тоску загонял глубоко-глубого в сердце. Заодно и в письмах говорил о том, что жизнь идёт как по маслу и скрывал свои неудачи. Лишний раз волновать родителей он не хотел - им было не легче вдали от сына, и лишь раз в год родным выпадала возможность приехать погостить на пару дней, но... Эти радостные моменты растворялись в бесконечном океане рутины.
  
   Учиться Сано приходилось старательно, прикладывая усилия, что очень раздражало подростка. Не любил парень стараться там, где совершенно не хотел. Только занимаясь любимым делом, он мог посвятить ему самого себя полностью, не отвлекаясь на прочую ерунду, чего нельзя было сказать об учёбе.
  
   На улицах оказалось не так уж и людно в этот утренний час, хотя по обыкновению все должны были спешить на работу. Впрочем, Сано это совершенно не волновало - он шёл твёрдым шагом по выверенному маршруту, уткнувшись в свой телефон. "Участились случаи отравлений, врачи настоятельно рекомендуют... Странная эпидемия простуды вспыхнула во многих городах..."
   - Да ну, бред...
   Убрав мобильник в карман, парень продолжил свой путь дальше, развлекаясь с наручными часами, переводя стрелки туда-сюда.
  
   - Доброе утро, Сатоши-кун!
   - Доброе?
   Он напоролся взглядом на девушку с чёрными, словно сама безлунная ночь, волосами до пояса, смущённо остановившуюся рядом с ним.
   - А, для тебя всегда доброе, Юки, - этими словами он вогнал её в краску, но сам ничуть от такого не смутился.
   - С-са... ну не могу я, Сатоши-кун!
   Она беспомощно взмахнула руками, словно пытаясь зацепиться за небо, ещё сильнее раскраснелась и стала похожа на алую розу посреди зачахшего поля.
   - Люблю, когда ты смущаешься, Хана-чан. В эти моменты ты по особенному мила.
   - П-прекрати... как ты можешь говорить такое?
   - Я просто считаю, что врать смысла нет. Пойдём, а то опоздаем.
  
   Парень уже переминался с ноги на ногу за этим коротким разговором, который явно не входил в его планы и теперь пошёл в ускоренном темпе, так, что девушка еле-еле поспевала за ним. Впрочем, он был рад её встретить. Хана была одной из тех немногих, кому он мог довериться. Богатая, смышленая, фигурой не обделённая, да что уж там - по ней сохла добрая треть мужского состава школы... Но почему-то ей приглянулся именно русский парень, который на первых порах, особенно только после поступления, лишь тупил по жуткому и смущался этого не меньше.
  
   С момента их знакомства прошло немало времени - и с каждой встречей подростки всё больше сближались. Робкими шагами, словно по канату над высоченной пропастью, они двигались друг к другу всё ближе, но перелезать через барьер "просто знакомых" не решались. И хотя Сано любил в шутку называть её иногда "моя принцесса", в ответ девушка боялась даже звать его по имени. Слишком ли он ей был дорог, что она не решалась сделать шаг, либо же на самом деле боялась идти дальше - парень этого не знал. Потому просто отыгрывал свою роль, наслаждаясь каждой минутой, проведённой с ней. Даже сейчас в голове Сано не витало ни одного предположения, почему же она положила глаз именно на него. Впрочем, пока ничего не вставало на их совместном пути дружбы и понимания, задумываться об этом как-то не приходилось. Оставалось только радоваться.
  
   На уроках время тянулось медленней, чем обычно. Возможно, причиной тому служило отсутствие доброй половины класса, а может из-за нудного Накамори-сенсея, учителя математики, который жевал одну тему, пока зубы не стирал, заставляя тем самым скучать на своих уроках. Вместо формул и цифр, парня, смотрящего в окно на зелень, больше волновал иной вопрос: почему же отсутствовали главные лодыри класса, из-за которых его вызывали к доске уже третий раз за день?
  
   Всё текло своим чередом, медленно, но верно. Сегодня вечером Сано предстояло встретиться с Йори Акихисой - его первым другом, к которому подросток теперь питал не самые тёплые чувства. Этот хитрец, постоянно совал всем палки в колёса, при этом мило улыбаясь в лицо. Человек-подлец, так окрестил его парень. Причина, по которой тот заметил иностранца в дни поступления, оказалась настолько проста и уродлива, что кулаки Сано каждый раз сжимались в бессильной злобе. Йори просто использовал переведённого новичка, чтобы привлечь к себе внимание. Хотя и без этого популярный спортсмен, умник, а по совместительству и главный красавчик школы, не был обделён им. И это ещё мягко сказано. Словно яркая звезда, он сиял на самом пределе мечтаний глупеньких смазливых девиц, при этом успевая пользоваться авторитетом у парней, вытравливая и изживая своих ненавистников. Так, в конце концов, если и оставались недовольные, - все они молчали.
  
   Кроме Сано, которому спустя пол года просто надоело терпеть далеко не ангельское лицо под маской у своего товарища.
  
   В тот злосчастный день он высказал всё, что думал о друге. В конечном счете, учителям пришлось разнимать драку, в которой, как ни странно, знаменитый на всю школу спортсмен чуть не был размазан по стенам с остервенением лупившем его иностранцем, который, казалось, спускал всё, что накопилось у него в душе за эти полтора года проживания в чужой стране. Вся грязь, которую он мирно проглатывал и давил в сердце, вылезла наружу яростью, несравнимой ни с чем. Разумеется, подростка на неделю отстранили от учёбы, но это являлось лишь каплей в море неприятностей. Каково же ему было узнать, что его теперь ненавидят за откровенность добрая половина мужского состава школы и почти весь женский. Попытки унизить, оскорбить или же напакостить не прекращались до не заставившего себя ждать инцидента - самый наглый тип из параллели, больше всех задиравший Сано, после выходных в школу пришёл весь в ссадинах и синяках. Особо дурные умы это успокоило, но мелкие неприятности прекратились лишь спустя несколько месяцев.
  
   Парню ничего не оставалось, кроме как натягивать маску радости каждый божий день, снова пряча всë в душе. Вернее, даже не так - он был готов к плохому, потому и не обижался, пропуская грязь мимо ушей. Это стало его жизненным принципом с детства. Но, как бы то ни было, он уже боялся снимать чугунный занавес проклятия и начал отвыкать от настоящего себя. Это пугало, ведь мысли о подлом суициде порой бальзамом лились на душу, но быстро прогонялись без тени жалости. И так каждый раз - приговор откладывался, только зля без видимых причин, а частичное игнорирование и подколы развеивались, находя лишь улыбку, полную фальшивого счастья.
  
   - Чего задумался, братик?
   - А? - сонно ответил парень, еле открыв заспанные глаза. - Я что, уснул?
   - А кто обещал меня проводить сегодня?
   - Минори? - Сано подскочил как ошпаренный. - Извини, Минори, я честно учился и совсем-совсем не спал.
   - Да уж, вижу я, - ослепительно улыбнулась девчушка, лет двенадцати, с красными волосами, собранными в два аккуратных хвостика. Её голубые глаза хитро искрились, из-за чего парню стало не по себе, - И что же вы проходили?
   - Ну, эм... уравнения какие-то и... прости, обещаю - больше не буду спать на уроках!
   - Ты неизлечим! - весело ответила та, дав соне затрещину. - Вставай уже и пошли, я тут, между прочим, уже пять минут на тебя гляжу.
   - Вроде бы только голову на парту положил... Всë же спал? - удивлялся сам себе старшеклассник, потирая глаза. Последнее, что он помнил, это как учитель Накамори куда-то ушёл, дав письменное задание, которое делать никто не стал.
   - Нет, просто очень медленно моргал.
   - Ну слава богу! - улыбнулся парень. - А я то уж подумал, что и на самом деле уснул.
   - Идём уже! - девчушка потянуло его за руку, не дав даже нормально встать.
   - Погоди, сумка же, сумка... руку оторвёшь!
   - Не оторву, а если и так - балбесу хуже не будет. - Минори сказала это с такой уверенностью, что Сано вновь съёжился.
   - Посмотрел бы я, как тебе руку оттяпали... ой! - воскликнул подросток, пытаясь снять с себя сестричку, которая взяла его руку в захват. - Всё, сдаюсь-сдаюсь!
   - Так-то! - победно сказала девчушка и выскочила в коридор, видимо больше ждать не собираясь.
  
   Впрочем, он знал, что, скорее всего Минори останется на детской площадке у начальной школы. Вообще, она часто играла с ним, а "братик", как девчушка называла Сано, был вовсе и не против. За год оба участника игры в "брата и сестричку" сроднились - иллюзия переросла в жизнь. Они, не смущаясь, стали друг другу опорой и радостью. Его лучик и её солнце. Пожалуй, ничто так не заставляло парня жить, как маленькая и беззащитная с виду, всегда весёлая Минори. Она была умна не по годам, и сейчас, кажется, понимала, что творится на душе у ставшего родным иностранца. Знала лучше кого-либо в этом мире. Ведь его родители хоть и любили своё чадо, но были очень далеко. Потому она стала ему семьёй, хоть и не оформленной документально, а он стал её защитой и опорой. Каково же было удивление Сано, когда спустя полгода, он случайно узнал о том, что происходит в семье его маленького счастья. Отец - пьяница, постоянно занимался бесполезным протиранием штанов в парке, заглатывая новую порцию. Мать - разочаровавшаяся в жизни женщина, которой не было дело до своего ребёнка. Вернее, единственным знаком внимания для Минори в её семье стали ругань и побои. Не представляя, как вообще можно жить в таких условиях, парень предложил остаться с ним, деля пусть и небольшую жилплощадь, но хотя бы будучи уверенным в том, что ей станет гораздо комфортнее и лучше. Это стало необходимым и самому подростку. Не ради денег или известности, как поступил бы Йори, а из-за доброты душевной и крепким невидимым нитям, что связывали парочку. Бесцветная леска прочно обвила двух людей, и ни один из них теперь не представлял своего существование вдали от другого. Так что, вот уже как пятый месяц, небольшая квартирка делилась на двух очень счастливых людей.
  
   Мыслительный процесс прервал громкий крик, который прорвался даже сквозь закрытые окна третьего этажа. Выглянув на улицу, парень заметил, как на входе в школу у ворот происходила какая-то непонятная возня. Добрая половина из находившихся в школе учителей стояла у входа, а физрук лежал в луже и не двигался. К ним же, почему-то вопящим во всё горло, но не двигающимся с места, медленно тащился странный мужчина. Походка его выглядела изломанно, неестественно, как у марионетки, которую дёргают за нити. Первым из учителей с места сорвался Накамори-сенсей, и ударил подошедшего в лицо. Тот же, даже не пошатнувшись, резко подался вперёд и вцепился в шею учителю математики. Другие, наконец, вышли из оцепенения и начали бросаться со своих мест в разные стороны, а по школе прокатился сигнал к эвакуации.
  
   Сано не слишком понимал, что происходит. Образ пьяницы с мужчиной в костюме никак не сходился... Да и на обычную драку между чьим-то злым родителем и учителем этот инцидент никак не походил. В мозг начала закрадываться предательская мысль, что в этот момент всё совсем не так просто, руки на автопилоте начали лихорадочно искать мобильник в карманах. Гурано-сенсей лежал не двигаясь. Сильней пугала лужа, в которой он находился - дождей не было уже довольно давно, да и обмочиться этот мужик железной воли никак не мог. Так что дело определённо начало пахнуть керосином...
  
   Наконец, вытащив телефон трясущимися от волнения руками, парень набрал номер Минори. Трубка гадливыми гудками говорила о том, что брать, видимо, никто не собирается.
  
   Вокруг уже поднялась паника, что для Сано показалось ещё более непонятным. Конечно, он и сам сейчас мог только догадываться о произошедшем, но к чему весь этот гул и спешка упорно не понимал. Учителя за школьниками так и не пришли, потому он направился на второй этаж сам, как, впрочем, и все остальные. При этом, на всякий случай, подросток старался не слишком шуметь. Это было глупо - тот поток учеников, в котором ему не повезло оказаться, не оставил бы и шанса остаться незамеченным.
  
   - Пусть другие воздух мутят, сейчас мне вполне нравится быть серой мышкой... - пытался парень успокоить дрожь своим голосом, но сейчас ему казалось, что будто из горла вырывались какие-то нечленораздельные хрипы и звуки, на речь никак не похожие.
  
   Перед тем, как начать спускаться, он выглянул в окно и обомлел - двор наполнился учениками, одни из них бросались на других и... Убивали, затем пожирали, либо же просто вонзали свои зубы в живых, раздирая плоть. Ещё пару минут назад за окном находилась вполне обыкновенная площадка, где они обычно стоились на линейки. Сейчас же она наполнилась криками, кровью и адским месивом из всех, кому не повезло оказаться рядом с этим адом. В голове Сано мысли забегали, словно клубок бешено-дерущихся меж собой змей. Мозг никак не мог подцепить что-то дельное из этой несуразной свалки. И вот наконец, спустя секунды кратковременного шока он выдал главное - нужно найти Хану и Минори. Вот только где искать в начавшейся неразберихе, парень вообще не подозревал. Потому, бегом на еле гнущихся ногах, школьник ворвался на второй этаж и ураганом влетел в кабинет труда - последний урок "его принцессы" должен был проходить именно здесь.
  
   Увиденное здесь сразу ужаснуло подростка - в помещении словно проехался бульдозер - стулья и парты были опрокинуты, повсюду валялся какой-то мусор, вещи, обломки заготовок, бумага и прочее. На полу виднелись капли крови в на стене у выхода в лучах солнца алым светился, кровавый отпечаток ладони.
  
   - Плохо, плохо, плохо, очень плохо! - прошептал он себе под нос, местами срываясь на какой-то сипящий свист.
  
   Так как занятия всегда проходили совместно, то в помещении помимо кухонной ерунды, разбросанной на полу, валялся и разнообразный инструмент. Схватив под руку первый попавшийся предмет, которым оказался молоток, Сано выскочил в коридор, пытаясь лихорадочно сообразить, что же делать теперь. Соваться на первый этаж было далеко не безопасно, судя по крикам и невнятному, но громкому рычанию. Оставаться в кабинете труда тоже казалось глупой затеей - хлипкие двери не выдержат сколь-нибудь серьёзного давления со стороны неизвестных нападавших. Самым же очевидным и логичным показалось предположение, что Хана-чан должны была зайти в учительскую после уроков, так как ей часто приходилось помогать со всякими мелкими поручениями. Хотя уверенности в том, что не слишком-то храбрая девушка не убежала куда-то в панике от грохота эвакуации и творившегося вокруг хаоса, не было никакой. Сердце парня застучало в груди словно молот по наковальне, рубашка уже начала прилипать к телу из-за холодного пота, а руки тряслись так, будто его били током. Что случится, если он не найдёт Минори с Юки?
  
  В реальности же проходили всего секунды, но Сано казалось, что мысли вязким киселём замедляют время. Коридоры опустели - видимо все попытались выбежать на улицу, либо же запереться в кабинетах. Путь до учительской показался ему неимоверно долгим. Уже подбегая, он услышал крик, который исходил как раз из места назначения. Адреналин не позволил встать и испугаться - сейчас парню стало абсолютно всё равно, краски померкли, и осталась только цель. С ноги вышибив дверь, которая, впрочем, оказалась не заперта, он сразу наткнулся на учителя Такамуру, который, развернувшись спиной ко входу, куда-то медленно плёлся. Одна из его ног волочилась по полу и была неестественно вывернута ступнёй назад. Одежда вся заляпалась в грязи и крови, а также была порвана в разных местах. Недолго думая, Сано с рёвом от ужаса и адреналина, кипящего в крови, что есть сил ударил импровизированным оружием прямо по черепу мертвеца. Сомневаться в том, что учитель Такамура не являлся в данный момент времени живым человеком, не приходилось. Череп треснул от такой встречи с молотком и восставший, наконец, упокоился с миром, попутно расплескав на пол содержимое черепной коробки. Парня затрясло, он не смог унять дрожь в ногах потому просто сел, шумно выдохнув, и снова попытался подняться. Перед ним, до крайности испуганная, забившись под учительский стол, сидела Хана. Девушку трясло от страха, одежда была в некоторых местах порвана - скорее всего, в толпе учеников или же от рук этого "нечто".
  
   - Вы?! - с нескрываемой злостью и раздражением вдруг вскрикнул Сано, заметив спрятавшихся за дальними партами Йори и Шина, - Какого хрена вы сидели, пока её пытались убить?
   - Я пытался его остановить...
   - Пытался!? - ехидно спросил Сано, - Сидя там? Какие сказки! Ну и урод... - парень ткнул окровавленным молотком в труп, содрогнулся, и подошëл к девушке - Ты как, Хана-чан?
   - Я в порядке, - тихо произнесла та. Парень протянул ей руку, помогая подняться, - Что случилось с Такамурой-сенсеем? Он будто с ума сошёл.
   - А в этом ты как никогда верна, - гладя по голове всё ещё трясущуюся девушку, ответил Сано. - Вот ведь не было беды, так пришла родная, сама того не зная... - Последнюю фразу он произнёс на русском, потому никто его не понял и двое "героев" лишь скорчили мину удивления. - Пошли отсюда. Юки, сама идти сможешь?
  
   Она послушно кивнула, после чего компания выдвинулась в коридор. Буквально за пару минут из чистого учебного заведения всё превратилось ад. Длинный коридор был усыпан мусором, заляпан в крови и вызывал желание поскорее спрятаться, чтобы не видеть этого кошмара. Куда идти - тоже никто из школьников не знал, но пока все послушно двигались за Сано. Хана шла рядом с парнем, вцепившись ему в руку, словно маленькая девочка, а Шин и Йори двигались чуть позади.
  
   - Вы бы хоть какие палки подобрали или ещё что, - чуть слышно прошептал Сано, негодуя от тупости товарищей, - Ладно ещё принцеска, но вы то...
  
   На их беду с лестницы, к которой направлялась группа, медленно начали выходить мертвяки, словно чуя, что на втором этаже ещё могла остаться добыча. Выглядели они ужасно - кожа несчастных посерела, одежда была порвана и вся в крови. У многих были вырваны куски плоти, разорваны животы, из которых вываливались на ходу внутренности.
  
   - Чëрт! Назад! Назад давай! - стараясь не шуметь, прошипел Сано замершим товарищам.
  
   Повернув голову, он увидел, что из кабинета химии, который они недавно прошли, нетвёрдой походкой вышел Карасума-сенсей и направился в их сторону. Как он там оказался было совершенно не ясно, но сам факт того, что в любой момент из других классов могут вылезти упыри совершенно не порадовал. Выглядел учитель не лучше пришедших снизу - кожа сморщилась, глаза выпали, оставив зиять пустые глазницы. Изо рта у мужчины текла непонятная струйка.
  
   - Чёрт бы их побрал! - с этими словами главный спортсмен подбежал двери кабинета биологии и рванул её на себя. Видимо, в голову парня пришло дельная мысль забаррикадироваться в кабинете, но нормально осуществить задуманное ему не дали несколько живых трупов, которые стали ломиться в дверь, без проблем сметая то подобие подпорки, которое школьник успел поставить. Парень осознал свой промах, но было уже поздно - из кабинета химии вслед за Карасумой-сенсеем, мимо которого Хане, Сано и Шину, удалось проскочить, вылезло ещë два ученика, обильно поливая пол рвотой с кровью, но при этом не теряя своего желания полакомиться добычей. С другой стороны уже целая толпа собиралась угоститься вкусным подарком. Йори вскрикнул, запаниковав, и кинулся на первого и самого ближнего к нему мертвеца. Сшибив его ударом в голову, он попытался пробежать мимо оставшейся пары, что отделяла его от пути к спасениию, вот только на звуки борьбы и крики среагировали все, кто успел залезть на второй этаж и вскоре одним яростно сопротивляющимся, но глупым человеком, на этой земле стало меньше.
  
  Команде школьников тем временем удалось добраться по лестницы, ведущей на третий этаж. Сатоши кипел внутри, словно адский котёл - страх, негодование и злость с адреналином подстëгивали его бежать вперëд. Даже со своей смертью Акихиса подкинул ему свинью. Теперь, после того как главный раздражитель был устранён, часть мертвецов переключилась на оставшуюся компанию.
  
  Ужас, свалившийся как снег на голову, заставил парня подключить все резервы, трястись от сраха, но бежать, бежать, бежать... Шин тоже выглядел бледнее мела, но и не думал оставаться позади. Хана, по сравнению с ним хоть и казалась не менее напуганной, но старалась держать себя в руках. И как ни странно, но у хрупкой девушки это получалось гораздо лучше. Она, дабы не мешать вынужденному стать лидером Сано, приняла единственно верное решение - молча следовать за своим спасителем и другом. (Доредактировал)
  
   Сано с ходу ударил поднимающегося по лестнице мертвеца и дал пробежать товарищам, стараясь не пустить к ним других любителей человечинки. Он сталкивал самых наглых точными ударами всё тем же молотком, который оказался довольно неплох в споре с восставшими. Как только он собрался двигаться за остальными, откинув самых настырных мертвяков, то услышал крики выбежавших из только что выломанной двери кабинета математики школьников - трёх парней и двух девушек. Видимо они пытались переждать, забаррикадировавшись в кабинете, но после того концерта, что устроил Йори, поняли, что выжить на втором этаже не удастся. Снизу всё ещё продолжали ломиться новые и новые мертвяки. Напуганная компания заметила отбивающегося парня, который продолжал держать оборону на лестничной площадке. Узкий проход не давал как следует размахнуться, потому Сано приходилось просто откидывать противников, но вечно сдерживать всё прибывающих восставших он не мог.
  
   - Быстрее давайте! - прикрикнул он на приближающихся ребят, но вдруг парень, бежавший последним, споткнулся об тело, лежащее на полу, и с диким воплем повалился на пол. Позвать на помощь он не успел - подошедший сзади мертвяк вонзил зубы в шею и порвал в клочья артерии, прокусив при этом позвоночник. Впрочем, помогать бедняге никто бы и не стал - группа в ужасе проскочила мимо Сано и начала подниматься на третий этаж, где у дверей их уже ждали Хана и Шин. Откинув самого настырного неупокоенного, уже не в силах сдерживаться и тихо матерясь на русском себе под нос, Сатоши влетел наверх и вдруг выяснил до ужаса невероятный и расстраивающий факт - двери оказались забаррикадированы.
  
   - Мы все здесь подохнем! - закричал один из группы.
   - Заткнись! - тише прошипел Сатоши, - Ты хочешь созвать всех и точно помереть?
   Крикуна это заткнуло, но не успокоило. В панике и отчаянии школьники ломились в закрытые двери. Только Хана тихо сидела в уголке, обхватив колени руками и тряслась.
   - Юки, ты как?
   - А? - та словно вышла из ступора, - Хорошо, всë хорошо...
   - Открывай!!! - заорал что было мочи Сатоши, заметив поднимающихся по лестнице мертвяков. Привлечь чуть больше пожирателей плоти сейчас было меньшим злом, по сравнению с в вариантом стать ужином меньшему их числу.
   Из-за двери послышались шаги и звук в спешке растаскиваемых баррикад.
   - Что стоим? Покормить их собой хотите? Помогите мне с ними! - прикрикнул Сано на школьников. Парни, наконец прекратив ломиться в закрытые двери, встали на краю площадки, выжидая первых упырей, которые лезли по ступеням пусть и медленно, но с беспримерным упорством.
   - Сатоши, ты что ли? - наконец из открывшейся двери высунулся парень и начал заталкивать в узкую щель прохода первого попавшегося, коим оказался Шин, находящийся к ней ближе всех.
  
   К подростку сразу привлекали внимание его короткие волосы белого цвета. Звали спасителя Тётсуо Сэки, и с Сано их связывала настоящая крепкая дружба, которая потянулась ещё со времён драки с Йоши. Тётсуо был одним из тех, кто ненавидел Акихису всей душой, но задирать спортсмена не решался по причине своей спортивной карьеры в кружке. Являясь вторым по силе членом кендо-клуба, он как никто другой знал того, кто стоял на вершине пьедестала, а также все его грязные уловки.
  
   С самой первой встречи парни поняли, что они родственные души. У них всегда находилось, чем поделиться друг с другом, а Тётсуо безумно фанател по рассказам о России, которые Сано тоннами рассказывал японцу, а тот поглощал их словно губка, временами перебивая, чтобы расспросить подробнее. Школьники не раз друг друга выручали, понимая, что это вклад в их будущее: обоим хотелось в расцвете лет иметь товарища, к которому не стесняясь можно будет зайти выпить сакэ и вспомнить прошлое. Разговаривать про свои планы наперёд они могли часами, давая друг другу советы, делясь предпочтениями, и тем, как здорово бы построить два домика по одну сторону улицы, а также иметь общий пруд с рыбками. Тётсуо также уговорил приятеля учить его русскому, и хотя тот долго отнекивался, ссылаясь на то что преподаватель из него никудышный, после недельной осады всё же сдался. Японец ликовал - не выдержав постоянных вопросов на одну и ту же тему, Сано решил, что легче будет помочь, чем каждый день со шваброй гонять этого неугомонного прилипалу по школе. Один раз Тётсуо даже спрятался в учительской, выжидая приятеля, чтобы в миллионный раз задать то, чем уже трижды успел вывести друга за пару последних дней. На его беду, тот решил уйти домой, отнекавшись от просьб преподавателей. Зато Хану он напугал своим появлением из под стола чуть не до инфаркта, за что сразу получил смачную пощёчину. Девушкам в моменты испуга, силы, как известно, не занимать, и потому до конца недели горе-поджидатель не мог нормально есть, ссылаясь на боль в челюсти.
  
   Так и сейчас Тётсуо, узнав знакомый голос не смог оставить друга в беде. Хотя, тут сыграла свою роль и невероятная расчётливость японца - в большой "стае" гораздо легче выжить, так что всех додумавшихся подняться за помощью ждал радушный приём. Пока школьники по одному протискивались в дверной проём, Сано держал оборону, откидывая настырных упырей. К нему тут же присоединился и Тётсуо, который, затолкав всех внутрь, без раздумий вылез на подмогу с метровым куском оконной рамы и принялся с остервенением лупить подошедших слишком близко мертвяков. От такой прыти трупы падали с лестницы, преграждая путь своим собратьям, а Сано смог наконец проскочить внутрь. Оставшийся снаружи японец осклабился и врезал ещё одному подошедшему мертвяку так, что тот словно мешок с картошкой покатился вниз по ступеням, сбивая своих товарищей. Воспользовавшись замешательством в рядах противника, он пролез обратно закрыв за собой проход.
  
   Вид этажа сильно поразил Сано - чистый коридор слишком сильно контрастировал с ужасом, что происходил ниже. Да и группа школьников, числом в семь человек, так быстро залатала баррикаду, что могло показаться, будто тут сработала слаженная бригада.
  
   - Рад видеть тебя среди выживших, - бросил другу Тётсуо, и побежал к противоположной лестнице на другом конце коридора.
  На этом этаже всё выглядело так, словно не случалось никакого апокалипсиса, а люди не начали пожирать себе подобных. Разве что разбитое окно и вырванная рама говорили о том, что спокойствие кончилось. На это указывали также баррикады, собранные из всего, что удалось притащить. Мертвяки тем временем добрались до дверей, но прорвать крепкую защиту пока не могли. В любом случае, оставаться здесь становилось уже не безопасно. Ещё раз оглядевшись, Сано наконец смог кое-как обрисовать себе ситуацию происходящего. На третьем этаже помимо него, Ханы, Шина и тех, кого они успели с собой захватить, находилось порядка десяти человек. Все они были напуганы, но всё равно держали в руках самодельное оружие - кто кусок вырванной рамы, кто швабру - у них хотя бы хватило на это мозгов. А заведовал обороной тут судя по всему ни кто иной как Тетсуо, который сейчас, закончив что-то растолковывать стоящим около баррикад на другой стороне коридора, бегом направился обратно, попутно созывая всех школьников. Сано не стал исключением и откликнулся на призыв собраться в более-менее уцелевшем кабинете литературы. Там расположились все, кто чудом не решил бросится в лапы смерти на первый этаж - итого шестнадцать человек, девять парней и семь девушек. Облокотившись на стену, Сано заметил, что за Тётсуо, который сел за учительский стол, стояла девушка - судя по всему член команды по кендо и нынешняя его помощница в организации обороны. На её принадлежность к клубу указывал боккен, уже перепачканный в крови, и хмурое лицо - взгляд девушки прошибал насквозь, сразу говоря о том, что лучше с ней не связываться. Когда все уселись, инициатор собрания начал свою речь. Слушали его, конечно, далеко не все, но организатора это не смущало.
  
   - Итак, времени очень мало. Зомби среагировали на шум и теперь прут сюда, а значит скоро придётся уходить. Как только всё это началось, я собрал наиболее адекватных, - последнее слово он сказал с почти незаметной усмешкой, - и организовал оборону этого этажа. Для самых недоверчивых, - заметив скептические взгляды новоприбывших добавил он, - Взять под контроль большую территорию всего с двумя выходами с хорошим естественным прикрытием - разве возникли бы идеи лучше? - под "прикрытием" школьник видимо имел в виду лестницы, по которым мертвяки и впрямь лезли не очень успешно.
   - И что ты теперь предлагаешь? Мы заперты здесь без шанса свалить! Рано или поздно помрём от голода или же эти уроды до нас доберутся, - влез один из тех, кто спасся со второго этажа, его сразу поддержало несколько голосов.
   - Что-что, основать своё государство и растить рис в цветочных горшках, - недовольно пробурчал Сано, уже вскипая от присутствующих, - есть идеи как отсюда свалить - предлагай, нет - молчи.
   - Чего ты там вякнул?
   - Не слышал? Говорю есть что предложить - говори, нет - молчи и не отсвечивай.
   - Ты походу не понимаешь в какой мы сейчас жопе, умник. Я тебе мозги-то вправлю. - другие либо с интересом смотрели за перепалкой, либо пытались справиться с собственным страхом. Никто не пытался остановить разгорячившихся и только девушка, стоящая за Тётсуо тихо сказала:
   - Нишики, присядь и успокойся. Он прав. Нечего сказать - молчи. Все и так на взводе.
   - Тебя я ещё забыл спросить, дура! Конечно, неудачнице вроде тебя, которая не смогла победить на региональных и расплакалась, давно бы гнить внизу, если бы не Тёт...
  Дальше договорить парень не смог - в челюсть ему прилетел неслабый удар, отчего тот даже упал. Над ним стоял Сано и трясся от ярости.
   - Тебе сказали заткнуть свою пасть. Не до лая сейчас, думать надо как свою жопу спасать. Если тебя это не заботит - двигай кормить собой мертвяков.
   - Успокоились? - продолжил приятель, словно зная, что что-то такое и должно было произойти. Он старался выглядеть собранным и спокойным, но , по многим признакам можно было понять, что лидер напуган не меньше остальных, - у нас есть один выход. Но он только на крайний случай. А до того как мертвяки проломят баррикады, нам надо решить куда идти, когда спустимся, если вообще... В общем, есть предложения?
  
   Все молчали. Возможно, при менее волнующих обстоятельствах, ответ нашёлся бы быстро, но сейчас школьникам было не до мыслей в своей голове. Каждый желал выжить, не важно, какой ценой. Даже самые умные и храбрые в такой ситуации растеряли бы половину своей сноровки, что уж говорить об обычных подростках. Потому, даже самый простой план сейчас заводил в ступор, а мысли плавно уходили от размышлений к картинам того, что происходило буквально несколько минут назад.
  
   - Я... я думаю, что нам следуют добраться до моего дома. Там была хорошая охрана, к тому же мой отец работает в полиции. - Отважилась Хана-чан и изрекла хоть сколь-нибудь дельную мысль.
   - У нас нет гарантий, что там всё в порядке. - Произнёс сидящей вдали от всех школьник, скривив губы в болезненной улыбке.
   - Но также и нет и опровержения тому. Пока это самая рациональная идея. - Подвёл итог Тётсуо.
   - Какова вероятность, что мы доберёмся до туда?
   Главный стратег лишь выдохнул и ответил:
   - Скажем так, если мы будем держаться вместе, делать всё слаженно и мертвецы вдруг решат нас не трогать - то доберёмся. Иначе...
  
  Каждый осознал, что вероятность на успех совсем не велика. Для человека сейчас легче было остаться в относительной безопасности за баррикадами, нежели идти куда-то в поисках призрачной защиты. Были и те, кто понимал глупость такого выбора, но всё равно не решался шагнуть со всеми в неизвестность.
  
   - Я никого не вынуждаю. Кто готов рискнуть?
   Руку подняли Сано, взглянув на него, Хана, Шин, девушка с боккеном и ещё два парня, которые стояли у дальних баррикад. Итого семь человек.
   - Ты знаешь, что делаешь,Сэки-кун? - спросил один из них, - куда пойдут остальные? Оставишь их здесь?
   Тот улыбнулся через силу и как можно наименее взволнованным голосом ответил:
   - Они сами не изъявили желания идти, не смею им указывать.
   - Он прав, - влез в разговор Сано, - это сейчас им кажется, что они в безопасности, вот только когда зомби прорвут баррикады, будет уже поздно.
   - А с чего ты взял, что они смогут пройти? До этого всё было хорошо! - встал, сидящий до этого момента на первой парте школьник с ножкой от стула в руках.
   - Сейчас они уже ломятся к нам, и хочу напомнить, не стали бы, не приди вы сюда, - поднялся за ним следующий.
   - Хотите сказать, что ещё мы и виноваты? - встрял Шин, тоже встав со своего места.
   - Зачем вообще что-то делать, если шансов и так нет? - теперь все начали вставать и в комнате воздух словно сгустился. Отошедшие от первого шока начали понимать, в какой безысходной ситуации они оказались, и, разумеется, стали искать виноватых. Подростки запаниковали, осознав, что выход хоть и есть, но... Шанс спастись при этом оставался настолько призрачным, что легче было не делать ничего.
   - Шансы есть! Надо просто держаться вместе! - Тётсуо уже был близок к срыву. Поначалу он ещё старался держаться, но когда надуманные грёзы о спасении начали рушиться.
   - Предлагаешь прорываться вниз и помереть? - одна из девушек сорвалась на крик, и с лицом, полным страха и отчаянья, продолжила, - я видела, как один из них, сожрал мою подругу. Он добрался до неё, а я ничем не смогла помочь! Она была жива, она тогда была ещё жива... - из-за слёз она не смогла говорить дальше, а парень, сидевший рядом, продолжил.
   - Ты хочешь нас всех убить? Да, я точно знаю! Ждёшь, пока все мы тут подохнем, и ты сможешь полакомиться вместе со своими товарищами, - ему совершенно снесло крышу от страха, он просто тыкал пальцем в Тётсуо и начал отступать назад.
   - Что ты вообще несёшь? - теперь уже не выдержал и организатор обороны, - Хочешь меня обвинить в том, что эти упыри сожрали всех наших друзей? Да... легче теперь сдохнуть и вообще не думать о своей жопе и грехах, не правда ли? - он в приступе гнева начал подходить к обезумевшему парню, и никто даже не пытался их остановить. - Знаешь, я мог бросить здесь всех подыхать, мог бы просто свалить отсюда уже давно, ещё в самом начале, но нет - обострённое чувство долга у меня, понимаешь? Понимаешь, бесполезный урод? - обезумевший школьник уже выбежал из кабинета и махая импровизированным оружием из канцелярского ножа, пятился в сторону открытого окна. Тётсуо тоже вышел следом, намереваясь выместить свою злость, но увидев, что тот скоро вообще может выброситься из окна, встал и уже мягче продолжил, - нам всем сейчас тяжело. Но я обещаю - мы выберемся отсюда живыми и невредимыми, спасём своих родных и найдём безопасную зону.
  
   Он сам не верил в свои слова. Никто бы не поверил, но просто произнося их, в сердце просыпалась надежда, словно мелким угольком тлеющая в гаснущем костре. Мир скатился в пучины безумия - это было понятно. Всего за минуты города преобразились так, как не менялись за сотни лет. Солнце, словно чувствую вину за то, что смотрит на этот ужас не в силах помочь, спряталось за тяжёлыми серыми облаками. Они обрывистой кромкой касались небес, ставших словно единственным безопасным местом на земле. Столь далёким и недосягаемым. Страх, проникающий в сознание, был столь силён, что даже самые крепки умы сдавались под его натиском.
  
   You've got me trapped in corners
  Think I have nowhere to go
  But I'll show you, first thing I do
  You've got me oh so wrong.
  
   Одинокая песня разнеслась из уст человека, спрыгивающего с крыши дома в отчаянии и желании никогда больше не видеть этот мир. Это ознаменовало начало конца. Конца, который, возможно, некому будет осветить.
  
   - Нет, нет, нет, нет! Вы все здесь умрёте вместе со мной, - губы сумасшедшего сложились в улыбку и спустя секунду он засмеялся, так громко и безумно, что, казалось, сами небеса должны были услышать и сжалиться над ним. - Я не верю в этот мир! Это сон! Просто плохой сон! Сейчас я проснусь... - и он выпрыгнул в разбитое окно, с третьего этажа. Хруст ломающихся костей и стоны мертвецов разнеслись по округе ужасной мелодией. Тётсуо с ужасом смотрел туда, где только что оборвалась чья-то жизнь. Теперь он не смог сдержаться и взревел как бешеный бык.
   - За что?! За что, бл*ть?! Я пытался ему помочь! Я всем пытаюсь помочь! Почему всё так?! Почему он прыгнул? Какого чёрта это всё происходит?! - Ударив кулаком по хлипкой стене, он скривился от боли и замолчал. Лицо его налилось краской и выражало отчаянье со злостью. Душа кричала, но он не мог, а потому парень просто сполз по стене вниз и сел.
   - Мы выживем... обязательно прорвёмся...
  
   Сано присел рядом, хлопнув друга по плечу. Больше ему нечем было подбодрить и успокоить Тетсуо, да и сам он нуждался в том не меньше. До этого парень только краем глаза наблюдал за событиями в классе, пытаясь дозвониться до Минори. Трубку упорно никто не брал, и это заставляло его сердце сжиматься ещё сильней. После третьей попытки школьник в ярости чуть не разбил мобильный о стену, но вовремя опомнился. Сознание как-то само собой затуманивалось, словно отталкивая настоящее и возвращая обрывками тот спокойный мир, в котором он жил до этого.
  ***
  
  Спрячу чувства я в глубине,
  Затаюсь и замкнусь в себе,
  Буду жить только этим днем,
  Ждёт меня бессмысленно-серая жизнь...
  
  ***
  
   Первым нахлынули воспоминания полугодичной давности. Пожалуй, это было одно из главных решений в его жизни после переселения - высказать всё своему первому другу в лицо. Поначалу Сано терпел и не придавал значения тому, что рассказывал о нём Йори у него за спиной. Тот делал это так, будто специально в том месте, где иностранцу было бы всё прекрасно слышно. Но правильно говорят о русских - они могут многое стерпеть. Вот только если вдруг терпение лопнет - ничем хорошим это не кончится. Так Сано пропустил мимо ушей грязь один раз, не придал значения унижающим речам во второй, списал на случайность третий случай. Но ничего не менялось и терпеть тоже надоело - на большой перемене он подошёл к своему теперь уже "прошлому" товарищу.
  
   - Слушай, Йори, я, конечно, понимаю, что обсуждать других это интересно, но может не стоит приплетать в свои рассказы того, чего на самом деле нет?
   - Ты вообще о чём? - не понял его приятель, облокотившись на стену. - Я не очень понимаю к чему всё это.
   - Я слышал, как ты говорил не очень приятные вещи обо мне и не один раз. Может, хоть извинишься?
   - Извиниться? Ха! - виновник торжества перестал отыгрывать дурачка, - да кто ты такой, чтобы мне перед тобой извиняться? Перевёлся, и думаешь, что теперь другие о тебе позаботятся, и будут опекать? Что бы ты вообще делал, не протяни я тебе руку помощи в самом начале?
   - Всё сказал? - наигранно весёлым тоном спросил Сано, облокачиваясь спиной на стену рядом.
   - Да. Думаю, нам стоило высказаться обо всём друг другу раньше. Иногда ты меня бесишь. Честно. Тогда я начинаю говорить гадости. Но это только дружбы нашей ради. Было бы тебе приятно слушать это в лицо?
   - Нет. Совсем нет.
   - Вот и я о чём. Так что - высказались, и снова друзья?
   - Да, друзья... - Сано подошел к Йори и протянул руку в знак примирения. Не успел тот ответить на рукопожатие, как тут же получил удар слева в челюсть. Конечно, это не могло свалить с ног лучшего спортсмена школы. Однако Сано и не собирался останавливаться, продолжая мутузить подростка. Закрывая голову, от сыпавшихся ударов, Йори присел на корточки, но тут же получил удар ногой в поддых. Повалившись на бок, он свернулся клубком. Однако, жалкий вид одноклассника не останавливал бывшего друга, наносившего удар за ударом. Когда подбежали учителя, то разнимать было уже немного поздно - Йори почти не сопротивлялся, инстинктивно закрывая голову, а разъяренный иностранец не переставал бить того, кто столько раз давал ему на это повод с кучей причин.
  
   Всё закончилось так же резко, как и началось. Ложь, правда, драка, снова ложь. После этого цикла приятели навсегда перестали таковыми быть.
  
  ***
  From here on out
  Things will never be the same
  Never be the same...
  
  ***
   - Братик, ты как? Тебе плохо?
   - Ты не видишь, как его укачало, Хазуки-тян? Дай ему чуть-чуть прийти в себя, - с жалостью посмотрела на парня Хана, который еле вылез из автобуса, сгорбившись под своей и её сумкой.
  
   Очень глупым решением для него было проявить галантность именно сейчас. Впрочем, он тоже так считал и потому, скинув сумки на асфальт около ближайшей лавочки, развалился на ней, пытаясь подавить рвотные позывы. Сано плохо переносил длинные поездки на автобусе. Разумеется, трёхчасовая дорога по горам до места, где располагался пляж и их отель, не самым лучшим образом прошла для подростка. Укачивать его стало почти сразу, а к концу пути парень, уже полулёжа не неудобном кресле, дышал в пакет, готовясь в любою секунду извергнуть туда завтрак. Благо теперь Сано смог спокойно вдохнуть чистого морского воздуха и потихоньку начал приходить в себя.
  
   - Все выгрузились? - с деловым видом спросил Йори, последним присоеденившись к компании.
  
   Он создавал с остальными сильный контраст - одетый в деловой костюм школьник никак не сочетался с курортной обстановкой и объединением друзей, поголовно одетых во что-то лёгкое и летнее. Сано к такому случаю надел свою любимую белую майку с короткими рукавами и бархатной разноцветной ящерицей на груди, чёрные в белое облачко шорты и чёрные кроссовки. На руке у него красовался чёрный напульсник с белой надписью "Brother", подаренный Минори пару недель назад. Хана надела кремовое свободное платье до колен и сандалии. Выглядела она просто, но от этого не менее привлекательно. Словно эта одежда была специально подогнана под её фигуру, а потому Сано всю дорогу невольно на неё косился. Как бы он не старался сдержаться, но глаза сами просились ещё чуть-чуть посмотреть на девушку, которая замечая это, краснела как помидор. Шин решил не выделываться и оделся так же просто: в тёмную майку без рисунка, тёмные шорты и лёгкие кеды. Вот только ему такой ход привлекательности всё равно не добавил. А уж его ухмылка, растянутая по худому лицу словно прищепками, сразу отпугивала любую девушку. Также тут было ещё двое, кого Сано не знал - беловолосый парень, в не менее белоснежной толстовке с ушками, как у панды. Он накинул её на голое тело, и совешенно этого не стеснялся. Впрочем, такой выбор одежды привлекал меньше его необычного цвета волос. Выглядел подросток вполне дружелюбно, так что Сано воздержался от едкой ухмылки, которую так любил нацеплять в разговорах с "товарищами". Девушка - видимо являлась одной из бесконечных знакомых Йори. Не по себе русскому становилось от того, что кто-то может считать этого подлеца другом, но... Раз уж он сначала купился на это, то есть и другие. Осталось только пожелать им удачи и шанса никогда не увидеть обратную сторону мальчика-паиньки.
  
   - Знакомьтесь, Тётсуо Сэки, ценный участник кендо клуба, в котором я состою. Только благодаря его упорству и таланту мы пробились на региональные соревнования. И Миямото Рей - моя подруга со средней школы. .
   - Ух ты, как здорово! - восхищалась Хана, совершенно забыв обо всех. Вид моря зачаровал девушку, хотя для неё эта поездка не могла считаться особенной - для такой богатенькой особы подобное могли организовывать хоть каждые выходные.
   - А чему ты так удивляешься? Моря, что ли, никогда не видела? - Сано подошёл и облокотился на невысокие перила, которые длинной ниткой обрамляли ступенчатый спуск на пляж. Погода была словно создана для развлечения: лёгкий ветерок приятно обдувал, не давая запечься на ярком летнем солнце, которое грело словно последний раз за год. Облака растворялись в синеве небес. Смотреть на искрящееся море сейчас можно было бы бесконечно, и Сано понял подругу, только взглянув на эту картину. Благо к тому времени он полностью справился с плохим самочувствием, что позволило искренне наслаждаться жизнью и прекрасным видом.
   - Когда смотришь на него в одиночку - одно, а в хорошей компании - другое. Красок словно становится больше, и мир расцветает вокруг.
   - Не знал, что тебя море наталкивает на такие мысли. - Сано лишь улыбнулся. Ему тоже было невероятно приятно стоять здесь сейчас. Всё же три часа мучений уже не прошли даром.
   - Эй, голубки! - прервал наслаждение голос Йори, - прекращайте ворковать, пойдёмте вещи сбросим для начала!
   - Идём! - крикнул приятелю Сано, - пошли, принцесска моя. - Парень подмигнул девушке, отчего та снова засмущалась и, спустя несколько секунд, пошла за ним. Она словно хотела сфотографировать этот счастливый момент глазами. Вышло ли? Сано не знал. Но него - получилось.
  
  ***
  I"d like to hide in thought"s I"ve had
  But the world collides and this drives me mad.
  I would travel through our minds indeed
  Having no even wish, because peace starts to bleed...
  
  ***
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"